Бонжур, Счастье! Французские секреты красивой жизни.

Желание быть увиденным.

Однако усвоить новый образ питания и уважения к пище не всегда легко. У нас за плечами долгие годы использования еды в медицинских целях. Должна признаться, что порой мне кажется, что я сама виновата в своей полноте. Не в самой полноте, а в плохом отношении к себе, в ощущении того, что я «недостаточно хороша» – и в плане физической красоты, и в плане своего места в мире. Я всегда ощущаю свои недостатки – почти как «гандикап» в гольфе.

Мне даже выгодно иметь эти недостатки, чтобы от меня ожидали меньшего.

В моем случае подобные «изъяны» несут и эмоциональную нагрузку. В свое время мы с мамой попали в серьезную автомобильную аварию, и мама стала инвалидом, а я практически не пострадала. С тех пор я постоянно терзаюсь чувством вины.

А вот если бы у меня не было лишнего веса, то, как мне кажется, я могла бы быть человеком сильным и абсолютно уверенным в себе. Но, с другой стороны, если бы я была сильной и уверенной, то, боюсь, от меня слишком многого бы ожидали. Да и другие женщины стали бы меня недолюбливать. А мой недостаток – лишний вес – говорит миру: «Вот видите, я тоже несовершенна и уязвима».

Можно подумать, что крупная фигура делает человека сильным и большим, но это не так. Это своеобразное наказание самого себя. Это все равно что заставить себя выйти на улицу, надев трусы на голову. То есть сделать нечто нелепое, что все увидят: «Надо же, она надела трусы на голову! Что с ней случилось?» Возможно, это и есть часть уравнения нашей уязвимости – я хочу быть увиденной. Думаю, что такая проблема есть у всех женщин, даже у моего кумира Опры Уинфри. Все мы хотим, чтобы нас ценили, принимали и любили такими, каковы мы есть, несмотря на нашу борьбу с лишним весом, а может быть, и за эту борьбу. Мы чувствуем себя уязвимыми и несовершенными, но мы именно таковы. Именно наши человеческие слабости и несовершенства делают нас такими, каковы мы есть.