Диета Южного пляжа.

(b) Влияние на сердце.

Все начинается с ожирения в поясничной области. Увеличение объема талии не является результатом увеличения количества жировых клеток в этой области. Когда человек прибавляет в весе, количество клеток остается приблизительно одинаковым, но каждая клетка увеличивается. Другими словами, жировые клетки сами прибавляют в весе. Так как эти клетки расширяются, инсулину становится сложно добраться до них. Поэтому у человека с избыточным весом уровень сахара и жиров в крови поднимается. Для того чтобы “открыть” клетки, инсулину требуется все больше времени.

Это состояния организма обусловливает возникновение определенных проблем с сердцем, которые указывают на симптомы диабета второго типа (или даже преддиабета). Организм начинает подавать сигналы, которые может распознать только врач. Это обычные симптомы, о которых мы в последнее десятилетие слышали немало: высокое артериальное давление, высокий уровень триглицеридов, низкий уровень «хорошего» холестерина, преобладание «плохого» холестерина. Еще один пока не очень известный, но очень важный симптом, о котором мы говорили выше: маленький размер молекул липопротеинов низкой плотности (в принципе, того же «плохого» холестерина).

Когда инсулин не справляется со своей работой, нужно больше времени, чтобы потребленные жиры усвоились организмом. Из-за этой задержки в печень попадает слишком много жирных кислот. В ответ на это печень выделяет опасные частицы, которые начинают накапливать жиры и холестерин в кровеносных сосудах. Другими словами, это будущие тромбы.

Вот и обнаружилась связь между ожирением и сердечными заболеваниями. Опасность исходит не от углеводов и сахаров самих по себе. Дело в том, как они влияют на способность организма перерабатывать жиры. Если съедать слишком много пончиков, это не приведет к сердечному приступу. Но это может создать условия, которые приведут к нему. Ожирение само по себе не вредит сердечно-сосудистой системе. Это просто показатель номер один нездоровой крови: почти наверняка когда-нибудь это нанесет вред здоровью и, возможно, поставит под угрозу жизнь.

Вызывает тревогу тот факт, что диабет второго типа наблюдается сегодня у молодых людей и даже у подростков. Это не означает, что генетически это поколение слабее предыдущих. Просто привычки этого поколения намного хуже. Тренажеры и беговые дорожки дома - символы среднего класса, но правда состоит в том, что мы менее активны физически, чем наши родители, бабушки и дедушки. Возможно, их работа требовала большей подвижности, или у них было меньше машин, делающих за них работу. Возможно, они просто больше, чем мы, ходили пешком.

Недостаток физических нагрузок распространяется даже на самых молодых из нас. Дети перестают двигаться, школы строятся без спортивных площадок, уроки физической культуры упраздняются, чтобы за их счет прибавить часы для других, «более серьезных» уроков. Это, возможно, пока лишь тенденция. Но она тревожит. Время, проведенное детьми у телевизора, за видеоиграми и компьютером, тоже не помогает решать проблему.

Но самые разительные перемены произошли даже не в плане образа жизни, а в системе питания. Поскольку мы все больше и больше склоняемся к “фаст фуду”, качество питания ухудшается. И это касается не только вкуса, но и резкого уменьшения содержания в пище клетчатки, изменения ее питательности. В каком-то смысле производители продуктов питания начали пищеварительный процесс за нас. До недавнего времени мы не понимали, что переработанные продукты вредны и способствуют распространению эпидемии ожирения. Мы пережили голод, теперь мы упиваемся изобилием, перенося его непосредственно на свои тарелки, не задумываясь при этом, что более половины ресторанных блюд - это та же самая «быстрая еда». Когда-то потребляемые нами углеводы были менее переработаны, чем сейчас. Хлеб в основном выпекался дома или в местных пекарнях, а не на заводах. Основу его составляла мука грубого помола. Раньше главными качествами блюд были не удобство и быстрота приготовления. Мы меньше торопились, а приготовление домашней еды подразумевает, что берутся сырые, необработанные продукты. В рисе тогда еще была клетчатка, и готовился он долго. Картофель не был порезан и заморожен или приготовлен и расфасован по коробкам. Дети после школы не ограничивались тем, что можно приготовить в микроволновой печи. То, что мы ели, имело срок годности несколько дней, а не месяцев и иногда даже лет!

Мы не подкладывали постоянно сахар почти во все блюда, не начинали завтрак с готовых каш и не продолжали поглощать пищу до глубокой ночи, перекусывая крендельками из чистой, переработанной белой муки. Мы не проводили столько времени в продовольственных магазинах, не задерживались у прилавков с шоколадом и печеньями, у холодильников и в супермаркетах.

Даже стремление к здоровой пище порой подводит нас. В следующий раз, зайдя в супермаркет, изучите список ингредиентов на продуктах “с низким содержанием жиров”. Практически везде вы найдете переработанные углеводы, которые призваны замещать жиры. Или обратите внимание, на скольких сортах хлеба написано “обогащен витаминами” или “с добавками”, что показывает как много натуральных волокон (содержащих витамины) было удалено из хлеба, что пришлось добавлять питательные вещества обратно!

Я говорю не только о пристрастиях в пище одного человека. Это состояние всех нас, каждого из нас. Это происходит с миллионами. Обычно значительные нарушения здоровья не проявляются, пока мы не достигаем возраста 50-60 лет. Но невидимый вред наносится десятилетиями, подготавливая почву для будущей катастрофы.

Однако хочу высказать очень важную для всех нас мысль: все эти проблемы взаимосвязаны, и все лечатся одинаково. Необходима диета и физическая активность. Именно объяснению этого разумного, практического и легко запоминающегося плана питания посвящается остальная часть моей книги.

Хорошо выглядеть в глазах окружающих - это важно, однако иметь здоровые сосуды и нормальное соотношение компонентов крови намного важнее.

Мой опыт диеты доктора Агатстона.

Джуди X.: Представьте: раньше я носила одежду 32-го размера, а теперь18-го.

Мне 55. Я разведена. Приблизительно год назад я весила 175 кг.

Это наследственная черта моей семьи. Родители моей матери и ее старшие дети - к которым отношусь и я, - крупные. Я была довольно худой большую часть моих юных лет. Но после того как я родила сына и дочь, набрала вес. За эти годы я сидела на многих диетах и всегда худела. Однажды я потеряла 45 кг, придерживаясь очень серьезной диеты. Но, в конечном счете, эти килограммы вернулись.

Я никогда не завтракаю. Не пью кофе. Не курю, не употребляю спиртного. Не перекусываю. И обедаю я стандартным набором блюд, который привозит в офис служба доставки. Это могли быть блюда из китайского ресторана или гамбургеры - по выбору. ня.

После этого я не ем до ужина. Никаких закусок во второй половине дня. И затем на ужин - обычное мясо, овощи, салат и макароны. Или картофель. Я никогда особенно не любила рис. Но зато обожаю пиццу, бутерброды и макароны. Я предпочитаю съесть бутерброд, чем “отвлекаться” на бифштекс и картофель. Люблю печенье. Равнодушна к конфетам, но люблю хлеб и десерты. Не пью много газированной воды.

Я пробовала самые различные диеты без особых успехов. Но вот однажды я разговаривала с одной из девушек в нашем офисе и вдруг заметила, что она выглядит похудевшей и посвежевшей. Я не удержалась, и спросила ее, в чем дело. Она ответила: «О, я нахожусь на диете, о которой недавно услышала, диета доктора Агатстона. И потеряла за год около 60 килограмм».

Поначалу, когда я изучила эту диету и увидела, что она ограничивает потребление углеводов, то подумала, что никогда не смогу запретить себе это. Но потом решила: хлеба в доме больше не будет. Нет больше и молока в холодильнике. У меня, на кухне было 20 пачек макарон. Я выбросила их все. А дочери сказала: “Слушай, если ты захочешь бутерброд, купи булочку и съешь ее одна. Я просто не могу видеть выпечку”. Я избавилась от всех вредных продуктов и никогда не верну их в дом.

Так что до сих пор обхожусь без хлеба. Правда, иногда мечтаю о том, чтобы съесть итальянский хлеб с небольшим количеством масла. Но не делаю этого, поскольку знаю, что с этого момента не смогу больше контролировать себя. За прошлые несколько недель у меня появились новые пристрастия в еде - продукты, которые я даже не подумала бы попробовать прежде. Я спросила одного сотрудника: “Вы замечаете, что я в последнее время в чем-то не похожа сама на себя?” Он ответил: “Да, замечаю. Прежде, когда мы завтракали в офисе, вы не прикасались к незнакомой пище, ваши вкусы были устоявшимися. Теперь вы пробуете ложку или две”. Так, возможно, я немного изменилась. Но это приятно.

Первый день диеты не был трудным. Я чувствовала, что должна сделать первый шаг, и что это - мой последний шанс. И я до сих пор остаюсь на этой диете. В течение первых шести недель я потеряла 23 кг. После этого я начала включать в свой рацион больше овощей, майонез для блюд с тунцом, и еще что-то подобное этому. Но по-прежнему избегаю употребления даже небольшого количества хлеба или овсяной каши. Никаких крахмалов. Время от времени могу позволить себе кусочек булочки. Но чаще останавливаю себя. Если иду обедать, то в те рестораны, где смогу есть нужную мне пищу. Например, китайский ресторан. Там можно выбрать свежее мясо и овощи. Так что я хожу в китайский ресторан два раза в неделю. К тому же я люблю морепродукты, а у них есть всегда крабы, мидии, креветки. Мне нравятся у них жареные зеленые бобы с маслом и чесноком. Могу съесть целую тарелку. Чай со льдом или диетическая содовая завершают трапезу.

Я больше не хожу ни в какие рестораны быстрого питания, потому что там нет ничего, чем я бы могла питаться. Правда, раз в месяц я иду в «Макдоналдс» и беру обезжиренный фруктовый йогурт. В нем есть углеводы, но я все равно его ем. Хотя понимаю, что даже если написано “обезжиренный”, в нем может содержаться сахар. Они убеждают нас, что это здоровое питание, но мы же знаем, как на самом деле производят эти продукты. Необходимо читать все очень внимательно, прежде чем купить что-нибудь.

Если мне хочется сладкого, я позволяю себе небольшое лакомство. Сама делаю желе без сахара и покупаю диетическую газированную воду. Выпиваю чашку кофе в день, утром.

Сейчас я даже пытаюсь приучить себя к завтраку. Я съедаю омлет, иногда с двумя кусочками бекона. Или беру мясо на обед, но только добавлю к нему небольшое количество обезжиренного сыра и помидор. Я все еще не любитель завтрака. Но я нахожу, что это помогает потушить “голодный огонь”.

Никакой выпечки. На работе, если приносят тунца с французским хлебом, я могу съесть такой бутерброд. Но очень-очень редко. Вот недавно я снова немного набрала вес. И сидела на диете, сбрасывая набранные 5 кг, в течение прошлых трех месяцев. A потом ездила домой, в штат Пенсильвания, жила там три недели, ходила на свадьбу, вечеринку по случаю дня рождения, отмечала День благодарения - и не набрала нисколько. На свадьбе моего племянника я ела лосося, салат, и это было все, что я себе позволила. Даже не прикоснулась к свадебному пирогу.

На День благодарения зять приготовил мне баклажаны и салат. Я не ела индейку, соус, картофель и тому подобное. Ко времени моего последнего визита домой я сбросила приблизительно 56 кг. Я случайно встретила старого школьного друга, а он прошел мимо меня. Потом обернулся и сказал: “Джуди? Вы выглядите так же чудесно, как и 25, и 30 лет назад”. Я подарила ему воздушный поцелуй. На мой взгляд, я все еще тяжеловата, но, представьте, на этой диете я перешла от одежды 32-го размера к 18-му! Это - единственная диета, которая действительно помогла мне.