Болезни кишечника: диагностика, лечение, профилактика.

Важное о кишечнике.

Желудочно-кишечный тракт человека является одной из важнейших структур организма. Хотя нам самим так отчего-то не кажется. Какие органы мы привыкли считать жизненно важными? Прежде всего сердце. Затем — головной мозг. Многие относят к их числу также печень или почки. В то же время немало людей полагает, что заболевания половой системы наносят несравнимо больший моральный и физический ущерб, чем любого размера камни.

Никто не решится спорить только с оценкой важности головного мозга и сердца. Представление же о «первостепенности» остальных органов у каждого свое. По большей части оно зависит от «букета» нарушений или патологий у данного конкретного человека. Ведь орган, требующий нашего ежедневного повышенного внимания, поневоле начинает нам казаться с течением времени все важнее.

Так вот, желудок, тонкий и толстый кишечник мы не считаем чем-то, без чего нам буквально не жить. Нам кажется, что у нас масса оснований думать именно так. Ведь мы знаем, что абсолютное большинство заболеваний этих органов не смертельно. Что с решением проблем желудочно-кишечного тракта иногда можно с успехом «тянуть» годами. И знаем, что в самом серьезном случае врач легко удалит поврежденный участок желудка или кишечника. Это вмешательство, конечно, не покажется нам приятным и будет нести ряд еще менее приятных последствий. Однако после него мы сможем спокойно жить дальше. То ли дело сердце или мозг! Малейшее нарушение в работе — и больного нередко просто не успевают спасти!..

Все эти рассуждения верны и не лишены оснований. Но только до известного, строго определенного момента. А именно, пока мы, будучи обладателями здорового желудка и кишечника, рассуждаем чисто теоретически. Когда же наступает болезнь, мы начинаем в полной мере осознавать, какой комплекс проблем достался нам на самом деле.

Какова основная функция желудочно-кишечного тракта? Переваривание и усвоение пищи. Иными словами, именно у органов ЖКТ нужно спрашивать, насколько легко, быстро, в каком количестве и качестве в другие органы и клетки тела поступит все необходимое. Необходимое для обмена веществ, деления, роста, выполнения клетками своей биологической функции.

Другого пути для поступления питательных веществ в организм просто не существует. Мы можем определенный период времени не есть вообще ничего. Мы можем также вводить некоторые элементы рациона непосредственно в кровь, через инъекцию. Способы частично или полностью снять нагрузку с ЖКТ существуют. Они используются в определенных случаях — по отдельности или вместе. Однако ни одна из этих мер не годится для постоянного применения. Потому что ни одна из них не способна заменить функции желудка и кишечника даже наполовину.

Таким образом, мы должны понимать, что пищеварительный тракт, сохранивший половину своих функций, — это само по себе не смертельно. Разумеется, нет. Но «полу эффективность» его работы неизбежно приведет к нарушениям абсолютно во всех клетках и органах тела. Так называемый букет у человека с больным желудком или кишечником быстро разрастается, а больничная карточка — разбухает от диагнозов. Происходит это потому, что каждой клетке необходимо определенное количество и качество питательных веществ. Их общее число далеко превышает сотню, и получить их можно только с пищей. Если пища не усваивается или усваивается наполовину, наступает их дефицит. А лишенные питания клетки перестают выполнять свои задачи и начинают массово отмирать.

Так что, с одной стороны, небрежение современного общества, страдающего ожирением и атеросклерозом, к проблемам ЖКТ можно понять. Люди с больными органами пищеварения, как правило, отличаются постоянством весовой категории и небольшим количеством лишних килограммов. Своеобразная зависть к их вынужденной стройности со стороны тех, кто не в силах побороть свою склонность к полноте, объяснима. Она даже породила ряд методик вмешательства, называемых косметическими. Хотя на деле они являются умышленным нарушением работы ЖКТ. Из их числа и ушивка желудка, и использование наполнителей для уменьшения его объема, и прием препаратов, снижающих аппетит.

С другой стороны, очевидно, что постоянство веса «гастритников» и «язвенников» и впрямь является вынужденным. А симптомы, которые заставляют такого больного строго следить за своим рационом, никак нельзя назвать приятными или желанными. Это понятно даже тем из нас, для кого борьба с ожирением давно стала делом всей жизни. А две эти тенденции вместе создают у нас далекое от здравого смысла, но свойственное половине современного человечества отношение к проблеме. А именно: не желая заболеть язвой или гастритом, мы тем не менее и не склонны слишком переживать на эту тему. Мы воспринимаем эту угрозу или перспективу в шутку, в духе «Ну, зато похудею!». Потому что зачастую просто не осознаем, сколько неизбежных минусов получим в придачу к этому не столь уж существенному плюсу.

Понятно, что большинство людей не разбирается в медицине достаточно хорошо, чтобы понимать, к чему на самом деле ведут такие патологии — не смертельные и даже дающие косметическое преимущество. А правда такова, что заболевания желудочно-кишечного тракта нередко приносят своим «обладателям» популярные в наше время «воздушные формы». Однако здоровья они при этом не прибавляют, а отнимают. И отнимают гораздо больше, чем мы можем себе представить.

Поэтому как бы активно ни «наступал» на человечество атеросклероз, как бы широко ни разворачивали СМИ пропаганду здорового образа жизни, все это не дает нам повода считать собственную пищеварительную систему рудиментом. Рудиментом, который якобы мешает нам обрести широко разрекламированный «модный» вес, имидж, здоровье и прочие атрибуты успеха. А стало быть, пришло время поговорить о заболеваниях этой системы именно как о недостатке. Как о патологии, которая нуждается в лечении. И о том, как нам поступить, если по тем или иным причинам мы оказались в рядах людей, которым противопоказана основа всякой жизни — пища.

Как и почему возникают заболевания желудочно-кишечного тракта?

Для начала определимся, с чем мы имеем дело. То есть что такое пищеварительный тракт, что за органы к нему относятся и как он работает. Часть этой теории была пройдена нами еще в школе, на уроках анатомии. Поэтому мы во многом лишь восстановим в памяти то, что успело изрядно позабыться с течением лет.

На самом деле, пищеварение начинается не в желудке, а еще в ротовой полости. Потому что слюна, выделяемая слюнными железами, содержит один из пищеварительных ферментов — птиалин. Он обладает способностью расщеплять простые углеводы, содержащиеся в пище. Простые углеводы — то есть сахар и наиболее близкие к нему по структуре вещества. Например, крахмал. Благодаря действию птиалина хлеб, который мы разжевываем, быстро приобретает сладковатый вкус. Это и означает, что крахмал, содержащийся в пшеничной муке, начал распадаться на молекулу глюкозы и молекулу воды. Таким образом, птиалин — это фермент, начинающий выделять сахар еще в ротовой полости.

Прожеванная и проглоченная пища по пищеводу поступает в желудок. Желудок, вопреки распространенному заблуждению, способен переваривать далеко не все компоненты пищи. Мы знаем, что основных компонентов в продуктах содержится три. Речь идет о белках, жирах и углеводах. И есть еще три второстепенных вида веществ. Они тоже входят в питательную ценность продукта, и долго без них обходиться не получится. Однако ежедневную потребность в них нельзя даже близко сравнить с потребностью в основных компонентах. Потому они условно зовутся второстепенными. К ним относятся минералы, витамины, микроэлементы.

Так вот, многие из нас даже не подозревают, что желудок вообще не приспособлен к расщеплению ни жиров, ни углеводов. Соляная кислота и пищеварительные ферменты, которые в ней растворены, эффективно расщепляют только белки — и больше ничего. Остальные элементы они лишь подготавливают к основному расщеплению. Простые углеводы к моменту попадания в полость желудка уже прошли обработку птиалином, а сложные желудок готовит к перевариванию в кишечнике. Кроме того, один из его пищеварительных ферментов подвергает первичной обработке молекулы жира. Таким образом, на выходе из желудка из всей обработанной им пищи к усвоению полностью готовы лишь белки. Вернее, аминокислоты, на которые распались их молекулы.

Что представляет собой этот самый «выход» из желудка в кишечник? Для желудочно-кишечного тракта в целом характерно разделение с помощью системы сфинктеров. Сфинктерами называются участки органа, снаружи окруженные кольцом двойного и более слоя мышц. То есть плотной, гладкой мускулатуры, которая обладает свойством постепенно сжиматься после расслабления. Мышцы сфинктеров кишечника и желудка не приспособлены работать на ритмичное напряжение — сжатие, подобно мышцам рук или ног. Основное состояние, в котором они пребывают, — сжатое. В отличие от скелетных мышц, поддающихся тренировке, это их не утомляет и не вредит им.

Работой сфинктеров можно управлять сознательно, но лишь отчасти. Безусловные рефлексы имеют над ними несравнимо большую власть. Это легко пронаблюдать на механизме опорожнения прямого кишечника и мочевого пузыря. Когда у нас возникает соответствующий позыв, в большинстве случаев мы можем, так сказать, отложить его исполнение на определенный период времени. Однако если ситуация в кишечнике или мочевом пузыре критическая (переполнение, ускоренная эвакуация при диарее), мы быстро теряем способность контролировать поведение как сфинктера, так и собственное.

Сфинктерами разделены все отделы ЖКТ, выполняющие различные функции. У желудка сфинктеров два. Один отделяет желудок от пищевода, и благодаря ему пища из желудка не попадет обратно в рот, даже если человека перевернуть вниз головой. А второй отделяет желудок от кишечника, и называется привратником. Важность исправной работы сфинктеров переоценить сложно. Дело в том, что разрывы и травмы мышечных волокон этого типа практически не подлежат восстановлению. Заменить их невозможно. Поэтому, когда волокна сфинктера теряют эластичность или способность сжиматься, этот процесс необратим.

Впрочем, отрыжка содержимым желудка не является доказательством проблем с его верхним сфинктером. Но почти со 100 %-ной вероятностью указывает на переедание и проблемы с пищеварением. Сфинктер, отделяющий желудок от пищевода, не перекрывает отверстие полностью, равно как и привратник. Потому в критической ситуации все сфинктеры частично могут обеспечить и нечто вроде «обратной связи» — рвоту, постоянный отток определенных жидкостей, выход газов и воздуха и пр. Если пищеварение нарушено вообще, или в пище присутствует избыток одного из компонентов, желудок может попробовать избавиться от него. Что и происходит при отрыжке или рвоте.

Скажем наперед: в развитии доброй половины эрозий кишечника главную роль играют врожденные или приобретенные нарушения со стороны привратника — сфинктера, отделяющего желудок от кишечника. Мы уже знаем, что в желудке пища расщепляется под действием соляной кислоты (основа желудочного сока) и пепсинов — пищеварительных ферментов, в ней растворенных. Наиболее полно желудок растворяет только белки. А в тонкой и двенадцатиперстной кишке нормальная среда образована щелочью. Вернее, щелочной жидкостью, которую полностью синтезирует поджелудочная железа и которая по этой причине называется панкреатическим соком. Панкреатический сок тоже содержит большой набор ферментов, благодаря которым в кишечнике дорасщепляются простые углеводы и полностью расщепляются сложные. А вот жиры сам по себе не сможет расщепить даже кишечник. Для этого в панкреатическом соке обязательно должна присутствовать желчь — продукт, производимый не кишечником и не поджелудочной железой, а желчным пузырем.

Так вот, проблема в том, что из желудка в кишечник пища и так поступает, будучи растворенной в большой порции кислоты. Если панкреатического сока в кишечнике достаточно, он ее нейтрализует. А если сока мало (больна поджелудочная) или кислота постоянно поступает в кишечник из-за ее избытка/патологии привратника, полная нейтрализация невозможна. Но стенки кишечника, разумеется, не приспособлены сопротивляться действию соляной кислоты так же успешно, как стенки желудка. В частности, стенки желудка покрыты толстым слоем слизи, а на стенках кишечника этот слой значительно тоньше. Потому избыток кислоты в кишечнике быстро приводит к возникновению эрозий его стенок. И поэтому же привратник является одним из самых важных сфинктеров желудочно-кишечного тракта.

Двенадцатиперстная кишка постепенно переходит в тонкий кишечник. Их функции по большей части сходны, и состоят они в расщеплении пищи, а также всасывании выделенных компонентов в кровь. Однако пищеварение в двенадцатиперстной кишке проходит активнее, чем в тонком кишечнике. Именно в двенадцатиперстную кишку из желудка поступает обработанная лишь наполовину масса пищи. И именно в ней протекает второй этап основного пищеварения.

Стенки кишечника на всей его протяженности снабжены разветвленной сеткой кровеносных сосудов. И они очень хорошо снабжаются кровью, особенно в период активного пищеварения. Это легко объяснить: щелочь в полости кишечника выделяет из пищи то, что не растворилось в кислоте желудка. И его стенки тут же всасывают все выделенное, чтобы, так сказать, отправить питательные элементы в кровь. Таким образом, чем быстрее по сосудам в стенках циркулирует кровь, тем быстрее в нее поступят необходимые компоненты.

Зато тонкому кишечнику не нужен такой большой диаметр, как у двенадцатиперстной кишки. Ведь по нему проходит, в сущности, уже не пища, а нечто, похожее на жидкую кашицу. Большая часть компонентов усвоена, расщепление твердых элементов окончено. Масса однородна, хотя в ней до сих пор присутствует довольно большое количество питательных веществ. Тонкий кишечник занимается не столько пищеварением, сколько остаточным всасыванием всего, что еще может пригодиться в организме. Извлекает он эти вещества из кашицы, которую образовали для него желудок и двенадцатиперстная кишка.

Продукт, попадающий в верхние отделы толстого кишечника, представляет собой достаточно сухую (жидкость всосали стенки тонкого кишечника) и в целом готовую к выведению массу. Однако в ней иногда остается небольшой процент веществ, которые можно использовать. А иногда и не остается: последнее сильно зависит от состава съеденной пищи, особенностей водно-солевого обмена в организме и качества работы пищеварительной «части» ЖКТ. Так или иначе, стенки толстого кишечника тоже обладают всасывающей способностью. Но в норме они абсорбируют только воду и все, что может быть в ней растворено. При наличии определенных проблем с пищеварением они могут также вобрать часть молекул жира, углеводов и белка. Если таковые имеются в твердых отходах, это служит явным признаком расстройства пищеварения. В таком случае по мере прохождения через прямую кишку «неуставные» вещества будут частично разлагаться здоровой микрофлорой прямого кишечника. Бактерии сделают с частью этих молекул то, что не смог сделать желудок или кишечник. И подвергнутые распаду молекулы тоже будут абсорбированы, чтобы поступить в кровь.

Остается добавить, что и желудок, и кишечник снаружи окружен слоем жировой и мышечной ткани. Причем по всей своей площади, какова бы она ни была. Жировая прослойка имеется на всех внутренних органах тела. Это не патология, а норма. Патология — это когда данный слой так велик, что занимает все внутреннее пространство брюшной полости. Но за пределами ожирения внутренних органов прослойка жира, их укутывающая, служит для поддержания постоянной температуры их тканей. А также полостей, если таковые предусмотрены строением органа.

Что касается слоя мышц, то они обеспечивают желудочно-кишечному тракту перистальтику. То есть ритмичное, способное усиливаться или ослабевать сокращение стенок желудка и кишечника. Перистальтика позволяет и помогает пище продвигаться лишь в одном направлении — сверху вниз. Кроме того, благодаря ей пища реже сбивается в крупные комки и равномернее пропитывается пищеварительными соками — как желудочным, так и кишечным. Тонус мышц, окружающих органы желудочно-кишечного тракта, регулируется гормонами. И управлять их работой сознательно невозможно. Ими управляет только головной мозг. Нарушение работы этих мышц называется атонией. Она может наступить на почве гормонального, психического нарушения. Или в результате травмы — хронической или острой. Более редкий случай — врожденная, тотальная патология развития мышц у данного конкретного индивида. При любом из этих сценариев пищеварение будет в корне нарушено — даже при нормальной секреции пищеварительных жидкостей. В зависимости от места поражения и масштабов процесса может наступить грыжа или выпадение кишки.

Как мы можем видеть, очень многие заболевания пищеварительной системы имеют функциональную природу. То есть они наступили в результате отказа или дефекта одного из органов, входящих в ЖКТ. Такое сплошь и рядом происходит при нарушении работы привратника — сфинктера, который фактически отделяет кислую среду желудка от щелочи, содержащейся в кишечнике. Плюс, как мы выяснили выше, пищеварение обеспечивается не только желудком и кишечником.

Допустим, соляная кислота и пепсины синтезируются самими стенками желудка. Однако стенки кишечника не синтезируют ни щелочь, ни ферменты. Этим полностью занимается поджелудочная железа. Поэтому заболевание или отказ поджелудочной железы неизбежно приводит к расстройству пищеварения в кишечнике. Иногда — к его полному прекращению. И потом, как оказалось, жиры не подлежат полному расщеплению ни желудком, ни кишечником. В сущности, единственным по-настоящему эффективным средством для их переваривания во всем организме является лишь одна субстанция — желчь. А желчь производится желчным пузырем — органом, работа которого регулируется печенью скорее, чем даже головным мозгом. Поэтому патологии печени или желчного пузыря тоже не могут не сказаться на работе полностью здорового кишечника. Причем они всегда сказываются самым пагубным образом и ведут к полному прекращению усвоения жира в организме.

Заболевания кишечника: классификация и теория происхождения.

Воспалительные процессы в кишечнике вообще называются энтеритами. А на отдельные патологии они делятся по месту локализации процесса:

• воспаление двенадцатиперстной кишки называется дуоденитом;

• воспаление тонкого кишечника — еюнитом;

• воспаление подвздошной части кишечника — илеитом;

• воспаление слепой кишки — аппендицитом.

Следует отметить, что строгое размещение очага сепсиса только в этой или, так сказать, той части кишечника — явление довольно редкое. Даже чуть ли не исключительное. Обычная же картина состоит в сочетании воспаления двенадцатиперстной/тонкой кишки с какой-нибудь связанной патологией. Например, гастритом (воспаление стенок желудка, обычно — у входа в привратник). Такой медицинский «гибрид» называется гастроэнтеритом. Или колитом — воспалением прямой кишки. В последнем случае мы получим диагноз «энтероколит»… По-видимому, чтобы запутаться окончательно, нам нужно еще узнать, что диагноз «гастроэнтероколит» тоже существует и ставится довольно часто. Как мы понимаем, у пациента с такой записью одновременно воспалены стенки желудка, двенадцатиперстной кишки, тонкого кишечника и прямой кишки.

Такова классификация воспалений ЖКТ. Кроме того, существует еще несколько патологий, которые обычно сопровождаются воспалением, но оно выступает следствием, а не причиной. Из числа таковых язвенная болезнь желудка и кишечника, полипоз любого из отделов ЖКТ, включая прямую кишку. А также инфекция органов ЖКТ и ряд патологий, свойственных только прямой кишке. Например, геморрой (тромбоз анальных вен), трещины прямой кишки и еще несколько видов дегенерации ее стенок.

Заболевания двенадцатиперстной кишки: дуоденит.

Большинство патологий желудочно-кишечного тракта может протекать в двух формах — острой и хронической. В теории считается, что оба этих сценария одинаково вероятны. На самом же деле, в случае с ЖКТ это самое большинство формируется в течение длительного времени. И проходит в хронической форме, с периодическими обострениями. В самом общем виде также нам следует знать, что прогноз по излечению острых и хронических форм очень разный. Если точнее, остро наступившее и протекающее заболевание проще диагностировать, проще установить его происхождение и, следовательно, вылечить. Хронические же патологии, как правило, образуются под влиянием не одного, а сразу нескольких факторов. Зачастую эти факторы не имеют никакого отношения к самому желудочно-кишечному тракту. Такие патологии формируются годами и долгое время протекают в скрытой форме. Лечить их приходится в полном соответствии со сроками возникновения — тоже не год и даже не пять. Причем с достаточно низкими шансами на полное избавление, поскольку это во многом зависит от причин и вероятности их устранения.

Причины возникновения.

Дуоденит как таковой — это воспаление слизистой оболочки двенадцатиперстной кишки, не связанное с ее изъязвлением.

Он может возникать как острый, но более распространен в хронической форме. Особенно если дуоденит диагностируется отдельно от патологий желудка. Чаще всего к острому воспалению стенок кишечника приводит:

• их инфицирование возбудителем, попавшим в пищеварительный тракт с пищей;

• прием веществ со слабым (не смертельным), однако выраженным отравляющим действием. Чаще всего такой сценарий имеет место с началом приема токсичных трав по поводу диагноза «рак»;

• прием концентратов медицинских средств, специй или пищевых добавок может сформировать дуоденит в течение двух-трех суток.

Причин появления хронического дуоденита несравнимо больше. Среди них:

• длительный прием одного или нескольких медицинских средств — в терапевтических дозах, но независимо от того, значится ли дуоденит среди их побочных эффектов. Лекарственный дуоденит связан не столько с раздражающими свойствами самих препаратов, сколько с регулярностью и длительностью приема. Тем не менее среди средств, продающихся без рецепта, наиболее выраженным раздражающим действием обладает аспирин, анальгин, все препараты на основе или с высоким содержанием аскорбиновой кислоты. Последняя особенно часто входит в средства против простуды и гриппа, независимо от формы их выпуска;

• пищевые привычки больного — пристрастие к острой и пряной, слишком холодной или горячей пище. Реже дуоденит может быть вызван привычкой употреблять трудно усвояемые продукты. Однако в таких случаях дуоденит, как правило, сочетается с гастритом и наступает после него;

• глистная инвазия — размножение в кишечнике лямблий, аскарид, остриц и др. Не секрет, что гельминты, в принципе, способны размножиться и образовать колонию в любых тканях тела. Включая глазные склеры, протоки печени, мышечные волокна. В данном случае заражение может быть вторичным. Но это не обязательно, ведь яйца гельминтов нередко попадают в пищеварительный тракт с пищей или через грязные руки. Более того, в данном случае ступень заражения и не важна, поскольку в любом случае лечение необходимо провести полное, с расчетом на наличие колоний и в других тканях;

• заболевания поджелудочной железы — панкреатит, сахарный диабет (нередко приводит к появлению панкреатита). Реже — желчнокаменная болезнь, осложнением которой выступает панкреатит. При панкреатите секреция щелочного панкреатического сока резко снижается или прекращается вовсе. Разумеется, это делает невозможным кишечное пищеварение. А кислота продолжает поступать из желудка вместе с пищей… Она раздражает стенки кишечника, и такой дуоденит быстро заканчивается появлением эрозий;

• хроническое злоупотребление алкоголем у людей с алкогольной зависимостью. В таком случае, правда, дуоденит развивается не как следствие раздражения стенок кишечника спиртом. Такое почти невозможно, поскольку спирт в норме вырабатывается и содержится именно в полости кишечника. В здоровом организме он служит катализатором кровоснабжения стенок кишечника и их всасывающей активности. Однако известно, что по мере развития алкоголизма у больного начинается дегенерация тканей печени. И вот ее приближающийся отказ (вместе с дефицитом желчи и нарушением состава крови) служит куда более убедительной основой для развития дуоденита;

• осложнение и следствие патологий желудка — язвенной болезни, инфицирования бактериями (особенно часто — Helicobacter Pylori, бактерии, способной быстро вызывать эрозии и их последующее злокачественное перерождение), а также атония привратника, хронический гастрит, врожденные или приобретенные отклонения от нормы кислотности;

• результат и осложнение ряда обменных заболеваний или напрямую связанных с обменом веществ. Из числа таковых подагра, почечная недостаточность, печеночная недостаточность (особенно цирроз, как и было сказано выше), сахарный диабет.

Хронический дуоденит возникает как самостоятельное заболевание в единичных случаях. Это — исключение.

А правило таково, что к нему приводит либо явно выраженное извращение вкуса, либо он выступает осложнением других имеющихся проблем, которые мы даже не пытаемся лечить. Сами по себе вредные пищевые привычки тоже способны его вызвать. Но это происходит в течение десятков лет злоупотребления возможностями кишечника.

Быстрее дуоденит таким путем вызвать невозможно. К дуодениту также никогда не приводит привычка пить натуральный кофе натощак и курение. Это утверждение расходится с бытующим в обществе заблуждением, однако в реальности с такого рода раздражителями ни кишечник, ни поджелудочная железа напрямую не контактируют. Табачный дым если и попадает в пищевод, то в ничтожных количествах. Основное его содержимое (никотиновая кислота) непосредственно участвует в строительстве клеток оболочки кишечных стенок. И в синтезе ряда гормонов, регулирующих активность ЖКТ. А все канцерогенные элементы табачного дыма оседают либо на слизистых рта, либо в легких.

Так что курение как таковое для самих органов пищеварения и кишечника выступает скорее как положительный, чем как отрицательный фактор. И оно определенно не вызывает ни одно из заболеваний пищеварительной системы. Однако оно может обострять и обостряет уже имеющиеся проблемы. Главным образом потому, что выступают сильным стимулятором активности пищеварительных органов. Как и кофеин, содержащийся в натуральном кофе. Разумеется, естественное или искусственное повышение активности больного органа является одним из самых мощных факторов обострения. И потому оно противопоказано при любых патологиях, любой локализации — этот запрет достаточно универсален, и касается далеко не только ЖКТ.

Симптомы.

Они могут сильно разниться зависимости от происхождения и стадии заболевания. Острый (т. е. редкий) дуоденит характеризуется ноющими, режущими, тянущими болями с неопределенной локализацией. Больные указывают на область пупка и 5 см выше и ниже него, без смещения болей вбок. Облегчение наступает после приема пищи, спустя 20–40 минут. Пищеварение обычно не нарушено или нарушено незначительно. Однако у больных нередко наблюдается запор. Обширный процесс (особенно при инфекции и гельминтозе) может затронуть нервные окончания в стенках кишечника и вызвать местную атонию. В таких случаях нередко наступает полная или частичная закупорка кишечника пищей. Данный сценарий встречается нечасто и сопровождается острыми, схваткообразными болями, вздутием живота, газами, рвотой, полным прекращением стула. При затягивании состояния возможно начало гангрены в месте закупорки. Поэтому оно требует немедленной госпитализации и лечится оперативным путем, иногда — с удалением участка кишки.

В большинстве же случаев дуоденит проявляется чувством тяжести и дискомфорта в кишечнике натощак. Эти ощущения могут усиливаться к утру и становиться причиной плохого сна перед рассветом. После завтрака дискомфорт утихает, и возобновляется лишь спустя несколько часов или в периоды долгого отсутствия пищи. В этом состоит основное отличие дуоденита от дисбактериоза, при котором чувство тяжести наступает во время кишечного пищеварения, а не наоборот.

Лечение.

Следует помнить, что дуоденит является начальной стадией язвенной болезни.

Одно последует за другим в течение года-полутора лет, и мы можем в этом не сомневаться. Однако сам дуоденит мог возникнуть уже как следствие гастрита, полипоза или язвы — в данном случае желудка. Более того, он нередко возникает на фоне злокачественных поражений желудка и привратника. И иногда служит единственным ранним симптомом, по которому можно определить наличие в желудке очага малигнизации.

Дуоденит, как и было сказано выше, редко возникает сам по себе. Потому его можно рассматривать как симптом не только рака, но и большого числа других скрытых заболеваний. В том числе относящихся совсем к другим органам и системам. Еще реже хронический дуоденит возникает как следствие только одной причины. Почти всегда их несколько. И случаи, когда врач не в силах достоверно определить весь их список, отнюдь не редкость.

Все это означает, что подход к лечению дуоденита должен, обязан быть комплексным. И начинать его следует с тщательной, всесторонней диагностики. Дело в том, что вовремя обнаруженный дуоденит без очагов изъязвлений лечится достаточно просто. Против неосложненного дуоденита весьма эффективно даже просто здоровое питание, начатое после месяца на пресной и протертой пище. Через полгода мы гарантированно забудем о нем. Однако при неправильной диагностике можем вскоре снова вспомнить — и вспомнить совсем в другом контексте.

Главным признаком вторичного дуоденита, одна из причин которого осталась «за кадром» и не учтена в лечении, является слабый отклик на принимаемые меры. Это означает, что источник или один из источников так и не найден и мы стараемся напрасно. Дуоденит обычно хорошо поддается лечению. Если наш случай отличается упорным течением, у нас есть все основания для беспокойства. Ведь наиболее устойчив к любому лечению рак и все процессы, запущенные по причине его появления. Так или иначе, лечение дуоденита можно и нужно начинать с медикаментозных мер и корректировки питания. В особенности если его причиной стало обменное нарушение, инфекция или глистная инвазия.

Нам следует понимать, что средства народной медицины лишь считаются ультраэффективными, мегабезопасными и пр. На самом деле это далеко не так. Народная медицина нередко использует растения, превосходящие степенью токсичности любой медицинский препарат. Например, омелу, багульник, морозник, аконит, ядовитый плющ… С растениями такого рода может работать только специалист — травник. Но даже эти растения, как правило, не в состоянии помочь остановить размножение чужеродных, болезнетворных организмов. Просто потому, что у этих организмов, как и у нашего тела, существуют свои механизмы биологической защиты от разрушающих факторов.

Человеческий организм может пережить даже химиотерапию и радиоактивное облучение. Это возможно потому, что часть клеток его тела просто не пропустит яд и радиоактивный изотоп в свое внутреннее пространство, за мембрану, которая отделяет каждую клетку от внешней среды подобно щиту. И такая предусмотрительность даст шанс клетке выжить. Точно так же может поступить и вирус, и бактерия. Потому для остановки их роста не подходят ни обычные, ни ядовитые травы. Еще меньше на них могут повлиять магнитные поля, «живая» и «мертвая» вода, «аура» камней и металлов, дополнительные микроэлементы в рационе.

Убивать возбудителей, прекращая их размножение, способны только особые, внутриклеточные антибиотики. А в природе аналогов им не существует. Потому, если дуоденит имеет глистную или инфекционную природу, начинать борьбу с ним необходимо эффективными средствами. Если же конкретный возбудитель не обнаружен, допустимо начать с трав с выраженным противовоспалительным эффектом. Принимать их необходимо в отварах, через рот.

До полного обследования на патологии других органов пищеварения лучше воздержаться от средств, регулирующих их работу. Например, трав для очистки печени, селезенки, желчегонных отваров и сборов и т. п. Ведь вполне возможно, что дуоденит у нас является следствием дефицита пищеварительных ферментов или желчи. Мы начнем желчегонные — и попадем в больницу, потому что причиной всему была желчнокаменная болезнь. Что проблема, проще говоря, не в количестве выделяемой желчи — она синтезируется и так в избытке, здесь ничего не следовало стимулировать. Она в том, что выделенная желчь не может попасть в кишечник из-за закупорки протока камнем…

Опять-таки, если причиной дуоденита стало заболевание другого органа (печень, поджелудочная, желудок), необходимо начинать с восстановления его функций. По мере прогресса в лечении дуоденит, вероятнее всего, пройдет сам собой — полностью или с минимальным вмешательством с нашей стороны. А лечение причинной патологии иногда без медицинских препаратов попросту неосуществимо. Например, желчнокаменная болезнь потребует выведения камней и снятия воспаления. И лишь потом можно будет приступать к желчегонным — хоть препаратам, хоть травам.

Отдельная тема — патологии поджелудочной. Если у нас сахарный диабет (врожденный I или приобретенный II тип), дуоденит и панкреатит всегда были, есть и будут самой распространенной частью сопровождающего его «букета». Нам следует их опасаться всегда, но полностью избавиться от этой угрозы мы не сможем никак — диабет, увы, неизлечим. И воспаления в поджелудочной и кишечнике при диабете нередко становятся результатом вторичной инфекции, так как это заболевание сильно вмешивается в работу иммунной системы, сбивая ее. В конце концов, если наш дуоденит вызван избыточной секрецией желудочного сока (один из видов гастрита или врожденное отклонение), «естественный» путь для его лечения лишь один. Состоит он в постоянном употреблении пищевой соды — двууглекислого натрия.

Недостатков у метода несколько. Во-первых, он подразумевает постоянный, не реже одного раза в час прием раствора соды. Это значит, что стакан воды и таблетка или чайная ложка станут нашими бессменными «спутниками жизни». Во-вторых, реакция гашения кислоты щелочью образует не только воду, но и углекислый газ. Газ, который будет выходить через пищевод с характерной отрыжкой. Согласимся, что назначение антацидов (препаратов, угнетающих выработку желудочного сока) в этом отношении дает гораздо более устойчивый результат.

Впрочем, из правила «начинать с лекарств» есть и исключения. Первое и самое строгое из них — подозрение на лекарственный дуоденит. В таком случае врач тоже нередко назначает лекарства для его лечения. Но нам разумнее от них отказаться, пусть они хоть сто раз содержат совсем другие действующие вещества и основы… Потому что это — опять те же средства, что вызвали заболевание.

Вторая обязательная мера — необходимо напрочь отказаться от приема препаратов, которыми мы регулярно пользовались последние полгода. Хотя бы на время. Если с их помощью мы «глушили» симптомы, происхождение которых у нас не было времени установить, наступило время наконец это сделать. Ведь нестероидные противовоспалительные, жаропонижающие и симптоматические средства наподобие парацетамола и аспирина не действуют и не могут действовать на причину заболевания. Они смягчают лишь его проявления. А патология тем временем продолжает прогрессировать.

Наконец, если мы лечимся осознанно, зная причину, можно попробовать сменить препарат или форму его приема. Например, перейти на инъекции, ингаляции, мази, свечи. Но делать это следует только после консультации с лечащим врачом.

Заболевания двенадцатиперстной кишки: язвенная болезнь.

Не секрет, что язва может развиться как в желудке, так и в кишечнике. Внутренняя среда обоих органов одинаково агрессивна по отношению к тканям, ее окружающим. Поэтому толстое покрытие из слизи (муцина) характерно не только для желудка, но и для двенадцатиперстной кишки. Оно защищает клетки самой стенки органа от прямого или вообще слишком тесного контакта с кислотой и щелочью.

Слизь в норме должна выделяться клетками слизистой (первой, если считать изнутри) оболочки как желудка, так и кишечника. Здоровая активность производства слизи стенками пищеварительных органов — очень высокая, непрерывная. Слизь не только препятствует «общению» живых клеток с сильными пищеварительными абразивами. Она связывает (обволакивает) многие твердые и острые включения, проглоченные с пищей. Например, древесные щепки, камешки, рыбные кости и чешую, кости и хрящи из мяса… Кроме того, слизь, покрывающая изнутри желудок и кишечник, способна связывать и безопасно выводить из организма многих возбудителей. Особенно из тех, что размножаются относительно медленно. Или нуждаются в попадании внутрь клетки для продолжения жизнедеятельности.

Как видим, слизь в пищеварительном тракте выполняет множество функций одновременно. Она обеспечивает безопасное присутствие в органах ЖКТ концентрированных кислот и щелочей. И она же позволяет выводить из организма многие посторонние элементы пищи, которые без ее «вмешательства» могли бы наделать в его внутреннем пространстве немало бед. Плюс, слизь обеспечивает естественную смазку, облегчающую прохождение по ЖКТ пищи любого состава и консистенции. Потому человеческое пищеварение и не испытывает реальной нужды в присутствии клетчатки. Тем более в больших количествах.

Причины возникновения.

В целом изъязвление стенок как желудка, так и кишечника наступает по одной и той же причине. А именно, при нарушении баланса между надежностью защитного механизма, представленного покрытием из слизи, и активностью агрессивной среды (кислоты или щелочи). А вот причины для появления, так сказать, этой причины могут быть разными. В настоящее время медицина относит к язвообразующим факторам многие элементы нашей жизни. Например, богатый углеводами рацион, склонность к перееданию, обменные нарушения (во многом связаны с перееданием и малоподвижностью) и даже хронический стресс.

Разобраться в этом нелегко. В частности, при чем тут стресс? Стресс как явление нарушает работу ЦНС, и в особенности коры головного мозга. Однако его взаимосвязь с проблемами кишечника выглядит несколько натянутой… Ну, начнем по порядку. Итак, в числе причин появления язвы кишечника можно назвать:

• нервные потрясения и стрессы. Предполагается, что в критических ситуациях кора головного мозга работает активнее, чем в любых других. Она ищет решение возникшей сложной проблемы. Следовательно, для работы ей необходимо большое количество глюкозы. Если, в зависимости от ситуации, к работе подключаются мышцы, расход глюкозы становится экстремально большим. Говоря совсем просто, головной мозг обращается за устранением дефицита к органам — поставщикам сахара из пищи. А это и есть двенадцатиперстная кишка с поджелудочной. Их активность увеличивается, и если пищи в кишечнике в данное время нет, щелочь начинает разъедать стенки кишечника;

• нарушение баланса желудочной кислоты и щелочи кишечника. То есть все обстоятельства, о которых мы говорили выше. Это происходит, когда по каким-то причинам кислоты в кишечнике оказывается больше, чем щелочи, способной ее нейтрализовать. Аномальная среда быстро формирует сначала безмикробное (асептическое) воспаление, а после — изъязвление стенок кишечника. Сценариев у этого дисбаланса несколько:

устойчивое и значительное повышение кислотности желудка. Чаще всего — в результате развития диспепсии, гастрита, злокачественной опухоли, инфекции, полипоза. Во всех этих случаях развивается более или менее обширное воспаление стенок. И оно оказывает раздражающее действие на клетки, занимающиеся синтезом кислоты. Синтез ускоряется, отсюда и рост кислотности. А при диспепсии повышение концентрации кислоты позволяет компенсировать дефицит пепсинов — пищеварительных ферментов;

снижение синтеза панкреатического сока — как следствие панкреатита. Острый панкреатит возникает при закупорке центрального протока железы — общего у нее и желчного пузыря. Такая закупорка происходит при желчнокаменной болезни, с участием нескольких мелких или одного большого камня. Хронический панкреатит обходится без закупорки, но вызывается попаданием камней в ткани железы. Кроме них воспаление в ней может быть вызвано инфекцией, злокачественным процессом, отравлением, длительным приемом медикаментов, отложением солей тяжелых металлов, облучением и пр.;

атрофии или травмы привратника желудка. Данный сфинктер, отделяющий желудок от кишечника, может утратить работоспособность из-за воспаления его волокон, их механического повреждения, некроза, действия общих для организма процессов отказа мышц. К последним относится миопатия (в том числе унаследованная), последствия терапии атеросклероза статинами, заболевания центральной нервной системы и травмы позвоночника. В любом случае, утрата привратником способности к сжатию означает расширение хода и увеличение количества попадающей в кишечник кислоты;

• отсутствие привычки, возможности (заболевания ротовой полости и зубов) или времени для тщательного жевания. Распад углеводов начинается, напомним, еще в ротовой полости. Поэтому чем менее тщательно пропитается птиалином продукт, тем выше будет нагрузка на расщепляющий и усваивающий эти же углеводы кишечник. То есть говоря еще проще, чем меньше работы выполнит фермент слюны во рту, тем больше работы достанется поджелудочной, ее ферментам, микрофлоре и стенкам кишечника;

• злоупотребление острой пищей и пищевыми кислотами в составе маринадов, консервации, кисломолочных продуктов, ряда напитков с кислым вкусом, включая газированную воду и их противоположность — «полезные» свежевыжатые соки (фреши). В состав кислых продуктов как домашнего, так и заводского производства обычно входит уксус (винный, яблочный и т. п.), лимонная, молочная, бензойная кислоты. Пищевые кислоты являются антиоксидантами, антибиотиками, консервантами, в конце концов. Однако речь идет о среде, способствующей улучшению состояния только желудка. Ведь лимонная кислота обладает точно такими же свойствами, как и соляная, — это сильный абразив.

Что же до пряностей с острым и жгучим вкусом, то этот самый вкус им придают специфические растительные алкалоиды. Эти вещества токсичны и в определенной концентрации вызывают смерть. Речь идет о концентрации, значительно превышающей таковую в черном и красном перце. Тем не менее напомним, что острым, жгучим вкусом обладает, например, корень аконита, используемый в нетрадиционной медицине для лечения рака. Токсическое действие этих алкалоидов направлено на нейроны центральной нервной системы. При употреблении их в пищу — на нейроны в тканях желудка и кишечника. Жгучий вкус вызывает их хроническое раздражение, а это раздражение запускает уже знакомое нам асептическое воспаление. По его итогам формируется эрозия;

• регулярный, длительный прием почти любых медицинских препаратов. Особенно в нерастворимой форме (таблетки, капсулы). Просто одни препараты вызывают этот эффект раньше, а другие — позже. Особенно сильным разъедающим действием на стенки ЖКТ в целом отличается ацетилсалициловая кислота — основное действующее вещество аспирина. Затем следует индометацин и все средства с аналогичным составом, а также ряд глюкокортикоидов;

• группа крови и наследственная предрасположенность. Необъяснимо, но факт: люди с I группой крови заболевают язвой желудка или кишечника почти вчетверо чаще людей с другими группами. Кроме того, мужчины вообще болеют язвой того или иного отдела ЖКТ в 6–7 раз чаще женщин. Хотя механизм взаимосвязи как с группой крови, так и с полом пациента пока прояснить не удалось. Что до наследственности, то факт язвы любого из отделов ЖКТ повышает вероятность заболеть ею где-то на треть. Это немного, но и немало;

• инфекция тканей кишечника. Особенно часто — бактерией Helicobacter Pylori, обладающей ярко выраженной способностью вызывать эрозии слизистых оболочек ЖКТ и последующую малигнизацию (злокачественное перерождение) их клеток. Этот возбудитель становится причиной всех злокачественных язв желудка и кишечника, и более чем половины всех случаев язвы в мире;

• крайнее осложнение ряда других патологий. Особенно воспалительной природы или сопровождающихся сепсисом. В частности, дуоденита, гастрита, колита, непроходимости, атонии, диспепсии, желчнокаменной болезни, панкреатита, сахарного диабета.

Кроме названных, медицина относит к причинам образования язвы еще несколько моментов. А именно, курение, злоупотребление алкоголем, пристрастие к слишком холодной или горячей пище, привычку питаться «всухомятку». Однако если говорить откровенно, взаимосвязь всех этих факторов с язвой двенадцатиперстной кишки и впрямь эфемерна. Например, употребление пищи в жидком виде на деле представляет собой попадание в пищеварительный тракт одновременно продукта с пищевой ценностью и воды, которая таковой не обладает.

Вода в составе блюда разбавляет пищеварительные кислоты и щелочи органов ЖКТ. То есть снижает их концентрацию — и именно в момент пика потребности в них. Кроме того, вода как участник водно-солевого обмена тоже актуальна не всегда. Например, при заболевании почек жидкие блюда могут вызвать обострение патологии и ухудшить состояние больного. Потому к этому пункту мы бы позволили себе внести поправку: если пища хорошо прожевана, ее консистенция и без воды будет оптимальной для пищеварения. Избыток же жидкости в рационе скорее вреден, чем полезен. Всего должно быть в меру. Поэтому первые блюда не следует запивать чаем и другими напитками. А одного стакана чая будет более чем достаточно для нормального усвоения даже двойного бургера или хот-дога.

Ни один из продуктов тления табачных листьев напрямую в желудок не попадет — это физически невозможно. Однако никотиновая кислота, наиболее богатым источником которой является табак, активно участвует в синтезе пищеварительных кислот и ферментов. А также в образовании новых клеток слизистых оболочек и, главное, самой слизи. Это значит, что польза и вред, наносимые органам ЖКТ курением, абсолютно равны друг другу. То есть что в данном случае говорить о вреде или пользе неправомерно. Ведь отказ от курения может вызвать ускорение распада клеток и рост эрозии там, где других причин для этого не было. Впрочем, расставание с сигаретой действительно может улучшить прогноз по язве. Но только в двух случаях:

• при язве из-за высокой кислотности желудка;

• при условии замены сигарет другим полноценным источником ниацина.

Алкоголь наносит органам ЖКТ далеко не такой непоправимый вред, как принято думать. Его действие на клетки и ткани двенадцатиперстной кишки токсическим не является. Этиловый спирт — это один из лучших естественных стимуляторов пищеварительной активности. Возможно, потому он синтезируется самими клетками двенадцатиперстной кишки…

Тем не менее регулярное злоупотребление спиртными напитками ведет к тому, что органы пищеварения постоянно пребывают на пике пищеварительной активности. В том числе в периоды, когда им попросту нечего переваривать. Поэтому сам по себе алкоголь не способен разъедать стенки кишечника. И все же язва у многих больных алкоголизмом наступает по его, так сказать, вине. Формируется она вследствие дегенеративных явлений в печени (нарушается синтез желчи и усвоение жиров), а также износа и дегенерации органов пищеварения, вызванных перегрузкой.

Симптомы.

Язва кишечника, в отличие от язвы желудка, проявляется чаще всего рано, в сравнительно молодом возрасте. Поскольку эти эрозии находятся в кишечнике, их симптомы схожи и одновременно отличаются от признаков язвы желудка. Мы можем заподозрить у себя язву двенадцатиперстной кишки, если:

• у нас появились так называемые голодные боли — тянущие, сверлящие, ноющие, острые, локализованные в области пупка и ниже, наступающие в периоды долгого отсутствия пищи. Например, ночью и утром натощак. Именно язве двенадцатиперстной кишки присущ эффект иррадиации в область середины спины, за грудину. Поэтому некоторые ее проявления отчасти сходны с ишемической болезнью сердца и остеохондрозом. Отличие: иррадирующие язвенные боли не изменяют интенсивность при увеличении двигательной активности. Плюс, болевой очаг в кишечнике никогда не затухает полностью. А ведь истинные боли при остеохондрозе и ИБС никогда не «отдают» в желудок;

• болевые ощущения начинаются спустя 1–1,5 часа после приема пищи и длятся вплоть до появления голода вновь после еды;

• период, когда мы замечаем особенно частые и сильные приступы «нытья» в области пупка и ниже, совпадает с появлением у нас темного, близкого к черному, кала. Возможно, такой кал или его отдельные включения в общих массах (если дефекация происходит реже одного раза в сутки) имеют вязкую, дегтеобразную консистенцию;

• боли, возникающие в период голода, утихают спустя 20–30 минут после приема пищи;

• учащение болей совпадает с повышением кислотности желудка. Это притом, что мы и так последние несколько лет (или с самого детства) наблюдаем симптомы повышенной кислотности. В частности, зависящую от фазы луны или времени года изжогу, частую отрыжку кислым. А также отсутствие проблем с перевариванием «тяжелых» продуктов — жареного, острого мяса, рыбы, блюд с высоким содержанием жиров. Для высокой кислотности характерна неприязнь к продуктам с кислым вкусом, оскомина при их употреблении (часто вынужденном);

• пик болевых ощущений провоцирует физиологические позывы к рвоте или желание вызвать ее намеренно. Первое больше характерно для язвы желудка, а второе — для язвы кишечника, занимающегося вторичной обработкой пищи. Как срабатывающий сам по себе, так и «подсказанный» головным мозгом рефлекс приносит временное облегчение болей. Оттого больные язвой любой локализации быстро привыкают вызывать рвоту намеренно, при начале болевых ощущений.

Как видим, основная диагностическая разница симптомов язвы желудка или кишечника для неспециалиста заключается во времени пика болей и расположении их очага. Еще проще: в различии, когда пища или кислоты особенно сильно раздражают ткани в месте эрозии. Двенадцатиперстная кишка расположена в геометрическом центре живота и ниже. Боли в ее тканях просто не могут начинаться сразу под ребрами, ведь там расположен желудок.

По времени, когда у нас наступает пик болей, можно не только подтвердить язву кишечника, но и выяснить ее природу. После проглатывания пища сначала поступит в желудок, не так ли? И обязательно задержится там на период до одного часа. Следовательно, если боль усиливается в этом промежутке, пища раздражает эрозию, расположенную где-то в тканях желудка. Если же боли усиливаются спустя 1,2–1,5 часа и более, пища в этот момент точно проходит какой-то из этапов кишечного пищеварения. Чем больше временной промежуток между приемом пищи и началом болей, тем ближе к прямой кишке расположена эрозия.

Что же до причины язвы, то если эрозия вызывается избытком соляной кислоты в кишечнике, боль будет усиливаться в период голода. И ослабевать уже спустя 15–20 минут после еды. Это период, когда желудочные кислоты, что называется, заняты делом активнее всего. Их избыток минимален, свободного остатка почти нет — а значит, нет и раздражения кишечника. Если же язва вызвана воспалением, инфекцией, избытком щелочей и вообще любым процессом в самом кишечнике (без участия желудка), облегчение будет наступать именно с началом кишечного пищеварения. Соответственно, по мере всасывания пищи симптомы будут возвращаться. Ведь именно пищевая масса в период ее наличия связывает избыток щелочей, препятствует раздражению ими воспаленных стенок, препятствует контакту стенок друг с другом.

Лечение.

Само собой разумеется, что его детали и сроки напрямую зависят от причины патологии. Ее потребуется устранить. Но в целом прогноз по лечению как язвы желудка, так и язвы кишечника обычно дается неблагоприятный. Дело в том, что по неизвестным науке причинам эрозии стенок ЖКТ очень плохо восстанавливаются. Полное зарастание язвы не наступает практически никогда — такие случаи изредка наблюдаются в молодом возрасте, с небольшими эрозиями. Возможно, дело в погрешностях лечения. Ведь, как мы видели выше, медицина иногда ищет причины язвы совсем не там, где есть вероятность их и впрямь найти… Но может быть, проблема и не в них, а в том, что стенка вынуждена регенерироваться, находясь под постоянным разъедающим действием кислот и щелочей. Слой слизи не покрывает поверхность эрозий настолько плотным слоем, насколько это необходимо. Отсюда и сложности с восстановлением.

В любом случае нам следует иметь в виду, что полное исчезновение симптомов язвы еще не означает, что нам отныне можно есть все подряд. Наиболее оптимистичный вариант — иногда, для разнообразия, в количестве, соответствующем именно «разнообразию», а не «до отвала». Продукты, которых нам рекомендовано избегать при лечении, должны остаться за пределами нашего основного рациона навсегда.

При язве кишечника рацион следует выстроить так, чтобы мы могли мириться с ним в течение всей оставшейся жизни. Мириться спокойно, без нервных и гастрономических срывов, способных, при неудачном стечении обстоятельств, наделать много бед. Кстати, совершенно необязательно следовать всем запретам слепо, без попытки проверить их справедливость на себе. У каждого больного язвой заболевание протекает по-разному. И реакция эрозии на тот или иной продукт зависит от множества индивидуальных особенностей. Поэтому одному больному кофе противопоказан в любом виде, а другой может его пить после тщательного отцеживания зерен и с молоком.

Обязательно следует соблюсти запрет на грубые волокна в пище — мясо и рыбу, зажаренные или сваренные кусками, а также клетчатку, плохо очищенные зерна, семечки, кожицу и кожуру овощей и фруктов. Мясо разумнее в любом случае пропускать через мясорубку, овощи — мелко резать и толочь вареными. Фрукты необходимо чистить ото всех твердых элементов, потому не рекомендуется клубника, малина, смородина — ягоды, из которых невозможно удалить семена. Впрочем, наши отношения с большинством фруктов должны вообще стать натянутыми: они содержат пищевые кислоты. Причем некоторые фрукты — в очень высокой концентрации. По отношению к различного рода эрозиям фрукты «ведут себя» хуже кофеина. Чтобы убедиться, достаточно капнуть на свежую царапину капельку смородинового или любого другого кисловатого фреша.

Таким образом, в реальности при язве можно употреблять спелые бананы, мякоть груш сладких сортов (в очень ограниченном количестве!), мякоть очень спелых персиков и абрикосов сорта «колировка» (еще осторожнее, чем груши!). Из овощей осторожность следует соблюдать с помидорами (ниацин, фруктовые кислоты, семена), баклажанами (волокнистая текстура, семена, ниацин). Категорически отменить редьку, хрен, тмин, горчицу, лук и чеснок. Тем более если у нас и без рекомендаций врача эти овощи не вызывают аппетита!

Прочее в измельченном виде можно считать относительно безопасным. Но даже мелко перекрученное мясо лучше не жарить. Дело не в соли, не в жире и не в специях. Оно в том, что при жарке поверхность мяса окисляется, покрываясь жесткой корочкой. Корочка выйдет гарантированно вкусной, но в ряде случаев дело может завершиться даже прободением. А прободение — это одно из самых опасных обострений язвы. Заключается оно в открытии кровотечения из раны. Кровотечения нередко сильного, поскольку оно начинается во время пищеварения. То есть именно в момент, когда стенки всего ЖКТ снабжаются кровью с удвоенной активностью — для всасывания полученных веществ.

А вот питаться целый день протертыми кашами и слизистыми супами необязательно. Зато обязательно жевать пищу, тщательно, мелко, неторопливо. Даже если она была измельчена в блендере в пыль. Чем быстрее мы оставим привычку глотать пищу, не жуя, тем лучше пойдет лечение и тем стабильнее будет результат. Мы говорим так оттого, что еда «на бегу» наносит нашему ЖКТ больше ущерба, чем любая «сухомятка» и фаст-фуд. Как уже было отмечено, пищеварение начинается не в желудке, а во рту. Да и даже если бы оно начиналось с желудка, нам не помешало бы запомнить одну деталь. А именно: для резкого подъема концентрации пищеварительных соков и желудку, и поджелудочной железе требуется время. Они сделают это, обязательно сделают. Но определенно не за те секунды, в течение которых мы торопливо одолеем хот-дог, чтобы успеть за время перерыва еще поболтать с коллегами.

Поэтому при торопливом поедании пищи она попадает в желудок и кишечник еще до того, как концентрация пищеварительных соков в них станет оптимальной. Пищеварение вынуждено начаться тогда, когда оно физически не может начаться. И именно этот нюанс, а вовсе не мифический вред от «быстрой еды» является прямой дорогой к язве. В хот-доге, в сущности, нет ничего язвообразующего. Хотя обилие разнородных ингредиентов в нем действительно поддается усвоению не всяким желудком. Потому эрозию запросто можно «заработать» как на фаст-фуде, так и на домашней кулинарии. Кстати, облегчить работу собственной пищеварительной системе и заодно снять на корню эту проблему с, так сказать, тайм-аутом на подготовку можно по-другому. Способ прост, как все гениальное. И заключается он в отказе от классического трехразового питания.

При заболеваниях любых отделов и органов пищеварительной системы лучше начать питаться 5–6 раз в день, но маленькими порциями — по 200–300 г пищи. И будет крайне разумно не включать в один прием более трех разнородных компонентов.

То есть блюдо для одного приема может состоять из маленькой котлетки/биточка, гарнира и заправки в гарнире. А вот соус к биточку, хлеб, булочку с чаем лучше отложить на следующий прием. Чем больше разнородных продуктов мы съедаем одновременно, тем более пестрый конгломерат веществ приходится расщепить органам пищеварения. А чем больше пищи мы съедим за раз, тем больше потребуется пищеварительных ферментов и жидкостей — растворителей. Устранив эти две главные ошибки, мы вдвое же облегчим нашей пищеварительной системе исполнение ею биологического долга. И данный эффект, заметим, будет достигнут совершенно без участия каких-то «эксклюзивных» препаратов.

К слову, немного о препаратах. В принципе, средства, угнетающие синтез соляной кислоты, желчи, щелочи, существуют. И их нередко используют именно для медикаментозного регулирования тех или иных отклонений, будь они врожденные или приобретенные. Пищевая сода как средство от изжоги, конечно, и безопасна, и эффективна. Досадно одно — ее приходится принимать по 1 ч. ложке в час. А далее уровень кислоты в желудке опять восстанавливается, потому что сода никак не действует на причину высокой кислотности — избыточную активность стенок органа.

Но, как мы понимаем, у этой избыточной активности тоже есть причина. Она есть всегда, а вот игнорировать ее разумно не всегда. Например, этого не следует делать при гастрите и полипах. Потому что гастрит нередко заканчивается язвой, а полипы — подвергаются злокачественному перерождению. Особенно когда их наличие приводит к воспалению. Тем более это небезопасно при существующей язве желудка, если анализ проб подтверждает инфекцию Helicobacter Pylori. А между тем антациды (средства, угнетающие синтез соляной кислоты) и другие схожие средства созданы для воздействия на причину высокой активности в такой же степени, в какой и сода. То есть так сказать, в никакой.

По этим причинам сразу после постановки диагноза нам не следует торопиться с выводами. Вероятнее всего, даже наш врач не знает, что именно стало начальным звеном в этой цепочке. Он может более или менее точно назвать все патологии, составляющие наш «букет» теперь. Но методов, позволяющих выяснить, какая из них «расцвела» первой, не существует и никогда не существовало. Оттого с препаратами следует повременить. Даже несмотря на то, что с их началом нам полегчает очень заметно и в течение часов — не дней. Соблазн велик, но поддаваться ему не стоит. Ведь не исключено, что добрая половина хронических язв появилась не по вине пациентов и их не слишком строгого следования предписаниям. Она могла возникнуть потому, что врач — и, следовательно, больной — все это время лечили не то и не в том порядке.

Итак, названия препаратов нужно записать вместе с дозировками и отложить хотя бы на один месяц. В течение этого месяца нам необходимо изменить свой график приема пищи, научиться есть медленно и сосредоточенно, научиться жевать пищу. На этот период следует исключить продукты, вызывающие повышение синтеза той из сред, которая у нас и так высока. Например, при высокой кислотности желудка желательно убрать из рациона:

• натуральный кофе. Заменить его можно растворимым кофе с нежирным молоком. Сахар можно оставить в прежней дозе;

• все источники натуральных пищевых кислот. В частности, уксус, кисломолочные продукты, газированную воду и соки, вообще продукты с кислым вкусом, происхождение которого нам неясно. Оставить в сторону необходимо продукты маринованные, квашеные, полученные путем брожения (в том числе пиво и вино). А также почти все фрукты, все ягоды, помидоры, петрушку и щавель. Заменить их невозможно, так как кислоты не распадаются при тепловой обработке. Придется прибегнуть к витаминам из аптеки. Но покупать необходимо только растворимые таблетки и принимать их только после еды. При язве желудка — непосредственно вслед за пищей, при язве кишечника — спустя не менее 45 минут;

• мясные и рыбные полуфабрикаты. Заменить их натуральным мясом и рыбой из цельного куска, желательно без жира. Лучше выбирать молодое мясо. Любые продукты такого рода разумнее варить, солить можно по желанию, если нет болей в ответ на соль. Употреблять их необходимо исключительно в виде мелкого фарша без не то что хрящей — без прожилок. Чем меньше ароматных приправ будет добавлено в блюдо, тем лучше. Хотя в целом их присутствие не запрещено и допустимо, острая необходимость в них есть лишь при диспепсии в сочетании с высокой кислотностью. В иных сочетаниях «подстегивать» и так высокую активность клеток желудка неразумно.

При высокой активности поджелудочной железы нам будет уместно умерить, так сказать, ее пыл следующими шагами:

• достаточно строгим ограничением углеводов — особенно простых. Эта мера является основой питания при сахарном диабете. Конечно, при сахарном диабете отказывают особые клетки поджелудочной — островковые, расположенные группами. У нас они в полном порядке. Но нам не мешает учесть при этом, что синтезирующие инсулин и панкреатический сок клетки относятся к разным типам и выполняют различную роль. Однако находятся они в тканях одного и того же органа. Поэтому диабет часто сопровождается хроническим панкреатитом. Даже несмотря на то, что отказ островковых клеток вроде бы не ведет к прекращению синтеза остальных продуктов железы;

Если это понятно, то нам будет любопытно узнать, что любимым гарниром диабетиков является гречневая крупа. Кроме нее им можно есть многие крупы из цельных зерен, но лучше не увлекаться изделиями из пшеницы и риса, в том числе твердых сортов, без обработки. Но им совсем нельзя есть сахар, кондитерские изделия, мед. Нам их можно, но не более 100 г в сутки, включая сахар в чае и кофе. Если это уж слишком, пора и нам познакомиться с такими заменителями сахара, как фруктоза, ксилит, сорбит, аспартам и т. д. Кроме того, в отличие от диабетиков, нам можно молоко и твердые сыры, запеченные продукты, сметану, жирное. Вслед за ними нам лучше перейти с белого хлеба на бородинский, бездрожжевой и дарницкий. Исключительно для полноты картины добавим: нам противопоказаны фрукты, орехи и многие овощи. Хотя как раз они относятся к числу наиболее предпочтительных при сахарном диабете источников глюкозы.

• существует ряд продуктов, прием которых провоцирует ускорение щелочной реакции в кишечнике. Потому они полезны при «кислотной» язве кишечника и угнетении синтеза панкреатического сока. И разумеется, нежелательны при других обстоятельствах. К ним относятся все бобовые, включая сою, фасоль и горох. А также свежая капуста, сок которой имеет щелочной баланс, все части свежего одуванчика (лепестки и листья) и все сорта сладкого перца. Потому если у нас повышен синтез щелочей, эти продукты следует отложить туда же, куда мы положили список лекарств;

• как нормализовать без таблеток активность желчного пузыря, понятно и ребенку. Желчь синтезируется для расщепления жиров. Поэтому если у нас камни, изжога, отрыжка жиром и приступы поноса после употребления жирной пищи, нужно на время ограничить свой аппетит на хлеб с маслом. Здесь важно избежать лишь одной распространенной ошибки, вина за которую, правда, лежит не на нас. Зато она лежит на медицине с ее упрощенными (так называемыми популярными) рекомендациями по здоровому питанию. Суть дела в том, что растительный и животный жир используется в организме по-разному. И распадается в нем на разные составляющие. Однако этот распад происходит только с участием желчи. Без нее не усвоится ни постное масло, ни смалец, ни сливки. Поэтому когда мы говорим об ограничении масла, мы говорим об одинаковом ограничении всех видов жиров, какие только существуют в мире. Здесь нет исключений, и общая доза всех жиров в сутки должна составить у нас не более 50 г.

Ну и, конечно, кроме мер, подходящих нашему случаю, примем ряд универсальных для всех язв рекомендаций. Например, возьмем за привычку сопровождать половину приемов пищи 1 ст. ложкой отвара семени льна — хорошего естественного обволакивающего. Чтобы быстрее и эффективнее снять воспаление, воспользуемся отваром листьев подорожника, крапивы, ромашки, липы, сосновых иголок. Безопасным источником витаминов выступит отвар листьев черной смородины, сушеных ягод шиповника и рябины. Можно добавить сушеную чернику, малину (в том числе листья) и смородину. Только после заваривания эти ягоды необходимо отцедить и выбросить.

При подозрении на злокачественный процесс и в качестве сильного противовоспалительного, антисептика, вяжущего можно принимать водный отвар березовой чаги — «Бефунгин». Или двух видов гриба, произрастающего в Китае, — маитаке и шиитаке. Однако как «Бефунгин», так и отвар маитаке/шиитаке (продаются в таблетках, в отделе БАДов) следует разводить до слабого раствора: приблизительно 1 ст. ложка водного экстракта/отвара на Ѕ стакана воды. Само собой разумеется, что приготовленный в домашних условиях отвар на основе любого сухого сырья необходимо процеживать самым тщательным образом, до удаления малейших частиц. И вот только если все меры по рационализации питания не дадут нам улучшения в течение этого месяца, можно начинать разговор о каком бы то ни было медикаментозном сопровождении.

Заболевания тонкого кишечника: энтероколит.

А вот эта патология, в отличие от дуоденита, сказывается на пищеварении, и весьма заметно. Энтероколит тоже бывает как острым, так и хроническим. Еще один пункт сходства с дуоденитом — он тоже чаще всего встречается в хронической форме. Более того, речь тоже идет о воспалении — воспалении стенок тонкого кишечника. Просто в сочетании с воспалением прямой кишки — как правило, в верхних ее отделах. Однако при энтероколите, в отличие от дуоденита, функция всасывания питательных веществ нарушается весьма заметно. А пищеварительная — как более позднее осложнение, результат невозможности кишечника усвоить то, что он только что переварил.

Как мы понимаем, энтероколит во многом гораздо опаснее дуоденита. С одной стороны, при дуодените выше опасность изъязвления стенок — двенадцатиперстная кишка очень склонна к изъязвлениям. С другой же, энтероколит нарушает такой универсальный для всего организма процесс, как обмен веществ. Съеденная пища перестает усваиваться и выводится с отходами жизнедеятельности. В организм через желудок не поступает ничего или почти ничего. Поэтому возникает тотальный дефицит веществ, включая необходимые ежедневно, в больших количествах белки и углеводы.

Чтобы оценить масштабы проблемы по достоинству, нам следует сначала узнать, для чего в теле используются основные компоненты рациона. Ведь на первый взгляд снижение хотя бы на половину способности усваивать пищу может показаться неплохой перспективой. Мы привыкли считать углеводы врагами фигуры, а жиры — биологическим «билетом» в ряды предынфарктных больных. Что же плохого в том, что наш кишечник безо всяких наполнителей и ушивки решил за нас дилемму — есть или не есть шоколадку на ночь?

Плохо здесь то, что глюкоза в организме не только пополняет жировые запасы. Их пополняет ее излишек, съеденный сверх всяких доводов рассудка. За пределами же нашего переедания (его причины могут таиться, кстати, и в начинающемся диабете) сахар служит основным, универсальным источником питания для всех клеток тела. Без глюкозы клетки не могут делиться и продолжать обменные процессы, мышцы не могут сокращаться, кора головного мозга теряет способность мыслить. Когда мы «ломаем голову» над проблемой, глюкоза расходуется достаточно быстро. Когда мы разгружаем товарные вагоны, она сжигается в клетках мышц со скоростью звука.

Так что для решения проблем с пристрастием к сладкому энтероколит нам вовсе ни к чему. Одна плитка шоколада равняется всего 12–15 приседаниям. Любая порция фаст-фуда — 10 приседаниям и 10 отжиманиям. Или 20 приседаниям. Или 10 минутам пробежки в среднем темпе… Никаких сверхъестественных усилий: то, что мы едим, не равняется лишь одному. А именно, ежедневной, хронической, патологической неподвижности. То есть жизни, при которой единственная выполняемая нами постоянно работа — это перенос тела из офисного кресла в автомобильное!

Что до белков, то их роль не менее значима. Белки из пищи, попадая в желудок, распадаются под действием кислоты и пепсинов на аминокислоты, из которых образуются их молекулы. Эти аминокислоты всасываются кишечником в кровь и используются организмом для строительства собственных белков. А из белков состоит буквально все тело — каждая клетка, каждый гормон, каждое иммунное тело и тельца в составе крови.

Когда наши клетки ускоренно гибнут под влиянием каких-либо факторов, «аппетит» организма на белки становится просто волчьим. Это бывает после травм/хирургических вмешательств и физических нагрузок. А у женщин — в период подготовки к так называемым критическим дням, когда организм готовится к запланированной кровопотере. Но и ежедневная нормальная потребность в белке достаточно велика — около 200 г чистого мяса или рыбы. Отсутствие каких-либо аминокислот в организме значительно замедляет или вовсе останавливает многие процессы. Например, обновление тканей, крови, синтез гормонов, регулирующих поведение коры, мышц, ЖКТ, сердечно-сосудистой системы…

Роль жиров и разницу между ними каждый из нас волен оценивать по-своему. Как и было сказано выше, разница между растительным и животным жиром существует. Но она касается их употребления. А механизм, место и средства для расщепления у них одинаковы. Животные жиры используются в основном для строительства клеток — они входят в состав клеточных оболочек. А также обновления хрящевых тканей и синтеза желчи. Растительные жиры служат источником ряда жирных кислот и витаминов. В норме, жиров организму требуется довольно немного — всего около 10 г в сутки. Но эта норма касается, вопреки расхожему мнению, жиров обоих видов, а не только одного.

Животный жир невозможно заменить растительным, и наоборот. Они используются совершенно по-разному. И областей для активного расхода животных жиров в организме, кстати, несравнимо больше. С точки зрения потребностей организма именно животный жир должен составлять основу человеческого рациона. И это несложно доказать на практическом примере, не прибегая к сложным измерениям. В частности, именно экспериментами с растительным рационом вегетарианцы доводят себя до неспособности поднять ничего, кроме собственного веса с одеждой. Потому что их питание не содержит ни половины принципиальных для тела аминокислот, ни жиров, от которых зависит здоровье суставов, сухожилий, кожи, волос, ногтей, кишечника.

«Травоядным» людям никогда не быть профессиональными спортсменами — дорога к активности выше средней для них закрыта. Не секрет, что от вегетарианства официально рекомендуют отказаться молодым матерям — хотя бы на период беременности и грудного кормления. А представители не менее популярного движения за жизнь без холестерина тем же путем приходят к злокачественным опухолям и отторжению мышц.

Но если говорить об оптимальном рационе в условиях современного образа жизни, то потребление животных жиров, конечно, разумнее уравнять с потреблением растительных. Ведь потребность в животных жирах у тела, лишенного физической активности, заметно снижена. Мышечные, хрящевые, сухожильные волокна почти не подвергаются износу и, следовательно, не требуют обновления. Стало быть, злоупотребление жирной пищей можно считать биологически оправданным лишь в холодное время года. Время, когда животный жир и холестерин интенсивно расходуются на поддержание здоровья кожных покровов, жировой прослойки, волос. При проживании в жарком климате и в летнее время такой рацион лишь увеличивает нагрузку на печень и желчный пузырь.

Если мы действительно разобрались с особенностями употребления главных элементов рациона, неспособность их усваивать уже не кажется нам такой выгодной, не правда ли? В кровь не поступает глюкоза — и мы постоянно чувствуем голод, головокружение, упадок сил. Мы едим втрое больше, чем нам требуется, а голод все не проходит. Хорошо ли это? Нет. В кровь не поступают белки — и нашему телу становится не из чего строить эту самую кровь, мышцы, кости, наконец. Может быть, это лучше? Очевидно, что не лучше, а хуже. Точнее, хуже не придумаешь…

В конце концов, в кровь не поступают ни жиры, ни холестерин. Если мы думаем, что это избавит нас от атеросклероза и заболеваний сердца, мы ошибаемся. Печень сама поднимет выработку холестерина на 30–35 % — она всегда так делает, когда мы перестаем есть сало и сливочное масло. Этот факт был доказан и подтвержден самими исследователями атеросклероза. Именно по этой причине низкохолестериновая диета нередко не замедляет, а ускоряет наступление инфаркта. И нам лучше перестать обольщаться на сей счет. Польза растительного рациона и вред холестерина являются сказочными персонажами — такими же, как Иван-царевич и Золушка.

К слову, наука пришла к этому выводу еще в середине ХХ в. Почему же она до сих пор поддерживает нас в этих заблуждениях, тема отдельная и большая. Оставим эти причины «за кадром»: они носят чисто коммерческий и экспериментальный характер. Говоря совсем просто, мировая фармацевтика нуждается в наших деньгах. А наука — в данных, полученных по итогам многолетнего наблюдения в больнице как вегетарианцев, так и людей на здоровом рационе. Вот и все. Но мы сейчас не об этом, а об отличии болезни от здравия. И о том, что больной кишечник просто не может дать нам желаемого — стройных форм и гарантии от сердечно-сосудистых патологий.

Причины возникновения.

Итак, энтероколит является обычным заболеванием — ненормальным состоянием органа, которое необходимо вернуть в норму. То есть вылечить. Как оно возникает? В общем виде, различий в происхождении дуоденита и энтероколита не так уж много. Вопрос состоит скорее в том, какая часть кишечника первой отреагирует на появление травмирующих факторов. Тем не менее считается, что на развитие энтероколита чаще и сильнее влияет инфицирование тонкого кишечника и физически травмирующие элементы в составе пищи. Например, избыток клетчатки, обилие посторонних включений — целлюлозы и опилок, костной муки и костей, камешков, чешуи, несъедобных предметов. Зато при дуодените сильнее выражен медикаментозный фактор и влияние кислотно-щелочного баланса.

Таковы различия, если брать их в самом общем виде. Что же до прочих причин, то к энтероколиту чаще всего приводят:

• инфекции кишечника — как правило, вторичные. Причем нижние отделы тонкого кишечника в большинстве случаев поражаются возбудителями не из пищи, а из прямой кишки. Обитание в прямой кишке микрофлоры, которая может вызвать воспаление тканей, — явление нормальное. Но в норме эта микрофлора селится лишь в данном конкретном отделе кишечника. А ее распространение по восходящей наблюдается в трех случаях: когда стенки кишечника подвергаются другим травмам, когда речь идет об общем нарушении работы иммунитета и когда прямая кишка была поражена сторонним ее микрофлоре возбудителем. Под последним обычно понимают инфекцию, распространившуюся на прямую кишку из наружных половых путей — спирохету, гонококк, грибки, вирус папилломы, трихомонаду и хламидию. Но можно пронаблюдать и восходящее распространение E. Coli (кишечная палочка) или Staph. Aureus (золотистый стафилококк), а также ряда других инфекций;

• злоупотребление слабительными средствами и клизмами, содержащими лекарственные препараты — соли, ацетилсалициловую кислоту, спирт, избыток противовоспалительных лекарственных трав;

• частые, длительные запоры;

• заражение гельминтами любого из отделов пищеварительного тракта. В таких случаях сами паразиты в процессе жизнедеятельности выделяют вещества, раздражающие стенки кишечника и отравляющие клетки оболочек ЖКТ. Это происходит одинаково по всей его протяженности. Но, разумеется, только по нисходящей — в направлении продвижения пищи и жидкости, в которой она растворена;

• геморрой и трещины прямой кишки, нередко приводящие к намеренному воздержанию от дефекации, спазмам и болям;

• злокачественные опухоли прямой кишки, а также полипы, которые со временем могут вызывать истончение, изъязвление стенок прямой кишки и их инфицирование. Развивающееся воспаление в данном отделе быстро распространяется вверх, на нижние отделы тонкого кишечника;

• хронические воспаления прямой кишки и окружающих ее тканей — свищи, проктит и т. д. Сценарий развития энтерита нижних отделов пищеварительного тракта таков же, как и в предыдущем случае.

Симптомы.

Как видим, эта патология связана с процессами, проходящими в прямой кишке, гораздо сильнее, чем с состоянием желудка или двенадцатиперстной кишки. Львиная же доля ущерба, который наносит организму энтероколит, приходится на нарушение основной функции тонкого кишечника — всасывания всех питательных элементов, что в него поступили. Как и было сказано выше, тонкий отдел кишечника практически ничего не переваривает. Основное пищеварение проходит в желудке и двенадцатиперстной кишке. Стенки желудка не приспособлены к всасыванию чего-либо. Для защиты от действия соляной кислоты они покрыты толстым слоем слизи, который ограждает стенки от прямого контакта со всем, что содержится внутри образованного ими «мешка».

Двенадцатиперстная кишка, конечно, занимается одновременно и щелочным расщеплением пищи, и ее всасыванием. В принципе, ее стенки доставят в кровь все, что успеют выделить из пищи и всосать до, буквально, стекания питательной массы вниз, в тонкий кишечник. Поэтому на долю тонкого кишечника выпадает усвоение большей части съеденного, но не вообще всего, что можно было с ним усвоить.

Однако нам следует понимать: действие пищеварительных ферментов не является мгновенным. Перистальтика значительно замедляет продвижение пищи по желудку и кишечнику. Но эта скорость во многом зависит и от консистенции пищи, и от достаточности ферментов. В большом числе случаев переваривание у индивида заканчивается еще в верхних отделах двенадцатиперстной кишки. При достаточной активности желудка и поджелудочной — почему бы нет? Но гораздо чаще выходит так, что почти всю работу по усвоению проделывает тонкий кишечник. А он при энтероколите оказывается неспособен выполнить эту биологическую обязанность.

Что получает больной энтероколитом по итогам всех перечисленных процессов? Прежде всего метеоризм — повышенное газообразование. Отрыжка таких больных не мучит, изжоги тоже нет. Потому если наряду с симптомами энтероколита мы отмечаем другие расстройства пищеварения, нам самое время поговорить с врачом о гастроэнтероколите. Итак, симптомы воспаления нижней части ЖКТ:

• повышенное газообразование, не связанное с рационом, но демонстрирующее частичную зависимость от графика приема пищи. То есть метеоризм как явление беспокоит больного постоянно. Однако спустя 1–1,5 часа после каждого приема пищи отделение газов заметно усиливается;

• дискомфорт и болезненные ощущения в нижней части живота — от пупка до верхней границы паха. Эти ощущения могут усиливаться в период прохождения пищи по тонкому кишечнику — в среднем через 1–2 часа после приема пищи;

• для энтероколита характерно выраженное в различной степени вздутие живота — в форме колокола, с пиком в области пупка и ниже. При хроническом течении периоды усиленного вздутия перемежаются почти полным его отсутствием. При остром боли, сопровождающие процесс, интенсивны, ярко выражены. Состояние требует госпитализации, поскольку возможно повреждение кишечника и ряда других органов брюшной полости;

• признаком энтероколита служит частое повторение проблем со стулом. Причем в прямой зависимости от рациона. Жирная пища и молочные продукты вызывают у таких больных ускоренную эвакуацию из кишечника — расстройство желудка. А вот богатая углеводами и белками пища, наоборот, вызывает запор. Эта закономерность наблюдается во всех случаях за редкими исключениями. Она свойственна энтероколиту потому, что при нем выведению подлежит большое количество усвояемых в норме компонентов. И данная реакция является нормальной, в сущности, реакцией прямой кишки на состав кала в том или ином случае. Понос наступает из-за обилия в кале лактозы и/или жиров, а запор — как результат высокого содержания протеинов и пищевых волокон;

• хронический энтероколит неизбежно приводит к гиповитаминозу и ряду характерных для него внешних признаков — сонливости, раздражительности, плохому состоянию кожных покровов, волос, ногтей, десен и зубов;

• у больных хроническим энтероколитом наблюдаются признаки белковой недостаточности: ухудшение работы иммунной системы, мышечные спазмы, нарушения свертываемости крови. Последние проявляются учащенным формированием гематом, их увеличением. У женщин может значительно увеличиться период и болезненность менструаций. На фоне масштабных гормональных сбоев (ведь гормоны тоже строятся из белков) возникает неуравновешенность поведения с долгими периодами апатии, заторможенности, депрессии;

• нарушение обмена глюкозы (с одной стороны, она плохо усваивается, с другой — не из чего строить молекулы инсулина для ее целевой доставки) приводит к снижению аппетита. Плохой аппетит служит признаком многих воспалительных процессов. Но в данном случае его корни заложены в общем замедлении метаболизма и снижении активности ЖКТ.

Лечение.

Как вы, возможно, уже заметили, многие симптомы энтероколита напоминают дисбактериоз. И в самом деле, он нередко сопровождает данную патологию. Особенно если с течением времени воспаление распространяется выше, на двенадцатиперстную кишку. Ведь основное количество пищеварительной микрофлоры обитает именно среди ее ворсинок. В таких случаях нормальная микрофлора быстро вытесняется болезнетворной — более агрессивной и лучше приспособленной к размножению в неблагоприятных средах.

Все это означает, что частые эпизоды дисбактериоза, не связанные с приемом антибиотиков, вполне могут в нашем случае называться не дисбактериозом, а воспалением кишечника. И препараты для улучшения пищеварения здесь просто не могут помочь больше чем на 1–2 суток. Поступившая с этими средствами пищеварительная микрофлора погибнет точно так же, как погибла родная. Иными словами, постоянный прием бифидойогуртов и препаратов подобного назначения является весьма распространенной ошибкой современности.

Диагностика острого энтероколита не вызывает затруднений. Однако с хроническим дела обстоят несколько сложнее. Определить у себя проблемы с желудком или кишечником может каждый. А вот разобраться в месте локализации процесса иногда составляет сложность и для врача. Анализ кала здесь показательным не является. Ведь аномально высокое содержание в нем тех или иных компонентов может быть следствием диспепсии или панкреатита. При первой, как мы понимаем, не вырабатываются желудочные ферменты — пепсины. А при втором угнетен синтез панкреатического сока в поджелудочной железе. В обоих случаях часть пищи просто не переваривается и, следовательно, не может быть усвоена.

Точно так же и анализ крови. СОЭ (скорость оседания эритроцитов) и изменение еще ряда показателей докажет наличие сепсиса где-то в тканях. Особенности поведения иммунных белков (глобулинов, с-реактивных и т. п.) подскажут тип инфекции. Однако на большее анализ крови, как правило, неспособен. Наиболее информативным при энтероколите является, пожалуй, только тест с нагрузкой лактозы. Но в целом диагностика такого рода потребует ряда анализов и сопоставления их результатов.

Лечение энтероколита осложняется заболеванием не одного, а нескольких отделов с разными функциями, строением и биологическими нуждами. К тому же нередко одно вызвано другим, но природа воспаления в одном и другом отделе разная. Допустим, как в случаях, когда сепсис в прямой кишке был вызван ее эрозией. Воспаление распространилось выше. Возбудитель в обоих очагах один и тот же, и против него можно подобрать эффективные антибиотики. Наверняка врач так и сделает. Но согласимся, что, если мы не направим все усилия на уменьшение и полное заращение причинной эрозии, вскоре после отмены антибиотиков сценарий повторится.

Клетчатку и вообще волокнистую пищу при энтероколите следует однозначно отменить. Нужно сказать, что проблема с клетчаткой всегда одна и та же — как у здорового ЖКТ, так и у больного. Этот продукт диетологи рекомендуют как лучшее лекарство для организма, помогающее не только при пищеварительных проблемах, но даже и сахарном диабете и чуть ли не ВИЧ… В действительности же польза от клетчатки весьма и весьма сомнительна. Клетчатка совершенно не поддается перевариванию. Она не растворяется ни в кислоте, ни в щелочи, и покидает наш желудочно-кишечный тракт в неизмененном виде.

Поэтому клетчатка не имеет пищевой ценности и не может считаться пищей вообще. Но она действительно может помочь при переедании и сахарном диабете. Правда, совсем не так, как мы подумали. Клетчатку рекомендуют в качестве наполнителя для ЖКТ — лишенного пищевой ценности объема, который за этот счет не займут продукты, обладающие таковой. При булимии (народное название — «жор») или сахарном диабете этот продукт помогает лучше контролировать аппетит. И заодно гликемический индекс продуктов — эквивалент всего съеденного в количестве глюкозы (особенно важно при диабете), жиров, белков, витаминов и т. д. В любом другом качестве клетчатка бесполезна, а при злоупотреблении ею — еще и опасна.

«Очистительная» функция клетчатки (такой оборот часто используют врачи, реклама, пресса) заключается в равномерном распределении проходящей по ЖКТ пищи. Разумеется, она же способствует улучшению распределения каловых масс в прямой кишке. Нередко можно услышать мнение, будто очищение достигается за счет механического соскабливания ею со стенок ЖКТ и прямой кишки всего, что на них налипло… Последнее является полуправдой — гибридом того, что есть на самом деле, и того, чего в природе быть не может. Грубые волокна клетчатки действительно «выскабливают» внутренние поверхности желудка и кишечника. Но никакие «отходы» и «шлаки» они при этом снять с них не могут.

Слизистые оболочки желудка покрыты толстым, регулярно обновляющимся слоем слизи. Слизистые кишечника покрыты не только слизью, но и множеством сосочков. На них размножаются пищеварительные бактерии, а в них проходят кровеносные сосуды. Слизь на поверхности стенок всего кишечника, включая прямой, выполняет одну и ту же функцию — предохранения клеток стенки от прямого контакта с содержимым полости. И предотвращения его налипания на стенку.

Так что никакие «шлаки» на стенки кишечника налипнуть не могут — в том числе и на «гофрированные» стенки прямой кишки. А клетчатка лишь соскребает с поверхности стенок слизь — ту самую слизь, которая предохраняет их от разъедания кислотами или щелочами. Потому клетчатка не так уж полезна и строго запрещена к употреблению при любых заболеваниях желудочно-кишечного тракта. В том числе при энтероколите.

Итак, питание при энтероколите требует от нас учесть, что слизистые тонкого и прямого кишечника сейчас чувствительны к механическому раздражению, как никогда. Потому переход на протертую, пресную, лишенную специй пищу составляет важную часть лечения. Речь не идет о диете как таковой, хотя при энтероколите и рекомендовано ограничить и некоторые «вкусности» — мучные изделия, свежий хлеб, жареное мясо. Ну, эти рекомендации касаются скорее текстуры продукта, чем его состава. То есть дело не в большом количестве углеводов, а в клейкости сдобного теста и жесткости жареных мясных волокон. По этой причине мясо и рыбу лучше есть вареными, перемолотыми в мелкий фарш. А хлеб, выходит, лучше исключить вообще: ржаной по одной причине (богат клетчаткой), а белый — по другой (богат клейковиной).

Гиповитаминоз при энтероколите сам не пройдет, даже по мере улучшения состояния кишечника. Как он пройдет, если нам отказано в овощах — особенно сырых, богатых витаминами?.. Так что придется принять отдельные меры. Если причина энтероколита заключается не в избытке фармацевтических средств (аспирин, кортикостероиды, токсичные травы, индометацин, иммунодепрессанты и т. д.), разрешено начать витамины в капсулах. Лучше выбрать растворимые — при нарушении функций ЖКТ они усвоятся лучше и быстрее всего. Если же к нашему заболеванию привели медикаменты, этот вариант исключен. Придется воспользоваться натуральными источниками витаминов. В качестве такого источника подойдет отвар женьшеня, рябины (все сорта), шиповника, смородины (все сорта), крапивы, ромашки. А вот зверобой, полынь, свежевыжатые соки овощей и фруктов строго запрещены. Указанные травы содержат слаботоксичные вещества, а большинство фрешей — фруктовые (пищевые) кислоты в высокой концентрации. Разумеется, употреблять в качестве витаминной добавки можно только отвар указанных ягод и растений. Сами листья и ягоды следует тщательно отцеживать.

Само собой, терапию антибиотиками пройти придется. Во всяком случае, если был обнаружен и установлен точный возбудитель воспаления. Если же заболевание не сопровождается инфекцией (при энтероколите встречается редко), курс антибиотиков назначат, но его не всегда целесообразно принимать. Антибиотики при неинфекционном сепсисе назначаются на всякий случай — в прямом смысле. Медицина называет этот шаг немного иначе — «для купирования сепсиса», но смысл обоих оборотов один…

Как мы понимаем, прием антибиотиков в любом случае заметно ухудшит положение дел в нашем желудке, и особенно кишечнике. Эти органы сейчас и так больны. Потому если ни одно тестирование так и не выявило очага инфекции, антибиотики как препарат нам совершенно не нужны. Да, они помогут снять воспаление и улучшат общее состояние организма. Если где-то еще в тканях есть воспалительные процессы, от их исчезновения нам заметно полегчает. Но если мы давно собирались пройти курс антибиотиков широкого спектра, как раз сейчас его не следует начинать без очень веских оснований.

При устойчивой диарее придется включить в курс средства, нормализующие стул. И отказаться от молочных продуктов, а также минеральных вод, которые считаются верными спутницами терапии ЖКТ, наравне с клетчаткой. Как клетчатка полезна только в меру и только для здорового ЖКТ, так и минеральные воды стоит пить далеко не всем больным. Минеральные воды имеют щелочной баланс. Они близки по составу к среде кишечника, и помогают его щелочам «гасить» кислоты желудка. Потому они незаменимы при панкреатите и полезны при язвенной болезни кишечника, патологиях привратника, высокой кислотности желудка. У нас же на повестке дня совсем другая проблема, и боржоми в ее решении никак нам не поможет. Однако от добавок с бифидо-и лактобактериями отказываться не следует. Просто их следует начать отдельно, а не в составе йогурта, где их, вероятнее всего, содержится меньше, чем нам пообещали. Также можно начать курс пищеварительных ферментов желудка и кишечника — для нормализации пищеварения.

Заболевания тонкого кишечника: дискинезия.

Суть этой патологии ясна из названия. Речь идет о нарушении перистальтики — расстройстве двигательной активности кишечника. Впрочем, в большинстве случаев болезнь протекает в форме сниженной, слабой активности его стенок. Разумеется, это не может не сказываться на качестве и времени пищеварения. Не сказываться в худшую сторону. Крайнее проявление патологии — атония кишечника. То есть его полное обездвижение — на одном участке или по всей длине.

Наиболее часто атония и дискинезия встречается среди заболеваний прямой кишки. Вплоть до ее выпадения. Однако, как и было сказано выше, для современного образа жизни характерна одна особенность, приносящая неприятности решительно всем органам тела. И зовется эта особенность гиподинамией — сидячим образом жизни, не предусматривающим физической активности. Гиподинамия как явление служит основной причиной развития инсулиннезависимого сахарного диабета, патологий развития скелета, атрофии мышц, заболеваний сердечно-сосудистой системы. Так что удивляться взаимосвязи этой проблемы с нарушением двигательной функции кишечника не приходится.

Перистальтику желудка и кишечника обеспечивают, в сущности, те же мышцы, что и везде в теле. Мы говорили об их особенностях выше: органы желудочно-кишечного тракта окружены по всей своей площади слоем гладкой мускулатуры. Сокращаясь, эта мускулатура обеспечивает их перистальтику. Разные отделы пищеварительного тракта отделены друг от друга мышечными перешейками — двойным и тройным кольцом из мышц того же типа. Такие перешейки зовутся сфинктерами.

Но это еще не все. Не секрет, что органы пищеварения расположены в брюшной полости. То, что мы называем животом, является мышечной стенкой, отделяющей внутренние органы от внешнего мира. И желудок, например, частично сращен с этой стенкой. Проще говоря, у желудка часть обслуживающих его мышц является мышцами брюшного пресса. И система нейронов, управляющая той или иной группой мышц, является у них общей еще с несколькими мышечными группами. Это необходимо для взаимной координации разных мышц, ведь основное их назначение — регулирование положений тела в пространстве. Эту функцию без координации отдельных групп организовать невозможно. Потому каждое наше движение и изменение позы обеспечивается больше, чем половиной всех мышц тела.

Конечно, гладкая мускулатура желудка и кишечника не участвует в поддержании равновесия и движении. По крайней мере, напрямую. Этим занимаются скелетные мышцы — мышцы, прикрепленные всеми своими головками к костям. Тем не менее то, что называется тонусом или сократительной способностью волокон, является показателем, примерно одинаковым у всех мышц тела. Говоря проще, плохое состояние одной мышцы или группы мышц неизбежно распространяется на все остальные. Потому что у них всех общая сеть нейронов, включающая в том числе систему «обратной связи». Более того, всеми мышцами тела без исключения управляет один и тот же орган — головной мозг.

Доказательство тому каждый из нас хотя бы единожды мог пронаблюдать на себе сам. Когда мы нервничаем или наша нервная система возбуждена, разве мы чувствуем напряжение и готовность только в мышцах рук и ног? У многих людей чувство страха сопровождается ощущением «холодного комка» в желудке и спазмами пищевода, вынуждающими нервно сглатывать слюну. После стресса большинство людей испытывает острый голод. После активной пробежки перистальтика желудка и кишечника усиливается в несколько раз. И дело здесь не только в том, что напряженные мышцы быстро поглотили всю имевшуюся в организме глюкозу и теперь требуют еще.

Дело в том, что головной мозг определяет необходимую в данном конкретном случае степень мышечной активности. Он выделяет в кровь столько гормонов — стимуляторов этой активности, сколько, по его мнению, будет «в самый раз». А стимуляторами для всех мышц тела выступают одни и те же гормоны — адреналин, серотонин, тестостерон, тироксин и т. д.

Так и выходит, что чем чаще головной мозг стимулирует работу одних мышц, тем в лучшей форме окажутся другие, не подвергавшиеся нагрузке. Это момент, особенно важный для разговора о мышцах, которые должны работать и находиться в тонусе постоянно, хотя повлиять на их работу напрямую мы не можем. И именно из-за этого физиологического нюанса мы можем констатировать: малоподвижность основной части современного населения планеты является серьезной проблемой. Проблемой с рядом медицинских последствий. Гиподинамия пагубно влияет не только на обмен веществ и состояние сердечно-сосудистой системы. Она является причиной многих заболеваний желудочно-кишечного тракта.

Причины возникновения.

Как видим, в принципе здесь не нужны ни современные пищевые добавки с их пугающими свойствами, ни пестициды в овощах, ни даже выхлопные газы и радиация. Распространенное нынче мнение, будто современное человечество «травят» пищевой «химией» и ставят поголовные генетические эксперименты, мягко говоря, несколько субъективно. Большинство из нас отлично знает, что именно нужно изменить в своей жизни для улучшения самочувствия, внешнего вида, качества жизни. Знать нас вынуждают вовсе не противоречивые советы «из телевизора», а верный страж нашего здоровья — инстинкт. Но у нас нет на выполнение его подсказок то времени, то воли, то еще раз времени. В целях самооправдания, а также самообмана мы ищем другую причину. И продолжаем обвинять в росте заболеваемости диабетом список «Е» на упаковке, а злокачественными опухолями — ГМО. Хотя очевидно, что их начали применять слишком недавно, чтобы объяснить ими статистику по обеим патологиям.

Тем не менее к дискинезии приводит не только общая малоподвижность и дегенерация мышц тела. Эта патология явно зависима от состояния и поведения коры головного мозга, поскольку именно кора управляет активностью всех мышечных волокон. Люди, находящиеся в условиях постоянных или часто повторяющихся стрессов, общего эмоционального напряжения, рискуют заработать не только невроз, но и проблемы с кишечником. Самые распространенные реакции на стресс — это страх и агрессия. В обоих случаях в кровь выбрасывается гормон адреналин — мощный активатор работы мышц и сердечно-сосудистой системы. Мышцы, постоянно подвергающиеся стимуляции адреналином, переходят в перевозбужденное состояние — состояние избыточной активности. У больного формируются тики и спазмы самого разного рода. Не составляет исключения и кишечник. Итак, причины дискинезии:

• общее снижение тонуса и работоспособности мышц, которое обязательно сопровождает долгий дефицит физической активности;

• избыточная стимуляция активности мышц и ЦНС кортикостероидными гормонами стресса — в основном адреналином. Такова нормальная реакция головного мозга на стресс. В том числе стресс, несущий не физиологическую, а эмоциональную или психическую угрозу;

• вялотекущие, хронические кишечные инфекции — особенно при очень слабой реакции иммунного ответа, недостаточной даже для появления сепсиса. Как правило, такие инфекции являются вторичными;

• наличие скрытой пищевой аллергии, которая проявляется только дискинезией, без других характерных признаков;

• нарушение формирования или работы центральной нервной системы. В том числе патологии коры головного мозга, структуры нейронов в самих мышцах;

• аномалии развития и функционирования эндокринных желез, занимающихся выработкой кортикостероидных гормонов — гипофиза и надпочечников, половых желез, а также щитовидной железы;

• наследственная предрасположенность — в том числе врожденные особенности работы отделов ЦНС и мышечных тканей;

• эпилепсия, протекающая в начальной стадии или нетипичной форме.

В целом причин для появления кишечных колик не так уж мало. Среди них есть даже несколько неожиданные — например, эпилепсия. Но на деле ничего удивительного здесь нет. Эпилепсия — это заболевание, при котором кора головного мозга страдает избытком активности. То есть ее мыслительная деятельность протекает всегда бурно, быстро, непрерывно. А вот отдыхать (самостоятельно замедлять мыслительную деятельность) мозг такого больного не умеет. То есть возбуждение коры у больного эпилепсией преобладает над торможением. Поэтому эпилепсия как заболевание вполне может проявляться не только характерными приступами. Знаменитый лунатизм тоже является ее формой. И к ней же нередко приходится относить преследующие многих людей спазмы, тики, тремор… В особенности если эти явления на редкость системны, устойчивы к терапии и не связаны с обстоятельствами внешней действительности.

Отличие дискинезии от других патологий ЖКТ в том, что это заболевание чаще всего носит сугубо нервную природу. Или является следствием общей атрофии мышц. Инфекция или аллергия — это скорее исключение, чем правило.

Иными словами, при дискинезии причину обычно приходится искать и находить не в самом кишечнике. Он-то как раз в таких случаях почти всегда здоров. Сложность же ситуации состоит в том, что гастроэнтеролог, к которому мы обращаемся с жалобой, не является ни невропатологом, ни тем более психотерапевтом или инструктором восточных единоборств. И если с проблемой со стороны ЦНС он еще может перенаправить нас к профильному специалисту, то терапии от такого личного качества, как лень, нам не предоставит ни один врач или знахарь.

Симптомы.

В самом общем виде картина дискинезии одновременно напоминает дисбактериоз и легкое пищевое отравление. Обратим особое внимание на тот факт, что эта патология среди женщин встречается вдвое чаще, чем среди мужчин. В большинстве случаев обострения явно соотносятся с отдельными этапами менструального цикла пациентки. Причина проста: для успешного прохождения критических дней головной мозг незадолго до их начала увеличивает активность всей гладкой мускулатуры тела. Ведь стенки матки и ее шейки образованы такими же волокнами, как те, что обслуживают кишечник и желудок. Естественно, что улучшение сократительной способности матки ввиду приближающейся менструации не может не приводить к активизации и волокон, окружающих органы ЖКТ.

Плюс, менструальный цикл (отсутствующий у мужчин) и в целом является естественным, но сильным изменением гормонального фона организма. Эти колебания вообще воспринимаются организмом женщины как здоровые, а не патологические изменения. Однако мы должны понимать при этом, что они не вызывают болезненных состояний только до тех пор, пока здоров весь организм. А такое встречается достаточно редко. Так что присутствие в организме любых других заболеваний у женщин неизбежно ведет к циклическим их обострениям. В частности, в период наиболее резких изменений фона и запуска процессов, этими изменениями подготовленных.

Основным признаком дискинезии являются спазмы. Они носят множественный характер или воспринимаются как один долгий, непрерывный спазм. Локализация обычно сохраняется в нескольких эпизодах кряду, однако может меняться с течением времени. Нередко к уже привычным болям в одной области пищеварительного тракта присоединяются более слабые ощущения совсем в другой части. Приступы дискинезии сопровождаются урчанием и рядом других характерных звуков, обычно появляющихся при расстройстве желудка или избыточном образовании газов.

В то же время пищеварительные функции у больных дискинезией страдают только в случаях, если приступ совпал с периодом активного пищеварения. В зависимости от причин заболевания боли могут напоминать язвенную болезнь (усиливаются или, наоборот, ослабевают после еды). Но большинство сценариев показывает тесную взаимосвязь скорее с нервной активностью. То есть приступы дискинезии появляются по мере нарастания стрессов или активности коры и снимаются приемом антидепрессантов. Итак, дискинезия чаще всего проявляется:

• часто повторяющимися болями в области ЖКТ. Их интенсивность, а также локализация строго индивидуальны и меняются достаточно часто. Интенсивность свободно колеблется от дискомфорта до острого спазма. А локализация при относительном постоянстве (как минимум, 3–5 эпизодов подряд в одной области) может в целом определяться в любой точке желудочно-кишечного тракта;

• ослабеванием или усилением болей в зависимости от времени суток и активности коры. Например, когда боли постепенно затихают во второй половине дня, полностью исчезая во время сна. Соответственно, при пробуждении они появляются вновь и могут усиливаться по типу язвы. В частности, после приема привычных активаторов ЦНС — кофе, кофеина, крепкого чая, энергетического напитка. Отличие от язвенной болезни — их интенсивность не изменяется при употреблении других противопоказанных при язве продуктов. Например, бутербродов с майонезом, колбасой, сыром. А также ржаного хлеба, сырых овощей и т. д. Кроме того, усиление спазмов наблюдается во время стресса;

• усиленным газообразованием во время приступа. В особенности если приступ совпадает по времени с кишечным пищеварением или вызывается приемом пищи;

• ослаблением боли после отхода газов или дефекации;

• нарушениями стула — долгие периоды запора завершаются ускоренной эвакуацией всего содержимого прямой кишки. Затем стул исчезает вновь — на период до недели. Ни одно, ни второе явление не связано с рационом больного, однако с течением времени может вынудить его перейти на богатый клетчаткой рацион. Из-за своих раздражающих и структурирующих свойств она может выступать фактором, стимулирующим перистальтику и дефекацию. Если данный симптом выражен явно, патология затронула прямую кишку сильнее, чем пищеварительную часть кишечника.

Как мы и пообещали в самом начале, данный симптомокомплекс до боли напоминает все, что происходит после поглощения нами недоброкачественной пищи. Как правило, в начале развития патологии эти ощущения достаточно тесно привязаны к причинному фактору. При психогенной дискинезии — к стрессу, чувству беспокойства, страха, агрессии, которые вызываются окружающими обстоятельствами или людьми. При нарушении же моторных функций по другим причинам — с приемом пищи или ее долгим отсутствием. Такую дискинезию отличить симптоматически от гастрита и язвенной болезни достаточно тяжело. Достоверный результат могут дать только специальные исследования на функциональность поджелудочной и желудка.

Следует отметить также, что дискинезия является одним из тех заболеваний, которые сопровождают многих из нас, вызывая частые, однако недостаточно сильные для беспокойства приступы. Оно не вызывает заметных расстройств кишечной деятельности — в частности, пищеварения и усвоения пищи. Потому большая часть таких больных не худеет и не нормализует вес, а, напротив, полнеет по мере прогресса патологии. Особенно это касается тех, у кого спазмы утихают после приема пищи. В таких условиях естественное физиологическое удовольствие от насыщения, свойственное всем людям, подкрепляется новым условным рефлексом — способом борьбы со стрессом и его последствиями. На отношении к проблеме сказывается и то, что большинство факторов, вызывающих дискинезию, устранить оказывается куда сложнее, чем ее симптомы.

Лечение.

Как мы только что сказали, обычно это заболевание прогрессирует годами, регулярно проявляясь спазмами, но без далеко идущих последствий. Степень выраженности этого дискомфорта недостаточно велика для обращения пациента к специалисту. Во всяком случае, раньше остальных к врачу обращаются те, у кого проявления дискинезии больше всего походят на гастрит или язвенную болезнь. Проблемы же со стулом или метеоризм, не сопровождающиеся выраженными болями, являются поводом для обращения за помощью значительно реже.

Как лечат дискинезию те, кто откладывает обследование и беседу с врачом, мы уже, возможно, догадались и сами: но-шпа, бифидойогурт, кефир, разгрузочные дни, клетчатка отдельно или в составе овощей. В рекламе подавляющего большинства симптоматических, продающихся без рецепта препаратов диагноз «дискинезия» не упоминается. Он заменяется словом «дисбактериоз», поскольку проявления обеих патологий сходны. Однако происхождение этих патологий совершенно разное: сравним нарушение работы ЦНС и гибель кишечной микрофлоры — различие ощущается, не правда ли?..

Суть проблемы с симптоматическим, самостоятельным лечением дискинезии состоит не в том, что ее проявления действительно несложно снять с помощью но-шпы. Это скорее плюс, чем минус, ведь данный спазмолитик, если он помогает, и впрямь снимает спазм. Вопрос в другом: какова причина этого спазма? Во-первых, пока мы не устраним эту причину, спазмы будут повторяться. Во-вторых, если эта причина — снижение тонуса мышц, то как раз спазмолитические (расслабляющие мускулатуру) средства нам здесь больше навредят, чем помогут.

В-третьих, без борьбы с причинами патологии прогноз по течению и прогрессу заболевания возникает крайне неблагоприятный. А именно, если у нас нет заметных нарушений пищеварения сейчас, то скоро будут. Ведь мышцы продолжают слабеть, а восстановить их сократительную способность можно лишь до определенного момента. Полный отказ мышц сокращаться называется атонией, и этот отказ необратим. Например, атония мышц прямой кишки вызывает ее выпадение. А эффективное лечение выпадения — только одно. Состоит оно в том, что хирург буквально пришивает выпадающую кишку к позвоночнику и/или тазовым костям. Атония тонкого кишечника требует ушивки или удаления поврежденного участка. В противном случае его закупорка пищевой массой неизбежна. И вот это уже является основательным нарушением пищеварения, не так ли?

Как видим, лечение последних стадий дискинезии — это вовсе не лечение, а попытка свести патологию к проявлениям, совместимым с жизнью. Оттого спазмы, газы, несварение, запоры, поносы и вздутие, которые невозможно объяснить изменениями рациона либо приемом антибиотиков, требуют медицинского обследования. Речь наверняка идет не о том, от чего помогает стакан кефира на ночь.

Терапия дискинезии редко подразумевает назначение специализированных средств. Самые, так сказать, специализированные из них — это натуральные успокоительные. В тяжелых случаях — транквилизаторы посильнее. Мы все их знаем, ведь речь идет об экстрактах валерианы и пустырника. Несомненно, нам пойдет на пользу курс препаратов, тонизирующих желудочно-кишечный тракт. Рацион можно облегчить, и впрямь включив в него овощи, а также фрукты. При хронических запорах особый упор следует сделать не на сенаде, а на фрукты со слабительным эффектом — абрикосы, сливы, персики и пр. Но перед началом курса (неважно, в составе биодобавки или растительных продуктов питания) непременно следует убедиться в отсутствии у нас других проблем со слизистыми. В частности, воспалений, эрозий, изъязвлений стенок желудка и кишечника.

Функциональные нарушения со стороны мышечных тканей или нейронов, их обслуживающих, лечатся только одним способом — физической активностью. Утешимся: данная активность подразумевает совсем немного движения. То есть в тренажерный или фитнес-зал нас никто не гонит. Самые лучшие упражнения для нормализации тонуса кишечника — работа с верхним и нижним прессом, а также косыми мышцами живота, которые расположены по бокам туловища. 10–15 классических сгибаний туловища в день едва ли дадут нам «кубики». Во всяком случае, не раньше чем через год таких упражнений. Для появления «кубиков» придется потрудиться основательнее — на абдоминальной (с регулируемым наклоном) скамье и с применением отягощений. Зато в формате ежедневной разминки они вернут в норму моторику кишечника, а мы не успеем даже запыхаться.

Косые мышцы живота выполняют наклоны верхней половины туловища строго вбок. Поэтому для работы с ними нам придется нагрузить продуктами обычную сумку для покупок, поставить ее на пол со стороны любой руки, наклониться так, чтобы можно было взять ее за ручки. А после необходимо поднять ее с пола и вновь опустить те же 10–15 раз. Вес сумки при этом не должен быть менее 15 кг, но и использовать штабель кирпичей весом свыше 25 кг тоже нецелесообразно. Затем руку необходимо сменить и повторить упражнение.

Будет нелишним также научиться проводить экспресс-разминки. Допустим, принимать ряд сложных положений в пространстве, где верхняя часть туловища заметно смещена по отношению к нижней. И удержание этой позы требует напряжения мышц брюшного пресса и/или косых мышц живота.

В качестве универсальной оздоровительной гимнастики, возвращающей душевное равновесие и, главное, улучшающей показатели мышечного тонуса, координации, реакции, лучше всего подходит классическая йога. Нормализации поведения и состояния мышечных тканей, а также нейронов, в них проходящих, очень способствуют сеансы акупунктуры. В качестве домашнего варианта «на каждый день» подверженные стрессам пациенты могут воспользоваться европейской модификацией метода — цветопунктурой. Несомненное достоинство последней — отсутствие необходимости в сложных, специальных знаниях, большой практики и нарушении кожных покровов.

Заболевания прямой кишки: функциональный запор.

Отсутствие стула как таковое может иметь самые разные причины. Нередко речь идет о вполне нормальном состоянии, когда индивид находится в периоде лечебного голодания или строгого поста. На другой чаше весов, конечно, располагается утрата проходимости тонким или толстым кишечником — как следствие закупорки пищевыми/каловыми массами или новообразованием больших размеров. Как мы понимаем, это новообразование может оказаться и относительно безобидным геморроидальным узлом, и злокачественной опухолью.

Функциональный запор — дело иного рода. Он обусловлен не плохой проходимостью или отсутствием пищи. Речь идет о той же самой дискинезии — предвестнице выпадения. Просто в данном случае атрофии подверглись мышцы, обеспечивающие перистальтику прямой, а не тонкой или двенадцатиперстной кишки. Прямая кишка теряет способность сокращаться, проталкивая каловые массы вниз по мере их формирования. Одновременно ее стенки теряют упругость и могут теперь растягиваться до очень больших размеров.

Особенно это касается ампулы прямой кишки — серединной ее части, обладающей большим диаметром и в норме. В ампуле собирается кал с пока относительно большим содержанием воды, плохо оформленный, рыхлый. Консистенцию, в которой они покидают организм, эти массы приобретают по мере продвижения из ампулы вниз, к анальному отверстию. Плохой тонус стенок ампулы является, по сути, причиной всех ненормальных задержек дефекации. А то, что мы называем ускоренной эвакуацией (когда отходы содержат раздражители, токсины, микроорганизмы), является результатом усиленного ее сокращения.

Причины возникновения.

Как это ни странно, сходства между причинами атонии прямого и тонкого кишечника не так уж и много. Их могло бы быть гораздо больше, если бы не анатомические особенности расположения этих участков кишечника и не разница в нем. Мышцы, обслуживающие желудок, самым тесным образом связаны с мышцами брюшины. Волокна двенадцатиперстной кишки и тонкого кишечника больше зависят от тонуса нижнего пресса и косых мышц живота. А вот мышцы прямой кишки связаны множеством нейронных связей с мускулатурой таза и нижней части спины.

А теперь взглянем на обычную, не подкрепленную специальными тренировками, ежедневную активность разных групп мышц и степень их развития. Мышцы спины, ягодиц и таза постоянно поддерживают нашу осанку и вес верхней части туловища. Благодаря им мы ходим. Зато мышцы пресса в условиях обычной жизни мы почти не задействуем — по крайней мере, напрямую. Для этого практически не возникает подходящих случайных ситуаций. А, так сказать, не случайные нам нужно создавать самостоятельно. Это уже тренировка, потому большинство из нас не может похвастаться упомянутыми выше «кубиками» уже в возрасте после 25. А еще большему числу людей такой шанс не выпадал даже в юности…

Таким образом, мышцы пищеварительной части желудочно-кишечного тракта анатомически связаны с мышцами, на которые в естественных для современного человека условиях почти не приходятся нагрузки. Ни динамические, ни статические. В то же время расположение прямой кишки подразумевает взаимосвязь ее мускулатуры со скелетными мышцами, активность которых сохранилась гораздо лучше, хотя и изменилась с течением времени не в лучшую сторону. В этом и состоит разница. Атония мышц прямой кишки могла бы наступать из-за нейронных и моторных нарушений так же часто, как и атония пищеварительного тракта. Но она тем не менее чаще наступает в результате травм. Итак, к функциональным запорам приводит нарушение перистальтики прямой кишки. А это нарушение может быть вызвано:

• малоподвижным образом жизни — в данном случае именно в значении преобладания сидячего положения туловища в течение дня. Сидячая поза не приводит к геморрою — это уже доказано. Однако такое положение тазовых костей и тканей определенно вызывает нарушения кровотока в малом тазу и нижних конечностях. Плохое кровоснабжение и сдавливание окружающими тканями сфинктера прямой кишки не лучшим образом сказывается на его работоспособности. Разумеется, оно тем более не может не отражаться на общем состоянии мышц данного отдела;

• необходимостью или склонностью больного задерживать акт естественного опорожнения. Под необходимостью следует понимать соответствующие условия труда (высокая занятость, отсутствие условий). А также присутствие ряда заболеваний прямой кишки, при которых дефекация является источником дискомфорта и болей. Например, геморроя, анальных трещин и т. п.;

• хроническими перегрузками данного отдела кишечника из-за особенностей рациона: обилия мясной пищи, небольшого содержания в ней жидкости и клетчатки. Массы, с трудом проходящие по прямой кишке, требуют дополнительного натуживания для их выведения. Натуживание является, по сути, добавочным и избыточным напряжением мышц нижнего пресса и таза. Косвенно, избыточную нагрузку и давление испытывают мышцы ягодиц, анального сфинктера и прямой кишки;

• избыточными или неправильно организованными физическими нагрузками. Каждый подъем тяжелых предметов с пола является движением, при котором основная нагрузка приходится на мышцы поясницы, таза и ног. Указанные мышечные группы и без того подвергаются регулярным нагрузкам — при выпрямлении туловища и каждом его движении. В сумме перегрузка этих групп — наиболее вероятный сценарий из всех возможных. Поэтому поднимать тяжелые предметы необходимо начинать только в присутствии инструктора. Если же речь идет не о тренинге, а рабочих обязанностях индивида, во избежание проблем со здоровьем лучше просто единожды получить консультацию профессионального спортсмена или физиолога;

• заболеваниями пищеварительной системы — диспепсией, панкреатитом, желчнокаменной болезнью. Все они приводят к плохому перевариванию пищи и, следовательно, увеличению нагрузок на прямую кишку, не приспособленную для выведения масс с такой консистенцией;

• доброкачественными и злокачественными новообразованиями в самой прямой кишке или в непосредственно соприкасающихся с нею органах. Наиболее распространенные варианты: полипы прямой кишки, фибромиома матки у женщин, травмы позвоночника, рубцевание тканей самой прямой кишки как следствие заживления эрозий;

• отравлением свинцом и ртутью, в том числе острым и хроническим, связанным с особенностями работы;

• приемом миорелаксантов, спазмолитиков, сильных антидепрессантов и обезболивающих (медикаментозная атония);

• злоупотреблением клизмами и препаратами, предназначенными для ректального введения. Особенно это касается средств, выполняющих функции слабительного. С течением времени мускулатура прямой кишки утрачивает способность к самостоятельному сокращению и атрофируется;

• гормональными нарушениями. В частности, проблемами со стороны гипофиза, надпочечников, щитовидной или паращитовидных желез. Однако эндокринное нарушение в качестве причины обычно сказывается на состоянии мышц тела вообще, так как затрагивает не только кишечник.

Симптомы.

Прежде всего это, конечно, длительное отсутствие стула — в течение двух суток и более. Или очевидные проблемы с дефекацией при сохранении слабых позывов к ней. Например, необходимость подолгу тужиться, невозможность опорожниться при первой попытке. При проблемах с тонусом и состоянием стенок прямой кишки отсутствие или появление стула мало зависит от рациона больного. Точнее, изменение рациона при уже развитом заболевании само по себе ничего не дает.

Разовое употребление пищи с высоким содержанием клетчатки или других хорошо выводимых элементов здесь тем более не результативно. Из такого рода продуктов рацион необходимо составлять более чем на 90 %. И соблюдать его не менее месяца. Однако атонии свойственно прогрессировать — со скоростью, прямо пропорциональной причинам, ее вызвавшим. Оттого включение в рацион слабительных средств (в том числе продуктов с таким действием) облегчает лишь данный конкретный акт дефекации, не приводя к общему улучшению.

При длительных запорах больных беспокоит тяжесть и вздутие в нижней части живота. Нередко случается обильное отделение газов. Аппетит снижается из-за сигналов в мозг о переполнении одного из отделов кишечника. Кроме того, выделение нового кала при запоре замедляется за счет естественной саморегуляции. А значит, в желчном пузыре уменьшается расход желчи на окрашивание масс билирубином — коричневым красителем, придающим гамму желто-коричневых оттенков как самой желчи, так и всем видам отходов.

Помимо дискомфорта (в том числе для окружающих) и сниженного настроения больной с функциональным запором получает и ряд последствий для всего ЖКТ. Дело в том, что накопление масс в прямой кишке — это далеко не все, что происходит в пределах ее стенок. Как уже было сказано, прямая кишка занимается всасыванием из кала остатков жидкости. Более того, в ней тоже обитает микрофлора, способная частично расщеплять содержимое отходов. Будет оно усвоено или нет, вопрос иного рода. Факт тот, что каловые массы, буквально застрявшие в прямой кишке, подвергаются разложению нормальной микрофлорой этого отдела. А подчас — и ненормальной. По этой причине больных беспокоят газы, а также зуд в области анального отверстия. Нередко — с обильным выделением слизи.

В прямой кишке при этом может происходить распад жиров, углеводов и белков. Все зависит от состава масс и их основного содержимого. Последний процесс является одним из самых опасных. Белки являются отличной питательной средой для размножения анаэробных бактерий — то есть бактерий, не нуждающихся в присутствии кислорода для деления и размножения. Инфицирование анаэробами становится причиной гангрены. Антибиотиков против этих бактерий не существует. Поэтому в настоящее время гангрену, как и ранее, лечат только одним путем — удалением пораженных тканей. Причем с обязательным «запасом», чтобы учесть возможное скрытое заражение.

Таким образом, газы при запорах возникают из-за ускоренного размножения в прямой кишке бактерий, составляющих ее естественную среду. Разумеется, бесконтрольное увеличение популяции может привести к ее распространению на нижние отделы тонкого кишечника. Или вызвать инфицирование слизистых прямой кишки, геморроидальных узлов (если таковые имеются), полипов, трещин и иных более-менее выраженных дефектов оболочки. Речь идет о своеобразном самозаражении, которое может произойти из-за простого стечения обстоятельств, без вмешательства инфекции извне. В том числе с участием анаэробных бактерий — бактерий, способных спровоцировать некроз тканей прямой кишки и ягодиц, образование незаживающих свищей.

Лечение.

Как мы только что убедились, длительные запоры — это не только ряд неудобств, проблемы с аппетитом и некоторые другие малоприятные, но устранимые симптомы. В потенциале такие явления означают, что нам грозит выпадение прямой кишки, самозаражение тонкого кишечника, а также тканей, составляющих саму прямую кишку и окружающих ее. Причем мы никогда не знаем, какие бактерии окажутся причиной вторичной инфекции, поскольку в прямой кишке в норме обитают как аэробные, так и анаэробные бактерии.

Благодаря распространенному среди неспециалистов заблуждению о «несерьезности» заболеваний ЖКТ, запоры тоже часто лечатся самостоятельно. В результате большинство пациентов попадает на прием к врачу с достаточно запущенной стадией и выраженными изменениями в тканях прямой кишки. А также рядом осложнений, которых могло бы и не быть. Скажем так: разовый эпизод с отсутствием стула не должен вызывать серьезных опасений ни у кого — ни у нас, ни у врача. Даже если объяснений ему мы не находим — рацион не менялся, диета не соблюдается, рабочее место оборудовано всеми современными удобствами… Однако если мы регулярно наблюдаем у себя задержки стула в течение хотя бы одного месяца, это является поводом для обследования, а не для начала слабительных средств.

Разумеется, в больнице мы получим назначение на те же средства, которые мы выбрали бы и сами — сенаде (может называться и по-другому, но похожим образом), масляные клизмы, специальные свечи. Разница здесь в том, что врач сможет установить причину заболевания и прописать нам меры куда более эффективные, чем могли бы предпринять мы. Плюс, ведь мы не знаем наверняка, является ли нашей проблемой только запор. Ведь если атония прогрессирует из-за злокачественного перерождения волокон мышц, по симптомам мы об этом не догадаемся. А когда истина откроется, лечиться будет поздно…

Ну, пока до этого не дошло и мы обратились к врачу вовремя, нам будет полезно учесть некоторые аспекты медикаментозного лечения. Во-первых, при неосложненном запоре какие-то специальные средства и процедуры требуются редко. Операция и госпитализация показана лишь при закупорке кишечника каловыми камнями — спекшимися массами, которые уже не удалить никаким иным способом. Против них не поможет ни ультразвук, ни прогревание. Во-вторых, это же правило касается и самих медикаментов. Зачем нам слабительные свечи, если существует не менее эффективный народный метод — столовая ложка растительного масла натощак?..

В-третьих, некоторые виды слабительных средств несут нам и нашему кишечнику сомнительную пользу. Например, «шипучие» свечи — препараты, содержащие углекислоту. При введении такая свеча растворяется с выделением углекислоты. Это дает физическое расширение прямой кишки и выведение масс, в ней задержавшихся. Слабительными свойствами углекислый газ не обладает, потому эффект от применения этих свеч создается за счет растяжения стенок прямой кишки. Возникает вопрос, которым свойственно задаваться далеко не всем врачам. А именно: зачем при запоре дополнительно растягивать кишку, уже растянутую отходами и газами, образующимися при их разложении? Данный орган «сделан» вовсе не из резины, и мы рискуем дополнительно травмировать его.

Потому свечи нам тоже следует выбирать с осторожностью. А в качестве отличного местного регулятора тонуса нам лучше всяких свеч подойдет микроклизма с обыкновенным натуральным кофе.

Разумеется, кофе следует купить молотым (или помолоть как обычно) и заварить, как мы варим его каждое утро к завтраку. То есть любым способом, который нам привычен и доступен, включая эспрессо — машину и кофеварку. Готовый кофе следует немного остудить и еще раз тщательно отцедить, чтобы в нем гарантированно не осталось ни малейших частиц зерен. Затем этот раствор нужно набрать в клизму маленького объема или даже шприц объемом 5 мл. И сделать клизму, пока кофе теплый, но уже не горячий.

Придется перестроить свое питание. Чем бы ни было вызвано снижение сократительной способности мышц, оно уже сформировано. А значит, пока лечение не подействует, нам следует помнить, что наш кишечник нуждается в облегчении нагрузок на него. Потому лучше привыкнуть почаще включать в рацион продукты со свойствами слабительных. В частности, фрукты (абрикосы, томаты, персики, сливы) и каши из цельных круп (овес, пшеницу и т. д.). Если других патологий нет, допустимо начать добавлять в блюда клетчатку и ограничить мясо.

Для приведения в тонус мышц таза существует несколько простых, но достаточно эффективных упражнений. Следует непременно поинтересоваться ими у врача, но одно из них мы приведем и здесь:

Для разминки мышц тазобедренного сустава нам следует освободить пол в одной из комнат квартиры от ковра. Впрочем, можно этого и не делать, особенно если ковер нам заменяет покрытие из ковролина. Нам необходимо сесть на пол, на ягодицы, в одном из углов комнаты, вытянув ноги перед собой. Или слегка согнув в коленях, если распрямить их не позволяет плохая растяжка мышц бедра. Руки могут находиться в любом положении, однако касаться ими поверхности пола нам строго запрещено. Затем нам необходимо на ягодицах, не поднимаясь, без помощи рук доползти каким-то образом до противоположной стены комнаты. А оттуда — опять в угол, с которого мы начали… Количество времени, которое мы проведем за этим занятием, ограничивается лишь нашими возможностями и желанием.

У такого рода занятий есть противопоказание: наличие патологий оболочек прямой кишки — геморроя, трещин, эрозий, язв. А также артроз суставов таза и нижних конечностей. С артрозом нам, к сожалению, едва ли разрешат разрабатывать какие бы то ни было из мышц, прилегающих к суставу. А вот при запорах, осложненных дефектами стенок, нам просто следует отдать предпочтение гимнастике, выполняемой в позе стоя. Например, такому упражнению:

Стоя на ровной поверхности, нам необходимо расставить ноги на полуторную — двойную ширину плеч. То есть настолько широко, насколько мы сможем. Стопы лучше поставить прямо, параллельно друг другу или чуть развернуть наружу — для устойчивости. Руки нужно поставить на пояс, спину держать прямо. В этом положении необходимо сделать 7–10 неполных приседаний — так глубоко, как у нас получится. Приседать следует неторопливо, даже медленно. Дышать глубоко и равномерно. Затем отдохнуть 2 мин, прогуливаясь по комнате, и повторить еще раз столько же.

Ничуть не худший результат дают и исполнения движений, похожих на танцевальные. Подойдет любой известный танец, включающий активные движения тазобедренным суставом. Нам не нужен он весь — нам нужно лишь разработать и занять активными движениями верхние отделы бедер и ягодицы. Потому нам подойдет румба, ламбада и вообще все, что мы вспомним из танцевальных стилей Испании, Мексики, южных экзотических стран. Любительскими танцами нужно заниматься ежедневно, не менее 20 минут кряду. Движения необходимо подбирать разнообразные, повторять каждое не менее пяти раз подряд, затем — переходить к следующему.

Физиотерапия при функциональных запорах результативна, как никогда. В особенности если проблема пока не разрослась буквально до вселенских масштабов. То есть если атония обратима, сопутствующих или причинных серьезных патологий нет, и функции пищеварительной части кишечника почти не пострадали. Минеральную воду пить можно, но выбирать следует воду только без газа. Запор она точно не вылечит и вообще ничем против его причин не поможет. Тем не менее ее прием заметно улучшит состояние пищеварительной части кишечника. А с учетом, что она почти наверняка пострадала в связи с отказом прямой кишки, это будет весьма своевременно. А помимо минеральной воды нам помогут водные процедуры (джакузи, контрастный душ, ванны с травами), электрофорез, посещение солярия, курортно-санаторное лечение и грязи.

Заболевания прямой кишки: проктит.

Проктит является воспалением только прямой кишки — без распространения на сигмовидный отросток или тонкий кишечник. Это заболевание в чистом виде не сопровождается появлением эрозий и не затрагивает слои глубже первой, слизистой оболочки. Однако оно непременно осложнено причиной, вызвавшей воспаление, и приводит к нарушению функций задетого органа.

Проктит может протекать как в острой, так и в хронической форме. Но хроническая распространена гораздо больше. Проблемы со своевременной диагностикой патологий прямой кишки состоят вовсе не в какой-то особой ее анатомии или сложностях с исследовательским доступом. Например, тщательное исследование слизистых двенадцатиперстной кишки дается врачу несравнимо большими усилиями и навыками. А обследовать тонкий кишечник вообще можно только с помощью мини-видеокамеры, которую больному предварительно следует проглотить. После чего всем, разумеется, придется еще терпеливо дождаться ее выведения естественным путем…

Доступность прямой кишки для обследования нельзя даже близко сравнить с тонким кишечником. Тем не менее существует несколько моментов, из-за которых ее патологии редко диагностируются вовремя. Во-первых, дискомфорт в прямой кишке — дело для многих привычное. Более того, нередко он вполне нормален и обусловлен разовым, случайным стечением обстоятельств. Например, консистенцией или составом каловых масс. Во-вторых, слизистая оболочка прямой кишки снабжена еще меньшим количеством болевых рецепторов, чем оболочки любых других отделов пищеварительного тракта. В-третьих, этот орган лучше любого другого приспособлен к хранению поступающих в него отходов в течение некоторого времени. Словом, прямая кишка создана специально для безопасного выведения всего бесполезного и даже вредного, что только могло попасть в организм с пищей. А это значит, что ее конструкция предусматривает попадание и хранение в ней ряда потенциально опасных предметов и веществ. Причем с минимальным дискомфортом и последствиями для всего организма.

Прямая кишка в норме способна растягиваться до очень большого объема. Это значит, что многие дефекты и травмы ее слизистой нами просто не ощущаются. Или ощущаются далеко не так остро, как повреждения слизистых желудка. Слой слизи, покрывающей толстую кишку изнутри, едва ли не толще слоя, покрывающего стенки желудка. Поэтому сами стенки изолированы от контакта с каловыми массами очень надежно. А прохождение кала вниз по кишке максимально облегчается как консистенцией этой слизи, так и легкостью растяжения ее стенок и скоростью обновления слизистого слоя.

А все это вместе создает эффект сниженного дискомфорта при проявлении каких-либо ее патологий. Разумеется, наше собственное нежелание ввязываться в диагностическую волокиту «по пустякам» довершает дело. И мы можем уже по привычке считать пустяками даже жжение при дефекации, выделение небольшого количества крови, периодические приступы зуда… Главное, чтобы спустя два-три дня эти симптомы исчезли сами. Этого нам вполне достаточно для того, чтобы забыть о них до следующего появления. И внести их в список наших личных «норм» состояния того или иного органа.

Причины возникновения.

Проктит как таковой может быть вызван самыми разными факторами. К острому проктиту чаще всего приводят инфекционные поражения органа. Такие возбудители всегда попадают в прямую кишку извне и не относятся к ее естественной микрофлоре. Как это ни странно, путь подавляющего большинства инфекций прямой кишки — половой. Но дело не только в специфических видах полового контакта. Возбудитель заболевания мочеполовой системы нередко заносится в прямую кишку при проведении личной гигиены. Или, напротив, при отсутствии привычки к таковой. Аналогично, случаи инфицирования мочеполовой системы возбудителями, составляющими микрофлору прямой кишки, тоже не являются редкостью.

Такой путь распространения инфекции реален потому, что к этому располагает строение человеческого тела. Впрочем, глистная инвазия, как правило, начинается с ротовой полости. Гельминты, как правило, попадают в организм человека с плохо приготовленными или сырыми продуктами, загрязненными руками и т. д. Характерный для гельминтоза анальный зуд часто служит единственным явным симптомом заражения. Однако это совсем не означает, что паразиты попали в желудочно-кишечный тракт больного через анальное отверстие. Напротив, прямая кишка лишь служит оптимальным местом для отложения ими яиц — отсюда и зуд, и выбор области для изъятия диагностического образца.

Итак, проктит может быть вызван:

• инфицированием грибками, вирусом папилломы, цитомегаловирусом. А также возбудителями сифилиса, гонореи, стрептококками, трихомонадой, некоторыми видами стафилококков;

• глистной инвазией;

• угнетением иммунной системы (временным или постоянным), при котором воспаление возникает из-за роста активности нормальной микрофлоры прямой кишки. Например, такого рода угроза неизбежно сопровождает терапию иммунодепрессантами (аллергия и др. аутоиммунные патологии, трансплантация органов), ВИЧ и СПИД, врожденные нарушения работы иммунитета;

• первичными патологиями органов ЖКТ — панкреатитом, холециститом, циррозом и печеночной недостаточностью, гастритом и т. д.;

• острыми или хроническими отравлениями тяжелыми металлами, а также мышьяком и фосфором;

• первичными патологиями системы обмена веществ, в том числе аутоиммунными — подагрой, заболеваниями щитовидной железы, амилоидозом, почечной недостаточностью;

• пищевыми привычками пациента: регулярным злоупотреблением острыми приправами (черный и красный перец, чеснок, лук), уксусными заправками и маринадами, спиртными напитками;

• злоупотреблением рядом медицинских препаратов — в частности, предназначенных для ректального применения. А также ацетилсалициловой кислотой (аспирином), антибиотиками, слабительными;

• запущенным, развитым геморроем. В таких случаях больному ставится диагноз «застойный проктит».

Симптомы.

Степень их выраженности зависит не только от формы заболевания, но и от его стадии. В принципе, в большинстве случаев проктит проявляется симптоматически, и патологические нарушения при нем очевидны. Но постоянство его проявлений — вопрос куда более сложный. Субъективные ощущения больного при проктите сильно зависят также от количества и состава принимаемой пищи. Они могут сменять друг друга, изменять степень интенсивности, исчезать в течение суток для того, чтобы возникнуть еще через один-два дня.

Острый проктит, разумеется, выражен яснее. Хронический же довольно легко и вовсе игнорировать. Чувство тяжести в области прямой кишки, иногда с пульсацией является наиболее универсальным симптомом. Затем идет ощущение припухлости или постороннего предмета в анальном отверстии, особенно хорошо ощутимое при дефекации. Больные проктитом нередко ищут у себя отсутствующие геморроидальные узлы… Ну и, конечно же, ложные позывы к дефекации. Речь идет не о запоре как таковом, хотя нарушения стула при проктите случаются часто. Ложными позывами прямая кишка реагирует на раздражение ее слизистых в результате воспаления. Среди вариативных признаков проктита можно отметить:

• усиленное выделение слизи стенками прямой кишки — тоже результат раздражения. Особенно хорошо симптом заметен при запоре. Внешне повышенное отделение этого секрета проявляется зудом в области анального отверстия. При наведении гигиены на бумаге остаются характерные следы. В данном случае зуд вызывается слизью, которая просачивается сквозь кольцо анального сфинктера даже в перерыве между актами опорожнения. Кроме того, при дефекации на каловых массах видны желто-коричневые тяжи;

• нарушения стула: чаще всего запоры или чередование поносов с запорами. При проктите, осложненном эрозией, отделяемые массы могут содержать на своей поверхности тяжи слизи, окрашенной темной, но свежей венозной кровью. При остром проктите они сдержат примесь гноя. Количество крови невелико, ею окрашена именно поверхность масс. Черный же и дегтеобразный кал тоже является признаком кровотечения. Только это — кровотечение в тонкой или двенадцатиперстной кишке;

• повышенное газообразование — урчание в нижней части живота, метеоризм. Если воспаление распространяется на анальный сфинктер или дает осложнения на его ткани, удержание газов с течением времени становится проблематичным;

• вторичное самоотравление (при частых запорах) организма продуктами разложения кала в прямой кишке. Поэтому в периоды отсутствия стула больные сонливы и апатичны, их аппетит снижен, в наличии характерные спазмы в кишечнике при пищеварении;

• чувство неполного опорожнения кишечника (при запущенном хроническом или остром проктите) часто вызывает во многом идентичное чувству «постороннего предмета»;

• появление вокруг анального отверстия сухости кожи и мелких трещин (по мере распространения заболевания на ткани сфинктера), температура тканей явно выше нормы. Дефекация вызывает боли в нижних отделах кишки.

При проктите функции прямой кишки нарушаются, но эти нарушения обратимы. Однако проктит следует уметь отличать от парапроктита — воспаления не внутренней оболочки кишки, а окружающих ее тканей. Снаружи трубка прямой кишки окружена мышечной и жировой прослойкой, и при парапроктите воспаление затрагивает именно их. Парапроктит лечить гораздо сложнее. Он нередко вызывается уже упомянутыми выше анаэробами и приводит к образованию незаживающих свищей. А между тем основной симптомокомплекс парапроктита весьма схож с проктитом.

Лечение.

Поскольку большинство случаев проктита связано с глистной, грибковой, вирусной или бактериальной инвазией, чаще всего основу и первый этап лечения составляют антибиотики. Либо противогельминтные средства. Однако здесь есть один «подводный камень». А именно, если врач обнаружит у нас, наряду с проктитом, геморроидальные узлы, он может принять воспаление за результат тромбоза анальных вен. Как мы только что сказали, он далеко не обязательно будет прав — самый частый сценарий проктита связан вовсе не с нашим рационом и не состоянием вен, окружающих анальный сфинктер.

Потому нам в любом случае будет актуально пройти бактериальный посев — анализ, включающий пробы на все самые распространенные возбудители патологий мочеполовой системы и воспалений прямой кишки. Вполне возможно, результаты этого теста заставят нас по-новому взглянуть на историю нашей жизни — в том числе личной. Ведь очень многие венерические заболевания склонны подолгу протекать в скрытой форме. И мы подчас можем не догадываться о заражении их возбудителями в течение многих лет.

Диета как сама по себе здесь бесполезна. Но ее можно включить в общую терапию. В этой диете нам противопоказана клетчатка: отруби, гречневая, пшеничная, овсяная шелуха, а также цельные зерна круп, овощи, фрукты с кожурой. Всю пищу придется измельчать перед употреблением в блендере, кухонном комбайне или мясорубке. Разумным ходом будет на время отказаться от острых приправ и пряностей с сильным вкусом, а также забыть о свежем луке и чесноке. Уксус и пищевые кислоты противопоказаны, наравне с алкоголем.

Кстати, если уж мы займемся этим вопросом вплотную, то нам придется отказаться и от других источников концентрированных кислот — цитрусовых, аспирина, рябины, шиповника, смородины всех видов, черники, голубики, малины, клубники, вишни. По сути, в диете такого рода основной упор следует делать на мелко протертые белки, жиры и углеводы. А источники витаминов выбирать настолько же тщательно, насколько мы бы выбирали при язве желудка. Основная проблема проктита состоит в том, что он обычно вызывает патологические изменения слизистой оболочки. Она может как истончаться с образованием множественных эрозий, так и утолщаться, становясь, одновременно с этим, все более хрупкой.

Потому второй сценарий тоже заканчивается множеством трещин, язвочек и источников слабого кровотечения. Фактически при развитом проктите у нас еще не язва как таковая. Но спровоцировать развитие язвы нам сейчас легко, как никогда. Отсюда и столь суровые ограничения на текстуру потребляемых продуктов. Так что наша диета, как и диета любого язвенника, будет очень бедна витаминами. Их источником могут стать либо растворимые («шипучие») таблетки из аптеки, либо вообще инъекции раствора витаминов прямо в кровь, минуя ЖКТ.

Последний вариант при таких патологиях является оптимальным. Правда, навык внутривенных инъекций доступен не всем из нас. Что ж, если мы не хотим или не можем ежедневно посещать медицинское учреждение, у нас есть вариант с наймом профессиональной медсестры. Препарат для введения можно купить в аптеке, а готовить раствор в большинстве случаев лучше на глюкозе. При сахарном диабете к употреблению разрешен и пригоден только солевой физраствор!

Нужны ли нам эубиотики, вопрос хороший. Обязательно, если мы проходили терапию по поводу инфекции. Но если не проходили и с пищеварением у нас, объективно, все в порядке, слишком много внимания им уделять ни к чему. При нарушении перистальтики лучше потратить время на тщательную разработку нормализующих ее мер.

Само по себе это нарушение неизбежно. Воспаление в тканях затрагивает и нейроны, в них проходящие. Раздражение этих нейронов дает не только чувство тяжести и боли. Они перегружены, находятся в постоянном возбуждении и сейчас неспособны отличить полный кишечник, требующий облегчения, от пустого, не нуждающегося ни в каких позывах. Аномалии работы нейронов на участках воспаления и вызывают все эти ложные ощущения — позывы, чувство постороннего предмета и т. п. Конечно, частично их работа восстановится по мере уменьшения сепсиса. Но если мы не наладим стул, улучшение может не наступить совсем. Поэтому в дополнение к антибиотикам обязательно следует использовать микроклизмы с отварами противовоспалительных, не токсичных трав — ромашки, облепихи, липы, крапивы, сосновой хвои и т. д. Не нужно использовать широко известные из-за их высокой эффективности чистотел, кору дуба, зверобой. Эти растения обладают свойствами слабых растительных ядов и могут углублять эрозии. Тем более не следует использовать спиртовые настойки любых растений!

Микроклизмы с противовоспалительными травами хорошо сочетать с введением очищенных растительных масел. Они смягчают раздраженные ткани и обеспечивают дополнительную смазку пострадавшей из-за воспаления слизистой. Слабительным эффектом они, конечно, не обладают. Но в период дисфункции из-за сепсиса слабительными злоупотреблять и не рекомендуется. Ведь мы помним, что слабительные часто сами становятся причиной атонии кишечника?.. Если да, то мы должны и понимать, что при таком подходе мы сильно рискуем вместо временной атонии получить постоянную.

При воспалении неизменную пользу оказывает прогревание — электродами, в виде грелки на живот или поясницу и верхние доли ягодиц. Если наш проктит сочетается с геморроем (пусть даже неразвитым), прогреваниями увлекаться не стоит. Зато можно заняться гимнастикой для мышц таза и бедер, озаботиться темой состава своей крови и ее свертываемости. При геморрое в сочетании с любым «букетом» лучше подойдут контрастные орошения — с помощью специалиста или в домашних условиях. Кстати, на время лечения нам лучше забыть о туалетной бумаге и пользоваться либо влажной бумагой, созданной как раз для таких случаев, либо обыкновенной водой. При нарушении тонуса анального сфинктера воду лучше выбрать холодную, но не ледяную.

Заболевания прямой кишки: геморрой.

Геморрой относится к патологиям не самой прямой кишки, а сосудов (вен), снабжающих ее кровью. В сущности, речь идет о тромбозе вен на участках, проходящих в толще тканей кишки. Как правило, тромбоз затрагивает участки, прилегающие к анальному сфинктеру — двойному кольцу гладких мышц, пережимающему конец прямой кишки, то есть ее выход в анальное отверстие.

Другой вопрос, каковы причины появления этих тромбов. Не следует думать, что геморрой возникает только на фоне общего тромбоза, атеросклероза, ишемии и т. д. Данная патология весьма часто встречается у людей, не имеющих других проблем с сердечно-сосудистой системой. В частности, геморрой может сформироваться даже в возрасте до 30 лет.

Как мы и сказали выше, к развитию геморроя приводит не сидячий образ жизни, а хроническое перенапряжение, травмы тазовых мышц. У тех, кто подвергает себя физическим нагрузкам намеренно, такое осложнение встречается редко. Потому что квалифицированный и сознательный подход к вопросам спорта позволяет избежать ошибок в обращении с собственным опорно-двигательным аппаратом. Поэтому сказанное только что не является обвинением в адрес спорта или противопоказанием к нему. Как раз травмы мышц и связок таза проще всего добиться в обычной жизни — в результате выполнения самых обычных действий или по итогам игнорирования некоторых уже имеющихся симптомов.

Причины возникновения.

Что мы имеем в виду? Начнем с того, что неоднократно приходится делать каждому из нас — особенно когда в этом есть острая необходимость. Сумки с продуктами, строительные материалы, мебель, тазик с постиранным или замоченным бельем, больная собака, ребенок… При нужде мы поднимаем эти предметы (или не предметы), не задумываясь о том, как мы это делаем. И о том, что в большинстве случаев мы делаем это неправильно.

От природы у человека нет инстинкта делать это так, как следует. Мы позволяем себе наклоняться за весом (а также с ним) в руках. Мы можем обернуться назад, не выпуская кастрюли из рук. Хотя в действительности любой вес тяжелее 10 кг необходимо поднимать, чуть присев и сохраняя прямое положение спины. За ним ни в коем случае не следует наклоняться и тем более вертеться во все стороны, держа его в руках! Более того, если у нас нет необходимости держать его на весу, чем скорее мы поставим его, тем лучше.

Проблемы игнорирования некоторых симптомов — это вопрос иного рода. Как мы сами могли видеть выше, проблемы со стулом могут объясняться массой различных причин. И запор как одно из проявлений заболеваний кишечника — явление совсем не такое редкое, как нам кажется. Мы напрягаем мышцы таза при дефекации, запоре, кашле, чихании… Они подвергаются статическим нагрузкам просто потому, что человек является прямоходящим. То есть что нормальное и основное положение его тела в пространстве — вертикальное. Для детальной проработки и равномерного развития опорных мышц в этой области необходимо выполнять специальные упражнения. Сами они развиваются при ходьбе и беге не совсем так, как требуется в идеале. Последним аспектом мы интересуемся редко. Хуже того, современному человеку несвойственно даже ходить или бегать столько, сколько нужно для поддержания мышц в форме.

В совокупности мы получаем серьезное несоответствие состояния тазовых мышц и связок нагрузкам, которые на них приходятся. Поэтому перестанем себе лгать: геморрой может передаваться по наследству только как склонность — фактор чуть более высокого риска им заболеть. Этой угрозы очень легко избежать. Для этого достаточно минимальной физической активности (15–20 минут в день) и привычки своевременно обращаться к врачу при появлении проблем со стулом. Итак, геморрой развивается в результате:

• общих патологий сердечно-сосудистой системы — атеросклероза, высокой свертываемости, тромбофлебита и т. д.;

• гормональных нарушений, становящихся причиной изменения свертываемости крови. Высокая свертываемость более характерна для мужчин: биологическое влияние тестостерона состоит в более высокой свертываемости крови и создании условий, благоприятных для развития атеросклероза. У женщин же тромбоз и атеросклероз развивается в случаях резких изменений фона в течение цикла. А также при климаксе, поскольку эстрогены блокируют отложение холестерина на стенках сосудов. И с уменьшением их синтеза при климаксе наступает ухудшение. Не предусмотренные природой, однако встречающиеся все чаще сценарии раннего варикоза у женщин связаны с аномально низким количеством жировой массы (эстрогены запасаются в жировых тканях). И конечно, попытками достичь низкой массы тела только за счет диетического питания. Состояние и тонус сосудов напрямую зависит от состояния мышц, окружающих их на большей части протяженности кровеносной сетки. Строгая диета и голодание приводит к массовому распаду мышечных клеток. Плюс, организм женщины сам по себе плохо приспособлен к созданию и поддержанию работоспособности мышц. Все это вместе дает быструю дегенерацию мышечных волокон, а с нею — досрочное ухудшение состояния сосудов. Потому при естественной более высокой склонности к варикозному расширению вен мужчины страдают им реже женщин. Хотя чаще умирают от атеросклероза в возрасте до 50 лет;

• нарушения образования каловых масс и дефекации. Как уже понятно, это может быть следствием патологии пищеварения (массы плохо оформлены). Или снижения перистальтики прямой кишки (атония, травмы, заболевания мышц, проблемы с гормональным регулированием). А также необоснованно частого употребления слабительных/очищающих ректальных средств. Реже — следствием недостаточности рациона, при котором длительное сниженное образование каловых масс «отучает» прямую кишку от нормальной работы;

• наследственного дефекта строения сосудистой сетки или стенок сосудов;

• нарушения выработки в организме коллагена — белка, обеспечивающего тканям, в которых присутствует его прослойка, упругость. Данное отклонение может носить обменный характер — дефицита необходимых для синтеза веществ или сбоя в одной из цепочек превращения. Или быть наследственным: отклонение в участке, кодирующем форму белка, приводит к синтезу дефектных молекул;

• хронического перенапряжения или дефекта развития мышечно-связочного аппарата поясницы и таза. Вены прямой кишки в таких случаях оказываются зажаты всегда напряженными, спазмированными и, не исключено, рубцующимися из-за постоянных травм волокнами. Разумеется, хронически замедленный кровоток на этих участках приводит к образованию тромбов.

Таким образом, геморрой может вызвать как привычка наклоняться за мешками цемента, так и офисная, сидячая работа. Особенно при не в меру частом повторении и той и другой ситуации. И вот только инфекция никогда не становится причиной этого заболевания. Хотя она может спровоцировать воспаление и гнойное расплавление его узлов. При геморрое происходит тромбирование одного или нескольких участков венозной сетки. Образуется узел. С течением времени количество свернувшейся крови в нем увеличивается, и тромб начинает выпячиваться во внутреннее пространство прямой кишки. Наружу, в брюшную полость он выпасть не может, поскольку ему мешает слой окружающих кишку упругих мышц. А внутреннее пространство кишки в норме свободно от каловых масс — они образуются выше, в ампуле, а на этом участке только проходят при дефекации.

Разумеется, слизистая оболочка, покрывающая новообразование, истончается по мере его увеличения. И ее становится все проще травмировать — в том числе твердыми включениями в составе кала. Если узел расположен непосредственно над кольцом сфинктера, он может выпасть сквозь это кольцо наружу. Тогда травма возникает при сжатии узла мышцами сфинктера. Но при любом сценарии вторичное заражение узла микрофлорой прямой кишки происходит именно при нарушении его оболочки. Кроме того, в больших узлах некроз может начаться и сам по себе, из-за застоя крови.

Симптомы.

В принципе, если узлы расположены достаточно высоко и невелики, геморрой может протекать бессимптомно в течение неограниченного периода времени. Случаи, когда его обнаруживают случайно, при обследовании на другой предмет или в профилактических целях, составляют не исключение, а довольно широко распространенное правило. Сгустки крови из геморроидальных узлов никогда не попадают в кровоток и не становятся причиной тромбоза других участков сосудистой сетки. Это — заболевание локальное, не дающее серьезных осложнений на другие органы и ткани. Разумеется, оно может служить первым признаком нарушений в работе всей кровеносной системы. Но геморроем, как уже было сказано, страдают и здоровые в остальном люди.

Считается, что все больные геморроем страдают от болей при дефекации или ущемлении узла после нее. А также от постоянных более или менее обильных кровотечений. Да, действительно, оба этих признака при геморрое встречаются часто. Но далеко не всегда — все зависит от расположения и размера узлов, а также состояния слизистой оболочки прямой кишки. Симптомы геморроя таковы:

• часто возникающее ощущение постороннего предмета в области заднего прохода — особенно во время дефекации, в остальном протекающей нормально. У многих больных это же ощущение выражено скорее чувством неполного опорожнения;

• при кашле, чихании, приседании на корточки, выходе газов возможно появление позыва к дефекации и усиление чувства постороннего предмета. Тогда речь идет о начале выпадения одного или нескольких узлов. Через некоторое время после появления непонятных ощущений, как правило, происходит выпадение — прохождение узла сквозь кольцо сфинктера с появлением его в анальном отверстии;

• после прохождения по кишечнику слишком твердого (запор, обезвоживание) кала или слишком большого его количества пациент может обнаружить окрашенные кровью тяжи на поверхности масс. Возможно появление более или менее обильного кровотечения из анального отверстия после дефекации. Кровь темного цвета, быстро сворачивается, часть ее сгустков, вероятнее всего, будет выведена при следующем опорожнении;

• зуд при геморрое появляется нечасто. Однако он неизбежен, если мы обнаруживаем следы крови на бумаге, которой наводим гигиену после опорожнения, хотя кровотечения как такового не наблюдаем. Геморроидальные узлы болят лишь в двух случаях-ущемления и воспаления. Зато эрозии самих стенок или трещины прямой кишки будут болеть при дефекации обязательно. Потому безболезненное, проявляющееся одним зудом (из-за раздражения кровью наружного кольца сфинктера) кровотечение может относиться исключительно к геморрою.

Выпадение узла служит явным признаком геморроя. При этом нередко происходит спазм сфинктера, больной испытывает сильную ноющую боль. Если узел не вправить, возможно его воспаление и некроз. Однако до определенного момента геморроидальные узлы легко поддаются самостоятельному вправлению. Просто в первый раз это лучше сделать в больнице и проконсультироваться со специалистом. Возможно, пройти небольшую подготовку. Вправление узла — дело само по себе несложное. Однако оболочки крупных узлов (а мелкие не выпадают) становятся все тоньше по мере их роста. Повредить их тоже очень просто, поэтому действовать нужно осторожно, и лучше заранее знать о самых распространенных ошибках в таких ситуациях.

Лечение.

Очевидно, что основной путь избавиться от наиболее опасных осложнениями узлов — это их хирургическое удаление. Тем не менее операцию в данном случае необходимо считать крайней мерой, без которой лучше, по возможности, обойтись. Проблема в том, о чем мы уже говорили выше, в связи с язвенной болезнью двенадцатиперстной и тонкой кишки. Слизистые оболочки всех отделов ЖКТ легко травмировать, но очень тяжело после излечить. Это свойство мало зависит от среды, являющейся нормальной для этого отдела. Тем более что если в пищеварительной части кишечника заживление ран может тормозиться разъедающим действием щелочи, то обстановка, так сказать, в прямой кишке благоприятствует тому ничуть не больше. Да, в ней отсутствуют пищеварительные ферменты, щелочь и кислота (точнее, поддерживается их баланс). Зато в изобилии присутствуют микроорганизмы с высокой заражающей способностью. Потому иссечение узлов рекомендуется (и не без оснований) проводить только при появлении осложнений.

Однако ради крупных, постоянно выпадающих или кровоточащих узлов можно рискнуть. В конце концов, опыт проведения таких операций у проктологов накоплен большой, да и методики их удаления разработаны разные. Помимо трех-четырех вариантов проведения самой операции (геморроидэктомии) нам могут предложить лигирование узла — перетяжку его ножки, после которой он сам отмирает, не требуя ни зашивать место, где крепилась его ножка, ни даже санировать эту область. Плюс, в настоящее время узел можно разрушить точечно направленным теплом (инфракрасная коагуляция), заставить его превратиться в обычный узелок из соединительной ткани (склеротерапия) и иссечь лазером (лазерная коагуляция). Существуют даже варианты с его замораживанием (криодеструкцией). У всех этих вариантов есть один общий плюс: это почти не больно, риск инфицирования минимален, а место травмы зарастает без осложнений в течение буквально недели.

Ну а сделать что-либо конструктивное помимо операции не так уж просто. Хотя можно существенно замедлить увеличение узлов, которые пока не «созрели» до удаления, но уже основательно мешают и явно претендуют на скорое выпадение. Поскольку речь идет всего лишь о растянутом, заполненном свернувшейся кровью «мешочке» из стенки сосуда, можно попробовать уменьшить его так же, как мы бы уменьшали варикозные узлы на ногах. В данном случае можно ввести тампон с экстрактом конского каштана или гепарином, поставить микроклизму с другими травами, обладающими противовоспалительными свойствами. Например, сосновой хвоей, ромашкой, семенем льна, подорожником, гвоздикой. Для быстрой остановки кровотечений одинаково хорошо подходит как аптечный адреналин, так и «народный» отвар дубовой коры.

Будет уместно почаще принимать теплые ванночки с полезными в таких случаях отварами. А вот при выборе «тампон или клизма» лучше отдать предпочтение тампонам или самодельным свечам на жиру. Клизмы и спринцевания вымывают из прямой кишки слизь и в ряде случаев могут способствовать распространению бактерий на новые территории кишечника. Это происходит обычно случайно, с током жидкости в прямой кишке. Так что лучше не рисковать лишний раз. И использовать в основном только клизмы с раствором «марганцовки» (перманганата калия) — для дезинфекции и оздоровления внутреннего пространства прямой кишки.

Безопасных способов уменьшения свертываемости крови вообще не так уж много. Гепарин как естественный антикоагулянт, применяемый при склонности к тромбозу, разрешено использовать только под наблюдением и руководством врача. Его применение может разово вызвать гемофилию — полное прекращение свертывания крови. При таком сценарии будет очень хорошо, если мы отделаемся двумя-тремя гематомами во всю руку или ногу. Ведь при гемофилии кровь остановить невозможно, а течь она может в полости и ткани, в принципе, любого органа. В том числе головного мозга, печени, желудка, кишечника… Так что гепарин хорош только при местном его применении, да и в качестве средства от геморроя он едва ли подойдет.

Считается, что способностью снижать свертываемость обладают многие растения — конский каштан, терн, одуванчик полевой, таволга, петрушка, укроп, пион, бодяга и даже сок красной свеклы. Но в действительности большинство из них лишь положительно влияет на работу печени и селезенки — органов, регулирующих состав крови и очищающих ее от погибших/дефектных телец. Так что это влияние — весьма косвенное, и в ряде случаев мы устанем ждать нужного эффекта.

Зато нам известно одно несравнимо более эффективное средство, одинаково часто используемое как в официальной, так и в нетрадиционной медицине. Средство это — ацетилсалициловая кислота, основной компонент аспирина и вещество, в большой концентрации содержащееся в коре хинного дерева. Аспирин запрещен к применению при наличии эрозий стенок любого отдела кишечника, а также при гастрите и язве желудка. Ацетилсалициловая кислота обладает выраженным раздражающим и разъедающим действием на слизистые оболочки ЖКТ. Отсюда и частое ее упоминание выше — в числе возможных причин доброй половины заболеваний пищеварительной системы. Его же противосвертывающие свойства объясняются способностью блокировать некоторые белки на поверхности тромбоцитов крови. Тромбоцит становится менее «клейким», и его шансы на случайное прикрепление к стенке и разрыв уменьшаются.

Терапевтическая доза аспирина для снижения свертываемости — 600 мг/сутки. Чтобы избежать возможных последствий от применения аспирина, его лучше купить в форме «шипучих» (растворимых) таблеток. И принимать через 10–15 минут после еды.

Альтернатива аспирину — гирудотерапия. Только ставить пиявки нам должен специалист этого дела. Самостоятельно мы поставим их не там, где надо, ранки будут долго кровоточить (до нескольких дней), а эффект хоть и будет, но не настолько выраженный, как хотелось бы.

Помимо всего прочего будет неплохо исключить и предупредить возможность спазма тазовых мышц. Спазм и застой крови в мышцах лечится везде одинаково — с помощью массажа. Проходить массаж необходимо не менее двух раз в неделю, плюс обязательно один сеанс после долгих/интенсивных нагрузок на поясницу и ноги.

Заболевания прямой кишки: анальная трещина.

Это одно из самых болезненных заболеваний отдела, о котором мы сейчас говорим. И одно из наиболее проблемных во всех отношениях. По-другому оно называется фиссурой и представляет собой продольный, глубокий разрыв слизистой оболочки прямой кишки. Фиссура может достигать 3 см в длину, а в глубину проходить вплоть до мышечного слоя кишки.

Причины возникновения.

Чаще всего фиссура возникает при физическом превышении лимита растяжения кишки. Говоря проще, при прохождении по кишке слишком большого предмета — плохо сформированной и твердой массы отходов, иных посторонних включений и предметов с большим диаметром. Естественный вариант такой травмы помимо спекшихся каловых масс и камней — это разрыв как осложнение геморроя. Большое количество геморроидальных узлов растягивает слизистую оболочку прямого кишечника. А воспалительные процессы, которые могут возникнуть в любом из них, рано или поздно приводят к ее дегенерации и истончению. Как результат, слизистая может треснуть даже при отнюдь не запредельном растяжении. В общем виде, фиссура может быть вызвана:

• прохождением по прямой кишке твердого кала с большим диаметром;

• присутствием в каловых массах острых или режущих посторонних элементов — зубочисток, декоративных шпажек, костей, чешуи и пр.;

• разрывом, наступившим по итогам истончения слизистой оболочки. Данное явление относится к осложнениям хронического проктита, геморроя, язвенного колита и еще ряда патологий;

• в результате попадания в прямую кишку (случайного или намеренного) предметов с диаметром, явно превышающим способность слизистой оболочки кишки к растяжению.

При любом сценарии образовавшаяся трещина, по сути, открывает прямой доступ к тканям самой кишки для болезнетворной микрофлоры, которая, возможно, попала в каловые массы из других отделов кишечника. Попутно мы получаем прямой контакт тканей кишки с самими пищевыми отходами и собственной микрофлорой этого отдела кишечника.

Симптомы.

Фиссура кровоточит значительно меньше тех же геморроидальных узлов. Зато болевые ощущения при ней не сравнятся даже с язвой. Проявления острой трещины несколько отличаются от проявлений хронической. В основном по характеру и времени наступления болей. В целом трещина болит всегда, независимо от актов дефекации и степени наполненности кишечника. Плюс, болевые ощущения усиливаются в сидячем положении (чем ближе она расположена к анальному отверстию, тем заметнее). Главным образом потому, что, когда больной сидит, края трещины естественным образом расходятся.

Боли при фиссуре сильные, острые, нередко стреляющие. По нейронным «мостикам» синапсам они могут иррадировать в область паха, а также анального сфинктера, вызывая его не менее болезненные спазмы. Естественно, при позывах и опорожнении кишечника происходит новый виток их интенсивности. Причем в острой стадии боль зачастую вынуждает пациента воздерживаться от дефекации. А вот в хронической (как ни странно, такие случаи тоже встречаются) само опорожнение почти не вызывает их усиления. Зато оно наступает непосредственно по окончании процесса и длится в течение еще нескольких минут.

Вторичный по отношению к самой трещине комплекс симптомов наступает при ее инфицировании. В результате воспаления начинается нагноение тканей прямой кишки. Гной выделяется в полость прямой кишки и выводится тем же путем, что и кал, — через отверстие сфинктера. Этот процесс носит постоянный, непрерывный характер и не зависит от актов опорожнения. Постоянное присутствие гноя быстро приводит к воспалению в области анального отверстия, жжению и нестерпимому зуду, который устраняется лишь с помощью новокаиновой блокады.

Лечение.

Анальную трещину необходимо лечить. И чем раньше будет начата терапия, тем лучше. Во-первых, процесс нам предстоит долгий, включающий борьбу с инфекцией, клизмы и все меры по постоянной санации краев трещины. Во-вторых же, как и было отмечено выше, анальная трещина является, так сказать, гостеприимно распахнутыми воротами для инфекции в глубинные слои органа. Мы уже знаем, что это может означать. В главе о проктите мы упоминали об анаэробных бактериях — возбудителях гангрены. Эти не нуждающиеся в кислороде организмы в норме входят в микрофлору прямой кишки. И они весьма успешно размножаются в глубоко залегающих тканях тела.

В то же время эффективных антибиотиков против них в настоящее время не существует. Поэтому гангренозные участки удаляются хирургическим путем. Притом, согласно правилам проведения таких операций, хирург удаляет не только явно задетые, но и здоровые на вид и, возможно, по результатам анализов ткани в радиусе 5–7 см от очага поражения. Последнее делается для того, чтобы гарантированно удалить вместе с ними всю популяцию анаэробов.

Анальная трещина — это заболевание с неблагоприятным прогнозом. Причем независимо от скорости, с которой нам была оказана помощь и степени развития сепсиса. Острая фиссура без признаков нагноения лечится консервативно: антибиотики, усиленная гигиена полости прямой кишки, диета, меры по стимулированию заживления.

А вот хроническая трещина (часто с очагами некроза и нагноения) лечится хирургическим путем. То есть все очаги распада и гнойного расплавления тщательно иссекаются, сама слизистая оболочка сшивается, назначаются сильные антибиотики в «ударных» дозах. Причем как перорально, так и для ректального введения. В сложных случаях (налицо парапроктит, гангренозные изменения в стенке или окружающих тканях) показано максимальное совместимое с жизнью удаление задетых тканей. А затем — длительное лечение антибиотиками с последующим неизбежным возобновлением некроза.

Неблагоприятный прогноз по фиссуре дается только по одной причине: она крайне редко зарастает полностью. Эти случаи единичны. И, подобно ситуациям с язвой других отделов ЖКТ, наука не дает ответа на вопрос почему. Успешность заращения разрыва не зависит ни от степени развития сепсиса на момент диагностики, ни от того, была ли вообще проведена операция. Ускорить дело и улучшить прогноз не помогают ни швы, ни различные варианты терапии. От степени поражения тканей под слизистой оболочкой зависит только «букет» осложнений трещины. Например, сформируется ли свищ, сколько килограммов/метров окружающих тканей придется удалить хирургу, возникнет ли у нас перитонит — воспаление брюшины с летальным исходом… Словом, тонкости, которые уместно предусмотреть еще при появлении подозрения на фиссуру и расчете времени, в течение которого мы намерены попасть к врачу.

Таким образом, нам следует быть морально готовыми к тому, что назначенные меры останутся нашими «спутниками» на всю жизнь. А результат их применения будет далек от желаемого. При этом нам следует знать, что методы нетрадиционной медицины в случае с фиссурой дают точно такую же эффективность, как и методы медицины официальной. Однако есть одно существенное различие. А именно: от момента обнаружения очага инфекции и до его полного исчезновения любые желаемые меры нам обязательно нужно сочетать с курсом назначенных нам антибиотиков!

Если смысл предостережения не вполне понятен, поясним. Дело в том, что травы со свойствами антисептиков существуют. К ним относятся умеренно токсичные растения — чистотел, цвет черемухи и лаванды, кора дуба. Точнее, среди них есть и совершенно безвредный подорожник, но действие подорожника выражено значительно слабее — причем именно потому, что он не ядовит.

Однако между антисептиком и антибиотиком существует разница. Первый способен уничтожать только тех возбудителей, которых относительно несложно уничтожить. Возбудителей крайне неустойчивых к негативным воздействиям извне. Но самые опасные возбудители устойчивы к большинству негативных факторов. В том числе к нагреву и заморозке, действию ядов и абразивных веществ — кислот, щелочей и т. д. Против них помогают только антибиотики. А в природе существует только один антибиотик — пенициллин, выделяемый голубой плесенью, растущей на квашеных в кадке овощах и фруктах. Все остальные антибиотики являются синтетическим продуктом, но аналогов им в природе нет. Поэтому бороться с инфекцией с помощью «народных» средств бесполезно и смертельно опасно.

Помимо курса антибиотиков потребуется усиленная и тщательная гигиена прямой кишки. Весь период лечения нам нужно следить за стулом, не допуская задержек и запоров. Для решения проблемы, в сущности, подходят все средства, кроме обладающих абразивными (разъедающими) свойствами. Для клизм и спринцеваний подойдет слабый раствор перманганата калия, антибиотиков (лучше, если их тоже посоветует врач). Следует почаще принимать теплые ванночки с отваром хвои, подорожника, ромашки, крапивы. Это поможет снять отек в области анального отверстия. При постоянном, неутихающем зуде допустимо использовать новокаиновую блокаду (делается только в больнице!) или самостоятельно применить мазь с анальгетиком. Для улучшения состояния кожи вокруг анального отверстия необходимо отменить туалетную бумагу и наводить гигиену с помощью обыкновенной холодной воды с мылом.

Заболевания кишечника: полипы.

Да-да, именно так: полипы могут избрать местом для размножения буквально любой отдел кишечника. Такие новообразования одинаково часто встречаются в желудке, тонком кишечнике, двенадцатиперстной и прямой кишке. Это заболевание острым не бывает. Суть полипоза ясна на практике, но совершенно расплывчата в теории. В том смысле, что науке известно, как выглядит полип, из чего он состоит, как он себя может повести и как его лечить. А вот почему он вырос и от чего зависит размер «плантации», она сказать не может.

Полипы представляют собой доброкачественные разрастания, образованные клетками слизистой оболочки кишечника. Медицина объясняет их появление когда-то проходившим или имеющимся на момент диагностики воспалительным процессом. Разумеется, в тканях слизистой. Предполагается, что вялотекущие, хронические воспаления в тканях являются одним из основных факторов роста этих самых тканей. Таков общий закон развития организма. И именно потому, что речь идет об универсальном для всего тела механизме, в нормальных условиях он срабатывает так, как нужно. А в ненормальных может вызвать рост там, где это совсем ни к чему. С этой точки зрения хронические воспаления тоже относятся к канцерогенным факторам.

Причины возникновения.

Казалось бы, мы только что их назвали: к полипозу желудка или кишечника могут привести все заболевания этих отделов, которые сопровождаются сепсисом — гастрит, колит, дуоденит, гастроэнтерит, проктит и т. д. Но на практике все не так просто. Около трети зафиксированных случаев полипоза не сопровождается воспалением на момент обнаружения новообразования. Более того, нередко в больничной карточке больного тоже нет диагнозов «воспалительной» направленности. То есть существует большой процент случаев, когда полипы есть, а сепсиса нет и не было. А еще больший процент связан с картиной, когда врач обнаруживает очаг воспаления или язву в одном отделе ЖКТ, а полипы — совсем в другом…

Так что «воспалительная» теория полипоза выглядит сомнительной. Настолько сомнительной, что ей склонны доверять далеко не все врачи. Скорее всего, она действительно была принята в качестве своеобразного заменителя правды, которая пока никому не известна. Так или иначе, нам следует знать, что полипы, будучи доброкачественными новообразованиями, обладают высоким канцерогенным потенциалом.

Полипы во всех отделах кишечника и желудка выглядят одинаково. Они похожи на соцветие цветной капусты, растущее прямо из толщи слизистой оболочки. Ножки этих «соцветий» могут быть выше или ниже, а головки — шире или меньше. Площадь, занятая «плантацией», тоже может быть разной. Иногда речь идет об одном крупном новообразовании на фоне неизменной слизистой. А в максимуме полипы могут «замостить» до 2/3 поверхности данного отдела кишечника или всего желудка.

У полипов очень много общего с папилломами — кожными и генитальными бородавками. Подобно им, полипы могут быть разного размера. Подобно бородавкам они склонны также селиться группами вместо того, чтобы расти по отдельности. Наконец, подобно бородавкам, полипы доброкачественны только до известного момента и при определенных условиях.

Дело в том, что большую часть своего существования полип не проявляет злокачественных признаков. А именно, он не прорастает в окружающие ткани, не дает быстрого увеличения в размерах или изменения цвета, не метастазирует и не вызывает очагов некроза. Тем не менее появление всех этих признаков возможно в любой момент. Основание ножки полипа, как и папилломы, всегда образовано клетками с признаками малигнизации — незрелой структурой, нарушениями структуры ДНК, хорошим потенциалом для деления. Да, тело полипа образовано нормальными клетками слизистой. Но его корень — нет.

Симптомы.

В подавляющем большинстве случаев заболевание протекает бессимптомно. По крайней мере, до тех пор, пока «плантация» не захватит уж слишком большую площадь, пока один из полипов не подвергнется механическому повреждению или пока в нем не начнется злокачественный процесс. Полипы чаще всего обнаруживаются при обследовании органа на предмет совсем других жалоб. Тем не менее существуют и исключения. Например, крупные полипы (в единственном или множественном числе), расположенные прямо над верхним кольцом анального сфинктера.

Такие разрастания вполне могут вызвать симптомы, схожие с геморроем. Особенно если полип достаточно велик, чтобы выпасть в анальное отверстие. Полип как новообразование значительно более устойчив к механическим травмам, чем геморроидальный узел. Ведь речь идет о нормальных тканях слизистой, а не мешочке из нее, наполненном сгустками крови. Поэтому кровотечений при таком псевдо-геморрое не бывает почти никогда. Тем не менее этот узел вызовет все прочие симптомы тромбоза анальных вен. И потребует обращения в больницу.

С другой стороны, полипы в желудке при росте изменяют активность синтезирующих кислоту клеток. А именно, ткани полипа, даже образованные с участием таких клеток, ничего не производят. И участок, занятый полипами, перестает выполнять свою биологическую функцию. Как и было сказано только что, полип одновременно является и нормальной, и ненормальной формацией. Потому его свойства не совсем схожи со свойствами ткани, из которой он растет. А следствие этой двойственной природы полипов очевидно: по мере разрастания «плантации» желудок начинает испытывать дефицит соляной кислоты и пепсинов. Общая кислотность снижается, появляются симптомы диспепсии и пониженной кислотности.

Если пациент игнорирует эти проявления, начинается формирование гастрита. Главным образом из-за раздражения стенок желудка полипами и постоянным присутствием в нем полупереваренной пищи. Очаг воспаления по итогам низкой кислотности обычно возникает возле привратника — сфинктера, выводящего пищу в кишечник. Причина процесса такова: диаметр привратника может меняться, но не намного. Слабая растяжимость позволяет ему пропускать в кишечник только пищу определенной консистенции. То есть жесткость волокон привратника служит механизмом защиты кишечника от плохо обработанной желудком пищи. Поэтому плохо переваренная пища в кишечник просто не протиснется. И желудок будет вынужден расщеплять ее до тех пор, пока она не растворится в кислоте в достаточной степени.

Как мы понимаем, при диспепсии этот процесс может занимать неограниченно большое время. И поскольку пища сама по себе постепенно опускается вниз по отделам желудка, задержка происходит именно у отверстия привратника. Отсюда и локализация воспалительного очага. Впрочем, при дальнейшем откладывании лечения очаг начнет разрастаться. И в конце концов распространится даже на причину всего процесса — «плантацию» полипов. Учитывая их высокую склонность к малигнизации, мы можем предположить, что будет дальше, и будет с весьма высокой долей вероятности. Например, воспаление в тканях одного из полипов приведет к их инфицированию — вторичному, которого вполне могло и не быть. Или клетки новообразования сами начнут отмирать. Возникнет очаг уже не сепсиса, но некроза.

Сопровождаться это будет симптомами язвы, но только рост этой язвы едва ли удастся остановить. А различий по признакам будет не так уж много: более постоянные боли, более частые кровотечения, регулярное наличие в желудке и кишечнике гноя. Заболевание, которое мы сами правильно определили и, возможно, правильно лечили, быстро выйдет из-под контроля.

Период, за который даже самые упорные поборники самолечения начинают понимать, что «что-то не так», в среднем не занимает и трех месяцев. Очаг злокачественного некроза уже не просто требует обращения к врачу — он вынуждает обратиться за специализированной помощью. В основном потому, что воспаление стремительно захватывает все новые участки ЖКТ — гной как продукт распада заражает нижние отелы кишечника. Боль усиливается и становится постоянной, кал нормального коричневого цвета почти не появляется. Теперь он всегда «мажется», выдавливается ленточкой и на вид больше напоминает солидол или мазут. Очень часто выделения приобретают гнилостный запах — результат выделения с отходами продуктов распада клеток желудка. Причем постепенно запах несвежего мяса появится и у мочи…

Конечно, только что мы описали классическую картину перерождения полипа в рак. Она будет выглядеть примерно одинаково при любом расположении такого очага — в желудке, в пищеварительных отделах кишечника, в прямой кишке. Однако возможен и другой сценарий: когда полипы приводят к различным нарушениям пищеварения. Симптомы при этом возникают разные — обычно схожие с другими заболеваниями этого отдела. Они редко достигают большей выраженности, чем дискомфорт и подозрения на то или иное нарушение. По этой причине мы не говорим, что лечиться обязательно нужно только у врача. Далеко не все методы медицинской терапии можно считать оправданными, обоснованными или рациональными. И во многих случаях «хроники» приемы нетрадиционной медицины дают куда лучший эффект… Однако диагностику следует проводить только в больнице, только тщательно, только под наблюдением специалиста. Потому что в случае с патологиями ЖКТ риск принять одно за совсем другое высок, как никогда.

Итак, полипоз как заболевание собственных симптомов не имеет. Однако в зависимости от количества полипов, степени их развитости, наличия или отсутствия злокачественного процесса мы можем испытывать:

• внешне ничем не объяснимое, устойчивое снижение кислотности желудка, учащение эпизодов диспепсии. Причем нередко в сочетании с внезапными всплесками высокой кислотности. Все это, разумеется, должно происходить независимо от нашего рациона, при отсутствии существенных изменений состава блюд, количества приемов и количества съедаемой пищи;

• чувство наполненности и даже переполнения желудка, кишечника. А также ощущения инородного тела в прямой кишке, если полипы расположены в ней. Разумеется, это чувство должно настораживать только в случае, когда реальных оснований для него нет. То есть когда с момента последнего приема пищи прошло более трех часов, и мы не находимся в периоде запора;

• неясный дискомфорт, не доходящий до уровня болей, но появляющийся каждый раз на одном и том же этапе пищеварения. Например, спустя 15–20 минут после начала трапезы (желудок), через 1–1,5 часа после нее (двенадцатиперстная), спустя два и более часа (тонкий кишечник), при дефекации (прямая кишка);

• симптомы, схожие с геморроем, но без кровотечений и болевых ощущений.

Как мы уже поняли, слишком разросшаяся «плантация» может запустить не только синдром раздражения, но и сепсис. В таком случае у нас появится комплекс, свойственный дуодениту, проктиту, энтериту любой локализации, гастриту. Наступление все более явного разлада в работе ЖКТ, которое сопровождается увеличением одного полипа или разрастанием всей «плантации», является очень нехорошим признаком. Поэтому вскоре за усугублением дискомфорта и превращением его в болезнь, которую все сложнее игнорировать, мы можем заметить ряд необычных для ЖКТ проявлений:

• необъяснимое увеличение паховых лимфатических узлов или ряда узлов по всему телу;

• повышение температуры и лихорадку, сопровождающие приступы болей в желудке/кишечнике;

• постоянное выделение черного кала или все более частое повторение таких эпизодов;

• появление отрыжки с запахом «тухлого яйца», особенно в промежутках между приемами пищи;

• появление зуда и воспаления в области анального отверстия;

• гнилостный запах у кала и мочи;

• боли в какой-либо части живота, вообще никак не зависящие от актов приема пищи или периодов голода. Степень выраженности здесь не важна, и периоды их относительного стихания не являются обнадеживающим признаком;

• неуклонное, быстрое снижение массы тела при нормальном, обычном для нас рационе;

• появление приступов головокружения и слабости, звона в ушах, потливости, дрожи в мышцах, «зеленых мушек» в глазах. Особенно если ранее у нас не наблюдалось проблем с низким давлением и глюкозой. И тем более если на период появления симптома мы не придерживаемся никакой диеты;

• присоединение к симптоматике со стороны ЖКТ признаков явных нарушений в других органах. Особенно в органах не пищеварения (печень, поджелудочная, желчный), а выделения — почках, мочевом пузыре, прямой кишке и выводящих протоках. Поясним: проблемы с органами, участвующими в пищеварении, еще могут быть спровоцированы доброкачественным заболеванием ЖКТ. То есть являться простым осложнением. А вот органы выделения страдают совместно с органами пищеварения лишь в одном случае — когда они вынуждены выделять большое количество продуктов злокачественного распада.

Лечение.

Где бы ни были обнаружены полипы, лечение их может быть только одно — хирургическое. Вопрос в другом: насколько их лечение необходимо? Почему врач непременно задается им, нам понятно. Все мы наверняка слышали, что кожные бородавки рекомендуется удалять, только если они заметно портят внешность больного или демонстрируют тревожные признаки. Например, неожиданно начинают менять цвет, расти, чесаться, болеть. В остальных ситуациях с папилломами рекомендовано не делать ничего и, по возможности, беречь их от иных травмирующих воздействий — солнечных, лазерных, химических ожогов, порезов, ударов. Читай, их необходимо обходить стороной во время пилинга и выравнивания, омоложения, загара, иных косметологических процедур.

Причина противопоказания проста: удаление папиллом — дело рискованное и сложное. Ножку новообразования приходится иссекать едва ли не до мышечного слоя тканей. То есть проходить все слои кожи насквозь, часто с образованием рубца на месте бывшего нароста. После этого рубец, конечно, необходимо зашлифовать. Как правило, новый дефект кожи шлифуется тем же лазером или составом для пилинга, от которого следовало беречь бородавку. Если хирург удалил не все клетки, давшие основу для роста новообразования, пациент узнает об этом очень скоро. Для развития рака кожи, как правило, достаточно 1–3 лет с момента удаления папилломы.

Точно так же обстоят дела и с полипами. Вот только их полное удаление сильно затруднено количеством разрастаний на задетом участке. Ведь даже «плантация» числом до 5 полипов — это не одна, пусть и большая, бородавка. А второе затруднение заключается в том, что речь идет об органах, ткани которых восстанавливаются под действием неблагоприятных факторов, тяжело и обычно не полностью. А между тем ножку полипа необходимо иссекать едва ли не тщательнее ножки папилломы. Удаление одного полипа из нескольких считается допустимым, но компромиссным вариантом. Онкологи не приветствуют таких решений и соглашаются с ними вынужденно, в ситуациях, когда удаление всего очага полипоза несовместимо с жизнью.

Хирургическое вмешательство по поводу полипоза показано в случаях наличия признаков перерождения — стремительного роста, изменения цвета, очагов некроза, обнаружения ближних и дальних метастазов. А также если они провоцируют сепсис, нарушение функций органа, выпадают или ущемляются мышечными структурами, вызывают дегенерацию и патологические изменения слизистой оболочки.

Таким образом, если полипов немного, они невелики и среди них нет ни одного, отличного по виду или размерам, пациента чаще всего просто ставят на учет в гастроэнтерологии или онкологии. В дальнейшем ему следует лишь проходить профилактические осмотры раз в полгода. Эти осмотры позволят вовремя обнаружить признаки возможной малигнизации — расширение зоны поражения, изменения в уже существующих полипах, признаки воспаления и изъязвления. Этот мониторинг не подразумевает и даже воспрещает неоправданное применение радио-или химиотерапии. Просто потому, что, подобно оперативному вмешательству, такая «перестраховка» сама может спровоцировать перерождение в очаге. Максимум профилактического и диагностического вмешательства в данном случае — это биопсия при появлении соответствующих подозрений.

В самом общем виде, полипы сами по себе не являются поводом для беспокойства или нагнетания паники у больного. Нам, как никогда, важно помнить, что злокачественные опухоли и законы их появления в настоящее время неизвестны никому. Поэтому как полипы не являются гарантией рака, так и их отсутствие вовсе не говорит о том, что его у нас нет или не будет. Полипы никогда не возникают в слепой кишке, потому что там вызревают и проходят обучение некоторые иммунные тельца, отвечающие за сопротивляемость тканей ЖКТ различным инвазиям. А между тем рак слепой кишки описан и давно известен в онкологической практике.

Так что полипы являются лишь серьезным фактором риска. Одним лишним шагом, который мы сделали в сторону эпизода со злокачественным перерождением. Это произошло не по нашей вине и без нашего участия. Зато после обнаружения полипов исход дела очень даже может зависеть не от неизвестных факторов, а от нашего собственного поведения. Что здесь главное? Разумеется, не сделать еще несколько таких шагов — уже по собственному незнанию или из напрасных страхов.

Естественно, космическое спокойствие в тоне врача, уверяющего нас, что операция здесь не требуется, может быть как хорошим признаком, так и плохим. А именно, она может быть не нужна потому, что эти разрастания и впрямь выглядят «спокойными», даже случайными. Но может быть и потому, что налицо множественные метастазы в различные органы, половина из которых не операбельна. То есть потому, что операцию делать уже поздно, она ничем нам не поможет даже на время и никак не повлияет на дальнейший прогноз.

Отличить одну перспективу от другой мы можем по записям в медицинской карточке. Слово «рак» в английском и латинском языках звучит и пишется одинаково — cancer. Слово «саркома» (опухоли мягких тканей — мышц, легких, печени, почки и т. д.) мы тоже узнаем без труда. Впрочем, при полипозе речь о ней едва ли зайдет — разве что при обозначении вторичной опухоли неподалеку от основной «плантации»… Что до метастазов, то они зашифровываются сокращениями meta и mts.

Слово «рак» врач может и опустить, однако в записи обязательно будут указаны другие свойства опухоли: стадия, ситуация с ближним и дальним метастазированием. Вид этих записей тоже очень характерен, и мы узнаем их без труда. Например, одна из двух принятых в отечественной онкологии систем даст описание такого типа: Ia или IIб. Цифра может быть также III и IV, а буквы «а» и «б» отсутствовать. Цифра здесь обозначает стадию, а буквы уточняют, есть или нет дальние метастазы. Другая же, европейская классификация будет больше похожа на химическую формулу. Один из вариантов: Т1N0M0. При такой записи, как мы привели в пример, нам, считай, очень повезло. Буква Т обозначает стадию опухоли, поэтому индекс под нею может быть 1, 2, 3 или 4 — как и в предыдущем варианте. Буква N обозначает состояние ближнего метастазирования — в прилегающий к опухоли лимфатический узел. После нее может стоять 1, 2 или 3. Чем больше, тем хуже. А буква М обозначает дальние метастазы. После нее может стоять только 0 или 1 — то есть либо они есть, либо их нет. Число и место расположения дальних метастазов эта формула не учитывает.

Таким образом, из приведенного в примере варианта мы уже можем понять, что у этого условного пациента есть злокачественная опухоль. Но она была обнаружена очень рано, и пока не успела прорасти даже в ближайший лимфатический узел. Не говоря уже о том, чтобы образовать дочерние очаги совсем в других органах тела. Опухоль с таким описанием хирург удалит в два счета. И после заметно сокращенного курса химиотерапии прогноз по выздоровлению можно дать самый оптимистический.

Итак, если у нас в карточке нет ни единой записи, схожей с перечисленными, нам действительно можно оставить эти полипы там, где они уже есть. В таком случае нам не нужно пропускать осмотры — ни при каких обстоятельствах. И нужно самым внимательным образом следить за нормой своего пищеварения. Или опорожнения, если у нас полипоз прямой кишки. Нам не нужна ни медицинская химио-и радиотерпия, ни самостоятельные эксперименты с растительными ядами.

Зато будет весьма своевременно устранить из пищи такие компоненты, как пищевые добавки — те самые «Е», которых так много на упаковке с любым современным продуктом питания. Многие из них уже доказали свою канцерогенность. Кроме того, часть из них безопасна для здоровья только при определенных условиях или в определенном количестве. А куда большая часть еще просто ждет, пока откроются специализированные исследования их свойств.

Обвинять пищевые добавки во вреде неправомерно. Реальность такова, что добрая половина их свойств никому не известна — она попросту не изучалась так, чтобы результаты этих исследований вызывали хоть какое-то доверие. Тем не менее они могут изменять, нарушать и усложнять работу отделов желудочно-кишечного тракта. При наличии в данных органах потенциального очага перерождения нам будет достаточно и этого момента — канцерогенные свойства самой добавке не понадобятся. Поэтому пищу лучше начать готовить дома, из первичных продуктов — мяса, сала, сырой или свежемороженой рыбы, овощей, фруктов.

Полипоз кишечника не является поводом для ограничения каких-либо продуктов или консистенции блюд. Но нам, разумеется, по-прежнему стоит избегать проглатывания твердых включений — хрящей, камешков, костей, чешуи и т. д.

Если же наши проблемы носят более серьезный характер, нам лучше сперва перепроверить каждое сказанное онкологом слово. К сожалению, онкология часто преуменьшает серьезность положения пациента там, где оно действительно не сулит ничего хорошего. Если мы видим смысл в том, чтобы выяснить всю правду, нам лучше полагаться на результаты диагностики, отмеченные в карточке. Они могут быть записаны так, чтобы нам было сложно их понять. Однако они не содержат неточностей. Записанное в выдаваемой нам документации можно расшифровать самостоятельно. И действовать сообразно с результатами расшифровки.

Логика проста: если нам отказано в операции, но предложена химио-или радиотерапия, отказываться от этого шанса чаще всего не стоит. Да, мы все наслышаны об очень низкой эффективности подобных мер и о вреде, который они наносят. Но на самом деле свою часть работы выполняют как внутриклеточные антибиотики в составе «химии», так и гамма-лучи. Просто они выполняют именно часть работы — уничтожают большую половину злокачественных клеток, но не их все. А клетки рака обладают неограниченным потенциалом к делению. Потому даже несколько выживших клеток вскоре вновь станут опухолью — пусть даже и через три-пять лет. Таким образом, главная ошибка, совершаемая врачом и пациентом в таких случаях, состоит в проведении только одного, зато «ударного» курса.

Второй курс врач не сможет назначить ранее чем через шесть месяцев. Таковы правила — своеобразная перестраховка от возможного летального исхода. Медицинские методы борьбы с раком действительно смертельно опасны, и после каждого курса организм должен успеть восстановиться в достаточной мере… Но это не значит, что в данном промежутке нам следует ограничиться только оздоровлением и восстановлением тканей. Ведь, вполне вероятно, на повторный курс мы придем уже с выраженной анемией и очагами распада в печени. Потому что выжившие клетки за это же время успели сделать втрое больше нас. И новый курс нам не назначат потому, что это будет верное убийство. Нас поставят в число пациентов, принимающих наркотические обезболивающие, и никакого дальнейшего лечения у нас уже не будет.

Через месяц-полтора после окончания медицинского курса лечения мы вполне можем начать курс растительных ядов. Традиционно, в этих целях используются отвары и спиртовые настойки барвинка, болиголова, аира болотного, белладонны (хорошее болеутоляющее и спазмолитик), и пр. Спиртовые настойки всегда содержат яд в более высокой концентрации, поэтому их следует дозировать особенно тщательно. Зато они незаменимы при опухолях (в том числе дочерних) печени. Водные отвары чуть более безопасны — возможно, начать следует именно с них.

Но в любом случае растительная химиотерапия по силе воздействия на клетки тела не идет ни в какое сравнение с медицинской. Это значит, что не сопровождающийся быстрым и бесконечным ростом дозировки курс ядовитых трав может длиться куда больше расчетных 40 дней. Нам и в целом хорошо бы заранее принять как факт то, что на токсичных травах нам периодически или постоянно придется прожить довольно долгое время — чуть ли не всю оставшуюся жизнь. Сколько именно, нам придется время от времени выяснять в больнице, у врача. Специальные методы диагностики позволят проследить за скоростью разрушения опухоли, предупредить о ее стагнации или новом витке роста, определить точное количество и расположение метастазов. И врач наверняка не откажет нам в этих исследованиях, поскольку сам факт нашей успешной борьбы является предметом его теоретического и практического интереса.

Расположение опухоли в тканях ЖКТ в некотором смысле очень удачно. Да, настолько, насколько это слово применимо к злокачественному новообразованию. Но согласимся, что до тканей, положим, поджелудочной или костного мозга «добраться» куда сложнее. Тем более когда мы вынуждены лечиться без специальных медицинских навыков и оборудования, необходимого для проведения некоторых сложных процедур. А ЖКТ со всеми новообразованиями в нем полностью «к услугам» токсичных экстрактов, принятых перорально. Осталось только правильно изготовить их и принять, не ошибившись с дозировкой. Естественная перистальтика не позволит им пройти сквозь весь ЖКТ слишком быстро, а хорошее кровоснабжение и высокая абсорбирующая способность стенок быстро доставят яд по назначению.

Наша пищеварительная система сделает все за нас. Тем не менее нам лучше учесть еще несколько нюансов, которые могут повлиять на скорость всасывания яда и на общее состояние организма в период растительной химиотерапии. Например, нам нужно запомнить следующее.

Прием токсичных трав вместе с пищей делает действие яда более предсказуемым. Кроме того, оно становится более плавным. Прием ядов с пищей также значительно облегчает побочные эффекты, обусловленные их токсической природой.

В то же время употребление растительных химиопрепаратов с продуктами, богатыми простыми углеводами (или просто высокоуглеводной пищей), требует снижения дозировки яда примерно на четверть. Глюкоза как вещество очень быстро всасывается в кровь, поскольку считается одним из важнейших компонентов рациона, нужных телу всегда и в больших количествах. Не менее высоким аппетитом на нее отличаются и сами клетки рака. Потому этот эффект можно использовать для усиления действия яда на опухоли любой локализации — особенно пищеварительной части кишечника. Но с ним и высок риск случайного приема летальной дозы.

Одна из теорий рака утверждает и подтверждает результатами многих экспериментов, что злокачественные клетки в организме появляются часто. Но все они гибнут благодаря своевременной и полноценной реакции особых иммунных телец — лимфоцитов. Лимфоциты переносятся не кровеносной, а лимфатической системой. И производит, а также обучает их особая эндокринная железа — тимус. Она расположена сразу за грудинной костью, около легочных трахей. У лимфоцитов мало общего с лейкоцитами — тельцами, о которых известно всем и только потому, что они играют решающую роль в борьбе с инфекциями. И потребности у них особые. Они далеко не ограничены витамином С. При заболеваниях тимуса или нарушении работы лимфоцитов и наступает рак. Потому в борьбе с онкологическими заболеваниями так часто используются иммуномодуляторы. Следует помнить, что эти вещества бывают разными. И стимулируют они разные звенья иммунной защиты. Например, витамин С и интерфероны улучшают противовирусный иммунитет. Корень женьшеня, эхинацея, экстракт черники, продукты пчеловодства относятся к адаптогенам — то есть они улучшают способность организма подстраиваться под меняющиеся условия окружающей среды — в частности, климата.

А вот, собственно, для онкологии значимыми являются стимуляторы, богатые аминокислотой аргинином. Именно аргинина очень много в акульем хряще. И именно аргинин вызывает ускорение роста тканей тимуса, а также повышение их синтезирующей способности. Поэтому в сочетании с курсом растительных токсинов нам крайне желательно принимать не только комплексы витаминов, минералов, микроэлементов. Достаточное поступление аргинина в организм обеспечит не только дорогостоящая вытяжка акульего хряща. С не меньшим успехом мы получим тот же результат, начав значительно более дешевый и, главное, гораздо более полноценный во многих отношениях комплекс аминокислот, который можно выбрать на любой вкус в магазине спортивного питания. Сочетаемость токсичных трав с такого рода добавками оценивается как хорошая. Исключение составляют только формы индивидуальной непереносимости — в частности, нарушения, сформированные как реакция организма на постоянное отравление. Они наблюдаются редко. Но в случае появления реакций, похожих на аллергию или неприятие, препарат лучше отменить и, возможно, действительно попробовать в качестве источника аргинина добавку на натуральной основе.

Токсичные растения необходимо принимать либо длительными курсами (не менее одного месяца), либо на постоянной основе. Однако их ни в коем случае не следует сочетать друг с другом в пределах одного курса — только чередовать. Необходимо помнить, что основа действующего вещества разных растений может и действовать по-разному. Растительные яды смертельно опасны — то ли цикутой, то ли болиголовом (здесь есть разночтения) был отравлен еще Сократ. Оттого возводить токсическое действие каждого из использованных растений в квадрат при растительной химиотерапии крайне неосторожно. Тем более с учетом длительности курса.

Оглавление.

Болезни кишечника: диагностика, лечение, профилактика. Важное о кишечнике. Как и почему возникают заболевания желудочно-кишечного тракта? Заболевания кишечника: классификация и теория происхождения. Заболевания двенадцатиперстной кишки: дуоденит. Причины возникновения. Симптомы. Лечение. Заболевания двенадцатиперстной кишки: язвенная болезнь. Причины возникновения. Симптомы. Лечение. Заболевания тонкого кишечника: энтероколит. Причины возникновения. Симптомы. Лечение. Заболевания тонкого кишечника: дискинезия. Причины возникновения. Симптомы. Лечение. Заболевания прямой кишки: функциональный запор. Причины возникновения. Симптомы. Лечение. Заболевания прямой кишки: проктит. Причины возникновения. Симптомы. Лечение. Заболевания прямой кишки: геморрой. Причины возникновения. Симптомы. Лечение. Заболевания прямой кишки: анальная трещина. Причины возникновения. Симптомы. Лечение. Заболевания кишечника: полипы. Причины возникновения. Симптомы. Лечение.