Болезни костей: диагностика, лечение, профилактика.

О здоровье костей.

С самого момента зарождения человеческая цивилизация строилась и развивалась, чтобы обеспечить каждому безопасность от капризов природы, других обитателей среды и посягательств соседей. А также облегчить всем без исключения бытовые хлопоты и рабочие обязанности. Предполагалось, что человеческий век так короток именно из-за обилия дел, которые мы должны исполнять ежедневно — если не ради себя, так ради других. Часть из них ранее отнимала только время, часть — требовала еще и большой сноровки и немалых физических усилий.

Сейчас многие из целей, которые ставила перед собой цивилизация, достигнуты. Большинство когда-то трудоемких, требовавших уйму времени рутинных дел сейчас можно сделать значительно быстрее, почти не замечая этого процесса. Мы доверяем стирку стиральной машине, уборку — моющему пылесосу, приготовление пищи — мультиварке или микроволновой печи. Нам ни к чему лично полировать машину и мебель, разделывать и молоть фарш, месить и печь хлеб. Нам даже гвозди забивать необязательно, ведь для таких работ существует пневматический молоток!

Современный уровень бытового комфорта можно считать более чем достаточным. По крайней мере, достаточным для того, чтобы общественность и медицина по всему миру заговорила о растущей малоподвижности, ожирении человечества и угрозах, с этими явлениями связанных. Пока лишний вес и гиподинамия оставались единичными случаями, речь шла не более чем о личных привычках людей, которым повезло с наследством или родом деятельности. Но к настоящему моменту столь сомнительное «везение» выпадает уже такому количеству людей, что медицина сочла нужным заговорить об этом открыто.

Пока мы лишь шли к этой цели, мы винили непосильный и травматичный труд во всем — в маленькой продолжительности жизни, ранней старости, высоком проценте инвалидов и нетрудоспособных, низком качестве жизни… Теперь эти же самые обвинения сыплются со всех сторон на полную противоположность средневекового «комфорта» — чрезмерно благоустроенный быт. Конечно, у недалеко ушедшей от дикарства цивилизации и современного комфорта проблемы разные. Но правда и то, что их итог часто сходен. В действительности ничего ни странного, ни феноменального в этом нет.

Наше тело — механизм сложный и во многом более близкий к совершенству, чем механизмы, которые создало и применяет человечество. Однако, во-первых, даже его возможности не следует переоценивать, так как они не безграничны. А во-вторых, у него с искусственными механизмами имеется одно общее свойство. А именно: при употреблении не по назначению как то, так и другое быстро ломается, а при употреблении по назначению — изнашивается. И вопрос здесь лишь в том, что в нашем теле как нужно использовать, что является ненадлежащим способом его употребления и, следовательно, какой поломки или износа нам следует ожидать при том или ином способе жизни.

Когда мы понимаем это, нас перестает удивлять еще один внешний парадокс. В частности, тот, что одним из последствий лишнего веса и гиподинамии медицина считает стремительное увеличение числа ранних заболеваний костей и суставов. Внешняя сторона вопроса, вызывающая удивление, состоит в том, что кости обеспечивают человеческому телу опору, а суставы — движение. И изнашиваются они, следовательно, именно в процессе движения. Если движения нет, и то и другое должно находиться у нас в идеальном состоянии — как в момент рождения. А действительность такова, что чрезмерные нагрузки при движении в случае с ними выступают лишь другой крайностью по сравнению с отсутствием движения вообще. Другой, не менее губительной крайностью, а вовсе не панацеей от любых их «хворей».

В молодости мы замечаем присутствие в своем теле костей лишь в случаях, когда оно играет решающую роль в каких-нибудь эпизодах. Например, когда прочность их структуры позволяет нам избежать травмы или впечатлить окружающих нашими спортивными достижениями. С возрастом мы начинаем замечать его в повседневной жизни чаще, чем хотелось бы. Наконец, наступает момент, когда мы замечаем наличие у себя костей и суставов буквально при каждом движении. Мы уже не можем забыть об их существовании ни на минуту потому, что они скрипят, ноют, «стреляют», не гнутся…

В такие моменты нам становится по-настоящему обидно: мы еще не стары, неплохо выглядим. Мы могли бы сделать очень много полезных дел как для себя, так и для других. Могли бы вновь заняться спортом, оздоровиться и помолодеть. Могли бы играть с детьми и домашними животными в самые подвижные и веселые игры на свете. Могли бы выезжать на пикники каждые выходные и проводить отпуск в полных впечатлений турпоходах. Но, увы, ничего этого мы не сделаем. Не сделаем потому, что для игры в «салочки», для занятий фитнесом, для броска фрисби, для подъема в горы с рюкзаком на плечах нам нужны здоровые кости и суставы. То есть то, чем мы уже не обладаем, хотя окружающие часто об этом даже не догадываются.

От чего же, помимо степени подвижности, зависит здоровье аппарата, без которого нам не просто не ходить прямо, а забыть о движении вообще? Как получается, что биологически еще вовсе не старые люди вынуждены погрузиться в неподвижность, словно в преждевременную могилу? Как определить ту здоровую норму, которая позволит нам и нашим костям стареть одновременно, а не, что называется, наперегонки? Поговорим об этом сегодня, не опасаясь, что этот разговор — преждевременный. Взглянем на наших старших родственников, на их согнутые спины, ходунки и тросточки. Взглянем и убедимся: право, здесь больше стоит опасаться, как бы он не запоздал. Ведь кости стареют быстрее других тканей. Их восстановительную способность сложнее регулировать, а угасать она начинает одной из первых в организме.

Кости, мышцы и суставы — как они устроены и как взаимосвязаны?

В самом деле, спросим себя — с чем лично у нас ассоциируется слово «старость»? Прежде всего, с морщинами, вставными челюстями, седыми волосами и прочими косметическими дефектами, которые нам так неприятно замечать у себя. Затем со старческой деменцией — явлением, более известным под названиями «склероз» и «маразм». А после — со сгорбленной спиной, ограниченными, неловкими движениями, тростью, шаркающей походкой и другими видимыми признаками дегенерации опорно-двигательного аппарата.

У кого-то первый ряд ассоциаций будет один, у кого-то — другой. Факт тот, что пожилой человек без трости, с прямой спиной, на стартовой дорожке для спринта — это явно не то зрелище, которое мы привыкли связывать с годами старше 65. Но обратим внимание: мы совершенно не удивляемся, когда женщина едва за 50 идет характерной переваливающейся с ноги на ногу походкой. Или когда мужчина в возрасте 40–45 лет, охнув, хватается за спину после попытки поднять продуктовые сумки жены… Наверное, это не удивляет потому, что они пока ходят без трости. Просто ходят уже с явным трудом, стараясь не делать резких движений.

А на самом деле все мы знаем — первые хрусты и боли в одном или нескольких суставах большинство людей наверняка ощутило раньше, значительно раньше. Решительно у всех с суставами что-нибудь (разумеется, помимо травмы) да случается к 35 годам. А у многих период явных «неполадок» начинается уже с 25–27 лет. То есть сразу после окончания активного роста организма. И в таких возрастных рамках решительно непонятно, что имеют в виду врачи, когда утверждают, что патологии суставов за последние 50 лет заметно «помолодели». В смысле, когда же они наступают теперь — неужто еще до совершеннолетия?..

Ну, медицинская статистика нас здесь скорее утешает. По ее данным, если ранее артроз был характерен для возраста после 40 лет, то теперь его ранние стадии все чаще можно найти у людей в возрасте 30–35 лет. А если остеохондроз как основная патология позвоночника ранее начинался в возрасте примерно 35 лет, то сейчас его нередко диагностируют уже у 25–27-летних больных.

Однако при ознакомлении с любой статистикой такого рода нам следует помнить: медицина есть медицина. В том смысле, что она собирает данные об уже сформированных патологиях. То есть для того, чтобы наш случай имел честь войти в общую статистику по данному заболеванию, мы должны прийти к врачу с жалобами на симптомы его первой, начальной стадии. Затем врач осмотрит нашу кость или сочленение костей, и только если он обнаружит характерные изменения в ней/них, он поставит диагноз. Вот тогда наш случай зафиксируют и внесут в статистику по данному конкретному лечебному учреждению.

При этом не секрет, что у каждого заболевания существуют стадии и признаки, которые болезнью еще не считаются. Например, у 90 % больных деформирующим артрозом коленных суставов эти самые суставы начали «скрипеть» и «хрустеть» еще в возрасте 13–17 лет. Просто долгое время этими подозрительными звуками все и ограничивалось (не было даже болезненных ощущений). Потому пациент привык не обращать на них внимания. И обратил в следующий раз, когда появилась тугоподвижность, опухание, ноющие боли…

Эти случаи и возрастные рамки статистика не учитывает. Хотя, согласимся, хруст и скрип совершенно недвусмысленно говорят о патологии. И говорят, как часто оказывается, уже в таком молодом возрасте! Так когда же в реальности началось заболевание? В 30, когда мы появились у дверей врачебного кабинета, или в 15, когда мы и думать об этом всерьез не могли?..

Таким образом, ситуация с суставами нам не вполне ясна. Когда нам следует начинать беспокоиться — когда они скрипят или когда болят?.. На самом деле, ни того ни другого в норме они делать не должны. Так что беспокоиться следует в обоих случаях. Возможно, если мы узнаем об органах, составляющих наш опорно-двигательный аппарат, больше, чем нам известно теперь, мы чуть лучше начнем отличать их здравие от болезни. Вот и займемся расширением нашего кругозора, тем более что многое из этого нам уже известно.

Кости.

Вообще любая кость тела состоит из особых костных клеток. Особые они своей способностью по мере роста накапливать соединения кальция, встраивать их молекулы в свою структуру и постепенно затвердевать за счет этого процесса. Взрослые костные клетки обладают очень прочной структурой — прочной именно с точки зрения физических воздействий. Однако «по молодости» они довольно мягки и во многом напоминают хрящ. Оттого у новорожденных детей и грудничков в возрасте до 3 лет кости твердеют постепенно. В этом периоде у них сформирована лишь основа костей, да и то не всех. Например, кости черепа у младенцев твердеют медленнее остальных. Между ними имеются значительные зазоры (так называемые роднички), которые зарастают лишь с течением времени. А именно, по мере разрастания соседствующих костей, когда становится понятно, каким будет объем головного мозга.

Хрящ и кость — ткани разные, но биологически они относятся к одному типу. Поэтому случаи заращения перелома хрящом — явление не редкое и не исключительное. В таком случае у пациента образуется так называемый ложный сустав. Дело здесь в том, что как клетки кости, так и клетки хряща вызревают в костном мозге — в мягкой и пористой, никогда не затвердевающей полностью ткани на обоих торцах каждой кости тела. Костный мозг составляет обильно снабжаемую кровью, мягкую «сердцевину» любой кости. То есть как плоской (не создают опоры — кости ребер, черепа и пр.), так и трубчатой (опорные, образующие конечности).

Костный мозг — ткань принципиально важная для каждого организма. Особенно в зародышевом периоде. Довольно долгое время считалось, что ее функции ограничиваются производством форменных телец крови (эритроциты, лейкоциты, тромбоциты), а также обеспечением роста самих скелетных костей в периоде до 25–28 лет. В самом деле, патологии костного мозга сказываются на составе крови немедленно и очень заметно. Отклонения в составе крови часто служат первым симптомом ряда заболеваний костного мозга. И как раз потому, что в нем вызревают все основные элементы крови, костный мозг снабжается кровью всегда очень хорошо. Проходящая сквозь его ткани кровь обогащается новыми, созревшими эритроцитами, тромбоцитами, лейкоцитами. А от старых, отслуживших свое телец кровь очищается селезенкой и (частично) печенью. Кроме того, на торцах кости в костный мозг входят нервные стволы — единая с мягкими тканями тела система иннервации.

Именно пористые торцы костей, покрытые хрящом, служат точками их роста — увеличения в длину. Не будь этих точек, мы бы так и оставались карликами — с детства и до самой смерти. Но, кстати, карликовость или гигантизм не являются патологией самих костей. Речь идет об отклонении в работе эндокринных желез — как правило, гипофиза или щитовидной железы. Именно эндокринная система регулирует скорость увеличения кости в длину. Ее усилиями кости растут быстрее в период до 25 лет, и все медленнее — с каждым последующим годом. Уже к 40 годам рост скелета у большинства людей прекращается полностью. Отсюда и отмечаемый статистикой в веках всплеск патологий опорно-двигательного аппарата, наступающий, традиционно, после этого возрастного рубежа.

А вот дефектные тельца в крови — это стопроцентная патология костного мозга, поскольку эту часть его работы в организме не регулируют никакие другие органы или ткани. Так, наличие в кровотоке плохо оформленных, похожих на сам костный мозг клеток является стопроцентной гарантией рака костного мозга. Плюс, обычно в злокачественном перерождении лейкоцитов (рак крови, называемый лейкозом) «виноват» тоже злокачественный процесс, проходящий не в самих лейкоцитах, а в костном мозге, который их произвел.

Но в последние 15–20 лет, как мы знаем, было сделано еще одно революционное открытие, относящееся именно к костному мозгу. Мы говорим, конечно, о стволовых клетках. То есть клетках, которые, в зависимости от возраста организма, могут свободно превращаться в клетки любых других тканей тела, включая нейроны головного мозга. Из стволовых клеток, расположенных в костном мозге, формируются все клетки тела эмбриона. По сути, эмбрион человека или животного на начальных этапах развития являет собой скопление стволовых клеток, которые быстро делятся, превращаясь по мере роста в те или иные органы, ткани… Потому стволовые клетки еще называются эмбриональными. Хотя называть их так не совсем корректно, поскольку эмбрион не является единственным источником, из которого их можно получить.

Стволовые клетки имеются в костном мозге как эмбриона, так и взрослого организма. Просто с течением времени их возможности превращаться в некоторые ткани утрачиваются. Клетки, изначально способные стать любой тканью, по мере взросления сохраняют способность превращаться только в некоторые ткани. Оттого эмбриональные стволовые клетки (полученные из человеческих эмбрионов) обладают более широкими возможностями, чем стволовые клетки взрослого организма. Соответственно, и их применение в медицине тоже могло бы стать более широким — могло бы, если бы не один нюанс. Заключается он в том, что получение стволовых клеток с какой бы то ни было целью сопровождается разрушением эмбриона — это неизбежно. А из организма взрослого их можно получить, не прерывая его жизнедеятельности и вообще не нанося ей никакого ущерба.

Перспективы стволовых клеток в медицине весьма широки — сейчас о таком и мечтать не приходится. Ведь из них можно вырастить здоровые, жизнеспособные клетки поджелудочной — на замену тем, которые у больных сахарным диабетом больше не производят инсулин. Благодаря им стало бы возможным полностью заменить любые органы и ткани тела, которые утратили функциональность, изначально не сформировались, подверглись дегенерации или перерождению. В настоящее время такое часто невозможно. Потому больные диабетом постоянно делают инъекции инсулина, а больные с неоперабельными (обычно — вторичными) опухолями умирают в положенном им этим заболеванием порядке.

Весь вопрос применения стволовых клеток в качестве естественных протезов или, если угодно, трансплантатов нефункциональных органов сейчас упирается в требования этики. По сути, в ту же тему, что и вопрос легализации абортов. В зависимости от того, с какого момента жизнь можно считать жизнью, разрушение эмбриона можно квалифицировать либо как медицинскую процедуру, либо как преднамеренное убийство.

С одной стороны, вопросы морали очень сложны. Ведь у умирающих мораль своя, а у только зародившихся — своя. С другой — общественная мораль уже давно и свободно терпит процедуру искусственного оплодотворения, после которой всегда остаются начавшие развитие, но оказавшиеся буквально лишними эмбрионы. В реальном мире, за пределами морали, их просто утилизируют — подобно ампутированным конечностям, удаленным опухолям и другим естественным отходам хирургии. То есть все равно уничтожают то, что могло бы спасти не одну уже бесспорно существующую жизнь… Так или иначе, на данный момент медицине разрешено работать только со вторичным материалом. То есть стволовыми клетками, полученными из костного мозга донора, с его осознанного согласия.

Вообще, предполагается, что стволовые клетки крайне необходимы организму только в период активного формирования. Ведь взрослые ткани растут и обновляются путем деления их собственных клеток, и сторонние клетки им для этого не требуются. Это значит, что содержащиеся в костном мозге взрослого человека клетки такого типа в основном просто имеются — обычно они не применяются в нем ни по какому назначению. Тем не менее уже известно, что даже взрослый организм может задействовать их как резерв в случае массированных травм или повреждений самого костного мозга. Словом, как источник восстановления тканей, которые заменить необходимо, но сами по себе они не «заменятся» либо в силу возраста, либо в силу слишком серьезных повреждений.

В случае если стволовые клетки вызрели в костном мозге, но не были использованы по назначению, они гибнут в обычном порядке. Впрочем, существуют и исключения из этого правила. Так, с открытием стволовых клеток онкология получила возможность пересмотреть теорию происхождения такого вида злокачественной опухоли, как тератома. Тератома — это вид рака, способный возникнуть в любом органе. Такая опухоль часто непривычно велика — ведь в большинстве случаев рак не достигает и 2 см в диаметре. А тератомы могут свободно достигать и 7 см, и более. Но самым удивительным и непонятным в тератомах для онкологов всегда было их содержимое. Дело в том, что при иссечении уже извлеченных из организма опухолей этого типа внутри них можно было обнаружить самые неожиданные формации. Например, клочья волос вместе с луковицами, миниатюрные копии глаза, кисти, ступни, ногти и других органов тела

Долгое время онкологии оставалось лишь предполагать, что тератома характерна для людей, у которых предполагался близнец. То есть второй зародыш — брат или сестра, который в их случае был зачат вместе с ними, но так и не сформировался как отдельный организм. Возможно, из-за каких-то проблем со здоровьем матери, дефектов анатомии или других стандартных для двойной беременности «неполадок».

Считалось, что еще во внутриутробном развитии организм человека с тератомой просто поглотил посторонние ткани — собственного близнеца. И с течением времени чужеродные клетки подверглись злокачественному перерождению. С открытием стволовых клеток стало совершенно очевидно, что нечто подобное может произойти уже во взрослой жизни. Например, когда способные превратиться в любую ткань клетки оказываются не там, где им положено. Или выполняют в тканях, где они очутились, не ту «программу», какую следовало.

Суставы и сочленения.

Суставом называется естественное, подвижное соединение костей друг с другом. А сочленение — это тоже соединение костей, только почти неподвижное — с сильно ограниченной, хотя существующей подвижностью. Например, суставом является колено и локоть. А сочленением — швы между костями черепной коробки, места, где отдельные ребра соединяются в единое образование грудной клетки. Согласимся, что к движению у нас способна и грудная клетка (расширяется на вдохе и сужается на выдохе), и колено. Однако степень, в которой их кости могут сместиться относительно друг друга, разнится. А, скажем, те же кости черепа способны к движению в еще меньшей степени. Нам они вообще кажутся неподвижными. Однако если мы заболеем гидроцефалией (скопление спинномозговой жидкости в полости черепа), мы убедимся, что они способны разойтись в стороны, немного увеличив объем черепной коробки.

Суставы — формация постоянная, имеющаяся у всех людей, всегда в одних и тех же местах. Такие явления, как лишний сустав (врожденная аномалия) или ложный сустав (заросший хрящом перелом кости), нормой не считаются и не являются. Хотя встречаются и они — относительно редко, в качестве исключения из правил. Впрочем, исключения есть из любого правила. Обычно такие лишние с анатомической точки зрения элементы опорно-двигательного аппарата недоразвиты или функциональны лишь частично. В подавляющем большинстве случаев, после их хирургического устранения или коррекции жизнь пациента улучшается во всех отношениях.

Суставов в нашем теле больше, чем сочленений, но этот перевес не так уж и велик. Во всяком случае, нам следует запомнить, что движение сустава предполагается как бы ограниченно — свободное. То есть амплитуда смещения его костей относительно друг друга широка, но ограничена формой торцов костей. А также эластичностью всех тканей, которые соединяют эти кости друг с другом. В их числе находятся сухожилия, связки и мышцы. Некоторые суставы включают и дополнительные ограничители подвижности. Например, в коленном суставе его фронтальную устойчивость (невозможность согнуться назад, как у животных) обеспечивает коленная чашечка.

Обычно, мы не испытываем серьезных проблем с сочленениями. Они мало подвижны, потому не изнашиваются и редко травмируются — начиная от жестко соединенных костей черепа и заканчивая ребрами. Но это — смотря где расположено сочленение. Ведь, положим, в тазу тоже имеются сочленения из костей, соединенных только хрящом. А их травмы, в отличие от костей грудины или ключиц, встречаются часто. И все же в основном мы испытываем проблемы с частями скелета, выдерживающими в течение жизни наибольшие нагрузки — несущие большую часть веса нашего тела. В частности, с позвоночником и костями, составляющими ноги — от таза до стоп.

Итак, в некоторых местах хрящ составляет гибкую прослойку между костями, одновременно соединяя их друг с другом. А кое-где его прослойка покрывает торец каждой кости, однако соединение здесь образуется не за счет хряща. В таких суставах сам хрящ кости от трения друг о друга не предохранит. Точнее, предохранит, но если покрытые хрящом торцы и впрямь начнут тереться друг о друга, «жить» той прослойке останется не более двух-трех месяцев. При всем уважении к эластичности хряща, на прямое трение он рассчитан плохо. А его долгое и исправное функционирование в суставах колен, пальцев, локтей и пр. объясняется тем, что в синовиальных суставах (так называются суставы этого типа) кости друг с другом и не соприкасаются.

В суставе, рассчитанном на большую амплитуду движения, кости отделяет друг от друга небольшой зазор — расстояние, необходимое для того, чтобы избежать трещин костей даже при очень широких движениях. Заполнен этот зазор суставной жидкостью — в сущности, таким же ликвором, что и в черепной коробке или в спинномозговом стволе. Правда, суставная жидкость содержит гораздо больше белков и телец иммунитета.

Суставная жидкость обычно не вытекает в окружающие ткани потому, что она «налита» не просто между костями, а в пределах суставной сумки — своеобразного мешочка из соединительной ткани, окружающего все ткани сустава. Наверняка мы имели случай пронаблюдать, что происходит при разрыве стенки суставной сумки в момент травмы — сплющивания костей при ударе. Это хорошо видно на примере пальцев рук людей, которые часто участвуют в драках или кулачных боях. Костяшки кулака (первые суставы пальцев) у них всегда выглядят необычно большими, опухшими. При прощупывании с боков от «шишечек» их костей можно обнаружить довольно твердые новообразования — словно и впрямь опухоли.

Это и есть места разрывов суставной сумки — результат вытекания суставной жидкости в пространство между окружающими тканями. Через некоторое время после появления они бесследно рассасываются, а целостность сумки восстанавливается. Постепенно восстанавливается и объем суставной жидкости в ней. Однако слишком частые и длительные травмы такого рода со временем приводят к увеличению проницаемости стенок сумки. Она начинает хуже удерживать суставную жидкость, охотнее рваться при новой травме. В результате кости сустава, наиболее подверженного таким травмам, начинают сближаться. По мере исчезновения зазора между ними наступает период сперва трения хрящей друг о друга, затем — разрушения хряща.

Как уже было сказано, рост новых хрящевых клеток инициирует костный мозг. В качестве незаменимой ткани и кости, и всего тела он имеет, так сказать, право на самозащиту от повреждений. Однако хрящ — это ткань, которая обладает своими уникальными свойствами. Она очень эластична — легко сжимается и столь же легко восстанавливает прежний объем после сжатия. Столь необычная (для других тканей она нехарактерна) упругость хряща обеспечивается высоким содержанием в его тканях молекул коллагена и эластина — двух главных белков «упругости» в организме.

Содержание эластина и коллагена в любых тканях тела делает их растяжимыми, но способными без потерь структуры тотчас возвращать исходную форму. Прослойка коллагена обеспечивает молодость кровеносным сосудам, коже и ряду других тканей, включая, помимо хряща, еще и волокна сухожилий, а также связок. Коллаген и эластин в костном мозге не содержатся и им не вырабатываются — он синтезирует лишь новые клетки хряща. А для того, чтобы все эластичные ткани сустава регулярно получали их в достаточном количестве, он постоянно содержится и обновляется именно в суставной жидкости.

Таким образом, роль суставной жидкости в работе сустава не стоит недооценивать. Во-первых, ее постоянное давление мешает сближению костей под давлением веса — скажем, веса тела, которое на эти кости опирается. Не следует забывать: хрящевой и связочный аппарат мешает непосредственному трению торцов кости друг о друга и удерживает кости всегда в одном и том же положении относительно друг друга. Он также обеспечивает их движение в определенной амплитуде по отношению друг к другу. Но в суставе нет никаких иных (кроме суставной жидкости) конструкций, способных помешать костям буквально сплющиться, налетев друг на друга при прыжке или рывковом подъеме веса.

Во-вторых, суставная жидкость постоянно снабжает все эластичные части сустава необходимыми им белками и другими питательными веществами. Больше им взяться было бы неоткуда, поскольку как хрящ, так и любые схожие с ним волокна лишены сетки кровеносных сосудов. Это естественно, ведь кровеносные сосуды в ткани, созданной для амортизации динамических нагрузок, рвались бы постоянно, давая им не столько питание, сколько обширные гематомы…

В-третьих, не секрет, что хрящи и сухожилия нормально функционируют только при достаточном содержании в них жидкости — влаги. Сами по себе они быстро высыхают и сокращаются, утрачивая способность к растяжению — сжатию. Хрящевая и сухожильная ткань постоянно содержит большое количество воды. При сжатии эта вода выдавливается из ее волокон, и они упруго сжимаются. При распрямлении они активно впитывают воду, восстанавливая полноту своей структуры. Оттого они всегда должны иметь возможность взять из окружающих тканей достаточное количество жидкости. В частности, именно общее обезвоживание тканей тела при старении и запускает в основном дегенерацию не только суставов, но и многих сочленений — тазовых, реберных, позвоночных и пр.

Мышцы.

Они окружают каждый сустав с нескольких, но не всех, сторон. Согласимся, что там, куда постоянно сгибается сустав, мышечных волокон нет — они бы лишь мешали движению костей. Наша тема сегодня — кости и все проблемы, которые могут быть с ними связаны. С этой точки зрения мышцы могут показаться здесь темой лишней — посторонней и не имеющей к вопросу прямого отношения. В действительности это не совсем так.

Мы уже видели выше, что кости сами по себе и различные их соединения выглядят достаточно самостоятельными единицами. В том смысле, что в пределах каждой кости или сочленения, как кажется, имеется все необходимое для их исправного функционирования и обновления. Однако напомним: мы называем данный аппарат опорно-двигательным, а не только опорным. А между тем сами собой суставы не движутся. Без мышц их можно сместить только внешним усилием — руками. Они способны двигаться, но по собственному, так сказать, почину они этого не сделают.

Оттого будем считать, что если в пределах суставов имеется все для обеспечения возможности движения, то мышцы — это тот единственный двигатель, который способен заставить их сделать движение. Кроме того, мышцы отвечают за точность и слаженность работы отдельных суставов при осуществлении сложных движений. Например, к таковым относятся почти все работы, осуществляемые кистями и пальцами рук. И они же обеспечивают их способность застывать в определенной точке амплитуды на необходимое время.

И потом, есть еще один момент. Заключается он в том, что в теле любого живого существа есть ряд систем, общих для всех органов и тканей без исключения. Допустим, из их числа нервная, кровеносная и лимфатическая системы. А также система водно-солевого обмена, от исправности работы которой зависит состояние суставных сумок и ликвора в них. Мы сказали, что костный мозг всегда снабжается кровью обильно, самым активным образом. И что связано это с его функцией синтеза всех основных телец крови. Однако совершенно очевидно, что на большей части своего пути кровеносные сосуды проходят внутри мышечных, а не костных тканей. И входят внутрь кости они как раз из мышц.

Для нас это означает, что без здорового, нормального состояния мышечных волокон в прилегающих к суставу областях нам нечего и мечтать о качественном снабжении костного мозга кровью. Ведь если какой-то участок мышцы зажмет спазмом, вместе с ее волокном окажутся сжаты и сосуды. Кровоток на данном участке заметно пострадает. И хотя часть крови в кость все же попадет (к счастью, для нее почти всегда найдется обходной путь), бесполезно отрицать, что в целом эта система заметно пострадает. Локально, без существенных последствий для жизнедеятельности всего тела, но тем не менее.

Плюс, не следует забывать, что именно исправная работа хорошо развитых мышц обеспечивает значительную часть устойчивости сустава при каждом движении. С одной стороны, его конструкция создана для обеспечения той же самой устойчивости. Ведь система сухожилий и связок ограничивает амплитуду смещения костей как раз до тех точек, после прохождения которых кости вовсе разойдутся в стороны. С другой — несложно заметить, что при динамических нагрузках суставы подвергаются более серьезным, более частым травмам, чем мышцы. Вывих можно получить и при просто слишком широком взмахе рукой. А разрыв мышцы — только при подъеме очень тяжелого предмета. Да еще, желательно, в неудобном для таких упражнений положении рабочей конечности.

Разница между одной и другой ситуацией в том, что в первом случае мы почти не прилагаем мышечного усилия — разве что, чтобы сделать сам взмах. Отсюда и основной удар, приходящийся на сустав. Во втором же на сустав падает лишь часть нагрузки — очень небольшая. Остальное пытается осуществить мышца. Потому сустав здесь пострадает лишь во вторую очередь — после отказа мышцы.

Отсюда и закономерность: суставы, которые из-за недоразвития мышц вынуждены выполнять всю работу в одиночку, стареют и разрушаются быстрее суставов, окруженных развитыми, крепкими мышцами в хорошем тонусе. Во-первых, потому, что снабжение таких суставов — «везунчиков» питательными веществами и кровью проходит всегда стабильнее, без перебоев. Во-вторых, потому, что очень многое из того, на что способны и они, за них выполняют тоже созданные специально для высоких нагрузок мышцы.

Как видим, мы только что, считай, нашли ответ на заданный в самом начале вопрос. А именно, почему растущая малоподвижность человечества вместо улучшения ситуации по заболеваниям опорно-двигательного аппарата приводит, наоборот, к ее резкому ухудшению. Все оказалось довольно просто: кости не могу существовать в отрыве от остального организма. Они были бы автономны, если бы их система кровоснабжения не зависела от состояния тканей, через которые она проходит, прежде чем войти в костный мозг на торце каждой кости. И разумеется, если бы костный мозг создавал кровяные тельца только для себя, а не для всего тела в целом.

Кровь поставляет костям кальций, фосфор, фтор и массу других веществ, без которых они никак не обойдутся. Взамен она забирает из них красные и белые тельца, а также часть продуктов распада. Впрочем, надо отдать должное костям, как раз последних они при работе почти не образуют. Не образуют потому, что в их клетках не проходят многие обменные реакции, нормальные для клеток любого другого типа.

Так или иначе, кровь попадает в костный мозг не из ниоткуда, а из остальных тканей организма — со всеми ее полезными и бесполезными для костей элементами. А качество, скорость и другие особенности работы кровеносной системы с работой костей не связаны. Зато они напрямую связаны с состоянием и поведением всех мышц тела — просто потому, что мышцы составляют большую часть тканей тела. А значит, большая часть пути кровеносных сосудов пролегает именно через мышечные волокна.

Проблемы костей и суставов: какие и почему?

Прежде чем говорить о конкретных заболеваниях, их профилактике и лечении, нужно разобраться вот с этими непонятными, проходящими самостоятельно явлениями — хрустами, тупыми и острыми, спонтанными или постоянными болями, ограничением подвижности и пр.

Общеизвестно, что довольно долгое время они возникают и исчезают сами, безо всяких причин и лечения. Эти явления патологией не назовешь: врач утверждает, что мы здоровы, да и мы сами вынуждены с ним согласиться. Однако и здоровыми мы себя с началом этих явлений уже не чувствуем. Потому что некоторые из таких эпизодов подозрительно похожи на то, что мы иногда наблюдаем у старших членов семьи. Словом, нам бы и радоваться, что пока наша молодость берет свое — да еще так легко и быстро. Да только наблюдаемая перспектива радоваться не дает: ведь если эти симптомы служат началом, то конец нам уже известен. И бездействие врача, его оптимистическое «Вы же еще так молоды!» вдруг начинает одновременно и пугать, и безумно раздражать…

На самом деле многие проблемы с суставами долгое время действительно можно повернуть вспять. Этот оптимизм — не врачебный, а биологический. Дело в том, что некоторые ткани тела изначально обладают лучшей восстановительной способностью, а некоторые — худшей. Самая активная регенерация заложена в тканях, созданных для постоянного физического износа. А к таковым как раз относится кожа, мышцы и кости — вернее, суставы и большинство их структурных частей. Так что с одной стороны, переживать нам здесь особо не за что: при врожденном высоком потенциале хрящи и сухожилия могут восстановиться даже после критического износа. С другой же — не стоит забывать: даже самые износостойкие ткани стареют вместе со всем организмом. А старение означает как раз постепенное замедление и разрушение всех восстановительных механизмов. Потому не стоит ожидать и другого — что наши усилия по запуску регенерации пострадавших тканей так уж сразу и дадут результат. Или что они дадут его вообще. Это сильно зависит от возраста, в котором мы озаботились вопросом, от общего состояния обменных процессов в теле и от способа, который мы выберем себе в помощники.

Врожденные заболевания.

В принципе, эта часть патологий опорно-двигательного аппарата — самая безнадежная, устойчивая к любому лечению и неизбежная из них. Она закладывается в нашем теле еще при зачатии, передаваясь вместе с наследственной информацией от родителей. Для устранения таких заболеваний необходимо вмешательство в генетический код нашего тела, а до таких высот современная медицина пока не доросла.

Как мы договорились выше, опорный аппарат у нас образуется костями, суставами и сочленениями, а двигательный — мышцами. Одно без другого существовать не может, оттого уточним сразу: врожденные патологии мышц сами собой означают, что наш скелет не сформируется и не будет служить нам так, как нужно. И их совершенно необходимо включить в ряд отклонений этого типа.

Если в целом, запрограммированные отклонения формирования костей встречаются нечасто — равно как и суставов. Обычно они связаны с дефектами системы обмена веществ — например, врожденной неспособностью усваивать кальций или фтор, нарушениями образования некоторых соединений (допустим, мочевой кислоты) и/или белков в самом организме. Такие явления, как «волчья пасть» (незаращение перегородки между носовой и ротовой полостью) или отсутствие некоторых костей (вплоть до целой конечности), означают не столько унаследованный дефект развития, сколько общее отставание плода в развитии. Рахит как неспособность организма усвоить витамин D — это обменное, временное нарушение. Хотя оно нередко весьма заметно сказывается на всем дальнейшем развитии и функционировании скелета.

Что же до самих случаев с наличием у ребенка лишних костей, суставов и пр., то они попадаются так же часто, как, скажем, сиамские близнецы или анацефалы — новорожденные, лишенные головного мозга. В подавляющем большинстве случаев речь идет не о наследственных дефектах, а о пороках развития. А часто — даже не о пороках, относящихся к самому плоду. Виной всему вполне могут стать внутренние проблемы организма матери — острые дефициты, особенности строения и функционирования половой системы, вредные привычки и т. д., и т. п.

Собственно наследственными могут являться случаи карликовости и гигантизма — если, конечно, они не связаны с аномалиями работы эндокринных желез. Кроме того, имеется целый ряд патологий формирования самой костной ткани. Например, наследственный остеопороз (хрупкость костей), остеопетроз (окаменелость костей, или мраморная болезнь), несовершенный остеогенез (когда кость растет в длину, но лишена возможности при этом утолщаться). Непосредственно патологии только суставов обычно встречаются в виде врожденных вывихов — вертела бедра, предплечья и пр. Только в данном случае речь идет не о травме, а именно об особенности строения сустава, приводящей к ненормальному расположению его костей, их движению в своеобразной амплитуде. Наряду с врожденными вывихами существуют и другие наследственные дефекты скелета — например, клиновидная (так называемая птичья) грудная клетка.

Из числа мышечных дефектов такого рода наиболее распространена наследственная миопатия — заболевание, которое передается по материнской линии. Хотя болеют наследственной миопатией только мальчики. Обычно сыновья, поскольку до стадии отцовства такие пациенты, в отличие от гемофиликов и диабетиков, доживают крайне редко. Наследственная миопатия проявляется в подростковом периоде, начинаясь с образования мышечных контрактур, очагов воспаления, иногда — некроза. До некоторого времени развитие патологии можно замедлять, но ей вообще свойственно циклическое течение. В любом случае, долее 30 лет больные этой миопатией не живут. Смерть наступает по мере вовлечения в процесс мышечных тканей сердца или диафрагмы — из-за остановки дыхания либо сердечного ритма.

Кроме того, открытым остается вопрос, к чему следует относить так называемые аутоиммунные процессы — аллергию собственной иммунной защиты тела на его же ткани. Например, среди аутоиммунных заболеваний костей или суставов значатся ревматоидный артрит и подагра. А вопрос здесь в том, что аллергии, как известно, наследуются. Но у детей они могут проявиться как в той же форме, что и у родителей, так и в другой.

Обычно, унаследованное заболевание дает о себе знать внезапно, развивается быстро, ни лечению, ни купированию не подлежит и заканчивается летальным исходом. Впрочем, в истории всех наследственных патологий имеются случаи, когда у кого-то они начались сами по себе, без предыстории среди других членов семьи. Это касается как остеопетроза, так и гемофилии, системной волчанки и пр.

Приобретенные заболевания.

Этот список, в отличие от предыдущего, просто пугает разнообразием. Прежде всего, приобрести такую патологию можно в разное время — в утробе матери, в детском возрасте, во взрослой жизни. Первые два случая зависят не столько от нас, сколько от наших родителей — их внимания к нашему здоровью, широты их знаний, их финансовых возможностей, благодаря которым мы получаем (или не получаем) достаточный рацион и удобную одежду с обувью. А вот проблемы с костями и суставами, возникшие во взрослой жизни, это, конечно, полностью наша вина — наша и пресловутого старения.

Отклонения периода внутриутробного развития появляются не из-за наследственного дефекта, а из-за патологий, сопровождающих беременность.

То есть сюда входят заболевания, имеющиеся у матери на момент зачатия или перенесенные в период вынашивания плода. А также ее личные привычки и достаточность рациона.

Считается, что общее эмоциональное состояние матери в период беременности тоже может отразиться на развитии ребенка. Но, скажем по секрету, это — случаи крайне редкие, почти недоказуемые.

Неблагоприятная эмоциональная обстановка чаще приводит к срыву беременности, чем к дефектам развития плода. Тем не менее существует один случай, когда слишком неблагоприятные условия вынашивания и рождения могут создать ребенку проблему на всю оставшуюся жизнь. Речь идет о детском церебральном параличе (ДЦП) — повреждении двигательных центров коры головного мозга. Эта травма характерна для тяжелых, затянувшихся, искусственных или, напротив, неожиданных, слишком быстрых родов. Ею чревата недоношенная беременность — то есть преждевременные роды.

Словом, при родах нередко происходит ущемление головки младенца или шейного отдела его позвоночника. Может произойти и локальное кровоизлияние в мозг. Постоянство расположения очага травмы (именно двигательные центры) связано с особенностями развития скелета и центральной нервной системы новорожденных. В любом из таких случаев наступает мгновенный, частичный паралич, характерный для некоторых видов инсульта и у взрослых. В случае с новорожденным это приводит к наступлению атрофии парализованных мышц, множественным деформациям суставов по всему телу. ДЦП лечится теми же средствами, что и инсульт, но, к сожалению, с еще меньшей степенью результативности.

Во внутриутробном развитии чаще всего «приобретаются» сифилитические поражения позвоночника, сходные с мраморной болезнью. А также «волчья пасть» и тесно связанная с нею «заячья губа», недоразвитие костей конечностей. В период активной, повсеместной борьбы с холестерином (участвует, как известно, в развитии атеросклероза) рахит и различные миопатии наблюдались у новорожденных и детей сплошь и рядом. Теперь такие дефекты костной и мышечной массы можно встретить у детей, чьи мамы весь период беременности стремились сохранить минимальную массу тела. Или оставались верны низкохолестериновому рациону — скажем, если до беременности они являлись вегетарианками.

В детстве очень многие успевают перенести рахит. Это обменное заболевание, связанное с высокой потребностью организма в витамине D на фоне его острого дефицита в пище. Или, что бывает чаще, временной неспособности детского организма полностью его усвоить. Дефицит кальция и фосфора в этом же периоде нередко приводит к остановке роста костей, явлениям, сходным с остеопорозом, порче и выпадению зубов. Кстати, очень многие люди с естественными хорошими задатками для развития скелета нуждаются в богатом кальцием рационе не только в детстве, но вообще все годы вплоть до 20–25 лет. То есть до самой остановки активного роста костей. В частности, именно эта ошибка сперва родителей пациента, а после — и самого пациента обычно превращает подростков и молодежь в завсегдатаев стоматологических клиник. Причем часто более постоянных, чем даже люди старшего возраста.

Само собой, особенности обязательного обучения в школе часто становятся причиной ранних, детских нарушений зрения и опорно-двигательного аппарата. Считается, что школа «виновна» более чем в 2/3 случаев детских искривлений позвоночника — сколиоза, лордоза, кифоза. В оставшейся трети виноваты не столько неудобные парты и необходимость проводить полдня в сидячем положении, сколько общее слабое развитие мышц спины ребенка. То есть ситуация, в которой к искривлению приведет практически любая более или менее постоянная нагрузка на отдельные участки позвоночного столба.

Взрослая жизнь — это время неудобной одежды и особенно обуви. Это время сумок, надеваемых только на одно плечо и пр. Иными словами, это время подошвенных фасциитов, миозитов, мышечных спазмов, ишиаса, остеохондроза, пяточных шпор. А также вальгусной деформации пальцев, плоскостопия, так называемой полой стопы (противоположности плоскостопия), вторичного сколиоза. А кроме того, это — период начала старения и, следовательно, ускорения в развитии всех патологий, какие у нас только были с детства и сохранились/появились по мере взросления.

Заболевания костей как следствие других патологий.

Наконец, существует еще одна большая группа проблем скелета, которая наступает по мере развития нарушений совсем с другой стороны. Эти заболевания не заложены в нас генетикой и не развились бы сами по себе. Они появляются в случаях, когда мы заболеваем чем-то другим. И когда это «другое» косвенно влияет на жизнедеятельность костей, костного мозга или мышц. А также в случаях, когда мы лечим некое отклонение способами, имеющими побочные эффекты на опорно-двигательный аппарат.

В частности, патологии суставов неизбежно наступают вслед за подагрой. Как мы уже сказали чуть выше, подагра — это нечто вроде аллергии. Только при ней иммунитет вмешивается в процесс образования мочевой кислоты — одного из продуктов дыхания клеток. Вместо того чтобы выводиться почками в обычном порядке, мочевая кислота начинает скапливаться в суставных сумках, вызывая их воспаление, раздражение, разрушение хрящей и связочного аппарата. Как видим, изначально процесс к суставам не относится, но тем не менее задевает именно их.

Точно так же при сахарном диабете постепенно, но неизбежно наступает нефропатия. Сахарный диабет — это заболевание поджелудочной железы, при котором она перестает производить инсулин. Инсулин является гормоном, захватывающим из кровотока и доставляющим в клетки глюкозу — то есть сахар. Постоянно высокое содержание сахара в крови больного диабетом разрушает сосуды — слой коллагена в их стенках, обеспечивающий этим стенкам эластичность.

Особенно сильно и быстро от этого страдают капилляры — в периферической крови содержание сахара всегда выше, чем в артериальной или венозной. А ткани почек пронизаны капиллярами очень густо — это необходимо для того, чтобы они могли успешно фильтровать кровь от продуктов распада. Помимо почек при сахарном диабете попадают под удар капилляры кожи (особенно конечностей, вызывая так называемую диабетическую стопу) и глазной сетчатки (диабетическая ретинопатия). Но именно по мере дегенерации тканей почек в организме нарушается водно-солевой и кальциевый обмен. В зависимости от характера нарушений у данного конкретного больного кальций и многие другие необходимые костям соединения начинают вымываться из организма. Что, разумеется, не может не сказаться на состоянии костей скелета пациента.

Самый распространенный пример вторичного остеопороза связан с патологиями, при которых больному требуется более или менее постоянно регулировать состав крови — особенно ее свертываемость. Необходимость длительных инъекций гепарина и его препаратов возникает при склонности к тромбозам. А между тем именно курс его инъекций довольно быстро вызывает остеопороз — особенно нижних конечностей.

Аналогично, к ускоренному рассасыванию некоторых структур кости приводит лечение гемофилии инъекциями свертывающих белков плазмы — например, фибрина. Увеличение пористости и хрупкости скелетных костей является частым побочным эффектом гемодиализа, который назначается в качестве постоянной меры при почечной и печеночной недостаточности. А значит, помимо тромбофилии и гемофилии в этот ряд следует также поставить цирроз, все гепатиты, нефриты, мочекаменную болезнь и другие виды нефропатии.

Причины патологий опорно-двигательного аппарата.

Если свести все факторы, под действием которых у нас могут возникнуть патологии костей, в общий список, он гарантированно выйдет внушительным. Может даже показаться, что при таком положении дел нам заболеваний скелета не избежать — ни при каких усилиях. Что ж, для начала выясним, с чем мы имеем дело, а уж после поговорим о вариантах борьбы. Итак, к патологиям опорно-двигательного аппарата приводят:

1. Травмы. В том числе полученные во внутриутробном развитии или при рождении, острые, хронические, возникшие в результате хирургического вмешательства по другому поводу. То есть помимо стандартных переломов и вывихов сюда следует относить частые сценарии с надломом ключиц у новорожденных, к которым вынужденно прибегают для извлечения крупного плода. А также случаи имплантации и протезирования костей, суставов и их частей — установку пластин, штифтов, замену костного мозга после облучения по поводу его злокачественного поражения и пр.

2. Инфекции. Естественно, инфицировать кости в большинстве случаев нелегко. Ведь буквально добраться до их тканей сквозь все слои тканей мягких не так просто, как ушибить колено. Однако такое возможно не только при открытом переломе, ранении, размозжении и глубоком ожоге. Ряд внутренних инфекций организма, помимо мягких тканей, склонен поражать и кости — особенно на поздних стадиях развития. К таким возбудителям следует относить палочку Коха (туберкулез костей) и бледную трепонему (возбудитель сифилиса). Последняя особенно часто поражает опорно-двигательный аппарат плода в случаях, когда сифилисом болеет его мать. А во взрослом организме сифилитическое поражение костей наступает после десятков лет скрытого носительства инфекции.

Кстати, способностью поражать костные ткани славится и лепра, возбудителем которой является бацилла Хансена — одна из многочисленных микобактерий. Свойство проказы поражать части опорно-двигательного аппарата связано в основном со склонностью некоторых ее форм нарушать работу крупных нервных стволов конечностей. В частности, больше — и малоберцового, локтевого и др. К счастью, все инфекции такого рода, включая лепру, в настоящее время излечимы, и с большим успехом. Тем более на ранних стадиях. К несчастью же, некоторые из них (проказа, сифилис) попробуй еще определи до того, как она поразит глубоко залегающие или жизненно важные органы…

3. Наследственность. В данном ряду находятся патологии как самих костей/суставов, передаваемые от одного или обоих родителей детям, так и других органов или тканей, полученные тем же способом. Как мы видели выше, если мраморная болезнь — явление достаточно редкое, то остеопороз или, скажем, врожденные вывихи ряда суставов — отнюдь нет. А случаи, когда поражение костей обусловлено попытками замедлить основную наследственную патологию, — это одно из наиболее распространенных явлений.

4. Дефициты питательных веществ. Разумеется, в первую очередь тех веществ, которые необходимы для взросления костных клеток, — кальция, фтора, фосфора. Однако данную проблему можно и нужно брать шире, поскольку рост скелетных костей зависит, напомним, не только от них самих. Вообще, скорость их роста и принципы формирования по половому признаку регулируется гормонами. Особенно тироксином (гормон щитовидной железы), прогестероном, эстрогеном, тестостероном.

А между тем нормальная выработка этих гормонов, как мы понимаем, зависит далеко не только от кальция. Собственно, как раз от него она вообще не зависит. Зато для синтеза половых гормонов необходим холестерин, селен, целый ряд витаминов. Ни для кого не секрет, что все (оба — тироксин и трийодтиронин) гормоны щитовидной железы вырабатываются на основе микроэлемента йода. Плюс, приведем еще один общеизвестный факт: как бы ни был хорошо развит костный мозг в целом, а если в организме недостаточно железа, эритроциты он все равно не сформирует. Причина проста: красный белок гемоглобин, составляющий начинку каждого эритроцита, состоит из оксидов железа. Оттого железо необходимо костному мозгу не для собственного развития, а именно для нормального эритропоэза.

Как видим, в таком разрезе вопрос нормы или дефицита, имеющегося в организме каждого конкретного пациента с его привычным рационом, обретает совсем иное значение. Значение куда более широкое, требующее учета и подсчета норм поступления в его организм доброй половины таблицы Менделеева.

5. Профициты различного рода как противоположность дефицитов. Всем нам известно, что одно ничуть не менее вредно, чем другое. Избыточное и длительное поступление какого-то одного элемента рациона в организм нередко вызывает последствия более масштабные и катастрофические, чем его постоянная, умеренная нехватка. Большинство витаминов является сильными аллергенами, но высыпаниями дело может и не ограничиться. Например, избыток в пище ретинола (витамина А, который содержится в моркови и служит химическим «предком» каротина) заканчивается не только атрофией глазной сетчатки, но и отказом печени, и желчнокаменной болезнью. Избыток в организме железа может привести к явлениям, сходным с довольно редким наследственным заболеванием — гемохроматозом.

При гемохроматозе организм пациента вообще неспособен усваивать железо — ни из одного его источника. Железо просто откладывается в суставах и полостях других органов, приводя к острым болям и их постепенному отказу. Нередко оно откладывается также в костях, вызывая тяжелые изменения в работе опорно-двигательного аппарата. И хотя для наследственного гемохроматоза последнее явление не характерно, оно почти всегда сопровождает искусственно созданный избыток этого вещества в тканях. Наиболее распространенным в наше время сценарием разрушения костей из-за избытка каких-то веществ выступает несколько неожиданное сочетание. А именно, избыток фосфора.

Да, долгое время большинству жителей земного шара норма и тем более, избыток поступления фосфора в организм даже, так сказать, не снились. Все мы знаем, что в пригодном к усвоению виде он содержится только в рыбе. А достаточное ее количество постоянно употребляют лишь те, кто проживает на берегах богатых рыбой водоемов. Но в какой-то момент химия открыла соли фосфорной, ортофосфорной и пирофосфорной кислот. Точнее, их хорошую способность пениться, создавать однородные смеси из несмешиваемых продуктов, предохранять продукты от порчи при контакте с воздухом.

С тех пор (без малого сотню лет) фосфаты добавляют в моющие средства и продукты питания. Эта добавка очень распространена, и она к тому же является альтернативным рыбе источником легко усвояемого фосфора. Именно из-за обилия фосфатов в воде, напитках, средствах личной гигиены, пище и пр. в настоящее время мы вместо дефицита часто получаем его передозировку.

Секрет же ее влияния на обменные процессы в костных тканях заключается в том, что для нормального усвоения фосфор и кальций должны поступать в организм в одинаковом количестве. Лишний с точки зрения этой пропорции кальций будет отправляться в желчный пузырь и почки для образования там камней. А поступление лишнего фосфора вызывает попытки организма усвоить его любой ценой, так как фосфор в свободном состоянии опасен — он токсичен. Потому в костях начинается процесс вымывания кальция — чтобы создать видимость его наличия в крови. Этот ложный ход дает организму возможность принудительно связать часть лишних молекул фосфора. Но он же приводит к ускоренному разрушению кости за счет того, что повторное встраивание такой молекулы в клетки костей невозможно — ее можно лишь безопасно вывести из организма.

6. Отравления во всех вариантах этого процесса. Возможно, нам известно, а возможно — нет, что ряд веществ из окружающего мира может быть усвоен нашим организмом лишь в строго определенных количествах или формах. Иными словами, избыток, конечно, тоже является, в известном смысле, отравлением. Тем более им является случайное или намеренное введение в ткани тела заведомо токсичных веществ. Но, кроме этого, существуют еще и отравления другие, произошедшие по причине приема веществ нетоксичных, относительно легко усвояемых, но в неподходящей химической форме.

Что такое случайное отравление, мы понимаем: нередко оно оказывается не таким уж случайным — особенно если яд нам подсыпали намеренно, тайком от нас. Но мы тоже можем съесть горсть волчьих ягод, не зная, что это они. Или выпить какой-нибудь раствор, не уточнив всех свойств его ингредиентов.

Примером осознанного и умеренного отравления может стать прием отваров ядовитых растений при самостоятельном лечении рака. Кстати, у него имеется и более привычный каждому вариант — привычка использовать в качестве приправы черный, красный перец, чеснок. С точки зрения химии, токсичные алкалоиды в перце и, скажем, аконите совершенно одинаковы — разнится лишь их концентрация… Кроме того, многие люди рискуют работать с токсичными веществами, полагаясь на соблюдение мер безопасности. И часто получают хроническое отравление промышленными ядами. Скажем, о потенциальной угрозе своему здоровью знают все, кто работает со ртутью, сплавами свинца и пр. А также работники химических и фармацевтических предприятий.

Наконец, в качестве примера отравления веществом, принятым в неподходящей химической форме, можно привести обыкновенную поваренную соль. В том смысле, что в форме хлористого соединения натрий усваивается легко, без остатка, и принимает участие в водно-солевом обмене организма. Кстати, клеткам тела в небольших количествах необходим и сам хлор. Точное его назначение пока не установлено. Но, с другой стороны, никто не знает, и зачем им нужен мышьяк… Менее нужными они от нашего незнания не становятся, так что принимать их все равно необходимо. Совершенно другой вопрос тот, что как хлор, так и мышьяк и даже натрий в чистом виде ядовиты для тканей. Любая попытка приема хлора в составе другого соединения или тем более в чистом виде, наверняка кончится летальным исходом или тяжелым отравлением. Вот нам и разница в форме молекулы…

Так или иначе, отравления костного мозга чаще всего достигаются при попадании в организм тяжелых металлов и их солей. Независимо от того, знаем мы о таких эпизодах или нет, кости являются тканью, склонной накапливать твердые соединения. То есть твердые именно с точки зрения физических свойств. Говоря еще проще, эта ткань испытывает естественный высокий интерес к минеральным соединениям и металлам. Потому если таковые появляются по каким-то причинам в тканях тела, очень скоро они оказываются в составе костей.

7. Прием ряда лекарственных средств. Да, все мы если не знаем, то догадываемся, что современные «чудеса фармацевтики» обладают не одними лечебными свойствами. Часть побочных эффектов от их приема может напрямую касаться костей, костного мозга, хрящей и пр. Не всегда, конечно, но нередко. К примеру, аспирин как противовоспалительное средство со способностью снижать свертываемость крови, традиционно применяется для лечения хронических и травматических воспалений суставов. Но есть у него и неприятное в этом отношении свойство. А именно: начиная с определенного количества он может приводить к ускоренному разрушению хрящей и сухожилий.

Эта его способность особенно ярко проявляется при подагре, а также наличии оксалатных мочевых камней. Дело не в свойствах самого аспирина, а в нарушении способности организма усваивать и превращать кислоты, которое наблюдается у больных подагрой и оксалатными камнями. Ведь если подагра — это отложение мочевой кислоты, которая должна нейтрализоваться и выводиться, то оксалаты сигнализируют об утрате организмом способности усваивать щавелевую кислоту. В теории речь идет об ограниченных аномалиях — ограниченных кислотами только одного типа. А действительность такова, что все вещества в организме склонны проходить ряд превращений. И в этих цепочках обычно имеются этапы превращения одних кислот в другие. Так что при наличии расстройства усвоения одного вещества пациентам рекомендовано отказаться или ограничить другие вещества такого же типа.

Безусловно токсичное воздействие на костный мозг оказывают антибиотики — в том числе внутриклеточные, применяемые при бактериальных инфекциях, хламидиозе (заражение простейшими), химиотерапии. Текстура костей может претерпеть масштабные, трудноизлечимые изменения при гормональной терапии — скажем, по поводу нарушений/отказа щитовидной или половых желез. Норму обмена веществ в суставах часто нарушают другие нестероидные противовоспалительные, помимо аспирина, — в частности, ибупрофен. Что до коагулянтов и антикоагулянта гепарина, то суть их разрушающего влияния на костный мозг очевидна. Они влияют на структуру, состав и деятельность компонентов крови, в норме вырабатываемых костным мозгом. И начинается это влияние, естественно, не с попадания тела в кровоток, а с момента его созревания в костном мозге. К тому же нарушения состава или свертываемости крови влияют на обменные процессы в самом костном мозге — ведь он очень зависим от нормы кровообращения в его капиллярах.

8. Ионизирующее излучение и, как его вариант, попадание в организм радиоактивных изотопов тех или иных веществ. В принципе, радиоактивное излучение одинаково губительно для всех клеток тела. Однако в отличие от тканей быстрее восстанавливающихся, имеющих большее число клеток, костный мозг имеет тенденцию погибать полностью. То есть без права на регенерацию. К тому же не стоит забывать: у каждой ткани имеются вещества, к которым она испытывает как бы особый «кулинарный» интерес, — вещества, в которых она нуждается постоянно и сильно.

Допустим, изотопы йода будут накапливаться в тканях щитовидной железы, а глюкозы — в мягких тканях. А у клеток кости имеется аналогичное свойство накапливать молекулы твердых веществ. То есть в основном кальция и его соединений. Но они точно так же охотно «собирают» из крови различные металлы — ведь им необходимо и железо, и еще многое другое. Потому в случаях, когда в крови оказывается избыток таких микроэлементов, (например, тот же свинец, кобальт, ртуть), их природный, так сказать, интерес к этим веществам оборачивается против них. Когда же оказавшиеся в организме изотопы еще и радиоактивны, костный мозг погибает первым просто потому, что именно на его долю приходится самая большая доза самого сильного облучения.

9. Дефицит физической активности. Как уже было сказано выше, у этого вопроса есть две стороны. Первая заключается в том, что норма обновления и существования каждой ткани и органа тела зависит от качества их снабжения кровью. А скорость и сила тока крови (и, кстати, баланс многих ее элементов) напрямую связана со степенью подвижности мышц. Ведь именно в мышцах проходят основные обменные процессы, влияющие на состав крови. Например, скорость потребления сахара и кислорода, образование львиной доли продуктов распада и пр. Плюс, внутри мышечных волокон расположены 2/3 общей длины сосудистой сетки. А это, согласимся, достаточно много, чтобы влиять на качество кровоснабжения всего тела. Тем более что ветвей сосудов, ведущих куда-либо напрямую, минуя мышцы вообще, в теле не существует.

Вторая сторона проблемы заключается в старении — процессе постепенного замедления метаболизма, которому подвержены решительно все мы. С каждым годом у нас в теле все медленнее вырабатываются белки и гормоны, делятся клетки, усваиваются поступившие вещества и выводятся — продукты распада. Это неизбежно, и это означает, что наши кости, хрящи и пр. тоже будут обновляться с прогрессирующим скрипом. Увы, на сей раз в прямом смысле слова. Постоянно сниженная подвижность дает постоянно замедленное кровообращение и обмен веществ. К этому естественному эффекту чем дальше, тем заметнее прибавляется их же торможение просто в силу возраста. В итоге мы получаем картину, при которой даже сниженная нагрузка на кости и суставы повреждает их быстрее, чем может сработать возведенное в квадрат замедление их регенерации.

10. Аномалии внутриутробного развития. Прежде всего к этому пункту относятся, в общем виде, все проблемы, которые мы можем получить из-за процессов, проходящих в организме матери. В частности, это любые заболевания и последствия их лечения, которые имели место в период ее беременности. Например, к весьма характерным поражениям позвоночного столба, грудной клетки, черепа относятся последствия заражения плода сифилисом. Зато хламидийная инфекция и гонорея, как считается, не приводят ни к чему, поскольку они вызывают бесплодие…

Второй путь составляет непоправимый вред нашему организму, который может нанести материнское молоко. Скажем, если уже в это время кормящая мать перенесла мастопатию или лечилась от другой патологии, полученной после нашего рождения. Следует помнить, что все принимаемые матерью при лактации лекарственные препараты в той или иной концентрации попадают в грудное молоко. Некоторые из них сравнительно безопасны для взрослого организма, однако могут нанести вред организму младенца.

Третий вариант патологий развития плода связан с дефектами строения или состояния материнских половых органов. Например, существует ряд неизлечимых заболеваний, при которых современная медицина позволяет сохранить и выносить ребенка. Но — только медицина и ее развитие. Без медицинского вмешательства все они неминуемо заканчивались бы, как и ранее, бесплодием или срывом беременности. Самое распространенное заболевание такого рода — фибромиома матки. То есть доброкачественное разрастание ее внутренней стенки. Обычно крупное, оставляющее для самого плода не так много места, как хотелось бы.

Проблема фибромиомы в том, что она обладает сильным злокачественным потенциалом — может превратиться в рак в любой момент. Потому такие опухоли предпочитают вообще не тревожить, если они невелики и не разрастаются. Если же их рекомендовано удалить, то вместе со всей маткой, поскольку удалить миому, сохранив способность к деторождению, все равно не получится. А сохраненный нефункциональный остаток матки еще и может стать основой для роста уже злокачественной опухоли.

Другое распространенное в наше время явление хронического характера, которое в норме должно заканчиваться прерыванием беременности, — это гормональные расстройства в организме матери. В частности, именно они служат причиной почти всех случаев, когда женщину направляют на курс сохранения беременности. Обычно — неоднократно с момента зачатия до момента родов. Как мы понимаем, гормональные нарушения в наше время не лечатся. Однако их уже можно купировать, и с большим успехом. Есть лишь один досадный момент — гормональный фон очень заметно влияет на развитие скелета ребенка. Это касается как собственного фона его организма, так и фона в организме матери, пока одно напрямую зависит от другого. Так что в зависимости от направления лечения, здесь вполне возможна и приобретенная карликовость (торможение точек активного роста костей), и врожденные нарушения работы эндокринных желез, которые не выравниваются после рождения.

Четвертый же случай патологии внутриутробного развития скелета связан с некоторыми личными привычками матери. Курение к ним не относится — это уже давно доказанный факт. Сигарета может стать причиной развития рака легких, однако она не может стать причиной патологии плода. Наоборот, содержащийся в табачном дыме никотин (никотиновая кислота, ниацин, витамин РР, витамин В3) важен для нормы его развития настолько, что весь период беременности будущая мать должна принимать его в очень больших количествах. Скажем прямо, необходимое беременной количество ниацина выкурить с сигаретами невозможно — это около 5 пачек в день. Потому некурящий цивилизованный мир в обязательном порядке принимает его в виде инъекций, капсул, пластырей курильщика и пр. Что до беременных, то оптимальным методом приема ниацина для них считаются инъекции. Главным образом потому, что способ усвоения каких-либо веществ через кровь наиболее органичен для плода.

Но курение курением, а помимо него имеются еще алкогольная и наркотическая зависимость. И еще одна привычка из числа формально полезных — склонность строго контролировать норму веса. Алкоголь тоже в общем не бесполезен для организма. Наоборот, он стимулирует ряд аспектов работы центральной нервной системы, основу обмена веществ в теле и скорость пищеварения. Постоянное присутствие канонических 10 мл этилового спирта в кишечнике обеспечивает нам очень многое из того, что мы считаем здоровым. Однако это вещество в избытке серьезно повреждает клетки ЦНС — именно потому, что оно заставляет их работать быстрее и напряженнее, чем нужно. Эффекты, которые обеспечивает умеренное потребление алкоголя, во взрослой жизни вполне можно использовать себе во благо — для регулирования ряда нарушений обмена веществ, пищеварения, работы почек и пр. Но для формирующейся ЦНС плода такое действие разрушительно — иначе просто не скажешь.

Наркотические средства обладают схожим действием — схожим, хотя не тождественным. Например, они активнее действуют на кору и отдельные ее центры. А также на лимбическую систему головного мозга — базовую, отвечающую за адаптацию к окружающим условиям. Их действие выражено сильнее, чем у алкоголя. В том смысле, что действие спирта более предсказуемо и изменяет не столько суть работы коры, сколько ее активность в целом. Наркотики же изменяют взаимосвязи между работой отдельных центров. Отсюда их галлюциногенный потенциал и способность искажать картину ощущений от окружающего мира буквально до неузнаваемости. Потому явление белой горячки (включая галлюцинации и бред) характерно для длительного и сильного отравления алкоголем. А для получения тех же эффектов при приеме наркотиков необходимы самые ничтожные дозы этих веществ и, наоборот, короткий период их приема. Ведь длительный прием наркотиков вызывает привыкание к ним и необходимость повышать дозу…

Так или иначе, эти эффекты опасны для ЦНС, находящейся в стадии активного развития. Нередко — даже смертельно опасны. В большинстве случаев дело заканчивается выраженными дефектами развития. Прежде всего, умственной отсталостью — различными стадиями олигофрении. Но, конечно, и пороками формирования скелета, которые напрямую следуют за отклонениями работы гипофиза — железы, управляемой мозгом и управляющей остальными железами тела. Что до проблем, связанных с излишней «идеальностью» женской фигуры, то первая из них заключается в бесплодии или явных затруднениях с зачатием. Дело в том, что основной гормон женского пола эстроген накапливается и частично производится жировыми клетками — теми самыми, что называются целлюлитом. Отсюда и низкий его уровень в крови худых женщин, обеспечивающий неполноценность цикла и работы яичников.

Вторая проблема худобы у женщин связана с количеством свободного холестерина в организме будущей матери. Ранее холестерин считался непригодным к употреблению, как бы побочным веществом — веществом, имеющимся в продуктах животного происхождения. На базе этого взгляда выросло вегетарианство и рекомендация всегда отдавать предпочтение овощам, а не мясу с рыбой. В настоящее время уже очевидно обратное: именно из холестерина состоит большая часть тканей головного и спинного мозга — у животных, как и у человека. Из холестерина строятся оболочки для нейронов белого вещества, и его же молекулы образуют оболочку вообще любой клетки тела.

Холестерин необходим телу значительно сильнее многих других веществ. Тем более организму будущей матери и плода, который в нем развивается. Пока было сделано это весьма нелестное для «здорового образа жизни» открытие, многие дети в странах Западной Европы родились инвалидами, с пороками развития, несовместимыми с жизнью патологиями. В настоящее время никто не требует от беременных и рожениц соблюдать строгие ограничения по животным продуктам. Но обратим внимание: при этом вегетарианство так и не было открыто названо вредной для человека системой питания. И потом: никто не требует, однако в наше время популярен тип фигуры очень худой — лишенной как выраженной жировой, так и мышечной массы. Когда пройдет «мода» на такую фигуру, неизвестно. Но опасность, которую несет данное веяние, очевидна.

В обычной жизни она требует недоразвития организма во всех отношениях. Кстати, патологии костей в теле, лишенном и жира, и мышц, наступают одними из первых. Следующие в списке — ранние заболевания сердечно-сосудистой системы. Причем куда более ранние, чем те, которые наступают из-за атеросклероза. А при беременности она грозит либо вовсе бесплодием, либо последующей невозможностью для плода развиться как положено. Плюс, естественный гормональный фон, незнакомый с понятием моды, в период беременности заставляет ее тело накапливать жировые отложения с удвоенной скоростью — для развития плода и грядущей лактации полноценным молоком. В случае если будущая мать пытается бороться с этими явлениями, она безо всяких рекомендаций способна нанести организму собственного ребенка непоправимый ущерб.

Вредные привычки и здоровое питание.

Нам уже должно быть совершенно очевидно, что многие патологии с этой стороны предупредить невозможно. Если они заложены в нас наследственностью, мы можем лишь не давать им лишних поводов проявиться раньше и тяжелее, чем положено по законам генетики. Если мы получили некую патологию во время нахождения в материнской утробе, мы тоже никак не могли повлиять на этот процесс. Да и сейчас, изучив все обстоятельства и подробности, мы можем немногое — смягчать основные ее проявления, предупреждать развитие вторичных или косвенных осложнений… Наконец, если мы лечим другое заболевание, будучи предупреждены о влиянии данного заболевания или терапии на состояние костных тканей, наша задача должна состоять в смягчении этого удара — сокращении времени лечения, возмещении наносимого костям и суставам урона и пр.

Безусловно, наследственность и еще ряд пунктов из приведенного выше списка являются факторами очень серьезными. Особенно в том смысле, что они не поддаются контролю или закладываются в периоде, когда мы не можем никак на них повлиять. Дело не только в случайности, ошибках, законах передачи дефектных генов. К примеру, нам могут посоветовать переехать из экологически неблагополучного района в более стабильный и чистый. Прекрасная рекомендация, спору нет. Вот только во взрослой жизни мы часто сталкиваемся с соображениями и обстоятельствами, не позволяющими нам осуществить эту мечту. Ведь здесь необходимо выбрать и впрямь лучший район, решить вопрос с разницей в стоимости нашего нынешнего и нового жилья, позаботиться о смене места работы и обучения наших детей…

Или возьмем проблему правильного питания. Да, сбалансированный рацион, состоящий сплошь из качественных продуктов — это не только полезно, но и вкусно. Вот только где мы возьмем время, деньги и, главное, сами эти качественные продукты, никто при этом не уточняет. А между тем взглянем правде в глаза: для приготовления одной домашней колбасы (хоть это и относительно несложный вид работ с мясом) у нас даже при наличии опыта уйдет не менее двух часов. И то — если мы купили готовой хотя бы оболочку. То есть речь идет о чистом времени на приготовление начинки — жарка или запекание в расчет не входят.

Еще интереснее обстоят дела с такими деликатесами, как вяленые, копченые изделия и, скажем, сыр. Не все из нас отдают себе отчет, какое количество времени требуется на созревание вяленых колбас. Ведь это месяцы, а не дни или даже недели. Месяцы в специальных условиях, уходящие на вяление. А также специализированное оборудование — для случаев, когда мы хотим изготовить другой привычный деликатес, называемый копченым мясом или рыбой. Сыр изготавливается в течение 1–2 недель: да, он получается вкусным, но все это время мы ежедневно будем уделять его поэтапной обработке не менее полутора часов в сутки.

Так что из привычного для нашего слуха и длинного списка благих рекомендаций на практике исполнимы единичные пункты. Мы часто не понимаем этого, принимаясь за дело. А когда понимаем, отсутствие более близких к реальности нашей жизни и быта советов, как это сделать, быстро и напрочь отбивает всякое желание что-либо предусматривать. Мы начинаем смешивать в одну кучу неисполнимое с просто хлопотным, и в итоге оказываемся во врачебном кабинете в стандартном возрасте и порядке — как все.

Типичные для профилактики любых болезней меры мы наверняка заучили наизусть, и сами не помним, когда это произошло. Освежим нашу память, перечислив основные вехи здорового образа жизни в том виде, в каком его представляет медицина. Нам следует:

1. Отказаться от вредных привычек — курения, приема спиртных напитков, наркотиков, тяги к сладким продуктам и перееданию.

2. Отказаться от потребления полуфабрикатов и фаст-фуда — пищи быстрого приготовления. А также самой привычки есть быстро, в неподходящих для приема пищи условиях — за рабочим столом, на улице, в машине, в местах общественного отдыха.

3. Начать есть пищу, приготовленную из первичных продуктов, высокого качества, в домашних условиях. Желательно брать такую пищу и за пределы дома. Или подыскать удобно расположенное заведение общепита, где действуют высокие стандарты качества приготовления блюд.

4. Поддерживать норму физической активности и развития в течение всей жизни. Оптимальный вариант — ежедневно, чуть менее удачный, но тоже вполне достаточный — через день. Форма активности может быть любой — от любительских пробежек в парке или на беговой дорожке до тренировок по фитнесу или занятий определенным видом спорта в специализированном заведении.

5. Поддерживать высокие стандарты личной гигиены — ежедневной, полной и тщательной.

6. Поддерживать стандарты бытовой гигиены, включая уборку и установку кондиционеров вместо обыкновенных форточек, что особенно полезно для городских условий. Вместе с кондиционером не помешает установить кухонный фильтр для воды, и не забывать проводить регулярную дезинфекцию мебели, ковров и постельных принадлежностей. Особенно если мы спим на перьевых подушках и используем в обиходе другие натуральные материалы.

7. Соблюдать естественную гигиену контактов за пределами дома — мыть руки после посещения уборных и общественных мест, где нам приходилось касаться неких предметов. А кроме того, пользоваться только тщательно вымытой или одноразовой посудой, требовать стерилизации инструментов в парикмахерских и салонах красоты, по возможности избегать общественных парилен, бань, бассейнов, использования общих с кем-либо средств ухода или быта.

8. Само собой разумеется, что при случайных половых контактах или в отношениях с мало знакомыми партнерами необходимо принимать все меры предосторожности. А именно, использовать презерватив, не вступать в некоторые чрезмерно травматичные виды контакта, наводить личную гигиену непосредственно после полового акта.

Картина такой жизни выглядит несколько оторванной от реальности, не правда ли? Вернее, в мире существует ряд людей, исполняющих весьма специфичные обязанности, обладающих высоким статусом и уровнем дохода. Они, скорее всего, могут позволить себе именно такую жизнь, и позволяют ее. Речь идет о звездах современной массовой культуры (особенно кинематографа), политических деятелях и представителях весьма прибыльных сфер бизнеса. Однако, как мы понимаем, у нас таких возможностей нет — их нет у абсолютного большинства жителей земли.

С другой стороны, отметим: некоторые из перечисленных выше правил соблюдать не обязательно. А большая их часть носит характер скорее рекомендательный, чем подлежащий неукоснительному исполнению. И вообще: никто не знает, откуда вдруг представление о здоровье превратилось в необходимость тратить огромные средства на то, без чего свободно можно обойтись. Например, как могут быть взаимосвязаны понятия здоровья и степени респектабельности спортивного клуба? Еще лучший вопрос заключается в том, чем содержимое домашней каши отличается от содержимого каши, сваренной в кафе… В некоторых из этих правил и особенно в современных мифах по их поводу явно следует разобраться. Разобраться, чтобы они не легли на наш бюджет, рабочее время, досуг и совесть неподъемным грузом. И не отняли сил, времени и денег втрое больше, чем лечение от самой тяжелой болезни в мире.

Вредные привычки.

Вообще, грань между пользой и вредом от большинства из них не всегда видна так хорошо, как нам хотят доказать. Табачный лист, как мы и сказали выше, содержит одно из веществ, которое употребляется нашим организмом активнее любого другого — включая прочие витамины, минералы и микроэлементы. Мы говорим, разумеется, о никотиновой кислоте — веществе, которое получить в достаточном количестве с нашим обычным рационом почти невозможно. Реальность курения такова, что без него нам придется переедать — регулярно, весьма заметно, со всеми вытекающими…

Сигаретный дым не вызывает ни атеросклероз, ни рак какого бы то ни было органа, ни инсульт, ни инфаркт, ни бесплодие. А выдающиеся способности никотина по убийству парнокопытных никоим образом не касаются трех видов теплокровных — человека, собаки и свиньи. Ведь именно у этих трех видов собственная выработка никотина в организме (да, такая существует) не покрывает и половины суточной потребности в нем. Никотиновая кислота активно используется всей центральной нервной системой — особенно корой головного мозга. Ее избыток вызывает ускорение работы ЦНС и ее перевозбуждение. Оттого в принципе никотин может убить и лошадь, для которой любая введенная доза окажется лишней, и человека… Правда, только если он ухитрится выкурить более трех пачек сигарет с содержанием никотина 10 мг/сиг кряду. А это весьма существенная поправка, не правда ли?..

Итак, все эти производимые неведомо чьим больным воображением мифы — намеренная и абсолютная ложь. Канцерогенность курения не имеет к никотину никакого отношения. Дело всего лишь в том, что поступающие в легкие продукты горения организмом, в отличие от никотина, не усваиваются. Они и впрямь оседают в тканях легких, нарушая их работу и создавая очаги хронических, вялотекущих, асептических воспалений.

Хронические воспаления такого типа считаются канцерогенными потому, что практика онкологии показывает: многие опухоли (особенно дыхательных путей в целом) возникают в присутствии длительного воспаления. Эта взаимосвязь не вполне ясна — главным образом потому, что воспаление, даже хроническое, не является гарантией рака. Но сейчас ее объясняют тем, что иногда, под влиянием постоянного раздражения и нарушения обмена веществ, клетки не отмирают, а перерождаются.

Таким образом, действительно, случаи рака легких среди курильщиков попадаются вдвое чаще, чем среди некурящих. Вот эта часть истории — чистая статистическая правда. Но если мы прочтем эту привычную фразу еще раз и внимательно, мы поймем, в чем парадокс, которого мы раньше не замечали. Возникает логичный вопрос: если рак легких вызывает курение, что тогда вызывает его у тех, кто не курит?

Часть ответа на вопрос нам известна, хотя эту интерпретацию исчерпывающей и не назовешь. К сожалению, приходится довольствоваться тем, что предлагает наука в данное время, — лучшего ответа она пока не нашла. Так или иначе, злокачественность любой опухоли определяется по ее способности прорастать в окружающие ткани и метастазировать в ткани вообще другие. Другие во всех смыслах этого слова — расположенные довольно далеко от нее с точки зрения расстояния и состоящие из клеток совсем другого типа.

Например, рак легких (мягкие ткани) метастазирует в позвоночник (костные ткани и нейроны). Дистанция от материнской опухоли до вторичного очага, в зависимости от роста, возраста и телосложения больного, может достигать 20 см и более. То есть у нас налицо одна из самых больших загадок рака, разгадать которую пока не удалось никому. А именно: клетки одной ткани (переродившиеся клетки тканей легких) каким-то образом ухитрились прижиться и начать размножение среди клеток совсем другого типа. Причем не секрет, что у опухолей поздних стадий метастазов всегда несколько, и всегда — в разных органах.

Классика картины последней, неизлечимой стадии любого рака — поражение печени, нескольких участков костного мозга, почек, надпочечников. Вариативно могут быть обнаружены метастазы в головной мозг, двенадцатиперстную и тонкую кишку, семенники или яичники. Словом, сплошь в ткани разных видов. Как они туда попали, науке уже известно — оторвались от тела опухоли и проплыли этот путь вместе с током крови. А вот почему они прижились, никто не знает. Ведь лабораторные опыты по пересадке нормальных клеток одних тканей в другие неизменно заканчиваются неудачей. То есть чужеродные клетки, даже будучи здоровыми, гибнут среди клеток с другой структурой. На свободное размножение в костных или нервных волокнах способны только видоизмененные клетки легкого, но не нормальные.

А загадка эта ведет к тому, что злокачественная опухоль как тип клеток и тканей со своими, особыми показателями на самом деле универсальна для всего организма. Клетки рака желудка, легких, почек и пр. выглядят одинаково или примерно одинаково. И ведут себя тоже примерно одинаково в любых органах. Именно по этой причине для самой онкологии конкретное расположение начальной опухоли имеет очень небольшое значение. Оно заметно влияет на выбор тактики лечения — как, впрочем, и сама стадия развития опухоли. Но оно очень мало влияет на принципы диагностики рака. А также вообще никак не влияет ни на прогноз по данному случаю, ни на список причин, которые могли вызвать появление этой опухоли.

Онкология как наука не делит опухоли на новообразования легких, конъюнктивы, кожи… Для нее склонность к злокачественному перерождению тканей составляет общую проблему данного конкретного организма. Проблему либо иммунную, либо наследственную, но никак не личную. Говоря еще проще, независимо от того, что написано на пачке сигарет, онколог представляет себе рак легких как опухоль, которая рано или поздно все равно возникла бы. Если пациент курит, возрастает лишь вероятность ее появления именно в легких. Если нет, вероятность ее появления остается прежней — увеличивается лишь количество мест, где ее придется искать.

Ситуация с алкоголем еще более запутанна. Он вырабатывается в двенадцатиперстной кишке постоянно. Организму этиловый спирт необходим для запуска многих обменных процессов в стенках этого органа. А именно, лучшего выделения желчи и расщепления пищи (в частности, жиров), ускоренного притока крови к органу для распределения уже выделенных питательных веществ. Кроме того, этиловый спирт регулирует теплообмен, деятельность коры надпочечников, кровеносной системы, а также лимбической системы и коры головного мозга. Особенно сильно он влияет на работу лимбической системы — отсюда его свойство изменять условия теплообмена, рефлекторные реакции, координацию движений.

Основная же проблема алкоголя в том, что он действует возбуждающе на все целевые для него органы, кроме надпочечников. В случае с последними он, наоборот, угнетает выработку ряда их гормонов — в частности, антидиуретического гормона (АДГ). Отсюда и повышенная активность почек, которая сохраняется в течение последующих шести-восьми часов после возлияний. Возбуждение нейронов ЦНС под действием спирта создает их перегрузку всегда, при каждом эпизоде его приема. А это значит, что алкоголизм как регулярное употребление спиртного приводит к вполне, в общем, объяснимым эффектам — постепенной дегенерации обоих весьма значимых отделов головного мозга. Это порождает эффекты белой горячки, примитивизации мышления, нарастающих дефектов дикции, характерного упрощения эмоциональных реакций и пр.

Таким образом, исключительно вредных привычек на свете существует не так много, как мы привыкли думать. Если мы курим, то при наборе пищевых продуктов, характерных для нашего климатического пояса, это вполне объяснимая и нормальная тяга. Ничего патологического в зависимости от табака нет: на том же основании зависимостью можно назвать и необходимость есть хотя бы один раз в день. Просто никотин для нас — вещество такое же дефицитное, как пресловутый йод и фосфор, который теперь дефицитным уже не является, но являлся.

Если мы не курим, в этом тоже нет ничего плохого: мы не создаем дополнительных неудобств и очагов воспалений своим верхним дыхательным путям. Но в последнем случае имеется свой нюанс: мы имеем в организме постоянный, хронический дефицит незаменимого для многих клеток и тканей вещества. И даже не собираемся его компенсировать, потому что дорожим своей мифической свободой от мифического «легкого наркотика».

Если отставить эту развернутую неведомо кем войну с ниацином в сторону, обнаружится, что речь идет об очередном массовом заблуждении. Заблуждении тем более нелепом, что сейчас у нас есть уйма возможностей сохранить независимость (предмет нашей гордости) на любой желаемый срок. И устранить в то же время небезопасный в потенциале дефицит — результат недостатка знаний. Его потенциал лишь немногим лучше смерти от рака, и то — как сказать. Нехватка никотиновой кислоты — это болезнь Альцгеймера, рассеянный склероз, неврозы, пеллагра, патологии суставов и сердечно-сосудистой системы. И мы не пошутили насчет заболеваний сосудов — пошутила медицина, когда заявила обратное. Потому что никотин приводит сердце и сосуды в тонус, улучшая их собственное кровоснабжение и метаболизм. А если наше состояние уже предынфарктное, то виноват в нем явно не табак. Он может быть виноват лишь в том, что приступ у нас случится сию же минуту, а не несколько часов спустя.

А между тем это отставание несложно восполнить и без сигарет — ношением пластыря курильщика, приемом никотина в капсулах или инъекциях. Это просто и относительно безопасно. Хотя, если говорить правду, потребует от нас затрат, вполне сопоставимых с курением.

Точно так же и с алкоголем: что за грех, если обыкновенный здоровый человек, ощутив признаки несварения, примет аперитив перед обильным застольем? Если мы принимаем алкоголь в точном соответствии с его биологическим действием и тогда, когда оно необходимо, мы не должны ощущать за собой никакой вины. Напротив, при этом мы санируем пищеварительную и мочевыделительную систему, помогаем пищеварительному тракту справиться с большим объемом пищи, повышаем выводящую активность почек.

Да, этого не стоит делать перед каждым приемом пищи — особенно если мы и так любим покушать, имеем выраженный лишний вес или испытываем проблемы с пищеварением подозрительно часто. В первых двух случаях мы будем лишь «разгонять» свой и так избыточный аппетит, и ничем хорошим это уж точно не кончится. В последнем же случае действие алкоголя будет маскировать симптомы уже развитой патологии пищеварительного тракта. А ведь мы не знаем, что это за патология и как долго она у нас имеется. Вполне возможно, что каждая «рюмочка» перед завтраком оказывает нам медвежью услугу!

Пить нельзя каждый день и в больших количествах — то есть принимать более 50 мл алкоголя в сутки. Но вообще пить можно — в пределах указанной дозы алкоголь относительно безобиден. Иными словами, с ним вполне допустимо поступать так же, как и с сигаретами, — употреблять с конкретной целью в достаточно четко определенных количествах.

Собственно, никакой сенсации в этом подходе нет. Ведь если мы будем постоянно, бесконтрольно, с неясной целью принимать вообще любое нетоксичное вещество, оно уложит нас на больничную койку не менее быстро и эффективно, чем сигарета или стопка. Разве не таковы же правила здорового питания? Разве не ими определяется польза или вред от любых витаминов? Наконец, разве не они определяют, оздоровит нас спорт или сделает инвалидами?..

Как мы выяснили только что, иногда сигарета или традиционная русская стопка — это именно то, что поможет быстро и эффективно справиться со временным разладом в какой-то функции. Однако если говорить узко о суставах и их потребностях, то никотиновая кислота для них важнее алкоголя. Дело в том, что ниацин принимает участие в синтезе коллагена — одного из основных белков в составе хрящей, сухожилий, связок. Да, а также кожных покровов и кровеносных сосудов. Такова причина, по которой мы говорим, что табак никак не может стать причиной сердечно-сосудистого заболевания, хотя может заострить симптомы патологии, наступившей из-за совсем других процессов. Зато алкоголь сильнее влияет на кровообращение в тканях костного мозга — как и вообще в пределах кровеносной системы.

Правильное и неправильное питание.

Как видим, просто приняв как факт необходимость делать все осознанно, а не по «указке» со стороны, мы можем быстро оградить себя от вреда, который нам наносят многие уже имеющиеся привычки. Привычки, небесполезные для остальных — по-видимому, более умных или дальновидных людей. Разумеется, на самом деле заметно более умных или глупых людей на свете не так много. Поэтому каждый, кто, в отличие от нас, не толстеет, не сидя ни на какой диете, и не задыхается при подъеме в гору, хотя курит «как паровоз», вероятно, просто лучше понимает, что ему нужно, а что — нет.

Курение и прием спиртного мы уже рассмотрели. И по итогам нашего анализа вышло, что сигарета вредна своими смолами, хотя полезна как один из самых богатых в нашей жизни источников никотина. Алкоголь в количестве 50 мл чистого спирта в день оказался полезен, но только не для случаев, когда с его помощью мы сглаживаем явные проблемы с пищеварением. И само собой, не тогда, когда мы и без него переедаем, что наглядно доказывают жировые складки на нашей талии.

На очереди вопрос того, что в еде правильно, а что нет. Вскользь мы уже «прошлись» по этой замечательной во всех отношениях рекомендации кушать побольше овощей и фруктов… «Прошлись», когда рассказали о реальном значении холестерина для нашего организма всеядных — не травоядных. А также его роли в строительстве тканей нашего тела.

Нет, как таковой этот совет разумен. Ведь человек именно всеяден, и в витаминах он нуждается лишь чуть меньше, чем в белках и холестерине. А это значит, питаться одним мясом и молоком — затея тоже не из лучших. К тому же с нынешними агропромышленными технологиями в покупаемых нами растениях не содержится и половины того, что мы надеемся в них найти. Зато теперь там нередко можно обнаружить значительно больше ожидаемого…

Так или иначе, в наше время выверенное еще 50 лет назад количество тех или иных растений и плодов в сутки уже недействительно. Сейчас эту норму нужно сразу умножать на два, рискуя еще и недополучить обещанное. Единственное, что осталось в современных растениях в прежнем количестве, это клетчатка.

И вот именно на реальном необходимом количестве растительных продуктов разумность этого совета заканчивается. Ведь если мы всерьез попытаемся получить суточную норму всех имеющихся там витаминов, минералов и микроэлементов, нам придется съедать до 2 кг овощей, фруктов и других съедобных растений в день. А если в такой ситуации мы еще и поймем слово «побольше» слишком буквально, мы станем-таки вегетарианцами. Станем при том, что ни нам, ни вообще кому бы то ни было это не нужно.

Мы уже поняли, что жизнь без холестерина, поступающего с пищей ежедневно и регулярно, невозможна. Сначала у нас снизится до критической скорость обновления всех тканей тела — потому, что новые клетки этих тканей без холестерина не сформируются. Отсюда и патологии развития плода при низкохолестериновом рационе. Ведь зародыш, плод и младенец являются более или менее крупными скоплениями клеток. Если этим клеткам не из чего образовываться, они и не образуются — все правильно.

Кстати, почти все средства — ингибиторы холестерина, которые прописывают после инфаркта или инсульта, славятся единым побочным эффектом — способностью вызывать боли и воспаление в мышцах. Мы только что объяснили, в чем дело: мышцы осуществляют каждое наше движение — даже самое малозаметное. А вообще без движений современная жизнь невозможна — ведь надо же нам как-то перебраться хотя бы из домашнего кресла в рабочее! Следовательно, хотя бы слегка, но наши мышцы все равно напрягаются и работают. А значит, их клетки продолжают гибнуть и волокна — требовать обновления. Когда оно невозможно, начинается мышечный распад.

Затем у нас начнутся масштабные нервно-психические расстройства. Этот эффект от длительного приема ингибиторов холестерина тоже уже доказан и указан во вкладышах к некоторым из них. Ничего удивительного в нем тоже нет — из холестерина состоит 90 % тканей головного и спинного мозга. Ну а если мы не умрем от некроза мышц или отказа одной из управляемых мозгом систем, то мы уж точно умрем от рака печени. Злокачественные опухоли этого органа вызываются не столько веществами в составе ингибиторов холестерина, сколько самой логикой их действия на данный орган. Потому все средства с таким действием канцерогенны — из этого правила нет ни одного исключения.

В общем, вегетарианцы в корне неправы. Просто им об этом, вероятно, забыли сообщить — с начала прошлого века до наших дней. Но поскольку мы теперь об этом знаем, нам пора узнать и еще кое-что. Отставим вопрос холестерина в сторону: его наличие или отсутствие в организме очень заметно влияет на все органы и системы, за исключением суставов. Именно на суставах и костях вегетарианство отражается мало — во всяком случае, до начала мышечного отказа. Потом, разумеется, последствия неизбежны, поскольку без здоровых мышц о норме состояния суставов мы можем мечтать, сколько нам заблагорассудится. Но пока мышечные волокна не подвергнутся дегенерации, наши кости едва ли так уж сильно ощутят его дефицит.

В вопросе пропорции растений и мяса в нашем рационе имеются моменты и поважнее холестерина. Например, возьмем тему различия между растительным и животным белком. Не секрет, что коллаген, эластин, адреналин, тестостерон, инсулин и даже гемоглобин — это белки. Собственные белки тела, которые произвели те или иные органы. Мы знаем, что белки синтезируются из аминокислот, не так ли? Это значит, что в наш желудок попала пища с высоким содержанием белков — пока сторонних, непригодных к усвоению в таком виде. Желудок услужливо переварил их — расщепил на аминокислоты. В виде набора аминокислот эти бывшие целые белки попали в нашу кровь и затем распределились по различным органам, чтобы те могли создать из них новые, собственные белки тела.

Полный ряд аминокислот, необходимых для синтеза любого белка в нашем теле, составляет 20 наименований. Часть аминокислот можно произвести в пределах нашего же тела — оно может создать их из какой-нибудь другой аминокислоты. Этих аминокислот — 12 из 20, и называются они заменимыми. Оставшиеся 8 «слепить» из аминокислот другого вида не получится — в нашем организме такие реакции не осуществляются. Эти аминокислоты можно только получить с пищей — в составе пригодных к употреблению белков. Оттого они зовутся незаменимыми.

Так вот, к сожалению, помимо роли холестерина в «идиллии» вегетарианства имеется еще один огромный пробел. Да, среди растений тоже много источников растительного белка — бобовые (особенно популярна соя), ряд растений с мясистыми стеблями, кабачки… Но белок ни одного растения не содержит как раз этих 8 незаменимых аминокислот. Они содержатся только в продуктах животного происхождения.

Мы понимаем, в чем проблема, не так ли? Если мозг состоит из холестерина на 90 %, то все остальное тело человека — это 99 % белка. А для создания любого из этих белков необходимы все 20 аминокислот, расположенных в разной последовательности. Поэтому запомним раз и навсегда: нам необходимо есть рыбу, мясо, яйца и творог, пить молоко — и все прочее. Полноценный рацион — это рацион, в котором нет места никаким исключениям. Пусть нам часто говорят обратное — это очередная заведомая ложь.

Когда мы отказываемся от одного продукта в пользу какого-то другого, мы каждый раз лишаем себя каких-то веществ, их специфических соединений и пропорций. Возможно, мы получим все это с предпочтительными продуктами. Но точно так же возможно, что и не получим. Чтобы решить этот вопрос в каждом конкретном случае, нужно знать очень много — куда больше, чем мы знаем сейчас. Речь идет о знании конкретного состава тех или иных продуктов, а также того, что и где находится в более или менее легко усвояемой форме. Как правило, такое нагромождение нюансов известно лишь людям, попавшим в особое положение, и только по одному из веществ полноценного рациона. Мы говорим, конечно, о тех, кто болен патологиями обмена веществ. О тех, у кого имелась с рождения или развилась со временем неспособность организма усваивать одно вещество из тысяч известных.

Самые распространенные заболевания такого типа — это сахарный диабет (запретное вещество — сахар) и подагра (запретное вещество — азотистые соединения и любые щелочи). А также мочекаменная болезнь, вызванная оксалатными камнями (запретное вещество — весь ряд пищевых кислот), и фенилкетонурия (запретное вещество — аминокислота фенилаланин). Пока мы не больны ни одним из обменных расстройств, нам следует знать, что без полного ряда аминокислот нашему костному мозгу станет не из чего производить тельца крови, белки для суставной жидкости, хрящи — для защиты своих тканей от трения. Если мы скажем, что ничего хорошего из этого не выйдет, мы выразимся еще очень мягко, и это совершенно очевидно…

Точно так же обстоят дела с жирами и углеводами. Животный жир служит источником холестерина, а растительный — ряда полиненасыщенных кислот. Ценность этих компонентов для сердца и сосудов не стоит переоценивать, ведь итальянцы и арабы болеют атеросклерозом ничуть не реже европейцев. Европейцев, для которых оливковое масло является дорогостоящим деликатесом. Однако в определенном количестве они нужны — для поддержания здоровья кожи, волос, ногтей, тех же сосудов и пр.

Пока мы не больны сахарным диабетом, нам не помешает запомнить, что сахар выделяется при расщеплении не только углеводов, но и белков и даже жиров. Это вещество так необходимо организму потому, что оно служит основным источником энергии для всех клеток тела. Включая нейроны ЦНС, клетки костного мозга, островковые клетки поджелудочной (те, что производят инсулин) и пр. Речь идет об энергии, без которой невозможен синтез ни одного белка тела и деление ни одной клетки. Углеводов только не должно быть много — в избытке они запасаются организмом в виде жировых отложений. Но ведь переедание — это проблема наша, а не нашего тела, не правда ли?..

Если говорить о пропорциях тех или иных элементов питания, то единых и строгих рамок здесь нам никто не установит. Общеизвестно, что слишком много сладкого в сутки — это более 300 г кондитерских изделий, источника очень быстро усвояемого сахара. При малоподвижном образе жизни будет очень хорошо и даже отлично, если мы сделаем над собой усилие, ограничив вес всех «маленьких радостей» 100–150 г. Помним: еще порцию сахара мы получим буквально с каждой съеденной порцией других продуктов. Оттого нам не помешает определиться, чем мы предпочитаем питаться большую часть времени — тортиками и булочками, или бутербродами с колбасой и пловом.

Съедать и то и другое в таком количестве, чтобы удовлетворить не просто аппетит, но страсть, без последствий еще никому не удавалось. Это не удастся и нам. А значит, перед нами лежит простейший выбор: либо мы съедаем на завтрак плитку шоколада и до обеда не едим более ничего, либо мы съедаем бутерброд. Но завтракать одним, чтобы через два часа уже «перекусить» другим — это большая ошибка. Неспособность долго обходиться без пищи, если мы целый день сидим в офисном кресле, может означать все, что угодно, кроме.

Здоровья.

Например, у нас может уже иметься начальная стадия диабета, которая часто вызывает переедание — потому, что сахар из пищи уже поступает в клетки в очень маленьких количествах. Клетки постоянно недоедают и требуют еще пищи. Хотя все уменьшающегося поступления сахара пока достаточно для отсутствия других симптомов. Второй вариант — у нас налицо психологическая зависимость от пищи. Например, сытый желудок успокаивает некоторые реакции чисто нервного характера — быть может, нам пора сменить работу?.. У ряда людей обильное питание вкусными продуктами ассоциируется с финансовой стабильностью или уверенностью в себе. Многие так давно привыкли обязательно съедать что-либо «по случаю» (обеденный перерыв, корпоративное мероприятие, деловой обед и пр.), что уже не могут обходиться без пищи при изменении привычного расписания.

В любом случае, все это не здраво. Деловой и крайне эффективный совет для таких случаев — перейти на многоразовое питание. То есть, если уж мы привыкли постоянно что-нибудь жевать, пусть это будут не три приема гигантского количества пищи в сочетании с двумя-пятью «перекусами» разного объема. Пусть это будут все те же фактические (имеющиеся у нас уже сейчас) шесть-семь приемов, только как бы все похожие на «перекус». То есть от нас требуется ограничить вес каждой съедаемой за день порции 200–250 г пищи. А что будет в ее составе здесь не столь уж важно. Главное, что мы перестанем создавать своему желудочно-кишечному тракту «авралы», требующие переварить сразу пять и более разнородных веществ общим весом под полкилограмма. Или мы ранее не пробовали подсчитать вес трех блюд, съеденных, скажем, в обед?..

Кстати, большое количество жиров в пище не пойдет на пользу никому, кроме людей, проживающих в условиях холодного климата. Речь идет о жителях Заполярья и вообще регионов, где температура воздуха поднимается выше 20 °С не более чем на несколько недель в году. Для остальных представителей человечества жир — вещество полезное лишь в очень умеренных количествах. Например, при нормальном обмене веществ и уровне ежедневной подвижности в сутки нужно съедать не более 30 г животных и не более 20 мл растительных жиров. Если обмен веществ замедлен, да еще и по причине хронической гиподинамии, каждую из приведенных цифр позволительно и уменьшить на 5–10 мл/г.

Само собой разумеется, что при даже приблизительных подсчетах необходимо учитывать жиры не только явные (добавленные или различимые в продукте), но и, так сказать, скрытые. Допустим, жир, на котором замешивается слоеное и песочное тесто (как раз для придания этой текстуры), жир, с помощью которого создается однородная текстура творожных масс и ряда кремов, глазури, шоколада и пр.

Как видим, правила здорового питания у нас получаются совсем не такими, как представляет их традиция здорового образа жизни. В самом деле: если блюдо фаст-фуда сделано из свежих продуктов и прямо при нас, в нем объективно нет никаких особо «вредных» ингредиентов. Иными словами, фаст-фуд и другие «нездоровые» варианты современного питания вредны не сами по себе — не особенностями своего состава. Они вредны моделью, традицией приема пищи, к которым они нас постепенно приучают. А именно, нужде есть быстро, в неподходящих для этого условиях, почти не замечая процесса.

Дело здесь не в том, что мы едим: любая пища может быть сервирована как «походная» и съедена быстрее обычного. Дело в составе съеденного. Но этот состав может оказаться совершенно одинаковым в блюдах, приготовленных как дома, так и в заведении общепита. Рацион большинства современных людей состоит сплошь из углеводов, а не витаминов, белков или даже хотя бы жиров. И в отношении состава львиная доля приготовленных дома блюд в точности совпадает с составом хот-дога, бургера, расстегая и пр. Сахар — одно из наиболее необходимых организму веществ. Оттого склонность утолять голод именно им характерна не только для нашего века. Наши предки совершали эту ошибку ничуть не реже нас — ведь бутерброд и другие «вредные» блюда были придуманы даже не в ХХ веке, а значительно раньше.

Другое дело, что самое большое потребление сахара организму обеспечивают работающие «на полную катушку» мышцы или кора головного мозга. Прочие ткани тела требуют его присутствия в умеренных количествах. И кстати, именно мышцы, а не кора, являются абсолютными чемпионами по скорости и объемам его поглощения. Но — только в процессе сокращения интенсивного, ритмичного, с силой. Иными словами, если уж мы не можем забыть о таких вкусностях, как эклеры, пицца, колбаса и пр., само по себе это не проблема. Разница между современными людьми и их предками не в рационе и не в кулинарных предпочтениях. Она в том, что нашим предкам было куда девать съеденные углеводы, а нам — нет.

То есть в конечном счете все эти сказки насчет более вредных или более полезных блюд сильно преувеличены. Они созданы для того, чтобы замаскировать факт вреда от самого жизненного уклада, нормального для современной цивилизации. Выражаясь иначе, факт неизбежности вреда, наносимого нашему организму сидячей работой, простотой быта, увеличением рабочего дня и недели. Рассуждения о вредной и полезной пище, как и вредных/полезных факторах окружающей среды, отвлекают наше внимание от того, что мы просто вынуждены жить именно так, а не иначе. Что у нас действительно остается все меньше личного пространства и времени, а работа отнимает все больше не только интеллектуальных, но и душевных сил. Ведь когда мы это понимаем, нас становится сложнее мотивировать провести лишний часок-другой в рабочем кресле, а не на беговой дорожке, не так ли?..

Составляем здоровый рацион.

Это забавно, но мы, выходит, только что развенчали еще один очень популярный миф — о существовании еды вредной и еды полезной. Реальность такова, что вредные или полезные вещества существуют — сравним, например, яд и пищу. Однако за пределами этих двух крайностей вред и польза самим организмом определяются несколько иначе. А именно: мало ли этого вещества в тканях, много ли или как раз достаточно.

Ответ на вопрос, как наше тело определяет норму и отклонение в дозировке, очевиден — по уровню потребности тканей в том или ином веществе. Клетки отсылают сигнал о дефиците или избытке в кору головного мозга. Она их суммирует и предпринимает какие-то меры для выравнивания баланса. У этого механизма имеются и свои ловушки. Например, кора обладает свойством заботиться не только о настоящем организма, но и о его будущем. То есть при планировании возможных биохимических расходов клеток она рассуждает так же, как мы, когда планируем семейный бюджет на грядущий месяц.

Несложно угадать, к чему это приводит. Основными элементами рациона являются белки, жиры и углеводы. Снижение количества поступления любого из этих элементов с пищей скажется на его жизнедеятельности в течение нескольких суток, и очень заметно. Потому они и основные, особенно углеводы — то есть сахар. Второстепенными элементами являются витамины, минералы, микроэлементы. Это вещества, дефицита которых можно не замечать месяцами и, при иных обстоятельствах, годами. В силу того, что для самого мозга наиболее важен сахар и холестерин, он, как большой эгоист, имеет привычку запасать некоторое их количество — так, на всякий случай.

Конечно, он не столь уж эгоистичен — при критическом снижении уровня глюкозы (так бывает при сахарном диабете) отказывает не только кора, но и все остальные органы тела. Без холестерина они обойдутся чуть дольше, но нам не покажется длинным и этот срок… Так что в стремлении коры отправить каждую лишнюю молекулу углеводов в жировые ткани есть свой смысл. А когда нам кажется, что смысла в этом нет (что мы «толстеем даже на воде»), мы ошибаемся — мы, а не он. У людей, склонных к образованию жировых запасов, просто с рождения замедлен обмен веществ.

Такое встречается в природе, и очень часто это не редкость и даже не заболевание. Речь идет просто о том, что врожденное замедленное поступление компонентов пищи в кровь сочетается с меньшей же скоростью употребления их тканями. Вот они и склонны задерживаться в крови дольше обычного, чаще отправляться на «длительное хранение». Постепенное замедление обмена веществ бывает не только врожденным. Оно является одним из условий естественного старения. И оно же служит очень распространенным следствием хронической гиподинамии. Иными словами, если только нам не повезло родиться с очень быстрым метаболизмом, уже к 30 годам наш лишний вес станет формироваться охотнее, быстрее, чаще.

Людям с такой особенностью метаболизма можно посоветовать лишь одно «лечение» — постоянное поддержание ускоренного обмена. Хоть с помощью кофе, хоть с помощью беговой дорожки по утрам. А еще лучше — оба метода в сочетании и регулярно. Также «от» этого сильно помогает многоразовое питание, описанное выше. Только в случае с ним при замедленном обмене лучше есть реже (скажем, четыре-пять раз в сутки), но несколько большими порциями (положим 250–300 г). А если метаболизм у нас от природы ускорен (худоба, высокая температура тела), разумнее брать порции не более 200 г и не менее семи раз в день.

Так или иначе, жир никогда не образуется без причины — она всегда есть и она всегда объяснима. Наша задача заключается лишь в том, чтобы установить, какие компоненты нужны нашему телу, и в какой пропорции. Рекомендации для каждого отдельного индивида здесь требуют знания многих особенностей его метаболизма и способа жизни. У нас их нет, оттого приведем лишь самые общие вехи, по которым каждый сможет сориентироваться лично для себя, хотя бы на начальном этапе. Все равно у нас впереди этап экспериментов, наблюдения результатов и другой полунаучной работы над собой. Итак, несколько правил организации рациона, здорового не для всех, но лично для нас:

1. Углеводы расходуются либо мышцами (самое большое количество), либо головным мозгом. Вовсе отказываться от них нельзя — даже при гиподинамии. Однако следует помнить, что коре важна скорее стабильность уровня сахара в крови, чем его общий запас в организме. Второй аргумент в пользу умеренности в данном вопросе таков, что постоянный избыток сахара может закончиться приобретенным сахарным диабетом. Потому не стоит испытывать собственную поджелудочную на прочность — время внести ясность в этот вопрос. Хоть на состоянии костей углеводы как компонент пищи напрямую не влияют, они влияют на него косвенно. Избыток углеводов до стадии диабета обычно создает наши жировые запасы. А они не зря зовутся лишним весом — весом, не оправданным нынешними биологическими потребностями организма. Этот вес полностью ложится на наши кости и суставы при любом движении, какое бы мы ни сделали. Он нам ни за чем, так сказать, не нужен, но он вызывает перегрузку отделов опорно-двигательного аппарата каждый день и каждый час. Это ли не проблема, решение которой заметно приблизит наши кости к искомому здоровью?..

Итак, углеводы бывают простыми и сложными. Первые усваиваются значительно быстрее вторых. Они содержатся в кондитерских изделиях, а также в хлебе и крахмале. То есть источниками простых углеводов являются и некоторые несладкие продукты — майонез, кетчуп, вареная колбаса. Сложные углеводы выделяются и усваиваются медленнее простых, потому они идеальны для создания эффекта сытости на долгий срок. Самый известный продукт с высоким их содержанием — гречневая крупа.

С простыми углеводами разово «переборщить» проще, чем со сложными. Так мы обычно и «прокалываемся» на лишней конфете или кусочке пиццы. Да, с ними проще тут же и расстаться (сделать 10 приседаний через 15 мин. после кулинарной ошибки). Но для многих из нас этот путь может быть закрыт — вообще или в данный конкретный момент. Потому рацион офисного сотрудника должен основываться не на шоколаде и печенье, а, скорее, на гречневой каше. Скажем, ее будет уместно предпочесть картофельному пюре в качестве гарнира на обед. Что же до любимых булочек к чаю, то все сладости, к нашему счастью, легко дозировать — просто из-за их формы выпуска. Раз уж без них мы себя и людьми-то не чувствуем, возьмем себе за правило никогда не съедать более 250 г кондитерских и хлебобулочных изделий в сутки. Кстати, ради этого удовольствия многим будет проще всего пожертвовать именно хлебом.

Легкоусвояемый сахар содержит хлеб любого цвета и содержания — потому, что его содержат любые злаки. Оттого если мы не можем отказать себе в сдобе, придется отказать в белом и черном, ржаном и пр. В конце концов, их вполне можно чередовать — чтобы не чувствовать себя совсем обделенными. При любой тактике нам нужно понимать, что в суточную норму простых углеводов (250 г) входит как печенье, так и хлеб. Наша задача — лишь сделать свой выбор. Если мы выбрали сладкое, его нужно купить в требуемом количестве и разделить его на как можно более равномерные порции. В любом случае, следует помнить: то, что мы видим перед собой в коробочке, и есть вся вкуснятина, на которую мы имеем право сегодня. Так что возможно, некоторые не слишком серьезные «обострения» тяги к сладкому мы вскоре научимся игнорировать — для экономии продукта.

2. Белки в большом количестве потребляются лишь тканями, в которых проходит активный рост или регенерация. Разумеется, в данный момент мы говорим именно о белках животногопроисхождения. Нормальная порция для спортсменов иногда может достигать 300 г белка в сутки. Но для людей, ведущих малоподвижный образ жизни, это недопустимо много.

Избыток протеина в организме — тоже отнюдь не подарок. При его распаде образуются кетоновые тела — вещества, содержащиеся и в ацетоне. Эти соединения выводятся почками, потому первым запах ацетона (гниющих фруктов) появляется у мочи. Затем он может возникнуть и во рту. Явление избытка неусвоенного белка в организме называется кетонурией. Такое случается еще при не скомпенсированном сахарном диабете и жестких диетах. В обоих случаях избыток протеина возникает потому, что голодающий организм начинает расщеплять собственные ткани в попытке компенсировать дефицит сахара. Кетоновые тела вредны тем, что они очень токсичны для клеток ЦНС — особенно головного мозга. Оттого хоть известный их процент содержится в крови всегда, превышать этот лимит не следует.

В отношении костей можно сказать, что норма поступления белка в организм важна не столько для них самих, сколько для костного мозга. Затвердевшая костная ткань белками почти не интересуется — они ей не нужны. А вот костный мозг употребляет аминокислоты постоянно и в немалых количествах. Напомним, он производит из них несколько разных белков. В частности, три вида телец крови и коллаген с эластином, необходимые для поддержания здорового состояния хрящей, сухожилий, связок, синовиальной жидкости.

Считается, что самым полезным для костей источником аминокислот является желатин. То есть основной элемент холодца и концентрированного бульона. На самом деле речь идет только о наиболее быстро и легко усвояемом источнике. Особенно для людей, чей организм ослаблен патологией/травмой. В такие периоды пищеварение у больных часто нарушено (постельный режим только подливает масла в огонь). И продукты, требующие больших усилий со стороны желудка (мясо, рыба, молоко и пр.), становятся не так актуальны. Если бульон еще и жирный, то он является также хорошим источником холестерина. Других существенных различий между холодцом, бульоном и, скажем, балыком нет.

Как мы и сказали, кетоновые тела крайне ядовиты. В том и состоит основной недостаток очень популярной когда-то белковой диеты. Она может дать хорошие результаты только в сочетании с высокой физической активностью. Но если мы видим свою проблему в избытке углеводов в рационе, разумнее всего, конечно, уравнять их пропорцию с белками, а не жиром. Сделать это можно с помощью безуглеводной диеты — питания на основе куриной грудки с вареным рисом.

Если мы не экстремалы и добиваемся только баланса компонентов, таким блюдом следует заменить минимум два приема пищи из шести. Идеал — три приема из шести-семи, назначенных при многоразовом питании. Если мы едим трижды в день, грудку с рисом удачнее всего «определить» на место ужина — во сне у нас будет отдыхать и мозг, и мышцы. Следовательно, глюкоза в этом периоде будет нужна им меньше всего. Белки расщепляются преимущественно желудочным соком — оттого мясная пища не рекомендована больным гастритом или язвой.

Если у нас имеются легкие проблемы с желудком, мясу и рыбе лучше предпочесть бульон, холодец, заливное — только без чеснока. Если наши проблемы весьма серьезны, дефицит белков, неизбежно возникающий на характерной для нашего заболевания диете, разумнее всего покрывать за счет аминокислот в капсулах или протеина в порошке. Эти готовые к быстрому усвоению, заранее расщепленные белки используются в качестве пищевой добавки к рациону. Их можно встретить и в аптеке. Но наиболее широкий ассортимент представлен, как правило, в отделах спортивного питания — в магазинах для профессиональных спортсменов.

3. Жиры как таковые нам необходимы. Но, как и было сказано выше, в относительно небольших количествах. Животного жира нам следует съедать чуть больше, чем растительного. Однако при малоподвижном образе жизни или если мы едим его в составе продуктов животного происхождения (с мясом, рыбой), пропорции можно и уравнять.

Животный жир служит для нас источником холестерина — вещества, необходимого для поддержания здоровья костного мозга и нормы водно-солевого обмена в ряде хрящевых образований. Например, от него во многом зависит способность хрящей удерживать воду, что крайне важно для здоровья позвоночника и суставных сумок.

Растительный жир самим суставам и костям не так интересен. Однако его включение в рацион необходимо сосудам, многим соединительным тканям в составе отдельных органов. А также частично кожным покровам, волосам и ногтям — то есть роговым клеткам тела. Он содержит полиненасыщенные кислоты, без которых невозможны некоторые реакции по расщеплению и усвоению животных жиров.

В частности, именно на этой основе медицина в свое время предположила, будто избыток растительных жиров избавляет от атеросклероза. На деле это оказалось не совсем так: нормальный баланс растительных и животных жиров лишь способствует расходу холестерина на естественные нужды. То есть снижает темпы его отложения на стенках сосудов. Но — именно баланс, а не строгий переход только к одному виду продукта. Кроме этой, пользы в растительных жирах нет никакой — атеросклероз вегетарианством не лечится, а даже ускоряется. Однако и означенный аспект, согласимся, немаловажен. Потому соблюдем здоровую пропорцию — 30 г любого животного жира на 20 г — растительного.

Как и было сказано, за эти рамки не следует выходить при дополнительном потреблении песочного печенья, слоек. А также продуктов, которые жарятся в кипящем масле (картофель фри, чипсы, чебуреки, жареные пирожки и другая сдоба этого типа). Если мы понимаем, что это тоже много (такое впечатление часто посещает полных людей летом), для начала следует сменить пропорцию — задать 25 г на 25 г. Однако объективно для многих людей оптимальным оказывается вариант 20/20 г. Или традиция не смешивать растительные и животные жиры в рамках одних суток.

Кстати, от продуктов, жаренных при неизвестных нам условиях, вообще лучше отказаться раз и навсегда. В отличие от большинства готовых и полуготовых продуктов питания они действительно могут быть опасны. При изготовлении части из них используется растительное масло. Но совершенно ясно, что даже слабый привкус рафинированного подсолнечного масла подходит ко вкусу далеко не всех изделий. Скажем, с ним не больно-то гармонируют сладкие творожные крема, пасты, запеканки и пр. Поэтому в таких случаях производители часто используют гидрогенизированный жир — в чистом виде или в составе спреда (маргарина). Он обладает качествами, похожими на животный жир, но очень дешев, потому что дешево исходное сырье, из которого его изготавливают.

Спред опасен тем, что животные и растительные жиры используются в организме на совершенно разные нужды. А способность организма различать эти жиры имеет свои ограничения. Поэтому молекулы жира, оставшегося растительным, но похожего на животный, часто оказываются просто не на своем месте. В частности, в составе оболочек клеток. Так как молекулы растительного масла, в отличие от сливочного, не могут выполнять одинаковые с ним функции, обычно это приводит к нарушению обмена веществ в клетке. Очень часто устойчивая аномалия клеточного обмена вызывает, в свою очередь, ее злокачественное изменение. Потому спреды считаются канцерогенными. А жировые запасы, образованные с их помощью, сложнее расщепить даже на весьма жесткой диете. Последнее происходит потому, что с таким жиром может не справиться и инсулин, рассчитанный на совсем другие молекулы.

4. Как мы уже говорили выше, современные аграрные технологии сами собой вызывают постепенное обеднение почвы (а также всего, что на ней произрастает) витаминами, минералами и микроэлементами. К тому же нынче овощи и фрукты собирают задолго до полного созревания — чтобы увеличить срок их хранения. Прямое следствие — количество овощей и фруктов, которое необходимо съедать для получения суточной нормы содержащихся в них веществ, возрастает с каждым пятилетием. А между тем не забудем: некоторые из современных технологий еще и насыщают эти продукты компонентами, польза которых весьма сомнительна. Более того, при иных обстоятельствах, хотя и далеко не всегда, они могут нести угрозу нашему здоровью.

Закончить же список рисков, связанных с потреблением растений, следует соображением, что даже вся их совокупность не обеспечивает нам нормы некоторых жизненно важных компонентов. Например, растения (вслед за почвами) далеких от моря регионов совершенно не содержат йода. А селен и ванадий — это еще большая редкость для растительного царства. Их можно употребить либо с единичными видами лекарственных растений, либо с синтетическим препаратом — поливитаминной добавкой.

Чтобы немного прояснить особенности состава моркови и арбузов наших дней, возьмем традиционные ускорители роста и созревания растений — азотистые удобрения. Если мы прочитаем надпись на этикетке с ними, мы поймем, что речь идет о веществе, присутствующем в самом организме человека? — мочевине. В общем оно не опасно. Однако мочевина является продуктом распада, который образуется в процессе клеточного дыхания. В норме его фильтруют из крови и выводят с мочой почки. Возникает вопрос: а к каким последствиям может привести его употребление в случае, если индивид уже болен нефропатией или тем более находится на диализе?..

То-то же. А ведь мочевина — это еще удобрение, а не средство для борьбы с вредителями. То есть не вещество с явно выраженными отравляющими свойствами. С тех пор как дачники открыли для себя медный купорос, химия шагнула в этом деле дальше, чем мы можем себе представить. Конечно, самый современный метод безопасной борьбы с вредителями — это создание ГМО. То есть генномодифицированных организмов. Они обладают свойствами сразу нескольких растений и плодов, но полностью не схожи ни с одним из них. Вредители их не едят потому, что не опознают как предмет своих, так сказать, кулинарных интересов.

Однако ГМО — это относительно новый продукт и вообще технология. Все, что существует на эту тему в настоящий момент, наглядно иллюстрирует, насколько дальше фантастов может зайти в плане вымысла любой среднестатистический ученый. Среди исследований влияния ГМО на организм человека нет ни единого строго научного. Потому вред от них доказанным считать не следует. Но чтобы они были так сразу и полезнее немодифицированных продуктов… Ведь их состав отличается от натурального настолько же, насколько спред от смальца. Различные модифицированные организмы могут быть образованы с добавлением разной ДНК. Например, среди них встречаются гибриды не только нескрещиваемых в природе растений, но и растений с животными. Иными словами, в модифицированной сое вполне может оказаться полноценный животный белок вместо растительного. И вопрос, не возникнут ли у нашего организма те же трудности, что и при различении спреда со сливочным маслом, остается открытым.

Как видим, все технологии наших дней грешат общим недостатком. А именно, склонностью лишь увеличивать число «сюрпризов» в составе того или иного растительного продукта. Последствия употребления таких растений в пищу пока неясны. Но, возможно, нам и не стоит выяснять их на личном опыте. Не следует вовсе отказываться от растительной пищи — нет, мы ведем не к тому. Это нерационально, это вызовет у нас большие проблемы с перистальтикой кишечника и принесет еще массу серьезных нарушений метаболизма. Просто с некоторых пор (уже довольно давних) советы есть побольше овощей-фруктов постепенно утрачивают свой полезный смысл. И не только потому, что человеческое тело не рассчитано на питание одной «травой». А актуальное с давних пор мнение, будто фреши (свежевыжатые соки) так уж полезны для здоровья, сейчас вполне допустимо и поставить под сомнение. В них все больше воды и нитратов, все меньше витаминов… В них в такой же высокой концентрации есть то, от чего мы бы точно отказались при иных обстоятельствах.

Стремление многих из нас к «натурализму» рациона как раз теперь и невыполнимо — мы туда не вернемся ни при каких усилиях, по не зависящим от нас причинам. Быть может, в таких условиях нам стоит сделать небольшое усилие над собой и обратиться к синтетическим препаратам из аптеки. Да, содержимое поливитаминных добавок было произведено в лаборатории — полностью синтетическим путем, копирующим путь естественный. Зато дозировки и состав веществ, содержащихся в этих препаратах, точнее швейцарских часов. Они перечислены четко и подробно во вкладыше. А лишних компонентов там содержится значительно меньше, чем в давно уже называемых натуральными только по привычке овощах… Хоть как нам не нравится идея о «жизни на таблетках», словно мы чем-то больны, нам необходимо признать свершившийся факт. А именно: в большинстве случаев эти таблетки несравнимо безопаснее продуктов, которые мы привыкли потреблять по инерции или биологической привычке. И чем раньше мы это сделаем, тем лучше будет для нас самих.

5. Запомним раз и навсегда, что чем больше ингредиентов содержит приготовленное блюдо, тем дольше оно будет усваиваться. И тем больше работы оно задаст половине систем нашего организма. Иными словами, такая вещь, как бутерброд, обладает преимуществом в компактности. Но уж если фаст-фуду что и можно поставить в вину, так это обилие ингредиентов в каждом его блюде. Заметим, впрочем, что той же ошибкой грешат многие кулинарные традиции, которые сейчас причислены к здоровым. Например, набор блюд на обед, стандартный для кухни славянских народов.

Согласимся, что если за завтраком мы поглощаем три-шесть различных продуктов в составе одного-трех блюд, то уже в обед их число может легко превысить восемь позиций. Ведь здесь будет и хлеб, и овощи в первом блюде и салате, и оба вида масла (в салате — одно, в гарнире — другое), и соус или подлива, и крупа, и мясо или рыба…

Вред или пользу от традиционных систем питания следует измерять по особенностям и возможностям каждого конкретного организма. Общих стандартов здесь не существует. Поэтому для кого-то эти традиции составляют идеальную пищевую модель, а кто-то за всю жизнь не может привыкнуть к кулинарным вакханалиям, которыми они ему кажутся. Питание для тех, кто склонен к набору лишнего веса, не должно быть сложным. Заметим, что на правиле трех ингредиентов в одном приеме основаны все самые известные диеты мира.

Нам нужно понимать, что салат и котлета усвоятся проще, чем салат, пюре, котлета, печенье и чай. Даже при условии, что общий вес обоих наборов будет одинаковым. Причину нашей склонности к появлению складок на талии и бедрах лучше, конечно, установить точно. Но проблема в том, что часто это сделать так и не удается. Точность не помешает в том плане, что у нас может быть начальная стадия диабета, другое заболевание поджелудочной, печени, желчного пузыря. Хотя чаще всего мы постоянно набираем вес из-за сочетания низкой подвижности с общим старением организма.

В любом случае, если тщательный осмотр не выявил признаков конкретной патологии, другие варианты здесь не столь уж важны. Важно то, что мы полнеем, создавая дополнительную нагрузку на суставы и кости, которые у нас и так находятся не в лучшей форме. И с этой точки зрения нам явно не повредит предпринять некоторые меры на стабилизацию нашего веса. Возьмем себе за правило не только есть часто и понемногу, но и исключать слишком пестрящие компонентами блюда. В конце концов, если мы едим до восьми раз в сутки, нам не составит труда отложить такое удовольствие, как тарелка борща, на полтора-два часа. Можно подумать, за это время кастрюля выберется из холодильника и убежит к соседям — лишь бы не достаться нам!

Составим один прием пищи из салата и еще одного (любого) блюда. Например, многие любят овощные и смешанные салаты просто с хлебом или без хлеба, но с мясом. А другим больше импонирует мясо или рыба с традиционным для них гарниром и без хлеба, зато с подливой. Кстати, борщ, суп и другие первые блюда абсолютному большинству людей действительно оказывается удобнее есть отдельно от других продуктов — это явно стоит попробовать. Словом, выбор, что с чем сочетать — дело нашего личного вкуса, ведь мы не на диете. Здесь допустимы любые желаемые эксперименты — разумеется, в пределах правила трех компонентов, о котором сейчас речь.

6. Существуют люди с замедленным или ускоренным обменом веществ, с пониженной и повышенной секрецией желудочного сока, со здоровыми и больными органами пищеварительного тракта. В каждом случае и их сочетании (что за патология и как она проявляется) подход должен быть свой. Речь не всегда идет о заболевании. Ведь высокая или низкая кислотность желудочного сока, уровень активности поджелудочной (она вырабатывает щелочной пищеварительный сок кишечника) обычно закладываются еще в детском возрасте. Спору нет, они могут легко измениться. Скажем, при приеме антибиотиков, по мере развития какого-либо заболевания и пр.

В самом общем виде, люди с пониженной активностью или патологиями желудка обычно интуитивно осторожны в обращении с продуктами животного происхождения. Они плохо усваиваются, подолгу пребывают в желудке, вызывают отрыжку с запахом тухлого яйца. Впрочем, весь вопрос в данном случае может заключаться лишь в количестве продукта, съеденного за один прием. Пока речь не идет об эрозиях, раке и других близких к отказу состояниях, проблема обычно решается переходом на изделия из фарша, а не кусков филе. Многие также предпочитают обходиться без жарки, ограничиваясь тушением, запеканием, варкой.

При язве как желудка, так и кишечника лучше ничего не жарить, не солить, не перчить и избегать пищевых кислот в любом виде. То есть, как фруктовых и овощных фрешей, так и традиционного уксуса, лимонной кислоты и пр. Кстати, при ней не стоит «налегать» и на клетчатку, которая содержится в любых растениях, и ржаной хлеб. А также хлеб с отрубями. Волокна и включения такого типа являются сильными механическими раздражителями и будут лишь провоцировать кровотечения. При язвенной болезни вообще противопоказана грубая, волокнистая, твердая пища — включая хрящи, орехи, большинство круп.

Что до расстройств деятельности кишечника, то при них больные предпочитают продукты с кислым вкусом и продукты растительного происхождения. Если кефир, ряженка и пр. не вызывают болевых ощущений, инстинкт ведет таких пациентов правильно. Вероятно, у них имеет место простое нарушение микрофлоры или деятельности поджелудочной железы. Тогда кисломолочные продукты обеспечивают им более быстрое кишечное пищеварение, выполняя работу лактобактерий. А основанный на растительной пище рацион хорошо восстанавливает щелочной баланс всей пищеварительной системы. Именно из-за основной щелочной реакции, свойственной овощам и фруктам, вегетарианцы более других склонны к мочекаменной болезни — особенно таким видам камней, как фосфаты.

7. Соль, как и сахар, употреблять необходимо. Времена, когда хлористый натрий считался «белой смертью» и продуктом, способным откладываться в суставах, давно прошли. Если мы до сих пор находимся под властью этого мифа, мы морально устарели — так же, как ламповые телевизоры или записи на магнитной ленте.

Скорее всего, нам просто забыли сказать, что каждая новая версия науки под общим названием «как отменить смерть» сопровождается массированной агитацией в прессе и других СМИ. Обычно — всех сразу, с публичным навязыванием предположений непроверенных, не имеющих доказательств, но подаваемых под видом установленных фактов. Результатом каждой такой кампании становятся наши добровольные эксперименты над собой. А их итоги тайком от нас фиксирует статистика, непременно собираемая каждым медицинским учреждением страны и даже мира. Потом эти данные суммируются и появляется новая теория — как правило, куда более близкая к истине и, следовательно, противоположная предыдущей по смыслу.

Так уже было когда-то с теорией «вредного» холестерина. Великий русский физиолог А. Н. Аничков допустил ошибку. А именно, поставил эксперимент, в котором для доказательства этой теории пищей животного происхождения кормили исключительно травоядных голубей. Да, мы слышим о вреде холестерина и по сей день. Но сейчас, как и было сказано выше, низкохолестериновая диета рекомендована только взрослым в возрасте от 35 лет и старше. А также больным приобретенными сердечно-сосудистыми заболеваниями. Отказа от холестерина более не требуют ни от подростков, ни от беременных, ни от кормящих матерей. Потому что принципиальная важность этого вещества для строительства тканей тела, синтеза гормонов и деятельности ЦНС была доказана ранее. Доказана массовыми случаями детской инвалидности и ростом младенческой смертности в контрольных группах.

Точно такая же история произошла в свое время и с теорией пользы антиоксидантов. Суть ее заключалась в том, что окислительные реакции в организме сопровождают процессы, связанные с синтезом (распад сахара, клеточное дыхание и пр.). Зато восстановительные (ощелачивающие) реакции в большинстве связаны с распадом (связывание и выведение отходов жизнедеятельности). В том числе, разумеется, распадом клеток и ряда веществ. Эта идея возникла в научных кругах, хотя изначально не выдерживала никакой научной критики. Ведь было это в конце ХХ столетия. А значит, всем уже было прекрасно известно, скажем, о естественной разнице сред в желудке и кишечнике. А также о причинах, по которым этот баланс нельзя нарушать ни в коем случае.

Но поскольку теория предназначалась для проверки на людях, не владеющих научной стороной вопроса, мир начал массовое и бесконтрольное употребление антиоксидантов — пищевых кислот. Наиболее богаты ими фруктовые соки и другие продукты с выраженным кислым вкусом, включая уксус и кефир. Разумеется, за этим последовал всплеск язвенных патологий желудка и кишечника, циститов. Эксперимент прекратили, когда в ряде случаев удалось доказать, что смерть некоторых пациентов наступила по результатам приема медицинских препаратов, выпущенных именно «под» эту теорию.

Из современных теорий, не имеющих никакой реальной научной подоплеки, можно назвать теорию канцерогенности табака, о «прорехах» в которой мы сказали несколько слов выше. Да, безусловно, статистика смерти от рака легких снизилась весьма заметно и во всех «некурящих» странах. Правда, общая статистика смертности от злокачественных опухолей неуклонно растет — растет пугающими темпами. Кстати, по неустановленным пока причинам как раз в странах, достигших наилучших результатов по части борьбы с курением, начал «зашкаливать» другой, несколько неожиданный показатель. А именно, случаев рака прямой кишки. Причем сроки, в которые произошло изменение обоих показателей, только в противоположных направлениях, совпадают настолько точно, что закономерность налицо. Неясна лишь ее суть…

Ну а помимо теорий вреда холестерина и пользы антиоксидантов в свое время были популярны и другие — о вреде соли и сахара, а также кофе и даже чая. Кофеин и теанин «обвинялись» в ускорении атеросклероза, в преждевременном старении сосудов головного мозга, в способности выводить жидкость из костей, хрящей и тканей, вызывая их обезвоживание. Сахар «подозревали» в способности вызвать кариес, усугублять пародонтоз и некоторые виды стоматитов, провоцировать сахарный диабет, ожирение и атеросклероз. Поваренная же соль считалась виновницей мочекаменной болезни, артритов, артрозов, всех шиповидных разрастаний в суставах любой локализации, раннего атеросклероза. Последнее (в очередной раз) — потому что при атеросклерозе стенки сосудов вместе с холестериновыми бляшками пропитываются солями кальция. И затвердевают, одновременно теряя гибкость и обретая хрупкость.

Ну, нелепость всех этих обвинений можно доказать по отдельности — пункт за пунктом. Атеросклероз пока не удалось остановить никому и ничем — ни отказом от соли, кофе, табака или сахара, ни даже приемом специальных ингибиторов холестерина. Правда, последние могут остановить нашу жизнь — они вызывают некроз мышц и рак печени. Зато эпоха отказа от соли создала другие прецеденты — неустранимых никакими диуретиками отеков по всему телу, эпизодов острого обезвоживания (прямо противоположный подозрениям врачей эффект!). И, как следствие, ускорения сердечно-сосудистых осложнений там, где других причин для них не было.

Оттого нам важно запомнить, что шипы в каких бы то ни было суставах никогда не образуются с участием поваренной соли. Это вещество участвует в водно-солевом обмене организма. Потому рост шипов, наряду с потерей жидкости тканями, может ускориться из-за его дефицита — но никак не нормы. Произойдет это из-за невозможности нормального превращения ряда солей других минералов — кальция, калия и пр. Однако нужно заметить, иногда соль действительно показано ограничить. В частности, при явных признаках расстройства натриевого и кальциевого обмена. Как правило, речь идет о врожденной аномалии. Но кальциевый обмен часто нарушается и с возрастом — скажем, при условии избытка фосфора в организме. Внешними признаками расстройства натриевого обмена является склонность к отекам, не объяснимая другими причинами. Например, сердечно-сосудистыми заболеваниями, ожирением, почечной недостаточностью, патологией щитовидной железы. А кальциевого обмена — остеопороз в сочетании с мочекаменной и/или желчнокаменной болезнью, где в камнях содержатся включения солей кальция. Однако окончательное подтверждение или опровержение диагноза здесь, как и в случае с любым нарушением метаболизма, остается за врачом и точностью лабораторного анализа.

Физическая активность и средства традиционной медицины.

Мы уже сказали выше и готовы повторить, что все эти ухищрения с рационом, а также решение проблем его полноценности принесут нам солидные дивиденды. В частности, они наверняка обезопасят нас от угрозы ранних проблем с костями и суставами — то есть проблем, наступивших в возрасте до 30 лет. Однако чем ближе к нам будет старость, тем чаще мы начнем замечать недостаточность всего, что мы уже сделали. Во-первых, это все равно неизбежно — у каждого человека с годами начинает скрипеть и хрустеть все больше суставов. Во-вторых, до сих пор мы, можно сказать, лишь всячески постарались не усложнять своим костям жизнь. Но это еще не означает, что мы так уж заметно улучшили ее качество — только не ухудшили.

Как уже было отмечено, действие физических нагрузок на все части опорно-двигательного аппарата двойственно. И результат этой меры напрямую зависит от того, насколько правильно мы все распланируем и реализуем. С одной стороны, движение улучшает и ускоряет кровообращение на всех участках сосудистой сетки — то есть по всему телу. Оно запускает активное обновление клеток всех тканей и органов, обеспечивающих организму эти самые движения. А речь, как-никак, идет о легких, сердце, диафрагме, кровеносной системе, мышцах, костях, суставах, всех отделах ЦНС, печени. Этого мало? Нет, проще было бы назвать органы, не принимающие участия в движении…

Другая сторона вопроса в том, что активная регенерация начинается везде, где сперва погибло довольно большое число старых или дефектных клеток. Восстановительные процессы в тканях людей, ведущих малоподвижный образ жизни, замедлены не просто так, а потому, что клетки этих тканей живут дольше. Они меньше повреждаются — а значит, подвергаются меньшей биохимической нагрузке и стареют медленнее.

Таким образом, ускоренная гибель клеток каких-то тканей является единственным непременным условием запуска активной регенерации. А мы по традиции не привыкли воспринимать факторы, вызывающие отмирание тканей, как нечто приятное или желательное. Обычно мы связываем их с травмой, и нельзя сказать, что мы так уж неправы. Во всех таких случаях без исключения речь действительно идет о повреждении — того или иного типа, того или иного масштаба.

Вот в чем суть коллизии. Не стоит думать, что физическая лень, одолевающая нас даже при мысли о том, чтобы пойти в спортивный клуб да начать в нем заниматься, лишена всяких оснований. Наш организм сопротивляется перспективе постоянной нужды терпеть разрушение своих клеток и восстанавливать утраченное, восстанавливать… Ему это будет неприятно и невыгодно во многих аспектах — как бы хорошо он ни был рассчитан именно на такое употребление.

Нам же самим здесь следует понимать другое: нормальным для тела, при всей его лени, является даже не поддержание баланса между поступлением каких-то веществ и их расходом. Это очень важно, но это — только половина дела. А вторая половина заключается в том, что чем медленнее протекают в теле обменные процессы, тем быстрее оно стареет. Старость — это и есть в основном замедление регенерации тканей. Оно достигается за счет прогресса атеросклероза — неизбежного возрастного явления, разрушения кровеносной системы, чтобы она не доставляла в клетки необходимые для деления вещества. А также замедления с годами ряда процессов синтеза, появления в новых молекулах все большего числа ошибок — чтобы сделать их нефункциональными и тем предотвратить ряд нормальных обменных реакций…

Старение заложено в нашем организме как обычный, стандартный для него процесс. Оно неизбежно. Но одно дело, когда мы стремимся замедлить его условиями, в которые ставим свое тело, и совсем другое, когда мы этими условиями всячески ему потакаем. В этом отношении отмечаемое медицинской статистикой «омоложение» целого ряда опасных патологий объяснимо. Постоянное отсутствие активных процессов в тканях при гиподинамии заставляет их стареть и отказывать быстрее — вот и вся проблема.

Да, изначально предполагалось, что покой тела продлит его молодость: клетки не гибнут, так отчего бы тканям, которые из них состоят, стареть?.. Однако такой ход мысли не учитывал неизбежность и естественность старости — на том мы и «прокололись». И потом, клетки, которые не погибли своевременно, клетки, жизнь которых была продлена искусственно, — это, как мы теперь знаем, клетки потенциально опасные. Ведь именно у клеток рака, а не какой-то другой ткани нарушен один из нормальных механизмов — либо деления, либо смерти. Так что вместе с преждевременной старостью мы часто загоняем себя и в другую биологическую ловушку — выращиваем собственными, так сказать, руками, клетки, склонные к малигнизации.

Все эти аргументы ведут к мысли, что наша лень, как бы объяснима она ни была, все же не так оправдана результатами, как кажется поначалу. И что своевременно преодолеть ее — затея не такая уж нелепая. Но есть и проблема: если мы на закате жизни вдруг вспомним юность и всерьез возьмемся за то, что когда-то давалось нам проще простого, мы быстро поймем, в чем разница между нашим состоянием тогда и теперь. Очень многие, понимая, что актуальность физических нагрузок с возрастом лишь увеличивается, делают перерыв в них только на период от окончания активного роста скелета (20 лет) и до начала старения (27–30 лет). То есть занимаются спортом в юности, затем бросают его, живут некоторое время в свое удовольствие, а потом вдруг возвращаются к идее о балансе, обнаружив, что стремительно утрачивают форму.

Вот это «возвращение», начатое с неумелого старта, обычно и заканчивается полным отказом от подобных затей. Именно первым «прострелом», грыжей позвоночного диска, вывихом или обострением артрита завершается спортивная «карьера» большинства людей, перешагнувших 30-летнюю черту. К сожалению, таков сценарий более двух третей ишемии, инфарктов и инсультов, наступивших в период 45–50 лет — как у мужчин, так и у женщин. Скажем прямо: если мы тоже ошибемся, подойдя к вопросу спорта так же, как в молодости, мы, несомненно, повторим этот путь вслед за означенным большинством. А между тем все можно сделать гораздо разумнее, без каких бы то ни было побочных эффектов.

Правила физической активности в зрелые годы.

Когда мы были детьми, подростками, юношами и девушками, нашему организму нипочем было все — бессонные ночи, профессиональные нагрузки, литры спиртного… К тому же тогда у нас был еще один бонус. А именно, наши ткани активно обновлялись не только потому, что им для этого всего хватало, но и потому, что они еще росли сами по себе. Теперь они уже не растут по собственной инициативе. Хотя в период от 30 до 60, как правило, способны эффективно обновляться в ответ на повреждение. Иными словами, если в молодости мы чувствовали себя одинаково хорошо, занимаясь или не занимаясь спортом, теперь мы будем чувствовать себя так лишь в одном случае. В случае, если мы заставим ткани нашего тела обновляться быстрее.

В принципе, если бы существовал другой способ вынудить наш обмен веществ ускориться, у нас не было бы такой острой нужды в активности. Но проблема в том, что кофе и другие тонизирующие напитки ускоряют метаболизм лишь на короткий период. Слишком короткий, чтобы считать этот эффект достаточным. Мы знаем, что после чашечки кофе повышается давление и температура тела, ускоряется сердечный ритм… Словом, происходит все, что дает и получасовая легкая пробежка. Казалось бы, этого хватит, но на самом деле — нет. Ведь поддерживать повышенный тонус целый день таким способом невозможно.

У коры головного мозга есть свойство, которое помешает нам заменить пробежку кофе. Речь идет о ее способности самостоятельно, независимо от нашей воли регулировать уровень собственной активности. Под влиянием кофеина, таурина, гуараны и др. сигналы в ней начнут передаваться быстрее и чаще, она будет обрабатывать их эффективнее. Однако кора сама как бы знает, что из каждого ее нейрона попавший туда сигнал рассылается не в один, а в несколько нейронов по соседству. Оттого избыток сигналов, возникающий при ускорении ее работы, без торможения может вызвать эпилептический припадок.

Чтобы этого не произошло, после периода ускоренной работы она запускает процесс торможения своих же нейронов. А эпилептиками зовутся как раз те люди, у которых нарушен баланс между возбуждением и торможением коры. Эпилепсия обычно является врожденной. Ведь как рост активности нейронов, так и ее затухание обеспечиваются работой эндокринной системы — гормонами. А особенности гормонального регулирования почти всегда закладываются еще во внутриутробном развитии и наследуются от родителей.

Мы не можем повлиять на торможение коры после ее возбуждения ни медитацией, ни усилием воли — оно неизбежно. По этой причине люди, которые пьют кофе и другие энергетики целый день, обычно чувствуют вялость и сонливость постоянно. Во всяком случае, куда чаще, чем те, кто выпивает две чашки: одну утром, и две — после полудня, чуть ближе к вечеру. Для нас же это означает лишь одно: чашкой кофе или другого оптимального для нас энергетического напитка можно с успехом побороть сонливость, которая накатывает при мысли о тренировке. Выпитый незадолго до ее начала, энергетик позволит нам улучшить результат, провести всю тренировку в хорошем настроении, не испытать упадка сил после нее. Но заменить он ее не заменит. Эффект ускоренного кровотока, потребления сахара и других элементов рациона после тренировки сохраняется в течение суток, а тонизирующий эффект кофе и пр. редко длится более четырех часов.

Кроме того, есть еще одно различие. Заключается оно в том, что кофе ускоряет работу сердечно-сосудистой системы и заметно повышает тонус мышц. Все это прекрасно — это могло бы заметно улучшить скорость расхода питательных веществ, «застрявших» в крови из-за сочетания нашей гиподинамии с перееданием. Но ничего подобного не случится, ведь качество кровоснабжения — это одно, а потребность тканей в чем-либо — совсем другое. Кофе ее явно не увеличит. А физическая активность избавит наш организм от сотен клеток, которым либо не следовало рождаться (из-за дефектов структуры), либо следовало давно умереть. Все эти отходы, о которых, право, нет смысла жалеть, телу придется заменить. Вот тогда — и только тогда! — у него появится реальный повод израсходовать холестерин, белки, железо, гормоны, жир и пр.

Осознав неизбежность перехода к физической активности, мы должны определиться, какие предпочесть. Разумеется, на начало вообще любых занятий наши мышцы, кости и все остальные системы тела будут иметь не лучший вид и вести себя не лучшим образом. Мы должны понимать, что бросаться с места в карьер нам несвоевременно — это может стать нашей самой большой ошибкой в жизни. Мы не успеем даже за опытными членами группы (не то что инструктором!) ни на первой, ни, есть вероятность, на десятой групповой тренировке. Мы будем зря тянуться за ними, пока не «схлопочем» себе серьезную травму или обострение ранее почти незаметного нарушения. И больше никуда, кроме врача, не пойдем. Чтобы ничего подобного не случилось, возьмем себе на заметку несколько советов, отмечающих более правильный, хотя и долгий, путь:

1. Начинать нельзя всего с двух вещей — групповых тренировок и специализированных спортивных учреждений. Например, фитнес-клуба, тренажерного зала и пр. Первые два месяца занятий нам необходимо проводить строго индивидуально — самостоятельно или с инструктором. Инструктор особенно необходим людям, имеющим проблемы с самоорганизацией и неспособным к самостоятельному волевому усилию. Чтобы выяснить, способны ли на него лично мы, необходимо попробовать бегать по утрам, в течение получаса, ежедневно и регулярно. Если нам удается это, вполне вероятно, следующие 3–4 недели мы с успехом разнообразим наши несложные нагрузки, дав организму время привыкнуть к движению. А для более сложных решений грядущего этапа и впрямь существуют клубы, оборудование, вежливые специалисты, чья работа — сосредоточиться во время тренировки только и исключительно на нас.

2. Разумеется, если у нас имеются патологии, способные затруднить нам возвращение к активной жизни, перспективы и риски необходимо обсудить с лечащим врачом. Причем еще до начала хоть каких-то регулярных видов деятельности. Возможно, нам посоветуют узкоспециализированное заведение. И начинать нам придется с помощью профильного специалиста — скажем, по лечебной гимнастике. В любом случае, при наличии диагностированных (то есть сформированных) заболеваний опорно-двигательного аппарата, печени, легких, сердца, сосудов, органов малого таза, а также злокачественных процессов, отклонений со стороны ЦНС, обменных патологий старт должен быть очень плавным. Лучше всего — под наблюдением врача.

3. После первых занятий мышцы, на которые пришлась наиболее сильная нагрузка, нужно обязательно потянуть и размять. Конечно, удачнее всего будет дважды в неделю посещать опытного массажиста. Но большинство людей получает хороший результат и с самостоятельным легким массажем. Особенно если у них нет серьезных патологий, указанных выше. И пока речь не идет о нагрузках, близких к профессиональным. Ведь разминка — это еще не предсоревновательная подготовка тяжелоатлета. Наши мышцы поболят немного, но наверняка справятся. Просто в зависимости от периода, который мы провели в неподвижности и индивидуальных осложнений (лишний вес, высокий сахар, особенности телосложения), им иногда не помешает в этом помочь.

4. Наши задачи на начальном этапе — это восстановить подвижность и тонус мускулатуры, увеличить скорость кровотока, сделать его более равномерным на периферии (в капиллярах), стабилизировать работу эндокринных желез и ЦНС в новых для них условиях. Как видим, все это — цели довольно общие, касающиеся универсальных для всего организма систем. Из чего следует прямой вывод: тренажерный зал в настоящий момент — это явно не то, что нам нужно. Тренажеры созданы для нагрузки на отдельные мышцы или небольшие группы взаимосвязанных мышц. Они заставляют целое мускульной системы тела работать по отдельности. Такова специфика данного вида спорта — лучше всего он рассчитан на набор каждой мышцей максимальной массы, которой она только может достичь.

По мере возвращения к норме существования такой, какова она для нашего организма, мы вполне можем остановить свой выбор и на «тяжелом спорте». Большинство тренажеров заметно уменьшает нагрузку на суставы. Хотя результат работы с ними (рост мышц), разумеется, сводит этот щадящий эффект почти к нулю. Но тут все зависит от целей, которые мы себе поставим. Бодибилдинг идеально подходит многим больным сахарным диабетом (особенно инсулиннезависимым) и людям, страдающим локализованными поражениями опорно-двигательного аппарата (паралич, полиартрит и пр.). Особенно если они не стремятся достичь рекордов роста массы, а просто вынуждены развивать собственное тело не в целом, а частями.

5. Тем не менее без хорошей взаимной координации частей тела, с общим плачевным положением большинства объединяющих их систем этот вариант лучше отложить на потом. Наименьшую нагрузку на суставы в сочетании с самым положительным влиянием на сердечно-сосудистую систему дает плавание. Оно особенно показано при значительном лишнем весе, явных патологиях и травмах опорно-двигательного аппарата. Правда, с ним следует соблюдать осторожность при стенокардии, ишемической болезни сердца. Ведь перепад температуры и давления во многих полостях тела, происходящий при каждом погружении в воду, при этих заболеваниях может быть опасен.

Если мы найдем бассейн, в котором используются современные, безопасные для кожи средства дезинфекции и соблюдаются высокие стандарты гигиены, заплатить за абонемент чуть дороже будет иметь смысл. Вспомним: в данном водоеме нам придется «плескаться» не реже трех раз в неделю, в течение одного-трех месяцев. Мы можем быть уверены, что даже при самой нейтральной реакции нашего организма на хлор все ткани тела, которые с ним соприкасались, претерпят изменения. И эти изменения гарантированно нам не понравятся.

Ну а помимо бассейна нам сейчас будет уместно встать на беговую дорожку (легко заменить пробежками в ближайшем парке) или лыжи (разумеется, тренажер). Можно купить себе велосипед или сесть на велосипед-тренажер все в том же клубе. Так уж сложилось, что большинство занятий, направленных на укрепление сердечно-сосудистой системы, создают нагрузки на мышцы и кости нижних конечностей. В ряде случаев это нежелательно изначально (имеется артрит/артроз тазобедренного сустава или колен). Или начинает создавать нежелательные эффекты с течением времени.

В общем, пик нагрузок, всегда приходящийся на одну и ту же часть тела — это гарантия ее более быстрого износа по сравнению с остальными. Потому нам необходимо избегать своего рода тавтологий — не бегать по утрам лишь для того, чтобы вечером еще «намотать» несколько километров на оси велосипеда. В таких случаях, право, разумнее вечером пойти в бассейн или и впрямь поработать с тренажерами для верхней части туловища. Если у нас имеются отягчающие в прямом смысле обстоятельства (ожирение, нездоровые ощущения в костях таза, колен, стоп), от ежедневных пробежек и пр. разумнее отказаться. Лучше чередовать такие разминки с посещением бассейна или тренажеров. Только помним: в случае с последними начинать необходимо с небольших весов. Для мышц рук и груди — не более 7 кг, для мышц плечевого пояса и спины — не менее 10 кг, но и не более 20 кг. Тренажеры для ног здесь использовать не стоит. Кроме того, если мы уже бегаем, крутим педали и пр., стандартный совет начинать с базовых упражнений тоже можно проигнорировать. Допустим, построив работу с верхней частью туловища только на тренажерах. Ведь все, что дают новичкам базовые упражнения с гантелями и штангой, мы уже получаем на беговой дорожке.

6. Кстати, разминочного типа «пятиминутку» (в нашем случае она займет не менее получаса) можно устроить с помощью чего-то, похожего на утреннюю гимнастику. Этот вариант отменно хорош для всех случаев, когда пациенту явно требуется более равномерное развитие, чем могут дать одни лыжи или другие упражнения на ноги. Заодно будут нам и эти самые базовые упражнения… Из чего состоят приемы утренней гимнастики, мы знаем. Наиболее простыми и эффективными среди них являются отжимания, приседания, работа на пресс живота (подъемы с пола из положения лежа). Если мы хотим позаботиться о мышцах, расположенных тоже на животе, только не спереди, а по бокам, нам придется подобрать предмет весом до 10 кг. С ним нужно наклониться строго вбок, почти поставив его на пол, и выпрямиться, как бы подняв его с пола.

К сожалению, в домашних условиях нелегко подтянуть мышцы середины спины и поясницы. Но если мы не ставим себе целью (хотя бы пока) стать звездами «железного спорта», это упущение можно будет устранить после, в спортзале, по мере улучшения нашего общего состояния. О середине спины и поясничном отделе просто не следует забывать. Особенно в период, когда мы чувствуем себя и выглядим все лучше, моложе, здоровее. Словом, когда нам кажется, будто мы уже сделали все, что могли. Поток наших комплиментов самим себе может быстро иссякнуть с наступлением остеохондроза шейно-грудного отдела позвоночника или с усилением сколиоза, лордоза, кифоза. Увы, но в тот момент нам придется вспомнить помимо собственной воли, что именно слабость середины спины приводит к этим заболеваниям — и далеко не обязательно только в детстве.

Методы воздействия на отдельные суставы.

Все мы знаем, как это бывает: в общем у нас с костями все в порядке. В том смысле, что они не болят, суставы движутся свободно и в полной амплитуде… и вот только одна нога не дает нам ни жить, ни спать ноющими болями в колене по вечерам, хрустом при приседаниях, невозможностью занять положение на полу, именуемое в физкультуре «жабкой». Бывает и так, что мы находим несколько проблемных (хрустящих, ноющих постоянно или периодически) суставных сочленений. Несколько на все тело — но как же они мешают нам тренироваться и жить в полную силу!

Мы не можем назвать это болезнью — пока не можем. Процесс, судя и по нашим ощущениям, и по результатам обследования, не зашел так далеко, чтобы считаться определенно патологией. Тем не менее при каждой попытке увеличить или разнообразить нагрузку на проблемную зону мы понимаем: ее реакция на нашу заботу ни капельки не похожа на начало регенерации. Скорее на ускоренную дегенерацию. Мы не знаем, что с этим лучше сделать — оставить в покое, надеть наколенник и продолжать или забросить все эти перемены в целом. Мы и правда теряемся в догадках, что правильнее. Ведь все нам обещали улучшение, а его-то мы как раз не наблюдаем. Особенно в областях, которые изначально тревожили нас больше остальных, и положительных изменений в которых мы ожидаем с самым большим нетерпением.

В действительности торопиться с «окончательными и бесповоротными» выводами здесь не стоит. Наверное, мы догадываемся и сами, что в хрустящих суставах имеются структурные нарушения. То есть связанные не с повреждением самой кости или костного мозга, а с начинающимися изменениями хряща, суставной жидкости, сухожилий… Если рентгеновский снимок не показал никаких видимых нарушений, проблема наверняка заключается в начале обменного расстройства — обычно не в самом суставе. Если нам более 35 лет, 97 % вероятности, что заключается оно в постепенном снижении выработки коллагена или эластина. Заметим: вероятно, примерно в одно время с началом этих скрипов у нас появились и первые глубокие морщины на лице.

Конечно, у многих людей (особенно страдающих хроническим отклонением от нормы веса) иные суставы хрустят с подросткового возраста — 13–15 лет. Чаще всего, до 27 лет хруст наблюдается в коленных суставах, и много лет подряд он является безболезненным. На самом деле речь идет о последствиях сочетания лишнего веса с привычкой приседать на корточки. И то и другое весьма характерно для детей с их высокой подвижностью и аппетитом. Однако как лишний вес, так и манера подолгу сидеть на корточках травмируют коленные суставы и их части. Потому по мере замедления их естественной регенерации мы и получаем первые проблемы как раз с их стороны.

Кстати, в связи с особенностями полового развития у девочек и девушек хруст в коленях нередко сопровождается (или заменяется) ранними поражениями тазобедренного сустава. Женский пол более подвержен патологиям суставов бедер и ног и из-за более широких тазовых костей, и из-за наличия молочных желез, меняющих центр тяжести вместе с осанкой. А также разумеется, из-за противоречащей всем законам анатомии обуви на каблуке, ношение которой довершает дело.

Для мужского пола более характерен узкий таз (более короткие крестцовые кости), менее выраженный прогиб в пояснице назад (нет тяжелых молочных желез), отсутствие необходимости носить «шпильку» из соображений привлекательности. Зато у молодых мужчин под действием тестостерона очень быстро раздаются вширь плечи. Для организма тех, кто не занимается в этот период никакими нагрузками на мышцы данной области, обусловленная полом скорость роста ключиц, грудной клетки и лопаток тоже часто оказывается непомерно велика. Оттого для сильного пола, не решившегося стать сильным еще в детстве, ранние поражения плечевого пояса характерны настолько же, насколько для слабого — хруст в коленях и тазобедренном суставе.

Словом, все эти особенности возрастного и полового развития очень интересны, но нам здесь важно запомнить только одно. Многие поражения суставов, наступающие у нас с течением лет, родом, так сказать, еще из детства. Иными словами, часть костных сочленений в нашем теле боролась с ускоренным износом чуть ли не с момента, как мы встали на ноги и начали ходить. Именно из-за длительности процесса износа многие заболевания костей долгое время можно и обратить вспять — причем без специальных приспособлений. У них долгая история формирования, и на большинстве этапов ее можно закончить. Просто на большинстве еще не означает, что на всех. По мере естественной возрастной дегенерации организма болезнь получает все больший фактический перевес над нами и нашими усилиями спасти положение. Оттого в возрасте 30 лет нам еще может помочь то, что не сработает в одиночку уже в возрасте после 40.

Надо сказать, что для лечения подавляющего большинства серьезных заболеваний пригодны только средства научной медицины. То есть фармацевтические и другие сильнодействующие препараты. Методы альтернативной медицины лучше подходят как профилактика, но лечением их явно считать не следует. Как терапия они почти наверняка не сработают — в лучшем случае дадут некоторый паллиативный (смягчающий симптомы) эффект. Однако именно в отношении костей и суставов имеет место обратная закономерность. А именно: большинство вариантов, которые предложит нам врач, обеспечит столько же побочных эффектов, сколько и основных. Лечение же народными средствами, при такой же эффективности в основном направлении, побочных действий даст значительно меньше, и устранить их будет значительно проще.

В принципе, это неудивительно — при таком длительном периоде, когда кости ежедневно и эффективно сопротивляются износу… В нашем организме имеется всего два типа тканей с почти не ограниченной способностью к восстановлению — мышцы и кости. А также все ткани, рост которых запускается «по инициативе» кости. С износоустойчивыми тканями опорно-двигательного аппарата профилактические меры дают лучший эффект, чем лечебные. Ведь лечение как таковое часто направлено на устранение симптомов патологии. Оно не всегда имеет целью запуск регенеративных механизмов и оттого не всегда дает устойчивый результат. А профилактика — всегда.

Официальная медицина может нам предложить многое. Все зависит от того, что у нас за патология и каковы ее особенности. Однако, как мы только что условились, пока у нас на повестке дня самый долгий и распространенный этап в жизни каждого человека. Это этап дискомфорта, периодических болей и хрустов в отдельных суставах. То есть проявлений, которые до начала активной жизни беспокоили нас с разной силой. Например, усиливались при перемене погоды, при простуде или инфекционном заболевании других тканей. У женщин, кстати, периоды обострения — ослабления болей в суставах нередко в точности совпадают с этапами естественного для них цикла — от овуляции до критических дней. Начало курса антибиотиков, прогревания, другие меры, как мы помним, приводили к немедленному облегчению таких болей, но ненадолго. А когда мы занялись спортом, положение этих контрольных точек начало резко ухудшаться: все симптомы заострились, превратились из «плавающих» в постоянные, к ним добавились новые.

Словом, до начала регулярных тренировок любого рода эти боли производили впечатление мало связанных с самим суставом. Скорее, это напоминало поведение органа, когда-то подвергшегося серьезной травме, но сейчас здорового — во всяком случае, большую часть времени. Конечно, с некоторых пор мы начали понимать, что переоценили его близость к состоянию здоровья и недооценили степень близости к болезни. Что ж, уговоримся сразу: большинство случаев постепенного усиления проблем не связано с какими-либо уж слишком серьезными патологиями. Речь здесь может идти о:

1. Хроническом нарушении кровотока или иннервации на данном участке кровеносной или нервной системы. Если у нас имеются проблемы с позвоночником и по мере их нарастания мы заметили появление отклонений в работе суставов конечностей, диагноз наверняка точен. В частности, нарушения в поясничном и крестцовом отделах становятся самой распространенной причиной как ишиаса (воспаление седалищного нерва), так и деформирующего артроза коленных суставов. А остеохондроз шейного и шейно-грудного отдела приводит и к «локтю теннисиста», и к похолоданию пальцев, и к полиартриту суставов кисти, и к туннельному синдрому запястья.

2. Развивающемся обменном нарушении. Обычно росте сахара в крови (предвестник сахарного диабета) или вообще начале старения — то есть угнетении выработки коллагена. Косвенным признаком последнего может стать появление вялости и тусклого вида кожи лица, декольте (у женщин). Возможно, мы заметили у себя первые глубокие морщины. Или то, что кожа тела по мере сброса лишнего веса уже не «стягивается», а начинает образовывать складки.

3. Хроническом застое крови на этом участке, только по вине именно плохого состояния мышц — их хронической атонии, спазма и других последствий малоподвижного образа жизни. Характерный признак того, что мы подумали правильно, — наличие в прилегающих к суставу мышцах очагов «синюшной сеточки» (тромбированных капилляров, чаще всего встречается на ногах у женщин). А также жгучих болей в мышечном волокне, появляющихся при надавливании, и частых эпизодов миозита (воспаление мышечных головок — твердые, болезненные «горошины» возле самой.

Кости).

Пока дегенеративные изменения наблюдаются в окружающих тканях, но не в самом суставе, врач посоветует нам то, что поможет немного замедлить эти явления. В частности, самыми распространенными средствами лечения начальных отклонений являются:

1. НПВС — нестероидные противовоспалительные средства. Наиболее эффективными и безопасными по отношению к костям медицина обычно называет ибупрофен, диклофенак и аспирин. Последний обладает еще одним немаловажным для людей в возрасте свойством. А именно, он снижает свертываемость крови, поскольку связывает клейкие белки на поверхности тромбоцитов. Оттого аспирин назначают не только в целях снятия асептических (безмикробных) воспалений в суставах, но и в целях профилактики сердечно-сосудистых заболеваний.

Основной недостаток всех НПВС в том, что их приходится принимать подолгу — годами или всю оставшуюся жизнь. С течением времени это не может не приводить к негативным реакциям со стороны ЖКТ. В частности, свойство аспирина вызывать эрозии стенок желудка и кишечника общеизвестно. Именно высокая вероятность язвенной болезни по итогам долгого применения НПВС подтолкнула фармацевтику к созданию растворимых форм этих препаратов. Их стоимость несколько выше, чем у обычных таблеток, однако их прием даже в нашем случае продлится не менее полугода. Оттого это явно не тот случай, где экономия имеет смысл — разумнее сэкономить на массажисте.

2. Средства для наружного применения, содержащие легкие анальгетики. Обычно это гель или крем. Таковых сейчас продается много — «Диклак», «Долобене», «Фастум» и пр. Гель впитывается лучше и быстрее крема. Но иных отличий у препаратов этого класса немного, да они и не существенны. Например, некоторые из них могут содержать или не содержать охлаждающий/согревающий компонент, иметь разный запах и пр. Суть их действия всегда одна. Она в том, что анальгетик, содержащийся в средстве, выполняет свою прямую функцию — частичного обезболивания. Как правило, боли в самом суставе сохраняются — только ослабевают. А вот мышечные боли такие средства снимают довольно неплохо. Недостаток средств этого типа очевиден: они снимают симптом, но не делают ровно ничего для устранения его причины. Потому их рекомендуют при обострениях, после травм и в возрасте старше 60 лет, поскольку здесь причины совершенно очевидны и устранению не подлежат.

3. Средства для наружного применения с эффектом более или менее глубокого прогрева тканей сустава или мышцы. Такие мази сплошь были позаимствованы из сборников рецептов нетрадиционной медицины. Они содержат в основном растительные компоненты. А синтетическая основа препарата лишь обеспечивает ему определенные свойства. Например, текстуру, скорость проникновения в ткани, запах, цвет. Разновидностями согревающих аппликаций являются старые добрые горчичники, а также новинка на этом рынке — «теплые пакеты», содержащие железный порошок. В последнем случае контакт кожи с содержимым пакета вообще исключен. А его разогрев достигается за счет реакции окисления железа с воздухом.

Следует признать, что большинство медицинских «произведений» такого рода оказывает менее травмирующее действие на кожу, чем оригинальные рецепты. Среди разработанных медициной средств имеются даже более (на основе эвкалипта) и менее (на основе ментола) мягкие раздражители. Они предназначены для разных возрастных категорий и степени чувствительности кожи. Терапевтический эффект от них очевиден, и используется он человечеством давно. Речь идет о местном, кратковременном повышении температуры тканей, которое вызывает улучшение кровообращения, приток иммунных телец и, как следствие, уменьшение воспаления в задетой области.

Но на большее они неспособны. К тому же у них, наряду с преимуществом по безопасности, имеется и недостаток — относительно низкая концентрация действующих веществ. Говоря проще, их безопасность для кожных покровов связана с небольшим содержанием раздражающих ее компонентов. Во многих случаях она может быть недостаточной. Особенно это касается взрослых людей со сниженной чувствительностью кожи или тканей к раздражителям такого рода. Кроме того, все средства этого ряда отличаются однообразием состава. Хотя, как мы знаем, реакция организма на одно и то же терапевтическое средство со временем ослабевает. Из этого следует, что при более или менее длительном применении эти средства часто приходится чередовать с препаратами домашнего изготовления.

4. Согревающие или обычные массажеры — конструкции, предназначенные для более или менее тщательной разминки, массажа тканей, которые окружают сустав. В большинстве случаев массажеры содержат детали, позволяющие безопасно поработать и с частями сустава, которые не следует пытаться разминать пальцами. Например, из их числа остистые отростки позвоночника, сухожилия и связки синовиальных суставов (колени, локти и пр.). Массажеры могут быть ручными (ролики вращаются при проведении по коже) и электрическими (ролики вращаются автоматически, после включения прибора). Некоторые из них могут обеспечивать эффект вибрации или нагрева в процессе работы.

Нечто аналогичное этим приборам можно найти лишь в работе мастера лечебного массажа — других аналогов им не существует. Модель прибора следует выбирать по больному суставу. То есть для спины лучше брать массажер на длинной и жесткой ручке, без острых «шипов» на рабочей насадке. Однако эта насадка может содержать тупые детали рельефа, и сама по себе она не должна быть большой. Дело в том, что вдоль позвоночника и возле лопаток имеется множество труднодоступных и небольших участков, с которыми крупной насадкой поработать не удастся.

А вот массажеры для суставов и мышц конечностей могут быть короткими, содержать насадки разной величины и рельефа. Для относительно некрупных мышц больше всего подходят как раз «шипы». Для глубоких массивов, скажем, на ягодицах или мощных мышц бедра обычно оптимальны широкие, с минимальным рельефом, но жестко закрепленные насадки.

Средства альтернативной медицины.

Да, как видим, медицина научная может предложить нам много, но одновременно и не бесконечно много профилактических мер. Зато наиболее эффективную основу профилактики всех патологий костей и суставов она называет несравнимо точнее медицины нетрадиционной. Напомним, мы говорили о ней выше, поскольку основа эта — физическая активность. Кстати, альтернативная медицина вообще не рассматривает ни теорию, ни практику подвижности, правильной именно с точки зрения суставов. Единственное исключение в этом плане — практики, пришедшие к нам из других стран. В частности, йога (древнеиндийская система упражнений, позаимствованная из аюрведы) и цигун — китайская гимнастика, направленная на достижение гармонии с миром и поддержание здоровья тела.

Что же до древней системы здравоохранения, принятой у славянских народов, то в ней нет ничего подобного. Скорее всего, потому, что физическая активность в виде ежедневного тяжелого труда в древности была обычным явлением. Следовательно, вопрос гиподинамии как источника проблем вообще не приходил нашим прадедам в голову. А проблемы, вызванные изнурительным трудом, решались костоправом либо травником. Для гимнастики здесь места уже не оставалось — за ненадобностью. Оттого отдадим должное врачам-физиотерапевтам. Как-никак, все рекомендации по физической активности в том или ином возрасте, при наличии тех или иных патологий, все тренажеры и массажеры были разработаны только ими. У этих знаний не было никакой предыстории, кроме научной, — это не рецепты мазей, позаимствованные у лекарей древности.

Так что несмотря на одинаковую эффективность народных и научных средств, у каждого из них имеются свои преимущества. И наибольшей эффективности от применения каждого из них можно достигнуть часто именно в альянсе — альянсе применяемых разработок не одного, а обоих направлений сразу.

Следует особо отметить, что альтернативной медицине нашего времени свойственен тот же грех, что и медицине научной. А именно, страсть собирать дополнительные сведения или средства путем продажи услуг либо препаратов заведомо неэффективных, лишних в любой терапии, обладающих чисто внешним или непроверенным эффектом. Увы, но фармацевтика все чаще выпускает в свободную продажу средства, не прошедшие тщательное тестирование, с заметно укороченными сроками испытаний. А значит, и с неизвестным взаимодействием с другими лекарствами, а также долгосрочными последствиями от их приема, которые не успели выявить перед их появлением на прилавке аптеки. Такие средства, по сути, испытывают не на лабораторных животных или добровольцах, а на нас. Вероятнее всего, это очень экономит фармацевтическим гигантам время, деньги, работу персонала и лабораторного оборудования…

Но и нетрадиционная медицина не отстает в достижении высот этого дурного примера. Кто из нас не слышал о «волшебных» мазях или добавках, содержащих «уникальные» растения с вершин алтайских гор и прочую «экзотику»? Стоимость этих средств на несколько порядков выше стоимости ассортимента аптеки, а их состав на поверку весьма тривиален. Хуже того, в них нередко не содержится даже самых обычных элементов с терапевтическим действием. Разумеется, в целях снижения себестоимости продукта, который распространяется в обход всех проверяющих инстанций и оттого как бы и не должен обладать определенным составом или свойствами.

Существуют на современном рынке «поделки» и посложнее. Например, различного размера и формы изделия из «засекреченных» сплавов, элементов внеземного происхождения и пр. Предполагается, что эти материалы с необычным составом излучают некие особо «целебные» волны или поля, позволяющие как предотвращать, так и лечить большинство патологий, перечисленных в медицинских справочниках.

Наконец, безликие вещи — это одно. А конкретный индивид, сделавший некое революционное открытие или составивший собственную (опять «уникальную») методику на основе самых действенных приемов из методик других, — это совсем другое. Его дар убеждения и высокие способности к манипуляции (обычно врожденные) могут и впрямь сотворить с нами чудо. Скажем, заставить выложить кругленькую сумму за несколько ароматических свечей, полчаса бессмысленных пассов и доброе напутствие «на дорожку» — естественно, домой…

Словом, со многими представителями, методиками и обещаниями альтернативной медицины тоже следует соблюдать большую осторожность. Мы неоднократно слышали об обширных, часто летальных побочных эффектах фармацевтических препаратов. Да добрая их половина может напугать и самых храбрых… Однако вспомним, стараясь не поддаться панике: мы слышали и о мошенниках с пучком придорожной травы в руках. А также об «академиках» Вселенских Институтов Магии и других явно неофициальных (обычно — даже не существующих) учреждений.

Было ли то, что мы слышали о них, лучше? Если нет, то нам разумнее всего усвоить однажды и навсегда всего одну, главную истину. А именно: замедление восстановительных процессов, их нарушение или травма являются причинами объективными, материальными. То есть их можно пронаблюдать в действии, их механизм изучен и понятен, у них есть четко обозначенные причины, проявления и следствия. Эти процессы заложены в нашем теле на уровне ДНК генетического кода. Никакие «злонамеренные» торсионные и иные поля нашего региона не помешали нам появиться на свет здоровыми маленькими человечками — копиями мамы и папы. А из этого напрямую следует, что тогда указанные факторы на нас точно не влияли. Значит, если мы не изменили место проживания (в значении как минимум области на карте страны), вероятность, что они влияют на нас теперь, тоже нулевая. А этот вполне естественный и логичный вывод, в свою очередь, проясняет очень многое, не правда ли?..

Итак, для начала отставим в сторону все методы, избавляющие нас от действия сил и процессов, существование которых недоказуемо, а влияние измерить невозможно. Затем мы с такой же легкой совестью можем забыть о существовании всех сплавов и препаратов, состав которых мы не можем проверить. И он при этом не подтвержден сертификатом ни одной официальной, государственной инстанции — то есть его никогда не проверяли и лучшие, чем мы, специалисты. Третьим шагом должен стать отсев некоторых методик со слабым или даже сильным терапевтическим действием, но рассчитанным не на наш случай. То есть предназначенных для коррекции работы других органов.

Из числа таковых, например, мед и прочие продукты пчеловодства за исключением пчелиного яда (апитоксина), который обладает свойствами других сильных раздражителей. То есть тоже вызывает покраснение, жжение и эффект разогрева тканей в месте нанесения. Проблема меда, прополиса, маточного молочка, забруса в том, что их компоненты сами по себе в кожу впитываются слабо. Да и в тканях сустава они явно будут лишними.

Эти продукты можно жевать, растворять в воде и пить, включать в состав смеси с другими продуктами. Например, теми, которые содержат больше животного белка или жира и поглощаются кожей лучше. Наилучшие результаты в лечении продуктами с пасеки дает их прием внутрь. Кроме того, в смеси с жирными, молочными продуктами они обеспечивают некоторые косметические эффекты для кожи — служат питательными масками. Однако они не ускорят обмен веществ в данном конкретном суставе, потому что их содержимое не проникнет в суставную сумку и тем более кость. Они там не нужны, и организм усвоит их для применения в совсем иных, хотя тоже полезных, целях.

В качестве общего средства влияния на процессы в суставах мы можем начать принимать аспирин. Особенно это показано в случаях, когда проблемы есть сразу в нескольких суставах — допустим, при их системном поражении. Обычно это именно так: нарушение деятельности, возникшее в одном суставе, быстро распространяется на соседние, которые пытаются компенсировать своими усилиями недостатки его работы. Кроме того, ряд причин раннего износа суставов сам по себе создает проблемы частям скелета, внешне между собой не связанным.

Например, искривления позвоночника обычно меняют центр тяжести при движении так, что мы получаем скрип в одном колене, в бедренном суставе с той же стороны, во всем крестце, в причинном позвонке и плече на противоположной стороне туловища… Но следует помнить: аспирин разумнее принимать в растворенном в воде виде, спустя 15 мин. после приема пищи, не превышать дозу в 500 мг ацетилсалициловой кислоты в сутки. Это хорошее противовоспалительное противопоказано при гастрите, язвенной болезни желудка и кишечника, сниженной свертываемости крови.

Натуральными противовоспалительными с особо высокой эффективностью именно по отношению к суставам обладают чистотел, а также цвет черемухи и сирени. Следует помнить, что эти растения слабо токсичны — могут вызывать тошноту, головокружения, аллергические реакции. Потому их заваривают и принимают следующим образом:

2 ст. ложки сухой травы чистотела, цвета черемухи или сирени засыпать в эмалированную посуду, залить 0,5 л холодной воды.

Поставить на средний огонь, дать закипеть, убрать огонь до минимума, накрыть крышкой. Оставить на 10 мин., снять с огня и остудить. Затем процедить отвар и принимать его по 2/5 стакана, дополнив стакан питьевой водой до краев, непосредственно перед едой, 1 раз в день. Лучше всего — в обед.

В качестве местных средств, заметно ускоряющих регенерацию хряща, улучшающих водный и белковый обмен, альтернативная медицина предлагает нам:

1 ст. ложку листа крапивы, 2 ст. ложки травы тысячелистника обыкновенного, 3 ст. ложки листа земляники лесной, 3 ст. ложки травы полыни горькой, столько же травы яснотки нужно высушить, измельчить, смешать.

Взять 2 ст. ложки готовой смеси, засыпать в эмалированную посуду, залить 3 стаканами холодной воды, поставить на средний огонь и дать закипеть. Убрать огонь до минимума, накрыть крышкой, оставить на 15 мин. Смешать по 4 ст. ложки сливочного и растительного масла. Кстати, эту пропорцию при необходимости можно менять, добиваясь, чтобы итоговая смесь не текла. Снять отвар трав с огня, дать ему остыть и процедить его. Смешать отвар с масляной основой (лучше всего — взбивать такие смеси в блендере), растереть смесью целевой сустав. Затем щедро нанести эту смесь на область сустава еще раз, укутать и оставить на 30 мин.

1 ст. ложку листа березы повислой, 1 ст. ложку семени льна, 2 ст. ложки цвета бузины черной, 3 ст. ложки цвета лабазника вязолистного, 3 ст. ложки цвета ромашки аптечной высушить, измельчить и перемешать.

Взять 2 ст. ложки смеси, сложить в эмалированную посуду, залить 3 стаканами кипятка. Поставить на средний огонь, дать закипеть, убавить огонь до минимума. Оставить на 15 мин., плотно накрыв крышкой, затем снять с огня, дать остыть и процедить. Взять 3 ст. ложки скипидара, тщательно перемешать с полученным отваром. Щедро нанести смесь на область проблемного сустава, укутать чем-нибудь теплым и оставить в покое на 30 мин.

1 ст. ложку корня щавеля конского, 1 ст. ложку цвета календулы лекарственной, 2 ст. ложки сосновых почек, 3 ст. ложки травы лапчатки, 3 ст. ложки травы зверобоя продырявленного высушить, измельчить и смешать.

Взять 2 ст. ложки смеси, засыпать в эмалированную посуду, залить 2 стаканами кипятка, поставить на средний огонь и дать закипеть. Убрать огонь до минимума, накрыть крышкой, оставить на 15 мин. Затем чуть остудить и отцедить, не дав ей слишком настояться. Взять 3 ст. ложки смальца и столько же — любого растительного масла. Пропорцию масел можно менять так, чтобы мазь не получалась текучей. Масла смешать с отваром до однородной смеси, щедро нанести на область целевого сустава, укутать, оставить в покое на 30–45 мин.

1 ст. ложку корня алтея лекарственного, 1 ст. ложку листа мелиссы, 2 ст. ложки травы фиалки трехцветной, 3 ст. ложки травы чабреца, 3 ст. ложки листа мать-и-мачехи высушить, измельчить и перемешать.

Взять 4 ст. ложки готовой смеси, засыпать в термос, залить 3 стаканами крутого кипятка. Оставить настаиваться в течение 8–9 ч, затем процедить. Взять 2 ст. ложки сливочного и 4 ст. ложки растительного масла, смешать с настоем до однородной массы. Щедро нанести смесь на область пораженного сустава, укутать чем-нибудь теплым и оставить не менее чем на 30 мин.

1 ст. ложку корня алтея лекарственного, 2 ст. ложки листа подорожника большого, 2 ст. ложки травы зверобоя продырявленного, 3 ст. ложки корня горца змеиного, 2 ст. ложки корня лопуха высушить, измельчить и тщательно перемешать.

Взять 2 ст. ложки смеси, засыпать в эмалированную посуду, залить 2 стаканами кипятка. Поставить на средний огонь, дать закипеть. Убрать огонь до минимума, накрыть крышкой и оставить на 10–15 мин. После чего отцедить отвар, остудить его. Взять 3 ст. ложки скипидара, смешать его с отваром в блендере или кухонном комбайне. Щедро намазать область вокруг целевого сустава, укутать и оставить на период до 1 ч.

1 ст. ложку травы полыни горькой, 2 ст. ложки корня щавеля конского, 2 ст. ложки цвета ромашки, 3 ст. ложки травы девясила высушить, измельчить и смешать.

Затем взять 2 ст. ложки смеси, сложить в эмалированную посуду, залить 3 стаканами кипятка. Поставить на средний огонь, дать закипеть, убавить огонь до минимума. Оставить на 15 мин., плотно накрыв крышкой, после чего снять с огня, дать остыть и процедить. Взять 3 ст. ложки скипидара, тщательно перемешать с полученным отваром. Щедро нанести смесь на область проблемного сустава, укутать чем-нибудь теплым и оставить в покое на 30 мин.

1 ст. ложку семени льна, 1 ст. ложка травы чабреца, 2 ст. ложки травы горечавки желтой, 3 ст. ложки корня грыжника гладкого, 3 ст. ложки листа березы повислой нужно высушить, измельчить и тщательно перемешать.

Взять 2 ст. ложки смеси, засыпать в эмалированную посуду, залить 2 стаканами кипятка, поставить на средний огонь и дать закипеть. Убрать огонь до минимума, накрыть крышкой, оставить на 15 мин. Затем чуть остудить и отцедить, не дав ей слишком настояться. Взять 2 ст. ложки сливочного и 4 ст. ложки любого растительного масла. Пропорцию масел можно свободно менять, чтобы мазь не получалась текучей. Масла смешать с отваром до однородной смеси, щедро нанести на область целевого сустава, укутать, оставить в покое на 30–45 мин.

1 ст. ложку травы тысячелистника, 1 ст. ложку травы сабельника, 2 ст. ложки цвета донника лекарственного, 3 ст. ложки листа земляники требуется высушить, измельчить и перемешать.

Взять 2 ст. ложки смеси, засыпать в эмалированную посуду, залить 2 стаканами кипятка, поставить на средний огонь и дать закипеть. Убрать огонь до минимума, накрыть крышкой, оставить на 15 мин. Затем чуть остудить и отцедить, не дав ей слишком настояться. Взять 2 ст. ложки сливочного и 3 ст. ложки любого растительного масла. Пропорцию масел можно свободно менять, чтобы мазь не текла. Оба вида масел смешать с отваром до однородной смеси, щедро нанести на область целевого сустава, укутать, оставить в покое на период до 1 ч.

1 ст. ложку плодов малины, 2 ст. ложки цвета лабазника вязолистного, 2 ст. ложки корня одуванчика лекарственного, 3 ст. ложки корня аралии маньчжурской высушить, измельчить.

Взять 5 ст. ложек смеси, сложить их в стеклянную посуду объемом более 1 л, к которой у нас имеется плотно закрывающаяся крышка. Взять 5 стаканов (1,25 л) 70 %-ного спирта, залить им сырье, закрыть крышкой и поставить настаиваться в течение 7 дней в темное, прохладное место. Затем процедить настойку и применять для растираний целевого сустава в течение 2 мин., с последующим укутыванием. Процедуру лучше проводить на ночь.

1 ст. ложку листа крапивы, 2 ст. ложки цвета пижмы обыкновенной, 2 ст. ложки еловой или сосновой хвои, 3 ст. ложки листа березы бородавчатой необходимо высушить, измельчить и смешать.

Взять 2 ст. ложки полученной смеси, сложить в эмалированную посуду, залить 3 стаканами кипятка. Поставить на средний огонь, дать закипеть, убавить огонь до минимума. Оставить на 15 мин., плотно накрыв крышкой, после чего снять с огня, дать остыть и процедить. Взять 3 ст. ложки скипидара, тщательно перемешать с полученным отваром. Щедро нанести смесь на область проблемного сустава, укутать чем-нибудь теплым и оставить в покое на 30 мин.

Существует также ряд общеукрепляющих сборов, пероральный прием которых в течение двух-трех недель кряду позволяет значительно ускорить обмен веществ во всем организме и в особенности в суставах. А также погасить вялотекущие воспалительные процессы в очагах, о существовании которых мы можем пока даже не подозревать. В принципе, не следует сочетать прием многокомпонентных сборов внутрь и их местное нанесение. В том числе если они содержат отвары разных растений.

Следует помнить, что все растения являются сильными аллергенами. Потому средства народной медицины и противопоказаны при любых аутоиммунных патологиях, включая аллергию, системную волчанку, аутоиммунный сахарный диабет, подагру и пр. Однако в отдельных случаях это допускается. Скажем, если у нас нет аутоиммунных заболеваний и спонтанных аллергических реакций, если у нас вообще снижен (ослаблен) иммунитет. Или если мы не принимаем стимуляторы иммунитета.

Нам такое небезопасное в потенциале сочетание пригодится в случаях, если у нас, наряду с проблемами суставов, имеется одно из его следствий — миозит. Болезненные, очень плотные и подвижные «горошины» в местах крепления мышц к костям — это, в сущности, воспаление, которое распространилось на головку мышцы с тканей сустава. Плохо оно своей способностью снижать работоспособность, кровоснабжение и подвижность мышцы. К тому же при нагрузках эти «горошины» отдают ноющей болью. Однако миозит — явление, бороться с которым можно только местными аппликациями и регулярным массажем волокна, за исключением воспаленных головок. Правда, обычно оно проходит само, по мере восстановления сустава. Так или иначе, что бы мы ни пили, а на «горошины» оно не подействует или почти не подействует. Вот как раз для случаев нарушений в суставах, осложненных миозитом, и существует одновременное применение местных и пероральных средств. Итак:

1 ст. ложку травы багульника болотного, 1 ст. ложку почек березы бородавчатой, 2 ст. ложки побегов хвоща полевого, 3 ст. ложки цвета арники горной, 3 ст. ложки травы репешка обыкновенного требуется высушить, измельчить, тщательно перемешать.

Взять 2 ст. ложки смеси, засыпать в эмалированную посуду, залить 2 стаканами кипятка, поставить на медленный огонь. Накрыть крышкой и оставить на 10 мин. Затем снять с огня и отцедить, не давая настояться.

Обращаем внимание, что рецепт содержит несколько слаботоксичных растений — багульник и березовые почки. Потому принимать полученный отвар нужно по 1/3 стакана в теплом виде 3 раза в день, непосредственно перед едой.

1 ст. ложку семени льна, 2 ст. ложки побегов спаржи лекарственной, 2 ст. ложки травы душицы обыкновенной, 3 ст. ложки травы зверобоя продырявленного, 3 ст. ложки листьев мяты перечной следует высушить, измельчить и смешать.

Взять 2 ст. ложки смеси, засыпать в термос, залить 3 стаканами крутого кипятка и оставить настаиваться на всю ночь (8–10 ч). После чего процедить и принимать настой по 1/2 стакана в теплом виде за 30 мин. до еды.

1 ст. ложку травы череды, 2 ст. ложки травы душицы обыкновенной, 2 ст. ложки листа мать-и-мачехи, 3 ст. ложки листа земляники необходимо высушить, измельчить (допустим, в кофемолке или кухонном комбайне) и перемешать.

Затем взять 3 ст. ложки смеси, засыпать в эмалированную посуду, залить 2 стаканами холодной воды, поставить на средний огонь и дать закипеть. Потом накрыть крышкой, убрать огонь до минимума и оставить на 15 мин. После чего снять с огня, дать отвару остыть и отцедить его. Принимать по 1/2 стакана, в теплом виде, 2 раза в день, перед приемом пищи.

1 ст. ложку плодов шиповника, 2 ст. ложки цвета бузины черной, 2 ст. ложки травы чабреца, 3 ст. ложки хвои можжевельника обыкновенного, 3 ст. ложки семени льна посевного следует высушить, измельчить и смешать.

Взять 2 ст. ложки смеси, засыпать в эмалированную посуду, залить 2 стаканами холодной воды, поставить на средний огонь и дать закипеть. Потом накрыть крышкой, убрать огонь до минимума и оставить на 15 мин. После чего снять с огня, дать остыть и процедить. Принимать отвар нужно в теплом виде по 1/3 стакана, в перерывах между приемами пищи, 3 раза в день.

1 ст. ложку травы череды, 1 ст. ложку цвета ромашки аптечной, 2 ст. ложки травы душицы обыкновенной, 3 ст. ложки побегов хвоща полевого, 3 ст. ложки почек березы бородавчатой необходимо высушить, измельчить и тщательно перемешать.

Взять 2 ст. ложки смеси, засыпать в эмалированную посуду, залить 2 стаканами кипятка, поставить на минимальный огонь и дать закипеть. Накрыть отвар крышкой и оставить на 15 мин. После чего снять с огня, дать отвару остыть и процедить его. Принимать отвар необходимо по 1/2 стакана 3 раза в день, за 15–20 мин. до еды.

1 ст. ложку шишек хмеля, 1 ст. ложку цвета календулы лекарственной, 2 ст. ложки плодов шиповника коричного, 2 ст. ложки плодов калины обыкновенной, 3 ст. ложки листа крапивы двудомной, 3 ст. ложки листа мяты перечной следует измельчить, высушить и перемешать.

Взять 3 ст. ложки смеси, засыпать в термос, залить 3 стаканами кипятка. Закрыть крышкой и настаивать в течение 6–8 ч. После чего процедить и принимать по 1/2 стакана в теплом виде 3–4 раза в день, за полчаса до еды.

1 ст. ложку цвета донника лекарственного, 1 ст. ложку травы фиалки трехцветной, 2 ст. ложки листа брусники, 2 ст. ложки листа смородины, 3 ст. ложки травы тысячелистника обыкновенного высушить, измельчить (в кофемолке или кухонном комбайне), перемешать.

Засыпать 3 ст. ложки смеси в эмалированную посуду, залить 2 стаканами холодной воды, поставить на средний огонь и дать закипеть. Потом накрыть крышкой, убрать огонь до минимума и оставить на 10 мин. После чего снять с огня и сразу процедить отвар. Принимать его нужно как общеукрепляющее средство в теплом виде по 1/3 стакана, в промежутках между приемами пищи, 3 раза в день.

1 ст. ложку побегов багульника болотного, 1 ст. ложку травы чистотела, 2 ст. ложки корня лопуха, 2 ст. ложки травы зверобоя продырявленного, 3 ст. ложки семени овса посевного требуется высушить, измельчить (кофемолка или кухонный комбайн — для корней растений) и смешать.

Взять 2 ст. ложки смеси, засыпать в эмалированную посуду, залить 2 стаканами кипятка и дать закипеть. Потом накрыть крышкой, убрать огонь до минимума и оставить на 10 мин. После чего снять с огня и отцедить, не давая ему настояться.

Обратим особое внимание, что рецепт содержит большой процент ядовитых растений (чистотел, багульник, зверобой). С ними следует соблюдать осторожность: принимать всего по 1/4 стакана 2 раза в день, непосредственно перед едой.

1 ст. ложку листа подорожника, 1 ст. ложку цвета ромашки аптечной, 2 ст. ложки сосновых почек, 2 ст. ложки коры крушины ломкой, 3 ст. ложки корня девясила лекарственного нужно высушить, измельчить и тщательно перемешать.

Взять 3 ст. ложки смеси, засыпать в чистый, сухой термос, залить 3 стаканами кипятка. Закрыть крышкой и оставить настаиваться в течение ночи. После чего процедить настой и принимать по 1/2 стакана в теплом виде 3 раза в день, за полчаса до приема пищи.

1 ст. ложку побегов спаржи лекарственной, 1 ст. ложку плодов можжевельника обыкновенного, 2 ст. ложки цвета календулы лекарственной, по 3 ст. ложки семени льна и укропа огородного требуется высушить, измельчить и тщательно перемешать.

Взять 2 ст. ложки смеси, засыпать в эмалированную посуду, залить 2 стаканами кипятка, поставить на минимальный огонь и дать закипеть. Накрыть отвар крышкой и оставить на 15 мин. Снять отвар с огня, дать остыть и процедить его. Принимать его нужно трижды в день в теплом виде по 1/2 стакана за 15–20 мин. до еды.

1 ст. ложку шишек ольхи клейкой, 2 ст. ложки цвета ромашки аптечной, 2 ст. ложки травы зверобоя продырявленного, 3 ст. ложки листьев мать-и-мачехи, 3 ст. ложки корня аралии маньчжурской нужно высушить, измельчить (кофемолка или кухонный комбайн — для корней и шишек растений), перемешать.

Взять 2 ст. ложки смеси, засыпать в эмалированную посуду, залить 3 стаканами кипятка и дать закипеть. Потом накрыть крышкой, убрать огонь до минимума и оставить на 15 мин. Затем снять с огня и отцедить отвар, не давая ему настояться.

Обращаем внимание, что рецепт содержит растение со слаботоксичными свойствами — аралию маньчжурскую. Оттого этот отвар необходимо принимать по 1/3 стакана 2 раза в день, непосредственно перед едой.

1 ст. ложка травы эдельвейса, 1 ст. ложка корня одуванчика лекарственного, 2 ст. ложки корня цикория обыкновенного, 3 ст. ложки листа крапивы двудомной, 3 ст. ложки плодов можжевельника обыкновенного необходимо измельчить в кофемолке либо кухонном комбайне, перемешать.

Засыпать 3 ст. ложки смеси в эмалированную посуду, залить 2 стаканами кипятка и дать закипеть. Потом накрыть крышкой, убрать огонь до минимума и оставить на 15 мин. Затем снять отвар с огня, дать ему остыть и процедить.

Обращаем внимание, что рецепт содержит два растения с токсичными свойствами — цикорий, а также эдельвейс. Потому принимать его нужно по 1/4 стакана 2 раза в день, непосредственно перед едой.

1 ст. ложку плодов рябины обыкновенной, 1 ст. ложку плодов шиповника коричного, 2 ст. ложки цвета календулы лекарственной, 3 ст. ложки корневищ пырея ползучего, 3 ст. ложки травы сушеницы топяной высушить, измельчить (кофемолка или кухонный комбайн — для корней) и смешать.

Взять 2 ст. ложки смеси, засыпать в эмалированную посуду, залить 3 стаканами кипятка, поставить на средний огонь, дать закипеть. Потом накрыть крышкой, убавить огонь до минимума, оставить на 10 мин. После чего процедить отвар, не давая ему настояться. Принимать по 1/3 стакана в теплом виде 3 раза в день в промежутках между приемами пищи.

1 ст. ложку травы сушеницы топяной, 1 ст. ложку травы донника лекарственного, 2 ст. ложки плодов шиповника коричного, 2 ст. ложки листьев мелиссы лекарственной, 3 ст. ложки корня солодки голой, 3 ст. ложки корня левзеи сафлоровидной требуется высушить, измельчить (кофемолка или кухонный комбайн — для твердых частей растений), перемешать.

Засыпать 3 ст. ложки смеси в сухой, чистый термос, залить 3 стаканами крутого кипятка, закрыть крышку, поставить настаиваться в течение ночи (8–10 ч). Затем процедить и принимать в теплом виде по 1/2 стакана 3 раза в день за 10 мин. до еды.