Бег к вершинам мастерства.

Бег к вершинам мастерства

Предисловие к советскому изданию.

Имя Артура Лидьярда хорошо известно любителям легкой атлетики во всем мире. Этот человек, начав свою карьеру на дорожке в том возрасте (28 лет), когда, другие бегуны заканчивают выступать, смог стать в ряды ведущих марафонцев Новой Зеландии, а затем вырастить плеяду чемпионов в беге на средние и длинные дистанции. Предлагаемая читателю книга содержит подробный рассказ об исканиях, ошибках и взлетах этого выдающегося тренера. Этот рассказ —не изложение научных основ бега, его содержание —материал, полученный в экспериментальном порядке.

Наши знания о тренировке в последние годы стали более систематизированными и имеют теперь солидную научную базу, которая опирается на успехи физиологии, психологии и медицины, но эта тренировочная система еще далека от совершенства, и эмпирический подход к проблеме бега сохраняет пока свою силу.

Заслуга Лидьярда как исследователя заключается в том, что он развил систему, если так можно выразиться, специальной общефизической подготовки бегуна на выносливость. И до Лидьярда мы знали, что медленный бег в большом объеме способствует развитию предпосылок стать выдающимся бегуном. На это указывало, например, то обстоятельство, что многие бегуны, умеренно выступавшие на длинных дистанциях (5—10 км), а затем переключавшиеся на средние дистанции, достигали успеха чрезвычайно быстро (в СССР, например, таким бегуном был Н. Маричев, бывший рекордсмен СССР в беге на 800,и 1000 м). Однако именно Лидьярд количественно указал объем такой подготовки и разработал методику ее проведения до мелочей. Его бегуны (П. Снелл, М. Халберг, Б. Мэги и др.) каждый год значительную часть времени уделяли именно такой марафонской подготовке.

А. Лидьярд внес свой вклад и в проблему подготовки бегуна к точно определенному сроку, что в условиях напряженного соперничества —дело чрезвычайно важное.

Книга Лидьярда касается многих вопросов, связанных с бегом на выносливость. Помимо подробных сведений по тренировке, читатель познакомится со взглядами знаменитого новозеландца на проблему режима и питания, на вопрос о взаимоотношении тренера и его учеников и на многое другое. Здесь уместно подчеркнуть тот факт, что Лидьярд касается не только того, что следует делать бегуну и тренеру, но и того, чего определенно делать не следует.

Читателю, который собирается последовать системе Лидьярда, не нужно особенно смущаться тем, что планы марафонской тренировки Лидьярда, разработанные для климатических условий Новой Зеландии, ему придется применять в условиях более суровой зимы. Опыт наших бегунов, тренирующихся зимой, убедительно доказывает не только возможность, но и целесообразность выполнения большой беговой работы на открытом воздухе. Разумеется, некоторые неудобства здесь имеют место: это и холодный ветер, и иногда скользкий грунт, и необходимость «нести на себе» тяжелую одежду, и т. п., но, как неоднократно подчеркивает автор, неудобства такого рода только закаляют бойца. Спортивная же тренировка, где уже важно освободиться от указанных неудобств, для наших условий должна (по Лидьярду) проводиться где-нибудь в середине апреля, т. е. тогда, когда в большинстве районов нашей страны снег уже сошел.

Нужно заметить, что ориентирами в книге не могут служить месяцы, ими является лишь число недель до первого крупного состязания. Это происходит оттого, что Новая Зеландия находится в южном полушарии и наша зима соответствует новозеландскому лету. Так, например, если первый старт, который желательно провести удачно, назначен на 1 июня, начало марафонской тренировки придется на январь, а скоростной тренировки —на середину апреля. Точно так же кроссовая тренировка, проводимая с конца марта в Новой Зеландии, у нас придется на конец октября —начало ноября. Поскольку в это время условия погоды в основном благоприятствуют кроссам, то и здесь читателю не придется приспосабливаться каким-то особенным образом.

Интересна и еще одна характерная черта книги Лидьярда —она «заражает» бегом. Не только молодой, но и более зрелый читатель уже с первых страниц начнет испытывать желание надеть спортивные туфли. И как бы в ответ на это совершенно понятное его чувство автор презентует ему главу «Миф о среднем возрасте».

Несомненно от этой книги пользу получат не только спортсмены и тренеры, но и те люди, которые никогда ранее не бегали, а теперь не смогут удержаться от искушения.

А. Н. Макаров, мастер спорта, кандидат педагогических наук.

Предисловие к новозеландскому изданию.

Артур Лидьярд —один из выдающихся тренеров по легкой атлетике всех времен. Он подготовил трех призеров XVII Олимпиады: Мюррея Халберга (5000 м, золотая медаль), Питера Снелла (800 м, золотая медаль) и Барри Мэги (марафонский бег, бронзовая медаль). Кроме успеху на Олимпийских играх, эти три спортсмена установили также в общей сложности шесть мировых рекордов.

Тренерское кредо Лидьярда —тяжелая работа плюс энтузиазм. И любой бегун, следующий этому кредо, под руководством Лидьярда может стать более быстрым и выносливым. Лидьярд —из тех, кто учился на практике и учит на личном примере. Он до сих пор выигрывает состязания в марафоне, находясь в возрасте, который большинство называет средним. В 32 года он участвовал в марафонском беге на Британских играх, выступая за Новую Зеландию, и финишировал двенадцатым. В 44 года он еще продолжает выступать в соревнованиях и бегает на равных с лучшими стайерами своей страны.

Пятнадцать лет назад, когда полупарализованный Халберг в сущности никому не был известен, Лидьярд предсказал, что он станет величайшим в истории Новой Зеландии бегуном на средние и длинные дистанции. Позже, когда многие считали, что с Питера Снелла хватит и того, что он вошел в сборную новозеландскую команду, Лидьярд предрекал, что Снелл будет автором сенсаций в беге на 800 м на Римской олимпиаде. А когда Халберг и его товарищи совершали турне по Европе в 1961 г., Лидьярд сказал, что они возвратятся, по крайней мере, с двумя мировыми рекордами в багаже. Жизнь подтвердила правдивость всех его предсказаний.

Прогнозы Лидьярда на будущее не менее интересны. Он утверждает, что Эллиот, Снелл и американец Дайрол Барлесон способны пробежать 1 милю за 3 мин. 47 сек., если получат достаточную закалку и правильно проведут подготовку к соревнованиям. Лидьярд считает, что недалек тот день, когда 880 ярдов[1] будут пробегать за 1 мин. 44 сек. (Снелл уже показал себя способным достичь этого, пробежав этап эстафеты в Лондоне вскоре после Олимпиады 1960 г. за 1.44,7). Лидьярд верит, что 13-минутный барьер в беге на 3 мили и 27-минутный на дистанции б миль скоро будут преодолены. Время покажет, насколько точны его предположения[2].

Нет ни капли случайности в том, что все три олимпийских призера, воспитанники Лидьярда, живут по соседству с его домом. Лидьярд подготовил двенадцать спортсменов международного класса, и все они из одного и того же, весьма малого по размерам, района. Это обстоятельство полностью исключает правильность слов о том, что будто бы Лидьярд больше обязан успехам не своим методам тренировки, а тем, что имел дело с «суперменами». И, безусловно, трудно поверить, что такой маленький уголок Новой Зеландии, где живет Лидьярд, мог дать столь выдающуюся компанию чемпионов. Более разумное объяснение успехов Лидьярда лежит в его тренировочной системе, суть которой сводится к развитию выносливости как базы для развития скорости.

Дом Лидьярда в течение нескольких лет был местом встреч спортсменов, начиная от всемирно известных и кончая самыми Скромными по своим возможностям. Двери дома Лидьярда всегда открыты для всех, кто ищет его совета, кто хочет обсудить с ним какую-либо проблему.

В данной книге Лидьярд распространяет это открытое сотрудничество в работе на широкую аудиторию спортсменов всего света, вне зависимости от того, где они живут и чем занимаются. И хотя Лидьярд адресуется главным образом к бегунам на средние и длинные дистанции, все, что он пишет, имеет не менее важное значение для легкоатлетов-спринтеров, гребцов, велосипедистов —вообще для любого спортсмена, первой заботой которого является развитие скоростных качеств на базе развития выносливости. Требуется лишь приспособить в каждом конкретном случае, согласно своим нуждам, рекомендации и планы Лидьярда, умеренно модифицировать их, естественно не вопреки здравому смыслу.

В книге читатель встретится с некоторыми крупными «легкоатлетическими фигурами», спортсменами, в успехе которых значительная роль принадлежит Лидьярду. Вкратце остановимся на успехах семи наиболее талантливых его учеников.

Мюррей Халберг, химик-технолог. Олимпийский чемпион на дистанции 5000 м и чемпион Британских игр в беге на 3 мили. Рекордсмен мира в беге на 2 и 3 мили. Имеет результат лучше 4 мин. на 1 милю и является обладателем пяти рекордов Новой Зеландии, начиная с дистанции 1 миля.

Питер Снелл, служащий. Олимпийский чемпион в беге на 800 м< Самый быстрый бегун в мире на 800 м, 880 ярдов и 1 милю.

Барри Мэги, владелец лавки. Наиболее быстрый марафонец из представителей белой расы. Обладатель бронзовой медали на эту дистанцию на XVII Олимпийских играх. Имел лучший результат на 10 000-метровой дистанции в сезоне 1961 г.

Джефф Джулиан, банковский клерк. Представлял Новую Зеландию в Греческом международном марафоне 1959 г., на XVII Олимпиаде 1960 г. в Риме и в Японском международном марафоне 1961 г.

Билл Бейли, плотник. Чемпион Новой Зеландии на всех дистанциях выше полмили, исключая марафон. Участник Британских игр в 1954 и 1958 гг. Вместе с Джулианом выступал в Греческом международном марафоне. Обладатель рекорда Новой Зеландии в беге на 10 миль.

Рэй Пакетт, продавец молока. Три года выступлений в марафонском беге принесли ему рекорд Новой Зеландии и три титула чемпиона страны. Участник Британских игр 1958 г., XVII Олимпиады 1960 г. и Корейского международного марафона 1961 г.

Дэйв Пауэр, один из выдающихся спортсменов Австралии. Чемпион Британских игр в беге на 6 миль и в марафоне. Участник Олимпийских игр 1960 г. Обратился к системе Лидьярда позже всех (по переписке). Результат 2 часа 15 мин., показанный им в марафонском беге на тренировке, — еще одно дополнительное свидетельство успеха доктрины Лидьярда на практике.

Вот перечень чемпионских титулов, которые завоевали ученики Лидьярда на первенствах Новой Зеландии в середине 50-х и начале 60-х годов.

Бег на полмили: Бейли—1954 и 1955 гг.; Снелл —1959, 1960 и 1962 гг.

Бег на 1 милю: Халберг—1954, 1955, 1956, 1957 и 1958 гг.; Бейли—1959 и 1961 гг.; Снелл —1960 г.; Джон Дэвис —1962 г.

Бег на 3 мили: Бейли —1956 г.; Халберг —1958, 1959, 1960, 1961 и 1962 гг.

Бег на 6 миль: Колин Лузих —1951 г.; Лоури Кинг—1953 и 1954 гг.; Мэги —1955, 1957, 1958, 1961 и 1962 гг.; Билл Роджер —1956 г.; Бейли —1959 и 1960 гг.

Марафонский бег: Лидьярд —1953 и 1955 гг.; Пакетт—1958, 1959 и 1960 гг.; Мэги —1961 и 1962 гг.

Бег на 3000 м с препятствиями: Керри Уильямс —1960 г.; Алекс Шоу —1961 г.

Кросс: Халберг —1953 г.; Кинг—1954 г.; Уильямс—1955, 1956 и 1957 гг.; Джулиан —1958 г.; Бейли —1959 и 1960 гг.

Здесь перечислены только победители. Список спортсменов, завоевавших остальные призовые места, вероятно, будет втрое длиннее. Но и одних победителей достаточно, чтобы показать, какова роль Лидьярда как ведущего тренера легкой атлетики в Новой Зеландии.

В свете таких выдающихся достижений легко понять, почему американский журнал «Трэк энд Филд» назвал Артура Лидьярда «легкоатлетическим тренером мира» и почему ведущие клубы Англии и США не прекращают страстных попыток заполучить Лидьярда. О том же, что думает сам Лидьярд по поводу кажущегося чуда превращения обычного человека в чемпиона, как раз и будет подробно изложено на последующих страницах.

Мое участие в качестве соавтора книги «Бег к вершинам мастерства» может быть объяснено коротко. Я журналист, хорошо узнавший Лидьярда во время моей повседневной работы. И теперь я могу констатировать три важные вещи:

А) дружбу с Артуром Лидьярдом;

Б) участие в написании этой книги;

В) усвоение лидьярдовского принципа бега для физической подготовки.

После трех месяцев тренировки (в 36-летнем возрасте) мой пульс уменьшился от 78 до 52 ударов в минуту и я могу пробежать 22 мили без напряжения. Весной 1961 г. я выиграл ежегодное горное соревнование по группе ветеранов и продолжаю тренироваться по методу Лидьярда, а значит, и неограниченно улучшать свое самочувствие.

Гарт Гилмор. Первый шаг —развлечение.

Не существует двух спортсменов, которые выбрали какой-либо вид спорта точно по одним и тем же причинам. Множество факторов физического, духовного и физиологического порядка направляют юношу к футболу или крикету, плаванию или бегу. Но, если все эти мотивы проанализировать, можно найти один существенный общий элемент: влияние на юношу некоего человека, который любит спорт и посвятил ему свою жизнь, чья позиция в отношении спорта побуждает юношу следовать его примеру.

Я[3] сделал это замечание не случайно. Просто я думаю, что вряд ли стал бы бегуном, если бы не встретил Джека Долана из Линдейльского легкоатлетического клуба в Окленде. А если бы я не стал бегуном, то никогда бы и не был тренером, ибо нельзя стать даже плохим тренером без предварительного погружения в область практики спорна. В лучшем случае можно быть лишь теоретиком, действующим наудачу.

Я родился 6 июля 1917 г. в семье, в которой никто не занимался легкой атлетикой. Сначала я учился в начальной школе Идендейла, а затем в средней школе Кохаи. В Кохаи я и приобрел первый опыт участия в распространенном в Новой Зеландии стипль-чезе с массовым стартом.

Это было давно и, я думаю, вряд ли оказало какое-либо влияние на мою деятельность в будущем. Соревнования проводились по звонку, который первый раз звонил, созывая всю школу на место старта, а во второй раз —открывая соревнование. Мой же учитель нередко слышал только второй звонок, и когда наш класс выбегал на улицу, бегуны уже были на дистанции.

В 1932 г., когда мне исполнилось пятнадцать лет, я учился в средней школе второй ступени в Окленде. Здесь я вторично встретился со школьным стипль-чезом. На этот раз я регулярно участвовал в состязаниях и победил в чемпионате юниоров и в соревнованиях с гандикапом.

Вовлекли меня и в школу бокса. Правда, планомерных тренировок в ней не проводили, но, по-видимому, у меня была какая-то хватка от рождения, поскольку я дрался примерно раз шесть и меня ни разу не побили.

Экономический кризис выбросил меня из школы в шестнадцать лет, и я оказался на обувной фабрике. Среди рабочих был один из лучших спринтеров Новой Зеландии Джек Каргилл. Он привел меня в Линдейльский клуб, где я дважды стартовал в гандикапах на полмили и милю и оба раза умудрился выиграть. В оставшуюся часть лета я не прекращал бегать, но главным моим занятием тогда было регби.

В группе юниоров я играл крайним нападающим. Команда, в которой я выступал, неизменно выигрывала чемпионаты Окленда. Когда меня выдвинули в клубную команду сениоров, среди взрослых ребят, я оказался всего лишь коротышкой (каким, впрочем, остался и сейчас), и теперь мое постоянное место было в защите. В группе сениоров я никогда не играл за команду, которая победила бы в чемпионате. И все же, играя в регби, я был твердо уверен, по крайней мере, в том, что я физически хорошо подготовлен.

Играть в регби я бросил после трех лет выступлений в группе взрослых. Мне тогда было двадцать семь лет. Вскоре я женился, и в феврале 1943 г. у меня родился сын Рой.

Легкая атлетика по-прежнему занимала мало места в моей жизни. Летом я продолжал бегать, выигрывая время от времени какие-нибудь состязания, но не пытаясь добраться до уровня чемпионата страны. Спорт не доставлял мне настоящего удовольствия. Бегать было тяжело, и я редко участвовал более чем в дюжине соревнований за сезон.

В то время в Окленде жил первый наш выдающийся бегун на выносливость Билл Сэвидан —чемпион страны по кроссу 1935 г., чемпион Новой Зеландии в беге на 1 милю в 1927–1929 гг., семикратный чемпион страны в беге на 6 миль и чемпион Британских игр 1930 г. на дистанции 6 миль. Я несколько раз выступал против него, как, впрочем, и против Норма Купера, чемпиона Новой Зеландии в беге на 3 мили. Правда, я не думаю, чтобы они были осведомлены обо мне так же, как я относительно них. И все же они были похожи на меня своим недостаточно серьезным подходом к бегу. Для меня бег оставался игрой, в которую я лениво включался в периоды между сезонами регби.

Затем в мою жизнь вошел Джек Долан и принес с собой легкую атлетику. Долан уже двадцать пять лет работал в качестве президента клуба в Линдейле и был значительно старше меня, однако не представляйте себе его пожилым человеком. Он взял меня с собой на тренировочную пробежку трусцой на 5 миль и чуть не загнал. Раньше я думал, что благодаря регби хорошо физически подготовлен. Джек показал мне, насколько глубоко было мое заблуждение на этот счет.

Энтузиазм Долана был самый чистосердечный, который я когда-либо наблюдал. И он заразил меня им сверх всякой меры. Помимо уроков на дорожке, Долан оказал воздействие и на ход моих мыслей. Впервые я задумался над тем, что такое физическая подготовленность в полном смысле этого слова и что я буду представлять собой в сорок семь лет, если буду пребывать в том состоянии мнимой готовности, в какой я был тогда.

Перебирая в памяти прошлое, я отдаю себе отчет (без тени неуважения к Джеку Долану), насколько смехотворной была легкая атлетика в Новой Зеландии в те дни. Я не бегал с кроссменами. Я принадлежал к школе бегунов, которые тренируются только на дорожке, и эта тренировка была ничтожно малой. У нас и в мыслях не было тренироваться так, как спортсмены тренируются сейчас. Клубные соревнования были нашими состязаниями и нашей тренировкой, хотя иногда, перед основными соревнованиями, мы немного и тренировались специально.

Обычно мы появлялись на дорожке местного стадиона дважды в неделю, пробегали трусцой от полмили до мили и раза два спринтовали. И лишь в редких случаях мы преодолевали полмили в быстром темпе. В целом же мы проводили на дорожке не более пятнадцати минут. После этого принимали душ, выпивали бутылку портера и шли домой, сияя от гордости, что посвящаем себя спорту. Больше того, мы чувствовали себя чемпионами скорости, боевой готовности и целомудрия.

Однако лучшие результаты довоенного времени в беге на длинные дистанции по сегодняшней оценке не являются даже хорошими для тренировочных. Спортсмен, который мог пробежать 3 мили в пределах 14.14–14.18, считался «ужасно» быстрым. Сегодня же бегун на 3 мили знает, что ему придется изрядно «выбежать» из 14 мин., если он рассчитывает на место где-нибудь в группе лидеров.

По тем давним временам я был еще думающим бегуном, но и меня нередко сбивали с толку. Помню соревнования, на которых один из легкоатлетических столпов приблизился ко мне и сказал с мудрым видом: «Лидьярд, детка, твой шаг слишком короткий». Почувствовав признательность, я удлинил шаг к следующим же соревнованиям. И тогда подошел ко мне другой «эксперт по доброй воле». «Лидьярд, — сказал он, — тебе нужно укоротить шаг. Он слишком длинен».

Ни один из такого рода конфузов не убил во мне любовь к бегу. Я решил, что буду бегать ради удовольствия. И именно здесь я сделал свое первое открытие, поняв, что для того, чтобы бег приносил радость, необходима совершенная физическая подготовленность. Я не имею в виду под этим способность пробегать полмили раз в неделю без обморока. Я имею в виду способность пробегать длинные расстояния легко и в ровном темпе.

В поисках системы.

Я начал тренировки в беге с трех занятий в неделю. В клубной библиотеке в Линдейле я просмотрел всю спортивную литературу и, в конце концов, остановился на книге Ф. Уэбстера. Она произвела на меня большое впечатление, главным образом вследствие здравого смысла в подходе к спорту. И я убежден, что Уэбстер и сейчас разбирается в легкой атлетике лучше, чем кто-либо другой, чьи книги я читал. Единственным недостатком Уэбстера как тренера было то, что он давал недостаточно жесткую тренировку своим спортсменам.

Пунктом, где я особенно резко отступил от общепринятых рекомендаций, был вопрос о режиме питания и питья. Я упорно не хотел проходить через процедуру «выпаривания» перед соревнованиями или усиленно питаться мясом для достижения лучшей спортивной формы. Я усвоил идеи Уэбстера насчет регулярной тренировки и попеременного использования быстрого и равномерного бега в умеренном темпе, однако в вопросе питания я изменил дело в корне. И вскоре я заметил, что могу пить столько, сколько мне хочется. Это не мешало мне бегать быстро. Не было необходимости также есть высококалорийное мясо. Позднее я обнаружил, что чашка чаю перед стартом в марафоне является стимулирующим средством, нечто подобное открыл гораздо позднее и Эмиль Затопек.

Бег к вершинам мастерства

Артур Лидьярд —победитель Оклендского марафона 1951 г.

Сначала я тренировался по планам, рекомендованным Уэбстером, но затем в один прекрасный день решил, что такая тренировка слишком легка для меня. Я заботился только о том, чтобы получить общефизическую подготовку, но не специальную для бега в соревнованиях. Ведь, как бы то ни было, я начал экспериментировать в том возрасте, когда спортсмен считается слишком старым. Автоматически разделял эту версию и я, а поэтому и не надеялся на успех.

Постепенно я увеличил частоту занятий до семи дней в неделю. Ходьбу я выкинул из своих тренировочных планов. Она не была напряженным элементом тренировки, и я рассудил, что если упражнение не трудно, то оно не может улучшить мое состояние. Я увеличил длину пробежек до 12 миль, а эта дистанция в то «тихоходное» время считалась очень длинной.

В 1945 г. я стал снова выступать в соревнованиях. Мне было тогда 28 лет, я был удовлетворен своим прогрессом, чувствовал, что начинаю кое-что открывать новое, и мысль непосредственной проверки себя на соревнованиях воодушевляла меня. Вскоре меня «заметили» и избрали капитаном команды Окленда в кроссе для участия в чемпионате Новой Зеландии. Окленд выиграл первенство, но единственным в команде, кто пробежал слабо, был я. До этого я неплохо выступил в нескольких довольно крупных соревнованиях, однако чемпионат проводили на юге страны и я плохо перенес дорогу.

Я не выступал за Окленд до 1947 г. В тот год я бегал на 1, 2 и 3 мили и перед первенством Окленда был в такой форме, что побил чемпиона округа Норма Амблера. Однако, когда спустя три недели наступил день официальных соревнований, Амблер без труда выиграл у меня. Я даже близко не подошел к его результату. В том же году я оспаривал титул чемпиона страны в беге на 3 мили. Соревнования выиграл член сборной страны Гарольд Нельсон с результатом 14.31.

Когда я стал анализировать свои, неудачи, я понял, что максимум спортивной формы приходит ко мне в неподходящий момент. Я должен был найти не только способ развития выносливости, чтобы выдержать множество соревнований, но и научиться так планировать свою подготовку, чтобы достигать максимальной формы именно к тому дню, когда я хочу показать наилучший результат. Я должен был научиться достигать спортивной формы к заранее назначенному сроку, а затем поддерживать ее или последовательно улучшать настолько, насколько это требуется.

Тренировался я каждый день на дистанциях до 12 миль и нередко задавал себе вопрос, что мешает мне бегать лучше. Ответ я получил, когда обратился к марафонскому типу тренировки, который сейчас является основным компонентом всех моих тренировочных планов. Я начал экспериментировать с ошеломляющими дистанциями и быстро обнаружил, что если я загоняю себя на тренировке даже до полного истощения, то все равно нахожу достаточно сил, чтобы в последующие дни выполнять более легкую работу, а спустя неделю —дней десять после изнуряющего бега —вообще становлюсь заметно сильнее.

В начале тренировок я был одинок. Но постепенно более молодые бегуны стали интересоваться тем, что я делаю. Одним из первых моих последователей был Лоури Кинг. Он работал на той же обувной фабрике, что и я, и нечаянно услышал, как я агитировал одного парня вступить в Линдейльский клуб. Лоури решил вступить в него добровольно. Я думаю, Лоури не обидится, если я скажу, что тогда по своей комплекции он очень напоминал скелет и моей первой реакцией на его предложение была мысль: «Если он побежит милю, он умрет по дороге».

У Лоури было мало времени для тренировок, но он вцепился в дело с таким энтузиазмом, что мне оставалось лишь развести руками. В первый год он ошеломил домашних, заняв в Оклендском кроссе 56-е место. На следующий год на чемпионате юниоров он был уже третьим. Выиграли у него два других члена моей зарождающейся школы —Бриан Уайт и Том Хатчинсон.

Летом Лоури Кинг был заявлен на чемпионат Окленда среди юниоров в беге на 2 мили. Я посоветовал ему разрядить нервную энергию (а он был буквально переполнен ею) на старте, и он после выстрела стартера пустился вперед как сумасшедший. В конце первого круга он был на 70 ярдов впереди своих соперников. Все смеялись, глядя на него, и бегуны, шедшие за ним, тоже, однако на финише Лоури был впереди также на 70 ярдов.

Кинг был моей первой удачей, если хотите, моей крупнейшей удачей, и я был горд за него. Успех Кинга установил за мной в Окленде репутацию тренера, специальности которой я не добивался и которой не особенно желал. Другие немедленно стали доверять мне как учителю, когда я в поисках ответа на свои вопросы увеличил тренировочную нагрузку. Кинг, кстати, позже, в 1954 г., после победы в чемпионате страны по кроссу и установления новозеландского рекорда в беге на 6 миль, представлял Новую Зеландию на Британских играх.

Примерно к тому времени, когда я начал свою марафонскую тренировку, а это было в 1949 г., у меня возникли разногласия в Линдейльском клубе, и я возглавил секцию кроссменов в клубе Оуэйрэйка, размещавшегося недалеко от Линдейльского клуба. Это был драматический шаг, ибо, помимо Берта Пейна, я был в новом клубе единственным бегуном на выносливость. Весьма нагло я погрозил кулаком Линдейлу, тогда самому сильному клубу кроссменов в Новой Зеландии. «Дай мне четыре года, — сказал я, — и я побью тебя».

Кроме самого себя я располагал еще пятью бегунами, но вся беда заключалась в том, что они раньше никогда не бегали. Однако я был полон решимости добиться высоких результатов, и мой маленький клуб взялся за работу засучив рукава. Свое основное внимание я сконцентрировал на молодом парне по имени Майк Стивенсон и подготовил его к первому в его жизни крупному состязанию по кроссу —чемпионату Окленда среди юниоров, который он выиграл с разрывом в четверть мили. Стивенсон, безусловно, был готов, чтобы оспаривать титул чемпиона страны, но неделю спустя он неудачно преодолел изгородь и сломал ногу. После лечения он стал выступать среди взрослых, однако уже начиналась эра Халберга, и Стивенсон не мог получить в компании с ним роль лучшую, чем второстепенная.

Трудно сказать, был ли я исключительно настойчив или мне просто повезло. Но, как бы там ни было, не перетягивая спортсменов из других клубов, мы создали в Оуэйрэйке сильный коллектив и ровно через четыре года на чемпионате Окленда отобрали первенство у Линдейльского клуба.

В то время я изматывал на тренировках своих спортсменов чрезвычайно, а также изматывался и сам. Я по-прежнему использовал себя в качестве основного подопытного кролика и не переставал проверять свой организм в крайне тяжелой работе на выносливость. Я преодолевал расстояния более чем по 30 миль, бегая главным образом по крупным холмам, поросшим густым кустарником. Я настолько был полон решимости узнать, что может вынести человеческий организм, что часто изнурял себя совершенно и подчас еле-еле добирался домой. Однако так или иначе я всегда выполнял намеченный план.

На дорожке мои дела улучшались. Я нашел основной элемент тренировочного плана. В то время я готовился к марафонскому бегу (26 миль 385 ярдов) и обнаружил, что марафонские пробежки позволили мне бежать на дорожке быстрее, чем когда-либо прежде, даже тогда, когда я готовился для соревнований на дорожке специально.

Это открытие пришло не сразу. Я начал с полуплана, который содержал в себе комбинацию работы на выносливость и скоростную работу. И вскоре я увидел, что мне недостает необходимой общефизической подготовленности и что именно этот недостаток делает скоростную работу бесполезной. Я мог удачно выступить на каком-либо соревновании, но затем результаты ухудшались. Это обстоятельство убедило меня в том, что я тренируюсь по неправильной программе. Я стал изменять ее так, чтобы она соответствовала меняющемуся уровню моей подготовленности. По мере того как этот уровень повышался, я обнаруживал, что вхожу в форму слишком быстро. Это вызвало необходимость нового пересмотра программы с целью задержать наращивание скорости. И, чтобы я ни открывал нового, это всегда влекло перестройку моего плана тренировки. Я проверял свое открытие и очень часто снова пересматривал тренировочный план, а затем опять проверял его эффективность.

В нескольких словах все это выглядит достаточно просто, но эта работа заняла у меня около девяти лет тренировки и экспериментальной практики, практики проб и ошибок, практики жертв и лишений. И если вы хотите знать, думал ли я о том, стоит ли моя работа всех этих жертв, будьте уверены, что я задумывался об этом не раз.

В ранние годы проб я не уделял много заботы состязаниям. Но с того дня, как я решил построить свою окончательную систему на основе марафонского типа тренировки, я сконцентрировал внимание на марафонской дистанции. Большая часть времени уходила на то, чтобы выяснить идеальное соответствие между быстрым спринтом, интервальным бегом, бегом в умеренном темпе, длительным бегом на выносливость и темповой работой. Все эти факторы я должен был оценить, чтобы решить поставленную перед собой задачу.

Включившись в марафонские соревнования, я вошел в компанию бегунов, которых тогда называли не иначе как «лунатиками». В те времена считалось достижением пробежать марафонскую дистанцию за 3 часа, а в Оклендском чемпионате обычно участвовало два или три бегуна. Иногда эту жалкую горсточку «лунатиков» поддерживали друзья, искавшие развлечения, или спортсмены, желавшие разнообразить свою тренировку. Большинство из них никогда не добиралось до финиша, да и вообще не имело такого намерения уже на старте.

Марафонский бег тогда не был состязанием. Это был своего рода тест на выносливость, для которого не нужны были специальные приготовления, хотя некоторые участники соревнований, возможно, и бегали на тренировках 20–30 миль в неделю. Каждая миля дистанции преодолевалась в среднем за 7 мин.

Я первый раз принял старт в марафонском беге в 1949 г. на чемпионате Окленда и стал победителем соревнований. На первенстве Новой Зеландии в том же году я был на финише вторым, проиграв примерно 100 ярдов Джорджу Броумли, который показал результат 2 часа 40 мин. 12 сек. Я финишировал более свежим, чем Броумли, однако практика соревнований на марафонской дистанции у него была больше, чем у меня, а мышцы ног сильнее.

В 1950 г. трое моих детей заболели коклюшем, и я четыре или пять месяцев фактически не спал. Мне было трудно по-настоящему тренироваться, и на первенстве Новой Зеландии я снова пришел вслед за Броумли. И все же я был выбран для участия в Британских играх, которые проводились в Окленде. Однако я не смог наверстать упущенное и занял на играх лишь 13-е место.

Броумли побил меня и в 1951 г. Дж. Кларк выиграл марафон в 1952 г. (я был четвертым). И, наконец, в 1953 г. я впервые завоевал титул чемпиона страны с временем 2 часа 41 мин. 29,8 сек. На следующий год я порвал мышцу на тренировке и не бегал в течение двух месяцев. Перед соревнованиями я тренировался только семь недель и был на них вторым, уступив звание чемпиона Эдди Раю. От приглашения на соревнования в Японию я отказался, так как я не был достаточно готов, чтобы достойным образом представлять Новую Зеландию. К тому же я чувствовал, что если выступлю неудачно, то у будущих марафонцев шансов отправиться за океан будет значительно меньше. Рай поехал в Японию, но был вынужден сойти с дистанции после 15 миль.

Вновь я выиграл звание чемпиона Новой Зеландии в 1955 г. Этот успех был концом моей марафонской карьеры. Я очень нуждался в деньгах, а потому решил войти в дело и покончить с тренировкой.

Одним из моих первых удачных «крестников» в применении марафонского типа тренировки стал Мюррей Халберг. Он пришел в группу взрослых клуба Оуэйрэйка из детской секции. В шестнадцать лет он бегал кроссы, неоднократно выигрывал соревнования на 1 милю в колледже, а также слыл отличным регбистом и крикетистом. Однако в тот день, когда Халберг получил повреждение, играя в регби, он был близок к смерти. Врачи-в отчаянной борьбе за его жизнь удалили тридцать две унции сгустившейся крови вокруг его сердца. Прошли месяцы, прежде чем все увидели, что Халберг не только полон решимости жить, но жить, чтобы отличаться в спорте. — От природы он был левша, и несчастный случай сделал как раз его левую руку, вплоть до плеча, безжизненной. Ему пришлось учиться всему заново, даже несложному искусству писать. Но он возвратился в спорт. Я начал тренировать его к кроссам. Берт Пейн, используя мои планы, был его тренером на дорожке стадиона. В Оклендском кроссе юниоров в 1951 г. он был третьим, а год спустя выиграл звание чемпиона Новой Зеландии среди юниоров в беге на 1 и 2 мили.

Сотрудничество между Бертом Пейном и мной в тренировке Халберга мне нравилось. Мы помогали друг другу, и такое отношение к делу я проповедовал на протяжении всей своей тренерской карьеры. Однако иногда Пейну не хватало времени для тренерской работы (он был президентом клуба), и Халберг занимался с другим тренером. Наконец, зимой 1952 г. он стал все тренировки проводить под моим руководством.

Затем один из членов клуба Уесли попросил меня помочь Барри Мэги, юноше из Уесли, который занял второе место в Оклендском кроссе юниоров 1951 г. И в 1953 г. я начал вместе тренировать Халберга и Мэги, которым было тогда по 19 лет. Но в «настоящую работу» я включил Халберга только в конце 1953 г., когда убедился, что он окончательно окреп. В июле 1953 г. я публично предсказал, что Халберг станет величайшим бегуном и что он сможет начать штурм мировых рекордов в 27 лет. Кстати, он выиграл золотую олимпийскую медаль именно в этом возрасте.

К данному времени я как раз закончил свои исследования о выносливости человеческого организма. Я верил, что у меня уже есть рецепт для развития выносливости, а также и для того, чтобы привести бегуна к максимуму спортивной формы к любому сроку, к которому он пожелает. Халберг и Мэги были моими последними подопытными, и планы, которые напечатаны в книге, как раз те, что я расписал им в первые годы состязаний. Эти планы принесли им, а также Снеллу огромные успехи на Олимпийских играх в Риме.

Я хотел бы сразу подчеркнуть, что тренировочные планы предназначены не для производства хороших результатов немедленно (посмотрите, каким долгим был путь Халберга и Мэги), а для равномерного прогресса, кульминация которого наступает в возрасте, когда спортсмен достигает своих полных возможностей. Эти возможности будут обсуждаться позднее, и чрезвычайно важно решить, каким образом вы, как тренер, собираетесь тренировать атлета.

Я нагрузил Халберга и Мэги тренировкой на выносливость, и уже первые мои результаты оказались изумительными. В конце первого соревновательного сезона бегуны выступали на уровне, близком к рекордам Новой Зеландии: Мэги на дистанции 6 миль, Халберг —на менее длинных дистанциях. Природная скорость у Халберга была выше, чем у Мэги, а о другом факторе, который отличал их друг от друга, мы поговорим позднее.

Отчетливо вспоминаю одну из первых проверок, которую я провел после того, как бегуны прошли этап марафонской тренировки. Я подошел к ним и сказал, что по плану им требуется пробежать 2 мили за 9 мин. 52 сек. Они разинули рты. В те дни спортсмен с результатом 9 мин. 18 сек. на 2 мили считался бегуном мирового класса. Халберг же до этого только один раз «выбежал» из 10 мин., а Мэги ни разу не удалось добиться подобного. Однако я заверил их, что они способны на это. Бегуны не поверили мне, но взялись за дело, полные повиновения. Результат их был —9 мин. 40 сек. На следующей неделе они пробежали 2 мили уже за 9 мин. 20 сек. И вот тогда уже они поверили мне.

Бег к вершинам мастерства

4 апреля 1961 г. Мюррей Халберг пытается побить рекорд мира в беге на 2 мили.

Достигнутый прогресс может показаться неправдоподобным. Однако мои ребята работали в расписании марафонской тренировки в течение десяти недель, а потом перешли на бег по холмам (о нем вы тоже узнаете), чтобы начать «доводящую» работу на скорость. Они развили выносливость, их организм был в отличном состоянии, и было сравнительно легко довести их до степени готовности, которой они раньше не знали. А имея все это, они были в состоянии пробежать в таком темпе, который раньше считали недосягаемым для себя.

Последующее улучшение результата Халберга и Мэги в беге на 2 мили было следствием заключительной координационной фазы, в которой достигается соответствие между умеренной и быстрой работой, где «смешиваются» выносливость и скорость, чтобы породить продолжительный бег в быстром ровном темпе. Если вы удивляетесь, что они сбросили так много с предварительного результата, то можете быть спокойны, они тоже удивлялись. Когда ребята услышали свои результаты, они вскинули руки вверх и заплясали на дорожке как одержимые. Я вспоминаю, кстати, что я тоже плясал вместе с ними.

Позднее, в сезоне 1953–1954 гг., Халберг пробежал 1 милю за 4 мин. 4,4 сек. Это было его первое выступление, которое принесло ему известность в мировой легкой атлетике. Мои ученики в тот сезон показали, что мои планы наконец-то «работают» и что многочисленные пробы, разочарования и почти десять лет труда не пропали даром. Оба бегуна достигли максимума спортивной формы тогда, когда было запланировано, и в этом было главное. Правда, Мэги не имел в тот год столь большого успеха, как Халберг. На больших состязаниях он очень нервничал и терпел неудачу.

В 1955 г., в тот год, когда я выиграл во второй раз звание чемпиона страны в марафоне, Мэги переборол своего главного ‘противника —нервы —и завоевал первое место в чемпионате Новой Зеландии на дистанции 6 миль. Керри Уильямс, которого я тренировал по переписке, был лучшим в кроссе. Бейли победил в беге на полмили, а Халберг —на 1 милю. Таким образом, мы завоевали (а вернее сказать, наша тренировочная система) пять званий чемпионов Новой Зеландии.

В течение следующих двух лет я день и ночь трудился, работая в двух местах. Я заканчивал свою дневную работу в половине пятого дня, пил чай и в половине седьмого ложился в постель. В полночь я просыпался, начинал развозить молоко и заканчивал эту работу, когда люди садились завтракать. А затем опять начинал дневную работу. Я изыскивал время для тренировок с ребятами по субботам и воскресеньям, но ни о каком серьезном беге и речи не могло быть.

Приблизительно в это время к нам присоединился Пакетт. Ранее он специализировался на кроссовой работе, но был весьма посредственным бегуном, хотя и исключительно упорным, способным загнать себя на дорожке. Его мечтой было стать марафонцем. Он произвел на меня отличное впечатление, и я решил тренировать его, а заодно и тренироваться самому. Мне было 40 лет, однако у меня уже было дело, я бросил разносить молоко и был в состоянии уделить время настоящей тренировке.

Первой моей задачей было избавиться от почти десяти килограммов жира, который я накопил за время «безделья». Когда я начал тренироваться с Пакеттом, до чемпионата Новой Зеландии по марафону оставалось десять месяцев. Я проверил себя, выступая в кроссе. Хотя всего лишь два года назад я был в первой десятке по группе А, гандикапер, увидев, должно быть, мою полноту, поместил меня в группу Б. Я слегка протестовал, однако оказалось, что гандикапер знал свое дело. Я финишировал в забеге 56-м.

Я продолжал напряженную тренировку вместе с Пакеттом и в то лето пришел вторым вслед за ним сначала в Оклендском марафоне, а затем и в первенстве страны. В последнем состязании я участвовал специально, чтобы расколоть противников Пакетта и облегчить ему задачу. В забеге участвовал член сборной страны Ричардс, однако мне удавалось раньше выигрывать у него и я знал его слабости. Соревнования проходили в условиях сильной жары, и в мою задачу входило вовлечь Ричардса в слишком быстрый темп в начале дистанции, а затем оставить одного. Я провел свой «маневр» образцово. И Ричардс, хотя он и закончил бег, оказался далеко сзади. Это был один из самых быстрых марафонов, в которых я участвовал, главным образом потому, что старт был дан в подходящее время, — фактор, о котором я бу, цу более подробно говорить позднее.

Позже, в 1961 г., я принял участие в ежегодном клубном пробеге —кстати, этот ежегодный пробег был первым организованным марафоном в Новой Зеландии —и закончил бег 29-м, имея единственным недостатком отсутствие концентрированной тренировки. Мой результат был 3 часа 21 мин. Я упоминаю о нем, как о свидетельстве того факта, что, коль скоро вы развили у себя выносливость к длительному бегу, она никогда вас насовсем не оставит. Это —одно из моих самых поздних открытий.

Вообще говоря, мои тренировочные методы в те годы еще не были приняты в Новой Зеландии, что облегчало задачу бегунов, которые тренировались по моей системе. Я всегда наказывал своим ученикам помогать всякому, кто ищет помощи, но помнить при этом, что их шансы будут больше, если кто-то откажется от помощи. Возможно, это звучит несколько надменно, но мы всегда следовали девизу: «Целься в чемпионат страны, пусть гандикапы выигрывают простаки. Целься высоко и иди на большой куш». Мы на самом деле тренировались и намечали титулы, которые хотели выиграть на чемпионате. Мы знали, что у нас есть все основания идти к ним, протянув руки, и что у большинства других таких оснований нет.

Гордон Пири —типичный образец человека, который неоднократно бил мировые рекорды, но не мог выиграть даже титула национального чемпиона, не говоря уже об Олимпиаде или о Британских играх, только потому, что он всегда был готов тогда, когда не нужно было быть готовым, и не был в форме либо выходил из нее, когда ему нужно было быть в максимальной готовности. Не давайте себя одурачить, если вас будут уверять, что стать мировым рекордсменом лучше, чем выиграть звание чемпиона Олимпийских игр, стать победителем Британских игр или чемпионом страны.

В тот день, когда рекорды Пири вычеркнут из таблиц, о нем и не вспомнят. Снелл, Халберг, Куц —те, кто выигрывал состязания мирового масштаба, — люди, о которых будут помнить всегда. У вас не могут отобрать золотую медаль, а рекорд, мировой или какой-либо еще, живет лишь до тех пор, пока не придет еще более сильный спортсмен и не отберет его. И будьте спокойны, такой всегда найдется.

Разумеется, я готовил Халберга и к мировым рекордам, однако он к тому времени уже выиграл олимпийское золото. А в рекордных забегах Халберг готовил «новые стандарты» для более важных целей.

…Приходит ли мне когда-нибудь в голову мысль покончить с легкой атлетикой? Да, когда она вступает в противоречие с моей семейной жизнью или когда бег мешает работе. Конечно, с тех пор, как я вывел Пакетта к вершине мастерства, у меня нет времени для участия в соревнованиях. Однако я еще могу доказать на примере, что, развив однажды выносливость организма посредством марафонской тренировки, я всегда в состоянии пробежать 20 миль, специально к этому не готовясь.

Я не обманываю себя, думая, что все, чего я достиг, не могло бы быть лучше. Безусловно, могло быть. Спортсмен нуждается только во времени для тренировки. А мы в Новой Зеландии испытываем недостаток в нем. Зимой условий для тренировок на шоссе почти нет. К тому же все мои ученики работают, и они должны «забирать» для спорта все время, что у них остается от работы, от семьи и других дел. Для них довольно трудно следовать моим жестким планам, да к тому же добавляя в тренировку основные гимнастические упражнения и другие подобные вещи, которые могли бы улучшить их общефизическое состояние и, как следствие, их общую способность к бегу. И плавание, и гимнастика могут помочь делу, но все, чем располагают мои спортсмены, — это два часа после рабочего дня.

В отношении же системы, которая была мной развита, не может быть сомнений. Вы должны иметь лишь терпение, а также установить контроль над тренировкой и соревнованиями и бегать с нужной скоростью нужное число раз. Вначале возможны разочарования. Вы можете входить в форму медленнее, чем другие бегуны, и приходить на финиш последним тогда, когда они будут первыми. Но, когда нужно будет действительно быть первым, вы сумеете обойти их.

Тренерская работа в беге на длинные дистанции исключительно трудна. Каждый тренер осведомлен о различных методах тренировки —фартлеке, длительном беге в ровном темпе, беге маховым шагом, интервальном беге, спринте. Остается лишь сложить все эти элементы, и получится нужное решение. Однако ни один тренер не знает, как сложить их правильно, главным образом вследствие недостаточного знакомства с предметом на практике.

Тренерская работа —больше чем наука. Это —искусство привести спортсмена в нужное состояние к нужному дню. Но это может быть сделано лишь благодаря заранее спланированной тренировочной программе.

Расширение проблемы.

Если считать, что тренер —это тот, кто регулярно выходит на дорожку и внимательно следит за работой своих учеников, то я больше не тренер. У меня нет подопечных, которые получали бы от меня ежедневный инструктаж. Несколько лет назад каждый член секции кроссменов клуба Оуэйрэйка, многие другие бегуны и около дюжины спортсменов, тренируемых мною по переписке (хотя я всегда считал этот вид руководства неполноценным), входили в мою «школу».

Бегуны, целью которых было добиться наивысших результатов, составлявшие хребет моей «школы» в последние семь лет, — теперь уже зрелые люди. Короче говоря, они более не нуждаются во мне как в тренере, а, поскольку у меня нет времени бегать вместе с ними, это меня устраивает. Они по-прежнему учатся и по-прежнему приходят ко мне за советом, однако Кинг, Бейли, Халберг и Мэги теперь сами стали тренерами и совмещают эту работу с собственной подготовкой. Они не следуют в точности моим схемам, но развивают свою собственную методику тренировки на базе «системы Лидьярда», которая была разработана специально для них.

Пополнил эту несколько удаленную часть моей «школы» и ветеран австралийского бега на выносливость Дэйв Пауэр, который принял мою систему во время европейского турне новозеландской команды в 1961 г. Вначале он относился к нашим методам несколько скептически, но после того, как несколько раз был «бит в бою» и увидел, каким свежим был Мэги в конце турне, он убедился, что мы правы. С этого времени мы стали переписываться, и он сообщил мне в ноябре 1961 г., что преуспел на марафонской дистанции, показав результат 2 часа 15 мин. В возрасте 33 лет он оставался достаточно горячим энтузиастом бега и мог еще осознавать тот факт, что есть в этом деле кое-какие вещи, которые им не изучены.

Откровенно говоря, сегодня я заинтересован в более широкого рода деятельности, нежели чисто тренерская работа. Международный обмен идеями по тренировке, например, является средством повышения уровня стандартов в беге и совершенствования методов тренировки во всем мире. Это могло бы также послужить и укреплению международных отношений.

Мои связи с Америкой могут служить примером. Известный тренер США Форест Джемисон приезжал к нам главным образом для изучения работы австралийца Перси Черутти. Однако наши методы произвели на него такое впечатление, что, возвратившись в США, он предсказал, что Новая Зеландия будет самым трудным соперником на Олимпиаде 1960 г.

Связался со мной и Билл Бауэрмен из Орегонского университета, и теперь новозеландцы могут извлекать пользу от его обширных знаний в порядке свободного обмена. Он прислал в Новозеландскую ассоциацию тренеров тренировочные планы Отиса Дэвиса, а я информировал его о своих методах тренировки. И включение Дэвисом в тренировку пробежки на 15 миль для общефизической подготовки было немалым фактором в его победе на Олимпиаде. Бауэрмен, я убежден в этом, — один из выдающихся тренеров во всем мире. Результаты его учеников подтверждают это. Среди всех тренеров, с которыми я имел честь встречаться, Бауэрмен —фигура особенная. Он готовил Гарри Джерома, Отиса Дэвиса, Дайрола Барлесона и Дэйва Эдстрёма к выступлению в совершенно различных видах легкой атлетики, и каждый из них стал чемпионом.

Бауэрмен организовал в январе 1961 г. выступление Барлесона у нас в стране. И мы убедились, что Барлесон —превосходный бегун. Для юноши в 20 лет совершить такое напряженное турне, какое провел Барлесон в 1961 г. в Новой Зеландии, выступая два раза в неделю против наших классных бегунов, и выиграть все забеги, кроме одного, является великолепным достижением.

В каждом соревновании он выступал с полной отдачей сил и способствовал росту престижа Бауэрмена, который выпускал его на дорожку в превосходном состоянии при весьма малой опеке.

Международные связи моих учеников всегда приносили мне большую радость. Это один из эффективных способов обмена информацией между спортсменами разных стран. Халберг, наверное, дал и получил гору такого рода информаций во время своих турне.

Впервые он выехал за рубеж в 1954 г., имея результат в беге на 1 милю 4.04,4. Соревнования проводились в Филадельфии. Дистанцию Халберг прошел за 4 мин. 9 сек, и оказался на финише первым. Его соперниками были Мэл Уайтфилд, Фред Уилт и Хорэйс Ашенфельтер, олимпийский чемпион 1952 г. в беге на 3000 м с препятствиями. Американцы, естественно, горели любопытством узнать после бега, что думает молодой новозеландец об их спортсменах. Халберг чистосердечно ответил: «Я не знаю, я не видел их». На гаревой дорожке, намокшей от дождя, Халберг был впереди соперников после 440 ярдов на 15 ярдов, после первой половины мили на 30 ярдов, после 3Д мили на 50 ярдов. Уайтфилд, которому прочили первое место, остался далеко позади.

Американцы хотели, чтобы Халберг продолжил свои выступления, однако он был еще недостаточно крепок, чтобы выдержать тяжелый соревновательный цикл турне. Ему было всего двадцать лет, и я убедил его возвратиться в Новую Зеландию и поберечь свои силы для грядущих дней.

Олимпийские игры 1956 г. проводились в Мельбурне, и Халберг провел некоторое время в Австралии. Готовясь к бегу на 1 милю, он за три недели перед играми побил австралийский рекорд на дистанции 2000 м. Его результат 5 мин. 17 сек. был восьмым в мире в том сезоне. Он также показал десятый результат в беге на 1 милю.

Что же касается его неудачи на Олимпийских играх в беге на 1500 м, то этому горестному событию он долго не давал никаких объяснений. Я оставался в неведении до тех пор, пока спустя несколько месяцев он не рассказал мне всю правду. Оказывается, перед началом Олимпийских игр он выехал на митинг за 50 миль от Мельбурна. В автобусе всю дорогу было открыто окно, Халберг простудился и выступал на соревнованиях больным.

В 1958 г. Халберг выезжал в Кардифф, где выиграл титул чемпиона Британской империи в беге на 3 мили с результатом 13 мин. 15 сек. После этого он был включен в международную сборную, в которую входили также Эллиот, Линкольн, Пири и Черутти, и вместе с ней провел ряд удачных выступлений. Одним из таких соревнований была фантастическая миля в Дублине, где он и четверо его соперников «вышли» из 4 мин. Время Мюррея было 3 мин. 57,5 сек. Он также показал лучший результат в беге на 4 мили—18 мин. 22,6 сек. — и второе время на дистанции 2 мили —8 мин. 33 сек., не дотянув лишь одной секунды до мирового рекорда, который ему удалось побить три года спустя. На обратном пути он весьма успешно выступал в Южно-Африканской Республике.

В 1960 г. Халберг не знал поражений на фестивале в Мельбурне, после чего на Олимпиаде в Риме выиграл звание чемпиона на 5000-метровой дистанции. Год спустя он установил мировой рекорд в беге на 2 мили для закрытых помещений, доминировал в международной легкоатлетической встрече в Японии и пронесся бурей в великолепном «Уорлд Гэймс» вместе с Мэги, Снеллом и Филпоттом (чемпионом Новой Зеландии в беге на полмили).

Халберг чаще других моих парней путешествовал за границей и собрал массу нужных нам сведений, которые мы использовали по его возвращении в Новую Зеландию.

Первым международным состязанием Мэги были соревнования в Кардиффе в 1958 г. После 1960 г. он стал известен как обладатель бронзовой олимпийской медали в марафоне, а также как победитель международного марафона в Японии.

Питер Снелл начал выступать на международной арене в 1960 г. Первыми его соревнованиями был фестиваль в Мельбурне. Начало карьеры Снелла было совсем недурным, поскольку он побил Эллиота и Блю. Из Австралии Снелл отправился в Рим, где выиграл золотую медаль в беге на 800 м и установил олимпийский рекорд. Затем он провел ряд замечательных выступлений на лондонском стадионе «Уайт Сити» и в Дублине. Во время европейского турне 1961 г. Снелл ни разу не проиграл в беге на 880 ярдов и показал лучший результат сезона на эту дистанцию. Через несколько месяцев он добрался и до рекорда Новой Зеландии в беге на полмили и довел его до 1.47,3, а три дня спустя улучшил результат Эллиота на 1 милю (3 мин. 54,4 сек. на травяной 385-ярдовой дорожке). После этого прошла всего неделя, и он установил новые мировые рекорды в беге на 800 м (1.44,3) и 880 ярдов (1.45,1). В дальнейшем, вылетев в Америку, он улучшил там мировые достижения для закрытых помещений в беге на 880 и 1000 ярдов.

Путь к вершинам мастерства не занял у Снелла столько времени, как у Халберга и Мэги. Впервые я встретился с ним, когда тренировал Майка Мэкки, победителя чемпионата Новой Зеландии 1957 г. среди юниоров в беге на 1 милю. Мэкки в то время был уже «звездой», а семнадцатилетний Снелл лишь подавал надежды. Юноши проводили тренировки вместе, а в конце недели Снелл бегал с Халбергом и с остальными моими учениками.

Бег к вершинам мастерства

Окончив среднюю школу, Снелл в конце 1957 г. переехал в Ти Ароху. На рождество я участвовал там в марафонском пробеге на 15 миль. Питер разыскал меня, желая узнать, что я думаю насчет его возможностей в беге и соглашусь ли быть его тренером. Он в то время никак не мог сделать выбор между теннисом и бегом. Я сказал ему, что если он готов работать, то никаких разговоров насчет его непригодности к бегу и быть не может. Это, по-видимому, его устроило, поскольку он возвратился в Окленд, и вскоре я начал тренировать его.

Начальный план тренировки был для него тяжелым. Он скулил от боли в конце последней мили своей первой пробежки вдоль испытательной трассы Вайатаруа по кольцу в 22 мили. Однако он был настойчив и постоянно боролся против неприятностей, причиняемых ему его тяжелой, мощно развитой мускулатурой. Он потратил много времени, чтобы сбавить вес, но безуспешно.

Летом 1958 г. я выставил его для участия в чемпионате Новой Зеландии в беге на полмили среди сениоров. Не имея достаточного, опыта, он пробежал одновременно и хорошо и скверно. На предпоследней прямой он был сзади лидеров на 40 ярдов, а затем осуществил такой мощный спурт, что отстал от Майка Ервэйкера и Пауля Пенлингтона лишь на 1 ярд. Если бы Снеллу удалось выиграть, он, вероятно, был бы включен в команду для участия в Британских играх в Кардиффе. Но то, что он не был включен в нее, было, пожалуй, — к лучшему. Он был еще слишком незрелым для международных соревнований, и первая неудача могла бы отрицательно сказаться на его дальнейшей карьере.

В следующее лето Снелл выиграл звание чемпиона страны в беге на полмили и на 1 милю и стал доминировать среди бегунов на 880-ярдовой дистанции. 27 января 1962 г. Снелл побил мировой рекорд в беге на 1 милю, причем с исключительной легкостью, хотя это было всего лишь пятое в его жизни серьезное соревнование на этой дистанции.

Несколько слов о Перси Черутти. У меня часто возникали трения с ним в связи с его притязаниями на то, что он научил Халберга всему, что тот умел. Я знаю, что это обстоятельство причиняет Халбергу некоторое беспокойство. Халберг, разумеется, был в тренировочном лагере Черутти в Портси под Мельбурном. Он знаком с теориями Черутти и, я думаю, воздал должное некоторым из них. Подобным же образом многие спортсмены приезжали в Новую Зеландию посетить мой дом и послушать меня, как это сделал Барлесон. Но я не считаю их своими учениками точно так же, как не считаю Халберга учеником Черутти.

Черутти сделал очень много хорошего. Я искренне убежден в этом. Я согласен с его методами тренировки марафонского типа для общефизического развития, но я не согласен со всеми его тренировочными методами, и я знаю, что Халберг придерживается такого же мнения. Одним из пунктов нашего разногласия являются приверженность Черутти к тренировке с тяжестями и моя неприязнь к этому виду работы. Я сомневаюсь, поднял ли когда-нибудь Халберг над головой двадцать фунтов, но я совершенно уверен, что, даже если бы он и смог это сделать, он не стал бы бегать лучше.

Ключ к общефизической подготовке.

Ключом к моей системе по развитию общефизической подготовки является 100 миль в неделю. Вне зависимости от того, готовит ли себя бегун к выступлениям на стадионе или в марафоне, он не должен бегать больше чем 100 миль в неделю. Причиной этому является наступление хронической усталости вместо ожидаемого прогресса. Если вы сможете пробегать без особых неудобств по 100 миль в неделю, ваш прогресс уже будет обеспечиваться не более длинными пробежками, а стремлением пробежать те же 100 миль быстрее. И развитая выносливость позволит вам делать это без значительных дополнительных усилий.

Я пришел к этой оптимальной цифре путем чисто экспериментальным, путем проб и ошибок. В поисках данной «дозы» я бегал и меньше и больше чем 100 миль в неделю. Однажды, во время шестинедельной тренировки, у меня в среднем пришлось по 200 миль на неделю. Однако я финишировал таким усталым, что мог едва волочить ноги, и скоро мне стало ясно, что такой работой я ничего не прибавлю к своей выносливости. И я ограничил себя таким образом, чтобы иметь время для физического отдыха.

Много недель я провел, бегая и менее чем 100 миль в неделю. Разумеется, я не уставал, но не было также и улучшения моих способностей к бегу. Пробежки в этот период проб были слишком коротки, слишком ненапряженны, чтобы вызвать дополнительный стимул, который мог бы постепенно воздействовать на организм, запасая в нем новые силы для будущих успехов. Короче говоря, я не развивал выносливости.

100 миль в неделю позволят вам выбирать попеременно между 10 и 20 милями в день без риска получить полное утомление, а между полным утомлением и временным истощением есть разница. Двадцатимильная пробежка может быть изнурительной, однако вполне возможно провести ее и на следующий день без особых неудобств. Короткая пробежка (10 миль) собирает силы, выложенные в более длинной пробежке, и делает следующую пробежку на более длинную дистанцию сравнительно легче.

Кроме варьирования длинных и коротких пробежек, я рекомендую вариации тренировочных трасс (сравнительно ровная поверхность и холмы) и вариации в усилиях, вкладываемых в бег (от 1/4 силы до 3/4 силы). Все это разнообразие бега я определил на дорогах Окленда во время длительных поисков ключа к системе тренировки. Я перепробовал не одну дюжину вариантов и отверг все, за исключением тех, которые теперь рекомендую.

Моя способность привести бегуна в наивысшую спортивную форму точно к предопределенной дате зависит от двух других факторов. Спортсмен должен получить в полной мере навык к работе по расписанию, и он должен быть уверенным во мне и в самом себе. Я не забочусь об этих факторах, если имею возможность быть рядом со своим учеником. Я не думаю, что Халберг, Снелл и Мэги столь успешно выступили бы в Риме, если бы меня с ними не было. Это не хвастовство. Они сами оказали мне честь, сказав это. Будучи рядом с ними, я мог давать им без промедления ответы на вопросы, вызванные переменой условий или обстоятельствами, непредусмотренными или заранее не спланированными. Спортсмены могли преодолевать трудности, не нервничая и не испытывая неудобств, и, что очень важно, без потерь драгоценного времени.

Обстоятельства, сопровождавшие мое пребывание в Риме, были полностью благоприятными. Я тренировал пять членов новозеландской легкоатлетической команды: Халберга, Снелла, Мэги, Джулиана и Пакетта. Но я не был главным тренером, поскольку мои планы ограничивались бегом на средние и длинные дистанции. Когда другой житель Окленда, тренер и администратор Джо Мэйнмин, занял пост главного тренера олимпийской команды, я был совершенно с этим согласен. Мэйнмин представлял идеальный тип организатора и быстро завоевал доверие каждого члена команды. И я не думал о том, что тоже поеду в Рим. Однако спортсмены из Окленда собрали по публичной подписке деньги, чтобы послать меня на Олимпиаду. Я чувствую себя в большом долгу у многих людей, чьи имена я никогда не узнаю, за сделанные ими вклады, во многих случаях весьма значительные. Когда я приехал в Рим, я был принят в новозеландском лагере как один из членов команды и получил полную свободу действий в подготовке моих учеников. Мне кажется, новозеландская команда не могла управляться лучшим образом. Налицо было полное согласие между администрацией и спортсменами, и это, я думаю, внесло немалый вклад в наши успехи.

Мои парни верили в меня. Когда у них возникали малейшие сомнения, тот факт, что я смогу рассеять их, казалось, избавлял моих учеников от опасений. Однако есть вещи, над которыми контроль тренера установлен быть не может. И уместно проиллюстрировать это ответом на комментарии Пири по поводу выступления Халберга в беге на 10000 м. Пири пишет о том, что я и другие новозеландцы прочили Халбергу победу на дистанции 10000 м с еще большим преимуществом, чем на 5000-метровой дистанции, и что я сказал ему о готовности Халберга именно к бегу на 10000, а не на 5000 м. По поводу всего этого он пишет: «Его победа (на 5000 м) кажется мне еще одним провалом утверждения, будто бы вы можете предстать в оптимальной форме к предопределенному дню. Я думаю, мы еще увидим Мюррея мировым рекордсменом (на 10000 м), если он выкинет из головы эту „оптимальную“ дурь и станет тренироваться, как все люди».

Да, Мюррей Халберг не утратил оптимальной готовности после бега на 5000 м. Он был еще достаточно Силен, чтобы показать себя и на дистанции 10000 м, но его сердце не позволило ему сделать это. День, когда он выиграл золотую медаль, был днем его восхождения на самую высокую вершину, однако на следующее утро после этого его настроение изменилось. Дома, в Новой Зеландии, у него осталась жена, которая ждала первенца, он сознавал свой долг и горел от нетерпения вернуться к ней. Мы предполагали после Олимпиады совершить с ним короткое турне по Европе, однако первыми его словами, с которыми он обратился ко мне в то утро, были: «Вы будете обижены, если я не поеду? Я хочу сейчас же отправиться домой». Я тотчас согласился. А после бега на 10000 м, в котором он был пятым, Мюррей сказал: «Я мог бы бежать гораздо сильнее, но сейчас у меня душа не лежит к бегу». Да, то, что с ним происходило, касалось только его сердца, и никакой тренер здесь не мог бы помочь.

В дальнейшем я буду говорить о помощи тренера своим ученикам в борьбе с соперниками и о выборе успешной тактики, а сейчас коснусь некоторых других вопросов взаимоотношения тренера и спортсмена.

Очень важным является приспособление интенсивности тренировки и ее содержания к изменившимся условиям, а также приспособление к пище и питью. Много дней может быть потеряно из-за непонимания важности этих перемен. И тренер должен предотвратить эти потери.

Если спортсмен слишком сильно ослабляет тренировку перед соревнованиями, он, естественно, впадает в панику. Он неизменно начинает делать то, что ему делать не следовало бы, например вместо бега в ровном темпе трусцой включает в тренировку большой объем скоростной работы, и это продолжается до тех пор, пока спортсмен не почувствует себя в обычном тонусе. Тренер должен следить за тем, чтобы такая паническая тренировка не имела места, и в то же время поддерживать спортсмена в высокой спортивной форме.

Все мои старания найти совершенную систему тренировки утвердили меня в справедливости приблизительно следующей идеи: соль спорта в удовольствии, которое вы можете получить от него. Я делаю это замечание именно теперь, прежде чем вы успеете привыкнуть к мысли, что, пробегая еженедельно по 100 миль, и речи быть не может о том, чтобы получить хоть какое-нибудь удовольствие. И все же я получал удовольствие от бега, даже если он изматывал меня, и это происходило потому, что мне приходилось бороться с собой тогда, когда духовно и физически мой организм был готов к этой борьбе.

В основе борьбы лежит личный внутренний конфликт, однако эта борьба не есть жестокое сражение. Она представляет собой чистое развлечение, смысл которого заключается в том, что вы как можно дольше удерживаете себя на поле битвы с собственным самочувствием и стараетесь выйти из этой игры победителем. Здесь нет ни ран, ни царапин, и за достигнутый физический прогресс вы вознаграждаете лишь свое честолюбие. Большинство мужчин, это касается также и многих спортсменов, проходит по жизни, не имея представления о том, что означает быть действительно физически подготовленным человеком. А под настоящей физической подготовленностью я имею в виду такое состояние организма, при котором человек сидячей профессии может выйти из своего кабинета, проработать целый день на тяжелой, требующей физического труда, работе и не заметить усталости. Именно в таком состоянии и находятся мои бегуны Мэги, Халберг, Снелл. Их физиологические показатели, их сердце, их способность к восстановлению таковы, что бегуны никогда не устают, в том смысле, что их невозможно довести до такого состояния, когда человек бредет, еле шевеля ногами, и думает —лишь о том, чтобы упасть в постель. Для них двадцатимильная пробежка —чистое развлечение, и они могут совершенно непосредственно провести такой бег в день, который специально для них назначен. Это происходит не оттого, что они обладают сверхмощной мускулатурой. Просто они могут пробежать эти 20 миль легко, радуясь телом и душой, и чувствовать себя после пробежки на 90 процентов лучше прежнего.

Этому научиться может каждый. Мои ребята не супермены, причем все они разные. Снелл —крупный, с хорошо развитой мускулатурой, рожден, видимо, для тенниса или плавания. Халберг, с его парализованной рукой, — внешне кожа да кости. Вес его около 56 кг, и развиты у него лишь те мышцы, которые несут его над землей. Но что касается его беговой подготовленности, то она у него такая же великолепная, как и у всех остальных. В той же степени, что и другие мои ученики, он любит длительные пробежки в компании друзей, в легком темпе, на заре или прохладным вечером, среди кустарника, напоенного ароматом цветения. Мэги тоже такого же веса и тоже не образец, во всяком случае по своему физическому развитию, но и он почти не знает усталости.

Там, где эти парни тренируются, слышны смех и шутки. Здесь не увидишь мрачной, сосредоточенной физиономии с взглядом, устремленным на секундомер, тяжелой «молотьбы», когда сознание, как надсмотрщик, подхлестывает тело, следя за выполнением урока. Конечно, тренировка моих учеников тяжела, и то, что они делают, ведет к твердо намеченной цели, однако непринужденность усилий возникает потому, что они любят свое дело. Они заканчивают бег без утомления из-за постепенного увеличения нагрузки, которая, исключая малейшее излишество в скоростной работе, делает их организм способным справляться с заданием без труда. Они резонируют на максимум спортивной формы так добротно, как это могут делать лишь некоторые, но еще меньшее число бегунов может настолько же полно оценить это так, как они.

Я не могу сказать, что в приобретении такой готовности не существует никаких физических препятствий. Они есть. Однако они недолговечны, и если однажды спортсмен почувствовал себя подготовленным к бегу на выносливость, то сам он добровольно с таким чувством расстаться не захочет. Я знал людей, которые резко прекращали тренировку, но минуту спустя к ним, из-за потери готовности, приходило такое рабское чувство ничтожества, что они не могли расстаться со своими беговыми туфлями. Подготовленный человек развивает в себе чувство гордости, и поддержание этой готовности требует умеренных усилий.

Многие занимаются бегом, не рассчитывая стать чемпионами. Они бегают потому, что хотят оставаться подготовленными и в дальнейшей жизни, а также потому, что они ценят ту атмосферу коллектива и ту свободу тела и духа, которые сопровождают пробежки по дорогам, рощам, вдоль побережья. Некоторые из них —хорошие спортсмены. Они бегают длинные дистанции потому, что знают —это для них новый шаг к успеху. Другие никогда не будут сильными бегунами. У них для этого слишком мало природных данных. Однако всякое улучшение, которого они добиваются, является для них личным стимулом. Они знают, что они физически подготовлены, и им доставляет удовольствие быть в компании таких же бегунов, как они сами.

Бегуны тренируются вместе, связанные обоюдным интересом и чувством товарищества. В дружной семье бегунов на длинные дистанции нет места зазнайству. Клубная принадлежность игнорируется. Нет также того нервного напряжения, какое свойственно спринтерам, «сидящим» на стартовых колодках в ожидании выстрела. Что же касается возраста, то он меньше всего является препятствием для общения.

Когда Мюррей Халберг в 1961 г. выступал в соревнованиях клуба Оуэйрэйка в марафоне, где он занял второе место, среди его соперников был его отец, которому тогда «стукнуло» 58 лет. Подобно многим другим, Джок Халберг участвовал в беге без мысли о победе или о том, чтобы занять место где-нибудь в группе лидеров. Он тренировался и получал удовольствие от этого в течение восьми или девяти месяцев и в соревновании участвовал только для того, чтобы пробежать марафонскую дистанцию к своему собственному удовлетворению… А когда он закончил бег, «выйдя» из четырех часов, на финише его встречали сын, невестка и маленькая внучка. Я думаю, этот пример демонстрирует лучше всяких слов, которые я мог бы написать, то моральное и физическое удовлетворение, какое можно получить, открыв для себя пару шортов и беговых туфель.

Бегайте для развлечения, и от развлечения к вам придет желание отличиться. А желание отличиться может привести человека к олимпийскому пьедесталу. Если вы однажды почувствовали удовольствие в беге, тренировочные задания вплоть до тех пределов, которые я рекомендую, будут переноситься вами гораздо легче. Многие из моих бегунов никогда не будут чемпионами, однако они следуют моим планам так же тщательно, а временами и более усердно, чем те, кто являются всемирно известными спортсменами. Совсем недавно один из них пробежал 9 миль утром перед соревнованиями в марафоне потому только, что ему нужно было в этот день пробежать 35 миль, чтобы сбалансировать недельный миляж. Сумасшествие? В Новой Зеландии мы так не думаем. Я могу добавить, что, хотя этот бегун рассматривал участие в марафоне, как часть своей подготовки для сезона на дорожке, он показал в тот день свой личный рекорд на эту дистанцию. Так что нельзя сказать, что он перестарался. А на следующий день он пробежал еще 10 миль без всякой потери боевой готовности.

Энтузиазм приводит к победным результатам. Но его можно расценивать и еще выше в связи с радостью здорового образа жизни, ему сопутствующего. Если ваша моральная позиция в отношении бега будет на этом основана, ^вы лучше усвоите и выполните ту тяжелую работу, каковой я собираюсь вас нагрузить в последующих главах.

Главный и единственный критерий.

Я уже упомянул о различных типах бегунов, которых вы можете встретить на дорогах Новой Зеландии. Теперь давайте разобьем наиболее важную часть этих бегунов —участвующих в соревновании —на разные группы. Вы можете окинуть взором молодого спортсмена, потрогать его мышцы, справиться о весе и росте, однако есть лишь один-единственный способ, который позволит вам, как тренеру, решить, к какому виду бега ему-нужно готовиться, чтобы добиться успеха. Этот тест может быть использован тренером в отношении любого спортсмена, и сам спортсмен может использовать его для себя. Он заключается в проверке природной быстроты.

Наилучшей дистанцией для проверки природной быстроты, на мой взгляд, является 220 ярдов. На этом отрезке бегун, который не может стартовать быстро, может успеть достичь своей максимальной скорости, а тот, кто стартует хорошо, может показать себя, еще окончательно не выдохнувшись. Бейли, например, из-за плохого старта безнадежен на 110 ярдах, но он удивительно резво пробегает 220 ярдов.

Тот, кто не сможет пробежать 220 ярдов лучше 26 сек., должен расстаться с мыслью стать бегуном на полмили. Любая тренировочная система, которая есть на свете, не в состоянии принести ему успех на этой дистанции.

Лучший результат Халберга в беге на 220 ярдов —около 25 сек. Чтобы пробежать полмили за 1 мин. 52 сек., он должен почти предельно выкладываться. Пробежать дистанцию лучше Халберг просто не может. Однако мгновение передышки после бега —и он уже в нормальном состоянии и готов пробежать дистанцию снова в том же темпе. Халберг развил свою выносливость так, чтобы поддерживать свою наивысшую скорость в естественном беге как можно дольше.

Тот, кто пробегает 220 ярдов за 22,5 сек., достаточно быстр, чтобы иметь основания стать олимпийским чемпионом в беге на 800 м. Однако в применении данного теста должны быть сделаны известные оговорки. Необходимо длительное наблюдение. Если вы намерены готовить бегуна к бегу на 3 мили, ему будет разумно потренироваться один сезон к бегу на полмили. Он, может быть, и не станет никогда хорошим «полумилевиком», но вы дадите ему резкость, которая обнаружит себя, когда он переключится на 3 мили. Для потенциального бегуна на 3 мили очень важно с физиологической и психологической стороны сначала добиться максимально возможного в беге на полмили. Для него «выход» из двух минут на этой дистанции будет большим моральным стимулом и даст ему мысль об умножении этого результата, когда он перейдет к тренировке на 3 мили.

Обычным недостатком спортсменов и тренеров является недооценка как значения, так и постоянства природной быстроты. Это приводит юных спортсменов к напрасной трате времени и энтузиазма, когда они выступают на дистанциях, на которых никогда не смогут реализовать свой полный потенциал.

Я много лет отстаивал мнение, что многие из спринтеров Новой Зеландии «бьют мимо цели», понапрасну теряя время. Природная быстрота многих наших спринтеров равна природной быстроте американских бегунов на 440 ярдов, но они не следуют их примеру. Герберт Картер, который был чемпионом Новой Зеландии около десяти лет назад, мог бы стать бегуном международного класса на дистанции полмили. Однако он был потерян для этой дистанции, потому что для него было легче тренироваться в качестве спринтера и выигрывать национальные титулы, чем тренироваться в качестве «полумилевика» и выигрывать международные титулы. Его настоящие возможности никогда так и не были выявлены.

Дуг Харрис тоже много лет был спринтером, зарыв в спринте свой талант средневика. И только, когда его стали побеждать в спринте, он переключился на более длинные дистанции. Однако это решение было слишком поздним. Харрис мелькнул на международной арене, но оказался «затоптанным шипами» и был вынужден выйти из игры, прежде чем он по-настоящему сориентировался в ней. А ведь он мог бы «сломать» четырехминутный барьер в беге на 1 милю еще тогда, когда другие только мечтали о нем.

В большой степени данные примеры объясняются неправильной практикой начинать беговую карьеру в качестве спринтера и лишь с течением времени и потерей успеха постепенно перебираться на более длинные дистанции, и, когда, наконец, бегун начинал бегать марафон, волосы его уже были седыми. Я считаю эту систему слишком неразумной, просто-напросто растратой спортивных талантов.

Ошибка, допускаемая здесь, заключается в том, что сначала спортсмену не помогают выбрать «свою» дистанцию, а затем и не готовят его к ней. Конечно, нетрудно найти способного спортсмена и тренировать его во славу национального спринта там, где спринт недостаточно развит. Но ради небольшой чести очень часто жертвуют перспективой для человека, которого сделали спринтером и который мог бы быть более результативным спортсменом, если бы выступал на стайерских дистанциях.

Итак, вы должны иметь резерв природной быстроты для дистанции, на которой вы собираетесь состязаться, иначе вы высоко не подниметесь, взбираясь по лестнице успеха. Если вы можете едва только «выйти» из 1 мин. в беге на 440 ярдов, вам нечего рассчитывать стать «полумилевиком». Если вы не можете пробежать четверть мили за 51 сек., вы не сможете пробежать и полмили за 1 мин. 50 сек., а если вы этого сделать не в состоянии, вам не на что рассчитывать в современном скоростном беге. Но если вы можете «выйти» из 51 сек., то вы можете развить выносливость так, чтобы поддерживать беговую скорость порядка 51 сек. на более длинной дистанции, и вы можете стать чемпионом на полмили. Другими словами вы дополняете выносливостью вашу природную быстроту. Смотрите фактам в глаза. Невозможно бегать быстрее, чем может позволить ваша природная быстрота. Я проверял это на практике столь часто, что полностью убежден в правоте своих слов.

Я отнюдь не подразумеваю, что чемпион в спринте обязательно станет чемпионом в беге на средние дистанции. Я хочу лишь сказать, что многие из тех, кому прочили карьеру в спринте, могли бы в действительности добиться большего на средних дистанциях, потому что из-за недостатка природной быстроты они были обречены на поражение в спринте еще до начала занятий им.

Питер Снелл и Роже Муне имели наиболее низкий результат в беге на 220 ярдов среди участников XVII Олимпиады на дистанции 800 м. Результат Снелла на 220 ярдов равен 22,5 сек., в то время как Д. Керр имел 21 сек. Однако в беге на полмили Снелл был в состоянии поддерживать свою быстроту (а на финише сделать рывок), равной его природной быстроте. Керр же после полутора кругов слишком устал, чтобы ускорить бег до своей природной быстроты. Ему недоставало выносливости, дабы поддерживать высокий темп бега на всей дистанции без истощения резервов. Снелл и Муне в олимпийском забеге были представителями школы на выносливость. Они могли не только поддерживать беговой темп на всей 800-метровой дистанции, но могли также выдержать серию резких бросков и все же быть на финише «свежее» конкурентов.

Если вы будете судить о бегуне по внешнему виду, вы рискуете встать на неверный путь. В среднем тип бегуна на длинные дистанции —худощавый мужчина. Бегун на средние дистанции скроен более мощно. Однако исключений так много, что этим правилом нельзя пользоваться наподобие волшебной палочки. Единственная гарантия от ошибок —пойти на дорожку и взять несколько проб на дистанции 220 ярдов, где результат определяется природной быстротой, и сделать ваши выводы на основании этих результатов.

Вы можете ошибиться и в другом. Природная способность к бегу иногда подавляется вследствие недостаточно устойчивого состояния духа и отсутствия контроля над собой. Это обнаруживается тогда, когда бегун, как сумасшедший, срывается после выстрела, а затем сдает на первой половине дистанции. Он, возможно, и выиграл бы это соревнование, если бы мог контролировать свой бег. Этот бегун будет склонен надрываться и на тренировке, растрачивать свою энергию впустую и никогда не реализует своих возможностей. Сдержанность —достоинство и в тренировке, и в соревновании.

Есть один всемирно, известный тренер, который использует физический критерий оптимальной пригодности бегунов: наличие у спортсмена длинных, изящных ног. Но хотел бы я знать, что он будет делать, когда взглянет на чрезмерные мышцы-шишки, венчающие ноги Питера Снелла? Как он будет классифицировать его? Сравните Халберга весом 56 кг и Снелла весом 75 кг как «милевиков» одинакового класса, и вы поймете, что они оба пройдут во все классификации и деления.

Вы можете классифицировать вашего бегуна еще более детально, по тому, как он бежит, на бегуна силового типа и бегуна махового-типа. Бегун махового типа —это тот, кто едва касается земли в беге, без заметных усилий, и вы всегда найдете в нем великолепные задатки кроссмена. Силовик обнаруживает свои усилия в сравнительно более трудоемком стиле действий. Он является тем типом, который испытывает неудобства на неровной или мягкой почве, потому что в этом случае он должен отталкиваться всякий раз с большим трудом, чтобы поддержать свою скорость, и утомление у него развивается быстрее.

Типичный силовик —Рон Деланей из Ирландии, с большими, мощными бедрами. Он заметно заставляет себя продвигаться вперед с каждым новым отталкиванием. Он не кажется расслабленным. Он пробивается к цели, а не бежит к ней. Мэги и Халберг —бегуны махового типа. Они, наоборот, не бегут, а парят над землей.

Способность Мэги к полному расслаблению и экономии движений убедила меня еще до того, как ему самому в голову пришла мысль о марафоне, что на этой дистанции он будет величайшим бегуном. Мэги является воплощением экономии усилий, «балериной шоссе», когда он совершает свой полет. При этом его бесконечное скольжение по дистанции (он может пробежать 40 миль, не чувствуя настоящей усталости) кажется совершенно естественным. И я здесь ни при чем. Единственное, что я могу поставить себе в заслугу, — это то, что я определил дистанцию, которая лучше всего подходит для него, и стал готовить его к ней. Я приготовил для Мэги тренировочные планы, и с этого момента они дают ему известное преимущество перед другими спортсменами При прочих равных условиях.

Возраст —тоже важный фактор в беге на длинные дистанции. Бегун не может на всем скаку «сыграть» свою наилучшую роль. Ему нужно быть достаточно зрелым, лет 25, к примеру, чтобы показать наилучший результат в беге на 3 мили. И нет причины печалиться, если в 22 года он еще не чемпион.

В предисловии к книге упомянуты некоторые мои предсказания в прошлом и на будущее. Я убежден, что каждый из выдающихся результатов не за горами. Они неизбежны в наш век высокого развития спортивных состязаний и интенсифицированной систематической тренировки, так же как неизбежным был запуск в космос первого человека. Вспомните сенсацию, когда Роджер Баннистер впервые «выбежал» из 4 мин. в беге на милю? У него были все основания показать этот результат, и, когда он показал его, он пробил брешь в стене, в которую нескончаемым потоком хлынули другие спортсмены. Баннистер сломал психологический барьер, который удерживал всех остальных. То, что казалось миражем, заманчивой мечтой, он превратил в твердый осязаемый факт. То же самое будет с другими дистанциями и с другими результатами. Нужно только, чтобы один человек набрался отваги и духа, чтобы сделать это, и барьер будет сокрушаться снова и снова.

Стиль бега.

Я не принадлежу к —какой-либо школе специалистов по технике бега —ни к той, которая рекомендует сжимать кулаки, ни к той, которая учит задерживать дыхание во время бега. Австралийский спринтер, бывший обладатель мирового рекорда, Гек Хогэн был для меня образцом правильных беговых движений: полное расслабление даже во время крайнего напряжения, руки «работают» прямо-вперед и находятся во время бега на естественной высоте. Стоит вам только сжать кулак, как вы вызовите напряжение мышц руки и плеча, будете способствовать раскачиванию тела, потеряете равновесие. А ведь вся ваша энергия должна быть вложена в движение вперед.

Пойдите на пляж и посмотрите на ваши следы. Если у вас есть чувство равновесия, вы оставите следы на песке почти по прямой линии. Если же на песке остаются две линии, то, значит, вы совершаете боковые движения и имеете существенную потерю движения в направлении вперед.

Не бегайте на носках, если не хотите, чтобы ваши икроножные мышцы работали неестественно. Это неудобно и утомительно. Лучше приземляться на всю ступню с начальным касанием земли пяткой. Есть много хороших бегунов, которые бегают на носках, но я скажу, что они бегали бы гораздо лучше, если бы приземлялись на всю Ступню, потому что этот способ легче и естественнее для длительного бега. У бегунов на полмили и спринтеров, разумеется, есть основания (посыл тела вперед и растягивание шага), чтобы бежать на носках, но этот метод не для бега на длинные дистанции.

В отношении дыхания на дистанции не существует установочных правил. Я не учу ритмической системе дыхания, развитой финнами, которая начинает с четырех шагов на вдох и двух на выдох и увеличивает затем число шагов, приходящихся на вдох, до восьми и на выдох —до шести. Мне кажется, что при таком дыхании возникает некоторая искусственность бега, что не может не отразиться на совершенном расслаблении бегуна, которое является для него первым требованием. Во время бега вы будете нуждаться в потреблении кислорода в больших, количествах, и совершенно безразлично, как вы будете потреблять его. Никакие рекомендации здесь не нужны. Не заботьтесь об этом. Потребляйте кислород тогда, когда вам нужно. Не имеет значения, как вы выглядите, пока чувствуете себя хорошо и потребляете столько воздуха, сколько вам требуется. Это означает, что вы будете открывать рот пошире и дышать. Втянуть же достаточно много воздуха, дыша через нос, вы не сможете, хотя я знаю, что некоторые европейские тренеры настаивают на этом.

Специалисты сказали много слов по поводу роли центра тяжести в определении правильной беговой позиции, однако я не верю, чтобы все теории на свете на этот счет могли бы существенно помочь делу. Эти теории имеют определенное применение в технике выполнения некоторых небеговых видов легкой атлетики, а также бартерного бега, но для человека, который просто бежит, изучение теории центра тяжести будет едва ли не пустой тратой времени, которое можно посвятить тренировке. Если бегун обладает легким шагом, сохраняет при этом равновесие, свободен от неуклюжих качаний и лишних движений, он может найти удобную позицию для бега, даже не зная, что у него есть центр тяжести.

Бегун с ногами длиннее туловища будет бежать более длинным шагом. Поэтому он, естественно, будет наклонен вперед вплоть до того, что появится определенная тенденция к падению. Однако эта тенденция будет объясняться не тем, что бегун не сконцентрировался на своем центре тяжести. Точно так же спортсмен с более короткими ногами и пружинистым шагом будет обнаруживать стремление отклониться назад. Определяющим фактором здесь является не больше чем обыкновенное равновесие. Если вы чувствуете, что теряете равновесие, простейшее средство против этого —закрепить свой взор на точке, находящейся от вас примерно за 20 ярдов впереди.

Движения ног управляются наклоном тела. Наклон назад стимулирует подъем колена, наклон вперед подчеркивает задний заброс голени. Усиление обоих этих движений приводит к напрасной трате сил, однако оба они становятся нормальными, как только туловище принимает угол, при котором возможно расслабление. Конечно, здесь возможны исключения и можно иногда встретить бегуна, который выглядит чрезвычайно неуклюжим в движениях туловища и ног. Но, если ему это удобно, обеспечивает расслабление и равновесие, зачем беспокоиться в попытках заставить его бежать по-другому? По мере того как растет его общая подготовленность и увеличивается сила мышц тех групп, которые поддерживают его и продвигают тело против внешних и внутренних напряжений бега, бегун становится более расслабленным, и это положительно отражается на его технике бега.

Я сознательно избегаю попыток увеличить длину бегового шага спортсмена путем специальных упражнений, наподобие бега по меткам, или указанием ему на то, что он должен иметь шаг в 8 или 9 футов[4] длиной. Когда спортсмен бежит хорошо, он автоматически увеличивает длину шага, и он всегда будет приспосабливать шаг к своей общефизической и беговой подготовленности.

Длина шага естественным образом увеличивается в результате выполнения бега по холмам. Основная цель моей системы тренировки по холмам заключается во введении в действия бегуна спринтерской техники и применении пружинистого бега, увеличивающего длину шага без напряжения и сознательной концентрации внимания.

Я предпочитаю низко-маховую «работу» рук, когда согнутые большие пальцы задевают слегка поля трусов. Эта позволяет рукам двигаться прямо-вперед и обеспечивать равновесие, что, пожалуй, единственное, чем можно оценить «работу» рук. Низко-маховая «работа» рук естественна и свободна и опять-таки производится автоматически. Я видел отличных спортсменов, показывающих хороший бег, с руками на перевязи, с руками парализованными, с руками скрюченными. Парализованная рука Халберга стала своего рода фирменной маркой во всем свете и является, возможно, наилучшим доказательством того, как мало требуется спортсмену для компенсации такого рода физического недостатка в беге. Халберг бежит совсем без раскачиваний, он один из самых «расслабленных» бегунов, один из наиболее хорошо сохраняющих равновесие, хотя можно было бы и ожидать от него закручивания в сторону.

Бег к вершинам мастерства

Барри Мэги (слева) и Билл Бейли (справа) демонстрируют свойственную ученикам Лидьярда низко-маховую с необходимым расслаблением «работу» рук, смысл которой —исключить скованность и напряженность мышц плеч и шеи.

Вокруг стиля бега поднято слишком много шума. Конечно, нельзя не согласиться с тем, что техничный бегун смотрится с удовольствием, однако от этого он не бежит сколько-нибудь быстрее. Снелл* кажется в беге неуклюжим. Он, пока не войдет в беговой темп, создает впечатление припадающего на ногу хромого. И действительно он не может установить совершенное равновесие, если темп бега ниже 55 сек. на четверть мили. К тому же, поскольку тренировка явно не трудна для него, он полностью расслабляется. Конечно, если мы попытаемся исключить в его технике легкое раскачивание, это сделать можно, но это не сделает его ни более быстрым, ни более выносливым бегуном.

Теперь, начав с вами бегать, причем бегать расслабляясь, мы подходим к первому опасному моменту. Не расслабляйтесь настолько, чтобы легкая трусца стала прогулкой. Во время движения постоянно следите за вашим шагом, равновесием, «работой» рук. Необходимо дисциплинировать себя до такой степени, чтобы расслабление не втянуло вас в ошибки, которые позднее будет трудно ликвидировать. Нужно все время концентрировать свое внимание на том, что вы делаете. Такой бег, как муштровка, держит вас собранным, делает вас озабоченным в отношении малейшего уменьшения темпа, которое может пройти незамеченным, если вы думаете во время бега о чем-нибудь другом. Постоянно концентрируйте свое внимание, думайте о том, для чего вы бежите. А бежите вы для того, чтобы дать себе достаточный уровень выносливости, чтобы поддерживать скорость на требуемой дистанции. Если вы «милевик», тогда вы тренируете себя к тому, чтобы пробегать круг за 60 сек. четыре раза подряд. Многие могут пробежать 440 ярдов за 60 сек. И это показывает, что они обладают необходимой быстротой для бега на 1 милю за 4 мин., но большинство не имеет достаточной выносливости, чтобы поддерживать свою скорость в течение необходимых 4 мин. А в этом все дело.

Чтобы показать высокий результат, спортсмен должен быть подготовлен к быстрому темпу, и чем выше будет его подготовка, прежде чем он начнет соревноваться, тем больше состязаний он сможет выдержать и тем чаще будет улучшать свои результаты… Если он не подготовлен должным образом, его результаты не будут расти, а после одного-двух выступлений могут и ухудшиться. И именно для того, чтобы избежать этого, и написаны последующие главы.

Кроссовая тренировка.

Для всех моих учеников, в каком бы виде они ни выступали —на полмили, 1 милю, 6 миль или в марафоне, основным элементом является тренировка марафонского типа с целью привести себя в состояние физической подготовленности, которая позволяет выполнять в дальнейшем тренировку по индивидуальным планам. Все эти планы даются в деталях позднее, но, чтобы помочь вам понять, почему применяются различные тренировочные планы и каким образом они применяются, мы должны взять некоего гипотетического спортсмена и провести с ним цикл годичной тренировки, типичной для Новой Зеландии. Предположим, что он уже достаточно взрослый, однако до знакомства с нами тренировался мало или не имел опыта.

В Новой Зеландии сезон соревнований на дорожке начинается в октябре и продолжается приблизительно до конца марта. Вслед за ним наступает сезон кроссов, который заканчивается примерно за шесть недель до наступления следующего соревновательного сезона на дорожке. В этот период проводятся соревнования на шоссе, которые часто перекрывают начало соревновательного сезона на дорожке. В странах с более суровой зимой, чем в Новой Зеландии, спортивная деятельность в зимний период затруднена, поэтому бегунам, живущим в этих странах, нужно приспособить рекомендуемые планы применительно к своим условиям и требованиям. Но, поскольку погода никогда не была помехой для моих спортсменов, большие изменения не понадобятся, хотя, естественно, невозможно придерживаться в точности рекомендуемых мною планов в случае снежной зимы.

Начнем тренировку с нашим гипотетическим спортсменом с наступления сезона кроссов. В этом году ему придется много побегать. Марафонский тип тренировки включает в себя 100 миль еженедельного бега в течение 10 недель —всего 1000 миль; бег по холмам около 360 миль за 6 недель; бег на дорожке около 800.миль за 12 недель; бег по пересеченной местности около 800 миль за 16 недель; участие в соревнованиях на шоссе около 560 миль за 8 недель. Итого суммарно около 3520 миль в год. Такой объем бега выполняют как марафонцы, так и Снелл —бегун на полмили. Объем бега не зависит от того, какова длина соревновательной дистанции бегуна.

Когда член олимпийской команды Австралии в беге на 800 м. Тони Блю приехал в Новую Зеландию и услышал, что тренировочный миляж Снелла достигает такой высокой цифры, он изумился. Блю не бегал ранее более чем по 5 миль в день, тренируясь 5 дней в неделю. А это составляло в год только около 1300 миль. Для Блю было также неожиданностью узнать, что в начале соревновательного сезона на дорожке Снелл, между прочим, пробежал главный марафон сезона, заняв в нем 11-е место, с результатом 2 часа 40 мин., причем первые 20 миль он в тренировочных целях держался в группе лидеров. И лишь затем отстал. К чести Блю надо сказать, что он сразу увидел преимущества увеличения объема тренировочных дистанций.

Однако возвратимся к нашему подопытному и заведем с ним дневник, в котором он будет ежедневно отчитываться о своей тренировке. В результате в конце года бегун будет в состоянии проконтролировать свою работу и, если необходимо, изменить тренировочный план. Дневник никогда не лежит без дела и сберегает много времени в тренировке последующих лет.

Но вот наш бегун надевает часы и начинает изучать процедуру бега на длинные дистанции. Если он никогда до этого не бегал, он может начать с пятиминутной пробежки, а затем постепенно увеличивать ее время по мере того, как его мышцы будут становиться более рыхлыми, сильными и потеряют свою начальную скованность. Так будет продолжаться до тех пор, пока бегун не сможет в любое время совершить часовую пробежку и возвратиться назад достаточно свежим. Приобретение такого навыка постепенно, без каких-либо серьезных перенапряжений в значительной степени является делом самого бегуна, его здравого смысла и воли. Длина дистанции на этой ступени тренировки в расчет не принимается. Она ничего не значит. Бегун не стремится пробежать какую-либо определенную дистанцию. Учитывается лишь время, которое он может провести в беге. Скорость в беге на определенные Дистанции придет позднее. Сейчас же мы не должны заботиться о том, пробежит ли он 10 миль или только б в своей часовой тренировке. О причине, по которой мы считаем несущественной длину дистанции, мы расскажем позднее, когда наш спортсмен войдет в следующую фазу своей тренировки.

Как только наш бегун научится бегать до двух часов непрерывно, он уже будет готов к тому, чтобы начать более регулярную тренировку по плану. И тут мы введем его в кроссовый бег. Поскольку сейчас сезон кроссов и соревнования являются командными, мы построим его тренировочную программу так, чтобы он мог участвовать в соревнованиях каждую субботу, хотя, возможно, ему будет полезно и воздержаться от соревнований в этот период, если он занят изучением основ техники бега.

Тренировка никогда не является трудной, но соревнования могут быть трудными для начинающего бегуна. Позднее участие в еженедельных соревнованиях поможет ему устранить монотонность, которая может просочиться в его рабочую программу, в особенности это касается того, кто тренируется в одиночестве. Соревнования отлично морально подстегивают. Новичок, который тренируется в одиночестве, приходит на соревнования часто с мыслью, что он никакого прогресса не добился. Но вот он выступил в соревнованиях и убедился, что среди остальных он не выглядит слабым. И этот факт является хорошим стимулом в последующей работе.

Большинство соревнований на местности проводятся в Новой Зеландии на дистанции от 6 до 10 миль, и нашему ученику не нужно бежать в них очень быстро. У него еще не было какой-либо скоростной работы, и он начнет бег естественно, примерно в тренировочном темпе, что не принесет ему никакой усталости, как это может быть в случае скоростного бега или тренировки на скорость. Пробежки с учетом только времени нахождения в беге, которое мы принимаем за отправную точку, включают в себя бег на местности, шоссе, холмах, равнинах, чтобы приучить нашего ученика к всевозможным условиям бега и различному рельефу трассы. Ведь он не собирается быть таким бегуном, который может выступать только на хорошей дорожке и в ясную погоду. Он бегает и по мягкому грунту, и по грязи и слякоти, и по твердому асфальту. Он не обращает внимания ни на палящее солнце над головой, ни на проливной дождь, он просто выходит из дому и тренируется.

Бег по пересеченной местности никогда не следует вычеркивать из тренировочного плана. Спортсмен должен быть готов участвовать в этих соревнованиях, которые проходят в любых условиях. И тренироваться к ним он обязан, не избегая ничего. А когда бегун придет в состояние полной готовности, он начнет находить удовольствие в этих соревнованиях. Они не могут принести ему вреда. Для подготовленного бегуна есть элемент воодушевления и в том, что он бежит под проливным дождем, что он сегодня вечером тренируется.

Наконец, наш спортсмен останавливается на каком-ибудь соревновании по кроссу, где, как ему кажется, он сможет добиться серьезного успеха. И как только он это сделает, мы вовлечем его за 12 недель до данного соревнования в специальный соревновательный распорядок (см. главу «Тренировочные планы»). Основным принципом этого распорядка является применение равномерного бега в один день и быстрого бега на следующий день, причем темп пробежек постепенно возрастает, пока спортсмен не войдет в стадию шлифовки на последних шести неделях. Таким образом, максимум спортивной формы будет им достигнут очень быстро —и главным образом за счет включения в тренировку скоростной работы, которая сознательно не проводилась на более ранних ступенях тренировки. Другим основным моментом данной тренировки является то, что организм постепенно привыкает к тому, чем вы его нагружаете. Поэтому для бегуна важнее включать в занятия более короткие и более длинные отрезки, чем дистанция, на которой бегун собирается выступать, и проводить пробежки в более быстром темпе, чем тот темп, какой будет иметь место на соревнованиях, а также выполнять пробежки в условиях более трудных, чем те, которые ожидаются на соревнованиях.

Чтобы выяснить, насколько хорошо наш спортсмен подготовлен к соревнованию, в последние 6 недель тренировочного распорядка мы начнем проводить прикидки на время на дорожке, пересеченной местности или на шоссе. Однако бег на шоссе нужно применять лишь в том случае, когда дорожкой или пересеченной местностью воспользоваться невозможно. Предполагая, что наш ученик выбрал соревнование на 6 миль, мы устроим ему прикидку на 6 миль в 3/4 силы. Время по кругам засекать не будем. Допустим, бегун преодолеет 6 миль за 35 мин. Это неплохо. Однако в следующий раз он должен уже будет следить за равномерностью прохождения кругов дистанции, а также улучшить свой результат на 15 сек. Во время второй прикидки и во всех последующих мы будем отмечать результаты по кругам, так как это даст нам точную схему сильных сторон и слабостей бегуна. Бегун должен научиться владеть собой и распределять свои усилия во время бега равномерно. Точно гак же он должен приспособить свой темп бега, если время по кругам покажет, что он начинает медленно, а вторую половину дистанции бежит быстрее. Если спортсмен может улучшить результат прикидки, однако находит увеличение темпа трудным, ему нужно будет сконцентрироваться в тренировке на доводящих пробежках. Другими словами, мы используем метод прикидок на время в качестве координирующей фазы для всех дистанций и скоростной работы.

В своей кроссовой тренировке наш спортсмен должен много времени уделить и преодолению оград и других препятствий. Для этого требуется девяносто процентов уверенности и десять процентов сноровки. Когда легкоатлеты, не являясь от природы прыгунами или гимнастами, преодолевают препятствия только потому, что обладают необходимой уверенностью, это всегда вызывает мое восхищение. К сожалению, работой над преодолением препятствий часто в кроссовой тренировке пренебрегают. Слишком много бегунов совсем не вспоминают о препятствиях до тех пор, пока они на них не натолкнутся, но тогда уже слишком поздно. Они теряют драгоценное время и отчаянно сражаются за то, чтобы удержаться в группе соперников, с которыми они должны были бы бежать рядом без всякого-напряжения.

Есть много способов преодоления препятствий, но если вы не прыгун, то наиболее безопасным способом будет опорный прыжок. Опасность падения и травмы в этом случае будет значительно меньшей, чем в безопорном прыжке или в неразученном барьерном перешагивании. Если вы положили на препятствие одну или две руки, то, по крайней мере, знаете, где вы находитесь.

Препятствия часто изводили меня в те годы, когда я выступал в кроссах. Но скоро я осознал невыгодность ситуации, в которой я был вынужден бороться, и приучил себя после бега возвращаться на трассу и изучать препятствия до тех пор, пока не «справлялся» с ними быстро и безопасно. С той поры, как я поставил это дело под контроль, мой подход к соревнованиям в целом был менее напряженным и более уверенным. Я знал теперь, что у меня не будет трудностей в забеге, когда на пути встретится препятствие.

Бег к вершинам мастерства

Барри Мэги преодолевает препятствие наиболее безопасным способом. Применяя его, можно перепрыгнуть и через более высокое препятствие.

Бег на пересеченной местности особенно хорош для бегуна силового типа, о котором я упоминал ранее. Такой бегун научится во время бега расслабляться и легче перенесет условия, которые испытает. Он быстро перестанет видеть в пересеченной местности врага и найдет в ней друга. А как только это случится, он начнет получать удовольствие от кросса и начнет извлекать пользу от одного из наиболее результативных средств физической подготовки.

Когда до соревнований нашего спортсмена останется десять дней, мы ослабим тренировочные усилия и начнем копить силы и скорость, которые мы уже заложили в него. Оставим мы место и для внутренней подготовки самого бегуна, для подготовки его физических и духовных сил к Предстоящей концентрации на соревновании.

Во время подготовки к соревнованиям нужно учесть много факторов. Одним из наиболее важных является выбор беговых туфель, подходящих к трассе. На первый взгляд это выглядит малозначительным, однако слишком много спортсменов с легким сердцем выходили на неизвестную трассу в шиповках или легких тапочках и обнаруживали, что какой-то участок проходит по шоссе и нет травы на обочине.

Тот, кто имеет малый опыт участия в соревнованиях, может испортить свое выступление и из-за нервозности. Этот недостаток спортсмен обязан преодолеть сам, хотя тренер и в состоянии облегчить ему данную задачу. Регулярное участие в соревнованиях постепенно превращает нервозность в уверенность. И, возможно, начинающего бегуна успокоит мысль, что даже чемпионы испытывали точно такую же предстартовую дрожь в начале своей спортивной карьеры и довольно часто в течение ее.

К началу соревнований спортсмен должен знать свои собственные возможности, должен знать трассу, должен чувствовать за собой добросовестную тренировку и бежать соответственно этому. Поскольку он еще новичок, ему нужно твердо удерживать себя от искушения вступить в борьбу с местным чемпионом на первой полмили дистанции. Пусть тот уходит вперед. Идеальный темп начала бега —это такой темп, при котором новичок знает, что сможет выдержать его до конца.

Конечно, на дистанции спортсмены обязательно будут совершать быстрые рывки с целью оторваться друг от друга, но мы хорошенько позаботимся о том, чтобы наш ученик не ввязывался в такого сорта «бег-резню», ибо наш ученик здесь будет одним из тех, кого «зарежут» в, первую очередь. Если он «прошлепает» всю дистанцию в наиболее удобном для себя темпе и у финиша обнаружит, что он еще полон сил, ну что же, тогда, во всяком случае, мы оставим ему эти силы нетронутыми. И, хотя такой финиш, возможно, принесет ему лишь одно из последних мест, все равно всегда лучше финишировать далеко от, лидера, чем не финишировать вовсе.

Еще одно предупреждение. Не ложитесь спать слишком рано. Бегуны нервозного типа норовят быть настолько добросовестными, что залезают в постель накануне соревнований значительно раньше, чем организм устанет. В результате они проводят ночь в беспокойстве, ворочаясь с боку на бок. К рассвету бегуны преодолевают дистанцию в своем воспаленном мозгу раз двадцать. Наш ученик, если он не чувствует себя уставшим, идет накануне соревнований в театр или занимается каким-либо делом, не требующим большой затраты энергии, но ни в коем случае не томится от безделья. Когда же мысль о сне становится для него приятной, он ложится в постель и спит, не думая о завтрашних соревнованиях. А утром поднимается свежим и отдохнувшим.

Конечно, после тренировки, которая предусмотрена моими планами, спортсмен может выступить и неудачно. Но объяснение этому будет лежать не в физиологических причинах, а в моральных факторах, поэтому небольшие замечания, сделанные мною выше, достойны самого пристального внимания.

Ну, а когда соревнования позади? Если спортсмен не оправдал ожиданий, ему нужно серьезно проанализировать всю свою тренировку и сами соревнования, чтобы выяснить причину неудачи. При этом не следует искать «уважительных причин». Если кто-то побьет вас, признайте это, но в то же время ищите причины, почему вы не выступили так, как думали, почему ваша уверенность в том, что вы способны пробежать дистанцию определенным образом, не оправдалась.

Возможно, обстоятельства сложатся так, что вам не удастся добиться желаемого. Вспомним, что бегуну силового типа, даже если он тренируется по грязи и слякоти, нелегко бежать по мягкому грунту. И если его оппонентом является бегун махового типа, силовик будет в невыгодном положении, и это обстоятельство может изменить соотношение сил. Например, Бейли, типичный силовик, широкоплечий, с мощной грудью, грузный, был выдающимся шоссейником. Однако многие из тех, которых он побеждал на шоссе, легко расправлялись с ним, когда соревнования проходили по грязной трассе, так как в этом случае они могли двигаться более свободно и легко.

Наш спортсмен, конечно, внимательно проанализирует, свое выступление в соревновании… Но мы сразу же предупредим его об одной существенной вещи, которая не зависит от того, придет ли он первым или последним; Он тренировался и выступал в соревнованиях в целях подготовки к сезону на дорожке, и это позволит ему быть в хорошем состоянии в течение предстоящих месяцев. А теперь он, безусловно, захочет поддержать свою готовность для будущих соревнований по кроссу и для последующих состязаний на дорожке, поэтому мы продолжим тренировку, но будем чередовать в ней лишь бег трусцой и повторную работу, используя в качестве образца последние две или три недели приведенного распорядка.

Последействие первых крупных соревнований должно быть внимательно прослежено… Норма отдыха от основной нагрузки зависит от индивидуальных качеств. Спортсмен может чувствовать себя утомленным один день, два, неделю, но до тех пор, пока он полностью не восстановит своих сил, ему следует избегать работы на скорость.

Бег на шоссе.

Зимний сезон кроссов в Новой Зеландии переходит в сезон соревнований на шоссе, который начинается с соревнований на 3 мили и затем постепенно, в течение трех месяцев, включает в себя все более длинные дистанции, вплоть до модифицированного марафонского пробега на 15 миль. Заканчивается сезон соревнований на шоссе обычно тогда, когда сезон соревнований на дорожке уже официально открыт.

Спортсмен, который регулярно выступал в сезоне кроссов, должен быть идеально подготовлен для цикла соревнований на шоссе. Однако если его главный интерес лежит в последующем сезоне соревнований на дорожке, ему нужно ограничиться первыми шестью неделями шоссейного сезона, после чего он начинает физическую подготовку к сезону соревнований на дорожке. Марафонец должен пройти полностью весь сезон соревнований на шоссе.

Подготовленный бегун подводит себя к шоссейным соревнованиям, используя последние шесть недель тренировочного распорядка для бегунов на 2 мили на дорожке (см. главу «Тренировочные планы»). Соревнования на шоссе, содержащие в себе элемент скоростного бега, покажутся бегуну непривычными. После бега в переменном темпе по холмам и болотам спортсмена ожидает резкая смена условий бега. Если переменный темп в кроссе давал время от времени возможность «передышки» органам дыхания, то теперь, в беге на шоссе, где всю дистанцию поддерживается ровный и энергичный темп, таких передышек нет. Поэтому бег на шоссе может стать очень напряженным даже для хорошо подготовленного спортсмена, если он избрал для себя только легкий вид тренировки. А тяжелая тренировка предъявляет к подготовленности спортсмена гораздо большие требования.

Тренировка по-прежнему должна проводиться на разном грунте. Тот, кто всегда следует этому принципу, не будет страдать от болезней ног, если к тому же обзаведется туфлями на толстой резиновой подошве. Обычные теннисные туфли не годятся, потому что они не предохраняют ступни от постоянных ударов о шоссе, вследствие которых можно повредить суставы.

В качестве иллюстрации к тому, что такое удобные туфли и сколько времени можно в них бегать, если они кажутся вам удобными, приведу случай с победителем Британских игр 1950 г. в марафоне Джимом Холденом.

Я впервые встретился с Холденом, когда мы в Новой Зеландии были еще почти новичками в марафоне. Мы, новозеландцы, часто «топали» по дороге вокруг Окленда под палящим солнцем, и нам нередко попадался на глаза этот парень, прохлаждающийся в Геймз Виллидж. Когда мы узнали, что это Холден, мы обратились к нему насчет его тренировочных планов. Он сказал нам радостно, что закончил свою тренировку еще до отъезда из Англии и что, кроме трусцы по дорожке, здесь не имеет смысла заниматься чем-либо еще, тем более в дневную жару. Все же мы тогда «отбарабанили» 15 миль или около этого.

Холден, конечно, мог обнаружить на словах здравый смысл, однако мы знали, что он сошел с дистанции во время олимпийского марафона 1948 г. в Лондоне из-за того, что его разбитые старые туфли натерли ему ноги. Тем не менее он взял с собой ту же пару туфель и на Британские игры. Эта история закончилась тем, что на половине дороги он снял туфли, выбросил их и закончил бег босиком. По этому случаю к его победе заметно примешивалась гордость стоика, но, насколько я понимаю, все это никак не может иметь отношения к тому, что мы называем здравым смыслом. Конечно, все мы имеем слабости, особенно по части удобных старых туфель, которые мы стремимся взять с собой на тренировку и даже надеть на соревнования, однако в конце концов всему есть предел.

Шоссейный сезон в Новой Зеландии проходит в теплую погоду и является хорошим коллективным мероприятием. В это время проводится множество эстафет, которые сплачивают спортсменов и смешивают «звезды» с другими участниками. Этот период подготовки наиболее радостный и увлекательный в году.

Формирование эстафетной команды дает новую возможность изучения типов спортсменов и их приспособленности к различной трассе бега. Для бега на этап под гору опытный капитан поставит марафонца. На этап, где бег проходит в гору, он выберет того, кто тренируется на холмах, или же силовика с коротким, частым шагом. Легкого, длинноногого бегуна он оставит на равнине, зная, что он сможет управиться с маленьким уклоном, не теряя скорости, но что работа, сопряженная с глубоким отталкиванием, будет для него трудна.

Конечно, из общего правила всегда бывают исключения, поэтому нужна внимательная расстановка сил, чтобы сколотить команду наилучшим образом и использовать каждого ее члена наиболее эффективно.

Курс на дорожку стадиона.

Наконец, мы вступаем в сезон соревнований на дорожке, который начинается в Новой Зеландии в октябре, и наш ученик превращается в марафонца. Мы заставили его бегать в тренировке по 100 миль в неделю. Такая цифра, сколь бы устрашающей она ни казалась, доступна любому спортсмену, однако подойти к ней нужно правильно. 100 миль еженедельного миляжа —это не соревновательный бег, а бег в ровном, умеренном темпе, на первых порах очень свободном.

Перед началом тренировки на дорожке стадиона мы порекомендуем нашему спортсмену пройти медицинское обследование. При этом у нас совсем нет опасений, что марафонская тренировка может причинить какой-либо вред бегуну, который приступает к ней с нормальным здоровым сердцем. Однако, если в работе сердца имеются отклонения, бегун может причинить себе неприятности. Ревматическая лихорадка и другие расстройства могут привести организм к такому состоянию, когда марафонская тренировка нежелательна. Поэтому нужно обязательно пройти медицинскую проверку и быть уверенным в безвредности тренировочной работы.

Когда я в 1958 г. решил возобновить тренировку, чтобы помочь Пакетту в марафонской подготовке, я принял меры предосторожности и обратился к врачу. Я не собирался лезть на рожон, хотя был вполне уверен, что мое сердце в порядке. Совершенно незачем проявлять безрассудство и пренебрегать своим здоровьем. Все, кто заявлен на участие в соревнованиях по марафону, обязаны получить медицинское свидетельство, удостоверяющее их здоровье. Эта мера является разумной охраной здоровья спортсмена и чести легкой атлетики.

Когда наш бегун научится проходить свои 100 миль в неделю без напряжения, мы не обескуражим его новым увеличением длины миляжа. Это ничего не добавит к его подготовленности. Однако он должен постепенно: увеличивать темп своих пробежек. Здесь, в отличие от ранней стадии подготовки в кроссах, время пробежки ничего не значит, но длина значит многое. Правда, по мере возрастания темпа время пробежки обретает некоторую ценность, поскольку позволяет сравнивать его с тем результатом, который ожидается от спортсмена в соревнованиях, однако и на этой ступени подготовки длина дистанции остается определяющим фактором. Марафонская тренировка продолжается до тех пор, пока до первого соревнования, к которому готовится наш бегун, не останется восемнадцать недель.

Идея простого недельного тренировочного распорядка с миляжем в 100 миль (см. главу «Тренировочные планы») заключается в том, чтобы выполнять попеременно быстрые и медленные пробежки. Не представляют ценности две быстрые пробежки, следующие одна за другой. После длительной или тяжелой пробежки мы устраиваем короткую или легкую, чтобы дать возможность организму отдохнуть и «усвоить» предыдущую пробежку.

Полагая, что наш ученик может пробежать марафонскую дистанцию 26 миль 385 ярдов что-нибудь в пределах 3 час., мы устанавливаем его средний темп равным примерно 7 мин. на 1 милю. Для тренировки в беге на 10 миль его беговой темп будет уже 1 миля за 6 мин. 15 сек., в силы —за 6 мин. 30 сек., в силы —за 7 мин. Ударение ставится здесь, как и во всякой работе по плану, на степени усилия, а не на темпе бега, который совершенно отличается от степени усилия. Таблица усилий в беге приводится в специальной главе.

В описываемый период марафонской тренировки для бегуна существенно важно потреблять большое количество соли с пищей. Если он почувствует себя утомленным после долгой пробежки, мы тотчас дадим ему соленое питье с глюкозой, лучше вместе с небольшой дозой сердечного, но отнюдь не фруктовый сок.

Когда я сам был марафонцем, мне всегда после бега чего-то хотелось, однако я не понимал, чего именно, пока не попробовал соль, которая насытила жажду моего организма. Подобно мне, наш ученик узнает про свой организм в этот период нечто такое, чего он раньше не знал, потому что сейчас он впервые вводит его в настоящую мужскую работу, и его организм будет довольно остро реагировать на нее, пытаясь справиться с требованиями, которые к нему предъявляются. Наш ученик узнает, например, что определенную пищу, особенно содержащую крахмал и жиры, он не сможет употреблять после своих пробежек.

Усталость, испытываемая бегуном после пробежек, не должна быть основанием для беспокойства, и из-за нее не следует пропускать тот или иной день тренировки. Бегун, правда, может быть вынужден на протяжении нескольких занятий бежать в более медленном темпе, однако спустя неделю он почувствует пользу от таких утомляющих напряжений, которая выразится в приливе новых сил. Нет другого вида спорта, в котором прогресс был бы столь хорошо заметен. Когда в самом начале марафонской тренировки по моим планам Халберг и Мэги стали интенсивно сбрасывать секунды со своих лучших результатов, это было демонстрацией поразительной выгоды тренировки на выносливость для уже довольно хорошо подготовленных бегунов. Марафонская система тренировки настраивает на работу весь организм в целом. Это можно легко проверить по показаниям частоты пульса. Я убедился, что марафонская тренировка за три месяца приводит пульс от нормальных 68 ударов к 45. Все спортсмены, у меня тренировавшиеся, имели частоту пульса около 45 ударов в минуту, а Снелл преспокойно трудился, имея свои невероятные 38 ударов в минуту. После нагрузки сердце бегуна восстанавливает свой медленный ритм очень быстро.

Все это очень просто объясняется, поскольку марафонская тренировка улучшает общее состояние организма, вены и артерии становятся более эластичными и облегчают работу сердца, так как оно перекачивает кровь через более широкие каналы. Лишний жир сбрасывается, и внутренние органы выполняют основную работу с большей эффективностью. Молочная кислота превращается в гликоген значительно быстрее, а красные тельца крови умножаются. Мышцы становятся более сильными и эластичными. Емкость легких возрастает, сердце, работающее уже более легко, становится несколько больше. Все это уменьшает степень действительных усилий, требуемых от различных органов во время длительного бега.

Мы ободрим нашего ученика, дав ему тест пульса, как дальнейшее свидетельство роста его подготовленности. Пульс не нужно измерять утром при пробуждении. Частота пульса в эти часы всегда занижена из-за долгого отдыха, и поэтому результат замера не будет правильно расшифрован. Мы измеряем пульс непосредственно перед тренировкой, после того, как спортсмен полежит несколько минут в покое.

Воздействие марафонской тренировки простирается на организм почти неограниченно. Впервые пробежать 20 миль —это большой труд, однако в последующие годы трудности в том, чтобы снова вернуться к этой пробежке, даже при сравнительно легкой тренировке не будет. Другими словами, чтобы усвоить марафонскую тренировку и свободно оперировать ею, вы должны проделать тяжелую работу лишь однажды. Позднее дело, конечно, не пойдет как по маслу, однако вы будете считать бег настолько более легким занятием, что он вовсе не будет напоминать вам работу.

На первых порах марафонской тренировки большинство спортсменов страдает от усталости мышц, Затруднительное дыхание в течение двух-трех часов бега утомляет мышцы живота, помогающие контролировать глубину дыхания. Мышцы бедра, работающие на подъём ноги, также чрезвычайно утомляются. Возможно появление скованности и вокруг коленей, поскольку здесь сходятся многие мышцы и связки, на которые постоянным движением и усилиями накладывается большое напряжение.

Однако не следует очень беспокоиться об этом. Природа обязательно закалит ваши мышцы. Возможно, вы испытывали чувство негнущейся поясницы после работы с лопатой в саду, и вы, вероятно, знаете, как быстро наступает избавление от этого чувства, когда работа продолжается. Также и во время марафонской тренировки бегун в любую погоду должен быть на улице два или три часа. Если он находится в движении, не останавливается и не мерзнет, он не причинит себе никакого вреда. Очень важно только постоянно сохранять тепло тела. При беге в ненастье для сохранения тепла можно надеть прорезиненный плащ-накидку, а в холодную погоду натереться вниз от талии оливковым маслом.

Погода не может быть оправданием для пропуска тренировки. Я не думаю, конечно, что человек будет тренироваться во время нью-йоркского бурана или в разгар австралийской жары, но вообще плохая погода не должна удерживать его дома. Тренировка в любую погоду увеличивает сопротивляемость организма заболеваниям. Я уже многие годы не знаю, что такое простуда, хотя тренировался и под зимним, холодным дождем. Я развил в себе иммунитет, благодаря которому могу работать среди людей, болеющих гриппом, так как знаю наверняка, что не заражусь от них. Пока вы соблюдаете правило всегда быть в тепле и избегать охлаждения тела после бега, вы никогда нё будете подвержены этому распространенному заболеванию. Поэтому не пропускайте тренировок ни из-за усталости отдельных мышц, ни из-за скованности движений, ни из-за плохой погоды.

Помните, что важно тренироваться регулярно и постепенно. И если вы следуете этому правилу, то скоро обнаружите, что без каких-либо явных усилий вы стали продвигаться к цели быстрее. Дело не в том, чтобы попытаться достигнуть исключительно быстрого прогресса. Вы будете прогрессировать естественно, причем заметно быстро и без сознательных усилий, по мере того, как весь ваш организм будет настраиваться на длительный бег.

Бег по холмам.

План марафонской тренировки предназначен исключительно для того, чтобы позволить бегуну подготовиться к темповой и скоростной тренировке, которая проводится в течение 18 недель перед намеченным соревнованием. Тренировка марафонского типа дает бегуну способность пробегать длинные дистанции легко, однако, прежде чем он выйдет на дорожку стадиона с намерением выдержать быстрый темп бега, ему следует осуществить план шлифующей работы. На протяжении 6 недель мы будем специально готовить бегуна к дебюту на дорожке. Данный период подготовки включает в себя дальнейший, однако существенно отличный от прежнего, процесс развития выносливости, скомбинированный с мышечным расслаблением. Это наиболее трудная часть всего тренировочного плана.

Для тренировки мы подыщем нашему ученику холм достаточно крутой, с длиной склона около полмили, с ровной площадкой в четверть мили на вершине и с такой же площадкой у основания. На этом холме бегун и будет тренироваться 6 недель подряд, причем каждому занятию будет предшествовать легкий, разминочный бег на 2 мили.

Пружинистым шагом на носках спортсмен будет вбегать на холм, подчеркивая при беге поднимание коленей и полностью расслабляясь вверх от талии. Акцент здесь делается больше на спринтерскую технику, нежели на скорость бега.

440-ярдовая площадка на вершине холма предназначена для бега трусцой на полмили. Этот бег явится периодом отдыха перед второй фазой тренировки, во время которой спортсмен быстро побежит вниз по холму широким шагом, полностью расслабляясь и свободно работая руками.

Внизу на равнине у основания холма бегун выполнит несколько серий резких спринтерских пробежек, скажем 3X220 ярдов в первую серию, 6x50 ярдов во вторую серию и затем еще 220 и 50 ярдов попеременно. В каждом занятии бегун будет преодолевать холм туда и обратно четыре раза. В это время бегун прекрасно поймет, что я имею в виду, когда считаю эту часть работы самой тяжелой в сравнении с уже сделанной им ранее и с той, какую ему придется выполнять в дальнейшем.

В чем же ценность этой напряженной тренировки? Пружинистый бег вверх по холму учит расслаблению, способствует развитию чувства равновесия и, что самое главное, «вводит» ноги в работу, гораздо более трудную, чем при любом другом виде тренировки. Это увеличивает степень и без того уже хорошо развитой эластичности мышц и делает обычный шаг пружинистым. Последнее обстоятельство, кстати, не обязательно увеличивает длину шага, оно позволяет лишь выполнять нормальный шаг более легко.

Работа на вершине холма является своеобразным отдыхом после тяжелой, тяговой работы на подъеме.

Бег под гору заставляет бегуна растянуть свой шаг. Такой бег будет и весьма эффективным упражнением для мышц живота. Он дает возможность бегуну осознать, насколько необходимой является эластичность мышц, и в то же время увеличит силу этих мышц. Если они развиты достаточно (я привожу некоторые простые упражнения для их развития позже), то бег под гору не будет для них чрезмерным напряжением и не нужно будет опасаться колотья в боку, которое поражает бегуна при скоростной работе под гору.

Скоростная работа на равнине у основания холма имеет целью предварительную шлифовку организма, чтобы во время тренировки на дорожке можно было планировать достаточно быстрое пробегание отрезков. Однако на данном этапе подготовки эта работа сознательно ограничивается, так как ускорять стадию шлифовки в настоящий момент нежелательно.

Если вы подсчитаете общий объем бега в занятии (включая разминку), вы увидите, что спортсмен пробегает ежедневно 10 миль. Поскольку это его дневная норма, то значит, что он по-прежнему получает хорошую дозу миляжа. Однако теперь работа более ответственная и более тяжелая. Очень важно, чтобы спортсмен выполнял все элементы тренировки исключительно добросовестно. Тот, кто просто взбегает на холм в соревновательном темпе, как многие склонны это делать, полностью лишается желаемого воздействия на организм. Это не соревнование, не пробежка, а очень нужное и в то же время трудное упражнение.

Конечно, бег по холмам во всех его вариантах ужасающе труден. Но он в то же время является и кратчайшим путем к прогрессу на дорожке. Да, это тяжелая работа, однако другой путь добиться желаемого привел бы к работе почти такой же тяжелой, но в течение более длительного времени. А награда за труд обязательно придет, когда спортсмен выйдет на дорожку и увидит, что он может пробегать отрезки весьма быстро и без большого усилия. И что всего лишь шесть недель назад он этого делать не мог: Поэтому, хотя эта глава одна из самых коротких в книге, ее не следует проскакивать, слишком резво. Период, о котором она повествует, тоже один из самых коротких в тренировочной программе, но ведь он и один из самых важных.

Скоростная тренировка.

Наконец шестинедельная тренировка по холмам полностью закончена, и наш бегун чувствует себя так же хорошо подготовленным психологически, как и физически.

Принявший хорошую дозу тяжелой работы, он теперь страстно жаждет выйти на дорожку. Это дает ему определенное преимущество перед теми бегунами, которые уже участвуют в тяжелых состязаниях. Ведь тот, кто рано начал выступать в соревнованиях, уже выступает на данной стадии сезона достаточно долго, чтобы лишиться своего начального энтузиазма.

Наш ученик психологически взвинчен, и мы будем внимательно наблюдать за его состоянием. Он может быть увлечен стремлением бежать наиболее быстро, чем когда-либо раньше. Его настроение таково, что ощущение дорожки под ногами толкает его на исключительно быстрый бег. Однако наши первые шесть недель работы на дорожке, включая уже быстрый бег, будут удерживать его резвость. Бегун все еще остается под контролем, хотя уже и тренируется со скоростями, которые он может выдерживать на соревновательной дистанции и которые достаточно велики, чтобы в конце занятия он мог осознать, что действительно поработал. Это очень деликатный баланс, но существенно необходимый, потому что наш бегун по-прежнему планирует свою тренировку так, чтобы быть в наилучшем состоянии ко времени состязания, которое он хочет выиграть.

Здесь мы снова чередуем скоростную работу с работой в умеренном темпе, включая в занятия пробежки на дистанции как более, так и менее длинные, чем длина дистанции соревнования. Если же спортсмен пробегает на тренировке свою соревновательную дистанцию, он делает это в более низком темпе, чем тот, в котором он собирается бежать в день соревнования. В занятия включаются комбинации повторного бега на дистанции от 220 до 880 ярдов, а также пробежки в равномерном темпе на 2, 3 и 6 миль. Этот этап подготовки включает в себя и бег 20X440 ярдов.

Важным моментом является поддержание степени усилий, предусмотренных планом. Ничего хорошего нет в том, что бегун выходит на дорожку с мыслью пробежать свои тренировочные отрезки значительно быстрее, чем предусмотрено. Он должен работать согласно таблице усилий, которую мы предлагаем в следующей главе, иначе он рискует, в конечном счете, промахнуться. Если бегун чувствует, что темп слишком слабый для него или, наоборот, слишком сильный, он должен хорошенько подумать, прежде чем изменить степень усилий, указанных в таблице. В этом случае ему придется делать изменения во всей тренировочной программе, так как можно здорово оконфузиться, если внести поправки лишь в некоторые части тренировочного распорядка. Ведь тренировочный план должен быть хорошо сбалансированным.

Первые шесть недель тренировки на дорожке стадиона в основном подводят спортсмена к соревнованиям, которые лежат внутри следующих шести недель. В это время в занятия включаются различные «доводящие средства», например повторные спринтерские пробежки на 50 ярдов. Это не обычные повторения типа бросок-остановка, которые выполняет большинство легкоатлетов. Бегун попеременно размечает 440-ярдовую дорожку на четыре отрезка по 50 ярдов и четыре отрезка по 60 ярдов. На 50 ярдах он бежит в полную силу, а затем на 60 ярдах «парит» вплоть до следующих 50 ярдов. В промежутках между спринтерскими пробежками бегун не останавливается. Он просто перестает отталкиваться и совершает бег по инерции от одного спринтерского отрезка до другого. Это не дает ему полной передышки, но так необходимо для лучшей его подготовки.

На дистанциях 2 или 3 мили спортсмен «усваивает» тактику бега с ее быстрой сменой темпа и внезапными ускорениями.

Итак, наш спортсмен входит в заключительные шесть недель тренировки на дорожке. Сразу же постараемся предотвратить глубокое разочарование, которое может его постигнуть, если он на первых соревнованиях покажет не такие хорошие результаты, как бегуны, которые уже выступали в соревнованиях ранее. Поскольку наш ученик сознательно сдерживал себя, чтобы избежать слишком раннего достижения максимальной спортивной формы, он может быть и не в состоянии сразу же встать на одну доску с сильнейшими противниками. Но он должен быть уверен, что всякий недостаток в скорости —явление в начале сезона временное. И, когда тренировка бегуна будет завершена, результаты его улучшатся, и он будет значительно сильнее, чем когда-либо прежде.

Завершающие шесть недель тренировочной программы содержат в себе основной план более ранних периодов подготовки, который служит для установления точного соотношения между быстрыми повторными пробежками и бегом в равномерном темпе, т. е. для координации скоростной работы и работы на выносливость, что необходимо для того, чтобы бегун мог поддерживать ровный быстрый темп на дистанции соревнования.

До сих пор мы сдерживали стремление спортсмена к быстрому бегу. Несмотря на то, что бегун достиг такого высокого уровня физической подготовленности, что ему было бы нетрудно достигнуть хорошей спортивной формы, мы вменяли ему в обязанность подавлять всякий позыв проверить, каков он в скоростном беге. Теперь, однако, начинается этап настоящей выработки скоростных качеств, и мы можем дополнить тренировочную программу пробежками на отрезки более и менее длинные, чем дистанция соревнования, к которому бегун готовится. В этот период подготовки большая «доводящая работа» на коротких отрезках проводится наряду с прикидками на время, которые снова органически входят в тренировку. Как и при кроссовой подготовке, они помогут бегуну вскрыть и ликвидировать имеющиеся слабости в беге. Эти прикидки являются последними координирующими пробежками, в которых скорость и выносливость в условиях настоящей проверки выступают как одно целое. На прикидках, между прочим, бегуну совершенно необязательно показывать свой наилучший результат, бегун просто проводит серию пробежек, в которых постепенно улучшает результат на дистанции, к которой готовится.

Допустим, например, что наш ученик тренируется к бегу на 3 мили. Он засекает время на этой дистанции, проходя ее в 3/4 силы, не заботясь о времени по кругам. Эта прикидка дает бегуну основу для дальнейшей работы. В последующих прикидках его целью будет постепенное улучшение показанного времени. Теперь он уже будет засекать и время по кругам. Однако он не будет стараться побить мировые рекорды, потому что чем больше секунд он «смахнет» в каждой удачной прикидке, тем труднее для него будет улучшить результат в следующей пробежке. Бегун стремится к результату, который ожидает показать в соревновании, но отнюдь не к тому результату, который лежит вне пределов его способности, и важно поэтому, чтобы улучшение результата проходило постепенно, от прикидки к прикидке.

Предположим, что бегун контрольный бег на 3 мили закончил с результатом 15 мин. На соревновании же бегун рассчитывает «выбежать» из 14 мин. Поэтому в течение шести прикидок он постепенно (в каждой пробежке —на 10 сек.) улучшает результат, неизменно контролируя во время бега чувство темпа. Здесь не нужно бежать сломя голову. Это можно делать в соревнованиях, если, конечно, бегун будет способен на это. Однако мы должны подвести бегуна к соревнованиям, в состоянии, при котором он бы знал, что в любом случае он может бежать в хорошем темпе.

Важно не бежать на прикидках слишком быстро. Гораздо лучше бежать немного медленнее, чем в предстоящем состязании. И если перед каждой прикидкой время по кругам планируется, то его следует придерживаться.

Теперь рассмотрим воздействие прикидок на бегуна с хорошей природной быстротой (А) и на бегуна, обладающего отличной выносливостью (Б), которые предварительную тренировку прошли вместе и, в сущности, являются бегунами одного класса. В период прикидок бегун А вначале будет испытывать трудности, так как ему придется сдерживать себя, в то время как бегун Б найдет темп бега немного напряженным. Позднее они поменяются ролями, и особенно это будет касаться бегуна А;

Бегун Б будет чувствовать себя почти так же, как и прежде, потому что его выносливость будет ему отличной опорой, но бегун А начнет ощущать напряжение. Однако координирующий этап подготовки окажет на бегунов свое положительное воздействие, и ранние трудности сослужат пользу обоим в последующих пробежках. Это может выглядеть несколько непонятным, но, если вы будете тренироваться и изучите ваши реакции на нагрузки в этот период подготовки, вы хорошо поймете, что я имею в виду. Усилие, вложенное в одну прикидку, будет сказываться в облегчении усилия, требуемого для достижения слегка более высокого результата в следующей прикидке. Сдержанность не повредит бегуну А, а некоторое подстегивание не помешает его товарищу Б.

Время по кругам, зафиксированное по ходу прикидок, может указывать на то, что спортсмен пробегает первые круги слишком быстро, а на финише сдает и в результате не в состоянии выполнить намеченного плана. Это означает, что бегуну нужно совершить еще несколько пробежек в дополнение к обычной программе. Короче говоря, ему нужно больше прикидок на время. Если время по кругам достаточно ровное, этого делать не нужно. Нужно лишь продолжать тренироваться с подходящим объемом скоростной работы, планируя ровное пробегание кругов и при более высоком темпе бега.

В течение последних шести недель подготовки на дорожке стадиона необходимо дважды в неделю участвовать в соревнованиях. Во время клубных встреч в середине каждой недели бегуну на средние и длинные дистанции нужно участвовать в спринтерских видах и, по крайней мере, в одном соревновании на среднюю дистанцию. Всегда стремитесь проводить это последнее соревнование в ровном темпе и не тревожьтесь за результат. Победа здесь не важна.

В конце недели пробегайте дистанцию короче или длиннее соревновательной. Вы почувствуете реакцию организма на предшествующее соревнование в середине недели и на основании этой реакции решите, какого рода следующее соревнование вам необходимо. Если бегун на 3 мили выступает на дистанции 1 миля и находит темп бега слишком быстрым, ему на следующей неделе нужно пробежать 880 ярдов или снова 1 милю. Если он обнаружит, что бег на 1 милю не стал достаточной проверкой его сил, ему нужно на следующей неделе опять пробежать 1 милю или более длинную дистанцию.

Последние десять дней перед ответственным соревнованием —существенный момент —накопления энергии и обеспечения организму отдыха от напряженной работы. Спортсмен прекращает интенсивную тренировку. Все, что нужно теперь, — это одно соревнование в неделю на дистанцию короче основной и, возможно, бег на четверть мили за три или четыре дня до большого состязания. Тренировка в последние десять дней должна проводиться в достаточно ровном темпе.

Заключительное соревнование или прикидка на время за десять дней до большого состязания являются окончательной проверкой готовности спортсмена. К этому соревнованию нужно отнестись внимательно, однако, что бы оно ни показало, необходимо помнить, что период отдыха в последующие десять дней дает весьма существенное улучшение состояния организма спортсмена и оказывает заметное воздействие на него в день ответственного состязания.

Как уже было упомянуто раньше, план является только гидом в тренировке. Поэтому хорошенько поразмыслите в последние шесть недель подготовки над выбором соревнований и объемом скоростной работы. Неправильно следовать букве программы, если результаты не те, что ожидались. Объем работы может быть слегка уменьшен или увеличен, но только спортсмену и его тренеру принадлежит здесь решающее слово.

Канвой плана является мысль о том, что спортсмену для победы в большом состязании нужно быть подготовленным к быстрому бегу. А чтобы получить беговую готовность, он должен много выступать в соревнованиях. Без способности «выносить» соревнования он быстро завянет и его начнет тошнить при виде беговой дорожки. Польза от всей предшествующей напряженной подготовительной работы по-настоящему будет оценена в заключительные шесть недель скоростной работы, а также в последующий период, где она будет фундаментом, на котором спортсмен построит свою наивысшую спортивную форму.

Двенадцатинедельная тренировочная программа может быть разработана для любого спортсмена, при условии что она составляется назад от дня ответственного соревнования и принимаются в расчет начальные шесть недель подготовки (где интервальный бег чередуется с длительным бегом), шесть недель прикидок на время и соревнований и заключительные «легкие» десять дней перед ответственным состязанием.

Можно уже было убедиться, что данная система тренировки содержит в себе постепенное увеличение интенсивности по мере приближения дня ответственных соревнований и подразумевает быструю работу в умеренно-быстром темпе.

Если мои тренировочные планы покажутся слишком категоричными и сдерживающими инициативу бегунов, я должен буду отклонить критику на том основании, что иметь какой-либо план лучше, чем не иметь никакого. К тому же эта тренировочная программа была проверена лучшими бегунами мира.

Максимум спортивной формы, достигнутый ко дню ответствённого соревнования, можно достаточно легко поддерживать и в дальнейшем, если, конечно, бегун целиком «прошел» весь подготовительный период. Сначала бегун дает возможность организму отдохнуть от напряженного состязания, бегая трусцой. Это в зависимости от индивидуальных качеств бегуна займет от одного до пяти дней. Затем бегун в течение периода дальнейших соревнований будет через день чередовать бег трусцой и повторную работу.

Это —все, что требуется для поддержания высшей готовности и «беговой свежести», которые будут опорой спортсмену на протяжении остальной части соревновательного сезона, если он будет соревноваться регулярно. А он, и в самом деле, будет улучшать свои результаты, а не снижать их.

После любого ответственного состязания, где показаны результаты хуже ожидавшихся, спортсмену важно заполучить резерв сил. Помните, что никогда не следует искать «уважительных» причин неудачи. Нужно просто хорошенько проанализировать дневник тренировки, и если какая-либо часть тренировочного плана нуждается в изменении, необходимо изменить ее на будущий сезон.

Когда сезон закончится, может оказаться, что наш ученик, напряженно работавший почти на протяжении года, будет иметь очень немного времени для отдыха перед наступлением сезона кроссов, открывающего новый цикл тренировки. И если бегун хочет сохранить все преимущества своей напряженной работы —а я вас уверяю, что она будет напряженной —и почувствовать ее воздействие на следующий год, ему нужно достаточно настойчиво придерживаться плана переходной тренировки.

Этот план включает в себя бег легкой трусцой от 45 до 60 мин. в день на самом различном грунте и без всякой мысли о быстроте. Раз в неделю, нужно устраивать длинную пробежку —примерно в 20 миль —в легком темпе. Данная процедура позволит бегуну восстановить свои силы после соревнований и в то же время «освоиться» с физическим развитием, достигнутым в предшествующие месяцы.

Смена грунта имеет особый смысл. Она поддерживает мышцы в состоянии готовности к любым условиям бега. Когда погода становится дождливой, травяной грунт делается мягче. А это значит, что пятка во время бега будет погружаться в грунт глубже, чем обычно, вызывая при приземлении резкий подъем передней части стопы и растягивая икроножные мышцы. Такую нагрузку спортсмен не испытывал во время бега на шоссе и на дорожке. И перевод мышц в новые условия работы может вызвать травму. Вот почему, рекомендуя бегунам тренироваться на разном грунте, я в то же время настоятельно советую им вначале сознательно выискивать более мягкий грунт, чтобы приспособиться к размякшей дорожке постепенно и безболезненно.

А вот и другое предостережение. Некоторые спортсмены, когда тренировка облегчается, склонны быстро набирать вес. Если они не хотят сделать следующий тренировочный период значительно более трудным для себя, им в переходный период нужно следить за режимом питания особенно тщательно.

Таблица усилий.

Для пользования таблицей усилий спортсмену необходимо в качестве исходного момента взять средний из шести своих лучших результатов на излюбленной дистанции. Делать это нужно без обмана, так как единственным, кто останется в дураках, в этом случае будет сам спортсмен. Знание среднего лучшего результата даст спортсмену, согласно таблице усилий, и знание усилий в 1/4, 1/2 и 3/4 силы. При этом нужно все время помнить, что переменным фактором в таблице является усилие, а не темп. Бег в 1/2 силы не означает бег в полутемпе. Бегом в 1/2 силы для «мидевика» с лучшим результатом 4 мин. будет преодоление 1 мили за 4 мин. 13 сек. В то же время бег в полутемпе на 1 милю —это прохождение мили за 8 мин. Поэтому существует огромная разница между правильным и неправильным использованием таблицы усилий, а значит, и тренировочных планов. А теперь познакомьтесь с самой таблицей усилий.

Лучшие 200 ярдов 3/4 силы 1/2 силы 1/4 силы
22,0 24,0 27,0 31,0
23,0 25,0 28,0 32,0
24,0 26,0 29,0 33,0
25,0 27,0 30,0 34,0
Лучшие 200 ярдов 3/4 силы 1/2 силы 1/4 силы
28,0 30,0 33,0 37,0
29,0 31,0 34,0 38,0
30,0 32,0 35,0 39,0
31,0 33,0 36,0 40,0
32,0 34,0 37,0 41,0
Лучшие 440 ярдов 3/4 силы 1/2 силы 1/4 силы
48,0 51,0 54,0 57,0
52,0 55,0 58,0 1.01
54,0 57,0 1.00 1.03
56,0 59,0 1.02 1.05
58,0 1.01 1.04 1.07
1.00 1.03 1.06 1.09
Лучшие 440 ярдов 3/4 силы 1/2 силы 1/4 силы
1.02 1.06 1.09 1.12
1.04 1.09 1.12 1.15
1.06 1.11 1.14 1.17
50,0 53,0 58.0 61,0
1.08 1.13 1.16 1.19
Лучшие 880 ярдов 3/4 силы 1/2 силы 1/4 силы
1.46 1.52 1.57 2.02
1.49 1.55 2.00 2.05
1.52 1.58 2.03 2.08
1.55 2.01 2.06 2.11
1.58 2.04 2.09 2.14
2.01 2.07 2.12 2.17
2:04 2.10 2.18 2.21
2.07 2.13 2.21 2.25
2.10 2.16 2.24 2.29
Лучшая 1 миля 3/4 силы 1/2 силы 1/4 силы
3.55 4.00 4.08 4.15
4.00 4.06 4.13 4.20
4.05 4.11 4.18 4.26
4.10 4.16 4.23 4.32
4.15 4.21 4.28 4.38
4.20 4.26 4.33 4.44
4.30 4.36 4.43 4.56
4.45 4.51 4.58 5.14
5.00 5.06 5.16 5.32
Лучшие 2 мили 3/4 силы 1/2 силы 1/4 силы
8.30 8.50 9.10 9.30
8.40 9.00 9.20 9.40
8.50 9.10 9.30 9.50
9.00 9.20 9.40 10.00
9.20 9.40 10.00 10.20
9.40 10.00 10.20 10.40
10.00 10.20 10.40 11.00
10.30 10.50 11.00 11.30
Лучшие 3 мили 3/4 силы 1/2 силы 1/4 силы
13.00 13.30 14.00 14.30
13.20 13.50 14.20 14.50
13.40 14.10 14.40 15.10
14.00 14.30 15.00 15.30
14.20 14.50 15.20 15.50
14.40 15.10 15.40 16.10
15.00 15.30 16.00 16.30
15.30 16.00 16.30 17.00
Лучшие 6 миль 3/4 силы 1/2 силы 1/4 силы
27.00 27.40 28.20 29.00
27.30 28.10 28.50 29.30
28.00 28.40 29.20 30.00
28.30 29.10 29.50 30.30
29.00 29.40 30.20 31.00
29.30 30.10 30.50 31.30
Лучшие 6 миль 3/4 силы 1/2 силы 1/4 силы
30.00 30.40 31.20 32.00
30.30 31.10 31.50 32.30
31.00 31.40 32.20 33.00
32.00 32.40 33.20 34.00
33.00 33.40 34.20 35.00

Тренировочные планы.

Я уже говорил, что тренировочные планы лишь гид в тренировке. И нередко они нуждаются в изменении. Однако всегда лучше иметь план, чем тренироваться без плана. Продумайте все здраво, осознайте свои способности на сегодня и начинайте тренироваться и участвовать в соревновании, все время держа в уме постепенное развитие своих возможностей.

Однако ничего не предписываю для тех, кто не собирается бегать семь дней в неделю. Тренировка семь дней в неделю —это мой минимум. Почему? Потому что первое, о чем нужно помнить, заключается в том, что, если у вас нет времени для тренировок, будет самым бесцельным делом проводить скоростную работу без поддержки ее достаточно развитой выносливостью. Необходимо прежде всего подготовить свой организм так, чтобы он мог выдержать напряженную скоростную работу. И единственный удовлетворительный способ здесь —ежедневная тренировка. К вершине мастерства нельзя добираться, сокращая дорогу. Я это знаю. Я сам искал эти короткие пути, но они никуда не годятся.

Если вы урезали тренировку до четырех или пяти дней в неделю, для вас участие в соревнованиях будет тяжелым делом. Поскольку же я считаю, что мы бегаем в состязаниях по двум причинам —потому что нам это приятно и потому что нам это полезно, — нужно тренироваться таким образом, чтобы мы в действительности получали и пользу и удовольствие. Не говорите мне, что вы можете облегчить тренировку и по-прежнему радоваться состязанию. Я не поверю этому.

Как я уже упоминал раньше, предлагаемые планы подняли в свое время Халберга и Мэги на вершину спортивного мастерства. И я не пытаюсь модифицировать эти планы, так как считаю, что; если они открыли рядовым спортсменам, каковыми были тогда и Халберг и Мэги, путь к успеху, они предоставят такую же возможность и другим рядовым, а может быть, и более способным спортсменам, которые будут тренироваться точно по тем же планам. Тренироваться же с меньшим напряжением —это значит тренироваться по другой, но не моей системе.

Тренировка бегунов на 880 ярдов.

Первый месяц.

Первая неделя
Понедельник 1 миля в 1/2 силы, старты 6X30 ярдов.
Вторник 6X880 ярдов в 1/4 силы, 2X100 ярдов в 3/4 силы.
Среда Старты вместе со спринтерами, несколько пробежек по 300 ярдов для развития чувства темпа.
Четверг 880 ярдов с быстрыми рывками на 50 ярдов по ходу, 6X300 ярдов, 200 ярдов в 7/8 силы.
Пятница 2 мили в 1/2 силы.
Суббота Старты 6X50 ярдов, 6X300 ярдов, 300 ярдов в полную силу.
Воскресенье Бег трусцой 10–15 миль.
Вторая неделя
Понедельник 3/4 мили в 1/2 силы, старты 6x30 ярдов.
Вторник 3 мили (на каждых 440 ярдах 100 ярдов быстрого бега).
Среда Старты вместе со спринтерами, несколько пробежек по 300 ярдов.
Четверг 20x300 ярдов в умеренном темпе.
Пятница 3 мили в 1/2 силы.
Суббота 12X100 ярдов в 3/4 силы, старты 4X50 ярдов, 220 ярдов в полную силу.
Воскресенье Бег трусцой 10–15 миль.
Третья неделя
Понедельник 1 миля в 1/2 силы, старты 6X30 ярдов.
Вторник Старты 6X50 ярдов, 2x100 ярдов в 3/4 силы, 300 ярдов в 7/8 силы.
Среда Старты вместе со спринтерами, несколько пробежек по 300 ярдов.
Четверг 880 ярдов с быстрыми рывками на 50 ярдов по ходу, 6X330 ярдов, 220 ярдов в 7/8 силы.
Пятница 2 мили в 3/4 силы в ровном темпе.
Суббота 880 ярдов (первые 580 ярдов в 1/4 силы, последние 300 ярдов в 3/4 силы). Повторять до 10X880 ярдов.
Воскресенье Бег трусцой 10–15 миль.
Четвертая неделя
Понедельник 3/4 мили в 3/4 силы, старты 6X30 ярдов.
Вторник 3 мили (как во вторую неделю).
Среда Старты вместе со спринтерами, несколько пробежек по 300 ярдов.
Четверг 20X300 ярдов.
Пятница 3 мили в 3/4 силы.
Суббота 10X880 ярдов в 1/2 силы, далее, как в третью неделю.
Воскресенье Длительный бег трусцой.

Второй месяц.

Первая неделя
Понедельник 2 мили в 3/4 силы.
Вторник 10X440 ярдов в 1/4 силы.
Среда Старты вместе со спринтерами, несколько пробежек по 300 ярдов.
Четверг 3 мили в 3/4 силы, старты 3X50 ярдов.
Пятница 6X220 ярдов в 1/2 силы.
Суббота 6X880 ярдов (первые 580 ярдов в 1/4 силы, последние 300 ярдов в 3/4 силы), 2X880 ярдов (первые 580 ярдов в 1/2 силы, последние 300 ярдов в 7/8 силы).
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Вторая неделя
Понедельник 2 мили в 3/4 силы.
Вторник 10X440 ярдов в 1/2 силы
Среда Старты вместе со спринтерами, несколько пробежек по 300 ярдов.
Четверг 3 мили в 3/4 силы, старты 3x50 ярдов.
Пятница 6X220 ярдов в 1/2 силы.
Суббота 880 ярдов (первые 580 ярдов в 3/4 силы, последние 300 ярдов в 7/8 силы).
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Третья неделя
Понедельник 1 миля в 1/2 силы.
Вторник 3/4 мили —первая прикидка на время (время по кругам не засекать), старты 6x50 ярдов.
Среда 6X440 ярдов в темпе соревнования на 880 ярдов.
Четверг 2 мили с быстрыми рывками на 50 ярдов по ходу (один рывок на каждые ПО ярдов), старты 3x50 ярдов.
Пятница 6x220 ярдов в 1/2 силы.
Суббота Соревнование на 1 милю.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Четвертая неделя
Понедельник 2X1 милю в 1/2 силы.
Вторник 3/4 мили —прикидка на время (брать время по кругам), старты 6X50 ярдов.
Среда 6x440 ярдов в темпе соревнования на 880 ярдов.
Четверг 2 мили (как в третью неделю), старты 3x50 ярдов.
Пятница 6x220 ярдов в 1/2 силы.
Суббота Соревнование на 440 ярдов.
Воскресенье Длительный бег трусцой.

Третий месяц.

Первая неделя
Понедельник 1 миля в 3/4 силы.
Вторник 880 ярдов —прикидка на время, старты 4X50 ярдов.
Среда 4X440 ярдов в темпе соревнования на 880 ярдов, 2x440 ярдов в полную силу.
Четверг 2 мили (как в предыдущую неделю), старты 3X50 ярдов.
Пятница 6X220 ярдов в 1/2 силы.
Суббота Соревнование на 1 милю.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Вторая неделя
Понедельник 660 ярдов в 3/4 силы.
Вторник 880 ярдов —прикидка на время, старты 4X50 ярдов.
Среда 4X440 ярдов в темпе соревнований на 880 ярдов, 2X440 ярдов в полную силу.
Четверг 1 миля с быстрыми рывками на 50 ярдов, старты 6X50 ярдов.
Пятница 6x220 ярдов в 1/2 силы.
Суббота Соревнование на 880 ярдов.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Третья неделя
Понедельник 12X220 ярдов в 1/2 силы.
Вторник 660 ярдов в 3/4 силы, старты 4X50 ярдов.
Среда 440 ярдов в темпе соревнований на 880 ярдов, 440 ярдов в полную силу.
Четверг 1 миля (как в предыдущую неделю), старты 6Х50 ярдов.
Пятница 3X220 ярдов в полную силу.
Суббота Соревнование на 440 ярдов.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Четвертая неделя
Понедельник Бег трусцой 6 миль.
Вторник 3X220 ярдов в 7/8 силы.
Среда 440 ярдов в 7/8 силы.
Четверг Бег трусцой 3 мили.
Пятница Отдых или очень легкий бег трусцой.
Суббота Основное соревнование.
Воскресенье

Тренировка бегунов на 1 милю.

Первый месяц.

Первая неделя
Понедельник 2 мили в 1/4 силы.
Вторник 4x880 ярдов в 1/4 силы.
Среда 12x300 ярдов, 880 ярдов в 1/2 силы.
Четверг 6 миль в 1/4 силы.
Пятница 6X220 ярдов в 1/4 силы.
Суббота 1 миля в 1/4 силы, 1 миля в 1/2 силы.
Воскресенье Длительный бег трусцой 20 миль.
Вторая неделя
Понедельник 1/2 мили в 1/4 силы.
Вторник 3/4 мили в 1/2 силы, 2X100 ярдов в 3/4 силы.
Среда 440 ярдов в 3/4 силы, 6x220 ярдов в 3/4 силы, 440 ярдов В 7/8 силы.
Четверг 6 миль в 1/4 силы.
Пятница 6x220 ярдов в 1/4 силы.
Суббота 20X440 ярдов в 1/4 силы.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Третья неделя
Понедельник 2 мили в 1/2 силы.
Вторник 6X880 ярдов в 1/4 силы.
Среда 880 ярдов в 1/4 силы, 1 миля в 1/4 силы, 440 ярдов в полную силу.
Четверг 6 миль в 1/2 силы.
Пятница 6X220 ярдов в 1/4 силы.
Суббота 1 миля в 1/4 силы, 1 миля в 1/2 силы.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Четвертая неделя
Понедельник 11/2 мили в 1/2 силы.
Вторник 880 ярдов в 1/4 силы, 880 ярдов в 1/2 силы, 880 ярдов в 3/4 силы.
Среда 4x440 ярдов в 1/4 силы, 4X220 ярдов в 1/2 силы, 440 ярдов в 7/8 силы.
Четверг 6 миль в 1/2 силы.
Пятница 6X220 ярдов в 1/4 силы.
Суббота 20X440 ярдов в 1/2 силы.
Воскресенье Длительный бег трусцой.

Второй месяц.

Первая неделя
Понедельник 3/4 мили в 1/2 силы, 880 ярдов в 3/4 силы, 440 ярдов в полную силу.
Вторник 6X440 ярдов в 1/2 силы; 3x300 ярдов размашистым шагом, 2X100 ярдов в 3/4 силы.
Среда 2 мили в 1/2 силы.
Четверг 6 миль в 3/4 силы.
Пятница 6X220 ярдов в 1/2 силы.
Суббота 1 миля в 1/2 силы, 1 миля в полную силу.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Вторая неделя
Понедельник 2Х880 ярдов в 1/4 силы, 1 миля в 1/2 силы.
Вторник 2 мили в 1/2 силы.
Среда 6X880 ярдов в 1/2 силы.
Четверг 6 миль в 3/4 силы.
Пятница 6X220 ярдов в 1/2 силы.
Суббота 20X220 ярдов в 1/2 силы.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Третья неделя
Понедельник 2 мили с быстрыми рывками на 50 ярдов через каждые 60 ярдов махового бега.
Вторник 3 мили —первая прикидка на время.
Среда 880 ярдов в 3/4 силы, 8X100 ярдов в 3/4 силы.
Четверг 1 миля в 3/4 силы.
Пятница 6x440 ярдов в 3/4 силы.
Суббота Соревнование на 880 ярдов.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Четвертая неделя
Понедельник 2 мили с быстрыми рывками на 50 ярдов.
Вторник 1 миля —прикидка на время.
Среда 2X880 ярдов в 1/2 силы; 1 миля в 3/4 силы.
Четверг 6X440 ярдов в 3/4 силы.
Пятница 3X220 ярдов в 3/4 силы.
Суббота Соревнование на 1 милю.
Воскресенье Длительный бег трусцой.

Третий месяц.

Первая неделя
Понедельник 3 мили с быстрыми рывками на 50 ярдов.
Вторник 3/4 мили —прикидка на время.
Среда 6X440 ярдов в 3/4 силы.
Четверг 3 мили в 3/4 силы.
Пятница 3X220 ярдов в полную силу.
Суббота Соревнование на 880 ярдов.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Вторая неделя
Понедельник 1 миля с быстрыми рывками на 50 ярдов, 3X100 ярдов в полную силу.
Вторник 1 миля —прикидка на время.
Среда 6 миль с быстрыми рывками на 100 ярдов на каждых 440 ярдах дистанции.
Четверг 1 миля —прикидка на время.
Пятница 3X220 ярдов в полную силу.
Суббота Соревнование на 1 милю.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Третья неделя
Понедельник 1 миля —прикидка на время.
Вторник 2 мили с быстрыми рывками на 50 ярдов.
Среда Соревнование на 880 ярдов.
Четверг 3 мили в 1/2 силы.
Пятница 3 X 220 ярдов в полную силу.
Суббота Соревнование на 880 ярдов.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Четвертая неделя
Понедельник Бег трусцой 6 миль.
Вторник 3X220 ярдов в полную силу.
Среда 440 ярдов в 7/8 силы.
Четверг Бег трусцой 3 мили.
Пятница Бег трусцой 3 мили.
Суббота Основное соревнование.
Воскресенье

Тренировка бегунов на 2 мили.

Первый месяц.

Первая неделя
Понедельник 2 мили в 1/4 силы.
Вторник 10X300 ярдов в 1/4 силы, 2X100 ярдов в 3/4 силы.
Среда 1 миля в 1/2 силы, старты 6X50 ярдов.
Четверг 1 миля в 1/4 силы, 2X880 ярдов в 1/4 силы.
Пятница 6X220 ярдов в 1/4 силы.
Суббота 3/4 мили в 1/2 силы.
Воскресенье Длительный бег трусцой 20 миль.
Вторая неделя
Понедельник 11/2 мили в 1/2 силы.
Вторник 3/4 мили в 1/2 силы, старты 4X50 ярдов.
Среда 880 ярдов в 3/4 силы, старты 6X50 ярдов.
Четверг 4X880 ярдов в 1/4 силы.
Пятница 6X220 ярдов в 1/4 силы.
Суббота 20X300 ярдов размашистым шагом.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Третья неделя
Понедельник 2 мили в 1/4 силы.
Вторник 1 миля в 1/2 силы, 400 ярдов в полную силу, ЗХ220 ярдов в 1/2 силы силы.
Среда 880 ярдов в 3/4 силы, старты 6X50 ярдов.
Четверг 880 ярдов в 1/2 силы, 880 ярдов в 3/4 силы, 880 ярдов в 3/4 силы, 220 ярдов в полную силу.
Пятница 6X220 ярдов в 1/2 силы.
Суббота 20X300 ярдов размашистым шагом.
Воскресенье Длительный бег трусцой[5].

Второй месяц.

Первая неделя
Понедельник 1 миля с быстрыми рывками на 50 ярдов через каждые 60 ярдов махового бега.
Вторник 1 миля в 1/2 силы, 220 ярдов в полную силу.
Среда 12X440 ярдов в 1/4 силы.
Четверг 3 мили в 1/2 силы.
Пятница 6X220 ярдов в 1/2 силы.
Суббота 6 миль в 1/4 силы.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Вторая неделя
Понедельник 1 миля с быстрыми рывками на 50 ярдов, 2X220 ярдов в 3/4 силы.
Вторник 3/4 мили в 1/2 силы.
Среда 2X660 ярдов в 1/2 силы.
Четверг 12X440 ярдов в 1/4 силы.
Пятница 6X220 ярдов в 1/2 силы.
Суббота 3 мили в 3/4 силы.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Третья неделя
Понедельник 2 мили с быстрыми рывками на 50 ярдов.
Вторник 2 мили —прикидка на время.
Среда 880 ярдов в 1/2 силы, 880 ярдов в 3/4 силы, 880 ярдов в полную силу.
Четверг 2 мили —прикидка на время.
Пятница 3x220 ярдов в 3/4 мили.
Суббота Соревнование на 880 ярдов.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Четвертая неделя
Понедельник 3 мили с быстрыми рывками на 50 ярдов.
Вторник 2 мили —прикидка на время.
Среда 12X220 ярдов в 1/4 силы.
Четверг 2 мили —прикидка на время.
Пятница 6X220 ярдов в 1/2 силы.
Суббота Соревнование на 1 милю.
Воскресенье Длительный бег трусцой.

Третий месяц.

Первая неделя
Понедельник 4X880 ярдов в 1/2 силы.
Вторник 2 мили —прикидка на время.
Среда Соревнование на 880 ярдов.
Четверг 2 мили с быстрыми рывками на 50 ярдов.
Пятница 3X220 ярдов в полную силу.
Суббота Соревнование на 3 мили.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Вторая неделя
Понедельник 15X220 ярдов в 1/4 силы
Вторник 2 мили —прикидка на время.
Среда Соревнование на 880 ярдов.
Четверг 2 мили с быстрыми рывками на 50 ярдов.
Пятница 3X220 ярдов в полную силу.
Суббота Соревнование на 2 мили.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Третья неделя
Понедельник 6 миль с быстрыми рывками на 100 ярдов на каждых 440 ярдах дистанции.
Вторник 440 ярдов в 1/4 силы, 440 ярдов в 3/4 силы, 440 ярдов в полную силу.
Среда 2 мили —прикидка на время.
Четверг 6 миль в 1/4 силы.
Пятница 3X220 ярдов в полную силу.
Суббота Соревнование на 1 милю.
Воскресенье Длительный бег трусцой 1 час.
Четвертая неделя
Понедельник 3X220 ярдов в 3/4 силы.
Вторник Бег трусцой 6 миль.
Среда 440 ярдов в полную силу.
Четверг Бег трусцой 6 миль.
Пятница Бег трусцой 3 мили.
Суббота Основное соревнование.
Воскресенье

Тренировка бегунов на 3 мили.

В первые семь недель трехмесячной тренировки бегунов на 3 мили содержание тренировки такое же, как у бегунов на 1 милю.

Второй месяц.

Четвертая неделя
Понедельник 3 мили с быстрыми рывками на 50 ярдов через каждые 60 ярдов махового бега.
Вторник 3 мили —прикидка на время.
Среда 2x880 ярдов в 1/2 силы.
Четверг 6X440 ярдов в 1/4 силы.
Пятница 6X220 ярдов в 1/2 силы.
Суббота Соревнование на 1 милю.
Воскресенье Длительный бег трусцой 20 миль.

Третий месяц.

Первая неделя
Понедельник 3 мили с быстрыми рывками на 50 ярдов через каждые 60 ярдов махового бега.
Вторник 3 мили —прикидка на время.
Среда 6 миль с быстрыми рывками на 100 ярдов на каждых 440 ярдах дистанции.
Четверг 6X440 ярдов в 3/4 силы.
Пятница 6X220 ярдов в 3/4 силы.
Суббота Соревнование на 880 ярдов.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Вторая неделя
Понедельник 1 миля с быстрыми рывками на 50 ярдов, ЗХ100 ярдов в полную силу.
Вторник 3 мили —прикидка на время.
Среда 6 миль с быстрыми рывками на 100 ярдов на каждых 440 ярдах дистанции.
Четверг 2 мили (первая миля в 1/2 силы, вторая —в 7/8 силы).
Пятница 6X220 ярдов в 3/4 силы.
Суббота Соревнование на 3 мили.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Третья неделя
Понедельник 3 мили —прикидка на время.
Вторник 2 мили с быстрыми рывками на 50 ярдов.
Среда Соревнование на 880 ярдов.
Четверг 6 миль в 1/2 силы.
Пятница 6x220 ярдов в 1/2 силы.
Суббота Соревнование на 1 милю.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Четвертая неделя
Понедельник Бег трусцой 6 миль.
Вторник 3x220 ярдов в полную силу.
Среда 440 ярдов в 7/8 силы.
Четверг Бег трусцой 3 мили.
Пятница Бег трусцой 3 мили.
Суббота Основное соревнование.
Воскресенье

Тренировка бегунов на 6 миль.

В первые шесть недель трехмесячной тренировки бегунов на 6 миль содержание тренировки такое же, как у бегунов на 1 милю.

Второй месяц.

Третья неделя
Понедельник 2 мили с быстрыми рывками на 50 ярдов через каждые 60 ярдов махового бега.
Вторник 3 мили —прикидка на время.
Среда 880 ярдов в 3/4 силы, 8X100 ярдов в 3/4 сила.
Четверг 1 миля в 3/4 силы.
Пятница 6X440 ярдов в 3/4 силы.
Суббота Соревнование на 1 милю.
Воскресенье Длительный бег трусцой 20 миль.
Четвертая неделя
Понедельник 3 мили с быстрыми рывками на 50 ярдов.
Вторник 3 мили —прикидка на время.
Среда 2X880 ярдов в 1/2 силы, 1 миля в 3/4 силы.
Четверг 1 миля в 3/4 силы.
Пятница 6X440 ярдов в 3/4 силы.
Суббота Соревнование на 1 милю.
Воскресенье Длительный бег трусцой.

Третий месяц.

Первая неделя
Понедельник 3 мили с быстрыми рывками на 50 ярдов.
Вторник 3 мили —прикидка на время.
Среда 6 миль с быстрыми рывками по 100 ярдов на каждых 440 ярдах дистанции.
Четверг 6 миль —первая прикидка на время.
Пятница 6X220 ярдов в 3/4 силы.
Суббота Соревнование на 6 миль.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Вторая неделя
Понедельник 1 миля с быстрыми рывками на 50 ярдов, ЗХ100 ярдов в полную силу.
Вторник 3 мили —прикидка на время.
Среда 6 миль с быстрыми рывками на 100 ярдов на каждых 440 ярдах дистанции.
Четверг 6 миль —вторая прикидка на время.
Пятница 6X220 ярдов в 3/4 силы.
Суббота Первое соревнование на 6.миль.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Третья неделя
Понедельник 10x220 ярдов в 1/2 силы.
Вторник 6 миль —третья прикидка на время.
Среда Соревнование на 880 ярдов.
Четверг 2 мили с быстрыми рывками на 50 ярдов.
Пятница 6X220 ярдов в 1/2 силы.
Суббота Соревнование на 1 милю.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Четвертая неделя
Понедельник Бег трусцой 6 миль.
Вторник 3X220 ярдов в полную силу.
Среда 440 ярдов в 7/8 силы.
Четверг Бег трусцой 3 мили.
Пятница Бег трусцой 3 мили.
Суббота Основное соревнование.
Воскресенье

Тренировка марафонцев.

Первый месяц.

Первая неделя
Понедельник 20x220 ярдов в 1/4 силы.
Вторник 15 миль в 1/4 силы.
Среда 2 мили с быстрыми рывками на 50 ярдов через каждые 60 ярдов махового бега.
Четверг 18 миль в 1/4 силы.
Пятница 1 миля в 1/2 силы.
Суббота 22–28 миль в 1/4 силы.
Воскресенье Бег трусцой 15 миль.
Вторая неделя
Понедельник 20x440 ярдов в 1/4 силы.
Вторник 15 миль в 1/4 силы.
Среда 2 мили с быстрыми рывками на 50 ярдов.
Четверг 18 миль в 1/4 силы.
Пятница 1 миля в 3/4 силы.
Суббота 22–28 миль в 1/4 силы.
Воскресенье Бег трусцой 15 миль
Третья неделя
Понедельник 15X220 ярдов в 1/2 силы.
Вторник 15 миль в 1/4 силы.
Среда 3 мили с быстрыми рывками на 50 ярдов.
Четверг 18 миль в 1/4 силы.
Пятница 3X880 ярдов в 1/2 силы.
Суббота 22–28 миль в 1/4 силы.
Воскресенье Бег трусцой 15 миль.
Четвертая неделя
Понедельник 15X440 ярдов в 1/2 силы.
Вторник 15 миль в 1/4 силы.
Среда 3 мили с быстрыми рывками на 50 ярдов.
Четверг 18 миль в 1/4 силы.
Пятница 2X880 ярдов в 3/4 силы.
Суббота 22–28 миль в 1/4 силы.
Воскресенье Бег трусцой 15 миль.

Второй месяц.

Первая неделя
Понедельник 3 мили —прикидка на время.
Вторник 15 миль в 1/4 силы.
Среда 6 миль —прикидка на время.
Четверг 18 миль в 1/4 силы.
Пятница 6x220 ярдов в 1/2 силы.
Суббота 22–28 миль в 1/4 силы.
Воскресенье Бег трусцой 15 миль.
Вторая неделя
Понедельник 3 мили —прикидка на время.
Вторник 15 миль в 3/4 силы.
Среда 6 миль —прикидка на время.
Четверг 18 миль в 1/2 силы.
Пятница 6X220 ярдов в 1/2 силы.
Суббота 22–28 миль в 1/4 силы.
Воскресенье 15 миль в 1/4 силы.
Третья неделя
Понедельник 3 мили —прикидка на время.
Вторник 15 миль в 3/4 силы.
Среда 6 миль —прикидка на время.
Четверг 18 миль в 1/2 силы.
Пятница 3X220 ярдов в полную силу.
Суббота 22–28 миль в 1/4 силы.
Воскресенье Бег трусцой 15 миль.
Четвертая неделя
Понедельник 3 мили —прикидка на время.
Вторник 15 миль в 1/2 силы.
Среда 6 миль —прикидка на время.
Четверг 18 миль в 1/4 силы.
Пятница 3x220 ярдов в полную силу.
Суббота 22–28 миль в 1/4 силы.
Воскресенье Бег трусцой 15 миль.

Третий месяц.

Первая неделя
Понедельник 10 миль в 1/2 силы.
Вторник 3 мили в 1/2 силы.
Среда 15 миль в 1/4 силы.
Четверг Бег трусцой б миль.
Пятница Бег трусцой 3 мили.
Суббота Соревнование на 26 миль 385 ярдов.
Воскресенье Бег трусцой 1 час.
Вторая неделя
Понедельник Бег трусцой 6 миль.
Вторник Бег трусцой 6 миль.
Среда 15 миль в 1/4 силы.
Четверг 15X300 ярдов размашистым шагом.
Пятница 6X220 ярдов в 1/2 силы.
Суббота Бег 1 час в 1/2 силы.
Воскресенье Бег трусцой 15 миль.
Третья неделя
Понедельник 2 мили с быстрыми рывками на 50 ярдов.
Вторник Бег трусцой 12 миль.
Среда 6 миль в 3/4 силы.
Четверг Бег трусцой 15 миль.
Пятница 3X220 ярдов в 3/4 силы.
Суббота Соревнование на 3 мили.
Воскресенье Бег трусцой 1 час.
Четвертая неделя
Понедельник 3X220 ярдов в 3/4 силы.
Вторник 1 миля в 3/4 силы.
Среда Бег трусцой 6 миль.
Четверг Бег трусцой 3 мили.
Пятница Бег трусцой 3 мили.
Суббота Основное соревнование.
Воскресенье

Тренировка в кроссовом беге на 31/8 мили.

Первый месяц.

Первая неделя
Понедельник 2 мили в 1/4 силы.
Вторник 3X880 ярдов в 1/4 силы.
Среда 6 миль в 1/4 силы.
Четверг 1 миля в 1/4 силы, 880 ярдов в 1/2 силы.
Пятница
Суббота Клубные соревнования.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Вторая неделя
Понедельник 1/2 мили в 1/4 силы.
Вторник 3X880 ярдов в 1/2 силы.
Среда 6 миль в 1/4 силы.
Четверг 1 миля в 1/2 силы, 880 ярдов в 7/в силы.
Пятница[6]
Суббота Клубные соревнования.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Третья неделя
Понедельник 2 мили в 1/4 силы.
Вторник 6x220 ярдов в 1/2 силы.
Среда 6 миль в 1/4 силы.
Четверг 10X440 ярдов в 1/4 силы.
Пятница
Суббота Клубные соревнования.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Четвертая неделя
Понедельник 11/2 мили в 1/2 силы.
Вторник 12X220 ярдов в 1/2 силы.
Среда 6 миль в 1/4 силы.
Четверг 10X1/4 мили в 1/2 силы.
Пятница
Суббота Клубные соревнования.
Воскресенье Длительный бег трусцой.

Второй месяц.

Первая неделя
Понедельник 1 миля в 1/2 силы, 1 миля в 3/4 силы.
Вторник 12x220 ярдов в 1/2 силы.
Среда 6 миль в 1/2 силы.
Четверг 880 ярдов в 1/2 силы, 880 ярдов в полную силу.
Пятница
Суббота Клубные соревнования.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Вторая неделя
Понедельник 2x1 милю в 1/2 силы, 1 миля в 3/4 силы.
Вторник 12X220 ярдов в 1/2 силы.
Среда 6 миль в 3/4 силы.
Четверг 1 миля в 7/8 силы.
Пятница
Суббота Клубные соревнования.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Третья неделя
Понедельник 880 ярдов в 1/2 силы; ЗХ220 ярдов в 3/4 силы.
Вторник 3 мили —прикидка на время.
Среда 6 миль в 3/4 силы.
Четверг 3 мили —прикидка на время.
Пятница
Суббота Клубные соревнования.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Четвертая неделя
Понедельник 2X1/4 мили в 3/4 силы, 3X220 ярдов в полную силу.
Вторник 3 мили —прикидка на время.
Среда 6 миль в 1/2 силы.
Четверг 3 мили —прикидка на время.
Пятница
Суббота Клубные соревнования.
Воскресенье Длительный бег трусцой.

Третий месяц.

Первая неделя
Понедельник 1 миля с быстрыми рывками на 50 ярдов через каждые 60 ярдов махового бега, 2X100 ярдов в 1/2 силы.
Вторник 3 мили —прикидка на время.
Среда 12x220 ярдов в 1/2 силы, 2x100 ярдов в полную силу.
Четверг 3 мили —прикидка на время.
Пятница
Суббота Клубные соревнования.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Вторая неделя
Понедельник 2 мили с быстрыми рывками на 50 ярдов.
Вторник 3 мили —прикидка на время.
Среда 1 миля в 1/2 силы, 880 ярдов в полную силу.
Четверг 3 мили —прикидка на время.
Пятница
Суббота Клубные соревнования.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Третья неделя
Понедельник 2 мили с быстрыми рывками на 50 ярдов.
Вторник 3 милиприкидка на время.
Среда 12X220 ярдов в 1/2 силы.
Четверг 1 миля в 7/8 силы.
Пятница
Суббота Клубные соревнования.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Четвертая неделя
Понедельник Бег трусцой 6 миль.
Вторник 1 миля в 3/4 силы, 440 ярдов.
Среда Бег трусцой 3 мили.
Четверг Бег трусцой. Дистанция на усмотрение бегуна.
Пятница
Суббота Основное соревнование.
Воскресенье

Тренировка в кроссовом беге на 61/4 мили.

Первый месяц.

Первая неделя
Понедельник 15 миль в 1/4 силы.
Вторник 880 ярдов в 1/4 силы, 1 миля в 1/4 силы, 880 ярдов в 1/4 силы.
Среда 10 миль в 1/2 силы.
Четверг 2 мили: 1 миля в 1/4 силы, 1 миля в 3/4 силы, 3X100 ярдов в 3/4 силы.
Пятница 6X220 ярдов в 1/2 силы.
Суббота Клубные соревнования.
Воскресенье Бег трусцой 20 миль.
Вторая неделя
Понедельник 15 миль в 1/4 силы.
Вторник 6X220 ярдов в 1/2 силы.
Среда 10 миль в 1/2 силы.
Четверг 11/2 мили (1 милю в 1/2 силы, 880 ярдов в полную силу), 3X100 ярдов в 3/4 силы.
Пятница 6X220 ярдов в 1/2 силы.
Суббота Клубные соревнования.
Воскресенье Бег трусцой 20 миль.
Третья неделя
Понедельник 15 миль в 1/4 силы.
Вторник 6x880 ярдов в 1/4 силы.
Среда 10 миль в 1/2 силы.
Четверг 2 мили (первая миля в 1/2 силы, вторая —в 7/8 силы), 3X100 ярдов в полную силу.
Пятница 6X220 ярдов в 1/2 силы.
Суббота Клубные соревнования.
Воскресенье Бег трусцой 20 миль.
Четвертая неделя
Понедельник 15 миль в 1/4 силы.
Вторник 12X220 ярдов в 1/2 силы.
Среда 10 миль в 1/2 силы.
Четверг 11/2 мили (1 милю в 3/4 силы, 880 ярдов в полную силу), 3X100 ярдов в полную силу.
Пятница 6X220 ярдов в 1/2 силы.
Суббота Клубные соревнования.
Воскресенье Бег трусцой 20 миль.

Второй месяц.

Первая неделя
Понедельник 2 мили в 1/2 силы, 1 миля с быстрыми рывками на 50 ярдов.
Вторник 6x880 ярдов в 1/2 силы.
Среда 1 миля в 1/4 силы, 1 миля в 1/2 силы, 1 миля в полную силу.
Четверг 880 ярдов в 1/4 силы, 1 миля в полную силу.
Пятница 6X220 ярдов в 1/2 силы.
Суббота Клубные соревнования.
Воскресенье Бег трусцой 20 миль.
Вторая неделя
Понедельник 3 мили в 1/2 силы.
Вторник 6 миль в 1/2 силы.
Среда 3/4 мили в 1/2 силы, I миля с быстрыми рывками на 50 ярдов.
Четверг 4X880 ярдов в 1/2 силы.
Пятница 6X220 ярдов в 1/2 силы.
Суббота Клубные соревнования.
Воскресенье Бег трусцой 20 миль.
Третья неделя
Понедельник 1 миля в 1/4 силы, 1 миля в 1/2 силы, 1 миля в 7/8 силы.
Вторник 6 миль —прикидка на время.
Среда 2 мили с быстрыми рывками по 50 ярдов, 2X100 ярдов.
Четверг 3 мили —прикидка на время.
Пятница 3x220 ярдов в полную силу.
Суббота Соревнование на 6 миль.
Воскресенье Бег трусцой 2.0 миль.
Четвертая неделя
Понедельник 12X220 ярдов в 1/2 силы.
Вторник 6 миль —прикидка на время.
Среда 3 мили с быстрыми рывками на 50 ярдов.
Четверг 3 мили —прикидка на время.
Пятница 3X220 ярдов в полную силу.
Суббота Соревнование на 3 мили.
Воскресенье Бег трусцой 20 миль.

Третий месяц.

Первая неделя
Понедельник 6X220 ярдов в полутемпе. 1 миля с быстрыми рывками на 50 ярдов.
Вторник 6 миль —прикидка на время.
Среда 880 ярдов в 1/2 силы, 880 ярдов в 3/4 силы, 880 ярдов в 7/8 силы.
Четверг 3 мили —прикидка на время.
Пятница 3X220 ярдов в полную силу.
Суббота Соревнование на 6 миль.
Воскресенье Бег трусцой 20 миль.
Вторая неделя
Понедельник 3 мили с быстрыми рывками на 50 ярдов.
Вторник 6 миль —прикидка на время.
Среда 2X440 ярдов в 1/2 силы, 2X440 ярдов в 3/4 силы, 440 ярдов в 7/8 силы.
Четверг 3 мили —прикидка на время.
Пятница 3x220 ярдов в полную силу.
Суббота Соревнование на 6 миль.
Воскресенье Бег трусцой 20 миль.
Третья неделя
Понедельник 2 мили с быстрыми рывками на 50 ярдов.
Вторник 6 миль —прикидка на время.
Среда Бег трусцой 10 миль.
Четверг 1 миля в полную силу.
Пятница 3x220 ярдов в полную силу.
Суббота 3 мили в 3/4 силы.
Воскресенье Бег трусцой 15 миль.
Четвертая неделя
Понедельник Бег трусцой б миль.
Вторник Бег трусцой 3 мили, 3X220 ярдов в полную силу.
Среда 440 ярдов в полную силу, бег трусцой 6 миль.
Четверг Бег трусцой, дистанция на усмотрение бегуна.
Пятница Бег трусцой, дистанция на усмотрение бегуна.
Суббота Основное соревнование.
Воскресенье

Предварительная тренировка на шоссе.

Прежде чем приступить к какому-либо из планов тренировки на дорожке, рекомендуется провести определенную «доводящую» работу. Для этого я рекомендую нижеследующую тренировочную программу, рассчитанную на 1 месяц. Дневная норма бега —8 миль, длина шага —различная.

Первая неделя
Понедельник 440 ярдов в 1/4 силы, 700 ярдов с быстрыми рывками на 30 ярдов, 440 ярдов в 1/4 силы.
Вторник 3X220 ярдов в 1/2 силы, 4X50 ярдов в 1/2 силы, 440 ярдов в 1/4 силы.
Среда 2x220 ярдов в 1/2 силы, 2x100 ярдов в 1/2 силы, 100 ярдов в 3/4 силы, 2x50 ярдов в 1/2 силы.
Четверг 1 миля с быстрыми рывками на 50 ярдов на каждых 220 ярдах дистанции.
Пятница
Суббота 4x220 ярдов в 1/2 силы, 100 ярдов в 3/4 силы.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Вторая неделя
Понедельник 440 ярдов в 1/4 силы, 700 ярдов с быстрыми рывками на 30 ярдов, 440 ярдов в 1/4 силы.
Вторник 440 ярдов в 1/4 силы, 2x200 ярдов в 1/2 силы., 440 ярдов в 3/4 силы.
Среда 2x100 ярдов в 1/2 силы, 700 ярдов с быстрыми рывками на 30 ярдов, 220 ярдов в 1/2 силы.
Четверг 2x220 ярдов в 1/4 силы, Зх100 ярдов в 1/2 силы.
Пятница
Суббота Зх100 ярдов в 1/4 силы, 700 ярдов с быстрыми рывками на 30 ярдов, 220 ярдов в 3/4 силы.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Третья неделя
Понедельник 2X220 ярдов в 1/2 силы, 3X100 ярдов в 3/4 силы.
Вторник 3x220 ярдов в 1/2 силы, 3x100 ярдов в 3/4 силы.
Среда 2X440 ярдов в 1/2 силы, 100 ярдов в полную силу.
Четверг 6x220 ярдов размашистым шагом.
Пятница
Суббота 440 ярдов в 1/4 силы, 10x100 ярдов в 1/2 силы.
Воскресенье Длительный бег трусцой.
Третья неделя
Понедельник 3x220 ярдов в 1/2 силы, 100 ярдов в 3/4 силы.
Вторник 2X700 ярдов в 1/4 силы.
Среда 2x440 ярдов в 1/4 силы, 700 ярдов с быстрыми рывками на 30 ярдов.
Четверг 2x700 ярдов в 1/4 силы.
Пятница
Суббота 10X50 ярдов в 1/2 силы, 2x700 ярдов в !/4 силы.
Воскресенье Длительный бег трусцой.

100 миль в неделю.

Тренировочный план для бега по 100 миль в неделю, так же как остальные планы, можно варьировать в зависимости от индивидуальных особенностей бегуна. Умением бегать по 2 часа в день не так уж трудно овладеть и причем за весьма непродолжительное время, если постепенно увеличивать время пробежки и поддерживать легкий, ненапряженный темп бега.

Любая неделя
Понедельник 10 миль по холмам, шоссе или пересеченной местности в 1/2 силы.
Вторник 15 миль по шоссе в 1/4 силы.
Среда Фартлек 12 миль.
Четверг 18 миль в 1/4 силы.
Пятница 10 миль по шоссе в 3/4 силы.
Суббота 20 миль в 1/4 силы.
Воскресенье 15 миль в 1/4 силы.

Упражнения —роскошь.

Встаньте в 6 час. утра, пробегите в роще 2 или 3 мили. Дома примите душ и позавтракайте. После этого отдохните 1 или 2 часа. Затем проведите еще 1 час в упражнениях и 1 час на дорожке. И ваш день будет насыщен полностью. Конечно, это только мечта. Но в то же время это и обычная тренировочная программа, по которой я хотел бы работать с подготовленными юношами, чтобы посмотреть, на что они способны.

Я знаю, что тот, кто хорошо подготовлен, может пробегать значительные дистанции утром без всякого ущерба для вечерней тренировки, и при таком тренировочном режиме с двумя, ежедневными занятиями бегун может стать исключительно сильным и быстрым. Но ни один из бегунов не имеет столько времени, чтобы посвятить его легкой, атлетике. Поэтому мы должны оставаться на почве реального и подходить к проблеме дополнительных упражнений бегуна довольно консервативно. Прежде всего для того, кто хочет стать хорошим бегуном, нет лучшего упражнения, чем сам бег. И, пожалуй, это все, что может позволить себе, исходя из наличия свободного времени, рядовой бегун.

Если к чисто тренировочному времени прибавить время на переодевание до и после тренировки, а также время, необходимое для принятия душа, общая цифра временных затрат легко может достигнуть 15 час. в неделю. Поэтому на дополнительные упражнения, включаемые в «рацион» бегуна, времени почти не остается.

Но, если у бегуна есть свободное время, выполнять дополнительные упражнения нужно. Однако выбирать их необходимо с тщательным пристрастием, ибо существует очень много видов упражнений, которые не только могут стать пустым времяпрепровождением, но и причинить вред бегуну.

Не теряйте времени даром, усердствуя с тяжестями. Вы приобретете очень приятную гору мышц, но от этого не побежите быстрее. Вам не нужны мышцы быка, вам нужны мышцы оленя —длинные, гибкие, способные к расслаблению, прекрасно тренированные бегом.

Я твердо убежден, что, если вы будете следовать тому же режиму упражнений, что и балерина, вы получите как раз то, что я предписал выше. Я также считаю, что если бы вы с детства могли поддерживать и развивать гибкость, которая вам дана от природы, то вы, еще не начиная специальной тренировки, уже прошли бы весьма далеко по дороге, ведущей к вершине легкоатлетического мастерства. В более поздние же годы вам нужно будет работать гораздо настойчивее, чтобы вернуть природную гибкость, ту, что дает осанку, равновесие и ловкость детям в их обычных играх и занятиях, без специальных упражнений или тренировки.

Действительно, гимнастические упражнения вкупе с легкой атлетикой могли бы дать канву идеальной жизни… если бы вам не приходилось работать, чтобы прокормиться.

Бег к вершинам мастерства Бег к вершинам мастерства

Рэй Пакетт выполняет упражнения, используемые в тренировочной системе Лидьярда: а —подскоки на носках в беговом движении с высоким подниманием коленей; б —наклоны к носкам с использованием двухдюймовых блоков; в —высокое «забрасывание» ног; г —махи ногами с «забрасыванием» голени; д —вращение верхней части туловища назад, в стороны, вперед; е —упражнение, акцентирующее развитие мышц поясницы и бедер.

Все это для рядового спортсмена и рядового тренера, как я уже сказал раньше, остается только мечтой. Мы должны быть практичными людьми и идти на компромисс с тем ограниченным временем, которым мы располагаем. Поэтому мы отдаем предпочтение бегу, бегу и бегу. И лишь если остается какое-то время от бега, мы выполняем дополнительные упражнения.

Наиболее важными упражнениями являются те, которые укрепляют мышцы живота. Эти мышцы для бегуна на средние и длинные дистанции после мышц ног наиболее важны. Они принимают на себя давление увеличенного в размерах сердца и легких и предохраняют бегуна от колотья в боку.

Простейшее упражнение —прогибание назад —не причинит никаких затруднений даже тому, кто во время упражнения очень торопится. Встаньте приблизительно на четыре ступни от стены спиной к ней, положите руки на стену и перебирайте ими, прогибаясь в пояснице насколько возможно назад. Выполняйте это упражнение примерно раз двадцать в день. Если вы почувствуете, как растягиваются мышцы живота, значит, упражнение выполняете правильно.

Махи ногами с высоким забрасыванием голени назад, касание носков пальцами рук, не сгибая коленей, и вращение туловища в сторону-назад —другие простые средства развития силы и раскрепощения основных «рабочих» мышц бегуна.

Что же касается таких упражнений, как отжимание и поднимание ног из положения лежа, выкиньте их из вашего репертуара. Отжимания ничего не принесут вам положительного. Поднимание же ног из положения лежа приводит к сокращению размеров и огрубению мышц живота, то есть тех мышц, которые вы хотите сделать гибкими и растяжимыми.

Забудьте и про упражнения для развития ног путем имитации беговых движений. Если вы бегаете по моей программе, вы уже и так даете себе достаточно упражнений, чтобы избежать самых различных на свете подниманий бедра и приседаний.

Наилучшим упражнением для дыхания будет такое. Встаньте прямо, во время вдоха поднимите руки медленно вверх, сомкните ладони над головой, полностью поднимитесь на носки и потянитесь вверх. Затем, выдыхая воздух, медленно вернитесь в исходное положение. Повторяйте упражнение до тех пор, пока вам не надоест.

В заключение еще раз вас предупреждаю: никогда не включайте дополнительные упражнения в тренировочные планы за счет бега. Бег —величайшее упражнение из всех известных, и им нельзя жертвовать ради чего-либо другого.

Что происходит в организме.

Что происходит в организме человека, который бежит на длинную дистанцию? Это интересный и совершенно естественный процесс, приводящий, однако, к решительной перестройке организма. Постараемся как можно более упрощенно рассказать о нем.

Сразу же после старта организм бегуна теряет влагу и предъявляет жесткие требования к почкам, органам, которые поддерживают баланс воды в крови. Поскольку содержание воды уменьшается, почки работают исключительно активно, стараясь сохранить этот баланс за счет других частей тела. Но и этого оказывается недостаточно, чтобы компенсировать воздействие на организм долгого бега. Поэтому во время и после бега необходимо употреблять соленое питье, дабы восстановить снабжение организма водой и устранить излишнюю кислотность, образовавшуюся в потоке крови из-за «выпаривания» воды и соли.

Я знал бегунов, которые были обеспокоены тем, что после бега их моча становилась темной и подчас содержала в себе следы крови. Это совершенно естественное следствие непривычных требований, предъявляемых к организму и его крови.

Вег увеличивает процентное содержание красных телец в крови. Они нужны для того, чтобы помогать организму сжигать гликоген и сахар. И поскольку взрывная ценность гликогена во время бега растет, организм вырабатывает красные тельца в большем количестве. Гликоген в процессе сжигания превращается в молочную кислоту и углекислый газ. Углекислый газ при дыхании выводится из организма, а молочная кислота остается в нем, последовательно переходит в промежуточную форму и постепенно снова превращается в гликоген. В результате излишней кислотности в мышцах и появляются скованность и боли. Легкий бег после соревнований является хорошей формой массажа, который очищает кровь и удаляет из организма молочную кислоту.

Спортсмены обнаруживают беспокойство также и по поводу появления в моче семени. Здесь снова они встречаются с чисто естественной реакцией физически подготовленного организма. И не надо проявлять никакого беспокойства по этому поводу.

Я не физиолог, но позволю себе вторгнуться в эту специальную область науки.

Могло бы быть гораздо больше сделано, если бы врачи помогали спортсменам в значительно большей степени, чем они это делают сейчас. Ведь их понимание реакций организма на физическое напряжение, в особенности когда это напряжение продолжительно и довольно сильно, могло бы быть громадной поддержкой бегуну в тренировке как до, так и после соревнования.

Я согласен, что многие врачи разбираются в теории, однако очень немногие понимают, до каких границ можно довести организм. Это происходит из-за недостатка практического опыта, а без опыта многие теории бесполезны.

Как часто спортсмену, разорвавшему мышцу, врач рекомендует полный покой на неопределенный период. Я, например, знаю одного спортсмена, который повредил ступню, и ему сказали, что он никогда больше не будет бегать. Он был человеком, который бегал ради чистой любви к бегу, и это заключение врачей причинило ему глубокое огорчение. Я же посоветовал ему начать легкие пробежки на мягкой траве и терпеть. Теперь он снова участвует в соревнованиях.

В данном случае теоретический и практический подход к делу оказался различным. Но нет причины, почему бы им не действовать заодно. Разорванные мышцы —вещь обычная. Любой может натерпеться от этих травм, если он недостаточно гибок или плохо разминается перед соревнованием или тренировкой. Однако, на мой взгляд, даже разорванная мышца вряд ли повредит тренировке, если случай, конечно, не исключительно тяжелый. Кстати, спортсмены, Которые тренируются по моим планам и не прибегают к массажу, обычно не разрывают мышц.

Но как все-таки определить разрыв мышцы? Возникает исключительная боль в каком-то одном месте, нежели по всей поверхности мышцы. Первым делом нужно немедленно поместить травмированную часть тела под холодную воду, чтобы прекратить кровотечение. Не применяйте массаж и не помещайте рану в тепло. Это только приведет к растеканию потока крови по мышечной оболочке и задержит выздоровление.

Три или четыре дня нужно подождать, пока рана закроется, а затем начать легкий массаж. Вам будет очень больно, когда вы снова начнете легкие пробежки, так как мышца будет склеена засохшей кровью, однако после десяти дней пробежек вы сможете опять бегать в полную силу.

Я испытал на собственном опыте оба «лечения» разорванной мышцы. Перед соревнованиями в Ванкувере в 1954 г., на которых я надеялся выполнить квалификационный норматив, я разорвал икроножную мышцу во время тренировки по холмам. Я буквально был в агонии и не мог поставить ногу на землю. В довершение всего я проделал все возможные глупости, вроде энергичного массажа, и выбыл из игры на два с половиной месяца.

Год спустя я слишком быстро бежал в холодный день, предварительно не размявшись, и опять порвал мышцу. Кое-как я допрыгал до ближайшего гаража (я был на шоссе за 3 мили от дома), промыл область раны холодной водой из-под крана и «поскакал» домой. На этот раз я применил лечение, которое теперь рекомендую всем, и через десять дней после травмы бегал снова, причем совершенно не чувствуя, что у меня совсем недавно была разорвана мышца.

Лучший путь избежать разрыва мышц —хорошенько разминаться перед упражнениями или бегом и использовать массаж лишь тогда, когда он абсолютно необходим. Сегодня бег легкой трусцой отлично заменяет старомодный энергичный массаж. А если вы все же пользуетесь услугами массажиста, то пусть это будет опытный массажист, а не обычный любитель «пошлепать» по мышцам.

Процедура массажа, конечно, приятна, но может оказаться опасной, и этого никогда не надо забывать.

Помните раздевалки легкоатлетов довоенных лет, страшно пропитанные запахом слонца. Так вот на Олимпиаде в Риме в раздевалках спортсменов Новой Зеландии и Австралии этого запаха и в помине не было. В этих странах растирания давно вышли из моды.

Хронически «забитые» мышцы —дело другое. Этому можно помочь квалифицированной процедурой ультрафиолетового или проникающего облучения. Боль в коленях, иногда испытываемая в начале марафонской тренировки, также устраняется при помощи этого лечения, причем довольно быстро, за неделю или две.

Разминка и заключительный бег.

Разминка —одна из наиболее неправильно понимаемых процедур, которые я знаю. Слишком много легкоатлетов 10–30 мин. бегают вокруг поля, досыта «наполняют» себя упражнениями, а затем садятся и 10 мин. ждут, пока их вызовут на старт. В результате затраченные усилия оказываются совершенно бесполезными, так как пульс успевает вернуться к норме, а мышцы остывают. Поэтому нужно обязательно оканчивать разминку за 3 или 4 мин. до старта, но и эти последние минуты не без действовать, а проводить в легком беге трусцой вокруг места старта. Бегуну необходимо все время двигаться, пока он не встанет на стартовую линию.

Горячая ванна или душ —хорошее средство, чтобы разогреться в холодный день, при условии, что их можно принять почти перед самым стартом и спортсмен имеет возможность хорошенько закутаться, чтобы предохранить потерю тепла во время легкого бега перед началом соревнования. Горячая ванна или душ размягчат мышцы и обеспечат их разогревание без каких-либо специальных усилий, которые с большой пользой будут вложены в бег на соревнованиях.

Идеальным дополнением к разминке, особенно в холодную погоду, является растирание тела оливковым маслом от головы до ног. Эту процедуру я уже рекомендовал проводить для нижней половины туловища во время тренировок в холодную погоду, но она также эффективна и в качестве средства, ускоряющего разогревание тела перед выходом на старт.

Спортсмен должен сам определить, как ему строить свою разминку. Однако, как правило, разминку надо начинать за 15 мин. до старта. В это время нужно пробежать приблизительно 1 милю в ровном темпе, выполнить несколько упражнений на растягивание и затем начать легкий бег трусцой в темпе ходьбы перед линией старта. Такая программа будет хорошей настройкой перед началом состязания.

Правда, некоторые спортсмены считают, что им нужно тратить больше времени на разминку. Это такой вопрос, при решении которого тренер не может прописать каждому спортсмену точную дозу. Спортсмену нужно решить его путем проб и ошибок. Однако «затянутый» бег, а затем отдых в течение некоторого времени перед соревнованием, когда тело уже разогрето, определенно вредны.

Разминка есть разминка. Если вам когда-либо доведется купаться в очень холодной воде, попытайтесь, выйдя на берег, пробежать вдоль пляжа. Вы обнаружите, что ваши мышцы сжались в комок и что движение затруднено. Этот факт подчеркивает необходимость разогревания мышц, прежде чем вы потребуете от них бега с соревновательной скоростью. А использовать для этой цели первую половину дистанции —вещь слишком расточительная.

Предварительная работа перед стартом «подстегивает», пока не начнутся соревнования, и частоту пульса, которую нужно поддерживать на высоком уровне.

Не могу сказать, что я придерживаюсь распространенного мнения о заключительном «заминочном» беге. На мой взгляд, главная забота после бега —предохранить разгоряченное тело от охлаждения. И лучшим средством для этого является теплая одежда, причем, пожалуй, более действенным, чем бег с замедляющейся скоростью. Как бы то ни было, если вы провели бег достаточно напряженно, у вас не будет настроения или сил бежать с достаточной скоростью в так называемой «заминке».

Старайтесь после состязаний принять как можно скорее теплую ванну или душ. Я всегда рекомендую теплую воду, потому что во время соревнований организм выделяет много пота и вы не избавитесь от него холодной водой. Если же вы спартанец, принимайте на здоровье после теплого холодный душ, однако прежде всего, с точки зрения гигиенической и психологической, нужно быть чистым.

Практический подход к проблеме питания.

По поводу питания спортсменов написано слишком много всякого вздора. Я называю это вздором, потому что в свое время, избрав себя в качестве подопытного кролика, я подвергал исчерпывающей проверке влияние всевозможной пищи на свой организм, а также его реакции на пищу.

После этих опытов я не стал придавать диете большого значения. Спортсмены, которых я тренирую, ведут такую жестокую тренировку, их организм находится наполовину в уставшем состоянии (именно уставшем, а не истощенном) так много времени, что они просто не могут употреблять «резиновую» пищу. Говоря проще, природа-мать сообщает их организму, что им требуется, и они едят соответственно этому.

Например, бегун, который только что закончил изнуряющее занятие марафонской тренировки, не может, придя домой, засесть за гору картошки или тарелку пудинга или вообще съесть что-нибудь, содержащее в большом количестве крахмал. Его начнет воротить от этой пищи только при ее виде или запахе, не говоря уж о вкусе. Он жаждет соли, фруктов, фруктовых соков и напитков. Это состояние бегуна, правда, немного преувеличено, но оно подчеркивает тот факт, что спортсмен в период напряженной тренировки выбирает себе пищу более или менее подсознательно. Рекомендации режима питания не должны становиться запутанным многословным списком причуд, списком чего можно, а чего нельзя.

Я полагаю, что в нашей стране спортсмену нет необходимости потреблять таблетки витаминов. У нас изобилие доброкачественной полезной пищи, чтобы прибегать еще к пилюлям. Имеется лишь одно исключение —экстракт железа. Им и можно ограничить прием таблеток.

Один из наиболее ценных для спортсмена видов пищи —яйца. Это сбалансированная пища и не громоздкая, а потому в день соревнований она исключительно ценна. Она замещает в соответственной пропорции резервы, израсходованные организмом, поэтому яйца очень полезны для целей восстановления. Однако крутые яйца трудно переваривать, так что рекомендуется есть сырой желток или яйца всмятку.

Я также советую своим ученикам за день до соревнований кроме яиц потреблять в большом количестве постное свежее мясо и не слишком много растительной пищи и фруктов. Объем потребляемого мяса и яиц в большей степени зависит от личного вкуса человека. Немного варенья в пище обеспечит достаточное количество гликогена в крови.

Предлагаемое мною меню в день соревнований может выглядеть так. В 8 утра легкий завтрак: немного каши и два яйца всмятку или в мешочке. Полчаса спустя: чай или кофе. Пить во время приема пищи не следует, так как это «разбавляет» желудочный сок. В полдень —второй завтрак: пара бутербродов с джемом или медом, стакан молока, через полчаса после еды: подходящее число стаканов чая или кофе. Этого количества пищи будет вполне достаточно до начала соревнований.

Существует много мнений о пользе и вреде молока. Я долго не мог выяснить, кто из спорящих прав. Наконец 12 января 1955 г. я составил свое мнение по этому поводу. В тот день я намеревался побить рекорд Новой Зеландии в беге на 20 миль. В течение дня (забег начался в 6 часов вечера) я выпил две кварты[7] молока, съел яйцо в мешочке и два сладких бутерброда, а также выпил множество чашек чая с молоком. Когда я побежал, у меня было впечатление, что в моем животе шла стирка белья. Однако я установил рекорд (1 час 54 мин. 50,4 сек.) и чувствовал себя после бега отлично. Я не могу сказать, что молоко принесло мне в тот день особую пользу, но, по крайней мере, я знал, что никакого вреда от него не было. Я считаю, что молоко вообще полезно для здоровья, и поэтому всегда поощряю спортсменов пить его вдосталь.

Главное в проблеме питания спортсмена —это придерживаться своей обычной диеты. Нельзя придумать такое меню, которое подошло бы всем сразу. Бегун должен выбирать то, что наиболее полезно для него, и при этом просто-напросто имея в виду тот факт, что нельзя перегружать желудок в день соревнования.

При условии, что вы не пьете во время приема пищи, вам дозволяется поглощать в день соревнований столько жидкости, сколько вздумается, и при этом не нужно опасаться каких-либо вредных воздействий. Вы можете напиться даже до такой степени, когда будет слышно журчание воды в желудке.

Считается, что бегуну не следует употреблять приправленную пищу. Но если человек получает большое удовольствие от еды, когда пища приправлена, и приправленная пища радует его, то этот факт будет иметь для меня наибольшее значение. Ведь простое удовольствие от еды приводит к необходимому выделению желудочного сока. Так что пусть он ест свои приправы.

Здесь важно понять то, о чем я уже упомянул раньше. Если вы не любите какую-то пищу, не набивайте ею свои желудок в расчете на то, что она полезна. Будет лучше, если вы обойдетесь без нее. Ваш желудок восстанет против нее, и пищеварительный процесс будет нарушен, а в длительном беге это причинит вам больше неприятностей, чем если бы вы вообще ничего не ели.

Для обогащения калорийности пищи я рекомендую глюкозу или варенье. Нужно отдавать себе отчет в том, что тот, кто работает, да еще бегает по 100 миль в неделю, нуждается в большем количестве калорий, чем обычный человек, и спортсмен должен потреблять их, избегая загромождения и перегрузки пищеварительной системы.

Сколько есть мяса? Этот вопрос должен решить сам спортсмен. Однако лучше есть постное мясо, чем жирное. Мы стараемся исключить жир из рациона бегунов. К примеру, лучше жарить яичницу на масле, а не на сале, если, конечно, вы вообще употребляете яйца в таком виде.

Типы бегунов и тактика бега.

Прежде чем вы сможете рассчитывать на успех применения какой-либо тактики во время соревнований, вам нужно освоить все виды бега. Вы должны быть готовы к быстрому и медленному началу, к перемене темпа бега, другими словами, для наилучшего исхода соревнований вы должны научиться жонглировать своей быстротой и выносливостью.

Наилучшей подготовкой к соревнованиям, рассчитанной на тактическую борьбу с соперниками, вероятно, являются серии быстрых рывков по 50 ярдов каждый. Типичной демонстрацией правильности этого положения было выступление Владимира Куца в Мельбурне. Он совершал серии коротких рывков и его способность к восстановлению была столь большой, что он переходил от первого спринтерского «взрыва» ко второму раньше, чем остальные спортсмены успевали отдохнуть от первого. И с каждым успешным рывком преимущество Куца умножалось.

Спортсмен, выступающий на соревнованиях внутри своей страны, обычно не встречает затруднений в определении основных соперников. Но бывают случаи, когда противники совершенно неизвестны, разве только знакомы по их репутации в легкоатлетическом мире. Знать же их лучшие результаты далеко не всегда достаточно, так как их манера бега на определенной части дистанции остается тайной.

Бегуны на 880 ярдов обычно делятся на два типа —тех, кто тяготеет к 440-ярдовой дистанции, и тех, кто тяготеет к дистанции 1 миля. Бегун первого типа в начале дистанции обычно «отсиживается». Его цель сохранить силы для спринтерского броска. Повинуясь ей, он может иногда выйти вперед, попытаться замедлить темп бега. Однако это не самый удачный маневр. Бегуну первого типа гораздо лучше оставаться сзади и придерживать свою скорость до самого последнего момента бега. Такому бегуну, как, например, Джордж Керр, спринтовать чем позднее, тем лучше.

Муне и Снелл явно тяготеют к дистанции 1 миля. Они быстры настолько, насколько позволяет им природная быстрота в беге на 220 ярдов. 220 ярдов —самая первая черта, откуда можно начинать финишный спурт на дистанции 880 ярдов. Даже те, кто имеет способности Снелла или Мунса, проиграют большинство соревнований, если начнут финишировать слишком рано. Я не думаю, что сегодня в мире есть бегуны международного класса, которые могут себе позволить начать ускорение за 300 ярдов до финиша и не будут обойдены на последних 30 или 40 ярдах 880-ярдовой дистанции. Правда, Снелл побил очень сильных спортсменов в Дублине в 1960 г., спринтовав за 300 ярдов до финиша, но он сознался позднее, что ему здорово повезло, поскольку у ленточки он буквально встал.

И все же в беге на 880 ярдов спортсмен, учтя все сильные и слабые стороны своих соперников, должен спринтовать тогда, когда, по его мнению, это будет наиболее выгодно ему и наиболее тяжело соперникам, даже если при этом есть иногда риск попасть в ловушку самому. Остерегайтесь лишь попыток замедлить темп бега. Эта тактика вышла из моды.

Смена темпа бега может быть использована на дистанции 880 ярдов весьма эффективно. Например, тот, кто очень быстро проходит первую половину дистанции, может сбить с толку противника, заставить его бежать слишком быстро и пожертвовать запасом своей скорости ради того, чтобы удержаться среди лидеров.

Бег на 1 милю —дело совсем другое. Здесь мы тоже различаем бегунов скоростного и выносливого типа. Однако в наши дни в забегах экстра-класса доминируют те, кто имеет наибольшую выносливость. На мой взгляд, хорошей настройкой на победу в беге на 1 милю, которая позволяет наиболее полно использовать способности бегуна, будет мысль, что перед вами соревнования на 880 ярдов, и, что касается вас, то вам нужно будет начинать напряженный бег, когда первые 880 ярдов уже пройдены. Это психологический подход к бегу. Но, несомненно, самый лучший способ правильно использовать свои силы —бежать всю дистанцию в ровном темпе.

В забегах, где выступают бегуны высшего класса, никто не имеет даже малой вероятности «потихоньку» оторваться от соперников и удержать свое преимущество. Отличной иллюстрацией сказанного может служить забег на 1 милков Окленде в 1961 г. Фаворитами соревнований считались Халберг, Барлесон и Снелл. Однако Бейли и Скотт скоро вырвались вперед, и их «отпустили» примерно на 70 ярдов. Когда до финиша оставалось полтора круга, Скотт упал и Бейли остался впереди один. Но фавориты удивительно быстро его догнали и «утопили» в финишном рывке. Первые 880 ярдов Бейли и Скотт прошли за 1 мин. 58 сек., однако забег выиграл Барлесон с результатом 4 мин. 5,6 сек.

Бег к вершинам мастерства

Билл Бейли выигрывает у Питера Снелла в ежегодных соревнованиях «Кинг оф Маунтин» (1960 г.).

Исключительно важна для дистанций, начиная от 1 мили и больше, тренировка в рывках на 50 ярдов. Она дает бегуну гарантию в том, что он будет в состоянии удержаться в лидирующей группе при любой тактике, которую могут применить его соперники.

Тот, кто обладает и выносливостью и скоростью, не должен особенно беспокоиться насчет тактики соперников, при условии, конечно, что он всегда настороже и не «включается в игру» слишком поздно. Все зависит от того, кто задает темп бега. Бегун экстра-класса не склонен слишком рано выходить вперед, если только он не принадлежит к тому типу бегунов, которые не могут позволить себе дожидаться, когда на финише начнется розыгрыш мест в беге в полную силу.

Большинство бегунов держится плотно друг к другу до последней четверти мили. Единственным исключением был Эллиот, который имел полную власть во время бега на 1 милю и никогда не выглядел даже слегка озабоченным. Но именно пример Эллиота еще раз подтверждает тот факт, что в наше время на дистанции 1 миля доминируют бегуны выносливого типа. Многие спортсмены имели большую скорость, чем Эллиот, однако на последних ярдах дистанции они даже близко подойти к нему не могли, чтобы использовать на финише свое превосходство в скорости. И все потому, что им недоставало выносливости, чтобы удержаться рядом с австралийцем.

В финале бега на 5000 м в Риме Халберг вышел вперед, когда до конца дистанции оставалось три круга. Сделал он это по обстоятельствам, которые в ранние годы моей тренировки произвели на меня большое впечатление. Я обнаружил тогда, тренируясь к соревнованиям на дистанцию 3 мили, что если я готов к бегу на 1 и 6 миль, то это еще не означает, что я хорошо пробегу и 3 мили, если с помощью прикидок не приучу себя к тому темпу, который требуется в беге на 3 мили. Отсюда, как факт, и использование в моих планах прикидок на время.

Сегодня бегун, подготовленный в тренировке повторного типа, склонен укорачивать время отдыха между спринтерскими пробежками, доказывая этим, что ему становится ясна, как и мне много лет назад, необходимость поддерживать скорость бега.

Не целесообразно иметь во время тренировочного бега периоды отдыха, поскольку организм начинает «искать» их и во время бега на соревнованиях. Если спортсмены будут и дальше развивать эту тенденцию, они вовсе исключат из тренировочного бега период отдыха и начнут бегать прикидки на время, которые я всегда рекомендовал.

Бегуны на 3 мили принадлежат к одному из двух типов: тяготеющих к бегу на 1 милю или на 6 миль. Первые считают, что быстрый темп в начале дистанции им подходит, Поэтому большинство из них склонны начинать бег слишком быстро. И естественно, в промежутке между 13/4 и 21/4 мили они начинают выдыхаться. Бегуны второго типа находят быстрый темп в начале бега трудным для себя. И примерно к тому времени, когда «милевики» начинают сдавать, они как раз принимаются за решение вопроса, в состоянии ли они удержать свою скорость до финишной ленточки.

Таким образом, в большинстве соревнований на 3 мили в точке между 13/4 и 21/4 мили наблюдаются общая нерешительность и замешательство бегунов. Поэтому этот момент психологически выгоден для отрыва от соперников. Вот почему Халберг в Риме и вышел вперед за три круга до финишной прямой. Но, чтобы совершить этот отрыв, надо быть подготовленным так же, как Халберг.

Бег на 3 и 6 миль гораздо более изнурительный, чем бег на 1 милю. И спортсмену на этих дистанциях нужно проявлять больше предусмотрительности, т. е. мы снова сталкиваемся с проблемой равномерного прохождения дистанции и проблемой развития чувства темпа. И по мере увеличения длины дистанции этот вопрос становится все более важным.

Особое место занимает тактика в марафонском беге. Для успешного ее использования марафонцу необходим величайший самоконтроль. В марафоне бегун на дистанции в течение 2,5 час. борется не только против соперников, но и против самых различных обстоятельств, которые могут сложиться по ходу соревнования весьма драматически. Умный бегун может использовать в своих целях эти обстоятельства. Но для этого он должен внимательно учесть их, прежде чем начать бег. Обстоятельства бега нужно сделать союзником, иначе они могут стать опасным врагом.

Если бег проводится в жаркую погоду, это вызывает необходимость контроля над скоростью бега в начале дистанции, иначе солнце возьмет свое. С другой стороны, некоторые используют эти условия, чтобы подорвать силы соперников, вовлекая их в слишком быстрый темп в начале дистанции.

Например, я применил этот способ, когда в последний раз выиграл первенство Новой Зеландии. Забег проводился в Окленде. Влажность была очень высокая, но я лучше был приспособлен к ней, чем фаворит забега Ричардс, который приехал из более холодной области страны. Я «сломал» темп на первых 4 милях дистанции, а затем вышел из игры, зная, что Ричардс не приспособлен к изнуряющей оклендской жаре, которая стояла в тот день.

Риск, на который я пошел, окупился. Когда до финиша оставалось 6 миль, я бежал седьмым, отпустив Ричардса на целую милю вперед. Но я был свежее, чем он, и в результате «вытянул» последнюю милю за 5 мин., в то время как Ричардс преодолел ее за 8 мин. Я обошел его и закончил финишный круг раньше, чем он вступил на дорожку стадиона. На последних 5 милях дистанции он был совершенно сражен влажностью воздуха, а слишком сильное начало бега не оставило ему резервов бороться с ней.

Из репортажей о ходе соревнования зрители знали о большом отрыве Ричардса на последней стадии бега и, считая, что его никто не может настигнуть, почти все покинули стадион. Поэтому, когда я вбежал на стадион, там были лишь одни официальные лица и Халберг. Я рассказал Халбергу о своем плане бега, и он хотел узнать, к какому результату он приведет.

Ни одно соревнование нельзя считать выигранным, пока не разорвешь финишную ленточку. Это нужно хорошо помнить, особенно в марафоне, где большой отрыв вовсе не всегда означает то, чем он кажется.

Спортсмен может использовать, в своих целях любые обстоятельства бега, если, конечно, он хорошо изучит их. Однако нужно обладать большой выдержкой, чтобы дать соперникам возможность уйти вперед, рассчитывая на их крушение в последней стадии бега.

Несколько слов о командной тактике. Она нередко дает о себе знать в международных соревнованиях. Классическим ее примером можно считать международный марафон в Южной Корее в 1959 г. Сильнейшими участниками соревнований считались новозеландец Пакетт и австралиец Пауэр. Однако корейцы подставили к ним марионетку, Они учли, что Пауэр —чемпион Британской империи, любит быть лидером бега, и поэтому сразу же после старта «подставной кореец» ринулся вперед, как будто бы ему предстоял одномильный галоп, а не марафон. Кореец 6 миль держался вместе с Пауэром и Пакеттом, все время подстегивая темп бега. Затем он выдохся и сошел с дистанции, оставив Пауэра и Пакетта расхлебывать заваренную им кашу. А тем временем чемпион Южной Кореи, который долгое время оставался в тени, поддерживая ровный темп, энергично пробивался вперед. Пауэр и Пакетт осознали свою ошибку, когда он обошел их, но было уже поздно. У них уже не осталось сил, чтобы бороться с южнокорейским чемпионом за победу.

И, тем не менее, я думаю, что сегодня в мире еще так мало марафонцев высокого класса, что даже на марафонской дистанции тактика не всегда играет большую роль. И совсем не обязательно рисковать, если в этом нет необходимости. Зачем, например* давать противникам такую фору, что на особенно важной стадии бега они могут ускользнуть от вас в образовавшуюся брешь.

Если вы хорошо взвесили шансы соперников, успех бега скорее зависит от превосходства вашей скорости и выносливости над скоростью и выносливостью соперников, чем от преимуществ вашей тактики перед их тактикой.

И это правило применимо ко всем дистанциям. Прежде всего вы должны тренироваться, чтобы иметь достаточно скорости и выносливости и суметь пробежать дистанцию со скоростью, с которой, по вашему мнению, бег можно выиграть. Если обоих качеств у вас хватает, вы всегда будете находить правильные решения и всегда будете готовым к всевозможным тактическим уловкам соперников. Я также уверен, что вне зависимости от тактического плана в соревновании организм ваш даст собственную реакцию на непредвиденные изменения условий бега. Почувствовав внезапное ослабление соперников, вы, чтобы воспользоваться выгодой этого момента, можете изменить свой план в мгновение ока, но вы должны быть готовы к этому.

Тактика еще имеет кое-какое значение и применяется в соревнованиях, но дни ее влияния сочтены, ибо самая лучшая тактика на всех дистанциях —прежде всего быть подготовленным к ним. В этом случае вы не дадите своим противникам ускользнуть вперед и не захотите слишком долго «держать» свой финишный рывок, т. е. вы будете на верном пути к победе.

Тренер и спортсмен.

Если вы работаете тренером, у вас не может быть надежды на успех в руководстве спортсменом, если вы не знаете своего ученика: его возраст, природную быстроту, общий подход к спорту, работу, нравственные принципы, характер. Без знания всех этих вещей вы не сможете оценить возможности ученика и составить для себя план их реализации.

Допустим, у вас тренируется парень лет 17 или 18, который обещает стать хорошим бегуном на 1 милю. Однако он не достигнет успеха до тех пор, пока ему не исполнится 22 или 23 года. Поэтому вам придется быть терпеливым в своей работе. К тому же вам нужно убедить и ученика, что его медленный прогресс не есть следствие вашего неумелого руководства или его собственной бесталанности. Спортсмен должен знать, что он не теряет времени даром. А ваша задача —обращаться с его талантом исключительно тонко.

Например, в данном конкретном случае вашему будущему «милевику», чтобы избежать перенапряжения на ранней ступени, следует начать с бега на 880 ярдов и на более короткие дистанции. Надо все время помнить, что он еще не готов к бегу на 1 милю, и ничего хорошего не сулит понукание его к выступлению на этой дистанции. Если юноша «созревает» быстрее обычного, он может начать бегать на 1 милю в соревнованиях юниоров. Интересно, что большинство высоких подростков «созревает» медленнее и соответственно достигает наивысшего потенциала позднее своих низкорослых сверстников.

Взрослый спортсмен —это уже иная забота. Его недостатком, как правило, является сложившаяся мускулатура. И требуется больше времени, и нужна более напряжённая работа, чем у юношей, чтобы развить его природную быстроту.

Вообще, какого бы типа или возраста ни был бегун, вам всегда следует начинать с его природной быстроты, как меры его способностей. И это правило действует вне зависимости от того, будет ли спортсмен стремиться к вершине мастерства, либо будет бегать для собственного удовольствия.

Хочет ли юноша бегать в целях развлечения или чтобы стать чемпионом? Или он уже чемпион, но ищет вашей помощи, чтобы бегать еще лучше?

Все это нужно узнать вам, прежде чем вы решите, какие тренировочные средства лучше всего подойдут вашему ученику.

Тренеру надо быть своего рода психологом. Он должен внимательно изучать характер каждого бегуна и видоизменять свой подход к нему и его тренировке сообразно с его индивидуальными особенностями. Тренер не может обращаться с неуверенным в себе спортсменом так же, как он обращается с бегуном непреклонного духа, который не знает препятствий.

Снелл, например, не является чрезмерно самонадеянным бегуном. Но, не будучи заносчивым, он отдает себе отчет в том, что может побить своих соперников. И чем крупнее состязание, тем лучше он выступает на нем.

Халберг —человек непреклонного духа. Он скорее умрет на дорожке, чем сдастся, и будет терпеть до крайней степени усталости, чтобы выиграть.

А вот характер Мэги в течение ряда лет вызывал у меня большое беспокойство. Мэги и Халберг начали тренироваться вместе, когда им еще не было двадцати лет. И всегда Халберг выигрывал у Мэги как на тренировке, так и в соревнованиях. Иногда разрыв был невелик, однако Халберг был у цели первый. Мэги годами страдал от своей второстепенной роли. Это чувство развилось у него до такой степени, что, только увидев Халберга в одном забеге с собой, Мэги уже проигрывал до начала соревнований.

Бег к вершинам мастерства

Участники олимпийских игр Барри Мэги (слева) и Джефф Джулиан (справа) на трассе Оклендского марафона 1961 г.

Мэги резко изменился, когда начал бегать марафон, где ему не нужно было уже бороться против Халберга. Мэги быстро обрел уверенность и столь же быстро поднялся к вершине мастерства на марафонской дистанции. После нескольких лет неудачной борьбы с Халбергом он стал фигурой международного класса.

Мэги и сейчас соревнуется с Халбергом, и, хотя по-прежнему еще не побил его, он относится к своему старому сопернику уже совсем по-другому. Он уже не считает свои шансы против Халберга безнадежными, и никто лучше его не знает, что он мог выиграть у Халберга во время установления им мирового рекорда в беге на 3 мили в Стокгольме в июле 1961 г.

Теперь о работе бегуна. Я не слышал ни разу, чтобы человек, занятый на тяжелой физической работе, стал бы на средних и длинных дистанциях бегуном высокого класса. Будущие чемпионы приходят из легкой промышленности или служебных контор.

Это обстоятельство заставит спортсмена осознать, что его возможности преуспеть в беге на средние и длинные дистанции могут быть ограничены неподходящей для этого профессией.

Вполне понятно, что человеку, который трудится в поте лица, зарабатывая себе на жизнь, тренироваться будет тяжелее, чем тому, кто сидит целый день за столом в конторе. Ему придется сокращать усилия, вкладываемые в тренировку, и вследствие этого он не может надеяться на высокий спортивный результат. Рабочий может иметь значительно более развитые мышцы, чем тот, кто занят конторской перепиской или служит в магазине, но эти мышцы —плохое подспорье для бега. Поэтому тренеру нужно всегда считаться с работой бегуна и соответственно с ней координировать его тренировочный план.

Предположим, что вы, как тренер, уже учли все вышесказанное, поэтому выпустим теперь вашего бегуна на дорожку и-понаблюдаем за стилем его бега, если-спортсмен бежит расслабляясь, не теряет равновесия, вам потребуется не очень много времени, чтобы подправить его технику. Однако не пытайтесь «обтесать» его в классической форме совершенного стиля. Есть очень много «красивых» бегунов, чьим стилем бега никак не налюбуются, однако они не умеют правильно отталкиваться при беге. И, я думаю, вы не захотите воспитать одного из таких бегунов. Так что не беспокойтесь, если ваша «надежда» выглядит непривлекательно. Если бегун отталкивается прямо-вперед и хорошо расслабляется, я был бы рад иметь с ним дело.

Возможно, вам придется поработать с бегуном и над наклоном тела, который оказывает влияние на длину шага. Большинство бегунов автоматически устанавливает правильный угол наклона, но некоторые высокорослые бегуны наклоняются слишком сильно вперед и затрудняют этим поступательное движение. Руки должны двигаться довольно низко и прямо-вперед. Руки, согнутые высоко в локтях и прижатые к груди, приводят к скованности тела вверх от талии и вызывают напрасную трату усилий. Чтобы пробежать 6 миль, требуется полчаса. Попытайтесь в течение этого времени постоять, подняв руки к груди, и вы поймете, что я имею в виду.

Я думаю, что человеку, который намерен руководить тренировкой в беге на средние и длинные дистанции, нужно иметь практический опыт бега. Этот вид бега является Столь напряженным и вызывает столь значительные нагрузки организма, что тренер должен знать, что такое испытывать утомление.

К сожалению, слишком много имеется тренеров, которые никогда в своей жизни не бегали. И они склонны посылать своего ученика на задание, содержащее двадцать или более пробежек с короткими интервалами отдыха, когда он к такой нагрузке не подготовлен. Подобная работа становится для юноши сущим адом и может причинить ущерб не только его воле, но и здоровью.

Тренер же, который имеет практический опыт в беге, никогда не сделает подобную ошибку. Он будет знать, что данного задания его ученик выполнить не сможет. Я, например, так часто был в состоянии‘почти полного истощения, что знаю, какие чувства испытывают мои бегуны во всех видах бега, каков отдых нужен им и сколько времени он должен занять. Данное обстоятельство наиболее важно в тренировке того типа, который я рекомендую. Вызвать утомление у подростка очень легко, но совсем не легко оценить воздействие этого утомления на подростка и обеспечить восстановление его организма.

Особенно трудно это сделать, если тренер не прошел сам через «беговую мясорубку».

В то время как тренер добивается полного понимания своего ученика, ученику нужно иметь полное доверие к своему тренеру. Ибо только при полном доверии к тренеру ученик без всяких разговоров пойдет на такую физическую нагрузку, как 100 миль бега в неделю, если тренер скажет ему, что это нужно. Когда ученик уверен, что тренер помогает ему в спортивном совершенствовании, он сделает все, что тот ни потребует. А если ученик знает, что все это тренер уже проделал сам, он сделает это еще лучше. Очень важно поддерживать тренерскую методику нечто большим, чем просто идеи.

Еще лучше, если тренер сможет принять участие в некоторых пробежках вместе с учеником и ободрять его своим присутствием и примером. В этом случае уважение перейдет в почитание тренера. И тренер начнет открывать истинные источники возможностей ученика. Между тренером и учеником установятся братские отношения.

В этом смысле мне всегда везло. Когда Пакетт включился в марафонскую тренировку и ему не с кем было тренироваться, я, уже наполовину растренированный, решил бегать вместе с ним. Мне не нужно было особенно подгонять себя на этот шаг, но в сорок лет кое-какие усилия для этого все-таки требовались. Мне недоставало, к сожалению, скоростной подготовки, но в компании с Пакеттом я достаточно подготовился, чтобы заявить себя на первенство страны. И я закончил бег вторым, вслед за своим учеником.

Пакетт в течение последующих трех лет выиграл все марафонские состязания, в которых принимал участие. А это —замечательное достижение в жесточайшем типе соревнований. И я полагаю, что те взаимоотношения, что у нас установились с ним за время совместных тренировок, дали Пакетту такой «импульс успеха», который не могли бы дать никакая теория и никакие беседы.

Спортсмены похожи на детей. Им нужен наставник. Если они попытаются изучить все основы тренировки самостоятельно, они в сорок лет будут знать не больше, чем тот, кого хорошо научили в восемнадцать. За два сезона искусный тренер может пройти с учеником столько, сколько дает опыт двадцати или тридцати лет самостоятельной тренировки.

Прошли те дни, когда в моде был саркастический тип тренера, продвигавший своих учеников к успеху с помощью насмешки и недоверия, целью которых считалось подстегивание ученика ради больших усилий. Это плохой путь морального стимулирования. Психологический подход к ученикам дает результаты вдвое быстрее, гораздо эффективнее и значительно устойчивее.

С того самого момента, когда вы начинаете физическую подготовку юноши и «вписываете» его в круг прилежной тренировки, давайте ему знать, когда вы одобряете его действия. Предоставьте ему полное доверие в работе, и его ответом будет стремление вложиться в нее еще больше. Если ученик, по вашему мнению, не работает так, как ему следует, попытайтесь понять, почему это происходит, прежде чем сделать ему выговор. Причина может лежать в вас самом, а иногда ученик просто неправильно понимает поставленную перед ним задачу.

Я не думаю, чтобы у тренера была какая-либо необходимость специальной моральной настройки того спортсмена, который хорошо выполнил тренировочный план и обнаружил улучшение своих результатов. Вероятно, кое-какая моральная поддержка перед ответственным соревнованием и нужна, но, если спортсмен уже имел успехи в тренировке и соревнованиях, из этого разумно следует, что он должен иметь уверенность и в своих силах и в знаниях тренера. Физическая подготовленность сама по себе уже порождает уверенность. Спортсмен, который знает, как он себя чувствует, что он проделал и на что он может надеяться, имеет как раз все те моральные стимулы, что требуются. Возможно, ему нужно помочь в выборе тактики бега на соревновании, но специальная моральная настройка, взбучка и увещевание не нужны.

Вот где требуется весомая помощь тренера —так это когда спортсмен проходит период неизбежных застойных спадов, что имеют место между двумя пиками спортивной формы. Вполне естественно, что успешно проведенное напряженное соревнование на несколько дней берет свое, и в течение этих нескольких дней спортсмен не может выступать настолько же успешно. Некоторые бегуны не могут дать оценку этому явлению самостоятельно, но хороший тренер всегда в состоянии удачно провести своего ученика сквозь периоды застоя. Правильный подход к занятиям в это время поможет подняться атлету к следующему пику спортивной формы.

В конце концов, все довольно просто. Знайте свое дело и дайте спортсмену сполна понять это, и у вас установится с ним полное взаимопонимание, что стоит больше, чем целый том специальной премудрости, изложенной в высоком стиле.

Тренировка мальчиков.

В Новой Зеландии мальчики уже с юных лет начинают бегать кроссы. Когда мальчикам исполняется 8 лет, мы выпускаем их на дистанции 2 и 3 мили. Это может показаться ужасной нагрузкой для ребенка, но, при условии, что у него здоровое сердце, мы убеждены, что ему можно без вреда бегать на эти дистанции.

Опасной дистанцией для мальчиков может быть любая в интервале от 220 до 660 ярдов. Короткий спринт не причинит вреда, всякая дистанция больше 880 ярдов ничего кроме пользы не принесет. Почему? Дело в том, что обычный ребенок может быстро пробежать без невыносимого перенапряжения не более 300 ярдов. Но именно в момент этого перенапряжения он окажется на финишной прямой в беге на 440 ярдов как раз в том месте, где зрители, в особенности родители, начнут поддерживать его криками. Эти крики на всякого бегуна действуют стимулирующе и заставят ребенка бежать с колоссальным напряжением. Он, совершенно естественно, будет стремиться поддержать свою скорость за счет волевых усилий, хотя его физические силы уже истощены. А это очень опасно.

Таким образом, если вы хотите, чтобы ваш ребенок бегал, ограничьте его выступления коротким спринтом, где он может использовать все свои резервы, но не будет вынужден бежать через силу, или предложите ему дистанции от 1 до 3 миль. На последних дистанциях он может устать, но единственной его реакцией в этом случае будет замедление бега вплоть до ходьбы, и это не причинит ему вреда.

Опасен продолжительный скоростной бег, но не продолжительный бег вообще. Огромное число потенциальных чемпионов потерпело неудачу в Новой Зеландии (и я не сомневаюсь, что и в других странах) потому, что они в тренировку и соревнования включали продолжительный скоростной бег, находясь в том возрасте, когда их физическое развитие не могло быть опорой для такой нагрузки.

Я всегда вспоминаю слова Гундера Хегга: «Если вы сможете вдохновить подростка на тренировку и удержать от соревнований, пока он не подрастет и не станет зрелым, тогда вы заложите в нем фундамент будущего олимпийского чемпиона». Я думаю, что эти слова отражают всю проблему детского спорта. Вдохновите мальчишку, но не заставляйте его. Пусть он играет в легкую атлетику и с легкой атлетикой.

У нас мальчишки ничего не любят больше, чем стаей бегать по холмам и долинам, перепрыгивать ручьи и изгороди, радуясь свежему воздуху и солнечному свету, т. е. заниматься тем видом спорта, что не знает ограничений стадиона. Я видел однажды в субботу, как мальчики младшего возраста (от 8 до 15 лет) прибежали в клуб, поиграли полчаса в догонялки в холле, затем пробежали более 3 миль на улице, вернулись в клуб переодеться и затем полчаса еще бегали друг за другом, ожидая вечернего чая. Они не были перегружены, не чувствовали себя утомленными и не стремились поскорее уехать домой только потому, что пробежали свои 3 мили по холмам и лощинам.

Субботний вечерний групповой бег демонстрирует, что бег на выносливость абсолютно не оказывает вредных воздействий на здорового ребенка. Этот бег просто подготавливает его для более серьезных занятий в грядущие годы.

Как много и насколько быстро нужно бежать ребенку в тренировке? Этот вопрос оставьте на его усмотрение. Однако нет причин, по которым мальчик 14 лет не должен бегать 10, 15 или 20 миль, если он делает это по доброй воле.

Я полагаю, что одной из величайших выгод бега на местности для ребенка является то обстоятельство, что его родители не находятся рядом и не понукают его бежать быстрее и с большими усилиями, чем те, к которым он подготовлен физически и морально. Родительское влияние в спорте может быть чудесным фактором, но оно может быть и настоящей опасностью, а иногда даже и своеобразным извергом. Слишком многие родители, к сожалению, заинтересованы в том, чтобы их дитя отличилось. Поэтому слишком часто они заставляют ребенка показывать свое превосходство не только за счет других, но и за счет его собственного «я».

В то же время к ребенку успешно может быть применена тренировка по плану. Было много мальчишек, которых я тренировал и которые преуспели в подготовке к бегу на выносливость. В их число входят и мои собственные дети. Маршрут по кольцу Вайатаруа в 22 мили длиной считается взрослыми как ужасное испытание, однако многие подростки бегают по нему вполне регулярно, подбирая свой собственный темп бега и не получая поэтому никакого вреда. Они используют те же самые планы (разумеется, модифицированные), что и юниоры.

Самые младшие мальчики могут продолжать бегать и во время шоссейного сезона, который наступает вслед за сезоном кроссов, однако им не нужно участвовать в соревнованиях на избранные дистанции более чем два или три раза. Я говорю об этом потому, что папа на этих соревнованиях может ехать вдоль трассы и понукать свое подающее надежды чадо к чрезмерным усилиям.

В отношении беговой тренировки для мальчиков приведу пример Кима Мак-Делла. Этот пример покажет вам, что может сделать мальчик, вдохновленный желанием стать бегуном.

Я впервые услышал о Мак-Делле, когда его несколько обеспокоенный отец позвонил мне, чтобы посоветоваться насчет своего сына. Юный Ким жил примерно в 6 милях от колледжа в Окленде, однако он предпочитал каждый день бегать в школу и из школы. Мистер Мак-Делл не обращал на это внимания до тех пор, пока люди не стали говорить ему, разумно ли позволять мальчику 13 лет преодолевать такие расстояния каждый день. Тогда он и решил позвонить мне.

Я заверил Мак-Делла-старшего, что ему решительно не о чем беспокоиться, если только он не захочет попытаться «нажать» на Кима в отношении увеличения интенсивности этих пробежек, Ким же ничего не принесет себе кроме пользы и, наоборот, заложит фундамент для карьеры чемпиона.

Когда Киму Мак-Деллу исполнилось 17 лет, он подтвердил правоту моих слов. Он побил рекорд Новой Зеландии для юниоров в беге на 880 ярдов —1 мин. 54,1 сек., а на 1 миле показал результат 4 мин. 12,3 сек.

Тренировался Ким Мак-Делл по той же методике, что я рекомендую для подготовки взрослых, но, конечно, его программа была легче как на дорожке, так и на шоссе. Однако ему приходилось пробегать свыше 22 миль по горам и сквозь кустарник.

Миф о среднем возрасте.

Вы вступили в средний возраст? Вы думаете вести малоактивный образ жизни? Вы проводите все годы, сидя в конторе или занимаясь физически легкой работой?

Вы заинтересовали меня. Возможно, потому, что я теперь тоже лицо среднего возраста и я чувствую, что вы такого типа человек, которому мне будет приятно помочь. Тот факт, что вы в последние двадцать или тридцать лет не занимались спортом, не противопоказан тому, чтобы делать кое-какие довольно простые вещи на счет возвращения силы ваших молодых лет. Не слишком поздно еще прекратить и отращивать живот.

Вы можете чувствовать, что ваше время прошло. Большинство людей это чувствует. Но они ошибаются. Вас ожидает много любопытного, если вы наберетесь желания сделать начальные усилия —нет, совсем не трудные, — и вы будете изумлены общим улучшением своего здоровья. Это может помочь вам стареть гораздо более счастливо и намного менее заметно.

Много людей пытается нащупать свой путь назад к былой молодости, однако у них нет достаточных знаний о своем организме, чтобы тратить время с пользой и выполнять нужные упражнения.

Я верю, что всякий мужчина под пятьдесят лет со здоровым сердцем может вернуть ушедшие годы. Все, что для этого требуется, — это встать на полчаса раньше, отправиться в ближайший парк и пробежать трусцой от 5 до 15 мин. Если вы будете делать это регулярно и после пробежки освежаться под душем или принимать ванну, вы более чем компенсируете потерю времени, которое раньше проводили в постели.

Седовласый оклендец, который пробегает 5 миль перед завтраком каждое утро, не думает об увеличении длины пробежки или о том, чтобы сократить время пробегания своих утренних 5 миль. Ему просто нравится бегать, нравится быть бодрым, нравится смотреть на мир ясными глазами, нравится находиться в рабочем тонусе и выполнять свои служебные дела с хорошим настроением.

И как только человек средних лет начнет чувствовать на себе воздействие бега трусцой, пройдет не так уж много времени, когда он сможет пробежать без труда 10 миль, даже если, приступая к тренировке, он и не мечтал никогда о такой цифре. Здесь в точности происходит то, что и со всеми спортсменами, когда они постепенно входят в форму. Тонизируются все органы, удаляется лишний жир, очищаются артерии и облегчается работа сердца.

Человек, который регулярно бегает в среднем возрасте, получает новый интерес в жизни. Он подсознательно начинает следить за своей диетой и общей гигиеной здоровья. Подобно юному спортсмену, он обнаружит, что его пульс снизился и все, что он делает, стало даваться ему значительно легче.

Я не просто предполагаю, что так будет. В Новой Зеландии я уже заинтересовал бегом немало людей среднего возраста, вовлек их в регулярные пробежки, и они уже почувствовали пользу их новой деятельности. При этом некоторые из них никогда серьезно не занимались бегом или другими видами спорта.

Много людей достаточно подготовлены, чтобы преуспевать в работе или в накоплении денег, но они игнорируют заботу о собственном здоровье, особенно когда им «стукнет» пятьдесят лет. Тот же, кто следит за своим здоровьем так же тщательно, как и за банковским счетом, поступает разумно. И если вы хотите позаботиться о своем здоровье, подумайте о ежедневной тренировочной программе.

Вероятно, вам не хочется показываться на виду у ваших соседей в трусах и тапочках. Их насмешки, я согласен, могут раздражать. Хорошо, поезжайте в парк, где вас не увидят. Не позволяйте соседям «выбить» вас из важного дела. Имейте в виду, как только соседи увидят, что вы к нему относитесь вполне серьезно и оно приносит вам пользу, возможно, что соседи присоединятся к вам.

Бег к вершинам мастерства

Артур Лидьярд и сейчас продолжает бегать вместе с сыновьями и дочерью. Слева направо: Гарри, Фей, Артур, Брюс и Рой Лидьярды.

Начинать нужно с легкого бега трусцой в течение 5 мин. в темпе ходьбы. Постепенно увеличивайте пробежки сначала до 10, затем до 15 мин., а когда мышцы привыкнут к работе, до получаса. Если у вас появится боль в мышцах ног, не бросайте из-за этого занятия. Единственный путь преодолеть боль и напряженность в мышцах —поддерживать бег, согласно вашей тренировочной программе.

Вечером выполняйте подскоки, прогрессируя здесь точно так же, как в беге. Время и темп движений увеличиваются постепенно. Подскоки являются одним из лучших средств избавления от лишнего жира. Когда вы сможете выполнять подскоки в течение получаса, включите в каждые 3 или 4 мин. подскоков 1 мин. взрывных прыжков, подобно тому как бегун включает скоростные рывки в различные части своей беговой тренировки. Рекомендуется делать и другие всевозможные упражнения на подвижность, памятуя при этом, что главной целью является снижение веса и увеличение гибкости тела.

Те, кто проводят время в гимнастических залах, не всегда добиваются желаемого. Гимнастика не предотвращает наступления старости и коронарного тромбоза.

Ноги занимают самую большую часть человеческого тела. Поэтому, когда вы даете нагрузку на ноги, вы вкладываете в работу намного больше усилий, чем в упражнениях с нагрузкой на руки. Ваше сердце при этом работает быстрее, кровь циркулирует по венам и артериям также с большей скоростью, а желаемые результаты достигаются скорее.

Когда спортсмен спринтует, его сердце перекачивает кровь со скоростью восемь галлонов[8] в минуту. Эта цифра заставляет нас осознать, что за чудесный орган сердце и как быстро кровь циркулирует по системе кровообращения. Однако такого потока не будет, если вы не будете поддерживать свой организм в состоянии полной подготовленности.

Теннис и баскетбол —хорошие средства подготовки, однако для людей среднего возраста интенсивность движений в них слишком велика. А от поднимания тяжестей и других статических упражнений вы не получите вообще никакой настоящей пользы. Бег —наиболее легкое из всех упражнений, потому что при выполнёнии его вы сами определяете и его продолжительность и скорость.

Всякий, кто подготавливается постепенно, как предлагаю я, найдет бег на несколько миль делом посильным для себя, даже если он в течение многих лет не занимался спортом активно.

Однако, прежде чем начать тренировку, сходите к врачу и проверьте сердце. Если врач скажет, что оно может выдержать дополнительную работу, начинайте ее постепенно. Не зарывайтесь в начале подготовки. Все придет в свое время.

Кроме физиологической пользы, которая возникает от регулярного бега, вы испытаете и моральный подъем просто оттого, что осознаете себя физически подготовленным человеком.

Бег для женщин.

Тренировка в беге на выносливость для женщин не разработана. Поэтому мы даже поверхностно не коснулись этой проблемы, так как и я очень многого не знаю.

Однако я не вижу причины, почему женщины не в состоянии провести бег на 880 ярдов или на 1 милю в быстром темпе, не испытывая при этом расстройства чувств. Я верю, что они могут достигнуть этого тренировкой, точно так же, как мои юниоры. Разумеется, пока они не будут тренироваться по-настоящему, они не реализуют на средних дистанциях свой потенциал.

То же самое относится и к кроссовому бегу для женщин. В нашей стране, где во многих клубах есть секции для женщин, большинство девочек рассматривает короткую пробежку по пересеченной местности чуть ли не как сверхмарафон. Девочки, которые хорошо бегают на короткие дистанции, совершенно иначе выглядят, когда им приходится тренироваться на более длинных дистанциях, и сходят с них, даже не пытаясь бежать.

Основной пункт в этой проблеме —вопрос общефизической подготовки и правильного подхода к бегу. Однако он связан также и с природной быстротой женщин. Возможности девочек управляются природной быстротой точно так же, как и мальчиков.

У себя в стране мы никогда не узнаем, сколь многого могли бы добиться женщины на дистанции, равной полмили, потому что всякая сколько-нибудь быстрая от природы девочка механически вовлекается в спринт. Из-за своей способности пробежать исключительно быстро 100 или 220 ярдов она неотвратимо лишается возможности узнать, какова она на дистанциях вчетверо более длинных.

Когда же женщин соблазняют соревноваться на более длинных дистанциях, они обычно бегут неправильно, причиняют себе вред и, естественно, не пытаются возвратиться к этим дистанциям снова. До тех пор, пока женщины не изменят своего отношения к бегу на средние дистанции, мы не увидим какого-либо улучшения в этом вопросе. Конечно, вполне предпочтительнее легкий путь к вероятному титулу чемпионки Новой Зеландии в спринте, чем более трудная дорога к олимпийской медали на средней дистанции. К сожалению, такой подход к делу свойствен не только женщинам, но и слишком многим мужчинам.

Даже в Окленде, цитадели бега на выносливость в Новой Зеландии, бегуньи на длинные дистанции представлены в таком меньшинстве, что соревнований для них устраивается очень мало или не устраивается вовсе. Довольно странно и то, что те женщины, которые все же бегают на дорожке стадиона по пол- и четвертьмили, совсем не бегают кроссов и упускают ценнейшее средство общефизической подготовки, которое существенно могло бы помочь им на дорожке.

Любитель-профессионал или профессионал-любитель.

Спортсмен-любитель, который сегодня выступает в большом спорте, безусловно, любитель, а не профессионал. И все же я назвал бы его профессиональным любителем, а если взглянуть на это дело с другой стороны, то скорее любителем-профессионалом. Ведь чтобы «оставить след» в спорте, он делает его, по сути дела, своим вторым занятием. Спортсмен тратит на спорт все свое свободное время, большую часть своих сил, а подчас и большую часть своих денег. Он нередко должен жертвовать своей семьей, а до некоторой степени и своей карьерой ради спорта.

Спорт не является больше развлечением для тех, кого привлекает в спорте вершина мастерства и кто хочет удержаться на этой вершине. Спортсмены накрепко «закрывают себя» для поздних вечеринок, театров и всех других удовольствий и развлечений, которые привлекают большинство молодых людей.

Пока бегун не стал чемпионом, никому в мире нет дела до того, чем он занимается и что приносит в жертву ради спорта. Однако, как только спортсмен «выйдет в люди», руководители любительского спорта обращают на него свое внимание, берут контроль над ним и пытаются постоянно направлять его деятельность. Спортсмен немедленно попадает в положение, в котором можно «делать деньги», однако изжившие себя правила любительства применяются к нему в полной мере, как средство принуждения и увещевания, чтобы заставить его плясать под официальную дудку. Его оглушают фразами вроде «Твой долг перед родиной», «Ты обязан народу» и т. д.

Такое отношение к себе в душе спортсмена может вызвать отвращение, но, если его душа в беге и только в нем он находит свое удовлетворение, он должен будет повиноваться или страдать вследствие неповиновения. На спортсмена давят со всех сторон. От него ждут выступлений на больших митингах, маленьких встречах, всевозможных школьных праздниках. Его тренировочный план в расчет не принимается. Если он, не попав на пик максимальной спортивной формы, выступит на соревнованиях неудачно, его скорее обвинят в нежелании бежать, чем поймут правильно.

Если человек начинает заниматься спортом, не будучи хорошо обеспеченным, он обязательно столкнется с трудностями, когда между двадцатью и тридцатью годами захочет «остепениться» и создать семью. Его свободные деньги будут поглощаться спортом, а его работа может отойти на задний план. Тот двадцать один час в неделю, который спортсмен должен тратить, чтобы поддерживать себя на вершине мастерства, можно было бы потратить с большей пользой для сколачивания капитала на будущее.

Конечно, в спорте есть компенсация от кругосветных турне. Однако в Новой Зеландии нет спортсмена, который возвратился бы из таких турне, не расстроив своих финансовых дел.

Как же может быть иначе, если официальная поддержка спортсмена заключается в 2 долларах в день, что составляет около 12 шиллингов и 6 пенсов.

Когда Халберг находится за границей, он должен поддерживать в финансовом отношении молодую семью и вдобавок тратить деньги на самого себя. А это большие расходы. Мэги находится в другом положении, он —хозяин лавки. Но он, когда уезжает из Новой Зеландии, должен заранее пригласить человека и платить ему, чтобы тот торговал в лавке вместо него. Возможно, Мэги кое-что и выигрывает из-за хорошего отношения к нему покупателей, но как можно измерить это отношение материально?

Спортсмен-чемпион сегодня за счет входной платы на стадион может принести прибыль как своей стране, так и другим странам в тысячи долларов. Но разве согласуется с духом времени тот факт, что его собственные затраты игнорируются?

Тот, кто должен беспокоиться о куске хлеба, не может добиться в спорте всего того, на что он способен. Я не могу понять, почему спортсмену нельзя давать какую-то приличную сумму денег в то время, когда он находится за границей, ведь он не извлекает чрезвычайной выгоды от этой поездки. Для любительского статуса не будет ущербом, если человек, который едет за тридевять земель представлять в спорте свою страну, будет возвращаться домой и находить свои финансовые дела в том же состоянии, в котором те были бы, если бы он оставался дома.

Я не защищаю идеи денежных призов за соревнования или выплаты спортсменам процента с прибыли стадиона, но я определенно настаиваю на том, что спортсмены-любители не должны оставаться в невыгодном положении. Сегодня же они связаны по рукам и ногам статусом любительства, который был создан много лет назад. Однако пришло время, когда он должен быть пересмотрен.

Осознание того факта, что спортсмены должны иметь узаконенную плату, адекватную их издержкам, исключило бы возникновение намеков, сплетен, шепотов и полуправдивых сенсаций «подпольной» платы, т. е. всего того, что сегодня загрязняет атмосферу любительского спорта.

Мы могли бы иметь большее число спортсменов, причем более сильных, если бы финансовое хлопоты были отделены от уже, к сожалению, возникшей проблемы отыскания времени для тренировок и поездок на соревнования. Наши бегуны экстра-класса вынуждены отклонять многие предложения участвовать в международных соревнованиях, и я совершенно не уверен, что истинные причины их отказа от лестных приглашений будут поняты правильно. Можно предположить даже, что спортсмены будут подвергаться критике, если по причинам недостаточной готовности или стеснения в деньгах они будут уклоняться от «поголовного» участия во всех соревнованиях.

Вызывающим сожаление фактом является и то, что спортсмена, приехавшего в другую страну, очень часто помещают в гостиницу и в дни, предшествующие состязанию, оставляют в основном без присмотра. Имея только 12 шиллингов и 6 пенсов в день, спортсмен не может распорядиться скучно тянущимся временем иначе, чем бить баклуши. Он должен сберечь деньги для дополнительного питания и покупки хотя бы самых дешевых сувениров в память о поездке.

В 1934 г., когда бег был действительно развлечением, мы соревновались за призы стоимостью 10 фунтов. В те дни это была «царская награда». Сегодня же предел денег, отпускаемых на призы, составляет 12 фунтов. Заработки возросли на 300 и 400 процентов, но деньги, отпускаемые на призы, лишь на 25 процентов. Где же чувство реального? На призы теперь нужно отпускать минимум 40 фунтов. Чемпионы не сквалыги, однако нетрудно себе представить, что они думают, когда сопоставляют жертву временем, усилиями, общественной жизнью, принесенную ими ради спорта, с тем, что они получают взамен за свой энтузиазм. Нетрудно также понять, почему время от времени они «восстают» и открыто критикуют, — нет, не тех, кто вынужден исполнять законы, ограничивающие спортсменов, а сами эти законы.

Велосипедисты-любители состязаются за призы, стоимость которых во много раз выше, чем та, что разрешена в легкой атлетике, однако им не закрыт вход на олимпиаду, как случилось бы с легкоатлетом, вздумай он получить такие же, как они, деньги на призы. Очень хорошим делом считается аплодировать людям, которые выигрывают медали и ставят рекорды, превозносись их как «героев нации», как «лучших послов за морем», как «настоящих сынов отчизны» и т. п. Но, если те, кто расточает комплименты, действительно искренни, они должны создать своим «послам» гораздо более приятную жизнь и освободить их от тягостных ограничений и беспокойств.

Награды Рима.

После Олимпийских игр в Риме английские спортсмены винили в своей неудаче плохое питание, недостаток времени для подготовки, т. е. все что угодно, кроме их собственной неспособности подготовить себя ко дню соревнований. В свете их оправданий мне было очень приятно беседовать с английскими журналистами, когда они спрашивали меня, как дела у новозеландцев, и было еще приятнее, когда английские журналисты поддержали меня и стали рассматривать оправдания английских бегунов так, как они того были достойны.

Бег к вершинам мастерства

Тренер и его ученики на XVII Олимпийских играх (слева направо): Мюррей Халберг, Рэй Пакетт, Барри Мэги, Артур Лидьярд, Питер Снелл, Джефф Джулиан.

Я задавал журналистам такой вопрос: «Как понравилось бы английским бегунам то, с чем имели дело новозеландцы? Мы готовились зимой на дорогах, не имея преимуществ ни закрытых помещений, ни закрытых дорожек. Мы использовали автомобильные магистрали, потому что они, по крайней мере, освещались. Наши бегуны должны были проделать огромную часть своей тренировочной скоростной работы на шоссе, где нужно бежать и все время вертеть головой в разные стороны, чтобы на тебя никто не наехал, увертываться от прохожих и велосипедов, где встречные машины наполовину ослепляют, где бежишь обычно мокрый как мышь».

Нам повезло, как я уже говорил раньше, что у нас были отличные руководители. Мы представляли дружную семью. Все наши требования принимались во внимание, и мы были обеспечены всякой помощью и поддержкой, чтобы показать лучшее, на что мы были способны.

Нам удалось подыскать отдаленные тренировочные дорожки, и мы могли тренироваться в сравнительно тихой обстановке, без постороннего вмешательства и в основном тогда, когда нам вздумается. Главным образом, мы использовали «Эвкалипта трек» и из других спортсменов встречали там лишь филиппинцев.

Мы были вполне счастливы, будучи предоставлены самим себе, и ребята работали с самого начала так хорошо, что я был уверен, что они не подкачают. Я говорю сейчас, конечно, лишь о пяти членах команды, которых я тренировал: Халберге, Мэги, Снелле, Пайетте и Джулиане.

Мы тренировались каждое утро до завтрака. Халберг временами пробегал до 15 миль. После полудня мы тренировались вторично, главным образом, на солнцепеке, чтобы приучить себя к условиям, которые ожидались в состязаниях. Бесспорно, не все шло для нас гладко. Но было бы нахальством ожидать в чужой стране всего того, к чему привык дома. Однако итальянцы в основном были близки к идеалу в том, что нас касалось. Мы были также вполне подготовлены к тому, чтобы не считаться с некоторыми «огрехами», и вполне понимали, что мы не единственные, кто не получил всего, что желал, на 100 процентов.

Пища, например, была не всегда наилучшей, с нашей точки зрения. Кроме того, бывали дни, когда, чтобы добраться из Олимпийской деревни до тренировочной дорожки, требовалось два часа, потому что итальянские шоферы, к нам прикрепленные, имели привычку терять дорогу. Но, в конечном счете, проблема питания была для нас второстепенной, а тренировались мы в удобном месте и без перерывов.

Я думаю, что в целом нами была проделана большая работа. Непосредственно перед состязаниями я предсказал, что Халберг, Снелл и Мэги выступят хорошо. В Снелле я был абсолютно уверен, несмотря на то, что мы плохо знали его соперников, главным образом, Мунса и Керра. Снелл был не только очень мощный бегун, но был даже значительно быстрее, чем большинство о нем думало.

Мы использовали предварительные забеги на 800 м на то, чтобы выяснить, что же из себя в действительности представляют противники Снелла. По жребию ему пришлось бежать в первом забеге вместе с Вэгли, Канлиффом и Рожавельди. Снелл выиграл у них с результатом 1.48,1, который был лучше всех, когда-либо показанных им в Новой Зеландии. Вэгли пришел вторым с временем 1.48,9.

Я ликовал. Однако Питер подошел ко мне и, прежде чем я смог вымолвить слово, пробормотал: «Виноват, не мог никак медленнее». Он искренне считал, что я буду укорять его за чересчур быстрый бег. Однако я ожидал, что Снелл на отличной дорожке, на которой у него получался исключительно мощный пружинистый толчок, покажет более высокий, чем обычно, результат. А отрыв, с которым Снелл одержал победу в забеге, окончательно убедил меня в том, что ему нечего бояться своих конкурентов.

Мунсу выпал жребий бежать против Снелла в четвертьфинале, что вполне соответствовало нашим целям. Мы слышали, что Муне опасен в продолжительном спринте, и поэтому Снеллу была дана задача испытать его, выйдя вперед за 300 м до финиша. Питер «просидел в хвосте» забега до этого места, а затем вырвался вперед, однако, когда он вышел на финишную прямую, он осознал, что рядом никого нет, и сбавил темп. Когда же он внезапно увидел, что Муне его обходит, он прибавил скорость, но не смог восстановить лидерство и закончил бег вторым, показав результат 1.48,6. У Мунса было на 0,1 сек. лучше, а третьим пришел немец Балке (1.48,8). Мы не огорчались, что Снелл был вторым: главной, он увидел, что также Мунс, и я был уверен, что на следующий раз Питер победит его. Теперь только Керр мог быть причиной нашего беспокойства.

Я не очень боялся Вэгли и других, хотя Вэгли и американец Том Мерфи «вышли» в четвертьфинале из 1.48,0, в то время как Керр показал только 1.49,4.

Керр был значительно быстрее Снелла на финишной прямой. И мы, вполне понятно, считали, что Снелл не может позволить себе пассивно ждать на дистанции того момента, когда Керр сделает финишный рывок. Снеллу необходимо было поддерживать высокий темп бега на протяжении всей дистанции и начать финишировать, по крайней мере, за 200 м до ее конца.

Я рассчитывал, что Снелл получит возможность проверить наши заключения в полуфинале, но Снеллу опять «достался» Муне, а Керр, Вэгли и Мерфи шли в другом полуфинале. На этот раз Питер держался за спиной у Мунса. А когда до финиша осталось 100 м, он легко спринтовал и закончил забег первым с временем 1.47,2. На третьем месте был немец Шмидт. Таким образом, вопрос с Мунсом был решен.

Керру же мы были очень признательны за то, что он помог нам познать его, изменив своей обычной тактике и выиграв полуфинал финишным спуртом с двухсотметровой отметки. Мы хорошо рассмотрели его лицо, и нам стало совершенно очевидно, что с этой точки ему спуртовать трудно. Данный забег не только убедил нас в правильности тактики борьбы с Керром, но и показал нам, что постоянные состязания забирают силы и у таких спринтерски тренированных бегунов, как Керр. Несмотря на то, что он пробежал дистанцию с олимпийским рекордом (1.47,1), он обнаружил знаки беспокойства за исход состязания.

В утро финала руководитель новозеландской делегации Гарольд Остэд спросил меня о том, каковы наши надежды на медали. Я сказал, что мы возьмем две золотые. К тому времени Халберг уже успешно прошел предварительный забег на 5000 м, прибежав к финишу вторым, за австралийцем Пауэром, с результатом 14 мин. 03,8 сек. Халберг рассматривал забег как тренировочную пробежку, поскольку он встречался с большинством противников раньше и правильно оценивал свои и их силы. Я знал, что он победит, а теперь был совершенно спокоен и за Снелла, потому что изучил всех его соперников, а также увидел, как с каждым соревнованием у Снелла растет уверенность в своих силах.

Гарольд Остэд встретился с сэром Артуром Порриттом, новозеландцем, членом Международной федерации легкой атлетики и призером Олимпиады 1924 г., и сказал ему, что, если тот хочет сам вручать медали своим соотечественникам, пусть «попросится» на вручение медалей за победы в беге на 800 и 5000 м. Порритт радостно воспринял этот совет.

Мы поехали на стадион в джипе вместе с Вэл Слоупер, выступавшей в толкании ядра. Мы были вполне спокойны, пока Вэл, сидевшая на переднем сидении, не повернулась к Халбергу и не спросила его: «Как ты себя чувствуешь, Мюррей? У меня же в животе мурашки от страха». Халберг признался, что и с его желудком что-то не так. Это был единственный случай, когда я увидел Халберга слегка обескураженным. Однако он стремился к золотой олимпийской медали не один год, и эти соревнования для него значили очень многое.

Затем Вэл Слоупер обратилась к Снеллу. И он совсем безразличным тоном ответил: «Я сейчас думаю, будут ли они бежать достаточно быстро, чтобы я смог побить олимпийский рекорд».

Нет, Снелл не валял дурака. Он выиграл полуфинал исключительно легко и был действительно раздосадован, когда Керр в своем полуфинале на 0,1 сек. пробежал лучше и вырвал у него из рук олимпийский рекорд.

Снелл не хвастлив, он далек от этого. Он просто подходил к бегу со своим обычным здравым смыслом, так как успел понять по ходу предыдущих забегов, что победить его никто не сможет. Его вид удивительно контрастировал с тем, — что являл собою Халберг, обычно невозмутимый, а теперь определенно несчастный.

И все же во время финального забега мне пришлось подумать, что Снелл «проворонил» свою медаль. Когда я увидел его попавшим «в коробочку», я подумал, что он не сможет выскочить из нее. Но, как я сказал раньше, он значительно быстрее, чем о нем думают. И он доказал это, когда «вылетел из своей клетки» и пулей проскочил мимо Мунса к финишной ленточке, показав результат 1.46,3.

Для Халберга бег сложился гораздо проще. Все, что от него требовалось, так это, согласно твердо намеченному плану, «подхлестнуть» забег за три круга до финиша и пробежать их так, чтобы все время быть впереди. Это был единственный путь, гарантирующий Халбергу победу, и стойкость его обеспечила ее.

Перед Мэги стояла более трудная задача. Он был новичком в марафоне. Я уговорил его бежать на этой дистанции вопреки его желанию. Он никак не хотел бежать марафон, но я попросил его выступать в чемпионате Окленда, и он пришел четвертым. На чемпионат страны он отправился опять-таки потому, что я упросил его. Он финишировал вторым —вслед за Пакеттом. Но когда он вернулся домой, он сказал мне, что мог выиграть соревнование.

Это явилось для Мэги поворотной точкой. Он преодолел психологический барьер. Два успешно проведенных им марафонских состязания определили его участие в олимпийской команде, и он по-настоящему включился в марафонскую тренировку. В течение подготовки к олимпиаде он прогрессировал исключительно быстрыми темпами. И единственное, что меня волновало, — так это то, что, будучи новичком в марафонских состязаниях, он легко мог совершить какую-нибудь глупость.

Так оно в действительности и произошло. В Италии темнеет очень быстро, и, когда наступили сумерки, Мэги «потерял» своих противников из виду. Он бежал, не зная, идет ли первым, вторым или последним. На трассе никому не позволяли находиться, поэтому никто не мог сказать ему, как он бежит, и он продолжал бег, лишенный контакта с остальными соперниками. Он не знал, что бежит третьим, пока не кончились соревнования.

Победить Мэги вряд ли смог, ибо Бикила Абебе был слишком хорош. Но быть вторым было вполне в силах Мэги.

Сейчас Мэги —опытный марафонец, которому дают уверенность отличные результаты на дорожке и на марафонской дистанции. После Рима он проиграл только один марафон и достиг такой Ступени мастерства, когда на дорожке Халбергу от него уже не «убежать».

Выступление Мэги в беге на 10 000 м перед марафоном, возможно, многих озадачило, однако я сознательно выпустил его на эту дистанцию. Мэги всегда страдает от излишней нервозности, и я полагал, что он сможет пробежать марафон с большим успехом, если ему удастся избежать нервного волнения. Вот поэтому я и заявил его на дистанцию 10 000 м, чтобы дать ему возможность почувствовать атмосферу Олимпиады и сбросить напряжение.

Я посоветовал Мэги не выкладываться в беге на 10 000 м, и он сделал в точности то, что от него требовалось. Он не пришел к финишу первым, однако сдерживал себя в процессе соревнований, зная, что может бежать значительно быстрее. А эта черта присуща только чемпионам. Позже он доказал, что мог бы побить многих, кто финишировал раньше него в Риме, но что побить их именно в тот день он не хотел. Мы прицеливались на марафон-и хотели только, чтобы он «подогрел себя».

После Олимпийских игр Снелл, Халберг и я вылетели в Лондон, где бегуны должны были выступать в матче США —Страны Британского Содружества.

Остальные члены новозеландской команды поехали домой и, таким образом, не видели, как Снелл пробежал, пожалуй, самые быстрые полмили в мире —этап эстафеты за 1.44,9. Питер Снелл, Тони Блю, Джордж Керр и Том Фаррелл пронесли эстафету 4X800 ярдов с лучшим результатом в мире —7 мин. 18 сек. Это было на 2,9 сек. выше официального мирового рекорда, установленного американцами в 1958 г. Однако это время не могло быть зачтено в качестве рекордного достижения, потому что команда была сборной. Если учесть, что остальные три члена команды в среднем показали на этапах результат 1.51,0, можно оценить, насколько быстро прошел Снелл свой этап и какой вклад он внес в общую победу. Но даже и на этот раз он финишировал, по-настоящему не выложившись. Соревнования в Лондоне еще раз показали, какой огромный прогресс произошел у Снелла вследствие благоприятных соревновательных условий и атмосферы жестких состязаний. Напряженные забеги в Риме не сделали его слабее, наоборот, он стал более сильным, чем когда-либо раньше.

Халберг тоже был в ударе на дистанции 2 мили. В грязь и дождь он выиграл у американцев Деллинджера и Труекса с результатом 8 мин. 41,8 сек.

После этих соревнований мы со Снеллом проводили Халберга домой, а сами отправились в Дублин. Здесь на 880-ярдовой дистанции вначале впереди были Питер Килинг и Дерек Мак-Лин, третьим шел Снелл, а восьмым, за Деланеем и Блю, бежал Герберт Эллиот. Всего в забеге участвовало девять спортсменов.

Первую четверть мили лидеры прошли за 55 сек. За 250 ярдов до финиша Снелл спуртовал, Деланей, Эллиот и Блю пытались достать его, но он легко финишировал первым с результатом 1 мин. 47,6 сек. (на 0,8 сек. хуже мирового рекорда). Деланей показал 1.48,2, а Блю и Эллиот—1.48,6. Последние 440 ярдов Снелл прошел за 52,6 сек.

На следующий вечер Снелл пробежал 1 милю. Здесь лучшим оказался (с разрывом в 10 ярдов) Эллиот —3 мин. 57 сек. Терри Салливэн из Родезии и Гордон Пири тоже «вышли» из 4 мин. Снелл пробежал дистанцию за 4.01,5 и улучшил свой лучший результат на 8,7 сек.

Спустя пять дней, снова в Лондоне, Снеллу не хватило 0,7 сек. до мирового рекорда в беге на 880 ярдов. Когда Питер услышал время первого круга, он понял, что мировой рекорд на мази, однако он поторопился выйти вперед, чтобы удержать высокий темп, и не справился с очень сильным холодным ветром.

Дома, в Новой Зеландии, Снелл в тот сезон бегал не долго. На соревнованиях в горах, организованных с целью сбора средств на строительство дорожки, приспособленной для любой погоды, он поскользнулся и повредил ногу на крутом, твердом скате. До Рождества Снелл не бегал совсем. Затем мы «нагрузили» его серией матчевых встреч «Тур Агфа» с участием Мунса, Керра и Барлесона. Однако в течение этих встреч травмированная нога причиняла Снеллу очень много забот, и после чемпионата Окленда я отстранил его от участия в соревнованиях. В результате он упустил звание чемпиона Новой Зеландии, которое в его отсутствие завоевал Гарри Филпотт.

Соревнования «Тур Агфа» явились отличным пропагандистом легкоатлетического спорта в нашей стране. Первый раз в истории Новой Зеландии на стадионе собралось около 20 000 зрителей, большинство из которых неожиданно обнаружило, что легкой атлетике тоже присущ настоящий азарт. Эти соревнования в значительной мере помогли довести до сознания новозеландцев и тот факт, что в их стране есть бегуны мирового класса и что было бы очень желательно, чтобы таких бегунов стало еще больше.

Бег к вершинам мастерства

Американец Дайрол Барлесон ведет бег на дистанции 1500 м в Окленде в 1961 г. За ним бегут М. Халберг и Б. Бейли.

Турне по Европе.

Европейское турне 1961 г. доказало достоинство нашей системы тренировки еще с большей очевидностью, чем успехи Халберга, Мэги и Снелла в Риме.

Эти три спортсмена, а также юный Гарри Филпотт приняли в Европе участие в большом числе состязаний, которые были отделены друг от друга продолжительными переездами. Халберг вышел победителем в 8 из 9 встреч и установил мировые рекорды в беге на 2 и 3 мили. Снелл выиграл 10 из 12 состязаний и пробежал полмили с лучшим результатом сезона. На дистанции 880 ярдов он не проиграл ни одной встречи. Мэги занял призовые места в 7 из 9 соревнований и улучшил свои результаты в беге на 1 милю на 5,6 сек., на 3 мили —на 41 сек. и на 10 000 м —на 42 сек. Филпотт, который тренируется у Леса Баркера, был призером в 6 соревнованиях из 11, улучшил свой результат на полмили на 0,7 сек. (доведя его до 1.48,1) и пробежал первую в своей жизни милю за 4 мин. 12,8 сек.

Выступая командой, новозеландцы установили мировой рекорд в эстафете 4Х1 мили, — хотя они приняли участие в соревнованиях лишь для того, чтобы составить компанию английской команде, претендовавшей на рекорд.

Большую часть турне нас сопровождал австралиец Пэт Клохесси, который был чемпионом США среди учащихся колледжей в беге на 3 мили. Он стал нам верным товарищем и хорошим компаньоном в турне. Находясь рядом с нами, он начал применять и нашу методику тренировки, вследствие чего улучшил свой результат в беге на 2 мили на 7 сек. Это явилось для нас лишним доказательством того, что наша система тренировки является самой прогрессивной из всех известных в мире. До этого Клохесси придерживался обычной американской повторной тренировки. Ей же следовали и все тренеры, с которыми мне довелось разговаривать в Европе. В последнем факте и кроется причина того, почему новозеландские бегуны заняли ведущее место в мире.

Мне вспоминается разговор Эмиля Затопека с Мюрреем Халбергом после того, как Халберг выиграл в Риме финальный забег на 5000 м.

Затопек заметил, что ему не понятен смысл тактики Халберга: «Мюррей, почему ты так бежал? Это не легкий способ победить, выйдя вперед за три круга до финиша». «Наверное, потому, Эмиль, — ответил Халберг, — что мне нужно было пробежать на полминуты быстрее, чем тебе, когда ты выиграл свою золотую медаль».

Халберг здесь подчеркивает, что тому, кто был чемпионом в дни Затопека, теперь трудно было бы добраться до финала. В действительности ученики Затопека этого и не смогли сделать.

Интервальный тип тренировки изжил себя. И пока европейцы будут «молиться» ему, они будут отставать от наших бегунов. Иначе говоря, в то время как мы в Новой Зеландии нередко не имеем денег, чтобы развивать легкую атлетику, европейские страны подчас тратят их зря.

Безусловно, не так легко признать правоту другого. Все это я уже испытал в Новой Зеландии много лет назад. Я не собирался стать тренером —первой скрипкой, я разработал свои методы тренировки большей частью к собственному удовлетворению. Но другие бегуны присоединились ко мне, и я внезапно произвел целую плеяду победителей, даже не стремясь к этому.

Те же тренеры, учеников которых мои бегуны побеждали, не интересовались причинами этих побед, а стали лишь моими предубежденными противниками, причем до такой степени, что я превратился в своеобразную черную овцу в дружном стаде «белых» тренеров. В одной журнальной статье меня критиковали так остро, что я был вынужден потребовать опровержения под угрозой обратиться в суд. Я получил опровержение, но все это показало, насколько сильна оппозиция моей деятельности.

Я был полон желания помочь другим тренерам, но они не хотели принимать от меня эту помощь. Я сознавал, что мои ученики настолько сильнее всех остальных бегунов, что в действительности в те дни мы просто садились и решали, какие национальные титулы мы выиграем. Мы могли делить их, потому что знали, что никто в стране не сможет нам оказать сопротивление на пути к ним. Мы решали так: раз мы не имеем возможности помочь кому-либо еще, мы должны наилучшим образом облегчить дело самим себе. Но для страны в целом это не было помощью.

Сегодня в Новой Зеландии еще осталась известная оппозиция мне, но в основном мои тренировочные методы приняты, просто потому что их нельзя было не принять. Против них теперь нет здравого аргумента, олимпийские медали и рекорды доказали их достоинство.

Как я уже упоминал раньше, я не заинтересован сейчас в тренерской работе, как в главном. Я гораздо больше заинтересован в попытках помочь делу тренировки в целом, помочь тем, кто занят в тренерской работе.

В Соединенных Штатах Америки, где конкуренция в среде тренеров неимоверно сильна, вы можете все-таки найти людей, которые, подобно Биллу. Бауэрмену и Форесту Джемисону, будут только приветствовать консолидацию идей. Они охотно идут на обмен информацией, и, помогая друг другу, мы помогаем обеим странам.

К сожалению, я не могу обменяться информацией и идеями с тренерами в моей стране с таким же духом сотрудничества. И если бы мои новозеландские коллеги были более покладисты лет десять назад, мы сейчас имели бы гораздо больше Халбергов и Снеллов. Их были бы уже десятки, и мир заметил бы Новую Зеландию как легкоатлетическую державу гораздо раньше.

Если бы у нас были такие же льготы, как в других странах, и я мог бы работать штатным тренером, в мире не было бы никого, кто мог бы приблизиться к нам. Я убежден в этом потому, что мой личный опыт в поиске лучших методов тренировки привел меня к открытию системы и к ее практическому использованию в руководстве спортсменом, благодаря чему люди типа Халберга, Мэги и Снелла оказались на вершине спортивного мастерства, несмотря на всевозможные препятствия и отсутствие благоприятных условий.

Нашим единственным разочарованием в европейском турне 1961 г. было то, что мы не состязались с поляками и русскими. Мы, безусловно, являемся первой страной мира в беге на выносливость[9]. И мы очень хотели доказать это в соревнованиях с лучшими европейскими бегунами, однако жажда этой встречи осталась неудовлетворенной.

У нас возникли огромные трудности с организацией каких-либо предварительных состязаний до соревнований в Хельсинки, на которые мы были приглашены. По первоначальному плану мы должны были пересечь восточное полушарие и приземлиться в Париже за два дня перед финскими баталиями, что совершенно не оставляло времени для отдыха от перелета и для попыток попробовать себя в предварительных состязаниях. Перед турне Халберг, Снелл и Мэги имели только месяц скоростной тренировки, а то, что они были призваны совершить, было слишком важным для любого спортсмена, который дорожит своей репутацией.

Нас спас добрый гений в лице американского тренера Джемисона, который устроил для нас остановку в Соединенных Штатах. В Пало-Альто мы получили возможность для тренировок и умеренного участия в соревнованиях в почти идеальных условиях, на новой резиново-битумной дорожке. Правда, соревновались мы со слабыми соперниками, поскольку большинство бегунов экстра-класса уехало на чемпионат США.

Когда же мы из Калифорнии прилетели в Лондон (это было 26 июня), все бегуны были в полной боевой готовности. Лишь Халберг чувствовал себя плохо. Его организм тяжело переносил противостолбнячную прививку. И мы были вынуждены снять его с дистанции 3 мили, соревнования на которой были назначены 29 июня на «Уайт Сити».

Я не думаю, чтобы это особенно пришлось по душе организаторам соревнований, так как участвовавший в забеге Мэги считался марафонцем. Однако Мэги победил с результатом 13 мин. 18 сек., на 13 сек. улучшив свой личный рекорд.

Снелл выиграл забег на 880 ярдов, показав 1.48,3. Его основным соперником был Пауль Шмидт из ФРГ. Филпотт, который сначала вел бег, пришел четвертым, «сломавшись» на финише во время рывка Снелла за 220 ярдов до конца дистанции. Это было благодатное начало турне, поскольку мы убедились, что проведенная нами тренировка оказалась достаточной, чтобы привести ребят в высшую спортивную форму.

С легким сердцем мы переехали в Дублин, и Халберг, полный решимости реабилитировать себя, включился в напряженную тренировку. Однако, как только он оправился от недуга и выиграл бег на 1 милю (4.03,0), начал страдать от «забитых» ног Мэги. Травма беспокоила его потом все турне и не позволяла ему выступать более чем один раз в неделю. Я думаю, что «несчастье» с ногами произошло у Мэги оттого, что в его беговых туфлях отсутствовал резиновый подпятник, к которому он привык в марафонской тренировке.

Тренировка в Великобритании не была для нас проблемой. Как только мы попадали в новый город, нам предоставляли все необходимые условия, и мы поддерживали тренировочный распорядок с двумя ежедневными занятиями. Мои ребята осознали, какой удачей было для них это турне, и они хотели сделать все, чтобы и другие новозеландские бегуны имели шансы последовать за ними. Они тренировались напряженно и не осложняли никакими проблемами ту программу тренировок, которую я подготовил для них.

Затем мы двинулись в Финляндию. Условия для тренировок и отдыха в Хельсинки были наилучшими. Мы рассчитывали показать на соревнованиях отличные секунды, но наши надежды не сбылись из-за рыхлой дорожки.

Тем не менее Халберг решительно настроился на рекордный результат в беге на 5000 м. Когда он прошел 3 мили и разорвал ленточку, которую протянули, чтобы зафиксировать время на этом отрезке дистанции, он остановился и повернулся, чтобы посмотреть на остальных участников, которые приближались к нему. Казалось, прошли минуты, прежде чем он «пробудился», услышав рев зрителей, и продолжил бег. Он выиграл без труда и показал результат 13 мин. 57,4 сек. Гордон Пири отстал на 5 сек.

Снелл выиграл дистанцию 800 м, добившись одной из своих легких побед. Когда он вышел на предпоследнюю прямую, было впечатление, будто бы он совершил длинный прыжок через поле: столь быстрым был его бег. Я не думаю, чтобы у Снелла во время турне хоть раз возникло опасение, что его побьют. Он был уже законченным мастером бега на полмили и всегда имел что-то про запас, чтобы управиться с любой неблагоприятной ситуацией. Побив в Хельсинки Манфреда Матушевски из ГДР, Снелл показал результат на 1,9 сек. хуже мирового рекорда.

Мэги был первым (с временем 28.50,8) в беге на 10 000 м. Это был лучший результат сезона на эту дистанцию.

После основных соревнований в Финляндии мы встретились, пожалуй, с единственной трудностью за все наше турне. Речь шла о том, чтобы предотвратить «эксплуатацию» бегунов со стороны людей, заинтересованных больше в денежных сборах, чем в легкой атлетике. Мое сопротивление данному обстоятельству, возможно, сделало меня человеком, с которым временами было трудно работать, но мне удалось в большинстве случаев отстоять свою позицию.

Правда, после банкета, который начался в полночь, мы вернулись в гостиницу лишь в половине четвертого утра. Для сна оставалось только два часа, и нам нужно было проснуться в 6.30. Однако Халберг, проехав утром 200 миль на север страны в Юваскила, в 7 час. вечера побил мировой рекорд в беге на 2 мили. Снелл и Филпотт отправились в Турку, а на следующий день опять были в Хельсинки. Затем их послали в Коувала, это около 100 миль от Хельсинки. Я покорился такой организации соревнований, но я не был доволен ею и принял все меры на тот счет, чтобы подобные планы нам не навязали снова. Лишь результат Халберга в беге на 2 мили —8 мин. 30 сек. — смягчил несколько мою досаду.

Первые 400 м Халберг прошел за 64 сек. В том же темпе пробежал он второй круг. 1000 м Халберг преодолел за 2 мин. 40 сек., 1500 м за 3 мин. 58 сек. и первую милю за 4 мин. 15 сек. Вторая миля была им пройдена с таким же временем, причем на финише Халберг сделал такой чудесный рывок, что пробежал последние 200 м настоящим спринтом. В результате он закончил бег на 14,4 сек. раньше, чем финн Рейо Хойкинпуро.

9 июля в Коувала новозеландские спортсмены выступали на дистанциях более коротких, чем обычно, так как рекордные забеги мы планировали на более поздние соревнования. Халберг соревновался на дистанции 1500 м и проиграл. Он все время преследовал финского чемпиона Олави Салонена и думал обыграть его на финише, но чуть-чуть опоздал и у финишной ленточки был на грудь сзади. Результат обоих —3.48,8.

Следующий этап нашего турне —ФРГ. В Кёльне Халберг рассчитывал побить мировой рекорд в беге на 3000 м, и хотя он был в лучшей форме, чем когда-либо, ему пришлось отставить эту попытку, так как 500-ярдовая красная кирпичная дорожка очень сильно намокла после недавно прошедшего дождя. Халберг лидировал всю дистанцию, но на финише сильно сдал.

Однако соревнования явились грандиозным триумфом Снелла. Я считаю его победу на дистанции 800 м в Кёльне величайшей из всех его побед, хотя результат его был далек от мирового рекорда. Перед выстрелом из стартового пистолета немцы дают только одну команду вместо двух, принятых у нас. Снелл не знал об этом, и поэтому он, когда уже рассеялся дым после выстрела, все еще стоял на стартовой линии, ожидая второй команды. Так он и стартовал при своеобразном двойном гандикапе в наиболее многочисленном забеге, который я когда-либо видел. На первом повороте он был на 20 ярдов сзади всех, и немецкие официальные представители, Стоявшие около меня, радостно посмеивались, предвкушая интересный спектакль. Был он последним и в начале прямой. А к тому времени, когда бегуны вошли во второй поворот, четыре участника во главе со Шмидтом вышли вперед и оторвались от основной группы. И теперь Снеллу достать их было очень трудно. Отставших Снелл настиг на вираже, чтобы обойти их всех, ему пришлось бежать по шестой дорожке. На предпоследней прямой он отставал от лидеров на 15 ярдов.

Снелл бежал с невероятной мощью, но зрители кричали только потому, что видели уже его побежденным.

Когда Снелла вынесло на последнюю прямую, разрыв был еще 10 ярдов. За 20 ярдов до финиша он поравнялся со Шмидтом. Наступил самый драматический момент бега. Немец попытался заставить Снелла бежать по второй дорожке, но стоило лишь посмотреть на бег новозеландца, чтобы понять, что помешать ему было невозможно. Еще мгновение —и Снелл финишировал. Шмидт был на 3 ярда сзади.

Так бывает, когда выключают только что шумевший во всю радиоприемник. Вы могли бы услышать дыхание мыши в мертвой шоковой тишине* которая последовала за развязкой этого необычного бега. Никто не мог поверить, что Снелл выиграл. Тишина стояла до тех пор, пока Снелл не поднялся на пьедестал почета, и вот тогда зрители наградили бегуна такой овацией, которую он заслужил.

17 июля мы опять были в Дублине. Перед эстафетой 4X1 мили, о которой я уже говорил, Снелл и Филпотт бежали полмили.

В попытке побить рекорд Снеллу никто не помог. У меня во время турне вообще создалось впечатление, что большинство бегунов заранее принимали как должное предстоящий проигрыш Снеллу и настраивались лишь на борьбу за второе место. Даже Джордж Керр из Ямайки заметно «отсиживался» сзади.

Ярдов 530 бег вел ирландский бегун, затем он «вышел из игры» и темп спал. Снелл был вынужден выйти вперед. Керр последовал за ним и за 200 ярдов до финиша попытался обойти его. Выйдя из виража, он имел 5 ярдов форы, но здесь Снелл вернулся к своему мощному маховому шагу, обошел Керра и показал лучший результат сезона —1 мин. 47,2 сек. — на 0,3 сек. лучше своего личного рекорда и только на 0,4 сек. хуже мирового достижения Томаса Куртнея.

Спустя пятнадцать минут началась эстафета. Мы все очень боялись за Филпотта, никогда не отличавшегося выносливостью и бежавшего 1 милю в первый раз. Мы все утешали его и просили не очень переживать, если он проиграет на первом этапе какие-нибудь несколько ярдов. Но, откровенно говоря, мы предчувствовали проигрыш не менее чем в 200 ярдов.

Филпотт потряс нас всех. Клохесси скакал, как дервиш, когда Филпотт «вцепился» в англичанина Тэйлора, бежавшего на первом этапе. Он нас настолько ошарашил, что, когда первая в его жизни миля была пройдена за 4 мин. 12,8 сек. и разрыв оказался только в 40 ярдов, мы почти обезумели от восторга и эстафета стала представляться нам совсем по-другому.

Вторым мы выпустили Халберга. За три четверти круга до финиша он «достал» англичанина Андрессона и вручил эстафету Мэги только на ярд сзади. Свой этап Халберг пробежал за 4 мин. 2,5 сёк.

Мэги «прилип» к Симпсону на третьем этапе и показал результат 4 мин. 47,2 сек., что совсем неплохо для марафонца.

Снелл начал бег лишь на 4 или 5 ярдов сзади Холла. Он «проглотил» этот отрезок за 2 или 3 мощных маха и устремился вперед. Стоявший рядом со мной организатор соревнований Билл Мортон полюбопытствовал, чем это кончится. Я сказал ему, что дело кончится рекордом. Мортон бросился к диктору. Наверное, сам Снелл не мог бы сделать это быстрее.

Снеллу, чтобы рекорд был побит, нужно было пробежать свой этап за 4 мин. 2,5 сек. Это не составило для него труда, и он финишировал с результатом 4 мин. 1,2 сек., на 12 ярдов впереди англичанина. Он показал лучшее свое время в беге на 1 милю. И в общей сложности наша команда превысила мировой рекорд на 1,4 сек.

После этого один англичанин, вряд ли удачно, сказал, что его команда была составлена, из спортсменов одних только северных графств и не могла представлять всю Англию. На что Халберг ядовито заметил, что все новозеландцы из одного города.

На следующий день предстоял бег на 3 мили. И снова ноги Мэги «никуда не годились». Это было очень прискорбно, потому что, будь Мэги «в полном порядке», мировой рекорд в тот день наверняка бы пал.

Пауэр —великолепный соперник для Халберга, но он не был тогда в достаточно хорошей форме, чтобы вывести Халберга на рекорд. Много говорили и писали о неспособности Халберга слышать время по кругам, однако у него достаточно хорошо развито чувство темпа, чтобы знать, что он идет слишком медленно. Его последний круг, в 56 сек., показал, сколько у него осталось неиспользованных сил. Халберг со своими 13 мин. 11,6 сек. не дотянул до рекорда только 0,8 сек. Он признался, что на финише был свежим и, поскольку он рассчитывал на рекорд, этот бег был для него большим разочарованием. Теперь ему оставался только один шанс, позволяющий побить рекорд во время турне.

Спать мы легли в полночь, а в 4 часа утра уже были на дороге к. Стокгольму. Оттуда мы отправились еще за 200 миль в Крисотнехамн, где из 20 000 населения на наше выступление 20 июля купило билеты 6000.

Снелл, который только что выдержал три напряженных соревнования, встретился в беге на 1000 м со шведской знаменитостью —Даном Вэрном, мировым рекордсменом на этой дистанции. Мы не были слишком беспечны в отношении предполагаемого исхода бега; а шведы были совершенно уверены, что их герой «въедет на финиш на белом коне». Мы подумывали даже, не вступить ли нам в переговоры насчет уменьшения длины соревновательной дистанции до 800 м. Но Снелл сказал, что он чувствует себя в ударе, и мы остановились на 1000 м.

Мы знали, — что Вэрн обладает мощным рывком на финише и может начинать его за 300 ярдов до конца дистанции. Швед и на этот раз применил свой рывок, но Снелл принял его, а на финишной прямой вышел вперед. Вэрн, к сожалению/ уже был не тем бегуном, каким знали его два или три года назад. Снелл одержал легкую победу с результатом 2 мин. 20,2 сек., что на 3 сек. было хуже мирового рекорда.

Халберг снова сделал попытку побить рекорд мира в беге на 3000 м и выиграл забег с временем 8 мин. 01,8 сек. На этот раз он обнаружил признаки утомления от напряженных переездов. Он выиграл у Пауэра несколько секунд, а Мэги был еще достаточно далеко позади, но к финишу пришел уже усталый бегун, а не обычный Халберг.

После бега нам довелось испытать одно из волнующих переживаний. Нам подарили огромные букеты самых красивых гвоздик, что мы видели когда-либо. Мы некоторое время раздумывали, что с ними делать, а затем решили отнести их детям в местную больницу. Шведы были тронуты. Этот случай стал широко известен в стране, и где бы мы позднее ни появлялись, о нем всегда упоминали.

Ездили мы также на рыбную ловлю. И я могу лишь сказать, что если бы поблизости оказался новозеландский инспектор, мы бы и сейчас сидели в тюрьме за ловлю таких маленьких рыбок.

Когда мы возвратились в Стокгольм, нас поместили в отеле неподалеку от стадиона. Питание было отличным, относились к нам самым наилучшим образом, т. е. было все для того, чтобы мы могли использовать наш последний шанс побить мировые рекорды в беге на 3 мили и на 5000 м. Каждый из нас, даже Клохесси, намеревался сделать в честь пребывания в Стокгольме что-нибудь особенное.

Халберг, Мэги, Клохесси, Пауэр и чемпион Швеции— все участвовали в забеге на 3 мили, и этот бег превратился в величайшее соревнование и большой урок неправильной тактики и упущенных шансов.

Клохесси сразу же вышел вперед. Все пятеро лидеров медленно оторвались от остальных участников забега. Темп бега был высоким. Клохесси и швед лидировали на протяжении мили. Затем Пауэр взял бег в свои руки, Халберг и Мэги подтянулись к нему, а все трое оторвались от прежних лидеров. Темп бега был по-прежнему очень высоким. За шесть кругов до финиша Пауэр сдал. Халберг обошел его и стал лидером. Мэги наступал ему на пятки.

Так Халберг и Мэги прошли более трех кругов. Тут Халберг стал обнаруживать признаки утомления, а Мэги, который выглядел намного свежее, вместо того чтобы выйти вперед, продолжал идти за ним. Здесь у Мэги был большой шанс на победу, но он не воспользовался им.

Он мог выиграть соревнование и стать обладателем мировых рекордов в беге на 3 мили и 5000 м, выйди он вперед в данной точке, но он понял это слишком поздно.

Мэги упустил крупный выигрыш. Непреклонный дух, который никогда не покидает Халберга, позволил ему продержаться и на этом медленном круге, где были невозвратимо потеряны 4 сек. рекордного времени. Когда до финиша оставалось два круга, Мэги двинулся вперед, но шанс побить Халберга уже был упущен. Халберг успел дать себе жизненно необходимую передышку, а за 350 ярдов до финишной ленточки «вложился» в бешеный спурт и отдал ему все, что мог. Последние 280 ярдов он бежал как спринтер. Халберг был быстрее Мэги, и это качество принесло ему победу. Он превысил на 0,8 сек. мировой рекорд на дистанции 3 мили —13 мин. 10,8 сек., но ему не хватило 0,2 сек., чтобы побить мировой рекорд Куца в беге на 5000 м. Халберг показал «лишь» результат 13 мин. 5,2 сек.

А ведь до того медленного круга упущенных возможностей большие часы на башне стадиона показывали лидерам, что она все время идут на 3 сек. лучше графика мирового рекорда. Зрители шумно приветствовали Халберга, с огромным букетом цветов совершавшего круг почета. А разочарованный Мэги, который отдавал себе отчет в том, что оба мировых рекорда могли быть его, стоял в стороне и смотрел за тем, как его уставший товарищ медленно бежит по овалу стадиона.

Но Мэги дал Халбергу урок. И этот урок может быть уроком всякому, ибо он показал, что и людям типа Халберга никогда не следует прекращать учиться, даже если они и собираются бить мировые рекорды. Мэги, создав ситуацию, в которой имел реальную возможность побить соперника, хотя и не использовал ее, продемонстрировал Халбергу, что ему нужно тренироваться еще напряженнее, если он хочет удержаться на вершине успеха. И Халберг усвоил данный ему урок.

Что же касается Мэги, то будет достойным упоминания тот факт, что перед Олимпийскими играми 1960 г. лучший результат Мэги на 3 мили был равен 13 мин. 50 сек., а на 6 миль —28 мин. 34 сек. С тех# пор Мэги улучшил свои результаты соответственно до 13 мин. 11,2 сек. и 27 мин. 50 сек. Его быстрейшие 10 000 м (28 мин. 50 сек.) так же хороши, как и «лучшие 6 миль».

А результаты в марафоне, с тех пор как Мэги стал выступать на этой дистанции, улучшались следующим образом: 2 часа 30 мин. 17 сек. (4-е место на чемпионате Окленда, 1960 г.)| 2 часа 25 мин. 51 сек. (2-е место на чемпионате Новой Зеландии, 1960 г.), 2 часа 17 мин. 18,2 сек. (3-е место на Олимпиаде, 1960 г.), 2 часа 19 мин. 4 сек. (1-е место на международных соревнованиях в Японии, 1961 г.), 2 часа 26 мин. 17 сек. (1-е место на чемпионате Окленда, 1961 г.), 2 часа 18 мин. 54,2 сек. (1-е место на чемпионате Новой Зеландии, 1961 г.).

Последнее доказательство.

Если турне наших бегунов по Европе можно рассматривать как значительную веху в истории легкой атлетики Новой Зеландии и всего мира, то организованное кинокомпанией «Агфа Филмз» турне по Новой Зеландии («Тур Агфа»), которое последовало в 1962 г., было другой, еще более крупной, вехой. Впервые новозеландские стадионы стали ареной целого ряда сенсационных состязаний, на которых Снелл установил три мировых рекорда, а Халберг не проиграл ни одного соревнования, в котором участвовал.

Эти успехи новозеландских бегунов особенно примечательны тем, что ни Снелл, ни Халберг не успели перед началом турне довести себя до абсолютного максимума спортивной формы.

В начале декабря Халберг и Снелл использовали клубный марафон как завершающую часть переходного периода. Халберг легко занял в нем 2-е место с результатом 2 часа 28 мин., а Снелл удовольствовался тем, что бежал вровень с Халбергом 22 мили. Мэги на этих соревнованиях был зрителем, так как имел травму, от которой страдал до самого Рождества.

Снелл и Халберг затем участвовали в праздничных показательных соревнованиях на острове Южном, где Халберг преодолел 3 мили за 13.28,0, а 2 мили за 8.48,2. Снелл после примерно двух с половиной-недель скоростной работы сумел пробежать 1 милю за 4.01,3.

Наиболее важным событием сезона 1962 г. для Снелла было то, что впервые ему удалось осуществить весь тренировочный план без травм.

Халберг показал себя на «Тур Агфа» непобедимым на дистанции 3 мили. Маленький крепыш Брюс Талло представлял лучшее, что есть на Британских островах, однако, ему ни разу не удалось побить Халберга.

Мэги не был в своем лучшем состоянии для выступлений на дорожке стадиона по очень простой причине… Он является выдающимся марафонцем на уровне мировых стандартов. И он не мог пожертвовать какой-либо частью своей марафонской тренировки даже ради «Тур Агфа».

Первое же соревнование «Тур Агфа» —в Окленде —показало достоинства новдзеландских бегунов. Снелл выиграл бег на 880 ярдов (1.48,2) у Эрни Канлиффа (США) и Филпотта, показавших соответственно 1.50,2 и 1.50,5. Халберг и Мэги обыграли Талло на 5000-метровой дистанции.

Талло представился шанс взять реванш несколько дней спустя в Гамильтоне, где он бежал с Халбергом 2 мили почти до самого финиша нога в ногу. Талло искренне верил, что он более быстрый «спринтер», чем Халберг. Однако на ярд впереди у финишной ленточки был Халберг (8.33,8). Результат Талло —8.33,9.

Несколько позднее, в Христчерче на дистанции 3 мили Халберг предоставил Талло еще один шанс добиться успеха. Он выпустил его вперед в начале последнего круга, но затем сделал именно то, чего не мог сделать Талло в Гамильтоне: обошел его в спринтерском рывке. Результат Халберга не был особенно хорошим (13.30,8), однако в этом забеге Халберг зарекомендовал себя как большой мастер в любой тактической ситуации.

Снелл в течение всего турне был настолько сильнее других, что нужно было видеть это‘ чтобы поверить, насколько данное утверждение правильно. Его рекордный бег был поистине восхитительным зрелищем. Снелл финишировал, когда второй бегун только выходил на финишную прямую. И было исключительно приятно сознавать, что этот второй бегун бежит примерно в 1.49,0, что по любым оценкам достаточно хорошее время.

Во время «Тур Агфа» Снелл доказал, что он является величайшим бегуном, которого видел свет. В Гамильтоне, где американец Джон Берк побил свой личный рекорд, Снелл «пролетел» 800 м с результатом, равным олимпийскому рекорду—1.46,3, и преодолел полмили за 1.47,1. Берк же со своими 1.48,5 был далеко от него.

Там же в Гамильтоне я имел беседу с президентом легкоатлетического центра Вангануи, где Снелл должен был бежать 1 милю. Я сказал ему, что Снелл может показать результат около 3.55,0, несмотря на то, что ранее он лишь ненамного «выбегал» из 4 мин. Я не думал, что мои слова будут опубликованы в газетах Вангануи. Но случилось именно так, и в результате Снелл получил «потрясающий аванс»: собрал на стадион 20 000 зрителей, т. е. две трети от всего населения города.

Снелл сознавал, что может показать такой высокий результат, однако неожиданная реклама налагала на него слишком большую ответственность. К тому же мы не могли быть заранее уверены в том, что дорожка и погода будут способствовать поставленной цели.

Однако случилось, что и погода и дорожка оказались превосходными. И Снелл, после довольно медленного начала, быстро «отбросил» от себя всех остальных участников, кроме Талло, который после колокола, возвестившего о последнем круге, ринулся вперед, когда уже было ясно, что результат будет лучше 4 мин. Однако Снелл полностью «держал» его в своих руках и «оторвался» от него, когда бегуны вышли на предпоследнюю прямую. Талло «выбежал» из 4 мин. на 0,3 сек., однако он был далеко позади Снелла, который сорвал финишную ленточку с результатом 3.54,4.

Та же картина повторилась и в Христчерче на дистанции 880 ярдов. Снелл побил здесь два мировых рекорда: на 800 м —1.44,3 и на 880 ярдов —1.45,1, соответственно на 1,4 и 1,7 сек. лучше, чем прежние достижения. Американцы Дюпре и Берк в это время едва волоча ноги были лишь на середине финишной прямой. Снелл же был свеж, как полевая ромашка.

Американцы Канлифф, Берк и Дюпре вообще разочаровали. Учитывая, что они представляют первого, второго и третьего бегуна в США на средние дистанции, можно было ожидать, что хотя бы один из них на какой-то ступени турне покажет результаты на уровне мирового класса… Но только Берк один раз неплохо пробежал полмили, но потом и он постепенно сдал.

Я думаю, что спортсмену международного класса не нужно уезжать из своей страны в зарубежное турне до тех пор, пока он не будет полностью уверен в своей готовности к самым напряженным соревнованиям.

Американские же спортсмены в Новой Зеландии были довольно далеки от своей лучшей спортивной формы. Они оправдывались тем, что выступают уже вне соревновательного сезона и что скверные зимние условия сделали тренировку дома для них исключительно трудной. Несомненно, эти оправдания истинны, однако я полагаю, вряд ли удовлетворительны, поскольку они исходят от лучших американских бегунов на средние дистанции.

Новозеландцы, например, выезжая за океан в конце соревновательного сезона, всегда успевали подготовиться к поездке, даже если на пути стояла крайне скверная погода и самый густой туман заставлял их делать сотни кругов в гимнастических залах, чтобы не потерять драгоценное время.

Новозеландские бегуны ценят тяжелые условия тренировки, потому что это закаляет их для состязаний в такую же погоду. Они будут тренироваться и тогда, когда можно будет двигаться лишь вслед за снегоочистительной машиной.

Американский тренер Уорд Гайлетт заявил, что мои методы тренировки приспособлены лишь к климатическим условиям Новой Зеландии и не могут быть применены в других странах (он имел в виду, в частности, Америку) из-за того, что в ряде стран более суровая зима. Это не соответствует истине. Я мог бы в Америке сделать еще больше Халбергов и Снеллов, чем у себя дома. В Соединенных Штатах во много раз больше, чем в Новой Зеландии, талантливых бегунов, однако там не знают, как правильно готовить их.

Я получаю письма изо всех уголков мира от тренеров и спортсменов, и они пишут мне, что плохо разбираются в тренировке, подчас не осознают, что делают или что нужно делать, и не знают, где, в каком пункте тренировочного плана они сбились в сторону.

Один швейцарец написал мне, что в его стране, население которой вдвое больше, чем в Новой Зеландии, нет ни одного бегуна, который смог бы преодолеть 1 милю за 4,05 и 3 мили быстрее 14 мин. В Новой Зеландии же есть много парней, которым я помог в свое свободное время и которые способны легко выйти из 14 мин. в беге на 3 мили, и, по крайней мере, имеется шесть человек, которые бегут 1 милю быстрее чем за 4.03,0.

Как я уже говорил ранее, я не тренировал всех лучших бегунов Новой Зеландии, а готовил только небольшую группу людей, что живут неподалеку от моего дома, а также тех, кто пришел ко мне за помощью из других мест. И никого я не выбирал себе в ученики за какие-то особенные способности.

Все мои ученики —не супермены. Они лишь самые обычные молодые люди с горячим стремлением к успеху. Но —и это «но» я попытался провести сквозь все повествование —они тренируются правильно. Они тренируются напряженно и развивают выносливость к долгому бегу с максимальной для них скоростью. В этом лежит единственный путь к вершине мастерства.

Бег к вершинам мастерства Бег к вершинам мастерства Бег к вершинам мастерства Бег к вершинам мастерства Бег к вершинам мастерства Бег к вершинам мастерства Бег к вершинам мастерства

Примечания.

1.

1 миля = 1609,3 м;

1 ярд= 91,44 см.

2.

А. Лидьярд оказался прав. К моменту издания его книги в СССР австралиец Р. Кларк преодолел 3 мили за 12.50,4 и 6 миль за 26.47,0 (прим, перев.).

3.

Повествование в книге ведется лишь от лица Артура Лидьярда.

4.

1 фут = 30,48 см.

5.

В новозеландском издании книги «Бег к вершинам мастерства» содержание тренировки в четвертую неделю первого месяца не приводится. Предлагаем читателям по своему усмотрению, согласуясь с предыдущими и последующими планами, спланировать занятия в эту неделю.

6.

В новозеландском издании книги «Бег к вершинам мастерства» содержание тренировки по пятницам каждой недели не приводится, (прим, перев;).

7.

1 кварта = 1,136 л.

8.

1 галлон = 4,546 л.

9.

Здесь А. Лидьярд не совсем объективен в своем высказывании.

Оглавление.

Бег к вершинам мастерства. Предисловие к советскому изданию. Предисловие к новозеландскому изданию. Гарт Гилмор. Первый шаг —развлечение. В поисках системы. Артур Лидьярд —победитель Оклендского марафона 1951 г. 4 апреля 1961 г. Мюррей Халберг пытается побить рекорд мира в беге на 2 мили. Расширение проблемы. Ключ к общефизической подготовке. Главный и единственный критерий. Стиль бега. Барри Мэги (слева) и Билл Бейли (справа) демонстрируют свойственную ученикам Лидьярда низко-маховую с необходимым расслаблением «работу» рук, смысл которой —исключить скованность и напряженность мышц плеч и шеи. Кроссовая тренировка. Барри Мэги преодолевает препятствие наиболее безопасным способом. Применяя его, можно перепрыгнуть и через более высокое препятствие. Бег на шоссе. Курс на дорожку стадиона. Бег по холмам. Скоростная тренировка. Таблица усилий. Тренировочные планы. Тренировка бегунов на 880 ярдов. Первый месяц. Второй месяц. Третий месяц. Тренировка бегунов на 1 милю. Первый месяц. Второй месяц. Третий месяц. Тренировка бегунов на 2 мили. Первый месяц. Второй месяц. Третий месяц. Тренировка бегунов на 3 мили. Второй месяц. Третий месяц. Тренировка бегунов на 6 миль. Второй месяц. Третий месяц. Тренировка марафонцев. Первый месяц. Второй месяц. Третий месяц. Тренировка в кроссовом беге на 31/8 мили. Первый месяц. Второй месяц. Третий месяц. Тренировка в кроссовом беге на 61/4 мили. Первый месяц. Второй месяц. Третий месяц. Предварительная тренировка на шоссе. 100 миль в неделю. Упражнения —роскошь. Рэй Пакетт выполняет упражнения, используемые в тренировочной системе Лидьярда: а —подскоки на носках в беговом движении с высоким подниманием коленей; б —наклоны к носкам с использованием двухдюймовых блоков; в —высокое «забрасывание» ног; г —махи ногами с «забрасыванием» голени; д —вращение верхней части туловища назад, в стороны, вперед; е —упражнение, акцентирующее развитие мышц поясницы и бедер. Что происходит в организме. Разминка и заключительный бег. Практический подход к проблеме питания. Типы бегунов и тактика бега. Тренер и спортсмен. Участники олимпийских игр Барри Мэги (слева) и Джефф Джулиан (справа) на трассе Оклендского марафона 1961 г. Тренировка мальчиков. Миф о среднем возрасте. Артур Лидьярд и сейчас продолжает бегать вместе с сыновьями и дочерью. Слева направо: Гарри, Фей, Артур, Брюс и Рой Лидьярды. Бег для женщин. Любитель-профессионал или профессионал-любитель. Награды Рима. Тренер и его ученики на XVII Олимпийских играх (слева направо): Мюррей Халберг, Рэй Пакетт, Барри Мэги, Артур Лидьярд, Питер Снелл, Джефф Джулиан. Американец Дайрол Барлесон ведет бег на дистанции 1500 м в Окленде в 1961 г. За ним бегут М. Халберг и Б. Бейли. Турне по Европе. Последнее доказательство. Примечания. 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9.