Чжуангун.

4. Даоинь-традиция подвижных упражнений.

Рассмотрев кратко различные формы «спокойного» цигун, давайте теперь обратимся к его спутнику с древнейших времен в искусстве «взращивания жизни» – подвижным упражнениям, известным как даоинь. Этот любопытный термин заслуживает того, чтобы его рассмотреть несколько более пристально. Китайско-английский словарь Мэтью определяет дао1 как «вести» или «управлять», а инь2 как «направлять», «вести», «вовлекать», «вытягивать», «стимулировать» или «проводить». В своем комментарии к уже упоминаемому отрывку из главы 15 Книги мастера Чжуана Ли И3 определяет дао как «управление дыханием (дао ци)\ чтобы сделать его гармоничным», а инь как «приведение тела к такому состоянию, чтобы оно стало мягким». Ван Вин5 (8 век нашей эры)в своем комментарии к Внутреннему канону Желтого императора определяет даоинь просто как «название для движения мышц и костей, тренировки конечностей и суставов».

Термин затем мог быть просто интерпретирован как «управление» дыханием и телом при выполнении упражнений. Однако в контексте господствующих в то время идей кажется разумным поискать более глубокий смысл в этом выборе слов. Дао в контексте управления дыханием или движением могло бы просто подразумевать преднамеренное, сознательное действие. Инь – немного более сложное понятие. Как мы увидим, терапевтическая ценность подобных упражнений, как считалось, заключалась в том, что с их помощью можно было ликвидировать застойные явления, стимулировать кровообращение и циркуляцию ци по организму. Далее, многие из диаграмм на «Схемах даоинь», найденных в Мавандуе, озаглавлены по названию заболевания с префиксом «инь». Поэтому в данном случае термин должен иметь значение «лечить» или, скорее, «стимулировать лечение». Кроме того, делаются замечания, что определенные движения применяются для лечения определенных болезней, из чего мы должны сделать вывод, что каждое движение предполагало в результате его выполнения положительное воздействие на определенные суставы, мышцы или органы путем содействия перемещению крови и ци к конкретному месту-. Отсюда, кажется, справедливо интерпретировать термин инь как охватывающим значение «привлечение крови и ци для стимулирования лечения». Такое утверждение далее усиливается комбинацией дыхания с подобными упражнениями. Дыхание предназначено для насыщения «изначальным дыханием» (юань-ци), а хорошо обдуманное движение (дао) предполагает «стимулирование» (инь) его движения к конечностям тела.

Разумным определеним термина должно тогда быть «управлять и стимулировать» – управлять движением (и дыханием), чтобы стимулировать излечение (привлечением крови и ци к месту болезни) или укрепление тела (стимулированием циркуляции ци и крови и тренировкой мышц, костей и суставов). Использование «мягкого» у Ли И является важным: предполагается, что такие упражнения должны быть мягкими и плавными по своей природе, чтобы питать.

*Это, конечно, имеет место в более поздней теории, где определенное движение предназначено для стимулирования определенного канала, по которому протекает ци, с целью улучшения состояния внутреннего органа, с которым этот канал связан.

Организм, расслабить мышцы, сделать подвижными суставы и содействовать свободной циркуляции ци и крови, в то же самое время стимулируя тело определенными упражнениями. Если бы такие упражнения были чересчур энергичными, они могли бы вызвать напряжение и негибкость, нарушение свободной циркуляции ци и крови, истощение занимающегося и, таким образом, неудачу во взращивании.

Истоки таких упражнений, по всей видимости, по большей части лежат в танце. Танец в Древнем Китае, как и повсеместно, был существенной частью религиозных церемоний или подготовки к войне, так же, как и способа развлечения и празднования. Особое место он, должно быть, занимал у шаманов, которые танцевали в трансоподобных состояниях, часто одетыми в шкуры животных, и были тесно связаны с ранними медицинскими практиками.

«Шан шу»1 – глава Книги Документов (содержит некоторые очень древние материалы, датированные от 10 столетия до нашей эры) ссылается на популярные танцы, названные «танцами сотни диких животных». Как позже мы видим, эта практика имитации движений животных и заимствование их названий была очень сильной тенденцией в даоинь, а позднее и в традиции боевых искусств.

Это указывает на то, что терапевтическое значение танцев было признано с довольно раннего времени. В Анналах весен и осеней мастера Люя2, составленных в 239 году до нашей эры, записано:

(В древние времена) когда погода часто была пасмурной и дождливой или разливались реки, кругом становилось сыро, мрачно и холодно. Это приводило к застою крови и ци у людей, и их мышцы и кости становились плохо подвижными и болезненными…

Поэтому они использовали танец, чтобы рассеять (эти эффекты) и активизировать (кровь и ци). Пока не существует других свидетельств, указывающих на истоки и наиболее примитивные формы даоинь, за исключением самой ранней, уже упоминавшейся ссылки из главы 15 Книги мастера Чжуана. Однако все древние материалы, датируемые от второго до третьего столетия до нашей эры, указывают на то, что даоинь и связанные с ним дыхательные техники (туна и синци)1 были хорошо развиты, с четко установленными основными характеристиками и широко распространенной практикой уже к началу династии Хань.

Выдержки из Внутреннего канона Желтого императора указывают на то, что подобные системы к тому времени были уже достаточно хорошо приняты и широко распространены в медицинской практике. В разделе «Ось Духа»2 имеется упоминание о даоинь синци как одном из семи главных методов медицинского лечения. В другом его разделе, озаглавленном «Простые вопросы», содержатся интересные размышления об истоках даоинь, почти повторяющие комментарий из Анналов весен и осеней мастера Люя: На влажных центральных равнинах… люди по большей части страдали от паралича, похолодания конечностей, лихорадок и простуд, для которых (они использовали) в качестве лечения даоинь и массаж… Таким образом, применение даоинь и массажа берет свое начало отсюда. К счастью, мы имеем материалы, проливающие свет на понимание практик даоинь этого периода. Они были найдены в древнем захоронении периода династии Хань, датируемом 168 годом до нашей эры и раскопанным в Мавандуе, близ Чанши, в провинции Хунань. В могиле № 3 был найден кусок шелка размером 55 см высотой и 100 см шириной, на котором была изображена серия из 44 фигур, выполняющих некоторые действия, которые были однозначно определены как упражнения даоинь. Поэтому эта замечательная находка была названа «Схемой даоинь» и она предоставила богатый материал для понимания ранних целей и достижений этого вида терапии (см. иллюстрацию).

Хотя ткань была сильно повреждена во многих местах, диаграммы были восстановлены. К сожалению, многие сопроводительные надписи оказались утерянными или совершенно неразборчивыми. Те из них, которые все-таки были прочитаны, можно приблизительно разбить на две группы, хотя в нескольких случаях их расшифровывание и интерпретация до сих пор остается еще очень ориентировочной.

Как уже упоминалось ранее, одна из групп состоит из тех диаграмм, в сопроводительных надписях к которым имеется название болезни с префиксом инь, извещающих, что такое-то упражнение предназначено для лечения такого-то заболевания. Эти сопроводительные надписи были интерпретированы как:

№ 13… «воспаление глаз»*.

№ 15… «грыжа (?)».

№ 18… «болезнь живота».

№ 20… «глухота».

№ 22… «беспокойство».

№ 23… «боль в коленях».

№ 24… «сжатие в груди (?)».

№ 28… «обморок (холодные конечности)».

№ 29… «заболевание шеи».

№ 35… «лихорадка вследствие жара».

№ 36… «эпидемические лихорадочные заолевания».

№ 37… «плохое кровообращение (?)».

№ 59… «артриты».

*'Нумерация согласно диаграммам из «Очерков по даоинь Схеме», опубликованных в издательстве «Исторические реликвии».

Вторая главная группа – группа, в заголовок которой включается название движений животных или птиц, указывающих на имитацию их специфических свойств и характеристик, и, возможно, более определенно предназначенных для укрепления тела в целом. Она включает:

№ 8… «? волк» (изображение танца, с.

Использованием шара).

№ 25… «журавль?» (изображен журавль,

Расправляющий крылья).

№ 27… «поднятие дракона».

№ 31… «спина ястреба».

№ 32… «вытягивание?» (возможно, аналогично «вытягиванию птицы» Чжуан Чжоу).

№ 35… «крик макаки» (сопровождается.

Заголовком «лечение лихорадки, вызванной жаром»).

№ 40… «крик обезьяны».

№ 41… «прогуливающийся медведь».

№ 42… «? рытье» (первый символ, возможно,

Обычная или морская черепаха, другое животное-насекомое или ящерица, прячущиеся в норе).

№ 44… «ястреб-перепелятник» (опять изображение птицы, расправляющей свои крылья).

Этот перечень форм значительно более разнообразный, чем тот, который приводится в отрывке Чжуан Цзы. Очень похожий материал можно найти в Книге принца Хуайняня – сборнике трудов по естественной философии, составленном во 2-м столетии до нашей эры. Он повторяет отрывок из Чжуан Чжоу почти дословно, но добавляет «купающуюся утку и вертлявую (или прыгающую) обезьяну, осматривающуюся сову и огладывающегося назад тигра». Гэ Хун, живший на 450 лет позже, в своем труде Бао Пу Цзы приводит несколько отличный вариант: «драконово проведение (дао) и тигровое стимулирование (инь), прогуливающийся медведь и глотающая черепаха (дыхание), летящая ласточка, извивающаяся змея и вытягивающаяся птица, изгибание назад и вперед… Цепкая обезьяна и пугливый заяц…».

Кроме того, пять диаграмм из «Схемы даоинь» содержат указание на использование вспомогательных средств, а именно: шар (№ 8, под заголовком (?волк)), посох (№ 17, без заголовка и № 30, озаглавленный «использование посоха для проведения Инь1 и Ян2), мяч (№ 21, без заголовка) и сумка (№ 24, озаглавленный «сжатие в груди?»).

Что еще удивляет в этой схеме, так это необычайно продвинутый характер упражнений для такого раннего периода. Многие позы легко узнаются в сегодняшних практиках и они, действительно, включают почти все главные характеристики популярных даоинь-систем, практикуемых сегодня: преобладание стоячих поз и движения рук, имитация поведения животных, упражнения в ходьбе, некоторые позы на вытягивание и закручивание, некоторые движения, подобные танцам, координация дыхания с движениями, указание на соответствие определенных упражнений определенным заболеваниям и т.д. Хотя, конечно, мы не можем сказать точно, что выполнение каждого движения не приводит к появлению излишней напряженности и вызывает чувство расслабления, способствует плавности движений.

Также интересно заметить, что на диаграммах изображены обычные люди обоего пола и различного возраста, – все же это было найдено в могиле правителя, значительно южнее Чанцзяна (реки Янцзы) на периферии Ханьской Культуры. Принимая во внимание продвинутый характер упражнений, эта находка прямо указывает на широкую популярность таких упражнений в этот период с довольно большим (судя по другим материалам в исторических записях периода династии Хань и прочих работах) разнообразием индивидуальных стилей.

Конец династии Хань был отмечен развитием различных стилей даоинь-упражнений, которые были систематизированы великим ученым Хуа То (?- 208 г.)1. В Летописях Трех царств2 приводятся записи его бесед со своим учеником У Пу3:

Тело человека обладает врожденными желанием и потребностью к работе и упражнениям, однако они не должны быть слишком утомительными. (Степень) активности должна обеспечивать эффективное усвоение энергии, получаемой с пищей, свободную циркуляцию крови по сосудам так, чтобы болезни не могли проникнуть в организм. Таким образом, организм человека можно сравнить с дверной петлей, которую чем чаще используют, тем меньше она ржавеет. Вот почему мудрецы древности практиковали такие даоинь, как «прогуливающийся медведь» и «сова оглядывается назад», ведение (инь) и движения поясницей и конечностями, манипулирование всеми суставами для предотвращения прихода старости. У меня имеется один метод, который является (формой) даоинь и называется «Проказы пяти животных»1, а именно тигра, оленя, медведя, обезьяны и птицы, который избавляет от болезней и полезен для рук и ног. Если кто-то болен, то пусть выполнит (подходящую) «проказу» до появления обильного пота… в теле у него появится приятное чувство комфорта и расслабления, улучшится аппетит.

Хуа То был четко выраженным сторонником «тренировки мышц и суставов» теории даоинь. В самых ранних из существующих описаний этих «Проказ» в «Семи бамбуковых дощечках с надписями из небесной сумки» (хотя неизбежно то, что они не полностью отображают оригинальное сочинение Хуа То, поскольку между появлением этих сочинений существует разница во времени в 800 лет) они представляются как достаточно энергичные гимнастические упражнения, и тон речи Хуа То также подтверждает это. Этот стиль более энергичной гимнастики формирует значительный подкласс в поздней даоинь-традиции, и особенное развитие он получает в боевых искусствах после 16-го столетия.

В даоинь-традиции может быть также выделен еще один стиль, упоминание о котором впервые появляется в работе Тао Хунцзина Записки о взращивании природы и продлении жизни. Он заключается в выполнении упражнений на растягивание преимущественно в положении сидя, таких как вращение головы, поднятие рук, повороты туловища, захватывание пальцев ног и тому подобное. Хотя почти несомненно, что, как и часть даосских практик того времени, они испытали очень сильное влияние Индийской йоги. Тао называет их «Восемь форм» упражнений для туловища, которые позже были развиты дальше и впоследствии получили название «Восемь (двенадцать или шестнадцать) отрезков парчи»1 (см. иллюстрации).

В этом разделе необходимо также упомянуть различные формы самомассажа такие, как постукивание зубами, растирание лица, массирование живота и т.п. Некоторые из этих методов упоминались Гэ Хуном, хотя, по-видимому, Тао Хунцзин и здесь.

Чжуангун

Был одним из первых, кто организовал их в определенную систему и назвал «Методом сухого умывания». Такие методы до сегодняшнего дня остаются очень популярными среди занимающихся цигун, которые практикуют их или как независимые системы, или объединяя с другими даоинь-стилями, такими как «Восемь отрезков парчи».

Даоинь этих различных форм и индивидуальных стилей появляются в большом количестве в основных медицинских сборниках начиная с периода династии Суй. «Даоинь схемы», сейчас, к сожалению, утерянные, описываются в нескольких таких сборниках и династических историях. Их названия наводят на мысль об увеличивающейся сложности форм и связях с даосскими и медицинскими теориями взращивания. Многие работы по данной теме периода династий Мин и Цин, связанные с дыхательными техниками, медитацией, «микрокосмической циркуляцией», даоинь и массажем, остаются востребованными и сегодня.

Несмотря на то, что они по существу характеризуются теми же самыми элементами, какие мы видим в мавандуйском стиле даоинь и в более гимнастических формах, ряд разработок можно узнать во многих видах подвижного цигун, практикуемых и сегодня.

Наиболее значимой, возможно, является тенденция к развитию комплексов упражнений, часто сложных, требующих выполнения непрерывной цепочки движений или форм. Каждая форма или поза также может включать несколько движений конечностями, координируемых с дыханием и ментальными техниками, иногда несколько раз повторяемых и затем плавно переходящих в следующее движение. Целые комплексы сейчас основываются на имитации поведения того или иного животного или птицы с акцентированием на использовании отдельных форм (часто включающих несколько движений) для воздействия на ци определенного внутреннего органа при лечении его конкретных заболеваний.

Развитие теории циркуляции «изначального дыхания» (юань-ци) после династии Суй вскоре оказало свое влияние и на даоинь. Концепция приведения в движение ци с помощью только физических движений сменилась на концепцию, в которой сознание ведет ци, которая, в свою очередь, управляет физическим движением. При выполнении движения представляется, что ци в гармонии с ним поднимается из даньтяня для управления движением, так что, если бы сознание не вело ци, то ни тело, ни конечности не могли бы двигаться. В основе этого часто лежала практика циркуляции ци «по малому микрокосмическому кругу» (для того, чтобы получить контроль над ци), которая сегодня получила развитие в одной из форм, называемой «упражнения на самодвижение» (цзы фа гун)1. В этих упражнениях «внутреннее дыхание» (нэй-ци) собирается в даньтянь для его движения по «малому микрокосмическому кругу» и управления стимулированием движений. Далее оно предоставляется самому себе, когда перетекает туда, куда желает, активизируя движения без какого-либо сознательного управления или вмешательства.

Гимнастический стиль даоинь также был заметно развит, инкорпорировав в себя сознательное напряжение и расслабление определенных мышц в координации с дыханием. С развитием влияния теории циркуляции ци она также была включена в него. Общая формула упражнений достаточно проста: вдох 4- напряжение/движение наружу (обычно с силой) + движение ци из даньтянь в конечности; выдох +

Чжуангун

Расслабление/ движение внутрь 4- опускание ци назад в даньтянь. Такие упражнения, часто называемые как нэйгун1 (внутренние упражнения), получили быстрое развитие с позднего периода династии Мин и были очень популярны среди мастеров боевых искусств. Шаолиньская школа боевых искусств, ведущая свое начало из монастыря Шаолинь в провинции Хэнань, особенно тесно связана с этой традицией.

Также с шаолиньской традицией, но в несколько иной форме связаны хорошо известные «Упражнения по преобразованию сухожилий»2. Они в большей степени отвечают требованиям «Проказ» Хуа То, хотя по форме несколько отличаются, и в общем виде заключаются в серии энергичных упражнений, предусматривающих растяжение, размыкание и кручение каждой мышцы, сустава и даже внутреннего органа и стимулирование движения потока ци к определенным участкам тела.

Сегодня практикуется много других подобных нэйгун-техник. Некоторые из них в большей степени относятся к боевым формам, другие более пластичные или гимнастические, хотя все они используют разнообразные формы координации дыхания, ци и движения. Большинство из этих методов провозглашают свое происхождение из шаолиньской традиции, и многие окутаны тайной и пронизаны оккультизмом с притязанием на сверхъестественность за их экстраординарные эффекты.

Наконец, необходимо упомянуть об объединении даоинь-теории расслабленного, сознательного ведения движения с боевыми искусствами под названием тайцзицюань – тренинговая школа бокса3. Тайцзицюань получил свое развитие в 18-м столетии в уезде Вэньсянь, провинции Хэнань и на протяжении многих поколений был сосредоточен вокруг семьи Чэнь. В тайцзицюань принципы расслабления, медленные движения, управляемые с помощью сознания, использовались при выполнении комплекса «Тринадцать базовых форм» для стимулирования циркуляции ци и развития силы. По мере совершенствования стиля увеличивалась его сложность и вводились новые движения и позиции до тех пор, пока в конце 19-го – начале 20-го веков на его основе не возникло несколько новых школ тайцзицюань, в каждой из которых был создан свой собственный плавный танцеподобный комплекс. Хотя оригинальное боевое назначение этого стиля сегодня утеряно, эта система упражнений доказала, что она является превосходным терапевтическим средством и тайцзицюань стал очень популярным и влиятельным как в Китае, так и за его пределами.