Бонжур, Счастье! Французские секреты красивой жизни.

Длинная и извилистая дорога.

И даже тогда, измученная и запутавшаяся, я не могла не подумать о том, что постоянные подъемы и спуски по таким лестницам должны были творить с внутренним миром нечто удивительное. Они формировали новый путь, который полностью менял отношение француженки к жизни. Лестница неизбежно заставляла ее подтянуться, сосредоточиться, не спешить и жить моментом. Эти лестницы невероятно театральны. Только представьте, как муж или возлюбленный ждет вас внизу этой крутой, винтовой, богато украшенной лестницы… А вот и вы – спускаетесь по лестнице. Он видит, как мелькают ваши ноги и каблуки. Вы то появляетесь, то исчезаете, потом снова появляетесь – и вот вы уже перед ним. К тому моменту, когда вы окажетесь рядом, любой мужчина будет абсолютно очарован.

Французам нелегко отказываться от быстрого и эффективного (например, от лифта) в пользу того, что требует больше времени, не сразу приносит награду, но в абсолютном выражении несет в себе колоссальное наслаждение. Где-то в коре головного мозга – там, где скрываются тайны языка и памяти, – француженка хранит воспоминание о своем первом спуске по этой лестнице вместе с мамой под песенку Au Clair de la Lune («При свете луны»). Эти лестницы хранят море воспоминаний и французских тайн. Однако главное не это. Главное – эти лестницы требуют осознания собственной осанки, дыхания и внешнего вида. Нет, подниматься и спускаться по ним нелегко. Это дело не быстрое и даже тяжелое. Но они так красивы! И они превращают простой спуск в возможность демонстрации драмы и красоты. Впрочем, в тот момент я не оценила этой красоты. Я собрала всю волю в кулак и полезла все выше и выше, сопя и отдуваясь, и ругая себя за полное отсутствие физической выносливости. И вот я оказалась в квартире Тани. Я быстро огляделась и сразу же отметила, что кухня у нее маленькая и современная, а в центре гостиной стоит большой круглый стол, а на нем – большая ваза с цветами. Стол сразу же приковывал внимание, и я подумала, что здесь Таня принимает своих гостей. Вокруг этого стола крутится вся жизнь дома. Да, это гостиная, где расцветает любовь и укрепляется дружба – и все происходит за восхитительной трапезой с вином, со смехом и разговорами.

Наверху оказалась очаровательная спальня и ванная. И гостевая ванная, о которой я так мечтала с самого утра.

Но я не рухнула в постель. Я разобрала сумки, выпила стакан воды и отправилась на улицу, в маленькую boulangerie (булочную), которую я заприметила на углу. Я заказала сэндвич с цыпленком и овощами. Честно признаюсь, вернувшись домой на уютную Танину кухню, я сожрала его в мгновение ока, как голодный волк. (Не очень-то по-французски!) А потом я приняла душ. Ванну я наливать не стала, хотя она выглядела так соблазнительно…

После душа я легла в постель и моментально заснула. Проснулась я с чувством паники. Я знала, что нужно одеться и найти дорогу назад, в Танин офис. Мне нужно дойти или доехать на автобусе до метро, сделать пересадку, пройти еще немного… Вооружившись франко-английским словарем, схемой метро, Таниными указаниями и силой воли, я отправилась в путь. На станцию метро «L’Opera» я приехала чуть раньше, чем планировала. У меня было время прогуляться, сфотографироваться у магазина Chanel и полюбоваться разноцветными macarons в витрине знаменитой кондитерской Ladurée.

А потом я снова устроилась в знакомом белом кожаном кресле и стала наблюдать, как французы спускаются по лестнице и выходят за дверь. Я не видела лифтов. Все спускались по красивейшим широким лестницам. Я была просто изумлена – передо мной разворачивалось восхитительное модное шоу! Мужчины в темных костюмах, белых рубашках и ярких галстуках. Судя по всему, стиль «кэжуал» по пятницам у них не принят. Женщины – в стильных черных платьях, шарфах, узких черных, серых и синих юбках. Да, я увидела пару джинсов, но на женщинах они сидели абсолютно идеально и дополнялись элегантными белыми рубашками и красивыми украшениями. Я обратила внимание на почти полное отсутствие рисунков – палитра чистых черных, синих, белых и бежевых тонов плюс яркий шарф или интересный аксессуар – стильная сумочка (sac по-французски), изысканные туфли на каблуке или милые балетки на плоской подошве.

Наконец появилась Таня. Она сказала, что, прежде чем мы отправимся ужинать, ей нужно взять билеты на предстоящий концерт. Я не против немного прогуляться? Конечно же, я была не против! И мы пошли. Пошли быстро. Билеты продавались не близко. К тому времени, когда мы поужинали, сели на метро, а потом на автобусе доехали до Таниной квартиры, я уже с ног валилась и хотела только одного – спать.

Однако прежде чем лечь, я заметила, что Таня включила компьютер и примерно пятнадцать минут просматривала электронную почту. Телевизор она не включала. В отличие от меня она провела за компьютером всего 15 минут (я же, дорвавшись до Интернета и почты, готова сидеть за экраном часами). У Тани были иные приоритеты – она собиралась насладиться долгой, неспешной ванной. Ей хотелось погрузиться в свою прекрасную, огромную ванну.

Я поразилась тому, насколько самодостаточна эта женщина, как не похожа она на моих американских подруг. И это касалось не только Тани. Я общалась с огромным множеством француженок, и они все вели себя совсем не так, как американки. Я имею в виду нашу привычку выкладывать всю подноготную при первой же встрече. Мы знакомимся на вечеринке и через пять минут уже делимся друг с другом самыми интимными деталями своей жизни, рассказываем о детстве, о семейных проблемах, о сложностях в отношениях с сестрами и братьями, о том, что старший сын опять получил двойку. Француженки этого никогда не делают. Они хранят тайны. Ну или, по крайней мере, делятся ими спустя долгое время. Это часть их Тайного сада. Это помогает им хранить свои тайны и уверенность в себе. Зато они точно знают: об их проблемах и трудностях не будет болтать весь город.