Чжуангун.

3. Медитативные техники.

До сих пор наше внимание было, по большей части, сосредоточено вокруг дыхательных техник с сильным уклоном на физическом культивировании. Они, конечно, являются только частью большого организма буддистских и даосских медитативных практик, которые главным образом ориентированы на ментальное или духовное культивирование. Как говорил основатель секты даосизма «Длинного человека» Цю Чуцзи1 (1148-1227 гг.), в практике должно быть «семь частей на изучение своей природы и три части на физические упражнения своего тела».

Поэтому важно привести сознание в спокойное или сосредоточенное созерцательное состояние (жу-цзин2 или жу-дин3), и многие методы направлены на достижение этого состояния.

Наиболее популярными методами среди даосов и, несомненно, среди большинства занимающихся сегодня, были «фиксация на Едином» (шоу-и)4. С тех пор как Чжуан Чжоу впервые использовал этот термин для обозначения фиксирования внимания на Великом Единстве Природы, под которым понимается Дао, он приобрел множество значений. Наиболее часто термин используется для обозначения фиксирования внимания на точках тела, таким образом, чтобы исключить все посторонние мысли и привести сознание в спокойное и сосредоточенное состояние. В большинстве случаев в качестве таких точек выбираются даньтянь, «три заставы» на дополнительном канале Ду (часто весь «малый микрокосмический круг» используется в качестве «фиксации на Едином»), центры стоп или ладоней и т.п. В ранних даосских традициях термин также использовался для мысленного представления и удержания во дворцах тела (трех даньтянях) духов или богов, представителей изначальных сил во Вселенной и в Человеке («Сань Юань»1 – «трех первоначал» или «Сань Бао»2 – «трех сокровищ»). Другим популярным методом среди дасов с ранних времен является метод «сидение в забытьи» (цзо ван)3, о котором Чжуан Чжоу говорит в б главе «Книги мастера Чжуана»:

Тело и конечности оставлены (забыты), восприятие притуплено, отделено от формы, все знания забыты, слиться с Великим Всепроницающим (Дао). Это то, что называется «сидеть в забытьи».

Третий метод – «фиксирование на воображаемом» (цунь сян), в его простейшей форме означает «фиксирование духа (шэнь) на мысленном образе тела», то есть непосредственное фиксирование сознания на теле, сидящем спокойно и расслабленно в медитации. Этот термин сейчас применяется почти к любой форме медитации, которых в даосских практиках помимо того, что уже упоминалось, существует достаточно много. Он также иногда применяется к методам «самолечения» в медицинской традиции. Среди буддистов, как уже упоминалось, концентрация на естественном потоке дыхания была особенно популярной для освобождения сознания от посторонних мыслей. «Подсчет дыхания» был одним из «пяти созерцаний для концентрации сознания». К ним также относятся «созерцание загрязнений», «созерцание сожалений», «созерцание причин и следствий» и «созерцание различий». Все эти методы использовались для приведения занимающегося в состояние непривязанности и нирваны.

Фиксирование внимания на точках тела также практиковалось буддистами как простой метод, дающий возможность привести в порядок сознание и естественно сконцентрироваться, позволяя мыслям возникать и проплывать мимо без попытки подавления их. В некоторых методах образной медитации сам медитирующий был участником этих образов, так, например, в методе «лотос» Тяньтайской секты медитирующий представлял себя сидящим на красивом гигантском лотосе.

Наконец, в сектах Амитабха (Чистая Земля) и Лама существовали методы, при выполнении которых произносились различные декламации и мантры. В современных практиках мы находим выражение этих методов в декламации таких слов как «расслабление» и «спокойствие».

Что связывает все эти традиции вместе, так это то, что они ищут свои собственные пути достижения состояния сконцентрированности, спокойствия и невозмутимости, свободы от двойственности. Дао дэ Цзин – (Канон Пути и Добродетели)1 призывает стремиться к предельной Пустоте, сохранению непоколебимого спокойствия. Внешний канон Желтого Двора2 декларирует: «взращивание жизни путем фиксирования на Пустоте и Небытии, направление мысли к спокойствию и «недеянию» (у-вэй)3».

Для буддистов это выражается в Алмазной Сутре: «Ни себя, ни других; Ни созидания, ни вечности; Ни пути (дхарма) и ни непути», или как писал великий поэт и ученый династии Сун (10371101) Су Дунпо4: «…нет мыслей в моей голове, совершенно легко внутри. Распустившийся кунжут, все существующее является абсурдом. И не существует ни сознания, ни пустоты».

Как для даосов, так и для буддистов это не было состоянием оцепенения и апатии, но состоянием абсолютной сосредоточенности, приводившим к освобождению сознания, когда все формы двойственности преодолены. Даосам такое состояние приносило невыразимое постижение Абсолютного Дао, когда существование и действия сливались в гармонии с ним. Для буддистов оно давало «мудрость», открывало путь к совершенствованию и «буддовости», полному пониманию своей природы, свободы от всех противоположностей или различий.

«Вхождения в состояние покоя» важно не только с чисто духовной точки зрения: оно несет реальное терапевтическое значение. Влияние умственного переутомления, беспокойства, стрессов и эмоционального перенапряжения, которые оказывают сильное негативное влияние на организм в целом, сейчас хорошо известны. Важность взращивания «духа» и защиты его от истощения вследствие перенапряжения или эмоционального стресса было признано еще с древних времен. В главе 15 Книги мастера Чжуана Чжуан Чжоу писал:

Когда человек безмятежен и спокоен, заботы и тревоги в него не войдут, вредоносные внешние влияния не смогут проникнуть в него. Поэтому его сила полна и дух не ослабевает.

Подобным образом говорится и во Внутреннем каноне Желтого императора:

Когда человек спокоен и пуст, «истинное дыхание» (чжэнь ци) послушно, внимание сконцентрировано внутрь (ограждено), откуда взяться болезни? Как мы видели, подобное отношение распространяется на ци и цзин. Чжуан Чжоу дальше пишет: Если форма (тело) используется без отдыха, то (оно станет) изношенным. Если «эссенция» (то есть сила) используется нескончаемо, то (она станет) истощенной» а когда она истощается, происходит увядание.

Это цельная концепция сохранения жизненности и поддержания непривязанности наиболее просто подытоживается с помощью «шести размывающих вод» и «десяти умеренностей», упоминаемых Ян Цзичжоу1 в его Достижениях Акупунктуры и Прижигания2 (предп. 1601). К «шести размывающим водам» относятся тщеславие, секс, жадность, обжорство, лживость и зависть. О «десяти умеренностях» он писал:

Чрезмерные размышления рассеивают дух.

Чрезмерное обдумывание утомляет разум.

Чрезмерный смех вредит легким.

Чрезмерные разговоры истощают кровь и ци.

Чрезмерное потребление алкоголя повреждает дух и сокращает жизнь.

Чрезмерный гнев делает человека вспыльчивым и безрассудным.

Чрезмерный кутеж делает сознание распутным.

Чрезмерная печаль приводит к увяданию лица.

Чрезмерная доброжелательность принижает собственное достоинство.

Чрезмерная хитроумность топит цель.

Хотя подобные советы часто видоизменялись в зависимости от конкретной религиозной практики или эзотерической теории и могли пропагандироваться в крайних формах в интересах их чистоты и духовного культивирования, они основывались на обычном здравом смысле. Успокоение сознания, расслабление и избегание ненужных излишеств в любых действиях, мыслях, чувствах и повседневной деятельности является реальной основой взращивания здоровья и долгой жизни.