Гипнотические приемы в общении.

О заговорах и «порче».

Исторически сложилось, что особые состояния сознания и гипнотический транс нельзя рассматривать вне такой категории явлений, как заговоры и молитвы. В них закреплены результаты многовековой практики по выработке универсальных механизмов изменения сознания, они и поныне позволяют устанавливать глубокий контакт с личностью на уровне подсознания.

Заговоры, по сути, есть то, что сохранилось от древнейших языческих знаний. В них обращаются к силам света — или тьмы; те, кто произносит их, умываются росой и становятся лицом к восходящему солнцу — или к луне, и т. д.

Если силой заговоров знахари и до сегодняшнего дня лечат — или уничтожают, полярно меняют чувства (злобу на любовь, и наоборот), смиряют несчастную любовь и ревность — то нельзя и сбрасывать со счетов такой способ воздействия на человеческую психику.

А то, что мы совершенно не понимаем самих механизмов такого воздействия, это не столь уж важно.

Описано множество магических обрядов, построенных на словесных формулах; существует даже термин «вербальная магия». Приказ, внушение, психологическое воздействие — сила человеческого слова огромна.

Остатки очень древнего знания уцелели в заговорах и заклятиях, некоторых народных обрядах, и нельзя силу этого знания недооценивать.

В народном сознании глубоко укоренилось такое иррациональное понятие, как «порча». Это, как выяснили ученые, формула из точно подобранных и определенным образом расположенных слов с запрограммированным результатом.

«Профессиональный» знахарь, колдун быстро находит путь к подсознанию клиента, ибо знает, какой звук, слово, в каких условиях и на что подействует. Да и каждый из нас в состоянии аффекта может «приговорить» другого к несчастьям.

Сейчас уже очень многие ученые уверены: проклятие — это своего рода вирус, способный поразить иммунитет. По народному поверью, произнесенная анафема может сохранять свою силу в течение семи лет, прежде чем обрушится на того, кому адресована. Злое слово способно даже изменить структуру воды: ее молекулы приобретают свойства, аналогичные известным ядам.