Формулы счастья.

Для счастья ума не надо.

Русская Народная Пословица.

Если человек ищет смысл жизни, то он ничего не найдет. Если человек ищет саму жизнь, то он найдет и ее смысл. Бегущий от жизни обкрадывает и себя, и тех, кому не смог подарить счастье.

Изречение Шоу-Дао.

Идея создания серии «Технология счастья» возникла после публикации наших книг серии «Путь Шоу-Дао»: «Тайное учение даосских воинов», «Обучение у воды», «Обучение женщиной» и «Обучение травами».

Психотехники, изложенные в этих книгах, мировоззрение клана Спокойных и шоу-даосские представления о структуре личности человека, о том, почему люди чувствуют себя счастливыми или несчастными, о том, как добиться истинной гармонии с собой самим, в отношениях с внешним миром и окружающими людьми, стали подлинным откровением для значительного количества читателей.

Приходя к Александру Медведеву, первому европейцу, посвященному в тайны учения Шоу-Дао и в течение ряда лет занимавшемуся под руководством Ли, мастера клана Спокойных, люди рассказывали о том, что, прочитав наши книги, посвященные периоду его ученичества, они многое переосмыслили для себя и, в свете новой полученной информации, смогли понять многие неосознанные мотивы своего поведения и поступков окружающих людей, приводящих к неудовлетворенности собой и своей жизнью, к конфликтам, разочарованиям и стрессам. Они говорили, что, несколько раз перечитав эти книги, чтобы лучше понять изложенные в них идеи, и начав применять эти идеи на практике, они сразу заметили положительные перемены в своем отношении к жизни, окружающим и самим себе, заметили, что они становятся более жизнерадостными, оптимистичными, творческими и активными.

Поскольку книги серии «Путь Шоу-Дао» задумывались скорее как художественные произведения, а не как учебники по даосским психотехникам, мы решили создать новую серию книг, предназначенных непосредственно для тех, кто не полностью удовлетворен своей жизнью или, даже будучи удовлетворенным ею, тем не менее хотел бы еще больше повысить ее качество, поскольку нет предела совершенствованию и точно так же нет предела человеческой способности наслаждаться фактом своего существования в этом огромном и прекрасном мире.

Для тех, кто еще не знаком с творчеством Александра Медведева и моими книгами, написанными о нем, а также с учением Шоу-Дао, идеи, теории и психотехники которого и составляют основу этой книги, я вкратце расскажу о том, как возник наш творческий союз и что представляет собой учение Спокойных.

Вопрос о том, почему люди ухитряются чувствовать себя несчастными в достаточно благоприятных ситуациях и почему они регулярно прилагают значительное количество усилий, чтобы портить жизнь себе и другим, волновал меня с самого раннего детства. Возможно, это было связано с тем, что я родилась в неблагополучной семье, и меня всегда приводили в недоумение и травмировали ссоры моих родителей, а также дедушки с бабушкой, в семье которых я прожила несколько лет.

Бабушка «пилила» добродушного и спокойного деда каждый день, с того самого момента, когда он, возвращаясь с работы, переступал порог дома, постоянно доводя до белого каления и себя, и его. Мне было четыре года, когда дед, обычно спокойный и сдержанный, однажды схватил нож и приставил его к своей груди, в сердцах крикнув, что, если бабушка его сейчас же не оставит в покое, он покончит с собой, чтобы больше не слышать ее воплей.

Предлоги, которые бабушка отыскивала для того, чтобы устроить очередной скандал, казались мне более чем абсурдными. Я никак не могла понять, зачем она ведет себя таким странным образом, и почему предпочитает тратить все свое время на приготовление еды, уборку и склоки вместо того, чтобы заняться чем-то приятным и полезным, – например, погулять с дедом и со мной, почитать интересную книгу, сходить в кино или еще как-нибудь развлечься.

Думая, что, возможно, подобный стиль поведения был характерен только для моей семьи, я стала изучать жизнь окружающих людей и с удивлением убедилась, что ссоры, скандалы и проблемы, к сожалению, были неотъемлемым атрибутом быта большинства семей моих знакомых и одноклассников.

Рано научившись читать, я надеялась, что в книгах смогу отыскать ответы на то, как нужно себя вести и какие качества следует в себе выработать для того, чтобы быть счастливым и не отравлять существование себе и другим. К сожалению жизнь и приключения героев книг совершенно не походили на то, что я видела вокруг. Создавалось впечатление, что все написанное в книгах относилось к совершенно другому миру, где добро решительно побеждало зло и где большинство людей, за исключением некоторых, быстро устраняемых с пути отрицательных персонажей, были добрыми, умными, благородными и справедливыми.

Не то, чтобы я считала, что люди, окружающие меня, были злыми, глупыми или плохими, вовсе нет. Вызывало удивление другое – то, что человеческие существа, вроде бы вполне разумные и симпатичные, вели себя странным и нелогичным образом, так, что от их поведения страдали не только их близкие, но и они сами.

Поскольку в детстве мне не попадались книги по психологии, объясняющие, как формируется личность человека и чем определяются особенности его поведения, я сделала вполне логичный для ребенка вывод, что по мере взросления люди теряют здравый смысл, способность наслаждаться жизнью и ладить с себе подобными и что на смену присущим детству чувствам радости, любопытства, интереса ко всему новому, доброжелательности и терпимости к людям к ним приходят подозрительность, враждебность, тревожность, злоба, зависть и недоверчивость. Конечно, мне встречались взрослые, у которых положительные эмоции в значительной мере перевешивали отрицательные, но все-таки подавляющее большинство моих знакомых регулярно испытывало впечатляющий набор более или менее интенсивных отрицательных переживаний. Мне же хотелось открыть универсальный секрет того, как, выживая в этом мире, сохранить способность быть веселым, доброжелательным, уравновешенным и счастливым.

В поисках ответа на этот вопрос в подростковом возрасте я обратилась к восточной философии и эзотерическим учениям. Однако основной постулат буддизма о том, что желания порождают страдания и, чтобы избавиться от страданий, нужно избавиться от желаний, показался мне весьма сомнительным, а сам процесс освобождения от желаний в условиях развитого социализма, а не под раскидистой пальмой в жаркой стране, где не существует законов о тунеядстве и где можно питаться плодами деревьев и спать под открытым небом, казался делом весьма непростым, тем более что буддизм, наметив стратегическую цель, не давал достаточно действенных тактических рекомендаций, как этой цели добиться, по крайней мере рекомендаций, подходящих для специфического типа мышления советских людей и для условий жизни в Советском Союзе.

Тем не менее я не сдавалась и в поисках людей, знающих ответы на интересующие меня вопросы, стала посещать группы, возглавляемые только начинающими в то время появляться экстрасенсами и новоявленными «учителями», проповедующими всевозможные восточные эзотерические учения. К сожалению, уровень подготовки этих «учителей» оставлял желать лучшего, да и в их поведении зачастую слишком явно проглядывало тщеславие и желание произвести впечатление на публику.

Однажды, отдыхая в Крыму, я услышала о том, что в Симферополе живет Александр Медведев, специалист высокого класса по рукопашному бою, много лет обучавшийся у корейца, мастера какой-то древней даосской школы. Друзья мне рассказали, что помимо боевой подготовки Медведев приобрел знания и по медицине, что он обучался исключительно интересным психотехникам тайного китайского клана, история, мировоззрение и идеи которого были совершенно неизвестны европейцам.

Мне захотелось познакомиться с Медведевым, хотя я и не питала особых надежд по поводу этой встречи, поскольку мне уже довелось повидать немало шарлатанов и патологических врунов, претендующих на обучение у неведомых мастеров и на знание Универсальной Истины.

С первой же встречи я почувствовала, что напала на золотую жилу. Александр не пылал желанием учительствовать и делиться своим опытом, но из того, что мне удалось узнать, я поняла, что этот человек действительно получил уникальный объем знаний, многие из которых вообще были неведомы европейской аудитории и которые, на мой взгляд, стоили того, чтобы люди о них узнали.

Кроме того, меня поразила личность самого Александра. В ней чувствовались удивительная гармония, спокойствие и уверенность в себе. Ему не нужно было самоутверждаться, рассказывая о своем ученичестве. Он просто существовал, он был ровно и доброжелательно настроен к людям, в нем чувствовалась мудрость, необычная для его возраста, и было очевидно, что он умел наслаждаться жизнью и дарить радость другим.

Мы познакомились в период правления Андропова, когда эзотерические учения считались враждебной идеологией и я даже мечтать не могла о том, что когда-нибудь опубликую книгу, посвященную учению Шоу-Дао. Вскоре мы поженились. Период глубокого застоя сменился горбачевской оттепелью, и Александр смог наконец открыто рассказывать о техниках, показанных ему мастером Ли.

На основе техники рукопашного боя Шоу-Дао Медведев разработал систему УНИБОС (универсальная боевая система), которая в настоящее время внедряется в подготовку российской армии, правоохранительных органов и частных охранных структур, он регулярно проводит семинары, посвященные как рукопашному бою, так и оздоровительным методикам Шоу-Дао, многие из которых нашли применение во врачебной практике, техникам ци-гун Шоу-Дао и методам управления сексуальной энергией.

Александр Медведев выпустил десятки книг и видеофильмов, и переданные ему знания древнего даосского клана уже принесли пользу многим людям. Тема счастья неоднократно всплывала в лекциях Медведева и в его беседах с учениками. В процессе занятий ученики Александра менялись, буквально на глазах становясь более сильными, здоровыми, уравновешенными, уверенными в себе и, несомненно, более счастливыми.

Если отбросить в сторону все высокие материи учения Шоу-Дао, которые в основном интересуют приверженцев восточной философии, забыть о техниках рукопашного боя, о медицине, методах продления жизни и о многом другом, останется один вопрос, который представляет интерес практически для каждого человека. Это вопрос о счастье.

Западная культура научила нас многим нужным и полезным вещам, но она не научила нас главному – как быть счастливым. Вопрос о счастье издревле вдохновлял писателей и поэтов, дававших множество его толкований вроде: «счастье – как птица, улетит – не поймаешь», и других, более или менее оптимистичных, но, к сожалению, при проведении опросов населения выясняется, что в основном люди не считают себя счастливыми и с уверенностью утверждают, что бывают лишь мгновения счастья, но в целом счастье как таковое не существует.

Последователи Шоу-Дао придерживаются по этому вопросу совершенно противоположного мнения. Они считают, что быть счастливым – долг человека перед собой, обществом и природой. Счастье – это состояние души, и лишь человек, умеющий быть счастливым и делиться своим счастьем с семьей и с окружающими людьми, достигает истинной гармонии.

Естественно, что сделать счастливыми всех невозможно, особенно тех, кто подсознательно или даже сознательно не желает быть счастливым (а встречаются и такие), но учение Шоу-Дао и не ставит перед собой такой задачи. Оно учит своих последователей отыскивать компромиссы в своем взаимодействии с окружающей средой и достигать поставленных целей не противопоставляя себя миру, а относясь к нему с мудростью и пониманием.

Шоу-даос, путешествуя по жизни, как драгоценные жемчужины, собирает прекрасные воспоминания о моментах счастья. Он учится смотреть на мир таким образом, чтобы из каждого опыта извлекать что-то позитивное и полезное, дающее новые силы, новые ресурсы и энергию для этого путешествия. Это фактически умение во взрослой и сознательной жизни сохранять, несмотря на трудности, подстерегающие тебя на жизненном пути, взгляд любознательного и живого, незакомплексованного и ненапуганного ребенка, взгляд оптимистичный и жизнеутверждающий. Это непростое искусство, но оно стоит того, чтобы его изучить.

Каждый человек имеет свой собственный взгляд на мир, обусловленный множеством факторов, как биологических, так и социальных. Некоторые видят жизнь в розовом свете, некоторые в голубом, а кто-то в черном или сером. Мир же всегда один и тот же. Различаются лишь представления о нем, и, хотя мы не в силах изменить мир, мы можем изменить то, как мы его воспринимаем.

Мои друзья как-то рассказали мне историю о двух котах, которых они знали. Один кот рос на даче, вольным и свободным, как ветер. Он носился по округе, с наслаждением гоняясь за бабочками, увлеченно охотясь на мышей и распевая страстные серенады соседским кошечкам.

Другой кот вырос в доме, привыкнув к мягким диванным подушкам, ласкам хозяйки и мисочкам столь активно рекламируемого кошачьего корма. Его жизнь была великолепна, но в один прекрасный день она превратилась в кошмар. В этот день хозяева решили отвезти его на дачу, ту самую, где наслаждался вольной жизнью первый кот.

Когда домашнего любителя «Вискас» вынули из корзинки, в которой его перевозили, и он впервые в жизни увидел поросший травой дачный участок, ужасу его не было предела. Насмерть перепуганный кот, мяукнув, вскочил на плечо хозяина и прижался к его шее.

Для того, чтобы оторвать от себя пребывающее в панике животное, хозяину пришлось приложить немало усилий, но наконец кота впервые в жизни положили на поросшую травой землю. Кот понял, что настал его последний час, и смирился с неизбежным. Он съежился, чтобы стать совершенно незаметным, и замер с широко открытыми глазами, не шевелясь и не дыша, в ожидании конца света.

В этой истории мир, в который неожиданно попал домашний кот, был тем же самым, в котором блаженствовал и резвился кот дачный, и различие в реакциях животных было обусловлено не миром,окружающим их, а их взглядом на мир, в случае домашнего кота полном ужаса и отчаяния, хотя на самом деле ему не угрожала никакая реальная опасность, и в случае кота дачного – полном радости и интереса.

То же самое относится и к нашему подходу к ситуациям, в которые мы попадаем. Часто источником наших мучительных отрицательных переживаний является не сама ситуация, которая иногда действительно может быть тяжелой и мучительной, а то, как мы ее воспринимаем.

В качестве примера мне хотелось бы привести истории Милтона Эриксона, известного психотерапевта и гипнотизера, вышедшего победителем из, казалось бы, безвыходного положения, и одного испанца, уже не помню его имени, в сходном случае в качестве выхода выбравшего самоубийство.

В возрасте девятнадцати лет Милтон Эриксон заболел полиомиелитом. Он полностью потерял способность двигаться и даже говорить, и поэтому все считали, что он в коме. Настроенный пессимистически врач приговорил его к смерти, но Милтон не собирался так просто сдаваться.

Собрав все свои силы, он попытался пошевелить хотя бы одним мускулом. Некоторое время спустя он обнаружил, что может слегка двигать веками. Несколько недель ему понадобилось, чтобы родные обратили внимание на то, что почти незаметным движением век он подает им какие-то знаки. Потом родные помогли ему разработать язык общения. Он смог наконец попросить мать, чтобы его кровать поставили поближе к окну, и теперь по утрам он мог наблюдать восход солнца. Это было его первой победой. Затем Милтон сотворил чудо, исключительно благодаря своей воле и настойчивости вернувшись к жизни.

Впоследствии Эриксон стал знаменитым ученым и выдающимся психотерапевтом, что и неудивительно, поскольку лишь человек, сам умеющий преодолевать препятствия и находить выход из кажущихся безвыходными ситуаций, способен научить других людей тому, как позитивно смотреть на жизнь и как преодолевать собственные проблемы.

Один из учеников Эриксона рассказал историю о том, как он был у него в гостях, и Милтон показал ему открытку, которую прислала его дочь. На открытке был изображен герой мультфильма, находящийся на крошечной планете среди бескрайних просторов Вселенной. Под картинкой была сделана подпись, гласящая: «Когда вы задумываетесь о том, насколько огромна, беспредельна и сложна Вселенная, не начинаете ли вы чувствовать себя маленьким и ничтожным?».

На обороте открытки почерком Эриксона было написано: «Только не я!».

Это тоже взгляд на мир. Кто-то чувствует себя маленьким и ничтожным перед лицом вечности и бесконечности, а кто-то, наоборот, ощущает себя в том же сравнении уникальным, неповторимым и полным сил.

Нельзя сказать, что один из этих взглядов – правильный, а другой – неправильный, что один взгляд – истинный, а другой – ложный. В данном случае оценка каждым человеком своего состояния субъективна, и мы можем говорить лишь о том, приносит ли данная субъективная оценка человеку пользу или вред. Эриксоновский взгляд на мир помог ему победить неизлечимую болезнь и достичь выдающихся успехов в жизни и в науке. В то же время человек, чувствующий себя бессильным и ничтожным перед лицом обстоятельств, теряет волю к борьбе и в конечном счете проигрывает.

Никто не ставит под сомнение истинность поговорки: «Лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным», но почему-то люди редко задумываются о том, что лучше быть жизнерадостным, оптимистичным и готовым к борьбе, чем унылым, пессимистичным и пассивным.

Дело в том, что свой собственный взгляд на мир мы принимаем как непреложную данность, высшую инстанцию истины, не задумываясь о том, что наш способ оценивать ситуации – результат случайного стечения обстоятельств, в которые мы вовлекались с момента нашего рождения, и что он не является чем-то непреложным и неизменным. Счастливый человек отличается от несчастного в первую очередь тем, как он видит мир, и тем, как он оценивает происходящие события. Одной из основных целей учения Шоу-Дао было выработать у своих последователей оптимистический и жизнеутверждающий взгляд на окружающую действительность, подкрепленный реальными умениями побеждать обстоятельства и добиваться поставленных целей.

Случай с испанцем, назовем его Хосе, обошел зимой 1998 года страницы большинства испанских газет. После автомобильной аварии Хосе остался парализован и много лет испытывал невыносимые моральные и физические страдания. Он не хотел жить, если его тело не слушалось его, не хотел бороться, и единственное, о чем он мечтал, – это умереть и раз и навсегда покончить со своими страданиями. О своих мучениях он написал книгу, по-моему, она называлась «Записки из ада». В конце концов он таки покончил с собой, выпив большую дозу снотворного, и, поскольку он сам не мог бы достать нужное для самоубийства количество таблеток, полиция начала расследование дела, подозревая в пособничестве самоубийству, то есть фактически в убийстве, жену и детей покойного.

Это действительно печальная история, но если вспомнить примеры Дикуля, вылечившегося по собственной методике от паралича после того, как врачи раз и навсегда приговорили его к неподвижности, и даже работавшего после этого силовым жонглером в цирке, если вспомнить примеры многих других людей, победивших свой недуг в подобных обстоятельствах или даже, будучи инвалидами, сумевших сделать свою жизнь полноценной и интересной, мы поймем, насколько сильно взгляд на мир определяет судьбу человека.

То, что произошло с Милтоном Эриксоном и Хосе, конечно, ситуации экстремальные и, к счастью, довольно редко встречающиеся в жизни. Но люди – существа изобретательные, и они ухитряются отравлять жизнь себе и другим по гораздо менее серьезным поводам.

Так, известны случаи разводов, когда основным камнем преткновения между супругами было то, каким образом выдавливать зубную пасту из тюбика – из середины или аккуратно заворачивая тюбик с конца.

Причиной невыносимых страданий одной моей знакомой были прыщи на спине, по моему мнению, почти незаметные. Тем не менее Ася, к тому времени уже закончившая университет, жутко комплексовала по этому поводу и стеснялась встречаться с молодыми людьми, боясь, что когда-нибудь они смогут увидеть ее прыщи, и тогда они начнут презирать ее.

Ася регулярно горько рыдала по поводу своей трагической одинокой судьбы, не реагируя на мои доводы о том, что можно довольно неплохо и в течение достаточно долгого времени проводить время с мужчинами, не показывая им свою спину. Но, увы, мои увещевания были абсолютно бесполезны. Согласно взгляду на мир в остальном вполне разумной выпускницы физфака, мужчины должны были презирать женщин с прыщами на спине, и она не хотела даже знакомиться с ними, чтобы впоследствии избежать невыносимой боли разочарования.

Не стоит смеяться над Асей. Почти каждый из нас имеет свои «прыщи на спине», причиняющие более или менее сильные страдания. Это могут быть маленький рост, или маленькая зарплата, или слишком длинный нос, или ранняя лысина, или отсутствие такого же платья, как у подруги, или магнитофон, который слишком громко включают соседи за стеной, или косой взгляд, брошенный на вас незнакомцем в автобусе.

Если бы люди научились не быть несчастными по поводам, которые явно того не стоят, мир стал бы лучше и добрее. Все, что для этого нужно сделать, – это отыскать те самые «прыщи на спине», которые лишают вас покоя и гармонии, а затем просто изменить свой взгляд на мир. Как сделать это и многое другое, что вернет вам ежедневный заряд положительных эмоций, радость жизни и уверенность в себе, вы узнаете из книг серии «Технология счастья».

И в заключение мне хотелось бы вкратце рассказать о том, что же представляет собой Шоу-Дао, как возникло и сформировалось это удивительное и мудрое учение.

Клан Шоу-Дао, еще не имея этого названия, начал формироваться в глубокой древности, около пяти тысяч лет назад, когда небольшое языческое племя, жившее где-то на севере Европы и поклонявшееся дереву, было вынуждено покинуть родные леса из-за вражды с другими племенами. Племя, иногда на долгие годы останавливаясь в понравившихся им местах, кочевало на восток, через Индию, в Китай, где оно задержалось особенно недолго.

Постепенно формировался клан, члены которого, несмотря на различную племенную, национальную и расовую принадлежность, сохраняли общность ритуалов и поклонялись Дереву Жизни как символу жизни. Впоследствии, уже в Китае, культ поклонения дереву слился с учением о пяти первоэлементах – у-син и превратился в учение о «человеке-дереве», где «дерево» – это символ совершенства.

«Человеком-деревом» шоу-даосы считали мудрого и доброго человека с гармонично развитой личностью, лишенной внутренних противоречий и необоснованных страхов и сомнений, человека, способного наслаждаться жизнью и нести другим людям радость общения. «Человек-дерево» был воином и философом, хранителем знаний и носителем добра, врачом и поэтом, художником и крестьянином в одном лице.

Непосредственно перед переходом из Индии в Китай члены клана стали называть себя Спокойными. Китайское название клана «Шоу-Дао» в переводе означает «Путь Спокойствия». В Китае после слияния с некоторыми местными эзотерическими школами Спокойные иногда стали именовать себя «Бессмертными», а членов своего клана они называли «Воинами Жизни».

Жизнь Спокойные считали бесценным подарком судьбы, и одной из основных целей учения Шоу-Дао стало достижение бессмертия или по крайней мере предельного долголетия и крепкого здоровья для каждого члена клана.

Условия существования в средневековой Индии и Китае были крайне тяжелыми, особенно для инородных переселенцев, и наука выживания для членов клана стала крайне важной. Поскольку выжить в подобных суровых условиях мог лишь человек с крепким здоровьем, живым умом, устойчивой психикой, здравым и оптимистическим взглядом на мир, к тому же обладающий необходимыми навыками в рукопашном бое, медицине, искусствах, ремеслах и прочих областях знаний, позволяющих разрешать возникающие проблемы, Спокойные разработали сложную, но очень эффективную теорию формирования и построения гармонично развитой личности.

Дети, рождавшиеся в клане, воспитывались со всеми необходимыми качествами счастливого гармонично развитого человека, но, поскольку в клан нередко принимали людей со стороны, выросших и сформировавшихся в других условиях, Спокойные разработали специальные методики и психотехники, направленные на приведение в гармонию неуравновешенных или противоречивых типов личности, а также создали всевозможные классификации типов личности и теории возникновения нарушений в личности человека. Фактически можно сказать, что они изобрели методику воспитания счастливого человека, хотя, конечно, диапазон качеств, развиваемых с помощью упражнений Шоу-Дао, гораздо более широк. Но поскольку в данном случае нас волнует исключительно тема счастья, ею мы и займемся.

Члены клана Шоу-Дао на страницах этой книги иногда будут именоваться Спокойными или Воинами Жизни. Также время от времени я буду цитировать некоторые высказывания Ли, мастера Шоу-Дао и Учителя Александра Медведева, ранее приведенные мною в книгах серии «Путь Шоу-Дао» – «Тайное учение даосских воинов», «Обучение у воды» и «Обучение женщиной».

Ирина Медведева.

ЧТО ТАКОЕ СЧАСТЬЕ?

Существует много разных определений счастья и его философских трактовок, но в данной книге мы будем рассматривать счастье не как достижение какого-то нравственного или социально-этического идеала, а как состояние удовлетворенности жизнью в целом, позитивное отношение к прошлому и оптимистический взгляд в будущее в сочетании регулярно испытываемыми человеком интенсивными, но при этом не истощающими его нервную систему положительными эмоциями.

В современном западном обществе в качестве идеала счастья выступает постоянное, полное и обоснованное удовлетворение человека своей жизнью, ее условиями, наполненностью, достигаемым в ней раскрытием человеческих возможностей.

В восточном, точнее, в даосском понимании счастье заключается в универсальной гармонии тела, духа и окружающего мира. Это значительно более широкая формулировка, содержащая гораздо больше составляющих, чем европейское понятие о счастье. Счастье – это состояние души, и во многих восточных эзотерических и религиозных традициях умение быть счастливым являлось необходимой составляющей жизни человека, чем-то вроде изучения ремесел или искусств. Крестьянин знал, как и когда нужно вспахивать и засеивать землю, чтобы получить хороший урожай, и точно так же он знал, что он должен делать и как он должен жить, чтобы быть счастливым, ибо только счастливый человек угоден богам.

К сожалению, в европейской культуре к вопросу о счастье относятся с гораздо меньшим вниманием и интересом, чем к вопросу профессиональной подготовки, и современный человек имеет о счастье довольно смутное представление, обычно как о состоянии, которое ему иногда приходилось испытывать, но постоянное пребывание в котором в принципе недостижимо. Хотя, согласно опросам населения в Европе и США, значительное число людей называет себя счастливыми, по большей части их представление о счастье сводится к чувству удовлетворенности жизнью. Подавляющее число считающих себя счастливыми людей признает, что они именно удовлетворены жизнью, но при этом не могут сказать, что они регулярно испытывают положительные эмоции.

Согласно опросу института Гэллопа в 1976 г., были получены следующие данные, выявляющие количество счастливых людей в разных странах мира. Эти данные в процентах приведены в расположенной ниже таблице.

Формулы счастья

Данные эти довольно любопытны. Действительно ли европейцы в два раза менее счастливы, чем американцы? Почему значительное количество европейцев и американцев, глубоко удовлетворенных своим уровнем жизни, жилищными условиями и семейной жизнью, тем не менее не считают себя счастливыми? Почему африканцы, не удовлетворенные своим уровнем жизни и жилищными условиями, невзирая на это, считают себя счастливыми? Почему латиноамериканцы, живущие на грани нищеты, счастливее, чем жители богатой и преуспевающей Европы?

Сравнительные данные исследований в США, проведенные между 1957 и 1972 гг. показали, что, несмотря на возросшее материальное благосостояние, количество людей, считающих себя счастливыми, заметно снизилось. Еще раз подчеркиваю, что в данном опросе люди в большинстве случаев отождествляли понятие счастья лишь с удовлетворенностью жизнью, и если бы они отвечали на вопрос исходя из определения, данного в начале этого раздела и включающего в понятие счастья регулярные и интенсивные положительные эмоции, то процент счастливых людей в приведенной таблице оказался бы значительно ниже.

МОЖНО ЛИ НАУЧИТЬСЯ БЫТЬ СЧАСТЛИВЫМ?

Состояние счастья определяется двумя составляющими: объективной и субъективной. Объективная, бытийная составляющая связана с условиями и обстоятельствами жизни человека. Субъективная же составляющая связана с внутренним миром человека. Она и определяет его восприятие жизни, его отношение к ней и к определяющим эту жизнь обстоятельствам.

В учении Шоу-Дао вопрос о счастье был одним из важнейших. Умение быть счастливым, понимание того, что такое счастье, воспитывалось в членах клана с раннего детства. Это относилось как к субъективной, так и к объективной составляющим счастья. Последователь Шоу-Дао не только учился организовывать и настраивать свой внутренний мир таким образом, чтобы непрерывно испытывать состояние счастья, гармонии и спокойствия, но и овладевал искусством до определенной степени управлять внешними обстоятельствами и своей собственной судьбой, согласно шоу-даосской притче, «хватая судьбу за волосы». Так что на вопрос: «Можно ли научиться быть счастливым?» положительный ответ был дан еще в глубокой древности. Сейчас нас должен интересовать другой вопрос: «Насколько легко научиться быть счастливым?».

Ответ на этот вопрос индивидуален для каждого человека и зависит от множества факторов, но одно можно сказать с полной определенностью – простое прочтение этой книги не станет чудодейственным средством, которое в мгновение ока изменит вашу жизнь к лучшему, точно так же, как, пролистав учебник иностранного языка, вы не начнете свободно говорить на этом языке.

Каждый человек имеет с детства сложившиеся стереотипы поведения и реакций, определяющие его восприятие мира и происходящих событий. Нередко случается, что в арсенале его восприятия действительности и способов реагирования главная роль отводится отрицательным эмоциям. Если счастье у человека не «играет в крови», то для того, чтобы перестроить его личность, психику и стереотипы поведения, необходима упорная и регулярная работа, во многом напоминающая обучение иностранному языку.

На начальном уровне постижения языка человек изучает слова и фразы, и вначале они попадают в «пассивный словарный запас», – то есть эти слова уже находятся в памяти, но для того, чтобы их вызвать оттуда, нужно применить усилие. По мере практики выученные и многократно повторенные слова переходят из «пассивного» в «активный» словарный запас, то есть по мере необходимости они сами, уже автоматически, приходят на ум.

Как и в изучении иностранного языка, в постижении искусства быть счастливым существуют свои «слова» – специфические способы эмоционального отклика и реагирования на ситуацию, и своя грамматика – теория того, как оперировать этими «словами», чтобы добиться желаемого результата и сделать свой «язык» чувств и эмоций красивым, изысканным и гармоничным. Содержание книг серии «Технология счастья» – это фактически «грамматика» и «слова» нового «языка», которые вам предстоит освоить для того, чтобы ваша жизнь изменилась к лучшему.

ПОЧЕМУ ЧЕЛОВЕК ЧУВСТВУЕТ СЕБЯ НЕСЧАСТНЫМ?

Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние, характеризующееся наличием отрицательных эмоций, возникающих на основе разочарований, фрустраций или эмоционального напряжения, которые человек испытывает, когда жизнь или ситуация складываются не так, как ему хотелось бы.

Очевидно, что в первую очередь состояние несчастья характеризуется отрицательными эмоциями. Почему же люди так часто испытывают их? Причина этого заложена в самой природе человека.

Развитие цивилизации идет гораздо более стремительными темпами, чем развитие организма и психики человека. Несмотря на то что люди научились покорять космос и изобрели оружие разрушения невиданной силы, их естественные инстинктивные реакции на то, что происходит в окружающем мире, остались теми же самыми, что у первобытного человека, и почти такими же, как у наших далеких предков, прыгавших по деревьям и лакомившихся бананами.

В те времена, когда наши предки резвились в диких и полных опасностей джунглях, для выживания рода был необходим совершенный и эффективный механизм выживания – мгновенная реакция настроя на борьбу или бегство в момент опасности. Автоматическая эмоциональная реакция спасала жизнь. Активизировавшиеся в момент опасности железы внутренней секреции впрыскивали в кровь необходимые гормоны, в том числе адреналин, и организм тоже мгновенно активизировался. Мышцы обретали упругость и силу. В момент спасения от опасности весь окружающий мир переставал существовать, и все существо наших предков подчинялось единственной задаче, настраивалось на единственную цель – выжить любой ценой.

По мере развития цивилизации выживание перестало зависеть от мгновенной реакции на раздражитель, но организм человека так и не успел перестроиться, и во время ссоры с соседом по коммунальной квартире «венец творения» испытывает столь же сильный выброс адреналина в кровь, как кроманьонец с каменным топором, готовящийся к схватке с медведем гризли. Отличие заключается в том, что кроманьонец после завершившейся победой схватки или удачного бегства избавлялся от последствий гормональной атаки, выплеснув свое напряжение в активных действиях и вернув свой организм к состоянию равновесия.

Склоки в коммунальных квартирах или иные виды конфликтов обычно не дают их участникам подобных преимуществ, если, конечно, их участники достаточно цивилизованны, чтобы ограничить свои разборки уровнем дискуссий, а не требующим значительных физических усилий поединком на скалках и сковородках. Нежелательный избыток гормонов длительное время остается в крови, вызывая затяжные отрицательные эмоции, ощущение напряженности и фрустрации, которое может сопровождаться состояниями агрессии и ощущениями унижения, ненависти или печали.

Повторяющиеся стрессы подобного рода закрепляют спектр отрицательных эмоций, и отрицательные эмоции начинают автоматически возникать уже сами по себе при воспоминании о неприятной ситуации, при опасении ее повторения или при ассоциативной связи с каким-то событием, напомнившим об испытанном стрессе.

Программы джунглей продолжают работать, в условиях современности гораздо чаще приводя к деструктивным, чем к конструктивным последствиям, но, не понимая этого, человек винит в своих несчастьях не несовершенство конструкции собственной психики, а злую судьбу, роковые обстоятельства или опять-таки паскудных соседей.

Человек отличается от животного тем, что в его поведении отсутствует доминирование инстинктов – большинство инстинктивных реакций контролируется и подавляется сознанием. С одной стороны, наличие сознания вознесло человека на высшую ступень эволюции, но, с другой стороны, оно и породило мучительные оковы страданий и несчастий, которыми наполнена его жизнь. С глубокой древности величайшие умы человечества бьются над вопросом, как избежать страдания, то есть как быть счастливым.

Один из вариантов решения проблемы предложил Будда Гаутама, провозгласив, что страдания – это порождения желаний, и для того, чтобы избавиться от страданий, достаточно лишь избавиться от желаний. Пример миллионов буддистов подтверждает, что вопрос избавления от страданий был для человечества достаточно острым, но не думаю, что за всю историю буддизма действительно удалось избавиться от желаний и страданий значительному количеству последователей достигшего просветления индийского принца.

Человек от рождения не снабжен полным набором фиксированных реакций, в нем отсутствуют запрограммированные инстинкты животных, обеспечивающие выживание, и в первые годы своей жизни ребенок обучается сложным жизненным программам, которые и обеспечат в будущем стиль его поведения и существования. К сожалению, большинство программ, которые закладываются в его биокомпьютер, не слишком совершенны, ограничивая его умение оценивать происходящие события узкими рамками случайно подобранных правил и установок, далеко не всегда подходящих для правильного решения возникающих проблем.

Важную роль в формировании эмоциональных состояний играет лимбическая система – одна из глубинных мозговых структур. Одна из ее основных функций – это сравнение сенсорных стимулов, приходящих из внешнего мира и от рецепторов тела, с программами и установками, заложенными в человеческое сознание и подсознание.

Лимбическая система взаимодействует с корой головного мозга, сортируя и обрабатывая поступающие импульсы. Гиппокамп, являющийся частью лимбической системы, играет значительную роль при сравнении новой поступающей информации с прошлым опытом.

Другая часть лимбической системы – миндалевидное тело – усиливает эмоциональную реакцию в случае, если поступающая информация не соответствует ожидаемым стереотипам. Иначе говоря, если происходит что-то новое и неожиданное или не соответствующее записанным в программах ожидаемым действиям, миндалевидное тело может запустить эмоциональную реакцию ненависти, злобы, тревожности, страха или других негативных чувств.

Посылаемые миндалевидным телом импульсы проходят через область таламуса и запускают в действие пусковой механизм, который в свою очередь приводит к выбросу гормонов, провоцирующих состояние эмоционального расстройства. Тут же повышается содержание адреналина, усиливается сердцебиение, увеличивается содержание сахара в крови. Следуя реакциям джунглей, организм готовится бороться за выживание, настраиваясь на борьбу или бегство.

Мне не раз приходилось сталкиваться у себя самой с подобными совершенно неадекватными раздражителю реакциями лимбической системы на поведение людей, не соответствующее ожидаемым стереотипам, и эта неадекватность реакций до того, как я узнала ее природу, часто приводила меня в недоумение.

Еще более странное впечатление на меня производили неадекватные обстоятельствам реакции других людей. В студенческие годы у меня была одна исключительно красивая подруга Лена, умная и прекрасно образованная, из очень культурной семьи. Ее предки по линии матери относились к дворянскому роду и, кажется, были даже в дальнем родстве с царской фамилией.

Лена вышла замуж в девятнадцать лет, по любви, за человека на семь лет ее старше. Андрей, ее муж, был кандидатом наук и талантливым физиком. С самых первых дней семейной жизни у Лены начали возникать проблемы, причиняющие ей жестокие эмоциональные терзания и ставшие причиной тяжелых разочарований. Когда Лена рассказывала мне об этих проблемах, я не могла взять в толк, почему она реагирует столь бурно и непредсказуемо на вещи, казавшиеся мне совершенно нормальными и естественными. Помню, как однажды она чуть ли не со слезами на глазах и с чувством глубочайшей обиды рассказывала мне о том, что в очередной раз муж ее «оскорбил». В данном случае повод, заставивший ее оскорбиться, был настолько нелепым, что эта история запомнилась мне на всю жизнь.

Оказалось, что, когда Лена вошла в комнату, Андрей сидел за письменным столом, погруженный в работу, и при ее появлении он не встал, чтобы поприветствовать ее. Это стало причиной ссоры и терзало Лену в течение многих дней.

Я знала Лену достаточно хорошо. Это была прекрасно воспитанная, уравновешенная девушка. У нее отсутствовала природная стервозность, так характерная для многих женщин, и ей вовсе не доставляло удовольствия устраивать ссоры или пилить мужа. Все дело было в том, что поведение Андрея, никоим образом не желающего ее обидеть, причиняло ей безумные муки, тем более что она очень серьезно и ответственно подходила к браку и страстно желала быть счастливой.

Все дело было в программах, с детства заложенных в сознание Лены. Ее мать, властная и высокомерная, гордая своей принадлежностью к дворянскому роду, «выдрессировала» своего мужа таким образом, что он относился к ней с почтением, достойным императрицы. Когда мать Лены входила в комнату, ее муж вставал, чтобы поприветствовать ее. Эта схема поведения записалась в сознание Лены как стереотип поведения и стандарт вежливости в отношениях мужа и жены. Выйдя замуж, она, неосознанно подражая линии поведения матери, естественно, хотя и совершенно необоснованно, ожидала, что Андрей будет так же вежлив и обходителен, как и ее отец.

Несоответствие поведения Андрея заложенным в программы Лены стереотипам активизировало лимбическую систему, заставляя миндалевидное тело откликаться преувеличенно негативной эмоциональной реакцией, причинявшей Лене невыразимые страдания вплоть до психосоматических расстройств.

Семейная жизнь Лены так и не удалась, и через несколько лет они развелись. Лена больше не вышла замуж, и ее жизнь, к сожалению, складывается не очень счастливо. В этом нет ее вины, как нет и вины Андрея или ее матери. Все дело в том, что, получая в школе необходимые знания по множеству технических и гуманитарных предметов, наши дети, к сожалению, не овладевают, по сути, самыми главными для человека знаниями – знаниями о самом себе, о том, как устроена и как функционирует психика, и о том, что нужно делать, чтобы уметь получать удовольствие от своей собственной жизни и не портить жизнь другим.

Еще одна часть лимбической системы – это область перегородки, которая играет определенную роль в снижении наших эмоциональных реакций. Активизируя эту систему, человек может освободиться от излишнего эмоционального напряжения. Многие из психотехник Шоу-Дао направлены именно на то, чтобы научиться автоматически подавлять ненужные и вредные для организма эмоциональные реакции, по уровню своей интенсивности не соответствующие раздражителю. В результате снимается чувство напряженности, снижается частота сердечных сокращений и выброс в кровь адреналина.

Функция лимбической системы заключалась в том, чтобы помочь нашим предкам выжить в условиях джунглей. С помощью удовольствия или боли и страдания она автоматически заставляет человека следовать программам, когда-то заложенным в его биокомпьютер. То есть фактически в большинстве случаев реакции человека становятся чисто механическими, и порождаемые лимбической системой эмоции и чувства силой заставляют человека делать то, что записано в его программах и что для него, согласно этим программам (хотя на самом деле это может привести к противоположному результату), связано с достижением желаемых целей и удовлетворением основных потребностей в счастье, безопасности и эмоциональном благополучии.

Как мы можем видеть в случае с Леной и ее мужем, автоматическое следование заложенным в ее биокомпьютере программам вместо того, чтобы давать Лене желаемые и ожидаемые состояния счастья, безопасности и благополучия, приводило к совершенно противоположным результатам – фрустрации, разочарованиям и психосоматическим заболеваниям. К сожалению, подобное явление характерно для подавляющего большинства современных людей, и именно из-за нерациональных программ население Европы и Америки, несмотря на неуклонный рост материального благосостояния, согласно статистике, чувствует себя все менее счастливым.

Большая часть программ, определяющих эмоциональную деятельность человека, была записана в биокомпьютер в младенчестве или раннем детстве. В то время ребенок не обладал достаточным уровнем сознания, чтобы оценить верность или неверность закладываемых в него установок. Результатом неадекватных реальности детских, а иногда и взрослых программ является то, что в большинстве социальных ситуаций люди совершают действия, прямо противоположные их психическим и физическим интересам, их подлинной безопасности и их подлинному счастью.

СВЯЗЬ ОСОБЕННОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ И ОЩУЩЕНИЯ СЧАСТЬЯ В ИССЛЕДОВАНИЯХ ЗАПАДНЫХ ПСИХОЛОГОВ.

Тема счастья находит свое отражение в исследованиях и работах западных психологов, к сожалению, по большей части ограничиваясь накоплением статистических данных в поисках ответа на вопрос: «Кого можно считать счастливым?» Эти данные сами по себе довольно любопытны, поэтому, прежде чем перейти к вопросу о том, что конкретно нужно сделать, чтобы стать счастливым, я процитирую некоторые отрывки из книги М. Аргайла «Психология счастья», в которых он приводит данные исследований аме риканских и европейских психологов .

Вполне справедливо задать вопрос: «Насколько ощущение счастья или удовлетворенности является свойством самой личности?» Например, люди, страдающие депрессией, пребывают в подавленном, угнетенном состоянии большую часть времени либо вообще не выходят из такого состояния. У здоровых людей состояние или настроение обычно меняется в зависимости от конкретной ситуации. И снова возникает вопрос, является ли счастье достоянием «счастливой натуры» или же производным от достаточного количества приятных ситуаций и ощущений.

На этот счет существует две теории. Приверженцы одной («нисходящая теория») полагают, что все зависит от самого человека, то есть счастливые люди истолковывают и оценивают жизненные ситуации более позитивно, и простое суммирование приятных событий не является надежным предопределителем счастья. Специалисты, придерживающиеся другой теории («восходящей»), считают, что счастье находится в прямой зависимости от числа приятных жизненных ситуаций (Дайнер, 1984).

Дайнер и Ларсен (1984) в результате своих исследований установили, что колебания в положительных и отрицательных эмоциональных состояниях в различных производственных и бытовых ситуациях в большей степени зависели от самих испытуемых (52%), чем от различий в ситуациях (23%). Одновременно было замечено, что наибольшая устойчивость характерна для проявления отрицательных эмоций. Большинство респондентов были устойчиво удовлетворены своей жизнью, однако лишь немногие испытывали положительные эмоции. Исследование также показало значительную устойчивость в настроениях испытуемых в разных ситуациях.

Известно, что существует категория людей, для которых характерно депрессивное состояние, однако есть и такие (их несколько меньше), кто практически постоянно пребывает в хорошем расположении духа. Кто же эти счастливые люди? Очевидно, те, которые во всем склонны видеть положительные стороны, то есть смотреть на вещи оптимистически или даже сверхоптимистически. Это явление получило название «эффект Полианны».

Было установлено, что есть индивиды, которых не покидает ощущение счастья, мир для них предстает в «розовом свете». Различные события и ситуации они истолковывают как приятные, к окружающим их людям доброжелательны. Эти люди общительны, легко идут на откровенность, у них чаще возникают приятные ассоциации (Матлин и Гаврон, 1979). То есть они склонны положительно реагировать на любую ситуацию (Боуэр, 1981).

Самоуважение (самооценка) также устойчиво коррелирует с субъективным благополучием, причем некоторые психологи указывают, что самая сильная связь характеризует соотношение этих двух переменных (Кэмпбел, 1981). Люди в подавленном, депрессивном состоянии склонны оценивать результаты своих действий более негативно, они также склонны недооценивать качество своих действий, хотя, согласно некоторым исследованиям, есть основания полагать, что их самооценки иногда бывают более точными и реалистичными, чем у нормальных людей (Левинсон, 1980). Однако в периоды жизни, наполненные несчастливыми событиями, наблюдается резкое снижение самооценки; таким образом, можно предположить, что ощущение счастья влияет на самооценку, и наоборот.

Ощущение несчастья также является компонентом более обширного синдрома. Невротизм – одна из важнейших характеристик личности и, согласно исследованиям, устойчиво коррелирует с отрицательными эмоциональными состояниями (Коста и Маккрае, 1980, Уорр, Бартер и Броунбридж, 1983). Эта связь настолько сильна, что есть основания утверждать, что невротизм является признаком или составляющей неблагополучия, отрицательного эмоционального состояния. Само собой разумеется, что депрессия особенно тесно связана с несчастьем.

Одиночество устойчиво ассоциируется с ощущением неблагополучия. Это обстоятельство можно было бы интерпретировать как тесную связь между удовлетворенностью, получаемой в сфере социальных связей, и общим благополучием (ощущением эмоционального комфорта). Однако одиночество является источником отрицательного эмоционального состояния, а оно, как мы уже видели, не однозначно отсутствию позитивной удовлетворенности. Одинокие люди впадают в депрессию чаще других (Горовиц, Френч и Андерсон, 1982).

Многие исследования показывают устойчивую связь между экстраверсией и счастьем. Экстраверсия, как мы знаем, коррелирует с положительным эмоциональным состоянием и удовлетворенностью, а не с отрицательным эмоциональным состоянием (Эммонс и Дайнер, 1985). Если экстраверсию условно поделить на компоненты – общительность и импульсивность, – то можно прийти к выводу, что компонентом, предсказывающим счастье, является общительность. Согласно мнению исследователей, индивиды, занятые «поиском ощущения» (что хорошо коррелирует с экстраверсией), наиболее часто испытывают ощущение радости (Толор, 1978).

Хедей и Веринг провели в Австралии серию повторных групповых обследований, охвативших 600 человек. Ученые пришли к выводу, что люди (особенно, молодые), предрасположенные к экстраверсии, в течение жизни чаще вовлекаются в благоприятные ситуации и события, особенно в сфере отношений со знакомыми, друзьями и сослуживцами. В свою очередь, это ведет к большему ощущению благополучия и повышению экстраверсии.

Детально проведенные исследования типа «кэйз стади» среди «счастливых» и «несчастливых» студентов показали, что «счастливые» были намного удачливее во взаимоотношениях с другими людьми, в то время как для «несчастливых» социальные взаимоотношения часто являлись «источником беспокойства, раздражения, способствовали появлению чувства вины, замкнутости» (Вессман и Рикс, 1966).

Многие психологи утверждают, что существует категория людей, для которых характерно чувство «внутреннего контроля», то есть тех, которые считают, что именно они контролируют и определяют ход событий и ситуации (а не другие люди и не стечение внешних обстоятельств). Людям с высоким показателем по параметру «внутренний контроль» в большей степени присуще ощущение субъективного благополучия, так же как и тем, кто уверен, что обладает широким выбором действий. Есть доказательства в пользу того, что лица, обладающие более широкими жизненными возможностями (что, очевидно, влияет на контроль и выбор), также более счастливы. Однако вполне возможно, что люди, испытавшие массу отрицательных жизненных обстоятельств, становятся несчастными и перестают верить в свою способность контролировать события (Дайнер, 1984).

Люди ощущают себя счастливыми, если им удается разрешить свои внутренние конфликты и в той или иной степени достичь ощущения целостности своей личности. Исследованиями установлено: те, у кого меньше расхождений между собственным представлением о самом себе (образом Я) и идеалом собственной личности (идеалом Я), либо между своими притязаниями и достижениями, тоже счастливы (Уилсон, 1967).

Исследования показали, что студенты, считающие себя счастливыми людьми, по сравнению с несчастными имели более широкий опыт приятных взаимоотношений с другими людьми и лучше справлялись со своими обязанностями. Они воспринимали свою деятельность как осмысленную, верили, что в работе смогут достичь поставленных целей, и находили в этом значительное удовлетворение. Таким образом, у них присутствовали два из трех основных выделенных нами источников счастья.

Известно, что многим индивидам свойственно в большей степени, чем другим, быть вовлеченными в целенаправленную деятельность и, согласно наблюдениям, их чувство удовлетворения возникает от самого факта вовлечения в такую деятельность.

Во время одного исследования перед испытуемыми была поставлена задача условно выделить десять личных целей, реализацией которых они занимались. Затем эти цели выстраивались в порядке значимости по нескольким шкалам. В результате исследования выяснилось, что наибольшая удовлетворенность жизнью была характерна для тех испытуемых, чьи цели касались текущих задач, приносили радость, не требовали больших усилий и выполнялись в сотрудничестве с другими (Палис и Литтл, 1983). Оценка положительных эмоций, испытываемых в различных ситуациях, показала, что эти эмоции были сильнее в ситуациях, где присутствовали заранее поставленные цели, причем такие, которые оценивались как достижимые (Эммонс, Дайнер и Ларсон, 1986).

Другим признаком интегрированности, целостности личности является способность организовывать, планировать и целенаправленно использовать время. Счастливые люди отличаются умением планировать и продуктивно использовать время, уверенно смотрят в будущее. У несчастливых же людей время не заполнено, не организовано и не сбалансировано. Эти люди склонны откладывать исполнение тех или иных замыслов и вглядываются в свое будущее с неуверенностью и беспокойством (Вессман и Рикс, 1966).

Умение справляться с трудностями и проблемами, противостоять им также относится к факторам счастья. Люди, которые во время переживания каких-либо своих невзгод не замыкаются в себе, рассказывают о своих проблемах другим или обращаются к молитве, обычно более счастливы, чем те, кто замыкается в себе (Веров, Доуван и Кулка, 1981).

Люди с установкой на внутренний контроль менее подвержены стрессовым жизненным ситуациям, так как они способны находить более эффективные способы противостояния проблемам и трудностям. Они стараются каким-то образом изменить ситуацию, а не уходить от нее или расслабляться, к чему часто прибегают люди с чувством внешнего контроля, считающие, что все зависит от внешних сил и условий и что сами они неспособны влиять на ситуации. Чувство внутреннего контроля способствует большей гибкости и умению выбирать оптимальные методы противостояния той или иной проблеме (Паркес, 1984).

Таким образом, характеристики и свойства самой личности являются важным условием благополучия, что можно проследить на примере влияния таких качеств, как экстраверсия и ощущение способности влиять на события. Эта связь проявляется устойчивее, чем зависимость удовлетворенности от возраста, пола, принадлежности к той или иной группе.

Итак, после длительных и дорогостоящих исследований, психологи приходят к и без того достаточно очевидному для здравомыслящего человека выводу, что важным условием благополучия и счастья являются характеристики и свойства самой личности. Теперь нам остается понять, как же формируется личность человека и что нужно сделать для того, чтобы ввести в нее свойства и качества, необходимые для повышения ощущения счастья и благополучия, для успешного преодоления временных затруднений и препятствий, возникающих на жизненном пути. Для этого мы введем новое понятие – понятие модели мира каждого конкретного человека.

ЧТО ТАКОЕ МОДЕЛЬ МИРА?

Я уже упоминала о том, что с самого рождения в биокомпьютер человека записываются всевозможные программы, включающие в себя наборы убеждений и установок и определяющие стереотипы его реакций и поведения. Эти программы и определяют структуру личности человека, набор его личностных характеристик и то, как этот человек видит мир.

Полный набор программ, определяющий поведение и мировоззрение человека, называется его моделью мира.

Модель мира можно представить в качестве системы кривых зеркал, в которых отражаются события, происшествия и окружающая действительность, превращаясь в некую упрощенную и искаженную картину, вызывающую у человека ту или иную стереотипную позитивную или негативную реакцию.

Модель мира – это то, как человек видит мир, то, как его сознание этот мир отражает. Мир огромен и непостижим, и наше сознание не в силах вместить и осмыслить его. Оно лишь строит удобную схему внешнего мира, которая позволяет человеку существовать и выживать.

Эта схема, или модель, очень неполная и приблизительная. Ее можно сравнить со способностью видеть, зависящей от согласованной работы глаз и мозга человека. Глаза воспринимают волны определенного диапазона. Инфракрасное и ультрафиолетовое излучение они уже не различают. Но тех волн, которые глаз воспринимает, достаточно для создания общей картины, дающей человеку возможность ориентироваться в пространстве.

Модель мира может быть более узкой или более широкой, она может быть более правильной или менее правильной, более или менее рациональной. Чем более широкой и правильной является модель, тем легче существовать и адаптироваться к жизни носителю этой модели.

Понимание структуры своей собственной модели мира – это ключ к управлению собой и своей жизнью. Понимание моделей мира других людей – это ключ к созданию полноценных и удовлетворяющих межличностных контактов.

Основной причиной конфликтов между людьми, ссор и взаимных обид являются именно различие в моделях мира и неспособность осознания и принятия этого факта. В рамках своей собственной модели мира каждый человек убежден, что он прав. Истина всегда субъективна, и в спорах человек обычно отстаивает свою собственную правоту, свою субъективную истину. Он неспособен увидеть проблему глазами своего оппонента, поэтому ему трудно хотя бы частично признать его правоту, и он выдает «эмоциональные реакции джунглей», пребывая в состоянии стресса и напряжения.

Ярким примером столкновения разных моделей мира послужила изложенная выше история взаимоотношений Лены и Андрея – симпатичных, умных и интеллигентных людей, семейная жизнь которых помимо их воли постепенно превращалась в ад.

В Лениной модели мира было записано, что, когда она возвращается домой, муж, если он действительно ее любит, должен, подобно ее отцу, проявить уважение к ней и встать, выразив ей свою радость от встречи и свою любовь. Это было не подвергавшимся сомнению убеждением, и то, что Андрей, поглощенный работой, не встал и не поприветствовал ее, Лена восприняла как выражение пренебрежения, унижающее и оскорбляющее ее.

Обида сопровождалась преувеличенной негативной эмоциональной реакцией, записавшей в ее подсознание и модель мира новую мрачную строку о том, что семейная жизнь – отнюдь не сахар, а ее муж – совсем не тот мужчина, которого она полюбила и с кем рассчитывала прожить долгую и счастливую жизнь. Теперь, если Лене когда-нибудь еще по какой-то причине покажется, что муж пренебрегает ею, уже записанная в модель мира информация о былом унижении сольется с новой, выдав очередную, еще более сильную отрицательную реакцию, слишком преувеличенную и неадекватную раздражителю.

Андрей, в свою очередь, убежденный в том, что, если он целиком погружен в решение научной проблемы и не может мгновенно отвлечься, чтобы не потерять ход мысли, жена должна отнестись к этому с пониманием и немного потерпеть, пока он не закончит, оказывается неприятно поражен кажущимися ему совершенно надуманными и необоснованными претензиями и обидами Лены. Мало того что она его отвлекла, она еще и оскорбила его, сказав, что он плохо воспитан, что он не уважает ее и пренебрегает ею. Так, встреча, которая могла стать радостной для обоих, если бы молодожены оказались способными понять друг друга, заставила обоих долго и мучительно страдать.

Постепенно, но неуклонно накапливающиеся отрицательные впечатления начинают все сильнее искажать отношения между мужем и женой, и в их модели мира записываются соответствующие отрицательные программы. Ненависть и отчуждение, подкрепленные полным осознанием собственной правоты, постепенно усиливаются, в конце концов плохое перевесит хорошее, и брак, который при правильном подходе мог стать прекрасным и счастливым, приходит к концу, знаменующемуся мучительным для обеих сторон разводом и тягостными воспоминаниями, мешающими созданию хороших отношений с будущими партнерами.

Я редко читаю газеты, но в свое время ради программы передач я выписывала «Вечернюю Москву», и, честно говоря, меня не раз поражали описанные в ней действия наших сограждан.

Мне запомнилась заметка о том, как женщина убила своего мужа, зарезав его кухонным ножом всего лишь за то, что он нелестно отозвался о Марианне, героине телесериала «Богатые тоже плачут».

Женщина была совершенно нормальной, и, хотя ее поведение кажется абсолютно диким, поскольку смерть – слишком тяжкое наказание за неуважительное высказывание о героине мексиканской мыльной оперы, в свете того, что мы узнали о столкновении чуждых моделей мира, о том, как накапливаются отрицательные впечатления и как лимбическая система усиливает эмоциональную реакцию в случае, если поступающая информация противоречит ожидаемым стереотипам, порождая неконтролируемые эмоциональные всплески ненависти и агрессии, вполне можно понять причины этого убийства в состоянии аффекта.

Скорее всего эта женщина в течение длительного времени накапливала в своей душе обиды, интерпретируя высказывания и поведение мужа как неуважение к себе самой, и в конце концов его слова о Марианне оказались «последней соломинкой, переломившей спину верблюду», заставив всколыхнуться застарелые обиды и в результате приведя к роковому исходу.

Примерно из той же оперы была заметка о том, как женщина, долго стоявшая в очереди за кефиром (надо учесть, что это произошло в период горбачевского отсутствия продуктов), узнав, что кефир только что закончился, от ярости и обиды укусила продавщицу за руку, в ответ на что продавщица ударила ее бутылкой по голове.

В данном случае, возможно, продавщица для отчаявшейся покупательницы олицетворяла саму судьбу-злодейку, уже долгое время издевавшуюся над ней и в конце концов лишившую ее вожделенного молочного продукта.

Следующая история менее зловеща, хотя и не менее поучительна. В ней рассказывалось, как дачник подал в суд на своего соседа по участку за кражу – чего бы вы думали? – снега в разгар зимы. Не принимайте это за шутку. Для дачников дело казалось более чем серьезным. Сосед действительно признал, что он брал снег с чужого участка, утверждая в то же время, что это никоим образом не могло считаться кражей. Он лишь возвращал свою собственность, поскольку сильный устойчивый ветер сдувал его личный снег на участок соседа (для людей, далеких от приусадебного садоводства, хочу пояснить, что толстый снежный покров на участке обеспечивает хороший урожай).

Не знаю, какое решение вынес суд, об этом в заметке не сказано, но думаю, что это было нелегкое решение. Исходя из своей собственной модели мира, каждый дачник был субъективно абсолютно прав, и он боролся за справедливость. Вопрос лишь в том, стоила ли овчинка выделки и стоил ли снег в зимней России стольких нервов, стрессов, ненависти и долгого мучительного противостояния, закончившегося обращением в суд.

Можно недоумевать по поводу этих историй, печалиться, негодовать или смеяться, но, к сожалению, правда жизни в том, что они являются пусть и чересчур гротескным, но все же аналогом нашего собственного поведения.

Вряд ли найдется человек, который хоть когда-нибудь в жизни не расстраивался по пустякам, который не вступал в ненужные и болезненные ссоры с любимыми и близкими людьми, не расстраивался из-за чудовищной несправедливости злодейки судьбы, лишившей его вожделенной бутылки кефира (или любви Васи Мымрикова, или места начальника отдела, или еще чего-либо не менее важного и значительного).

Первый шаг к тому, чтобы стать счастливым, – это научиться не быть несчастным по поводам, которые при спокойном рассмотрении никак не могут послужить основой для вселенской трагедии.

К сожалению, это проще сказать, чем сделать. Как конкретно этого добиться, вы узнаете в процессе чтения этой книги и других книг серии «Технология счастья», но самое важное, с чего вы должны начать, – это подмечать подобные неадекватные эмоциональные реакции в своем собственном поведении.

Было бы неплохо вернуться в прошлое, вспомнив какие-то сильно травмировавшие вас моменты, в случае, когда причина была гораздо менее значительной по сравнению с уровнем вашей реакции, составить список этих ситуаций и попытаться переосмыслить свое поведение, представив, как бы вы отреагировали на подобный раздражитель сейчас.

Проиграв каждую ситуацию в своем воображении несколько раз, реагируя на нее все более спокойно и осознанно, вы внесете в свою модель мира определенные коррективы, изменив стереотип реагирования на конкретные вещи, и в будущем, оказавшись в аналогичных обстоятельствах, вы будете испытывать гораздо меньший стресс из-за отрицательных эмоций. Один этот шаг сделает вашу жизнь уже чуточку лучше.

Итак, подведем итоги.

МОДЕЛЬ МИРА – ЭТО НАБОР ПРОГРАММ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ СТЕРЕОТИПЫ РЕАКЦИЙ И ПОВЕДЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ ЕГО ОТНОШЕНИЕ К МИРУ И ПРОИСХОДЯЩИМ В НеМ СОБЫТИЯМ.

ДАЛЕКО НЕ ВСЕ ПРОГРАММЫ, ОСОБЕННО ЗАПИСАННЫЕ В МОДЕЛЬ МИРА В МЛАДЕНЧЕСТВЕ ИЛИ РАННЕМ ДЕТСТВЕ, ЯВЛЯЮТСЯ АДЕКВАТНЫМИ.

РЕЗУЛЬТАТОМ НЕ АДЕКВАТНЫХ РЕАЛЬНОСТИ ДЕТСКИХ ПРОГРАММ ЯВЛЯЕТСЯ ТО, ЧТО В БОЛЬШИНСТВЕ СОЦИАЛЬНЫХ СИТУАЦИЙ ЛЮДИ СОВЕРШАЮТ ДЕЙСТВИЯ, ПРЯМО ПРОТИВОПОЛОЖНЫЕ ИХ ПСИХИЧЕСКИМ И ФИЗИЧЕСКИМ ИНТЕРЕСАМ, ИХ ПОДЛИННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И ИХ ПОДЛИННОМУ СЧАСТЬЮ.

ПЕРВЫЙ ШАГ НА ПУТИ К СЧАСТЬЮ – НАУЧИТЬСЯ НЕ БЫТЬ НЕСЧАСТНЫМ, СЛЕДУЯ АВТОМАТИЧЕСКИМ РЕАКЦИЯМ НЕАДЕКВАТНЫХ ПРОГРАММ ПРИ СТОЛКНОВЕНИИ С НЕ ПОХОЖИМИ НА ВАШУ МОДЕЛЯМИ МИРА ДРУГИХ ЛЮДЕЙ.

ЧТОБЫ ДОБИТЬСЯ ЭТОГО, НАДО НАУЧИТЬСЯ ОТСЛЕЖИВАТЬ СИТУАЦИИ, КОГДА ВАШИ ПРОГРАММЫ ВЫДАВАЛИ ПРЕУВЕЛИЧЕННО НЕГАТИВНЫЕ ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ РЕАКЦИИ ПО ОТНОСИТЕЛЬНО НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫМ ПОВОДАМ, А ЗАТЕМ НЕСКОЛЬКО РАЗ ПРОИГРЫВАТЬ ЭТИ СИТУАЦИИ В СВОеМ ВООБРАЖЕНИИ, РЕАГИРУЯ НА НИХ ВСе БОЛЕЕ СПОКОЙНО И ОСОЗНАННО И, ТЕМ САМЫМ, ВНОСЯ В ПРОГРАММЫ СВОЕЙ МОДЕЛИ МИРА СООТВЕТСТВУЮЩИЕ КОРРЕКТИВЫ.

ФОРМУЛЫ СЧАСТЬЯ.

В этом разделе я попытаюсь дать в самой общей форме ответ на вопрос, что нужно сделать для того, чтобы стать счастливым. Согласно учению Шоу-Дао, причины человеческого несчастья бывают трех типов:

1. ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ И БИОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЧИНЫ.

Каждый человек рождается со своими собственными неповторимыми биологическими характеристиками. Это относится и к его физическим возможностям, и к темпераменту, и к способности переносить боль или неблагоприятное воздействие внешней среды, и к устойчивости или слабости нервной системы.

В некоторой степени способность человека испытывать положительные эмоции и чувствовать себя счастливым заложена в его биологических данных. Но даже человеку со слабой нервной системой и хилым астеническим сложением не стоит отчаиваться. При разумной оценке своих возможностей и правильном подборе упражнений, направленных на укрепление организма и нервной системы, этот дефект достаточно легко устранить, по крайней мере укрепление ослабленного, но не пораженного тяжелыми заболеваниями организма – задача гораздо более легко и быстро выполнимая, чем выправление и перестройка искаженных моделей мира.

Еще одной физиологической составляющей, вносящей ощутимый вклад в потерю способности чувствовать себя счастливым, является характерное для большинства людей регулярное истощение организма чрезмерной эмоциональной или физической нагрузкой, неумение восстанавливать силы и следить за энергетическим балансом и гармонией организма. Для продуцирования устойчивых и интенсивных положительных эмоций необходим определенный уровень и запас энергии, о природе которой мы поговорим ниже. Наверное, вы не раз замечали, как после еды или после просмотра хорошей комедии настроение резко улучшалось.

То, что я поставила рядом, казалось бы, совсем разноплановые вещи, такие, как прием пищи и просмотр хорошего фильма, – отнюдь не случайно, поскольку оба эти действия пополняют энергетические запасы организма, хотя и разными видами энергии. Никто не станет подвергать сомнению то, что без регулярного, полноценного и правильного питания человек не может быть здоровым и сильным.

В учении Спокойных теория питания была одной из важнейших тем, и в нее включался, помимо вопроса о правильном подборе продуктов, необходимых для здоровья человека, еще и вопрос удовлетворения всех потребностей организма, в том числе потребностей эмоциональных, интеллектуальных, социальных, сексуальных, удовлетворения потребностей в самовыражении, физической и духовной активности, потребности в личной свободе или, наоборот, личной зависимости и множества других потребностей, присущих человеческим существам.

Лишь при равномерном и правильном удовлетворении всех естественных человеческих потребностей организм человека мог находиться в гармонии и функционировать наилучшим образом, вырабатывая необходимое количество энергии для того, чтобы человек был способен ощущать себя счастливым и удовлетворенным.

Тема физиологии, правильного питания и гармоничного удовлетворения потребностей настолько обширна и детально разработана в учении Спокойных, что для ее изложения потребовалось бы много томов. В этой книге мы сможем лишь поверхностно коснуться некоторых ее аспектов, но даже понимание самых простых принципов функционирования человеческого организма и необходимости равномерного удовлетворения его потребностей поможет вам сделать первый шаг в повышении своих возможностей и улучшении своего мироощущения.

2. ИСКАЖЕНИЯ И ОГРАНИЧЕНИЯ МОДЕЛИ МИРА.

К искажениям моделей мира относятся внутренние конфликты, обусловленные заложенными в человеческий биокомпьютер противоречивыми программами, а также неадекватные программы, мешающие полноценной самореализации человека, порождающие изъяны в его взаимоотношениях с окружающими людьми и в способах реагирования на неблагоприятные обстоятельства, а также не дающие ему должным образом адаптироваться к изменениям в окружающем мире.

Внутренние конфликты сами по себе забирают огромное количество энергии, ослабляя человека и разрушая его нервную систему. Сознание человека, раздираемого внутренними конфликтами, слишком поглощено тем, что происходит у него внутри, и в результате этого человек в значительной степени теряет способность уделять внимание внешнему миру и окружающим его людям, что, в свою очередь, приводит к тому, что ряд необходимых потребностей не удовлетворяется, вызывая состояние фрустрации и напряженности.

Еще один тип искажения моделей мира – программы тревожности, беспокойства или страха, возникшие на основе когда-то имевших место психических травм и заставляющие человека испытывать отрицательные эмоции, не осознавая их причину в случаях, когда возникает подсознательная аналогия происходящих в данный момент событий с прошлым травмирующим опытом.

К искажениям моделей мира относятся и ошибки мышления, и негативный стиль истолкования событий, и многое другое, о чем мы поговорим в свое время.

3. ОТСУТСТВИЕ СТАБИЛЬНОГО ПОЛОЖИТЕЛЬНОГО ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ФОНА (ТОЧКИ РАВНОВЕСИЯ).

Создание стабильного положительного эмоционального фона является одним из краеугольных камней в построении психики и личности последователей Шоу-Дао. Нужный эмоциональный настрой легкого блаженства, спокойной и тихой радости пребывания в этом прекрасном мире вырабатывался регулярными упражнениями и становился незыблемой точкой равновесия, к которой, после переживания интенсивных положительных или отрицательных эмоциональных всплесков, неизменно возвращалось состояние духа Воинов Жизни.

Некоторые люди от рождения наделены способностью постоянно пребывать в приятном уравновешенном состоянии спокойной радости и оптимистического настроя. Но к сожалению, врожденная склонность к такой положительной эмоциональной стабильности встречается достаточно редко.

Обычно эмоции людей обусловлены благоприятными или неблагоприятными обстоятельствами, и в зависимости от того, как складывается их жизнь, общий эмоциональный фон настроения бывает то положительным, то отрицательным.

Как мы уже убедились, согласно данным, полученным при психологических исследованиях, большинство людей, которые при опросе дают ответ, что они счастливы, на самом деле всего лишь удовлетворены своей жизнью, но они не испытывают регулярных положительных эмоций, то есть, согласно определению счастья, данному в начале этой книги, их нельзя считать счастливыми.

А теперь подведем итоги.

НА СПОСОБНОСТЬ БЫТЬ СЧАСТЛИВЫМ И ПРЕБЫВАТЬ В ХОРОШЕМ РАСПОЛОЖЕНИИ ДУХА ВЛИЯЕТ УРОВЕНЬ ЭНЕРГИИ И ФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ ОРГАНИЗМА. ПОЭТОМУ НЕОБХОДИМО БЫТЬ ОЧЕНЬ ВНИМАТЕЛЬНЫМ В ОЦЕНКЕ СВОЕГО ФИЗИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ, И НАУЧИТЬСЯ РАСПОЗНАВАТЬ, В КАКИХ СЛУЧАЯХ ПРИЧИНОЙ ПЛОХОГО НАСТРОЕНИЯ ЯВЛЯЕТСЯ УСТАЛОСТЬ ИЛИ ПЕРЕУТОМЛЕНИЕ.

ПУСТЬ ОЦЕНКА ВАШЕГО ФИЗИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ ВОЙДеТ В ПРИВЫЧКУ. ЛУЧШЕ ДАВАТЬ СЕБЕ РЕГУЛЯРНЫЙ, НО КОРОТКИЙ ОТДЫХ, ЧЕМ РАСПЛАЧИВАТЬСЯ ЗА ИЗЛИШНЕЕ НАПРЯЖЕНИЕ ОТРИЦАТЕЛЬНЫМИ ЭМОЦИЯМИ И УПАДКОМ СИЛ.

НАУЧИТЕСЬ ОТСЛЕЖИВАТЬ СВОИ ВНУТРЕННИЕ КОНФЛИКТЫ И ПРОГРАММЫ ТРЕВОЖНОСТИ, БЕСПОКОЙСТВА ИЛИ СТРАХА, ПОГЛОЩАЮЩИЕ ВАШУ ЭНЕРГИЮ И СИЛЫ. ЗАПОМНИТЕ, ЧТО ПОНИМАНИЕ ПРОБЛЕМЫ – ПЕРВЫЙ ШАГ НА ПУТИ К Ее ПРЕОДОЛЕНИЮ.

УДЕЛЯЙТЕ ОСОБОЕ ВНИМАНИЕ МОМЕНТАМ, КОГДА ВЫ НАХОДИТЕСЬ В ХОРОШЕМ НАСТРОЕНИИ, СТАРАЯСЬ НАСЛАЖДАТЬСЯ ИМИ, ЗАПОМИНАТЬ ИХ И, ПО ВОЗМОЖНОСТИ, ПРОДЛЕВАТЬ ИХ. ПУСТЬ В ТЯЖеЛЫЕ МОМЕНТЫ ЖИЗНИ ВОСПОМИНАНИЯ О ПЕРЕЖИТОЙ РАДОСТИ ВЕРНУТ ВАС К СОСТОЯНИЮ СТАБИЛЬНОГО ПОЛОЖИТЕЛЬНОГО ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ФОНА.

КЛЮЧИ К СЧАСТЬЮ.

В учении Шоу-Дао разработано огромное количество комплексов упражнений, направленных на максимальное приближение человека к состоянию полной удовлетворенности собой и окружающим миром с непрерывным ощущением радости жизни и бытия. Наибольшее количество, пожалуй, самых сложных упражнений относится к разделу выправления моделей мира, следующим по степени сложности является вопрос о здоровом функционировании организма, осознании и гармоничном удовлетворении основных потребностей человека, и, наконец, создание точки равновесия – стабильного положительного эмоционального фона – является наиболее легкой и приятной для выполнения задачей.

Основным ключом большинства шоу-даосских техник, относящихся к теме человеческого счастья, является умение работать с сексуальной энергией и овладение способностью контроля и управления эмоциями. Причина этого заключается в следующем.

Большинство положительных эмоций и переживаний связано именно с сексуальной сферой человека. Самым ярким примером тому является эйфория влюбленности и всепоглощающая страсть секса. Но сексуальная энергия проявляется не только в вещах, касающихся половой сферы. Ее излишек, не растраченный в сексе, переходит на другие уровни, сублимируясь во вдохновение художника и музыканта, в творчество ученого, в чувства радости и блаженства, возникающие при созерцании прекрасного пейзажа или произведения искусства, при просмотре увлекательного кинофильма или гонке на скоростном автомобиле по извилистой горной дороге.

Наличие в эмоции сексуальной энергии можно распознать по специфической окраске особого пряного удовольствия, терпкого и возбуждающего, как букет дорогого вина.

Это свойство сексуальной энергии много лет назад подметили даосы. Приятные переживания, возникающие при ее активизации и перемещении по телу, они назвали «оргазмическими ощущениями». Еще раз хочу подчеркнуть, что понятие «оргазмическое ощущение» не относится непосредственно к половому акту или оргазму. Оргазмическое ощущение – это особое приятное переживание, возникающее от активизации сексуальной энергии. Оргазмическое ощущение может характеризоваться любой степенью интенсивности – от почти незаметного уровня спокойной радости до мощнейших экстатических переживаний, иногда способных привести к потере сознания от накала бушующих эмоций.

Каждый из нас неоднократно испытывал оргазмические ощущения. Наиболее сильно и ярко они проявляются в детстве, когда организм еще полон сил, а личность не задавлена тяжким грузом условностей и ограничений. Это могли быть восторг при виде красивого бронзового жука, или радость получения новой долгожданной игрушки, или наслаждение игрой с очаровательным пушистым, похожим на неуклюжего медвежонка щенком.

Для многих людей детство в их памяти остается волшебным периодом счастья, веселья и удивительных открытий, в которое они, увы, никогда не смогут вернуться. Но если задуматься, тоска по детству – это скорее тоска по восхитительным оргазмическим ощущениям, по неоднократным переживаниям счастья, чистейшей радости и веселья по самым незначительным поводам.

Шоу-даосы никогда не теряли свое детство, потому что они научились переносить детское ощущение счастья и восторга от жизни, от таинственного и интересного окружающего мира в свою взрослую жизнь, делая его лишь более осознанным и контролируемым, но в то же время еще более интенсивным и прекрасным. Мне бы хотелось, чтобы со временем и вы научились этому искусству.

Управление эмоциями, именно управление, а не подавление или контроль – это ключ к управлению собой и людьми. Программы и стереотипы поведения записываются в человеческий биокомпьютер именно за счет сильных эмоций и чувств, сопровождавших послуживший основой программ опыт. Поэтому для того, чтобы правильно перепрограммировать себя, нужно научиться владеть чувствами так же, как мы владеем интеллектом, – заставить их служить нам, а не относиться к ним как к чему-то неконтролируемому и непредсказуемому, зависящему от капризов судьбы, природы, погоды, начальника или дворника дяди Жоры.

Умение управлять чувствами в сочетании с упражнениями, направленными на увеличение их интенсивности, укрепляет нервную систему, поскольку она, как и человеческие мускулы, имеет свой предел возможностей. Если нетренированный человек может поднять штангу в семьдесят пять килограммов, но при попытке поднять вес в сто килограммов зарабатывает грыжу и попадает в больницу, то, позанимавшись несколько лет тяжелой атлетикой, он сможет без особого напряжения поднять штангу в сто пятьдесят килограммов.

То же самое происходит и с нервной системой. Слабая, нетренированная нервная система может дать сбой от любой перегрузки, приведя человека к нервному расстройству от причины, над которой человек с сильной нервной системой только бы посмеялся.

В тренировке нервной системы, как и в физических занятиях, есть свои правила и свои секреты. Так, занятия с тяжестями рекомендуется сочетать с растяжкой, нужно равномерно распределять нагрузку на все группы мышц, контролировать частоту сердечных сокращений, избегать перетренировки и т.д.

Перегрузить упражнениями нервную систему, особенно человеку нервному и со слабой психикой, даже опаснее, чем спортсмену перетренировать свое тело. Поэтому, выполняя упражнения, приведенные в данной книге и в особенности связанные с переживанием интенсивных эмоций и оргазмических ощущений, соблюдайте меру и продвигайтесь вперед постепенно, неспешно, но неуклонно. Лучше потратить на упражнения с интенсивными эмоциями две минуты в день, занимаясь каждый день, чем пятнадцать минут раз в неделю.

УЧИТЫВАЙТЕ СВОЮ ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ.

Каждый человек уникален, и у каждого свои собственные проблемы, желания и цели. Может быть, кто-то купит эту книгу, будучи полностью удовлетворен своей жизнью и желая лишь еще больше повысить ее качество. Кто-то прочитает ее в надежде избавиться от депрессии или неуверенности в себе, желая обрести внутренний покой или счастье в любви, преодолеть проблемы в общении или сделать свою жизнь более творческой и интересной.

Поэтому я не могу привести единый универсальный рецепт тренировок для всех людей и просто буду перечислять некоторые теоретические построения, упражнения и техники Спокойных, предназначенные для улучшения качества жизни. Вам самим придется отбирать то, что поможет решить именно вашу проблему, в чем-то экспериментируя и создавая свою собственную методику занятий.

Для всех без исключения я могу порекомендовать лишь упражнения по созданию стабильного положительного эмоционального фона, упражнения по укреплению нервной системы, а также все упражнения «вкуса жизни», направленные на создание положительных эмоций.

СОЗДАНИЕ СТАБИЛЬНОГО ПОЛОЖИТЕЛЬНОГО ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ФОНА.

Мы уже говорили о том, что каждый человек создает свою собственную картину мира и оценивает окружающую действительность и происходящие события в соответствии с заложенной в его сознание и подсознание системой программ, обусловленной его прошлым опытом.

Если опыт человека был в основном позитивным, он смотрит на жизнь более оптимистически, а если к тому же его развитие было многогранным, он умеет получать удовольствие от множества вещей – музыки, чтения, природы, общения с друзьями, интеллектуальных игр, занятий спортом и т.д. и т.п. Совершенно очевидно, что такой человек будет испытывать гораздо большее удовлетворение от своей жизни и значительно большее количество положительных эмоций, чем тот, чей жизненный опыт был скорее печальным, чем радостным, и чей круг интересов ограничивается домом и работой.

В любом случае избыток положительных эмоций никому не повредит, и приведенные ниже упражнения послужат тому, чтобы в вашу модель мира записалась новая программа – программа стабильного положительного эмоционального фона.

Но прежде чем перейти к упражнениям, мы постараемся определить, что же такое стабильный эмоциональный фон.

Стабильный эмоциональный фон – эта некая точка равновесия, в которой пребывает человек в момент, когда его физическое состояние находится в норме и обстоятельства не вынуждают его откликаться на сложившуюся ситуацию обостренными эмоциональными реакциями, то есть фактически наиболее характерное для него эмоциональное состояние в момент, когда он здоров и спокоен.

Для настроений каждого человека, не занимавшегося специальными психотехниками, характерен так называемый эффект маятника.

Он заключается в том, что чем сильнее маятник эмоций качнется в одну сторону от точки равновесия, тем сильнее он затем отклонится в противоположную сторону, то есть за предельным всплеском положительных эмоций, за восторгом эйфории следует падение в пропасть депрессии и уныния.

В зависимости от темперамента и возбудимости нервной системы «эмоциональный маятник» по-разному проявляется у разных людей. У людей уравновешенных и не склонных к бурному проявлению эмоций его проявления почти незаметны, но у эмоционально лабильных людей, особенно тех, кто ищет повод для хорошего настроения и эмоционального возбуждения, последствия раскачки «эмоционального маятника» могут производить впечатление психической неустойчивости.

Самым ярким примером раскачки «эмоционального маятника» часто может служить безудержная первая влюбленность подростка, обычно обусловленная неконтролируемым половым влечением, сопровождающимся выбросом в кровь огромного количества гормонов, в том числе адреналина и амфетаминоподобных веществ. Выброс гормонов сопровождается специфическим состоянием блаженства и эйфории, характерным для многих наркотических средств. Если первая влюбленность не встречает взаимности и не находит выхода в сексуальном контакте, разрядки психосексуального напряжения не происходит, и эйфория сменяется вспышками агрессии, злости или отчаяния. В течение значительного времени общение с объектом любви или воспоминания о нем продолжают сопровождаться гормональными выбросами, вызывающими в зависимости от типа психики человека или приступы блаженства, или депрессию и ненависть неудовлетворенных чувств.

В случае же если эйфорическая любовь с первого взгляда оказывается взаимной и пара вступает в слишком бурную сексуальную связь, психосексуальное напряжение спадает, гормоны уже не бушуют в крови, вызывая приподнятое настроение, и нередко наступает эмоциональное и физическое истощение, вызывающее депрессию и даже отвращение к былому объекту любви, поскольку подсознательно человек чувствует, что именно чересчур насыщенное общение с партнером истощает его и в результате заставляет его страдать. Так возникает разочарование, которое может записаться в модель мира как установка, что любви на всю жизнь не существует, что любовь вспыхивает на мгновение, а в следующий миг от нее остаются лишь пепел и разочарование.

Это очередное заблуждение, основанное на непонимании физиологии человека и законов природы. Влюбиться и ощутить себя на вершине мира – дело нехитрое, искусство заключается в том, чтобы удерживаться на положительной стороне маятника, пусть даже при меньшем накале страстей, но не падая при этом на отрицательную сторону.

Люди с сильной и устойчивой нервной системой способны на более стабильные и устойчивые чувства, люди со слабой нервной системой часто не в силах переносить без вреда для себя даже интенсивную радость.

Западные психологи выяснили, что сильная радость, так же как и неожиданно свалившееся несчастье, может привести к нервному срыву, и, поскольку значительная часть европейского населения страдает неврозами, даже такое простое и приятное событие, как уход в отпуск или покупка нового дома, может стать причиной ухудшения здоровья.

Часто люди со слабой нервной системой инстинктивно боятся интенсивных эмоций с их резким переходом от положительной стороны маятника к отрицательной. Они живут, закрывшись в скорлупе своего крохотного мирка, кажущегося им безопасным, избегая всего, что могло бы их взволновать, – любви, путешествий, новых знакомств, новых интересных занятий. Стремясь к безопасности и уравновешенности, они буквально обкрадывают себя, лишая себя удовлетворения многих столь необходимых человеку потребностей в социальных контактах, в дозах бодрящего, но не истощающего стресса, в любви, в физической нагрузке и т.д.

Стабильный эмоциональный фон – это и есть та самая точка равновесия, через которую проходит в своих взмахах «эмоциональный маятник». У каждого человека эта точка имеет свою эмоциональную окраску. Один человек в ней может быть спокоен и собран, другой – равнодушен и вял, третий – слегка подавлен и печален.

Последователи Шоу-Дао выбрали в качестве стабильного эмоционального фона состояние спокойной и тихой радости, легкого удивления и восхищения чудом окружающего мира и собственного существования.

С помощью специальных упражнений они научились укреплять свою нервную систему таким образом, чтобы она выдерживала все более и более сильные эмоциональные всплески без нервного и психического истощения. От сильных эмоций Воины Жизни немедленно возвращались на плато стабильного положительного эмоционального фона, избегая негативных чувств и восстанавливая свою энергию и силы в случае, если они замечали малейшие признаки усталости или истощения.

Подобные психотехники формировали устойчивые и гармоничные модели мира людей, умеющих быть счастливыми и радоваться жизни.

«УЛЫБКА БУДДЫ» ИЛИ «ВНУТРЕННЯЯ УЛЫБКА».

Самое простое начальное упражнение для выработки стабильного положительного эмоционального фона называется «улыбка Будды». Его можно выполнять в любом месте и в любое время, доводя это выполнение до автоматизма, но начинать его освоение лучше в спокойном состоянии, удобно расположившись в комнате, где нет постороннего шума и где вас никто не побеспокоит.

Расслабьтесь, постарайтесь полностью успокоиться и ни о чем не думать. Полностью расслабьте мышцы лица, представляя, что они наливаются тяжестью и теплом и, потеряв напряжение и упругость, как бы «стекают» вниз в ленивой и приятной истоме.

Сосредоточьтесь на уголках своих губ так, чтобы из всех мышц и участков тела чувствовались только они. Представьте (только представьте, не прилагая мышечных усилий), как губы начинают слегка раздвигаться в стороны, образуя очень легкую, почти незаметную улыбку.

Образное представление того, что ваши губы растягиваются в легкой улыбке, заставит мышцы лица совершить спонтанную работу, и ваше лицо примет выражение, которое Спокойные называют «дуновением ветерка радости».

Чувство радости и физические усилия по созданию улыбки рефлекторно связаны между собой. Когда человек испытывает положительные эмоции, он улыбается. Но существует и обратная связь. Если человек расслаблен и полностью сосредоточен на идеомоторном движении уголков губ, характерном для зарождения улыбки, автоматически на фоне расслабления и спокойствия возникнет чувство тихой, спокойной радости. «Дуновение ветерка радости» – это выражение лица, когда начавшаяся было рождаться улыбка так и не родилась, но мимика сделала свое дело и рефлекторно вызвала легкое ощущение блаженства и покоя внутри.

Состояние расслабления и внутреннего покоя очень важно для начинающих практиковать «улыбку Будды», поскольку ощущение зарождающейся радости столь тонкое, что, если вы будете в момент выполнения упражнения испытывать достаточно сильные эмоции озабоченности, тревоги или вновь переживать чувства, связанные с какими-то недавними событиями в вашей жизни, вы просто не сможете выделить из общего шумного эмоционального фона «точку равновесия» – фоновое чувство покоя и тихой радости.

Это упражнение называется «улыбка Будды», потому что выражение вашего лица при его выполнении должно напоминать выражение лица статуй основателя буддизма – спокойное, расслабленное, отрешенное и лишенное эмоций, с губами, чуть-чуть растянутыми в стороны в легкой, почти незаметной улыбке.

Вызвав необходимое эмоциональное состояние «улыбки Будды», постарайтесь хорошенько запомнить его, чтобы в дальнейшем, если вам придется заниматься в условиях, когда вы взволнованны и когда вас отвлекают, вы смогли вызвать его, не только расслабляя мышцы лица и мысленным представлением растягивая губы в улыбке, но и вспоминая его, детально воспроизводя свое состояние и ощущения в момент, когда выполнение упражнения вам удавалось особенно хорошо.

Старайтесь выполнять это упражнение как можно чаще, желательно несколько раз или по крайней мере один раз в день до тех пор, пока состояние «улыбки Будды» не станет знакомым и привычным для вас и вы не сможете легко и быстро вызывать его практически в любых условиях, за исключением, конечно, состояния сильного стресса.

ПЕРЕХОД ОТ ОТРИЦАТЕЛЬНОГО ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ФОНА К ПОЛОЖИТЕЛЬНОМУ.

Шоу-даосские упражнения комплекса «ловля сетью» вырабатывали умение отслеживать спонтанно возникающие отрицательные эмоциональные состояния. Этот комплекс включал множество упражнений, зависящих от типа отрицательных эмоций. Так, упражнения раздела «ловля сетью речной рыбы» относились к отслеживанию состояний эмоционального спада, связанных с плохим физиологическим состоянием организма, чувством голода, упадком сил, физическим, эмоциональным или психическим истощением.

Упражнения «ловля сетью морской рыбы» предназначались для отслеживания негативных эмоций, связанных с внешним окружением и обстоятельствами типа зависти, ревности, недоброжелательности и т.д.

В основном умение отслеживать и классифицировать возникающие отрицательные эмоции, а также определять порождающие их программы было необходимо для обнаружения и исправления искажений моделей мира, но оно также пригодилось и при создании стабильного положительного эмоционального фона.

Если человека не захлестывают сильные, явно выраженные эмоции, обычно он редко отдает себе отчет в состоянии своей эмоциональной сферы. Погруженный в свои мысли и бытовые проблемы и находясь вблизи от точки равновесия, он вряд ли сразу сможет определить, что именно он чувствует в данный момент и почему, какими чувствами окрашен его вроде бы спокойный эмоциональный фон.

На самом деле этот фон может переливаться множеством оттенков. В нем могут присутствовать и легкая тревожность, и налет печали или неуверенности в себе, и общее разочарование и пессимизм.

Для начала постарайтесь отслеживать окраску своего эмоционального фона, когда вы находитесь в более или менее спокойном состоянии. Если вы заметите, что эта окраска носит негативный характер, выполните «улыбку Будды», замещая отрицательный эмоциональный фон на положительный.

Для начала, пока вы не выработали привычки отслеживания и преобразования своих отрицательных эмоциональных состояний, попробуйте в течение недели внимательно понаблюдать за собой, записывая буквально по минутам, какого типа эмоции вы испытываете. Если вы будете предельно честны с самим собой, не исключено, что этот список вас удивит. Так, может выясниться, что вы расстроились потому, что вам пришлось ждать автобус целых полчаса; готовы были придушить безмозглую тещу, рассуждающую о политике, в которой она смыслит не больше, чем свинья в философии Платона; пришли в отчаяние оттого, что вам показалось, что начальник так и не собирается дать вам долгожданное повышение; испытали восторг при виде улыбнувшейся вам красивой блондинки и тут же помрачнели, выяснив, что улыбка предназначалась не вам, а рослому молодому культуристу; почувствовали себя полным ничтожеством по сравнению с этим образчиком мужественности и мужской красоты; возненавидели «нового русского», «мерседес» которого забрызгал вас с ног до головы, когда вы переходили дорогу, и так далее.

Все эти автоматически вспыхивающие в ответ на раздражители эмоции – результат действия программ, заложенных в вашу модель мира. Наша задача – заложить в вашу модель мира новую программу, в которой ваша реакция на окружающую действительность будет более устойчивой и позитивной. Если вы будете пылать благородным негодованием на автобусной остановке, оттого что ожидание нужного вам номера кажется бесконечным, автобус быстрее не появится, но зато вы будете чувствовать себя несчастным и злым, а ваш организм, откликаясь на стресс, ответит ухудшением самочувствия, что, в свою очередь, не добавит вам радости жизни.

На начальном этапе переход от отрицательного эмоционального фона к положительному нужно осуществлять, когда отрицательные эмоции достаточно слабы и по уровню интенсивности приближаются к состоянию тихой радости «внутренней улыбки». Для того, чтобы изменить на положительные интенсивные отрицательные эмоции, нужно использовать трюк, предполагающий создание положительных эмоций, столь же острых и интенсивных, что и отрицательные.

Слабый раздражитель не способен подавить сильный раздражитель. Именно поэтому в состоянии сильного стресса бессмысленно повторять стандартные формулы самогипноза: «Я спокоен, у меня все хорошо». Для находящейся в состоянии перевозбуждения нервной системы эти попытки самообмана – все равно что слону дробина. Сильное чувство нужно замещать не менее сильным чувством, лишь затем равномерно сводя его на плато спокойствия. Но прежде чем осваивать более сложные методики, вам нужно изменять себя мало-помалу, но непрестанно. Когда вы научитесь без труда заменять слабый отрицательный эмоциональный фон на чувство спокойной радости, вы сделаете первый крошечный шаг к самосовершенствованию и сможете перейти к упражнениям с более интенсивными эмоциями.

ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ ЭМОЦИИ И ОРГАЗМИЧЕСКИЕ ОЩУЩЕНИЯ.

Как я уже упоминала, согласно взглядам Спокойных, все более или менее интенсивные положительные (и не только положительные) эмоции базируются на проявлениях сексуальной энергии человека. Работа с сексуальной энергией – одна из самых эффективных психотехник, так как она основывается на осознании и использовании основных и самых мощных инстинктов человека, заложенных в него самой природой. Смысл этих инстинктов – получать наслаждение от всего, что связано с удовлетворением естественных потребностей организма и способствует выживанию отдельных особей и всего вида в целом.

Это и сексуальные отношения, способствующие воспроизведению рода, и агрессивность самцов, борющихся за лидерство, и стадный инстинкт, потребность в ласке, общении и социальной защищенности, и процесс поглощения пищи и дефекации.

Просто взглянув на проявления мощи сексуальной энергии в природе, можно понять, насколько сильно она влияет на поведение живых существ. Когда самцы бьются за самку, они входят в состояние, в котором почти не чувствуют боли от ран, не замечают льющейся крови, не испытывают страха. Всплеск сексуальной энергии производит обезболивающий эффект.

Творческое озарение художника, религиозный экстаз, героизм и самопожертвование являются результатом стихийного движения сексуальной энергии. Тот, кто умеет этой энергией управлять, получает ключ к тому, что обычно люди считают чудом, проявлением гения или божественной воли. Но об этом мы еще поговорим, а пока вернемся к вопросу об увеличении интенсивности положительных эмоций.

Человек в условиях цивилизации, перегруженный избыточными потоками поступающей со всех сторон информации и опутанный сетями противоречивых условностей, в частности, относящихся к вопросу о сексуальных взаимоотношениях мужчины и женщины, в значительной мере разучился получать необходимые для него положительные эмоции от удовлетворения естественных потребностей.

Отвлекаясь на непрекращающийся поток размышлений, воспоминаний, на пережевывание былых травм и обид, на тягостные и бесплодные раздумья о неопределенности будущего, человек разучился получать удовольствие (или по крайней мере полноценное удовольствие) от простых и естественных вещей – еды, питья, природы, общения с друзьями, проявлений сексуального влечения, здорового функционирования собственного организма и т.д.

Поэтому, если ваше существование кажется скучным и монотонным, если условия вашей жизни недостаточно комфортны, а перспектива будущего вас не радует, это не значит, что ваша жизнь так уж плоха. Во-первых, любую ситуацию можно хотя бы слегка изменить к лучшему (как это сделать – тема отдельного разговора), а во-вторых, можно перейти от зацикленности на неприятных переживаниях к получению положительных переживаний в той же самой ситуации. Это совсем нетрудно. Но прежде чем перейти к упражнениям по получению положительных эмоций, мы определим одно из основных понятий, с которым мы уже встречались на страницах этой книги и с которым нам в дальнейшем часто придется работать. Это оргазмические ощущения.

Оргазмические ощущения являются свидетельством проявления сексуальной энергии. Оргазмические ощущения – это любые ощущения холода, тепла, покалывания, щекотки, потока, вибрации, мышечных сокращений и т.д., связанные с прохождением сексуальной энергии по тем или иным объемам тела. Оргазмические ощущения могут возникать в самых разных обстоятельствах, не обязательно связанных с контактами с представителями противоположного пола.

Вызванное внезапным испугом ощущение холодка, пробегающего по спине, – оргазмическое ощущение. Оргазмическими ощущениями являются головокружение от радости победы, специфическое чувство, возникающее во рту, когда вы, предвкушая удовольствие, пробуете очень вкусное блюдо или наслаждаешься букетом дорогого вина, замирание сердца от восторга при виде прекрасного пейзажа или произведения искусства и множество других ощущений, которые переживает человек.

Современный человек, поглощенный потоками информации и повседневными заботами, потерял способность испытывать оргазмические ощущения по многим поводам. Он просто не успевает уделять внимание мимолетным отзвукам наслаждения, возникающим в его душе, заглушая их отрицательными эмоциями, порожденными суетливым бытом, так, как заросли крапивы заглушают робкие ростки садовых цветов.

На Востоке насыщение организма человека необходимым количеством освежающих и целительных для души и тела оргазмических ощущений было составной частью необходимого ритуала. В Японии этому были посвящены и чайная церемония, и созерцание цветущей сакуры, и создание танку – коротких стихов, в которых человек воплощал состояние своей души.

Нам не раз приходилось слышать о том, что люди приобщаются к наркотикам или алкоголю потому, что их жизнь слишком пуста, бессмысленна и однообразна и единственным способом расцветить ее радугой приятных ощущений для них является использование психостимуляторов. Людям, которые любят жизнь и знают, как извлекать наслаждение из множества ее проявлений, не нужен допинг или искусственный раздражитель.

Человек, умеющий извлекать наслаждение из многих вещей, даже в случае, если жизнь лишает его каких-то источников радости, тут же способен заменить их другими. Сосланный в Болдино Пушкин был лишен общества столь любимых им женщин, лишен балов и шумных застолий с друзьями, но он черпал вдохновение и наслаждение в своем творчестве, создавая прекрасные стихи.

Чем выше уровень культуры и знаний человека, чем шире круг его интересов, тем больше возможностей он имеет для получения наслаждения от тех вещей, которые в других не пробуждают даже слабого любопытства. Обычно спектр вещей, интересующих человека, формируется с детства. Если родители сумели сделать ребенка пытливым и любознательным, заинтересовать его классической и современной музыкой, историей, литературой, философией, животным и растительным миром, путешествиями, творчеством и т.д., такой человек в будущем способен будет находить для себя все новые и новые источники наслаждения.

Если же круг интересов человека ограничен только заработком денег, обзаведением семьей и обустройством жилища, то в случае, если его планы не реализуются или если в его личной жизни возникают трудности, он, не умея черпать радость из дополнительных источников, теряет чувство удовлетворенности жизнью.

Итак, сейчас нам предстоит вспомнить, какими же бывают оргазмические ощущения, научиться фиксировать внимание на них, когда они возникают самопроизвольно, а затем намеренно вызывать их, используя для нужных нам целей.

ИНТЕНСИФИКАЦИЯ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫХ ЭМОЦИЙ.

Упражнения, направленные на интенсификацию положительных эмоций и относящиеся к разделу «поедание плода с дерева жизни», служат как для укрепления нервной системы за счет тренировки ее постепенно наращивающими свою интенсивность положительными эмоциями, так и для увеличения общего объема положительных эмоций, испытываемых человеком. Более подробно упражнения этого комплекса будут рассмотрены в следующих книгах этой серии – «Психотехники счастья» и «Счастье, любовь и секс», здесь же вам будут предложены лишь несколько самых простых упражнений.

Для начала мы потренируемся вызывать оргазмические ощущения. Для тех, кто нередко испытывал их, это задание окажется очень простым. Тем же, кто не помнит, что это за ощущения, и у кого недостаточно воображения, чтобы вызвать их, придется обратиться к своим воспоминаниям.

Чаще всего люди испытывают оргазмические ощущения в детстве. С одной стороны, это связано с тем, что организм ребенка обладает гораздо большим уровнем энергии, чем организм взрослого человека, а с другой стороны, ощущения и восприятие ребенка еще не слишком сильно искажены навязываемой ему по мере роста моделью мира, и заложенная в человеке от природы способность наслаждения жизнью и проявлениями своего организма, обеспечивающая ему способность к выживанию, проявляется у ребенка более спонтанно и естественно.

Постарайтесь вспомнить моменты детства, когда вы испытывали подлинную радость или восторг. Не надо напрягаться, чтобы сымитировать пережитые когда-то чувства. Просто расслабьтесь и постарайтесь как можно детальнее воспроизвести ситуацию, которая породила у вас поток оргазмических ощущений. Если вам это удастся, нужное чувство вновь охватит вас.

Все пристальнее и внимательнее вглядываясь в свое прошлое, можно обнаружить множество восхитительных моментов, воспоминания о которых вы по идее должны были бы хранить как драгоценные жемчужины, но которые практически стерлись из вашей памяти под грузом более важных проблем.

Когда Александр Медведев объяснил мне техники использования порожденных воспоминаниями оргазмических ощущений, первое, что я сделала, – это опробовала их на практике. Одной из неприятных необходимостей для меня были поездки в общественном транспорте. Огромное количество народа, заполонившего в последнее время метро, вызывало у меня тягостное ощущение, и поездки в поездах подземки хотя особо и не раздражали меня, но и не доставляли удовольствия.

Теперь, заходя в метро, я пыталась вспомнить чувства, которые я испытывала, катаясь в нем в детстве. Первым ко мне пришло удивительно яркое воспоминание того, как я впервые, кажется, лет в семь, оказалась на станции «Новослободская» и увидела ее светящиеся изнутри многоцветные витражи. Красота этих витражей настолько поразила меня, что я буквально замерла от восхищения, рассматривая это невероятное чудо.

Как только ко мне пришло это воспоминание, меня вновь захлестнула горячая волна оргазмических ощущений, тех же самых, что я испытала, когда мне было семь лет. Трудно выразить, из чего складывались эти ощущения. Там были и благодарность матери, благодаря которой я увидела это чудо, и благодарность людям, волшебные руки которых создали витражи, и любопытство, каким образом их можно сделать, и желание узнать, почему они светятся, и многое другое.

Теперь, проезжая мимо «Новослободской», я снова смотрела на витражи, и, хотя интенсивность первоначального чувства значительно смягчилась, я каждый раз испытывала радость и наслаждение, чувство благодарности за то, что я живу в мире, где даже для общественного транспорта люди создают такую красоту.

Следующим воспоминанием было то, как я заинтересовалась странным красным камнем, которым были облицованы колонны на станции «Маяковская». Мама объяснила, что это родонит, и рассказала, что его добывают на Урале. Мне показалось чудом, что камень проделал такое длинное путешествие для того, чтобы в конце концов я смогла трогать его руками и любоваться его затейливыми бело-розовыми прожилками.

Выходя на какой-либо станции, теперь я внимательно рассматривала ее, так, словно видела ее впервые, я слушала, как в переходах гулко звучат мои шаги, шаги других людей, я вспоминала все новые и новые приятные моменты из моего детства, связанные с метро, я стала обращать внимание на то, какие красивые в переходах фонари, на разные стили, в которых построены станции, и на множество других мелочей, которые поглощали все мое внимание и превращали утомительные путешествия с пересадками в непрерывное удовольствие, когда чтение интересной книги в вагоне поезда чередовалось с путешествием по станциям, напоминающим залы музея, наполненные толпой пестро одетых людей, спешащих по своим делам. В толпе можно было изучать новые веяния моды, встречать удивительно интересные и яркие типажи личностей.

Постепенно программа, записанная в моей модели мира, согласно которой путешествие на метро было утомительной и скучной необходимостью, которой было невозможно избежать и которая пожирала мое время и силы, заодно увеличивая вероятность подцепить грипп или еще какую-нибудь заразу, сменилась на другую, отличавшуюся тем, что теперь то же самое действие являлось источником радости и новых сил.

Мне больше не нужно было вспоминать что-то приятное или применять усилия для создания оргазмических ощущений. Они при входе в метро начали возникать сами, автоматически, и мне оставалось только наслаждаться их вызывающими ощущение блаженства потоками.

Нельзя сказать, что какая-то из программ, касающихся поездок в метро и заложенных в моей модели мира, – первоначальная или последняя – была более верной. Обе они отражали одно и то же, но один способ отражения утомлял и раздражал меня, а другой давал радость и силы. Так что замена программы стоила затраченных на это усилий, тем более что мне для этого и особо напрягаться-то не пришлось, просто по дороге я вызывала нужные воспоминания и создавала правильный настрой.

Итак, вернемся к упражнению по интенсификации положительных эмоций. Для начала вам надо будет при помощи воображения или приятных воспоминаний вызвать у себя приятный поток оргазмических ощущений.

Имейте в виду, что работа с эмоциями – это совсем не тренировки по поднятию тяжестей. Насильно заставляя себя радоваться, особенно если в этот момент ваша душа радоваться ну никак не желает, вы ничего хорошего не добьетесь. Прежде всего необходимо быть в достаточно спокойном состоянии.

Начинать упражнение надо с «улыбки Будды», и лишь на фоне спокойной и тихой радости вы должны подключить воображение или положительные воспоминания. Когда вы почувствуете, что «процесс пошел», и вас начинает заполнять чувство радости и приятный поток оргазмических ощущений, полностью сосредоточьтесь на нем, не отвлекаясь на окружающих и свои собственные посторонние мысли. Изучайте наполняющие вас оргазмические ощущения «внутренним взором», старайтесь усилием воли повысить их интенсивность.

Когда вы почувствуете, что уже слегка устали от накала положительных эмоций, медленно погасите их, снова вернувшись к состоянию спокойной и тихой радости «внутренней улыбки».

Упражнение по интенсификации оргазмических ощущений в сочетании с «внутренней улыбкой» на первых этапах занятий следует проделывать как можно чаще, по меньшей мере один раз в день. Важно, чтобы, выполняя упражнение, вы не доводили накал своих положительных эмоций до того, чтобы ваша нервная система излишне перевозбуждалась. Если, закончив упражнение, вы не можете полностью успокоиться, чувствуя пусть и радостное, но все-таки перевозбуждение, которое может выражаться в повышенной эмоциональности, бессоннице или неспособности сосредоточиться, уменьшите интенсивность упражнения. Двигаясь в своих занятиях постепенно, без рывков и рекордов, за несколько месяцев вы укрепите свою нервную систему и научитесь без неприятных последствий переносить сильные эмоциональные всплески (это относится и к отрицательным эмоциям), которые раньше могли бы привести вас к нервному срыву.

УПРАЖНЕНИЯ «ВКУСА ЖИЗНИ».

Система «Вкус плода с Дерева Жизни» – это учение, а также система тренировок, разработанная последователями Шоу-Дао и, в частности, предназначенная для того, чтобы человек с легкостью адаптировался к любым обстоятельствам, чувствуя себя счастливым и удовлетворенным даже в тех случаях, когда кажется, что весь мир против него.

Комплекс медитаций «вкуса жизни» предназначен для выработки позитивных и жизнеутверждающих программ восприятия действительности, которые записываются в модель мира занимающегося.

Все медитации «вкуса жизни» выполняются после выполнения «улыбки Будды», дополненной приятным потоком оргазмических ощущений и увеличивающимся в своей интенсивности до уровня чуть ниже среднего чувством радости бытия.

Первый раздел медитаций «вкуса жизни» – это медитации, направленные на получение удовольствия от созерцания прекрасного, обыденного и безобразного.

Способность получать удовлетворение от созерцания прекрасного заложена в человеке с рождения и напрямую связана с сексуальной энергией. Прекрасны не только творения рук художника или скульптора, прекрасны окружающая нас природа, растительный и животный мир, прекрасны пейзажи гор, равнин, лесов и пустынь.

Выполнение упражнения начинается с рассеянного, ненапряженного, поверхностного созерцания выбранного вами прекрасного объекта, которое плавно сменяется размышлением о данном объекте и постепенным мысленным слиянием, даже отождествлением с ним, а затем и условным превращением себя в созерцаемый предмет на интуитивном, бессловесном, образном уровне сознания.

Наиболее часто следует прибегать к первым фазам этой медитации, получая дозированное удовольствие от созерцания жизни вокруг себя. На следующем этапе нужно доводить эмоциональный накал наслаждения от погружения в созерцаемый объект до все более интенсивных и пиковых его форм, в то же время четко ощущая предел, за которым медитация начинает истощать вашу нервную систему, и в этот момент переходить к фоновому чувству мягкой, спокойной радости.

Мостик между прекрасным и обыденным очень невелик, ибо для большинства людей прекрасное со временем приедается, и даже волшебные закаты и первые цветы ранней весны не вызывают у них особых эмоций.

При созерцании обыденного нужно подключать чувство тихой радости от осознания жизни вообще, от ее присутствия в вас, видеть жизнь сквозь созданные вами самими розовые очки, превращая обыденное в прекрасное.

Способность такого видения, помимо вашего сознания, воспитывает и развивает в вас чувство прекрасного, постепенно сметая со своего пути навязанные вашим окружением ограничительные установки и программы, мешающие вам в полной мере наслаждаться окружающим вас миром и видеть его своими собственными глазами, а не таким, каким он предстает в рассказах и утверждениях ваших родственников, друзей и знакомых, писателей и личностей, являющихся для вас авторитетами.

Радость жизни, принимаемой во всех ее проявлениях, и постоянное осознание чуда окружающего мира не только расширяют способность к восприятию, но и формируют личность человека, глубоко проникающего мыслью в суть объектов и явлений, формируют особое ощущение истинной любви к окружающему миру и к людям, наделяют способностью понимания и интуитивного предвидения.

Сложно найти прекрасное в безобразном, но на определенной стадии развития психических способностей последователя Спокойных наступает момент, когда, абстрагируясь от личных ощущений и предвзятого отношения к происходящему, он начинает понимать общность безобразного и прекрасного, их единство и взаимопроникновение, и находить прекрасное в безобразном или, наоборот, открывать безобразное в прекрасном. Такое специфическое осознание рождается в процессе размышлений и медитаций на эту тему. К категории безобразного относится и ужасное. Постепенно преодолевая, вернее, преобразуя негативные чувства, возникающие в различных ситуациях, в позитивные, вы научитесь управлять и собой, и ситуацией.

ПРЕОБРАЗОВАНИЕ ОТРИЦАТЕЛЬНЫХ ЭМОЦИЙ В ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ.

Самой простой формой преобразования отрицательных эмоций низкой интенсивности в положительные является упражнение «улыбки Будды», позволяющее создавать фоновое состояние спокойной и тихой радости.

Медитации по пониманию общности прекрасного и безобразного, формирующие способность находить нечто прекрасное или просто приятное в безобразном или ужасном, также учат вас преобразовывать автоматические отрицательные эмоциональные реакции в положительные, тем самым помогая лучше и быстрее адаптироваться к не очень приятным ситуациям, экономя энергию и силы.

Понятия прекрасного, безобразного и ужасного субъективны для каждого человека, и оценка этих качеств конкретных объектов автоматически производится программами, заложенными в модели мира.

Так, зоолог, влюбленный в природу, может счесть восхитительнейшим созданием покрытую буграми и наростами пучеглазую жабу или сероватую и невыразительную гремучую змею, в то время как у нервного и брезгливого человека эти животные могут вызвать самую широкую гамму отрицательных эмоций, от легкой неприязни до ужаса и отвращения.

На приведенном в предисловии примере домашнего и дачного котов мы могли видеть, как кажущийся прекрасным дачному коту приусадебный участок для никогда не бывавшего на природе домашнего кота стал его худшим кошмаром.

Неумение расширять записанное в модели мира ощущение прекрасного часто негативно сказывается и на отношениях между людьми. Представление о человеческой красоте также очень субъективно, и часто неосознанно человек автоматически приписывает объекту своего влечения, обладающего, с его точки зрения, физической привлекательностью, множество положительных черт, являющихся чистой воды фантазией.

В этом смысле показательна история, случившаяся в одной фирме по подбору персонала. Директор крупного предприятия обратился в эту фирму с просьбой подобрать ему секретаршу. Он составил обширный список качеств, которыми должна была обладать нужная ему секретарша, – она должна была иметь опыт секретарской работы, свободно владеть несколькими иностранными языками, управляться с компьютером, уметь быстро и безошибочно стенографировать и, кроме того, быть хорошо воспитанной и красивой.

Фирма предоставила директору предприятия несколько молодых кандидаток, полностью отвечающих его требованиям и по внешним данным вполне способных получить призовое место на конкурсе красоты. Ни одна из них ему не подошла. Причины этого директор не мог объяснить, просто говорил, что претендентки чем-то ему не нравятся. Чисто случайно работник фирмы, подбирающей секретарш, подметил одобрительный взгляд, которым директор предприятия проводил его полноватую сотрудницу средних лет. Следующая кандидатка на секретарскую должность знала всего один язык и стенографировала не самым лучшим образом. Это была зрелая женщина с пышными формами.

– Это то, что мне нужно! – поговорив с ней, воскликнул директор предприятия. – Наконец-то вы смогли мне предложить действительно стоящего работника!

Все дело оказалось в том, что этот директор считал красивыми полных и зрелых женщин, а длинноногие стройные красотки были для него не более чем скелетами, обтянутыми кожей, у которых не за что подержаться. В данном случае субъективная оценка красоты оказалась важнее, чем объективная оценка профессиональных качеств.

Часто люди совершают ошибки в межличностных отношениях, приписывая тем, кто является прекрасным с точки зрения их модели мира, несуществующие положительные качества, а тем, кто, согласно их программам, безобразен, – качества отрицательные. Эта подсознательная ложь самому себе и неспособность трезво оценивать других приносят много вреда. Поэтому умение видеть других людей и окружающий мир одинаково прекрасными, но без приписывания им фантастических качеств, делает человека более трезвым, уравновешенным и разумным в своих оценках действительности.

Для каждого очевидно, что чем более приятным и безопасным нам кажется окружающий мир, тем лучше мы себя чувствуем. В свете этого трудно переоценить важность умения превращать отрицательные эмоции в положительные, переводить обыденное в категорию прекрасного, а неприятное – в категорию обыденного, все лучше и адекватнее адаптируясь к этому миру.

Существует множество методик преобразования отрицательных эмоций в положительные, некоторые из них мы рассмотрим в книге «Психотехники счастья», а сейчас, поскольку мы пока находимся на начальном этапе, я приведу лишь самое простое в выполнении упражнение.

Сначала некоторое время посозерцайте предмет, кажущийся вам прекрасным. Постарайтесь осознать, что именно делает его таким замечательным. От созерцания всего предмета перейдите к его мельчайшим деталям, таким, как цвет, форма, какие-то маленькие его участки или особенности, почувствуйте, как восхитительна каждая из его составляющих.

Затем возьмите предмет, который не вызывает у вас сильных отрицательных эмоций, скорее совсем легкую неприязнь или отталкивание.

Расслабьтесь и посмотрите на него спокойным отрешенным взглядом, концентрируясь на чувстве, которое он вызывает у вас. Затем постарайтесь осознать, что именно в нем неприятно, а что в нем вам может понравиться. Приложив немного старания, вы быстро отыщете в нем что-то вызывающее положительные эмоции. Сосредоточьтесь на этом ощущении, а затем вспомните состояние наслаждения, которое вы испытывали при созерцании прекрасного предмета, и совместите эти два приятных ощущения в своем сознании, тем самым увеличивая свое удовольствие от созерцания детали ранее неприятного вам предмета.

Дополнив эту медитацию внутренней улыбкой и потоками оргазмических ощущений, отыскивая в неприятном вам предмете все новые мелкие, но нравящиеся вам детали, вы постепенно замените программу неприязни по отношению к нему на программу удовольствия.

Например, если вам не нравятся жабы, возьмите картинку жабы и, отрешившись от ее образа в целом, обратите внимание на детали, вообще не ассоциируя их с этим земноводным. Так, зеленый цвет жабьих лап может показаться вам глубоким, мягким, насыщенным и красивым, вполне подходящим для штор или обивки дивана.

Наросты на спине жабы при пристальном рассмотрении можно сравнить с холмистыми равнинами Англии или предгорьями Кавказа, вы можете заметить, что огромный широкий рот жабы словно растянут в направленной всему миру приветливой улыбке, а ее круглые выпуклые глаза напоминают перископы подводной лодки из мультфильма, поднявшейся на поверхность у берегов тропического острова.

Если вам удастся выделить достаточное количество подобных деталей, ассоциативно при помощи воображения и фантазии связав их с чем-то ранее вам приятным, то вскоре вы обнаружите, что при взгляде на жабу вы в первую очередь начинаете схватывать именно эти положительно окрашенные составляющие образа жабы, и ваша общая оценка ее тоже станет положительной.

Для начала, чтобы обрести необходимые навыки и уверенность в себе, не пытайтесь выполнять подобные упражнения с предметами, вызывающими у вас стойкие и интенсивные негативные чувства. Начинайте постепенно расцвечивать жизнь вокруг себя положительным восприятием. Так, ранее раздражавшая вас трещина в потолке может превратиться в изящное графическое изображение горной вершины или грациозной ящерицы, мрачноватый и грязный подъезд вашего дома может стать волшебным проходом, по которому вы попадаете в уютный мир вашей квартиры, и т.д. Вы – зеркало, в котором отражается окружающий мир. Смахните же пыль и паутину автоматического негативного восприятия с зеркального стекла, чтобы мир, как в детстве, заиграл яркими и сочными красками.

«ПОЛУЧЕНИЕ УДОВОЛЬСТВИЯ» – МЕДИТАЦИИ «ВКУСА ЖИЗНИ».

Медитации «получения удовольствия» направлены на увеличение общего количества положительных эмоций, получаемых человеком. Как все медитации «вкуса жизни», они выполняются после упражнения «внутренней улыбки», дополненной приятным потоком оргазмических ощущений и увеличивающимся в своей интенсивности до уровня чуть ниже среднего чувством радости бытия.

«Получение удовольствия от касания» – это огромная группа упражнений, открывающая мир ощущений через касания, наполненные различным смыслом и содержанием, начиная от ласки ребенка или сексуальных ласк и заканчивая нанесением ударов по телу противника.

Развивая повышенную чувствительность при касании различных предметов, сред или живых объектов и используя при этом различные методики, Спокойные открывали путь к ряду сверхспособностей, к умению управлять своей и чужой энергией.

Об усложненных техниках речь пойдет в следующих книгах, а пока постарайтесь, касаясь различных предметов, полностью сосредоточиваться на своих ощущениях, получая удовольствие от прикосновений к гладким или бархатистым, теплым или прохладным поверхностям.

Постепенно у вас разовьется чувствительность, и вы в обычной жизни, уже не выполняя упражнение, чисто рефлекторно начнете испытывать дополнительное удовольствие от тактильной информации, которую вам будут передавать ваши руки и тело. Наивысшей точки своего развития «получение удовольствия от касания» получает в даосских сексуальных техниках. О них будет рассказано в книге «Счастье, любовь и секс».

Медитация «получения удовольствия от слушания» знакома многим меломанам. Современная наука обнаружила даже некоторые биохимические процессы, происходящие под действием музыки, в результате которых в организме выделяются наркоподобные вещества, продуцирующие ощущение наслаждения. Работа со слухом так же сложна и многообразна, как и с другими органами чувств. Постоянно развивая и упражняя органы слуха, Спокойные с годами не только не ощущают ухудшения их функций, но и существенно повышают их возможности и работоспособность.

К упражнениям «получение удовольствия от вдыхания» относятся дыхательные и дыхательно-медитативные упражнения.

«Вкус воздуха» – своеобразное созерцание вдыхаемого воздуха и дыхательно-энергетические комплексы, связанные с накоплением энергии в организме и управлением этой энергией. На последующих этапах занятий упражнения этого типа сопровождаются постепенным увеличением эмоционального накала медитаций для расширения способностей восприятия.

«Получение удовольствия от поедания» в данном случае подразумевает все формы наслаждения процессом поглощения пищи в обычном утилитарном понимании этого слова.

«Получение удовольствия от воспоминаний» – медитативный процесс осознания себя во времени и многократное повторное переживание приятных моментов своей жизни.

«Получение удовольствия от изучения» – комплекс медитаций, помогающих более успешно осваивать какую-либо область знаний или умений. Когда процесс познания доставляет радость, человек легче и быстрее осваивает тот объем знаний, на который при других условиях ему потребовалось бы в несколько раз больше времени.

Техника «получения удовольствия от изучения» примерно такая же, как и в других медитациях. Если изучение чего-то вам не очень приятно, сначала нужно выполнить упражнение по переводу отрицательных эмоций в положительные, выделить отдельные составляющие процесса обучения, которые могут быть вам приятны и полезны, и ассоциативно при помощи воображения связать их с моментами, когда процесс обучения чему-либо (не обязательно тому же самому) доставлял вам удовольствие, дополнив положительные эмоции тихой радостью внутренней улыбки и потоком оргазмических ощущений.

На уровне логики вы можете повысить свою мотивацию к обучению осознанием того, что любая усвоенная вами информация делает ваши знания более полными и вполне может не раз пригодиться вам в жизни. Подумайте о том, что любая интеллектуальная и физическая деятельность, выполненная с вниманием и интересом, еще больше развивает ваш личностный потенциал.

Как видите, помимо помощи в усвоении впечатлений, медитации «вкуса жизни» выполняют и ряд других функций, в данном случае помогая усваивать еще и интеллектуальную пищу.

Есть еще много других медитаций «вкуса жизни», таких как «получение удовольствия от движения», «получение удовольствия от осознания», «получение удовольствия от путешествия», «получение удовольствия от общения, подчинения и управления» и т.д. Пока мы не будем углубляться в эту тему и подведем итог.

ДЛЯ ТОГО ЧТОБЫ ПОВЫСИТЬ ОБЩЕЕ КАЧЕСТВО ВАШЕЙ ЖИЗНИ ЗА СЧеТ УВЕЛИЧЕНИЯ РЕГУЛЯРНО ИСПЫТЫВАЕМЫХ ВАМИ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫХ ЭМОЦИЙ, ВЫ ДОЛЖНЫ ПОСЛЕ ВЫПОЛНЕНИЯ УПРАЖНЕНИЯ «ВНУТРЕННЕЙ УЛЫБКИ» НАЧАТЬ СОСРЕДОТОЧИВАТЬСЯ НА ПОЛОЖИТЕЛЬНЫХ ОЩУЩЕНИЯХ, ДОСТАВЛЯЕМЫХ ВАШИМИ ОРГАНАМИ ЧУВСТВ, КОТОРЫМ ОБЫЧНО ВЫ НЕ УДЕЛЯЕТЕ ВНИМАНИЯ, – УДОВОЛЬСТВИИ ОТ ПРИКОСНОВЕНИЙ, ДЫХАНИЯ, ВКУСА ПИЩИ, ОТРАДНЫХ ДЛЯ ГЛАЗА ЗРЕЛИЩ И Т. Д.

НАСЛАЖДЕНИЕ, КОТОРОЕ ВЫ БУДЕТЕ ПОЛУЧАТЬ ВО ВРЕМЯ МЕДИТАЦИЙ «ВКУСА ЖИЗНИ», НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ЧЕРЕСЧУР ИНТЕНСИВНЫМ, ЧТОБЫ НЕ УТОМЛЯТЬ ВАС И НЕ ИСТОЩАТЬ ВАШУ НЕРВНУЮ СИСТЕМУ. ПРЕКРАЩАЙТЕ ВЫПОЛНЕНИЕ УПРАЖНЕНИЯ, КАК ТОЛЬКО ПОЧУВСТВУЕТЕ, ЧТО ВАША ПОТРЕБНОСТЬ В ПОЛОЖИТЕЛЬНЫХ ЭМОЦИЯХ ПОЧТИ УДОВЛЕТВОРЕНА, ЧТОБЫ НЕ ДОПУСКАТЬ «ПЕРЕЕДАНИЯ» ПОЛОЖИТЕЛЬНЫМИ ЭМОЦИЯМИ И ЗАКАНЧИВАТЬ УПРАЖНЕНИЕ, БУДУЧИ ЧУТЬ-ЧУТЬ «ГОЛОДНЫМ».

В ЭТОМ СЛУЧАЕ ЗАНЯТИЯ НЕ БУДУТ УТОМЛЯТЬ ВАС, И СО ВРЕМЕНЕМ ВЫ НАУЧИТЕСЬ ИНТУИТИВНО ЧУВСТВОВАТЬ МОМЕНТ, КОГДА ВАШЕМУ ОРГАНИЗМУ БУДЕТ ТРЕБОВАТЬСЯ ОЧЕРЕДНАЯ «ПОДЗАРЯДКА» ПОЛОЖИТЕЛЬНЫМИ ЭМОЦИЯМИ.

НЕ БОЙТЕСЬ ПОТЕРИ СВОЕЙ ИДЕНТИЧНОСТИ.

Вы когда-нибудь задавали себе вопросы: «Кто я?» или «Что представляет собой мое „я“?».

Отвечая на эти вопросы, вы попытаетесь определить свою идентичность – некий конгломерат мировоззрения, взглядов и глубинных убеждений, составляющий основу, ядро вашей неповторимой личности.

Ребенок, начиная постигать внешний мир и отделять себя от него, постепенно переходит к осознанию своей идентичности и приступает к формированию своего собственного «я». Этап формирования собственного «я» нередко сопровождается бунтом против семьи, общества или условностей, в случае, когда ребенку уже хочется быть самостоятельной личностью, но его модель мира еще слабо сформирована, и он не может понять, чего же он хочет на самом деле. Часто единственным способом утвердить свою самостоятельность и идентичность для ребенка является стремление поступать не так, как ему советуют родители, друзья или взрослые. Поступая так, как советуют другие, он как бы будет «плясать под чужую дудку», в то время как, делая все по-своему, молодой бунтарь утверждает свое право на принятие решений.

По мере формирования модели мира человек замечает, что в нем проявляются некие качества и глубинные убеждения, которые он не способен изменить. Поскольку эти качества присущи лишь ему, поскольку это неизменное ядро, казалось бы, не зависит от его воли, человек отождествляет его с самим собой и, осуществив это отождествление, начинает инстинктивно защищать свою идентичность так же, как он защищал бы в случае опасности свою жизнь.

Эта защитная реакция проявляется в яркой форме, когда идентичность человека подвергается критике со стороны. На фразу «ты дурак» человек реагирует гораздо более бурно, чем на высказывание «по-моему, то, что ты делаешь, – глупо», потому, что в первом случае критикуется его «я», а во втором – лишь его действия.

Часто человек, понимая необходимость для собственного блага в чем-то измениться к лучшему, все же подсознательно не хочет этого делать, потому что, изменившись, он станет «другим человеком», то есть, в его понимании на подсознательном уровне, фактически умрет, а смерть обычно представляется худшей из возможных неприятностей.

Принимая за аксиому, что себя не переделать и что есть какие-то универсальные вещи, которые никто не в силах изменить, человек оправдывает свои даже самые нелепые поступки и цепляется за составляющие его идентичность программы, как патологический скупердяй за сундук, набитый золотом.

Но если в некоторых ситуациях цепляться за сундук, набитый золотом, – действие разумное и безопасное, то, например, в случае кораблекрушения такое поведение повлечет за собой смерть, и скупец навеки успокоится на дне, обнимая свое драгоценное сокровище.

В эзотерической традиции неоднократно говорилось о том, что необходимо «умереть, чтобы воскреснуть к новой жизни». Смерть Христа на кресте и его воскрешение были символом этого. Здесь «умереть» означало не физическую смерть, а смерть человеческой идентичности, разрушение старых программ для создания программ новых, более мудрых, гармоничных и непротиворечивых.

Убежденный фанатик-террорист скорее предпочел бы смерть, чем перспективу превратиться в добропорядочного гражданина и хорошего семьянина, потому что подобная идентичность настолько отвратительна и чужда его «я», что гибель от пули предпочтительнее для него, чем скучное мещанское прозябание без высоких идеалов и стремления к высшей цели, предначертанной Аллахом.

Но если бы добрая или злая фея, взмахнув волшебной палочкой, поменяла-таки его идентичность, то бывший террорист, а ныне добропорядочный гражданин предпочел бы смерть перспективе взрывать невинных людей и всаживать пули в головы детей, женщин и стариков.

У многих людей, особенно не привыкших к излишку положительных эмоций, в частности, у некоторых интеллектуалов, считающих страдание и душевные терзания признаком высокой духовности, изменения, происходящие в результате упражнений, направленных на увеличение общего количества положительных эмоций, и возникающие после недолгой практики медитаций «вкуса жизни», порождают ощущение, что, потеряв привычку размышлять о бедствиях человечества и страдать, люди теряют себя, свою индивидуальность и идентичность. Возникающий страх потери себя может стать помехой в занятиях и даже привести к внутренним конфликтам.

Помню одну свою беседу о шоу-даосских психотехниках с одним широко образованным и культурным человеком, который, сам будучи прекрасно обеспечен и благополучен в семейной жизни, непрестанно рассуждал о том, какие ужасные вещи происходят или происходили в этом мире, и что духовный человек должен отзываться на все это душевным страданием и состраданием, иначе он вовсе не человек, а примитивное бездуховное существо.

Я возразила, что, согласно даосизму, действительно необходимо иметь сострадание к людям, но это сострадание должно быть разумным, то есть оно должно проявляться не в твоих собственных страданиях, а в действиях, помогающих страдающему человеку. Если можешь и хочешь помочь кому-то – помоги, но, чувствуя себя несчастным, ты не можешь изменить прошлое или улучшить жизнь других людей и лишь портишь свою.

Валерий счел этот взгляд на жизнь неприемлемым и с пылом принялся мне доказывать, что духовный человек не может быть счастливым, учитывая, сколько людей в мире страдают от голода и войн, вспоминая о сталинских репрессиях, о расстреле царской семьи и о том, как безжалостно сначала римляне, а потом инквизиция уничтожали евреев.

Когда я возразила, что, чем страдать о событиях тысячелетней давности, лучше быть веселым и счастливым человеком, потому что, находясь в обществе веселых и счастливых людей, другие тоже заражаются их радостью, и их жизнь становится немного светлее, Валерий возмутился и заявил, что ненавидит тупых и безмозглых весельчаков, которые неспособны переживать из-за несчастий человечества.

Больше я не спорила. Идентичность веселого и счастливого человека была отвратительна личности Валерия, считающей способность к страданию по поводу происшедших задолго до новой эры разборок евреев и египтян признаком высокой духовности. Что бы я ни говорила, он все равно оставался бы убежденным в том, что его взгляд на жизнь – высшее проявление лучших человеческих качеств.

Вопрос не в том, кто из нас был прав. Мне, как и каждому нормальному человеку, хотелось бы, чтобы мир был идеальным, чтобы в нем не было войн, а все люди были мудрыми и счастливыми. Но, увы, это невозможно, наш мир несовершенен, и, если я буду страдать от этого несовершенства, мир не станет лучше, а, возможно, даже чуть-чуть хуже, поскольку, пребывая в плохом настроении, я буду вдобавок прямо или косвенно отравлять существование другим людям.

Согласно взглядам Спокойных, если человек научится быть счастливым сам, он сделает чуть более счастливой жизнь своего окружения, поскольку удовлетворенный и счастливый человек рад поделиться с другими своим счастьем, в то время как человек злой или печальный, даже не желая того, обрушивает на окружающих свои отрицательные эмоции.

После того, как вы начнете регулярно заниматься, вы вскоре почувствуете, как радикально меняется ваше состояние, как ваш обычный спокойный или слегка негативный эмоциональный фон меняется на постоянно сопровождающее вас чувство радости, блаженства и вечного, непрекращающегося праздника. Не исключено, что у вас может появиться беспокойство, связанное с потерей ставшего привычным для вас состояния, отождествляемого со своей идентичностью. Часто подобные опасения связаны с заложенной в модель мира установкой, что «слишком хорошее долго не длится», и подсознательным ожиданием резкой откачки маятника в отрицательную сторону.

Не стоит напрягаться по этому поводу. Если вопрос потери идентичности будет слишком беспокоить вас, и вас начнут одолевать сомнения по поводу того, что вам «слишком хорошо», чуть-чуть ослабьте уровень положительных эмоций за счет уменьшения частоты и интенсивности упражнений, в то же время стараясь непрерывно поддерживать стабильный положительный эмоциональный фон, а затем, когда ваши опасения улягутся и вы начнете привыкать к состоянию постоянного спокойного удовольствия, постепенно увеличивайте интенсивность упражнений, укрепляя свою нервную систему.

Итак:

НЕ ПУГАЙТЕСЬ, ЕСЛИ В РЕЗУЛЬТАТЕ УПРАЖНЕНИЙ ВАШЕ ВОСПРИЯТИЕ МИРА И СОБЫТИЙ ЗНАЧИТЕЛЬНО ИЗМЕНИТСЯ И ВЫ ПОЧТИ НЕПРЕРЫВНО БУДЕТЕ ИСПЫТЫВАТЬ ДОСТАТОЧНО ИНТЕНСИВНЫЕ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ ЭМОЦИИ.

ЭТО ЕСТЕСТВЕННЫЙ РЕЗУЛЬТАТ УПРАЖНЕНИЙ, И ТО, ЧТО ВЫ ТЕПЕРЬ ЧУВСТВУЕТЕ СЕБЯ СОВСЕМ ПО-ДРУГОМУ, НЕ ОЗНАЧАЕТ, ЧТО ВЫ СТАЛИ ДРУГИМ ИЛИ ПОТЕРЯЛИ СВОЮ ИДЕНТИЧНОСТЬ. ВЫ ВСЕГО ЛИШЬ ИЗМЕНИЛИ ПРИВЫЧНЫЕ ПРОГРАММЫ НЕГАТИВНОГО ВОСПРИЯТИЯ НА НОВЫЕ ПРОГРАММЫ ПОЗИТИВНОГО ВОСПРИЯТИЯ.

СОВСЕМ НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО, ЧТО ВСе ХОРОШЕЕ ДОЛЖНО НЕПРЕМЕННО КОНЧАТЬСЯ. ЭТО – ЛОЗУНГ ЗАКОНЧЕННЫХ ПЕССИМИСТОВ, ОПРАВДЫВАЮЩИХ ТАКИМ ОБРАЗОМ СВОЙ МРАЧНЫЙ ВЗГЛЯД НА ЖИЗНЬ. ВАШЕ НАСТРОЕНИЕ И ВАШЕ СЧАСТЬЕ – В ВАШИХ РУКАХ.

«ШАШЛЫКИ ПО-ЯПОНСКИ», ИЛИ ПОЛУЧЕНИЕ УДОВОЛЬСТВИЯ ОТ ПРОЦЕССА.

Психотехники, направленные на непрерывное ощущение радости жизни, неизменной составной частью входили в культуру восточных народов.

Восточные психотехники были необходимой гимнастикой души, закалявшей ее и делавшей ее крепкой и гармоничной, так же как тренажерные залы укрепляют и развивают тела европейцев.

В Японии использование психотехник имело особое развитие, начиная от подготовки самураев и заканчивая утренними линейками на японских предприятиях, когда рабочие вводили себя в состояние радостной готовности к работе, хором скандируя лозунги типа: «Я люблю свою фирму, для меня высшее счастье – внести свой вклад в дело моей фирмы».

Если в шоу-даосской традиции психотехники в первую очередь были направлены на гармоничное развитие личности, то в жестких условиях феодальной Японии они стали орудием создания превосходных и безупречных слуг для императора и людей, облеченных высшей властью. В первую очередь этими слугами – безупречно подготовленными машинами для убийства – стали самураи, беззаветно преданные своему господину.

Чтобы выжить, японский народ должен был быть сильным и трудолюбивым. Непрерывные землетрясения, наводнения и прочие стихийные бедствия, войны и междоусобицы, жестокие поборы, наложенные на ремесленников и крестьян, вынудили японцев разработать систему психотехник, обеспечивающих выживание в суровых условиях вечных перемен, когда никто не знал, что принесет завтрашний день – мучительную смерть, продолжение борьбы за существование или короткую передышку.

Готовые принять смерть в любую минуту, японцы, как никто, научились ценить радости жизни. Они старались превратить в приятный ритуал все, что они вынуждены были делать, – свой труд, свое общение, свой досуг. Не зная, доживут ли они до того момента, когда увидят результат своего труда, японцы научились получать несказанное удовольствие от самого процесса любой деятельности. Именно этим обусловлено необычайное японское трудолюбие, а также чудо небывалого экономического взлета Японии, в которой проживает самое большое в мире количество трудоголиков. Японское правительство даже было вынуждено, заботясь о здоровье граждан, принять закон, запрещающий людям работать больше положенного им времени.

Удивительная и совершенно непонятная для русского человека способность японцев наслаждаться процессом деятельности проявилась в истории, которую нам рассказал Сергей, ученик Александра Медведева, недавно приехавший из служебной командировки в Страну восходящего солнца и переполненный впечатлениями. Это была история о шашлыках по-японски.

В Токио Сергей разыскал свою старую знакомую, Лесю, украинку по национальности, которая несколько лет назад вышла замуж за японского бизнесмена и переехала жить в Токио. Она в совершенстве выучила японский язык и ухитрилась неплохо вписаться в японскую жизнь.

Однажды Леся в припадке ностальгии по родине предложила своему мужу поехать на шашлыки. Ей пришлось затратить много времени, объясняя, что шашлык – это не то, что готовят в микроволновке, на гриле, в духовке или на сковородке. Так удивленный сверх меры Мацуо-сан узнал, что, оказывается, русские люди выезжают за город, там надевают заранее специальным образом подготовленные кусочки мяса на заостренные железные палочки, которые называются «шампуры», а потом жарят мясо на углях, образующихся от сжигания дров. Мацуо-сан надолго задумался, а потом сказал:

– Думаю, что я смогу купить дрова, чтобы сделать угли, и, наверное, я смогу найти место за городом, где мы сможем разжечь огонь.

Так вопрос о поездке на шашлыки был решен. Мацуо-сан снова надолго задумался и добавил:

– Пожалуй, мы пригласим с собой Минамото-сана, Фудзивара-сана, Кэнко-сана, Наринага-сана...

– Зачем? – прервала его Леся. – Мне просто хочется выбраться с тобой за город и там поесть шашлыков. Для такого пустячного дела нам не нужны посторонние.

Мацуо-сан удивился. Жена не понимала самых простых вещей.

– Минамото-сан – мой товарищ по университету, – терпеливо объяснил он. – Я просто не могу не пригласить его на такое важное мероприятие. Фудзивара-сан – мой непосредственный начальник. Было бы неуважением не пригласить его на подобное мероприятие. Кэнко-сан...

Леся сдалась.

– Приглашай кого хочешь, – сказала она.

В субботу в гостиной Мацуо-сана собралось двенадцать почетных гостей, прямо по числу христианских апостолов, которым радушный хозяин прочитал лекцию о том, что такое шашлыки, и пригласил их на это ответственное мероприятие.

Японцы отнеслись к приглашению с энтузиазмом. Единогласным голосованием они тут же постановили создать комитет по организации поездки на шашлыки. Дальше пошли процедурные вопросы. Были выбраны председатель комитета по организации поездки на шашлыки, заместитель председателя по организационным вопросам, ответственный за закупку мяса, ответственный за закупку дров, ответственный за организацию очага и ответственный за выбор места для проведения мероприятия.

Когда Леся дошла до этого момента в своем рассказе, Сергей, представив себя на ее месте, почувствовал себя нехорошо.

– И как ты ко всему этому отнеслась? – сочувственно спросил он.

– Я уже давно поняла, что все японцы – психи, – философски сказала Леся. – Что бы они ни делали, я просто не обращаю на это внимания.

Заседание комитета по организации поездки на шашлыки закончилось решением собраться в том же месте в следующую субботу, чтобы заслушать доклады ответственных за закупку мяса, дров и за поиск места для проведения мероприятия.

В следующую субботу первым, согласно регламенту, выступил Наринага-сан, который с таблицами в руках поведал о проведенном им сравнительном анализе качества и стоимости мяса во всех токийских супермаркетах с целью выявления места, где можно было закупить мясо лучшего качества по более дешевой цене.

Комитет внимательно слушал. Перед ним стояла сложная задача выбрать лучшее мясо для того, чтобы устроенный им шашлык можно было счесть совершенным. Тут Сергей не выдержал.

– Так они в конце концов выехали на шашлыки? – спросил он.

– Еще нет, – спокойно ответила Леся. – Но зато они уже в течение трех месяцев каждую субботу собираются, принимая новые ответственные решения. Они обсуждают, в какой последовательности они будут организовывать очаг для жарки мяса, какими должны быть совершенные шампуры, и как они это мясо будут жарить. Затем, сглатывая слюни, они предаются размышлениям о том, как они будут наслаждаться совершенным вкусом совершенного шашлыка, а также беседой и общением друг с другом...

С первого взгляда эта история мне, как, наверное, и любому русскому человеку, показалась совершенно безумной, но, вдумавшись и представив себя на месте японцев, я поняла, какое наслаждение извлекали они в течение этих трех месяцев из совершенно новой, непривычной для них идеи. Поездка на шашлык стала для них чем-то вроде чайной церемонии, особым ритуалом, во время которого они могли продемонстрировать свои лучшие деловые качества, и в конце концов, приготовив-таки совершенный шашлык, они насладились бы его вкусом так, как не насладился бы ни один русский, бодро наворачивающий под водочку благоухающее дымом мясо.

Здесь мы сталкиваемся с принципиально другой моделью мира, с другим подходом к тому же самому действию, и невозможно сказать, чей подход лучше, а чей хуже. Вероятно, тут все зависит от ситуации. С одной стороны, маниакальная увлеченность японцев процессом деятельности кажется явно чрезмерной, но, с другой стороны, стремление европейцев к скорейшему достижению результата любой ценой, стремление, заставляющее их не замечать множества прекрасных и интересных вещей в своем продвижении к цели, достижение которой лишь на короткий период времени сделает их счастливыми, тоже трудно назвать оптимальной стратегией жизни. В данном случае истина лежит посередине – двигаясь к цели, нужно наслаждаться самим процессом движения, не задерживаясь без необходимости в этом приятном путешествии, а затем так же спокойно, без лишних эмоциональных всплесков и стрессов получить удовольствие от достижения цели.

О том, как продвигаться к цели, в том числе к цели овладения шоу-даосскими психотехниками, предназначенными для достижения счастья и внутренней гармонии, вам расскажет следующий раздел, в котором представлены общие принципы тренировок, которые могут быть применены не только к занятиям, но и практически к любому виду деятельности.

ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ТРЕНИРОВОК.

Осознание этих принципов на глубинном уровне и введение их в свою модель мира, если они там не присутствуют, само по себе является упражнением, улучшающим вашу способность адаптироваться к любой целенаправленной деятельности и к трудностям, с которыми приходится сталкиваться в повседневной жизни.

Я приведу эти принципы с их образными, шоу-даосскими названиями, потому что каждое образное название направлено на то, чтобы связать данный принцип с определенным представлением, вызывающим соответствующие эмоции, и, уже используя эмоциональную составляющую, записать его в свою модель мира.

Чтобы объяснить, как эмоции связаны с записью событий в подсознание или в модель мира, я приведу историю из книги Карела Чапека, которую я читала в детстве. Точно не помню ее названия, но, кажется, она называлась «Война с саламандрами».

В этой книге сын увидел в огне пляшущую саламандру и указал на нее отцу. Отец с силой ударил сына по щеке.

– Папа, зачем ты сделал это? – с недоумением и обидой спросил сын.

– Это уникальный момент в твоей жизни, – сказал отец. – Увидеть в огне пляшущую саламандру доводится крайне редко, и это исключительная удача. Я хочу, чтобы ты запомнил этот момент навсегда.

Сын понял отца и действительно запомнил на всю жизнь зрелище пляшущей саламандры.

Возможно, у Чапека сцена была описана другими словами, но смысл был таков, и забавно, что из всей книги мне запомнился один этот эпизод. Он остался в моей памяти, а опыт, извлеченный из него, записался в мою модель мира именно из-за уникальной эмоциональной окраски того, что произошло.

Отождествляя себя с мальчиком, я, читая, тоже ощутила боль и обиду от удара отца, но, когда отец объяснил свои действия, на меня снизошло нечто вроде озарения и в мою модель мира впечаталась следующая истина: «Тебе могут причинить боль и даже ударить тебя не для того, чтобы тебя унизить или оскорбить, а чтобы обратить твое внимание на, возможно, самое удивительное событие, случившееся в твоей жизни».

Я, как и большинство детей, была любопытна, особенно во всем, что касалось волшебных персонажей, и согласилась бы с радостью стерпеть десяток оплеух, лишь бы хоть одним глазком увидеть пляшущую в огне саламандру.

Возможно, что у ребенка с другим, более мрачным складом характера эта сцена оставила бы совершенно другой след в душе. Не интересуясь саламандрами, он мог бы записать в модель мира, что нельзя доверять даже самым близким людям, потому что они могут больно ударить тебя без всякого повода лишь потому, что в огне скачет какая-то рыжая тварь. Этот эпизод из книги мог бы сделать его еще более подавленным, угнетенным и недоверчивым по отношению к окружающим людям.

Я так подробно объяснила этот пример, чтобы вы поняли, как записываются установки и программы в модель мира, и насколько случайными и не зависящими от вашего сознания оказываются подобные программы, в течение всей жизни определяющие ваше поведение и уровень вашего счастья и несчастья.

В детстве ребенок, растущий в нормальной хорошей семье, получает значительное количество положительных впечатлений, но по мере взросления жизнь награждает его все большим количеством «пощечин», которые обычно записываются в его модель мира мрачными черными строками, если, конечно, в его подсознании не заложена программа, что «пощечины» не так уже и плохи, потому что они учат его чему-то новому и полезному – осторожности, хитрости, пониманию или чему-то еще, а боль от пощечин гораздо менее важна, чем ценный опыт, приобретенный при их получении.

Итак, вернемся к общим принципам тренировок. Ваша задача – не только по мере возможности следовать им, но и, связав их с ярким и приятным вам эмоционально окрашенным образом, ввести их в свою модель мира.

Вот эти принципы.

Принцип постоянства – «течение реки».

Упражнения надо выполнять пусть понемногу, но регулярно, желательно каждый день, а упражнения возвращения к стабильному положительному эмоциональному фону и перевода отрицательных эмоций в положительные – в каждой ситуации, вызывающей неадекватную раздражителю отрицательную эмоциональную реакцию.

Принцип преодоления – «разящий меч».

Этот принцип в первую очередь предназначен для разрушения ограничивающих программ и установок. То, что вам кажется, что вы не можете чего-то сделать, на самом деле совсем не означает, что вы действительно не можете этого сделать. Следуя этому принципу, время от времени вы должны совершать напряженные усилия, направленные на преодоление препятствий и трудностей, на преодоление границ своих возможностей.

Принцип постепенности – «малые глотки».

Если есть слишком много сладостей, они начнут вызывать отвращение. Если слишком много тренироваться, возникает состояние перетренировки и желание заниматься может исчезнуть всерьез и надолго. К упражнениям «Технологии счастья» надо относиться как к еде – уходить от стола с чувством легкого голода, чтобы желание заниматься не угасало, то есть «есть понемногу, но часто».

Принцип сверхусилия – «прыжок на гору».

Этот принцип тоже связан со снятием ограничивающих установок, но несколько другим путем – за счет кратковременного выхода за пределы своих возможностей путем предельной концентрации сил.

Принцип последовательности – «со ступени на ступень поднимаясь по небесной лестнице».

Не стоит хвататься за сложное, не освоив простого. Лучше хорошо выполнять самые простые упражнения, чем плохо делать сложные. Это повышает самооценку и дает чувство удовлетворения от проделанной работы.

Принцип правильного направления – «следуя за стрелой», то есть следуя правильной методике.

Пока вы не приобретете достаточного опыта в даосских психотехниках, чтобы начать экспериментировать, выполняйте упражнения так, как они описаны в этой книге.

Принцип спокойствия – «истинное спокойствие».

Не желать большего, чем ты имеешь в данный момент, не подгонять себя, не ставить рекордов.

Принцип напряжения – «натянутый лук».

В случаях, когда обстоятельства этого требуют, необходимо приложить все свои силы для того, чтобы добиться нужного результата.

Принцип «озера радости».

Получение от любой деятельности удовлетворения, граничащего с наслаждением. Для применения этого принципа необходимо освоить упражнения по созданию стабильного положительного эмоционального фона. Процесс занятий должен доставлять не меньшее удовольствие, чем результат.

Принцип стимула – «убегая от тигра».

Использование деятельности или ситуаций, в которых только правильные действия обеспечивают выживание.

В более мягкой формулировке этот принцип означает, что иногда нужно ставить себя в условия, в которых вы вынуждены будете сделать то, что не можете сделать в других обстоятельствах. Например, если вам слишком лень заниматься дома физическими упражнениями, запишитесь в группу аэробики, заплатив приличную сумму. Тогда, чтобы деньги не пропали зря, вы будете ходить в спортзал, а там уж волей-неволей придется тренироваться.

Принцип «беря большое, не упускай малое».

Обращать внимание на все детали, не забывать о мелочах.

Принцип «беря малое, не упускай большое».

Не терять общей картины, концентрируясь на деталях.

Принцип «озера удивления».

Не переставать удивляться всему вокруг.

Удивление, особенно радостное удивление, – это особое и прекрасное состояние ребенка, открывающего для себя мир. Открывая для себя новые удивительные грани жизни, ребенок вносит их в свою модель мира. Рано или поздно, закончив построение основного здания своей модели, он перестает подмечать в мире нечто новое, волнующее и интересное, и жизнь его становится пресной, скучной и однообразной.

Чувство влюбленности в чем-то напоминает удивленное и радостное постижение ребенком окружающего мира, но в данном случае оно распространяется на постижение любимого человека, становящегося таким же волнующим и прекрасным, как целый мир. Но, в свою очередь создав модель образа возлюбленного и внеся ее в свою модель мира, человек снова теряет ощущение волнения и радости узнавания, и эта потеря приносит ему разочарование.

Умение отыскивать в окружающем мире что-то новое, волнующее и интересное – это неотъемлемая черта истинно счастливого человека, приносящая ему множество положительных эмоций.

Принцип невозмутимости – «водная гладь».

Не удивляться ничему, даже если происходит что-то невероятное.

Принцип невозмутимости не означает нечто противоположное принципу «озера удивления». Его суть в том, что человек, пытаясь адаптироваться к внезапным и резким переменам в своей жизни или к неожиданным событиям, должен оставаться невозмутимым, чтобы не терять картины мира и чувства самоосознания. Для выработки подобных качеств существует свой комплекс упражнений. В одной из следующих книг серии «Технология счастья» мы о нем поговорим.

Принцип осознавания каждого своего действия – «сияние полной луны».

Одним из применений этого принципа служит отслеживание неадекватных программ своей модели мира. Упрощенно говоря, смысл его состоит в том, чтобы, совершая что-то, осознавать подлинные мотивы и побудительные причины своих поступков.

Это далеко не полный список общих принципов обучения Шоу-Дао, но для начала этого достаточно. Наверняка, читая этот список, вы уже обратили внимание на то, что некоторые из этих принципов, казалось бы, противоречат друг другу. Это наблюдение подводит нас к одному из важнейших понятий в учении Спокойных – понятию о «срединном пути». Но сначала мы поговорим о том, как при помощи медитации осознания ввести в свою модель мира глубинное понимание этих принципов.

ВВЕДЕНИЕ ОБЩИХ ПРИНЦИПОВ ТРЕНИРОВОК В МОДЕЛЬ МИРА С ПОМОЩЬЮ МЕДИТАЦИИ ОСОЗНАНИЯ.

По-латыни слово «медитация» означает размышление. Но слово «размышление» лишь отчасти отражает суть того, что считается медитацией в восточных религиях и эзотерических учениях.

Медитация представляет собой специфический метод саморегулирования, основывающийся на управлении вниманием для изменения психических процессов и предназначенный для самых различных целей, начиная от простого расслабления и улучшения самочувствия, расширения возможностей по управлению сознанием и программами модели мира и заканчивая глубокими трансовыми состояниями, в которых человек достигает «просветления».

Медитация – это не столько размышление, сколько концентрация внимания на единственном и неизменном объекте. Это может быть предмет, звук, процесс или абстрактное понятие вроде спокойствия, любви, доброты, силы и т.д.

В процессе медитации на некоторый промежуток времени прекращается обработка любой поступающей в сознание информации, за исключением информации об объекте медитации, на которой полностью концентрируется внимание. Поскольку основными условиями записи программ в человеческий биокомпьютер является сильное, пусть даже кратковременное сосредоточение на информации, составляющей основу программы, подкрепленной яркой эмоциональной окраской события, способствующего внесению соответствующей программы в модель мира, некоторые виды медитации, обеспечивающие поступление в сознание и подсознание лишь конкретной эмоционально окрашенной информации, предназначены как раз для введения в человеческий биокомпьютер новых нужных программ.

На начальных этапах занятий вам вряд ли удастся достичь необходимой степени погружения в медитацию для того, чтобы раз и навсегда вписать в свою модель мира программы следования общим принципам тренировок или какие-то другие интересующие вас программы. Поэтому на первых порах вам придется «заменить качество количеством» и выполнять кратковременные и неутомительные медитации осознания достаточно регулярно, особенно в случае, если ваши тренировки, бытовая или профессиональная деятельность настоятельно требуют применения какого-либо из принципов.

Я уже упоминала о том, что обучение искусству быть счастливым в чем-то сродни обучению иностранному языку. Если вы просто прочтете изложенные выше общие принципы тренировок и через пару дней забудете о них, это принесет не больше пользы, чем прочтение в словаре нескольких иностранных слов.

Если вы выучите их наизусть, то они отложатся у вас в памяти как пассивный словарный запас иностранных слов, то есть, потрудившись, вы вспомните, как они формулируются, и, приложив дополнительные усилия, даже сможете применить их в нужной ситуации.

«Активный словарный запас» – это программы, внесенные в вашу модель мира, вспоминающиеся и срабатывающие автоматически, без усилий во всех необходимых случаях.

Для того чтобы перевести слово из пассивного словарного запаса в активный, вам нужно для начала хорошенько выучить его, а затем воспользоваться им много раз в составе самых разных фраз и выражений, запомнив основные случаи его применения и сделав его настолько привычным, что вам не надо больше напрягаться и затрачивать усилия на то, чтобы вспомнить его в нужный момент и вставить в нужное место.

Медитация осознания начинается с расслабления, «внутренней улыбки» и создания стабильного положительного эмоционального фона.

Затем вам предстоит перейти к процессу размышления и сосредоточения. Для начала вспомните формулировку выбранного вами принципа и несколько раз повторите его про себя, особенно внимательно вслушиваясь в его образное китайское название.

Например, вы выбрали для медитации принцип преодоления – «разящий меч». Для людей волевых и решительных, не боящихся риска и совершения напряженных усилий, привыкших бороться до конца, преодолевая все трудности, этот принцип уже является составной частью их модели мира. Для тех же, кто не рвется бороться и побеждать самого себя или обстоятельства, для тех, кто даже в случае, когда это необходимо, не может совершить волевое усилие, придется затратить некоторое количество времени, чтобы сделать осознание принципа преодоления частью своей модели мира.

Представьте себе как можно более образно, что именно олицетворяет символика «разящего меча». Вы можете увидеть прочную, но гибкую сталь клинка, направляемого мощной и умелой рукой мастера и сокрушающего все препятствия. Меч может колоть, рубить и разрезать. Он может пронзить противника, двигаясь по прямой траектории, а может обрушиться на него сбоку, он может маневрировать и заманивать врага в ловушки и т.д.

Почувствуйте тяжесть меча в своих руках, постарайтесь увидеть его внутренним взором, услышьте пронзительный свист, с которым он рассекает воздух, устремляясь к цели, представьте, какие ощущения испытывает меч, перерубая препятствие или вонзаясь в горячую человеческую плоть.

Затем вы сами должны стать этим мечом, ощущая в себе непреклонную, нерассуждающую, не знающую сомнений и колебаний целеустремленность, с которой разящий меч преодолевает все на своем пути.

Когда нужное интенсивное эмоциональное ощущение символики «разящего меча» сформируется окончательно, постарайтесь запомнить его не мыслями, не логикой, а всем своим существом, своим телом, своей душой, своим сознанием и подсознанием. Вы должны запомнить его настолько хорошо, чтобы лишь при одном произнесении слов «разящий меч» или при его представлении вас тут же захватывал нужный образ целеустремленности, непреклонности и силы.

Затем обратитесь к своему прошлому или настоящему. Вспомните, в каких ситуациях вам было бы неплохо применить принцип преодоления, но вы из-за лени, страха или недостатка силы воли не смогли использовать его.

Возьмем самую обычную бытовую ситуацию: рано утром звонит будильник, а у вас нет ни желания, ни сил вовремя подняться с постели. В результате вы не успеваете позавтракать, одеваетесь и собираетесь в жуткой спешке, забываете дома ключи или кошелек, опаздываете на работу, вас ругает начальник, и настроение у вас испорчено окончательно. Ночью вы, расстроенный пошедшим насмарку днем, долго не можете заснуть, вас терзают былые обиды и неприятности. В результате на следующий день вы снова не находите в себе сил вовремя встать с постели, и все начинается сначала...

Если вы уже несколько раз выполняли медитацию осознания принципа преодоления «разящий меч» и сумели сформировать эмоционально окрашенный образ «разящего меча», с которым научились отождествляться, легким и ненапряженным сосредоточением вызовите это состояние, как только будильник разбудит вас. Меч не может быть сонным, тем более что этот меч всегда готов к бою.

Представьте свою сонливость как кокон прозрачной шелковой ткани, окутывающий вас и мешающий вам двигаться. Шелк – не препятствие для меча. Представьте, как вас, то есть разящий меч, охватывает неудержимый волевой импульс пронзить шелковый кокон сна и выйти на свободу. А затем, когда вы сделаете это, просто встаньте с постели, стряхнув с себя остатки сна, как лоскуты изрезанного острым сверкающим лезвием шелка.

Если, выполняя это упражнение, вы воспользуетесь принципами постоянства, последовательности и «озера радости», то в скором времени процесс утреннего вставания станет для вас удовольствием, моментом, в который вы демонстрируете самому себе свои новые волевые и личностные качества. Ваша самооценка повышается. Теперь вы знаете, что если вы смогли преодолеть маленькое препятствие, то постепенно в соответствии с принципом «со ступени на ступень поднимаясь по небесной лестнице» вы сможете преодолеть и препятствия более серьезные. В конце концов, по мере преодоления новых препятствий, к вам придет уверенность в том, что вы, и никто другой, хозяин своей судьбы, а эта уверенность – прочная база для того, чтобы чувствовать себя удовлетворенным и счастливым.

В медитациях осознания принципа преодоления вы можете возвращаться в прошлое, в своем воображении преодолевая ситуации, в которых раньше вы пасовали, становясь все более уверенным в себе и тем самым все глубже вводя осознание этого принципа в свою модель мира, до такой степени, что в случаях необходимости вы автоматически будете следовать этому принципу, больше не прибегая для его осуществления к медитациям. Медитации осознания других принципов проводятся аналогично.

«ТЕЧЕНИЕ РЕКИ» И «ОЗЕРО РАДОСТИ».

Результатом воплощения в жизнь двух общих принципов тренировок: принципа постоянства – «течение реки» и принципа «озеро радости» – получения от любой деятельности удовольствия, граничащего с наслаждением, является бесценное качество личности – терпение.

Если терпение с детства было заложено в вашу модель мира, это качество дает вам неоспоримое преимущество в способности равномерно и неуклонно двигаться к своей цели.

Лишь с помощью терпения и настойчивости вы сможете добиться устойчивых результатов в преобразовании своей личности с помощью методов, описанных в этой книге. Но, к сожалению, для множества людей терпение не входит в число их добродетелей.

В моей модели мира это качество тоже отсутствовало. С детства мне было достаточно легко справляться с задачами, требующими не слишком продолжительных затрат времени. Их мне удавалось решать с помощью изобретательности и энтузиазма, поскольку я знала, что в обозримом будущем так или иначе я добьюсь поставленной цели. Но любые задания, требующие долгого, монотонного и кропотливого труда, раздражали меня, и обычно я бросала их в самом начале.

Впервые понимание необходимости выработки терпения пришло ко мне в возрасте четырнадцати лет. Тогда же я интуитивно пришла к осознанию принципов постоянства и «озера радости». Произошло это так.

Моя мать, геолог по специальности, на лето взяла меня с собой в геологическую экспедицию, отправившуюся на поиски бокситов – сырья для производства алюминия – в глухие места Восточной Сибири. Там я однажды необдуманно вызвалась распутать двадцатипятиметровый моток веревки, запутавшийся почти до состояния гордиева узла. Сидя на берегу широкой, неспешно катящей свои воды реки, я с типичным для меня энтузиазмом схватила спутанный моток и принялась дергать за относительно свободные веревочные петли в надежде отыскать конец шнура.

За несколько минут этой бессмысленной деятельности я окончательно убедилась в том, что мгновенно распутать веревку с помощью гениального озарения мне не удастся, и я с удивлением поняла, насколько меня раздражает мысль о том, что я могу провозиться с проклятым мотком около часа. Но дело надо было сделать, и неожиданно осознание того, что необходимость медленно и спокойно распутывать веревку приводит меня в бешенство, стало для меня любопытным, хотя и неприятным открытием. Мне не нравилось мое настроение. Тут-то я и поняла, насколько мне не хватает терпения, и решила, что пришла пора вырабатывать его.

Я посмотрела вокруг, на сероватые воды реки, на мрачные дебри тайги, бесконечной неприступной стеной окружавшей меня со всех сторон, и вдруг поняла, что мне некуда спешить. Лес и река оставались почти неизменными в течение множества веков, и они останутся такими же, когда меня уже не будет на земле. У меня не было никаких дел, тайга не была местом, предлагающим много развлечений, и распутывание такого сложного мотка веревки вполне могло стать развлечением для меня, если подойти к этому вопросу спокойно и творчески.

Тут я почувствовала, как меня захлестывает радость. Распутывание веревки показалось мне приятным и увлекательным делом. Нужно было только не спешить и действовать последовательно и хладнокровно. Я отыскала свободный конец и стала распутывать моток с него, аккуратно вытягивая его из всех узлов. По мере приобретения навыка свободный конец удлинялся все быстрее и быстрее. Минут за двадцать работа была закончена. Я тщательно смотала веревку со странным чувством любви и благодарности к ней, так, словно она была живым существом, преподавшим мне очень важный урок. Теперь я знала, что при желании самый скучный и бессмысленный труд можно превратить в процесс, доставляющий удовольствие, если обладать терпением и не раздражаться из-за ситуации, которую ты не в силах изменить.

Однако осознание важности терпения еще не означало, что терпение стало частью моей личности. Я вырабатывала его постепенно, приучая себя к делам, требующим больших затрат времени. Когда я начала учиться вязать, мне казалось, что это бесконечное занятие никогда не закончится. Но проходили дни, я вязала все быстрее и лучше. Вязание превратилось для меня в отдых, в приятный способ расслабиться, и, кроме того, как-то между делом у меня стали появляться новые красивые и удобные свитера.

Написание книг, несмотря на то, что я всегда хотела стать писателем, поначалу показалось мне еще более кошмарным занятием, чем вязание. Мне бы хотелось пару вечеров постучать на пишущей машинке, а на следующий день получить пахнущий свежей типографской краской бестселлер. Но, увы, в жизни все не так просто. Первую книгу я писала несколько месяцев, и мне казалось, что она никогда не кончится. Затем потянулись месяцы ожидания, пока она будет опубликована...

С каждой новой книгой писать становилось все легче и легче. Я перестала ждать конца книги. Я просто садилась за пишущую машинку и получала удовольствие, создавая текст. День проходил за днем, как-то незаметно одна книга заканчивалась и начиналась другая...

Когда вы начинаете заниматься шоу-даосскими психотехниками, в первый день или даже через неделю вам может показаться, что ничего особенного не происходит, и если вы вопреки здравому смыслу будете, «выполняя пятилетний план в три дня», ожидать, что вы станете счастливым, гармоничным и успешным в жизни за неделю или в крайнем случае за месяц, вы не добьетесь значительных успехов.

Основной смысл этих занятий в том, чтобы изменяться мало-помалу, получая удовольствие не только от предвкушения результата, но и от самого процесса занятий, от приятных ощущений, которые доставляют вам «внутренняя улыбка», потоки оргазмических ощущений или медитации «вкуса жизни». Сначала выбирайте для выполнения самые легкие и приятные для себя упражнения. И когда через месяц вы с удивлением отметите, что стали более радостными, энергичными, доброжелательными и открытыми к общению, вам самим захочется достичь еще больших успехов, освоить более сложные и интересные методики тренировок.

Не стоит с нетерпением ждать результата. Просто наслаждайтесь процессом и будьте уверены, что результат не замедлит порадовать вас.

Выполните медитации осознания принципов постоянства и «озера радости», постепенно вводя эти принципы в свою модель мира.

Помедитируйте над понятием «терпение», выполняя медитацию осознания. Создайте символический эмоциональный образ того, что именно представляет для вас терпение. Попробуйте представить, как вы могли бы нарисовать терпение на бумаге, какой у него цвет, вкус, запах, какова его форма, какое оно на ощупь. Единственное, что важно в создании нужного образа, – это то, что он должен иметь для вас исключительно положительную окраску. «Терпение» должно быть приятным вам. Оно должно стать вашим другом и верным помощником.

Выполняя нудную и неинтересную работу, вызывайте в памяти символический образ терпения, дополняя его внутренней улыбкой и потоками приятных оргазмических ощущений. Пробудите у себя позывы к творчеству, стараясь выполнить работу как можно быстрее и лучше, но без нервозности и спешки. Тогда скучный труд превратится для вас в увлекательный и радостный процесс, а ваша жизнь на какое-то время станет еще чуточку лучше.

СРЕДИННЫЙ ПУТЬ – РАВНОВЕСИЕ МЕЖДУ «ДА» И «НЕТ».

Основная проблема любых схем описания человеческой личности, рекомендаций поведения и выбора оптимальной стратегии заключается в том, что каждый «мудрый совет» работает только в каком-то определенном контексте, а в жизни встречаются ситуации, когда нужно действовать прямо противоположным образом. Характерной чертой европейского мышления является поиск четких ответов на свои вопросы, попытка решить любую проблему с помощью «да» или «нет». Именно это и является причиной такого огромного количества внутренних конфликтов в моделях мира европейцев.

Могу проиллюстрировать свои слова самым типичным примером: с раннего детства ребенок, воспитываемый в христианских традициях, вносит в свою модель мира установку о том, что он должен любить своего ближнего и относиться к нему с добротой и пониманием. Но реальная жизнь в условиях жестокой конкуренции, где успех и зачастую само выживание и благополучие индивида зависят от его умения бороться иногда не самыми благородными по отношению к ближним методами, заставляет его действовать по-другому, что порождает внутренние конфликты, угрызения совести или общее чувство неблагополучия.

Подобные внутренние конфликты в вещах более серьезных и в мелочах встречаются на каждом шагу, вызывая как чувство тревожности и общего неблагополучия, так и противоречивость поведения в межличностных отношениях, тоже не способствующие состоянию удовлетворения жизнью.

Полярность мышления проявляется не только во внутренних конфликтах, но и в конфликтах мировоззрений.

Спокойные научились избегать подобных внутренних и по возможности внешних конфликтов, внеся в свои модели мира осознание многозначности решений и возможных ответов на вопросы, которые ставит перед нами жизнь. Один лишь этот маневр помогал им не только сделать свою модель мира достаточно гибкой, чтобы воспринимать жизнь без резких эмоциональных потрясений, происходящих в результате несоответствия ожиданий, записанных в модели мира, реальным ситуациям, но и относиться к мировоззрению окружающих людей с пониманием и доброжелательно воспринимать их даже в случае, если их модель мира чересчур жестка и категорична.

В качестве иллюстрации мне хотелось бы привести одну из притч Шоу-Дао, демонстрирующую мно гозначность мышления в о тношении к труду и обоснованность выбора срединного пути.

Встретились однажды в пути два монаха и, чтобы скоротать время, затеяли разговор о труде и безделье.

Один из них утверждал, что в поднебесье лишь труд в почете, другой же настаивал на том, что люди больше ценят лень и безделье.

Спорили они, спорили и решили обратиться к первому встречному, чтобы рассудил их и сказал, кто из них прав, а кто нет.

Смотрят – идет по дороге крестьянин. Подошли к нему монахи и попросили стать судьей в их споре.

Крестьянин не заставил себя долго уговаривать и велел монахам задавать ему вопросы по очереди.

– Дорог ли тебе твой труд? – спросил крестьянина первый монах.

– Мне-то он дорог, а вот людьми не ценится. Тяжек мой труд, но платят за него мало, ответил тот.

Настала очередь второго монаха задавать вопрос.

– Если бы ты имел выбор – работать или не работать, в обоих случаях получая одинаковый доход, что бы ты предпочел? поинтересовался он.

– Я сделал бы то, что и любой другой смертный на моем месте, ответил крестьянин.

– А если бы все были трудолюбивы, захотел бы ты жить в таком мире? спросил первый монах.

– Если бы все любили труд, то никто не хотел бы его облегчить. Нет, я не хочу жить в таком мире, сказал крестьянин.

Так и проиграл спор трудолюбивый монах. Надо было ему задавать другие вопросы...

Народная мудрость – пословицы и поговорки – также дает совершенно полярные толкования отношения к труду: с одной стороны – «без труда не вынешь и рыбку из пруда», а с другой стороны – «работа не волк, в лес не убежит».

В модели мира почти каждого человека в той или иной форме присутствует установка о том, что нужно быть трудолюбивым, что труд – почетен, а лентяем и тунеядцем быть плохо и постыдно. В то же время естественное желание человека не надрываться на работе, особенно если работа ему неприятна, может породить внутренний конфликт в случае, если его материальное благополучие оставляет желать лучшего или если от него зависит семья и его регулярно пилят за отсутствие трудового рвения. Внутренний конфликт, вызывающий угрызения совести оттого, что он недостаточно трудолюбив, может привести к понижению самооценки и к устойчивому ощущению неблагополучия.

Но излишнее трудолюбие, даже принося хороший доход, также не обязательно служит источником удовлетворения и может стать причиной хронических неприятностей.

Лет двенадцать назад я познакомилась с Машей, которая, следуя установкам, записанным в ее модели мира, была патологическим трудоголиком. Помимо трудолюбия, Маша отличалась еще и хорошими организаторскими способностями, и она более или менее честными путями зарабатывала, по мерке среднего советского человека, колоссальные деньги. Даже если бы она работала не с утра до глубокой ночи, а в четыре раза меньше, денег, которые она получала, хватило бы и на регулярный отдых за границей, и на массажиста, и на машину с личным шофером, и на многое другое. Но к сожалению, модель мира Маши была сформирована таким образом, что главное место в ней занимала именно необходимость трудиться, а не деньги, не здоровье или удовольствия.

Иногда у меня создавалось впечатление, что Маша специально делала все для того, чтобы не прекращать работать. Почти все, что она зарабатывала, она ухитрялась тут же потерять. То она устраивала колоссальный и безумно дорогой евроремонт, и через пару месяцев у нее сгорала квартира, то она вступала в связь с очередным мужчиной, который щедрой рукой тратил ее деньги на рестораны и пьяные вечеринки, а затем исчезал, обобрав ее буквально до нитки. Так происходило все время.

Работа по двенадцать часов в сутки истощала организм Маши, но, когда я предлагала ей походить в бассейн или на массаж, съездить отдохнуть на море или хотя бы за город, она отмахивалась, говоря, что ей надо работать. Даже когда Маша после тяжелого трудового дня приходила ко мне в гости, она по своей инициативе принималась готовить или, если она видела невымытую посуду в раковине, она начинала ее мыть, несмотря на то что я всячески убеждала ее сесть, расслабиться и отдохнуть.

В то же время я встречала людей, которые, мечтая о том, что они могли бы свершить и до каких высот подняться, фактически были бездельниками, неспособными организовать свое существование таким образом, чтобы хоть как-то попытаться воплотить в жизнь свои мечты. Это тоже перекос в модели мира, который вносит свой вклад в то, чтобы человек чувствовал себя несчастным и неудовлетворенным.

В данном случае проблема этих людей связана не только с неумением избрать в своих действиях срединный путь, но в основном с неумением осознавать и гармонично удовлетворять свои основные потребности. О потребностях мы еще поговорим, а пока вернемся к вопросу о срединном пути.

С точки зрения Спокойных, в вопросе о труде срединным путем было бы решение, избегая крайностей, работать и не работать одновременно, выполняя только то, что действительно нужно сделать, но не затрачивая времени на ненужные усилия; выполняя необходимую работу как можно лучше и быстрее и доводя это выполнение до совершенства. В то же время последователи Шоу-Дао воспринимали работу не как неприятную обязанность, а как упражнение по саморазвитию, извлекая из нее наслаждение интеллектуальное – от выбора наилучших решений, эмоциональное – так как оно необходимо для поддержания устойчивого положительного эмоционального фона, и физическое – оттого что тело укрепляется и тренируется в процессе правильно выполняемой работы.

Не правда ли, это вполне оптимистический и жизнеутверждающий подход. Раз уж в нашей модели мира должно быть записано наше отношение к работе, предпочтительнее, чтобы соответствующая этому пункту программа рассматривала работу как приятное и способствующее самосовершенствованию упражнение, улучшающее общий уровень жизни и уровень самооценки человека, чем как тягостное, но необходимое занятие, которого, увы, невозможно избежать и с неизбежностью которого надо смириться, как с неизбежностью старости и смерти.

Что же такое срединный путь? Это умение уравновешивать противоположности, находить решение, лежащее между двух крайностей, между двух сторон медали. Это искусство разрешать внутренние конфликты простым осознанием того, что на самом деле конфликта нет, потому что не нужно выбирать между «да» и «нет», а нужно отыскать компромисс между двумя с первого взгляда кажущимися противоречивыми утверждениями.

Вот одна из философских концепций Спокойных, отражающая глубинное осознание срединного пути:

В мире нет ничего удивительного, так как в мире все удивительно, и поэтому удивляться чему-то одному это означает терять картину мира в целом и, следовательно, становиться уязвимым. Только разлитое спокойное удивление окружающим нас миром приносит наслаждение им, заставляет каждодневно по-новому ощущать его вкус и приносит знание о нем.

В мире нет четких ответов, в мире есть лишь желание чего-то. Ты не можешь сказать «да», ты просто желаешь этого; ты не можешь сказать «нет», так как отрицательный ответ лишь проявление твоих желаний. Если ты не веришь во что-то, это значит, что ты не желаешь в это верить, и это вовсе не значит, что этого нет. То же самое с твоим желанием верить.

Истинное равновесие между движением и покоем – это спокойствие. Истинное равновесие между «да» и «нет» это Шоу.

Это высказывание не рассчитано на логику, потому что логика предполагает лишь два варианта – «да» или «нет» (хотя в математических теориях существует и многозначная логика, предполагающая уже три возможных ответа – «да», «нет» и «ни да, ни нет», более близкая шоу-даосскому мировоззрению). Это скорее парадоксальное высказывание, близкое к дзенским коанам и направленное на создание у человека специфического момента осознания. На самом деле не важно, поймете вы его или нет, оно должно лишь дать толчок к осознанию того, что представляет собой срединный путь.

Главное не то, каким образом мы описываем срединный путь. Для каждого он индивидуален, и его, как и понятие Дао, невозможно точно выразить словами. Важно умение отыскать его для себя в самых разных ситуациях, умение применять в жизни его концепцию, а это, поверьте, при определенной практике не так уж и сложно.

Итак, подведем итоги.

ЧЕЛОВЕЧЕСКОМУ СОЗНАНИЮ ЧАСТО СВОЙСТВЕННА ПОЛЯРНОСТЬ ОЦЕНОК. ОНО ХОЧЕТ С ПОЛНОЙ ОПРЕДЕЛеННОСТЬЮ СКАЗАТЬ ЛИБО «ДА», ЛИБО «НЕТ». ЭТА ПОЛЯРНОСТЬ ПРИВОДИТ К МНОЖЕСТВУ ВНУТРЕННИХ КОНФЛИКТОВ, КОГДА ЗАЛОЖЕННЫЕ В МОДЕЛЬ МИРА УБЕЖДЕНИЯ И УСТАНОВКИ ПРОТИВОРЕЧАТ ДРУГ ДРУГУ.

ПОЛЯРНОЕ МЫШЛЕНИЕ НЕ МОЖЕТ НАЙТИ ВЫХОДА ИЗ ЭТОГО НЕПРЕКРАЩАЮЩЕГОСЯ ПРОТИВОСТОЯНИЯ, ПОСКОЛЬКУ ВО МНОГИХ СИТУАЦИЯХ ПРОСТО НЕВОЗМОЖНО ДАТЬ ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ОТВЕТ – «ДА» ИЛИ «НЕТ».

СРЕДИННЫЙ ПУТЬ – ЭТО СПОСОБ ИЗБЕГАТЬ КРАЙНОСТЕЙ, ОТЫСКИВАЯ ТОЧКУ РАВНОВЕСИЯ МЕЖДУ ДВУХ противоположностей, ПРИМИРЯЯ ПРОТИВОРЕЧИЯ И НАХОДЯ КОМПРОМИССНОЕ РЕШЕНИЕ, НАВСЕГДА ИЗБАВЛЯЮЩЕЕ ВАС ОТ СОСТОЯНИЯ ВНУТРЕННЕГО КОНФЛИКТА.

СРЕДИННЫЙ ПУТЬ В СИСТЕМЕ ЦЕННОСТЕЙ.

Согласно исследованиям психологов, система ценностей человека формируется в первые двадцать лет его жизни.

Система ценностей – это специфическая для каждого человека группа программ, определяющих на подсознательном уровне схему и стиль его мышления. Эта часть модели мира позволяет нам вырабатывать свое личное, субъективное отношение к происходящим с нами событиям, то есть определяет нашу реакцию на них.

Система ценностей помогает нам с определенностью различать, что хорошо и что плохо, что правильно и что неправильно, что нормально и что ненормально, что важно и что не важно, что приемлемо и что неприемлемо.

Правильно сформированная система ценностей исключительно важна для построения гармоничной модели мира человека, поскольку именно система ценностей определяет цели и задачи, которые ставит перед собой человек, способы, которыми он добивается поставленных целей, то, какие навыки и знания он хочет приобретать, а какими пренебрегает, то, каким образом он строит свои отношения с окружающими людьми.

Ярко выраженное полярное мышление в сочетании с четкой, раз и навсегда определенной и неизменной системой ценностей определяет жесткую модель мира, характерную для человека, привыкшего добиваться своего вне зависимости от обстоятельств и от мнения других. В случае, когда обстоятельства складываются благоприятно и когда в социальной среде поощряется система ценностей обладателя жесткой модели мира, такая модель мира дает свои преимущества. Ее основным недостатком является слабо развитая способность приспосабливаться к изменяющимся условиям жизни.

С ярким примером жесткой модели мира мы встречаемся в фильме Юрия Мамина «Фонтан», когда приехавший в Москву к дочери уважаемый в своем ауле житель иссушенной зноем среднеазиатской пустыни, обнаружив утечку воды из трубы, в разгар зимы отключает воду и отопление многоэтажного жилого дома и, забаррикадировавшись в подвале, категорически отказывается включить воду до тех пор, пока течь не починят.

С жесткими и бескомпромиссными системами ценностей или отдельными пунктами системы ценностей мы в своей жизни встречаемся сплошь и рядом. Особенно ярко с травмирующими последствиями подобной непримиримости приходится сталкиваться молодым людям, еще не имеющим достаточного жизненного опыта, на основе которого они могли бы внести определенные коррективы в свою систему жизненных ценностей.

Недавно в телепередаче, в рубрике «Человек в маске», на сцену вышел бывший заключенный, назовем его Сергей, рассказавший печальную и трагическую историю своей жизни.

Когда Сергею было пятнадцать лет, его отец умер на работе от сердечного приступа. Мальчик, безумно любивший отца, очень сильно переживал, и мать отправила его в молодежный туристический лагерь, чтобы он смог хоть чуть-чуть развеяться и оправиться от потрясения.

Домой Сергей вернулся без предупреждения, собираясь сделать матери сюрприз. К своему ужасу и негодованию, он обнаружил ее в постели с мужчиной. Пылая праведным гневом по поводу подобного предательства памяти отца, Сергей достал винтовку и застрелил обоих.

Затем был суд, приговоривший его к девяти с половиной годам тюремного заключения, три года в детской колонии и шесть с половиной лет во взрослых лагерях. Тетка, навещавшая Сергея в тюрьме, рассказала мальчику, что его отец не был образцовым мужем и обращался с матерью жестоко и сурово. Оказалось, что мать Сергея давно встретила другого мужчину и она собиралась развестись с мужем, но от сына это до поры до времени скрывали, чтобы не травмировать его.

Даже длительное тюремное заключение не смогло примирить Сергея с терзающими его угрызениями совести, и скорее всего тяжелое чувство вины отравит ему всю оставшуюся жизнь.

В данном случае мы видим, как следование собственным, далеко не плохим и отнюдь не порочным убеждениям лишило жизни двоих и исковеркало судьбу третьего человека.

Убеждения людей бывают самыми разными. Как правило, сам человек, особенно находящийся в социуме, разделяющем его систему убеждений, не замечает, насколько странными и зачастую нелепыми бывают его убеждения, но на стороннего наблюдателя они могут производить впечатление чего-то не слишком адекватного.

Мне довелось довольно долгое время прожить в Испании, и особенно в первое время многие убеждения испанцев удивляли и веселили меня. Так, например, я выяснила, что огромный процент жителей Испании среднего и старшего возраста относился к Соединенным Штатам Америки с нескрываемой ненавистью и отвращением, и эти негативные чувства со свойственным испанцам жарким южным темпераментом проявлялись почему-то в основном в отношении к джинсам и гамбургерам. Когда речь заходила о США, мужчины с нескрываемой гордостью декларировали, что они никогда в жизни не носили джинсы и ни за что на свете не наденут на себя это уродливое и тошнотворное творение американцев, а то, что они говорили по поводу продающихся в «Макдоналдсе» гамбургеров, лучше не повторять. Однако молодое поколение, выросшее среди гамбургеров и джинсовой одежды, не разделяет этих убеждений, что нередко служит очередным основанием для непримиримого противостояния отцов и детей.

Поскольку наша система ценностей имеет самое непосредственное отношение к нашим взглядам на происходящие в жизни события, и от нее во многом зависит наша способность адаптировать свое поведение к жизненным ситуациям, с которыми мы сталкиваемся, она в значительной мере определяет нашу способность быть счастливым и наслаждаться жизнью.

Срединный путь в системе ценностей выражается в сознательном введении в модель мира новых жизненных ценностей таким образом, чтобы придать системе ценностей гибкость и гармоничность. В гармоничной модели мира редко встречаются крайние проявления приверженности какой-то конкретной ярко выраженной жизненной ценности, поскольку в ней всегда присутствуют противоположные полюса каждой жизненной ценности, и выбор стратегии поведения обуславливается интуитивно определяемым равновесием, центр которого смещается в ту или иную сторону в зависимости от ситуации.

РАВНОВЕСИЕ МЕЖДУ СТРЕМЛЕНИЕМ К ДОСТИЖЕНИЮ ЦЕЛИ И НЕ ОРИЕНТИРОВАННЫМ НА БУДУЩЕЕ ПОГРУЖЕНИЕМ В ПРОЦЕСС ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИЛИ СУЩЕСТВОВАНИЯ.

Эти два противоположных полюса в системе жизненных ценностей отражают основное различие в культурах Запада и Востока. Жители Европы и США в первую очередь ориентированы на достижение определенных целей. В основном они твердо уверены в том, что ценность человека определяется тем, чего он добился в социальном и профессиональном плане и что он совершил в этом мире.

Целиком ориентированный на достижение цели человек что-то приобретает в результате своих целенаправленных усилий, но многое и теряет. Так, чрезмерная сосредоточенность на работе может разрушать его семейные отношения, контакты с людьми и даже здоровье.

В случае, пока обстоятельства ему благоприятствуют, ориентированный на достижение цели человек может добиться превосходных результатов, выраженных в его финансовом положении, социальном статусе и т.д., но, если по какой-либо причине достижение цели становится невозможным, жизнь может потерять для него смысл, и наступает тяжелый эмоциональный кризис.

Подобный кризис могут испытывать люди, привыкшие видеть цель жизни в труде и вынужденные уйти на пенсию. Даже если психотерапевт посоветует им наслаждаться наконец заслуженным отдыхом и жить просто для себя, этот совет не принесет никакой пользы. Все дело в том, что такой человек не знает, как наслаждаться жизнью, и не представляет, как жить просто ради себя, а не для любимого дела или какой-то высокой цели.

Человек, ориентированный на то, чтобы «просто быть», не заботясь о завтрашнем дне и довольствуясь тем, что послали ему природа и судьба, может прожить великолепную жизнь, если ему удается без труда удовлетворять свои основные потребности, но если ему придется для выживания совершать напряженные целенаправленные действия, он часто оказывается неспособным к подобной деятельности.

Не случайно философия «недеяния», или «просто бытия», в основном характерна для стран с теплым климатом и щедрой природой, в условиях которой для выживания человек может обходиться минимумом вещей.

Если на Востоке жизненная ценность «просто бытия» имеет глубокое философское осмысление, то в странах Африки и Латинской Америки свойство жить одним днем, настоящим моментом является естественным, как инстинкты животных. На эту тему даже есть забавный анекдот.

Лежит в Африке негр под пальмой. К нему подходит белый и спрашивает:

– Ты что тут лежишь?

– Жду, пока кокос упадет.

– А почему бы тебе не залезть на пальму и не нарвать кокосов?

– А зачем?

– Ты мог бы сложить кокосы в мешок, отнести на базар, продать, на вырученные деньги купить тачку, снова наполнить ее кокосами, продать их, купить автомобиль и возить кокосы на рынок в автомобиле.

– А зачем?

– Как зачем? Чтобы потом хорошо жить и не работать!

– А я и так хорошо живу и не работаю!

Любая из жизненных ценностей, идет ли речь о стремлении к достижению цели, о наслаждении бытием или о чем-либо еще, сама по себе не является плохой или хорошей. Проблема заключается в том, что набор ваших жизненных ценностей часто создает жесткие, устоявшиеся и закостеневшие особенности вашей личности. До тех пор пока ваша система ценностей обеспечивает хорошую приспособляемость к окружающей действительности, вы чувствуете себя комфортно, но как только ситуация меняется и сама жизнь ставит под сомнение уместность ваших жизненных ценностей, вы испытываете сильную фрустрацию, и, если вы не научитесь быстро адаптироваться к новым условиям, вводя в свою модель мира новые, менее привычные вам жизненные ценности, вы не сможете чувствовать себя благополучно.

Последователи Шоу-Дао, стремясь максимально повысить способность человека к быстрой адаптации, вводили в свои модели мира огромное количество жизненных ценностей, обучаясь применять их в соответствующих контекстах. Как способность к устойчивому стремлению в достижении поставленной цели, так и способность наслаждаться бытием, существовать моментом, не заботясь о прошлом и будущем, закладывались в структуру их личности, и равновесие между стремлением к достижению цели и «просто бытием» достигалось за счет умения мгновенно переключаться от одной программы к другой, в зависимости от ситуации.

Если от Воина Жизни требовалась напряженная целенаправленная деятельность, он умел действовать, полностью переключаясь на программу достижения цели, но он не совершал в этом направлении ни единого лишнего усилия, которое заставляло бы его тратить энергию понапрасну, и при первой же возможности переходил к программе наслаждения бытием, поскольку именно эта программа позволяет в полной мере ощутить себя счастливым и удовлетворенным, отдохнуть, расслабиться и наполнить свой организм новыми жизненными силами.

О том, как добиваться равновесия между жизненными ценностями и как вводить новые жизненные ценности в свою модель мира, мы поговорим чуть позже. А пока, чтобы проиллюстрировать неприятные последствия, к которым может привести односторонний перекос в жизненных ценностях, я приведу одну историю из реальной жизни, уже описанную мною ранее в книге «Обучение женщиной».

СЛАБЫЕ МЕСТА ЖеСТКОЙ МОДЕЛИ МИРА.

С Игорем Ваном (имя и фамилия изменены) я была знакома много лет, и мы дружили до самой его смерти.

В жилах Игоря текла редкая смесь китайской, украинской и русской крови. Его отец, полковник КГБ, был чистокровным китайцем. Когда-то он был разведчиком и долгое время проработал в Китае. Не знаю, правда ли это, но говорят, что, будучи заброшенным в Китай и собирая ценные для Советского Союза сведения, он устроился помощником гадальщика.

В обязанности отца Игоря входило подслушивать и запоминать, о чем разговаривают люди в приемной, ожидая своей очереди попасть к знаменитому предсказателю судеб, а затем, перед приходом очередного клиента, передавать гадальщику собранные о нем сведения. Подслушивая заодно и беседы клиентов с самим гадальщиком, наш разведчик узнавал много интересной информации, пригодной для вербовки агентов и других целей.

Его характер вполне соответствовал выбранной им профессии, и отец Игоря был исключительно волевым, умным и целеустремленным человеком.

Игорь был ребенком от второго брака своего отца с мягкой и добросердечной украинкой, посвятившей всю жизнь заботам о муже и сыне. Двое детей от первого брака тоже жили вместе с отцом, и, несмотря на родство, они были полной противоположностью Игоря.

Видимо, они пошли в мать, но, унаследовав от нее высокий рост, к сожалению, не могли похвастаться глубоким интеллектом бывшего разведчика. Кажется, они так и не получили высшего образования и занимались то ли ремонтом машин, то ли чем-то подобным этому.

Смуглый, низкорослый и черноглазый Игорь с детства отличался талантами во многих областях и обладал высоким интеллектом. Обрадованный отец прочил ему блестящее будущее, внушая, что сын непременно должен стать академиком. Игорь пытался его не разочаровать.

Блестяще закончив психологический факультет МГУ, он успел попробовать себя в самых разных областях: он играл на пианино и на гитаре, пел, рисовал, писал стихи и рассказы, изучал боевые искусства, интересовался эзотерическими науками и ставил эксперименты в области парапсихологии.

Обладая ярким неординарным умом и несомненными задатками лидера, он неформально возглавил группу психологов-единомышленников, которые разделяли его интерес в области психотехник и эзотерических учений.

С типично китайским трудолюбием и упорством Игорь неизменно добивался успеха в поставленных перед собой задачах, но эти успехи, дававшиеся ему слишком легко, не приносили удовлетворения.

С детства запрограммированный отцом на достижение небывалых высот как в социальной, так и в научной сфере, Игорь, несмотря на то что его успехам и жизни могло бы позавидовать подавляющее большинство советского населения, страдал оттого, что ему никак не удавалось взобраться на четко не очерченный, но настойчиво напоминающий о себе из глубин подсознания высокий пьедестал, который должен был отделить его от унылого быта и нужд других людей.

Целеустремленность в достижении высокого социального и профессионального уровня и стремление к первенству во всем сделали его личность и характер жесткими и бескомпромиссными.

Модель мира Игоря Вана обладала редкостной жесткостью, став отражением столь же жесткой и целеустремленной личности его отца. Но к сожалению, ситуация, в которой оказался сын, была гораздо менее благоприятной для подобной структуры личности.

Качества, необходимые разведчику, начавшему карьеру в суровые и опасные времена вождя всех времен и народов, и оказавшиеся поистине неоценимыми сначала во время работы на чужой территории, а затем в отнюдь не простой борьбе за место под солнцем в аппарате Комитета, были именно теми, которых требовал подобный образ жизни. Модель мира отца Игоря полностью соответствовала окружению, в котором он жил и которое не трансформировалось настолько, чтобы потребовалась радикальная адаптация к его изменениям.

В случае с сыном все сложилось иначе. Аморфная вязкость застойного периода не давала Игорю возможности в полной мере применить свои таланты в той области, которая его действительно интересовала, – в исследовании возможностей человеческой психики, в развитии психотехник, которые для чуткого носа советской системы чересчур попахивали враждебной идеологией и столь чуждыми духу социализма эзотерическими учениями.

Тем не менее Игорь защитил диссертацию и даже ухитрился опубликовать книгу о психотехнических упражнениях, рекомендуемых для подготовки спортсменов.

Игорь уже понимал, что его далеко идущим планам и мечтам о создании Института психотехники, который он сам бы и возглавил, не суждено было сбыться. Цель, так долго сиявшая перед ним, исчезла.

Что ему оставалось? Ходить на однообразную и скучную работу, не дающую особенного простора его уму, талантам и амбициям? Всю жизнь существовать на одну, хоть и не совсем нищенскую зарплату научного сотрудника или психолога, позволяющую удовлетворить лишь минимальные потребности? Медленно стареть за написанием докторской диссертации, тема которой скорее всего будет ему неинтересной, поскольку исследование того, что его действительно волнует, в советской науке не поощряется?

Цель была недостижима. Потеряв цель, Игорь ошибочно решил, что потерял смысл жизни или, возможно, жизнь его никогда не имела смысла.

В поисках смысла жизни он обратился к эзотерическим учениям. Не помню, то ли на одном из последних курсов института, то ли сразу по его окончании он услышал об одном из специалистов по восточным эзотерическим учениям и решил с ним поговорить. Так он встретился с Антоном Шалашиным, любившим делиться своими соображениями по поводу самосовершенствования. Беседы с ним в конце концов придали существованию Игоря новую цель.

Антон вдохновенно описал своему молодому другу неограниченные возможности, открывающиеся перед ним после подъема кундалини, пробуждающего целый букет сверхспособностей, в том числе и ясновидение, которое можно использовать в самых разнообразных целях, например для игры в спортлото.

Шалашин рассказал о прелестях самокультивации с целью выделения астрального тела, тоже дающего целый ряд выгод вроде безвизовых путешествий за границу, что в условиях жестких ограничений социалистического лагеря звучало очень заманчиво. Антон не забыл упомянуть и о развитии третьего глаза с целью получения из акаши-хроники любой необходимой информации о прошлом и будущем и о многих других интересных перспективах.

Идея самокультивации и приобретения сверхспособностей необычайно увлекла Игоря, и в отличие от Шалашина, не склонного к излишнему экспериментированию, он приступил к тренировкам и медитациям с истинно китайским упорством. Но к сожалению, его эксперименты в этой области тоже не привели к обнадеживающим результатам. Хотя он достигал все более и более глубоких уровней транса, сверхспособности так и не проявлялись, и цель самокультивации тоже стала отходить на задний план, снова оставляя его без жизненных ориентиров.

Еще одной проблемой Игоря стали его отношения с женщинами. Как это часто бывает с чересчур ориентированными на интеллектуальное развитие и достижение каких-то практических целей людьми, Игорь в вопросе взаимоотношений с женщинами, несмотря на свою подготовку психолога, был так далек от реальности, что людям, не знающим его с этой стороны, было бы трудно в это поверить.

Единственной женщиной, с которой он был по-настоящему близок, была его мать, любившая его со всей безоглядностью. Постоянно подвергаясь в детстве агрессивным нападкам старших братьев, с которыми он никогда не мог соперничать из-за маленького роста и недостатка физических сил, вынужденный соответствовать жестким и неизменно завышенным требованиям сурового и сдержанного отца, лишь в объятиях матери Игорь находил столь необходимую ребенку ласку и поддержку.

Образ любящей, понимающей и поддерживающей его женщины прочно впечатался в жесткую модель мира Игоря вместе с никогда не подвергавшимися критике установками, что его первой женщиной станет та, которую он захочет увидеть своей женой.

Маленький рост Игоря, несмотря на его привлекательную внешность, не способствовал его успеху у девочек, и, упорно занимаясь учебой, музыкой и чтением книг, он так и не научился понимать представительниц противоположного пола, адекватно их оценивать и правильно с ними обращаться. Отчаянно комплексуя по поводу своего роста, Игорь считал его чуть ли не главной причиной всех своих проблем, завидуя высоким и крепким братьям.

Женился он лет в двадцать пять, на женщине на десять лет старше и на голову выше. Она была психиатром и тоже интересовалась психотехниками и эзотерическими учениями. Его женитьба полностью соответствовала его модели мира, и жена стала первой женщиной, с которой он вступил в сексуальную связь.

Достаточно быстро его семейная жизнь пришла к полному краху. Реальность настолько отличалась от картин супружества, представленных в его модели мира, что эта первая, но жестокая и непонятная неудача в достижении цели нанесла ощутимый удар, надломивший жесткое здание его модели мира. Цель построения счастливой семьи больше не могла придавать осмысленность его бытию.

Смерть матери от рака крови порвала последнюю нить, привязывающую его к жизни.

Приблизительно месяц спустя Игорь погиб, бросившись под колеса поезда.

Самое печальное для меня в этой истории то, что сам Игорь был блестящим психологом, а его жена – квалифицированным психиатром, и оба они, прекрасно отдавая себе отчет в том, что происходит, не сумели, не захотели или не смогли предотвратить надвигающуюся трагедию. Возможно, жена, отчасти подсознательно, сама провоцировала его на этот шаг, отчаянно не желая развода и предпочтя такой исход. Это уже не важно. Обидно то, что молодой талантливый психолог погиб в возрасте двадцати девяти лет из-за непонимания того, что происходит с ним самим, из-за незнания самых простых и элементарных вещей, которые даос впитывает буквально с молоком матери.

Пожалуй, слово «незнание» тут не подходит. В данном случае проблема возникла не столько из-за незнания – в силу своей профессиональной подготовки Игорь был просто обязан обладать необходимой информацией, – а скорее из-за неумения использовать полученные знания, превратить их из абстрактных правил и схем в осознание, в позитивное жизнеутверждающее начало, помогающее ему перестраиваться, адаптируясь к изменяющимся жизненным ситуациям.

На этом примере мы видим, как здоровый, умный, высокообразованный, хорошо обеспеченный в материальном плане человек, к тому же психолог по специальности, чувствует, что его жизнь – это сплошная цепь разочарований и крушений надежд. Почему же он не смог применить опыт психолога к своей собственной жизни, не смог преобразовать свою личность таким образом, чтобы получать удовольствие от своей жизни и деятельности?

Ответ очень прост: в системе жизненных ценностей Игоря главный акцент делался на стремлении к достижению цели, определяющей смысл его существования. С детства на мальчика возлагались большие надежды, и вся его жизнь была направлена на то, чтобы эти надежды оправдать. Игорь рос, неуклонно двигаясь от одной намеченной цели к другой. В этом постоянном стремлении к чему-то он не научился просто жить, наслаждаясь самим существованием, получая удовольствие от окружающего мира, от любви к другим людям и от себя самого.

Возможно, если бы он родился в США, где смог бы сполна применить свои научные таланты, его жизнь сложилась бы по-другому и сейчас он был бы знаменитым ученым, автором десятков книг. Его подлинная трагедия была не в том, что он родился не в то время и не в том месте, а в том, что, находясь по сравнению со множеством людей в прекрасных условиях для выживания, он так и не сумел адаптироваться к этим условиям.

Вывод прост – чем более гибкой и способной к адаптации будет ваша модель мира, чем больше жизненных ценностей будет в нее включено, тем выше ваши шансы на то, что ваша жизнь будет творческой, интересной и счастливой.

РАСШИРЕНИЕ МОДЕЛИ МИРА.

Мы уже говорили, что модель мира – это то, как человек видит мир, то, как его сознание этот мир отражает. У одних людей модель мира прямолинейна и примитивна, как каменный топор первобытного человека, у других она сложна и громоздка, у третьих легка и гармонична и т.д.

Каждая модель мира предназначена для выживания своего носителя и для его адаптации к внешнему миру. Каждая модель имеет свои сильные и слабые стороны. Люди, живущие в одном социуме, в сходных природных условиях имеют специфические черты, являющиеся общими для их моделей мира, но несвойственные людям, принадлежащем к другому социуму.

В рамках своей модели мира каждый уверен, что он прав, и субъективно это действительно так. Человек, не склонный к постоянному самосовершенствованию, не имеющий достаточно мудрости, чтобы время от времени выходить за узкие рамки своих привычных взглядов, понимая, что есть и другие, не менее адекватные взгляды на жизнь, обычно застревает на заложенной в него в детстве системе ценностей и в дальнейшем не подвергает ее пересмотру.

Различие мировосприятия между людьми Запада и Востока, в частности, заключается в разном понимании слова «учиться». Для европейцев «учиться» означает накапливать знания, по большей части ненужные в реальной жизни. В восточном понимании это слово означает «постигать мир», что сильно отличается от накопления знаний.

Человек может прочитать тысячи книг и заполнить свой ум множеством сведений, но его модель мира останется такой же крошечной и жесткой, какой была в десяти-двадцатилетнем возрасте.

История Игоря – яркий пример европейского подхода к обучению. Обладая живым умом, любознательностью и прекрасной памятью, он приобрел множество знаний, в том числе и в области эзотерических учений и восточных психотехник. Если бы эти знания перешли в область «осознания», то есть стали частью модели мира Игоря, то трагедии бы не произошло. Но все психологические теории, восточная философия и даосские психотехники оказались для него лишь интеллектуальными схемами, которые он применял при работе с другими людьми, но так и не сумел использовать на благо себе.

Я уже упоминала о том, что новые программы вводятся в модель мира человека лишь на гребне эмоций, а интеллектуальный багаж почти не затрагивает модель мира, оставаясь лишь кладовой всевозможных сведений, которые часто даже не находят правильного применения.

Последователи Шоу-Дао в качестве тренировки по расширению своей модели мира намеренно выбирали людей с чуждыми их духу моделями и учились видеть мир их глазами. С одной стороны, это упражнение повышало их способность к плодотворному межличностному общению, поскольку умение понять другого человека – ключ к сотрудничеству и взаимопониманию, а с другой стороны, анализируя чуждые им модели мира, Воины Жизни отыскивали в них новые полезные элементы, которых недоставало в их собственных программах, и расширяли свои модели мира, вводя в них эти новые элементы.

Расширять свою модель мира через общение с другими людьми гораздо легче, чем делать это только через медитации осознания или через психотехники, связанные с внедрением в модель мира новых программ.

Это связано с тем, что лишь за счет воображения и представления часто бывает трудно вызвать новые и непривычные для себя эмоции или чувства, на основе которых новые программы должны записываться в модель мира.

Разница между самостоятельными одиночными занятиями и эмоциональным общением с носителем модели мира, обладающей нужными программами, примерно такая же, как различие между прочтением сценария интересной пьесы и просмотром той же пьесы в исполнении гениальных актеров. Талантливый актер не просто читает текст, он заряжает зрителей накалом своих страстей, буквально затопляет зал исходящими от него эмоциональными волнами, которые зрители воспринимают не ушами или умом, а буквально всем своим телом, впитывая их на уровне подсознания.

Эмоционально холодному человеку трудно представить себе, что такое истинная любовь, поскольку, не имея реального опыта любви, он лишь может создать на уровне интеллекта некое представление об этом чувстве, которое вряд ли поможет ему любить.

В то же время, пообщавшись довольно продолжительное время с человеком, щедро одаренным способностью любви к другим людям, семье, детям или животным, эмоционально холодный человек, если он не будет намеренно изолировать себя от непривычных и, возможно, даже абсурдных для себя чувств, постепенно настраиваясь на того, кто излучает любовь, «перехватывая» его эмоции, стараясь понимать его и сопереживать ему, со временем сможет ощутить любовь в своей душе и понять, насколько бедной была его жизнь без способности испытывать это чувство.

Часто случается так, что нашим моделям мира не хватает не только того, что обычно считается «положительными» чертами, но и черт в понимании общественной морали «отрицательных».

С точки зрения Шоу-Дао черты личности не разделялись на «хорошие» и «плохие». Все зависело не от названия каждой конкретной черты, а от того, каким образом она проявлялась и каковы были последствия ее проявления как для самого обладателя этой черты, так и для окружающих. В примере, который я сейчас приведу, несовершенство модели мира заключалось в избытке «положительных» черт личности и явного недостатка некоторых «отрицательных» черт типа эгоизма и себялюбия.

Один мой знакомый испанец, Мигель, отличался удивительным набором положительных с точки зрения гуманистической морали качеств. Он был удивительно добрым, щедрым, любящим и бескорыстным. Эти прекрасные душевные качества фактически изуродовали ему жизнь.

Люди беззастенчиво использовали его, не испытывая никакой благодарности. Он женился на женщине, беременной от другого мужчины, и усыновил ребенка. Поскольку для его жены этот брак был лишь способом устроить свою жизнь, она непрестанными скандалами по поводу того, что Мигель мало зарабатывает, довела его до нервного истощения и в конце концов выставила из дома, отобрав все, что он заработал за долгие годы совместной жизни.

Дети встречаются с Мигелем только по одному поводу – требуя денег и, подобно матери, постоянно обвиняя его в том, что они имеют меньше вещей, чем дети знакомых и соседей. Мигель, считая, что так и должно быть, покорно отдает последнее, почти не имея денег, чтобы нормально питаться, не говоря уж о том, чтобы прилично одеваться, и постоянно терзается чувством вины оттого, что не способен дать им больше. У него развился сильный невроз, сопровождающийся ухудшением памяти и внимания, началась депрессия.

Я постаралась объяснить Мигелю, что любовь к детям – прекрасное качество, но излишнее потакание детским капризам лишь ведет к развитию в них бездушности и эгоизма, что в конечном счете не украсит их жизнь, и что можно хорошо относиться к людям, не позволяя им при этом беззастенчиво использовать себя, но это было бесполезно.

– Зато я попаду в рай, – заявил Мигель, что было несколько странно, учитывая, что он был убежденным атеистом.

В данном случае, говоря о том, что он попадет в рай, Мигель имел в виду, что он не может идти против своей системы ценностей, согласно которой ко всем людям нужно было относиться с добром. Следуя своей модели мира, Мигель ожидал от других ответных добрых чувств, и, несмотря на то что жизненный опыт в большинстве случаев учил его обратному, он оказался не в состоянии пересмотреть свою систему убеждений и продолжал считать, что в его несчастьях виновато прогнившее капиталистическое общество, в котором он живет, поскольку в этом обществе деньги и вещи ценятся выше благородства, доброты и душевных качеств.

Мечтой Мигеля всегда было жить в Советском Союзе, поскольку он полагал, что наша великая держава – это сообщество высокообразованных и высокоморальных людей, равнодушных к деньгам и материальным благам.

К Мигелю я испытывала двойственное чувство. С одной стороны, меня раздражало, что в ситуациях, требующих обычной логики и здравого смысла, он вел себя часто более чем абсурдно, в основном портя жизнь самому себе, а с другой стороны, меня поражало, как человек, на долю которого выпало такое количество страданий и разочарований, ухитрялся сохранить свежими и столь же яркими идеалы своей юности, любовь, доброту и терпимость по отношению к людям. Я поняла, с какого типажа Сервантес писал своего Дон Кихота.

Легче всего расширять свою модель мира, общаясь с людьми, у которых недостающие вам программы выражены в наиболее яркой, пусть даже и абсурдной форме. Я стала использовать свои встречи с Мигелем для того, чтобы изучать его модель мира и отыскивать в ней программы, которые были бы полезны мне самой. Сначала, пока я анализировала его модель лишь на интеллектуальном уровне, поведение и программы Мигеля казались мне нерациональными и абсурдными, но постепенно, настраиваясь на его эмоции, я заметила черты, в которых его модель мира имела преимущество над моей.

У меня была скорее натура бойца, а у Мигеля – пассивного созерцателя. Там, где я пыталась что-то изменить, он предпочитал приспосабливаться сам. В этом отношении мы находились на разных полюсах системы ценностей. Борьба с обстоятельствами и покорность обстоятельствам – две стороны медали, и тяготеть к одной из них означает потерю гармонии.

Бывали ситуации, когда борьба с обстоятельствами была оптимальным решением, но я заметила, что даже в случаях, когда в этой борьбе не было смысла, когда нужно было просто смириться и приспособиться, мой организм автоматически настраивался на борьбу, и из-за выброса в кровь гормонов я чувствовала возбуждение и раздражение.

Я раздражалась из-за столкновений с кошмарной испанской бюрократией, из-за того, что даже в Европе автобусы не ходили по расписанию и опаздывали на полчаса, Мигель же воспринимал подобные неприятности со стоическим, почти восточным спокойствием. Время, как и деньги, казалось, не имело для него никакого значения.

В Москве с ее стремительным ритмом жизни я не встречала таких людей. Хотя на интеллектуальном уровне я знала о необходимости подобного отношения к жизни, отраженного в прекрасной шоу-даосской пословице: «Если долго сидеть на берегу реки, можно увидеть, как мимо проплывет труп твоего врага», у меня до сих пор не было времени и возможности внести подобное осознание в свою модель мира. Настраиваясь на эмоции Мигеля, отражая его терпеливое и доброжелательное спокойствие, я расширила свою модель мира новой программой, выражающей несвойственный мне ранее элемент системы ценностей.

От него же я научилась терпимее и доброжелательнее относиться к людям, с пониманием воспринимая их слабости и ошибки. Если раньше необходимость терпимости и доброжелательности опять-таки была известна мне лишь на интеллектуальном плане, то теперь, отражая эмоции Мигеля, я стала чувствовать их в своей душе.

В другом случае мне удалось использовать программу из крайне противоречивой и неустойчивой модели мира моего на сей раз русского знакомого. Володя, директор строительной фирмы, в течение нескольких месяцев был моим партнером по танцам. Подобно многим «новым русским», послужившим материалом для многочисленных анекдотов, Володя обладал истерическими чертами личности, выражавшимися в стремлении быть в центре всеобщего внимания и выделяться среди других людей.

Как у всех истериков, демонстративность сочеталась у него с театральностью, рассчитанной на благодарных зрителей. Во время нашей первой встречи Володя старался произвести впечатление своим обаянием, деловыми успехами и белым «мерседесом». На следующем занятии танцами он скорбно поведал, что женщины его бросают и даже бьют. Эти печальные воспоминания погрузили его в тоску, и чуть ли не со слезами на глазах он драматически воскликнул:

– Если ты меня когда-нибудь ударишь, это будет наша последняя встреча!

Не отличаясь излишней агрессивностью, до сих пор я не имела обыкновения избивать партнеров по танцам, и то, что почти незнакомый мне человек предполагает, что я могу его ударить, меня изрядно позабавило, и я торжественно пообещала его не бить. Со временем я поняла женщин, прибегнувших к мордобою в качестве основного аргумента, но, выполняя свое обещание, я воздержалась от применения грубой физической силы.

Как сформировалась модель мира Володи, я поняла, когда он рассказал мне о взаимоотношениях своих родителей. Они поженились без любви, лишь из-за того, что мать Володи была беременна, и так без любви прожили всю жизнь. Отец Володи никогда не говорил своей жене комплиментов и никогда не хвалил ее, что бы она ни делала. Жена не оставалась в долгу и самозабвенно «пилила» мужа по всякому поводу, в итоге доведя его до инфаркта.

Володя в детстве тяжело болел, и мать самозабвенно любила и баловала его. С одной стороны, он был типичным «маменькиным сынком», ожидающим от женщин выполнения всех своих прихотей, а с другой стороны, он твердо усвоил убеждения отца о том, что настоящий мужчина из-за женщин никогда не «распускает сопли» и не «льет розовую водичку», то есть не говорит им ничего приятного.

Детскую привычку добиваться своего с помощью диких истерик Володя перенес и во взрослую жизнь. Он с гордостью рассказал мне, как управляется со своей фирмой, на которой появляется не слишком часто. Естественно, что в его рассказах работники фирмы были ленивыми и бестолковыми. Они вечно делали все не так, и, когда Володя появлялся с очередной инспекционной проверкой, он устраивал такую истерику, демонстрируя близость к внезапной смерти от инсульта, что работники фирмы пугались до полусмерти и начинали хором его успокаивать, уверяя, что они в срочном порядке сделают все как нужно.

С женщинами он действовал примерно так же. Когда он решил бросить свою очередную жену с новорожденным ребенком ради любовницы, он устроил дикую истерику, демонстрируя свои страдания и обвиняя жену в том, что она не смогла удержать его любовь. Перепуганная накалом страстей женщина изо всех сил утешала его, собирая свои вещи, чтобы с ребенком уйти из дома.

Желая непрестанно быть в центре внимания, Володя не выносил спокойных и уравновешенных людей, поскольку их было трудно «завести» в ту или иную сторону. Обычно он старался производить впечатление на женщин или на компании людей. В танцевальных группах он периодически приглашал народ в свою машину, чтобы подвезти всех до метро, а потом начинал говорить, что ему не нравится, что люди навязываются ему, пытаясь проехаться с ним, что он не извозчик и никому не позволит себя использовать.

С женщинами он действовал примерно по той же схеме. В течение какого-то, обычно очень короткого, срока он старался быть обаятельным, пытаясь вызвать у очередной дамы чувства, близкие к тем, что в детстве на него изливала мать, и, едва ощутив, что очередная жертва испытывает к нему симпатию, он принимался устраивать истерики и оскорблять ее, утверждая, что она жаждет выйти за него замуж и устроить себе красивую жизнь за его счет, чего он, естественно, не допустит.

Если учесть, что подобные качества личности дополнялись редкостной самовлюбленностью, полным пренебрежением к остальным людям и склонностью к придумыванию историй, в которых многочисленные женщины поголовно сходили от него с ума, Володю трудно было бы назвать чрезмерно обаятельным человеком.

Общение с ним было для меня достаточно интересным, поскольку, помимо занятий танцами, я получила возможность изучить весьма яркий и любопытный тип личности, и я старалась использовать понимание структуры его модели мира для того, чтобы сделать наше общение относительно спокойным и ненапряженным, так, чтобы Володя, по крайней мере при мне, воздерживался от закатывания истерик.

Хотя подобная модель мира была мне достаточно чуждой и неприятной, я постаралась отыскать в ней программы, которые были бы полезны моей модели мира. Вскоре я поняла, что у Володи была доведена почти до совершенства забота о собственном здоровье и о собственном теле. Он почти каждый день ездил к массажисту, настойчиво и регулярно занимался физическими упражнениями, периодически проводил очищение организма и старался придерживаться правильного питания. В результате он был в прекрасной физической форме, чего мне явно не хватало.

В моей модели мира с детства было записано, что духовное развитие важнее физического и что чрезмерная забота о своем теле – это признак духовной ограниченности. Этот момент я осознала, только сравнивая себя с Володей. Теперь пренебрежение своим телом и здоровьем сказалось на моих физических возможностях, и часто во время занятий танцами мне не хватало выносливости и силы. Но опять-таки, понять на интеллектуальном уровне необходимость заняться собой и получить устойчивую эмоциональную мотивацию, основанную на глубинном осознании необходимости заботы о своем теле, – это совсем разные вещи, и, общаясь с Володей, я старалась уловить его трепетное отношение влюбленности в «себя, драгоценного», побуждающее его отдавать столько сил в борьбе за свое здоровье и физическое совершенство. В определенной степени мне это удалось, и это новое ощущение еще чуть-чуть расширило мою модель мира.

В то же время поиск хороших и полезных программ в модели мира Володи в достаточной степени примирил меня с его недостатками. Фактически он не был виноват в том, что его модель мира сформировалась таким образом. Встречаясь и танцуя с ним, я дополнительно вырабатывала у себя спокойствие и терпимость, что с учетом Володиного характера было непростым упражнением, и в конце концов наше общение оказалось полезным и приятным для обоих.

Изучение чуждых моделей мира через тесное общение с носителями этих моделей иногда требует значительной затраты усилий, поскольку резкая разница в мировоззрениях и стереотипах поведения на первых порах часто вызывает отрицательную эмоциональную реакцию, неадекватно усиленную миндалевидным телом лимбической системы и обусловленную несоответствием высказываний и поведения человека с чуждой моделью мира ожидаемым стереотипам.

Но вместе с тем подобный опыт дает великолепную возможность тренировки по отслеживанию и подавлению ненужных и вредных для организма эмоциональных реакций, по уровню интенсивности неадекватных раздражителю. Я уже упоминала о том, что снижение эмоциональных реакций является функцией еще одной части лимбической системы – перегородки. Упражнения по некритическому восприятию и пониманию чуждых моделей мира фактически приучают человека спокойно относиться к ломке привычных стереотипов, то есть лучше и быстрее адаптироваться к неординарным ситуациям, испытывая при этом стресс гораздо меньший, чем испытал бы в аналогичных обстоятельствах человек, не имеющий подобной подготовки.

Используя принцип стимула – «убегая от тигра», согласно которому человек намеренно ставит себя в ситуацию, в которой он вынужден будет сделать то, что не сделал бы при других обстоятельствах, последователи Шоу-Дао ставили себя в ситуацию, когда они были вынуждены наилучшим образом взаимодействовать с носителями совершенно чуждых им моделей мира. Для этого они периодически меняли страну проживания, изучая новые языки, новые традиции и обычаи и впитывая в себя все лучшее, что имела чужая культура, в то же время не теряя своей индивидуальности. Таким образом они дополнительно расширяли свою модель мира, внося в свое восприятие окружающей действительности свежую струю.

Способность к быстрой адаптации, заинтересованность в познании других культур и расширении своей модели мира позволяли Спокойным с легкостью вливаться в любое сообщество людей, не страдая от ностальгии, социальной и культурной изоляции.

А теперь подведем итоги:

КАЖДАЯ МОДЕЛЬ МИРА ИМЕЕТ СВОИ СИЛЬНЫЕ И СЛАБЫЕ СТОРОНЫ. ВСТРЕЧАЯСЬ С ЛЮДЬМИ, МОДЕЛИ МИРА КОТОРЫХ ЧУЖДЫ ИЛИ НЕПРИЯТНЫ ВАМ, НЕ ЗАМЫКАЙТЕСЬ В СВОЕЙ УЗКОЙ МОДЕЛИ МИРА, ОТТОРГАЯ И ОТВЕРГАЯ ВСе ЧУЖЕРОДНОЕ, А СТАРАЙТЕСЬ ОТЫСКИВАТЬ В ИНЫХ СТРУКТУРАХ ЛИЧНОСТИ ПРОГРАММЫ И КАЧЕСТВА, КОТОРЫХ НЕ ХВАТАЕТ ВАШЕЙ МОДЕЛИ МИРА, КОТОРЫЕ, БУДУЧИ ДОБАВЛЕНЫ В НЕе, УВЕЛИЧИЛИ БЫ СФЕРУ ВАШИХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ И УЛУЧШИЛИ КАЧЕСТВО ВАШЕЙ ЖИЗНИ.

ЧЕМ БОЛЕЕ ЧУЖДОЙ КАЖЕТСЯ ВАМ ИНАЯ МОДЕЛЬ МИРА, ТЕМ ИНТЕРЕСНЕЕ ДЛЯ ВАС МОЖЕТ СТАТЬ ИССЛЕДОВАНИЕ СТРУКТУРЫ ЭТОЙ МОДЕЛИ, ОБЩЕНИЕ С Ее НОСИТЕЛЕМ. ОТНОСИТЕСЬ К ДРУГИМ МОДЕЛЯМ МИРА ВНИМАТЕЛЬНО, КАК К РЕЧНОМУ ПЕСКУ, В КОТОРОМ ВСТРЕЧАЮТСЯ БЕСЦЕННЫЕ ЗОЛОТЫЕ САМОРОДКИ.

ОТЫСКАВ В ИНОЙ МОДЕЛИ МИРА ПРОГРАММУ, КОТОРУЮ ВЫ ХОТЕЛИ БЫ ИМЕТЬ У СЕБЯ, НАСТРАИВАЙТЕСЬ НА ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ И ОЩУЩЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА В МОМЕНТ, КОГДА У НЕГО РАБОТАЕТ ЭТА ПРОГРАММА. НАУЧИВШИСЬ В ПОДОБНЫЕ МОМЕНТЫ ОТОЖДЕСТВЛЯТЬСЯ С НИМ И ХОРОШО ЗАПОМНИВ ОЩУЩЕНИЕ ОТОЖДЕСТВЛЕНИЯ, ВЫ ПОСТЕПЕННО «ПЕРЕПИШЕТЕ» НУЖНУЮ ВАМ ПРОГРАММУ В СВОЙ БИОКОМПЬЮТЕР, С КАЖДОЙ НОВОЙ ПРОГРАММОЙ ВСе БОЛЬШЕ РАСШИРЯЯ СВОЮ МОДЕЛЬ МИРА.

ДОПОЛНЕНИЕ МОДЕЛИ МИРА ПОЛЯРНЫМИ ЖИЗНЕННЫМИ ЦЕННОСТЯМИ.

Ранее мы говорили о том, что система ценностей – это специфическая для каждого человека группа программ, определяющих на подсознательном уровне схему и стиль его мышления, что жесткая и неизменная система ценностей лишает модель мира гибкости и гармоничности и во многих случаях не позволяет человеку безболезненно приспосабливаться к изменяющимся условиям жизни.

Мы уже выяснили, что модель мира можно расширять, вводя в нее недостающие программы. Давайте попробуем выяснить, какие же жизненные ценности превалируют в вашей модели мира. Для начала перечислим несколько пар полярных жизненных ценностей.

1. Ориентация на достижение цели и ориентация на погружение в процесс бытия.

2. Эгоизм и альтруизм.

3. Следование эмоциям и следование логике.

4. Стремление к риску и стремление к безопасности.

5. Соблюдение традиций и склонность к переменам.

6. Эмоциональная экспрессивность и эмоциональная сдержанность.

7. Материалистический взгляд на мир и идеалистический взгляд на мир.

8. Стремление к соревнованию и стремление к сотрудничеству.

9. Стремление к одиночеству и стремление к контактам с окружающими.

10. Действия с позиции силы и действия с позиции убеждения.

11. Стремление к узкой специализации и стремление к расширению кругозора.

12. Стремление взять что-то от других и стремление дать что-то другим людям.

13. Пассивность и активность.

14. Подчинение и доминирование.

15. Аккуратность и небрежность.

16. Проявление инициативы и четкое следование полученным указаниям.

17. Стремление к интеллектуальному развитию и стремление к физическому развитию и т.д.

При желании вы сможете дополнить этот список еще множеством других полярных пар, отражающих жизненные ценности или убеждения.

Жизненные ценности редко проявляются в своей крайней форме. Между двумя противоположными полюсами каждой пары расположен широкий диапазон возможных вариантов, и срединный путь пролегает где-то по «центральным точкам» всех возможных диапазонов.

Однако если вы поймете образ срединного пути слишком буквально и решите, что для формирования гармоничной модели мира вам нужно будет ввести в нее жизненные ценности, находящиеся исключительно в центральных пунктах между двумя крайними полюсами, вы совершите большую ошибку, поскольку модель мира, основанная на любых четко фиксированных жизненных ценностях, пусть они даже не являются крайними и экстремистскими, все равно будет жесткой, застывшей и маложизнеспособной.

Шоу-даосский подход к формированию правильной системы ценностей оказывается таким же самым, что и в вопросе об отношении к эмоциям. В первую очередь Спокойные учатся создавать стабильный положительный эмоциональный фон (точку равновесия). Формирование эмоциональной точки равновесия соответствует точке равновесия двух полярных жизненных ценностей, то есть некой обобщенной и усредненной жизненной ценности, являющейся гармоничным синтезом двух полюсов.

Сформировав эмоциональную точку равновесия, последователи Шоу-Дао начинали тренировать устойчивость своей нервной системы с помощью упражнений по произвольному созданию эмоций, постепенно увеличивая их интенсивность, а затем возвращаясь к точке равновесия – стабильному положительному эмоциональному фону.

В книге «Формулы счастья» приведены лишь техники работы с положительными эмоциями, но работа с отрицательными эмоциями также проводится, только на более высоком этапе подготовки, когда нервная система укреплена настолько, что обращение к насыщенным и интенсивным отрицательным эмоциям не наносит вреда физическому здоровью и душевному равновесию занимающегося.

Подобно тому как Спокойные в своих упражнениях с эмоциями перемещаются от эмоциональной точки равновесия к крайним полюсам интенсивных положительных и отрицательных эмоций, они точно так же учатся перемещаться от точки равновесия пары жизненных ценностей к программам, обеспечивающим выражение крайних степеней этих полярных жизненных ценностей. Таким образом Воины Жизни обеспечивают свою способность к выполнению необходимых действий в случае, когда обстоятельства требуют приложения программы, соответствующей любой из точек диапазона между двумя полярными жизненными ценностями.

Рассмотрим для примера пару жизненных ценностей, занимающих первую строчку в нашем списке. Это ориентация на достижение цели и ориентация на погружение в процесс бытия. О необходимости поиска равновесия между этими ценностями мы уже говорили в разделе «Равновесие между стремлением к достижению цели и не ориентированным на будущее погружением в процесс деятельности или существования».

Теперь мы уточним понятие подобного «равновесия», как некоего нейтрального спокойного состояния, из которого можно легко перейти к любой из программ – стремлению к достижению цели или к наслаждению бытием – в любой степени их интенсивности.

Жизнь ставит перед нами самые разные задачи, и иногда для нас оказывается крайне важным сконцентрировать все свои усилия на стремлении к цели, в другой же момент наслаждение бытием оказывается предпочтительнее целевой ориентации. Конечно, тут встает еще один очень важный вопрос – как определить правильную стратегию действий в каждой ситуации, то есть как различить, когда нужно быть активным, а когда – пассивным, когда следует стремиться к цели, а когда расслабиться и отдыхать, в каком случае проявлять доброту и терпимость, а когда действовать с позиций силы.

Последователи Шоу-Дао нашли ответ на этот вопрос, но он достаточно сложен и выходит за рамки этой книги. Но очевидно одно – если у вас нет ресурсов, которые необходимы для использования в каких-то конкретных обстоятельствах, вам будет гораздо труднее справиться с этими обстоятельствами. Если же вы сумеете ввести в свою модель мира программы, соответствующие тем жизненным ценностям, которые раньше у вас отсутствовали или были слабо выражены, вы получите огромный запас новых ресурсов, помогающих находить выход из ситуаций, которые раньше казались вам мучительными, травмирующими и почти безвыходными.

На начальном этапе вводить в свою модель мира новые жизненные ценности и соответствующие им программы действий вы можете двумя путями – с помощью медитации осознания, аналогично тому, как это рекомендовалось делать с общими принципами тренировок, и «списывая» нужные программы у людей, в моделях мира которых эти программы ярко выражены, с помощью техники, описанной в разделе «расширение модели мира».

Составьте список своих основных жизненных ценностей, постаравшись вспомнить, откуда именно вы почерпнули соответствующие им программы. Так, привычка к порядку вам могла достаться от матери, склонность к рискованным затеям – от отца, потребность в красивой жизни – от одноклассника, являвшегося когда-то для вас непререкаемым авторитетом, стремление к справедливости – от литературного или киногероя, произведшего на вас сильное впечатление.

Затем подумайте над тем, в каких случаях автоматическое следование программам каждой из жизненных ценностей было оправданным, а когда оно приводило к нежелательным последствиям. Постарайтесь понять, какие жизненные ценности надо было бы использовать в случаях, когда автоматическое следование программам не давало желаемого результата. Постарайтесь отыскать несколько вариантов ответов на этот вопрос.

Размышления подобного рода – первый шаг к тому, чтобы перейти от полярного мышления к многозначному мышлению, характерному тем, что вместо категоричных «да» или «нет» вы находите несколько разных решений, каждое из которых может быть вполне приемлемым. Чем больше возможных вариантов вы отыскиваете, тем обширнее ваши возможности выбора. Согласно исследованиям психологов, человек, имеющий больше возможностей для выбора, чувствует себя более уверенным в себе и в итоге более счастливым.

Автоматическое следование жестко зафиксированным жизненным ценностям и неспособность к быстрому поиску альтернативных решений, отвечающих иным жизненным ценностям, часто подводят даже людей с высоким уровнем интеллекта. Так, в знаменитом фильме «Привидение» главный герой погибает из-за того, что вступает в схватку с вооруженным пистолетом грабителем, требующим его бумажник. В жизни привыкший бороться и не сдаваться до конца, он автоматически следует этой программе и в случае, когда на одной чаше весов оказывается незначительная сумма денег, а на другой – его собственная жизнь и счастье его невесты.

Если бы в его системе ценностей в равной степени присутствовала разумная осторожность и если бы он вместо автоматического реагирования оказался способен выбрать из нескольких возможных стратегий поведения в данной ситуации оптимальную стратегию, трагедии бы не произошло.

Еще одним примером нерационального следования жизненным ценностям может служить история, описанная в древней китайской летописи «Янь-цзы чунь-цю» («Весна и осень господина Яня»).

Янь-цзы, советник правителя царства Ци, решил однажды отомстить трем военачальникам, которые не оказали ему при встрече должных почестей.

Он уговорил правителя послать к этим трем воинам гонца с двумя персиками, и гонец объявил всем троим:

– Пусть персики достанутся самому доблестному из вас.

Тогда эти три военачальника стали меряться своими подвигами. Один из них, по имени Гуньсунь Цзе, сказал:

– Однажды я голыми руками одолел дикого кабана, а в другой раз — молодого тигра. Мне, несомненно, полагается персик.

И он взял себе один из двух персиков, лежавших в корзине гонца.

Потом встал второй воин – его звали Тянь Кайцзян – и сказал:

– Я дважды сумел обратить в бегство целое войско врагов, имея в руках лишь меч. Я тоже заслужил персик!

И Тянь Кайцзян взял себе второй персик.

Когда третий военачальник – его звали Гу Ецзы – увидел, что ему не досталось персика, он гневно сказал:

– Когда я однажды переправлялся через Хуанхэ, сопровождая нашего повелителя, огромная водяная черепаха утащила под воду моего коня. Я нырнул под воду, пробежал по дну сотню шагов против течения, догнал черепаху, убил ее и спас свою лошадь. Когда я вынырнул из воды, держа в левой руке лошадиный хвост, а в правой голову черепахи, люди на берегу приняли меня за бога реки. За такой подвиг я тем более заслуживаю персика. Так что же, вы так и не отдадите мне персик?

С этими словами Гу Ецзы выхватил меч и взмахнул им над головой. Его товарищи, устыдившись своего поступка, воскликнули:

– Конечно, наша храбрость не идет ни в какое сравнение с твоей. Присвоив себе персики, мы покрыли себя позором, и теперь только смерть сможет искупить его.

Сказав это, они оба положили персики обратно в корзинку, обнажили мечи и перерезали себе горло.

Увидев, что оба его друга погибли, Гу Ецзы почувствовал себя виноватым и сказал:

– Если оба моих друга погибли, а я живу, то я поступаю противно человечности. Если я тоже не умру сейчас, то покрою себя несмываемым позором. А кроме того, если бы мои товарищи поделили между собой один персик, они получили бы достойную для себя долю, и я смог бы взять себе оставшийся персик.

С этими словами он тоже перерезал себе горло.

Для нас подобное поведение трех военачальников, несомненно, обладавших развитыми умственными способностями, может показаться нелепым и абсурдным, но в свете системы ценностей, определяющей их модель мира, в свете свойственного им полярного мышления их действия абсолютно оправданны.

Действуя изнутри своей модели мира, мы часто, подобно этим военачальникам, оцениваем свои поступки как правильные и единственно возможные, но для взгляда стороннего наблюдателя они могут быть столь же абсурдны, как тройное самоубийство из-за двух персиков.

Итак:

ВВОДЯ В СВОЮ МОДЕЛЬ МИРА ПРОГРАММЫ, СООТВЕТСТВУЮЩИЕ НЕДОСТАЮЩИМ ИЛИ СЛАБО ВЫРАЖЕННЫМ В ВАШЕЙ МОДЕЛИ МИРА ЖИЗНЕННЫМ ЦЕННОСТЯМ, ВЫ ПОЛУЧАЕТЕ ОГРОМНЫЙ ЗАПАС НОВЫХ РЕСУРСОВ, ПОМОГАЮЩИХ НАХОДИТЬ ВЫХОДЫ ИЗ СИТУАЦИЙ, КОТОРЫЕ РАНЬШЕ КАЗАЛИСЬ ВАМ МУЧИТЕЛЬНЫМИ, ТРАВМИРУЮЩИМИ ИЛИ БЕЗВЫХОДНЫМИ.

ОБЛАДАНИЕ БОЛЬШИМ КОЛИЧЕСТВОМ РЕСУРСОВ ОБЛЕГЧАЕТ ВАМ ПЕРЕХОД ОТ АВТОМАТИЧЕСКОГО ПОЛЯРНОГО МЫШЛЕНИЯ К МНОГОЗНАЧНОСТИ РЕШЕНИЙ – РАССМОТРЕНИЮ НЕСКОЛЬКИХ РАЗНЫХ ВАРИАНТОВ РАЗРЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМНЫХ СИТУАЦИЙ, ИЗ КОТОРЫХ ВЫ СМОЖЕТЕ ВЫБРАТЬ ОПТИМАЛЬНЫЙ.

УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ПРИНЦИП ШОУ-ДАО, ИЛИ КАК ОТБИРАТЬ ПРОГРАММЫ ДЛЯ ВВЕДЕНИЯ В ВАШУ МОДЕЛЬ МИРА.

Идея о том, чтобы вводить в свою модель мира программы, соответствующие несвойственным вам или слабо выраженным у вас жизненным ценностям, может показаться достаточно заманчивой, но тут встает совершенно естественный вопрос о том, какими критериями нужно руководствоваться при отборе тех качеств, которые вы хотели бы сделать частью своей личности.

Дать в этом вопросе конкретную универсальную рекомендацию, пригодную для всех людей, естественно, просто невозможно. Последователи Шоу-Дао привыкли, решая подобную проблему, опираться на интуитивное осознание как срединного пути, так и универсального принципа Шоу-Дао.

Осознание срединного пути, в частности, проявляется в предположении, что любое качество, соответствующее новой жизненной ценности, может стать полезным в случае, если оно находится в слабой степени интенсивности, достаточно далеко от предельных значений.

Так разумная бережливость – близкое к золотой середине проявление жизненной ценности, которое в своем предельном значении обращается в патологическую жадность, а разумная щедрость – это нормальное проявление качества, крайним полюсом которого является безрассудное мотовство. В истории с тремя военачальниками мы видим, что программы сохранения своей чести проявляются в такой степени интенсивности, что двое друзей, устыдившись своей ошибки, предпочитают перерезать себе горло вместо того, чтобы просто извиниться и отдать самому достойному причитающийся ему персик (это было бы действием срединного пути).

Универсальный принцип Шоу-Дао – это тема для медитации осознания, и его глубинное понимание вырабатывает интуицию, необходимую для постоянного ощущения срединного пути в своих действиях и решениях.

Я приведу отрывок из своей книги «Обучение у воды», в котором Учитель Александра Медведева объясняет ему суть этого принципа.

– Наверное, ты хотел бы услышать универсальный рецепт понимания Шоу-Дао, – усмехнулся Учитель.

– Что-то в этом роде, – я продолжал настаивать на своем. – Ведь существуют какие-то универсальные принципы вроде закона инь и ян, понимание которых позволяет приблизиться к восприятию мировоззрения Востока. Есть ли в Шоу-Дао такой же универсальный принцип обучения, который является как бы истоком остальных принципов и методов? Спрашивая о нем, я следую твоему же принципу «беря малое, не упускать большое» и пытаюсь увидеть общую картину, складывающуюся из деталей, о которых ты только что мне рассказал.

– Значит, я не зря потратил время, – одобрительно улыбнулся Ли. – Универсальный принцип обучения действительно существует, но он настолько универсален, что, опираясь только на него, его невозможно применить на практике. Однако он может служить опорой в тех случаях, когда возникает замешательство, помогая с помощью интуитивного осознания выбрать правильную тактику. Тот, кто сможет до конца прочувствовать этот принцип и сделать его частью себя, станет Воином Жизни. Осознание этого принципа наряду со способностью накопления сексуальной энергии и управления ею является одной из основных составляющих процесса развития внутренней силы.

Универсальный принцип обучения Спокойных называется «Всадник на спине ветра наблюдает за серединой», и его формулировка очень проста.

Если не вдаваться в символику китайских образов, на привычном для европейца языке он звучал бы следующим образом: правильный способ действий определяется интуитивным осознанием того, что в данной ситуации хочет сделать человек, знанием о том, как наиболее простым и безопасным способом осуществить то, что он хочет сделать, и автоматическим запретом на действия, которые могут повлечь за собой опасность для его жизни и благополучия, в случае если запрет на такие действия не представляет большую опасность, чем сами действия.

– Но ведь это и так очевидно, – сказал я, почувствовав легкое разочарование.

– Правильные вещи всегда очевидны, – пожал плечами Ли, – но беда человечества в том, что люди, устремляясь к заоблачным высям технического прогресса и творческой мысли, перестали видеть очевидное. Большинство людей согласились бы с этим утверждением, но многих ты мог бы назвать, кто на практике всегда бы ему следовал?

Во-первых, мало кто из обычных людей, обуреваемых жаждами и терзаемых неудовлетворенными, часто противоречивыми потребностями, способен отдавать себе отчет о том, что он действительно хочет сделать в данной ситуации, поскольку жажды мешают ему правильно ориентироваться в своих реальных нуждах.

Во-вторых, современный человек, напичканный бесполезными с практической точки зрения знаниями из гуманитарных и технических наук, не имеет представления о том, как правильно действовать в самых обычных житейских ситуациях, не говоря уже о ситуациях, опасных для его жизни и благополучия.

В-третьих, подсознательные запреты на некоторые действия и способы реагирования столь сильны, что человек иногда предпочитает потерять жизнь, но не нарушить их. Воин Жизни отличается от обычного человека тем, что всегда следует универсальному принципу, и правильность его действий определяется их целесообразностью, а не фантазиями об их целесообразности. Название этого принципа «Всадник на спине ветра наблюдает за серединой» расшифровывается следующим образом:

«Наблюдение за серединой» – это контроль над устойчивостью неустойчивой ситуации, осуществляемый таким образом, чтобы эта ситуация не могла нанести вред Воину Жизни.

«Езда на спине ветра» – это спонтанный интуитивный ответ на любое изменение ситуации.

Как любое название принципа в Шоу-Дао, это название сформулировано так, что оно может служить основой медитации осознания для внутренней переработки и принятия этого принципа на подсознательном уровне. Образное представление восприятия всадника, мгновенно реагирующего спонтанным действием на резкие и непредсказуемые переходы из одной неустойчивой ситуации в другую, создает основу для приведения в действие внутренней силы, которая и является механизмом, позволяющим всаднику, оседлавшему ветер, сохранять равновесие в неустойчивой бесконечности полета. Ты уже вполне осознал этот принцип в технике рукопашного боя, но еще далеко не всегда можешь применять его в повседневной жизни.

Животные следуют универсальному принципу, интуитивно выбирая правильный способ действия, но преимущество человека — знания, расширяющие его возможности выполнить желаемое. К сожалению, по мере совершенствования знаний человек сделал свое поведение настолько сложным, что потерял способность интуитивного принятия правильных решений. Его действия утратили естественную целесообразность и начали работать против человека, вместо саморазвития способствуя его самоуничтожению.

Действия животных гораздо более примитивны и менее разнообразны, чем действия человека, потому что они основываются как на врожденных инстинктах, так и на подражании действиям родителей и наиболее приспособленным к выживанию особям своего вида.

Для нормального существования человека недостаточно действий, основанных на инстинктах и простом подражании. Он должен уметь принимать сознательные решения. К сожалению, действия, приносящие желаемый результат, далеко не всегда оказываются целесообразными с биологической точки зрения, и наоборот. Поэтому для человека одним из самых важных этапов обучения становится способность принимать «правильные» решения, а для этого необходимо определить, что такое «правильное» и «неправильное».

Представление о «правильном» и «неправильном» с точки зрения каждого человека является субъективной истиной. При таком огромном количестве субъективных истин вопрос об объективной истине становится весьма сомнительным, поскольку каждый носитель субъективной истины уверен, что именно его истина если и не является объективной, то по крайней мере находится к ней ближе, чем другие. Воины Жизни сделали своим критерием объективности действий их соответствие естественным потребностям выживания как каждого отдельного члена клана, так и всего клана в целом.

В человеческом обществе «правильный» способ действия определяется сложной системой построений, основанных на фантазиях наиболее активных и авторитетных членов общества, которые меняются, дополняются и совершенствуются, передаваясь из поколения в поколение. К наборам «правильных» действий относится этика кодекс хороших манер и правильного поведения в социальных контактах, мировоззрение, как способ ориентации в жизненных ситуациях, и прочие традиционные взгляды и установки.

Авторитарные системы навязывают членам своего общества одну-единственную считающуюся правильной систему взглядов, носители другого мировоззрения считаются врагами и подлежат уничтожению или заключению в тюрьму. Демократические системы допускают большую широту взглядов, но неформально доминирующие установки социального поведения и положения в обществе так или иначе оказывают давление на людей, не придерживающихся общепринятой формы поведения. Естественно, что слова «авторитарный» и «демократический» я применяю в более широком смысле, чем привычные определения политических систем.

Система взглядов Спокойных, с моей точки зрения, является наиболее демократичной. Возможно, мне могли бы возразить, что, например, анархисты или хиппи вообще объявляют полную свободу от каких-либо ограничений, но на самом деле неформальный кодекс поведения анархистов или хиппи гораздо более жесткий, чем у последователей Шоу-Дао. При выполнении главного принципа выживания «Всадник на спине ветра наблюдает за серединой» все остальное религиозные взгляды, социальная принадлежность, уровень знаний, внешний вид и стереотипы поведения перестает играть важную роль. Я мог бы пояснить тебе это на множестве примеров, но для начала возьмем самую близкую для тебя тему рукопашный бой. Первые несколько лет подготовки бойца посвящаются его физическому и психическому развитию, совершенствованию естественных двигательных навыков и отработке интуитивно-инстинктивных реакций на агрессивные или атакующие действия.

За этот период ученик освобождается от внутренних запретов на любые виды действий, осознает природу своих естественных и инстинктивных реакций и, накладывая на естественную природу движений и реакций знания о специфических техниках управления телом, создает базу правильных подсознательных ответов на возникающие в бою ситуации.

Только потом воины Шоу-Дао переходят непосредственно к технике поединка и начинают изучать комплексы приемов и технических действий, тактику и стратегию ведения боя. Но даже при конкретном изучении приемов принцип «Всадник на спине ветра наблюдает за серединой» определяет специфический подход Спокойных к этой задаче, в корне отличный от системы подготовки в других школах рукопашного боя.

Арсенал Воинов Жизни насчитывает бесконечное количество приемов, и основанная на этом непредсказуемость их действий обеспечивает неоспоримое преимущество перед бойцами школ, стиль действий и приемов которых заранее известен и предсказуем.

Не вдаваясь в тонкости применения универсального принципа в технике рукопашного боя, скажу лишь, что, подобно тому как последователи Шоу-Дао расширяют свою модель мира, вводя в нее новые жизненные ценности и программы, они расширяют свои возможности во время поединков, точно так же как они делают это в жизни за счет многозначности решений.

В случае, где человек с жесткой и ограниченной моделью мира, с жестким и четко определенным стилем рукопашного боя автоматически найдет лишь один ответ, Воин Жизни сможет выделить целый спектр возможных решений, из которых его интуиция подберет наилучший выход из данного положения или, в случае схватки, неожиданный и непредсказуемый для противника прием.

Приведенный выше отрывок предназначен в первую очередь в качестве информации для размышления. Постарайтесь при его чтении не придерживаться полярных оценок типа «это невозможно применить в реальной жизни» или «это глубокая идея». Попытайтесь оценить его с практической точки зрения так, как если бы вы были самыми разными людьми, найдя множество возможностей его применимости или неприменимости.

А теперь вернемся к вопросу, поставленному нами в начале этого раздела, – какими критериями нужно руководствоваться при отборе программ, определяющих новые качества нашей личности, которые мы собираемся ввести в нашу модель мира.

В соответствии с универсальным принципом «Всадник на спине ветра наблюдает за серединой» это программы, отвечающие самым глубинным естественным потребностям человека, направленные на его выживание, на непрестанное развитие его способности к адаптации, программы, позволяющие, с одной стороны, наиболее оптимальным способом удовлетворять свои потребности и, с другой стороны, позволяющие при удовлетворении этих потребностей, по возможности, не вступать в конфликты с внешним миром, социумом и самим собой.

Еще раз напомню формулировку универсального принципа:

Правильный способ действий определяется интуитивным осознанием того, что в данной ситуации хочет сделать человек, знанием о том, как наиболее простым и безопасным способом осуществить то, что он хочет сделать, и автоматическим запретом на действия, которые могут повлечь за собой опасность для его жизни и благополучия, в случае если запрет на такие действия не представляет большую опасность, чем сами действия.

Ключевым моментом в этом определении являются слова «интуитивное осознание того, что в данной ситуации хочет сделать человек» .

Попробуйте задуматься над следующим вопросом: «Знаете ли вы, чего именно вы хотите?».

Человек, склонный к автоматическим реакциям полярного мышления, немедленно с полной убежденностью ответит: «Естественно, я знаю, чего хочу». К сожалению, подобная уверенность далеко не всегда оправданна.

Жизнь в современном обществе, наполненная штампами и условностями, в совершенстве научила человека подавлять свои естественные потребности, более того, многие из этих потребностей считаются греховными или порочными. Внедрив в свою модель мира программы подавления, человек потерял связь со своим внутренним миром, потерял интуицию правильных действий, заменив ее стереотипными реакциями, записанными в его модель мира.

Древняя притча Спокойных о сокровенных желаниях как раз иллюстрирует неспособность человека полностью отдавать себе отчет в том, чего он на самом деле хочет.

Решил однажды черт из голубой пещеры стать святым и прославиться добрыми делами. Надел на себя самые красивые одежды и разослал во все концы Поднебесной своих родственников и знакомых с вестью о том, что он берется исполнять самые сокровенные людские желания.

Скоро к пещере, где жил черт, потянулись вереницы людей, жаждущих получить обещанное.

Первым предстал перед чертом бедный крестьянин. Только хотел обратиться к нечистому со своей просьбой, как черт и говорит:

– Ступай домой. Твое желание исполнено.

Вернулся крестьянин домой, стал искать мешки с золотом и серебром, как вдруг видит идет к его дому сосед, а на плечах у него вместо своей собственной кабанья голова, глазами вращает да клыками щелкает. Ужаснулся крестьянин:

– Неужели у меня такие желания?

После крестьянина подошла к черту старая женщина, неся на спине мужчину с высохшими ногами. Положила его у ног черта и говорит:

– Исполни заветное желание моего сына. До конца жизни буду благодарна тебе.

Посмотрел черт на мужчину, а у того и руки отсохли. Заплакала, заголосила старая женщина:

– Что ты наделал, проклятый!

А черт и говорит:

– Что же мне делать, если он с детства хотел, чтобы у него руки отсохли, ведь тогда ты не сможешь заставлять его короба плести и кормить его будешь из своих рук.

Делать нечего. Взвалила мать сына на плечи и пустилась бегом из пещеры, пока сын еще чего-нибудь не пожелал.

Так и не стал черт святым. Недобрая слава о нем пошла, но в этом он сам виноват. Уж кто-кто, а черт должен бы знать, что самые сокровенные желания не всегда желанны бывают.

В данном случае мы видим, что самое сокровенное желание мужчины, у которого отсохли руки, представляет опасность для его жизни и благополучия и, согласно универсальному принципу, оно не должно было бы удовлетворяться. Данное желание является гипертрофированной, болезненной формой деформации естественной потребности в отсутствии излишнего напряжения. Тут мы сталкиваемся с очень важной темой – деформированных и гипертрофированных потребностей, которые искажают модель мира человека, лишая ее гармонии. О них мы поговорим в следующем разделе.

Но сначала мы подведем итоги.

ПОСТАРАЙТЕСЬ ПРОАНАЛИЗИРОВАТЬ СВОИ ДЕЙСТВИЯ В СЛОЖНЫХ СИТУАЦИЯХ, КОГДА ОТ ВАС ТРЕБОВАЛОСЬ ПРИНЯТИЕ ДОСТАТОЧНО ВАЖНЫХ РЕШЕНИЙ, С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ УНИВЕРСАЛЬНОГО ПРИНЦИПА «ВСАДНИК НА СПИНЕ ВЕТРА НАБЛЮДАЕТ ЗА СЕРЕДИНОЙ»:

ПРАВИЛЬНЫЙ СПОСОБ ДЕЙСТВИЙ ОПРЕДЕЛЯЕТСЯ ИНТУИТИВНЫМ ОСОЗНАНИЕМ ТОГО, ЧТО В ДАННОЙ СИТУАЦИИ ХОЧЕТ СДЕЛАТЬ ЧЕЛОВЕК, ЗНАНИЕМ О ТОМ, КАК НАИБОЛЕЕ ПРОСТЫМ И БЕЗОПАСНЫМ СПОСОБОМ ОСУЩЕСТВИТЬ ТО, ЧТО ОН ХОЧЕТ СДЕЛАТЬ, И АВТОМАТИЧЕСКИМ ЗАПРЕТОМ НА ДЕЙСТВИЯ, КОТОРЫЕ МОГУТ ПОВЛЕЧЬ ЗА СОБОЙ ОПАСНОСТЬ ДЛЯ ЕГО ЖИЗНИ И БЛАГОПОЛУЧИЯ, В СЛУЧАЕ ЕСЛИ ЗАПРЕТ НА ТАКИЕ ДЕЙСТВИЯ НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТ БОЛЬШУЮ ОПАСНОСТЬ, ЧЕМ САМИ ДЕЙСТВИЯ.

ПОДУМАЙТЕ О ТОМ, В КАКИХ СЛУЧАЯХ ВЫ ОШИБАЛИСЬ В ОЦЕНКЕ СВОИХ СОБСТВЕННЫХ ЖЕЛАНИЙ И ПОТРЕБНОСТЕЙ, ПО КАКОЙ ПРИЧИНЕ ВАМ НЕДОСТАВАЛО ЗНАНИЙ ДЛЯ НАИБОЛЕЕ ПРОСТОГО И БЕЗОПАСНОГО ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ СВОИХ ЖЕЛАНИЙ И СЛУЧАЛОСЬ ЛИ ТАК, ЧТО ИСПОЛНЕНИЕ ЖЕЛАНИЯ ПРИВОДИЛО К НЕПРИЯТНЫМ ДЛЯ ВАС ПОСЛЕДСТВИЯМ.

ИСПОЛЬЗУЙТЕ МЕДИТАЦИЮ ОСОЗНАНИЯ ДЛЯ ВНЕДРЕНИЯ В СВОЮ МОДЕЛЬ МИРА УНИВЕРСАЛЬНОГО ПРИНЦИПА И МЫСЛЕННО «ПЕРЕИГРАЙТЕ» СИТУАЦИИ, В КОТОРЫХ ВЫ НЕ СМОГЛИ ДЕЙСТВОВАТЬ В СООТВЕТСТВИИ С ЭТИМ ПРИНЦИПОМ, ПРЕДСТАВЛЯЯ, КАКИМИ БЫЛИ БЫ ПРАВИЛЬНЫЕ ДЕЙСТВИЯ И К КАКИМ ПОСЛЕДСТВИЯМ ЭТО МОГЛО БЫ ПРИВЕСТИ. НЕ ЗАБЫВАЙТЕ О ТОМ, ЧТО ВЫ МОЖЕТЕ ОТЫСКАТЬ НЕСКОЛЬКО САМЫХ РАЗНЫХ «ПРАВИЛЬНЫХ» РЕШЕНИЙ.

ЗАНИМАЯСЬ ПОДОБНЫМИ УПРАЖНЕНИЯМИ, ВЫ НЕ ТОЛЬКО НАЧНеТЕ «УЧИТЬСЯ НА СВОИХ ОШИБКАХ», НО И СМОЖЕТЕ ОЧЕРТИТЬ КРУГ КАЧЕСТВ, НЕДОСТАЮЩИХ ВАШЕЙ ЛИЧНОСТИ, И НАЧАТЬ РАСШИРЯТЬ СВОЮ МОДЕЛЬ МИРА ЗА СЧеТ ПРОГРАММ, СООТВЕТСТВУЮЩИМ ЭТИМ КАЧЕСТВАМ.

ПОТРЕБНОСТИ И ЖАЖДЫ.

У каждого человека, как и у каждого животного, есть определенный набор естественных потребностей, удовлетворение которых создает ощущение благополучия. Это потребности в пище, воде, сексуальных контактах, безопасности, физической активности, общении с себе подобными и т.д.

В случае когда все естественные потребности естественным образом удовлетворяются, особь животного или человека чувствует себя спокойно, уверенно и комфортно. Если же некоторые потребности не имеют регулярного удовлетворения, возникает психическое напряжение и, чтобы компенсировать их ущемление, человек начинает излишне удовлетворять другие потребности или отыскивает какие-либо иные способы избавления от напряжения, типа подавления или отторжения от своей личности неудовлетворяющейся потребности. Так возникают «перекосы» в его личности, соответствующие перерастанию потребностей в жажды.

Ли, Учитель Александра Медведева, сформулировал определение жажд следующим образом:

«Жажды – очень важное понятие в учении о питании человека. Жажды возникают, когда организм или психика человека начинает неправильно питаться, получая патологическое удовольствие от тех или иных переживаний. Естественные потребности человека при своем правильном удовлетворении не дают о себе знать до тех пор, пока не наступит время вновь их удовлетворить и забыть о них. Они похожи на нормальное чувство голода, напоминающее человеку, что для поддержания сил ему необходима пища. Насытившись, человек забывает о пище до следующего момента, когда его желудок напомнит о себе.

Есть люди, у которых из-за семейных традиций или по каким-то другим причинам процесс нормального удовлетворения естественно возникающего голода нарушен. Их одолевает желание поглощать пищу по причинам, никак не связанным с нормальным чувством голода и потребностью обеспечить организм нужным количеством питательных веществ. Они едят по расписанию в предназначенное для еды время, едят от скуки или просто потому, что вдруг захотелось чего-нибудь вкусненького. Естественная потребность в пище переросла в жажду, приносящую ущерб гармоничному развитию личности и физическому здоровью.

Каждая человеческая потребность может перерасти в жажду, но если Спокойные рассматривали жажды как болезненные отклонения психики и, следуя теории правильного питания, искореняли их, приводя в норму удовлетворение потребностей, то в обычных сообществах людей некоторые жажды, даже во многих крайних формах своего проявления, рассматривались как добродетель и всячески культивировались.

Люди, пораженные жаждой и умеющие внушать эту жажду другим, становились лидерами. Так, революции возглавляли вожди, обуреваемые жаждой власти, жаждой мести, жаждой славы, жаждой справедливости, жаждой господина или взрывной смесью этих или других подобных жажд.

Вожди заражали толпу жаждой справедливости, равенства и братства, и ставшая гипертрофированной потребность в справедливости не давала людям возможности остановиться и задуматься о том, что же такое справедливость.

Каждого человека определяет набор его жажд. Умея распознавать жажды, можно управлять человеком. Жажда твоего врага – это слабый пункт твоего врага. Удовлетворяя его жажду или мешая ее удовлетворению, ты можешь управлять его чувствами и поведением в нужном тебе направлении.

Если ты хочешь завоевать женщину, тебе достаточно лишь распознать ее жажды и удовлетворить их, и тогда ты тоже можешь стать ее жаждой. Человек, лишенный жажд, гораздо менее уязвим для манипуляций окружающих. Жажда заставляет человека терять контроль над своей потребностью. Только человек, не теряющий контроля за своими потребностями, способен к принятию осознанных решений».

Я приведу примеры некоторых наиболее часто встречающихся человеческих жажд.

ЖАЖДА ЖИЗНИ, ИЛИ ЖАЖДА БЕЗОПАСНОСТИ.

Жажда жизни развивается из одного из самых сильных инстинктов – инстинкта самосохранения. Нормально развитая потребность в самосохранении заставляет индивидуума беспокоиться о собственной безопасности и поддерживать нормальное функционирование организма.

Гипертрофированный инстинкт самосохранения делает человека пугливым и мнительным, превращая его в ипохондрика, зацикленного на процессах, происходящих в его теле, чувствующего себя смертельно больным при малейшем недомогании, боящегося напрячься или совершить какое-нибудь значительное усилие, чтобы окончательно не погубить свое драгоценное здоровье.

Мне вспоминается одна моя знакомая художница, которая была настолько утонченной и чувствительной натурой, что на ее здоровье сказывались даже запуски космических кораблей. Она регулярно жаловалась на ухудшения самочувствия, вызванные тем фактом, что запускаемые ракеты пробивают атмосферу и эти ужасные удары рикошетом отзываются в ее страдающем организме.

Друзья мне рассказывали об одном экстрасенсе, вычитавшем где-то о благотворном воздействии на здоровье и продолжительность жизни зеленого цвета. Он в своей квартире выкрасил в зеленый цвет всю мебель, стены, пол и потолок, носил одежду исключительно зеленого цвета, а на улицу выходил в зеленых очках. Это достаточно яркие примеры жажды жизни, но уверена, что вы неоднократно сталкивались с более мягкими формами этой жажды.

ЖАЖДЫ СЛУГИ И ГОСПОДИНА.

Жажды слуги и господина, с одной стороны, могут быть заложены в человеке генетически, а с другой стороны, они могут являться результатом воспитания и воздействия окружающих. Генетически обусловленные потребности в доминировании и подчинении, на основе которых развиваются эти жажды, наблюдаются у животных в процессе спаривания, борьбы за самку, территорию и место в иерархии стаи.

Самец, овладевающий самкой и побеждающий противников, закладывает в память поколений, что доминировать над другими – это хорошо. В то же время более слабые, подчиненные в стае особи, получающие определенные привилегии с помощью принижающего себя поведения, также передают своим потомкам информацию о том, что подобные действия приносят пользу.

Но если в отношениях среди животных потребности в доминировании и подчинении проявляются лишь по конкретным поводам – борьба за территорию и т.д., у человека жажда господина, развившаяся из гипертрофированной потребности в доминировании, может проявляться во всем – в попытках навязывать свою волю по поводу и без повода, быть первым в любых видах деятельности – в спорте, в драке, в интеллектуальной дискуссии или в соперничестве из-за женщины.

Человек с жаждой слуги, наоборот, даже в ситуации, не требующей от него повиновения, будет всячески подстраиваться под собеседника или под человека, входящего с ним в контакт, демонстрируя и даже навязывая свое подчинение или желание отдаться в его власть.

В качестве примера жажд господина и слуги можно сослаться на героев повести Гоголя «Мертвые души». Ноздрев – типичный представитель жажды господина, а Манилов – жажды слуги.

ЖАЖДА УСЛОЖНЕНИЯ ЖИЗНИ.

Жажда усложнения жизни возникает, когда человек на подсознательном уровне стремится усложнять себе (а часто и другим) жизнь. Людям такого типа нравится фраза «не ищите легкой жизни». Им доставляет удовольствие если не сам мучительный процесс преодоления трудностей, то активное сосредоточение на процессе преодоления сопротивления, ударов судьбы и всевозможных препятствий, которые человек ищет сам, если они по какой-то причине не возникают на его пути.

Не путайте трудолюбие, настойчивость и целеустремленность с жаждой усложнения жизни. Трудолюбие, настойчивость и целеустремленность в их естественном проявлении – это нормальные способы достижения намеченной цели. Целеустремленный человек шаг за шагом движется к поставленной цели, но он не будет подсознательно усложнять жизнь себе и окружающим.

Люди, обуреваемые жаждой усложнения жизни, обычно отравляют существование собственным детям, ссылаясь на то, что в молодости они добились всего своим собственным потом и кровью и поэтому нечего молодому поколению рассчитывать на легкую жизнь, пусть пробивают себе дорогу тем же потом и кровью.

ЖАЖДА ОЩУЩЕНИЙ.

Все жажды являются следствием нарушения циркуляции сексуальной энергии. В некоторых жаждах их сексуальная природа более выражена, например, в жажде ощущений, которая включает в себя жажду чувственности, жажду опасности, жажду возбуждения и другие жажды.

Жажда ощущений присуща наркоманам и людям, имеющим пристрастие к извращенным типам ласк. Их чувственность настолько гипертрофированна, что обычными способами ее уже невозможно удовлетворить, и действия, необходимые для ее удовлетворения, начинают наносить вред нормальной жизнедеятельности.

Жажда опасности присуща людям, получающим наслаждение от опасности, от близости смерти. К ним относятся некоторые альпинисты, гонщики, преступники и наемные солдаты. Выбросы адреналина в кровь возбуждают их сильнее, чем секс. Они привыкают к чувству опасности, как к наркотику, ведь со временем оно притупляется и для получения наслаждения требуются все большие дозы риска.

ЖАЖДА ОБЩЕНИЯ.

Потребность в общении естественна для человека, но жажда общения, жажда общества – это ее патологическая форма, проявляющаяся в том, что человек начинает на улице разговаривать с незнакомыми людьми или подсознательно искать иные формы общения. Жажду общения можно часто наблюдать у одиноких старушек, заговаривающих с каждым встречным и поперечным, дающих советы и пространно повествующих о происшествиях с родственниками и знакомыми, а также о подробностях личной жизни.

Жажда общения часто свойственна актерам, чувствующим себя не в своей тарелке без толпы поклонников и рукоплесканий публики. Особенно это характерно для актеров с истерическим складом личности.

ЖАЖДА СПРАВЕДЛИВОСТИ, ИЛИ ЖАЖДА ЗАСТУПНИКА.

Естественная потребность в справедливости перерастает в жажду справедливости, или, как ее еще называют, жажду заступника. В этом случае человек пытается изменить мир и окружающих людей, подсознательно стремясь к разрешению конфликта из-за несоответствия окружающего мира его личным представлениям о правильном устройстве этого мира.

Внутренний конфликт находит свое разрешение в эмоциональных взрывах и в действиях, которые, с точки зрения человека, обуреваемого жаждой заступника, позволяют навести порядок и восстановить справедливость. Такие люди часто наносят большой вред обществу и окружающим, несмотря на то что их поступки могут быть вполне оправданны и иметь под собой почву.

Жажда заступника свойственна террористам, чье желание исправить мир и восстановить справедливость настолько гипертрофированно, что заставляет их игнорировать любые гуманные побуждения и законы общества.

ЖАЖДА УПОРЯДОЧЕННОСТИ.

Жажда упорядоченности – это жажда чиновника. Она пробуждает в человеке страсть упорядочивать и систематизировать все, что встречается на его пути. Его день расписан по минутам, а на его кухне каждая кастрюлька, тарелка или нож всегда находятся на своем месте. Такой человек педантично раскладывает все по полочкам, его раздражает даже неровно задернутая занавеска, едва заметный слой пыли на комоде или не очень аккуратно застеленная постель.

Не стоит путать людей, просто привыкших к порядку, с теми, кто одержим жаждой упорядоченности. Все зависит от способа удовлетворения потребности к упорядочиванию мира вокруг себя. Нормальное удовлетворение этой потребности выражается в том, что человек без излишнего напряжения планирует свой распорядок и аккуратно обращается с личными вещами.

Если же его начинает раздражать отсутствие порядка в жизни или действиях других людей, если он испытывает страдание или отвращение при виде чужой неубранной комнаты, оттого, что вещи не лежат на своих местах, это уже признак проявления жажды.

ЖАЖДА САМОЛЮБОВАНИЯ.

Жажда самолюбования достаточно широко распространена, и в одном из своих проявлений она получила название «нарциссизм». В этом случае человек, совершая какие-либо действия, как бы оценивает себя со стороны, наслаждаясь своей мудростью, своим бескорыстием, своим благородством или, наоборот, своей агрессией, жестокостью и беспощадностью. Жажда самолюбования часто свойственна людям, любящим давать подаяние нищим, заботиться о бездомных или создавать благотворительные фонды.

Отличить эту жажду от естественной потребности в самоутверждении очень легко – человек с такой формой жажды резко отрицательно и агрессивно воспринимает безразличие общества и отдельных личностей к своей персоне и к своим действиям, которые он считает достойными уважения, восхищения или благоговейного ужаса.

В отношениях с людьми такой человек не способен на нормальное общение, а лишь старается произвести впечатление своей внешностью, богатством или эрудицией и, как паразит, питается эмоциями окружающих, немедленно оставляя тех, кто своими словами или действиями препятствует процессу наслаждения собственной неповторимостью и уникальностью. Типичный пример жажды самолюбования был описан в книге Д. Еникеевой «Как и почему пьют политики, бизнесмены и „новые русские“.

Отдыхая в Испании, она ежедневно наблюдала следующую картину. Типичный «новый русский», расхаживая в холле гостиницы, громко разговаривал по сотовому телефону якобы со своим деловым партнером. Он что-то приказывал, ругался, критиковал, поручал ему перевести астрономические суммы на счета каких-то фирм, поглядывая при этом на присутствующих, определяя, слышат ли они его «переговоры».

Подобную сцену он разыгрывал каждое утро и, заметив, что на него обращают внимание, все больше входил в раж, энергично жестикулируя свободной рукой, называя все большие суммы и демонстрируя, что он командует и диктует кому-то свою волю.

Персонал гостиницы недоумевал, почему он каждое утро орет в холле по своему телефону, тем более что звонить из номера было бы гораздо дешевле.

Жажда самолюбования тесно связана с демонстративными или истерическими чертами личности, то есть с навязчивой потребностью демонстрировать окружающим какие-то свои «необычайные» качества, «достоинства», способности и благодаря этому выделяться среди остальных «обычных» людей.

ЖАЖДА ЖАЛОСТИ К СЕБЕ.

Жажда жалости к себе – еще одна форма жажды, выражающаяся в получении обостренного удовольствия от щемящих переживаний, возникающих в результате активизации патологических форм сексуальной энергии. Эта жажда выражается в том, что человек, более-менее обеспеченный всем, что необходимо для выживания, имеющий крышу над головой, обутый и одетый, живущий в относительно стабильном обществе, а не в зоне военных действий, тратит все свое время и силы на переживание собственных воображаемых несчастий.

Он страдает оттого, что живет в двухкомнатной, а не в трехкомнатной квартире, оттого, что у него зарплата меньше, чем у соседа, оттого, что окружающие не понимают и не ценят его, оттого, что автобусы приходят с опозданием, что хлеб, купленный в магазине, оказался черствым, а хорошее мясо он и вовсе не смог купить, и все эти несчастья сваливаются одно за другим на его хрупкие плечи, и некому пожалеть его и разделить с ним эту невыносимую боль...

Худшее оскорбление, которое можно нанести такому человеку, – это сказать, что он сегодня прекрасно выглядит или что ему в чем-то повезло. Он тут же возразит, что просто не может прекрасно выглядеть, поскольку его сердце терзают невыносимые страдания, а то, что со стороны может показаться везением, на самом деле подлинное проклятие, что вся его жизнь была ужасной цепью несправедливостей и горя и т.д.

Примером проявления жажды жалости к себе может служить народная сказка, в которой невеста накануне свадьбы начинает безудержно рыдать и на вопрос, что случилось, она отвечает примерно следующим образом:

– Я представила, как мы поженимся и будем очень счастливы, и у нас родится сын, прелестный и здоровый мальчик, он вырастет очень умным, сильным и здоровым, все его будут любить, и вот он пойдет за водой к колодцу, поскользнется, упадет в колодец и утонет, мой дорогой сыночек, и я не смогу пережить такого горя...

В Испании я была знакома с очень обеспеченным даже по западным меркам человеком, который, вместо того чтобы наслаждаться свободой и возможностями, предоставляемыми ему деньгами, непрестанно страдал, считая себя чуть ли не нищим.

Он регулярно представлял себе, что случится, если он неизлечимо заболеет, или попадет под машину и останется инвалидом, или случится что-то с его родителями и ему придется потратить все свое состояние на лечение и т.д. Подобные печальные размышления, с одной стороны, регулярно погружали его в депрессию, но, с другой стороны, они давали ему необходимое количество «пищи» переживаний и впечатлений, которое он недобирал в своем общении с внешним миром.

ЖАЖДА СОЧУВСТВИЯ.

Жажда сочувствия имеет два типа проявления. Первое ее проявление – это жажда сочувствия со стороны, острая потребность в сочувствии окружающих людей.

Вторая ее разновидность – это жажда выражения сочувствия, проявляющаяся в том, что человек навязывает свое сочувствие другим, наслаждаясь своей причастностью к их жизни, представляя себе их переживания по тем или иным поводам и без зазрения совести влезая в их дела, демонстрируя свое сострадание.

Такое извращенное проявление сексуальной энергии часто бывает выражено у религиозных проповедников или у людей, отказавшихся от личной жизни ради духовной помощи окружающим, по их мнению, грешникам, живущим в страдании и не обретающим счастья по причине собственных заблуждений и неверия.

Жажду выражения сочувствия часто проявляют богатые дамы, которые являются в бедные кварталы с благотворительными дарами, ахая и ужасаясь по поводу «невыносимых условий, в которых вынуждены жить эти несчастные».

Жажда сочувствия со стороны обычно проявляется в виде манипулирования другими людьми с целью получения подобного сочувствия. Так, мать может прямо или косвенно показывать сыну, как она буквально убивает себя ради его блага и как его поведение заставляет ее невыносимо страдать. Подобные матери могут демонстрировать обмороки или сердечные приступы в случае, когда сын пытается встречаться с женщиной, которая ей не нравится, и всячески провоцировать у него чувство вины, раскаяния и сострадания к ней.

ЖАЖДА УКРЫТИЯ.

Жажда укрытия – одна из гипертрофированных форм застенчивости, когда человек наслаждается ощущением внутренней безопасности, забиваясь в свою духовную скорлупу и укрываясь там от превратностей реального мира.

Естественная потребность в осознании своей личности и получении удовольствия от ухода в свой внутренний мир свойственна интровертам. Они, хотя и общаются с окружающими, при этом не вступают с ними в активный эмоциональный контакт, уделяя внешнему миру лишь часть своего внимания.

Крайние формы жажды укрытия наблюдаются у некоторых больных шизофренией, которые настолько погружаются в мир внутренних образов, что полностью утрачивают способность общаться с внешним миром. Человека с жаждой укрытия, еще не развившейся до патологического уровня, можно легко заметить в компании или толпе. От него исходит специфическое ощущение замкнутости его мира и его внутреннего одиночества, особенно подчеркнутое общающимися между собой и реагирующими друг на друга людьми.

ЖАЖДА ЭМОЦИЙ.

Жажда эмоций во многом сродни жажде ощущений. В большей степени она свойственна женщинам, хотя встречается и среди мужчин. Люди такого типа получают удовольствие не столько от общения с себе подобными, сколько от сильных эмоций, возникающих в процессе такого общения и возбуждающих переживаний сексуальной природы.

Так, женщина может устроить бурю в стакане воды по самому незначительному поводу, подзаводя и накручивая себя вплоть до истерики, когда выбросы сексуальной энергии начинают неконтролируемо перемещаться по телу, вызывая щемящие, возбуждающие ощущения.

С жаждой эмоций связаны яростные ссоры молодых влюбленных, чья сексуальная энергия не расходуется до конца в половых сношениях и ее избыток выплескивается в бурных, близких к оргазму переживаниях драматических ссор, заканчивающихся не менее бурным примирением и обычно сопровождающихся половым актом. Поскольку подобные способы обращения с сексуальной энергией приводят к истощению организма, ссоры, которые вначале дают дополнительное сексуальное удовлетворение, перестают его приносить и обращаются в дурную привычку, уничтожающую любовь и духовную близость.

Жены, которые целыми днями «пилят» и упрекают своих мужей, насильно втягивая их в конфликты, а потом рыдают и хлопают дверями, тоже компенсируют свою сексуальную неудовлетворенность избыточной жаждой эмоций.

Существует еще множество всевозможных жажд, не вошедших в этот список. Потренируйте свою наблюдательность, подмечая признаки жажд у себя и своих знакомых. Давайте названия новым разновидностям жажд, обнаруженным вами. Подумайте, из каких потребностей развились эти жажды, по какой причине они возникли и недостаточность удовлетворения каких потребностей они компенсируют.

«ЧЬЕ ИСКУССТВО ЛУЧШЕ?».

Развивая свои жажды или потакая им, человек, с одной стороны, может добиться выдающихся успехов в каком-либо виде деятельности, но, с другой стороны, он проигрывает, лишая себя нормального удовлетворения многих естественных потребностей, и в результате обкрадывает самого себя, лишая себя способности наслаждаться жизнью и ощущать ее великолепие и разнообразие. Эту мысль Спокойные развивают в притче «Чье искусство лучше?».

Однажды встретились ученики великих мастеров рукопашного боя и заспорили, чье искусство лучше, а рассудить свой спор попросили мудрого старца, живущего неподалеку от места их встречи.

Старец недолго думая назначил им несколько испытаний, в результате которых выяснилось, что трое бойцов превосходят в своих умениях остальных, но, как ни пытаются, друг друга победить они не могут.

Тогда мудрец подозвал их к себе и велел каждому рассказать о своей жизни.

– День и ночь я оттачиваю свое искусство, – начал самый свирепый на вид боец. Утренние лучи солнца не успевают еще коснуться верхушек гор, а я уже выбегаю из своей хижины и сокрушаю ударами все, что встречается на моем пути. Вокруг моего жилья на расстоянии трех полетов стрелы все камни обращены в пыль, а все деревья изрублены в щепки. Теперь я решил голыми руками выдолбить в скале пещеру, и не пройдет и года, как я поселюсь в ней.

Настал черед другого бойца рассказать о себе. Был он серьезным и суровым и имел вид аскета.

– Долгие часы я провожу в размышлениях и медитации, – заговорил он. — С их помощью я научил дух управлять телом, и оно, слушаясь моей мысли, может стать стремительнее стрелы, летящей в цель, сильнее самого сильного зверя и податливее воды. Долгие годы я укрощал тело болью и лишениями, чтобы заставить его подчиняться духу. Этот тяжелый бой я веду каждодневно, ибо знаю, что если дам себе передышку, то тело мое возьмет верх над разумом...

Третий боец ничем не отличался от обычных людей, и если бы мудрец собственными глазами не видел, сколь искусен он в бою, то по облику и поведению никогда не заподозрил бы в этом человеке великого воина.

– Стыдно мне перед своими соперниками, – начал свою речь третий боец. — Волею судеб вот уже более пяти лет я не могу оттачивать свое мастерство так, как делают это они, потому что мне пришлось отправиться в путешествие по просьбе моего наставника, и лишь недавно я нашел то, что искал для него. Все это время, как только выпадал случай, я ел побольше и спал подольше, потому что не знал, что ожидает меня завтра. Прежде чем отправиться странствовать, я несколько лет работал по дому у своего Учителя, лишь изредка получая его уроки. Я и сам не могу понять, как мне удалось научиться стольким вещам. Как-то само собой происходит, что я проникаю разумом в суть вещей.

Настал черед мудреца сказать свое слово и решить, кто же из троих обладает наиболее ценным знанием. Немного подумав, старец изрек:

– Разумный предпочтет достижение цели меньшим потом, так как труд нам дарован для созидания...

В этой притче первые два бойца демонстрируют ярко выраженные жажды. Не зная подробностей их жизни, трудно судить, какая жажда или какой набор жажд направлял их действия. Может быть, это была жажда господина или жажда совершенства, жажда следования авторитету или жажда усложнения жизни. Тут могут быть замешаны жажда самолюбования или самоутверждения, а может быть что-то совсем другое. В своем чистом виде жажды проявляются достаточно редко. Обычно ведущая жажда человека представляет собой набор близких по типу жажд.

В данном случае нам не важно, какая жажда двигала этими бойцами, главное, что эта жажда искажала их картину мира и нарушала их внутреннюю гармонию, заставляя их маниакально фиксироваться на одной форме деятельности, усиливая и питая изначальное нарушение сексуальной энергии. Они были победителями, они упорно добивались того, чего хотели, но были ли они счастливы? Возможно, они и были удовлетворены собой и своими достижениями, но тяжкий каждодневный труд по преодолению себя вряд ли обеспечивал им значительное количество положительных эмоций и радости жизни.

Что ожидало их в будущем? Снова непрестанный каторжный труд по преодолению самих себя до тех пор, пока старость и немощь окончательно не победят их могучие тела? За всю свою жизнь они научились лишь одному – быть сильными и побеждать в битвах, но они не научились самому главному – они не научились жить.

И хотя эти бойцы достигли того же самого уровня воинского искусства, что и третий ученик, они фактически выбросили потраченные на учение годы из своей жизни, ибо «вкус жизни», наслаждение жизнью, обучение жизнью прошли мимо них, не дав их телам и душам полноценного набора впечатлений, которым питается и на котором растет и совершенствуется человеческая душа.

Искусство третьего бойца было более универсальным. Наверное, он не смог бы выдолбить руками пещеру в скале, как сильный воин, или контролировать свое тело волевым усилием, как аскетичный боец, но поединок – это не только сила и не только контроль. Поэтому чем универсальнее и разностороннее подготовка, чем шире возможности восприятия, чем более задействованы интеллект, эмоции и инстинкты, тем выше мастерство. Боец, признанный лучшим, достиг того же самого результата более легким путем за счет правильности и универсальности питания своей психики, то есть за счет гармоничного удовлетворения своих естественных потребностей.

Итак:

ЖАЖДЫ – ЭТО ГИПЕРТРОФИРОВАННЫЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ПОТРЕБНОСТИ. В СЛУЧАЕ ЕСЛИ НЕКОТОРЫЕ ИЗ ЕСТЕСТВЕННЫХ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ПОТРЕБНОСТЕЙ ДОЛЖНЫМ ОБРАЗОМ НЕ УДОВЛЕТВОРЯЮТСЯ, ВОЗНИКАЮЩЕЕ ИЗ-ЗА ЭТОГО НАПРЯЖЕНИЕ КОМПЕНСИРУЕТСЯ ЧРЕЗМЕРНЫМ УДОВЛЕТВОРЕНИЕМ КАКИХ-ТО ИНЫХ ПОТРЕБНОСТЕЙ, КОТОРЫЕ МОГУТ УВЕЛИЧИВАТЬСЯ В СВОЕЙ ИНТЕНСИВНОСТИ ДО НЕОГРАНИЧЕННЫХ ПРЕДЕЛОВ.

НАПРАВЛЯЯ ЗНАЧИТЕЛЬНУЮ ЧАСТЬ СВОИХ УСИЛИЙ НА УДОВЛЕТВОРЕНИЕ ТОЙ ИЛИ ИНОЙ ЖАЖДЫ, ЧЕЛОВЕК ЕЩе СИЛЬНЕЕ ПОДАВЛЯЕТ ЧАСТЬ СВОИХ И БЕЗ ТОГО ПЛОХО УДОВЛЕТВОРЯЕМЫХ ПОТРЕБНОСТЕЙ, И ВОЗНИКАЕТ ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ – НАКАПЛИВАЕМОЕ ОТ НЕУДОВЛЕТВОРеННОСТИ НАПРЯЖЕНИЕ УСИЛИВАЕТ ЖАЖДУ И Т. Д.

ПОСТАРАЙТЕСЬ ОПРЕДЕЛИТЬ, ЕСТЬ ЛИ У ВАС ПОТРЕБНОСТИ, ИМЕЮЩИЕ ТЕНДЕНЦИЮ НЕЗДОРОВОГО ПЕРЕРАСТАНИЯ В ЖАЖДЫ, ОПРЕДЕЛИТЕ, КАКОГО ТИПА ЖАЖДЫ ВЫ У СЕБЯ ЗАМЕЧАЕТЕ. ПОДУМАЙТЕ, ИЗ КАКИХ НЕУДОВЛЕТВОРеННЫХ ПОТРЕБНОСТЕЙ РАЗВИЛИСЬ ВАШИ ЖАЖДЫ, ПО КАКОЙ ПРИЧИНЕ ОНИ РАЗВИЛИСЬ И НЕДОСТАТОЧНОСТЬ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ КАКИХ ПОТРЕБНОСТЕЙ ОНИ КОМПЕНСИРУЮТ, А ЗАТЕМ ПОСТАРАЙТЕСЬ НАЙТИ СПОСОБ УДОВЛЕТВОРИТЬ СВОИ ЕСТЕСТВЕННЫЕ ПОТРЕБНОСТИ, ПРЕЖДЕ НЕ НАХОДИВШИЕ ДОЛЖНОГО УДОВЛЕТВОРЕНИЯ.

КОНСТРУКТИВНЫЕ И ДЕСТРУКТИВНЫЕ ЖАЖДЫ. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЖАЖД.

Жажды – это ваша составная часть, и бороться с ними – то же самое, что бороться с собой. Борьба с чем бы то ни было – это занятие, отнимающее массу времени, энергии и сил, и борьба с самим собой – одно из самых неблагодарных занятий на свете. Поэтому вместо того, чтобы бороться со своими жаждами, вы должны использовать их и организовать свои действия таким образом, чтобы жажды, исчерпав свою интенсивность, сошли на нет, вернувшись к нормальному уровню естественных потребностей.

Воины Жизни учатся управлять жаждами так же, как они управляют эмоциями, вызывая их или заставляя их исчезать по собственному желанию. Научившись вызывать жажды, они затем развивают умение правильно их использовать.

Каждая жажда имеет две составляющие – конструктивную и деструктивную. Положительная функция жажды заключается в том, что она вынуждает человека сильнее концентрироваться на достижении поставленной цели, а отрицательный эффект проявляется в истощении нервной системы, потере внутренней гармонии и адекватного самоосознания. Используя жажды для достижения тех или иных целей, Спокойные выполняют специальные медитации, увеличивая таким образом положительный эффект жажд и смягчая отрицательный.

Так, добавляя к жажде жизни «внутреннюю улыбку» и чувство любви к собственному телу, можно стимулировать или расслаблять организм, повышая его сопротивляемость и жизненную силу.

Конструктивная составляющая жажды слуги находит великолепное применение в сексуальных отношениях, когда мужчина, с наслаждением выполняя желания женщины, доставляет удовольствие им обоим, или когда человек выказывает уважение родителям или людям, являющимся для него авторитетами, осознанно удовлетворяя таким образом некоторые свои психофизические потребности.

Наставник, правильно управляя учеником, использует конструктивную составляющую жажды господина, с одной стороны, пользуясь безоговорочной властью и осознанно удовлетворяя при этом свои потребности в передаче другим людям накопленных за долгие годы знаний и опыта, но, с другой стороны, не впадая в упоение властью и не получая садистского удовольствия от доминирования над слабым.

Осознанно использовав по назначению каждую жажду, человек как бы «перерастает» ее, и жажда затухает сама по себе, но память о ней закладывается в подсознание, и в случае необходимости ее можно искусственным образом на время вернуть к жизни и вновь использовать в своих целях.

Притча «Волшебное копье» рассказывает об использовании жажды ученика в целях его обучения.

Один из Следующих По Пути Истины, проходя через город, решил дать представление на базарной площади, чтобы заработать себе на пропитание на ближайшие несколько лет.

Прикрепив к дорожному посоху нож вместо наконечника, странник сделал самодельное копье и стал показывать всевозможные трюки. Вскоре вокруг него собралась большая толпа, а кто-то из местных удальцов даже попробовал посостязаться со странником в воинских умениях, но как бы на него ни нападали, с оружием или без, странник легко побеждал противников, удерживая древко копья лишь тремя пальцами и награждая атакующих обидными тумаками, а то и щекоча или ударяя их острием.

Когда же день стал близиться к вечеру и странник решил закончить свое представление, из толпы зрителей вышел юноша и обратился к нему с такими словами:

– Воистину тебе нет равных в умении обращаться с копьем, а я давно ищу Учителя, который бы согласился преподать мне это искусство.

Юноша был из богатой семьи. Об этом лучше всяких слов говорили его красивая одежда и гордый облик. Ожидая решения собеседника, он проявлял явные признаки нетерпения и не смог скрыть искру высокомерия, мелькнувшую невзначай в его прищуренных глазах.

Видя, что странник медлит с ответом, юноша поспешил продолжить свою речь, пообещав тому хорошую плату за обучение, и предложил ночлег в своем доме вместе со слугами.

Странник не желал наживать себе могущественных врагов, но очень хотел продолжить путешествие. Поэтому он сказал юноше:

– Я ничтожный человек, а не великий мастер, а все, что ты видел, лишь проявление могущества волшебной силы этого копья. Он указал на посох с прикрепленным к нему ножом и продолжил: Все, чему я обучен, это умение прислуживать ему.

Загоревшиеся в глазах у юноши алчные огоньки выдали его желание завладеть волшебным копьем.

Пренебрежительным тоном, в котором не осталось и тени почтения к страннику, юноша сказал:

– Мой отец купит у тебя копье, и ты получишь за него все, что пожелаешь. Если же ты воспротивишься этому, то копье отберут у тебя силой.

Улыбнувшись, странник ответил:

– Не я владелец копья, а оно – мой властелин. Его нельзя ни купить, ни украсть, ни отобрать силой. К нему только можно пойти в услужение и научиться исполнять его прихоти.

– Так вот почему у этого копья такой невзрачный вид, – воскликнул юноша. Волшебная сила не хочет привлекать к себе внимание непосвященных. Научи же меня оказывать ему почести и выполнять его приказания.

– Если желаешь научиться служить ему и пользоваться его покровительством, – ответил странник, придется тебе сначала заплатить за место чиновника при копье, обучение и содержание за год вперед, а затем отправиться в путешествие к святым горам вслед за копьем, ибо туда оно как раз и направляется.

К вечеру того же дня все было улажено, и странник с юношей и копьем двинулись в путь...

Шли дни, менялись времена года, и юноша из своевольного, изнеженного и капризного подростка превратился в могучего воина.

Однажды, когда спутники взошли на высокий перевал, странник бросил копье в глубокое ущелье и с трудом удержал юношу, который чуть не прыгнул за ним вниз.

– Ты постиг высокое мастерство, но не познал корней жизни, – обратился мудрый странник к своему молодому другу. Ни одна вещь на свете не стоит того, чтобы рисковать из-за нее жизнью. Что же касается волшебной силы копья, то, пока ты учился управлять им, предугадывая его желания, она вся перешла в тебя.

После этих слов на юношу снизошло прозрение.

– О Великий, – обратился он к мудрецу, – возьми меня в ученики и назначь плату за обучение.

– За истинное знание не берут мзды, ибо ты и так отдаешь ему жизнь, сказал странник.

– Почему же ты тогда при нашей встрече потребовал плату? – спросил юноша.

– Люди не ценят того, что им достается даром, и мерой всех достоинств сделали золото. Но истинные ценности всегда с тобой и вокруг тебя. Это ты сам, воздух, которым ты дышишь, земля, на которой ты стоишь, пища, что утоляет твой голод, вода, утоляющая твою жажду, и одежда, что согревает тебя. Никакие другие богатства с ними не сравнятся.

Однако ты никогда не пошел бы со мной в день нашей встречи, если бы я рассказал тебе об этом. Люди мира больше всего ценят власть, и ты тоже был таким. Но я увидел в тебе жажду истины и стал учить тебя любить жизнь. В день нашей встречи я взял тебя в ученики, но ты узнал об этом только сейчас.

Странник улыбнулся, взглянув на ученика, и пошел своей дорогой...

В этой притче странник разглядел в юноше жажду истины, которую тот не осознавал, влекомый более сильными жаждами – жаждой обладания, жаждой могущества и жаждой самолюбования.

Играя на этих жаждах, странник заставил юношу последовать за ним, и жажда обладания волшебным копьем помогла капризному подростку преодолеть все тяготы скитаний и обучения и превратиться в опытного воина.

Тогда странник выбросил копье и дал юноше новое объяснение своих действий. Это помогло ученику осознать свою жажду обладания, и эта жажда, выполнив свое предназначение, изжила сама себя и исчезла, расчистив место иной жажде, уже более мягко выраженной, – жажде следования за Учителем.

Со временем и эта жажда выгорит и исчезнет, на смену ей у юноши возникнет новая жажда, уже почти превратившаяся в нормальную потребность, и юноша перейдет на новый виток пути, расширяющий его модель мира.

Когда человеком владеет одна или несколько жажд, эти жажды заглушают естественное проявление потребностей человека. Более того, человек часто даже не подозревает о том, что у него есть какие-то неудовлетворенные потребности, но общая неудовлетворенность постепенно накапливается, даже в том случае, если основные жажды удовлетворяются, и это нарушает гармонию его существования.

Так, человек, обуреваемый жаждой власти и добившийся богатства и высокого общественного положения, редко бывает счастлив в личной жизни, поскольку естественная потребность в любви и человеческой близости не выходит у него на сознательный уровень, он не уделяет должного внимания удовлетворению этой потребности и в связи с этим не может чувствовать себя полностью счастливым.

В пылу борьбы за власть он не замечает своей внутренней неудовлетворенности, но как только борьба заканчивается и он выходит на вершину успеха, происходит ужасная вещь. Его жажда полностью удовлетворена. Она перестает быть основной ведущей силой его действий. На поверхность выходит годами накапливавшаяся неудовлетворенность остальных потребностей, и наступает душевный кризис. Ему повезет, если он сможет пробудить в себе иную жажду и заняться процессом ее удовлетворения, в противном случае его ждут эмоциональный хаос и потеря смысла жизни.

По той же самой причине любовь, которая казалась безмерной, страстной и вечной, обращается в отчуждение или даже отвращение после медового месяца. Человек, готовый идти на любые крайности ради удовлетворения своей жажды любви и сексуальной близости и всеми путями добивавшийся взаимности, после получения вожделенной награды – предмета своего обожания – удовлетворяет наконец свою жажду, и тут на поверхность выходят иные неудовлетворенные потребности, такие, как потребность в разнообразии, потребность в одиночестве, потребность в понимании и сочувствии, потребность в надежности и безопасности и т.д.

Если же, как обычно бывает, партнеры, удовлетворив свою жажду сексуальной близости, выясняют, что они не способны удовлетворить остальные жажды и потребности друг друга, любовь исчезает, и на ее месте возникает сложный букет из разочарований, негативных чувств и горьких воспоминаний о былой страсти.

Подобную ситуацию Лермонтов великолепно описал в знакомом нам со школы рассказе «Бэла». Там Печорин со всем пылом страсти добивается любви похищенной для него девушки и, в конце концов влюбив ее в себя, начинает испытывать нестерпимую скуку.

Вообще Печорин может служить ярким примером неприятных последствий, к которым приводит отсутствие удовлетворения естественных человеческих потребностей. В его случае первое, что бросается в глаза, – это неспособность Печорина к установлению эмоциональных контактов с другими людьми. В его жизни нет места глубокой дружеской привязанности или любви. Мы не знаем, каким образом в его модели мира возник подобный запрет на любовь и привязанность – возможно, в этом была виновата холодность его матери или разочарование в первой любви. Часто в основе подобного внутреннего отрицания любви и привязанности лежит глубинный страх испытать боль, если человек, которого ты любишь, отвергнет тебя, бросит или предаст.

Мы замечаем, что, когда Печорин не поглощен удовлетворением какой-либо своей жажды, он испытывает состояние скуки и внутренней пустоты. Жизнь кажется ему ненужной и бессмысленной, поскольку именно чувство любви и эмоциональной привязанности, не важно к чему – к месту, где ты живешь, к миру, который тебя окружает, к делу, которым ты занимаешься, к животным, друзьям или близким, – и является основным источником положительных эмоций, делающих человека счастливым и заставляющим его ощущать свою жизнь наполненной и осмысленной.

Неспособность к эмоциональной привязанности компенсируется у Печорина набором жажд, близких к жажде самоутверждения и жажде ощущений. Ощущение опасности, игра со смертью, азартные игры, соревнование в борьбе за любовь женщин – это те самые стимулы, которые возбуждают его, на время заполняя пустоту и помогая заглушить ощущение общей неудовлетворенности и разочарования.

Воины Жизни лишены жажд. Они учатся осознавать, развивать и удовлетворять все свои потребности, и это делает их независимыми, счастливыми и гармоничными.

Будда когда-то сказал: «Желания приносят страдания. Человек, который избавится от желаний, избавится от страданий».

Спокойные придерживаются другой точки зрения. Избавить человека от желаний может только смерть. Когда хочется есть, можно усилием воли подавить голод, но, если полностью избавиться от желания есть, человек умрет. Поэтому последователи Шоу-Дао переформулировали эту мысль Будды следующим образом: «Жажды приносят страдания. Человек, который избавится от жажд, избавится от страданий».

Эта формулировка также требует некоторых дополнений и уточнений, потому что одного лишь избавления от жажд недостаточно для того, чтобы ощущать себя полностью счастливым. Оно должно сопровождаться осознанием своих подлинных потребностей и знанием о том, как их правильно удовлетворить, одновременно неограниченно развивая свою способность наслаждаться жизнью.

Хотя это может показаться парадоксальным, но в истории Будды и в истории Печорина есть нечто общее. Поиск избавления от страданий через отсутствие желаний, через отсутствие эмоционального отношения к происходящему, на долгое время ставший основной навязчивой идеей принца Гаутамы, возник у него в связи с глубокой эмоциональной травмой, подобно тому, как сформировалось глубинное отрицание эмоциональных привязанностей у Печорина.

Мы помним, что в молодости Будда был счастливым и беспечным принцем, жившим в прекрасном дворце, окруженном великолепным садом.

Его малейшие желания немедленно выполнялись угодливыми слугами. Отец Гаутамы, желающий, чтобы ничто не омрачало жизнь его любимого сына, повелел, чтобы принца полностью оградили от любых проявлений горя и страданий. Принц вырос, не подозревая, что в мире существуют беды и нищета, болезни и смерть.

Беззаботная юность принца закончилась, когда он увидел мертвого человека. В этот момент, столкнувшись с реальностью, прекрасная, светлая и радостная модель мира Гаутамы разрушилась, как карточный домик. Никогда не сталкиваясь с горем, болью, страданием и смертью, он не знал, что это такое, а поэтому не умел сопротивляться им.

Психическая травма была настолько сильна, что принц решил перечеркнуть всю свою прошлую жизнь. Воспоминания о радости полностью улетучились из его души, сменившись одним ужасающим, раздирающим душу воспоминанием о том, что мир наполнен горем, страданием и смертью. Новый взгляд на мир будущего основателя великой религии был столь же ограниченным и неполным, что и его прежний взгляд на мир, но теперь все помыслы Гаутамы обратились в одну-единственную жажду, основанную на жажде жизни, жажде безопасности, – он решил найти универсальный рецепт, как раз и навсегда избавить человечество от страданий.

Так после долгих лет скитаний, умерщвления плоти и медитаций Гаутама достиг просветления, став Великим Буддой, а человечество получило новую религию.

Пример Будды показывает нам, что, используя жажды, можно многого добиться, но, в случае если вы не собираетесь облагодетельствовать человечество новой религией или какими-то гениальными свершениями, разумнее будет не слепо отдаваться своим жаждам, автоматически следуя за ними, а отслеживать их, сознательно используя их конструктивную составляющую и постепенно ослабляя и сводя на нет составляющую деструктивную.

Жажды, заставляющие вас просаживать деньги за карточным столом, покупать массу вещей, которые вам совершенно не нужны, скандалить, в тщетной попытке изменить мир или окружающих людей, гнать на бешеной скорости в автомобиле, наслаждаясь ощущением опасности и риска, рыдать, погружаясь в пучины жалости к себе, вместо того чтобы попытаться как-то исправить ситуацию, – деструктивны, и, осознав их, нужно предпринять определенные шаги в направлении удовлетворения естественных потребностей, из-за неудовлетворенности которых развились эти жажды.

Конструктивные жажды заставляют вас целеустремленно добиваться поставленных целей, которые могут быть действительно важными и полезными для вас. Чтобы стать чемпионом в каком-то виде спорта, необходимо иметь сильную жажду победы, жажду постоянного совершенствования.

То же самое относится к изучению чего-то, к работе или творчеству. Отметив у себя конструктивные жажды, научитесь управлять ими таким образом, чтобы посвящать себя этим жаждам лишь в отведенное для них время. Например, не стоит дома навязчиво думать о работе или предаваться бесплодным фантазиям о достижении цели. Отдавая себе отчет о своих жаждах, постарайтесь в то же время полноценнее удовлетворять потребности, из-за неудовлетворения которых развились эти жажды. С некоторой практикой вы достигнете определенной гармонии во взаимодействии жажд и потребностей, когда, с одной стороны, какая-то жажда будет помогать вам добиваться нужных результатов, а с другой стороны, у вас не будет накапливаться общая неудовлетворенность. Почувствовав, что следование жажде чересчур истощило вас, вы сможете на время переключиться на удовлетворение нужных потребностей, приводя свою психику к состоянию гармонии.

Итак:

НЕ ПЫТАЙТЕСЬ БОРОТЬСЯ С СОБСТВЕННЫМИ ЖАЖДАМИ. ВМЕСТО ЭТОГО УЧИТЕСЬ ОСОЗНАВАТЬ ИХ И УПРАВЛЯТЬ ИМИ. УПРАВЛЯТЬ ЖАЖДАМИ МОЖНО ЧЕРЕЗ ПОТРЕБНОСТИ, НЕДОСТАТОЧНОСТЬ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ КОТОРЫХ ВЫЗВАЛА РАЗВИТИЕ ЖАЖД.

ЧЕМ ПОЛНОЦЕННЕЕ ВЫ БУДЕТЕ УДОВЛЕТВОРЯТЬ ЭТИ ПОТРЕБНОСТИ, ТЕМ СЛАБЕЕ БУДЕТ ВЫРАЖЕНА ЖАЖДА.

ЖАЖДЫ БЫВАЮТ КОНСТРУКТИВНЫЕ И ДЕСТРУКТИВНЫЕ. СЛЕДОВАНИЕ ДЕСТРУКТИВНЫМ ЖАЖДАМ НАНОСИТ ВАМ ОЧЕВИДНЫЙ ВРЕД, И ПОСТЕПЕННО, БЕЗ НАПРЯЖЕНИЯ, ВЫ ДОЛЖНЫ ИЗБАВЛЯТЬСЯ ОТ НИХ.

КОНСТРУКТИВНЫЕ ЖАЖДЫ ПОМОГАЮТ ВАМ ДОБИВАТЬСЯ ЦЕЛЕЙ, ПОЛЕЗНЫХ ДЛЯ ВАС. НАУЧИТЕСЬ КОНТРОЛИРОВАТЬ СВОИ КОНСТРУКТИВНЫЕ ЖАЖДЫ (ОПЯТЬ-ТАКИ ЗА СЧеТ РЕГУЛЯРНОГО УДОВЛЕТВОРЕНИЯ ИЛИ НЕУДОВЛЕТВОРЕНИЯ СООТВЕТСТВУЮЩИХ ПОТРЕБНОСТЕЙ) ТАКИМ ОБРАЗОМ, ЧТОБЫ, С ОДНОЙ СТОРОНЫ, СЛЕДОВАНИЕ ЖАЖДЕ ПОМОГАЛО ВАМ ОПТИМАЛЬНЫМ ОБРАЗОМ ДОБИВАТЬСЯ ПОСТАВЛЕННОЙ ЦЕЛИ, А С ДРУГОЙ СТОРОНЫ, ЧТОБЫ ИЗ-ЗА СЛЕДОВАНИЯ ЖАЖДЕ У ВАС НЕ НАКАПЛИВАЛАСЬ ОБЩАЯ НЕУДОВЛЕТВОРеННОСТЬ.

ТОГДА, ПО МЕРЕ ДОСТИЖЕНИЯ ЦЕЛИ, ЖАЖДА БУДЕТ ИСЧЕРПЫВАТЬ СЕБЯ, ОБРАЩАЯСЬ В НОРМАЛЬНУЮ ПОТРЕБНОСТЬ.

ЛЮБОВЬ К САМОМУ СЕБЕ.

Человек, не умеющий искренне и всецело любить самого себя, не может быть полностью счастлив и испытывает определенные трудности в том, чтобы заставить других людей любить его.

Не стоит смешивать любовь к самому себе с нарциссизмом и эгоизмом. Любовь к себе и полное принятие себя со всеми своими достоинствами и слабостями – признак гармоничной личности, лишенной внутренних конфликтов. Самовлюбленные, ориентированные только на себя люди, ожидающие и требующие внимания от окружающих, несмотря на то, что они могут производить впечатление любящих лишь себя людей, на самом деле в глубине души чувствуют свою ущербность и неполноценность. Их поведение в первую очередь направлено на то, чтобы за счет внимания окружающих повысить уровень своей самооценки и избавиться от чувства собственной неполноценности.

Трудно найти человека, который был бы полностью удовлетворен всеми своими чертами и поступками. Образ самого себя является составной частью модели мира. Он представляет собой набор стереотипов мышления, сформированных за время вашей жизни в человеческом обществе. С раннего детства вам говорили, что что-то хорошо, а что-то плохо, давали оценку ваших качеств, действий и поступков.

Со временем то, что значимые для вас люди поощряли, вы стали считать хорошим, а то, что они осуждали, – плохим. Если «хорошего», с вашей точки зрения, в вас оказалось значительно больше, вы будете относиться к самому себе позитивнее, чувствуя себя успешным и благополучным. Если же вы полагаете, что ваши недостатки перевешивают достоинства, это не добавит вам удовлетворения и уверенности в самом себе. Более того, любые ситуации, которые косвенно напомнят вам о чем-то, что вы считаете в себе «плохим», что когда-то вызывало у других осуждение или неодобрение, тут же запустят программу тревожности или неудовлетворенности собой.

Людям в наследство от животных достался невидимый «радар», некое шестое чувство, позволяющее на подсознательном уровне распознавать ощущения, идущие от человека. Если человек чувствует себя неуверенным в себе, недостойным любви и доброго отношения, то это его ощущение почти по пословице «На воре шапка горит» на интуитивном уровне передается другим людям, и они относятся к нему соответственно.

Тот, кто действительно испытывает к себе искреннюю любовь, как бы сигнализирует окружающим, что он благополучен, что он достоин любви и способен любить сам.

Конечно, все вышесказанное в основном относится к общению с нормальными цивилизованными людьми. Банде накачанных наркотиками подростков, нападающих на улице на одинокого прохожего, безразлично его самовосприятие, да и в вашем окружении всегда найдутся зацикленные на своих проблемах люди, неспособные воспринимать исходящие от других настроения и реагировать на них, но в большинстве случаев все же ваше восприятие себя в значительной степени влияет на взаимоотношения с людьми.

С проявлением подобных стереотипов негативного самовосприятия я столкнулась в Испании. Луис был весьма привлекательным, прекрасно физически развитым мужчиной. Он закончил университет с лучшими показателями на своем факультете и заработал весьма значительный по испанским меркам капитал.

К моему большому удивлению, выяснилось, что он считал себя некрасивым и глупым. Как оказалось, в детстве ему регулярно говорила об этом его семья, и, несмотря на то что жизнь с очевидностью доказывала обратное, Луис продолжал считать себя таким, воображая, что из-за этих его недостатков ни одна женщина не способна его полюбить. Видимо, женщины действительно интуитивно ощущали этот его настрой, и в отношениях с ними у него не было особенных успехов.

Сначала я просто сказала Луису о том, что у него совершенно нормальный уровень интеллекта и что как мужчина он вполне привлекателен. Он мне не поверил. Луис возразил, что я говорю это только из вежливости, чтобы не обижать его.

Тогда я рассказала ему о стереотипах мышления, заставляющих человека искаженно воспринимать реальность, и, поскольку он действительно был умным, он понял эту идею с первого раза, но понять – это не значит осознать, и для того, чтобы перевести ее на эмоциональный уровень, ему понадобилось время.

Луис обладал практическим складом мышления, и статистические данные могли показаться ему вполне достоверными. Я объяснила ему основные классические критерии мужской красоты, пропорциональности и развитости тела и посоветовала хорошенько изучить себя в зеркале, а затем, строго следуя этим критериям, начать сравнивать себя с другими мужчинами на предмет привлекательности.

Вскоре Луис с удивлением и радостью рассказал, что он несколько дней рассматривал мужчин в раздевалке спортзала и выяснил, что его тело гораздо более пропорциональное и мускулистое, чем у большинства из них.

После этого я объяснила ему, что он не только должен знать, что он привлекателен, но и чувствовать себя привлекательным, дала ему несколько упражнений для выработки этого ощущения, а также порекомендовала слегка изменить стиль в одежде. Эффект оказался удивительным. Знакомые женщины и коллеги по работе начали наперебой делать ему комплименты, говоря, какой он красивый и как прекрасно выглядит, студентки (он преподавал в институте) также стали делать ему комплименты и, используя различные предлоги, вроде поздравления с очередным праздником, с удовольствием целовали его в щечку. Это окончательно убедило Луиса, что он вовсе не урод, и, признав, что он довольно симпатичен, Луис смог принять наконец и тот факт, что он вовсе не глуп.

По ассоциации с историей Луиса мне вспоминается случай совершенно противоположный. Когда мне было шестнадцать лет, мы с подругой поехали отдыхать на каникулы к ее знакомым литовским диссидентам, живущим в небольшом поселке недалеко от Клайпеды. Сын хозяйки незадолго до нашего приезда вернулся из тюрьмы, где он отсидел четыре года за то, что боролся за независимость Литвы и водрузил литовский национальный флаг на трубу какого-то завода.

Алексис произвел на нас неизгладимое впечатление. Он был невысокого роста, слегка полноват, с лицом деревенского простака, покрытым красноватыми пятнами, но его обаяние, жизнелюбие и внутреннее осознание собственной ценности и уникальности буквально заражали окружающих, вызывая к нему самые теплые чувства.

Выходя в просторную столовую, Алексис при всем скоплении народа каждое утро проделывал один и тот же ритуал. Он подходил к зеркалу и, нежно гладя себя по голове, говорил:

– До чего же я красивый, до чего же я умный, до чего же я обаятельный и привлекательный!

– Зачем ты это делаешь? – спросила я, в первый раз услышав этот любопытный монолог.

– Это аутотренинг, – весело усмехнулся Алексис. – Меня ему научили в тюрьме. Чтобы быть красивым и чувствовать себя хорошо, нужно убедить себя в том, что ты красивый и хороший.

Мы с подругой тоже принялись гладить себя по голове, повествуя вслух о том, какие мы прекрасные и неотразимые.

Тогда я отнеслась ко всему этому как к очередной веселой шутке Алексиса, но меня поразила одна вещь: хотя при первом знакомстве Алексис показался мне чуть ли не уродом, с каждым днем он действительно казался мне все более красивым, и к концу каникул мы с подругой по уши влюбились в него.

Метод воздействия на окружающих людей через внутреннее восприятие самого себя наглядно отражен в отрывке из моей книги «Тайное учение даосских воинов», в котором Ли, Учитель Александра Медведева, дает ему задание опробовать технику проецирования своего внутреннего состояния на случайных прохожих.

– Начнем прямо сейчас, – сказал Ли. – Постарайся передать встречным женщинам посыл теплых чувств, исходящих от тебя.

– Как это сделать?

– Подумай сам.

Ли жестом указал мне идти вперед и, чуть задержавшись, последовал за мной. Я вспомнил все, что читал о внушении и гипнозе, и, сконцентрировав всю свою волю, прямо и твердо взглянул в глаза первой встретившейся мне женщине, пытаясь передать ей мой внутренний посыл.

Женщина, видимо, ошарашенная моими выпученными глазами, слегка вздрогнула и ускорила шаг. На двух следующих я произвел не лучшее впечатление.

Взрыв хохота заставил меня обернуться. Ли быстрым шагом приближался ко мне, держась за живот и не переставая хохотать.

– Да не смотри ты на них, как голодный удав на курицу, — отсмеявшись, сказал он. Так ты всех женщин распугаешь. Разве ты не знаешь, что прямой взгляд в глаза у незнакомых людей ассоциируется с агрессией? Ты же не в транс ее хочешь вогнать, а передать ей теплые чувства. Разве ты сейчас испытываешь теплые чувства? Ты собран и напряжен. Расслабься, почувствуй себя легким и счастливым и вырази это, может быть, мимолетным взглядом, улыбкой, но не делай это нарочитым или искусственным. Счастье и тихая радость должны окутывать тебя невидимым облаком, незаметно переливаясь в тех, кто приближается к тебе. Ты можешь даже не смотреть на женщину, а просто пройти мимо, но пусть на твоих губах играет загадочная улыбка. Ты должен светиться изнутри. Иди и попробуй еще раз.

Раньше я в качестве медитативного упражнения учился вызывать ощущение счастья и тихой радости. Ли говорил, что привязкой для этих чувств является «внутренняя улыбка». Нужно было успокоиться, полностью расслабить мышцы лица, а потом, не раздвигая мышечным усилием уголки губ, представить, что они слегка приподнимаются и губы складываются в легкую улыбку, подобную той, что изображают на статуях Будды. Ощущение легкого подъема уголков губ вызывает ассоциативную реакцию тихой радости и спокойствия, и создать нужное медитативное состояние становится гораздо легче.

Ли говорил, что такая улыбка является еще и великолепным методом контакта с людьми, которым ты не хочешь открывать свои намерения и намерения которых ты хочешь узнать. Нейтральное, доброжелательно-спокойное выражение лица не отражает никаких твоих чувств. Собеседник, лишенный мимической информации, проецирует свои чувства на тебя, читая в твоем лице отражение своего состояния, и его лицо меняется в соответствии с его представлением о твоей оценке. Так, если человек уверен в себе, он будет считать, что ты одобряешь его, выражая это одобрение своей улыбкой; неуверенный же собеседник может прочесть на твоем лице презрение и насмешку.

Я снова пошел вперед и с помощью «внутренней улыбки» вызвал ощущение счастья, легкости и радости жизни, потом добавил чувствам интенсивности, представив, что это счастье переполняет меня и перехлестывает через край, излучаясь в пространство весельем и любовью к окружающим.

Краем глаза я заметил у встречной женщины реакцию удивления, смешанного с восторгом и каким-то внутренним непониманием происходящего. Ее реакция окрылила меня. Я, казалось, парил над землей на волне затопивших меня положительных эмоций.

Девушка лет двадцати остановилась, заглянув мне в глаза. Мне показалось, что она хочет заговорить, но я прошел мимо, поражаясь произведенному эффекту. С каждой минутой упражнение нравилось мне все больше и больше, и я всерьез задумался о его практической пользе. Но, к сожалению, на следующем перекрестке Ли прервал мою эйфорию, положив руку мне на затылок.

– Слушай, мне понравилось! – восторженно сообщил я.

– Не сомневаюсь. Но слишком жестоко часто пользоваться этим приемом, демонстрируя обычным людям, как счастлив может быть человек. Нельзя так издеваться над гражданами твоего города. Они тебе этого не простят. Теперь изменим настроение, демонстрируя людям другую крайность. Попробуй показать окружающим, как тебе плохо.

Я попытался вызвать самые негативные чувства, которые только мог представить, и вскоре погрузился в бездонную пучину тоски и безысходности. Мои мышцы, казалось, потеряли всякую силу, взгляд затуманился, я брел как в полусне, не разбирая дороги.

Неожиданно я почувствовал, как на мое плечо опустилась чья-то участливая рука. Я поднял взгляд, полный отчаяния, и увидел перед собой доброе лицо пожилого мужчины.

– Ну не расстраивайтесь вы так, молодой человек, – сказал он. – Все перемелется, все будет хорошо.

Я со слезами на глазах взял двумя руками его руку, прижал ее к своему сердцу и сказал, преданно глядя в его лицо:

– Спасибо, отец. Огромное вам спасибо.

Между нами проскочила какая-то искра. Пожилой человек весь зажегся изнутри. Мы разделяли ни с чем не сравнимый восторг взаимопонимания и благодарности, молчаливого общения, возникшего между нами. Я пошел по улице уже с гордо поднятой головой, словно его поддержка влила в меня новые силы и я вновь обрел смысл жизни, столкнувшись с добрым человеком, который готов прийти на помощь незнакомцу.

– Сейчас ты попробуешь внутренне притягивать и отталкивать людей, – сказал Ли.

– Как это делать?

– Просто встань на углу. Для того чтобы отталкивать людей, представь, что от тебя исходит могучая сила, распространяющаяся во все стороны. Твое лицо должно быть жестким, ты чувствуешь почти наркотическое перевозбуждение, в тебе кипит злоба на весь мир, но лицо застыло, как каменное, пытаясь сдержать внутренний напор. Ощущение звериной силы и агрессивности будет отпугивать от тебя людей.

Я встал на углу и начал моделировать ощущение силы, растекающейся во все стороны, а также нетерпения и агрессивности, зажатых внутри под большим давлением. Мое лицо окаменело, и я, чуть сдвинув брови, бросал на проходящих мимо жесткие взгляды, пристально разглядывая их.

К моему удивлению, я заметил, как прохожие старались пройти как можно дальше от меня и жались к самой кромке тротуара. Несколько человек, неожиданно изменив траекторию движения, перешли через дорогу, хотя я просто стоял молча , не делал никаких движений и даже не смотрел на них. Видимо, исходящая от меня агрессивность действительно отпугивала людей.

Совершенно неожиданной для меня оказалась реакция старушки, которая вдруг, потрясая зонтиком, правда, на достаточно безопасном расстоянии, начала кричать, глядя на меня, что-то про бандитов, которые заполонили улицы наших чудесных курортных городов, и про родную милицию, которая, как всегда, неизвестно куда смотрит.

На следующем перекрестке я учился притягивать людей. Я стоял, расслабленный и благожелательный, лучась добротой и счастьем. Меня просто атаковали десятки людей, спрашивая о чем-нибудь. Один старичок-алкоголик прицепился ко мне как репей, не столько стремясь стрельнуть денег на выпивку, сколько для того, чтобы поделиться со мной своей горькой участью, неприятностями с дочкой и прочими житейскими проблемами.

В этом отрывке всплывают сразу несколько тем, связанных с вопросом о счастье. Во-первых, мы видим, как с помощью шоу-даосской психотехники Александр Медведев вызывает у себя восхитительное ощущение любви к самому себе, излучая его затем в окружающее пространство. Люди, встречающиеся на его пути, инстинктивно откликаются на его внутреннее состояние положительными эмоциями.

В тех же самых прохожих негативное эмоциональное состояние Александра вызывает ответные отрицательные эмоции. Поскольку способность устанавливать позитивные взаимоудовлетворяющие контакты с другими людьми является одной из важных составляющих способности быть счастливым, можно прийти к выводу, что умение испытывать искреннюю любовь к себе не только искусство, доставляющее вам непосредственное удовлетворение, но и инструмент налаживания межличностных контактов.

Во-вторых, обратив внимание на то, с какой легкостью Александр, подготовленный психотехниками Спокойных, меняет свой эмоциональный настрой, мы приходим к выводу, что при определенной практике мы можем добиться того, чтобы не спровоцированные внешним окружением эмоции и настроения управляли нашим состоянием и мы сами могли выбирать свой эмоциональный настрой, основанный на радости, спокойствии, любви к себе и окружающему миру. Но прежде, чем вы сумеете выработать в себе этот постоянный положительный настрой, вы должны научиться любви к себе.

Понятия красоты, хорошего и плохого, правильного и неправильного всегда субъективны, и как только мы это поймем, как только мы поймем, что зачастую мучительные негативные оценки себя самого или каких-то отдельных своих качеств, которые заставляют нас испытывать чувство стыда, неловкости или собственной неполноценности, – всего лишь программы, случайным образом записанные в нашу модель мира, мы сделаем первый шаг к прекращению внутренней борьбы со своими недостатками или с «внутренним критиком», к принятию себя самого таким, какой вы есть.

Тот, кто рос в атмосфере любви и одобрения окружающих, испытывает к себе гораздо более теплые чувства, чем лишенный в детстве любви и одобрения человек. Тот, кто относится к себе доброжелательно, переносит эту доброжелательность и на других. Ребенок, выросший среди угроз и упреков, учится лишь угрожать и упрекать, в первую очередь самого себя, а затем и других.

Установки, прививаемые нам с детства, часто создают у людей впечатление, что для того, чтобы «заслужить» любовь, нужно быть таким-то и таким-то. Если же ты недостаточно красив, недостаточно умен, недостаточно послушен и т.д., то ты «недостоин» любви. Так в модели мира человека записываются программы, которые заставляют его не любить самого себя или отвергать какую-то свою часть, которая кажется «недостойной» или «не заслуживающей» любви.

В крайних проявлениях подобных программ человек может на подсознательном или даже на сознательном уровне решить, что он недостоин жить. Если программы негативного отношения к самому себе действуют на подсознательном уровне, человек страдает от постоянного ощущения неудовлетворенности или тревожности, поскольку часть его агрессии направляется внутрь, на него самого, и попытки пребывать в хорошем настроении для него чреваты непрестанной внутренней борьбой, на которую расходуются огромные запасы психической энергии.

Более того, человек с подобными программами начинает проецировать подсознательное негативное отношение к самому себе на других, отыскивая в них или воображая у них свои собственные «недостатки» и «пороки». Таким образом он записывает свои негативные программы в модели мира людей, если те относятся к его оценкам некритически и эмоционально.

Как я уже упоминала, моя мать была склонна к излишнему интеллектуальному развитию, и эта дисгармония модели мира лишила ее здоровой доброжелательной эмоциональности. С ее точки зрения, я была «неправильным» ребенком, и в мою модель мира она регулярно записывала установки о том, что я некрасива, жестока, плохо воспитана, упряма, недостойна любви и являюсь божьим наказанием.

К счастью, нашлось достаточное количество людей, которые меня таковой совсем не считали, и негативное воздействие матери в значительной мере компенсировалось любовью других моих родственников и родителей моих друзей. И, хотя программы негативного отношения к себе твердо впечатались в мою модель мира, я еще в детстве на интуитивном уровне поняла, насколько они вредят моему самоосознанию, и начала бороться с ними, в первую очередь приняв на сознательном уровне мысль о том, что скорее всего проблема и корень зла не столько во мне, сколько в характере моей матери.

Осознание того, какой должна быть истинная материнская любовь, на основе которой в основном и формируется у ребенка любовь к самому себе и к окружающим людям, пришло ко мне после прочтения коротенькой африканской сказки. Смысл ее был приблизительно следующим.

Лисица шла куда-то по своим делам, и вдруг ее догнала запыхавшаяся гиена.

– Ты не видела моего сыночка? Он пропал! – воскликнула гиена.

– А какой он из себя? – поинтересовалась лисица.

– Он такой красивый, сильный, стройный, с лоснящейся шерстью и большими блестящими глазами.

Лисица задумалась.

– Нет, такого я не видела, – сказала она. – Недавно пробегал тут один детеныш гиены, но он был маленький, шелудивый, хромой, с маленькими гноящимися глазками.

– Так это и есть мой сыночек! – радостно воскликнула гиена.

– Но ты же только что говорила, что твой сын такой красивый, стройный и сильный! удивилась лисица.

– Для матери сын всегда прекрасен, – ответила гиена.

Эта сказка стала для меня своеобразным откровением. Я поняла, насколько субъективной является человеческая оценка. Действительно, были люди, для которых я была хорошей и красивой, были и такие, кто считал меня неприятной и непривлекательной. Важным оказалось не то, какая я, поскольку объективной истины в этом вопросе не существовало, а то, как я к себе отношусь и как относятся ко мне люди, с которыми я общаюсь. То, что я, следуя установкам, закладываемым в меня матерью, стала бы страдать, считая себя уродливой и недостойной любви, не принесло бы мне ничего, кроме вреда. Почти такой же вред мне могло принести обратное заблуждение – что я весьма красива, умна и достойна самого лучшего.

Я поняла, что к себе, а по возможности и к другим нужно относиться так, как гиена-мать относилась к своему сыну: она знала, что он маленький, хромой и шелудивый, но это для нее не играло никакой роли и в ее глазах он был прекрасен.

Фактически гиена выбрала срединный путь – она просто следовала своим теплым чувствам, не впадая в крайности отрицания или заблуждения.

Как часто люди на полном серьезе задают себе вопросы: «Достоин ли я любви?», «Достоин ли я счастья?», мучаясь потом в поисках ответа.

Подобные вопросы сами по себе абсурдны, и задают их лишь люди, в модели мира которых сказывается сильное влияние программ негативного отношения к самому себе.

Научиться любить самого себя не так просто, как это может показаться с первого взгляда. Для этого существует много разных психотехник.

Самое первое, с чего вы должны начать, – это с медитации осознания приведенной выше африканской сказки.

Представьте себя матерью-гиеной и постарайтесь вызвать в себе ее чувства, постепенно увеличивая их глубину и интенсивность. Затем представьте себя ее сыном и прочувствуйте его благодарное и счастливое восприятие теплых чувств матери.

Потом представьте себе, что гиена-мать – это ваша собственная мать и что именно ее любовь и ее отношение к вам сформировало ваше самовосприятие, с одной стороны, здраво учитывающее все ваши преимущества и недостатки, но, с другой стороны, не имеющее негативных и самоотрицающих составляющих. Вы такой, какой вы есть, и именно таким вы достойны любви. Затем сделайте своими составными частями и гиену-мать и гиену-сына. Гиена-сын – это то, что вы есть, а гиена-мать – это та критическая часть вас, которая оценивает вас.

От этого вы можете перейти к медитации осознания чистой, необусловленной любви, запоминая это удивительное волшебное чувство.

Естественно, что все упражнения должны предваряться «внутренней улыбкой», созданием стабильного положительного эмоционального фона и легкими потоками приятных оргазмических ощущений.

Подобную медитацию любви к себе хорошо проводить перед сном, расслабляясь и засыпая в теплом уютном и безопасном облаке непреходящей и чистой любви.

Итак.

УЧИТЕСЬ ЛЮБИТЬ САМОГО СЕБЯ. С ДЕТСТВА В ВАШУ МОДЕЛЬ МИРА ЛЮДИ ЗАКЛАДЫВАЛИ ПРОГРАММЫ НЕГАТИВНОГО ОТНОШЕНИЯ К САМОМУ СЕБЕ, ОСУЖДАЯ КАКИЕ-ТО ВАШИ КАЧЕСТВА, УБЕЖДЕНИЯ ИЛИ ПОСТУПКИ. ПОДСОЗНАТЕЛЬНО ПОДАВЛЯЯ ЗАЛОЖЕННОЕ В ВАШУ МОДЕЛЬ МИРА ОТРИЦАТЕЛЬНОЕ ОТНОШЕНИЕ К САМОМУ СЕБЕ, ВЫ ЗАТРАЧИВАЕТЕ МНОГО ЭНЕРГИИ И ВСе ЖЕ НЕ МОЖЕТЕ ЧУВСТВОВАТЬ СЕБЯ ПОЛНОСТЬЮ УДОВЛЕТВОРеННЫМ, ТАК КАК НЕГАТИВНЫЕ ПРОГРАММЫ ПОСТОЯННО ПРОЯВЛЯЮТСЯ В ВИДЕ НЕОСОЗНАННОЙ ТРЕВОЖНОСТИ, НАПРЯЖЕНИЯ, ТОСКИ ИЛИ БЕСПОКОЙСТВА.

ВАШЕ ВНУТРЕННЕЕ САМООЩУЩЕНИЕ НА ИНТУИТИВНОМ УРОВНЕ ВОСПРИНИМАЕТСЯ ДРУГИМИ ЛЮДЬМИ, И ЕСЛИ ВЫ НЕ СПОСОБНЫ ИСКРЕННЕ ЛЮБИТЬ СЕБЯ, ВАМ ТРУДНО БУДЕТ ВНУШИТЬ ЛЮБОВЬ К СЕБЕ ОКРУЖАЮЩИМ.

ПЕРВЫМ ШАГОМ К МИРУ С САМИМ СОБОЙ И ЛЮБВИ К САМОМУ СЕБЕ БУДЕТ ОСОЗНАНИЕ ТОГО, ЧТО ВЫ НЕ ПЛОХОЙ И НЕ ХОРОШИЙ, ВЫ ТАКОЙ, КАКОЙ ВЫ ЕСТЬ, И, ЕСЛИ ВАМ ЧТО-ТО В СЕБЕ НЕ НРАВИТСЯ, ВМЕСТО ТОГО, ЧТОБЫ НАКАЗЫВАТЬ САМОГО СЕБЯ НЕДОВОЛЬСТВОМ, СТЫДОМ, ПРЕЗРЕНИЕМ ИЛИ ОТТОРЖЕНИЕМ, СМИРИТЕСЬ С ТЕМ, ЧТО ВЫ ТАКОЙ, И НАЧНИТЕ ПОСТЕПЕННО И БЕЗ НАПРЯЖЕНИЯ ИЗМЕНЯТЬ НЕПРИЯТНЫЕ ВАМ КАЧЕСТВА. ПОВЕРЬТЕ, ЧТО ИЗМЕНИТЬ СВОИ ПРИВЫЧКИ, И СТИЛЬ ПОВЕДЕНИЯ ГОРАЗДО ПРОЩЕ, ЧЕМ ТРАТИТЬ ВРЕМЯ И СИЛЫ НА БЕСПЕРСПЕКТИВНУЮ БОРЬБУ С СОБОЙ ИЛИ С НЕПРИЯТИЕМ САМОГО СЕБЯ.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В «ПОТЕРЯННЫЙ РАЙ».

В утробе матери и в раннем младенчестве ребенок переживает уникальный опыт единения с матерью, дающей ему пищу и ласку, покой и чувство защищенности. Это уникальное ни с чем не сравнимое переживание любви, единения, абсолютного покоя и безопасности, воспоминание о котором сохраняется в подсознании, а во взрослом возрасте иногда напоминает о себе, проявляясь совершенно особыми ощущениями. В этих случаях нас охватывает щемящее чувство не то воспоминания, не то ностальгии о неком «потерянном рае», о совершенной всеохватывающей любви, покое и блаженстве, которые должны где-то существовать и в которые мы хотели бы погрузиться, навсегда позабыв о заботах и печалях.

В большинстве случаев мы не понимаем, откуда исходит это призрачное и светлое ностальгическое чувство, не отдаем себе отчета в том, что оно – отголосок воспоминаний младенческого, а то и внутриутробного периода, когда наше «я» еще не было сформировано, а не осознающий своей индивидуальности ребенок являлся составной частью Вселенной, представленной его матерью.

Взрослея, ребенок утрачивает свой рай. Он начинает отделять себя от матери и остального мира, осознавать свое «я» и свои собственные потребности, которые уже не удовлетворяются в полной мере, так как это было в утробе матери или в раннем младенчестве. Происходит своеобразное «изгнание из рая» в чужой, непонятный, непредсказуемый мир, к которому ребенок по мере своих сил и возможностей более или менее удачно приспосабливается.

На чувстве-воспоминании о «потерянном рае» основывается наша потребность в безусловной любви, дающей всеохватывающее чувство безопасности. На нем же частично основываются религиозная вера, потребность в некой мистической «свободе», достижении нирваны или «слиянии с Абсолютом».

Оказавшись перемещенными из рая в ад, из блаженства материнского чрева во внешний мир, мы утратили ощущение стабильности, защищенности и покоя. Вполне понятно, что нам хочется отыскать в непредсказуемо изменчивой действительности нечто неизменное и надежное, определенную «точку опоры» – что-то, во что можно было бы беззаветно верить, на что можно было бы полагаться.

Кто-то ищет человека, который бы понял и принял его целиком и полностью, любил бы его «таким, какой он есть», кто-то пытается отыскать опору в религии, философии, науке или искусстве.

Иллюзия «обретения потерянного рая» нередко возникает в период влюбленности. Связь между чувством влюбленности и воспоминаниями о младенческой связи с матерью ясно просматривается в процитированном ниже отрывке из романа Артуро Переса-Реверте «Дело чести».

– По-моему, я в тебя влюбилась, – сказала она, не отрывая взгляда от моря.

– Да ладно тебе, – пробормотал я – нужно же было сказать что-нибудь.

Но у меня пересохло во рту, и мне хотелось заплакать, прижаться лицом к ее теплой шее и забыть обо всем, даже о собственной тени. Я подумал, какой была моя жизнь вот до этой самой минуты.

...

«Распроклятая жизнь и распроклятое одиночество», – подумал я. И снова почувствовал то, от чего у меня внутри будто все размякло, как в детстве, когда мать целует тебя, и тебе так хорошо и уютно, и не подозреваешь, что это всего лишь передышка перед тем, как станет холодно и страшно.

– Иди-ка сюда.

Я просунул правую руку, все еще перевязанную ее платком, под затылок девочке и привлек ее к себе.

Она казалась такой маленькой, такой хрупкой, и от нее по-прежнему пахло, как от крохотного ребенка, только что проснувшегося в своей кроватке. Я уже говорил: мужик я неученый и плохо разбираюсь в чувствах, но тут понял, что вот этот запах или воспоминание о нем, которое вдруг вернулось ко мне, и есть моя родина и моя память. Единственное место на свете, куда я хочу вернуться и где хочу остаться навсегда.

Теперь посмотрим, как индийская религия определяют нирвану.

Нирвана – это высшее состояние сознания, состояние невыразимого покоя, вне пространства и времени, вне непостоянства эмпирического бытия, вне паутины желаний, вне бесконечного круга перерождений; отсутствие иллюзий, избавление от всех страстей, от всего преходящего, состояние подлинной свободы и погруженности в космическое сознание.

Не правда ли, описание вполне подходит к состоянию, которое испытывает ребенок в чреве матери?

Подсознательная потребность в оберегающем и защищающем родителе также становится источником веры в бога. Каким является этот таящийся в подсознании родитель? Согласно воспоминаниям о «потерянном рае», он всемогущ, несказанно к нам добр и милостив, он принимает нас такими, какие мы есть, он дарует нам защиту, ощущение стабильности, покоя и блаженства. Вам ничего не напоминает это описание?

Неудивительно, что чувство религиозного экстаза и безграничной любви к Богу, растворения в нем и исходящей от него благодати является полным аналогом младенческого чувства единения с матерью.

То, что в детстве мы, сами того не понимая, на подсознательном уровне расценили как «изгнание из рая», породило в нас чувство тревоги и беззащитности, заставляющее нас мучительно искать способ «возвращения в рай» – через любовь, религию, философию или мистические переживания.

В процессе поиска «синей птицы» – «потерянного рая» – мы периодически разочаровываемся и отчаиваемся. Мир оказывается «не таким, как должен быть», «любовь обманывает», а привычные представления рушатся под напором изменяющейся действительности. Эти разочарования не удивительны – ведь мы не понимаем до конца, что мы в действительности ищем и что мы в итоге хотим получить. Невозможно найти то, что не существует. Невозможно получить то, чего нет. Невозможно вернуться в чрево матери и обрести абсолютную удовлетворенность и защищенность, без желаний, страданий, страха смерти, болезненных воспоминаний прошлого и тревоги о будущем.

Занимаясь поиском того, чего нет, пытаясь смягчить свою тревогу действиями, не приводящими в итоге к желаемому результату, человек перестает замечать то, что является для него действительно важным, то, что может дать ему реальные радость и счастье. Он забывает о том, что мы – это наше восприятие. Ад и рай в действительности не существуют. Это лишь способы ощущать себя и окружающий мир. Для того, кто научится жить в гармонии с миром, принимать мир таким, какой он есть, и адекватно в нем действовать, окружающий мир станет тем самым домом, тем самым «потерянным раем», к возвращению в который человек подсознательно стремится.

Когда я была еще ребенком, мой отец, мастер спорта по альпинизму, каждое лето увозил меня в горы на Кавказ.

Альпинисты научили меня воспринимать горы как живое существо, могучее и прекрасное. Я узнала, что горы благосклонны к тем, кто соблюдает определенные правила, и наказывают тех, кто эти правила нарушают. Я училась правильно ходить, правильно лазить по скалам и, главное, правильно себя чувствовать – ощущать с горами неразрывную связь. Горы стали для меня живым существом, с которым я общалась на каком-то особом внутреннем уровне. Иногда это общение настолько захватывало меня, что у меня возникало чувство «воспоминания о потерянном рае», хотя, конечно, в то время я этого не понимала. Бывали моменты, когда я ощущала присутствие гор кожей, всем телом, буквально всем своим существом. Я чувствовала, что горы поддержат меня и помогут мне, если я буду вести себя так, как это необходимо, и не ошибусь, рассчитывая свои силы.

Каждое лето в горах гибли альпинисты. Ощущение того, что горы не шутят, что в самом неожиданном месте тебя может подстерегать опасность, обостряли ощущения, но, возможно, из-за детского возраста я никогда не чувствовала страха, лишь вела себя более осторожно, тщательно соблюдая технику безопасности.

Потом я стала ездить в геологические экспедиции и узнала людей, которые относились к тайге так же, как альпинисты относятся к горам. Тайга тоже стала для меня живым существом, я научилась соблюдать ее правила и общаться с ней.

Чувство «ощущения мира как собственного дома» в чем-то сродни описанным выше переживаниям «единения с горами или с тайгой». Человек, знающий правила игры и изучивший территорию, на которой эта игра проходит, чувствует себя значительно более уверенным, хотя и знает, что выигрывать всегда невозможно. Он понимает, что бывают обстоятельства и случайности, которые он не может контролировать, но это не беспокоит его. Хороший игрок делает то, что от него зависит, и делает это наилучшим образом. Он не тревожится о будущем и не сожалеет о прошлом, а лишь совершенствует свое мастерство игры, наслаждаясь многообразием мира, который является для него источником всех вещей, его матерью и отцом, его убежищем и его богом.

«Потерянный рай» в действительности находится вокруг нас. Все, что нам нужно сделать, это разглядеть в мире и в себе самих то, чего в погоне за призрачными иллюзиями мы раньше попросту не замечали.

ПЕРЕКЛЮЧЕНИЕ НА ВОСПРИЯТИЕ.

В этом разделе мы дадим вам один из ключей к «обретению потерянного рая». Этот ключ называется «переключение на восприятие».

Самые мудрые вещи, самые главные истины, как правило, оказываются настолько простыми, что мы попросту не уделяем им внимания (вспомните Шерлока Холмса: «Лучший способ спрятать вещь, которую ищут, – это положить ее на самое видное место, где никому не придет в голову ее искать»).

Одна из таких истин, по опыту знакомая каждому ребенку и, к сожалению, слишком часто забываемая взрослыми, заключается в том, что подлинная радость жизни приходит к нам через живое и непосредственное восприятие окружающего мира, не искаженное прогнозами и оценками практичного ума.

Ум создает схемы и предположения, просчитывает возможности, изобретает подходящие объяснения и ищет во всем некую пользу. Деятельность ума может приносить удовлетворение, но настоящей радости она не дает.

Настоящую радость приносит естественное живое восприятие, ощущение непосредственного эмоционального контакта с внешним миром или с другими людьми, восприятие, не омраченное страхами, расчетами или прогнозами.

Интеллект отмечает в первую очередь то, что с его точки зрения представляет определенную практическую ценность, отметая все, что он считает «лишним» или «ненужным». Находясь под влиянием интеллекта, мы, выходя на улицу, не смотрим на окружающую природу, не наслаждаемся видом деревьев, неба и солнца. С точки зрения интеллекта этот пейзаж мы видели уже сотни раз, и ничего нового он нам сказать не может, а раз так, то нечего напрасно тратить время.

Интеллект планирует, куда надо пойти и что сделать, где что купить, как спланировать рабочий день и т.д. Работа интеллекта важна и необходима для нас. До тех пор пока интеллект держится в надлежащих рамках, помогая нам эффективно справляться с насущными задачами, проблем не возникает. Они появляются лишь тогда, когда интеллект начинает работать «когда надо и когда не надо», погрязая в трясине бесконечных прогнозов, подавляя эмоциональную сферу и лишая человека естественной радости восприятия окружающего мира и взаимодействия с ним.

Собака, выходя на прогулку, неизменно испытывает неподдельную радость. Она бегает, нюхает, исследует двор, полностью погружаясь в процесс восприятия, обнаруживая нечто новое, чего не было вчера или позавчера. Ей не известны скука и депрессивные размышления типа: «Суета сует – все суета», «Что пользы человеку от того, что трудится он под солнцем?», «Какая тоска – каждый день видеть одно и то же» и т.д.

Младенец находится в состоянии чистого восприятия. Если о нем заботятся надлежащим образом, он не испытывает страха перед миром, от которого он себя пока еще не отделяет. Когда потребности младенца в пище и ласке полностью удовлетворяются, он переживает нирваноподобное состояние спокойного блаженства и безмятежности, воспоминания о котором сохраняются в подсознании, и к которому, став взрослым, он подсознательно стремится вернуться.

Восприятие находится вне прошлого или будущего. Полностью погружаясь в восприятие, вы как бы выпадаете из потока времени, перестаете оценивать то, что вас окружает, прекращаете прокручивать в голове обрывочные или навязчивые мысли, воспоминания о каких-то неприятностях или планы на будущее.

Секрет мудрости и счастья предельно прост. Он заключается в том, чтобы использовать преимущества интеллекта для решения насущных задач, по мере возможности (когда это позволяют обстоятельства) переключаясь на являющееся источником естественного удовольствия полноценное восприятие окружающего мира, своего тела и себя самого. Своевременное переключение на восприятие поможет вам избежать расставляемой интеллектом ловушки фантастических прогнозов, страхов, навязчивых воспоминаний или размышлений.

Предложенные в этой книге медитации и упражнения «вкуса жизни» – это в первую очередь медитации восприятия. Благодаря этим упражнениям вы не только обострите свое восприятие, но и научитесь придавать ему выраженную положительную окраску.

Когда вы выходите на улицу, воспринимайте мир как можно более полно – с его звуками, запахами, красками. Старайтесь каждый раз отыскать что-то новое, какую-то не замеченную прежде деталь. Обратите внимание на то, как отражаются в луже облака, как сверкает солнечный луч на оконном стекле, как громко и скандально чирикают воробьи, дерущиеся за кусочек хлеба, ощутите дуновение ветра на коже лица, вкус воздуха или капель дождя.

Во время еды как можно более полно наслаждайтесь видом, вкусом и запахом пищи. Если вы обедаете в приятной компании или за красиво накрытым столом, старайтесь одновременно наслаждаться общением, видом блюд, цветом и текстурой скатерти, пейзажем за окном и т.д.

Поначалу вам может быть нелегко одновременно уделять внимание ощущениям, исходящие от разных источников и органов чувств, но со временем ваша способность к восприятию деталей внешнего мира будет увеличиваться, а вместе с ней будет расти ваша способность испытывать ощущение удовольствия от восприятия окружающего мира.

Период острой влюбленности характеризуется в первую очередь резким обострением восприятия. Влюбленный не думает о том, что у любимой красивые глаза, он погружается в омут этих глаз, ощущает их красоту всем своим существом. То же самое относится к запаху, голосу, движениям любимого человека.

Без полноценного переключения на восприятие невозможна качественная сексуальная близость, для которой характерно получение максимального наслаждения от всех органов чувств – обоняния, зрения, слуха, вкуса, тактильных ощущений.

Чем полнее вы сможете переключаться на положительное восприятие окружающего мира, своего тела и своего «я», тем меньше вы будете попадаться в лишающие вас радости жизни «ловушки интеллекта» – навязчивые размышления, сожаления о прошлом или прогнозирование будущего.

Вернуться в «потерянный рай» не так сложно, как это может показаться. Для этого достаточно восстановить заложенную в нас природой естественную способность полноценного восприятия окружающего мира, научиться наслаждаться тем, что делаешь, и тем, что имеешь, простыми вещами, постоянно окружающими нас, но которым наш интеллект, занятый всевозможными прогнозами, фантазиями и проектами, как правило, не уделяет внимания.

Переключаясь на восприятие, даже скучный процесс чистки зубов можно превратить в удовольствие. Ощутите вкус зубной пасты, то, как щетинки зубной щетки массируют ваши десны, делая их более здоровыми и крепкими. Ощутите удовольствие от того, как становятся чистыми и гладкими ваши зубы, как свежеет ваше дыхание, как холодит десны вода при ополаскивании рта. Воспринимайте процесс чистки зубов как акт заботы о своем теле, укрепляющий ваше здоровье и ощущение общего благополучия.

Научитесь наслаждаться своим телом, протекающими в нем естественными процессами, своими движениями, гимнастикой, которую вы выполняете, книгами, которые вы читаете, музыкой, которую вы слушаете, лицами и голосами друзей и любимых, уютом своего дома и множеством других мелочей, которые, в отличие от наших фантазий о будущем, являются главными составляющими нашей реальной жизни. Жизни, которая протекает здесь и сейчас, а не в прошлом и не в будущем.

Научившись переключаться на восприятие, вы обретете свойственную мудрецам способность радоваться самому процессу жизни и на собственном опыте убедитесь, что умение наслаждаться процессом существования значительно важнее воплощения в жизнь неких фантастических идеалов или достижения целей, которые на определенном этапе вашего жизненного пути казались вам чрезвычайно важными. Идеалы, цели и представления меняются под воздействием тех или иных обстоятельств. Между тем естественная способность радоваться жизни, свойственная счастливым людям и мудрецам, – одна и та же вне зависимости от эпохи, вероисповедания или культуры.

ПОСЛЕСЛОВИЕ.

Вот наконец вы прочитали эту книгу. Какие-то из приведенных в ней рекомендаций вы сможете сразу испробовать на практике, что-то заставит вас задуматься, а что-то может показаться слишком сложным и невыполнимым.

Изложенные здесь отдельные упражнения и идеи построения гармоничной личности – лишь отдельные кусочки мозаики, составляющей единую картину учения о формировании всесторонне развитого, счастливого и полноценного человека, созданного в глубокой древности последователями тайного даосского клана, учения, постоянно дополняющегося и совершенствующегося и в конце концов дошедшего до наших дней.

Но даже эти небольшие отдельные элементы знания, «снежинки, падающие с неба», как называют их последователи Шоу-Дао, помогут вам уже сейчас в значительной степени изменить свою жизнь к лучшему, насытив ее регулярными и интенсивными переживаниями положительных эмоций, которых нам так часто не хватает в этой сложной и переменчивой жизни.

В период, когда писалась эта книга, мои издатели попытались провести опрос населения на тему о том, купили бы они книгу серии «Технология счастья», в которой даются психотехники, помогающие человеку получать полноценное удовольствие от своего существования, чувствовать себя счастливым и уравновешенным.

К моему удивлению, оказалось, что большинство опрошенных восприняли само название серии «Технология счастья» чуть ли не как издевательство. Они с возмущением говорили о том, что в стране сейчас полный развал, зарплаты не выплачивают, нет никакой уверенности в завтрашнем дне, а тут какой-то автор решил поучать их, как быть счастливыми. Эта книга – просто насмешка над страдающим от хронического безденежья народом.

На эту, кому-то могущую показаться логичной точку зрения мне бы хотелось возразить, что подобная книга нужна в первую очередь именно людям, в силу неблагоприятных обстоятельств или склада характера чувствующим себя несчастными, а не тем, кто купается в роскоши и чьи желания исполняются словно по мановению волшебной палочки. Лекарства нужны больным, а не здоровым, и психотехники, помогающие чувствовать себя радостными и удовлетворенными, несмотря на то, что жизнь время от времени наносит вам удары, тем более необходимы народу нашей страны, в настоящее время переживающей очередной экономический и политический кризисы.

Если сравнить условия нашей жизни с условиями существования в странах Африки или Юго-Восточной Азии, народ которых страдает от голода, засухи, войн, то наша жизнь покажется для них столь же прекрасной, желанной и недостижимой, как жизнь миллионеров из мыльных опер для жадно припадающих к экрану российских телезрителей.

Но, как мы видим, у всех есть свои проблемы – и у героев телесериалов, и у российских граждан, и у истощенных голодом жителей Сомали, все имущество которых нередко ограничивается набедренной повязкой.

Естественно, что во многом способность быть счастливым зависит от условий жизни, но в гораздо большей степени оно зависит от того, как именно мы относимся к условиям своей жизни – сдаемся и плачем, утопая в жалости к себе, или боремся и побеждаем; считаем, что все предопределено и удел человека на земле – страдания, которые когда-нибудь компенсируются на небесах, или воспринимаем жизнь как прекрасный подарок, которым одарила нас судьба.

В Испании меня поразило огромное количество людей, в той или иной форме пребывающих в депрессии – если не клинической, то «бытовой». Я даже шутила по поводу того, что депрессия – национальный испанский спорт.

Испанцы, которые по сравнению с русским народом жили в стабильной стране с неплохим уровнем жизни и социальным обеспечением, с великолепным мягким и здоровым климатом, с богатейшей природой – горами, пляжами, теплым и ласковым морем, с огромной индустрией развлечений, регулярно жаловались на то, как тяжела и беспросветна их жизнь. Тут были и вечные жалобы на нехватку денег, и на коварство и вероломство представителей противоположного пола, и на невыносимо долгую и холодную испанскую зиму (дело было в Барселоне, где температура самого холодного месяца обычно колеблется от десяти до пятнадцати градусов тепла и почти все время светит солнце), и на отсутствие уверенности в будущем и т. д. и т. п.

Один мой знакомый впадал в депрессию, как только солнце скрывалось за тучами, говоря: «Какой ужасный печальный день. В такую погоду совершенно ничего не хочется делать».

Другой мой знакомый непрерывно страдал от скуки и одиночества, но состояние универсальной тоски по поводу несовершенства мира он предпочитал общению с друзьями и развлечениям. Помимо квартиры в Барселоне, он владел большим загородным домом в десяти минутах от пляжа, но при этом он около пятнадцати лет не бывал на пляже и не купался в море. Зато он периодически выдавал перлы жизненной мудрости типа «можно верить только в смерть и в налоги» и предавался размышлениям по поводу несовершенства мира и человеческих существ.

По-правде говоря, возвращаясь из Испании в Россию, я чувствовала себя как человек, вырвавшийся из «клуба страдальцев» на удалой праздник с песнями и плясками. В первый момент мне казалось, что веселое настроение моих русских друзей похоже на пир во время чумы, поскольку никто из них не впадал в депрессию оттого, что солнце зашло за тучку, а на очередной экономический кризис народ откликался бодрой и единодушной закупкой продовольствия в таких количествах, что экономным испанцам его хватило бы на несколько лет.

Отношение человека к жизни – это специфическая форма мировоззрения, которую вам внушили в течение вашей жизни. Если вас приучили печалиться, когда солнце заходит за тучку, вы будете делать это в течение всей жизни, не задумываясь о том, правильно ли это, – просто будет автоматически срабатывать программа, записанная в вашей модели мира. Но если вы когда-нибудь поймете, что и в пасмурном дне есть своя прелесть, что этот день тоже в чем-то может быть прекрасным, удивительным и неповторимым, если вы сделаете его таковым, вы станете чуть-чуть счастливее. Так, шаг за шагом меняя свои негативные и пессимистические программы на позитивные и оптимистические, вырабатывая стабильное позитивное отношение к жизни, вы сможете наслаждаться жизнью даже в ситуациях, некогда казавшихся вам «невыносимыми» или «трагическими».

БУДЬТЕ СЧАСТЛИВЫ!

Оглавление.

Формулы счастья. ЧТО ТАКОЕ СЧАСТЬЕ? МОЖНО ЛИ НАУЧИТЬСЯ БЫТЬ СЧАСТЛИВЫМ? ПОЧЕМУ ЧЕЛОВЕК ЧУВСТВУЕТ СЕБЯ НЕСЧАСТНЫМ? СВЯЗЬ ОСОБЕННОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ И ОЩУЩЕНИЯ СЧАСТЬЯ В ИССЛЕДОВАНИЯХ ЗАПАДНЫХ ПСИХОЛОГОВ. ЧТО ТАКОЕ МОДЕЛЬ МИРА? ФОРМУЛЫ СЧАСТЬЯ. 1. ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ И БИОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЧИНЫ. 2. ИСКАЖЕНИЯ И ОГРАНИЧЕНИЯ МОДЕЛИ МИРА. 3. ОТСУТСТВИЕ СТАБИЛЬНОГО ПОЛОЖИТЕЛЬНОГО ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ФОНА (ТОЧКИ РАВНОВЕСИЯ). КЛЮЧИ К СЧАСТЬЮ. УЧИТЫВАЙТЕ СВОЮ ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ. СОЗДАНИЕ СТАБИЛЬНОГО ПОЛОЖИТЕЛЬНОГО ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ФОНА. «УЛЫБКА БУДДЫ» ИЛИ «ВНУТРЕННЯЯ УЛЫБКА». ПЕРЕХОД ОТ ОТРИЦАТЕЛЬНОГО ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ФОНА К ПОЛОЖИТЕЛЬНОМУ. ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ ЭМОЦИИ И ОРГАЗМИЧЕСКИЕ ОЩУЩЕНИЯ. ИНТЕНСИФИКАЦИЯ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫХ ЭМОЦИЙ. УПРАЖНЕНИЯ «ВКУСА ЖИЗНИ». ПРЕОБРАЗОВАНИЕ ОТРИЦАТЕЛЬНЫХ ЭМОЦИЙ В ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ. «ПОЛУЧЕНИЕ УДОВОЛЬСТВИЯ» – МЕДИТАЦИИ «ВКУСА ЖИЗНИ». НЕ БОЙТЕСЬ ПОТЕРИ СВОЕЙ ИДЕНТИЧНОСТИ. «ШАШЛЫКИ ПО-ЯПОНСКИ», ИЛИ ПОЛУЧЕНИЕ УДОВОЛЬСТВИЯ ОТ ПРОЦЕССА. ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ТРЕНИРОВОК. Принцип постоянства – «течение реки». Принцип преодоления – «разящий меч». Принцип постепенности – «малые глотки». Принцип сверхусилия – «прыжок на гору». Принцип последовательности – «со ступени на ступень поднимаясь по небесной лестнице». Принцип правильного направления – «следуя за стрелой», то есть следуя правильной методике. Принцип спокойствия – «истинное спокойствие». Принцип напряжения – «натянутый лук». Принцип «озера радости». Принцип стимула – «убегая от тигра». Принцип «беря большое, не упускай малое». Принцип «беря малое, не упускай большое». Принцип «озера удивления». Принцип невозмутимости – «водная гладь». Принцип осознавания каждого своего действия – «сияние полной луны». ВВЕДЕНИЕ ОБЩИХ ПРИНЦИПОВ ТРЕНИРОВОК В МОДЕЛЬ МИРА С ПОМОЩЬЮ МЕДИТАЦИИ ОСОЗНАНИЯ. «ТЕЧЕНИЕ РЕКИ» И «ОЗЕРО РАДОСТИ». СРЕДИННЫЙ ПУТЬ – РАВНОВЕСИЕ МЕЖДУ «ДА» И «НЕТ». СРЕДИННЫЙ ПУТЬ В СИСТЕМЕ ЦЕННОСТЕЙ. РАВНОВЕСИЕ МЕЖДУ СТРЕМЛЕНИЕМ К ДОСТИЖЕНИЮ ЦЕЛИ И НЕ ОРИЕНТИРОВАННЫМ НА БУДУЩЕЕ ПОГРУЖЕНИЕМ В ПРОЦЕСС ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИЛИ СУЩЕСТВОВАНИЯ. СЛАБЫЕ МЕСТА ЖеСТКОЙ МОДЕЛИ МИРА. РАСШИРЕНИЕ МОДЕЛИ МИРА. ДОПОЛНЕНИЕ МОДЕЛИ МИРА ПОЛЯРНЫМИ ЖИЗНЕННЫМИ ЦЕННОСТЯМИ. УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ПРИНЦИП ШОУ-ДАО, ИЛИ КАК ОТБИРАТЬ ПРОГРАММЫ ДЛЯ ВВЕДЕНИЯ В ВАШУ МОДЕЛЬ МИРА. ПОТРЕБНОСТИ И ЖАЖДЫ. ЖАЖДА ЖИЗНИ, ИЛИ ЖАЖДА БЕЗОПАСНОСТИ. ЖАЖДЫ СЛУГИ И ГОСПОДИНА. ЖАЖДА УСЛОЖНЕНИЯ ЖИЗНИ. ЖАЖДА ОЩУЩЕНИЙ. ЖАЖДА ОБЩЕНИЯ. ЖАЖДА СПРАВЕДЛИВОСТИ, ИЛИ ЖАЖДА ЗАСТУПНИКА. ЖАЖДА УПОРЯДОЧЕННОСТИ. ЖАЖДА САМОЛЮБОВАНИЯ. ЖАЖДА ЖАЛОСТИ К СЕБЕ. ЖАЖДА СОЧУВСТВИЯ. ЖАЖДА УКРЫТИЯ. ЖАЖДА ЭМОЦИЙ. «ЧЬЕ ИСКУССТВО ЛУЧШЕ?». КОНСТРУКТИВНЫЕ И ДЕСТРУКТИВНЫЕ ЖАЖДЫ. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЖАЖД. ЛЮБОВЬ К САМОМУ СЕБЕ. ВОЗВРАЩЕНИЕ В «ПОТЕРЯННЫЙ РАЙ». ПЕРЕКЛЮЧЕНИЕ НА ВОСПРИЯТИЕ. ПОСЛЕСЛОВИЕ.