Антикризисный опыт дурака.

Здоровая экономика.

Среди множества задач, стоящих перед государствами, одна из первейших – здоровье нации. Мудрые китайцы подсчитали, что население Земли составляют:

15 % – абсолютно здоровые люди;

15 % – серьезно больные;

70 % – считающие себя больными. Но таковыми не всегда являющиеся.

Да, конечно, успехи здравоохранения серьезно подорвали соображения Чарльза Дарвина о естественном отборе. И сегодня те, кто в неухоженных природных условиях давно бы уже перестал топтать землю необутыми пятками, благополучно доживают до возраста, который нашим давним предкам показался бы преддверием бессмертия.

Антикризисный опыт дурака

С другой стороны, если бы большинство людей были по-настоящему больными, мы бы давно все повымерли!

Подсчитайте-ка количество своих рабочих дней в году и число дней «больных». Получится, что «здоровых» явно больше!

Значит, большую часть жизни мы все же здоровы. Ноющий зуб еще не означает тяжелую болезнь. Часок-другой в кабинете стоматолога – и все закончено.

Кстати, о зубах.

Это же целая песня, как мы следим за своими зубами! В зависимости от отношения к этому вопросу можно узнать о человеке многое – даже его национальное происхождение.

Еврей идет к стоматологу, когда еще ничего не болит. То-о-олько почувствовал неладное – сразу к врачу, чтобы тот ВСЕ осмотрел, что надо – упредил и обезвредил, причем за минимальные деньги.

Русский идет не сразу, а лишь «пронаслаждавшись» болью несколько дней: «Все думал – авось завтра само по себе рассосется».

Узбек же чаще всего идет, когда от дикой боли уже развалившегося зуба иссякли все его силы…

Все, все, ухожу со сцены!

Антикризисный опыт дурака

А ведь люди давно придумали специальное, почти священное слово – профилактика («предохранение» в переводе с греческого).

Почему же мы все (от русских до узбеков) так часто забываем «предохраняться»?

А как прикажете сохранять и тем более «предохранять» здоровье, когда вечно не хватает денег, дома нечего есть и нервы постоянно изматываются назойливыми материальными просьбами домашних?

Можно, конечно, просто устраниться от проблем и заняться философическим созерцанием собственной уникальной личности. Хотя это вряд ли позволит воспарить над квартплатой и походами в магазин.

Или все-таки придется, подобно Илье Муромцу на тридцать первом году жизни, «слезть с печи», стать добытчиком и обеспечить свой дом достатком.

Тем более что в отличие от былинного героя здоровья у вас вполне хватает.

Россияне в целом представляют собой достаточно здоровую нацию. При этом, правда, с не очень продолжительной жизнью…

В то же время в ряде не столь глобально здоровых европейских стран люди живут подолее нашего лет на десять-пятнадцать. И официальный срок выхода на пенсию там составляет 67 лет. Может быть, корни залегают не только в генофонде, а еще и в образе жизни?..

Ну и кто будет возражать, что хоть какое-нибудь, а тем более здоровое существование на этой земле возможно без какого ни на есть управления хозяйством!..

Антикризисный опыт дурака

А между прочим, именно так переводится с очень древнего и греческого на наш нынешний и российский словечко «экономика»…

И что же творится с экономическим здоровьем нашей принципиально «здоровой нации»?

Одни сильно умные люди говорят, что по мировым экономическим оценкам мы стоим на уровне африканских стран. Это при наших-то скрытых ото всех на свете (и даже от самих себя) экономических возможностях!

Другие чрезвычайно мудрые человеки утверждают, что наш рубль в десятки раз больше обеспечен товарами, нежели даже самый крутой американский доллар. А по сырьевым запасам мы куда богаче многих!.. Только вот учет у нас, как «правильнописание» у Винни-Пуха, сильно хромает.

Поэтому нечего других слушать – будем сами решать, в какой стране мы живем и какие же мы есть на самом деле.

Вообще любая держава сильна лидерами. Вот появился пару веков назад Наполеон Бонапарт – и за несколько лет слабая прежде Французская республика стала наисильнейшей империей со многими колониями и зависимыми государствами.

Ну а здоровая экономика преуспевает прежде всего за счет грамотных и здоровых специалистов (в том числе и в правительствах).

В экономике, как и в живой природе, все взаимосвязано и регулируется почти естественным образом. На рынках, как и в звериных чащах, более сильный съедает слабого. А более мощная валюта с удовольствием «закусывает» менее жизнеспособными конкурентами.

В девяностые годы наш рубль слабел не сам по себе. Причин была масса, в том числе и появление на наших просторах американского доллара – денежной бумажки, более устойчивой к инфляции. Возможно, потому, что зеленый – цвет жизни!..

Доллар же силен не столько своей обеспеченностью национальным ресурсом (американцы предпочитают больше эксплуатировать ресурсы зарубежные), сколько очень сильной политикой государства, которое его печатает.

Население почти всего мира использует «грины» и «баксы» как средство накопления, стараясь уменьшить влияние инфляции на личные сбережения.

Теперь появилась единая европейская денежная единица «евро» – молодая, но уже очень перспективная.

Возможно, завтра для остальной (неевропейской) части народонаселения изобретется какой-нибудь «азио»…

И куда тогда деваться России и ее россиянам со своим «древо»-рублем?

Да всё туда же – в бизнес(!), который зависит не столько от какой-то конкретной валюты, сколько от законов рынка.

Один из них сформулирован еще в тридцатых годах двадцатого века и может быть назван теорией предвидения состояния экономического рынка.

Разработал теорию больших циклов конъюнктуры (длинных волн) Николай Дмитриевич Кондратьев – один из крупнейших экономистов XX века. Он родился в 1892 году, был арестован в 1930 – и за что?!

В период индустриализации, когда всю страну призывали возводить заводы и фабрики, он заявил, что неплохо бы рядом строить еще детские сады и вообще всяческие полезные для народа социальные объекты.

Иначе получается, что это народ для промышленности, а не промышленность для счастья народа.

Ну и что же удивляться, что в 1938 году Кондратьев навсегда исчез в лагерях НКВД? Позже он, конечно, был полностью реабилитирован.

И где-то на этом сложном и не очень долгом жизненном пути он все-таки успел изложить основы предвидения экономического развития.

Кондратьев изучил динамику цен на сырьевые и промышленные показатели, уровень зарплат, объемы добычи золота и международной торговли в Англии, США, Франции и Германии с 1790 по 1920 год.

И обнаружил, что подъемы и спады уровня деловой активности повторяются с определенной периодичностью и длятся в среднем около 50 лет.

Значит, можно заранее готовиться к экономическим потрясениям, если учитывать поведение этой «экономической волны»!

Беда была лишь в одном: в то время никакой рыночной экономики в СССР уже не было, а учитывать капитализм было совершенно незачем.

Человек, излишне опередивший свое время, конечно, попал под современные ему отечественные жернова.

И только сейчас мы воспринимаем кое-что из его находок.

Позвольте очень и очень упрощенно показать вам картину кондратьевской волны.

Фаза роста.

Чаще всего начиналась с войны или другой причины увеличения правительственных расходов.

Внедрялось множество сделанных ранее изобретений, шел быстрый рост молодых отраслей.

Осваивались новые рынки, рос объем международной торговли.

Фаза вершины.

Резкий скачок цен, особенно на энергоносители. Повышение процентных ставок.

Начало монополизации. Сильная инфляция. Усиливаются колебания валют относительно друг друга.

Фаза снижения.

Экономический спад. Инвестиций в реальное производство становится все меньше. Снижаются процентные ставки.

Фаза депрессии.

Низкая инфляция, почти нулевые процентные ставки. Никто не хочет ни давать, ни брать кредиты. Безработица.

Подъемы и спады уровней деловой активности повторяются с определенной периодичностью и длятся в среднем 50 лет. При этом экономика всех стран регулярно проходит одни и те же фазы: рост, вершину, снижение, депрессию – и опять рост!

Любопытно, что ритм волн столетиями не меняется, несмотря на заметные изменения в развитии человеческой цивилизации. Меняются лишь вовлекаемые в движение экономические показатели.

Значит, можно заранее готовиться к экономическим потрясениям, если учитывать поведение этой «экономической волны»!

Конечно, у этой теории есть противники: они утверждают, что все это слишком просто. Однако большинство экономистов-капиталистов (от Карла Маркса до современников) подтверждают теорию цикличности.

По мнению многих ученых, верхняя точка подъема нынешней мировой экономики была пройдена в начале семидесятых годов прошлого века. С середины того же десятилетия началась фаза снижения.

Стало быть, на «экономическом дне» некоторые страны оказались в середине девяностых годов. В ближайшее же время – уже до 2020-х годов – на подъеме мировой экономики нас ждет много хорошего и радостного.

Помимо большой кондратьевской волны, есть еще и малые и совсем малюсенькие. Но это вы уж сами изучите, если понадобится.

Кому это полезно знать? Да нам с вами!

Потому что это дает возможность предугадать заранее время экономических бумов и кризисов (коль скоро мы ступили на путь капразвития).

Антикризисный опыт дурака

Планируя стратегию своего бизнеса, неплохо бы иметь представление, в какой фазе волны мы находимся.

Тогда можно будет достаточно точно представлять, на какие виды товаров и услуг сохранится длительный спрос, и именно на этом сосредоточить свои усилия. А над чем лучше не напрягаться, а пожить в свое удовольствие, выращивая пчел.

Это полезно знать, если вы стали бизнесменом не на пару недель, а решили посвятить этому многие годы.

Вот, пожалуй, и все о самом сложном в стратегии экономики.

Подведем итог: в этом мире не надо изобретать свои революционные представления о бизнесе.

Технологии наиболее удачных решений извлечения прибыли определены задолго до нас с вами.

Стоит лишь повнимательнее оглядеться вокруг и постараться заглянуть вперед немного дальше кончика собственного органа обоняния…

Каждый день мы получаем от СМИ информацию о погоде, курсе валют или о состоянии фондового рынка.

Это те вещи, на которые каждый из нас в отдельности никакого влияния оказать не сможет, даже если очень захочет. А вот они-то как раз на нас влияют, да еще как.

Антикризисный опыт дурака

Вышел без зонтика в ливень – получи отрезвляющий душ вплоть до самого нижнего белья. Аналогично и с состоянием рынка. Нестабилен он – и здравствуй, дорогая инфляция!

Основными показателями фондового рынка являются индексы, как те же температура и давление для погоды.

Самый древний индекс – Dow Jones (Доу-Джонс) – впервые появился в Америке в 1896 году, когда подсчеты велись еще карандашиком на бумажке.

Чарльз Доу, создатель индекса, не был финансистом или биржевым маклером – он был журналистом, основавшим компанию «Доу Джонс», которая собирала и распространяла среди биржевиков финансовые новости, влиявшие на бизнес.

Сто лет назад даже деловым людям было сложно разобраться в ежедневной путанице биржевых новостей и понять, что на самом деле творится на рынке. Чарльз Доу предложил свой фондовый индекс именно для того, чтобы положить конец этому беспорядку.

Сейчас все тридцать компаний, акции которых представлены в Dow Jones Industrial Average, являются ведущими в своих отраслях.

Их акции составляют примерно пятую часть от восьмитриллионной стоимости акций всех американских компаний. А еще – около четверти от всех акций, котирующихся на Нью-Йоркской фондовой бирже.

Существует и альтернативная фондовая биржа – NASDAQ (Насдак). Она, в отличие от Нью-Йоркской, не предъявляет слишком высоких требований к молодым и растущим компаниям.

Эти фирмы, особенно активно возникающие во времена развития компьютерной техники и электронных средств связи, часто были небольшими и обходились малым количеством сотрудников. Их начальный капитал был меньше, чем необходимо для принятия в клуб солидных компаний, поэтому они не могли уплатить крупный взнос.

Вот у них и возникла идея создать фондовую биржу для малых и средних компаний и взимать с них меньшую плату.

Антикризисный опыт дурака

Дело оказалось очень успешным и даже получило собственный индекс, который теперь в мировых экономических новостях указывается рядышком с тем же «Доу-Джонсом».

Свои индексы существуют в каждой развитой стране, в том числе и в России. Правда, отечественные индикаторы экономики слишком молоды и глупы, чтобы забивать ими вашу мудрую голову…

Индекс – как хорошее вино: чем старше, тем лучше. Ибо именно с его помощью можно проследить, как фондовый рынок в прошлом реагировал на конкретные ситуации.

А это, в свою очередь, дает неплохие возможности для прогнозирования дальнейших подвижек на фондовом рынке.

Кое-кому удается на этом сколотить неплохое состояние. Хотя…

Среди самых богатых семей Америки (Гейтсов, Дюпонов, Меллонов, Пью, Рокфеллеров…) только один Уоррен Баффет сделал состояние на инвестициях.

И основные успехи его сорокалетних инвестиций – результат точного расчета настоящей стоимости компании и покупки ее акций по цене ниже этой стоимости.

Как правило, он покупал целиком сам бизнес на корню, а не расцветшие на его веточках листочки акций. При этом работал только в тех отраслях, в которых разбирался, которые ему нравилось изучать.

Зоологическое отступление.

Биржевики с Уолл-стрит особенно часто употребляют четыре «зверских» слова: быки и медведи, кабаны и овцы.

Откуда в языке биржевых игроков взялась «животная» тематика? Из Нью-Йорка и прямо с Уолл-стрит – самой деловой улицы.

Она называется так в честь когда-то стоявшей там стены, которая не позволяла домашним животным разбредаться далеко от поселения на конце Манхэттена.

Биржевики, рассуждая о рынке, говорят: «Быки зарабатывают, медведи зарабатывают, овец и кабанов режут».

Бык бьется, ударяя рогами вверх. «Бык» – это покупатель, поставивший на подъем рынка и выигрывающий от повышения цен.

Медведь дерется, надавливая лапами вниз. «Медведь» – это продавец, поставивший на понижение рынка и выигрывающий от падения цен.

Кабан жаден. Таких убивают, когда они пытаются удовлетворить свою алчность. Некоторые «кабаны» покупают или продают слишком много и уничтожаются даже небольшим неблагоприятным движением рынка.

Другие «кабаны» передерживают свои позиции, ожидая увеличения прибыли, даже когда рынок двинулся в обратном направлении.

Овцы – пассивные и боязливые последователи тенденций, намеков и учителей. Иногда они «нацепляют рога быков» или «шкуры медведей» и пытаются задираться. Их легко узнать по жалобному блеянию в периоды неустойчивости рынка.

Как только рынок начинает работать, «быки» покупают, «медведи» продают, «кабаны» и «овцы» путаются под ногами.

А не определившиеся с выбором роли игроки ждут за кромкой поля…

Из них обычно и строят свои пирамиды другие представители «экономической зоологии».

Отступление высокохудожественное.

Какая может быть связь между экономикой и живописью с ее живописцами?

Их творения не менее совершенны, чем экономические законы… и к тому же могут служить средством сохранения сбережений!

Вот, к примеру, знаменитый французский художник Поль Гоген (1848–1903) тоже был биржевым дельцом.

Довольно стеснительный и невысокий (метр шестьдесят) молодой человек в 1872 году устроился служащим на биржу в Париже и уже через год работы смог заработать вполне приличные деньги.

Это позволило ему жениться и обеспечить своей семье полный достаток. За последующие десять лет семья переезжала во все более комфортабельные квартиры.

Поль начал совмещать приятное с полезным – коллекционировал картины, писал их сам и создал за этот период пять детей.

Но в 1882 году разразился биржевой крах, и это привело к потере основного дохода Гогена.

Он оставил семью, предпочтя одиночество, и полностью отдался живописи. Спустя некоторое время из любителей он перешел в основной состав профессионалов.

Впрочем, по достоинству оценить его шедевры смогли лишь потомки…

Американский миллионер звонит своей жене из Европы:

– Дорогая, я тебе послал «Феррари» и Пикассо. Ты их получила?

Жена отвечает:

– Кажется, получила. Но кто из них Феррари, а кто Пикассо?