Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом.

К этой коллекции мифов мы – врач Тийна Орасмяэ-Медер и журналист и бьюти-блогер Яна Зубцова – шли разными путями.

Тийна начала работать косметологом в 1996 г. и очень быстро обнаружила, что головы ее пациенток (в целом грамотных и продвинутых девушек с высшим образованием) часто заполнены весьма странными представлениями о том, как надо ухаживать за собой. Переехав в Европу, она выяснила, что эти заблуждения – интернациональны. Вопросы повторялись практически дословно. Оказалось, все женщины, вне зависимости от гражданства, возраста, дохода и вероисповедания, боятся «ужасных» парабенов в составе косметических средств, подозревают во всех смертных грехах силиконы, не уверены в безопасности антиперспирантов. И решительно никто не знает, для чего в кремы включают стволовые клетки растений. Возникновение некоторых мифов объяснить было легко, откуда взялись другие – Тийна понять не могла, но продолжала терпеливо их развенчивать. На каждом приеме она объясняла пациентке что к чему. Затем приходила следующая – и все начиналось с начала.

Яна же вела рубрику «Красота» в разных журналах и написала, наверное, тысячу статей на тему бьюти. Но только став вместе с Юлей Гребенкиной автором блога www.beautyinsider.ru и получив возможность обратной связи с читателями, осознала, как охотно люди верят тому, что говорит подруга, и с каким подозрением относятся к написанному в журналах. Многие посты в блоге изобиловали комментариями в духе «А вот моя знакомая…». Варианты продолжения могли быть любыми. От «намазалась на морозе кремом – и превратилась в Снегурочку» до «купила средство с растительными гормонами, но боюсь пользоваться: вдруг вырастет борода?». Блогу Beauty Insider читатели верили как подруге. Это оказалось очень ответственно: нужно было не обмануть доверия, но при этом все-таки помочь найти истину.

Встретившись, Тийна и Яна решили сделать на www.beautyinsider.ru интервью с условным названием «А правда ли, что…?». Навскидку взяли несколько самых распространенных мифов. Обсудили их, получили в ответ 500 комментариев – и поняли, что это только верхушка айсберга.

Так из одной статьи получился цикл постов в блоге, а из цикла – эта книга. Часть из мифов была опубликована в блоге, другая часть (большая) только ожидает своей очереди и впервые представлена тут.

Яна уверена, что без Тийны ничего бы не вышло: «Я общалась с огромным количеством врачей-косметологов. Мало кто понимает проблему так глубоко, как Тийна, и может рассказать о ней так же полно и точно, не преследуя при этом своих коммерческих интересов».

Тийна уверена, что ничего не вышло бы без Яны: «Она четко понимает, в каких именно потемках заблудился коллективный разум, чего именно недообъяснили девушкам мамы и журналы и в какую сторону движется вектор индустрии. К тому же Яна прекрасный журналист, который блистательно оформляет сложные косметические истины в простые емкие предложения». Как и в блоге, в книжке основным рассказчиком и экспертом выступает Тийна. Но, как и в блоге, это – результат совместной работы и многочасовых ночных бесед-интервью по скайпу, где Яна спрашивала, уточняла, формулировала и снова спрашивала, понимая, что строгие научные факты далеко не всегда кажутся дилетантам такой непреложной истиной, какой являются.

Книжка разделена на несколько разделов. Раздел «В магазине косметики» включает в себя мифы о полезных и вредных ингредиентах, входящих в составы средств по уходу за кожей, а также отвечает на вопросы, может ли возникнуть аллергия на крем, если на нем написано «гипоаллергенный», и всегда ли дорогие кремы лучше бюджетных. «В салоне красоты» – мифы, с которыми мы сталкиваемся на приеме у косметолога. В разделе «На пляже» собраны мифы о защите от солнца, вреде ультрафиолетовых лучей и всемогуществе кремов с SPF. Раздел «На улице, в путешествии, в фитнес-клубе» посвящен тому, как надо (и как не надо) ухаживать за кожей во время прогулок, в самолете и занимаясь спортом. И, наконец, последний раздел – «А еще говорят…» – включает те мифы, которые тематически не могли войти в предыдущие, но которые тем не менее очень хочется развенчать. Зачем в кремы для людей добавляют стволовые клетки растений? И не подмешивают ли в некоторые косметические средства наркотик, вызывающий привыкание? Узнаете, когда прочтете.

Какую цель в конечном итоге мы, Тийна и Яна, преследуем?

Ну, например, мы надеемся, что благодаря этой книжке удастся уменьшить количество бьюти-заблуждений и бьюти-страхов. А может быть, кто-то даже начнет тратить на косметику меньше денег с большей пользой. И будет совсем здорово, если несколько человек поймут: утверждение «Так все говорят» еще не означает «Все говорят истину».

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другомБьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

В магазине косметики.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 1. О пользе изучения составов косметических средств.

“Производители сочиняют сказки про вечнозеленые орхидеи и неувядающие кактусы, которые спасут нас от морщин. Но меня не обманешь: прочитав этикетку, я всегда понимаю, будет ли средство работать. О какой эффективности крема можно говорить, если кактус находится в списке его ингредиентов на последнем месте?!”.

Идея изучать с лупой этикетку на баночке с кремом, чтобы удостовериться в его эффективности, конечно, заманчива. Но если у вас нет высшего химического образования, делать на основании прочитанного выводы о том, будет ли средство работать, чаще всего бессмысленно. С тем же успехом дилетант может проштудировать свою историю болезни и попытаться сам себе назначить лечение.

Но даже если вы дипломированный химик и понимаете, что означают все термины, этого все равно недостаточно. Надо еще иметь информацию о процентном соотношении ингредиентов, чего на этикетках, как правило, не указывают. Плюс важно знать нюансы производства, о которых там тем более не говорится.

Я сама люблю читать этикетки – за этим, собственно, и хожу в косметические магазины. Но даже у меня, профессионала в этой области, на изучение состава одного средства уходит около получаса. На основании прочитанного я могу определить, какая в креме будет текстура, и предположить (приблизительно), насколько он способен вызвать раздражение. А вот понять, в какой степени средство будет эффективно, – увы, очень и очень примерно. Для тех же, кто занимается другими важными делами – например, учит детей географии или печет хлеб, такие списки вообще чаще всего китайская грамота. Тем не менее многие, узнав однажды, что ингредиент N вреден, выискивают его в каждом косметическом средстве и отвергают любой товар, в котором тот обнаружится. Это неправильно.

Если же вы все-таки решили внимательно исследовать содержимое баночки или тюбика, не забудьте о некоторых профессиональных тонкостях. Например, о процентном соотношении активных ингредиентов. Да, конечно, на упаковке они перечислены в порядке убывания – от максимальной концентрации к минимальной. Но надо иметь в виду: некоторых активных ингредиентов и не должно быть много. Пятнадцатое место в списке для них – и необходимое, и достаточное для того, чтобы средство было эффективным.

Или, скажем, пептиды (на упаковке они обозначаются как ингредиенты, в названии которых есть слово peptide. Например, Acetyl Hexapeptide-8 или Palmitoyl Pentapeptide-4). Раньше их «подсчитывали» в разведенном виде, в котором они собственно и находятся в средстве. Теперь же предписано определять их количество по сухому веществу – и они с первых мест в списках резко сместились на предпоследние. Но остались теми же самыми пептидами. И крем от этого не стал менее эффективным.

И, наконец, то, чего ни вы, ни я не узнаю, сколько бы этикеток мы ни прочли: качество ингредиентов. Например, в отношении растительных экстрактов огромное значение имеет их происхождение. Вот, скажем, всем известное масло ши, или каритэ (Shea Butter, Beurre Karité) – в каком регионе произрастало то, что гордо значится в списке ингредиентов этой баночки? Если в Северной Африке, где его собирали зимой в течение нескольких месяцев, скорее всего, в креме преобладают очень ценные и полезные ненасыщенные жирные кислоты. Однако масло ши из Западной Африки будет уже совсем другим, с иным соотношением кислот. На рынке ингредиентов существует более 50 видов каритэ, разного качества и разной стоимости. Но на упаковке все они представлены одинаково.

Или банальный экстракт какого-нибудь цветочка-василечка. На баночке крема Х он будет описан точно так же, как на креме Y. Но где его собирали в каждом из случаев? И когда? Когда василечек наш цвел? Как давно завял? Каким способом его экстрагировали?

В общем, по моему мнению, чтение этикеток – прекрасное занятие для саморазвития, но никак не основание для покупки (или отказа от нее). Увы, единственный показатель, которому можно верить, – ваш личный опыт.

Мнение Яны.

«Однажды в интервью Пьер Штайгер, основатель швейцарской косметической марки Rivoli, сказал мне по поводу составов кремов: “В России каждая хозяйка варит борщ. Примерно из одних и тех же овощей и одного и того же мяса. Рецепт один и тот же, а борщ получается разный. У кого-то – так себе, у кого-то – очень вкусный. Уверен, что самый вкусный – у вашей мамы”. Он абсолютно прав. У моей мамы действительно самый вкусный борщ на свете. А почему – кто же это объяснит?!».

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 2. О том, что дорогие и дешевые средства отличаются только упаковкой.

“Не вижу смысла тратить деньги на дорогую косметику. Платить за банку?! Это не моя история. Масс-маркет, который стоит в десять раз дешевле, работает не хуже, а иногда и в десять раз лучше!”.

Упаковки кремов, играющих на «люксовом» поле, действительно отличаются от бюджетных. Этого не заметит только слепой. Стекло и керамика вместо пластика, золотое тиснение вместо черной краски, фарфоровые ложечки, бархатные пьедесталы – всем этим масс-маркет, конечно, похвастаться не может. И да, бывает, что внешний антураж плюс краситель и аромат, то есть парфюмерная отдушка, – это все, чем крем стоимостью 15 000 руб. отличается от крема за 2000 руб. Внутри у них одни и те же ингредиенты.

Но бывает и по-другому.

Давайте разберемся в каждом из этих случаев.

Первый – при котором между кремом за 15 000 руб. и кремом за 2000 руб. по факту можно поставить знак равенства. Это довольно распространенная история.

В мире относительно мало компаний, которые имеют собственные лаборатории и делают косметику сами. Подавляющее большинство работает с фирмами-контрактниками, предлагающими на продажу стандартные формулы. У крупных фирм могут быть сотни таких формул, у маленьких – десять. И директор по маркетингу косметической компании (да-да, у некоторых нет даже химика!) приходит в такую фирму и выбирает по списку стандартов. Например, ему нужен увлажняющий крем. Он берет пять вариантов, пробует сам, дает попробовать трем бухгалтерам, секретарше и, может быть, жене, если той повезет. И на основании этого делает выбор. Далее в этот стандарт добавляется краситель и отдушка (которые закупаются у другой фирмы, специализирующейся именно на них), средство разливается во флаконы, баночки и тюбики (которые тоже куплены, уже у третьей фирмы), ставится имя бренда – и крем попадает на полки. Какую цену назначит ему хозяин, зависит от многих факторов, в том числе и от того, в каком ценовом сегменте работает марка N. Но далеко не всегда – от себестоимости стандарта. Тот же стандарт может точно так же, руководствуясь теми же параметрами, выбрать марка Z. Отдушки и тюбики она купит в других местах и отпускную цену назначит тоже другую. В итоге на полках два средства встанут рядом. Разница в цене может доходить до $100 и больше.

Но делать на основании этого вывод, что дорогие кремы никогда и ни при каких условиях ничем, кроме упаковки, не отличаются от кремов масс-маркета, – ошибка. Бывают случаи прямо противоположные.

Например, есть активные ингредиенты, которые сами по себе стоят дорого и в бюджетный крем попасть просто не могут.

Вот, скажем, масло клюквы. Мы использовали его в одном из препаратов для спа-линии Meder. Канадская клюква бывает озерной и болотной. Озерная зреет под водой на глубине нескольких метров, при этом вода должна быть абсолютно прозрачной, потому что иначе клюква гниет. Весь урожай созревает одновременно: в какой-то момент воздушные камеры, находящиеся в стеблях, рвутся, и озеро буквально взрывается. Над водой в течение минуты брызжет фонтан из красных ягод, каждая – размером с вишню. Их надо собрать сетями за два часа, иначе они начинают гнить. Можете себе представить стоимость этого мероприятия. А стандартную болотную клюкву можно собирать руками, совочком, машиной, никуда не торопясь. В сезон ее очень много. Но в ней нет тех активных ингредиентов, какие есть в озерной клюкве, у которой заживляющие свойства выражены гораздо сильнее.

Самое при этом интересное, что на этикетке обе клюквы будут обозначены совершенно одинаково. Никто не узнает, сколько сил и денег ушло у нас на эту конкретную озерную клюковку. И какой-нибудь дилетант, вооружившись лупой и прочитав состав, скажет то самое сакраментальное: «Ну и чем этот крем отличается от того, что за углом продается за 500 рублей?!».

Тут, конечно, возникает вопрос: имеет ли производителям смысл брать именно дорогое сырье – ведь себестоимость средства возрастает в разы, а цена на крем все равно не может подниматься до бесконечности, прибыль в итоге будет меньше, да еще никто и не оценит ваших усилий?

На мой взгляд, если вы делаете профессиональную косметику, которую продаете не клиенту в магазине, а косметологу, – да, имеет. Потому что клиенту и косметологу часто нужны разные вещи. Первому – красивая баночка, красивое имя и чувство, что ты обладательница всей этой красоты. Второму – результат. Если эффекта от процедуры не будет, люди к нему больше не придут. (Поэтому, кстати, профессиональная косметика редко бывает упакована в дорогие баночки. Тут не до баночек.).

Другой случай, при котором марки, добросовестно работающие в дорогом сегменте, оправданно ставят высокую цену, – особая база этих средств. База – это «фундамент» любой косметики – проще говоря, не активные компоненты, а та основная эмульсия, в которую их добавляют. От нее зависит не только текстура, консистенция и другие тактильные ощущения, которые часто склоняют клиента к покупке. От нее зависит и то, насколько активные ингредиенты смогут проникнуть туда, куда им надо. И более того, хорошая база может работать сама по себе, и тогда активные ингредиенты имеют право присутствовать в креме в очень небольших количествах, а крем будет хорошим. То есть в конечном итоге от базы очень сильно зависит эффективность. И разница в цене на разные базы бывает от €4 до €70 за килограмм. В масштабе огромных партий – это очень существенно. В дорогих кремах база чаще всего (но не всегда) дорогая. В бюджетных она по определению не может быть дорогой.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Да, есть средства, где эта база не играет такой роли. Например, простой защитный увлажняющий крем для беспроблемной неповрежденной кожи не требует ни дорогой базы, ни специальных дорогих активных компонентов. Чтобы он прекрасно работал, иногда достаточно правильного соотношения масел и витаминов. А крем для чувствительной или стареющей кожи, чтобы производить эффект, должен иметь дорогую базу. И крем для глаз – тоже.

И опять-таки: читая этикетку, определить цену базы, очень сложно. Поэтому трудно вывести на чистую воду производителей, продающих очень дешевый по себестоимости крем по очень высокой цене. Качество базы можно понять по тактильным ощущениям. Это как натуральный и синтетический бархат. Или мех: кто хоть раз гладил норку – не перепутает.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 3. О вреде аппаратов для очищения лица.

“Аппараты для ежедневного ухода за кожей вроде Clarisonic и VisaPure растягивают кожу. Будешь пользоваться ими каждый день – станешь похожей на шарпея!”.

Эти устройства, совершающие мягкие механические колебания, – отличная физиотерапия со стимуляцией кровообращения и эффектом легкого пилинга. Ведь щеточка, какой бы деликатной она ни была, пару тончайших слоев эпидермиса все равно снимает. После такого очищения эффективность всех кремов и сывороток, которые вы потом наносите на лицо, однозначно повышается.

Но важно пользоваться этими аппаратами правильно – по влажной коже, не надавливая на щеточку и водя ею по массажным линиям. Есть такое понятие – «линии растяжения кожи», они же – «линии Лангера» или линии, по которым в коже залегают волокна коллагена. Или – «массажные линии». Именно по ним хирурги стараются делать разрез, выполняя операцию: так процесс заживления будет протекать оптимально.

По ним и нужно направлять щеточку, когда вы чистите лицо аппаратом. Плюс важна скорость, с которой вы это делаете, и сила давления. После такой процедуры лицо должно порозоветь, может возникнуть ощущение, что оно «пришло в тонус».

А вот ссадин, раздражений, красных пятен быть не должно. Если же елозить по сухому лицу поперек массажных линий – да, можно повредить кожу, особенно если эластичность ее и так уже снижена.

Так что тут, как это часто бывает, дело не в аппарате. Дело – в руках.

Но все это справедливо, если кожа не страдает повышенной чувствительностью. Чувствительная кожа не любит механической стимуляции: барьерные функции у нее снижены, медиаторы воспаления вырабатываются быстро, поэтому теоретически эти аппараты могут спровоцировать раздражение. Если есть сомнения, попробуйте провести пробный сеанс – не более одной минуты. Если на следующий день не появится ощущение дискомфорта или сухости – можно постепенно увеличить время до трех минут.

Приходилось слышать, что при использовании этих аппаратов в коже разрушается гиалуроновая кислота. Вашу собственную природную «гиалуронку» они, конечно же, не разрушают. Более того, любая умеренная регулярная эксфолиация (в среднем один раз в неделю, без травматизации и раздражения) оказывает стимулирующий эффект и способствует сохранению эластичности и упругости кожи, в том числе и за счет продления жизни гиалуроновой кислоты. А вот филлеры на основе гиалуроновой кислоты будут рассасываться быстрее, как и при любом другом механическом воздействии. Но только в той области, где они, собственно, находятся. Если у вас филлеры на скулах, а вы очищаете лоб – ничего не случится.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 4. О канцерогенности парабенов.

“Парабены вызывают рак!”.

Парабены – отличные консерванты; их низкой концентрации достаточно, чтобы содержимое баночки с кремом, сывороткой или лосьоном сохранялось положенные по правилам Европейского союза 36 месяцев (в нераспечатанном виде) и 12 месяцев (после вскрытия). Другие достоинства парабенов в том, что они крайне редко способны спровоцировать раздражение. И они не вступают во взаимодействие с активными ингредиентами и, следовательно, никак не влияют на эффективность средств. Комбинация этих свойств делает парабены поистине уникальными компонентами.

Почему же они, бедняги, стали косметическим жупелом?

История такова. Проведенное на крысах исследование, результаты которого были опубликованы в 1998 г., показало, что определенные парабены – в частности, бутилпарабен и метилпарабен – обладают слабым эстрогеноподобным действием. И было высказано предположение, что они могут влиять на гормоночувствительные рецепторы тканей – и соответственно спровоцировать развитие гормоночувствительных видов рака. Например, некоторые виды опухолей молочной железы – как раз гормоночувствительные.

Через два года маммолог Филиппа Дарбр опубликовала результаты исследования 20 образцов тканей опухоли молочной железы, анализ которых подтвердил наличие в них парабенов. Дарбр предположила, что парабены попали туда в составе дезодорантов – и стали причиной развития рака. При этом никаких аргументов – и даже доказательств корректности самого исследования! – она привести не смогла. Почему-то не сохранились данные, были утеряны стекла с образцами и т. д.

Но тем не менее с 2000 г. мир захлестнула парабеновая паранойя.

Естественно, тут же были начаты другие работы по изучению тканей молочных желез, пораженных раком. Ведь 20 примеров не могут служить доказательством: чтобы эксперимент считался научным исследованием, а не наблюдением, нужно изучить не 20, а 100 случаев, причем в стандартизованных условиях. Таких исследований – с соблюдением всех правил, под неустанным контролем, причем по нормам не косметической, а фармакологической индустрии – было проведено немало. Ими занимались Американское общество изучения рака, Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) и скандинавское Общество косметической химии. В итоге в 2008 г. был опубликован 80-страничный доклад, составленный на основе анализа более тысячи независимых исследований и наблюдений. И по результатам этих работ было заявлено, что использование парабенов во всех видах косметической промышленности опасности не представляет.

Заодно, кстати, выяснили, что, во-первых, возможная гормональная активность парабена в 100 000 раз меньше, чем у человеческих гормонов. Во-вторых, когда парабены попадают в организм, они трансформируются и технически не могут дойти до рецепторов. А если, допустим, и смогут, то к тому моменту всякую эстрогеноподобность уже утратят. То есть даже теоретической возможности обнаружить парабены в тканях больной молочной железы нет. Если, конечно, их специально не ввели шприцем.

Но медиа-истерика уже была запущена. Пресса стала писать, что дезодоранты с парабенами вызывают рак груди, а шампуни с парабенами – причина опухоли головного мозга. При этом никто не взял себе за труд уточнить, что парабены содержатся не только в шампунях, но и в сое, фасоли, морковке и клубнике. И даже в зеленом чае. Конечно, в шампунь и крем кладут синтезированные, а не натуральные парабены – это дешевле. Но сама молекула – та же.

Но мало кто хотел – и хочет – слышать, что все репрессии были основаны на ошибочном исследовании, результаты которого не подтвердились. И что единственная фактически подтвержденная «вина» парабенов – это их способность слегка раздражать чувствительную кожу. И то, если они находятся в средстве в концентрации более 1 %. А обычная рабочая концентрация, при которой гарантируется сохранность продукта, – 0,4–0,8 %.

Но несмотря на это, начиная с 2014 г. во Франции запрещено использовать в косметике некоторые виды парабенов – изопропил-, изобутил-, пентил– и бензилпарабен (isopropyl-, isobutyl-, pentyl-, benzylparabene). Комиссия по безопасности косметических продуктов, инициировавшая принятие этого закона, пояснила, что, хотя безопасность использования парабенов в разрешенных концентрациях подтверждена многочисленными исследованиями, необходимы дополнительные изыскания. Так что пока никаких парабенов не может быть ни в кремах, ни даже в шампунях, гелях для душа и в прочих средствах, которые смываются с кожи.

Однако – вот парадокс! – этот запрет не коснется лекарственных средств, в том числе подразумевающих постоянный прием.

Логика здесь для меня совершенно загадочная.

Понятно, что уже появилось огромное количество «беспарабенных» средств и что их производителям на руку поддерживать миф о вреде парабенов. Не менее выгодно это и производителям новых консервантов, ведь их товар дороже (хотя бы потому, что это не парабены) и к тому же можно поставить на баночку клеймо «Paraben free». Как маркетинговый прием это отлично работает.

Что можно сказать об этих новых консервантах? О них гораздо меньше информации. И они, увы, отнюдь не безусловно лучше парабенов. Во-первых, многие из них появились недавно, после того как был введен запрет на тестирование на животных. Поэтому подтверждение их безопасности существует только in vitro, а не in vivo. А ведь данных о генотоксичности, накопительной токсичности и т. п. получить без тестов на животных невозможно. Во-вторых, нельзя с уверенностью утверждать, что они действительно стабилизируют препарат на срок 36 месяцев, как того требуют законы EC. Не редки ситуации, когда средство с новым консервантом теряет стабильность через полтора – два года и его приходится отзывать с рынка. (Я, как эксперт по косметической безопасности комиссии EC, в процессе рассмотрения конфликтных ситуаций часто сталкивалась со случаями контактного дерматита, который практически всегда развивался после использования средств organic and paraben-free.) А в-третьих, чтобы гарантировать сохранность крема, концентрация консервантов нового поколения должна быть несоизмеримо выше, чем концентрация парабенов. (Скажем, чтобы сохранить весь объем, нужно 0,2 % парабенов – или 1–2 %. новых консервантов.) Кроме того, средства, не содержащие парабены, чаще вызывают аллергические реакции.

Но маркетологи и производители альтернативных ингредиентов на парабенофобии озолотились. Кроме того, она, эта фобия, внесла немалый вклад в удорожание косметики. В будущем, вероятно, цены на косметическую продукцию будут продолжать расти.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 5. О том, что оливковое масло может заменить крем.

“Все эти ваши кремы и сыворотки – узаконенный отъем денег. Я покупаю в универсаме оливковое масло по цене 500 рублей за литр – и счастлива”.

В целом масла из семян и косточек – это прекрасно. Они содержат ненасыщенные жирные кислоты, которые для кожи жизненно необходимы. Есть люди, у которых в организме какие-то жирные кислоты не синтезируются или синтезируются плохо. Это врожденный дефект, не слишком распространенный, но тем не менее. Такой человек по чистой случайности может найти спасение в банальном оливковом масле из гастронома, в котором содержится та самая недостающая кислота. Она способна, например, компенсировать в нашей коже дефицит линолевой и олеиновой кислоты – мы тут же увидим оздоровительный эффект и до какого-то момента будем полностью удовлетворены.

Этот метод, конечно, вполне можно считать «методом тыка», но он иногда оказывается действенным: нанес – легло – работает – и вот оно, счастье. Можете наслаждаться, пока молоды.

Однако олеиновая и линолевая кислоты «разбавляют» липиды верхнего слоя эпидермиса, в результате чего через некоторое время кожа может стать даже более сухой и незащищенной. Особенно это актуально для возрастной кожи. В кремах против такого действия есть «противоядие» в виде других ингредиентов. В масле их по определению нет.

Поэтому я все-таки предпочитаю оливковое масло добавлять в салат, а для кожи назначать комплексные косметические препараты на основе масел.

Такие препараты могут заодно подкормить базальный слой или простимулировать фибробласты. При этом эмульгированное масло будет работать на коже практически так же, как масло чистое.

То есть, если вопрос в том, что лучше – не пользоваться вообще ничем или пользоваться оливковым маслом, я отвечу, что лучше масло. Если альтернатива будет иной – оливковое масло или же косметическое средство, подобранное для вас грамотным косметологом, я за второй вариант.

В том, что косметические масла априори дают фору кремам, тоже не все однозначно. Для какой кожи? В каких случаях?

В целом, когда речь о некой «среднестатистической стареющей коже», то, да, средства на масляной основе – хорошее решение. В такую основу можно ввести жирорастворимые ингредиенты, необходимые возрастной коже. Но если подбирать уход конкретному человеку, то можно найти и очень эффективный водорастворимый препарат.

Если вам в целом масляные текстуры нравятся больше кремовых – на здоровье. Какие тут могут быть опасности? Как ни странно, при постоянном использовании – обезвоживание. Все масла образуют пленку. Казалось бы, влага с поверхности не испаряется, потеря влаги уменьшается, так? А на самом деле в то же время постепенно замедляется обмен и трансфер воды в верхние слои кожи из глубины.

Как этого можно избежать? Регулярно делать пилинги. Если вы пользуетесь маслом, их надо проводить два раза в неделю. Только по ровной поверхности, избавленной от мертвых клеток, масло будет распределяться равномерно и достигать своей цели. Если наносить его на неотшелушенные клетки, оно их пропитает, а затем эта тяжелая промасленная масса «сползет» в устье сальной железы, создаст там пробку – и вы получите скверный цвет лица, забитые поры и воспаление.

То же самое касается масел для тела. Не случайно в Марокко и остальных странах, где люди любят умащивать себя маслами, перед этим всегда следует ритуал в хаммаме с пилингом. Тогда масло работает идеально и кожа становится ровной, гладкой, увлажненной. Если пилингом пренебречь – получите сухую, шершавую.

И меньше всего я склонна обожествлять масла и наделять их сверхъестественными способностями. Встречала утверждения, что все масляные концентраты обладают «добавочной энергетической ценностью, потому что они живые, а кремы мертвые». Ну что тут скажешь – если вы верите в экстрасенсорику, то, возможно, у вас именно так и будет.

Мнение Яны.

«Мы, конечно, любим крайности. То скупаем все кремы мира, то сажаем себя на косметическую диету и решаем обходиться минимумом. Вместо крема – масло, вместо скраба – жмых от кофе, вместо бальзама для губ – вазелин. И чудесно, им еще и туфли можно смазывать, экономя на средствах для обуви. А все остальное объявляем происками маркетологов. Но если бы кремы работали так же, как оливковое масло, маркетологи давно бы сориентировались и наладили выпуск тысяч разных масел для лица. Так нет же, зачем-то все-таки они пытаются продать нам кремы».

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 6. О том, что кремы начинают портиться сразу после вскрытия банки.

“О какой сохранности ингредиентов может идти речь после того, как залезешь в крем пальцами? Вместо пептидов там будут сплошные бактерии!”.

Я люблю баночки с помпами, в которых создается вакуум, – внутрь туда ничего постороннего не проникает. И не случайно выбрала их для своей линии Meder. Но на самом деле косметические средства, продающиеся и в емкостях с помпами, и в простых банках, одинаково отвечают правилу Евросоюза, согласно которому любой крем и вообще любое косметическое средство должны оставаться неизменными на протяжении 12 месяцев после вскрытия.

Просто в некоторых случаях в средства, которые расфасовываются в обычные банки, нужно добавлять больше консервантов. Это арифметика: чем обширнее площадь контакта с воздухом, тем больше требуется веществ, обладающих антибактериальными и антиокислительными (антиоксидантными) свойствами. Меньше всего консервантов нужно для препаратов в одноразовых ампулах, сделанных в условиях фармакологического производства. Больше всего – для средств, которые упакованы в классические прозрачные банки с широким горлом.

Но при этом неправильно думать, что помпы – это всегда добро, а «просто банки» – зло.

Например, существуют препараты, которые сами по себе хорошо хранятся. Если в состав средства входит масло косточек клюквы или брусники, содержащее парааминобензойную кислоту, то оно как бы само себя консервирует. Или взять хотя бы антистрессовую маску марки Cellcosmet. Ее активные ингредиенты – каолин и экстракт флердоранжа. И они тоже сами себя чудесно сохраняют. И, несмотря на то что маска расфасована в самую банальную банку, по качеству (и минимальной дозе консервантов) она ничуть не уступает помповым.

А есть средства, которые просто нельзя поместить в сосуды с помпой. Скажем, густые вязкие препараты – невозможно. Только банка. Или тюбик – его приходится разрезать и выковыривать из него крем пальцами, потому что ведь жалко же выбрасывать треть продукта! Ну, или одноразовая упаковка-саше, если это маска.

Наконец, «баночные» средства для очищения и пилинги при прочих равных условиях ничем не уступают помповым.

Единственно, когда стоит обращать особое внимание на упаковку, – если у вас гиперчувствительная или поврежденная кожа. В первом случае она может среагировать на количество консервантов, во втором – возрастает риск бактериального заражения.

Я все, что возможно, загрузила в вакуумную упаковку: поскольку на косметике Meder работают косметологи, есть вероятность, что они будут прописывать ее пациентам после пилингов или лазерных шлифовок, когда кожа очень чувствительная. И тут важно полностью исключить возможность бактериального загрязнения. Профессиональные средства, которые используются в салонах, вообще чаще, чем обычные «магазинные», упаковывают во флаконы с «безвоздушными помпами»: там порой используются более «капризные» ингредиенты, которые могут пострадать при контакте с воздухом.

Если же марка не ориентируется на людей с поврежденной кожей, то банальные банки вполне имеют право на существование.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 7. О вреде ретиноидов.

“Я боюсь кремов, в состав которых входят ретиноиды. Говорят, они небезопасны, особенно когда ждешь ребенка. А вдруг я беременна, но еще не знаю об этом?”.

Согласно исследованиям, опубликованным на канадских и американских профессиональных сайтах, на сегодняшний день в мире зарегистрированы четыре случая рождения детей с так называемой ретиноидной деформацией, для которой характерны тяжелые пороки развития – отсутствие или недоразвитие конечностей или глаз, дефекты крупных сосудов, поражение сердца и т. п. Их матери утверждают, что во время беременности пользовались кремами с ретиноидами и не принимали препараты с этими веществами внутрь. Но проверить, так ли это было на самом деле, невозможно. В тех же исследованиях упоминаются более 120 женщин, которые во время беременности использовали такие кремы – и родили совершенно здоровых детей. Четыре неподтвержденных случая – не основание для тотального запрета на использование наружных средств с ретиноидами (внутрь-то их точно запрещено употреблять – включая даже кровь доноров, принимавших ретиноиды).

Здесь стоит напомнить, что такое ретиноиды. Принято считать, что это активная форма витамина А. Это так, но не вполне. Ретиноиды – химически родственный ретинолу класс соединений и его синтетические производные, которые существенно отличаются от структуры природного витамина А, хотя действуют похожим образом.

В составе кремов, мазей (и лекарств) ретиноиды предупреждают развитие комедонов, уменьшают толщину рогового слоя эпидермиса, синтез кожного сала, оказывают противовоспалительное, керато– и иммуномодулирующее действие, активируют процессы регенерации в коже, стимулируют синтез коллагена. Они используются для лечения акне и проявлений фотостарения (в этих случаях они очень эффективны), а также псориаза, гиперпигментации и даже таких тяжелых заболеваний, как саркома Капоши.

В чем их отличие от многих других препаратов? В том, что они воздействуют не только локально, но и на весь организм. Рецепторы, улавливающие ретиноиды и реагирующие на них, есть, например, в головном мозге (именно поэтому прием определенных лекарств может вызвать тяжелейшие депрессии) и в матке. Попадая в матку, ретиноиды могут воздействовать на формирование плода. Поэтому в Америке обсуждается принятие закона о запрещении назначения ретиноидов для лечения акне женщинам фертильного возраста. Но тут речь все-таки идет о таблетках.

Что касается косметики, ясности нет. Какая концентрация ретиноидов в креме может вызвать риск рождения больного ребенка? Нет данных. Какая продолжительность использования такого крема небезопасна (если небезопасна)? Нет данных. Есть только четыре вышеупомянутых достаточно сомнительных примера.

В таких ситуациях специалисты говорят: «Не установлена безопасность». То есть в панику впадать не стоит. Если вы, не зная о том, что беременны, пользовались кремом с ретиноидами, в 99,9 случая из 100 ничего не случится. Но если вы планируете завести ребенка и обратитесь ко мне с проблемой акне, я вам назначать эти кремы не буду. У нас в маске Meder Fix была в числе прочего одна из форм ретинола в концентрации всего лишь 0,0002. На всякий случай мы поменяли состав. Многие компании тоже заменяют ретинол на что-то более «мирное».

Если говорить о лечении акне, всех интересует вопрос: есть ли препараты, сопоставимые с ретиноидами по эффективности? Да. Например, некоторые биохимические соединения и некоторые пептиды, такие как пальмитоил пентапептид-4 (Palmitoyl Pentapeptide-4) и матриксил (Matrixyl), работают не хуже. Но ретиноиды дают результат гораздо быстрее. Вы начинаете пользоваться кремом и через три-четыре дня замечаете эффект. Благодаря стимуляции синтеза коллагена быстро и явственно повышается эластичность кожи. И тут же возможны побочные эффекты в виде гиперпигментации, покраснения и воспаления кожи и повышения ее чувствительности.

И высокая эффективность ретиноидов, и выраженность побочных эффектов при их использовании связаны с их главной особенностью – ретиноиды воздействуют на специфические рецепторы клеток, которые присутствуют в клетках не только кожи, но и нервной ткани и других органов и систем. Поэтому эффект мы видим яркий, но и платим за него довольно дорого.

Кроме ретиноидов, есть только один препарат, небезопасность которого при беременности не установлена. Это – гидрохинон (Hydroquinone). Все остальные, включая любые кислоты, абсолютно безобидны. Использование кислотосодержащей косметики во время беременности может привести к развитию пигментных пятен, но здоровью это совершенно точно не повредит. В любом случае лучше посоветоваться с косметологом о том, от чего в вашем конкретном случае лучше отказаться.

А если отвлечься от темы беременности, ретиноиды вообще непростой препарат. Их применение дает идеальный результат только в том случае, если кожа не была истощена или травмирована. То есть, например, не делали вы ничего с собой 10 лет, взяли крем с ретиноидами – и расцвели. А если делали два раза в год химические пилинги, раз в два месяца инъекции, а в промежутках фраксель и тут решили «полирнуться» ретиноидами – получите красное лицо и никакого эффекта. Это в лучшем случае. В худшем – экземоподобное раздражение или другие проблемы с кожей. Ретиноиды требуют ответа от кожи, но для того, чтобы ответить, у нее должны быть силы и «строительный материал».

Как опознать ретиноиды в составе кремов и мазей? Наиболее известные – изотретиноин (Isotretinoine) – ретасол, ретасоевая мазь, изотрексин, ренова; третиноин (Tretinoine) – ретин-А, айрол, локацид; ретинальдегид (Retinaldehyde) – диакнеаль; тазаротен (Tazarotene) – зорак, тазорак; мотретинид (Motretinide) – тасмадерм. В косметических средствах чаще всего используется витамин А (ретинола пальмитат – Retinol Palmytate, ретинола ацетат – Retinol Acetate) – ретиноиды первого поколения, обладающие наиболее мягким действием в невысоких концентрациях. Особняком стоит производное нафтоевой кислоты: адапален (Adapalene) – дифферин, дерива, – обладающий свойствами ретиноидов, но не имеющий отношения к ним химически. Эффективные концентрации ретиноидов – очень невысокие, от 0,025 до 0,1 %. Косметические препараты, содержащие ретинола пальмитат и ретинола ацетат, могут быть более концентрированными, тем не менее концентрация ретиноидов редко превышает 0,5 %.

Назначаю ли я сама препараты с ретиноидами, если беременность у пациентки исключена? Да. С осторожностью, при условии, что у нее достаточно плотная, грубая кожа, – и на ограниченный период. Но я не фанат этого ингредиента.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 8. О суперэффективности пробников.

“Кремы в пробниках мне нравятся. А когда покупаю целую банку – не тот эффект! Наверняка пробники более концентрированные, чтобы нас всех «развести» на покупку”.

Очень живучий миф, не имеющий никакого отношения к реальности. Хотя, конечно, выглядит как всемирный заговор производителей косметики: выпустить серию «заманух» – и потом тиражировать «пустышки». Но, во-первых, согласно законодательству, в пробниках может быть только препарат, сертифицированный точно так же, как и основное средство. Делать отдельную сертификацию на пробники очень сложно и хлопотно, не говоря уже о том, что не выгодно. Во-вторых, технически процесс изготовления пробников везде одинаков: из одной большой 200-литровой цистерны средства разливаются в разные банки – и в пробники. Налаживать отдельное производство для пробников – тоже невыгодно.

И, главное, цель пробников вовсе не в том, чтобы убедить вас, что это очень эффективный препарат. Никакую эффективность за один – три раза использования (2,5 мл для лица и 10 мл для тела – максимальный объем пробников) вы все равно не оцените. Пробник нужен, чтобы: а) убедиться, что средство (его запах, консистенция и т. д.) не вызывает у вас активного неприятия; б) убедиться, что у вас нет мгновенной, немедленной аллергии. Накопительная аллергия, кстати, все равно может быть – пробник тут не убережет.

И при всем этом иногда впечатление о «сверхэффективности пробников» не обманывает. Ведь пробник всегда герметично закрыт. А крем в обычной баночке после того, как вы ее вскрыли, вступает в контакт с воздухом. И хотя в течение 12 месяцев он должен сохранять все свои качества, есть некоторые особо чувствительные летучие ингредиенты, которые все-таки довольно быстро испаряются. В этом случае – да, пробник может быть активнее и эффективнее. Особенно если сравнивать его с кремом, который вы открыли – и забыли в ванной на полочке на полгода. Ведь по-хорошему одной 30-миллилитровой баночки должно хватать месяца на полтора-два, не дольше, а если мы экономим и «растягиваем удовольствие» на полгода и более, то эффективность крема может снизиться.

Но чтобы в пробнике и в основной массе крема использовались разные ингредиенты, такого не бывает.

В большинстве случаев дело просто в том, что людям кажется, будто в маленькой упаковке средство более эффективное, чем в большой. Почему – не знаю. Некоторым, кстати, представляется, что эффективнее именно большие банки. А некоторым – что зеленые. А кто-то убежден, что красные.

Я сама не раз говорила: у нас в Meder есть средства, которые и в профессиональной, и в домашней линейке имеют одинаковый состав и концентрацию активных ингредиентов. Мы их просто из одной цистерны льем в разные упаковки. Но есть косметологи, работающие на нашей косметике в своих салонах и покупающие себе домой именно профессиональные банки. Они говорят: «А мне все-таки кажется, что это лучше!» Ну что тут ответишь?.. Если кажется, пусть пользуются.

А вообще, значение пробников как инструмента продаж сейчас пересматривают. Опросы показывают, что до 90 % пробников оканчивают свой путь в мусорной корзине нераспечатанными. Люди стали нелюбопытны и лучше обороняются от назойливого маркетинга, чем раньше.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 9. О том, что алкоголь в составе кремов сушит кожу.

“Когда я вижу в составе крема слово alcohol, сразу понимаю: производители решили меня насмерть засушить!”.

Алкоголь, он же этиловый спирт (Alcohol), – традиционный компонент косметических средств. Это отличный эмульгатор, помогающий объединиться двум ключевым компонентам любого крема – маслу и воде. Именно благодаря спирту получается однородная стабильная эмульсия, которая не распадется обратно на составляющие. Попутно спирт работает как консервант, спасая средство от размножения бактерий. И к тому же спирт – недорогой ингредиент. Раньше он входил вообще во все кремы без исключения. Потом появились новые эмульгаторы и новые консерванты. По большому счету жизненная необходимость включать в состав крема этиловый спирт отпала. Но многие марки продолжают это делать. Так ли это вредно – вопрос не однозначный.

Да, этиловый спирт – не сахар. Он быстро растворяет с поверхности липиды – соответственно защитные функции кожи резко снижаются, и можно получить эффект моментального поверхностного обезвоживания. Также наличие спирта в составе может стать причиной раздражения. Поэтому в высоких концентрациях его сегодня применяют в основном только в средствах для точечного подсушивания воспалений.

Но – и тут начинается самое главное – если вы видите на этикетке крема слово Alcohol, это совершенно не значит, что средство непременно вызовет раздражение или обезвоживание. Даже если спирт значится вторым в списке. Здесь важна концентрация в креме того ингредиента, который указан на первом месте. Может быть, что этот первый ингредиент составляет более 50 %, а уже тот, что идет за ним, – менее 3 %. Мы об этом не знаем и никогда не узнаем: подобные данные не разглашаются. Но такой крем точно не будет способствовать обезвоживанию кожи.

Далее. Тот самый «страшный алкоголь», который вы видите на втором месте, тоже может быть различной концентрации. То есть в состав крема он входит в количестве 3 %. Но эти 3 % – не чистый 96 %-ный спирт. Вполне возможно, имеется в виду безобидный 1 %-ный спиртовой водный раствор. Этого тоже вы никогда при чтении этикетки не узнаете.

Наконец, спирт спирту рознь. Есть более дорогие разновидности спирта, с хорошей очисткой, где меньше примесей, – и есть дешевые, где их больше (каждый, кому хоть раз попалась некачественная водка, поймет, что это две большие разницы). Этиловый спирт хорошей очистки реже вызывает раздражение кожи. А вообще не стоит забывать, что этанол нам не чужд, поскольку участвует в метаболических процессах. Это один из тех ингредиентов, которые организм узнает как «свой». Риска аллергической реакции на него практически не существует. На добавки – да, бывает. На этиловый спирт – нет. Зато именно спирт в креме создает ту богатую насыщенную текстуру, которая многим так нравится. При замене этилового спирта на лецитин, например, текстура будет более легкая, ближе к суфле.

Пожалуй, есть только один безусловный показатель «вредности» спирта: если этот ингредиент значится на втором месте в составе не крема, а геля или тоника. У этих средств на первом месте обязательно окажется вода. Ее там по определению больше всего, а значит, концентрация спирта будет высокой и он будет более ощутим на коже, потому что в водной среде обладает более выраженным раздражающим действием.

А в жирной масляной среде – в креме – спирт в той же концентрации раздражения, скорее всего, не вызовет. Представьте себе уксус, добавленный в майонез (который представляет собой классическую эмульсию) и в воду. Добавляем одно и то же количество, а эффект получаем разный. В майонезе он не ощущается, а в воде – чувствуется, и еще как.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 10. О том, что для каждой части лица и тела нужен отдельный крем.

“У меня в ванной комнате некуда ставить баночки – квадратных метров там меньше, чем кремов! А что делать, все нужны, все!”.

Несколько лет назад производители догадались, что если выпустить не один универсальный крем, а десять средств «разнонаправленного» действия и убедить покупателя, что они все ему необходимы, то это может очень неплохо сказаться на доходах. В итоге мы имеем кремы для щек, шеи, мочек ушей, зоны декольте и вокруг глаз и ожидаем скорого поступления на рынок крема для верхней губы и крема для нижней. Я, конечно, утрирую, но понятно: в этой истории действительно очень много маркетинга. Но много и здравого смысла. И именно им предлагаю и руководствоваться.

На самом деле использование некоторых «спецсредств» вполне оправдано. Главное правило, которому стоит следовать: необходимость разных кремов определяется разными характеристиками кожи на разных участках тела.

Под характеристиками понимаем ее плотность, проницаемость и «слабые места». Допустим, область глаз. Там тонкая кожа, и проницаемость ее выше, чем, скажем, в области лба, скул и щек. Там рыхлая клетчатка и много сосудов, поэтому в этой области часто возникают синяки и отеки. Соответственно, для глаз действительно нужны специальные средства – не такие вязкие и жирные. Научно говоря, они должны содержать меньше липидов. Плюс важно использовать препараты с ингредиентами, укрепляющими сосуды.

Большинство женщин, которые за областью вокруг глаз отдельно не ухаживают, к 40 годам имеют там ярко выраженные морщины. Но, конечно, есть и исключения.

Вторая зона, где нужен специальный уход, – декольте. Это «страдающая» зона, которой требуется крем с витамином E и жирные кислоты (Tocopheryl Acetate, Fatty Acid, Omega Acid), то есть косточковые масла. Плюс стимулирующие компоненты вроде экстракта икры (Caviar Extract), пептидов, комплекса ДНК (DNA).

Шея тоже требует особого ухода. Какие тут «отягощающие факторы»? Шеей мы постоянно крутим туда-сюда, опускаем-поднимаем подбородок, закидываем-склоняем голову – соответственно кожа быстро «сминается» и «заламывается». Чтобы на шее дольше не было морщин, до 40 лет на эту область достаточно наносить хороший питательный крем, необязательно дорогой. А после 40 – стимулирующий. И непременно делать пилинги. Многие, делая пилинг лица, о шее не вспоминают. А это неправильно.

Крем для губ и крем от кисетных морщин? Тут лучше не обольщаться. Кисетные морщины формируются поздно, и борьба с ними с помощью кремов малоэффективна. Это тот случай, когда бы я посоветовала инъекции гиалуроновой кислоты. А в качестве профилактики морщин – средства для губ с эффектом push-up, так называемые пламперы. Они активизируют местное кровообращение и тем препятствуют возникновению кисетных морщин. А заодно и красная кайма губ станет более ярко очерченной – это тоже «снимет» с лица пять – десять лет. А главная профилактика – не курить. Потому что тут курение точно оказывает негативный эффект.

И не надо вытягивать губы дудочкой – у француженок, спасибо фонетическим свойствам их языка, кисетные морщины возникают чаще, чем у тех, кто говорит на русском.

Что касается остальных частей тела – рук, локтей, живота, коленей, бедер и груди, тут работает то же правило. Кожа на локтях и пятках особенно грубая, поэтому здесь использование специальной «тяжелой артиллерии» в виде баттеров и плотных кремов оправдано. Живот и бедра (а также ягодицы, плечи и предплечья) сделаны более-менее «из одного теста», поэтому покупать крем, «повышающий упругость исключительно бедер», не стоит. А вот специальные кремы для рук нужны. Во-первых, главное требование к ним – «трудносмываемость» и «трудностираемость», и поэтому их базы отличаются от баз кремов для тела. Во-вторых, желательно, чтобы такие кремы обладали хотя бы легким заживляющим действием, ведь на руках регулярно возникают микротрещины. Часто в эти средства включают пантенол, витамин В5 (Panthenol, Vitamin B5). Ну и питание и увлажнение рукам необходимо активное.

А кремы для груди и кремы против целлюлита заслуживают отдельного разговора.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 11. О всемогуществе азиатской косметики.

“Я покупаю исключительно корейские или японские кремы. Никакие другие – ни французские, ни швейцарские – с ними рядом не стояли! Азиатские кремы – единственные, которые по-настоящему работают”.

Кажется, мир сошел с ума на почве кремов made in Japan и made in Korea – последние пару лет они пользуются бешеной популярностью. Конечно, отчасти тут срабатывает правило «лучший муж – это муж подруги». Мы тут молимся на баночки и флакончики из Азии, а там женщины «западают» на европейскую косметику. Я собственными глазами видела в Японии косметологов, которые всеми правдами и неправдами добывали наше подсолнечное масло, потому что уверены, что это волшебное средство для массажа. В Тайване я столкнулась с тем же: на подсолнечном нерафинированном масле из Украины там делают самый дорогой массаж тела. И очень этим гордятся. В витринах салонов висят вывески «Наше масло из Украины!». Оно, конечно, пахнет, как должно пахнуть нерафинированное масло. Но смывать его ни в коем случае нельзя. Вот походите так, благоухая, как сковородка, и к вечеру ваша кожа станет шелковой.

Если же абстрагироваться от того, что у соседки всегда трава зеленее, корова толще и муж богаче, и посмотреть на азиатскую косметику здраво, то выясняется, что некоторые причины ее любить у нас все-таки есть.

Во-первых, практически все косметические средства, произведенные в Японии или Южной Корее, обладают хорошим отбеливающим эффектом. Дело в том, что в этом регионе в силу его географического положения есть серьезный риск получить солнечный ожог и к тому же азиатская кожа, в отличие от европейской, пигментируется гораздо быстрее. Поэтому белая кожа там испокон веков считается первым и чуть ли не единственным признаком красоты. Это у нас в моде то пасторальные веснушки, то средиземноморский загар, то аристократическая бледность – у них никаких сомнений нет. Белая кожа – и точка. И, чтобы крем был востребован на азиатском рынке, в нем должны быть осветляющие или отбеливающие ингредиенты. Соответственно, делать такие кремы азиаты умеют как никто другой. Они просто съели на этом собаку.

И если у вас есть проблемы с нарушениями пигментации, то обычный азиатский крем поможет вам скорее, чем обычный европейский.

Другая особенность азиатской кожи заключается в том, что она достаточно тонкая, легко повреждается и обезвоживается. У японской или китайской женщины трансэпидермальная потеря влаги в коже происходит быстрее, чем у русской, француженки или англичанки. Поэтому увлажняющие препараты, сделанные азиатами для азиатского рынка, очень эффективны. И часто – дешевле европейских аналогов. Просто потому, что более востребованы: женщины в Азии покупают их в оптовых количествах и практически в оптовой упаковке. Лосьоны с гиалуроновой кислотой продаются там в литровых бутылках, как у нас водка «Столичная». И зарабатывают производители косметики, как производители кока-колы – просто на обороте.

А вот что касается решения наших «исконно европейских» проблем – таких, как ранняя коррекция морщин, лифтинг и т. д., то тут азиатские кремы в среднем нам проигрывают или как минимум работают на равных. Поскольку эти проблемы жительниц тех стран не очень беспокоят. Если азиаткам удается держать под контролем синтез меланина и уровень увлажненности, морщины и птоз случаются у них позже и выражены не так сильно, как у европейских женщин. (Считается, что одна из причин этого – обилие в рационе азиатов сои, благодаря чему долго сохраняется чувствительность кожи к гормонам.) Так что тут я бы отдавала предпочтение европейским и американским кремам. И если говорить о лечение акне – тоже. (В этой сфере, кстати, лучшими считаются израильтяне. Проблема акне там стоит так же остро, как в Азии – пигментация. Поэтому местные косметологи и производители косметики уделяют ей большое внимание и используют мощные рецептуры на основе грязей и солей Мертвого моря.).

Еще азиаты делают большой упор на очищении кожи. Этот процесс у них возведен в ранг ритуала, и за один раз они используют пять – семь – десять препаратов. Три лосьона, пять тоников, два вида молочка – и все очень нежные. Такая многоступенчатая система хорошо подходит и для европейской сухой, травмированной кожи. Если кожа жирная и плотная, то необходимости в ней нет. Плюс не надо забывать о разнице в климатических условиях и экологии. В сезон муссонов, например, в Азии очень большая, почти 100 %-ная влажность – соответственно воздух очень загрязнен и вся грязь оседает и буквально клеится к коже. Чтобы все это снять, конечно, нужно приложить массу усилий. Мы же в большинстве своем живем все-таки в другом климате.

А главное – различие в менталитетах. Азиаты гораздо более системные люди. Вся жизнь у них состоит из соблюдения разных ритуалов – от чаепития до очищения. Как косметолог, проработавший полжизни с европейскими и славянскими женщинами, могу сказать, что такая многоступенчатая система ухода у нас никогда не завоюет широкую популярность. Нам так заморачиваться с очищением будет просто лень. Мы забудем, перепутаем, потеряем у подруги на даче половину средств – и вздохнем с облегчением: сегодня можно не танцевать с бубном перед туалетным зеркалом.

И наконец, у азиатской (точнее, корейской) косметики есть еще один плюс. Она просто дешевле. Это объясняется тем, что в Южной Корее этот бум запрограммировали на государственном уровне и всячески поддерживали свою косметическую промышленность лет десять, если не больше. В итоге они создали легенду о всемогуществе своей косметики – и теперь пожинают плоды. Южнокорейцы смогли добиться гораздо более низких цен на косметику, чем, скажем, в Японии – при сопоставимом с японским качестве. Как? Ну, например, закупая ингредиенты оптом и потом распределяя их между своими фирмами-производителями. Контроль над производством тоже взяло на себя государство. Контролируется все, включая качество воды, которая используется в кремах. Закуплено самое современное оборудование, отлажено производство, дотируются научно-исследовательские лаборатории – корейцы сейчас стали использовать много перспективных ингредиентов. И цель достигнута! Покупая корейскую косметику, вы не платите сумасшедшие деньги и не рискуете столкнуться с чем-то сомнительным и некачественным. Наоборот, есть шанс, что найдете что-то очень интересное. Поэтому я не удивлюсь, если южнокорейцы скоро обойдут в этой области не только своих соседей японцев, но и швейцарцев и французов.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 12. О том, что мицеллярная вода – лучшее очищающее средство на все случаи жизни.

“С тех пор как появилась «мицеллярка», я пользуюсь только ей. Это так просто – ррраз, и нет на лице ни макияжа, ни грязи! Вообще не понимаю, почему все эти лосьоны, тоники и молочко до сих пор не сняли с производства!”.

Mica в переводе с латинского – «частица». Мицеллы – частицы в любом растворе. Мицеллярная очищающая вода, таким образом, состоит из воды – и этих мицелл, которые, по сути, являются поверхностно-активным веществом (ПАВ). Условно мицеллу можно представить как пузырек с нерастворимым ядром и оболочкой из щетинистых хвостиков, которые захватывают загрязнения и избыток жира и затаскивают их внутрь, при этом не раздражая кожу. И в результате, когда мы удаляем с лица мицеллярную воду, вместе с ней убираем и грязь. Просто снимаем ее ватным диском, и все.

Так что с виду все прекрасно. В чем же подвох?

А в том, что, когда мы снимаем «мицеллярку», некоторые ПАВы остаются на лице. Если кожа молодая, плотная, с хорошим защитным барьером – до поры до времени ничего страшного. Если возрастная, сухая, истонченная, чувствительная – она может отреагировать, и очень быстро. Вы будете обвинять крем, или погоду, или природу – а дело может быть в том, что вы злоупотребляете мицеллярной водой.

Да, даже если на здоровую молодую кожу два раза в день «сажать» ПАВы, она вам спасибо не скажет и в какой-то момент взбрыкнет. Количество перейдет в качество, и вы получите как минимум раздражение.

Мицеллярная вода – отличное средство в нештатной ситуации. Если у вас нет возможности умыться нормально – вы едете в поезде, летите в самолете, находитесь на пляже, – она будет очень кстати. Но пользоваться ей каждый день, отменив все прочие очищающие средства, на мой взгляд, не стоит.

И в любом случае я бы советовала «мицеллярку» с лица смывать. Если качество воды из-под крана вызывает вопросы, то – минеральной водой.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 13. О превосходстве органической косметики над «химической».

“Я верю в органику. Натуральные кремы точно не нанесут вреда организму. А все остальное – сплошная химия!”.

Давайте разберемся, откуда вообще пошла мода на органическую косметику. Идея использовать только натуральные ингредиенты стала популярной в 1960–1970-е годы, когда приверженцы жизни в стиле хиппи своими руками делали маски из огурцов и варили дома мыло. В конце 1990-х американцы ввели маркировку organic на косметике, выпускаемой обычным промышленным образом, – и в мире начался «органик-бум».

Сегодня в этой сфере полно лукавства и злоупотреблений; представители «органических ассоциаций» жалуются, что некоторые средства маркируются как organic, хотя могут вообще не содержать органических натуральных ингредиентов. По большому счету законодательных ограничений и вправду нет. Компании, получившие сертификат ECOCERT, действительно ставят свой логотип на средства, отвечающие определенным требованиям. Но не все так называемые «органические» марки торопятся получить значок ECOCERT – многим достаточно просто иметь в названии слово «органик», чтобы прекрасно продаваться. В среднем органическая косметика на 25–40 % дороже обычной. И рынок процветает – в 2013-м году их оборот (вместе с продуктами питания) составил около $15 миллиардов.

О тех, кто ставит слово organic исключительно «ради наживы», говорить нечего: это просто обман, который, увы, юридически не наказуем.

А вот в «истинно органических» средствах стоит разобраться.

Правила, определяющие, какая косметика имеет право на гордый титул «органическая», непросты и часто не слишком логичны. Например, минимум 90 % ингредиентов должны быть натурального растительного происхождения. Уже на этом этапе отсекаются многие «претенденты» – скажем, планктоны, в которых теоретически могут быть живые организмы.

Далее, произрастать эти ингредиенты могут только на полях, где не используются никакие химические удобрения и не применяются антипаразитарные и антиинфекционные химические вещества. Строго говоря, это должны быть девственные поля, не нюхавшие ничего, кроме чистого навоза. Плюс они должны быть соответствующим образом сертифицированы местными министерствами сельского хозяйства. А далеко не в каждой стране сельскохозяйственные ведомства заморачиваются подобными вопросами. Есть множество диких уголков природы, где с навозом все хорошо, а с сертификацией – не очень. В некоторых странах Азии, например, много полей, которые теоретически соответствуют требованиям – и заводов вокруг на 1000 км нет, и химических удобрений не используют – а экосертификации никакой не проводится.

Следующее экотребование гласит: все вещества можно извлекать из растений только «натуральным» способом – экстрагированием. Это касается и активных ингредиентов, и консервантов, и красителей, и тех, которые отвечают за отдушки. И конечно, это тоже сужает круг: далеко не все можно «добыть» экстракцией. Да, парабены можно получить из масла мускатной розы. Но это дороже, хлопотнее, и стабильность таких молекул будет ниже. Вообще, натуральные отдушки, консерванты и красители в целом менее стабильны. Поэтому органические кремы быстрее портятся. Если у любых других косметических препаратов, произведенных в странах Евросоюза, срок годности – 36 месяцев в закрытом виде и 12 – в открытом, то у органики он может составлять 12–24 и 2–6 месяцев соответственно.

Понятно, что в связи с правилами возникает масса трудноразрешимых вопросов. Например, количество активных ингредиентов в растении и их качество зависят от капризов климата и урожайности. Это невозможно ни предвидеть, ни предугадать, и на это невозможно повлиять. Но если в целом на рынке производители озабочены тем, чтобы купить сырье с максимальным содержанием активных компонентов, производители органики в первую очередь смотрят на «экологическую чистоту» сырья. Делать ставку на эффективность своей косметики они не могут – и не должны.

И, естественно, тут они здорово проигрывают. Самый яркий пример – использование пептидов. На сегодняшний день эти пептиды признаны самыми действенными ингредиентами косметологии, но получаются они биотехнологическим путем и никак не могут похвастаться безупречным экологическим происхождением. Вторые по степени эффективности – химически синтезированные ингредиенты. Те же самые ретиноиды, например. Они абсолютно неорганические, но – сверхэффективные. Или такой определяющий эффективность фактор, как способность активных веществ проникать в кожу. Она зависит от размера молекулы. Эпидермальный фактор роста (к слову, тоже пептид) – крошечный, весит всего 6 кДа[1]. А среди растительных компонентов найти что-то, что весило бы меньше 3000 кДа, – почти непосильная задача.

Поэтому ставить слова «эффективность» и «органика» рядом я бы не стала.

Плюс «сфера влияния» органики довольно ограничена. Повышение защитных функций кожи – да, с этим она может справиться. Уменьшение трансэпидермальной потери влаги – да. Но есть проблемы, которые органическим кремам не под силу. Например, пигментация. Самые работоспособные осветляющие кожу компоненты – химического происхождения. Борьба с морщинами органике тоже не очень удается, как и коррекция возрастных изменений в целом. Даже в том, что касается увлажнения, они проигрывают кремам и с гиалуроновой кислотой (а она не органического происхождения), и с пептидами.

Еще производители органической косметики любят подчеркивать, что используют только те вещества, которые и так есть в нашем организме и, следовательно, воспринимаются им как родные. Но это лукавство. Та же гиалуроновая кислота у нас в организме есть, но извлечь ее из цветочка и поместить в баночку с кремом невозможно: приходится синтезировать в лаборатории. То же самое с пептидами. В нашем организме восемь аминокислот, которые считаются «незаменимыми», и получить их из растительных экстрактов невозможно. Их тоже нужно создавать с использованием «грязной» химии.

Широко распространено мнение, что органические средства полезнее в целом и лучше подходят аллергикам. Это тоже не так.

Для аллергиков самая лучшая косметика – та, которая содержит минимальное количество потенциальных аллергенов. Существуют бренды, «заточенные» под производство средств для людей с чувствительной кожей. Формулы там минималистичные, процентное содержание используемых консервантов тоже невелико, но при этом они очень мощные: небольшое количество активных консервантов оказывает меньший раздражающий эффект, чем обилие не столь активных натуральных. (А натуральных органических консервантов по определению в крем придется класть больше: они гораздо менее мощные.) Плюс средства для аллергиков не имеют запаха и не содержат красителей. Органика этим чаще всего похвастаться не может.

Но притом что я не являюсь членом секты I love organic, есть бренды, которые работают в этой нише и которые я люблю. Например, Dr. Hauschka. Правда, люблю я его не за эффективность, а за философию и верность ей. Это единственный бьюти-осколок учения философов Рудольфа Штайнера и Елены Блаватской. Производители Dr. Hauschka честно говорят: «Эта косметика сделана из растений, которые мы получаем путем штайнеровского земледелия. Оно исходит из того, что растения живые и к ним надо прежде всего относиться с уважением. Собирать урожай можно только в определенные часы и только с чистыми руками и с чистой душой». Бренд рассчитан в первую очередь на людей, которые в эту философию верят и хотят, чтобы все в жизни, включая уход за кожей, соответствовало их убеждениям. Я это уважаю. И уважаю маркетинговую политику компании: там никогда не утверждают, что Dr. Hauschka – самый эффективный косметический бренд в мире. Они говорят: «Мы – самые штайнеровские». И это чистая правда.

Еще один экологически безупречный бренд – Aveda. Они тоже ведут себя правильно. Например, выпускают органические краски для волос. И честно говорят: да, эти краски сделаны с соблюдением всех экоусловий. Но они, увы, не такие стойкие и смываются быстрее, чем «химические».

Или Weleda. У них отличные, очень мягкие гели для душа и чрезвычайно приятные кремы для рук. Но эти кремы не претендуют на лавры косметики, прекрасно выводящей пигментные пятна и разглаживающей морщины.

В общем, до тех пор, пока производители органических средств говорят, что они самые натуральные, самые бережные по отношению к окружающей среде, самые зеленые из зеленых и планета Земля нас за это благодарит, я им верю. А вот когда они (или их пользователи) начинают утверждать, что органическая косметика самая безопасная – нет. Потому что это не может быть правдой.

Органическая косметика, на мой взгляд, идеальное решение для людей, которых действительно сильно волнует экология, защита окружающей среды и подобные вещи. Используя экологическую – или органическую – косметику, они должны понимать: да, они следуют по своему «зеленому пути», но он сопряжен с некоторыми ограничениями. И эффект от этой косметики будет, скорее всего, ниже.

В целом, конечно, это масштабный рынок, который базируется на чувстве вины, которое нам прививается. Мол, мы так варварски относимся к своей планете, что готовы уничтожить ее, лишь бы у нас подольше не было морщин, – а с помощью органической косметики можем минимизировать вред, причиняемый окружающей среде. Огромное количество людей хотят внести свой вклад в повышение экологической безопасности, покупая органические кремы. Но маркетологи не могут остановиться. Они идут дальше и проповедуют, что органика не только гуманна, но и полезна. В итоге мы имеем горы вранья и мифотворчества.

Мнение Яны.

«Я в целом равнодушна к органической косметике. Мне все-таки хотелось бы, чтобы крем работал. Как говорит Жванецкий: “Но если вам важен результат…” Вот именно. Я часто покупаюсь и покупаю органику только потому, что люблю лаконичные упаковки и “аутентичные” баночки больше, чем баночки с золотым ободком и посеребренной ложкой».

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 14. О незаменимости витамина С.

“Мне мама с детства говорила, что это самый главный витамин. И я до сих пор верю только в те кремы, где он есть”.

Витамин С знаменит в первую очередь тем, что подавляет активность свободных радикалов. Это самый известный антиоксидант. Раньше он существовал только в водорастворимой форме и при контакте с кислородом очень быстро разлагался. Поэтому самыми эффективными считались те средства, в которых витамин С присутствовал в виде порошка и его надо было смешивать с базой непосредственно перед нанесением.

Сейчас появились новые разновидности средств с витамином С – например, жирорастворимые и в соединении с фруктовыми или жирными кислотами. Там он более стабилен и проникает в более глубокие слои кожи. Но во всех своих видах он препятствует старению, способствует заживлению и восстанавливает защитные функции кожи.

Вторая функция витамина С в составе кремов – осветление кожи и борьба с пигментными пятнами. При этом в отличие от кислот, которые также используются для этих целей, он не вызывает столь сильного раздражения. А в новых – жирорастворимых формах – и вовсе ее не раздражает. К тому же его можно использовать и для профилактики пигментации.

Еще один плюс витамина С в том, что он способствует восстановлению увлажненности и упругости кожи после пребывания на солнце, причем, согласно последним исследованиям, работает даже на уровне ДНК. В сами солнцезащитные кремы его обычно не добавляют, потому что во время солнечной активности он, наоборот, повышает чувствительность кожи к ультрафиолетовым лучам. Но вот после загара кремы с витамином С работают очень хорошо.

Ну и, наконец, при постоянном применении, витамин С способствует синтезу коллагена, эластина и гиалуроновой кислоты. То есть опять-таки работает как антиэйдж-агент. И вдобавок на витамин С практически никогда не бывает аллергии. Многим это кажется странно, потому что на цитрусовые аллергия как раз случается. Но дело в том, что чаще всего аллергеном там выступают другие вещества, например цитронеллол.

То есть достоинств у витамина C, конечно, много. Но все-таки считать его панацеей не стоит. Есть ингредиенты, которые ему ничуть не уступают. Например, экстракт зеленого чая и ресвератрол – активное вещество из кожуры красного винограда. В препараты с пептидами витамин С трудно включить – он эти пептиды довольно быстро разрушает, но отлично «уживается» с коллагеном. А пептиды признаны одними из самых эффективных борцов в категории «антиэйдж».

Поэтому думать, что если на упаковке в перечне ингредиентов витамин С не значится, то крем не работает, неправильно.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другомБьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 15. О том, что есть косметика, которая никогда не вызывает аллергию.

“В журнале прочитала – «Крем не вызывает аллергии». Пришла в магазин – консультант спела мне песню: «Эта марка гипоаллергенна!» Ну, купила банку, намазалась – наутро все лицо «расцвело». Вот и верь после этого людям!”.

Мы часто неправильно понимаем значение слова «гипоаллергенный». Нам кажется, что это – гарантия, что средство не вызовет аллергической реакции кожи ни при каких обстоятельствах. Заблуждаются все: и журналисты, которые пишут статьи, и читатели этих статей, и продавцы в магазинах.

Понятие «гипоаллергенная косметика», как его трактует американское Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA), ни к чему производителя не обязывает. Европейское законодательство также не ограничивает использование этого термина. Стандартов, определяющих, когда он может быть использован, нет. Специальные исследования проводить не нужно. Фактически это слово может написать на любой баночке и в любом пресс-релизе любая компания. Цель – улучшение имиджа продукта в глазах потребителя – будет, скорее всего, достигнута. Хотя врачи-дерматологи воспринимают такое заявление крайне скептически.

На самом деле максимум, на что вы можете рассчитывать, увидев или услышав слово «гипоаллергенно», – что в состав средства не входят ингредиенты, зарекомендовавшие себя как потенциальные аллергены. А если и входят, то в очень небольшой концентрации. Например, там не окажется пресловутых эфирных масел. И, возможно, будет не так много парабенов. И на этом, пожалуй, все.

Поэтому, если вы склонны к аллергии, любой новый крем, сыворотку, лосьон нужно тестировать. В том числе, кстати, краску для волос для домашнего использования. Делать это лучше на внутренней стороне предплечья – чуть выше, чем запястье, и чуть ниже, чем локоть. Проницаемость кожи в этой зоне примерно такая же, как у кожи лица. А сама зона не так заметна, как лицо. И, в отличие от запястья, маловероятно, что на нее попадет средство для мытья посуды или еще какой-то случайный химический состав. Так что эксперимент будет более-менее чистым. А если организм даст реакцию, вы по крайней мере сможете пойти на свидание, вечеринку или в театр, не комплексуя.

После того как вы нанесли крем, нужно подождать. Аллергическая реакция может быть двух видов: немедленная наступает в течение 30 минут, отсроченная развивается на протяжении первых двух суток. Поэтому аллергикам рекомендуется начинать пользоваться новым препаратом только через 48 часов после тестирования.

Если за это время ничего неприятного не произошло, значит, аллергической реакции на единичную дозу средства у вас нет. Из этого не следует, что ее не будет при постоянном использовании. Накопительная реакция может проявиться в течение месяца. Но она вряд ли будет такой яркой и бурной.

Кстати, в «группу риска» – то есть в категорию косметики, способной вызывать аллергию, – попадают многие средства для профессионального использования. Просто потому, что в них часто более высокая концентрация активных ингредиентов. Когда клиент приходит на первую процедуру, грамотный и порядочный косметолог сначала нанесет потенциально аллергенный препарат на внутреннюю сторону предплечья и отправит домой, порекомендовав наблюдать за этой зоной два дня. Ну а косметолог алчный, конечно, ничего такого делать не будет. Кто вас знает, вернетесь ли вы через пару суток или передумаете ухаживать за собой?

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 16. Об опасности кремов с гормонами.

“Я ужасно боюсь кремов с гормонами. Говорят, они эффективны, но от них может вырасти борода или усы. И это еще полбеды – я слышала, что они вызывают рак!”.

Согласно европейскому законодательству, косметические препараты не могут содержать человеческих или животных гормонов. Если они там есть, препарат автоматически переводится из категории косметических в категорию лекарственных, проходит все тесты на безопасность и эффективность уже как лекарство и продается только в аптеках и часто – по рецепту.

Больше всего народ, конечно, волнуют эстрогены. Из уст в уста передается захватывающая история про вагинальные мази для коррекции сухости влагалища: если их мазать на лицо, случится чудо чудное. Эти мази действительно включают в себя определенное количество эстрогенов, обладающих локальной активностью. Но, во-первых, эта мазь – не косметический препарат. Во-вторых, согласно исследованиям, только у 20–25 % женщин кожа реагирует на такой способ нанесения гормонов. Потому что, к сожалению, с возрастом снижается не только количество гормонов, но и чувствительность кожи к ним. И для остальных 75 % наносить на лицо вагинальную мазь с гормонами – занятие совершенно бессмысленное. Реакции все равно не будет.

Растительные гормоны – в том числе парабены (Parabens), экстракты соевого белка (Glycine Maxima Germ Extract), дикого ямса (Wild Yam Root Extract), листьев еще некоторых растений – другая история. Это вещества с гормоноподобной структурой. Но именно как гормоны они для человеческого организма никакого интереса не представляют. Они не обладают настоящей гормональной активностью. Для чего их используют в косметике? Для того чтобы поддерживать нашу собственную восприимчивость к собственным гормонам. Ту самую, которая с возрастом сильно снижается. И если такие фитогормоны находятся в креме или сыворотке в достаточной, рабочей концентрации, средство будет эффективно.

Бояться их совершенно не стоит. Никакого вреда организму они не нанесут. Правда, могут оказаться бесполезными. Причины – разные. Либо концентрация этих фитоэстрогенов в креме недостаточная. Либо вы начали его использовать слишком рано (если такой крем наносить на молодую кожу, у которой собственная гормональная чувствительность еще находится на хорошем уровне, он просто не подействует). Либо вы обратились к нему слишком поздно (после определенного возраста, увы, повысить чувствительность к гормонам уже невозможно). В целом можно сказать, что эти препараты эффективны примерно в возрасте от 47–50 и максимум до 60–65.

Кстати, в этот период имеет смысл добавить в ежедневный рацион сою. В любом виде. Это отличный фитоэстроген, который позволяет жителям Азии стареть гораздо медленнее. И если в случае приема внутрь коллагена я не возьмусь утверждать, что это улучшит состояние кожи, то тут связь прямая. В сое содержится специфический белок, который прекрасно усваивается организмом.

Мнение Яны.

«Как объясняла мне в интервью замечательный врач, гинеколог-эндокринолог Вера Ефимовна Балан, панический страх перед гормонами имеет ту же ложную основу, что и страх перед парабенами или алюминием: неправильно и некорректно проведенное когда-то исследование. Но страхи как джинны. Если их однажды выпустили из бутылки, запихнуть их обратно практически невозможно».

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 17. О пользе приема внутрь препаратов, содержащих коллаген.

“Подруга из Японии привезла коллагеновые порошки – расцвела за месяц. Ясное дело – «гиалуронку» лучше пить, чем мазать на лицо. Она и подобные ей вещества работают только в виде порошков и пилюлей. А все ваши кремы – деньги на ветер!”.

Коллаген и гиалуроновая кислота в порошках и таблетках – очень модные добавки. Рынок огромный и растет как на дрожжах к радости маркетологов. Но серьезных независимых исследований, подтверждающих, что для кожи полезно принимать внутрь гиалуроновую кислоту или коллаген, до сих пор нет. По крайней мере я их не нашла, хотя ищу несколько лет. И ни на одной конференции не слышала убедительного независимого сообщения на эту тему. Рекламные доклады от производителей этих порошков – да, конечно. Согласно им, после приема этих препаратов и у мышек шерсть заколосилась, и у людей все морщины разгладились.

Японская компания Shiseido выяснила, что гиалуроновая кислота в жидкой форме в соединении с довольно высокими дозами витамина С при постоянном приеме в течение двух-трех месяцев несколько оздоровляет кожу. Но это улучшение, увы, не такое очевидное и значительное, как обещают рекламные буклеты. С результатами местного использования гиалуроновой кислоты – в виде кремов и инъекций – несравнимо.

Эксперименты другой японской компании, Nanotokin[2], также позволяют сделать выводы о некоторой эффективности гиалуроновой кислоты. Но оба исследования оплачены производителями этого препарата, поэтому неангажированность тут под вопросом.

Подчеркиваю: речь идет именно о пользе для кожи. Польза для здоровья в целом – другое дело. Например, есть данные, подтверждающие, что при заболеваниях крупных суставов прием гиалуроновой кислоты внутрь увеличивает их подвижность и уменьшает болевой синдром.

Что касается коллагена, то о нем даже такой информации нет. Можно упомянуть одно исследование, опубликованное в 2013-м: 69 женщин в возрасте от 35 до 55 лет принимали внутрь коллаген, и через четыре и восемь недель после начала эксперимента у всех было зафиксировано повышение эластичности кожи. Эффект сохранялся еще четыре недели после окончания приема[3]. Однако из-за того, что в эксперименте участвовало небольшое количество волонтеров, эти результаты не могут быть приняты как подтверждение эффективности ни врачами, ни научными кругами.

Известно, что коллаген переваривается. То есть в чистом виде в кровь не попадает и в кожу, очевидно, не проникает. Он распадается до аминокислот, которые распределяются по органам и тканям в зависимости от их потребностей. Совершенно необязательно организм должен счесть снижение тонуса кожи или наличие на лбу морщин поводом, чтобы направить аминокислоты именно в этом направлении. Гораздо более вероятно, что они будут использованы на поддержание тонуса мышц, плотности костей или процессы регенерации и заживления. Так что для организма поступление аминокислот, которые составляют суть коллагена, – примерно то же самое, что кусок мяса на ужин. Пока никто не сказал, что существует специальное мясо, от которого уйдут морщины. Боюсь, его все-таки нет.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 18. О вреде антиперспирантов с алюминием.

“Я лучше буду потеть, как лошадь, чем пользоваться дезодорантами, в состав которых входит алюминий. Он вызывает рак, вы что, не слышали?!”.

Давайте сразу уточним: дезодоранты и антиперспиранты – это не одно и то же. Первые только устраняют неприятный запах, вторые, с отдушкой или без, уменьшают потоотделение: главная их цель – сделать так, чтобы вы не потели. В состав дезодорантов препараты, снижающие активность потовых желез, не входят. В состав антиперспирантов – входят обязательно. Соли алюминия – один из самых распространенных и доступных ингредиентов такого рода. И его, как и парабены, постигла участь косметического жупела. Ему тоже предъявлено обвинение в канцерогенности.

Как часто бывает в таких случаях, никаких серьезных научных подтверждений тому, что эти обвинения имеют под собой почву, нет.

Кампания под лозунгом «Алюминий – зло!» началась в 2003-м, примерно тогда же, когда и кампания по борьбе с парабенами-вредителями. Антиперспиранты с алюминием были заподозрены в том, что они вызывают рак молочной железы. Потому что алюминий якобы может стимулировать эстрогенные рецепторы. В 2005-м на сцену вышла врач-маммолог Филиппа Дарбр, ранее сыгравшая роковую роль в признании парабенов канцерогенными, – и опубликовала статью о том, что в биоптатах пораженных раком тканей она нашла не только парабены, но и алюминий. Дескать, хлоргидрат алюминия, который содержится в антиперспирантах, может взаимодействовать с рецепторами, чувствительными к эстрогенам. А поскольку некоторые виды злокачественных опухолей восприимчивы к эстрогенам и развиваются под их влиянием, то вроде как можно высказать предположение о вреде этих антиперспирантов.

К сожалению, как и в случае с парабенами, стекла, на которых исследовали биоптаты, потерялись. Ну надо же! Какая досада!..

В том же 2005 г. было представлено еще одно исследование: в 99 % образцов опухолей молочной железы обнаружили сразу и парабены, и алюминий. Правда, потом оказалось, что 9 испытуемых женщин из 40 никогда не пользовались косметикой в области подмышечных впадин. Включая, разумеется, антиперспиранты. Авторы исследования достаточно скупо прокомментировали эту противоречащую их выводам информацию: по их мнению, вероятно, парабены и алюминий проникли в опухоль из косметических средств (!), которые наносились на другие части лица и тела.

Это исследование – и его характер, и количество образцов, и заключение – не вызвало у научного сообщества ничего, кроме скепсиса. Так что вся история с «антиперспирантами-убийцами» по прошествии времени больше всего напоминает диверсионный «вброс». Но он опять сработал.

В 2007 г. свою лепту в травлю антиперспирантов внес еще один доктор, француз Давид Серван-Шрейбер, который часто выступал по телевизору, запугивая доверчивое население разными псевдонаучными страшилками. Он призвал народ избегать использования препаратов, содержащих алюминий. Особенно после бритья – якобы, когда кожа раздражена, риск возникновения раковых опухолей возрастает.

А в 2011-м министерство здравоохранения Франции опубликовало документ, где говорилось, что антиперспиранты с гидратом алюминия «слишком рискованны», и призвало Европейскую комиссию изъять их из оборота. Чиновников не остановило даже то, что к этому моменту были опубликованы итоги серьезнейших исследований, в которых принимали участие до 1700 волонтеров и в результате которых было признано: гипотеза о канцерогенности алюминия ошибочна и связи между использованием антиперспирантов и раком нет.

Сторонники этого запрета опираются на данные, что рак молочной железы чаще диагностируется у женщин, которые пользуются антиперспирантами. Допустим даже, что статистика верна. Но на основании ее нельзя делать вывод, что в диагнозе виноваты антиперспиранты. С тем же успехом можно попытаться доказать, что эти женщины любят огурцы – и обвинить в канцерогенности сей «вредный» овощ.

К тому же алюминий не какое-то диковинное редкое вещество. Так же, как кислород и кремний, он есть везде. Мы употребляем его в пищу во всех видах хлеба, красных ягодах, большинстве свежих овощей и фруктов. Он присутствует в организме во всех органах и тканях. Играет важную роль в заживлении ран, порезов, ссадин и формировании здоровой рубцовой ткани. Присутствует в костной ткани и ткани связок, формирует кислотность желудочного сока и является незаменимой частью многих пищеварительных ферментов.

Человеку необходимо от 30 до 50 мг алюминия в сутки. Усваивается это вещество не очень хорошо, поэтому, чтобы поддерживать его уровень, нужно есть достаточное количество свежих овощей и фруктов. Схема такова: мало овощей и зелени – мало алюминия и меди в организме – плохое заживление ран и нарушенное пищеварение.

Но если через пищеварительный тракт алюминия проникает очень мало, то через кожу – еще меньше. Воздействовать на рецепторы он не может. Гипотеза о вредоносности солей алюминия не подтвердилась – но судьба антиперспирантов с алюминием висит на волоске, и, возможно, они будут отозваны с европейского рынка.

В таких странных случаях надо ставить вопрос: кто от этого выиграет? Кому выгодно заставить производителей перекраивать состав антиперспирантов и заменять дешевый алюминий на более дорогостоящие органические вещества, подавляющие активность потовых желез? (Эти вещества на основе квасцов мало того что дороже, но еще и работают гораздо хуже.) Назвать этих людей поименно я не могу, ибо лично их не знаю. Но подозреваю, что они таки существуют. Кому-то это обязательно должно быть на руку.

Как известно, с повышенным потоотделением еще борются с помощью инъекций ботокса. Их делают в подмышки, ладони, ступни ног – причем вводят гораздо более крупные дозы, чем в лицо. И вот тут я бы скорее задумывалась о безопасности. Полная блокировка потоотделения в области подмышек не проходит бесследно. Если антиперспиранты регулируют и уменьшают активность потовых желез примерно на 90 %, ботокс ее именно блокирует. Это не регуляция. Это полный паралич – и, на мой взгляд, это нездорово.

Ведь пот – это не только неприятное пятно в области подмышек, а еще и способ выведения токсинов и «побочный продукт» нормальной работы организма. Не случайно спортсменам на соревнованиях не рекомендуется использовать даже антиперспиранты – они нарушают естественную терморегуляцию. И, конечно, никакой детокс невозможен, если подмышки «заблокированы» и не выводят пот. Перераспределить потоотделение и заставить все шлаки выходить через другие отверстия так же активно, как через подмышки, невозможно. Все-таки это область, где находится множество лимфоузлов. Именно там располагается их «коллектор». В нем идет постоянная фильтрация – и пот, который выделяется через подмышечные потовые железы, выводит из организма больше «ненужностей», чем потовые железы спины, живота и любых других частей тела.

Есть медицинское понятие «гипергидроз» – сильно повышенное потоотделение. Существуют гипергидроз патологический и гипергидроз физиологический. Первый надо лечить с помощью тех же инъекций ботокса, взвесив все «за» и «против» и предприняв меры против побочных результатов этого лечения. Второй – можно и нужно стараться устранить антиперспирантами, а если он имеет под собой эмоциональные причины, что тоже часто бывает, – то с помощью консультаций у психотерапевта. Грань между двумя разновидностями одного заболевания тонка. Регулярное потоотделение в привычном климате не превышает 400–500 мл в день, и это уже довольно много. Есть специальные тесты, которые позволяют объективно оценить, нужно ли делать ботулинотерапию. Если говорить о «бытовых» признаках, то считается, что, когда пятно пота на одежде в области подмышек в обычный день превышает 20 см в диаметре, имеет смысл говорить о патологии, пятно до 5 см в диаметре – это норма, а от 5 до 20 – может быть и нормой, и патологией, в том числе симптомом эндокринных заболеваний.

Но косметологи, заинтересованные в повышении доходов (а ботокс в подмышки – процедура дорогостоящая), чаще всего используют слово «гипергидроз», не вдаваясь в тонкости. И этим понятием вовсю оперируют девушки, которых волнует вопрос, как не испортить потовыми пятнами новенькую блузку. Блузки, конечно, будут спасены. Хотя врачи-неврологи в один голос говорят, что ботулинотерапия при нормальном потоотделении с медицинской точки зрения не оправдана.

Кстати, гипергидроз лечат, блокируя выделение пота не только в подмышках, но и на пятках и ладонях, где он тоже доставляет дискомфорт. Конечно, потные ладони – это неприятно. Но определить грань, после которой надо вводить ботокс, тоже должен врач. Потому что одно дело – влажные ладони. Другое – мокрые. Только врач (причем невролог, а не косметолог!) может оценить общую картину состояния организма и назначить оптимальное лечение. Побочные эффекты вполне возможны.

Но при этом алюминия в антиперспирантах мы боимся – а ботокса в подмышки нет. Вот такие мы, женщины, загадочные существа.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 19. О наплыве поддельной косметики.

“Слышала, что половину косметики с именами знаменитых брендов, которая продается в магазинах, на самом деле производят где-то в Китае на левых заводах. Эти китайцы, они же копируют все – от сумок до кремов! А как иначе объяснить, что один крем у кого-то работает, а у кого-то нет?”.

Слухи о тотальном наплыве косметических фальшивок, как и большинство слухов, сильно преувеличены. Начнем с того, что нишевые и профессиональные бренды практически никто не имитирует. Подделывают – если подделывают – только средства очень раскрученных марок, имена которых у всех на слуху и которые легко продать. Работают те же законы, что и, например, с сумками: Burberry и Prada подделывать стоит, а сумку какой-нибудь маленькой итальянской марки, какой бы высококачественной она ни была, – совершенно не имеет смысла. Копируют ведь не качество, а бренд.

Подделывать кремы еще сложнее, чем сумки. Надо скопировать упаковку: должна быть такая же банка или тюбик, такая же крышечка, такой же золотой ободок, такой же фарфоровый шпателек… Содержимое банки с кремом иногда бывает дешевле самой банки. Это печально, но факт.

Все эти шпательки и ободочки, конечно, стоят денег, так что затраты подделывателя будут не меньше, чем у законных производителей. А иногда они могут быть и больше – ведь крупные фирмы «берут» значительными объемами. Вряд ли нашему контрабандисту нужно столько же банок, сколько «честному предпринимателю», который обеспечивает своей продукцией магазины по всему миру. Но, допустим, он нашел маленькие китайские свечные заводики, где ему изготовят все то же самое с перламутровыми пуговицами, но в три раза дешевле.

Затем встает вопрос о наполнении. Если фальсификатор наполнит эти баночки тем же составом, что и официальный производитель, смысл подделки практически пропадет. Если вазелином – обман вскроется немедленно.

Предположим, он наполнит их чем-то средним, по виду и запаху очень похожим на оригинал. Но обманщику придется сбывать товар в подземных переходах и сомнительных лавках, где люди очень неохотно платят большие деньги. А «большими деньгами» там считается сумма от 1000 руб.

В общем, авантюра представляется очень сомнительной. Если подделки и случаются, то чаще всего «серым» производством занимаются не мелкие кустари-одиночки, а крупные сети. Они покупают «честные» кремы – и параллельно «разбавляют» эту партию тем, что было создано по образу и подобию на сером рынке. На полках «родные» и «серые» баночки стоят рядом, через одну. И распознать, кто тут законнорожденный, а кто нет, без специальной экспертизы невозможно. Но содержимое этих баночек будет идентичным, так как стандартные формулы действительно можно купить у другого производителя формул чуть дешевле.

Однако такие случаи все же очень редки. Иногда – но тоже редко – среди продавцов находятся умельцы, которые аккуратненько стягивают с дорогого крема целлофановую пленочку, вскрывают баночку, выливают содержимое в свой контейнер, а емкость наполняют «Детским кремом». А потом так же аккуратно возвращают целлофан на место и продают несведущим покупателям. Мне лично такие случаи известны. Но эти хитрецы быстро попадаются.

Да, один и тот же крем у одного работает, а у другого нет – но это зависит вовсе не от того, какой это крем – поддельный или «настоящий». А от того, какая у вас кожа и насколько правильно вы подобрали себе уход.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

В салоне красоты.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 20. О необходимости механической чистки лица.

“У меня очень ответственный косметолог. Она никогда не отпустит меня, пока не выковыряет все черные точки до последней”.

Необходимость регулярных механических чисток сильно преувеличена. Такая процедура – всегда травма кожи, сосудов и устья сальной железы, из-за чего последняя начинает работать более активно. Делая чистку, мы как бы запускаем порочный круг: воспаления – чистка – воспаления.

Но, к сожалению, обойтись без механической чистки можно далеко не всегда. Если кожа проблемная и есть гнойники, их надо вскрывать. Старое правило Гиппократа никто не отменял: «Видишь гной – выпусти его». Поэтому косметолог может предложить вам чистку. И это не переводит его автоматически в разряд «врачей-вредителей».

К механической чистке кожу надо готовить. Чем лучше она подготовлена, чем больше открыты поры – тем меньше травм. Поэтому и существует специальная продукция для так называемых «атравматических» чисток. Мои любимые – марки Holy Land. Там есть средства, которые раскрывают поры и устья сальных желез и по мере сил выключают из процесса сосуды. Если кожа таким образом подготовлена, косметолог слегка надавливает – и содержимое сальной железы изливается наружу или вскрывается нарыв.

Косметолог должен уметь воздействовать на нее таким образом, чтобы при минимальном давлении содержимое полностью вышло наружу. Это называется «экстракция» или «экструзия», а не «давка», как иногда ее называют дилетанты. Большая ошибка – начать давить и мять со всех сторон. Сразу возникает отек – и ничего не выходит. А отек приводит к формированию дополнительного очага воспаления или усугубляет существующее.

Второй важный момент – грамотный уход после чистки. Нужно использовать косметику с антисептическими свойствами и тонизирующим действием, стягивающим поры. И очень показан либо мануальный лимфодренажный массаж, либо дренаж аппаратом. По-хорошему косметолог должен дать клиенту с собой дезинфицирующий и противоотечные препараты. Я рекомендую использовать дома противовоспалительную сыворотку, которая обеспечивает и противоотечный эффект, концентрат для ремоделирования микрофлоры кожи, а также крем, снижающий интенсивность деятельности ферментов, участвующих в воспалительном процессе и синтезе жира.

Но все это только при воспалениях. График, которого я придерживаюсь в таких случаях: сначала чистим раз в две недели, потом – раз в месяц, потом – раз в три месяца и наконец раз в полгода.

А то, что раз в месяц, раз в полгода и даже раз в год чистить таким образом кожу надо всем, – это миф, который тщательно поддерживают многие косметологи.

Пресловутые черные точки я вообще не вижу смысла удалять механически. Слава богу, XXI в., космические корабли бороздят просторы Вселенной, и косметологи научились растворять окисленный жир, чем, собственно, эти черные точки и являются.

Да-да, это на самом деле жир, который застрял в сальной железе, высох, стал плотным, окислился, собрал городскую пыль – и стал черным. Фактически это жиры, которые прошли процесс перекисного окисления липидов и в результате стали подходящей питательной средой для бактерий.

Задача, которая нам вполне под силу, – размягчить верхний слой кожи, разогреть ее, чтобы жир тоже разогрелся и стал менее вязким (для этого используются разжижающие препараты), – и с помощью пилинга или специального раствора убрать жир.

Да, иногда это не получается сделать за один раз. Но две-три процедуры с глубоким очищением, с использованием ультразвука – и черные точки исчезнут. Хаотическое колебание жидкости на поверхности кожи под воздействием ультразвукового удара приводит к тому, что из устьев сальных желез весь этот хлам вылетает просто фонтанами. И кожа становится чистой. Стянуть ее, чтобы поры не растягивались, – дальнейшая главная задача.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Еще мы любим «чистить» – то есть выдавливать – белые прыщики. Если они не закрыты кожей, от них также можно избавиться с помощью правильного ухода. Белые точки, покрытые слоем кожи, свидетельствуют, что кожа обновляется медленно, наращивается – и образуется гиперкератоз. Вариантов развития сюжета тут два: либо скопившийся под кожной «крышечкой» гной воспалится, либо кожа в конце концов отшелушится. Помочь ей можно с помощью пилингов и препаратов, улучшающих кровообращение. Если у вас есть такие точки, наносите пилинг на все лицо, а на проблемных местах – вмассируйте его в кожу. В таких случаях отличный результат дают не механические, а ферментативные (энзимные) пилинги. Ферменты-протеолитики прицельно разрушают кератин (он и создает «крышечку», под которой стоит столбик себума, секрета сальных желез). После того как кератиновая пробка удалена, кожное сало гораздо легче выделяется из сальных желез. Для облегчения задачи имеет смысл одновременно использовать влияющие на вязкость себума препараты – от ниацинамида или метилникотината до эфирных масел и фруктовых кислот.

А в целом белые точки – сигнал того, что организм испытывает дефицит воды. Чем больше воды – тем более жидкое кожное сало. И оно с меньшей вероятностью превратится в белые точки. Пейте больше, используйте энзимные пилинги и маски, которые вызывают прилив крови к коже (последнее – если нет сосудистых проблем), умывайтесь теплой водой, делайте контрастные компрессы.

В общем, механические чистки – показатель мастерства вашего косметолога: косметолог, который чистит мало и редко, – мастер высокого класса.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 21. О бессилии кремов и всесильности инъекций.

“Кожа – мощный барьер, и никакие полезные ингредиенты из крема в глубину проникнуть не могут. Чтобы их туда доставить, требуется исключительно игла”.

Кожа – действительно отличная защита. Если бы это было не так, любой дождик превращал бы нас в раздувшуюся губку. Но по-настоящему прочным барьером является идеальная здоровая кожа взрослого человека в возрасте примерно от 18 до 40 лет. Она действительно защищает как доспехи.

После 40–45 лет состав даже здоровой кожи меняется, и некоторые вещества она впитывает хуже, чем в молодости, а некоторые – наоборот, лучше. (Согласно исследованиям, доза активных веществ в мази для 60–65-летних людей должна быть в три-четыре раза выше.).

Для молодой здоровой кожи существует «правило 500 кДа». Это максимальная масса молекулы, которая может проникнуть в кожу без дополнительных усилий. Именно столько весят молекулы кофеина, витаминов группы B и простых форм витамина C, фруктовых кислот, большинства пептидов. Но их высокая концентрация не всегда полезна. Бывает даже, что вредна: некоторые активные вещества с молекулами весом 300 кДа имеют обыкновение склеиваться между собой, образуя крупные частицы весом 3000 кДа. И эта конструкция уже никуда и ни за что не протиснется. Так что имейте в виду: концентрация полезных веществ и эффективность крема – не синонимы.

Если же молекула весит больше пресловутых 500 кДа (например, у коллагена, сложных форм витаминов, большинства растительных экстрактов – василька, алоэ, розы), она работает в верхних слоях кожи. Но может и оказывать опосредованный эффект на более глубокие структуры. Например, конструкция «витамин D + витамин С + зеленый чай» не проникает в глубокие слои эпидермиса, а тем более дермы, но действует на клетки рогового слоя эпидермиса, липидные структуры эпидермальных конвертов и снижает активность свободных радикалов в межклеточном пространстве, а клетки эпидермиса изменяются и передают сигнал глубже, тем самым запуская изменения на уровне дермы. Но это другой механизм. Для того же, чтобы вглубь проникла сама тяжелая молекула, надо приложить дополнительные усилия. Например, подключить аппараты. Ионофорез, микротоки, электрофорез, ультразвук, приборы, которые вводят вещества под давлением, – все это помогает «пробить» кожу. Улучшить ее проницаемость может и правильно выполненный массаж. Но понятно, что тут уже речь идет о косметической процедуре в салоне или клинике.

Но, повторю, все это справедливо, только если кожа в порядке. А если, например, она у вас жирная, с расширенными порами и многочисленными воспалениями, работают другие законы. На такую кожу некоторые препараты могут подействовать быстрее и эффективнее, чем на здоровую, поскольку каждое воспаление – это канал доставки в глубокие слои. Вообще, любое нездоровое состояние кожи – будь то сухость, истонченность, чувствительность, купероз или розацеа – ослабляет ее защитные свойства.

И в этом один из главных парадоксов терапевтической косметологии. Мы начинаем лечить проблемную кожу и получаем эффект. Но чем этот эффект сильнее, тем сложнее продвигается лечение: защитные функции кожи возрастают. А на финишной прямой – когда до окончательного выздоровления осталось три шага! – косметика перестает проникать вообще. Да, мы добились оздоровления в целом. Но хотелось бы еще поработать с морщинами, сгладить пигментацию, подтянуть овал… Что делать?

Ответ: менять препараты на те, которые содержат как раз ингредиенты с малым молекулярным весом. И работать ими.

А после этого, если мы всем уже довольны, можно перейти к следующему этапу – поддержанию здорового состояния кожи. Здесь можно ограничиться качественным очищением и использованием препаратов, содержащих необходимые для строительства «барьера» вещества – церамиды, ненасыщенные жирные кислоты, сквалан, мочевину, молочную кислоту, аминокислоты и некоторые соли магния, калия, кальция.

В выстраивании такой схемы, собственно, и заключается мастерство косметолога. А также причина того, что самостоятельное лечение «методом тыка» очень редко бывает эффективно.

А есть ситуации, при которых в кожу вообще все что угодно может проникнуть. Например, в первые полчаса после химического пилинга или дермабразии. И девушки, которые покупают где-то на просторах Интернета гликолевые пилинги, мажут их себе кисточкой на лицо, а потом быстренько наносят кремик «чтобы лучше подействовало», поступают не то чтобы вовсе неправильно. «Кремик» правда подействует лучше. Но они здорово рискуют, если он вдруг окажется «неправильный» или с просроченным сроком годности. После любого намеренного или случайного повреждения кожи необходимо использовать препараты, которые ускоряют и облегчают ее заживление, а если речь изначально шла о коррекции чего-либо (морщин или пигментации, например) – то в комплексе со средствами, которые воздействуют на устраняемый дефект.

Солнечный ожог тоже резко снижает барьерные функции кожи. Сгорели на солнце? Красное лицо нельзя мазать чем попало. Например, кремом с просроченным сроком годности, даже любимым. В обычной ситуации он вреда, может, и не принесет. А тут не известно, чем это закончится. Не исключено, что дополнительным – еще и химическим – ожогом.

А если вы не верите, что какие-то ингредиенты способны куда-то проникнуть без иглы, спросите бабушек или мам, которые мажут колени мазями, когда болят суставы. Намазали – через 20 минут прошло. Значит, что-то куда-то все же проникло? И добралось не только в кожу, а аж до суставной сумки. И там поработало: уменьшило воспаление, сняло болевой синдром. Так что технически все это возможно. Вопрос в качестве препаратов и характеристике кожи.

А инъекции – да, доставляют все, что надо, вглубь. Но тот факт, что вещества доставлены в глубокие слои кожи на лице, еще не значит, что они там будут работать, как нам того хочется. При таком введении препараты часто ведут себя не так, как при внутримышечных инъекциях. Колоть калий и магний в мышцу – да, врачи знают, какой получат результат. Вводить их в кожу? Нет, эффект иногда непредсказуем.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Про гиалуроновую кислоту более-менее все ясно. А когда косметолог в кабинете набирает в шприц «три витаминчика» и сочиняет из них коктейль? Что эти «витаминчики» в коже делают? С какой скоростью выводятся? По логике кожа должна тут же включить функции защиты на максимум. Что, конечно, даст оживление цвета лица и некоторое уплотнение кожи. Это ответ на «вторжение». Но какие процессы происходят в коже потом, в долгосрочной перспективе – «тайна сия велика есть»… К счастью, человек живуч. Поэтому и не такое готов перенести.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 22. О том, что прыщи просто так не вскакивают.

“Мой косметолог может поставить диагноз без всяких анализов. Если видит прыщи на подбородке – сразу говорит, что надо проверить яичники. Если над верхней губой – значит, проблемы с сердцем. На скулах – с печенью. И она еще ни разу не ошиблась!”.

Природа происхождения этого мифа очевидна. Кожа ведь не пальто, которое надето на скелет и мышцы. Она связана со всеми органами и в определенном смысле является зеркалом организма. В прежние времена врачи, которые не имели в своем распоряжении ни УЗИ, ни рентгена, были об этом прекрасно осведомлены. В XIX в. два врача-физиолога – петербуржец Григорий Антонович Захарьин и англичанин Генри Гед – одновременно открыли, что нездоровье внутренних органов сказывается на состоянии определенных участках кожи, имеющих с больным органом нервную связь. Эти участки в медицине называются «зонами рефлексогенного отражения» – или иначе зонами Захарьина – Геда.

Тут нет никакой мистики: существует даже атлас этих зон и раскладка, с каким органом какая зона связана. И также существует методика рефлекторного массажа, при которой, воздействуя на определенную зону и улучшая в ней кровообращение, мы усиливаем работу и связанного с ней органа. Скажем, при спазме желчно-выводящих путей имеет смысл помассировать место над пупком – вполне вероятно, спазм пройдет.

Согласно ряду восточных учений, на теле человека есть определенные точки – проекции тех или иных органов. Считается, что таких точек особенно много на мочке уха, на кистях и стопах. Кстати, этим пользовались даже далекие от этих учений советские анестезиологи – после операции, чтобы ускорить выведение пациента из наркоза, они активно массировали или просто несколько раз крутили ему ухо. И пациент быстро приходил в себя.

При этом иглорефлексотерапия – вещь неоднозначная. Да, иногда иголки помогают некоторым снизить боль или избавиться от никотиновой зависимости. Но нет серьезных научных исследований, подтверждающих, что вот воткнули иголку в ухо – и печень или поджелудочная железа немедленно излечились. Хотя многие люди верят в это – и получают результат.

Но несмотря на все «зоны» и «точки», тезис о связи заболеваний внутренних органов с месторасположением прыщей на лице высосан из пальца. На лице нет таких зон, которые были бы завязаны в один нервный узел с каким бы то ни было органом. И прыщи появляются не потому, что, например, печень страдает из-за вашей любви к шоколаду. На эту тему в 1969 году ученым Альбертом Клингманом было сделано исследование «Шоколад и акне». Взяли 66 человек – ровесников с одинаковой расположенностью к акне. Одной половине каждый день в течение двух месяцев давали шоколад, другой – леденцы. В итоге испытуемые из группы, которая ела шоколад, не стали более прыщавыми, чем те, кто сосал леденцы. И уж тем более прыщи и у тех, и у других возникали в совершенно произвольных местах.

Связь гинекологических заболеваний и акне – да, есть. Скажем, при поликистозе яичников серьезно нарушается гормональный фон – и это часто сопровождается появлением прыщей. Но никак не на нижней, не на верхней и не на какой-то определенной части лица. А при иных заболеваниях яичников кожа вообще может оставаться ровной и гладкой.

И наоборот, акне может возникнуть, когда с яичниками все в порядке. Например, йодозависимое акне вызывается избытком йода в организме. А стероидное – приемом гормонов.

Так что, если у вас прыщи на подбородке, вовсе не обязательно немедленно бежать к гинекологу, а если на лбу – то срочно проверить печень. Будь это справедливо, диагностировать заболевания было бы проще: не требовались бы ни анализы крови, ни УЗИ, ни рентген. Взглянул на лицо – и отправил на операцию по удалению желчного пузыря. Но, увы, нет.

А хуже всего то, что этот миф действительно поддерживают многие косметологи. Именно они делают его таким живучим. И это тот случай, когда я изменяю принципам цеховой солидарности, отказываюсь быть на стороне своих коллег и утверждаю: иногда точка – это просто точка. Иногда прыщ – это просто прыщ.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 23. О бесполезности кремов с гиалуроновой кислотой.

“Покупать кремы с «гиалуронкой» бессмысленно. Биоревитализация, милочка, только биоревитализация! Гиалуроновая кислота в составе кремов вообще не усваивается!”.

Если просто нанести на лицо ту самую гиалуроновую кислоту, которая входит в состав филлеров или препаратов для биоревитализации, она действительно никуда не проникнет.

Но гиалуроновая кислота бывает двух видов: состоящая из мелких молекул и из крупных. Та, что предназначена для инъекций, высокомолекулярная. А входящая в состав кремов – чаще всего состоит либо из мелких молекул, либо представляет из себя смесь тех и других. Но это сейчас. Раньше долгое время считалось, что включать в кремы маленькие молекулы не имеет смысла: они не обладают выраженным увлажняющим действием и максимум, на что способны, – удерживать воду и увлажнять верхний роговой слой. А потом оказалось, что когда маленькие молекулы попадают в эпидермис и дерму, то они все-таки тоже притягивают влагу, просто не в таком большом количестве, как крупные. Но если их много, они, как маленькие губки, в совокупности «натягивают» на себя вполне достаточное количество влаги. Это называется «эффект памперса». И увлажненность в глубоких слоях кожи, в эпидермисе и дерме, повышается.

И еще оказалось, что эти маленькие молекулы, попадая в глубокие слои, подают фибробластам сигнал, что надо синтезировать новую гиалуроновую кислоту. Очевидно, это происходит потому, что «естественным путем» они оказываются в дерме тогда, когда собственная гиалуроновая кислота начинает разрушаться. Вот и получается, что маленькие молекулы запускают процесс производства новой «гиалуронки».

Некоторое время назад стали использовать и совсем крошечную молекулу гиалуроновой кислоты – гиалуронат натрия. Она воздействует непосредственно на рецепторы фибробластов. И это точечно усиливает синтез гиалуроновой кислоты в этом фибробласте, причем на достаточно длительное время. Например, чтобы продлить жизнь филлерам, которые вставляют в носогубные складки или в губы (Restylane, Juvederm, Teoxane и другим на основе гиалуроновой кислоты) после инъекций рекомендуют использовать кремы, где содержится именно низкомолекулярная гиалуроновая кислота, то есть содиум гиалуронат. И в результате филлер получит дополнительную подпитку и будет жить дольше.

Средств с гиалуронатом натрия существует довольно много, в том числе Meder Derma-Fill. Если его использовать после введения филлеров с гиалуроновой кислотой в губы, это продлевает эффект от процедуры на месяц-полтора. А вот на область скул, на мой взгляд, это мало воздействует: там филлер закладывается достаточно глубоко, рассасывается очень медленно, и вообще в этой зоне работают другие механизмы.

Споры о том, что эффективнее – гиалуроновая кислота в виде инъекций или же в виде кремов, – бессмысленны. Есть области, где кремы бессильны. Та же носогубная складка. Если там уже заложена глубокая морщина, никакой крем ее не уменьшит и не уберет. Нужно делать инъекции.

Кстати, иногда носогубная складка может появиться достаточно рано, лет в 25. Тогда, один раз введя в эту область филлер, есть шанс скорректировать изъян навсегда. Или, если на всю жизнь не получится, делать инъекции систематически раз в два-три года и тоже не беспокоиться за будущее.

А вот биоревитализацию до 40 лет вполне можно заменить «наружным» применением «гиалуронки». Особенно если совмещать его с салонными процедурами. Эффект будет не хуже, а может быть, даже лучше.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 24. О том, что колоть гиалуроновую кислоту и ботокс лучше смолоду.

“Мне 32, может, пора уже колоться? С другой стороны, мне говорили, что на иглу подсаживаются и чем позже начнешь, тем лучше. Что же, теперь ждать до 60?”.

За мной закрепился имидж противника инъекций, но это не вполне соответствует действительности. На самом деле изобретение «уколов красоты» – революция в косметологии. Благодаря им мы пересмотрели взгляд на то, какие методики имеют право называться эффективными. Для косметологов появление инъекций ботокса и гиалуроновой кислоты – то же, что для стоматологов внедрение имплантации и металлокерамического протезирования. Можно, конечно, до сих пор вставлять пациентам золотые зубы, но вообще-то теперь такие не носят. Можно, конечно, до сих пор ходить с глубокими морщинами на лбу, но вообще-то теперь есть ботокс.

Проблема не в том, что инъекции – зло. Проблема в том, что многие косметологи и их пациенты так увлеклись этими уколами в «профилактических целях», что напоминают мне детей из малообеспеченных семей, которым в детстве шили платья на вырост.

Я не против инъекций, я против уколов «на вырост» и злоупотреблений. Делать надо то, что надо делать здесь и сейчас. То, к чему есть реальные, а не гипотетические, предпосылки.

Особенно это касается модного сейчас «восполнения объемов» с помощью филлеров на основе гиалуроновой кислоты, которые ставят в область скул или «подкачивают» в губы. Некоторые косметологи рекомендуют это делать «про запас». Я же считаю, что, пока не началась деградация, пока организм не начал тратить свои запасы и собственные объемы не начали уменьшаться, не надо их «восполнять». Можно жить без инъекций.

У среднестатистической женщины, которая живет в большом городе, имеет детей, работу, «среднюю» наследственность и одну – две вредные привычки, признаки старения проявляются на лице годам к 35. И в это время их можно начинать корректировать с помощью инъекций.

Чем старше мы становимся, тем больше у нас поводов и причин для того, чтобы прибегнуть к инъекциям. Но золотое правило медицины остается золотым: идти от меньшей травмы к большей и от меньших объемов – к большим. Не надо сразу экспериментировать с большими дозами и радикальными изменениями.

Наступает момент, когда уходит не только жировая, но и костная ткань лица. Кости становятся более тонкими. И на этом этапе увеличение объема скул или усиление надбровной дуги вполне оправданно. Это будет красиво.

Но когда на имеющийся еще свой объем «подсаживается» дополнительный – в целях «профилактики» или потому, что клиент готов заплатить, а косметолог хочет подзаработать, – получается не очень красиво.

Да, есть единичные случаи, когда диагноз «истощенное лицо» можно поставить и молодому человеку. И ему, конечно, тогда лучше ввести филлеры. Но это случается редко.

Что касается ботокса, тут другая история. Часто у юных 20-летних девочек такая активная мимика, что невооруженным глазом можно заметить, как закладывается и формируется морщина между бровями или на лбу. И понятно, что к 30 годам она точно там появится. В этом случае я бы начала с использования кремов с пептидами, которые неплохо блокируют эти мышцы, но при этом позволяют сохранять «контроль над ситуацией». Если уколоть ботокс, то девушка не будете фиксировать момент, когда морщит лоб или сдвигает брови: мышцы расслабляются настолько, что сделать это просто невозможно. А если использовать крем с пептидами, то всякий раз, когда она попытается нахмуриться, почувствует явное препятствие.

Если за два-три месяца эти меры не отучат ее от слишком активной мимики – конечно, надо уколоть ботокс. И вполне вероятно, что одного раза будет достаточно: за полгода плохая привычка исчезнет. А потом останется просто поддерживать этот результат теми же препаратами с пептидами, чтобы не забывать о проблеме и не расслабляться (то есть в данном случае, наоборот, не напрягаться).

Некоторые психологи, увлекающиеся косметологией (а также косметологи, увлекающиеся психотерапией), проводят с пациентками, которые хотят избавиться от манеры хмуриться и сдвигать брови к переносице, такой эксперимент. Одевают им на лоб датчики и показывают красивый фильм про природу. Как только пациентка хочет выразить эмоции путем наморщивания лба, датчик срабатывает – и вместо красот на экране возникает серая сетка. Десять сеансов дают стопроцентный результат.

То есть привычка напрягать мышцы лба, как и привычка сутулиться, поддается контролю без всякого ботокса. Но нужно время и сильное желание от нее избавиться.

Да, одним это дается легче, другим сложнее. Есть люди, у которых всего шесть точек крепления лобной мышцы. У них на лбу и в 70 лет почти не будет морщин. А есть те, у кого этих точек 46 – и кто уже в 25 лет имеет на лбу гармошку в семь рядов. Если к косметологу приходит такой человек – да, надо колоть ботокс.

А дальше – вопрос врачебного мастерства. Если врач хороший, он все сделает правильно.

С «молодым» ботоксом существует еще одна проблема. Чем моложе человек, тем активнее у него в организме формируются антитела, которые вырабатывают иммунитет к инъекциям токсина ботулизма. Сначала эффект от уколов снижается, а потом ботокс и вовсе перестает работать. Кстати, раньше ботокс использовался исключительно в неврологии, и врачи не раз отмечали, что через определенное время у молодых пациентов наступает нечувствительность к препарату. Это обратимо, но на восстановление уходит до 15 лет. Поэтому в молодом возрасте, если есть показания, колоться, конечно, надо. Но злоупотреблять не стоит и лучше все свести к одной-двум процедурам.

После 40 лет эти антитела формируются очень медленно, и если вы начинаете колоться в этом возрасте, то, скорее всего, получите довольно длительный эффект. А после 60 лет начинаются другие проблемы: при введении ботокса повышается, например, риск развития асимметрии. Таким пациентам, конечно, этот препарат все равно вводят, хотя на этикетке четко написано написано: от 18 до 60 лет.

А при инъекциях гиалуроновой кислоты схема другая. Чем моложе человек, которому вводят эти филлеры, тем быстрее они рассасываются: организм начинает активно вырабатывать фермент гиалуронидазы, которая есть не что иное, как естественный «антидот». Чем пациент старше – тем медленнее организм производит гиалуронидазу и тем медленнее рассасывается филлер.

Все это (и еще миллион факторов) должен учесть врач, к которому вы приходите на прием. Хорошо, если он попросит вас показать свои ранние фото – в возрасте 18, 20, 25 лет – и постарается понять, как менялось ваше лицо. А в целом выбирайте такого врача, который не будет стараться содрать с вас здесь и сейчас по максимуму. Доктор, который собирается в этом кабинете вести прием в течение ближайших 40 лет, – именно тот, кто вам нужен.

Мнение Яны.

«Самые распространенные вопросы: “С какого возраста колоть ботокс?”, “Мне 30 лет. Еще рано?”, “Мне 31 с половиной. Уже поздно?”. Мне всегда это странно слышать. Если у вас болит голова, вы же принимаете таблетку вне зависимости от того, сколько вам лет – 29 или 41? Ботокс, по-моему, та же таблетка. Есть активная мимика, есть морщина, есть печаль по этому поводу – колите. Нет печали – не колите. Вот и все».

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 25. О бесполезности антицеллюлитных процедур и кремов.

“Целлюлит – это почти вторичный женский половой признак. Как можно убрать половой признак кремом? Пожалуйста, не смешите меня! Все эти кремы – как мертвому припарки”.

Как ни странно, избавиться от целлюлита с помощью кремов можно. Ну, если не избавиться – то здорово уменьшить его проявления. Но для этого надо разобраться, какие бывают антицеллюлитные кремы и как их правильно использовать.

Все средства, в названии которых есть слово anti-cellulite, «антицеллюлитный», можно разделить на две категории. Первая – венотоники, где содержатся ментол, камфора и подобные им ингредиенты с «холодильным эффектом», повышающие тонус сосудов, нормализующие кровоток и уменьшающие отечность. В ту же группу входят препараты, укрепляющие стенки сосудов: экстракт конского каштана (Horse Chestnut Seed Extract), эсцин (Aescin), эскулин (Aesculin), экстракты красного винограда (Red Grape Extract), зеленого чая (Green Tea, Camelia Shinensis Extract). Во вторую категорию антицеллюлитных средств входят липолитики, то есть препараты, сжигающие жиры. Самый известный из них – кофеин (Caffeine). Рабочей концентрацией кофеина в таких кремах считается 3–5 %.

И пользоваться нужно или теми, или другими, но в зависимости от фазы менструального цикла.

Первая фаза, которая длится 12–14 дней после начала месячных, – фаза активной борьбы с целлюлитом. В организме преобладают эстрогены – прекрасные гормоны, от которых блестят глаза, хочется жить, нет повышенного аппетита и воспаления проходят сами собой. В этот период жиры легко поддаются ликвидации. Поэтому мы используем кремы с липолитиками. Некоторые из них, причем самые эффективные, содержащие 4–5 % кофеина, могут не слишком приятно пахнуть спиртом и обладать не самой приятной текстурой. Но они работают. И отличный эффект дают салонные процедуры – обертывания на основе того же кофеина и других расщепляющих жиры препаратов – теофиллина (Theophylline) и гуараны (Guarana Extract) плюс интенсивный массаж. Если вы всерьез намерены победить целлюлит, такие процедуры можно делать хоть каждый день.

Вторая фаза цикла, после овуляции, – фаза «профилактики». В организме в максимальных дозах вырабатывается гормон прогестерон, который способствует задержке жидкости и облегчает синтез жиров. А целлюлит прогрессирует. И, если ему не препятствовать, каждый месяц становится пусть на чуть-чуть, но сильнее. Противопоставлять прогестерону местные липолитики в виде кремов с кофеином не имеет смысла. Они тут бессильны: у них с прогестероном слишком разные весовые категории. Но сосудистые препараты, которые разгоняют кровь и лимфу и не дают задерживаться жидкости, как раз неплохо работают. Можно даже использовать не только кремы с надписью «антицеллюлитный», а любые аптечные средства от отеков и тяжести в ногах. Но наносить их нужно не только на стопу и голень (а в нашем случае – не столько на стопу и голень), а на ноги целиком, включая бедра, и даже на ягодицы и живот. Не надо бояться ничего «застудить»: ощущение холода, которое вы будете испытывать, – всего лишь поверхностное охлаждение, внутрь оно не проникает. Просто на животе находятся более чувствительные к поверхностному охлаждению рецепторы, и вам будет казаться, что вы мерзнете. Процедуры в салонах в это время тоже должны быть в первую очередь направлены на дренаж и охлаждение, причем двух раз в неделю может быть более чем достаточно.

Кстати, доказано, что у женщин, у которых цикл короткий – 21–25 дней, целлюлит развивается реже и прогрессирует медленнее, чем у тех, у кого он длиннее. В «зоне риска» также те, кто подвержен колебаниям гормонального фона. Но и у них такая «пофазовая» схема борьбы с целлюлитом работает.

На основе всего этого я составила схему чередования разных антицеллюлитных программ. «Обкатала» в салонах, убедилась в ее эффективности и с тех пор преподаю косметологам. У нас разработан опросный лист, где фаза цикла значится отдельным вопросом. Но, конечно, пока далеко не все косметологи об этом знают. Кстати, если вы берете большой курс антицеллюлитных процедур и мастер спрашивает вас о фазах цикла, это может служить показателем его грамотности. (И еще он должен обратить внимание, нет ли у вас варикоза: узлы свидетельствуют о наличии серьезных проблем с кровообращением и сильно ограничивают круг допустимых мер.).

Но надо понимать, что под эффективностью мы не имеем в виду полное избавление от целлюлита третьей степени с ярко выраженной апельсиновой коркой и глубокими ямками на бедрах. Если пользоваться только домашними средствами, меняя кремы в зависимости от фазы, определенное улучшение, видимое невооруженным глазом, да, будет. Но делать это надо постоянно и знать: полностью целлюлит не пройдет.

В салоне при соблюдении некоторых условий (мастер – профессионал, а вы педантичны и не пропускаете сеансы) за 10–12 процедур можно получить отличный результат, подтянуть силуэт, изменить качество кожи и снизить степень целлюлита с третьей до второй и даже до первой. Потом это все нужно будет только поддерживать, делая один-два раза в месяц массаж в салоне и не забывая пользоваться кремами дома.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 26. О возможности победы над растяжками.

“Моя подруга во время беременности скупала все средства, на которых видела надпись «от растяжек». И никакого толку! Зачем же их тогда выпускают? Почему не запретят?”.

Природа растяжек до конца не ясна. Как ни странно, чем моложе женщина, тем больше шансов, что во время беременности или при резких колебаниях веса она заработает растяжки. Больше всего рискуют те, кому от 18 до 24; вторая группа – 24–28 лет. А после 30 растяжки возникают крайне редко. А почему, наука пока не знает.

Что такое растяжки? По сути это внутренний разрыв тканей, в результате которого на поверхности кожи остаются рубцы. И на уровне дермы эти рубцы тоже наличествуют, просто их не видно. Крема, который мог бы работать так глубоко и стереть их, увы, не существует.

Есть другие способы – более действенные, но, увы, более травматичные. Самый перспективный – аппаратный радиоволновой лифтинг, позволяющий контролировать глубину воздействия. Смысл в том, что радиоволновое воздействие повышает температуру на уровне дермы, происходит мощный выброс так называемых белков термического шока (их иначе еще именуют «белки повреждений»), а в ответ на это в рубцовой ткани формируется новый коллаген. И растяжки становятся гораздо менее выраженными. К сожалению, так происходит не у всех. И предсказать, кому поможет, а кому нет, – очень сложно. Единственная закономерность – чем «свежее» растяжка, тем больше шансов ее убрать. Другой способ понять, есть ли шансы на положительный результат, – попытаться установить, сохранилось ли в растяжке кровообращение. Сама по себе она, как известно, белая. Но если вы помассируете это место и заметите, что оно порозовело и появилось ощущение зуда, значит, ситуация небезнадежная.

Вторая неплохая методика – фракционное лазерное воздействие. Это Fraxel, который позволяет «пробить» – как бы «перфорировать» – кожу. Если в тканях растяжек сохранились фибробласты, они отзовутся – и насинтезируют новый коллаген, благодаря чему растяжка сгладится. Но гарантировать успех заранее тоже нельзя.

Интересные результаты дает трансплантация аутологичных фибробластов – клеток кожи, выращенных из клеток кожи самого пациента.

И, наконец, пилинг, при котором сначала механически снимается верхний слой кожи (до кровавой росы), затем поверхность обезболивается с помощью лидокаина – и сверху наносится кислотный раствор. Это о-о-очень неприятная процедура, при которой происходит серьезная травма, и так можно пытаться убрать только небольшую растяжку (нельзя сразу обрабатывать весь живот или все бедро, например). Если все сделано правильно, метод работает.

Но так или иначе, бороться с растяжками сложнее, чем их предотвратить.

Есть признак, по которому можно безошибочно понять, что через несколько часов на бедрах и животе появится растяжка. Это сильный зуд. Тогда надо срочно помазаться любым плотным питательным кремом. «Срочно» – в данном случае не фигура речи. «Срочно» означает буквально «носите с собой в сумке крем и, как только почувствовали что-то подобное, бегом в ближайшую туалетную комнату или даже в лифт. Нажимайте на кнопку самого верхнего этажа – как раз успеете намазаться. И угроза пройдет стороной: растяжка, скорее всего, не образуется. Этот «фокус» основан на том, что жирные и плотные кремы быстро смягчают верхние слои кожи и уменьшают доступ кислорода к тканям, – и в данном случае, видимо, это полезно. Во всяком случае именно такой метод профилактики рекомендуют специалисты, занимающиеся исследованиями в этой области, на основе своих наблюдений и экспериментов.

Если же растяжки все-таки появились и вывести их не получается, мой вам совет – не расстраиваться слишком сильно. В конце концов, на лице они не возникают, И, если подходить к вопросу философски, серьезного урона внешности не наносят. Да, живот без растяжек выглядит эстетичнее, чем когда он исчерчен белыми стриями. Но, во-первых, при хорошем сильном прессе это не очень бросается в глаза. А во-вторых, закрытые купальники опять вошли в моду.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

На пляже.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 27. О том, что все кремы с SPF одинаковы.

“Я пользуюсь не какой-то там дешевой косметикой из пляжной лавки, а серьезными уходовыми средствами с SPF 50. Только они работают и как антиэйдж, и как защита от солнца. А вы чем? NIVEA и Garnier? Ну-ну…”.

Далеко не всякую косметику с пометкой «антиэйдж» и «SPF 50» стоит использовать на пляже. Иногда лучше купить банальное «пляжное» средство.

Защиту от солнца – тот самый индекс SPF – обеспечивают два вида фильтров. Это, во-первых, физические фильтры – в основном оксид цинка (Zinc Oxyde) и диоксид титана (Titanium Dioxyde). И, во-вторых, химические – авобензон (avobenzone), оксибензон (oxybenzone), парааминобензойная кислота (PABA), октил салицилат (Octyl Salicylate), октиноксат (Octinoxate) и множество других.

Средства с физическими фильтрами, как правило, не проникают в кожу, а работают на поверхности. Поэтому никаких уходовых компонентов не содержат – это бессмысленно. Средства с химическими фильтрами – да, проникают и могут содержать массу полезностей.

Но и те, и другие не так просты и не безусловны.

Химические фильтры – тенденция последних десяти лет. Средства, в которых они используются, обладают легкой приятной текстурой (как раз за счет того, что в них нет диоксида титана). Когда ультрафиолет попадает в кожу, он воздействует в первую очередь на эти фильтры. Они для него, грубо говоря, более привлекательны. И даже менее 1 % таких фильтров в эмульсии достаточно для того, чтобы поглотить довольно много ультрафиолета и дать защиту на уровне 30–40–45. Но проблема в том, что за два часа пребывания на солнце все основные и часто используемые в бюджетных средствах химические фильтры окисляются и превращаются в свободные радикалы. А те обладают гораздо более мощным разрушительным действием, чем ультрафиолет.

Поэтому через каждые два часа пребывания на солнце (причем даже не непрерывного, а суммируемого за день) средство с теми химическими фильтрами, которые, выражаясь научным языком, не «фотостабильны», надо тщательнейшим образом снимать с лица и накладывать вновь.

То есть, если вы живете в городе, где индекс ультрафиолета не превышает 6–7, и находитесь на солнце не более часа, пока едете в офис, – можно и нужно пользоваться уходовой косметикой с прекрасной текстурой, чудным запахом и SPF 50. Даже чувствительная к пигментации кожа будет вам благодарна.

Если вы едете в пробке больше часа с закрытым окном – тоже пользуйтесь такой косметикой: стекло поглощает ультрафиолет. (Да-да, я видела в Интернете знаменитую фотографию учительницы, которая всегда стояла перед учениками так, что солнечные лучи падали лишь на правую часть ее лица, – и в итоге эта сторона постарела сильнее. Но фотография не доказательство: повреждение клеток слева должно было бы отразиться и на клетках справа. Например, в 1920-х гг. вошла в моду эпиляция рентгеновскими лучами. Разумеется, считалось, что это абсолютно безопасно – до тех пор, пока в 1930-м процедуру не запретили, обнаружив огромное количество женщин с лучевой болезнью. Причем поражение затронуло не только ту часть тела, которую пытались избавить от волос.) При закрытом окне и прямом солнце вы скорее можете получить перегрев кожи – в результате воздействия инфракрасных лучей. В самом худшем случае это спровоцирует пигментацию, но не повредит структуру клеток. Если вам часто приходится жариться в машине, ищите крем, защищающий от инфракрасных лучей (такие есть, например, у Lancaster или Thalgo).

Но если вы ездите с открытыми окнами или, например, в кабриолете либо на велосипеде, придется пользоваться либо «дешевыми» негламурными средствами с физическими SPF-факторами, либо кремами, совмещающими в себе физические и химические фильтры. Такие средства недавно появились. Текстура и запах у них приятнее, чем у тех, что содержат только диоксид титана. В городе, пожалуй, это лучший вариант.

Правильная схема защиты в городе, если вы не находитесь на солнце в общей сложности дольше двух часов, заключается в следующем: дневной крем с SPF+ВВ крем, или тон с SPF, или обычный крем + защитное средство с SPF + ВВ-крем, или тон с SPF. (В тональных и ВВ, кстати, часто совмещаются физические и химические фильтры, и это прекрасно: диоксид титана сам по себе дает неприятную белесость, а в сочетании с цветным пигментом – красивый тон и блеск.) И еще я сверху советую равномерно нанести минеральную пудру с SPF – она при всей своей невесомости хорошо поглощает ультрафиолет. Почему не стоит ограничиваться одним солнцезащитным средством? Зачем нужен такой «слоеный пирог»? Все просто: чтобы крем давал защиту SPF 30, нужно нанести 5–7 мл. Это довольно толстый слой, и понятно, что в городе мало кто захочет ходить с «белым блином» на лице. Последовательно наслаивая разные средства, мы как бы «добираем дозу SPF», не пугая при этом окружающих.

Но на пляже средства с «фотонестабильными» химическими факторами защиты однозначно наносят больше вреда, чем пользы. Тут спасают только физические фильтры, которые преломляют ультрафиолетовые лучи и практически полностью их поглощают. Они не проникает в кожу. И они не разрушаются на солнце и могут поглотить сколько угодно ультрафиолета в течение дня. Заново наносить крем с физическими фильтрами надо по одной причине – он смывается и стирается полотенцем. Даже в средствах waterproof морская вода все равно растворяет эмульсионную основу и частично смывает диоксид. Вышли из моря, вытерлись полотенцем, полежали на песочке – все. Плюс кожа в течение дня (особенно на песчаных пляжах) отшелушивается, а вместе с ней – и солнцезащитное средство. Поэтому повторять нанесение нужно постоянно, причем делать это щедро. «Одноразовая доза» для тела – не менее 25 мл. Соответственно, если тюбика 50–100 мл вам хватает на два дня, вы все делаете правильно. Если на неделю – ленитесь или экономите. А зря.

С диоксидом титана есть еще один момент, который не учитывают многие производители средств с SPF. Дело в том, что практически все косточковые масла (масло макадамии (Macadamia Oil), абрикосовых косточек (Apricot Kernel Oil) и т. д.) меняют коэффициент преломления света титановыми частицами. И если в состав препарата с диоксидом титана входит косточковое масло, фактический фактор защиты будет сильно ниже заявленного. И даже если вы в качестве уходового средства нанесли крем с косточковым маслом на лицо, а сверху – солнцезащитный крем с диоксидом титана, то все равно уровень защиты 30 вы уже не получите и будете удивляться, откуда ожоги, пигментация и облезший нос. И думать, что этот солнцезащитный крем не работает. А он не виноват.

И это тот случай, когда мы противоречим сами себе, но – да, тут надо читать упаковки. И если вы видите препарат с диоксидом титана и косточковым маслом, то это ошибка косметического химика, какое бы громкое имя бренда ни значилось на баночке. А если вы видите в составе своего обычного уходового увлажняющего крема косточковые масла – не надо ими пользоваться перед походом на пляж.

Минеральные масла с SPF – другое дело. На самом деле это единственные масла с физическим фактором, которые работают. Они, наоборот, повышают фактор поглощения ультрафиолета. И в них процент диоксида титана может быть относительно низким, а фактор защиты при этом – высоким.

Правильная схема защиты перед походом на пляж такова: умылись – нанесли на чистое лицо солнцезащитный крем с физическим фактором – загораете, купаетесь, наносите его каждые пару часов или всякий раз после того, как вытерлись полотенцем (а в идеале после купания еще и споласкиваете лицо пресной водой), – а потом возвращаетесь с пляжа, умываетесь, делаете увлажняющую маску и наносите свой стандартный уход.

В общем и целом же в том, что касается солнечных фильтров, многое еще не известно. Официальная позиция, например французов, такова: пока не ясно, насколько проникают в кожу химические фильтры и насколько реально защищают, в какой момент они радикализируются и начинают повреждать кожу. Рекомендуется использовать препараты, включающие диоксид титана (Titanium Dioxyde), оксид цинка (Zinc Oxyde), парсол 1789 (Parsol 1789), мексорил SX и XL (Mexoryl SX и XL), октокрилен (Octocrylene), тиносорб, или бемотризинол (Tinosorb). Остальные – под вопросом: оксибензон BP-3 или BZ-3 (Oxybenzone BP-3, BZ-3), бензофеноны BP-1, BP-2, BP-3, BZ-3 (Benzophenone BP-1, BP-2, BP-3, BZ-3), эскалол 567 (Escalol 567), увинул M40 (Uvinul M40), увасорб мет (Uvasorb Met), октил метоксициннамат, OMC (Octyl Metoxycinnamate), 4-метилбензилиден камфоры, 4-MBC, (4-Methylbenzylidene Camphor), 3-бензилиден камфоры, 3-BC, (3-Benzylidene Camphor), парааминобензойная кислота (PABA).

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другомБьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 28. О том, что с помощью кремов с SPF можно спастись от пигментации.

“Я мажусь кремом с SPF даже под одеялом. Загораю, как турецкая наложница, в тунике до пят с длинными рукавами. И надеюсь, что пигментных пятен у меня не будет никогда!”.

Увы, никто вам такой гарантии дать не сможет. Риск пигментации действительно снизится. Но тут все не так просто.

С возрастом количество меланоцитов уменьшается, и часть из них перестает функционировать. К 60 годам лишь 30 % из них остаются в организме в «рабочем состоянии». Но эти пигментообразующие клетки – одни из немногих способных мигрировать и перемещаться. Рано или поздно они уходят в те зоны, которые больше подвергались инсоляции. Поэтому если вы до 60 лет, например, загорали в закрытом купальнике, а в 60 вдруг – была не была! – надели бикини, живот у вас все равно не загорит. Или загорит незначительно, а шансы получить ожог резко возрастут. Ведь естественная система защиты кожи давно «переехала» в зоны, где она была нужна в предыдущие годы.

Кстати, от того как вы загорали, во многом зависит, как вы выглядите в старости. Пресловутая «старческая гречка» на руках появляется как раз из-за того, что меланоциты переехали с нетронутых солнцем мест туда, куда оно так или иначе попадало. (Так что мазать руки кремом с SPF в целях профилактики этой проблемы довольно бессмысленно. Не говоря уж о том, что крем с рук стирается очень быстро.).

А если все время загорать равномерно (и разумно, конечно), то количество меланоцитов с возрастом не сместится в одну зону.

Получается, что в шортах ходить лучше, чем в закрытых брюках.

И открытые конечности – это лучше для синтеза витамина D, чем закрытые. А статистика заболеваний, связанных с нехваткой витамина D, в последнее время очень выросла. Например, резко «помолодел» остеопороз. Раньше он настигал женщин в менопаузе, а сейчас – нередко и в достаточно молодом возрасте. Это может быть вызвано многими факторами, но в том числе, согласно одной из гипотез, чрезмерным увлечением защитой от солнца.

Дерматологи считают, что тотальная защита необходима. Другие врачи сомневаются. Связь ультрафиолета с темпами старения считается доказанной, но дискуссии не утихают. Так, геронтологи предполагают, что ультрафиолет – один из возможных факторов долголетия. Об этом, кстати, говорят результаты исследования Blue Zones[4], проведенного в пяти зонах долгожителей – в общине мормонов в Южной Калифорнии, на острове Окинава, на острове Сардиния, в городке Никойя (Коста-Рика) и на острове Икария в Эгейском море. Там количество людей, которые достигли или перешагнули порог 100-летнего возраста (и при этом, что важно, сохранили физическую активность и интеллектуальную состоятельность), значительно выше, чем где бы то ни было. В этих местах разный климат, разный образ жизни и еще много всяких различий. Но объединяющие признаки – физический труд, правильное отношение к стрессам и… постоянная инсоляция в течение всей жизни. Так что я не удивлюсь, если в какой-то момент парадигма сменится и человечество перестанет панически бояться солнца.

Но при всем при том золотое правило остается золотым: в те часы, когда воткнутая в песок на пляже спичка оказывается длиннее своей тени, загорать нельзя.

И самое главное и наименее очевидное. Каким бы кремом вы ни пользовались и в какой бы одежде ни находились на пляже, никто не даст гарантию, что вы убережетесь от пигментации. Восприимчивость кожи к ультрафиолету усиливает огромное количество факторов. Например, витамин С и ретинол в составе уходовых кремов могут привести к тому, что, даже если вы сверху намажете крем SPF 299, пигментное пятно все равно проступит.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Список лекарств, которые оказывают фотосенсибилизирующее воздействие, настолько длинен, что им можно устлать, как ковром, самый протяженный пляж Европы в каком-нибудь Сен-Себастьяне в Испании. В нем содержатся не только очевидные всем гормональные препараты и пероральные контрацептивы, но и антидепрессанты, антимикробные средства, сульфаниламиды, тетрациклин, диуретики и т. д. Более того в том же списке есть даже солнцезащитные химические фильтры, тот же авобензон (Avobenzone), что совсем уж странно, но тем не менее остается фактом (авобензон, как и некоторые другие распространенные химические фильтры, превращается в фотосенсибилизант через два часа после нанесения на кожу). И некоторые парфюмерные отдушки – тоже. А также бергамотовое, лимонное, лавандовое, лаймовое, сандаловое, кедровое масла (Bergamote Oil, Lemon Oil, Lavanda Oil, Lime Oil, Sandal Oil, Cedar Oil).

И, наконец, еда. Имбирь, петрушка, грейпфрут, куркума, лемонграсс – в «черном» летнем списке. И практически все блюда тайской кухни. Можно прямо читать меню – и ставить галочку. Причем интересно: шкурка инжира – да, усиливает восприимчивость к солнцу. А вот сам инжир – наоборот.

Пигментация – самая сложная проблема косметологии. Мышь в вакууме можно лишить грейпфрута и намазать кремом. Живую женщину в живом мире – сложнее. Но чтобы вы не впали в крайность и отказались от «соблазнительной» мысли провести лето под кроватью, хочу напомнить: жизнь без солнца чревата гораздо более серьезными неприятностями, чем пигментация. Заметили, что лицо покраснело, – уйдите в тень.

Заметили, что пятна появились, – начинайте лечить. Чем быстрее начнете – тем больше вероятность, что вы от них избавитесь.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 29. О том, что от меланомы можно защититься.

”Кремы, на которых обозначена защита от UVA– и UVB-лучей, надежно спасают от меланомы”.

Увы, нет. Доподлинно известно, что и те, и другие фильтры поглощают ту зону солнечных лучей, которая дает гиперемию и солнечный ожог. С UVA-лучами все изучено и доказано: да, действительно, они повреждают кожу, и да, действительно, кремы с UVA-фильтрами помогают этого избежать. Уменьшается гиперемия, потеря воды и стимуляция меланоцитов, снижается риск пигментации.

Но нет данных, подтверждающих, что от поломок ДНК, которые дают UVB-лучи, мы можем защититься с помощью крема, даже если на нем написано UVB. Такая надпись, строго говоря, бессмысленна.

Ведь и сам механизм повреждения клеток UVB-лучами недостаточно изучен. Это сложный и комплексный процесс, и нет исследований, которые бы доказывали: вот мышь, она жила на солнце, мазалась кремами с UVB и ее клеточный аппарат эти лучи не повредили.

Природа возникновения меланомы вообще не до конца понятна. Да, есть статистика, которая доказывает, что на фоне инсоляции происходит повреждение клеточного аппарата. Роль ультрафиолетового повреждения неоспорима; повторяющееся повреждение кожи солнечными лучами повышает риск развития меланомы и других видов рака кожи. Но говорить о том, что загар является причиной меланомы, – неверно. Это научно подтвержденный фактор риска. И верить, что риск меланомы может быть сведен к нулю с помощью солнцезащитных средств, – опасное заблуждение.

К сожалению, мы не защищены от меланомы. Эта угроза может быть снижена за счет следования общим правилам: не пребывать на солнце в «часы пик», защищать кожу… И надеяться, что этого не случится. Но помнить, что меланомой болеют в том числе и люди, которые никогда солнца не видели. Она возникает не только у тех, кто злоупотребляет солнцем, но и у тех, у кого есть дефицит инсоляции. Статистически чаще – у первых. Однако меланома бывает не только на коже. Она может поразить печень и другие внутренние органы. Утверждать, что она спровоцирована солнцем, сложно. Солнце – важный фактор. Но не единственный, не уникальный и не безусловно прямой. Причинно-следственная связь здесь не очевидна.

Сейчас высказываются предположения, что санскрины могут даже способствовать злокачественным заболеваниям кожи в том числе и потому, что регулярная инсоляция обладает защитным эффектом и препятствует перерождению клеток[5].

И все больше специалистов сходятся на том, что взаимоотношения с солнцем, эмпирически выработанные веками, и есть самые правильные и самые разумные. Ведь раньше никто не лежал на пляже. Люди, проживающие в солнечных регионах, вставали рано, выходили трудиться на рассвете, в полдень уходили на сиесту в тенек и возобновляли работу, когда солнцепек заканчивался. Во всех blue zones, кстати, именно так народ и существует.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 30. О том, что в первые дни отпуска надо пользоваться кремом с SPF 50, а в последние – с SPF 6.

“Когда я понимаю, что счастье вот-вот закончится, а я все еще белая, я пользуюсь маслом с SPF 6 или SPF 15 и надеюсь, что покроюсь ровным и совершенно безопасным загаром”.

SPF 6 и SPF 15 – индексы защиты, о которых всерьез говорить смешно. Давайте разберемся, что вообще означают эти загадочные цифры: 50, 30, 15, 6? (В 1990-х, когда мир захватила гелиофобия, некоторые производители рисовали на упаковках даже 150, пока ученые не указали им, что поглощение 150 % света – это фактически нахождение в черной дыре.).

Вокруг этих цифр накручено очень много мифов, один другого нелепее. Самый странный, происхождение которого я затрудняюсь определить, – что SPF-индекс надо умножить на 4 и вы получите количество минут, которое можно провести на солнце без риска для кожи и здоровья. Скажем, если на баночке обозначено SPF 30, то безопасное время 30 × 4 = 120 минут, или 2 часа. А если SPF 50, то 50 × 4 = 200 минут, почти 3 часа. Это я слышала даже на обучающих семинарах по солнцезащите. И, конечно, это не имеет к реальности никакого отношения. Любые кремы с SPF гарантированно работают только два часа. Более продолжительное их действие зависит от множества субъективных факторов: потеете вы или нет, как часто трете лицо руками… Невозможно провести эксперимент, который бы рассматривал все варианты поведения человека и его организма. Поэтому производители «отвечают» только за два часа. И 200 минут на палящем солнце не сойдут вам с рук, даже если вы намажетесь кремом с SPF 50 с головы до ног.

Другое заблуждение: SPF 30 в два раза эффективнее, чем SPF 15, потому что 30 в два раза больше 15. В том, что касается фильтров, работает другая арифметика. Индекс показывает, сколько ультрафиолетового излучения будет заблокировано вашим кремом и сколько – достигнет поверхности кожи. То есть при SPF 15 поверхности кожи достигнет 1/15 от всего количества лучей, при SPF 30 – 1/30, при SPF 50 – 1/50. Чтобы перевести эти малопонятные дроби в более очевидные для всех проценты, нужно принять все количество ультрафиолета за 100 % и разделить его на индекс SPF: 100: 15 ≈ 7 %. То есть, если вы пользуетесь кремом с SPF 15, то именно эти 7 % солнечного излучения достигнут поверхности вашей кожи, а 93 % будут заблокированы. Если кремом с SPF 30, то попадет на кожу 3,3 %, а почти 97 % – нет. Крем с SPF 50 оказывается бессилен перед 2 % и поглощает 98 %.

Но важно другое: даже 2 % ультрафиолета способны вызвать покраснение кожи. А 7 %, которые пропускают кремы с SPF 15, и вовсе достаточно для серьезных повреждений клеток.

Поэтому о кремах с SPF 30, 40, 50 можно говорить как о реальной защите. А о средствах с SPF 15 и, тем более, SPF 6 – нет. Единственное, что может сделать масло для загара с таким индексом SPF – увлажнить кожу, за счет чего меланоциты будут реагировать на ультрафиолет менее истерично и загар, возможно, ляжет ровнее.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другомБьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

На улице, в путешествии, в фитнес-клубе.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 31. О вреде использования увлажняющих кремов в мороз.

“Если я буду пользоваться на морозе увлажняющим кремом, в коже образуются кристаллы льда, которые разорвут ее изнутри”.

Конечно, это не так, хотя с первого взгляда выглядит логично. Да, в любом увлажняющем креме содержится много воды: в предназначенном для жирной кожи – 70–80 %, для сухой – 50–60 %. Да, вода на морозе имеет обыкновение превращаться в лед. Но дело в том, что наша кожа – незамерзающий орган. В ней есть сосуды, где циркулирует теплая кровь. И температура поверхности кожи лица даже при сильном переохлаждении не опускается ниже 32 °C (руки мерзнут сильнее, там температура может быть и 28°). Когда мы распределяем крем по лицу, он очень быстро нагревается до температуры кожи. Включая, разумеется, и содержащуюся в нем воду. Поэтому в лед вода точно не превратится – просто не успеет. Но нужно дать ей время впитаться: если регулярно гулять на морозе с влажным лицом, это приведет к обезвоженности.

Лучше всего наносить крем минут за 20–30 до выхода из дома. Например, перед завтраком. Если мороз сильный, можно использовать праймеры с большим количеством силикона – он отлично «запечатывает» влагу, и та никуда не испаряется. А сами праймеры в кожу не впитываются и никакого вреда ей не причиняют, а служат термоподушкой. Плюс я советую поставить на столик в прихожей рассыпчатую пудру – и непосредственно перед выходом из дома кистью наносить ее на лицо легкими движениями, не вбивая, а оставляя на поверхности.

Кстати, когда мы с холода попадаем в теплое помещение, это не менее вредно, чем когда мы из дома выходим на улицу. Если перепад температуры превышает 20°, кожа не успевает нормально адаптироваться и тоже обезвоживается.

Когда лицо после мороза «горит», именно эти процессы в ней и происходят.

Как с этим бороться?

Если есть возможность, умойтесь водой комфортной температуры – и снова нанесите на него крем. Хорошо бы, чтобы в состав препаратов входили не только питательные, но и сосудоукрепляющие ингредиенты типа экстракта конского каштана, красного винограда, зеленого чая, центеллы азиатской.

А макияж зимой накладывайте уже в офисе. Секретарши в кино, которые красили лицо, сидя за рабочим столом, знали, что делали.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 32. О необходимости полностью менять уход зимой и летом.

“Как только наступают холода, я выкидываю все средства, которыми пользовалась летом, и перехожу на кремы с плотной текстурой. А если собираюсь долго гулять, вообще мажу лицо вазелином. Разве может кремик типа обезжиренной сметанки спасти от холодов?”.

Желание зимой закутать лицо плотным кремом так же, как шею шарфом, понятно. Под таким кремом кожа действительно чувствует себя комфортнее. А если нанести легкий крем, она будет ощущать себя «голой на морозе». Но это скорее психосоматика.

Финны однажды провели такое исследование: взяли довольно большую группу людей и отправили гулять на улицу при температуре –20 °C, предложив испытуемым предварительно намазаться четырьмя разными по текстуре кремами. Первый представлял собой легкую эмульсию «вода в масле», второй – классическое «масло в воде», третий – очень жирный, а-ля свиное сало, на базе животных жиров, а четвертый – вазелин на основе минерального масла. Ученые внимательно следили за состоянием кожи участников эксперимента. Первые признаки потери трансэпидермальной влаги кожи появились у тех людей, которые использовали эмульсию «вода в масле». Но это случилось почти через час. То есть 40 минут эмульсия вполне справлялась с климатической нагрузкой. У всех остальных признаки обезвоженности возникли только через три часа постоянного пребывания на морозе.

Это исследование наглядно продемонстрировало, что в холодное время года нет необходимости отдавать предпочтение небезусловному с точки зрения косметологии вазелину или свиному салу: качественный плотный крем «масло в воде» защищает кожу не хуже. И к тому же имеет в составе еще массу других полезных ингредиентов, которые снимают раздражение, оказывают лифтинг-эффект и т. д.

То есть, если зимой вы собираетесь выйти из дома, сесть в машину, доехать до офиса, провести там полдня, выскочить на ланч и вечером так же вернуться домой, необходимости менять «летний» легкий крем на плотный «зимний» вообще нет. Можно еще перед выходом припудрить лицо рассыпчатой пудрой. Это создаст эффект «воздушной подушки», смягчающей термоудар. А когда идете гулять, нанесите более плотный крем – на основе минеральных масел, животных жиров или просто классическую эмульсию. Можно использовать не дневной, а ночной крем – он обычно плотнее. А если собираетесь играть с ребенком в снежки при температуре –20 °C, плотный крем нужен обязательно: чем сильнее физическая активность, тем выше активность сосудов и тем быстрее испаряется влага. А еще наденьте шапочку-шлем, закрывающую щеки и лоб. То же самое стоит делать любителям утренних пробежек по морозу и тем, кто катается на лыжах.

Кстати, лыжникам я бы советовала принимать дополнительные меры предосторожности. Мелкая снежно-льдистая взвесь, которая летит в лицо, пока вы катитесь с горы, травмирует кожу. Поэтому накануне таких пробежек лучше не использовать скрабы, пилинги, кислоты и умываться очень мягким молочком. Плюс перед выходом нанести сыворотку с сосудоукрепляющим эффектом, а сверху – питательный крем, Еще можно для верности слегка припудриться или нанести силиконовую базу под макияж (но не под крем, а на него) либо тональный крем с большим содержанием силиконов и диметиконов. Они примут снежный удар, а кожа лица не пострадает.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 33. О необходимости бальзамов для губ.

“Я зимой только бальзамом и спасаюсь. Не могу выйти из дома без него – губы сразу сохнут. Потом стала замечать: даже дома сохнут. Пока смотрю сериал – раза три намажу. Тем более что они вкусные, эти бальзамы”.

Крамольная, но справедливая истина заключается в том, что губы сохнут… из-за бальзамов. Кожа губ в принципе очень неплохо защищена от любых невзгод. Эту защиту ей обеспечивает усиленное кровообращение и более быстрое по сравнению с кожей лица обновление. И если не препятствовать этому процессу, никакого дискомфорта, вы, скорее всего, испытывать не будете.

А когда вы начинаете пользоваться бальзамом, то подавляете естественный механизм испарения влаги и естественный же процесс обновления клеток. Нормальное отшелушивание под слоем бальзама не происходит. Базальная мембрана начинает работать менее активно, и на губах образуется сухой роговой слой – отмершие, но не отшелушившиеся клетки, которых там быть не должно. А как они могут отшелушиться, если губы «заклеены» жирной пленочкой?

И да, они действительно вкусные, эти бальзамы. И поэтому вам постоянно хочется облизнуться. Чем чаще вы облизываетесь – тем больше сохнут губы.

Стойкими помадами на силиконовых базах, увы, тоже злоупотреблять не стоит. Легкие, в состав которых входят косточковые масла, или те, в которые добавлены мембрано-протекторы, например, витамин Е, – другое дело.

То же касается блесков. Есть те, от которых губы сохнут, и те, которые относительно полезны. К последним, кстати, относятся блески-пламперы – они сами по себе усиливают местное кровообращение.

Но никакими помадами и никакими блесками женщины не пользуются с такой регулярностью и с таким упоением, как бальзамами.

Я видела несколько случаев серьезных воспалений в области губ – и причиной было как раз невоздержанное (и почти неконтролируемое) использование бальзамов. Нескольких клиенток я буквально «снимала с крючка» – отучала от привычки мазать губы каждые 15 минут. Надо купить в аптеке витамин Е в капсулах – и утром и вечером наносить на губы содержимое одной капсулы и вмассировать до полного впитывания. Этого хватает, чтобы защитить губы и избежать чувства дискомфорта в течение дня. Конечно, сначала тяжело: ломка. Но уверяю вас, через десять дней (именно столько занимает интенсивный курс) вы сможете обходиться без вашей любимой кругленькой баночки или вожделенного тюбика.

Пользоваться бальзамами стоит только в экстремальных условиях. Если вы катаетесь на лыжах в ветреную и очень морозную погоду. Если вы идете на пляж (есть бальзамы-стики для губ с SPF-фильтрами, и ими не стоит пренебрегать). Вот и все, пожалуй. И то в большинстве случаев на губы можно наносить тот же защитный крем, который вы наносите на лицо, либо витамин Е или помаду.

В общем, если кому эти бальзамы и принесли безусловную пользу – то их производителям. Аплодирую маркетологам: подсадить на эту штуку такое количество женщин и заставить их поверить, что без нее губы превратятся в кору старого дуба – это надо уметь!

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 34. О том, что в самолете нельзя использовать макияж.

“В самолете и так воздуха мало. Если забить кожу тональным кремом, она вообще не сможет дышать!”.

Я несколько лет подряд больше 200 дней в году проводила вне дома и летала беспрерывно, буквально жила в самолете. Если бы я не создала свою схему «по авиауходу» за кожей, то уже была бы похожа на кирзовый сапог. Разрабатывала я ее, естественно, опираясь на знание физиологии – и на свои ощущения после перелетов.

Итак, какие-то специальные меры накануне полета следует принимать, если вам предстоит провести в воздухе больше трех часов – и если вы не воспринимаете сам полет как стресс. Если меньше, то здоровая кожа сама справится со всеми неприятностями. А если вы боитесь летать или у вас ранний рейс и вы вынуждены не спать ночь, то кожа отреагирует не только и не столько на перелет, сколько на этот стресс.

Если же полет длится дольше чем три часа, то главное, от чего будет страдать кожа, – потеря влаги. Были даже проведены исследования, которые доказали, что после четырех часов полета уровень увлажненности воздуха в салоне становится таким же, как в Калахари, одной из самых сухих пустынь в мире.

Поэтому увлажнять кожу перед полетом надо так же, как если бы вы собирались на экскурсию в кондиционированную пустыню.

Что стоит предпринять? За шесть – десять часов до вылета сделать хорошую увлажняющую маску. Если рейс с утра, то накануне вечером. Если во второй половине дня – утром, пока собираетесь. Такая маска усилит способность кожи удерживать влагу.

Непосредственно перед посадкой на борт нанесите увлажняющую сыворотку, а сверху – крем. Причем лучше не дневной, а ночной, более плотный (и без SPF-фильтров, которые в самолете решительно не нужны). И если вы обычно пользуетесь кремом для жирной кожи, тут возьмите средство для нормальной. Если кремом для нормальной кожи – возьмите тот, что для сухой. А если ваш уход включает крем для сухой кожи, то поменяйте его на крем для очень сухой. Смысл – повысить обычный уровень увлажнения.

И, наконец, очень советую нанести тональный или BB-крем. После того как мы научились добавлять в тональные кремы уходовые ингредиенты и изобрели BB-кремы, сочетающие уход и макияж в одном флаконе, совет, который раньше давали косметологи, – не перегружать кожу перед полетом и не пользоваться макияжем – устарел. Наоборот, запечатав этими средствами «пирог» из увлажняющих препаратов, вы поможете коже сопротивляться «вымыванию» влаги. Ну и просто будете лучше выглядеть и увереннее себя чувствовать. А вот от туши для ресниц действительно лучше отказаться. Слизистая глаза в самолете тоже пересыхает, глаза устают, вы начинаете их тереть или щуриться – и здравствуйте, гусиные лапки и «круги панды» от размазавшейся туши. Кстати, я всегда беру с собой капли для глаз – это их спасает от сухости.

Перед посадкой нужно умыться и снова нанести увлажняющий крем. Для этой цели отлично подходят салфетки для снятия макияжа и маленькие пробнички-семплы, ведь с полноценными тюбиками на борт не пускают.

А добравшись до места назначения, при первой же возможности снова сделайте увлажняющую маску.

Некоторые женщины, я видела, наносят маску – обычную или в виде патча – прямо в полете. Для этого, конечно, надо обладать известной смелостью, но даже если вас не волнует, что подумают окружающие, это все равно не лучший вариант. Из-за того, что воздух в самолете очень сухой, эффективность маски снижается. Грубо говоря, она увлажняет не только вашу кожу, но и тот самый сухой воздух – отдает часть влаги ему.

Чего категорически не стоит делать перед полетом? Проводить эксперименты. Не меняйте косметику, не пробуйте новые средства, не делайте процедуры, которых раньше не делали. Реактивность кожи при смене условий повышается, и она может выдать раздражение на самый невинный крем.

Мнение Яны.

«Я тоже летаю очень часто. И я как раз из тех, кто может сидеть в салоне с маской-патчем на лице, несмотря на повышенное внимание соседей. И всегда удивлялась: почему это маска так быстро становится сухой? Оказывается, из-за кондиционеров. Такое простое объяснение никогда не приходило мне в голову».

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 35. О том, что в деревне кремы не нужны.

“В Москве у меня в ванной 15 разных кремов, и все нужны. А поехала к бабушке под Самару – там такая экология, такой чистый воздух и такая вода, что я вообще ничем не пользовалась, и кожа выглядела отлично!”.

Одно из очень распространенных заблуждений: косметика нужна только для защиты от воздействия окружающей среды и все наши беды, от акне до морщин, возникают исключительно из-за скверной экологии.

Это не так. Иногда из-за отсутствия в воздухе загрязнений (например, обычной для города пыли) окружающая среда становится не менее, а даже более опасной. Ведь эта пыль поглощает определенное количество ультрафиолетовых лучей. И там, где ее нет, кожа сильнее страдает от солнца.

Кожа бывает обезвоженной и у сельских жителей, и у городских. И от акне страдают и те и другие. И от морщин и от пигментных пятен – тоже. Поэтому, отправляясь к бабушке в деревню, продолжайте ухаживать за кожей так же, как всегда. Увлажнение, очищение, питание – все эти ритуалы «на природе» нужны и важны не менее, чем в «городских джунглях». Единственное, что, может быть, стоит сделать, – сменить плотный дневной крем на крем с более легкой текстурой. Ведь одна из главных функций таких плотных кремов – служить барьером и защищать кожу от грязи, в избытке содержащейся в воздухе мегаполисов. Плюс добавьте крем с более мощным SPF.

И раз зашла речь о путешествиях: если вы едете отдыхать на европейский курорт или в Египет, схема ухода будет такой же, как при поездке к бабушке в деревню. Только возьмите еще и увлажняющую маску и наносите ее, всякий раз вернувшись с пляжа, а также увлажняющую сыворотку и пилинг, который стоит использовать два раза в неделю. И хороший ночной крем с пептидами или витамином E, так как после активного пребывания на солнце коже необходима помощь в восстановлении. Многие считают, что «раз я на отдыхе, дам и коже отдохнуть», – и манкируют ночным уходом. Это неправильно.

Если едете в Азию, где влажный климат, и у вас кожа, склонная к жирности, есть опасность получить забитые поры. Под воздействием влаги верхний слой кожи разрыхлится – и забьет устья сальных желез. Поэтому захватите хороший ферментативный пилинг и пользуйтесь им через день. Возьмите две маски – увлажняющую и специальную для жирной кожи – и чередуйте их. А сухую кожу надо только активно защищать от солнца – азиатскую влажность она воспринимает «на ура».

И всегда, куда бы вы ни ехали, советую на всякий случай брать с собой набор пробничков-сэмплов для чувствительной кожи. Даже если реактивность вообще не ваша проблема. В путешествиях иногда кожа начинает вести себя непредсказуемо и давать неожиданную реакцию непонятно на что.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 36. О том, что кремами с SPF надо пользоваться круглый год.

“Я живу в Питере, но, хотя у нас и не тропики, не выхожу в из дома без крема с SPF 50 даже в декабре. Солнечные лучи – страшная опасность!”.

Солнечный свет и ультрафиолетовые лучи, способные вызвать повреждения кожи, преждевременное старение и более серьезные неприятности в виде меланомы, – это не одно и то же. Гелиофобия набирает обороты, люди скупают кремы с SPF и не понимают, что иногда эти средства так же вредны, как и ультрафиолет.

На самом деле очень большое значение имеет, в какой части света вы живете. На экваторе можно сгореть и пасмурным вечером. В Петербурге с конца октября по конец марта солнечный свет не принесет вреда коже, даже если вы будете манкировать SPF-кремами. Существует так называемый индекс ультрафиолета, ИУФ (международный стандарт, предназначенный для количественной оценки интенсивности воздействия солнечных лучей)[6]. А для особо обеспокоенных индивидуумов даже есть браслеты, показывающие индекс ультрафиолета в вашем конкретном дворе.

Но в целом, если уровень ультрафиолета зимой при длительной экспозиции в вашем регионе не превышает 4, SPF-фильтр в креме вам нужен, как рыбке зонтик. Даже если солнце яркое. Яркость и ультрафиолет – не одно и то же. (Для справки: низкий ИУФ – 1–2, средний – 3–5, высокий – 6–7, очень высокий – 8–10, экстремальный – выше 11.).

Более того, защищаясь от солнца, мы иногда провоцируем то самое старение, которого так боимся. Нет солнца – нет синтеза витамина D – в организме замедляется синтез коллагена и эластина – здравствуйте, морщины, и прощай, тонус кожи. Даже внешние признаки старения, вызванного излишком или дефицитом ультрафиолета, примерно одинаковы: кожа становится тонкой, вялой, дряблой, бледной и тусклой! В Петербурге и многих других северных районах нет необходимости использовать солнцезащитные препараты с ноября до начала апреля, так как ультрафиолетовое излучение либо полностью отсутствует (ИУФ – 0) либо не превышает 1–2. Гораздо более актуальна защита от воздействия холода на кожу, последствия которого иногда путают с результатами повреждения ультрафиолетом. Холодовая травма приводит к развитию воспаления и снижения барьерной функции кожи; кроме того, холод может стать причиной развития гиперпигментации.

Для профилактики дефицита витамина D в Финляндии и странах Скандинавии рекомендуют посещать солярий. В Петербурге и на севере России, если у вас нет противопоказаний (онкологические заболевания, повышенная фоточувствительность, прием препаратов, обладающих фототоксическим эффектом), врач может рекомендовать сеансы в солярии с частотой один-два раза в месяц. Их длительность обычно составляет около 30 % продолжительности сеанса, вызывающего потемнение кожи (стандартного сеанса загара). В старых моделях соляриев это может быть 10 минут (стандарт – 30), в новых 2–3 минуты (стандарт – 6–10 минут).

А вот тем, кто живет в Краснодаре, стоит пользоваться такими кремами примерно с конца февраля. Москвичам – с середины марта. Самое разумное – посматривать на метеосайтах прогнозы по индексу ультрафиолета и ориентироваться на них.

А если говорить о более тревожных вещах, о меланоме, то важно помнить: даже крем, который вы используете на пляже, не панацея. В том, что, согласно статистическим данным, число злокачественных новообразований кожи за последние пару-тройку десятков лет возросло в 70 раз, многие дерматологи обвиняют… солнцезащитные кремы. Ведь раньше именно волдыри на коже удерживали нас в тени. Как только они появлялись, желание загорать пропадало само собой. Теперь волдыри нас не беспокоят. Мы мажемся – и жаримся. Инстинкт самосохранения отмирает. Но еще не изобретен солнцезащитный крем, который бы защищал ДНК от повреждений.

Есть даже мнение, что «пляжные» кремы ослабляют естественные защитные функции организма. Дело в том, что лучи типа B способствуют усилению защиты клеток от перерождения, и если мы их постоянно фильтруем, на клетки воздействуют только лучи типа A, вызывающие изменения ДНК клеточного аппарата.

Так что с кремом или без такового, не стоит валяться в три часа дня на пляже. Какой бы мощности солнцезащитный крем вы ни использовали, при индексе ультрафиолета от 4 до 6 рекомендуется в полуденное время (когда тень короче предмета, который ее образует) находиться под тентом, а когда этот индекс выше 7 – уходить в помещение. В это время нечего делать на пляже, а если вы гуляете по городу, помните о шляпах и одежде, закрывающей тело.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 37. О спасительной силе термальной воды.

“Летом, когда жарко, я спасаюсь только термальной водой. Бывает, лицо плавится от солнца, так я сбрызгиваю ее «термалкой» – и порядок. И увлажняет, и освежает, и умывает. Просто чудо какое-то!”.

Многие пользуются термальной водой, чтобы увлажнить лицо. Поливаются ею в самолетах, на пляже, в пробках. Но не все знают, что если термальную воду распылить на лицо и оставить высыхать, то вместо увлажнения вы получите обезвоживание. Несмотря на то что в состав «термалки» входят соли, которые делают ее гигроскопичной, она все равно испаряется. Это закон физики. И, когда эта вода испаряется, вместе с ней с поверхности кожи испаряется и влага. То есть происходит усиленная потеря трансэпидермальной влаги.

Если же орошать лицо термальной водой, сидя на пляже, последствия могут быть еще более печальными. Ведь каждая капля работает как увеличительное стекло – притягивает солнечные лучи и усиливает проникновение ультрафиолета в кожу.

Правильная схема использования термальной воды такова: нанести ее на чистую кожу, чуть помассировать до полного впитывания и сверху нанести крем. Тогда она будет оказывать дополнительное увлажняющее воздействие.

Второй вариант: нанести воду после крема, слегка вбить в кожу – и потом наносить макияж. Тогда он будет лучше держаться.

А если вы используете термальную воду, чтобы освежить лицо, обязательно сразу промакните его салфеткой. И вообще, какой бы водой вы ни умывались, обязательно вытирайтесь насухо. Иначе усиление трансэпидермальной потери влаги обеспечено.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 38. О вреде аэробики для овала лица.

“Я боюсь заниматься аэробикой и бегом, потому что от постоянной тряски кожа растягивается и лицо «провисает»”.

Механика возникновения этого мифа очевидна. Действительно, вы бежите или прыгаете, лицо трясется – кажется, вот тут-то гравитационный птоз вас и настигнет. На самом деле все обстоит несколько иначе.

Этот самый гравитационный птоз, конечно, напрямую связан с земным притяжением. Чем больше времени вы проводите стоя, тем дольше сила тяжести воздействует на ваш подбородок. Чистая физика. И чем больше ваш вес, тем более сильное воздействие на ткани возникает при прыжках и беге. Но тут есть масса побочных обстоятельств.

Например, очень многое зависит от тонуса мышц шеи и верхнего отдела спины. Если масса тела большая, заниматься приведением ее в норму стоит начиная с приведения в порядок этих групп мышц. Еще я замечала: девушки качают пресс, а при этом подтягивается лицо. Это потому, что хороший тонус мышц верхнего пресса автоматически, рефлекторно усиливает тонус мышц нижней челюсти. Силовые нагрузки для овала лица – прекрасная вещь.

Все мышцы человеческого тела находятся в постоянном взаимодействии. Изменение тонуса любой из них приводит к рефлекторным изменениям в десятке других. Напряжение мышцы задней поверхности шеи приводит к повышению тонуса мышц лба, а при «укорачивающейся», «жесткой» шее отмечается формирование морщин напряжения в верхней и средней третях лба. Тонус мышц нижней трети лица при этом снижается – и овал становится менее четким.

А повышение тонуса мышц верхней трети плеча (дельтовидной мышцы), грудных мышц и мышц верхнего пресса будет усиливать тонус мышц, ответственных за овал лица.

Что касается аэробных нагрузок (будь то бег, плавание или ходьба), они тоже не могут негативно сказаться на состоянии лица. Через 20 минут таких занятий в организме усиливается синтез гиалуроновой кислоты. А позанимавшись еще 20 минут в этом же ритме, вы усилите этот синтез сразу на несколько часов вперед! Кроме того, повысится еще и синтез элеидина. Это вещество – основной белок блестящего слоя эпидермиса, полупрозрачный, розоватый и несколько похож на слюду, поэтому обеспечивает здоровое сияние кожи. Обычно после 25–27 лет выработка элеидина замедляется. Но занимаясь спортом, вы простимулируете этот процесс. Причем фитнес – единственный способ это сделать. Если на синтез гиалуроновой кислоты еще можно влиять с помощью косметики, то синтез элеидина «лечению» кремами не поддается. А вот если заниматься в аэробном режиме хотя бы 20–30 минут в день несколько раз в неделю, это даст результат.

Какие минусы для лица в занятиях спортом? Где таятся главные опасности?

Во-первых, нельзя переусердствовать. Не стоит ставить задачу за три года получить черный пояс каратэ. Цель вы, возможно, достигнете – но выглядеть будете на пять лет старше. Нагрузки высокой интенсивности повышают чувствительность к мужским гормонам, усиливается трансэпидермальная потеря влаги, кожа становится менее эластичной.

Во-вторых, не садитесь на безуглеводную и безжировую диеты. Без углеводов вообще ничто в организме (особенно после 40 лет) не будет синтезироваться. И не надо стремиться полностью избавиться от подкожно-жировой клетчатки – испортите овал лица. Жировая клетчатка – это источник питательных веществ, воды и энергии для более поверхностных слоев кожи, и в ней, кроме того, есть некоторое количество стволовых клеток, которые кожа может использовать, если настанет «черный день». Отсутствие или дефицит клетчатки приводит к быстрому старению.

Для тех, кто занимается спортом, давно разработано правильное питание. Не изобретайте велосипед и не совмещайте фитнес с другими диетами – Дюкана, бессолевой, фруктовой, винно-сырной и их производными типа «я вообще не буду ничего есть».

Идеальная диета – рациональное питание с достаточным содержанием белка и сложных углеводов. И достаточным количеством жира: для сохранения эластичности и барьерных свойств кожи необходимо не меньше 20–25 г жира в день. Причем желательно, чтобы присутствовали не только растительные, но и животные жиры.

В-третьих, обязательно пейте много воды и следите, чтобы не было усиления трансэпидермальной потери влаги. При занятиях в зале воздух не должен быть слишком сухим. Оптимальная температура – от 18° до 24°C. При занятиях на улице я бы не рекомендовала бегать при экстремальных (–10° или +30°) температурах. Лыжницы олимпийские, конечно, красотки – но они юны, а к 30 годам картина меняется. После занятий не надо идти в сауну или нырять в ледяную купель. Хаммам – неплохо. Но не сауна! Женщины с жирной кожей и мужчины еще себе могут такое позволить – у них кожа держит удар. Остальным – не стоит.

В-четвертых, следите, чтобы нагрузка не была чрезмерной. Хороший показатель – пот. Если вы потеете слишком активно, организм теряет много влаги и явно находится на пределе. Что такое чрезмерная нагрузка? Два-три раза за тренировку протерли лицо полотенцем, взмокли под мышками и на спине – нормально. Не можете заниматься без повязки, потому что пот застит глаза, и меняете майку дважды за занятие? Значит, нагрузка для вас слишком большая. И следите за состоянием кожи. Если через две-три недели тренировок она становится более сухой и раздраженной – вы перебираете.

Ну и чтобы закончить тему «спорт и красота». Не занимайтесь с макияжем! Перед занятием очистите лицо и нанесите самый простой увлажняющий крем. Если сосудистая реакция кожи выражена, то есть вы быстро краснеете, можно использовать кремы с сосудоукрепляющими компонентами. После занятия – снова умойтесь и нанесите успокаивающую сыворотку и крем. При большой разнице температур в зале и на улице воспользуйтесь минеральной пудрой. Летом помните о SPF: кожа после тренировки более чувствительна к солнцу. Люди, играющие в волейбол на пляже, сгорают быстрее не только потому, что долго находятся на солнце, а еще и потому, что активно двигаются. При физической активности активизируется и кровообращение, а это может привести к дополнительной стимуляции синтеза меланина и нарушениям пигментации.

А самый большой риск для кожи – хлорированная вода в бассейне. Пожалуйста, перед погружением наносите на лицо плотный крем!

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другомБьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 39. О пользе бань для продления молодости.

“Помните сказку про Конька-Горбунка? Вот и я так же готова в чаны с горячей и холодной водой прыгать. Больше всего люблю сауну. Только вот вдруг стала замечать: кожа от нее почему-то сохнет, и купероз появился…”.

Давайте определимся: баня бане рознь. В смысле эффекта, который они оказывают на кожу, русская парная не то, что финская сауна, а хаммам не то, что они обе вместе взятые.

В сауне сухой горячий воздух, в который вы попадаете без предварительного разогрева. Переход из нормальной температуры в экстремальную происходит очень быстро. И для организма это испытание. Потом, когда мы тут же начинаем потеть, практически сразу начинается и активное испарение влаги – с поверхности всего тела и лица в том числе. Также серьезной атаке подвергаются сосуды. Здоровые сосуды готовы выдержать этот удар, но, увы, далеко не все могут этим похвастаться. А с годами сосуды и вовсе становятся более ломкими, и им требуется больше времени, чтобы расшириться и сузиться. Поэтому то, что сходит с рук 20-летним, 40-летним уже делать не стоит. Несколько таких заходов – и здравствуй, купероз.

Правда, огромное количество людей говорит: «Купероз я, конечно, не люблю – но без сауны вообще жизни не мыслю!» И да, действительно, в целом для организма (особенно для здорового) сауна – это прекрасно. А для лица – не очень. Смотреть на финских женщин, кожа которых не страдает куперозом, хотя они и ходят в сауну каждую неделю, не стоит. Финки с детства приучены к сауне и давно к ней адаптировались. Сосуды у них очень тренированные. А вы можете здорово себе навредить.

Что делать? Можно попытаться смягчить термоудар, нанеся перед заходом в сауну в качестве маски, например, самый простой и недорогой гель с алоэ, которым обычно рекомендуют мазаться после солнечного ожога. Такой гель, во-первых, немного защитит от потери влаги – через него жидкость не будет так быстро выходить. А во-вторых, он первый примет на себя термоудар и выступит этакой «подушкой безопасности» между горячим воздухом и кожей. Пока он будет нагреваться до температуры воздуха, сосуды смогут более-менее спокойно адаптироваться к нагрузке. Как только гель потек с лица – выйдите, умойтесь водой комнатной температуры (не ледяной), а потом, отдохнув, можно идти на второй заход, снова нанеся гель.

Ну и конечно, перед сауной нужно как следует умыться и сделать легкий пилинг, чтобы убрать мертвые клетки. Если вы «отнесете» их на себе в парную, они разбухнут и забьют устья сальных желез. Тем более что под воздействием горячих температур устья раскрываются. Ороговевшие клетки попадут точно «в цель», и через какое-то время вы получите пресловутые «забитые поры», комедоны и черные точки.

А вообще считается, что жирная кожа лучше переносит сауну, чем сухая. И что при наличии купероза в сауну лучше не ходить – равно как не пить горячие напитки и не делать распаривание лица.

А вот хаммам показан любой коже – сухой, жирной, нормальной. Он не приносит вреда сосудам, потому что температура там ниже. И не способствует обезвоживанию: наоборот, поскольку воздух в хаммаме очень влажный, верхние слои кожи получают как бы дополнительную «подпитку». Я бы в хаммам всем рекомендовала по возможности ходить раз в неделю. А потом еще на распаренное лицо делать маску. Эффект от нее будет больший, чем обычно.

В русской бане – сплошная эклектика, тут все зависит от банщика. Где-то пар более сухой, где-то более влажный. Где-то температура зашкаливает, где-то она не очень высокая. Какой веник используют – ледяной? Или горячий? При какой температуре? Худший вариант, когда люди сначала сидят «до упора» в более-менее сухой бане, потом швыряют на печь ушат воды – горячий пар бьет по лицам, потом бьют себя вениками (тоже горячими), а потом – в ледяную купель… Конечно, сосуды будут страдать. То есть, если обобщить, в мягкой версии русская баня полезна, а в версии «жесть» – не слишком. Особенно для чувствительной девичьей кожи. Можно попробовать защититься по той же схеме, что и в сауне, но в парной вы сидите дольше, чем в сауне, и гель очень быстро потечет.

Важно: не перепутайте гель, о котором я здесь говорю, и крем на жировой основе, который наносить ни в коем случае не надо. Плотные жирные кремы в сауне или парной будут работать против вас. В них есть ингредиенты, которые при высоких температурах очень быстро окисляются и из полезных превращаются во вредные. Плюс жир из крема смешается с вашими собственными липидами, и на лице образуется такой сомнительный жирный компот, способный закупорить устья сальных желез. Даже легкие кремы-лосьоны на масляной основе использовать не стоит. Представьте себе раскаленную сковородку: если вы нальете в нее масло, оно тут же начнет уменьшаться в объеме, а сковородка раскалится еще сильнее. Вода же будет испаряться гораздо медленнее и равномернее. Так что в сауны и бани берите с собой только средства на водной основе.

И еще будьте аккуратнее, протирая после сауны разгоряченное лицо льдом или ныряя в ледяную воду. Здесь опять-таки все зависит от сосудов. Если они прочные, здоровые, молодые – и быстро и дружно на это мероприятие отреагируют, то, конечно, это прекрасно. А если десять из них оперативно сожмутся, а три не успеют, то вся кровь из этих десяти устремится в те три, которые замешкались. И, конечно, они лопнут – и образуется купероз. Иногда он проступает на лице почти сразу. Сходили в баню, и через пару недель на крыльях носа образовались три новые сосудистые звездочки. Едва ли это вас обрадует.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

А еще говорят…

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 40. О вреде и пользе гимнастики для лица.

“Для лица есть такие же упражнения, как для пресса и бедер. Если их делать, никакой фейс-лифтинг не понадобится!”.

Мышечный каркас – очень важная штука. От его плотности зависит тонус кожи. Слабый каркас – ранний птоз.

Мышцы постоянно находятся во взаимодействии. Одни напрягаются – другие расслабляются, и наоборот. Если опустить сложные анатомические подробности, то мышцы верхней части лица являются антагонистами по отношению к мышцам нижней части. И это означает, что если у вас все время нахмурен лоб, то, скорее всего, вы столкнетесь с тем, что провисают брыли. А антагонисты нижней половины лица – мышцы задней поверхности шеи. Гипертонус шеи провоцирует морщины на лбу и изменение овала. Поэтому первое, что я делаю, когда вижу у молодой пациентки такие морщины, – отправляю ее на массаж шеи и спины. Если «развязать узел» на шее – улучшится лицо. Кстати, в процедуры «антиэйдж» в хороших салонах обязательно входит массаж задней поверхности шеи, верхнего отдела позвоночника и плечевой зоны.

И еще помогают уроки английского. Да-да, английская артикуляция такова, что лицо «подтягивается».

Какое отношение все это имеет к гимнастике лица и массажу? Самое прямое.

Если простимулировать расслабленные мышцы – будь то с помощью рук, аппарата миостимуляции или гимнастики, – они напрягутся, а их антагонисты рефлекторно расслабятся. И это приведет к повышению тонуса. Если у вас снижен тонус нижней трети лица – нужно расслабить шею и дать нагрузку на область вокруг рта. Начинает ползти средняя треть – стоит поработать со скуловой зоной и опять же с задней поверхностью шеи. Что очень важно – начинать с расслабления напряженных мышц, а не с укрепления атоничных. Напряжение практически всегда первично и является ключом к изменению всей мышечной гармонии лица.

Но, если вы занимаетесь таким фейс-фитнесом, нет необходимости делать весь комплекс упражнений. Это как если бы вы хотели накачать пресс – а вам бы заодно рекомендовали подкачать еще и голень. Лицевым фитнесом, так же как и обычным, лучше заниматься с профессиональным тренером. То есть разработать индивидуальный комплекс. Ведь если у вас и так глазные мышцы в постоянном напряжении и формируются гусиные лапки, упражнение «прищурь глазки – распахни глазки» выйдет вам боком.

А если просто сесть перед YouTube и начать гримасничать вслед за какой-нибудь неизвестной китаянкой, можно такое лицо себе натренировать, что никакой хирург не исправит.

Я слышала и противоположное мнение: дескать, гимнастика для лица может растянуть кожу. Это, конечно, не так. Кожу, к счастью, растянуть сложно. А когда она провисает, ее тянуть вообще невозможно – как неэластичный бинт. Правда, если регулярно прилагать усилия и делать все неправильно, можно ее травмировать, и это приведет к понижению тонуса. В целом любая физическая активность приводит к улучшению тонуса кожи. Повышение тонуса мышц всегда сопровождается усилением в них кровообращения, кожа в этой зоне тоже получит дополнительный кислород и энергию. Важно, чтобы тонус был гармоничным, не было очагов стойкого напряжения, «спазма» каких-то отдельных мышц. Именно такие очаги приводят к формированию морщин, потому что кожа над ними «сминается» в постоянные складки. Собственно, их мы и называем морщинами.

Например, не стоит делать травматичный агрессивный массаж – такой, после которого возникает отек. Или массировать против массажных линий. Да, есть методики жесткого массажа, например, у известного французского косметолога Жоэль Сиокко. Но сама она никогда не делает его так, чтобы спровоцировать болезненные ощущения. Я видела массаж в ее личном исполнении, на конгрессах, – Жоэль делает не больно. Работает глубоко, но – мягко. Потому что вообще-то боль стимулирует выброс в кровь кортикостероидов, при этом усиливается чувствительность кожи к свободным радикалам, повышается ломкость сосудов и межсосудистое пространство пропитывается жидкостью. Ничего хорошего ни в том, ни в другом, ни в третьем нет.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Множество исследований подтвердили, что мануальные методики должны быть безболезненны. Кстати, многие из них разрабатывались в СССР, например, в лаборатории Ивана Михайловича Саркизова-Серазини, созданной им на базе кафедры лечебной физкультуры и спортивного массажа Московского института физкультуры (кафедра являлась кузницей знаменитых массажистов советских олимпийских сборных). С тех пор весь мир опирается именно на эти исследования.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 41. О том, что жирная кожа стареет медленно, а сухая – быстро.

“Мне повезло – у меня жирная кожа. На ней часто появляются прыщи, но зато никогда не будет морщин!”.

Важно определиться, что именно мы понимаем под старением. Если морщины и потерю эластичности – да, с сухой кожей эти неприятности происходят раньше. Она более тонкая, более склонна к пигментации, у нее тоньше липидный защитный слой и быстрее формируются поверхностные морщины в верхнем слое. Глубокие же морщины у обладательниц сухой и жирной кожи появляются – при прочих равных условиях – одновременно. Жирная кожа тут даже более уязвима: она тяжелее. И гравитационное старение на жирной коже проявляется сильнее.

Здоровая кожа всегда имеет некоторую тенденцию или к сухости, или к жирности – идеально сбалансированно наши сальные железы работают крайне редко. Кожа с тенденцией к сухости может выглядеть очень красивой – «фарфоровой» – за счет тонкого верхнего слоя и нежного свечения. К сожалению, ее красота достаточно эфемерна и легко исчезает при столкновении с суровой действительностью – солнцем, ветром, жарой или холодом. Сухая кожа может быть исчерчена морщинками уже в 30–35 лет. Что нужно делать, чтобы этот момент максимально отодвинуть?

Девушкам с сухой кожей надо начинать пользоваться увлажняющими кремами как можно раньше – тогда как особы с жирной кожей могут подождать с этим лет до 30 и заявлять: «А я вот ничем не пользуюсь, и у меня все хорошо!».

Увлажняющие маски у «счастливой» обладательницы фарфоровой кожи должны быть всегда под рукой. Летите самолетом – по прибытии сделайте маску. Не выспались – сделайте маску. Испытываете стресс – сделайте маску. Уж тем более не стоит курить – сухая кожа вам этого не простит.

Пищевые добавки на базе ненасыщенных жирных кислот (омега, витамин E) женщинам с сухой кожей стоит принимать обязательно – в то время как те, у кого она жирная, тоже могут этот пункт в программе пропустить.

Кроме того, сухая кожа более чувствительна. А сама по себе чувствительность ускоряет темпы старения. Поэтому важно выбирать те средства, которые не провоцируют раздражение. А то многие говорят: «Я вот пользуюсь кремом Х – я, конечно, от него краснею и шелушусь, но зато…» С жирной кожей – это «зато». С чувствительной и сухой – «но увы…».

И еще важный момент. С одной стороны, солнцезащита при сухой коже должна присутствовать обязательно. С другой – гелиофобия может привести к тому, что витамина D станет меньше. Здесь важно не переусердствовать. Нужно сдать анализы на уровень этого витамина в организме – и при необходимости подкорректировать его количество.

А людям с жирной кожей, чтобы избежать раннего появления глубоких морщин, необходимо ходить на дренажные массажи. И не пренебрегать поверхностным химическим пилингом – как таковой он не дает «вау»-эффекта, но если делать его три-четыре раза в год сессиями, то это поможет жирной коже поддерживать тонус. Аппаратные методики вроде процедур с гальваническими токами (в просторечии «гальваника») или с использованием микротоков также способствуют обновлению жирной кожи.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 42. О том, что антиэйдж-средства спасают от преждевременного старения.

“Чтобы избежать ранних морщин, я пользуюсь кремом «антиэйдж» с 15 лет! А мои недальновидные подруги тянут до 35: боятся, что кожа привыкнет и испортится. Ладно, в 50 посмотрим, кто из нас был прав!”.

Значение кремов в деле «профилактики старения» сильно преувеличено. Для того чтобы морщины появились как можно позже, имеет смысл делать одно: поддерживать кожу в здоровом состоянии. Чем она здоровее, тем медленнее будет увядать.

Как выглядит здоровая кожа? Равномерный цвет, равномерная текстура, легкий матовый блеск, узкие поры, отсутствие воспалительных элементов. Появились воспаления? Лечим воспаления. Получили солнечный ожог? Лечим ожог. Сохнет – надо компенсировать. Стала слишком жирной – надо работать над этим. Ничего не беспокоит? Оставляем в покое. С точки зрения косметического маркетинга это, конечно, крамола. Но с точки зрения медицины – истина. По этому поводу есть хороший анекдот. Сын спрашивает у отца-программиста: «Папа, а почему восходит солнышко?» Тот подумал и говорит: «Сынок! Работает? Не трогай!».

Если вам повезло и у вас нормальная кожа, не трогайте ее. Да, конечно, очищайте; конечно, пользуйтесь защитным кремом, который вам приятен. Идете на пляж или летом гуляете в городе – наносите крем с SPF. Если у вас эффективная и подходящая вам косметика, то утром вы просыпаетесь без ощущения стянутости и жирности и в течение дня не чувствуете ни дискомфорта, ни зуда.

Здоровую кожу надо только поддерживать. Это лучшая профилактика морщин. А нездоровую кожу лечить кремом с надписью «Против преждевременных морщин» – бессмысленная история. Надо устранять саму проблему.

Чтобы проверить, подходят ли вам средства, которыми вы пользуетесь, и в каком состоянии находится кожа, проведите дерзкий эксперимент. На два-три дня перестаньте пользоваться каким бы то ни было кремом. Не чувствуете при этом дискомфорт? Значит, все хорошо. Кожа дает понять, что «голодает»? Значит, самостоятельно она уже не может решить какие-то проблемы.

Одной из основных причин появления морщин, ухудшения эластичности кожи и вообще всего, что мы зовем признаками старения, является увядание и деградация основного вещества дермы (в первую очередь гиалуроновой кислоты) и структурных белков: коллагена и эластина. Они горят в двух кострах. Один костер – «возрастной», он разгорается ярче после 40–45 лет, и это «горение» приводит к увеличению количества ферментов, разрушающих белки и гликозаминогликаны кожи, коллагеназ, гиалуронидаз и эластаз. Чем старше мы становимся, тем больше разрушается белков и гиалуроновой кислоты и тем меньше их синтезируется. Другой костер – «стрессорный». В нем тоже уничтожаются белки и гиалуроновая кислота, но их сжигают свободные радикалы и другие вещества, которые организм вырабатывает в стрессе. Параллельно кожа теряет защитные свойства, воду, воспаляется, пигментируется и т. д. Вот этот второй костер в основном и «заливает» современная косметология. Чем более эффективно мы восстанавливаем естественную защиту и подавляем стрессорные реакции, тем медленнее стареет кожа. Если нам удается погасить костер стресса и оставить только «возрастной» – прекрасно. Он горит неярко, и процессы деградации развиваются довольно медленно, оставляя возможность спокойно и планово их компенсировать с помощью разнообразных методов.

Конечно, полностью потушить его костер мы не можем. Но заставить тихо тлеть – вполне.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 43. О вреде кремов против мешков под глазами.

“Кремы, убирающие мешки, высушивают кожу и провоцируют образование морщин. Ведь они вытягивают естественную влагу!”.

Существует понятие «пул воды» в коже. Он бывает трех видов – статический, динамический и трансэпидермальный.

Мешки под глазами – свидетельство неполадок в динамическом пуле. По каким-то причинам (они могут быть самыми разными) обмен веществ не происходит с достаточной скоростью. Жидкость поступает, но не уходит. Тогда либо кожа под глазами становится более тонкой и на ней появляются мелкие морщины (в силу нехватки гиалуроновой кислоты и того, что спазм сосудов глубоких слоев кожи не дает жидкости попасть в дерму), либо, наоборот, кожа уплотняется и появляются отеки. Значит, жидкость задерживается, не выводится из дермы, и в результате вода из сосудов пропитывает жировую клетчатку гиподермы. Эти отеки под глазами и есть то, что мы называем «мешками».

Высушивание кожи, наоборот, является следствием недостатка статической воды в тканях. Если в результате неправильного ухода, образа жизни или травмы статическая вода испарилась, то, чтобы этот недостаток возместить, требуется время.

Процессы борьбы с потерей статической и динамической воды абсолютно разные.

Чтобы уменьшить мешки, надо разобраться в причинах потери динамической воды. Тут возможны варианты: заболевания почек, сердца и нарушение солевого баланса крови и лимфы. В этом случае под глазом, где есть рыхлая клетчатка, происходит накопление жидкости. (В клетчатке вокруг почки она тоже есть, просто мы этого не видим.) Конечно же, если есть подозрение на такие грозные заболевания, нужно обращаться к врачу. Вообще, если мешки под глазами появились резко и без видимых причин, необходимо проконсультироваться с терапевтом.

Или, скажем, это застой лимфатический. Если мышца вокруг глаза постоянно напряжена, выход лимфы из сдавленных сосудов затруднен. И, наконец, если мышцы лица в недостаточном тонусе, они не в состоянии «откачать» лишнюю жидкость. Лимфатические сосуды проходят в толще мышц, которые, даже самые мелкие, работают как помпы: когда они сокращаются, лимфа движется в направлении «точки сбора» – к сердцу. Если мышца напряжена, то сосуды сужены и движение лимфы замедленно.

Иногда мешки вызваны постоянным спазмом мышц глаза. Тогда надо проверять зрение.

Но в большинстве случаев у молодых женщин мешки вызваны рыхлой жировой тканью в области вокруг глаз. Чтобы с ними справиться, иногда достаточно пересмотреть режим питания. Меньше соли, меньше жидкости на ночь, меньше алкоголя. Больше «дренирующих» веществ – они содержатся в зеленом чае, сельдерее, огурцах, белокочанной капусте.

Знаменитое косметическое снадобье – «три бокала пива на ночь – и никаких морщин» – придется забыть. Вместо этого надо включить в уход средства, которые усиливают тонус и эластичность сосудов в этой зоне. Ищите на этикетках кофеин (Caffeine), ниацинамид (Niacinamide), эсцин (Aescin), экстракты красного винограда (Red Grape Extract), конского каштана (Horse Chestnut Seed Extract), зеленого чая (Green Tea или Camelia Shinensis Extract), азиатской центеллы (Centella Asiatica Extract).

Самое простое средство скорой помощи – местные венотоники. Хорошо помогают компрессы с гелем троксевазин и гинкор и даже с любым кремом или гелем от геморроя или варикоза. Берем влажную марлевую салфетку, смоченную в холодной воде или физиологическом растворе (можно использовать раствор для промывания глаз). На салфетку накладываем гель или крем (лучше, если он до этого побывал в холодильнике). Сверху – еще одна марлевая салфетка. Сухая. И лежим десять минут, мечтая о красоте. Снимаем – и мешков нет. О, чудо!

Не чаще двух раз в неделю – и не дольше, чем в течение пары недель подряд – этот трюк можно практиковать. Особенно когда очень надо хорошо выглядеть и нет времени ни бежать к косметологу, ни разыскивать правильный крем для глаз.

Самые действенные средства от мешков под глазами, созданные специально для борьбы с ними, – это, по сути, облегченная версия мазей от геморроя. В них те же активные ингредиенты плюс те, что дополнительно увлажняют и питают. Крем Meder Blepharo-Night создан именно по образу и подобию. Для питания кожи там есть лецитин (Lecithine). А чтобы он убирал мешок, в нем содержится эсцин (Aescin) – препарат, входящий в средства от варикоза. У марки Cellcosmet тоже прекрасный гель под глаза, особенно мужской.

Но, если это не мешки, а грыжи, избавиться от них можно только хирургическим путем. Выглядеть они, с вашей точки зрения, могут одинаково, но между ними есть разница, и косметолог или пластический хирург ее увидит и поможет вам разобраться. Грыжи – это выпячивание участка жировой клетчатки, которая зажата между мышечными волокнами, из-за чего в ней и скапливается жидкость. Выведение избытка жидкости в этом случае – временная мера, постоянного и стабильного улучшения получить таким образом не удастся. Придется делать блефаропластику.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 44. О синдроме привыкания к дорогой косметике.

“В некоторые баночки точно подмешивают какой-то наркотик, вызывающий привыкание. Если я вдруг перестану пользоваться таким кремом, наступит страшный «синдром отмены», и в одно прекрасное утро я проснусь старухой”.

Не проснетесь. «Синдром отмены» – понятие, пришедшее в косметологию из фармакологии. В медицине действительно есть препараты, прием которых нельзя прекращать резко. Например, при эпилепсии противосудорожные лекарства не отменяют в один день. Нельзя одномоментно перестать пить гормональные средства. Почему? Потому что эти препараты вмешиваются в биохимические процессы. Если их оттуда выдернуть – организм «растеряется», и это приведет к ухудшению состояния пациента.

Но в косметологии мы практически не пользуемся такими сильнодействующими препаратами. Исключение – кислоты и ретиноиды. Эти вещества влияют на обменные процессы кожи, и если их резко снять, то лечебный эффект может быть потерян. Обычно косметологи рекомендуют идти путем снижения дозы: сначала пользуемся средством один раз в день, потом – через день, затем – прекращаем вовсе. Период отмены занимает примерно столько же времени, сколько сам курс активной терапии. В принципе такую схему можно использовать для всех концентрированных препаратов.

Но обычно мы чего боимся? Что вот мы получили тринадцатую зарплату или накопили денег на дорогой крем, купили его, через год он кончился, а премию не дали. Из «Мерседеса» пересаживаться в «Ладу» – болезненно. Неприятно. Мучительно. Но в конечном итоге для здоровья не опасно. Точно так же с кремами. И даже более того: если вы четыре-пять месяцев (это пять-шесть циклов обновления кожи), а еще лучше – год пользовались качественной, правильно подобранной косметикой, это создаст некий запас прочности. И при отмене этих препаратов кожа будет еще некоторое время сопротивляться стрессу и свободным радикалам гораздо эффективнее, чем неухоженная. Но в какой-то момент, конечно, волшебство закончится: увы, при современной экологии и образе жизни кожа женщины старше 35–40 лет практически не может самостоятельно справляться со всеми повреждающими факторами.

Словом, не надо бояться пользоваться качественной косметикой из-за неуверенности, что сможете пользоваться ею всегда. К хорошему крему, как и вообще ко всему хорошему, быстро привыкаешь, это правда. Но от этого оно не перестает быть хорошим.

Мнение Яны.

«У каталонцев есть такая пословица: “Хорошая жизнь стоит дорого. Есть другая жизнь, подешевле. Но это не жизнь”».

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 45. О вреде стволовых клеток.

“Когда я слышу, что в составе какого-то крема есть стволовые клетки яблока или груши, то понимаю, что меня держат за круглую идиотку. Как, скажите на милость, клетки яблока могут помочь мне избавиться от морщин? Моя подруга боится таких кремов, как огня, потому что уверена, что после них у нее на лице вырастут листики. Ну а моя мама так просто убеждена, что все это может кончится плохо. Например, мы все заболеем раком и умрем”.

Году в 2004-м, когда я впервые услышала об использовании стволовых растительных клеток в средствах по уходу, моя реакция была примерно такая же. Где я, а где то зеленое яблочко? Что у нас может быть общего?

Но со временем я поняла, что была не права. На самом деле общего у нас гораздо больше, чем кажется.

Чаще всего в косметологии используются стволовые клетки плода швейцарской яблони и проростки пшеницы.

В отличие от человека, у которого большая часть стволовых клеток содержится в костном мозге, стволовые клетки растений «хранятся» в меристеме. Это часть растения, которая в основном находится в почках, а также – в корнях и в стебле. Но как и у человека, растительные стволовые клетки обладают способностью дифференцироваться. То есть при необходимости человеческая стволовая клетка может стать клеткой любого органа – кожи, печени, сердца, а растительная – клеткой коры, пестика, тычинки или зернышка. Получив сигнал SOS (например, растение потеряло листик), стволовые клетки начинают делиться. Одна часть превращается в дифференцированную клетку нового листика и мигрирует туда, где нужно его отрастить. А вторая остается стволовой. И снова готова делиться по первому зову.

Стволовая клетка растения и клетка его листика (а также пестика, тычинки, стебелька) не идентичны друг другу по своей химической формуле. То, чем располагает стволовая клетка, уже отсутствует у клетки дифференцированной.

Почему это все так интересно для косметологии? Потому что в стволовых растительных клетках содержится большое количество фитогормонов. И они очень близки по своей природе человеческим гормонам. И, будучи нанесены в составе крема на кожу, как минимум повышают ее чувствительность к гормонам. Для стареющей кожи с ее недостатком собственных гормонов и сниженной чувствительностью к оставшимся, это очень хорошо. Фитогормоны выступают как катализаторы чувствительности – и через какое-то время кожа как бы «просыпается». Вы выглядите лучше и моложе, а темпы старения замедляются.

Плюс в стволовых клетках растений есть гормоноподобные вещества, которые называются «цитокины». Эти цитокины человеческий организм обычно вырабатывает в момент адаптации к стрессу. Привнесенные извне, они повышают адаптивные способности кожи: она быстрее заживает, лучше синтезирует белки и т. д.

Наконец, в стволовых клетках растений большое количество витаминов, провитаминов, микроэлементов и аминокислот. И их наша кожа использует с удовольствием как строительный материал.

А если сравнивать стволовые клетки растений с их же клетками в целом, то выясняется, что именно первые по своей структуре ближе к человеческим. Сегодня ученые обнаруживают в них все новые вещества и биохимические соединения, присутствующие и в нашем организме.

Так что в целом использование стволовых клеток растений в кремах очень даже оправданно. Они усиливают способности регенерации человеческой кожи и при этом не наносят вреда. Если, допустим, кожа еще очень молодая, упругая и здоровая и необходимости в усилении регенерации нет, это свойство стволовых растительных клеток останется невостребованным. Для того чтобы им «выстрелить», нужна мишень. Нет мишени – нет действия. Но и побочных действий тоже нет.

В общем, стволовые клетки – очень перспективное направление, и даже не только для косметологии, но и для медицины в целом. Думаю, что через несколько лет они будут использоваться достаточно широко. Просто фармакологические исследования занимают больше времени, чем косметологические.

А что касается опасений в духе «если я буду мазаться кремом со стволовыми клетками яблок, то у меня на лице вырастут листики и вообще я позеленею», то тут ответ простой. Риск, что вы покроетесь зеленой листвой, примерно такой же, как при приеме яблок внутрь. Пока я не встречала случаев, чтобы человек, наевшийся зеленых яблок, стал плодоносить. Как максимум – при переедании может быть расстройство желудка.

Мнение Яны.

«Я уверена, что через каких-то 50 лет стволовыми клетками – причем человеческими, а не растительными – научатся наконец управлять так, чтобы их использование приносило только пользу и не было чревато никакими непредсказуемыми последствиями. Но нам не повезло. Мы живем здесь и сейчас. И хотим быть молодыми завтра, а не когда-нибудь».

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 46. О том, что во время беременности нельзя пользоваться никакими кремами, кроме «Детского».

“Мой гинеколог сказала, что я беременна и мне нужно выкинуть все кремы, которыми я пользуюсь. Дескать, одни из них могут причинить вред ребенку, а от других у меня будет аллергия. Я выкинула, а теперь сижу и плачу. Жалко же…”.

Чтобы какой-то косметический препарат нанес вред плоду – это ситуация очень и очень редкая, чтобы не сказать невозможная. Очень немного ингредиентов, разрешенных для использования в косметологии, способны проникнуть в кровеносную систему, добраться до матки и навредить ребенку. Все они известны поименно. Риски тут часто скорее теоретические, но тем не менее врач должен предупредить пациента, что они существуют.

Во-первых, ретиноиды. Рекомендации косметологам даны четкие: избегать назначения беременным женщинам средств, содержащих эти препараты.

Во-вторых, эфирные масла (Essential Oils). Я, правда, никогда и нигде не встречала исследований, подтверждающих, что во время беременности женщина использовала масло бергамота – и ребенок родился с какими-то дефектами. Таких громких историй, как в 1960-х с талидомидом, с эфирными маслами точно не происходило. Талидомид использовался для лечения токсикоза у беременных. Он прошел все испытания, был сертифицирован, врачи начали его назначать – и в результате дети рождались без рук, без ног, без ушей, а у некоторых были пороки развития внутренних органов. Таких детей родилось очень много и в США, и в Европе: счет шел на тысячи. Конечно, лекарство это быстро запретили, но последствия его приема, увы, отменить было невозможно. Сегодня каждый медицинский препарат для беременных проходит строжайшую проверку, в том числе и на беременных животных.

Но с кремами таких проверок не устраивают, тем более что и тестировать косметику на животных теперь нельзя. А использовать в качестве «подопытных» реальных беременных женщин нельзя тем более. Поэтому тут все зиждется на каких-то общих домыслах и опасениях. Например, я очень много раз встречала предупреждения о том, что эфирное масло бергамота (Essential Bergamot Oil) может негативно сказаться на развитии плода. И ни разу не видела ни перечня этих последствий, ни исследований, объясняющих, почему и как эфирное масло может навредить плоду. Не описаны конкретные случаи, когда беременная женщина использовала кремы с эфирным маслом бергамота – и произошло что-то неприятное с ней или ребенком. По крайней мере мне такие описания не попадались. Но косметологи обязаны соблюдать правила – и всем беременным рекомендовать исключить эфирные масла.

Да и на вкладышах к средствам с этими маслами, если вы обратите внимание, всегда будет указано, что их нельзя использовать во время беременности.

Я могу предположить причину запрета. Физиологическое воздействие эфирных масел изучено недостаточно. Они трудно поддаются стандартизации, так как в зависимости от сезона соотношение активных ингредиентов в них сильно меняется. И при этом молекулы эфирных масел очень маленькие и действительно могут проникнуть в кровеносную систему. Поэтому некий, пусть теоретический, риск сохраняется. И на всякий случай лучше их исключить, чем гадать потом, отчего все пошло не так.

И, наконец, есть еще два простых ингредиента, которые во время беременности исключаются, – ментол и камфара (Menthol, Camphre). Во втором и третьем триместре беременности при наличии повышенного тонуса матки они способствуют его усилению. Это как раз давно доказано. Ментол и камфару могут включать в средства для уменьшения отеков, нередко сопровождающих беременность, – но именно их следует исключить. Производители косметических средств как-то часто упускают этот фактор из виду, хотя гинекологи и физиологи о нем говорят.

А что касается ингредиентов, которые не наносят риск плоду, но могут привести к развитию нежелательных последствий у женщины, то тут список довольно большой. Ведь во время беременности меняется почти все: обменные процессы, гормональный фон, взаимодействие между клетками, реактивность иммунной и активность сосудистой систем. В эти девять месяцев будущая мать только с виду более-менее похожа на небеременных женщин. Внутри же это совершенно другой организм. И да, его реакции совершенно другие, в том числе и на косметические ингредиенты. То, что раньше не вызывало у организма никакого протеста, сейчас может дать каскад реакций.

В первую очередь стоит исключить гидрохинон (Hydroquinone). Он используется в средствах от пигментации – и работает, да, но часто приводит к стойкому нарушению синтеза меланина. Во время беременности риск сильно возрастает, и на лице и теле могут образоваться белые пятна, похожие на витилиго. Они не будут пигментироваться, но и загорать тоже не будут. Гидрохинон, кстати, вообще не безобидная вещь: в Европе он вовсе запрещен, но в России и США разрешен, и из Азии его тоже привозят и заказывают через Интернет.

Вторая группа препаратов из «зоны риска» – фруктовые кислоты (Fruit acids). Они применяются для пилинга, но во время беременности могут вызвать более выраженное воспаление, повысить восприимчивость к ультрафиолету и в конечном итоге привести к развитию пигментации.

Если вы узнаете о том, что ждете ребенка, перечитайте этикетки на баночках и тюбиках и исключите те средства, в которых содержатся ингредиенты, указанные выше. Но ни в коем случае не бросайте ухаживать за кожей и не спешите следовать рекомендациям врача выкинуть все баночки, кроме крема «Детский». Скорее всего, они вызваны соображениями «Как бы чего не вышло», а это не вполне медицинский подход.

Схема ухода в эти девять месяцев выглядит примерно так.

Прежде всего: обязательно надо – и чаще, чем обычно, – делать эксфолиацию, то есть помогать клеткам отшелушиваться. Не так важно чем – скрабом или пилингом (несодержащим кислоты), главное – не реже одного раза в четыре – пять дней, а если кожа плотная – два раза в неделю.

Затем смените плотный крем на легкий или вообще на лосьон. Даже если кожа у вас сухая и вы привыкли пользоваться плотным кремом пять раз в день. Во время беременности количество эстрогенов возрастает, питание кожи усиливается. И если продолжать пользоваться питательными кремами, можно получить расширение пор и прыщи: все процессы в это время протекают более активно и кожное сало вырабатывается тоже активнее.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Следующий шаг – с третьего-четвертого месяца беременности включите в ежедневный уход за лицом сосудоукрепляющие препараты. В это время все женщины отмечают, что нос отекает, его закладывает и т. д. Происходит это потому, что в матке формируется плацента, усиливается кровообращение и сосудистая сетка развивается очень активно. Возрастает и кровоснабжение кожи – и соответственно повышается риск развития куперозной сетки. Кремы, в которые входит, например, экстракт конского каштана (Horse Chestnut Seed Extract), красного винограда (Red Grape Extract) или зеленого чая (Green Tea, Camelia Shinensis Extract), могут очень помочь.

И, наконец, я бы советовала использовать охлаждающие дренирующие маски или делать лимфодренажный массаж (это «разгрузит» отекающее лицо) и не забывать о солнцезащите. Беременность стимулирует синтез меланина – кремы с SPF не дадут вам гарантию, что вы избежите пигментации, но риск снизится.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 47. О том, что нет ничего ужаснее расширенных пор.

“Даже морщинки около глаз меня не так печалят, как расширенные поры. Из-за них лицо кажется серым и бугристым. Причем ведь раньше их не было! Дожила до 40 лет – и тут поры. Что делать, не знаю”.

Эта проблему женщины заметили у себя сравнительно недавно. Думаю, лет десять назад. И за это можно сказать спасибо… глянцевым журналам. Изображения моделей и звезд там отфотошоплены до такой степени, что стерты не то что все поры, но и все намеки на них. И женщины, глядя то на эти снимки, то на себя в зеркало, заподозрили неладное. У звезд нет – а у меня есть! Непорядок. Однажды пациентка прямо мне заявила: «Мне нужна кожа как у Джонни Деппа». «А вы его в жизни видели?» – осторожно поинтересовалась я. «Нет. Но я видела столько его фото! И ни на одной у него нет пор».

То есть женщины хотят фотошоп, но чтобы в жизни.

Поры стали жупелом наших дней. И свидетельством страшной неухоженности.

Недавно мне на глаза попалось исследование, которое провели по этому поводу американские социологи. Вопрос был «От чего вы готовы отказаться, чтобы ваши поры были незаметны?». Оказывается, 17 % способны ради этой высокой цели прекратить пользоваться социальными сетями, а 47 % – полгода не заниматься сексом.

А на самом деле поры на лице должны быть. Это нормально.

Но есть два периода, когда на них стоит обратить особое внимание. Первый – юношеский: с 12–14 до 20–25 лет, в зависимости от особенностей организма. В это время гиперактивность сальных желез приводит к тому, что устье поры расширяется и она становится шире. Это физиологически оправданно: из поры должно выйти кожное сало. И здесь надо правильно умываться, использовать очищающие и сужающие поры маски, не паниковать и не использовать много макияжа, пытаясь «эти ужасные поры» замазать. И хотя подростки, конечно, люди непростые и считают, что они точно лучше взрослых знают, как жить и что делать, а уж умываться-то и подавно умеют – да и что тут уметь, плеснул воду на лицо и пошел, – родителям лучше проявить настойчивость. И как-то довести до сведения сына или дочери, что такое элементарные правила.

С умыванием, например, все не так просто. Например, прежде чем умывать лицо, непременно надо вымыть руки. Потом сполоснуть лицо водой. Потом нанести на него – достаточно обильно – средство для очищения. Слегка помассировать. И смыть большим количеством воды. Если кожа очень жирная, то эту процедуру можно проделать два раза. Затем промакнуть лицо одноразовой салфеткой (а не старым полотенцем!) – и нанести тоник, который обладает и сужающим поры, и антисептическим эффектом. Причем лучше не ваткой, а руками – так, как мужчины наносят лосьон после бритья. Это ежеутренняя и ежевечерняя обязательная процедура для подростков. Плюс раз в неделю пилинг в косметологическом кабинете. И маска, сужающая поры.

Если все это делать, проблему, как правило, можно быстро взять под контроль (мы здесь не говорим о серьезных случаях акне). А если не делать, то поры долгое время будут растянуты и потом их сузить будет очень сложно.

Второй период, когда вы можете заметить, что поры стали шире, – 35–40 лет. На самом деле это один из признаков начальной стадии старения. В этот момент происходит снижение эластичности коллагеновых волокон и их количества – и кожа теряет поверхностную эластичность и становится чуть более тонкой. Но мы этого не видим – мы вдруг обнаруживаем на коже поры. Они явно стали больше, и форма их тоже изменилась – из круглой превратилась в овальную или щелевидную.

В этот момент многим кажется, что кожа, даже если до этого она была нормальной или сухой, неожиданно стала жирной и надо срочно пользоваться кремами для жирной кожи и препаратами, суживающими поры.

Но это ошибка.

В первую очередь нужно стараться удерживать эластичность кожи. Если кожа нормальная с тенденцией к жирности, показаны поверхностные химические пилинги. Для сухой кожи хорошее решение – процедуры на аппарате Jet Peel или любые газожидкостные пилинги, когда поверхностный слой эпидермиса под давлением как бы «срезается», а часть физиологического раствора попутно проникает внутрь и происходит еще и наполнение кожи влагой. А вот срединных пилингов как раз делать не стоит. Хотя кажется, что чем глубже, тем лучше и надо просто неделю пережить с коркой на лице, зато потом!.. На самом деле четыре-пять поверхностных пилингов дадут более физиологичный и более стойкий результат. А просто поросуживающие препараты, наоборот, эффекта не окажут. На один-два дня, может быть, вы заметите, что поры стали чуть уже, но очень скоро все вернется на круги своя.

И наконец, в 60–65 лет, когда наступает ярко выраженный птоз и ткани провисают, поры снова могут напомнить о себе. Но на этом этапе женщин проблема пор уже не так волнует, как потеря овала лица. Они думают не о том, как сократить поры, а о том, где найти хорошего хирурга, чтобы сделать круговую подтяжку, дермабразию или что-то иное.

А если вернуться к тому, с чего мы начали – с несоответствия реальности, глянцевым картинкам, – вот вам совет. Если вы не планируете самоубийство, не надо иметь в ванной зеркало, увеличивающее лицо в пять раз. Оно может помочь косметологу поставить диагноз пациенту, но непрофессионалу ничего хорошего не скажет. И, к счастью, в мире нет таких зорких людей, которые, глядя на вас с расстояния один метр (и даже 30 сантиметров), разглядели бы на вашем лице то, что показывает такое зеркало.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 48. О том, что макияж старит кожу.

“Мама говорит, что чем позже начнешь пользоваться тональным кремом или помадой, тем позже состаришься. Я не знаю: она права или просто жалеет свою косметику?”.

В какой-то мере это утверждение было справедливо век назад, когда для макияжа использовалась та же «тяжелая артиллерия», что и для театрального грима. Туда входило много веществ, которые раздражали, нарушали барьерную функцию, сушили кожу – и ускоряли темпы ее естественного старения. Ведь в обычных условиях клетки кожи работают на сохранение молодости, а как только возникает опасность, они, грубо говоря, бросают это свое привычное занятие и бросают все силы на восстановление.

Современный макияж – совсем другая история. Практически во всех новых формулах содержатся препараты, усиливающие защитные функции кожи. Почти все тональные кремы имеют SPF-фильтр. Большинство пигментов, которые в них используются, нейтральны – а раньше они могли вызывать сильное раздражение. Там присутствуют также вещества, препятствующие испарению влаги, и часто те же полезные ингредиенты, которые входят в уходовую косметику. И витамины, и антиоксиданты, хотя и не в таких количествах и не в такой концентрации, как в антиэйдж-кремах, но все же наличествуют в тональных основах, румянах, помадах.

Немного особняком, правда, стоят средства для профессионального макияжа. В некоторые праймеры, например, входит большое количество силикона, который покрывает поверхность кожи плотной пленкой. Когда есть внешняя агрессия – сильный ветер, сильный мороз или, как, например, в самолете, очень сухой воздух, – силикон работает как щит. Но постоянно (дома или в офисе, если там не слишком активно работают кондиционеры) средствами с большим количеством силикона лучше не пользоваться.

Что еще нужно знать о макияже и особенностях его воздействия на кожу? Кремовые румяна и тени с красными, фиолетовыми и синими пигментами повышают чувствительность к ультрафиолету. У меня была пациентка, которую мы долго лечили от пигментации и наконец вылечили. Через пару недель она вернулась – с новыми пятнами, прямо на скулах. Я ахнула. Выяснилось: она специально нанесла красные румяна и пошла загорать – чтобы, по ее собственному признанию, «получить перманентный макияж на все лето». Ну, если она сама этого хотела, то тут я никак не могла помешать. Если же вы не ставите себе цель приобрести такой «перманентный макияж», летом лучше пользоваться сухими, а не кремовыми румянами.

Что касается теней для век, то с ними после определенного возраста тоже надо быть аккуратнее. Многие кремовые тени, даже самые легкие, так или иначе немного утяжеляют веки. И если кожа уже начала терять упругость, этот «груз» может быть слишком тяжел и способствовать дальнейшему провисанию. Я не говорю, что после 40 или 50 лет никогда и ни при каких обстоятельствах нельзя пользоваться тенями. Но для ежедневного макияжа лучше выбирать сухие тени без шиммера и блесток и – беспроигрышный вариант – стрелки.

А еще есть карандаши для макияжа глаз, обладающие антисептическим противовоспалительным эффектом. Их офтальмологи даже назначают при конъюнктивитах. Кстати, во времена моего студенчества профессора советовали в случае конъюнктивита или блефарита подводить глаза… зеленкой. Красивые такие получались изумрудные стрелочки!

Мнение Яны.

«Я однажды брала интервью у знаменитого пластического хирурга академика Николая Олеговича Миланова. Он рассказал, что на вопрос молодых девушек: “Доктор, что мне делать с кожей? Может, пилинг?” – всегда отвечает: “Пользуйтесь тональным кремом! Мама не разрешает? Зовите маму, я ей объясню, что это лучшая защита от нашей чудесной экологии!” Оснований не верить Миланову нет: во-первых, он был самым авторитетным пластическим хирургом России, а во-вторых, никогда не занимался производством тональных кремов».

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 49. Об опасности средств для роста ресниц и бровей.

“Моя подруга хочет отрастить ресницы – мажет их каждый день каким-то гелем. А я боюсь: неизвестно еще, не вырастут ли у меня ресницы на щеках или на висках? Говорят, такое случается”.

Большинство средств для роста бровей и ресниц содержат факторы роста – белковые молекулы, небольшие пептиды, которые воздействуют непосредственно на фолликул, из которого растет волосок. Если ресницы действительно редкие и слабые, эти средства дают неплохой результат. Но для профилактики я бы ими пользоваться не рекомендовала. У 20–25 % людей может возникнуть обратная реакция – организм воспротивится стимуляции того, что и так хорошо работает. И в этой области возникнет раздражение, воспаление и, как следствие, склерозирование фолликула.

Так что лучше пользуйтесь тушью с витамином Е. Это проверенный способ сделать ресницы гуще: еще наши бабушки мазали ресницы касторкой. Есть и бесцветные гели для ресниц с витамином Е. Тоже отличная штука.

А спровоцировать повышенный рост волос на висках или щеках средства для роста ресниц не могут. Для того чтобы они воздействовали на фолликулы, нужно в первую очередь, чтобы те имелись. А на щеках фолликулов обычно нет.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом

Миф № 50. О том, что пользоваться кремами для груди – опасно.

“Я боюсь пользоваться кремами для груди. И тем более боюсь делать массаж в этом месте. Мало ли что. Такая зона, знаете ли. Лучше лишний раз не трогать…”.

Очень распространенное заблуждение. «Трогать» здоровую грудь, в общем-то, можно и нужно. Никто не говорит, что в этой области требуется массаж по интенсивности воздействия равный антицеллюлитному, и без медицинских показаний ни массажист, ни косметолог этого делать не будут.

Но легкими похлопывающими движениями нанести кремы и маски – почему нет? Грудь запрограммирована на то, чтобы увеличиться при беременности и родах. Кожа груди обладает особой способностью растягиваться. Плюс у большинства женщин каждый месяц за две недели до месячных грудь увеличивается, а потом спадает: во второй половине цикла в организме накапливается гормон прогестерон и возникает отек.

Поэтому для зоны груди нужны кремы, которые поддерживают деятельность фибробластов и помогают им вырабатывать коллаген и эластин. И есть отличный ингредиент кигелин (Kigeline) – экстракт плодов африканского дерева кигелии (его второе название – «колбасное дерево»). Плоды этого растения на самом деле очень похожи на фаллосы. Согласно легенде, африканские женщины мазали грудь мякотью ее плодов, а мужчины наносили эту субстанцию на половые органы – и первые, несмотря на бесконечные роды и отсутствие бюстгальтеров, до старости имели высокую упругую грудь, а вторые до преклонных лет отличались завидной потенцией.

Сообщество косметических химиков, которое занимается проверкой достоверности легенд (да-да, есть и такое сообщество!), заинтересовалось этой историей. Проверили состав плодов кигелии – и выяснили, что в них действительно есть активные вещества, которые усиливают местную микроциркуляцию крови.

Последние 10–12 лет кигелин входит в состав многих косметических средств для груди и иногда – для шеи. Например, он есть в препаратах Thalgo, Sothys, Academie, Cellcosmet и других брендов.

При этом никакого вреда здоровью кигелин не наносит – по этому поводу были, конечно, проведены все мыслимые исследования. У него обнаружился только один недостаток: кроме кожи на груди, на экстракт колбасного дерева дает ответ кожа шеи и внутренней поверхности плеча (и то гораздо менее выраженный). А в других зонах кигелин, увы, практически не работает. Он связывается только с конкретными рецепторами – такая у него специфика.

Причем чем сильнее и чаще меняется размер груди, тем раньше надо начинать пользоваться кремом. Конечно, если у вас нулевой размер бюстгальтера, а во второй половине цикла грудь увеличивается до 0,5, специальный уход не требуется. Но если третий размер регулярно растягивается до четвертого, пренебрегать им не стоит.

А вот кремы, которые якобы перераспределяют жир и с бедер «нагоняют» его в грудь, – конечно, утопия. Это даже теоретически невозможно, хотя я лично кремы, обещающий подобный эффект, встречала. Как такая мысль кому-то могла прийти в голову – не понимаю.

Что бы это значило?

Антиоксиданты. Химически активные вещества, которые работают как «ловушки» для свободных радикалов – захватывают и нейтрализуют их. При этом они сами могут приобретать свойства свободных радикалов. Наиболее часто используемыми в косметологии антиоксидантами являются витамин Е, ресвератрол и альфа-липоевая (тиоктиковая) кислота. Антиоксидантными свойствами обладают многие растительные экстракты. Впервые о защитном воздействии некоторых веществ, которые способны нейтрализовать свободные радикалы, заговорили биологи, занимавшиеся исследованиями лучевой болезни – заболевания, развивающегося у человека и животных в результате радиационного поражения. Уже в 1970-х гг. были высказаны предположения о возможном использовании антиоксидантов для профилактики старения. Но история использования антиоксидантов в косметологии началась только в 1980-х. На сегодняшний день антиоксиданты используются широко, исследования в этой области продолжаются.

Биоревитализация. Коммерческое название метода инъекционного внутрикожного введения низкомолекулярной гиалуроновой кислоты с целью повышения увлажненности кожи.

Ботулотоксин. Токсин ботулизма, обладает токсическим воздействием на нервную систему. В эстетической медицине используется для коррекции мимических морщин. При инъекционном введении в мимические мышцы вызывает их временный паралич и, как следствие, разглаживание морщин. В медицине первые испытания препаратов ботулотоксина на людях были проведены Аланом Скоттом в 1970-х гг., а в 1989-м Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) официально разрешило использовать препараты токсина ботулизма типа А для лечения косоглазия и некоторых других заболеваний мышечной системы глаз и лица. На сегодняшний день ботулотоксин широко и успешно применяется в лечении многих неврологических заболеваний – от ДЦП до болезни Паркинсона. В 1990 г. супруги Каррузерс, офтальмологи, принимавшие участие в исследовании Алана Скотта, опубликовали статью о том, что в ходе лечения спазма круговой мышцы глаза они регулярно наблюдали у пациентов уменьшение глубины и выраженности морщин переносицы и в области глаз, – с этого момента началась история применения ботулотоксина в косметологии.

Вапоризация. Воздействие на кожу с помощью струи водного пара. Используется в профессиональных процедурах очищения. Иногда в воду добавляют растительные экстракты или эфирные масла, в этом случае процедура оказывает не только разрыхляющее и увлажняющее действие, но и оздоравливающее. Распаривание кожи для очищения применяется с древних времен, упоминания о процедурах очищения лица паром встречаются еще в трактатах о банях Древнего Рима.

Гальванические токи. Электрические токи низкого напряжения и низкой интенсивности, используемые в косметологии. Ускоряют обменные процессы в коже, повышают ее тонус, способствуют выведению избытка жидкости, регенерации и заживлению. С помощью гальванизации кожи возможно повысить усвоение некоторых косметических препаратов. Гальванические токи названы в честь Луиджи Гальвани, итальянского физика, который впервые исследовал воздействие токов на живые организмы. Уже в начале XIX в. гальванические токи начали использовать в физиотерапии и для стимуляции тонуса кожи. С небольшими изменениями метод используется и в наши дни.

Гиалуроновая кислота. Молекула (гликозаминогликан), входит в состав соединительной ткани и представляет собой большую часть основного вещества дермы. Обладает высокой гигроскопичностью, удерживает воду, что обеспечивает плотность и упругость кожи. Гиалуроновая кислота может иметь разный молекулярный вес. Для инъекций используются препараты, включающие молекулы большого размера, которые притягивают большее количество воды и дольше ее удерживают. К сожалению, молекулы такого размера не проникают в кожу, поэтому в косметике используют гиалуроновую кислоту меньшего размера, которую называют низкомолекулярной. При регулярном использовании кремы, сыворотки, концентраты и другие препараты с гиалуроновой кислотой оказывают увлажняющее и оздоравливающее действие.

Гиперемия. Покраснение кожи в результате расширения сосудов.

Гиперкератоз. Патологическое утолщение рогового слоя эпидермиса, проявляющееся в увеличении количества кератина и появлении видимой внешней грубости кожи.

Гиподерма. Слой рыхлой жировой клетчатки, отделяющий кожу от подлежащих тканей. Фактически гиподерма является частью кожи, но приставка «гипо», происходящая от греческого hypo – «ниже», означает, что это часть, лежащая ниже дермы и отделяющая ее от мышц и других тканей организма. Подкожная жировая клетчатка полностью расположена именно в этом слое.

Гоммаж. От французского gommer – «стирать». Одна из разновидностей пилинга. Обычно имеется в виду использование препаратов, сильно размягчающих внешний слой. После высыхания препарат мягкими массажными движениями скатывают с поверхности кожи, одновременно очищая ее от загрязнений и верхнего рогового слоя клеток. Рекомендуется для чувствительной кожи.

Гравитационное старение, или птоз. От греческого ptosis – «опущение». Провисание мягких тканей лица, возникающее из-за смещения кожи, подкожной клетчатки и мышц лица в результате естественного старения, хронического отека или осложнений после некоторых медицинских процедур. Морщины, которые формируются в результате воздействия силы тяжести, называются статическими, или гравитационными. Их легко отличить: они располагаются в основном в нижней и средней третях лица и ориентированы более вертикально. К таким морщинам относят носогубные сладки, морщины в углах рта. К гравитационным изменениям относят и так называемые брыли (просторечное, от термина, который обозначает свисающие нижние губы у некоторых пород собак). Имеется в виду изменение линии овала лица в результате формирования избытков кожи и жировой ткани, свободно провисающих ниже линии нижней челюсти.

Дерма. От греческого derma – «кожа». Слой кожи, находящийся между эпидермисом и другими тканями организма, от которых ее отделяет слой рыхлой клетчатки. Основными клетками дермы являются фибробласты. Также содержит большое количество сосудов, волокон, гиалуроновой кислоты и других структурных молекул.

Инсоляция. Воздействие солнечного света.

Кератин. Белок рогового слоя эпидермиса. Обладает высокой прочностью, представляет собой основу волос, ногтей и рогового слоя эпидермиса. Чем больше кератина в тканях, тем они плотнее. Например, в ногтях кератина гораздо больше, чем в волосах или эпидермисе. Кератин не растворяется водой и жирами, поэтому здоровые ногти и волосы практически непроницаемы для воздействия многих веществ.

Кисетные морщины. Мелкие морщины над верхней губой, «штрих-код». Являются одним из признаков старения кожи.

Клетки кожи. Кератиноциты – клетки эпидермиса. Они синтезируются базальной мембраной. Каждый новый слой кератиноцитов поднимает предыдущий слой выше. По мере продвижения кератиноциты созревают, меняют форму и, достигая верхнего слоя, утрачивают ядро и заполняются белками. Верхний слой эпидермиса называется роговым (из-за того, что клетки этого слоя содержат большое количество белка кератина, который формирует в том числе роговое вещество ногтей и волос). Меланоциты – пигментные клетки, которые расположены в верхних слоях дермы и на базальной мембране. Кроме того, меланоциты находятся в основании волос (и определяют их цвет), а также в сетчатке глаза (определяют цвет глаз). В меланоцитах синтезируется пигмент меланин, который при воздействии ультрафиолета обеспечивает коже более темный цвет – то, что мы и называем загаром. Меланоциты защищают кожу от ультрафиолетового повреждения, создавая непрозрачный «зонтик» на границе эпидермиса и дермы. Повреждение и излишняя стимуляция меланоцитов может привести к развитию опухоли – меланомы. Фибробласт – основная клетка соединительной ткани. Присутствует в большом количестве в дерме, синтезирует коллаген, эластин, гиалуроновую кислоту и другие молекулы.

Комедон. Вид кисты сальной железы или волосяного фолликула, которая формируется при закупорке устья смесью слущенных омертвевших клеток эпителия и окислившегося кожного сала. Внешне выглядит как небольшой плотный бугорок черного или белого цвета. И здоровые, и закупоренные сальные железы заполнены кожным жиром. И в здоровых также присутствует небольшое количество мертвых клеток эпидермиса. Разница состоит в том, что здоровая сальная железа «выталкивает» на поверхность кожи жир, который сама же синтезирует. Чем более гладкая и ровная кожа, тем легче жир растекается по ней, создавая тоненькую защитную пленку, придающую коже здоровый вид и спасающую ее от инфекций, повреждений и травм. В том случае, когда жир становится плотным, стенки сальной железы менее упругими, жир скапливается в «трубочке» сальной железы, смешивается с омертвевшими клетками, окисляется и формирует многослойную, твердую пробку, которую кожа не может вытолкнуть наружу самостоятельно. Для того чтобы избавиться от такой пробки – комедона, нужны специальные косметические средства или помощь косметолога.

Купероз. Стойкое расширение мелких сосудов кожи: артериол, венул и капилляров. Внешне проявляется как «сосудистые звездочки», видимые на поверхности кожи. Чаще всего возникает в области средней трети лица, носа и кожи бедер. Может быть признаком некоторых заболеваний.

Меланома. Злокачественная опухоль, развивающаяся из пигментных клеток – меланоцитов. Может поразить не только кожу, но и другие органы.

Микротоковая терапия. Воздействие на кожу слабыми электрическими импульсами, от 400 до 1000 мА, разновидность физиотерапии гальваническими токами. Оказывает стимулирующее, дренирующее действие, усиливает процессы заживления, насыщение кожи кислородом. В косметологии используется для лифтинга и в программах лечения акне. Эффект микротоковой терапии иногда называют микролифтингом или микродренажем.

Микрофлора кожи. Комплекс микроорганизмов, присутствующих на поверхности кожи.

Парабены. Эфиры парааминогидробензойной кислоты, в косметической и фармацевтической промышленности применяются в качестве консервантов. Парабены используют для консервации хлеба, молока, масла, кондитерских изделий, консервов, лекарственных средств – каждый день человек так или иначе получает от 222 до 347 мг парабенов на килограмм собственного веса. Парабены могут иметь натуральное или синтетическое происхождение. Это широкая группа органических соединений, которые обладают противомикробным действием – то есть подавляют размножение бактерий, плесени и других грибов. Для того чтобы сохранить косметику, пищевые продукты или лекарственные средства, достаточно очень небольшого количества парабенов. Эффективность, низкая стоимость и многолетняя история применения сделала их самыми популярными консервантами. Считается, что европейская история применения парабенов сейчас насчитывает более 500 лет – в XVI в., росный ладан, содержащий парабеновые соединения, уже использовался для консервации продуктов и лекарственных настоев. Химическая структура и свойства парабенов были описаны в начале XX в., а начиная с 1925 г. они официально используются в качестве промышленных консервантов. Натуральные парабены содержатся в клюкве и бруснике – именно благодаря им эти ягоды практически не портятся. Парабены выделяют из вишни, земляники, голубики и черники. И известный всем аспирин – тоже парабен! Даже если вы отказываетесь от использования косметики с парабенами, вы все равно продолжите их получать другими путями.

Пилинг. От английского peel – «очищать». Это эксфолиация, очищение кожи от омертвевших клеток верхнего слоя эпидермиса. Является необходимой частью профессиональных косметических процедур и еженедельного домашнего ухода. Сегодня выделяют четыре основных типа эксфолиантов-пилингов, которые применяются в косметологии: механические, когда для отшелушивания омертвевших клеток используют абразивные частицы разного вида (от молотых косточек до полиэтиленовых микросфер); химические, когда для разрушения клеток верхних слоев кожи используются кислоты; ферментативные, когда для разрушения белков верхнего слоя кожи используют растительные ферменты, например, экстракт папайи – папаин; бактериальные, когда для разрушения белков и клеток верхнего слоя кожи используют бактериальные комплексы, способные разрушать кератин – основной белок эпидермиса. Все виды пилингов предназначены для выравнивания, оздоровления и стимуляции кожи, но, чтобы понять, какой пилинг необходим именно вам, лучше обратиться к косметологу за консультацией.

Плампер. От английского plump – «припухлость». Общепринятое название косметических препаратов, усиливающих кровообращение и увлажненность губ, что делает их более яркими и объемными. В состав препаратов может входить экстракт имбиря, экстракт красного перца (капсаицин, джинджерол), ниацинамид и гиалуроновая кислота.

Розацеа. От латинского acne rosacea – «розовые угри». Хроническое заболевание сосудистой системы, при котором нарушаются взаимодействия сосудов лица с нервной и иммунной системой. Проявляется стойкой краснотой, при развитии заболевания может присоединяться деформация мягких тканей лица и развитие стойкого воспаления. В тяжелых случаях увеличение объема носа, средней трети лица, лба, хроническое воспаление и многочисленные элементы акне могут привести к тому, что лицо изменится до полной неузнаваемости.

Свободные радикалы. Частицы, содержащие один или несколько неспаренных электронов на внешней оболочке, имеющие большую химическую активность и легко вступающие в реакцию окисления с другими молекулами. Свободные радикалы повреждают клеточные структуры, что приводит к нарушениям функционирования тканей и органов. Интересно, что свободные радикалы были открыты случайно химиком Мозесом Гомбергом, родившимся в украинском Елизаветграде и эмигрировавшим вместе с семьей в США, где он стал профессором Мичиганского университета. В 1900 г. Гомберг опубликовал статью, посвященную открытию нового вещества – трифенилметила, обладавшего необычно высокой активностью. Вещество это впоследствии назвали радикалом Гомберга, а целый класс соединений, обладающих сходными свойствами и химической структурой, – свободными радикалами. Этот термин используется в химии начиная с 1920-х, но только во второй половине XX в. появились теории о влиянии свободных радикалов на человеческий организм.

Себум. От латинского Sebum – «кожное сало». Продукт синтеза сальных желез, который участвует в создании и поддержании гидролипидной мантии кожи, терморегуляции и частично защищает кожу от ультрафиолета. Избыточная или недостаточная продукция себума может приводить к различным косметическим проблемам. При избыточном синтезе себума поры растягиваются, кожа становится жирной и приобретает характерный блеск, появляются воспалительные элементы и акне. При недостаточной продукции себума, наоборот, кожа становится сухой, тонкой, чувствительной, может утратить тонус и быстро покрывается морщинками.

Скраб. От английского scrub – «оттирать», «скрести». Пилинг, в состав которого входят абразивные частицы: молотые косточки фруктов, скорлупа орехов, высушенные водоросли и т. д. При легком массаже растирающими движениями абразивные частицы снимают с кожи верхний слой омертвевших клеток.

Тургор. От латинского turgor – «наполнение». Внутреннее напряжение живых клеток, которое создает наполнение тканей в целом. Является показателем содержания воды в клетках. Снижение тургора сопровождает процессы старения.

Ультразвуковое воздействие. Используется в косметологии для проведения процедур очищения кожи и фонофореза – введения активных препаратов в более глубокие слои кожи. В 1937 г. ультразвук был впервые применен для диагностики, а с 1950-х его стали использовать в физиотерапии и косметологии. Феноменом ультразвуковой кавитации называют образование пузырьков жидкости под воздействием ультразвука. Эти пузырьки, поднимаясь по устьям пор, «выбивают» из них загрязнения.

Филлеры. От английского filler – «заполнитель». Инъекционные препараты, используемые для заполнения морщин, увеличения объема губ и скул и т. д. Филлеры могут быть биодеградируемыми, то есть рассасывающимися самостоятельно, – к таким относятся препараты гиалуроновой кислоты разной плотности. Наиболее плотными заполняются большие объемы, например в области скул или даже груди, а самые легкие используют для создания эффекта увлажненной кожи или коррекции мелких и тонких морщинок. Кроме того, к биодеградируемым филлерам относятся препараты полимолочной кислоты. Раньше достаточно часто применялся и коллаген. Материалы, которые не рассасываются и остаются в коже навсегда, тоже используются в косметологии, но вызывают гораздо больше побочных эффектов и осложнений. К ним относятся синтетические филлеры на основе силикона и полиакриламида (сейчас запрещены во многих странах мира), а также биосинтетические филлеры с длительным эффектом: препараты гидроксиапатита кальция (Radiesse), поликапролактона (Ellanse) и др. Наиболее безопасными являются биодеградируемые филлеры. В среднем эффект после введения препаратов гиалуроновой кислоты сохраняется от трех до шести месяцев.

Фолликул. От латинского folliculus – «мешочек». Округлое образование, окружающее корень волоса. Фактически – «лунка» в глубине кожи, из которой растет «ствол» волоска. В целом фолликулы хорошо защищены. Но, например, после эпиляции фолликулы остаются открытыми и могут стать «распахнутой дверью» для инфекции. Поэтому после такого рода процедур важно обработать кожу дезинфицирующим средством.

Фотосенсибилизация. Повышение чувствительности кожи к солнцу, в результате чего возрастает риск нарушения пигментации или ожогов кожи.

Фотостабильность. Отсутствие реакции на солнечный свет. Чаще всего термин применяется по отношению к химическим веществам и ингредиентам косметики. Если ингредиенты не обладают фотостабильностью, важно защищать их от контакта с прямыми солнечными лучами.

Фототоксичность. Токсическое воздействие солнца на кожу, в результате чего могут появиться ожоги и повреждения. Может развиться как следствие применения косметических или лекарственных средств или в результате контакта с растениями. Например, очень выраженным токсическим действием обладает сок борщевика – если в солнечный день капля сока этого растения попадет на кожу, уже через несколько минут возникнет сильное покраснение, пузырь и будет тяжелый ожог. У некоторых людей токсическую реакцию на солнце вызывают вещества, входящие в состав духов. Опасным может быть использование некоторых эфирных масел. Фототоксическая реакция представляет собой наружное «отравление» кожи токсинами, действие которых усиливается или запускается ультрафиолетовыми лучами.

Химические пилинги. Воздействие на кожу с помощью кислот, в результате чего разрушаются верхние слои кожи. В зависимости от вида кислоты, активности пилинга и других показателей возможно разрушить и удалить верхние слои кожи до разной глубины: от рогового слоя эпидермиса до эпидермиса полностью, а иногда и части дермы. Фактически химический пилинг представляет собой химический ожог кожи, контролируемый косметологом. В косметологии используют различные кислоты. Самой популярной остается гликолевая кислота – «наименьшая» из фруктовых кислот. Маленький размер молекулы гликолевой кислоты помогает ей быстро проникать в кожу. При использовании невысоких концентраций кислоты и растворов умеренной кислотности пилинг остается поверхностным – то есть разрушает только клетки эпидермиса. При этом выделяют поверхностно-поверхностный пилинг (разрушает только верхний слой клеток эпидермиса), поверхностно-срединный (разрушает средние слои эпидермиса) и поверхностно-глубокий (разрушает весь эпидермис, но останавливается на уровне границы с дермой). Поверхностные пилинги сопровождаются покраснением, легким или умеренным шелушением кожи, повышением чувствительности, но практически не ведут к серьезным осложнениям. Для таких пилингов могут использовать и другие фруктовые, или, как их еще называют, гидроксильные, кислоты. Койевая, фитиковая, пировиноградная, янтарная, молочная – у всех свои свойства, их возможно использовать в разных комбинациях. Салициловую кислоту применяют чаще всего для лечения акне и проблем жирной кожи, так как у нее наиболее выражено антибактериальное действие. В косметических средствах для домашнего использования концентрация кислот не может быть выше 12 %, а в профессиональных – может быть гораздо выше и достигать 70 %. Срединные пилинги разрушают эпидермис и верхние слои дермы. Для этого используются высокие концентрации гликолевой кислоты, а в некоторых странах и трихлоруксусная кислота (TCA), запрещенная на сегодняшний день в Европе. Срединные пилинги используются в основном для лечения рубцовых изменений. После такого пилинга краснота кожи может сохраняться несколько месяцев, а периоду шелушения предшествует формирование корочки. Наконец, самыми тяжелыми являются глубокие химические пилинги, которые разрушают дерму до ее глубоких слоев. Используются они крайне редко, достаточно часто проходят с осложнениями и имеют побочные эффекты.

Хлоазма. Очаговое нарушение пигментации кожи, которое проявляется в виде темных пятен на лице или теле. Может быть симптомом некоторых заболеваний (нарушений функции яичников, надпочечников, печени и т. д.) Очень распространена хлоазма беременных – пигментные пятна, которые возникают на лице и теле во время вынашивания ребенка. Пятна обычно располагаются симметрично, в средней трети лица, вокруг рта, на лбу. На теле пигментируется белая линия живота и соски, иногда могут появляться пятна и в других частях тела.

Хлоазму вызывает отнюдь не избыточное воздействие ультрафиолета: она гораздо меньше связана с солнцем, чем другие нарушения пигментации. Ее причина – изменение гормонального фона и реакция на происходящее меланоцитов. Сохраняться хлоазма может очень долго, иногда речь идет о годах и даже десятилетиях. Но хлоазма беременных чаще всего проходит самопроизвольно, через несколько месяцев или лет после беременности.

Экстракция. От латинского extraho – «извлекаю». Обычно применяется при описании процедур очищения кожи с удалением комедонов – «экстракция комедонов».

Эмульгаторы. Вещества, которые, вступая в химическую реакцию с другими веществами, меняют их свойства. Скажем, после контакта с эмульгатором, вода и масло, которые до этого не реагировали друг на друга, начинают смешиваться. Конечный продукт такого смешения называется эмульсией.

Энзимы (ферменты) – соответственно от греческого enzyme и латинского fermentum. Это белковые молекулы, ускоряющие химические реакции в живых тканях. Обладают специфическим действием, например, кератолитические ферменты разрушают белок рогового слоя эпидермиса – кератин.

Эпидермис. Верхний слой кожи, постоянно обновляющийся. Основой эпидермиса являются клетки кератиноциты, созревание которых происходит по мере продвижения от базального слоя в более высокие слои. Выделяют несколько слоев эпидермиса. Верхний слой называется роговым, он состоит из омертвевших клеток, которые постоянно отшелушиваются от поверхности кожи. Базальный слой, мембрана, – слой клеток в основании эпидермиса, граничащий с дермой. Клетки базального слоя обеспечивают постоянное обновление кожи за счет непрерывного деления. Так же в базальном слое присутствуют пигментные клетки – меланоциты. Любое воздействие на базальный слой может привести к нарушению пигментации.

Благодарности.

Всем читателям блогов www.beautyinsider.ru и gracebirkin – за то, что читали, спорили, интересовались, уточняли, предлагали, сомневались;

– доктору химических наук (и читательнице нашего блога) Марии Калининой (Leolion) – за то, что отважно боролась вместе с нами в комментариях за истину;

– всем пациентам Тийны – за то, что не позволяли работать не задумываясь;

– Юлии Гребенкиной, соблогеру Яны, – за то, что закрывала амбразуру и писала посты в блог, пока Яна писала книгу;

– слушателям вебинаров Тийны Meder Beauty School и коллегам в разных странах мира – за то, что мотивировали постоянно узнавать новое;

– Карине Добротворской, редакционному директору ИД Condé Nast International и блистательному журналисту, – за то, что однажды объяснила Яне, как задавать вопросы, докапываться до сложной истины и излагать ее так, чтобы было понятно младенцу;

– коллегам Яны – бьюти-журналистам из глянцевых изданий, вместе с которыми мы бьемся с распространенными заблуждениями – с переменным успехом, но не покладая рук;

– нашим мужьям, которые стоически переносили наши многочасовые полуночные беседы по скайпу о парабенах, SPF и стволовых клетках;

– заместителю главного редактора издательства «Альпина Паблишер» Ирине Гусинской за то, что «выловила» нас в Сети и усадила за эту книгу.

Об авторах.

ЯНА ЗУБЦОВА. Известный журналист, который пишет об ароматах, кремах и прочих «дамских штучках» так, что читают даже мужчины. Больше всего гордится тем, что побывала на нескольких пластических операциях, своими глазами видела, как женщины обретают новую грудь и новый нос, – и ни разу не упала в обморок. Была директором отдела «Красота» в первом глянцевом российском журнале «Домовой», в журналах Harper’s Bazaar и Allure. С 2010 г. ведет с другим бьюти-журналистом, Юлией Гребенкиной, блог www.beautyinsider.ru, где профессиональный подход к текстам и знание предмета совмещается с искренностью и эмоциональностью, присущей блогосфере. И Яна, и Юля верят, что у индустрии красоты должны быть независимые критики – они оздоравливают процесс.

Сегодня beautyinsider каждый месяц читают более 100 000 уникальных посетителей, и половина из них признаются, что начинают день с посещения этого сайта. Из одной из постоянных рубрик сайта, в которой Яна расспрашивала врача-косметолога Тийну Орасмяэ-Медер о самых распространенных бьюти-заблуждениях и самых живучих бьюти-страшилках, получилась эта книга.

ТИЙНА ОРАСМЯЭ-МЕДЕР. Создатель марки профессиональной косметики Meder Beauty Science, начала работать косметологом, закончив Ленинградский государственный медицинский институт, в середине 1990-х – тогда, когда одна половина соотечественников не догадывалась о такой профессии, а другая полагала, «что масочки и кремики мазать может каждый».

Была экспертом комиссии Европарламента по изучению безопасности косметики. С 2004 г. живет во Франции. Открыла центр Meder Beauty Center в Антибе (Франция), и школы косметологии и массажа Meder Beauty School в Токио, Нагое и Окинаве. Занимается преподаванием и ведет онлайн-лекции по уходу за кожей.

За 20 лет практики в разных странах Тийна с удивлением констатировала, что в России, Японии, Канаде и Швеции женщины задают косметологу одни и те же вопросы. Начав вести ЖЖ под псевдонимом gracebirkin, обнаружила, что в Интернете циркулируют те же мифы об уходе за кожей. Наконец, встретилась с beauty-журналистом Яной Зубцовой и уже год отводит душу, развенчивая в блоге www.beautyinsider.ru самые живучие заблуждения – и обнаруживая новые.

Сноски.

1.

Единица измерения молекулярного веса (kD). – Прим. ред.

2.

Http://www.nanotokin.com/downloads/hyaluronicacid.pdf. – Прим. авт.

3.

Http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/23949208. – Прим. авт.

4.

Http://www.bluezones.com/. – Прим. ред.

5.

Http://articles.mercola.com/sites/articles/archive/2011/11/20/deadly-melanoma-not-due-vitamin-d-deficiency.aspx; http://www.skincancer.org/skin-cancer-information/ask-the-experts/is-sun-exposure-the-only-causeof-skin-cancer. – Прим. авт.

6.

Http://www.bluezones.com/. – Прим. ред.

Оглавление.

Бьюти-мифы. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом. В магазине косметики. Миф № 1. О пользе изучения составов косметических средств. Мнение Яны. Миф № 2. О том, что дорогие и дешевые средства отличаются только упаковкой. Миф № 3. О вреде аппаратов для очищения лица. Миф № 4. О канцерогенности парабенов. Миф № 5. О том, что оливковое масло может заменить крем. Мнение Яны. Миф № 6. О том, что кремы начинают портиться сразу после вскрытия банки. Миф № 7. О вреде ретиноидов. Миф № 8. О суперэффективности пробников. Миф № 9. О том, что алкоголь в составе кремов сушит кожу. Миф № 10. О том, что для каждой части лица и тела нужен отдельный крем. Миф № 11. О всемогуществе азиатской косметики. Миф № 12. О том, что мицеллярная вода – лучшее очищающее средство на все случаи жизни. Миф № 13. О превосходстве органической косметики над «химической». Мнение Яны. Миф № 14. О незаменимости витамина С. Миф № 15. О том, что есть косметика, которая никогда не вызывает аллергию. Миф № 16. Об опасности кремов с гормонами. Мнение Яны. Миф № 17. О пользе приема внутрь препаратов, содержащих коллаген. Миф № 18. О вреде антиперспирантов с алюминием. Миф № 19. О наплыве поддельной косметики. В салоне красоты. Миф № 20. О необходимости механической чистки лица. Миф № 21. О бессилии кремов и всесильности инъекций. Миф № 22. О том, что прыщи просто так не вскакивают. Миф № 23. О бесполезности кремов с гиалуроновой кислотой. Миф № 24. О том, что колоть гиалуроновую кислоту и ботокс лучше смолоду. Мнение Яны. Миф № 25. О бесполезности антицеллюлитных процедур и кремов. Миф № 26. О возможности победы над растяжками. На пляже. Миф № 27. О том, что все кремы с SPF одинаковы. Миф № 28. О том, что с помощью кремов с SPF можно спастись от пигментации. Миф № 29. О том, что от меланомы можно защититься. Миф № 30. О том, что в первые дни отпуска надо пользоваться кремом с SPF 50, а в последние – с SPF 6. На улице, в путешествии, в фитнес-клубе. Миф № 31. О вреде использования увлажняющих кремов в мороз. Миф № 32. О необходимости полностью менять уход зимой и летом. Миф № 33. О необходимости бальзамов для губ. Миф № 34. О том, что в самолете нельзя использовать макияж. Мнение Яны. Миф № 35. О том, что в деревне кремы не нужны. Миф № 36. О том, что кремами с SPF надо пользоваться круглый год. Миф № 37. О спасительной силе термальной воды. Миф № 38. О вреде аэробики для овала лица. Миф № 39. О пользе бань для продления молодости. А еще говорят… Миф № 40. О вреде и пользе гимнастики для лица. Миф № 41. О том, что жирная кожа стареет медленно, а сухая – быстро. Миф № 42. О том, что антиэйдж-средства спасают от преждевременного старения. Миф № 43. О вреде кремов против мешков под глазами. Миф № 44. О синдроме привыкания к дорогой косметике. Мнение Яны. Миф № 45. О вреде стволовых клеток. Мнение Яны. Миф № 46. О том, что во время беременности нельзя пользоваться никакими кремами, кроме «Детского». Миф № 47. О том, что нет ничего ужаснее расширенных пор. Миф № 48. О том, что макияж старит кожу. Мнение Яны. Миф № 49. Об опасности средств для роста ресниц и бровей. Миф № 50. О том, что пользоваться кремами для груди – опасно. Что бы это значило? Благодарности. Об авторах. Сноски. 1. 2. 3. 4. 5. 6.