Исцеляющая сила чувств.

Предупреждение.

Информация и идеи данной книги предназначены для того, чтобы дополнить лечение, предписанное вашим врачом, а не заменить его. Автор предостерегает вас: не пытайтесь самостоятельно ставить себе диагноз или приниматься за самолечение от серьезной болезни без помощи компетентного специалиста. Все больше врачей готовы сотрудничать с клиентами, которые желают улучшить свой режим питания и образ жизни; если вы проходите курс лечения или принимаете медикаменты, мы предлагаем обсудить этот вариант с вашим лечащим врачом.

Мысли и эмоции – это то, чем питается наша психика.

Как нашему телу, чтобы достичь максимального здоровья и энергии, требуется определенный баланс витаминов, протеинов и других питательных веществ, – точно так же каждый из нас нуждается в индивидуальном балансе умственных «питательных веществ», чтобы психика наша оставалась позитивной, уравновешенной и творческой.

Многие люди – наверное, большинство – этого не осознают. Они верят, что счастье – результат удачного стечения обстоятельств. Если солнце светит, ваши акции растут, а ваш вес снижается, вы счастливы. И вдруг – хлоп! – и вы несчастны.

Только это не соответствует действительности. Никоим образом.

Современная холистическая (целостная) психология говорит, что в нашей власти изменить собственное самоощущение. Более того, это наша обязанность – создать хорошие, позитивные чувства, которые придают жизни ценность. И новая холистическая психология учит нас, как этого добиться.

Новые духовные учителя говорят нам – и доказывают это бесчисленными исследованиями, – что наша психологическая установка оказывает мощное влияние на наше физическое здоровье. Как вы убедитесь, прочитав эту книгу, наш склад ума и наши эмоции могут либо действовать как могучий щит против всевозможных болезней – от головной боли до рака, – либо, наоборот, могут причинить любые недомогания – весь набор вплоть до сердечного приступа.

Следовательно, наша способность контролировать и изменять собственные установки и эмоции служит двум целям: счастью и здоровью.

Лично я верю, что мы нынче находимся на этапе некоего прорыва и все больше понимаем, что определенные мысли, чувства и переживания являются витаминами А, В и С, поддерживающими эту связь между счастьем и здоровьем. Фактически уже существуют особые предписания – «умственная диета», если хотите – относительно мыслей и поведения, которые могут восстановить телесное и душевное здоровье. Доктор философии Дэвид Бреслоу рекомендовал «десять крепких объятий в день» в качестве суточной нормы уже десятилетие тому назад, когда я впервые встретился с ним в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе. В то время я думал, что это несколько странный подход к делу. Сегодня я понимаю, что это было озарение – равнозначное, возможно, сделанному более ста лет назад открытию, что если ежедневно съедать по свежему лимону, то можно предотвратить цингу, ужасную болезнь, вызываемую недостатком витамина С.

Вы, наверное, думаете, что чувства отчуждения или одиночества – а именно от них спасают крепкие объятия (и сердечное тепло, и любовь) – ни в какое сравнение не идут с физическими болезнями наподобие цинги, которая разрушает кровеносные сосуды и от которой выпадают ваши зубы. Но не будьте столь уверены.

Если вы профессионально занимаетесь диетологией, вы должны знать, что у японцев очень низкий уровень сердечных заболеваний. Однако, когда японцы эмигрируют на Гавайи и начинают есть больше западной пищи, которая богаче жирами, нежели их традиционная диета из овощей, риса и рыбы, число сердечных приступов у них возрастает. А когда японцы живут в Калифорнии несколько лет, полностью переходя на западный режим питания, процент сердечных приступов поднимается еще выше. Но ученые, проверив данные, полученные в этих исследовательских проектах, обнаружили, что некоторые японцы, живущие в Калифорнии, оказались относительно неуязвимыми перед этой новой напастью – сердечными заболеваниями. Разница между этой группой и прочими, как выяснилось, скорее всего, никак не была связана с режимом питания. Она не имела отношения ни к холестерину, ни к курению или другим факторам риска, провоцирующим сердечные приступы. Единственным различием, которое ученые смогли идентифицировать, оказалось то, что группа людей, имеющих здоровое сердце, была более глубоко погружена в традиционную японскую культуру. Они больше впитали ее, когда были детьми, и оставались ей верны во взрослом возрасте. Хотя они жили на американском континенте, они не теряли связи с «духом отечества». Благополучие сообщества ставилось у них на первое место, а соперничество не развивалось. Наиболее «традиционная» группа японцев в Америке имела процент сердечных болезней не больше, чем у жителей Японии, несмотря на то что они отказались от японской диеты, которая, как считается, защищает организм.

Очевидно, что удовлетворить вашу потребность в «ежедневных объятиях» можно не единственным способом.

Наблюдения за американцами местного происхождения дают ту же самую картину. Те, кто связан тесными узами с другими людьми, кто разделяет свое время, мысли, заботы и радости с родственными душами, пожинают великую пользу для здоровья. Другими словами, не нужно быть японцем, чтобы напитать сердце и душу укрепляющим средством душевной близости и спокойствия.

Эта книга предоставит вашему разуму массу информации, благодаря которой вы сможете укрепить свое здоровье и научитесь получать больше радости от жизни. Возможно, для этого вам придется сделать всего лишь шаг.

Марк Бриклин,

Исполнительный редактор журнала Prevention.

Часть первая. Целительные эмоции.

Глава 1. Не только физическое благополучие: новый взгляд на состояние здоровья.

Доктор медицины Наоми Ремен питает большие надежды в связи с будущими направлениями в медицине – и эти направления не имеют ничего общего с искусственными сердцами и технологическими металлоконструкциями, о которых мечтают многие современные исследователи в области медицины. Истинная передовая линия медицины, утверждает она, проходит непосредственно внутри нас с вами.

Врач, обучавшийся в Корнеллском университете, бывший преподаватель Стэнфордского медицинского центра и автор книги «Человек-пациент», она представляет убедительные доводы.

«Взгляните на так называемые достижения современной медицины. Человека без сердца подключают к машине величиной со шкаф. На вас это не производит впечатления топорной работы? – спрашивает она. – С другой стороны, если бы мы могли с помощью собственного сознания добиться большего мастерства в управлении нашими телами и мобилизовать наши природные процессы исцеления, мы бы действительно чего-то достигли. И когда-нибудь, когда мы овладеем этим искусством, прием таблетки будет сравним с чем-то вроде попытки разбить яйцо при помощи кувалды».

Неудивительно, что д-р Ремен убеждена, что именно область психонейроиммунологии предлагает самые многообещающие перспективы для будущего нашей медицины. Но, говорит она, не только научная информация требуется для того, чтобы радикально изменить наш курс. Что еще необходимо, это изменение угла зрения. Без этого мы никогда полностью не реализуем потенциал разума/тела.

В своем офисе в Сосалито, Калифорния, д-р Ремен конкретизирует этот новый ракурс – альтернативный взгляд на здоровье, болезнь и излечение, который может произвести революцию в медицинском мышлении.

Вопрос. Сегодняшнее все возрастающее внимание к здоровью в большой степени сосредоточено на теле. Результаты этого весьма позитивны: люди занимаются спортом, едят здоровую пищу и т. д. Но, концентрируя наши усилия на физической стороне, мы, возможно, можем потерять иной – может, даже более важный – аспект здоровья.

Наоми Ремен, доктор медицины. Да, безусловно. Мы склонны приравнивать тело к личности. Это ошибка. Мы столько же являемся нашими мыслями, чувствами и интуицией, как являемся мы нашей плотью и скелетом.

Когда мы фокусируемся на теле, мы начинаем думать, что здоровье – это самоцель. Мы тратим все свое время, питаясь правильными продуктами, принимая правильные витамины, делая правильные упражнения. Мы помешались на своем теле и сужаем наш фокус до физических показателей. Самый главный вопрос никогда не задается: как я могу воспользоваться здоровым телом для достижения моих жизненных целей?

Это все равно что иметь машину и проводить все свое время, ремонтируя ее и наводя глянец, но никогда не садиться за руль. В какой-то момент вы должны остановиться и спросить себя: для чего эта машина служит? Что дает мне владение этой машиной? Куда я могу на ней отправиться? Что я могу увидеть? Чему я могу научиться?

Здоровое тело – это транспортное средство, которое доставляет нас к месту назначения. Здоровье – это средство, а не самоцель. Это то, чем мы можем пользоваться, чтобы вести более полноценную и насыщенную жизнь.

Здоровая жизнь.

Вопрос. Можете ли вы рассказать о ком-то, кто, согласно вашему определению, живет здоровой жизнью?

Д-р Ремен. Интересно, что вы задали этот вопрос, потому что, когда я преподавала в Стэнфорде, я обычно ставила этот же вопрос своим студентам-медикам. Они неизменно отвечали примерами людей, которые соответствовали всем медицинским критериям оптимального физического функционирования. Затем я приводила в пример Тони Сюдитча.

Тони был полностью парализован ниже шеи. Его жизнь держалась на аппарате для искусственного дыхания. Его физические функции были ограничены разговором и движением одного пальца. И тем не менее Тони вел жизнь осмысленную, целенаправленную, полную достижений и свершений. Будучи психологом, он основал Ассоциацию трансперсональной психологии и разработал прообраз «Журнала трансперсональной психологии», который ассоциация теперь выпускает. Его предвидение дало возможность открыть связь между психологией и исследованиями сознания.

Был ли он здоровым человеком? В моем понимании – да.

Определяя состояние здоровья, я выясняю, использует ли человек свои физические способности, чтобы добиваться своих целей и жить осмысленно.

Есть люди, которые обладают превосходным физическим здоровьем, но не живут тем, что я называю здоровой жизнью. Для них жизнь не имеет ценности, направления или цели. Есть другие люди, которые насквозь больны, но которые ведут очень богатую жизнь, если судить по этим параметрам. Я бы сказала, что они здоровее, чем те, кто просто физически здоров и не имеет жизненных устремлений.

Вопрос. Но разве не правда, что некоторые люди более предрасположены к физическим заболеваниям и менее способны восстанавливать силы как раз в результате потери этого самого направления или цели – так называемой воли к жизни?

Д-р Ремен. Возможно. Есть великое множество людей, которые заболевают и теряют свои жизненные цели. Но есть также множество людей, которые заболевают – и находят больший смысл в жизни как результат своей болезни.

Вопрос. Вы предполагаете, что в некоторых случаях болезнь может быть позитивным опытом?

Д-р Ремен. В конечном счете она часто имеет положительный исход. Я думаю, что мы можем извлечь бесценный урок, разобравшись в том, с каких позиций рассматривают заболевание восточные культуры. Согласно им, болезнь – это не обязательно несчастье или катастрофа, но скорее событие, которое может представлять собой начало абсолютно нового способа видения или переживания жизни.

Отсрочка приговора.

В восточной философии событие не расценивается как хорошее или плохое. Это просто событие. То, как оно повлияет на вашу жизнь по прошествии времени, и будет определять, было ли это плохое или хорошее событие. Что-то может в определенный момент произвести на вас впечатление великой удачи, но пройдет пять лет, и вы пожелаете, чтобы этого никогда не случалось – взгляните только, к чему это привело! С другой стороны, на вас может обрушиться нечто, что покажется вам в этот момент полной катастрофой – вас может поразить хроническая болезнь или потеря способности функционирования каких-либо органов вашего тела, но по прошествии длительного времени вы можете обнаружить, что это событие каким-то образом обогатило вашу жизнь. Другими словами, возможности тела могут стать меньше, но вся личность может стать больше.

Мысль, которую я пытаюсь здесь изложить, вот какова: болезнь предоставляет шанс получить больше, чем простое возвращение к состоянию до заболевания. Это низшая цель. Человеческая природа продвигается вперед с каждым новым опытом – позитивным или негативным. И что-то настолько важное, как серьезная болезнь, может в самом деле как следует подтолкнуть вас вперед – психологически, духовно и эмоционально.

Вопрос. Можете вы объяснить процесс, благодаря которому болезнь становится позитивной силой в нашей жизни?

Д-р Ремен. Есть строка песни: «Ты не знаешь, что тебя ждет, покуда оно не придет». Что ж, многие из нас как будто верят, что мы собираемся жить вечно. Мы воспринимаем наши взаимоотношения как непреложный факт. Мы воспринимаем как непреложный факт то, что завтра мы проснемся и никаких бед не произойдет. Когда нас поражает болезнь, это подобно тому, как если бы мы врезались в стену на скорости 90 миль в час. Нас остановило на полном ходу. На какое-то время мы все откладываем в сторону. А затем, часто невольно, мы начинаем осознавать значение вещей, которые мы так долго воспринимали как само собой разумеющиеся.

Классический пример – энергичный бизнесмен, которого настиг сердечный приступ. Его жизненные ценности до сердечного приступа сосредотачивались на достижениях, продуктивности, перспективах, власти и влиянии. Внезапно он обнаруживает себя лежащим в палате интенсивной терапии и осознает, что некоторые важные вещи в жизни он упустил. Он не знал как следует своих детей. Он едва мог вспомнить последний раз, когда он брал отгул, чтобы покататься под парусом или погулять по туристским тропам.

Пережив такое, люди возвращаются и говорят: «Я не хочу больше работать по 80 часов в неделю – в жизни есть многое помимо работы». Часто происходит самопроизвольная переоценка ценностей.

Я приведу вам другой пример. Когда я только начинала практику, у меня была пациентка с раком матки. К счастью, она излечилась – но только после длительных и тяжелых испытаний. Беседуя с ней в конце курса лечения, я спросила, извлекла ли она какой-либо урок из своего опыта. Ее ответ был таков: она никогда не вернется к тому образу жизни, который вела до того, как заболела.

«Я была, что называется, помешана на чистоте, – говорила мне она. – Если мой дом не был идеально прибран, я не могла радоваться его прелести. Если я видела хоть один одуванчик в моем саду, я не могла воспринимать все остальные цветы. Когда я так тяжело заболела, у меня не было энергии, чтобы наводить чистоту. И я осознала, что доводила свою семью до безумия. Теперь у нас три маленьких котенка и куча счастливых грязных детишек. Есть более важные вещи в жизни, чем поддерживать кухонный пол в чистоте».

Время для размышлений.

Да, плохо, что нас что-то остановило. Но эта остановка предлагает нам тайм-аут для размышлений – то, что очень редко случается в нашем мире. Восточное общество склонно осознавать свою потребность в рефлексии, в периодах отдаления от привычного уклада, в периодах переоценки.

Большинство из нас еще живут ценностями, которые служили нам 20 лет назад, и у нас нет времени, чтобы их откорректировать. Мы не задаемся вопросом: у нас все еще те же убеждения? Они еще стоят того, чтоб ради них жить? Появилось ли за это время что-то новое и важное? Надо ли нам от чего-то освободиться? И как раз болезнь часто заставляет нас заняться именно этим. Она приводит нас в комнату с белыми стенами, и мы лежим там в кровати и можем лишь смотреть на эти стены. Это что-то вроде западной формы медитации.

Вопрос. Вы думаете, если бы мы имели время на размышления, пока здоровы, нам бы не было нужды заболевать?

Д-р Ремен. Не вопрос! Я думаю, было бы непросто доказать эту связь. Но для меня этот вопрос вообще не стоит. Нам необходимо отдавать себе отчет, что то время, когда мы болеем, важно использовать конструктивно, чтобы потом, восстановив свое физическое здоровье, мы подняли свою жизнь на более высокий уровень.

Эту потенциальную силу – жить лучше после болезни, чем до нее – медицина пока еще не осознала. Мы так сконцентрированы на возвращении в ту, прошлую жизнь. Мы сфокусированы на предотвращении потерь – только бы не потерять дееспособность, только бы не потерять экономическую стабильность, только бы не потерять что-либо вообще. Хотя это, без сомнения, важно, мы упускаем из виду тот факт, что иногда, когда что-то теряется, взамен появляется что– то большее. Мудрое искусство освобождаться от привязанности к старому прошлому – вот то, что позволяет нам встречать новое будущее.

Вопрос. Это звучит очень разумно. Но когда мы сталкиваемся лицом к лицу с серьезным заболеванием, страх неизвестности может стать питательной почвой для каких-то иррациональных эмоций. Мы паникуем и волнуемся, ожидая худшего исхода из всех возможных. Как можем мы освободиться от негативного мышления, чтобы открыться навстречу позитивным изменениям, о которых вы сейчас рассказываете?

Д-р Ремен. Используя ту же энергию, которая тратится на переживания, и перенаправляя ее на позитивные исцеляющие образы. Этот процесс называется работой с образами.

Интересно, что большинство людей, которые приходят ко мне впервые – многие из них при этом крайне взвинчены, – утверждают, что они не могут ничего вообразить. На самом деле каждый может воображать. Это один из основных способов, которым мы думаем. И когда мы вызываем в воображении негативные образы, от этого возрастает наша тревога.

Если бы я сказала вам: «У вас подозрительная шишка на груди. Мы должны будем сделать биопсию в следующий вторник» – вы бы немедленно начали притягивать к себе негативные образы. И разумеется, тело не всегда делает различие между воображением и реальностью. Так что, когда вы начинаете разворачивать эти негативные образы в своем сознании, ваше тело реагирует. Ваше сердце колотится. Ваше дыхание ускоряется. Вы буквально вгоняете себя в пот.

Учитесь управлять собственным воображением.

Я хочу подчеркнуть здесь следующее: во-первых, воображение есть у каждого; во-вторых, воображение, пущенное на самотек, как правило, негативно; и в-третьих, взятие контроля над вашим воображением может дать вам конструктивную, позитивную и очень мощную поддержку.

Вопрос. Как может мысленный образ превратиться в поддерживающее переживание?

Д-р Ремен. Благодаря тому, что вы в своем воображении выходите из роли жертвы и меняете эту роль на роль победителя трудностей. Каждая жертва – это победитель, который этого еще не знает. В процессе воображения люди часто перенаправляют фокус своего внимания на свои сильные стороны, а не на свои слабости. Они проходят через этот опыт и выходят с большим чувством собственного достоинства и доверием к себе.

Позвольте, я приведу вам пример. У меня была пациентка, страдающая болезнью Крона – это очень серьезное заболевание кишечного тракта, которое часто требует множественных хирургических вмешательств. К тому времени, когда женщина обратилась ко мне, она уже была совершенно измучена и, по существу, затворилась в доме, хотя физически была способна жить более полной жизнью. После года лечения она устроилась на работу, где была занята неполный рабочий день, и начала больше интересоваться своей жизнью. Я не имела о ней известий около двух лет. Затем позвонил ее муж, чтобы спросить, могу ли я ее принять. Как оказалось, ее дантист обнаружил на ее зубе маленький абсцесс, который требовал небольшого хирургического вмешательства. Негативные чувства внезапно взыграли в ней. Она стала вести себя как жертва, горько жалуясь: «Я не могу это пережить! Это несправедливо! После всего, через что я прошла, теперь еще и это. Почему я?! Я не могу!».

Тогда я проделала с ней очень простое упражнение на воображение. Я предложила ей закрыть глаза и представить, что я держу перед ней зеркало. «Как выглядит это зеркало?» – спросила я. «Оно круглое и в дубовой оправе», – ответила она. «Прекрасно, – сказала я. – Теперь посмотрите в зеркало, и вы увидите нечто, что поможет вам справиться с вашими проблемами».

В тот же момент перед ней начала разворачиваться ее история болезни, и она стала пересказывать ее мне. Она увидела себя, переживающую операцию за операцией и рецидив за рецидивом – в общей сложности тринадцать раз. Каждая операция приносила все больше осложнений. Она вновь и вновь проходила через все надежды и все разочарования.

Пока она этим занималась, мой рациональный мозг продолжал спрашивать: «Как это все может помочь ей? Разве это не превратит ее в жертву еще в большей степени?».

От жертвы к победителю.

Затем, когда она добралась до 1972 года, – а это была, вероятно, ее девятая или десятая операция, – она вдруг открыла глаза и расхохоталась. «Вы разыгрываете меня? – сказала она. – Я могу разобраться с этим зубом даже одной рукой, если мне вторую за спину привяжут. Где телефон? Я хочу поговорить с этим дантистом».

Итак, что же объясняет это внезапное преображение? Когда она взглянула на всю картину целиком, она обнаружила общую нить, которая пронизывала все эти переживания. И этому общему она могла доверять. Она могла довериться собственной храбрости и силе – и своей способности исцелять себя вновь и вновь. Она была тем, кто побеждает.

Ее случай не уникален. Мы все имеем склонность отбрасывать наши сильные стороны, как слабости. Пациенты будут рассказывать мне истории о своих страданиях, совершенно не замечая силы и храбрости, которые видны невооруженным глазом. Когда я спрашиваю, как они умудряются выжить, несмотря на громадные трудности, они отвечают такими негативными утверждениями, как: «Я попросту упрям как осел» или «Я такой дурак, что никогда не оставляю надежды».

Вот где может помочь работа с образами. Она перенаправляет наше внимание, отвлекая его от нашей боли и направляя к нашим силам. Она уменьшает страх и тревогу. Она позволяет нам продвигаться вперед, как победителям.

Вопрос. Легко понять, что воображение может облегчить наши тревоги. Но можем ли мы использовать воображение также и для того, чтобы целенаправленно стимулировать процесс излечения?

Д-р Ремен. Чтобы ответить на этот вопрос, я должна вначале объяснить, как я объясняю это всем моим пациентам, что излечение – это не какое-то событие, которое вы должны заставить произойти. Это происходит естественным образом без всякого вмешательства с вашей стороны. Если бы я сейчас кольнула вас булавкой, вы бы немедленно начали излечиваться. Простым уколом маленькой булавки запускается ваш механизм исцеления. Отсюда проистекает новый взгляд на травму или болезнь – люди, которые участвуют в процессе излечения, излечиваются более интенсивно, чем остальные.

Потерпите, пожалуйста.

Проблема в том, что мы слишком нетерпеливы. Исцеление происходит медленно и точно по тем же законам, как бутон распускается в цветок. Вы не можете заставить бутон распуститься, колотя его молотком. И тем не менее мы имеем склонность колотить наши болезни молотком. Это культура спешки. Мы ожидаем немедленных результатов. Так что, когда мы не видим заметных признаков улучшения, – а очень часто мы не можем их видеть, потому что излечение проходит очень медленно и на клеточном уровне, – мы сомневаемся в нашей способности вылечиться и ищем способы ускорить процесс.

Позвольте, я расскажу вам о собственном опыте. Около двух лет назад у меня возникли осложнения, последовавшие за операцией на брюшной полости. Моему хирургу пришлось заново вскрыть рану – громадный четырнадцатидюймовый разрез, – и он не мог зашить ее, плотно стянув, поскольку у меня развилась серьезная инфекция. По какой-то причине, однако, он забыл предупредить меня, что оставил мою рану открытой. Так что можете себе представить мое потрясение, когда спустя несколько дней медсестра пришла сменить мне повязку, и я опустила взгляд на эту громадную зияющую рану. Я никогда не видела ничего подобного, за исключением того времени, когда я, будучи студенткой-медичкой, держала в операционной ранорасширители. Я помню свое потрясение: о Господи, что же произошло? Разве такое когда-нибудь можно вылечить? Я пребывала в полном отчаянии. Я даже не могу припомнить, что мне говорила медсестра. Я просто отгородилась от всего.

После этого всякий раз, когда медсестра приходила менять повязку, я отворачивала голову. Наконец, примерно спустя неделю или дней десять, набравшись храбрости, чтобы посмотреть, я была ошеломлена тем, что увидела. Рана начала затягиваться.

Очень медленно, однако неуклонно – точно так же, как происходит большинство естественных процессов, – зияющая дыра в моем животе превратилась в шрам толщиной не более волоса. Это заставило меня осознать, что, хотя я понятия не имела, как произошло это излечение, каждая клеточка моего тела в точности знала, как именно. Есть такая вещь, как мудрость тела. Конечно, не все поддается полному излечению. И все же существует природная тенденция к выздоровлению, которой можно способствовать и которой можно доверять.

Чтобы доказать справедливость этого утверждения своим пациентам, я прошу их рассказать мне про их личный опыт, включающий серьезные травмы или радикальную хирургию. Затем я прошу их на мгновение сфокусироваться на своих шрамах перед тем, как закрыть глаза. Наш диалог выглядит примерно так:

Врач. Как первоначально выглядела эта рана?

Пациент. О, это было ужасно. Она была вспухшая, кость торчала сквозь кожу.

Врач. Какова была ваша первая мысль?

Пациент. Я был напуган до смерти.

Врач. А чего вы боялись больше всего?

Пациент. Что будет, если это никогда не залечится?

В этот момент я ввожу пациента в работу с образами и провожу через весь процесс излечения: они должны вообразить рубец со стежками шва на нем, как исчезают стежки и т. д. Затем я задаю два важных вопроса: первый – вы помните момент, когда ваша рана зажила? Ответ на него обычно – «нет». И второй – что вы сделали, чтобы она зажила? На это пациенты могут ответить, что они правильно питались, или отдыхали, или принимали медикаменты.

Но поедание правильной пищи или прием медикаментов – это что-то вроде поливки растения. Вы не можете заставить розу возникнуть. Вы подпитываете розовый куст, который знает секрет выращивания розы. Другими словами, вы не можете сделать так, чтобы случилось выздоровление. Вы подпитываете тело, которое знает, как исцелиться.

Вопрос. Почему некоторые люди сопротивляются этому виду подпитки и фактически как будто склонны к саморазрушению, судя по той беспечной манере, с которой они обращаются со своим больным организмом?

Д-р Ремен. Кое-кто из тех, кто приходит ко мне в кабинет со сломанной ногой, или диабетом, или чем– либо еще, очень недовольны своим телом. Они не понимают, что тело – это часть решения. Это не часть проблемы. Сломанная нога или диабет – это проблема. Но тело – это то, что дает возможность восстановить здоровье. Воображение может помочь людям войти в контакт с собственным телом. Ведь трудно заботиться о том, на что вы так рассержены. Человек может забыть выпить лекарство. Или он может питаться неправильно, не давать своему телу всех шансов, которые требуются ему, чтобы вылечиться. Тело во время болезни может восприниматься скорее как препятствие, помеха, чем как друг.

Невысказанные надежды.

Вопрос. Разумеется, никто не проживает жизнь в одиночку. И наши взаимодействия с другими людьми – мужьями, женами, врачами, друзьями и т. д. – помогают сформировать свойственное лично нам отношение, с которым мы воспринимаем пережитое. Как на ваш взгляд, что успешнее всего может помочь нашим стараниям позитивно влиять на здоровье друг друга?

Д-р Ремен. Вера в огромный потенциал каждого человека. Как я вижу вас, каковы мои убеждения относительно вас, как я отношусь к вам – это все может оказывать более действенное влияние, чем любая методика. Если я верю в вас, я вам тем самым помогаю. Если я верю, что вы обладаете неизмеримыми запасами силы и стойкости – пусть даже вы в этот момент кажетесь очень слабым, – этим самым я поощряю вас искать способ справиться с бедствиями, с которыми вы столкнулись. Как это происходит, мне неизвестно. Это может передаваться через мой тон голоса или подбор слов. Но как-то эти убеждения и невысказанные ожидания передаются и получаются.

Это может работать в обе стороны – на улучшение и на ухудшение. Например, когда мне было около тринадцати лет, моя тетя решила, что я неуклюжа. Это было в тот год, когда я вытянулась на семь дюймов. Я не понимала, как управлять своими ногами. И однажды в ее присутствии я споткнулась на улице и растянулась во весь рост. Она этого так и не забыла. Для нее я до сих пор личность неуклюжая и нескладная. В самом деле, даже теперь, встречаясь с ней, я частично такой и становлюсь. Я проливаю воду на стол в ресторанах. Я натыкаюсь на закрытые стеклянные двери. Я роняю вещи. Я как будто оправдываю ее невысказанные ожидания. Это жутко раздражает!

Вот почему я очень слежу за своими мыслями в отношении других людей. Я смотрю на них с тем же уважением, с каким я отношусь к желудю. Некоторые видят в желуде только маленький круглый кусочек древесного вещества. Я вижу в желуде семя дуба. Где-то внутри каждого желудя есть механизм, ожидающий включения, – часть, которая точно знает, как стать дубом. Потенциал там, внутри. Следовательно, нужно увидеть себя и других, как желуди, то есть осознать наш громадный потенциал роста, изменения, исцеления. И это одно может стать поддержкой.

Глава 2. Сначала исцелите разум.

Спросите любого хорошо информированного специалиста, от иммунолога до терапевта новой волны, кто есть кто в лечении разума/тела, и имя доктора медицины Джеральда Ямпольски неизменно будет упомянуто. Освоив все традиционные направления западной медицины и психиатрии, д-р Ямпольски нынче практикует довольно нетрадиционную форму терапии под названием «Лечение установками». Он убежден, что образ мышления может влиять на течение болезни и что, научив сознание избегать ловушек негативного мышления, мы можем открыть себя процессу исцеления.

Д-р Ямпольски – автор нескольких книг, относящихся к лечению установками, среди которых бестселлер «Любовь – это освобождение от страха»; «Учить только любви»; «Распрощайтесь с чувством вины» и «Давать – значит получать». Но наибольший эффект от его работы можно прочувствовать в Центре оздоровления жизненной позиции в Тибуроне, Калифорния, – это удивительно радостное место, куда приходят дети и взрослые со страшными болезнями, чтобы открыть свой разум лечению.

Мы посетили там д-ра Ямпольски.

Его офис в маленьком деревянном строении на краю мыса резко контрастирует с современными профессиональными зданиями всего в нескольких ярдах отсюда, где имена врачей выгравированы на медных пластинах. Дружелюбная табличка с написанным от руки именем, которая украшает его парадную дверь, кое-что говорит про доктора медицины, с которым вы сейчас встретитесь.

Внимательный, с мягкими манерами доктор, предпочитающий рукопожатиям объятия и настаивающий, чтобы его пациенты звали его Джерри, он имеет более «личный» подход к лечению. Понимаете ли, Джерри привержен своей практике лечения личности, которая спрятана внутри недужного тела, или, более точно, он помогает своим пациентам помогать самим себе и другим. «Люди исцеляются благодаря собственному разуму, – говорит он. – Я на самом деле здесь для того, чтобы прислушиваться к ним и поддерживать их».

Когда мы пришли, Джерри и его консультант– дублер Диана В. Сиринчионе как раз завершили сеанс поддерживающей терапии с молодой женщиной. Затем Джерри и Диана подсели к нам, чтобы объяснить процесс «оздоровления жизненной позиции»: что это такое, почему оно может оказывать столь существенное воздействие на наше физическое здоровье и как мы можем применить его в нашей повседневной жизни.

Вопрос. Что вы подразумеваете под «оздоровлением жизненной позиции»?

Джерри Ямпольски, доктор медицины. Мы определяем здоровье как внутреннюю гармонию, а выздоровление – как избавление от страха. Лечение установками – это освобождение от негативных мыслей и замещение их любовью.

Вопрос. Вы говорите, что, если бы мы стали больше любить и меньше бояться, мы могли бы физически излечивать себя?

Д-р Ямпольски. Да. Порой в результате оздоровления жизненной позиции мы получаем физическое выздоровление, но на самом деле мы смотрим на него как на побочный эффект процесса. Это не первоочередная цель. Внутренний мир – вот что является действительной, глубинной целью оздоровления жизненной позиции.

Вопрос. Трудно ожидать, что человека, столкнувшегося с болезнью, угрожающей его жизни, в первую и главную очередь будет заботить поиск мира в душе. Разве стремление выжить и выздороветь – не основная причина, заставляющая людей обращаться к вам за помощью?

Д-р Ямпольски. Да, но в этом случае ими в первую очередь руководит страх – страх смерти, страх будущего, страх боли. Внутренний покой может быть вашей целью независимо от физических перспектив; вы можете научиться спокойно принимать все, что вас ожидает.

Вопрос. Но разве нет смысла в надежде, разве позитивное мышление не придает сил?

Д-р Ямпольски. О да, я думаю, это важно – верить, что ничто в этом мире не значимо, а ваш потенциал безграничен; что исцеление души – это естественный процесс, когда мы освобождаемся от наших обид благодаря прощению. Есть большая разница между «привязанностью к лечению» и верой в свои силы, которые помогут вам преодолеть болезнь.

Взятие контроля.

Диана Сиринчионе. Я тут все думаю про слово «контроль». Когда люди охвачены страхом – когда они в панике спасаются бегством от болезни или чего-то еще, – они теряют контроль над восприятием происходящего. С другой стороны, если бы мы были способны посреди этого хаоса обрести душевное спокойствие – если бы мы научились любить вместо того, чтобы бояться, – мы бы поняли, что нам нет необходимости болеть. Мы можем научиться брать на себя ответственность за все, что видим и переживаем.

Д-р Ямпольски. Я знаю это по личному опыту. Когда я был моложе, я часто простужался и болел гриппом. У меня генетическая предрасположенность, думал я. Мои родители простужались по двадцать раз за сезон. Два моих старших брата часто болели. Затем, когда я увлекся идеями оздоровления жизненной позиции, я начал осознавать, что, если я изменю структуру моих убеждений, моя жизнь станет намного более здоровой и прекратятся постоянные простуды. Внутреннее чувство подсказывало мне, что я больше не обязан болеть. И это действительно шло откуда-то изнутри. Теперь простуда нападает на меня только в исключительных случаях.

Вопрос. Как нам изменить глубоко укоренившуюся структуру убеждений и открыться собственным глубинным исцеляющим силам?

Д-р Ямпольски. Сместив фокус вашего внимания. Отведите его от страха, вызванного прошлыми предубеждениями или будущей неизвестностью. Отведите его от гнева на себя, или на ваших родителей, или Бога, или кого угодно еще за то, что они «поставили вас в это трудное положение». Отведите его от чувства вины, которое идет от возложения ответственности на других людей или себя.

Понимаете, смещая ваш фокус в настоящее время, используя это время для любви, а не для осуждения, предлагая свою помощь, вместо того чтобы искать помощи у других людей, вы вступаете на путь к внутреннему спокойствию. И вот здесь что-то начинает происходить. Потому что, когда установка сдвигается, тело очень часто сдвигается вслед за ней.

Вопрос. Вы думаете, что причина, возможно, в том, что тревога, вина, страх и прочие негативные эмоции вытягивают из нас энергию, которая может быть использована для поддержания нашего организма и для нашего исцеления?

Д-р Ямпольски. Безусловно, негативность может вывести нас из строя. Если вы всю свою жизнь только и делаете, что устанавливаете невозможность каких– либо действий, это ограничивает вас в ваших возможностях. Если вы всю жизнь беспокоитесь и чувствуете вину, вы никогда не узнаете, каково это – быть по– настоящему счастливым и пребывать в мире с собой. В таком случае довольно трудно дать выход собственной целительной энергии.

Сиринчионе. Насчет здоровья: мысли, которые мы вкладываем в наш разум, обладают такой же ценностью, если не большей, чем пища и витамины, которые мы вкладываем в наше тело. Постоянная диета из гнева, страха и обиды может иметь разрушительные последствия. Но любовь – это противоядие.

Успех лечения установками.

Вопрос. Можно попросить вас описать ситуацию, которая показывает оздоровление жизненной позиции с лучшей стороны?

Д-р Ямпольски. Первая клиентка, которая вспомнилась, – это молодая женщина, пришедшая в центр со своей собакой-поводырем. Она была слепа и спросила меня, как я считаю, есть ли у нее возможность восстановить свое зрение? Я сказал ей, что, если бы она пришла ко мне несколько лет назад, мне бы пришлось сказать «нет». Но теперь, зная то, что я умею теперь, должен сказать: из всех заболеваний, известных человечеству, нет ни одного, которое не имело бы потенциальной возможности для излечения. Затем я откровенно рассказал ей про наше направление работы: мы здесь не изменяем тела, сказал я, мы изменяем установки.

Просматривая ее историю болезни, я выяснил, что заболевание, которое привело ее к слепоте, было вызвано когда-то распространенной медицинской процедурой, при которой недоношенные младенцы помещались в кислородную палатку. Ничего удивительного, что она до сих пор носила в себе обиду на своих врачей и даже на своих родителей. Слепым людям вообще свойственно копить в себе тяжелый гнев и непрощающие мысли. Но как только эта женщина познакомилась с идеями, которые мы практикуем в нашем центре, особенно с теми, что касаются прощения, и научилась освобождаться от недовольства, которое удерживала в себе, она начала меняться психологически и физически. Каждый мог заметить, насколько она изменилась внешне. Ее лицо светилось, а ее привычки, свойственные слепой, вроде постоянного вздергивания головы, начали исчезать.

Около семи месяцев спустя нам позвонил ее офтальмолог, который сказал, что, хотя она все еще была, строго говоря, слепа ночью, ее зрение улучшилось настолько, что она теперь начала видеть днем. После этого она уехала, и мы на некоторое время потеряли ее след. Но затем год спустя мы получили от нее письмо, в котором она рассказала, что отказалась от помощи своей собаки-поводыря, Наташи, и что она теперь берет уроки вождения!

Это похоже на чудо. Но суть здесь, как считаем мы с Дианой, в том, что, если по какой-либо причине эта женщина вновь утратит зрение, она будет способна принять это по-другому, потому что произошло смещение установки. Сегодня она намного более счастлива, чем тогда, когда мы впервые встретились с ней, и не только потому, что она стала видеть. Пройдя через нашу программу, она обнаружила, что ее жизненное устремление – помогать другим, и именно это приносит ей радость. Помните, не восстановление ее зрения было целью. Мир в душе благодаря освобождению от негативных мыслей – вот что было единственной целью.

От катастрофы к твердой вере.

Вопрос. Но почему же часто получается так, что мы должны либо дойти до предела, либо нас должна поразить тяжелая болезнь, чтобы мы начали учиться любить, заботиться о людях – ведь все это кажется таким естественным?

Д-р Ямпольски. Я думаю, должно появиться чувство, что ваши убеждения действительно работают. Вы должны всей душой верить, что можете достичь душевного спокойствия. И вы должны хотеть этого изо всех сил. К несчастью, большинство из нас приходят к этому убеждению, только пережив трудные испытания.

Вопрос. Какое переживание или событие, по вашему мнению, дало основной импульс изменению вашего взгляда на жизнь?

Д-р Ямпольски. Поворотный момент случился в 1975 году, в тот период моей жизни, когда я пребывал в тяжелой депрессии и имел очень серьезные личные проблемы. Я только что перенес болезненный развод, сильно мучился с больной спиной, и вдобавок у меня были проблемы с алкоголем. Именно в это время я натолкнулся на серию книг под общим названием «По направлению к чуду», в которых шла речь про духовную трансформацию.

Я не искал Бога. Фактически в то время я был агностиком. Религия была последней вещью, о которой я хотел слышать. Но было что-то в этой книге, что зацепило очень глубокую струну. Так я узнал, что на мир можно смотреть по-другому – духовным взглядом. Я больше не думал о себе как о жертве, не обвинял целый мир в своих несчастьях. Я начал меняться, превращаясь из довольно-таки злобной личности в человека, который хочет обрести мир и счастье, помогая ближним. Обучение по книге «По направлению к чуду» стало основой оздоровления жизненной позиции.

Вопрос. Значит ли это, что для извлечения всей пользы из процесса оздоровления жизненной позиции необходимо принять Бога?

Д-р Ямпольски. Абсолютно нет. Принципы оздоровления жизненной позиции универсальны. Не имеет значения, христианин ли вы или индус, буддист или иудей, или же исповедуете собственный вид духовности.

Сиринчионе. Оздоровление жизненной позиции основано на духовных принципах. Духовность – здесь ключевое слово. Это связь между душой и телом.

Любовь с заглавной буквы.

Д-р Ямпольски. То, о чем мы говорим, это любовь – с большой буквы Л. Вот в чем заключается сила. Как только вы почувствовали ее, вы присоединяетесь к силе вселенской энергии. И с этой силой невозможное становится возможным.

Вопрос. То есть вы верите в чудеса?

Д-р Ямпольски. Разумеется, верю. Позвольте мне рассказать вам одну историю; я постараюсь быть кратким, насколько возможно. Прошлой весной мы с Дианой посетили Белфаст в Северной Ирландии, где встретили милого маленького мальчика, страдавшего мышечной дистрофией. Его родители ожидали, что он умрет в течение года, и понятно, что он был страшно подавлен. Мы были там всего день, но я спросил его, если бы в этот день произошло что-то такое, что действительно помогло бы ему почувствовать себя по– другому – пробудить в нем интерес к жизни, что бы это могло быть? Он подумал мгновение и сказал: «Ну, если бы я полетал на вертолете». Вот мальчик, у которого нет мышц, сидящий в инвалидном кресле. Конечно, он хотел бы летать, как птица – свободно, высоко.

Это казалось вроде бы разумной просьбой. Но где нам было найти вертолет в Белфасте за один день? Я имею в виду, это же не Калифорния! В Северной Ирландии можно было отыскать только такие вертолеты, в которых сидели солдаты с винтовками. Мой извечно рациональный ум готов был сказать «брось это», но что-то внутри меня заставляло продолжать поиски.

Я позвонил в маленький частный аэропорт, и, хотя у них там редко бывают вертолеты, именно в этот день они ожидали один из Ноттингема, из Англии. Короче говоря, после нескольких звонков – в том числе одного звонка председателю правления горнопромышленной компании, которая зарезервировала вертолет, – мы получили то, что хотели.

Это было невероятно. Когда стало известно о том, что мы делали, все подхватились с места и забегали. Когда мы добрались до аэропорта, который обычно был весьма унылым местом, он тоже просто наэлектризовался. Даже охранная служба проявила интерес. Но, что было уж вовсе невероятно, на глазах изменялся Мартин, тот самый юный мальчик, который хотел покататься на вертолете. Он превращался из бледного и подавленного малыша в энергичного и живого мальчишку.

Теперь, я уверен, в Белфасте есть целая улица, жителям которой не придет в голову, что есть что-то невозможное. Мы все нуждаемся в том, чтобы иногда случались подобные чудеса. Они помогают нам осознать, что ничего невозможного нет. Заручившись силой любви, мы делаем возможным все. Пределов нет.

Ключ к счастью.

Вопрос. Если бы у вас было всего несколько мгновений, чтобы изложить суть оздоровления жизненной позиции, какова была бы ваша основная идея?

Сиринчионе. Прощение. Прощение – это ключ к счастью, ключ к миру в душе. К сожалению, большинство людей утратили понимание реального смысла прощения. Недостаточно простить кого-то за что-то, в чем вы с ним не согласны. Вы должны зайти гораздо глубже. Вы должны простить себя за ваше неправильное представление об этом человеке – за то, что вы осуждали этого человека и не видели в нем любящего собрата. И это облегчает чувство вины.

Д-р Ямпольски. Освобождение от критических оценок действительно меняет угол зрения. Все существующее можно рассмотреть с 360 градусов, то есть может быть 360 углов зрения хоть на цветок, хоть на человека. И если вы не исследуете каждый такой угол, вы никак не сможете узнать этот предмет или этого человека целиком. А без полноценного знания о ком-то вы, вполне возможно, не сможете разобраться в причинах его действий. Так почему не принять открыто этот факт? Зачем тратить свою энергию на осуждение?

Мне по собственному опыту известно, что, когда люди освобождаются от своих критических оценок, – на самом деле, как только что указала Диана, они таким образом освобождаются от чувства вины за осуждение других, – после этого состояние их здоровья часто изменяется к лучшему.

Вопрос. Страх – это еще одна травмирующая эмоция, с которой мы все сталкиваемся. Что бы вы порекомендовали для исправления подобного расстрой – ства установки?

Д-р Ямпольски. Ограничьте ваши мысли настоящим. Не тревожьтесь насчет разных ужасов, которые случались в прошлом или могут случиться в будущем. Слишком многие из нас всю жизнь жили в убеждении, что прошлое предопределяет будущее. Истина в том, что прошлое вовсе не обязательно его предопределяет. Настоящее – вот что нужно ценить. И как только вы научитесь жить в настоящем и будете думать о будущем как о продолжении данного мига, тогда вы откроетесь исцелению.

Статистика и прогнозы.

Вопрос. Ирония состоит в том, что врачи, которые как раз и занимаются лечением, постоянно напоминают нам о прошлом и заглядывают в будущее, когда обращаются к статистике или дают прогнозы. Разве они, в сущности, не вносят страх в нашу жизнь и, как следствие, не снижают нашу способность к выздоровлению?

Д-р Ямпольски. Я думаю, что бывают ситуации, когда мы, врачи, и я в том числе, невольно порождаем страх и отнимаем надежду у наших пациентов. Меня не интересует, что говорит статистика. Она абсолютно бессмысленна, когда речь идет об отдельном человеке.

Я думаю, нам следует излагать факты в том виде, как мы их знаем. Но при этом нужно напоминать себе, что все, что мы знаем о будущем, – это некие вероятностные ожидания. На самом деле мы не можем предсказать с абсолютной точностью динамику болезни любого отдельного человека.

Вопрос. Рассуждать миролюбиво и мысленно прощать, когда эмоции в расстройстве, всегда нелегко. Можете посоветовать методику, которой можно воспользоваться в тот момент, когда нас охватывает волнение и беспокойство? Такую методику, которая выдернет нас из негативного состояния и вернет в русло конструктивного мышления?

Сиринчионе. Если я вдруг почувствовала себя неспокойно, я задаю себе три простых вопроса: что меня расстраивает? Почему я держусь за это негативное чувство? Чего я на самом деле хочу?

Что меня расстраивает? Этот вопрос помогает определить значение проблемы. Это что-то, что происходит именно в данную секунду? Или это что– то, что уже произошло, или что-то, чего я боюсь, что оно вот-вот произойдет? Такое обдумывание сужает область поиска. Обычно в этот момент все в порядке, но мысли обращены в прошлое или в будущее, и именно там что-то создает расстройство. То есть необходимо вернуть мысли обратно в настоящее и оказаться здесь и сейчас.

Почему я держусь за это негативное чувство? Все, что происходит, на самом деле наш выбор. Все, что мы чувствуем, – это наш выбор. Так что, если вы чувствуете себя одинокой, скованной, нелюбимой, в этом должен быть какой-то смысл, заставляющий вас держаться за это чувство. Я обычно легко погружалась в депрессию и успешно делала из себя жертву. Теперь я знаю, что могу на самом деле избавиться от этого ощущения, если захочу. Или если мне нужно на некоторое время сохранить его для чего-то, то это тоже нормально.

Чего я на самом деле хочу? На это легко ответить, потому что каждый хотел бы добиться единственной цели – душевного спокойствия. Мне не надо мира любой ценой, но я хочу быть спокойной, исправляя неадекватное восприятие. Если я чувствую, что фокус моего внимания сдвинулся, я его поправляю и говорю: я хочу мира.

Если я зла на кого-то, я осознаю, что этот гнев – всего лишь мое сильное желание заставить себя чувствовать вину. И я знаю, что любовь и чувство вины не могут сосуществовать. Я должна выбрать. И тогда я выбираю любовь.

Прощайте и спокойной ночи.

Д-р Ямпольски. Есть еще очень простая вещь, которую вы можете проделать, дабы гарантировать, что ваши негативные чувства останутся в уходящем дне и не перейдут в следующий. Вечером, лежа в кровати с закрытыми глазами, представьте большой– пребольшой контейнер для мусора и сложите в него все, что вызывает у вас страх или чувство вины – любые негативные мысли, которые у вас возникали на протяжении дня. Теперь закройте веки поплотнее и визуализируйте большой воздушный шар, наполненный гелием, который поднимает мусорный контейнер со всеми вашими негативными мыслями и возносит его высоко в небо. Следите, как он делается все меньше и меньше и в конце концов исчезает.

То, как вы начинаете день, тоже важно для вашего самочувствия. Напомните себе, что ваша цель на день – это душевное спокойствие и, именно чтобы достичь его, вы собираетесь посвятить себя другим людям. Если свой день вы начнете с такой установкой, это может оказать на вас громадное влияние.

Вопрос. Значит, если ваш Центр оздоровления жизненной позиции так известен и достигает таких замечательных результатов с тяжелейшими больными, то это потому, что здесь учат отдавать себя?

Д-р Ямпольски. Да. В нашем мире трудно отыскать место, где отдавать легко и приятно и где вы можете найти безусловную любовь. Но если вы придете в наш центр, вы обнаружите как раз такую атмосферу. Каждый из нас, будь то персонал или участник тренинга, находится здесь, чтобы творить позитивное исцеляющее окружение. Они здесь не для того, чтобы судить. Они здесь даже не для того, чтобы советовать. Они здесь, чтобы давать безусловную любовь, что означает слышать и видеть каждого человека как любящую личность или как того, кому отчаянно нужна любовь.

Всякий, кто посетит центр, уходит отсюда с чувством восторга. На встречах вы можете столкнуться с детьми, у которых после лечения рака отсутствуют конечности и волосы. Вы можете подумать, что это зрелище подавляет, но видите, как эти дети смеются и радуются. Они испытывают радость, помогая друг другу. А когда вы искренне делитесь вашей любовью и радостью, ваша радость только увеличивается. Мы делаем все, что можем, чтобы воплотить в жизнь следующие принципы:

1. Выбирайте мир вместо конфликта.

2. Выбирайте любовь вместо страха.

Семь принципов установочного лечения.

2.1. Здоровье – это внутреннее спокойствие. Следовательно, здоровье – это освобождение от страха. Ставить своей целью изменение тела – значит не понимать, что наша единственная цель – это мир в душе.

2.2. Сущность нашей жизни – это любовь. Любви не могут воспрепятствовать чисто физические преграды. А потому мы верим, что разум не имеет пределов, невозможного не существует и все болезни потенциально обратимы. А поскольку любовь вечна, смерти бояться незачем.

2.3. Отдавать – это получать. Когда наше внимание направлено на то, чтобы давать, чтобы объединяться с другими людьми, тогда страх проходит и мы исцеляемся сами.

2.4. Все души объединены между собой. Следовательно, любое излечение – это излечение себя. Наш внутренний мир будет сам собой распространяться на других, как только мы примем его для себя.

2.5. Сейчас – это единственное время, которое существует. Боль, горе, уныние, чувство вины и другие виды страха исчезают, когда разум фокусируется на любви и мире текущего мгновения.

2.6. Решения нужно принимать, научившись выбирать то, что способствует миру внутри нас. Не бывает правильного или ошибочного поведения. Единственный осмысленный выбор – это выбор между страхом и любовью.

7. Прощение – это путь к истинному здоровью и счастью. Перестав осуждать, мы освобождаемся от прошлого и избавляемся от наших страхов перед будущим. Поступая так, мы начинаем понимать, что каждый человек – наш учитель и что каждое событие – это возможность для движения к счастью, миру и любви.

Место для дарения, разделения и исцеления.

Никто не может отнестись с большим пониманием к страхам, страданиям и тяжким испытаниям других людей, чем тот, кто сам прошел через подобное. Потому-то и имеет такой успех программа Центра оздоровления жизненной позиции в Тибуроне, Калифорния, что это результат не терапевтической помощи пациентам, но помощи людей друг другу.

Групповые сеансы – их посещают те, кто болен тяжелыми болезнями, их родители, родственники и помощники – обычно начинаются и заканчиваются тем, что все участники берутся за руки и проводят минуту в молчании, стараясь ощутить единство с другими. Затем участникам предлагают рассказать о своих чувствах и переживаниях и поделиться своим видением с другими, кто, возможно, борется с теми же проблемами. К примеру:

Я стесняюсь выходить из дому, потому что я лишился всех волос.

Я чувствую себя совершенно одиноким.

Я боюсь, что мой ребенок скоро умрет.

Я чувствую, что люди от меня отшатываются, и меня это злит.

Я ревную, потому что мой больной брат притягивает к себе все внимание.

Кроме того, центр предлагает программу «Друг по переписке/друг по телефону», что-то вроде службы знакомств, чтобы дать возможность серьезно больным людям контактировать с другими, испытывающими те же переживания, невзирая на большое расстояние между ними. Например, девятилетний мальчик из Висконсина, страдавший лейкемией, смог обменяться поддержкой и ободрением с другим девятилетним мальчиком из Техаса, на чью долю выпали такие же испытания. Центр, основанный частными лицами, некоммерческая организация, оплачивает счета за все междугородные переговоры. Все обслуживание бесплатное.

Другая программа называется «Лицом к лицу». Она открыта для каждого, болен он серьезно или нет, и разработана для того, чтобы научить нас образовывать терапевтические партнерства. Двух человек знакомят и дают некоторое время пробыть вместе наедине, чтобы дать им узнать друг друга. Единственная инструкция, которую они получают, – не давать оценок и быть снисходительными. Доктор медицины Джерри Ямпольски объясняет этот процесс так:

«Когда два человека встречаются, они часто ведут себя как насекомые, которые натолкнулись друг на друга. Их «антенны-усики» начинают шевелиться, и они пытаются нащупать, что в другом человеке отличается от них самих. Они проводят сравнения и быстро формируют суждение про характерные особенности и внешний вид друг друга.

В программе «Лицом к лицу» заранее предполагается, что мы начинаем первый опыт общения, имея полностью отличающийся склад ума. Мы предварительно принимаем решение внимательно искать в другом человеке приметы любви, доброты и душевного спокойствия, и единственная информация, которую мы сохраним в нашей памяти, та, которая позволит нам продолжать смотреть на этого человека доброжелательно. Другими словами, мы ищем только их невинность, а не их вину. Мы смотрим на них, доверяя своему сердцу, а не своим предвзятым мнениям».

Это, как подчеркивает Джерри, тот подход, которым нам всем желательно пользоваться в наших каждодневных взаимоотношениях с окружающими.

На территории США существует множество других центров, предлагающих подобные программы. Ни один из них впрямую не является филиалом центра в Тибуроне, хотя многие работают, следуя тем же принципам оздоровления жизненной позиции.

Глава 3. Разум выше рака.

Спонтанная ремиссия. Так врачи обычно пытаются объяснить необъяснимое – то есть когда рак или другая тяжелая болезнь внезапно отступает или исчезает «сама по себе». Мы склонны думать об этом как о счастливой случайности – это такой современный вид чуда.

Но чудо ли это? Доктор медицины Бернард С. Сигел так не считает. «С пациентами, которым без всяких видимых причин стало лучше, не происходило никаких счастливых случаев, или чудес, или спонтанных ремиссий, – говорит он. – С ними произошло самовнушенное выздоровление».

Однако то, что кто-то уровня д-ра Сигела называет самовнушенным выздоровлением, многие действительно могут счесть чудом. Практикующий хирург в Йеле, больнице Нью-Хейвена и больнице Святого Рафаэля, клинический ассистент хирургии в Йельской медицинской школе, он не только связан с одной из ведущих медицинских школ страны, но и работает в сфере, которая расценивается в качестве, вероятно, наиболее механистической и наименее человечной из всех врачебных специальностей.

Но д-р Сигел именно такой необычный хирург, какого вы наверняка бы предпочли любому другому. Он крепко обнимает своих пациентов и настаивает, чтобы они звали его Берни. Его диагностический инструментарий включает в себя коробку цветных мелков, с помощью которых он просит пациентов нарисовать картинки их болезней. Его операционная наполнена успокаивающей музыкой, либо предварительно выбранной пациентом перед погружением в анестезию, либо любимыми композициями самого хирурга, вроде соло гобоя из «Эмейзинг Грейс».

В основе этой практики лежит философия естественного исцеления, свободная от ограничений традиционной медицины. Д-р Сигел верит, к примеру, что самый лучший врачебный уход эффективен лишь настолько, насколько позволяет бессознательное желание пациента, и что сочетание снижения напряжения, разрешения конфликта и позитивного подкрепления (в виде визуализаций и позитивных эмоций, таких как надежда и любовь) может стимулировать иммунную систему и включить процесс выздоровления. Масштабная работа с раковыми пациентами, которую он проводит, это подтверждает.

Впервые мы встретились с Берни Сигелом на семинаре, именуемом «Психология болезни и искусство исцеления неординарных пациентов», который он проводил в Институте холистических исследований «Омега» в Ринбеке, Нью-Йорк. Позже мы обсудили с ним его клинический опыт лечения рака – какие психологические и эмоциональные факторы влияют на нашу уязвимость и как мы можем кардинально улучшить наши шансы на выздоровление.

Вопрос. Когда вы впервые пришли к осознанию того, что исцеление рака находится во власти разума?

Бернард Сигел, доктор медицины. Мое прозрение выросло из боли, которую я испытал в собственной жизни. Будучи хирургом, я постоянно был угнетен и расстроен. Справиться со своими чувствами мне было сложно, хотя мне говорили, что врачи так себя не ведут. Они не прикасаются к людям. Они не сжимают их в объятиях. Они не взваливают на себя личные проблемы своих пациентов. В общем, пытаясь стать более счастливым врачом, я отправился на семинары – сначала на тот, который проводили Карл и Стефани Саймонтон в Саймонтон-центре онкологических консультаций, затем в Даллас, штат Техас. Там я встретил некоторых моих пациентов. Они сказали мне: «Слушайте, вот вы хороший доктор. Вы прислушиваетесь к нам и поддерживаете нас. Но что нам делать между посещениями вашего кабинета? Нам нужна помощь, чтобы научиться жить с нашей болезнью».

Тогда я организовал групповую терапию для таких больных. И произошло вот что: я увидел, что одновременно с тем, как люди овладевали умением жить со своей болезнью, у них невероятно повышалась способность управлять общим состоянием своей жизни. Я видел людей, справлявшихся со своими конфликтами, а затем вдруг их опухоль уменьшалась или исчезала.

Это были явления, с которыми я никогда прежде не сталкивался. Я был изумлен. И как врач я чувствовал себя при этом некомфортно. Им становилось лучше, а я не пошевелил и пальцем.

Но они сказали мне: «Будьте терпеливее, доктор. Вы научитесь. Вы даете нам надежду. Вы даете нам способность управлять. Мы начинаем чувствовать себя лучше. Нам становится лучше».

Вопрос. Почему вы принимали это с таким трудом?

Д-р Сигел. Вам следует вспомнить, что медицина ориентирована на неудачников. Мы имеем дело только с теми пациентами, которым не становится лучше. Те же, кому становится лучше, несмотря на плохие прогнозы, к нам не возвращаются. И именно этих пациентов мы на самом деле должны изучать.

Однажды, когда я произносил речь, ко мне подошел мужчина и протянул мне карточку. На ней было написано: «Десять лет назад ваш коллега оперировал моего отца. Мне сказали, что у него был рак поджелудочной железы и он должен был умереть через шесть месяцев. Мне нужно было пойти домой и подготовить семью к его смерти. Я этого не сделал. Я никому не сказал. Мой отец только что отпраздновал свой 85-й день рождения. Моя мать сияла, глядя на него».

Я вернулся в отделение и извлек из нашего архива карточку этого мужчины. Моей первой реакцией была мысль: возможно, в то время могла быть какая-то ошибка в диагнозе. Но нет, по всем показателям он должен был умереть десять лет назад. Я говорил всему отделению: «Вы только посмотрите! Разве это не чудо? Мистер Джонс жив! А мы-то считали, что он умер, потому что он так и не вернулся больше в отделение». Понимаете, никому из нас и в голову не пришло, что можно прийти в дом мистера Джонса, постучаться в дверь и спросить его: «Мистер Джонс, мы предполагали, что вы скончались десять лет назад. Почему вы не умерли? Что вы сделали, чтобы излечиться от рака?» Никто до этого не додумался.

Когда рак исчезает.

Вопрос. Так как же медицинская профессия объясняет подобные случаи?

Д-р Сигел. Они трактуют их как медицинские аномалии. Еще был случай, когда я получил записку от онколога. В ней говорилось: «С Роуз все поразительно хорошо. Ее опухоль пропала».

Я знаю Роуз. Я знаю, почему исчез ее рак. Роуз привезли в дом престарелых умирать. Ей там было очень плохо. Там не прислушивались к ее нуждам. И тогда вместо того, чтобы пассивно смириться со своим положением, она восстала и устроила в доме престарелых революцию. Она вернулась домой, и ее рак исчез.

Я приведу вам другой пример: я знаю женщину, у которой была опухоль с метастазами в брюшной полости. Ее подвергали всевозможным видам лечения – химиотерапии, лучевой терапии, хирургическому вмешательству, но рак невозможно было остановить. Она покинула больницу и уехала в дом своей дочери – опять-таки в ожидании смерти. Несколько месяцев спустя она вернулась в наше отделение, чтобы проверить состояние здоровья. Мой коллега обследовал ее и обнаружил, что опухоли нет. Он позвал меня. Он сказал: «Эй, тебя подобные штуки интересуют». Я пришел и попросил ее: «Айрин, скажите ему, что вы сделали». И Айрин сказала: «Я поехала домой, решила жить до ста лет, а моими проблемами пусть занимается Господь».

Вопрос. Разве это так легко?

Д-р Сигел. Это вовсе не легко. Если бы я сказал пациентам: «Если вы хотите поправиться, то у вас два варианта – вы можете изменить ваш образ жизни или сделать операцию» – большинство ответило бы: «Оперируйте. Это не так болезненно».

Когда я впервые начал сеансы групповой терапии, я разослал сто писем раковым больным, приглашая их на встречу и предлагая научить чувствовать себя лучше и жить дольше. Я искренне рассчитывал, что приедет множество народу. Появились всего двенадцать человек. Всего двенадцать из ста захотели принять участие в собственном выздоровлении. Видите, насколько это на самом деле трудно.

Неординарный пациент.

Вопрос. Это были именно те люди, которых вы называете «неординарными пациентами»?

Д-р Сигел. Да. В общей сложности я выяснил, что из числа всех людей, страдающих хроническими или тяжелыми заболеваниями, примерно 12–15 процентов – это те самые неординарные, или выживающие, пациенты. Это те люди, которые, сталкиваясь с болезнью, по собственной воле берут ответственность на себя и соответственно переориентируют свою жизнь. Они также хотят участвовать в собственном выздоровлении, то есть объединиться с доктором, составить лечащую команду и привлечь все доступные ресурсы (медицинские, психологические, духовные и т. д.), чтобы увеличить свои шансы на исцеление. Это люди, которые действительно хотят бороться за свою жизнь.

Однако большая часть людей – от 50 до 60 процентов – довольствуются тем, что снимают с себя ответственность и полностью отдаются на волю врача. Их позиция такова: «Вы врач. Это ваша профессия. Вот вы обо мне и заботьтесь».

Затем идут еще 20 процентов, которые счастливы умереть, потому что их жизнь разрушена. Для них рак – это самый легкий выход из положения. Конечно, они не собираются признаваться в этом друзям или родственникам. Если вы спросите их, как они поживают, они, естественно, не скажут: «Спасибо, очень стараюсь помереть». Но я смотрел им в лицо и спрашивал напрямую: «Вы пытаетесь умереть?» И многие из них отвечали честно, потому что они знали, что мне известна правда. А известна она была мне потому, что они уклонялись от лечения или сторонились людей, которые предлагали им помощь.

Вопрос. Вы говорите, что шанс выжить при заболевании раком зависит в той же мере от нашей установки, как и от степени серьезности болезни?

Д-р Сигел. Да, абсолютно верно. Я обычно могу определить, какую позицию человек занимает по отношению к своей болезни, задав ему четыре простых вопроса: вы хотите прожить до ста лет? Что означает для вас ваша болезнь? Зачем вам нужна ваша болезнь? Что произошло за год или два до того, как вы заболели?

Первый вопрос – «Хотите ли вы прожить до ста лет?» – дает мне представление о том, насколько человек чувствует, что управляет своей жизнью, и заглядывает ли он далеко в будущее. Второй вопрос – «Что означает для вас ваша болезнь?» – говорит мне о том, видит ли человек свое заболевание как испытание, через которое надо пройти, или как непреодолимую преграду – смертный приговор.

Иногда я также могу выяснить, связана ли эта болезнь с какими-то значительными событиями в прошлом пациента. Например, у меня был пациент, у которого рак развился в возрасте шестидесяти лет, всего через несколько месяцев после того, как от рака умерла его сестра. В процессе моего с ним разговора он признался, что знал заранее о своей будущей болезни. Вероятно, в детстве он слышал от матери, что он вечно перенимает все от своей сестры. Он сказал, что его сестра, бывшая двумя годами старше его, постоянно заражала его простудой и детскими болезнями, которые она подхватывала в школе. Но слова его матери «ты вечно перенимаешь все от сестры» запечатлелись в его подсознании и остались с ним во взрослой жизни.

Третий вопрос – «Зачем вам понадобилась эта болезнь?» – говорит мне, служит ли заболевание какой– то психологической или эмоциональной цели. Может быть, это отчаянная мольба о любви и заботе? Или это сигнал организма, что вам нужно немного отдохнуть от работы или от обязанностей? Вы знаете, что мы даем людям «отпуск по болезни» и таким образом приучаем их болеть. Подсознание быстро усваивает, что оно может удовлетворить свои потребности, создавая болезнь.

Мой последний вопрос – «Что произошло за год или два до того, как вы заболели?» – позволяет пациенту понять, каким образом он мог способствовать собственному заболеванию. Примерно 90 процентов раковых больных, с которыми я встречался, как можно было удостовериться из их истории болезни, пережили какую-либо значительную перемену в предыдущие год или два своей жизни. Это мог быть такой сокрушительный удар, как смерть ребенка или супруга – новая область медицины, психонейроиммунология, показывает, что такие события подавляюще действуют на иммунную систему. Но это также может быть и позитивная перемена, вроде переезда в новый дом, появления ребенка или смены работы. То есть это такие перемены, по поводу которых вы бы сказали либо «Какое чудо!», либо «Какой ужас!».

Жизненные перемены и рак.

Вопрос. Это очень сильно напоминает известную шкалу измерения стресса («Жизненные события») Холмса – Рея, в которой различным жизненным переменам (как негативным, так равно и позитивным) приписывается рейтинг с учетом вероятности того, что за ними последует заболевание. Как по-вашему, эта шкала обоснована?

Д-р Сигел. Абсолютно. Это не только мое ощущение, я знаю это по личному опыту. Вскоре после того, как я начал мою практику и переехал в новый дом, я слег в больницу с тяжелым инфекционным заболеванием. Лежа там, отгороженный от мира, я начал раздумывать, не было ли какой-либо корреляции между этими изменениями в моей жизни и неспособностью моей иммунной системы отразить инфекцию.

Когда я вернулся в отделение, то решил немножко поиграться с этим. Пациенты приходили ко мне с проблемой, а я говорил им: «О'кей, вы получили новую работу?» или «Вы переехали в новый дом?» – а они смотрели на меня и говорили: «Как вы узнали?» Они думали, что я гений.

Вопрос. Но ведь многие люди меняют работу и переезжают в новые дома и не заболевают. Чем отличается поведение этих людей, что защищает их от болезни?

Д-р Сигел. Отличие в целом таково: очень важно уметь осознавать и удовлетворять свои потребности, выражать ваши чувства, научиться говорить «нет», не испытывая чувства вины. Если вас слишком сильно беспокоит ваша новая роль, если она вас мучает, вы заболеете. Я думаю, это особенно верно для таких болезней, как рак – тех, которые связаны с состоянием иммунной системы.

Вопрос. Однако, если мы будем внушать человеку, что он сам навлек на себя заболевание, не рискуем ли мы еще усилить его депрессию и тем самым подвергнуть опасности его выздоровление?

Д-р Сигел. Я не упрекал себя за то, что подхватил инфекцию. Я извлек из этого урок. Я думаю, что раковым пациентам нужно взглянуть на это с той же точки зрения – не восклицать: «О Господи, это ужасно! Что я с собой сотворил?» – а скорее увидеть болезнь как послание, которое гласит, что нужно соответственно перенаправить свою жизнь – разрешить конфликты с другими людьми, выразить гнев, обиду и другие негативные эмоции, которые они носили закупоренными внутри себя, начать осознавать собственные потребности. Такое поведение стимулирует иммунную систему, и тогда наступает исцеление.

Стимулирование «механизмов жизни».

Вопрос. Можете объяснить подробнее, как эти изменения способствуют выздоровлению?

Д-р Сигел. Научиться освобождаться от негативных эмоций – вот в чем секрет. Тот, кто улыбается снаружи и мучается внутри, убивает себя. Он не справляется ни с собой, ни с жизнью. И всем его «механизмам жизни» отдается приказ перестать действовать. Под «механизмами жизни» я подразумеваю эндорфины, иммуноглобулины, белые кровяные тельца и т. д.

Врачи ежедневно видят тому подтверждения. Вы обходите больничные палаты и спрашиваете пациентку, как ее дела, и она отвечает: «Прекрасно». Но вы знаете, что ее дела вовсе не прекрасны. Ее муж сбежал к другой женщине. Ее ребенок – наркоман. Ее дом только что сгорел. А она больна раком. Но она упорно продолжает твердить: «Прекрасно».

Когда я встречаю человека, который отвечает мне: «Скверно», я говорю: «Вот и замечательно! Вы хотите, чтоб вам стало лучше, значит, вы имеете дело с реальностью. Если ваш разум и ваше тело чувствуют себя скверно, и вы понимаете это, вы будете просить помощи. Ваши «механизмы жизни» будут работать на вас».

Неспособность выразить гнев – характерная черта раковых пациентов. Если вы не показываете гнев, он переходит в злобу и ненависть. Если вы испытываете ненависть по отношению к кому-то, они не страдают в физическом смысле из-за этого. А вы страдаете.

Потому я и говорю моим пациентам: выражайте свой гнев, страх и чувство вины. Это я считаю значительным этапом процесса выздоровления. В наших сеансах групповой терапии мы даем людям озвучивать свои эмоции, прорабатывать свои конфликты, чтобы достичь душевного спокойствия, или очистить совесть, или назовите это как угодно. Девяноста процентам, прежде чем достичь наконец душевного спокойствия, приходится плакать и кричать. Я говорю – делайте, что делается. Выгоните эти эмоции из себя.

Связь между телом и разумом.

Вопрос. Какие еще шаги мы можем предпринять, чтобы помочь нашим «механизмам жизни» работать на нас?

Д-р Сигел. По существу, мы должны научиться устанавливать связь между телом и разумом – посылать «живые» послания телу. Есть два способа передавать эти послания. Первый способ – с помощью эмоций. Я говорю пациентам: «Если вы хотите умереть, продолжайте пребывать в депрессии; если хотите жить, любите и смейтесь». Позитивные эмоции, такие как любовь, одобрение и прощение, стимулируют иммунную систему. Психическое здоровье, если хотите так это называть, является величайшим стимулом для здоровья физического – и величайшим качеством того, кто умеет выживать.

Второй способ посылать «живые» сообщения – через образы, то есть с помощью визуализации процесса выздоровления, происходящего в вашем организме. Для этой цели имеются магнитофонные записи, помогающие развивать управляемое воображение. Но если у вас нет такой записи, вы можете сделать ее самостоятельно. Вначале выберите символы, изображающие ваши раковые клетки и ваши белые кровяные тельца. Вы можете визуализировать разные образы. Но если вы испытываете трудности с выбором собственных символов, я советую вам представить ваши раковые клетки в виде мелких кусочков пищи, а ваши белые кровяные тельца в виде птиц, кошек или Пэкмена – старой компьютерной игры – выберите любой образ поедателя пищи, который вам удобен. Затем закройте глаза, успокойте сознание и проиграйте в воображении само действие. Вообразите, как ваши лейкоциты пожирают раковые клетки. Чем больше они едят, тем сильнее вы становитесь. Таким образом, болезнь становится источником личной силы и психологического роста.

Вопрос. Как часто нужно повторять такие упражнения на визуализацию, чтобы максимально увеличить пользу для выздоровления?

Д-р Сигел. Я думаю, по крайней мере полдюжины раз в день. Просто сядьте поудобнее, расслабьтесь, закройте глаза и перепрограммируйте свое сознание.

Мир, а не война.

Вопрос. Это та же техника визуализации, которую использовали Саймонтоны?

Д-р Сигел. Это основано на их методике. Они познакомили меня с управляемым воображением. Но у их методики есть один аспект, с которым я не согласен, – это использование агрессивной символики. Они предлагают, чтобы раковые пациенты визуализировали образ лейкоцитов, нападающих или убивающих раковые клетки в их теле. Я думаю, что большинству людей сложно принять агрессивные образы в контексте излечения. Вы не можете просить людей убить кого-то внутри себя, превращая таким образом организм в поле сражения. Это не сработает. Они отвергнут это на подсознательном и бессознательном уровнях.

Вопрос. Но разве не таково общепринятое представление о раке – что это враг, который каким-то образом вторгся в тело? И разве врачи не укрепляют подобные представления, преподнося свое лечение как способ «искоренить» и «истребить» раковые клетки?

Д-р Сигел. Именно так. И я согласен, что это проблема. Представление об «уничтожении» или «сражении» с раком повсеместно распространено в нашем обществе. Вас когда-нибудь просили даровать исцеление от болезни? Вероятно, вас просили «помочь победить в борьбе с раком». Медицина пользуется подобными словами постоянно – «приступ», «удар», «отравить», «поразить» и «убить». Бессознательное слушает это и говорит: «Избавьте меня от этого! Так не выздоравливают!».

Предельный случай – квакер, который отказался от лечения, потому что его онколог сказал ему: «Принимайте это, и это убьет ваш рак». Пациент сказал: «Я никого не убиваю» – и ушел прочь.

Однако у большинства людей неприятие имеет место на подсознательном или бессознательном уровнях. Их организм попросту отказывается поддаваться лечению. Я могу привести вам множество примеров.

У меня есть маленькая пациентка, которую впервые привели ко мне, потому что на нее не подействовала химиотерапия. Я попросил ее нарисовать саму себя, принимающую лечение. На ее рисунке она держала в руке копье, предположительно чтобы убить рак, но оно указывало в неверном направлении. Ее раковые клетки кричали: «Помогите мне!».

В другом случае женщина пришла в мое отделение, жалуясь на серьезные побочные эффекты от пройденной ею химиотерапии – побочные эффекты, которые даже не были связаны с ее лечением. И опять-таки я дал ей несколько цветных мелков и попросил нарисовать картинку. Она нарисовала рисунок, где дьявол давал ей яд.

По-моему, проблема очевидна. В каждом из этих случаев восприятие пациенткой процесса лечения препятствовало ее организму благоприятно откликнуться на него.

Химиотерапия без побочных эффектов.

Вопрос. Как мы можем изменить наш образ мыслей, чтобы не бороться, а выздоравливать?

Д-р Сигел. Есть эффективный метод – запрограммировать себя на позитивный исход, используя нечто вроде техники визуализации, которой пользуются спортсмены на тренировках. Закройте глаза и мысленно представьте, что вы проходите химиотерапию или другое лечение, удобно расположившись в кресле. Почувствуйте, как опухоль съеживается, а ваша сила возвращается. После лечения вы чувствуете себя хорошо – даже возбужденно – и покидаете больницу, чтобы отправиться за покупками.

Если вы проделаете это по крайней мере сто раз перед тем, как начать терапию, ваш организм будет откликаться вполне благоприятно на реальное лечение. Если вы пережили событие в уме, ваше тело получит сообщение, как оно должно реагировать в реальности.

Конечно, лучший способ обеспечить эффективность любого лечения и минимизировать его побочные эффекты – это понимать, что решение лечиться принимаете именно вы. Суть в том, что необходимо составить мнение обо всех возможных вариантах и сделать ответственный выбор – выбрать то, что вы можете принять и с чем вам будет удобно. Зная, что это именно то, чего хотели вы.

Удручает то, что люди отвергают традиционную терапию, поскольку доктор предъявляет своего рода ультиматум. Если вы соглашаетесь на лечение только из страха перед возможными последствиями несогласия, я сомневаюсь, что произойдет какое-либо улучшение. Вам приходится подчиняться, не имея позитивной мотивации.

У меня была пациентка, молодая женщина, которая очень заботилась о своем здоровье. Она не ела ничего такого, в чем содержались химические добавки или консерванты. Когда у нее обнаружили рак, она отказалась от химиотерапии и лучевой терапии из-за того, что считала сильнодействующие химикаты, входящие в состав лечения, потенциально большей угрозой для себя, чем сама опухоль. Я не спорил с ней. Я сказал: «Хорошо. Если вы так воспринимаете, то это, вероятно, не принесет вам особой пользы». Прошло несколько недель, она вернулась и сказала: «Вы знаете, я тут думала насчет лучевой терапии. Я могу увидеть ее как что-то вроде исцеляющей энергии. Я думаю, она может мне помочь». Итак, она приняла лечение, и оно было очень успешным.

Мой совет – найдите врача, который согласится уделить вам внимание и поговорить с вами. Проанализируйте вместе все возможные варианты. Затем выберите курс лечения, который вас устраивает. У тех людей, которые откровенно разговаривают со своими врачами и выбирают способы лечения по позитивным соображениям, количество побочных эффектов сокращается до четверти, а то и до десятой части по сравнению с теми, кто просто молча подчиняется лечению, потому что их доктора или супруги сказали им, что они должны это перенести. Они не посылают своему телу посланий смерти – только послания жизни и любви.

Лечение сообща.

Вопрос. Вы думаете, что большинство врачей готово к такому подходу к лечению, при котором требуются командные усилия?

Д-р Сигел. Не секрет, что многие доктора предпочитают послушных, не задающих вопросов пациентов, которые живут или умирают в соответствии с медицинскими предписаниями. Я знаю врачей, которые непристойно ругали пациентов, когда те задавали вопросы, и я слышал об одном враче, у которого на столе стояла табличка с надписью: «Компромисс – это делать, как я сказал». Это абсурд. Мы ведь говорим о человеческих жизнях.

Мой совет таков: не беспокойтесь, если ваш доктор думает, что вы чрезмерно настойчивы или любопытны. На самом деле вы можете рассматривать это как признак здоровья. Исследования показывают, что пациенты, которых врачи называют наиболее надоедливыми, – именно те, чья иммунная система наиболее активна. Они проживут долго. Пациенты, которых врачи больше всего хвалят – послушные и не задающие вопросов, – это как раз те, кто умирает. Так что я говорю людям: не бойтесь испортить отношения со своими лечащими врачами.

Вопрос. Но разве вера в то, что ваш врач способен вас вылечить, не может внести свой вклад в положительный исход?

Д-р Сигел. Да, разумеется. Вера и доверие к вашему врачу – это мощный целительный фактор. Когда я говорю «не бойтесь испортить отношения с вашими врачами», я основываюсь на мнении врача о плохих взаимоотношениях. «Плохие» или «испорченные» отношения по его стандартам – это хорошие по вашим.

Вопрос. Можете ли вы дать нам какие-то подсказки насчет того, как стать «плохим» пациентом?

Д-р Сигел. Будьте настойчивы. Задавайте вопросы. Попытайтесь называть вашего доктора по его или ее имени. Обхаживайте его. Задача состоит в том, чтобы стать для этого врача личностью, а не только болезнью. Ближе подходите к нему как к человеку – это заставит его взглянуть на вас по-другому, то есть начать лечить вас как личность, имеющую свои чувства и интересы.

У меня есть еще список, который я выдаю пациентам, попадающим в больницу. Мы называем его «Список хорошего/плохого пациента». В числе его пунктов предлагается записывать на магнитофон все разговоры с врачами и принести в операционную кассету с вашей любимой музыкой, чтобы вы смогли во время операции настроиться на расслабляющую волну. Даже если вы находитесь под общим наркозом, подсознание получит пользу, и я уверен, что это может оказать позитивное лечебное воздействие.

Билль о правах ракового пациента.

Бэрни Зигель, доктор медицины, основатель ECAP – Общества удивительных раковых пациентов, Инк. – группы поддержки для людей, желающих бороться за свою жизнь, несмотря на любую тяжелую болезнь, составил следующий «Билль о правах»:

Уважаемый доктор,

Пожалуйста, не говорите мне, чего у меня нет. Мы с вами оба понимаем, что я пришел к вам узнать, есть ли у меня рак. Если я знаю, что у меня есть, значит, я знаю, с чем борюсь, и тогда у меня меньше страха. Если вы скрываете название и факты, вы лишаете меня возможности помочь самому себе.

Доктор, когда вы задаетесь вопросом, стоит ли говорить мне о том, что у меня рак, я уже знаю. Возможно, вы будете чувствовать себя лучше, если не скажете мне, но ваш обман мне повредит.

Не сообщайте, сколько мне осталось жить. Лишь я один могу решать, как долго я еще проживу. Это будут определять мои желания, мои цели, мои ценности, мои силы и моя воля к жизни.

Объясните мне и моей семье, как и почему это со мной произошло. Научите меня и мою семью, как нам жить сейчас. Расскажите мне о питании и потребностях моего организма. Расскажите мне, как обращаться с этим знанием и что делать, чтобы мой разум и тело могли работать вместе. Исцеление приходит изнутри, но я хочу объединить мои силы с вашими. Если вы и я образуем команду, я буду жить дольше и лучше.

Доктор, не позволяйте вашим негативным убеждениям, вашим страхам и вашим предрассудкам влиять на мое здоровье. Не стойте у меня на пути, когда я начинаю чувствовать себя лучше и превосхожу ваши ожидания. Дайте мне шанс стать исключением из вашей статистики.

Ознакомьте меня с вашими убеждениями и способами лечения и помогите мне объединить их с моими. Однако помните, что самое важное – это мои убеждения; во что я не верю, то мне не поможет.

Вы должны понять, что значит для меня рак – смерть, боль или страх неизвестности. Если моя система убеждений приемлет альтернативную терапию, а не традиционное лечение, не отказывайтесь от меня. Пожалуйста, попытайтесь перестроить мою веру; будьте терпимым и дождитесь, когда я сам изменю свои взгляды. Это может произойти мгновенно только в том случае, когда я безнадежно болен и отчаянно нуждаюсь в вашем лечении.

Доктор, научите меня и мою семью жить с моей проблемой, когда я от вас далеко. Не пожалейте времени, отвечая на наши вопросы, и уделите нам внимание, когда мы в нем нуждаемся. Мне очень важно чувствовать, что я могу свободно поговорить с вами и задать вам вопрос. Я проживу более долгую и осмысленную жизнь, если мы с вами вместе сумеем выстроить значимые взаимоотношения. Вы нужны мне, чтобы я смог достичь новых целей, которые ставит передо мной жизнь.

Контроль и надежда.

Вопрос. Какой наиболее важный вклад может внести врач в восстановление здоровья пациента?

Д-р Сигел. Я думаю, есть два вклада, которые врач способен сделать. Первый, как я уже упоминал, – это передать пациенту контроль над его или ее собственным лечением. Второй – это дать надежду.

Если я чему и научился за все годы моей работы с раковыми пациентами, так это тому, что не существует такого понятия, как ложная надежда. Надежда – вещь реальная и физиологическая. Я убежден, что совершенно необходимо давать людям надежду – независимо от того, каково их положение. Я знаю людей, которые сегодня живут на свете только потому, что я сказал им: «Вам незачем умирать».

Трудность, стоящая перед врачом, – это статистика. Если статистика говорит, что девять из десяти умирают от этой болезни, большинство врачей скажут своим пациентам: «Шансы против вас. Приготовьтесь умереть». Я говорю: «Вы можете быть одним из тех, кто выздоровеет. Давайте учиться, как это сделать». Я не гарантирую бессмертия. Я спрашиваю их, хотят ли они научиться жить.

Люди – не статистические единицы. Они личности. И с ними надо обходиться как с личностями. Если бы доктор заявил мне, что при моей болезни любой человек умирает через шесть месяцев, я бы сказал себе: «Это невозможно. Нет двух одинаковых случаев. То, о чем он говорит, – это средняя величина. Может быть, один человек прожил пять лет, а кто-то другой скоропостижно скончался через три дня».

По-моему, худшее, что может сделать врач, – это сказать больному, что тому предстоит скоро умереть. Во-первых, это обман. Никто и никоим образом не может предсказать хоть с какой-то определенностью, как будет развиваться болезнь у данного конкретного человека. Во-вторых, это быстрейший способ превратить пациента в очередную статистическую единицу.

Надежда действует как плацебо. А плацебо, бесспорно, может воздействовать на иммунную систему. К примеру, в одном исследовании, результаты которого были опубликованы в 1957 году, пациенту давали экспериментальный лекарственный препарат под названием «Кребиозен». Он поверил, что это сильнодействующее лекарство против рака, которое его спасет. Его опухоль рассосалась. Затем в газете появилась статья, в которой говорилось, что «Кребиозен» – неэффективное противораковое средство. У него вновь развился рак. Затем его лечащие врачи сказали ему, что он будет получать сверхчистую форму «Кребиозена», которая эффективна против рака. На самом деле ему раз в неделю делали инъекции воды. Тем не менее его опухоль во второй раз перешла в стадию ремиссии. Затем в газетах напечатали еще одну статью, утверждающую, что Управление по контролю за продуктами и лекарствами сняло это лекарство с испытаний, потому что оно не действует. Пациент скончался через три дня.

Итак, я не обращаю внимания на то, насколько серьезно пациент болен, я предлагаю ему надежду.

Вопрос. Какой самый лучший совет, по-вашему, можно дать раковому пациенту?

Д-р Сигел. Лучший совет, который я могу дать кому бы то ни было, – живите каждый день так, как будто этот день последний. Это не значит, что вы должны тут же отправиться грабить банк или спустить зараз все семейные сбережения. Я говорю с духовной точки зрения. Сделайте себя счастливыми. Разрешите свои конфликты. Облегчите душу. Пусть у вас будет мир в душе, пусть ваша совесть будет чиста. Я гарантирую, что когда вы проснетесь на следующее утро, то будете чувствовать себя настолько хорошо, что не захотите умирать.

Я говорю моим пациентам: «Если бы вы узнали, что сегодня, когда вы выйдете из этого кабинета и пойдете домой, по дороге вас убьют, вы попросили бы позволения позвонить кому-то по моему телефону?» Если они отвечают «нет», значит, они живут правильной жизнью. Если они вскакивают и говорят: «О Господи, дайте мне телефон. Я должна позвонить моему зятю и отругать его, я должен позвонить моей жене и сказать ей «Я тебя люблю», потому что мы сегодня утром поссорились» – и тому подобное, значит, они живут неправильной жизнью. Учитесь, как жить правильно именно сейчас.

Глава 4. Захотите жить.

«Воля к жизни», неоспоримая могущественная сила выживания, вероятно, наиболее важный фактор, благодаря которому мы сохраняем здоровье и исцеляемся от болезней. Но каковы эмоции, установки и поведение, которые питают это пламя внутренней энергии? Как нам поддерживать его яркое горение или вновь разжечь, если оно начало тускнеть и гаснуть?

Чтобы это выяснить, мы поговорили со специалистом, изучающим феномен долгожительства, которому область здоровья тела и души ведома до самых глубин. Это доктор философии Кеннет Р. Пеллетьер, доцент клинической медицины на медицинском факультете Калифорнийского университета в Сан– Франциско, автор многочисленных книг, среди которых бестселлер, получивший международную известность, «Разум как целитель, разум как убийца», а также «Долголетие», «Холистическая медицина» и «Здоровые люди в нездоровом окружении». В связи с продолжающимся в настоящее время исследованием долголетия д-р Пеллетьер объездил весь свет, в том числе побывал в СССР.

Мы брали у него интервью в его доме в Беркли, Калифорния. Там мы обсуждали исцеление разума и способы, какими мы можем запрограммировать его на долгую жизнь.

Вопрос. Когда вы идете к доктору с жалобами, а он говорит: «Это все у вас в голове», что это означает?

Кеннет Р. Пеллетьер, доктор философии. Как правило, называя нечто психосоматическим, говоря, что это все у вас в голове, тем самым отрицают наличие самой проблемы. Как будто то, что «в голове», на самом деле не существует здесь и сейчас, да и вообще нигде не существует.

Однако чем дальше, тем больше мы приходим к видению, что вообще любые состояния здоровья и болезни до некоторой степени психосоматические. Опять-таки не в том смысле, что все они воображаемые, но в том смысле, что все они включают психологические и физические факторы.

Вопрос. Как разум может сделать кого-то больным?

Д-р Пеллетьер. Ну, в каждый данный момент существует великое множество сил, влияющих на состояние нашего здоровья. Среди этих факторов питание, физическая тренированность, стресс, генетическая предрасположенность, психологические факторы, чисто медицинские факторы, такие как травма или инфекция. Вопрос в том, не оказывают ли некоторые из них непропорциональное влияние, которое в результате приводит к болезни, или они все поддерживают оптимальный баланс, результатом которого является здоровье?

Происходит, по моему мнению, вот что: все начинается с того, что вы испытываете определенного уровня стресс, который для большинства из нас является повседневным. Длительный, неослабевающий стресс. Затем в вашей жизни происходит «стрессогенное событие». И внезапно весь ваш накопленный за долгое время стресс стремительно ввергает вас из первоначального состояния в реальную болезнь. К примеру, вы можете иметь в семейном анамнезе гипертонию, а на своей работе вы постоянно испытываете один и тот же уровень стресса. Так что ваше кровяное давление постоянно слегка повышено. Внезапно происходит одно или несколько стрессогенных жизненных событий, и ваше кровяное давление может подскочить до угрожающе высокого предела, и в результате вы получите головокружение, головные боли или еще хуже.

Затем вы можете иметь определенный тип личности или строения психики, которое предрасполагает вас к развитию определенного вида расстройств. И опять-таки это не причина, но это важный фактор. Один из многих. И чтобы вылечить человека, мы должны выявить все эти воздействия, пройти весь путь назад и распутать весь клубок.

Вопрос. Не могли бы вы привести пример такого процесса?

Д-р Пеллетьер. Разумеется. Не забывайте, я говорю о том, что в какой-то момент психологическое затруднение действительно начинает влиять на физические системы организма. Стресс вызывает чрезмерную секрецию соляной кислоты и способствует возникновению у человека язвы. Другой вид тревожности может поднимать кровяное давление. В какой– то момент появляются физические симптомы.

В одном очень показательном случае 72-летняя пожилая леди оказалась в состоянии, именуемом «спастическая кривошея», когда ее голова была наклонена вправо и повернута к правому плечу. Это чрезвычайно дезориентирует, это очень болезненно, и она с трудом могла передвигаться. Она перепробовала все: хиропрактику, инъекции кортизона, вытяжение, ошейник. Когда она попала к нам, мы начали с биологической обратной связи. Мы разместили электроды на ее левом грудинно-сосцевидном отростке, то есть мышце, сокращающейся, когда вы поворачиваете голову вправо. Я попросил ее расслабить эту мышцу. Когда она это сделала, ее голова начала поворачиваться и стала опять смотреть вперед. После примерно четырех недель прогресса все просто намертво застряло. Прогресса больше не было.

Я заметил, что на аппарате, который записывал ее нервные импульсы, был небольшой пик, показывающий некоторый избыток мышечной активности. Я сказал ей, что, когда этот пик появляется, нужно открыто выразить все, что приходит ей на ум. Она послушалась и сказала, что чувствует себя неудобно. Я спросил ее, какого рода это неудобство. Она сказала, что чувствует себя виноватой. В чем виноватой? «Я чувствую себя пристыженной», – сказала она. Пристыженной из-за чего?

Она сказала, что ее симптомы появились пять лет назад, с тех пор как она имела отношения с женатым мужчиной моложе ее. Описывая этот случай, она сказала, что, если бы ее соседи хоть что-то об этом узнали, она никогда уже не смогла бы взглянуть им в лицо. Вскоре после того, как она выговорила эти слова, показания прибора вернулись в норму. Это было не лечение, но с этого момента и далее пошел прогресс при терапии биологической обратной связи и психотерапии. Наконец она полностью восстановила боковое движение своей головы. Есть другие случаи, подобные этому, которые демонстрируют тот же принцип, а именно: как индивидуальный образ мышления может повлиять на тело.

Множество пациентов-сердечников бессознательно оформляют своей болезнью тот или иной вариант желания смерти. Они не обязательно хотят исчезнуть физически, но хотят избавиться от ответственности. Пример тому – 53-летний мужчина, отец и брат которого скончались от сердечного приступа в возрасте 54 лет. Этот мужчина поступил в нашу клинику, испытывая сильную загрудинную боль, когда приближалось его 54-летие. У него были совершенно нормальная электрокардиограмма и совершенно нормальное кровяное давление. Казалось бы, не было физической причины, почему у него могли проявиться подобные симптомы. Тем не менее боль упорно продолжалась.

Измеряя его уровень стресса, мы обнаружили, что кровеносные сосуды всей его левой руки и плеча были сужены. Беспокоясь по поводу возможного сердечного приступа, он невольно перекрывал систему кровообращения своей левой руки, чем и была вызвана стенокардия.

Запрограммирован умереть.

Сделал он на самом деле вот что: запрограммировал себя, что в возрасте 54 лет он умрет. И судя по способу, которым он это делал – ограничивал себя в физических упражнениях, становился все менее активным, более подавленным, более инертным, – он, вероятно, справился бы точно по графику. Он действовал как тот, кто собирается умереть.

Вопрос. То есть можно запрограммировать себя на неудачу?

Д-р Пеллетьер. Безусловно. А также на успех. Есть реальность, которая существует независимо. Именно то, как вы видите и воспринимаете эту реальность, как раз и является причиной вашего состояния, будь то здоровье или болезнь.

Вопрос. Давайте поговорим о том, как запрограммировать себя на успех, на здоровье.

Д-р Пеллетьер. Особого рецепта не существует. Есть люди, которые могут пить, курить, крутить романы, питаться всякой дрянью, жить в насыщенной всяческими ядами окружающей среде – и доживать до ста лет. И есть люди, которые строго соблюдают все, о чем я собираюсь рассказать, – и умирают в тридцать от недомогания. Конечно, такие люди являются исключением.

Для большинства из нас физические параметры, которые должны влиять на долголетие и здоровье, – это диета, физические упражнения, некоторые методы минимизации стресса или совладания с ним (какие человек может использовать для того, чтобы прервать течение накопленного стресса) и психологическое окружение (принимающее вас и ваши поступки, активно вовлеченное в вашу жизнь). Если бы мне пришлось выбирать единственное наиболее важное, один главный параметр долголетия и здоровья, я бы выбрал именно последнее, может быть, потому, что оно так глубоко затрагивает сознание личности. Важно оставаться вовлеченным и любознательным, интересоваться собственной жизнью и жизнью вокруг вас. Вы должны чувствовать себя реализованным, знать, что ваша жизнь имеет смысл, что жить важно для вас. Вам требуется желание жить.

Вопрос. Что вы скажете о режиме питания и физических упражнениях?

Д-р Пеллетьер. В данное время мы в течение трех лет отслеживаем в нашей клинике людей, которые действительно движутся в направлении оптимального здоровья. Они стремятся заметно снизить долю очищенных углеводов и белого сахара в своем питании; они увеличивают количество грубой пищи, свежих фруктов и овощей, они переключаются от более обработанной к менее обработанной пище; они снижают потребление темного мяса (баранины, говядины) и переходят к домашней птице, рыбе, цельнозерновым продуктам и бобовым, богатым протеинами; они снижают количество кофеина, которое получают, и увеличивают прием жидкостей.

Что до упражнений, очевидно, что тело создано для физических усилий. Вам не обязательно достигать уровня физической подготовки профессиональных спортсменов. Фактически большая часть всего того, что написано о профессиональных спортсменах, показывает, что они имеют более высокий коэффициент смертности и более высокую склонность к так называемым стрессовым и психосоматическим нарушениям. Так что мы говорим про средний уровень физической нагрузки, упражнения, которые выполняются регулярно, три раза в неделю или около того, что дает должную нагрузку сердечно-сосудистой и дыхательной системам. Это также должно быть нечто такое, чем вам нравилось бы заниматься. Разница между человеком, который делает упражнения, и тем, который их не делает, огромная. Самый убедительный аргумент – когда вы какое-то время следуете программе упражнений, а затем перестаете, вы чувствуете себя ужасно. Вот когда вы осознаете, как это полезно.

Вопрос. Как люди могут взрастить в себе желание жить?

Д-р Пеллетьер. Вы можете для начала завести привычку просто успокаивать ваш разум до того момента, когда получите возможность отстраниться от вашей жизни, чтобы посмотреть, на самом ли деле она течет так, как вы этого хотели бы. И если ваш ответ на этот вопрос будет «нет», это вовсе еще не означает, что вы непременно навлекаете на себя недомогание. Это просто может означать, что вы еще не достигли определенной цели. На самом деле психологически значимо ставить себе цель крупнее, чем вы можете добиться немедленно. Время от времени встречаются примеры спонтанной ремиссии при смертельных заболеваниях у людей, стремящихся к цели или ожидающих какого-то особого события, вроде завершения книги, рождения ребенка у близкого человека.

Воля к жизни – реальное стремление оставаться активным участником жизни, в работе или в игре. Другая составная часть проявляется в готовности к экспериментированию, освоении нового, нежелании увязать в однообразной деятельности. Еще один фактор – осознание, что есть нечто большее, чем ты сам: вера в духовное. Это не обязательно должно проявляться в виде религиозной догмы. На самом деле она довольно редко принимает именно такую форму. Это просто чувство чего-то большего, чем индивидуальное бытие. Это действительно может быть фактором, способствующим здоровью. Когда людям дано такое чувство или оно приходит во время терапии, они заметно меняются.

Живи без суеты.

Вопрос. Есть ли какой-то смысл в том, чтобы время от времени просто полежать и не заниматься ничем – например, на берегу пруда или под деревом?

Д-р Пеллетьер. Это просто сказка! Я узнал это на собственном опыте. Несколько лет назад я проводил исследования по нейрофизиологическому профилю стресса, и как-то утром случилось так, что я сам подключился к приборам. Я был уничтожен! Я знал, как выглядят патологические профили, и как раз такой был у меня! Это был поучительный опыт. Вся моя жизнь внезапно пролетела передо мной: как я жил, как я обращался с людьми, как относился к себе самому.

И тогда я начал делать в течение дня маленькие перерывы на медитацию, говоря себе, что это здорово – поработать с утра, а затем пару часиков поваляться на солнышке. Мы склонны смотреть на свободное время как на что-то, чего у нас быть не должно. Как будто это время каким-то образом потеряно. Однако вот что я осознал: отдых абсолютно необходим для адекватного функционирования на психическом и физическом уровнях. Тело нуждается в нагрузке; оно также нуждается и в отдыхе. Ваши развлечения, возможно, наиболее важное дело за всю вашу жизнь.

Вопрос. Как можно избавиться от ощущения, что отдых – это пустая трата времени?

Д-р Пеллетьер. Я предлагаю людям принять позу для медитации, и вот, пока они лежат на солнышке, у них в голове пробудится тихий голос и спросит: «Что ты здесь делаешь? Ты сейчас должен был работать». Наша нормальная реакция – сразу же прислушаться и начать беспокоиться, дать этому голосу захватить нас. Но вместо этого вы просто смотрите на это как на некий факт, как на некую мысль. Она может быть о чем угодно, эта мысль. В данном случае она оказалась про то, что вы лежите на солнышке. Так что просто посмотрите на этот факт… и выкиньте его из головы. Потом придет другая мысль. Ваша нога чешется, вы не хотите пошевелиться и почесать ее? Вы говорите – подождите минутку, это всего лишь еще одна мысль, которая выплыла на первый план моего сознания. Дайте ей уйти.

Вы ведете себя по отношению ко всем этим мыслям так, как будто это объекты, каковыми они в действительности и являются. И таких объектов существует ограниченное количество. Я еще не встречал ни одного человека, который мог бы попытаться прокрутить в своем мозгу более чем 15 таких навязчивых мыслей. Есть примерно 15 тем для размышления, которые возникают постоянно. Через некоторое время вы сможете их подсчитать. Да, я знаю, какая мысль мне сейчас пришла. Это номер 12 – чешется пятка. А вот номер 14: мама говорила, что ее сын вырастет бездельником. Очень скоро вы устанете слушать этот негромкий голосок, вам наскучит позволять этой части вашего сознания вмешиваться в вашу жизнь. Вы буквально выкинете это все из головы, так что оно больше не появится, а если вдруг появится, то так же быстро и исчезнет.

Будьте внимательны к себе. Главное – как это все влияет на ваше самочувствие. Когда вы что-то меняете – в вашем режиме питания или в ваших привычных упражнениях, к примеру, – спросите себя, как они заставляют вас чувствовать себя. Как они сказываются на вашем здоровье?

Вы сами – ваше собственное лекарство. Что вы делаете после того, как сложите вместе все ингредиенты, указанные в рецепте? Вы пробуете свое снадобье. Если вкус у него плохой, кто позаботится, чтобы вы следовали рецепту в точности? С другой стороны, вкус у него может быть ужасным.

Глава 5. Болеутолитель в вашем мозгу.

Джон, кардиолог 52 лет от роду, жил с постоянной мучительной болью в пояснице после лечения рака прямой кишки. Боль, говорил он, была «невыносимой» и сводила его жизнь к выбору из трех вариантов: успешное лечение где угодно; добровольное переселение в психиатрическую больницу или самоубийство. Он не мог продолжать жить, не получая облегчения. В отчаянии он обратился за помощью к психологу в отделении противоболевой терапии в местной больнице.

Просматривая историю болезни Джона, психолог заметил, что на ранних этапах психологической работы Джон описывал свою боль в пугающе ярких образах. «Как будто собака вгрызается в мою спину», – говорил он. Полагая, что этот образ был больше чем просто колоритной картинкой – что это фактически было чем-то вроде символического послания из кошмарного сна от источника его боли, – психолог постарался убедить Джона установить контакт с собакой, поговорить с ней, выяснить, почему она вгрызается в его спину, и как-то побудить ее перестать это делать.

Имея подготовку в традиционной медицине, Джон поначалу посчитал идею абсурдной, но его боль была настолько сильна, что он решил сделать попытку. За несколько последовательных сеансов психолог научил Джона расслабляться физически и психически и открывать свое сознание образу собаки. Затем Джон начал разговаривать с ней – и собака ответила.

Собака сказала Джону, что, во-первых, он никогда не хотел стать доктором; он хотел стать архитектором, но его мать силой заставила его поступить в медицинскую школу. В результате его злость и возмущение были направлены на его мать, на коллег и пациентов. Они были также направлены внутрь, сказала собака, что и способствовало развитию у него рака, а также боли в нижней части спины.

Собака сказала Джону, что он хороший врач. «Может быть, это не та карьера, о которой ты мечтал, но пора тебе осознать, насколько ты хорош в том, чем занимаешься. Когда ты перестанешь быть таким обиженным и начнешь принимать себя как есть, я перестану вгрызаться в твою спину». Эти инсайты сопровождались немедленным ослаблением боли, и в течение последующих недель она постепенно утихла.

«Страна фантазия».

Возможно, это выглядит как неортодоксальный – если не сказать «ненормальный» – подход к проблеме хронической боли. «В конце концов, какова была бы ваша первая реакция на врача, который побуждает вас говорить с маленькими зверюшками в вашей голове?» – спрашивает доктор философии Дэвид Э. Бреслер, руководитель Центра нетрадиционной терапии Бреслера в Лос-Анджелесе и автор книги «Освободитесь от боли».

Но д-р Бреслер, который описал в своей книге, как помог Джону использовать технику воображения, дающую контроль над болью, говорит, что этот метод «по существу опирается на разговор с самим собой, что вряд ли является новой идеей». Все же для многих американцев, которые страдают от хронической боли – боли, которая упорствует после того, как средства, предлагаемые традиционной медициной и психиатрией, исчерпаны, – оно может принести благословенное облегчение.

«Показатель количества разводов среди страдающих от хронической боли ужасает, – говорит доктор философии Нил Х. Олшан, частнопрактикующий врач в Скотсдэйле, Аризона, и автор книги «Власть над болью без таблеток». – Как правило, они попадают во что-то вроде замкнутого круга из лекарственных средств и хирургических операций, обращаются то к одному, то к другому специалисту и получают лишь ограниченное облегчение».

Д-р Бреслер не одобряет широко распространенное в современной медицине применение обезболивающих средств как средств подавления. «Боль, – говорит он, – это симптом, который говорит вам, что что-то не так. Симптомы – это способ, которым тело пытается исцелить себя. Боль – это дружеское предупреждение, а не враг, которого надо подавлять».

Но, соглашаются д-ра Бреслер и Олшан, воображение, помогающее управлять болью, – это ключ, позволяющий справиться со страданием до тех пор, пока причина боли будет найдена и устранена.

Как работает воображение? Оно инициирует выделение природных обезболивающих организма. Называемые эндорфинами – буквально «внутренний морфин», – эти сложные вещества воздействуют на тело подобно наркотикам. Вступая в «разговор» с нашим телом, мы можем научиться контролировать выделение эндорфинов, облегчая боль без побочных эффектов мощных искусственных снадобий. Д-р Бреслер объясняет, что этот внутренний диалог также обращается к вегетативной нервной системе, которая контролирует такие не зависящие от воли человека функции, как сердечный ритм, пищеварение, и играет решающую роль в облегчении хронической боли.

Поскольку вегетативная нервная система связана с бессознательной частью нашей психики, той частью, которая переводит информацию в символическую форму, то единственный язык, который она понимает, это язык символов и образов. Мы можем добраться до частей нашего организма, контролируемых сознательной частью психики, с помощью вербальных команд: «Рука, потянись к небу!» или «Язык, высунься!». Но для бессознательного разума эти команды – иностранная речь. Для общения с ним, продолжает д-р Бреслер, нам нужен новый язык, однако «страна воображения по большей части игнорируется, и ее язык часто так же незнаком, как тот, на которых говорят в дальних странах».

Например, попытайтесь приказать вашим слюнным железам выделить слюну. Не получается? Тогда попытайтесь – так живо, как только возможно, – вообразить свежий, сочный, желтый лимон… вообразите брызги светлого кислого сока, когда вы разрезаете его острым ножом… затем берете истекающий соком ломтик и кладете на язык, ощущая его свежую кислую горечь, его остроту, его сочность. Разве это не лучше работает?

Под правильным руководством можно напрактиковаться применять подобные мысленные образы для облегчения боли, вызванной какой угодно причиной, от артрита до ангины. И в центрах противоболевой терапии по всей стране все более распространяется применение техники воображения.

Однако д-р Олшан предупреждает, что эффективность воображения может быть опасна, если оно применяется не должным образом. «Поскольку боль – это предупреждающий сигнал, – говорит он, – нельзя использовать эти техники при недиагностированной боли, поскольку они могут замаскировать симптомы. Вы должны сначала посетить врача».

По существу, техники воображения – это способ восстановить контакт между телом и психикой. Как западной медицине вообще удалось их разделить – это долгая история, но сейчас становится достаточно ясно, что они имеют поразительно сложную и глубокую непрерывную взаимосвязь, как двое влюбленных, ведущих беседу с помощью перемигивания и знаков в толпе народа. Каждая из этих частей, как теперь известно, обладает поразительной способностью управлять другой частью.

Удивительный феномен.

Так называемый «эффект плацебо», к примеру, описывается как «один из самых замечательных медицинских феноменов», хотя он настолько распространен, что является существенным фактором в любом медицинском эксперименте. Дайте группе пациентов некое абсолютно бесполезное лекарство, – это может быть сахарная пилюля или подсоленная вода, – сказав им, что это сильнодействующее средство, и определенный процент их (обычно примерно треть) действительно почувствует себя лучше. Очевидно, что имеет значение не само лекарство, а вера пациента, что оно подействует – образ исцеления, который становится реальностью (то есть физически реализуется) благодаря таинственной трансформации, которую мы только начинаем понимать.

Способность разума включить самоисцеление тела, получив надлежащее внушение, настолько мощна, что известны случаи, когда она изменяла на прямо противоположный эффект сильнейших лекарственных средств. В одном случае беременной женщине, жаловавшейся на тошноту, дали ипекакуану – одно из наиболее широко применяемых известных рвотных средств – и сказали ей, что это смягчит ее плохое самочувствие. Буквально через минуту ее тошнота прошла! Именно этим феноменом руководствовался доктор медицины Ирвинг Ойл, заявив в своей книге «Исцеляющий разум»: «Во что бы вы ни верили, все может стать катализатором вашего исцеления».

Конечно, большинство из нас не может просто «принять» эффект плацебо в любое время, когда только захотим, как таблетку, иначе не существовало бы ни врачей, ни лекарств, ни больниц. Мы бы просто излечивали себя по собственному желанию. Но сила в нем есть, знаем мы, как ею пользоваться, или нет; и усовершенствование методики привлечения этой силы, когда она необходима, – это как раз то, чем занимается современная противоболевая терапия.

Новейшие исследования сути реального механизма, стоящего за плацебо-эффектом, выявили, что эндорфины играют в нем ключевую роль. В одном исследовании, проведенном в Калифорнийском университете (Сан-Франциско), 23 пациентам стоматологов, которым несколькими часами ранее удалили зуб, сделали инъекцию плацебо. Более трети сообщили, что их боль в результате уменьшилась. Но когда им сделали укол второго вещества, которое блокировало действие эндорфинов, боль вернулась ко всем. Очевидно, их вера в то, что плацебо действует, инициировала выделение этих естественных обезболивающих, которые на самом деле обеспечивают «быстрое и надежное облегчение».

Действительно ли противоболевые техники воображения работают с такой же эффективностью? Доктор медицины К. Норман Шили, основатель реабилитационного центра в Ла-Кроссе, штат Висконсин, утверждает, что релаксационные и визуализационные техники – «единственная наиболее значимая терапия, которую мы в силах предложить хроническим больным с самыми разнообразными проблемами».

Д-р Бреслер говорит, что лекарственные средства и хирургия часто являются наименее эффективными методами, когда надо справиться с хронической болью.

А д-р Олшан сообщает, что его коэффициент успешности лечения – то есть число людей, которые научились снижать и контролировать свою боль до уровня, при котором они способны вести плодотворный образ жизни, – это ориентировочно 60 процентов плюс еще многие, которые достигли «по крайней мере значительного облегчения». Кто-нибудь из них избавился от своей боли полностью? «Таких меньшинство, хотя есть люди, у которых это получилось, – говорит он. – Но большинство людей, по их собственной субъективной оценке, научились снижать свою боль на 60–80 процентов».

«Он у меня вот где сидит!».

Глубокая релаксация – основа всех техник противоболевого воображения, поясняет д-р Олшан. Причина в том, что, когда разум и тело расслаблены, происходят многие психологические изменения, включая возрастание способности организма вырабатывать эндорфины. «Ваше тело находит для себя наилучшее положение, и это способствует его излечению, – говорит он. – Я смотрю на тело как на остойчивое судно: если вы просто расслабитесь и отдадитесь его воле, оно справится само».

Затем, в состоянии глубокой релаксации, пациента проводят через серию разных упражнений, предназначенных для того, чтобы сфокусировать расслабление на источнике боли. Все эти упражнения на самом деле есть форма самогипноза, поясняет д-р Олшан: способ погрузить сознательную часть психики в «сон», чтобы все сообщения просачивались в подсознательную часть психики и вегетативную нервную систему.

Д-р Бреслер использует одно упражнение, именуемое «перчаточная анестезия», в котором пациента сначала обучают вызывать в руке онемение, затем он получает команду перенести онемение на ту часть тела, которая болит. В другом упражнении пациента настраивают на поиск «внутреннего советчика», обычно в виде животного (подобно собаке Джона), который может дать совет насчет того, как снизить уровень стресса и боли, а также помочь страдающему раскрыть «сообщение, скрытое за болью». Иногда такое сообщение говорит о подавленном гневе и фрустрации, как в случае Джона. В другой раз боль может иметь своим источником образ жизни, провоцирующий тревожность или неприятные взаимоотношения.

В вашей жизни вполне реально могут присутствовать люди, которые совершенно буквально «сидят в печенках», являются «вечной головной болью» или «от которых тошнит», – так утверждает доктор медицины Рене Калье, медицинский руководитель отделения физиотерапии и реабилитации в больнице Санта-Моники и автор девяти учебников по болевым синдромам. Д-р Калье говорит, что американцы, возможно, тратят миллиарды долларов и подвергают себя ненужным хирургическим операциям из-за хронических болей, вызванных взаимоотношениями, которые причиняют страдание – и проявляются как боль в спине, мигрени, язвы желудка или даже сердечные приступы.

«Большинство людей не осознают, что причина болезни эмоциональная, – говорит д-р Калье. – Но если бы при боли в спине, которая нынче является одной из наиболее распространенных жалоб у пациентов всей страны, вначале проводили психологическую консультацию, к спинальной хирургии не пришлось бы прибегать так часто».

Глава 6. Помогаем другим исцелить самих себя.

Большинству из нас приходится время от времени заботиться о том, кого мы любим, даже если у них просто грипп или растяжение лодыжки. Но если мы лекари непрофессиональные, что самое лучшее мы можем дать нашим спутникам? Разные специалисты называют это разными наименованиями, но все они описывают одно и то же: любовь и сочувствие.

Пациенты нуждаются в «безусловном позитивном внимании», говорит доктор философии Гарри Кроп, психолог медицинского центра администрации по делам ветеранов в Гейнсвилле, штат Флорида. Д-р Кроп – специалист по помощи пациентам-сердечникам, приходящим в себя после эмоционального стресса, вызванного их заболеванием.

«Самое главное – это безусловное позитивное внимание, – говорит он. – Супруг должен видеть, что о нем действительно заботятся, невзирая на то, что может предвещать болезнь. Супруг должен показать, что для него не имеет значения, может ли другой человек работать или быть коммуникабельным. А то, как человек восстанавливает свое здоровье, может зависеть от этой поддержки».

Элизабет Дауберт, дипломированная медсестра, использует другой термин: близость. Сотрудничая с Коннектикутской ассоциацией «Домашний уход», она навещает людей, которые восстанавливают силы после болезни в домашних условиях, и она знает, что именно помогает им более всего.

«Добрые близкие отношения помогут вам вынести все, – говорит она. – Если у вас есть добрые, крепкие взаимоотношения, ваши шансы на восстановление значительно выше. Это не значит, что в них не может быть стрессов, но, если у вас нет близости, у вас гораздо больше проблем».

Связь иногда прерывается, когда муж неохотно говорит о своем здоровье. Многие 50—60-летние мужчины, говорит Дауберт, выросли в убеждении, что мужчина должен «держаться» и представляться невозмутимым с виду, даже если он тревожится за состояние своего здоровья. Мужчины верят, что женщины имеют право жаловаться на проблемы со здоровьем, но мужчины не должны так поступать.

Роли меняются.

Скатывание к определенным поведенческим стереотипам способно причинить такой семейной паре множество проблем, и так думает не только Элизабет Дауберт. Элис Купер, консультант по психическому здоровью в Ассоциации приходящих медсестер в Нью-Йорке, находит, что люди испытывают большой стресс, если болезнь их супругов заставляет их заниматься непривычными делами.

«Смена ролей – действительно большая проблема у тех людей, которых я видела, – говорит Купер. – Очень часто жена оказывается главным ответственным за поддержание порядка в доме. Она занимается и приготовлением пищи, и уборкой, и может годами обслуживать своего мужа. Но если она больна и не может выполнять эти обязанности, ее муж может внезапно оказаться беспомощным.

С другой стороны, – добавляет Купер, – муж может всегда заведовать финансовыми вопросами в семье. Если он заболевает, его жена должна взять на себя этот труд. Как ни странно, но иногда случается, что женщине нравятся ее новые обязанности, и она не захочет возвратить их обратно, когда ее муж поправится».

Однако и тем, кто искренне получает удовольствие от роли заботящихся о своих супругах, когда те нездоровы, Купер делает следующее предостережение: убедитесь, что вы невольно не продлеваете их болезнь. Так иногда бывает, когда семейный дом превращается в «опустевшее гнездо».

«Может возникнуть скрытое побуждение удерживать супруга в больном состоянии, – говорит она. – Порой болезнь супруга отвечает какой-либо потребности. Может быть, женщина вырастила своих детей и страдает от синдрома «опустевшего гнезда». Болезнь ее мужа может дать ей возможность заботиться о ком-то вновь.

Иногда эти двое бессознательно стараются сохранить болезнь навсегда. Например, муж может в силу профессии постоянно находиться в разъездах, и, если болезнь удерживает его дома, его жене может это нравиться».

В самом деле, мысль, что супружеская пара что-то выигрывает от болезни или что они могут притворяться больными, рассматривалась многими врачами. Один из них – доктор медицины Эдвард Варинг, психиатр из Университета Западного Онтарио в Лондоне, Канада.

Д-р Варинг исследовал 13 супружеских пар. В каждом случае один из партнеров непостижимо страдал от хронической боли – головной, в спине или в животе, – с которой они не могли справиться. Рентген не показывал никакой рациональной причины боли, и никакие медикаменты не могли ее облегчить.

Сосредоточиться на боли.

Используя «интимный вопросник», им же разработанный, д-р Варинг решил составить оценку эмоциональности этих пар. Им были заданы 90 вопросов по поводу их чувств насчет секса, брака, отношений с другими людьми и на другие личные темы. Когда он сравнил их ответы с ответами 30 здоровых пар, выявилась отчетливая схема.

В отличие от здоровых пар больные пары говорили, что им трудно разделять друг с другом эмоции и мысли, они чувствуют себя изолированными от других пар, выражают очень мало любви и им недостает сексуального удовлетворения. Неспособные говорить о важных вещах, они говорят вместо этого о страданиях одного из партнеров. «Симптомы болезни становятся главной темой разговоров и средоточием, вокруг которого супружеская пара организует свою жизнь», – говорит д-р Варинг.

«Некоторые люди говорят, что для них легче пожаловаться на боль в спине, чем попытаться поговорить о взаимоотношениях», – говорит он. Но после того как они открыто взглянули в лицо проблеме, большинство пар были уже способны отказаться от психосоматической боли, в которой они находили поддержку.

Цепляние за болезнь как способ уклониться от интимности также встречается среди тех, кто приходит в норму после сердечного приступа. По утверждению психолога администрации по делам ветеранов д-ра Гарри Кропа, некоторые пациенты-сердечники, у которых в прошлом были сексуальные затруднения, используют свое состояние как предлог, чтобы избежать близких контактов.

Но более вероятно, считает д-р Кроп, что у мужчин возникает желание воздерживаться от секса из– за необоснованных страхов, что они перенапрягут свое сердце.

«Как раз сейчас я работаю с парой, в которой муж был трудоголиком», – говорит д-р Кроп. Ему доставляло удовольствие постоянное напряжение жизни, и он всегда ставил свою работу впереди своей семьи. Но когда с ним случился сердечный приступ, семья внезапно стала важна. «Однако спустя шесть месяцев после сердечного приступа он и его жена все еще не возобновили отношения. Его жена пришла ко мне и сказала, что он как будто избегает этой темы. Она боялась, что перестала быть для него привлекательной. Когда мы проанализировали ситуацию, выяснилось, что он все еще боится за свое сердце».

Женам нужно знать, действительно ли сердечный приступ исключает секс. Однако выяснение может оказаться трудным, поскольку жены обычно не участвуют в разговоре между пациентами-сердечниками и их врачами-кардиологами. И сам муж может быть не уверен, поскольку некоторые врачи так же стесняются поднимать тему секса, как и их пациенты.

В большинстве случаев сердечный приступ не препятствует нормальным сексуальным отношениям, поясняет д-р Кроп. Сексуальное напряжение, которое поднимает пульс до 115–120 ударов в минуту, обычно в пределах возможности того, кто оправился от сердечного приступа.

Восстановление после сердечного приступа – вопрос серьезный, но сотрудничество и понимание между супругами могут быть равно важны и в менее серьезных ситуациях. К примеру, если речь идет об изменении повседневных привычек, подчеркивает Элизабет Дауберт, женщина не способна отговорить мужа от нездоровой привычки, если у нее нет такта.

«Допустим, – говорит она, – женщина хочет, чтобы ее муж бросил курить. Если она скажет: «Курение – это скверная привычка, и я не потерплю, чтоб ты еще хоть раз…» – она не добьется ничего. Но если она скажет ему: «Я люблю тебя и не хочу, чтобы ты курил, потому что хочу, чтобы ты был со мной как можно дольше», – тогда ее муж примет ее слова близко к сердцу. Этого может оказаться достаточно, чтобы у него появился мотив измениться».

Врачам известно также, что им часто не удается изменить привычный режим питания пациентов, если к этому не подключатся супруги. Доктор медицины Элмер Крантон из Траут-Дэйл, штат Виргиния, говорит, что пациенту трудно перейти на полезную натуральную диету, если жена не приготовит здоровую еду.

«Я стараюсь встречаться в моем офисе с обоими сразу и объясняю обоим, что нужно делать, – говорит он. – Но иногда бывает, что один из них считает естественный подход чушью. Иногда кто-то из супругов откровенно враждебен, и это может стать препятствием для выздоровления. С другой стороны, поддерживающий супруг может реально противодействовать возвращению к нездоровому образу жизни. Человеку может захотеться, к примеру, опять начать есть соленую пищу. Но мягкий укор может его остановить».

Возможности для роста.

Хотя ухаживать за вашим супругом на протяжении всей болезни может быть очень тяжело, это может стать также возможностью для дальнейшего развития взаимоотношений мужа и жены.

Пациент д-ра Кропа, например, почувствовал, что его сердечный приступ стал поворотным пунктом в его браке.

«Сердечный приступ заставил эту пару осознать, как они были уязвимы, – сказал д-р Кроп. – Они поняли, что старались откладывать именно то, что им всегда хотелось сделать, например путешествия. И они поняли, что планировать это было бессмысленно, поскольку у них никак не получалось быть вместе. И тогда вместо того, чтобы, как всегда, отложить на потом, они решили извлечь пользу из времени, которое получили».

Элис Купер также считает, что болезнь может предоставить шанс для развития. «Каждый раз, когда с вами случается кризис, вы получаете возможность подняться на новый уровень, – говорит она. – Некоторые люди способны извлекать из этого пользу. Все зависит от того, как человек справляется с напряжением.

Люди и приспосабливаются к болезни по-разному. Если один человек справляется, отрицая, отметая проблему, а другому помогает справиться обсуждение ситуации, тогда вы просто получаете конфликт. Но если мужчина и женщина оба справляются с проблемой, аргументированно ее обсуждая, или оба говорят: «Мы радуемся каждому новому дню», – тогда они имеют шанс перейти на новый уровень совместно».

Одна женщина, которая многие годы заботилась о своем муже дома, а позже написала книгу на эту тему, также говорит про то, что из плохой ситуации можно извлечь хорошие чувства. Эта женщина – Эвелин Болч из Редвуд-Сити, штат Калифорния. С тех пор как была опубликована ее книга «Домашний уход», она имела беседу со многими другими супругами с похожим опытом.

«Вновь и вновь люди говорят мне, что это было очень важное для них переживание, – говорит Болч. – Они говорят, что не хотели бы его лишиться. Спустя много лет они оглядываются назад и понимают, что это был поворотный момент в их жизни. Что-то очень позитивное пришло вместе с ним.

В жизни нет ничего абсолютно плохого. Все зависит от того, как вы на это смотрите. Вы можете смотреть на это как на проблему или как на задачу. Преодолевая ее, вы становитесь сильнее».

Часть вторая. Взаимодействие психики и тела.

Глава 7. Практическое руководство по самоисцелению.

Подсчитано, что 90 процентов всех наших телесных проблем имеют психологические корни. Это может показаться чрезмерным преувеличением. На самом же деле это, вероятно, скромная оценка. Все более многочисленные свидетельства подтверждают, что на возникновение практически любой болезни, которая может поразить организм – от прыщей до артрита, от головной боли до сердечного приступа, от герпеса до рака, – влияют, к лучшему или к худшему, наши эмоции.

Это не означает, что всякое заболевание мы можем предотвратить или исцелить силой мысли; болезненное состояние чрезвычайно сложно, и факторов, содействующих ему, великое множество. Но последние исследования с очевидностью демонстрируют, что разум – это мощное исцеляющее средство, которому нет равных. Например, с помощью таких техник, как управляемое воображение, самогипноз, биологическая обратная связь и акупрессура, мы можем в буквальном смысле посылать лечебные послания в мозг, где они переводятся в биохимию, язык тела.

Далее следует перечень разнообразных физических заболеваний в ракурсе исследования взаимоотношений разума и тела с практическими подсказками насчет того, как сориентировать ваш разум на излечение.

Несчастные случаи.

Несчастные случаи – четвертая по численности причина смерти в Америке. Только сердечные заболевания, рак и инсульт убивают больше людей, чем несчастные случаи.

Чтобы разобраться в том, почему с людьми происходят несчастные случаи, исследователи, занимающиеся вопросами безопасности, пытались понять личность «невезучих» – тех, кто как будто притягивает к себе разные беды. Однако исследователи обнаружили, что у любого человека может наступить период жизни, когда несчастные случаи будут происходить с ним с большей вероятностью. И еще они обнаружили, что причина тому – стресс.

Шансы не в вашу пользу.

«Во время стрессовых периодов жизни ваши шансы попасть в аварию возрастают», – говорит доктор медицины Авраам Бергман, исследователь из Вашингтонского университета в Сиэтле.

Д-р Бергман пришел к этому заключению после того, как провел исследовательскую работу с 103 учениками неполной средней школы. На протяжении пяти месяцев мальчики сообщали о произошедших с ними несчастных случаях, а кроме этого, сообщали о любых «жизненных переменах», например, таких, как переход в новую школу или серьезное заболевание члена семьи. После того как прошло пять месяцев, д-р Бергман и его двое коллег подсчитали число жизненных изменений и соответственное число несчастных случаев. Мальчики, испытавшие слабый стресс в связи с переменами, набрали в целом 395 несчастных случаев; мальчики, испытавшие стресс высокой степени, – 946.

В подобном же исследовании двое ученых из Мичиганского университета выдали 500 мужчинам вопросник, где им нужно было перечислить стрессы, произошедшие в их жизни за последний год, а также назвать число автомобильных аварий, в которые они попадали. Затем исследователи сравнили величину стресса и число аварий, чтобы выяснить, есть ли здесь соответствие. Соответствие было.

Жизненные изменения и стресс, как отмечалось в отчете, «в существенной степени связаны с дорожными происшествиями». Событиями, весьма правдоподобно «предсказывающими» несчастные случаи, были физические стрессовые реакции (курение, бессонница, головные боли, язвы); проблемы с родителями или родственниками со стороны жены/мужа; проблемы или напряженность в школе или на работе; финансовые проблемы («Американский журнал психиатрии»).

В другом исследовании, чтобы выяснить, как влияют чрезмерные нагрузки на бытовые промахи и происшествия, исследователи попросили 31 медсестру перечислить все произошедшие с ними позитивные и негативные «стрессовые события» (любого рода, от болезни или травмы и до рождения внука). Благодаря собранной информации исследователи могли успешно предсказать, кто из медсестер с большей вероятностью подвергнется риску несчастного случая (что– нибудь уронит, попадет в автомобильную аварию) и совершит профессиональную ошибку (неверно оценит состояние больного) в последующие недели (журнал «Новости науки»).

Стресс становится причиной несчастного случая. Но почему?

«Люди, испытывающие частые стрессы, являются наиболее вероятными кандидатами в жертвы несчастных случаев, крупных и мелких, поскольку они не способны думать, действовать и реагировать нормально, то есть расслабленно», – говорит бывший руководитель программы по организации техники безопасности в Институте социальной безопасности при Университете штата Пенсильвания.

Вместо того чтобы уделять больше внимания непосредственно стоящей перед ним задаче, человек, подвергающийся стрессу, поглощен заботами.

Стресс имеет большое значение, поскольку если у человека проблемы дома, в семье, с детьми, финансами и с чем угодно еще, то он определенно не может полностью сосредоточиться на том, чем занимается в данную минуту. Когда сознание человека поглощено проблемами, когда он постоянно обеспокоен и напряжен – вот тогда и происходят несчастные случаи.

Аллергия и астма.

Сложно определить, какие эмоции могут подтолкнуть аллергическую реакцию – те самые зуд и одышку, которые возникают при близком контакте с пылью, амброзией, томатами и несметным множеством прочих раздражителей, присущих окружающей среде. Однако в течение последних 20 лет ученые обнаружили явную связь.

В одной исследовательской работе морские свинки, которых подвергали стрессу и воздействию химических раздражителей, продемонстрировали гораздо большую кожную чувствительность, чем контрольная группа животных, на которых воздействовали теми же раздражителями, но не подвергали стрессу. Исследования, проводимые на людях, принесли такие же результаты. Ученые обнаружили, к примеру, что стресс и личностные факторы повышают вероятность возникновения контактного дерматита, а психологическое состояние, описываемое как «сдавленные рыдания», может стать добавочной основой для крапивницы.

Бронхиальная астма также связана с эмоциональными факторами. Психологические исследования позволяют предположить, что у астматиков наблюдается «зависимость от бессознательных желаний» и что чувство фрустрации или конфликта, связанное с этими бессознательными желаниями, может инициировать приступ.

Основная проблема этой связи между телом и разумом – иммунная система. У многих астматиков белые кровяные тельца, эти главные стражи организма, защищающие его от инфекции и заболеваний, ошибочно принимают совершенно обычное, безвредное вещество вроде муки, или пыли, или пыльцы растений за враждебный антиген. А потому совершенно некстати они бросаются вырабатывать плазму антител – обычно это так называемый иммуноглобулин Е, – чтобы атаковать «вражеский» антиген. Эти антитела затем поселяются в клетках носоглотки, легких, желудка, кишечника или кожи. И готово! – вы уже заполучили полноценную аллергию.

Ничего удивительного, что у людей, страдающих аллергией или астмой, уровень иммуноглобулина Е в крови, как правило, повышен. Однако доктор медицины Джордж Соломон, профессор психиатрии Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе и адъюнкт-профессор психиатрии в Университете Сан-Франциско, – он известен как «отец психонейроиммунологии» – продемонстрировал, что стресс способен повышать уровень иммуноглобулина Е и в крови животных.

Несмотря на то что научных подтверждений при исследовании на людях еще недостаточно, связь между стрессом, эмоциями и аллергией нынче признается повсюду.

«Любой стрессовый период может ослабить иммунную систему, так что ваш организм будет более остро реагировать на пищу или химические вещества», – говорит Айрис Р. Белл, доктор медицины и доктор философии, психиатр из Сан-Франциско. Следовательно, преодоление стресса может помочь вам легче переносить контакт с аллергенами.

«Для облегчения стресса я применяю некоторые виды релаксационной терапии, – говорит д-р Белл. – Таких приемов множество. Один из них – это управляемое воображение, при котором человек мысленно представляет себя в безопасной обстановке всякий раз, когда обнаруживает, что его пища или химические вещества, с которыми он контактирует, представляют для него угрозу. Таким образом, можно воспользоваться преимуществом власти разума над телом; мозг посылает организму сообщение, укрепляя ваше биологическое состояние.

Какой именно метод релаксации вы избираете, не так важно, лишь бы он работал лично для вас, – добавляет она. – Все они направлены на достижение одной главной цели: ослабление стресса».

Прогнать аллергию усилием воли.

Возьмем случай молодого человека, с самого детства страдающего жестокой аллергией на многие раздражители. Его обучили подавлять аллергические реакции при первом намеке на симптомы, для чего он изо всех сил концентрируется и повторяет себе: «Я не буду реагировать». Он называет это «прогнать аллергию усилием воли». И ведь работает! Однако никакой магии здесь нет. Доктор медицины Роберт В. Боксер, аллерголог из Скоки, штат Иллинойс, говорит: «Установлено с точностью, что так же, как тело в состоянии влиять на разум, так и разум в состоянии влиять на тело. Вы действительно можете понизить в вашем организме уровень химических медиаторов (гистамина и других веществ, возбуждающих аллергические реакции), изменив вашу психологическую установку – то есть то, как вы воспринимаете окружающий мир и как справляетесь со стрессом».

«Вопрос заключается в том, насколько вы собой управляете, – говорит д-р Белл. – Некоторые люди великолепно умеют использовать свой разум в целях управления телом. Для них такие методики идеальны. Но мы с вами обычные люди, и лучше всего будет, если мы, научившись расслабляться тем или иным способом, будем помимо этого соблюдать диету и выполнять еще кое-какие правила».

Регулярные физические упражнения – еще один способ снижать уровень вашего стресса и одновременно ослаблять аллергические симптомы. «Всего лишь незначительная физическая нагрузка, вроде прогулки вокруг квартала, способствует вполне заметным и благоприятным психологическим изменениям», – говорит психоневролог Рональд Лоуренс, доктор медицины и доктор философии.

Дополнительная помощь страдающим астмой.

Когда начинается приступ астмы, сопутствующая паническая реакция и страх, что не удастся вдохнуть достаточно воздуха, могут еще ухудшить положение. В таком случае бронхорасширяющие средства и медикаменты оказываются попросту жизненно необходимы. Однако в идеале астматик должен стремиться избежать паники или, во всяком случае, минимизировать ее. И есть множество свидетельств тому, что некоторые несложные техники прогрессивной релаксации способны вообще предотвратить астматический приступ.

Еще один действенный подход – это самовнушение. Когда врачи из Сан-Антонио решили обучить восемь молодых астматиков приемам самогипноза, они получили удовлетворительные результаты. Шесть человек, которые прошли обучение, снизили тяжесть своих симптомов всего за два месяца, а через три месяца понизилась частота приступов и они стали реже обращаться к неотложной помощи в сравнении с предыдущим годом. Кроме того, им теперь требовалось меньше медикаментов («Журнал аллергии и клинической иммунологии»).

Один из самых поразительных аспектов применения гипноза в этой области – это то, с какой легкостью астму можно буквально включить или выключить. Просто внушив загипнотизированному астматику, что он или она только что вступили в контакт с веществом, которое обычно вызывает реакцию, вы получаете эту же самую реакцию, поскольку человек верит во внушенную ситуацию. А другая сторона той же медали – сторона выгодная – позволяет вводить астматика в гипнотическое состояние, чтобы остановить приступ. Однако до сих пор не доказано, что самовнушение может оказаться эффективным в случаях сенной лихорадки.

Стенокардия.

«Чрезмерный стресс может спровоцировать заболевание ангиной, – говорит доктор медицины Джеймс Л. Левенсон, старший преподаватель психиатрии из Вирджинского медицинского колледжа Ричмонда. – При некоторых видах стресса надпочечные железы выделяют эпинефрин (адреналин) – гормон, связанный с реакцией «сражаться или бежать». Это, в свою очередь, повышает сердечный ритм и кровяное давление и, следовательно, повышает нагрузку на сердце. К тому же некоторые пациенты в такой момент могут быть более подвержены артериальным спазмам. Любой подобный эпизод потенциально может способствовать пережатию артерий, вызывая боль в загрудинной области».

Позитивное мышление.

Вера в то, что вы справитесь со своими проблемами, даже нежелание принимать их всерьез – это действительно может подействовать на вас благотворно, считает д-р Левенсон. По крайней мере, это так подействовало на группу пациентов с нестабильной стенокардией. «Мы разделили этих пациентов на две группы – «отвергающих» и «неотвергающих», основываясь на их ответах на ряд специально подобранных вопросов», – поясняет д-р Левенсон.

Несмотря на сходные схемы лечения, на то, чтобы стабилизировать состояние «неотвергающих», ушло вдвое больше времени – боль отпустила через 36 часов (журнал «Психосоматическая медицина»).

Кто вы: отвергающий или неотвергающий? «Это не так трудно выяснить, – говорит д-р Левенсон. – Отвергающие – это люди, которые меньше суетятся и меньше пугаются известий о своем заболевании. Это те, кто, лежа здесь, в палате интенсивной терапии, будет улыбаться. В идеале они способны следовать всем рекомендациям, но отрицают опасность, которая им грозит. Другими словами, страх не выводит их из строя.

Отвергающие – это люди, способные играть с опасностью; этакие смельчаки, вам такой тип известен. А если говорить о положительной стороне вопроса, то они вообще относятся к жизни веселее и беззаботнее.

Конечно, отвергание опасности может зайти слишком далеко, и мы за этим следим, – продолжает д-р Левенсон. – К примеру, продолжать курить в этом состоянии – просто безрассудно. С другой стороны, если пациент напуган до смерти, мы стараемся слегка умалить его болезнь, помочь ему не относиться к ней так серьезно.

У некоторых врачей бытует склонность бороться с нежеланием пациента признавать свою болезнь; по существу, они заставляют его подчиняться болезни.

Но это непростительно, если пациент серьезно болен. Если отвергание болезни защищает пациента, вмешиваться не нужно».

Артрит.

У людей, страдающих ревматоидным артритом, на душе постоянно неспокойно, они чрезмерно добросовестны, боятся всякой критики, часто впадают в депрессию и имеют крайне низкую самооценку, говорит доктор философии Роберт Фатман, клинический психолог из Дублина, штат Огайо. Д-р Фатман и доктор медицины Норман Ротермих, заслуженный профессор Университета штата Огайо в Колумбусе, провели исследование, в котором определяли характерные черты личности страдающих ревматоидным артритом.

«Мы выяснили, что их свойства характера заставляют их изо всех сил стараться быть хорошими для всех, не обращаться к другим людям за эмоциональной поддержкой, все свои чувства, особенно гнев, скрывать в себе, – говорит д-р Фатман. – Эти их черты были настолько для них естественными, что явно предшествовали болезни, а не возникли в результате ее».

Многие больные ревматоидным артритом к тому же давно и привычно страдали от сдерживаемого напряжения или гнева на жизненную ситуацию, говорит д-р Фатман. Однако эти люди будут уверять вас, что все у них прекрасно, будучи при этом весьма далеки от истины.

«Одна женщина поначалу сказала, что у нее чудесный муж, – вспоминает д-р Фатман. – Но когда я стал расспрашивать ее подробнее, на ее глаза навернулись слезы, и оказалось, что, прежде чем эта пара выходит куда-нибудь вечером, женщина подвергается тщательной инспекции. Ее муж может взять щетку и по-своему причесать ее волосы или потребовать, чтобы она привела себя в порядок, прежде чем они выйдут. Ее муж ее постоянно контролирует, а она позволяет ему вести себя таким образом».

В результате, говорит д-р Фатман, такие люди настолько полны подавленного гнева, что он буквально «разъедает их изнутри». «Гнев оборачивается против того, кто его питает», – говорит д-р Фатман. И в данном случае это именно так и есть. Считается, что ревматоидный артрит – аутоиммунная болезнь, при которой собственная иммунная система восстает против организма.

Физиологическое подтверждение психологической связи.

В исследовании, уже считающемся классическим в новой области психонейроиммунологии, калифорнийский психиатр д-р Джордж Соломон и доктор философии Рудольф Х. Мус (оба – сотрудники медицинского факультета Стэнфордского университета) открыли, что люди, генетически предрасположенные к артриту, но при этом эмоционально здоровые, не заболевают.

Д-ра Соломон и Мус сосредоточили свое внимание на факторе крови, присутствующем у большинства людей, страдающих ревматоидным артритом, и у примерно 20 процентов их здоровых родственников. Этот «ревматоидный фактор», как его называют, является аутоантителом – то есть это антитело, которое, по какому-то капризу иммунной системы, реагирует против защитных антител собственного организма.

Вопрос вот в чем: почему некоторые люди остаются совершенно здоровыми, несмотря на присутствие этого зловещего антитела в их крови? Ответ, по словам д-ров Соломона и Муса, заключается в особенностях их психологии. Физически здоровые родственники больных артритом, показавшие позитивный результат при анализе ревматоидного фактора, были все без исключения эмоционально здоровы. Для сравнения, среди тех родственников, у которых в крови не были обнаружены аутоантитела, были представители всех градаций, встречающихся в целом – от эмоционально здоровых до имеющих значительные расстройства.

«На основании этого мы предполагаем, что, если в вашей крови присутствует ревматоидный фактор, но психологически вы в хорошем состоянии, артрита у вас не будет, – говорит д-р Соломон. – С другой стороны, если вы генетически предрасположены и при этом переживаете длительный период тревожности и/или депрессии или страдаете какими-то серьезными эмоциональными нарушениями, вы подвергаетесь высокому риску заболеть артритом».

Поскольку пять процентов от общей численности населения являются скрытыми носителями этих ауто-антител, имеющих отношение к артриту, эти его слова звучат как предупреждение для всех нас. А его теория, связывающая ревматоидный артрит с эмоциональным стрессом, получила широкую поддержку в среде врачей и ученых-исследователей.

Стресс как спусковой крючок.

К примеру, доктор медицины Джон Баум, сотрудник Рочестерского университета, проверил истории болезни 88 детей, которых лечили от ювенильного ревматоидного артрита в Рочестерской больнице. Он обнаружил, что 28 процентов из них – гораздо больше, чем среди населения в целом, – происходят из распавшихся семей. И у половины из них развод или смерть кого-то из родителей произошли в течение двух лет, предшествовавших началу заболевания.

«Вполне возможно, что стресс служит спусковым механизмом для ювенильного артрита, – говорит д-р Баум. – Вероятно, стресс не вызывает артрит, однако может его спровоцировать».

То же относится и ко взрослым, говорит доктор медицины Джордж Эрлих, руководитель отделения ревматологии Медицинского колледжа и больницы Ганемана в Филадельфии. Эмоциональный стресс может инициировать ревматоидный артрит у восприимчивого человека, а коль уж болезнь проявила себя, стресс может еще ухудшить положение. «Сильный стресс – потеря работы, смерть члена семьи, развод – может подтолкнуть развитие артрита. Он делает вас уязвимым. Когда вы испытываете стресс, защитные реакции вашего организма могут быть нарушены». Несильное, но постоянное раздражение не так заметно, но может быть не менее разрушительно. «Есть такая вещь, как полезный стресс, – говорит д-р Эрлих. – К примеру, работа, требующая умственного напряжения. А более восприимчивым к болезни делает вас вредный стресс, фрустрация».

«Есть и такая вещь, как социальная обусловленность. Женщины страдают ревматоидным артритом в четыре раза чаще мужчин, – поясняет д-р Роберт Фатман, – и я думаю, что причина тому – особенности воспитания маленьких девочек в нашем обществе. Мы внушаем им, что сердиться – это нехорошо».

Тренинг ассертивности, методики релаксации и традиционная групповая терапия помогают его пациентам, страдающим ревматоидным артритом, лучше функционировать, говорит д-р Фатман. «Они сообщают, что чувствуют меньше боли и могут лучше двигаться. Они очень хорошо могут определить стресс по тому, как усиливается их боль».

В отделении артрита филадельфийского Медицинского центра Альберта Эйнштейна, как рассказывает д-р Эрлих, психологи и психиатры работают с пациентами, обучая их справляться со стрессами и фрустрацией. В других клиниках для облегчения боли применяют тренинги релаксации.

Сексуальная активность также способна ослабить боль. Когда врачи клиники сексуальных дисфункций из чикагской больницы Кук-Каунти опросили 55 больных артритом насчет их сексуальной активности, 24 – почти половина – ответили, что секс не только дает им возможность чувствовать себя лучше, но и действительно ослабляет боль.

Возраст этих пациентов варьировался от 20 до почти 70 лет. Больше было пожилых. «Ответы иногда просто поражали, – говорит доктор философии Ванда Садохи, директор клиники. – Среди ответов были не только «боль уменьшилась», но и «на несколько часов боль вообще исчезла»!».

Каким образом секс снижает боль, причиняемую артритом? «Причин может быть множество, – объясняет д-р Садохи, – вероятно, это что-то биохимическое или гормональное. И очевидно, здесь имеет значение эмоциональный аспект. Вероятно, важно и то и другое. Стресс, в конце концов, действует как на психологию, так и на физиологию, а секс способен ослабить стресс».

Многие больные артритом позволяют своей болезни понизить их сексуальность более, чем стоило бы, говорит д-р Садохи, и это прискорбно. «Секс – великолепный ресурс самооценки. Это чувство «я еще желанна, я еще имею цену». Хороший сексуальный уровень может улучшить в целом ваш взгляд на жизнь. Такие пациенты, как показало исследование, не позволяют болезни подрывать их дух».

Одна лишь такая позитивная установка фактически может быть мощным оружием, которое пригодится вам в борьбе с артритом. «Не сдавайтесь, – говорит д-р Баум. – Вы должны осилить болезнь. У нас есть пациенты, страдающие артритом в тяжелой форме, с деформациями, и они отказываются сдаваться и чувствуют себя так же, как пациенты с более мягкой формой болезни, но с меньшей решимостью. Ваше желание оставаться в строю – вот что наиболее важно. Если вы не обладаете решимостью победить болезнь, врачи могут пичкать вас лекарствами, могут что угодно делать, но это не приведет ни к каким результатам».

Ремиссия.

И не теряйте надежду. В медицинской литературе то и дело встречаются случаи ремиссии артрита – и многие из них связаны с разрешением эмоциональных конфликтов.

В одном случае, к примеру, у женщины, у которой проявлялись многие обсуждавшиеся ранее психологические особенности, артрит развился в возрасте 12 лет. Она никогда не жаловалась, не просила помощи и считала себя независимой, хотя признавала, что ей трудно вставать без посторонней помощи. Она вышла замуж в 18 лет, но брак оказался несчастливым. Когда она наконец решилась на развод, то обнаружила, что беременна. Ее болезненное состояние заметно ухудшилось. После рождения ребенка она и ее муж вновь сошлись вместе. Он стал более ответственным, а она научилась значительно лучше выражать свои чувства. Артрит перешел в стадию ремиссии.

В другом случае у женщины была lupus erythematosus (красная волчанка) в тяжелой форме – воспалительное заболевание кожи, которое, по-видимому, запускается теми же иммунологическими механизмами, что и артрит, – и она, что называется, сама себя вылечила, проведя год «избавляясь от всей своей тайной, глубоко укоренившейся враждебности, которую она питала к своему отцу [слова ее лечащего врача]». В последнем отчете сказано, что ей отменили кортизоновое лечение и шесть лет у нее не было рецидивов.

В работе под названием «Эмоции, иммунитет и болезнь», опубликованной в «Архивах общей психиатрии» в 1964 году, д-ра Джордж Соломон и Рудольф Мус ссылаются на некоторые наблюдения авторитетного ревматолога, доктора медицины, ныне покойного Лоринга Т. Свейма, которые приобретают дополнительную значимость в свете сегодняшних более обширных познаний в психонейроиммунологии. В своей книге «Артрит, медицина и законы духовности: сила превыше науки» д-р Свейм пишет, что он «за многие годы практики пришел к заключению, что эмоциональные факторы имеют решающее значение при ревматоидном артрите, и множество случаев поразительных ремиссий и «исцелений», приписываемых божественному вмешательству, происходят благодаря вере. Материалы практики подтверждают интерпретацию, согласно которой Бог является для пациента всемогущей, всепрощающей, защищающей фигурой переноса, которая помогает избавиться от симптомов [имеющих эмоциональную причину]. Удалось выяснить, что первому приступу артрита практически всегда предшествуют несчастливые события и долгие периоды постоянного эмоционального напряжения. Чувства и эмоции в таком случае – это чаще всего хроническое чувство горечи и обиды (естественно, невыраженные и провоцирующие чувство вины). Пациентов поощряли признать собственную обиду, искренне попросить прощения… а затем попросить у Бога помощи и поддержки. При ревматоидном артрите «наступало явное улучшение у тех, кто прошел весь этот путь».

Боль в спине.

Боль в пояснице, наряду с тем что она может возникнуть в результате растяжения мышц, смещения дисков и других механических проблем, по оценкам, составляет до 95 процентов всех заболеваний спины, причина которых коренится в психике.

Как правило, мышцы спины напрягаются в ответ на эмоциональный стресс. И как поясняет доктор медицины Ганс Краус, психиатр из Нью-Йорка и автор книги «Боль в спине, стресс и напряжение»: «Если мышцы напряжены слишком долго, это причиняет боль, такую же как головная боль, вызванная напряжением».

Учтите также, что спина наиболее чувствительна к травмам именно тогда, когда мышцы напряжены, и что несчастные случаи, в которых страдает спина, происходят с наибольшей вероятностью именно тогда, когда вы находитесь в состоянии стресса.

Боль в спине также возникает в результате реакции подсознания на внутренний конфликт. Когда вы думаете про себя: «Не могу больше гнуть перед ним спину» или «Она у меня на горбу сидит» – подсознание иной раз может воспринять ваши мысли буквально, так что у вас на самом деле что-нибудь заболит. Кроме того, поскольку боль в спине является поводом для «отгулов по болезни» даже чаще, чем вообще простуда, врачи предполагают, что ее опять-таки тайно насылает подсознание, дабы удовлетворить настоятельную потребность в отдыхе.

«Человек начинает испытывать боль в спине в качестве защитного механизма в ситуации, когда он больше не может справляться с эмоциональными проблемами, – говорит доктор медицины Леон Рут, сотрудник госпиталя специальной хирургии в Нью– Йорке. – Тем не менее боль, которую он ощущает, вполне реальна, и ее необходимо лечить».

Одним из эффективных методов облегчения боли в спине является биологическая обратная связь. Так утверждается в статье «Мониторинга позвоночной боли» – бюллетеня для страдающих от боли в спине и профессиональных специалистов, занимающихся ее лечением. Не будучи панацеей, биологическая обратная связь, тем не менее, может помочь пациентам снизить тревожность и мышечное напряжение, которые сопутствуют большинству проблем, связанных с хронической болью в спине.

Терапия с помощью биологической обратной связи помогает людям осознать, когда именно они напрягают мышцы. Когда напряжение распознано, пациенты могут научиться расслаблять одеревеневшие, воспаленные мышцы и тем самым облегчать боль. Это особенно полезно для тех людей, которые утратили контакт со своим телом и даже не осознают, что напряжены.

Популярный метод, применяемый для облегчения боли в спине, – отслеживание электрических импульсов в спинных мышцах с помощью специального аппарата биологической обратной связи, именуемого электромиографическим устройством, говорится в «Мониторинге позвоночной боли».

Когда люди, страдающие болью в спине, напрягают или сокращают мышцы, машина издает звуковой сигнал. Затем пациент учится глушить этот звук, расслабляясь или освобождая мышцы спины.

Биологическая обратная связь открывает больным способ научиться контролировать боль, пишется в бюллетене. Это особенно важно для тех, кто не хочет принимать большие дозы медикаментов.

Стимулирование выделения эндорфинов.

Акупунктура – еще одна методика, применяемая с большим успехом. Эта восточная терапия, которая включает введение игл в биологически активные точки тела и их стимулирование, до сих пор остается загадкой для западного мира. Нет никаких сомнений, что она может производить обезболивающий эффект. Но как это происходит? Одна достаточно интересная трактовка гласит, что акупунктура каким-то образом стимулирует выделение организмом эндорфинов, природных обезболивающих веществ, подобных – однако в 200 раз более мощных – морфину.

Доступная альтернатива акупунктуре, дающая, как говорят, те же результаты, – акупрессура. Вместо иголок вы используете собственные пальцы. Чтобы достичь с помощью акупрессуры лучшего результата, вы должны будете со временем научиться надавливать пальцами на кожу очень сильно, иногда со всей возможной силой. Но когда вы только начинаете, вам нужно привыкнуть просто находить точки и нажимать на них. Так что не насилуйте себя поначалу. Иголки используются в акупунктуре потому, что точки, на которые следует воздействовать, лежат на некоторой глубине под кожей, иногда до полутора дюймов. При акупрессуре пальцы вовсе не заменяют иглы; вы заменяете прямую стимуляцию давлением, и это давление передается более глубоким слоям, доходя до нужных точек.

Хорошая акупрессурная точка для облегчения головной боли расположена на верхней части бедра. Чтобы отыскать эту точку на своем левом бедре, сядьте, скрестите ноги, поместив левую лодыжку на правое колено; правая ступня должна твердо стоять на полу. Теперь наклонитесь вперед и поместите правую ладонь, как можно больше ее распластав, поверх левого колена. Охватив ладонью коленную чашечку, отведите большой палец перпендикулярно ладони и согните его, так чтобы сустав образовывал прямой угол. Нужная точка расположена как раз под вашим большим пальцем. Чтобы удостовериться, что вы ее нашли, надавите пальцем на бедро в этой области, пока не почувствуете ощущение, исходящее из места надавливания. Люди, страдающие поясничной болью, будут также испытывать в этой точке некоторые болезненные ощущения. Это хороший признак. Болезненные ощущения означают, что данная точка имеет связь с вашими проблемами, и, если на нее воздействовать, это может помочь намного ослабить вашу боль.

Еще одна точка для лечения поясничной боли также расположена на бедре, но с его наружной стороны. Чтобы отыскать ее, сядьте, ровно поставив ступни на пол. Затем вытяните одну ногу вперед и поместите большой палец руки на верхнюю точку границы коленной чашечки. Теперь поместите второй большой палец рядом с первым, с той стороны, которая не касается колена. Рядом с этим вторым большим пальцем, на линии наружной границы коленной чашечки, и находится эта точка.

Когда вы ее определите по легкому болевому ощущению, надавите мясистой частью подушечки пальца (не касаясь ногтем) и растирайте круговыми движениями вокруг точки в течение 15–30 секунд. Вы можете это делать в любое время, как только почувствуете боль. Один мужчина, страдавший болью в спине, применял акупрессуру, делая покупки в супермаркетах; это занятие подразумевает, что приходится долгое время проводить на ногах и толкать тяжелую тележку. Этот мужчина просто отыскивал относительно свободный проход, наклонялся и притворялся, что почесывает свое колено, в то время как на самом деле он надавливал на нужные точки.

Ожоги.

«Хотя применение гипноза к ожоговым пациентам может в результате облегчить боль, способствовать излечению и улучшению представления о самом себе, этот вид терапии часто недооценивается и недостаточно используется», – пишет Беверли Мерц в «Журнале Американской медицинской ассоциации». Она говорит об эксперименте, проведенном в госпитале Альта – Бейтс в Беркли, Калифорния, в ходе которого ученые воспользовались тем фактом, что ток крови можно усилить при помощи гипнотического внушения. Внушив загипнотизированным жертвам ожогов ускорить кровоток лишь в одной из двух пораженных конечностей, исследователи отметили не только повышение в этой конечности температуры на 4 градуса по Фаренгейту, но также и более быстрое заживление.

Рак.

Прежние исследования изображали жертву онкологического заболевания как личность пассивную, лишенную эмоций, которая в детстве росла нелюбимым ребенком и которая, став взрослой, пытается компенсировать это, заботясь, чтобы ее семья жила лучше. Ее рисовали как такого человека, который много трудится, стараясь угодить и заслужить любовь, и одновременно прячет в себе чувство гнева, одиночества и безнадежности.

Когда что-то в ее жизни идет не так, продолжает описание, личность погружается в одиночество и депрессию. Вскоре приходит рак.

Стандартные положения этих прежних исследований имеют тот изъян, что они описывают человека, уже заболевшего раком, говорит доктор философии Джоан Борисенко, сотрудник Гарвардской медицинской школы в Бостоне. «Вы наблюдаете их реакцию на смертельный диагноз, который изменяет их личность. Нет возможности узнать, предшествовали ли свойства личности заболеванию».

Д-р Борисенко, психолог и клеточный биолог, участвует в работе группы врачей, исследующих связь между свойствами личности и раком. Она рассказывает, что были проведены два исследования, в которых наблюдались психологические и социальные факторы, предшествующие болезни. Одно из них в 1946 году начала доктор медицины Кэролайн Б. Томас, заслуженный профессор медицинского факультета Университета Джонса Хопкинса. Д-р Томас проверяла студентов-медиков на множестве психологических тестов, а затем наблюдала за их дальнейшей жизнью, чтобы узнать, какого рода заболевания у них могут развиться. Она обнаружила, что основное отличие тех, у кого позже развился рак, от остальной группы – это недостаточно близкие взаимоотношения с их родителями.

30 процентов группы раковых больных описывали себя как тех, кого отец или мать «никогда не хвалили» и кому с ними «было неуютно». Это в пять раз больше, чем тот же показатель в здоровой группе.

Другое масштабное и продолжающееся в настоящее время исследование особенностей поведения, предшествующих раковым заболеваниям, проводит доктор философии Ричард Б. Шекель, профессор эпидемиологии факультета здравоохранения Техасского университета в Хьюстоне.

Начавшись в 1957 году, оно охватило около 2000 мужчин, работающих на заводе «Вестерн Электрик» в Чикаго. Исследование обнаружило, что мужчины, набравшие больше всего баллов по шкале депрессии, имели показатель смертности от рака более чем в два раза выше, чем у остальной группы.

«Можно возразить, что люди, пребывающие в депрессии, просто курят больше и питаются хуже, но, когда исследование учло и эти факторы, все-таки сохранилась заметная связь между депрессией и раком», – говорит д-р Борисенко.

В действительности результаты нескольких исследований показали, что депрессия связывается с ослаблением иммунной системы.

Один психиатр, опередив Американскую психиатрическую ассоциацию, выявил первый ключ к разгадке этого процесса. Он и его коллеги из Синайской медицинской школы в Нью-Йорке наблюдают мужчин, у чьих жен был рак груди в тяжелой форме. Через две недели после смерти жены у таких мужчин наблюдалось резкое падение количества белых кровяных телец, ответственных за стимуляцию иммунной системы (журнал «Медицинские мировые новости»).

В подобном же исследовании доктор медицины Бернард С. Линн, профессор хирургии медицинского факультета Университета Майами, и доктор философии Маргарет Линн, профессор психиатрии Университета Майами, оценивали риск стресса у 49 мужчин, у которых в семье кто-то тяжело болеет или недавно умер. Они обнаружили, что белые кровяные тельца, которые являются «системой наблюдения за раковыми клетками» организма, не соответствовали норме.

То, как именно человек реагирует на стресс, определяет то, насколько страдает его иммунная система, утверждает д-р Линн. У стрессоустойчивых людей – у тех, кто меньше тревожится и боится – иммунная реакция не настолько ослабляется, как у их собратьев, сильнее охваченных тревогой.

Живите собственной жизнью.

Чувство безнадежности и беспомощности, а также мысль, что вы сами в ответе за кризис, повышают ваши шансы заболеть раком, утверждает доктор философии Лоуренс Лешан, автор книги «Вы можете бороться за свою жизнь» и специалист по психотерапии при смертельных заболеваниях.

«Основная беда, общая для большинства жертв онкологических заболеваний, состоит в том, что они утратили способность к творческому выплеску энергии, – говорит д-р Лешан. – Смерть супруга, потеря работы, что угодно могло перекрыть пути их самовыражения, выражения уникальности их личности».

Д-р Лешан рассматривает болезнь как способ напомнить людям о цели их жизни. «Я не спрашиваю вас, что с вами не так и как вы дошли до жизни такой. Я спрашиваю, что с вами так. Что за особая музыка есть у вас, чтобы творить и испытывать чувства, и что не дает ей звучать?».

Выразите ваш гнев.

Другие специалисты в этой области считают, что подавление гнева – то, что в более ранних исследованиях связывалось с онкологическими заболеваниями, – действенный фактор риска.

«В пятидесятых годах два исследователя изучили жизненные паттерны около 400 онкологических пациентов, – говорит доктор философии Марджори Брукс, сотрудник медицинского колледжа Джефферсона в Филадельфии. – Они установили, что у этих пациентов имелось очень любопытное сходство. Многие из них как будто не могли выражать гнев или враждебность, защищая себя самих. Пациенты могли рассердиться, защищая других людей или какое-либо дело. Но когда доходило до самозащиты, им это оказывалось не под силу.

Подавленная враждебность была еще одним значимым фактором, выявленным у некоторых пациентов. У них словно отсутствовал механизм разрядки, необходимый для того, чтоб гнев проявился вовне, так что они удерживали весь свой гнев внутри себя».

Другое исследование, объектами которого были английские женщины, подвергавшиеся биопсии груди, «продемонстрировало, что у женщин, которые сердились чрезвычайно редко, и женщин, чье настроение было крайне неустойчивым, с большей вероятностью развивалась злокачественная опухоль, чем у тех, которые надлежащим образом выражали свой гнев», – говорит д-р Брукс.

Ее собственное исследование подтверждает эти выводы. Она опросила 1100 женщин, у которых отсутствовал рак груди, и сравнила результаты с опросом 15 женщин, имевших доброкачественные опухоли, и 15 женщин со злокачественными опухолями.

«Значительно более высокий процент пациенток как со злокачественными, так и с доброкачественными образованиями утверждали, что они испытывали гораздо больше гнева за прошедший год, чем 1100 здоровых респонденток, – говорит д-р Брукс. – Больший процент женщин со злокачественной опухолью испытывали гнев намного чаще, чем женщины с доброкачественной опухолью. И больший процент женщин с доброкачественной опухолью злились чаще, чем женщины, имеющие нормальное здоровье».

Способы, которыми женщины выражали гнев, также различались. Женщинам со злокачественной опухолью было более свойственно чувствовать вину за свой гнев, даже если они были правы, говорит д-р Брукс. Так что, если они даже и выражали свою враждебность, они часто шли на попятную.

У женщин с доброкачественной опухолью имелась склонность, разозлившись, продолжать злиться и дальше. Их злость часто превращалась в нерешенный внутренний конфликт.

Женщины, имеющие нормальное здоровье, с большей вероятностью могли вспыхнуть гневом, а затем забыть о своей вспышке, говорит д-р Брукс. Они перенаправляли свое внимание и энергию на более приятные вещи.

Исследование д-ра Брукс дает понять, что между гневом и развитием болезни существует связь. «Люди часто злятся на свое зависимое положение и беспомощность в ситуации, когда им требуется уход, – говорит она. – Но если эту энергию злости суметь перенаправить, они почувствуют, что стресс уменьшился, и очень вероятно, что это позитивно подействует на их физическое состояние».

Принятие против отвержения.

В крупном исследовании пациенток с раком груди, проведенном в Англии, ученые классифицировали женщин в зависимости от того, как они реагировали на свой диагноз. Обнаружились четыре отчетливо различных подхода к болезни, которые проявили опрошенные женщины.

Некоторые женщины реагировали полнейшим отрицанием какой-либо серьезности признаков их заболевания. Отрицание было настолько полным, что некоторые пациентки после мастэктомии рассказывали исследователям, что им удалили грудь лишь «в качестве предосторожности». Другие заняли позицию, согласно которой они сами могли бороться и победить болезнь. Они старались выяснить все, что только могли, про рак груди, чтобы с ним справиться. Третья группа осознавала, что у них рак, принимала диагноз стоически и не делала усилий, чтобы узнать побольше про свою болезнь. И последняя группа попросту сдавалась. Они чувствовали, что улучшить положение не в их силах, и покорно ожидали скорой смерти.

В показателях выживаемости этих четырех групп наблюдалась резко выраженная разница. Три четверти пациенток, которые реагировали на свой диагноз полным нежеланием признать существование болезни или решительным боевым настроем, пять лет спустя были живы и прекрасно себя чувствовали. И только 35 процентов остальных женщин, тех, кто либо стоически принимал свою судьбу, либо полностью отказывался от борьбы, к этому времени еще оставались в живых. Пациентки из этих двух групп составляли 88 процентов тех, кто скончался за последующие пять лет (журнал «Ланцет»).

«Мысленно прогнать» рак.

Открытия, касающиеся важности роли психики при заболевании, привели к тому, что доктор медицины О. Карл Саймонтон, врач из Пасифик-Палисэйдс, Калифорния, и его жена Стефани Мэттью-Саймонтон основали программу для смертельно больных раковых пациентов. В Саймонтон-центре онкологических консультаций пациенты практикуют нечто вроде медитации, которая называется «работой с образами» и сочетается с традиционным лечением онкологии. Пациенты визуализируют, как лечение побеждает раковые клетки в их теле и выгоняет их прочь. Затем они воображают, как вместо них появляются хорошие – здоровые – клетки, и мысленно представляют себя здоровыми, освободившимися от болезни.

В своей книге «Вновь стать здоровым» Саймонтоны пишут, что за четырехлетний период они поработали со 159 пациентами, у которых был диагностирован неизлечимый рак. К концу данного периода 63 из них все еще оставались в живых, прожив в среднем 24,4 месяца после того, как им был поставлен диагноз. Это более чем в два раза дольше, чем такие пациенты живут в целом по стране. И даже те пациенты, которые умерли, прожили в полтора раза дольше, чем обычно. Что касается выживших, то у 40 процентов наблюдалось либо улучшение, либо исчезновение вообще всяческих признаков заболевания.

И если вы примете во внимание, что 100 процентам этих пациентов было сказано, что у них неоперабельный рак, то получите некоторое представление о том, какую важную роль играет при лечении психика. Исследование, проведенное Саймонтонами над пациентами, показало, что результаты их психологических тестов – лучший индикатор их шансов на выживание, чем даже серьезность заболевания в момент прохождения данного теста. Состояние их психики оказывается более важным для их жизни, чем физическое состояние организма.

С некоторого времени и гипнотическое внушение стало инструментом, который можно применять к раковым пациентам, чтобы помочь им преодолеть депрессию, побочные эффекты облучения и химиотерапии, а также боль. Гипноз может вообще отключить восприятие боли и таким образом снизить необходимость в медикаментах или отказаться от них совсем. В этом процессе также применяется методика, очень похожая на работу с образами у Саймонтонов. Но в гипнозе это называется «креативное внушение». Загипнотизированных пациентов просят визуализировать, как их белые кровяные тельца со всех сторон набрасываются на раковые клетки, окружают их и поглощают. Неудивительно, что после такой процедуры наступает улучшение. Исследование, проведенное в Университете штата Пенсильвания, показало, что здоровые испытуемые, используя самовнушение, способны за минуту повысить число своих белых кровяных телец на 40 процентов. Как пояснил один из исследователей: «Их психика может влиять на организм, изменяя биохимию крови».

Центр новых методов лечения рака.

Все это привело к укреплению признания телесно– психологического подхода к лечению рака и возрастанию числа всевозможных лечебных центров, предлагающих этот вид терапии.

В новом лечебном центре в Пенсильвании, к примеру, раковых пациентов теперь учат привлекать все свои возможности для борьбы с болезнью. В Институте дополнительной онкологической терапии (IACT) в Рэдноре пациенты получают психологическую и диетологическую поддержку в дополнение к хирургии, лучевой терапии или химиотерапии, которую назначают им их лечащие врачи.

Сфокусировавшись на психологических и духовных потребностях своих пациентов, IACT рассчитывает снизить давление трех спутников рака – уныния, отчаяния и депрессии. «Мы предоставляем стандартную психологическую консультацию, но в дополнение к этому проводим большую работу по ослаблению стресса и обучению навыкам совладания с ним, – говорит доктор медицины Стивен Леви, медицинский руководитель института. – Я уверен, что помимо непосредственной пользы этот подход оказывает также благотворное влияние на иммунную систему. Пациенты, получающие дополнительную терапию, чувствуют себя лучше и лучше реагируют на лечение».

«В известном смысле мы здесь не являемся пионерами, – считает Аарон Голдштейн, президент IACT. – Мы просто соединили вместе два компонента – лечение тела и души – и заставили их вместе работать лучше, чем каждый из них мог бы по отдельности».

Врачи, занимающиеся лечением рака, часто слишком заняты, чтобы заниматься еще и психологическими проблемами, возникающими у пациента и его семьи, когда становится известен диагноз. Но случай IACT не таков.

«Мы используем методику работы с образами нескольких видов, – говорит д-р Леви, – не только введение в расслабленное состояние, но также и тактику принятия решений – скажем, как пациенту бросить курить или как научиться действовать совместно со своей семьей.

Однако мы не просим пациентов сосредотачивать свое воображение на собственно болезни. Многие раковые пациенты и так уже чрезмерно озабочены состоянием своего организма. Мы стараемся перевести их разум на более высокий план, тот план, который включает духовные представления, позитивные мысли и связь с другими людьми».

Питание – также очень важная сторона вопроса. «Мы обеспечиваем пациентам диетологические рекомендации, – рассказывает д-р Леви. – Мы насыщаем питание большим количеством свежих овощей и фруктов, цельнозерновыми продуктами и сокращаем количество жиров и животного протеина. Мы можем также добавлять витамины и минералы, чтобы восполнить дефицит и помочь восстановить функции иммунной системы».

Как работает подход в целом? «В настоящее время мы работаем более чем с дюжиной случаев, – сообщает д-р Леви, – и у всех есть заметное улучшение. У некоторых больше, чем у других. Это зависит от способности каждого человека использовать эти инструменты. Часто обнаруживается, что у людей, больных раком, имеются глубокие проблемы, к примеру, семейные конфликты, продолжающиеся годами. Мы можем предложить им помощь для разрешения таких проблем».

«Бывает, мы получаем просто радостные результаты, – добавляет д-р Голдштейн. – Никогда не думал, что буду говорить так об онкологии, но теперь я могу так говорить. Эти пациенты – даже не знаю, называть ли «смертельно больными», – осознав свой смертный приговор, пройдя через отчаяние, сейчас жадно живут полной жизнью. Мы помогаем им вновь обрести цель в жизни. Например, пришел как-то один из наших пациентов, а лицо у него загорелое. Я спросил его, где он умудрился заполучить загар. Оказалось, он играл в гольф! Никогда в прежней жизни он бы не сделал ничего подобного».

Благодаря таким маленьким победам консультант IACT доктор философии Патрисия Норрис из Фонда Меннингера пришла к следующему заключению: «Одно могу сказать определенно: дополнительное лечение много дает для улучшения качества жизни ракового пациента и повышения его шансов на выживание».

Проблемы детского здоровья.

Напряжение в зале заседаний совета директоров может не так уж сильно отличаться от напряжения на детской площадке, когда речь идет о заболеваниях, связанных со стрессом. Около половины всех детей в Соединенных Штатах страдают от каких-либо вызванных стрессом психосоматических заболеваний – такую оценку дает доктор медицины Харольд Джексон из педиатрического отделения клиники Гринвилла, Южная Каролина.

Младенцы, страдающие коликами, трехлетние детки, писающие в кровать, дети из детских садиков, у которых болит живот и горло, часто реагируют таким образом на основные источники стрессов в их окружении. Так говорил д-р Джексон на ежегодном собрании Академии семейных терапевтов Южной Каролины. У 10 процентов детей школьного возраста, по его словам, развивается хроническая, периодически возникающая боль в животе после того, как они впервые попадают в жесткий школьный мир, требующий постоянной борьбы. В число других причин болезней, индуцированных стрессом, согласно д-ру Джексону, могут входить родительские скандалы и алкоголизм, перемена места жительства, смерть члена семьи.

К детям также успешно применимы некоторые способы работы одновременно с телом и психикой. Примером является использование гипнотического внушения для контроля за ночным недержанием мочи.

Доктор медицины Карен Олнесс из Центра детского здоровья в Миннеаполисе решила попробовать научить приемам самовнушения группу из 40 детей, чтобы помочь им справиться именно с этой проблемой. Группа состояла из 20 девочек и 20 мальчиков в возрасте от 4 с половиной до 16 лет. Подростков в группе было только двое. Этих двоих обучали стандартной методике самовнушения. Остальным детям продемонстрировали специальный метод, адаптированный к их возрасту.

Далее за 40 детьми наблюдали на протяжении от 6 до 28 месяцев, как сообщает д-р Олнесс. 31 ребенок полностью излечился от ночного недержания мочи, из них 28 – в течение первого месяца лечения. Еще у шести наступило улучшение.

Некоторые родители сообщали, что после того, как их дети научились контролировать свой мочевой пузырь, они также стали лучше заниматься в школе и вообще лучше себя вести, то есть это тот случай, когда преодоление одной нежелательной привычки ведет к общему улучшению.

Герпес и язвы в полости рта.

Два наиболее распространенных и наиболее раздражающих заболевания области рта – герпес и язвы в полости рта – озадачили ученых.

Ученые знают, что герпес (его также называют лихорадкой) вызывается вирусом простого герпеса, который передается при прямом контакте. У большинства людей большую часть времени герпес остается в латентном состоянии, мирно живет себе в здоровых тканях. Но в конце концов ткани могут воспалиться.

Стресс – к примеру, перегрузка на работе, эмоциональное расстройство или болезнь – оказывается решающим фактором, провоцирующим развитие герпеса. Чувствительная область губ немедленно регистрирует стресс.

Язвы, которые обыкновенно появляются внутри рта, также связаны с эмоциональным стрессом.

Обеспечит ли снижение уровня стресса такой же эффективный контроль за рецидивами язв в полости рта, как медикаменты? Это намереваются выяснить на медицинском факультете Небрасского университета, где полным ходом идет подготовка к исследованию по данной теме.

Предварительные результаты обнадеживают, утверждает доктор стоматологии Дональд Коэн. У пациентов, участвовавших в тренингах по стресс-менеджменту, наступало улучшение примерно в той же степени, что и у принимавших стероиды.

«Язвы в полости рта появляются, как правило, при низкоуровневом хроническом стрессе», – говорит д-р Коэн. Выяснение причин этого стресса и обучение пациентов избегать его или эффективнее справляться с провоцирующими стресс ситуациями, «похоже, действительно помогает снизить степень поражения ротовой полости», – добавляет он.

Кариес.

Стрессовое мышление может способствовать разрушению зубных тканей, тогда как душевное спокойствие может защитить наши зубы. По крайней мере, о такой удивительной возможности сообщает команда исследователей из стоматологического колледжа Университета Темпл в Филадельфии.

Исследователи проанализировали слюну группы из 12 студентов-дантистов как до, так и после сеанса медитации. Визуально слюна, которая перед медитацией была мутной, стала более водянистой и прозрачной после того, как добровольцы погрузились в глубокое расслабление. И при этом понизилось содержание бактерий.

«Принимая во внимание изменение состава слюны, которое происходит при стрессе, можно предположить, что хронический стресс может быть этиологическим фактором развития кариеса», – заключили исследователи.

Эпилепсия.

В настоящее время врачи проводят все больше экспериментов с холистической терапией, дабы помочь пациентам-эпилептикам. Уникальный подход предлагает доктор философии М.Б. Стерман, руководитель нейропсихологических исследований в медицинском центре Администрации по делам ветеранов в Сепульведе, Калифорния. Он занимается пациентами с сильными эпилептическими припадками, которым не помогают медикаменты. Он обучает своих пациентов повышать или понижать мозговые ритмы на разных частотах и тем самым влиять на свое состояние.

«Метод биологической обратной связи, который мы применяем, – говорит д-р Стерман, – хорош тем, что пациенты в результате генерируют мозговые волны на средних частотах. Мы в лаборатории следим за электроэнцефалограммой пациентов, и, когда они порождают правильные ритмы, звенит звонок. Им предлагают расслабиться и подумать о приятном, и это помогает им усилить свои ритмы.

Результаты обнадеживают, – утверждает д-р Стерман. – У шести из восьми пациентов частота припадков снизилась в среднем на 74 процента, и улучшения продолжались и после того, как прекратилось обучение.

Исследования, подобные этим, демонстрируют, что биологические нарушения чувствительны к поведенческим изменениям. И бихевиористские методики определенно должны быть безопаснее и более желательны, чем постоянное медикаментозное лечение».

Доктор медицины Френсис М. Форстер, бывший директор Центра эпилепсии Форстера при клинике Администрации по делам ветеранов в Мэдисоне, штат Висконсин, использует другой тип бихевиористского подхода, чтобы противодействовать приступам, – павловский условный рефлекс.

Он занимается пациентами с рефлекторной эпилепсией – тип припадков, при которых приступы вызываются повседневными действиями, такими как питание, чтение или слушание музыки.

«К этому типу принадлежит от шести до семи процентов всех эпилептических заболеваний, – говорит д-р Форстер. – Мы помещаем пациента в такие условия, что причина, запускающая припадок, становится безвредной.

К примеру, если приступ у нашего пациента вызывается определенным музыкальным отрывком, мы воспроизведем этот приступ в лабораторных условиях. Затем мы будем продолжать проигрывать эту же самую мелодию вновь и вновь, когда пациент будет приходить в сознание. Мы будем проигрывать этот отрывок по часу дважды в день, до тех пор пока он больше не будет вызывать негативной реакции. У большинства пациентов условный рефлекс вырабатывается недели за две, – отмечает д-р Форстер. – Затем всякий раз, когда мы определим нечто, вызывающее припадок, мы будем повторять обусловливающую программу. Часто у нас получается снизить количество медикаментов, которые принимает пациент».

В конечном счете исследователи надеются найти средство, исцеляющее эпилепсию. А пока что контроль за приступами при меньшей зависимости от лекарств – многообещающая их замена и шаг в правильном направлении.

Болезни десен.

Проблемы с деснами также могут быть связаны с эмоциями. Фузоспириллезный гингивит (ангина Венсана) – особенно острая форма гингивита, или болезненное воспаление десен с кровотечением и изъязвлением. Одними только бактериями это объяснить нельзя.

Исследование, проведенное в Алабамском университете, показывает, что у больных фузоспириллезным гингивитом в моче повышенный уровень гормона под названием кортизол. Изменения в секреции кортизола могут повлиять на иммунный отклик. А эмоциональные расстройства и стрессы могут повлиять на уровень кортизола.

Исследователи обнаружили, что пациенты с больными деснами за предшествующий год пережили больше негативных, расстраивающих жизненных событий, чем прочие люди. У них также наблюдается повышенный уровень тревожности, депрессии и эмоциональных нарушений.

Проблемы с волосами и кожей головы.

Есть ли какая-либо доля правды в расхожем представлении о том, что от стресса можно поседеть или, того хуже, облысеть?

«Стресс может служить фактором», – говорит доктор медицины Ирвин Любау, дерматолог и автор многочисленных книг по уходу за волосами и кожей головы. Волосы седеют – на самом деле обесцвечиваются – вследствие нехватки пигмента меланина, вырабатываемого кортикальным слоем волосяного стержня. По большей части его выработка прямо связана с возрастом, но и факторы окружающей среды – стрессы, режим питания – также могут сыграть свою роль.

«Бывают крайне напряженные ситуации, к примеру во время войны, – говорит д-р Любау, – когда секреция меланина прекращается как непосредственный отклик на чрезмерную эмоциональную нагрузку». (Это, разумеется, не заставит волосы побелеть в одно мгновение, но эффект будет заметен, когда будут расти новые, бесцветные волосы.).

Питание – еще один потенциальный фактор. «Лабораторные тесты на черных крысах показали, что при дефиците витаминов группы В в их корме их шерстинки становятся белыми, – сообщает Филип Кингсли в своей книге «Все о волосах». – При возобновлении приема витаминов группы В шерсть восстанавливает свой цвет».

«Что во всем этом самое поразительное, – говорит Кингсли, – так это то, что при стрессе человеку требуется больше витаминов группы В, поскольку организм повышает их потребление. Фактически витамины группы В можно назвать «нервными» витаминами. Так что из этого следует вполне обоснованное заключение, что стресс может являться побудительной причиной».

Д-р Любау говорит, что он добился некоторого успеха как в предотвращении, так и в лечении обесцвечивания волос, прописывая пантотенат и параамино– бензойную кислоту. Кингсли же удача улыбнулась с витаминами группы В, особенно в виде пивных дрожжей и обезжиренного экстракта печени. Разумеется, не повредит и умение расслабляться.

Кингсли заметил также, что он может определить, когда клиент, предрасположенный к перхоти, находится под воздействием стресса. Как поясняет Кингсли, перхоть – обычно симптом перепроизводства кожного сала или жира. Так что сальные волосы или кожа головы – знак того, что необходимо расслабиться.

Итальянские исследователи считают, что стресс может вызвать еще одну проблему кожи головы: alopecia areata (гнездная плешивость).

Гнездная плешивость – такое состояние, когда кожа головы или лица воспалена на микроскопическом уровне. Воспаление вызвает фрагментарное выпадение волос шевелюры или бороды.

Доктор медицины Джулия Перини и группа врачей из Падуанского университета исследовали 48 пациентов с гнездной плешивостью и выяснили, что 87.5 процента из них на протяжении шести месяцев, предшествующих проявлению заболевания, пережили некоторое стрессовое жизненное событие, а 66.6 процента из них пострадали от серьезного потрясения, такого как смерть или отъезд близкого друга или члена семьи.

Чтобы выяснить, может ли стресс оказывать влияние также и при других формах облысения, врачи обследовали 30 человек, лишившихся волос по причине наследственности, и 30 человек, облысевших из-за грибковой инфекции. Только около 50 процентов тех, кому облысение передалось по наследству, пережили недавнее стрессогенное событие; только у 33,3 процента оно было тяжелым. Среди тех, кто пострадал от грибковой инфекции, 40 процентов пережили стрессовые жизненные события и только 16,6 – тяжелые.

Очевидно, стресс способствует возникновению гнездной плешивости больше, чем общему облысению или грибковой инфекции. Д-р Перини рассказала на собрании Американского психосоматического общества в Денвере о своей уверенности в том, что стресс снижает уровень белых кровяных телец (показатель сопротивляемости заболеванию) у пациентов, страдающих alopecia areata, и делает их уязвимыми.

Головная боль.

Мало кому незнакомо чувство непрекращающейся, пульсирующей боли, когда голову как будто стянули веревкой или зажали в тиски. Давящая головная боль может продолжаться до нескольких часов, нескольких дней или – в особых случаях – нескольких лет.

Хотя некоторые исследователи с этим не согласны, источник дискомфорта при напряженной головной боли с наибольшей вероятностью сосредоточен в мышцах шеи или скальпа, которые автоматически сокращаются, когда мы тревожимся, волнуемся или расстраиваемся. Речь сейчас не идет о мимолетном напряжении, которое мы испытываем, когда, скажем, реагируем на громкий шум, – нет, мы говорим о напряжении без передышки, к примеру, если вам надо разобраться с кипой счетов или если вы официантка в переполненном ресторане. Или напряжение может постепенно накапливаться в мышцах из-за неудобной позы, в которой мы сидим, стоим, вытягиваем шею и тому подобное. В любом случае довольно быстро наступает момент, когда продолжительное мышечное сокращение и, следовательно, пережатие кровеносных сосудов отзывается тупой, стойкой болью в обоих висках. И в самом деле, многие страдающие напряженной головной болью по-настоящему чувствуют, как сдавлена их голова или шея.

Напряженная головная боль, вызванная стрессом, может поразить нас, когда мы не в состоянии дать выход чувству тревоги или гнева. Но она же способна атаковать нас, когда мы лишь предчувствуем неприятное событие. Или она может вообще захватить нас врасплох. Она может явно отсутствовать в период реальной тревоги или стресса, но напасть позднее, когда мы считаем, что все наши беды позади. Происходит в данном случае вот что: в период стресса мышцы накапливают напряжение, а затем удерживают его, причиняя боль. Эту боль вы можете почувствовать даже с самого утра, едва проснувшись.

Хотя напряженная головная боль не является изобретением двадцатого столетия, она определенно стала одним из непременных признаков современной жизни. Если бы видеозапись всего одного вечера телевизионного прайм-тайма пережила тысячелетие, археологи тридцатого века, вероятно, пришли бы к заключению, что все мы отчаянно искали спасения от головной боли и находили его в маленьких белых таблетках и снотворных пилюлях – «пожирателях времени».

Реклама вам этого не скажет, но существуют способы облегчить напряжение головной боли, не хватаясь за таблетки аспирина. И все они приводят к расслаблению этих самых зажатых мышц.

Один замечательный способ – погрузиться в теплую ванну до самого подбородка. Или постоять под горячим душем. Тепло заставляет кровь бежать по жилам и распускает мышечные сокращения. Хороший массаж лица и шеи также способен творить чудеса – равно как и сеанс прогрессивной релаксации, направленной на мышцы плеч, шеи и головы.

Методика, снимающая головную боль.

Основной принцип прогрессивной релаксации таков: медленно, осознанно расслабляя все свои мышцы, группа за группой, мы можем сбросить накопленное нашим организмом напряжение. Поскольку накопленное напряжение в наших лицевых, шейных мышцах и мышцах скальпа является базой для головной боли, принцип прогрессивной релаксации, при особом сосредоточении именно на этих группах мышц, можно адаптировать и превратить в полезную и эффективную для многих методику против головной боли.

Примите удобное положение: либо сядьте на стул, положив руки на колени и ровно поставив ступни на пол, либо лягте на спину, опершись ногами либо на стену, либо на тяжелую мебель. Закройте глаза. Начинайте с рук, с запястий, затем перейдите к предплечьям, напрягая каждую группу мышц на несколько секунд, затем давая им расслабиться.

Продолжая расслаблять оба предплечья и обе кисти, напрягите плечевые мышцы. Почувствуйте, как они напряжены, сожмите их сильнее, а затем расслабьте. Просто позвольте мышцам ваших плеч и рук безвольно обвиснуть. Пусть напряжение стечет по вашим рукам и выльется из кистей и кончиков пальцев. Позвольте напряжению прокатиться по вашим плечам, освободите мышечные сокращения и почувствуйте, как вам становится удобнее, как ваше тело еще более расслабляется. Ваши предплечья расслаблены, ваши кисти расслаблены, ваши плечи становятся гораздо мягче, плечевой пояс расслаблен. Вся верхняя часть вашего тела начинает чувствовать себя более расслабленной, более спокойной. Продолжайте расслаблять ваши плечи, предплечья, запястья, кисти, пальцы, и всей верхней части вашего тела становится все уютнее, все свободнее.

Теперь напрягите шейные мышцы. Почувствуйте напряжение в шее… вероятно, это самая напряженная часть во всем вашем теле. А теперь распустите эти мышцы. Позвольте этим мышцам ослабнуть. Сосредоточьтесь на мышцах загривка. Позвольте напряжению стечь по вашим плечам, по рукам… вытечь из вас через кисти, через кончики пальцев. Пусть ослабнут мышцы передней части шеи. Пусть напряжение стечет. Эти зажатые мышцы сейчас отпускают напряжение, разжимаются, по мере того как расслабляется все ваше тело. Ваши плечи еще больше расслабились, ваши руки, ваши кисти, даже пальцы. Просто позвольте напряжению вытечь из вашей шеи. Сосредоточьтесь на расслаблении вашей шеи. Если вы сидите и если чувствуете, что вашей голове хочется упасть вперед, чтобы освободить шею от ее веса, – все в порядке, пусть падает, по мере того как напряжение, стянутость, зажатость покидают ваши мышцы. Позвольте голове склониться вперед, когда сила тяжести потянет ее книзу, покоритесь ей и почувствуйте, как вам становится удобнее и безмятежнее. Ваша шея расслаблена, расслаблены ваши плечи, ваши руки, предплечья, кисти, пальцы. Продолжайте расслабляться. Вся верхняя часть вашего тела все больше впадает в расслабленное и спокойное состояние. Пусть напряжение истекает из вашей шеи, пока вы погружаетесь в расслабление и вся верхняя часть вашего тела расслабляется, распускается, освобождается. Ваши плечи еще больше расслабились, ваши руки, предплечья, кисти, пальцы… Продолжайте расслабляться… пусть расслабляется ваше тело.

Теперь нахмурьте лоб. Напрягите как следует надбровные мышцы… а теперь расслабьте. Пусть ваш лоб и ваши лицевые мышцы расслабятся. Пусть расслабится ваше лицо… не надо для этого стараться, просто расслабьтесь… отпустите эти мышцы. Пусть расслабится ваш лоб, ваши глаза, ваши щеки, ваши губы. Позвольте вашим лицевым мышцам обвиснуть. И пока они слабеют, вас охватывает чувство полного блаженства. Ваша шея расслаблена, ваши плечи, предплечья, запястья, кисти, пальцы. Все ваше тело удобно и уютно пребывает в расслабленном состоянии. Продолжайте расслаблять лицевые мышцы, глаза, лоб, щеки, губы, все лицо. Пусть эти мышцы расслабятся, и пусть расслабится ваша шея, ваши руки и все ваше тело.

В завершение упражнения медленно посчитайте до четырех.

Еще один способ добраться до вашей головы – через ваши же ноги. Согласно искусству рефлексологии, на ступнях расположены точки, которые соответствуют прочим определенным частям тела. Массируя основание большого пальца ноги и область под всеми пальцами, вы снимаете напряжение в шее, которое часто имеет отношение к головной боли. Кроме того, массируя точку под средним пальцем, вы убираете боль в затылке. Авторы книги «Холистическое избавление женщин от головной боли» – которая, к слову, предназначена не только для женщин – предлагают также «надавливать на точки между всеми пальцами, пока вы не определите болезненные или чувствительные места, и затем массировать их, пока не пропадет чувствительность».

Личность, склонная к мигрени.

Головная боль, связанная с мигренью, – это вообще отдельная проблема. На самом деле некоторые врачи убеждены, что существует особый тип личности, склонный к мигрени. Хотя научных доказательств тому нет – не проводилось контролируемых экспериментов, – годы наблюдения за страдающими мигренью привели многих врачей к заключению, что люди, отмеченные проклятием мигрени, обычно амбициозны, трудолюбивы, требовательны к себе и другим, стремятся добиться одобрения и чувствительны к критике. Короче, это все те же знакомые вам трудоголики.

То же относится и к тем, у кого бывают приступы головной боли. Общее впечатление врачей, психологические тесты и тщательное обследование пациентов показывают, что страдающие приступообразной головной болью склонны к чрезвычайной добросовестности – чрезмерной, можно так выразиться – и им свойственны многие черты личности страдающих мигренью, к чему добавляется еще твердое ориентирование на цель. Это все накладывается на тип личности, известный как Круглый Отличник, и подобная смесь, кстати говоря, может довести вас до палаты в кардиологическом отделении, даже если вы избежите страданий головной боли.

Принято считать, что головная боль при мигрени любого типа вызывается сужением кровеносных сосудов головы во время фазы, предшествующей боли, и набуханием (расширением) этих сосудов во время фазы боли. В результате – сильнейшая боль, доводящая до подрыва здоровья. Сужение и расширение сосудов имеет отношение к изменению уровней определенных химических веществ в организме – серотонина и простагландинов, которые влияют на сосуды.

Как и при головной боли, вызванной напряжением, мигрень с большей вероятностью нападает тогда, когда вы устали или находитесь под воздействием стресса. И как и ее менее жестокая сестра, мигрень может подождать с ударом до вечера пятницы или утра субботы, когда вы готовы расслабиться.

Есть способ избавиться от них обеих: думайте о тепле. Исследователи из Техасского университета обучили пятерых пациентов, страдающих мигренью, сознательно повышать температуру своей кожи – методика борьбы с мигренью, – мысленно произнося слово «тепло». Как только они овладели этой техникой, двое пациентов научились останавливать приступ головной боли в самом его начале, а остальные трое добились того, что приступы стали короче, менее болезненными или более редкими.

Чтобы попробовать эту методику на себе, сядьте или лягте, закройте глаза и успокойте сознание. Теперь вообразите летний день на пляже. Океанский бриз прохладой овевает ваше лицо, а ваши руки становятся все теплее и теплее под жарким солнцем. Ваши руки напитались солнечным светом. Они горячие на ощупь. Минуты проходят, вы пребываете в «теплых мечтаниях». Когда вы открываете глаза, ваши руки по– прежнему очень теплые… а боли нет. Мысленное «вливание теплоты» в руки перенаправляет кровоток в конечности, оттягивая кровь от головы.

Тот же самый принцип согревания конечностей, чтобы предотвратить мигрень, также используется в сочетании с самовнушением. Находясь в гипнотическом трансе, человек получает внушение «теплых рук». Это очень эффективное средство против мигрени, утверждает Кэтрин А. Хайнс, клинический психолог из Медиа, Пенсильвания. Причина, по которой страдающие мигренью так хорошо отзываются на самовнушение, по ее словам, в том, что «мигрень зачастую является нарушением, связанным со стрессом. А стрессовые нарушения благоприятно реагируют на трансовое состояние».

Если вы страдаете хронической головной болью, вам, вероятно, захочется побывать на тренинге работы с биологической обратной связью, говорит доктор медицины Сеймур Даймонд, директор клиники Даймонда для страдающих головной болью в Чикаго. Этот тренинг, куда входят упражнения по мышечной релаксации и некая форма самогипноза, позволяет многим пациентам д-ра Даймонда снизить количество принимаемых ими лекарств. И головная боль их уже не так беспокоит.

Надавливание для облегчения боли.

Еще одно, последнее предложение: все головные боли от напряжения, мигрени или воспаления пазух можно ослабить с помощью акупрессуры. Как мы упоминали ранее в этой части, говоря о боли в спине, считается, что действие этого восточного метода облегчения боли основано на повышении выработки организмом эндорфинов, природных обезболивающих веществ.

На опыте установлено, что наиболее эффективная точка для облегчения головной боли расположена в центре брови (все акупунктурные/акупрессурные точки расположены попарно, в зеркальном отражении с обеих сторон тела). Если вы проведете пальцем вдоль брови, вы отыщете под поверхностью вмятинку, которая ощущается так, будто под кожей соединяются две кости. Вот эта точка. Именно здесь надглазничный нерв подходит ближе всего к поверхности. Эта точка находится в центре вашей брови, прямо над зрачком.

Костяшками больших пальцев надавите на эти точки. Если вы сидите, поставьте костяшки на обе точки на бровях и медленно вращайте их взад-вперед, усиливая давление, пока не почувствуете боль. Если надавливание костяшками пальцев не вызывает достаточной боли, тогда вы, вероятнее всего, надавливаете не в том месте. Эти точки, расположенные близко к нерву, должны быть очень чувствительными, когда вы давите с достаточной силой.

Еще одна подсказка: для лучшего результата надавите обеимим костяшками одновременно и держите так от 15 до 30 секунд. Как говорит доктор медицины Говард Керлэнд, автор книги «Быстрое снятие головной боли без таблеток», эта точка особенно помогает для облегчения синусных болей. Мы выяснили, что она точно так же способна избавить и от других видов головной боли.

Сердечные заболевания.

С тех пор как кардиолог из Сан-Франциско доктор медицины Мейер Фридман и его коллега доктор медицины Рей Х. Розенман опубликовали свой знаковый труд «Поведение Круглого Отличника и ваше сердце», связь была установлена твердо: риск сердечного заболевания выше у энергичных, вечно спешащих людей.

Типичный Круглый Отличник – нетерпеливый, агрессивный, торопливо произносящий слова трудоголик – человек из тех, кто, играя в «Эрудит» с парой детишек, просто не может не постараться разбить их наголову, из тех, кто скрежещет зубами, застревая в автомобильной пробке. Такие люди амбициозны, они вечно подгоняют себя, вечно стараются успеть переделать все больше и больше дел, тратя на них все меньше и меньше времени. Круглый Отличник – «свихнувшийся индивидуализм», как выразился один из исследователей. И у этого слоя нет отчетливых границ. Вы можете быть Круглым Отличником и в малой степени, и в чрезвычайной.

Но даже если вы дошли до предела, не следует из– за этого сильно переживать. Как бы то ни было, Круглый Отличник – это не врожденный изъян личности, это схема поведения, которую вполне можно модифицировать, изменить или обратить в собственную противоположность.

Фактически д-р Фридман и его коллеги из института Гарольда Брюнна (Сионский медицинский центр) проводили исследование по выяснению того, может ли изменение поведения Круглого Отличника помочь уменьшить риск сердечных приступов.

«Поведение Круглого Отличника сводится к двум признакам – легко возбудимый гнев и легко возбудимое нетерпение; оба они неверно трактуются многими как движущая сила общего развития», – говорит д-р Фридман. Именно эти два компонента поведения Круглого Отличника ведут к гормональным нарушениям, которые ускоряют развитие коронарной болезни.

Программа д-ра Фридмана помогает людям снизить собственную скорость – перестроить свои графики так, чтобы в их жизни было поменьше суеты. В задание, которое он дает на дом, входит условие есть помедленней, задерживаться за столом, осознанно ожидать в очередях, медленнее выговаривать слова и действительно вслушиваться в то, что говорит собеседник.

Программа также стремится внести изменения в систему убеждений личности. Круглые Отличники каждую неделю получают цитату, над которой следует поразмыслить. «По-видимому, наилучшим образом действуют те, в которых нетерпение увязывается с незрелостью личности, например: «Два создания в природе проявляют нетерпение: люди и щенки», – говорит д-р Фридман.

«Мы стараемся убедить этих людей перестать быть камнем или стрелой, – рассказывает он. – Мы хотим, чтобы они взглянули вокруг и по-настоящему заинтересовались другими разумными созданиями, а также животными и растениями. Главная задача состоит в том, чтобы выковырять этих людей из их эгоцентрических раковин».

Но есть и хорошие новости для всех вас, горящих на работе, вечно спешащих и все же, по существу, счастливых людей. Результаты трех независимых исследований, по оценкам специалистов, показывают, что не столько интенсивная вовлеченность в работу или ощущение подгоняющего времени доводит людей до сердечного заболевания. Ключевой фактор – это враждебность, третий элемент в тройке типичных характеристик Круглого Отличника.

А вот для тех, у кого проблемы с враждебностью, хороших новостей нет.

Помимо риска сердечных заболеваний, как показали два из вышеупомянутых исследований, враждебная установка имеет отношение к риску смерти и от многих других причин.

Что это на самом деле означает – быть враждебным? Большинству из нас знакомы люди, которые внезапно впадают в ярость или выражают свои враждебные чувства более тонко, но с той же силой. В любом случае это просто выражение враждебности.

Во всех трех исследованиях ученые выясняли отношение испытуемых к людям в целом. «Это базовый недостаток доверия, присутствующий в природе человека, в его мотивах, – считает Редфорд Б. Вильямс– младший, доктор медицины, адъюнкт-профессор медицины и профессор психиатрии Университета Дьюка, участвовавший в двух из трех исследований. – Это внутренняя убежденность в том, что в людях больше плохого, чем хорошего, и что они поступят с вами плохо».

Чтобы измерить степень этой враждебной установки, во всех трех исследованиях использовалась одна и та же шкала враждебности из 50 пунктов. Эта шкала является частью надежного теста на установление личности, к которому часто обращаются ученые.

В первом исследовании, проведенном д-ром Вильямсом и его коллегами из Дьюка, участвовало 400 пациентов, для которых была произведена оценка степени поведения Круглого Отличника и отдельно степени враждебности. Затем этих людей обследовали на зашлакованность артерий – безошибочный признак сердечного заболевания. Исследователи обнаружили, что уровень враждебности их пациентов служил более точным предвестником заболевания, чем их поведение Круглых Отличников в целом.

Только половина пациентов с низким уровнем враждебности имели по крайней мере одну зашлакованную артерию, по сравнению с 70 процентами пациентов с высокой степенью враждебности.

Во втором исследовании, авторство которого принадлежит доктору философии Джону С. Бэфуту из Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл (при участии д-ра Вильямса), за 255 студентами-медиками мужского пола начали проводить наблюдение и вели его в течение 25 лет. В начале исследования студенты прошли один и тот же тест на враждебность.

Исследователи выяснили, что высокий показатель враждебности связан с шестикратно более высокой частотой сердечных заболеваний у тех врачей-выпускников, которые были еще живы спустя 25 лет. Среди врачей, которые умерли по разным причинам, высокие показатели враждебности наблюдались в трех четвертях случаев.

Третий исследовательский проект, на этот раз он проводился над 2000 работников «Вестерн электрик» как часть большого исследования коронарных заболеваний, был выполнен д-ром Ричардом Шекелем, сотрудником факультета здравоохранения Техасского университета в Хьюстоне.

Эти люди имели работу, были среднего возраста, и ни у кого из них не было коронарной болезни к тому моменту, когда в конце пятидесятых их включили в исследование и протестировали на враждебность. Но у тех, чьи показатели враждебности были высоки, позже был отмечен гораздо более высокий риск сердечного приступа и внезапной остановки сердца. Высокий уровень враждебности также делал этих мужчин более уязвимыми к риску смерти от прочих причин, включая рак.

Д-р Вильямс говорит, что он и его коллеги пока не уверены, каким именно образом – выражая свою враждебность или подавляя ее – человек может повлиять на риск развития у него сердечного заболевания.

Но психиатры утверждают, что вполне возможно иметь высокий уровень враждебности и при отсутствии любых других характерных черт Круглого Отличника.

Так что, кем бы вы ни были, яростным крикуном или переживающим тихоней, понизьте свой уровень враждебности. И научитесь расслабляться – ради блага вашего же сердца.

Стресс и сердце.

Кто из нас не чувствовал, как острые когти стресса впиваются в сердце? Однако болезненные эти эпизоды на самом деле не столь уж опасны для здорового сердца. Истинно зловещая сторона стресса проявляется скорее тогда, когда напряжение или гнев, горе или враждебность постепенно становятся из единичных событий постоянно возвращающимся расположением духа. Если телу (и душе) хватает силы справляться с плохими новостями и сложными ситуациями, эти рекуперативные механизмы никогда не дадут вам принять стресс в буквальном смысле «близко к сердцу».

Мышечное напряжение передавливает циркуляцию крови, хроническое поверхностное дыхание снижает количество кислорода, достигающего сердца.

Вдобавок неослабное напряжение изменяет гормональную биохимию вашего тела, стимулируя развитие атеросклероза.

В качестве дальнейшего доказательства исследователи медицинского факультета Южнокалифорнийского университета разделили 14 кроликов на две группы, основываясь на их реакции на малые стрессы, к примеру, если открыть дверцу клетки и погладить их рукой. Пассивные кролики были отнесены к низкострессовым, агрессивные – к высокострессовым. Когда всем кроликам стали давать пищу с высоким содержанием холестерина, выяснилось, что высокострессовая группа выказывала больше признаков истощения: более высокое артериальное верхнее давление и больше симптомов атеросклероза.

Напряжение запускает выработку холестерина.

Но вам вовсе не обязательно быть кроликом или питаться продуктами с высоким содержанием холестерина, чтобы пострадало ваше здоровье. Если вы серьезно относитесь к контролю над содержанием холестерина, вы, вероятно, знаете все приемы уменьшения содержания жира в пище, вроде снятия кожи с курицы, потому что именно в коже и непосредственно под ней содержится много жира. Но вам, вероятно, следовало бы уделять столько же внимания тому, что находится под вашей кожей, в виде ежедневных напряжений и обострений.

Новые открытия показывают, что нервный дистресс способен проделать с холестерином крови то же самое, что и бутерброд из батона с беконом и сыром – то есть взвинтить до небес!

Рассматриваемая группа людей – несколько сотен мужчин среднего возраста, подверженных угрозе коронарного заболевания. В то время, когда они были привлечены к исследованию, у всех у них наблюдались факторы риска, такие как повышенный уровень холестерина или повышенное кровяное давление, избыточный вес или привычка к курению. За этими людьми наблюдали в течение по крайней мере пяти лет, и регулярно просили оценить их воспринимаемый уровень напряжения. Исследователи, которых направило отделение здравоохранения и превентивной медицины медицинского факультета Северо-Западного университета в Чикаго, также измеряли уровень холестерина.

Периоды нервных расстройств, как было обнаружено, коррелировали с небольшими по величине, но существенными скачками уровня холестерина, и эти скачки не зависели от других переменных, таких как изменение веса.

Противодействие стрессу.

Исследование, проведенное опять же на кроликах, дает понять, что есть способ избежать такого эффекта. Для этого нужна всего лишь нежная заботливая ласка.

Несколько лет назад исследователь Фредерик Корнхилл работал в своей лаборатории в медицинском колледже Университета штата Огайо в Колумбусе, и там он непреднамеренно совершил это открытие. Д-р Корнхилл скармливал кроликам пищу с высоким содержанием холестерина как часть эксперимента, разработанного для проверки эффективности нового лекарственного средства, снижающего холестерин. Но результаты, которые он получал, казались бессмысленными до тех пор, пока он не обнаружил, что в ход эксперимента вкрался новый фактор. Похоже, его коллега завел привычку ласкать животных. Не всех, только некоторых. Но, как оказалось, у тех кроликов, которым повезло получать эту ежедневную порцию ласки, на стенках артерий нарастали на 50 процентов меньше бляшек, чем у их собратьев, которых не гладили. «Нежная заботливая ласка поразительно снижает уровень атеросклероза», – объявил д-р Корнхилл после серии последующих испытаний, подтвердивших первые случайно полученные результаты.

Люди тоже нуждаются в ласковых прикосновениях. Жизнь, лишенная любви, веселья и чувства близости, – это, скорее всего, очень короткая жизнь. В одном исследовании у 4000 мужчин среднего возраста определяли уровень социальной изоляции, учитывая семейное положение, посещение церкви и принадлежность к различным группам. Наиболее высокий процент коронарных заболеваний оказался у наиболее изолированных, самый низкий – у наиболее общительных.

В другом исследовании доктор философии Джеймс Дж. Линч из Центра исследований психофизиологии человека при медицинском факультете Мэрилендского университета в Балтиморе выяснил, что люди, живущие в одиночестве, имеют более высокий процент заболеваний и преждевременных смертей. А в австралийском исследовании ученые обнаружили, что у 26 человек, недавно потерявших своих супругов, значительно снизилась иммунная функция их организмов – условие, связанное с повышенной уязвимостью перед нарушениями функционирования коронарной артерии и другими заболеваниями.

В своей книге «Разбитое сердце: медицинские последствия одиночества» д-р Линч сообщает о множестве случаев, при которых разительные перемены в сердцебиении пациентов-сердечников явно происходили под воздействием простого прикосновения. В одном случае д-р Линч и его коллеги наблюдали 54-летнего мужчину с сердечным заболеванием. Этот мужчина умер после 14 дней интенсивного лечения и периода глубокой комы. Когда он уже лежал, умирая, к его кровати подошла медсестра и на мгновение взяла его за руку. Его сердце, несмотря на кому, отреагировало немедленно. Сердечный ритм повысился, сердцебиение стабилизировалось, и улучшение обоих показателей сохранилось, когда медсестра ушла.

Побуждаемый случаями наподобие этого, д-р Линч решил проверить эффект прикосновения в большем масштабе. Поскольку измерение пульса было простейшим видом прикосновения, который все пациенты испытывали регулярно, д-р Линч решил пронаблюдать его воздействие на аритмию, неровное сердцебиение, взяв группу пациентов-сердечников числом более трехсот. «После обследования этих пациентов, – пишет он, – стало очевидно, что даже рутинное нащупывание пульса обладает способностью полностью пресечь аритмию».

Психологическая помощь для пораженных болезнью.

Но если сердечный приступ все-таки поразил вас, несмотря на то что вы с героическими усилиями сохраняли спокойствие и радовались жизни, не отказывайтесь от психологической тактики. Она может подтолкнуть вас к выздоровлению. Как объясняет Норман Казенс в своей книге «Исцеляющееся сердце», оставаясь спокойным и сохраняя чувство юмора, он помогал себе преодолеть панику, которая охватывала его при сердечном приступе. А паника, говорит он, способна нанести смертельный удар при нарушенной работе сердца. Она пережимает кровеносные сосуды и дестабилизирует уже и без того нестабильное состояние.

То, как вы справляетесь с ситуацией, тоже может повлиять на ваше выздоровление. Пациенты-сердечники, которые отвергают серьезность своего заболевания, могут действительно восстанавливаться быстрее, чем те, кто смотрит в лицо жестокой реальности.

В исследовании, в котором участвовали 26 пациентов с нестабильной стенокардией, 14 были отнесены к «отвергающим» и 12 к «неотвергающим». Обе группы получали нитроглицерин и другие медикаменты, но неотвергающим понадобилось больше времени, чтобы избавиться от боли, говорит д-р Джеймс Левенсон из медицинского колледжа Вирджинии в Ричмонде.

На ежегодном собрании Американского психосоматического общества д-р Левенсон сообщил, что, хотя отвергание, похоже, действительно ведет к быстрейшей лечебной стабилизации, его долговременное воздействие на восстановление здоровья еще не изучено.

Гемофилия.

С гемофиликами обычно случаются приступы спонтанного кровотечения, угрожающие жизни, когда они находятся в напряжении или даже подвергаются таким стрессам, которые нам бы показались совсем незначительными. Используя приемы самовнушения, чтобы успокоиться, когда они чувствуют нарастающее напряжение, гемофилики способны обойтись меньшим количеством переливаемой крови и плазмы, а также сократить периоды госпитализации.

Высокое кровяное давление.

Случаи гипертонии, связанные со специфическим болезненным состоянием, в действительности довольно редки. Так что, если у вас высокое кровяное давление, велика вероятность, что это связано с вашим поведением. Вы либо едите слишком много (или слишком сильно солите пищу), либо недостаточно занимаетесь физическими упражнениями, либо подвергаете себя слишком большому стрессу.

Эмоциональное напряжение высвобождает адреналин, который, как известно, ускоряет сердечный ритм и заставляет сужаться кровеносные сосуды, результатом чего, естественно, становится повышение давления. Исследования показали, к примеру, что у людей с высоким кровяным давлением в крови циркулирует больше адреналина, чем у людей с нормальным давлением крови.

А вот теперь пора заняться техниками релаксации.

По словам доктора медицины Герберта Бенсона, адъюнкт-профессора медицины в Гарвардской медицинской школе, пациентам с высоким кровяным давлением следует объяснять, как выполнять методики релаксации в течение 10–20 минут по 1–2 раза в день. Они должны сесть, принять удобное положение, закрыть глаза, сосредоточиться на расслаблении каждой группы мышц по отдельности и при каждом выдохе повторять при этом слово или фразу по своему выбору. Пациенты, практикующие этот способ медитации, которому легко обучиться, могут существенно понизить свое кровяное давление (журнал «Ланцет»).

Как специалист по гипертонии, д-р Бенсон, естественно, больше всего интересуется тем, как релаксационный отклик может воздействовать на людей с высоким кровяным давлением. Он предупреждает, что гипертоники не должны резко отказываться от своих лекарств в надежде, что релаксационный отклик обо всем позаботится сам. На самом деле у всех пациентов, с которыми работал д-р Бенсон, в течение всего исследования сохранялось их обычное кровяное давление. Медитация нужна была для того, чтобы повысить пользу от приема лекарств, и этот способ, как оказалось, приносил весьма значительные улучшения.

В одной серии экспериментов д-р Бенсон отобрал 36 добровольцев. Все они на протяжении исследования продолжали принимать свое обычное лечение. Прежде чем они начали практиковать релаксационный отклик, систолическое кровяное давление (верхний показатель) у них было в среднем 146. Среднее диастолическое давление было 93,5. То есть средние показатели кровяного давления у этих 36 пациентов были 146/93,5.

После нескольких недель регулярной практики вызывания релаксационного отклика способом, который мы здесь описали, среднее кровяное давление упало до 137/88,9.

Это означает следующее: среднее кровяное давление упало с погранично высокой величины до нормальной. Измерения проводились перед каждой медитацией, так что замерялся остаточный эффект, а не сиюминутное улучшение.

Однако эти люди ни в каком смысле не «исцелились» от своего высокого кровяного давления. Их показатели оставались низкими только до тех пор, пока они регулярно практиковали релаксационный отклик. Когда несколько человек прекратили медитации, их кровяное давление в течение месяца вернулось к исходному повышенному уровню.

Вот как д-р Бенсон в своей книге «Релаксационный отклик» излагает свой взгляд на медитацию: «Стандартное медицинское лечение подразумевает прием противогипертонических препаратов, действие которых часто основано на вмешательстве в деятельность симпатической нервной системы, таким образом понижая кровяное давление. Фармакологический метод снижения кровяного давления очень эффективен и чрезвычайно важен, поскольку… снижение кровяного давления приводит к снижению риска развития атеросклероза и связанных с ним болезней, как то сердечных приступов и нарушений мозгового кровообращения. Регулярная практика релаксационного отклика – еще один способ понизить кровяное давление. Данные свидетельствуют, что такой отклик задействует те же механизмы и понижает давление тем же способом, что и некоторые антигипертензивные средства. И то и другое препятствует активности симпатической нервной системы. Едва ли регулярное вызывание релаксационного отклика само по себе окажется адекватным методом лечения повышенного давления, если показатели крайне высокие или средней высоты. Вероятно, в этих случаях его надо применять в комплексе вместе с приемом антигипертензивных средств, и тогда можно будет использовать меньше лекарств или уменьшить их дозировку».

Биологическая обратная связь, медитация и ваше кровяное давление.

Однако одно из исследований показало, что в легких случаях медитация в сочетании с методом биологической обратной связи может устранить потребность в лекарствах.

Этот комбинированный подход применил доктор медицины Чандра Пател вместе с другими двумя учеными в исследовании, о котором они сообщили в «Британском медицинском журнале». Они наблюдали более чем 200 работников тяжелой промышленности, давление у которых было 140/90 или выше, распределив их случайным образом в группу биологической обратной связи и контрольную группу. Обе группы прошли короткое ознакомительное собеседование на тему факторов риска коронарной болезни. Участники группы биологической обратной связи, кроме этого, раз в неделю посещали специальные занятия продолжительностью в один час, на которых учились практиковать глубокую мышечную релаксацию, дыхательные упражнения и медитацию (инструкции были записаны на кассеты) и больше узнавали о стрессе и гипертонии. Биологическая обратная связь использовалась для подкрепления техники релаксации.

После восьми недель занятий у группы биологической обратной связи значительно снизились показатели систолического и диастолического кровяного давления по сравнению с группой, которую не обучали релаксации, и эти показания сохранились еще восемь месяцев спустя, когда исследователи вновь проверили результаты. Интересно, что у работников, у которых кровяное давление было изначально выше 140/90, в группе биологической обратной связи было зафиксировано общее падение систолического давления более чем на 22 единицы, а диастолического – более чем на 11. В контрольной же группе систолическое давление упало лишь на 11 единиц, а диастолическое – менее чем на 3. Падение величины диастолического давления (нижний показатель) в группе, которая обучалась релаксации и биологической обратной связи, оказалось весьма значительным.

Поскольку никто из участвующих в исследовании не принимал антигипертензивных препаратов, эти результаты являются не просто обнадеживающими, но прямо-таки революционными. Революционными – потому что они означают, что «поведенческие методики, основанные на релаксации, можно предлагать в качестве первоочередного лечения для пациентов с умеренной гипертонией», избегая, таким образом, рисков и расходов долговременного медикаментозного лечения.

Надейтесь на лучшее.

Помните также, что ваши ожидания могут быть по крайней мере так же важны для снижения давления, как и сами занятия. Если вы сомневаетесь в этом, подумайте над результатами исследования, проведенного в медицинском центре Стэнфордского университета в Калифорнии.

Тридцать пациентов, лечившихся по поводу гипертонии, пригласили участвовать в релаксационной программе, разработанной, чтобы снизить их давление. Но перед началом людей разделили на две группы. Первой группе было сказано, что упражнения на мышечную релаксацию, которые они собираются выполнять, произведут немедленный эффект, который будет сохраняться и наращиваться при продолжении занятий. Однако вторую группу проинформировали, что хорошие последствия почувствуются не сразу и поначалу они могут даже ощутить легкое повышение кровяного давления.

После трех 20-минутных сеансов релаксации врачи, проводящие испытание, сообщили о «поразительном открытии». Группа, ожидавшая немедленного улучшения, достигла снижения систолического давления на 17 единиц. Однако группа с «отсроченными ожиданиями» показала снижение только на 2,4 единицы.

По утверждению врачей, «эти данные позволяют предположить, что тренинг прогрессивной мышечной релаксации не приводит автоматически к снижению кровяного давления». На самом деле психика «может препятствовать или способствовать этому эффекту».

Данное исследование релевантно как для пациентов, так и для самих врачей. «Мощный эффект, который дают манипуляции ожиданиями, еще раз демонстрирует терапевтическое значение укрепляющих позитивных ожиданий… – добавляют они. – Время, потраченное на них, явно принесло серьезные психологические преимущества, и процедура, подобная проведенной в этом исследовании, может оказаться полезной в клинике».

Помимо техники релаксации и позитивной установки здесь даются еще три совета, как помочь привести ваше давление в относительно нормальное состояние.

Не такой уж молчаливый убийца.

Поменьше стрессов, производимых шумом, действующим на нервы. Мы имеем в виду повседневный шум – трезвон будильника, гул на рабочем месте, рычание автомобильных двигателей, даже звук телевизора. Подобные шумы способны заставить подскочить кровяное давление. Это было проверено в эксперименте на обезьянах. Исследователи заставили обезьян девять месяцев слушать обычный шум трудовой жизни. За это время кровяное давление поднялось в среднем на 27 процентов. Когда эксперимент завершился и шумы прекратились, повышенное давление держалось по крайней мере еще месяц.

Помедленнее, вы говорите слишком быстро.

Следующий шаг: научитесь говорить помедленней. Мы серьезно. Люди, страдающие высоким кровяным давлением, обычно тараторят очень быстро. «Некоторые гипертоники в своей речи не делают разделения между словами, – говорит д-р Джеймс Линч. – И они не могут правильно дышать – по крайней мере пока говорят. В результате давление быстро поднимается».

Д-р Линч может продемонстрировать, как влияет быстрая речь на кровяное давление, используя новое оборудование с автоматизированным управлением. «Традиционный способ измерения давления – с помощью манжеты и стетоскопа, – говорит д-р Линч. – При этом методе всегда требуется, чтобы и пациент, и доктор соблюдали молчание. Новый автоматизированный измеритель кровяного давления с монитором позволяет врачу регистрировать рост кровяного давления при разговоре и других обычных социальных взаимодействиях, поскольку стетоскоп не требуется.

Впервые мы получили возможность увидеть кровяное давление как динамическую и интерактивную систему. Мы обнаружили, что практически у каждого человека давление крови поднимается (причем от 10 до 50 процентов) в течение 30 секунд с момента начала разговора. Но гипертоники реагируют наиболее остро. Чем выше у человека давление, когда он молчит, тем больше оно растет, когда он начинает говорить. Мы протестировали почти 2000 человек – от новорожденных до пожилых, нормотоников [людей, имеющих нормальное кровяное давление], гипертоников – и практически каждый раз наблюдалось одно и то же.

Теперь мы можем использовать эту информацию, чтобы лечить пациентов-гипертоников без лекарств. А кое-кто из тех, кто не может без лекарств, отучается от них.

Основное, что мы делаем, – это учим пациентов говорить помедленней, – поясняет д-р Линч. – И мы обучаем их, как правильно дышать во время разговора. Они учатся разделять слова запятыми, то есть делать паузы между словами, чтобы вдохнуть немного воздуха».

Очевидно, этот метод работает. Д-р Линч и его коллеги к настоящему времени успешно излечили 30 пациентов, и за некоторыми из них ведется наблюдение уже на протяжении трех лет. «И для некоторых из них это оказалось своего рода «последним средством»… медикаменты на них уже не действовали, и давление вышло из-под контроля, – добавляет д-р Линч. – В течение пяти месяцев мы привели их давление в норму – без лекарств. И результаты опять-таки сохранялись в течение двух-трех лет наблюдения. От этих пациентов потребовались немалые усилия и решимость, но, когда их самочувствие стало улучшаться, это мотивировало их продолжать.

Это не мгновенное исцеление и не хитрый трюк, – подчеркивает д-р Линч. – Это постепенное восстановление организма. И это вполне действенная альтернатива лекарственным средствам».

Не надо раздражаться, заведите домашнее животное.

И последнее предложение: заведите домашнего любимца. Собака, кошка, даже аквариум с рыбками могут с пользой повлиять на ваше кровяное давление – так утверждает доктор медицины Аарон Катчер, адъюнкт– профессор психиатрии Пенсильванского университета.

«Животное-друг обеспечивает ощущение близости, – говорит д-р Катчер. – Вы говорите со своим любимцем более медленно, чаще улыбаетесь, голос становится мягче, модуляции речи меняются. Этот разговор происходит в состоянии большего расслабления, характеризуется сочетанием речи и прикосновений. Животные оказывают успокаивающее влияние, которое, скорее всего, дает в результате и понижение кровяного давления. У пациентов, которых мы до сих пор наблюдали, в присутствии домашних животных отмечается от 12 до 15 процентов падения кровяного давления.

Фактически, все, что привлекает ваше внимание к окружаюшей вас естественной среде, становится мощным фактором контроля напряжения, тем самым понижая кровяное давление, – продолжает д-р Катчер. – Это потому, что оно нарушает ваш паттерн безмолвного беспокойства – нечто вроде внутреннего диалога, который вы ведете с самим собой про все, что «не так» в вашей жизни. Простое наблюдение за тем, как в аквариуме плавают тропические рыбки, за тем, как горит огонь, за тем, как волны набегают на берег, – все это ослабляет наш стресс. Все эти зрелища обладают сильнейшими гипнотическими свойствами, поскольку они всегда разные, но при этом всегда одни и те же.

Учитывая взаимодействие с миром природы, окружающей человека, мы можем выстроить более полную терапевтическую программу для пациентов, страдающих повышенным кровяным давлением или другими заболеваниями».

Бессонница.

«Лучше, чем снотворное». Вот что говорят исследователи о таких релаксационных методиках, как прогрессивная релаксация, глубокое дыхание, работа с образами, аутогенная тренировка и самовнушение.

Они действуют потому, что, когда вы мечетесь и вертитесь, вы ввергаете свой организм в состояние биологической турбулентности – состояние, от которого очень далеко до мира грез. «Многие люди, у которых плохой сон, более возбуждены, чем хорошо спящие, – пишет специалист по сну доктор философии Ричард Р. Бутцин из Северо-Западного университета в своем обзоре исследования сна. – У плохо спящих более высокая ректальная температура, более высокое кожное сопротивление, больше ангиоспазмов – сужений кровеносных сосудов – в минуту, чем у хорошо спящих». Все эти симптомы означают, что у страдающего бессонницей его вегетативная нервная система, которая контролирует непроизвольные функции организма, готовит его к маневрированию на оживленной трассе в час пик – но не ко сну. Если страдающий бессонницей сможет погрузить в сон свою вегетативную нервную систему, гласит теория, остальное последует за ней.

Прогрессивная релаксация – это особая форма мышечной релаксации, которая помогает также успокоить нервную систему. Разновидность прогрессивной релаксации оценил доктор философии Томас Д. Борковец, психолог и исследователь сна из Университета штата Пенсильвания.

«В нашем варианте человек начинал с мышц одной руки, сжимая кулак, держа его семь секунд, а затем расслабляя, – говорит д-р Борковец. – Мы просили добровольца научиться определять, на что похожи ощущения как напряжения, так и релаксации, так что он смог бы определить напряжение, когда пытается заснуть. После достаточной практики большинство людей способны глубоко расслабиться за пять минут».

По словам д-ра Борковца, его студенты постепенно научились расслаблять 16 групп мышц. Кроме того, они делали вдох, напрягая мышцы, затем делали выдох и очень медленно расслаблялись (в течение 45 секунд). Это хорошая терапия для тех, для кого основная проблема – заснуть, и ее действие улучшается по мере практики, говорит д-р Борковец.

Правильное дыхание само по себе – еще один способ уговорить вегетативную нервную систему, что ей пора расслабиться перед сном. В одном эксперименте добровольцев просили «пассивно сфокусироваться на физических ощущениях, связанных с их дыханием, и про себя повторять слова «вдох» и «выдох». Результаты показали, что эта техника столь же эффективна, как и прогрессивная релаксация.

Тонкости процесса дыхания описывала психолог доктор философии Беата Дженкс в своей книге «Ваше тело: биологическая обратная связь в лучшем виде».

«Представьте, что вы вдыхаете через кончики ваших пальцев, – пишет д-р Дженкс, – и воздух поднимается вверх по рукам, в плечи, а затем выдох идет через туловище, в живот, в ноги и медленно достигает пальцев ступней. Повторите вновь и почувствуйте, как этот неторопливый, глубокий вздох проходит по всему телу, по животу, по бокам, по груди. Не двигайте плечами».

Дыхательные упражнения можно сопровождать управляемым воображением, и вашему выбору образов нет нужды ограничиваться традиционным подсчетом овечек. Любой образ, который у вас лично ассоциируется с чувством покоя и довольства, прекрасно будет работать.

Один из исследователей сна, доктор медицины Квентин Риджестейн, руководитель клиники сна в Брайхеме и женской клиники в Бостоне, говорит, что одна из его пациенток воображала гигантскую скульптуру цифры «один», высеченную из мрамора, обвитую плющом, окруженную приятным сельским ландшафтом. Затем она переходила к цифре «два» и добавляла в картину красивых деталей, к примеру, теперь над цифрой парили ангелочки. «Она рассказала мне, что засыпает обычно раньше, чем досчитает до двадцати пяти», – говорит д-р Риджестейн.

«Страдающие бессонницей съезжаются сюда со всего света, – продолжает он, – и просят меня назначить им лечение сна. Иногда они очень удивляются, узнав, что тщательные научные изыскания подтверждают действенность простых и всем известных средств».

Тяжесть и теплота.

Аутогенная тренировка – еще одна естественная и мощная помощь засыпанию. Эта техника действует исходя из предпосылки, что ваша психика может заставить ваше тело расслабиться, если вы сосредоточитесь на ощущении тяжести и теплоты. С помощью мысленного внушения ваши «тяжелые» мышцы действительно расслабляются, а в «теплом» теле улучшается кровообращение, в результате чего наступает «состояние низкого физиологического возбуждения», – говорит д-р Бутцин.

В одном эксперименте исследователи научили 16 студентов колледжа, страдающих бессонницей, концентрировать свое внимание на теплоте и тяжести. В конце эксперимента студенты сократили среднее время, необходимое для засыпания, с 52 до 22 минут. Эти результаты соответствуют данным, полученным д-ром Бутцином в Чикаго: «Ежедневные занятия либо прогрессивной релаксацией, либо аутогенной тренировкой дают 50-процентное сокращение времени засыпания к концу одного месяца упражнений».

Тряпичная кукла, по словам д-ра Дженкс, еще один образ, способствующий аутогенной тренировке. Чтобы почувствовать тяжесть, говорит она, «примите удобное положение и позвольте вашим глазам закрыться. Затем слегка приподнимите одну руку и дайте ей упасть. Пусть упадет тяжело, как будто это рука тряпичной куклы или игрушечной зверюшки. Выберите для себя мысленный образ. Выберите куклу или старого, любимого, мягкого плюшевого мишку». Когда сознание зафиксировалось на образе куклы, говорит д-р Дженкс, поднимайте и роняйте руку в своем воображении, и это будет работать точно так же, как если бы вы действительно давали ей упасть.

Чтобы пробудить ощущение теплоты, добавляет д-р Дженкс, «представьте, что вы положили вашу тряпичную куклу на солнце. Пусть она нагреется под солнцем… Вы – громадная тряпичная кукла, и вы лежите на солнце; все части вашего тела греются в тепле, но ваша голова лежит в тени, где приятная прохлада».

Внушения, которые вы делаете сами себе.

Самогипноз, хотя он может потребовать некоторой предварительной практики, также помогает заснуть. Исследователи из Англии провели сравнение четырех разных методик наведения сна – снотворного средства, гипноза, самогипноза и плацебо – на 18 добровольцах, страдающих бессонницей. Некоторые из добровольцев научились вводить себя в транс, мысленно представляя себя «в теплом, приятном месте – может быть, где-нибудь на отдыхе».

Исследователи предлагали им, когда они введут себя в транс, представить, что «они погружаются в глубокий, освежающий сон и просыпаются утром в обычное время, бодрые и отдохнувшие».

Результаты продемонстрировали, что люди быстрее засыпают с помощью самовнушения, чем с помощью снотворного или плацебо. Никому из тех, кто занимался самовнушением, не потребовался целый час на то, чтобы заснуть, тогда как троим из группы плацебо и четверым из группы снотворного – потребовался. 12 человек в группе самогипноза заснули менее чем через полчаса, тогда как в двух других группах, соответственно, только 7 и 10.

Ритуалы также играют важную роль в процессе засыпания. Д-р Риджестейн говорит, что, когда собаки устраиваются спать, они обязательно обнюхивают все вокруг, выискивая теплое уютное местечко, потом несколько раз покружатся на нем и, наконец, сворачиваются в своей излюбленной позе для сна. Люди проделывают примерно то же самое, говорит он. Они засыпают гораздо легче, когда исполняют вечерний ритуал, чистят зубы к примеру, а затем сворачиваются в своей излюбленной позе для сна. В поддержку этой теории исследователи в 1930 году выяснили, что дети, которые, ложась спать, старательно укладываются в привычное положение, засыпают быстрее.

И последнее, но отнюдь не по важности, эффективное средство для быстрого расслабления – сексуальная активность. Психолог Элис Кюн Шварц, доктор философии, автор книги «В поисках сна», в которой речь идет о нарушениях сна, говорит, что секс «смягчает напряжение. Это мощное снотворное средство. И что еще лучше, оно приятно… Дорога в сон разветвляется на тропки, ведущие в разные края. Исследуйте их все».

Импотенция и сексуальная дисфункция.

Нет. Тревожность, чувство неудовлетворенности и тоска вовсе не признаки сдерживаемой страсти. Это симптомы стресса, и вам следует постараться понизить уровень беспорядка в вашей жизни, прежде чем ожидать успеха в любовных делах. Кроме того что стресс ведет к хронической усталости и неблагоприятным гормональным изменениям, он также может способствовать закреплению дурных привычек (неправильное питание, недостаток физических упражнений, склонность к спиртному), которые и влекут за собой сложности с сексом.

«Даже люди с нормальными сексуальными аппетитами могут психологически потерять интерес к сексу, если на них свалилось множество проблем, – говорит д-р Ванда Садохи, руководитель клиники сексуальных дисфункций в окружной больнице Кук-Каунти в Чикаго. – К тому времени, когда некоторые пациенты поступают в клинику, у них уже серьезные дисфункциональные проблемы – такие как импотенция или отсутствие оргазма. Но прежде всего этого у них появился первый симптом – потеря желания. А желание – ключевой элемент сексуальности».

«Депрессия, стресс и усталость могут причинить серьезный вред сексуальности», – добавляет Хелен Сингер Каплан, доктор медицины и доктор философии, руководитель программы сексуальной терапии и образования в клинике Пейн-Уитни больницы Нью– Йорка. «Когда пациент находится в состоянии тяжелой депрессии, секс – последнее, о чем он думает. Даже умеренная депрессия заставляет пациентов утрачивать интерес к сексуальной активности, и им очень трудно соблазниться и возбудиться», – говорит д-р Каплан, автор «Новой сексуальной терапии».

Хорошие браки также не защищены от этого. Опрос 100 супружеских пар, живущих в счастливом браке, показал, что, когда дело доходит до секса, 50 процентов мужчин и 77 процентов женщин сообщают о потере интереса либо о неспособности расслабиться.

Иногда бездумное подчинение культурным мифам может притупить желание до полного его исчезновения. Это особенно касается секса в пожилом возрасте. «В гериатрической области один из последних бастионов, защищаемых невежеством, сохраняется в сфере секса и сексуальности, – говорит доктор медицины Уильям Х. Мастерс, известный сексолог и автор книг. – Широко распространенная культурная догма, что сексуальное взаимодействие между пожилыми людьми не только социально неприемлемо, но может быть физически вредно, ежегодно заставляет тысячи мужчин и женщин отказываться от активного проявления сексуальности».

«Да, конечно, в шестьдесят вы не способны на то, что могли в двадцать, – добавляет доктор философии Джон П. Винкз, профессор психиатрии медицинского факультета Университета Брауна и главный психолог медицинского центра «Провиденс» Администрации по делам ветеранов. – Многие из моих пожилых пациентов беспокоились, потому что не могли реагировать так быстро, как в молодые годы. Они видят привлекательную девушку, но это не возбуждает их так, как когда-то. Это нормальная часть старения. Желание может убывать, но все-таки одно то, что вы достигли пожилого возраста, не означает, что оно должно вовсе исчезнуть. Большей частью это зависит от того, как вы себя воспринимаете. Если вы думаете, что вы слишком стары «для всего этого», тогда вы действительно потеряете желание».

Обычно, когда люди говорят, что они слишком стары для секса, они на самом деле подразумевают, что слишком тревожат^ся насчет своих сегодняшних сексуальных возможностей в сравнении с тем уровнем, который был для них привычен, подчеркивает д-р Мастерс. Фактически тревожность, или, более точно, тревога по поводу своих сексуальных характеристик, – это главный сдерживающий фактор сексуального отклика.

Эти страхи особенно очевидны у людей, которые восстанавливаются после сердечного приступа. Более того, пациенты-сердечники часто избегают секса, потому что боятся, что стресс может спровоцировать еще один приступ. Если они зациклились на этой мысли, ничего удивительного, что сексуальное желание пропало.

Однако исследования показывают, что реальное количество физической энергии, затрачиваемое во время полового сношения, эквивалентно такой повседневной бытовой деятельности, как мытье полов или подъем пешком на несколько лестничных пролетов, и это гораздо ниже уровня энергии, который требуется для большинства работ.

Тем не менее миф продолжает существовать. В одном исследовании с участием 100 пациентов-сердечников 90 из них вернулись на работу, но только 40 возобновили нормальную сексуальную активность.

Другое исследование показало, что из 48 пациентов с теми же проблемами у 17 снизилось сексуальное желание, появился страх перед половым сношением или они впали в депрессию.

«В большинстве случаев, – говорит д-р Садохи, – когда человек возвращается домой из больницы, опасный уровень уже пройден».

«Секс в привычной для вас домашней обстановке, с давней партнершей, вызывающей неизменное желание, обычно не вызывает чрезмерного стресса», – комментирует д-р Винкз.

Но случайная внебрачная связь может вызвать. В действительности в тех редких ситуациях, когда при сексе происходил сердечный приступ, это случалось именно в таких обстоятельствах, и обычно этому сопутствовало переедание и чрезмерное потребление алкоголя.

Однако, если пациент неверно информирован, ему может казаться логичным, что любая сексуальная активность напрягает сердце сверх его возможностей. Вот почему пациенту, восстанавливающему здоровье после сердечного приступа, совершенно необходима компетентная консультация по поводу секса. И для супругов пациентов столь же важно присутствовать на консультациях, поскольку ее (или его) могут обуревать те же сомнения и страхи, что и самого пациента.

Пониженные гормональные уровни.

Никто в действительности не знает точно, почему тяжелые эмоциональные состояния ослабляют наше естественное сексуальное желание. Некоторые специалисты считают, что это все только «в голове». С другой стороны, физиологические и гормональные изменения, которые сопутствуют стрессу и депрессии, могут также вносить свой вклад в снижение сексуальных аппетитов, воздействуя на центральную нервную систему и сокращая снабжение организма тестостероном. (Тестостерон – гормон, вырабатывающийся как у мужчин, так и у женщин, необходим для сексуального желания.).

Доктор медицины Леон Зюссман, состоявший директором и врачом в отделении сексуальных проблем Еврейского медицинского центра на Лонг-Айленде, побеседовал с нами о том, как стресс и химические изменения, которые он вызывает в организме, могут уменьшить сексуальное желание.

«Во Вьетнаме, когда джи-ай готовились отправиться на фронт, чтобы сражаться, их уровень адреналина повышался, а уровень тестостерона падал. Их в это время не интересовал секс. Но после того, как они возвращались из боя, тестостерон повышался, а адреналин понижался. Они опять были заинтересованы в сексе».

Несколько недавних исследований подтвердили, что мужчины, испытывающие стресс, демонстрируют значительное и стойкое понижение уровня тестостерона в крови. После того как стресс преодолен, этот уровень быстро возвращается к норме.

Физические упражнения могут помочь улучшить вашу сексуальную жизнь в нескольких отношениях. Во-первых, они способствуют улучшению внешнего вида. Во-вторых, они помогают улучшению кровообращения и ослаблению стресса. Представление о самом себе, по словам психологов, вероятно, наиболее важный компонент сексуальности из всех, и физические упражнения великолепно его укрепляют. И наконец, совершенствуясь физически, вы совершенствуете вашу уверенность в самом себе, ваши энергетические уровни, ваш взгляд на жизнь и, разумеется, вашу сексуальную способность.

Интересно также отметить, что в некоторых случаях, когда органические причины импотенции были исключены, сочетание гипнотерапии и консультаций по сексу может сотворить чудо омоложения. В одном исследовании, проведенном центром здоровья Техасского университета в Далласе, применение врачом гипноза помогло 87 импотентам из 100 вернуться к полноценному функционированию, и успех лечения сохранялся на протяжении последующего года – гораздо дольше, чем при 60-процентном успехе, которого добивался врач без применения гипноза.

Синдром раздраженного кишечника.

У всех нас иногда «бунтует кишечник» – в животе возникает неуютное ощущение, говорящее о неполадках в организме. Суть в том, что желудочно-кишечный тракт особенно чувствителен к эмоциональному стрессу, говорит доктор философии Уильям Э. Вайтхэд, адъюнкт-профессор биологии поведения в медицинском колледже Джона Хопкинса в Балтиморе. «ЖКТ с великой готовностью отзывается на влияние внешних факторов и событий», – подчеркивает д-р Вайтхэд.

Синдром раздраженного кишечника, или спастический колит, – наиболее распространенное расстройство ЖКТ, возникающее под воздействием психологических факторов, говорит д-р Вайтхэд. По его оценкам, около восьми процентов всего взрослого населения страдает от этого недомогания, которое вызывает боли в животе и либо диарею, либо запор.

Синдром раздраженного кишечника, как правило, проявляется у людей, которые слишком остро реагируют на повседневные беспокойства, говорит д-р Вайтхэд. «Они испытывают больше тревожных и депрессивных состояний, чем популяция в целом. Они могут больше переживать насчет работы, финансовых или семейных проблем».

Многие из этих страдальцев озабочены также своим здоровьем, и у них, кроме этого, еще немало недомоганий, вызванных стрессом, таких как головная боль или бессонница. «И есть некоторые свидетельства, что они могли научиться уделять особенное внимание процессам, происходящим в их теле, и, вероятно, преувеличенно остро реагировать на физические симптомы», – говорит он. Сравнивая больных с раздражением кишечника и больных с язвой желудка, д-р Вайтхэд обнаружил, что пациенты, страдающие раздражением кишечника, с большей вероятностью могут рассказать о том, как в детстве, когда они простужались или подхватывали грипп, родители дарили им подарки, игрушки и вкусности, что, по его словам, могло поощрять их к такого рода жалобам на здоровье.

Будучи взрослыми, страдающие синдромом раздраженного кишечника могут стесняться привлекать к этому внимание и просить некоторых поблажек, говорит д-р Вайтхэд. «Но важно помнить, что большинство людей с этим расстройством просто реагируют на стресс и что эта их реакция неумышленная».

Вылечить причину.

Уже давно врачи заметили эту психологическую связь, однако лечение этого болезненного состояния все равно сводится к медикаментам и диетам, что часто дает неудовлетворительные результаты.

Сегодня исследователи из Гетеборгского университета в Швеции убеждены, что они нашли способ лучше: холистический подход, в котором сочетаются медицинское лечение и психологическая терапия.

В их исследовании страдающих раздражением кишечника участвовал 101 пациент. Участников поделили на две группы. Одна группа получала слабительные, увеличивающие объем кишечных масс, антациды и другие лекарства; члены второй группы в дополнение к медикаментозному лечению получили несколько одночасовых сеансов психотерапии. Эти люди научились идентифицировать свои эмоциональные жизненные проблемы и искать способы с ними справляться.

Когда три месяца спустя была произведена оценка симптомов, таких как боль, диарея и запор, и то же самое повторилось через пятнадцать месяцев, обнаружилась существенная разница. Пациенты, получавшие психотерапевтическую помощь, показали более значительное улучшение, чем участники группы, получавшей только медикаменты. И это улучшение со временем росло, тогда как в группе, получавшей традиционное лечение, наступило ухудшение (журнал «Ланцет»).

Откуда взялась эта разница? «Вероятное объяснение, – говорят исследователи, – заключается в том, что пациенты, получавшие психотерапевтическую помощь, приобретали новые знания о самих себе и овладевали более эффективными способами, чтобы разобраться со своими симптомами и с жизнью в целом».

Для тех, кому справиться с раздражением кишечника не помогают ни медикаменты, ни изменение режима питания, ни психологические консультации, остается еще гипноз. Пятнадцать пациентов испытали полное облегчение в результате семи сеансов гипноза, проведенных в течение трех месяцев. Далее для поддержания гармонического равновесия кишечника им было достаточно одного сеанса в месяц (журнал «Ланцет»).

Боль в тазовой области.

Стресс в вашей жизни может преобразоваться в боли в вашей тазовой области. Канадский гинеколог говорит, что мало кто из женщин – или из их врачей – осознает, что у этой вполне реальной боли может существовать психологическая основа. Боли в тазовой области неизвестного происхождения приводят к множеству гистерэктомий (удаление матки), сделанных без необходимости, а ведь их можно было избежать, если бы врачи, прежде чем направлять этих пациенток на хирургическую операцию, направили бы их на психологическую консультацию.

Доктор медицины Роберт А. Кинч, сотрудник медицинского факультета Университета Макгилла, говорит, что возвращение уверенности в себе, тренинги на релаксацию и сексуальная терапия могут принести облегчение от боли в тазовой области многим женщинам. И может оказаться, что врач, готовый выслушать свою пациентку, поможет ей гораздо больше, чем мог бы помочь хирург.

Проблемы беременности.

Крупные неприятности в жизни женщины во время беременности способны породить даже еще большие неприятности для ее ребенка: преждевременные роды и малый вес новорожденного.

Таково заключение исследователей из госпиталя Сент-Мерси в Манчестере, Англия. Более 200 женщин были опрошены по три раза в течение беременности, и еще один краткий опрос был проведен после родов. Учитывались важные жизненные события, такие как потеря работы, снижение заработка, болезнь члена семьи.

«Малый вес новорожденного и преждевременные роды показали значительную связь с важными жизненными событиями, но не с тревожностью», – пишут исследователи. Другими словами, беды, которые действительно обрушились на этих женщин, оказались более важны, чем то, как они субъективно воспринимали эти события. И события, происходившие в течение последних трех месяцев беременности, оказались наиболее пагубными.

«Полученная информация также означает, что стресс может оказать дополнительное влияние – то есть чем более тяжелые жизненные события происходили в течение беременности, тем ниже вероятный вес новорожденного…» – говорят ученые.

Исследование также показало, что курение является еще более верным предвестником низкого веса новорожденного, вероятно, потому, что курящие женщины, переживая стресс, курят еще больше.

Проблемы с кожей.

Когда вы нервничаете, вы потеете. Эта реакция свойственна всем людям, и мало кто задумывается о том, какие механизмы в нее вовлечены. Но потение в качестве отклика на стресс – недвусмысленный пример влияния психики на тело или, говоря более точно, проявления эмоций через кожу.

Психологи и дерматологи, имеющие психологическую подготовку, уже давно поняли, что эмоциональные проблемы способны спровоцировать проблемы с кожей. Наконец доктор медицины Роберт Грайзмер, дерматолог из Бостона, дал этому подтверждение. Д-р Грайзмер опросил 4576 пациентов, чтобы определить, пережили ли они некое особое стрессогенное событие – серьезную ссору с кем-то, кто им дорог, тяжелую ситуацию на работе или в учебном заведении и т. п. – в течение обычного для их кожного заболевания инкубационного периода.

Он получил поразительные результаты. Он выяснил, что 94 процента людей с симптомами акне и 95 процентов с бородавками отметили эмоциональные факторы. В число других заболеваний, оказавшихся на высоких позициях в его списке «эмоционально спровоцированных», входили: псориаз – 62 процента; крапивница – 68 процентов; различные типы экземы – от 56 до 70 процентов; зуд или чесотка – 86 процентов; сильный зуд – 98 процентов.

Для лечения многих из этих проблем с переменным успехом применялись методики, обращенные как к телу, так и к психике, включая биологическую обратную связь, гипноз и прогрессивную релаксацию. По– видимому, использование гипноза при лечении бородавок задокументировано наиболее полно.

Гипноз лечит бородавки.

Пациент, потерявший трудоспособность полицейский офицер из Бостона, страдал от болезненных, периодически возвращающихся обыкновенных и роговых бородавок. Ничто, казалось, не могло помочь, пока он не записался на необычную лечебную программу в отделении психосоматической медицины Массачусетской больницы. Там его подвергали гипнозу и внушали, что его бородавки вскоре исчезнут. И действительно, его проблема вскоре разрешилась. Когда ему сказали, что его медицинское страхование не покрывает подобного рода терапевтическое вмешательство, офицер потребовал официального разбора и успешно оспорил постановление.

«Лечение бородавок при помощи гипноза – общепризнанный, пусть и таинственный феномен», – говорит доктор медицины Оуэн С. Сурман. Хотя последние исследования по данной теме недостаточны, он подчеркивает, что в гипнотические внушения следует «уверовать», чтобы они оказались эффективными. Случай с полицейским офицером, описанный д-ром Сурманом в журнале Института развития здоровья Advances, вряд ли уникален.

Более раннее исследование, проведенное д-ром Сурманом и его коллегами в Бостоне, включало две группы пациентов, страдающих бородавками. Семнадцать человек, прошедших по пять еженедельных сеансов гипноза, сообщили, что бородавки у них исчезли только с одной стороны. Во второй (контрольной) группе было семь пациентов, которые не получали лечения. По прошествии трех месяцев у 53 процентов гипнотизируемых пациентов наблюдалось «значительное улучшение», в большинстве случаев с обеих сторон тела. Четыре человека сообщили о внезапном и полном исчезновении своих бородавок. Ни у кого из пациентов, не получавших лечения, не наблюдалось ни малейшего улучшения.

Согласно сообщению исследователей, все те, у кого наступило улучшение, «благодаря гипнотическому внушению были способны вообразить чувство покалывания в своих бородавках, а трое смогли испытать очень отчетливое живое ощущение». После завершения начального этапа четверо пациентов из контрольной группы также подверглись гипнотерапии, и у троих наступило заметное улучшение.

Как гипнотическое внушение достигает таких результатов? В случае с офицером полиции дальнейшие исследования выявили повышенную активацию мозгового кровообращения в левой лобно-височной области его мозга, когда повторялось внушение, направленное на подавление роста бородавок. «Делать далеко идущие выводы из единичного случая – это слишком смело, – говорит д-р Сурман, – но мысль о том, что средство для лечения бородавок расположено где-то в лобных долях мозга, весьма заманчива».

Доктор философии Тед А. Гроссбарт, клинический психолог в отделении психиатрии Гарвардской медицинской школы и клинический руководитель госпиталя «Бет Израэль» в Бостоне, убежден, что в психологическом лечении – ключ к избавлению от множества разнообразных кожных заболеваний, многие из которых не поддаются традиционному лечению.

Из пятнадцати пациентов с тяжелыми случаями бородавок, экземы, крапивницы и компульсивного зуда, направленных к д-ру Гроссбарту для психологического лечения, «у восьми наступило полное или почти полное улучшение состояния кожи, – пишет он в журнале Psychology Today («Психология сегодня»). – У шести улучшение было частичным, однако значительным».

Лечебная программа д-ра Гроссбарта составлена из сочетания прогрессивной релаксации, визуализации, гипноза и психотерапии, направленных на достижение пяти целей.

Психологические цели при лечении кожных заболеваний.

1. Релаксация. «Методики релаксации необходимо изучать, осознавая, что источником стресса вовсе не обязательно служит болезненная ситуация; с тем же успехом это может быть старание избежать подобной ситуации и чувства, которые она вызывает», – говорит д-р Гроссбарт.

2. Изменение восприятия проблемы. Д-р Гроссбарт указывает, что боль и зуд усиливаются, когда наше сознание на них зацикливается. Выход в том, чтобы отвлечь наше внимание от этих физических раздражителей. Поступая так, мы ощущаем меньший дискомфорт.

3. Изменение физического состояния тела. «Если вы мысленно вообразите, что уютно устроились перед горящим камином, вытянув к нему ноги, то градусник, помещенный между пальцами ноги, действительно покажет более высокую температуру, – говорит д-р Гроссбарт. – Некоторые кожные заболевания чувствительны к изменениям температуры и влажности и могут исчезнуть, если пациент визуализирует изменения в состоянии тела».

4. Понимание психологического смысла симптомов. Кожа – барометр наших чувств. Когда нам больно, она кричит от боли. Когда мы в ярости, она злится. Когда мы осуждаем себя за реальный или придуманный грех, она принимает наказание. «Симптомы весьма красноречиво выражают в символической форме некий личный смысл, – говорит д-р Гроссбарт. – Прочувствовать, в чем состоит этот смысл, – основная задача лечения».

5. Умение освобождаться. Трудность в том, чтобы преодолеть неосознанную или подсознательную потребность сохранить статус-кво. «Пусть болезнь доставляет страдания, но она же вместе с тем приносит некие преимущества, – поясняет д-р Гроссбарт. – Она может быть попыткой разрешить неразрешимую дилемму, приемлемым путем для уклонения от работы, просьбой о любви или отвлечением от душевных мук. Улучшение может нарушить равновесие. По этой причине даже те пациенты, кому болезнь доставляет наибольшие страдания, время от времени саботируют лечение».

Два конкретных примера.

Д-р Гроссбарт приводит в пример пациента, кожа которого отреагировала на такое психологическое лечение:

«Сэл был привлекательным 20-летним парнем, но его правая рука портила все дело – она была буквально в несколько слоев покрыта красными мясистыми бородавками. Мучаясь стеснением, он рассказывал мне про свои бородавки и свою жизнь. Все его приятели разбежались в разные стороны – кто на службе, кто женился, кто получил работу в телефонной компании. Сэл, безработный, проводил свои дни перед экраном телевизора…

За год до этого Сэл работал на фабрике, и работа ему очень нравилась… Потом, через шесть месяцев, его внезапно перебросили на другую работу… У него начали появляться бородавки. Увольнение с работы не помогло от них избавиться. Не подействовало и никакое медицинское лечение.

Чтобы помочь Сэлу, я сперва предложил ему представить чувство релаксации как густой, медленный, разливающийся по его телу и успокаивающий поток жидкости. Затем я сказал, чтобы он сосредоточился, отвлекшись от повседневных раздражений. После этого я предложил ему почувствовать, что он плывет, скользит или что его несет потоком. С этого началось для Сэла обучение изменению восприятия. Он, разумеется, не плавал и не скользил, но он мог настолько хорошо представить себя плывущим, что ощущал это как реальность. Правой руке Сэла становилось лучше, когда она чувствовала прохладу, так что теперь он представлял себя плывущим в облаке, в холодном, свежем воздухе.

Обучив Сэла приемам самовнушения, я посоветовал ему повторять его по два-три раза в день. На вторую неделю бородавки исчезли – но стали образовываться новые!

Мог ли Сэл, ничуть о том не подозревая, стараться сохранять бородавки, поскольку имел в них потребность? Может быть, они давали ему некие преимущества, делая его жизнь несчастной?..

Сэлу действительно выгодно было торчать дома с перевязанной и неподвижной рукой: он не обязан был взрослеть. Второе, более тонкое преимущество заключалось в том, что он мог злиться на перемены на рабочем месте, на то, что друзья его покинули… и на то, что врачи не могут вылечить его бородавки. Нет, он не осознавал своей злости; и в этом-то и заключалась проблема…

Когда Сэл начал понимать, что чувствует уныние и злость, бородавки перестали образовываться; и к девятому и последнему месяцу лечения на его руке оставались только маленькие белесые пятнышки».

Д-р Гроссбарт рассказывает еще об одном случае:

«Сьюзен, 50-летняя учительница музыки, рассказала мне о начальной стадии кожного заболевания, которое ее врачи объявили нейродерматитом. Он развился более двух десятилетий тому назад, вскоре после рождения ее старшего сына. Роды были трудные. Первый год его жизни был непрерывным мучением для него и его матери. Из-за коликов ребенок кричал без передышки, днем и ночью. Постоянное напряжение в связи с неутихающими потребностями сына еще усугублялось для нее тем, что муж полностью отстранился.

…Не получая ни от кого душевной поддержки, не в силах противостоять пассивности мужа, Сьюзен своей кожей выразила в символическом виде то, чего неосознанно желала. На руке ее появилась сыпь, причем настолько сильная, что ей пришлось снять обручальное кольцо. В то время смысл события ускользнул от ее сознания. Только десять лет спустя, после нескольких месяцев лечения, Сьюзен поняла, что втайне желала освободиться и от брака, и от материнства».

Понятно, что взаимоотношения между кожными проблемами и психикой сложные. Но за годы практики в качестве психотерапевта д-р Гроссбарт видел множество убедительных свидетельств тому, что здоровая кожа и здоровое выражение эмоций идут рука об руку. «Видимо, когда люди позволяют себе открыто переживать эмоции, вызываемые трудной жизненной ситуацией, физические симптомы возникают с меньшей вероятностью, – говорит он. – И наоборот, те, кто не выражает страдания явно, с большей вероятностью будут подвержены физическим симптомам. Если они не плачут, не гневаются, не зовут на помощь, не вспоминают болезненные события, их тела делают это за них».

Язвы.

В основе язвенной болезни, так же как и в основе синдрома раздраженного кишечника, лежит психологический стресс. Но вместо того чтобы размениваться на мелочи, эта болезнь отзывается на стресс экстраординарный. «Офицеры полиции, авиадиспетчеры, люди, либо занятые опасным делом, либо живущие в непрерывной спешке, – говорит д-р Уильям Э. Вайтхэд, адъюнкт-профессор биологии поведения в медицинском колледже Джона Хопкинса в Гарварде. – Эти люди реагируют на такое давление, которое нанесло бы ущерб любому».

Исходя из природы их деятельности, им крайне необходимы методики снятия стресса для долговременного сохранения здоровья. Гипноз и управляемое воображение, при котором вы визуализируете исцеление вашей язвы, также помогут скорейшему выздоровлению.

Часть третья. Полноценная аптечка для вашей психики.

Глава 8. Цвет и свет.

Маленькая девочка теряла зрение. Кровяные опухоли, растущие позади ее глаза, неумолимо выталкивали глаз вперед. Три хирургические операции прошли безуспешно. Все обычные средства потерпели неудачу. А затем ее врач прописал ей нечто необычайное: холистический (целостный) подход, включающий улучшенное питание, исцеляющие визуализации и еще одно странное условие. Ребенок должен был проводить по нескольку часов в день на улице при естественном солнечном освещении. А ее спальня – стены, занавески, даже ее одежда – все должно было быть окрашено в мягкие зеленые и голубые тона, вызывающие расслабление. Через несколько месяцев опухоли исчезли и ее зрение восстановилось.

Трудный подросток, содержавшийся в детском исправительном учреждении, был настолько враждебен и агрессивен, что его часто помещали в изолированную комнату. Каждый раз он с ругательствами бросался на стены и без передышки молотил их кулаками. Но затем комнату перекрасили в определенный оттенок розового цвета. На следующий раз он опять впал в бешенство, но через шесть минут уже тихонько сидел на полу и плакал.

Вышеприведенные примеры не случайно подсказывают возможность, которую долгое время упускали из виду, – возможность того, что тонкие вибрирующие излучения цвета и света могут влиять на наше физическое и психическое здоровье с далеко идущими последствиями.

Сегодня многие психиатры и эндокринологи признают, что свет может оказывать очень сложное воздействие на наш организм. Свет предназначен далеко не только для того, чтобы дать нашим глазам способность видеть.

Хотя этот процесс полностью пока не понятен, считается, что свет проникает в глаза, достигает мозга и стимулирует шишковидную железу (эпифиз мозга). В зависимости от того, поступает свет или нет, шишковидная железа либо подавляет, либо высвобождает гормон, именуемый мелатонином. Этот гормон вызывает сонливость, повышает уровень серотонина (нейротрансмиттера, который переносит сообщения по нервной системе), а также регулирует высвобождение других гормонов, регулирующих работу организма. Кроме того, считается, что свет может укрепить иммунную систему, защищающую организм. Коротко говоря, свет, по-видимому, имеет громадное влияние на наше здоровье и поведение.

Особенно большой вклад в наши знания об отношениях света и здоровья внесли два исследователя. Один из них – доктор философии Ричард Вуртман из Массачусетского технологического института. Он уже много лет утверждает, что для оптимального состояния здоровья нужен правильный вид света, которого большинство людей не получает в достаточной степени. Искусственный свет, которым мы обыкновенно пользуемся в помещении, дает лишь примерно одну десятую света, который можно получить на открытом воздухе под тенистым деревом в солнечный день, говорит он. И даже в лучшем случае искусственный свет не так полезен, как солнечный. Д-р Вуртман показывает, что свет, помимо прочего, помогает регулировать овуляцию у женщин, влияет на способность пожилых людей усваивать кальций и может использоваться для лечения желтухи у новорожденных.

Еще один лидер в области изучения света – Джон Отт, который исследовал воздействие света на растения, делая покадровую съемку для Уолта Диснея. Не являясь ученым, он написал две значительные книги («Свет и здоровье» и «Свет, излучение и вы»), и, по его мнению, большая часть искусственного света лишена существенных частей спектра, во многом напоминая очищенную от примесей муку, в которой недостает определенных витаминов и минералов. Он утверждает, что определенные клетки в организме не могут функционировать без этих частей спектра и что большинство разновидностей искусственного освещения способствует заболеваниям, включая рак.

Другие исследователи основываются на работах Отта и д-ра Вуртмана. Некоторые из наиболее перспективных открытий сделаны в области лечения депрессии.

Победить хандру.

Сегодня специалистам, изучающим свет, известно, что некоторые виды депрессии появляются зимой и исчезают весной. Удивительно большое количество людей впадают в угнетенное состояние, когда заканчивается период летнего времени и приближается зимний сезон. Как сформулировал один исследователь: «Зимняя спячка не так уж несвойственна человеческой расе».

«Большинство людей говорят, что зимой их темп жизни слегка замедляется, – говорит доктор медицины Томас Вер из Национального института психического здоровья. – Они больше спят, несколько прибавляют в весе. Число людей, которые имеют серьезные проблемы, больше, чем мы думали поначалу. Эти люди знают, что что-то не так, но не могут понять, что именно и как это назвать».

В некоторых случаях умеренная депрессия превращается в серьезное психическое расстройство. «Люди, которых мы наблюдаем в данный момент, имеют тяжелые симптомы, – говорит д-р Вер. – Они почти потеряли волю. Они перестали готовить еду, не видятся со своими друзьями. Они испытывают серьезный стресс и могут даже думать о самоубийстве».

Д-р Вер и его коллега доктор медицины Норман Розенталь недавно лечили 63-летнего мужчину, страдающего маниакально-депрессивным психозом, чьи депрессивные периоды почти всегда начинались в середине лета и достигали пика приблизительно в конце года. Впадая в депрессию, он становился самокритичным и тревожным. Он жаловался на усталость и боялся идти на работу. Попытки излечить его с помощью лекарственных средств были прекращены из-за побочных эффектов.

Помня об этом, исследователи решили вывести мужчину из депрессии поразительно простым способом. Они смоделировали условия весеннего дня. В течение первой недели декабря, за несколько недель перед тем, как депрессия пациента, по обыкновению, должна была подойти к концу, доктора подняли его с постели в 6 часов утра и выставили на очень яркий искусственный свет – примерно в десять раз ярче, чем привычный свет в помещении – на три часа. Затем в 4 часа пополудни они еще на три часа подвергли его той же процедуре. Фактически они продлили ему световой день. Лечение продолжалось десять дней.

В течение примерно четырех дней мужчина начал выходить из своего кокона депрессии. По его собственному мнению, он чувствовал себя намного лучше. И медсестры, наблюдавшие его, думали точно так же. Исследователи прекратили эксперимент, будучи убеждены, что люди, подобно медведям, перелетным птицам и большинству тех, кто обретается в животном царстве, подчиняются сезонным ритмам. Хотя полезный эффект закончился четыре дня спустя после завершения лечения, исследователи установили, что яркий искусственный свет может оказывать почти такое же сильное воздействие на психическое здоровье, как и естественный солнечный свет.

Яркий искусственный свет влияет и на людей, которые страдают от депрессии круглый год. Доктор медицины Дэниел Крипке из Калифорнийского университета в Сан-Диего убежден, что депрессия может возникнуть в том случае, когда циркадные (суточные) ритмы организма искажаются и внутренние часы организма начинают слишком отставать или забегать вперед.

Он считает, что, если пациента разбудить в определенный час раннего утра и выставить на очень яркий свет, это может подтолкнуть внутренние часы и ослабить депрессию.

Утренний свет.

В исследовании д-ра Крипке 12 пациентов, страдающих депрессией, согласились, чтобы их будили ночью в случайное время, на один час по одному разу в течение трех последовательных ночей. В одну из ночей исследователи разбудили их на час или два раньше их обычного времени пробуждения и осветили ярким белым флюоресцентным светом. На вторую ночь процедура повторилась та же самая, но на этот раз пациенты были подвергнуты освещению тусклым красным светом. На третью ночь их разбудили через два или три часа после отхода ко сну и выставили на тусклый красный свет. Судя по дальнейшим испытаниям, яркий флюоресцентный свет, который включали ранним утром, на время «значительно снизил степень их депрессии».

Будут ли эти данные преобразованы в информацию, которую люди, заботящиеся о своем здоровье, смогли бы использовать для собственных целей, пока неясно. «Все это очень интересно, многообещающе и чрезвычайно интересует меня с научной точки зрения, – говорит д-р Крипке. – Но мы находимся на ранней стадии изучения и точно не представляем, как это можно практически применить».

В вышеупомянутых экспериментах свет использовался для пробуждения и активации депрессивных субъектов. В других случаях определенные части светового спектра могут применяться для успокаивания гиперактивных детей. Джон Отт давно утверждает, что холодный белый свет флюоресцентных ламп, обычно использующихся в классных помещениях начальной школы, содействует гиперактивности и беспокойному поведению детей. Частично проблема состоит в том, считает он, что люминесцентные лампы испускают рентгеновские лучи и безвредные радиочастоты, но не испускают ультрафиолетовых волн, которые обнаружены в солнечном свете. (Отт добавляет, что уже разработаны приборы, которые могут исправить положение вещей.).

Разумно ли увеличивать наше пребывание под ультрафиолетовым освещением – эта тема вызывала и вызывает горячие споры. По словам доктора философии Вендона Хентона из Национального центра радиологической медицины, утверждается, что ультрафиолетовый свет способен повысить усвоение кальция пожилыми людьми и облегчить головную боль и усталость.

Д-р Хентон и исследователь Стивен Сайкс, при поддержке Отта, провели эксперимент, чтобы сравнить уровень активности мышей, живущих под обычным светом ламп накаливания, с уровнем их активности при том же свете, дополненном ультрафиолетовым излучением. Сделано это было очень просто. Они посадили мышей в клетки с вращающимися колесами и измеряли, сколько они бегают в колесах при различных условиях освещения.

Как и предсказывал Отт, наименьшее число оборотов колеса фиксировалось, когда мышей держали под ультрафиолетовым светом. Исследователи пришли к выводу, что сочетание длин волн данного источника света может в самом деле оказывать влияние на поведение мышей и, возможно, людей. Но является ли тот факт, что мыши меньше бегают под ультрафиолетовым освещением, позитивным изменением в поведении или нет, они сказать не могут.

Свет: канцерогенный фактор.

Исследователи также изучали возможность того, что определенные компоненты светового излучения могут воздействовать на способность спариваться и производить на свет детей, а также повышать или понижать нашу восприимчивость к онкологии. В 1964 году Отт проводил эксперимент, показавший, что мыши, живущие при розовом освещении флюоресцентных ламп, более склонны к раковым заболеваниям и проблемам с репродукцией.

Группа исследователей из Национального института оздоровления окружающей среды (NIEHS) в Северной Каролине решила выяснить, насколько теория Отта выдерживает критику. Оказалось, выдерживает.

Доктор философии Колин Чинелл и его коллеги из NIEHS взяли множество мышей, специально выведенных для исследования развития опухолей. Они поделили мышей на три группы и распределили их по трем различным местам обитания, каждое из которых освещалось особым видом флюоресцентных ламп. Одна лампа была розовая; вторая холодно-белая, а третья имитировала дневной свет.

После 573 дней эксперимента оказалось, что мыши, живущие в свете лампы дневного освещения, проявили наибольшую устойчивость к раковым заболеваниям. У мышей, живших под розовой и холодно-белой лампой, развились опухоли молочных желез всего после 42 и 47 недель соответственно, но у тех, которые росли под освещением с полным спектром, опухоли не развивались, пока они не достигли возраста 51 недели. Свет, как выяснилось, активизировал гипофиз, и д-р Чинелл предположил, что за это различие может отвечать пролактин – лактогенный гормон, выделяемый гипофизом.

До настоящего времени научный мир только еще начинает замечать воздействие света на здоровье человека. Количество исследований, посвященных свету, весьма невелико. Никто не знает точно, каким образом данное количество или качество света влияет на функции нашего организма к лучшему или худшему.

Однако некоторые важные факты уже установлены. Мы теперь знаем, что глаз, как выразился один исследователь, «служит не только для зрения». Свет проникает в мозг через глаз и стимулирует высвобождение или подавление жизненно необходимых гормонов. Солнечный свет, похоже, полезнее для здоровья, чем искусственный, но полноспектральный искусственный свет может имитировать энергию солнечного света.

В розовых тонах.

Как мы уже видели, различные фракции света, то есть разные цвета, могут обладать дополнительными эффектами. Особенный оттенок розового, упоминавшийся ранее, к примеру, генерировал мощный физический отклик у Александера Дж. Шаусса, директора Американского института биосоциальных исследований в Такоме, штат Вашингтон. Он также породил чрезвычайно полезную идею.

Используя картонный лист размером 18 на 24 дюйма, выкрашенный в цвет, который теперь известен как «розовый Бейкер-Миллер», Шаусс вспоминает: «Я экспериментировал на себе и заметил, что мое кровяное давление, пульс и сердечный ритм при воздействии этого оттенка снижались много быстрее… после периода умственного перевозбуждения, чем когда я смотрел на любой другой цвет… Если мой сердечный ритм, кровяное давление и пульс могут быть снижены с помощью изменения какого-либо параметра окружающей среды, например цвета, тогда какое воздействие этот феномен может оказать на агрессию?».

Когда в тюрьмах и других исправительных заведениях были испытаны камеры, выкрашенные в розовый цвет особого оттенка, оказалось, что результаты везде были стабильные и поразительные. Самые буйные заключенные успокаивались за несколько минут, и их можно было переводить на постоянные места заключения.

«Важно понять, – говорит Шаусс, – что эффект «розового Бейкер-Миллер» физический, а не психологический или культурный». Даже люди, не различающие цветов, поддаются его успокаивающему воздействию!

Глава 9. Творчество.

Норман Казинс вовсе не случайно включил в свою книгу «Анатомия болезни» главу под названием «Творчество и долголетие». Казинс рассматривал связь между творчеством и несомненной жизненной энергией на примерах виолончелиста Пабло Казальса и доктора Альберта Швейцера, когда им было за восемьдесят.

Казинс отметил, что, когда руки Казальса ложились на инструмент, все симптомы его артрита и эмфиземы исчезали. «Творчество для Пабло Казальса служило внутренним источником кортизона, – пишет Казинс. – Им владело его творчество, страстное желание исполнить некий замысел, и он достигал поистине выдающихся результатов».

Про доктора Швейцера, который прожил до 95 лет, Казинс пишет: «Сущностью доктора Швейцера были цель и творчество». По Казинсу творчество – а именно следование определенным целям и выражение себя через музыку, или медицину, или любое другое средство – необходимая составляющая долгой и полной энергии жизни.

Что такое, собственно говоря, творчество? Как мы можем развить его в себе? И какую пользу оно нам может принести?

Специалист в области общественных наук доктор философии Э. Пол Торранс, почетный профессор кафедры педагогической психологии Университета Джорджии, уже более 20 лет пытается определять и измерять уровень креативности, особенно у детей. В 1977 и 1978 годах он принимал участие в тестировании 200 мужчин и женщин в возрасте от 65 до 85 лет, чтобы выяснить, как влияют на их жизнь занятия в школе живописи. Это исследование выросло из американской программы «Искусство для пожилых», которая проводилась в девяти округах сельской северо-восточной Джорджии.

После года занятий рисованием и живописью 90 пожилых учащихся заполнили подготовленную анкету. Их ответы продемонстрировали ощутимую пользу для здоровья, которую приносит творческая активность. 96 процентов сообщили, что чувствуют себя «более бодрыми и свежими» после занятий по искусству, и 82 процента сказали, что чувствуют себя «более энергичными», чем в начале курса занятий.

71 процент ответил, что они теперь более активны, чем раньше; 93 процента сказали, что время теперь для них бежит быстрее; 59 процентов сказали, что уже не так часто болеют, как год назад.

88 процентов сказали, что они теперь не так одиноки, как раньше; 93 процента, по их мнению, стали лучше понимать других людей; 94 процента почувствовали себя «в большей степени в мире с самим собой».

Хотя д-р Торранс и его коллеги допускают, что «заявления этих пожилых граждан могут показаться несколько преувеличенными», они также указывают, что исследования в Небраске привели к таким же открытиям. В этом исследовании, проведенном в 1960 году, группе из 35 пожилых людей в течение 18 недель преподавали искусство масляной живописи. 11 лет спустя, в 1971-м, провели уточняющее обследование с поразительными результатами. 67 процентов тех, кто обучался живописи, были еще живы, по сравнению с 38 процентами такой же по составу контрольной группы. И в то время как все бывшие учащиеся, оставшиеся в живых, были бодрыми и активными, только 62 процента из контрольной группы продемонстрировали живость ума, а 38 процентов были прикованы к постели.

Оздоровительное действие рисования можно объяснить, говорит д-р Торранс, тем фактом, что ученики «в большем объеме использовали свои способности». Он также полагает, что творчество способно инициировать более оптимальное функционирование эндокринной системы.

«Творчество, – как определяет его д-р Торранс, – это процесс повышения чувствительности к проблемам, недостаткам, пробелам в познаниях, утраченным элементам, дисгармонии и тому подобному; определение трудностей; поиск решений, догадок или формулирование гипотез и возможные их изменения и перепроверки; и наконец, опубликование результатов.

Это универсальный феномен, – говорит он, – и им обладают все хоть сколько-нибудь функционирующие личности, включая умственно отсталых и физически неполноценных. Важно научиться, как управляться с ним, научиться поддерживать его активность».

Делаем то, что хотим.

Обучать людей, как сохранять активность своего творчества, именно это художница Мишель Кассо старается делать в своей Студии опытного рисования в Сан-Франциско. По ее мнению, секрет в том, чтобы отрешиться от внешней и внутренней критики.

«Быть творческим человеком – на самом деле означает просто делать то, что мы хотим, – говорит Кассо с французским акцентом. – Но это очень трудно. Оказывается, мы далеко не всегда знаем, что хотим делать. Большую часть времени люди не осознают, насколько критично они сами относятся к тому, что делают. Они не позволяют себе делать то, что хотят.

Я говорю им, что они не могут ошибиться, потому что творчество – внутри них, – рассказывает она. – Я поощряю их нормально воспринимать все, что бы они ни нарисовали. Они боятся нарисовать некрасиво, боятся, что в их художестве будет недостаточно смысла. Я говорю им: «Что такое «некрасиво»? Нет такого понятия. Это простая условность».

Воспрепятствовать творчеству может как скука, так и страх заплыть в воды воображения, не нанесенные на карту, говорит Кассо. «Люди скучают большую часть времени, – утверждает она. – Они так привыкли к скуке, что мирятся с ней». Они могли бы так не скучать, считает она, если бы набрались храбрости и впустили в свою жизнь неожиданное.

По словам доктора философии Эрвина Дициана из Нью-Йорка, автора книги «Креативность: путь к открытию себя», творчество очень во многом зависит от того, насколько смело человек движется вперед, невзирая на критику.

«Люди останавливаются, когда их поднимают на смех, – говорит д-р Дициан. – Они словно боятся сказать: ну и что? Те, кто верит в себя, у кого хватает смелости иметь собственные убеждения, найдут свой уровень».

Сочетание интуитивного чувства и упорного труда обеспечивает самую урожайную почву для созидания. «Отдайтесь на волю музы, – советует д-р Дициан. – Отпустите свой разум. Вам нет нужды искусственно пробуждать в себе творчество. Вы только не должны подавлять его».

Творческие мастерские города ветров.

Есть на земле место, где творчество поистине цветет пышным цветом. Это Город ветров – Чикаго. Здесь начали свою карьеру некоторые из наиболее креативных, необычных и талантливых фигур американского шоу-бизнеса – такие люди, как Алан Алда, Эд Аснер, Алан Аркин, Барбара Харрис, Майк Николс, Шелли Берман, Энн Меара, Дэвид Стейнберг, Валери Харпер, Роберт Клейн и Пол Мазурски, – можно перечислять еще долго. Но почему Чикаго? Это просто: Чикаго – родина театра импровизации. А когда мы говорим об импровизации, мы говорим о мощной творческой силе.

Что такое собственно импровизация? Как показывает практика мастеров из Чикаго, это игра, представление, искусство, спорт.

Большинство людей считают импровизацию тренингом для актеров – и они правы. Но импровизация способна служить и многим другим целям. Адвокаты, секретари, писатели, музыканты, люди всех профессий и возрастов учатся играть в импровизационные игры. Зачем? Чтобы стать более творческими людьми.

Словарь Вебстера определяет слово «творить» следующим образом: «воплощать в реальность»; «осуществлять через образ действия или поведения»; «создавать с помощью искусства воображения».

Это же определение подходит для импровизации: действие и искусство, которые помогают людям находить новизну в самих себе – новые мысли, новые слова, новые телодвижения, новые черты характера. Хорошая импровизационная игра помогает людям пробиваться, минуя собственный инстинкт самоцензуры, прямо к своим эмоциям, своему воображению, своему правому полушарию, источнику творчества человека. Это захватывающее чувство – удивить самого себя своим собственным творением.

И здесь еще есть и другие выгоды. Хотите стать менее застенчивым? Играющих в импровизацию так увлекает игра, что они фактически гарантированы от волнения, как бы они ни боялись аудитории в реальной жизни.

Хотите думать быстрее, чувствовать себя более уверенно, принимая решения? Импровизация – это практика моментального принятия решений, действия в условиях стресса.

Хотите получить удовольствие? Непременно получите. Импровизация воздействует на людей весьма позитивно. Она превращает сборище индивидуальностей в сплоченную команду, члены которой внимательны к чувствам и действиям друг друга, помогают друг другу преодолеть трудные участки пути и вместе радуются успехам.

Ну как, интересно? Гуру импровизации – такие учителя, как Пол Силлс, Джо Форсберг, Дел Клоуз и Дон Де Полло (они учили многих чикагских знаменитостей) – по-прежнему преподают свое искусство профессионалам и любителям Города ветров.

Отец чикагской импровизации – Пол Силлс; он унаследовал ее от своей матери. Его мать – Виола Сполин, женщина, которая разработала импровизаторские игры. Она обнаружила, что в играх, в которых обыгрывается решение проблемы или достижение цели, люди перестают сдерживать и контролировать себя. «Навыки развиваются в тот самый момент, когда человек целиком охвачен весельем и возбуждением, играя в предложенную игру», – пишет она в своей классической книге «Импровизация для театра». Требуя мгновенной реакции, игры помогают людям преодолеть комплексы, чтобы выйти на интуитивный уровень, говорит Сполин. «Всем нам известны моменты, когда мы, не думая, делаем именно то, что надо, – обычно это случается, когда нас подстегивает кризис», – говорит она. В игре создается «кризис», и тут же «проявляются находчивость и изобретательность», чтобы ответить на вызов. «Это время открытий. Игра освобождает людей, и они погружаются в захватывающее, творческое приключение».

Игры, в которые играют творческие люди.

Занятия у Пола Силлса – это что-то вроде занятий по креативному мозговому штурму, в котором участвует не только ваш ум, но и ваше тело. Но если вы не можете попасть в Чикаго, попробуйте себя в импровизационных играх, разработанных Виолой Сполин, которые можно найти в ее книге «Импровизация для театра».

Пойманный в ловушку (один игрок). Игрок выбирает «где» – «ловушку», откуда он или она пытаются освободиться. (Примеры: попасть в капкан, под упавший ствол дерева, застрять в лифте.).

Изменение интенсивности Внутреннего Действия. Двое или более игроков выбирают «где, кто и что» (где они находятся, кто они такие и что они делают). Кроме того, они выбирают эмоцию. Эмоция должна постепенно усиливаться в течение сценки. Например, последовательно проходить от симпатии через влюбленность до страсти; от опасений через страх до ужаса.

Составление стихотворения. На разных листочках бумаги каждый член группы пишет прилагательное, существительное, местоимение, глагол и наречие. Листки раскладываются на отдельные кучки по частям речи, и каждая кучка перетасовывается. Затем каждый играющий должен выбрать пять листков и сконструировать стихотворение из пяти выбранных слов, добавляя предлоги и другие части речи, если необходимо.

Составление истории (четыре игрока или больше). Первый игрок начинает рассказ на любую тему, какая только придет в голову. По мере того как игра разворачивается, ведущий указывает на различных игроков, которые должны немедленно включиться и продолжить историю с точки, где остановился последний игрок.

Тарабарщина. Один игрок рассказывает или показывает что-то аудитории, говоря на тарабарском языке. Сосредоточьтесь на общении – представлении – аудитории. (И убедитесь, какими разнообразными бывают тарабарские языки!).

Другие методики.

Разумеется, импровизация – не единственный способ отпустить на волю ваше творчество. Вот еще несколько других советов от специалистов.

Заведите журнал. Психолог Ричард Кирби из Нью– Йорка рекомендует это в качестве ежедневной или еженедельной практики для двух человек, которые могут поделиться своими достижениями и поддержать друг друга. («Заниматься чем-то в одиночку – это синдром прошлых лет», – говорит Кирби.) Такой журнал – это не систематический отчет о событиях дня или недели, а скорее упражнение в записывании мыслей, по мере того как они возникают в мозгу, безо всякой цензуры. «Ничто не может сравниться с личным дневником или заменить его в качестве инструмента, когда человек пускается на поиски самого себя», – пишет Джон А.Б. Маклейш в своей книге о творчестве в поздние годы жизни. Книга называется «Возраст Улисса».

Расслабьтесь. Даже если вы не знакомы с трансцендентальной медитацией, это необходимость. И д-р Дициан, и д-р Торранс рекомендуют позволить разуму погрузиться в фантазии и грезы наяву. «Без некоторой доли бессмыслицы в нашей жизни начинается процесс высыхания», – пишет Маклейш. «Когда вы творите, – говорит Кассо, – у вас нет чувства, что вы тяжко трудитесь».

Учитесь у молодых. Д-р Торранс многие годы работает с детьми, а дети, по его мнению, обладают особой искоркой, которая передается старшим. «Учите их тому, что сами знаете, – говорит он взрослым, – но поймите, что и вы сами можете чему-то научиться у них. Чему-то очень значительному».

Попробуйте себя в новом деле. Примите участие в общественной деятельности или научитесь играть на музыкальном инструменте. Сделайте что угодно, лишь бы это разрушило ощущение «тотальной предсказуемости», по выражению Маклейша.

Выясните, чего вы в действительности хотите. «Какие темы вызывают у нас настоящий интерес? Какие темы мы легче всего и с великим наслаждением обсуждаем сами с собой и с другими?» – писал 50 лет назад Эрнест Димнит в книге «Искусство мышления». Кирби рекомендует выписать 100 жизненных целей личного творчества, выбрать наиболее важные и наиболее правдоподобные, а затем осуществить их.

Если вы воплотите некоторые из этих идей в практику, то, возможно, обнаружите, что стали более творческим человеком. Но здесь есть еще и добавочная выгода. Подобно пожилым ученикам живописи в исследовании д-ра Торранса, вы можете заметить, что улучшилось ваше самочувствие, как физическое, так и психическое.

«Между эмоциональным здоровьем и свободным потоком творчества существует очень прочная связь», – говорит Кирби. По его словам, творческое сосредоточение наделяет нас «внутренней ориентацией на добро, красоту и здоровье».

Глава 10. Семейные встречи.

Доктора медицины Хэролда Вайза всегда крайне интересовало влияние семьи на личное здоровье. С помощью того, что он называет «терапевтическими семейными встречами», он стал мобилизовывать эту силу, чтобы поддержать семью в случае болезни кого-то из ее членов. За такими встречами в некоторых случаях, говорит он, следовало выздоровление даже от таких серьезных болезней, как рак.

Род как целитель.

«Когда я искал корни процесса исцеления в медицине первобытных племен, всегда оказывалось, что в лечении участвовал весь клан, – говорит д-р Вайз. – То, что я говорю, не укладывается в головах у большинства жителей Америки двадцатого века.

Но по мере того, как я зарывался в эту область глубже и глубже, я начал осознавать, как сильно мы недооцениваем возможности семьи. Миллионы лет человечество жило семьями, и только в последние сто или около того лет люди разделились. Но влияние семьи все еще существует, паттерн никуда не делся.

Древнейшая форма лечения в племенной медицине заключалась в том, что весь клан собирался вместе и в течение 24 или 72 часов выполнял некие действия. Вот как они это делали. Когда старые гавайские целители узнавали, что кто-то заболевал, они рассматривали это не как проблему одного человека, но как сбой всей системы. Они задавались вопросом: «Что произошло в этой семье, почему одна из ее ветвей занемогла?».

И они собирали всех вместе, и каждый должен был признаться во всех негативных чувствах, которые они испытывали друг к другу, и простить друг друга, прежде чем целитель начинал работу с заболевшим.

У бушменов племени кун, живущих в африканской пустыне Калахари, семьи могут собираться вместе еженедельно. Когда кто-нибудь заболевает, они могут танцевать ночь напролет. Они разговаривают со своими предками точно так же, как и друг с другом, и получают катарсис, очищаясь от всех внутренних конфликтов, которые накопились за неделю».

Д-р Вайз организовывает множество таких «исцеляющих» родственных собраний, но особо подчеркивает, что это исключительные случаи, тогда как в своей основе это традиционная практика. Иногда, однако, обстоятельства диктуют отход от традиций.

«Трудно сказать точно, что происходит на таких встречах, – говорит доктор медицины Росс Спек, психиатр из Филадельфии, который использует подобные техники в своей работе с пациентами-шизофрениками. – Когда вы собираете стольких людей вместе, события происходят сами по себе». Д-р Спек вместе с д-ром Вайзом принимал участие в общем сборе семьи пациента, больного раком.

«Мы встретились вечером в пятницу и работали вплоть до раннего утра, а затем собрались вновь на следующий день. Мы были вместе весь субботний день и вечер. Обычно лучше всего встречаться дома, но в этом случае мы встретились в гостинице на морском берегу, собрав 35 членов семьи пациента.

Нас было восемь или девять специалистов из разных областей, и мы работали как одна команда. Специалист по групповой психотерапии должен был справляться с сопротивлением. Если люди становились беспокойными, мы затевали тренинги. Когда мы оттуда ушли, там были огромные графики, прикнопленные к стене, и дети сидели вокруг, в то время как старшие члены семьи чертили схемы родственных связей, поясняя, когда дядя приехал из Германии, и тому подобное. Они восстанавливали свое родовое наследие».

Воссоединение душ.

«Крайне полезный опыт – отрешиться от привычных шаблонов восприятия, – говорит д-р Вайз. – Мир предстает в новом свете, когда вы отходите от привычных схем. Этого не происходит, пока не пройдет примерно 12 часов, в некоторых случаях 24 часа. Вы попадаете на уровень, который я называю уровнем семьи. Это уровень, где вы так настроены друг на друга, что любой из вас слышит и понимает любого другого. Это очень древнее чувство, ощущение, что вы выпали из времени. И раз уж семья вышла на этот уровень, никто уже его не покинет. Это очень волнующий момент. И к моему удивлению, при этом часто происходит ремиссия болезни умирающего». Фактически д-р Вайз вспоминает только один случай, в котором после семейного собрания не последовало улучшение состояния пациента.

Д-р Вайз, как правило, организует семейные сборы ради человека, страдающего серьезным заболеванием, к примеру раком или сердечным заболеванием, но он работает также и с пациентами с другими недугами. Он рассказывал об одной пациентке, страдающей синдромом Мюнхаузена. Это психологическая проблема, при которой пациент постоянно обследуется в больнице, подробно излагая жалобы на физическое состояние, причем все они не соответствуют действительности. Пациентка д-ра Вайза посетила своего доктора 150 раз за один год.

«Я обнаружил, что эта женщина была негативным фокусом своей семьи. Она была полностью изолирована, от нее отвернулись ее дети, ее бывший муж, ее сестры, ее друзья. У нее не было близких людей, и, когда вы оказывались рядом с ней, вы понимали почему. Она излучала негативность. Именно так она относилась ко всем, будь то водитель автобуса или портье. Она прошла множество курсов лечения.

Мы собрали вместе семью и провели две встречи по шесть часов. Теперь лечение этой женщины свелось к одному курсу, и в прошлом году она лишь три раза посетила своего доктора».

Каков механизм того, как эти собрания справляются с болезнью, остается для д-ра Вайза тайной, но у него есть кое-какие идеи по поводу происходящего. «Человек, которого ранили, выздоравливает. У него внутри есть исцеляющая сила. Точно такая же целительная сила существует внутри семьи. Я видел фильм, как умирает слон и что делает его слоновье стадо, чтобы поддерживать в нем жизнь. В семьях, где происходит исцеление, совершаются те же действия – больного обступают кругом, сближаются вокруг него. Как будто вы берете свою раненую руку и прижимаете ее сюда, – говорит д-р Вайз, прижимая руку к груди. – У меня множество представлений о том, что в это время происходит, но нет единой теории, которая бы меня удовлетворила. Все, что я знаю, – что такие встречи очень полезны для семьи. И так как больной – часть этой семьи, это также жизненно важно для этого человека».

Откройтесь любви.

«Вы можете отбросить все, что мешает семье собраться вместе, неразрешенные беды, невысказанный гнев, и добраться до того, что лежит в самой глубине – громадного количества любви. Если люди чувствуют поддержку и любовь, они выздоравливают быстрее. Иммунная система работает лучше. Но независимо от того, станет ли легче больному, я знаю, что эти действия важны для исцеления самой семьи.

Я верю, что семья может сделать это сама, – добавляет д-р Вайз. – Но это дело не одного момента. Вы не можете осуществить это за одну встречу.

В моей семье встречи были частью нашей жизни. Первую такую встречу, а фактически и всю идею терапевтических семейных собраний, предложил мой брат Дэвид. Каждый раз, когда происходила свадьба, мы собирались все вместе. На следующей неделе я иду на свадьбу двоюродной сестры, в следующем месяце на званый вечер у другой сестры, и каждый раз когда я прихожу, то чувствую, что все теснее сродняюсь с остальными. Наша маленькая дочка теперь связана с громадным кланом, и они всегда приезжают в Нью-Йорк. Она знает, что такова жизнь, и ее семья встретит ее практически везде, куда бы она ни попала, будь то Калифорния или Канада.

Не все могут вот так собраться всей семьей на уик-энд, но можно встретиться на более короткий срок. Даже пяти минут может оказаться достаточно для глубинной перемены. Если я смогу убедить супружескую пару просто посидеть, расслабившись, забыв про все свои долги и обязательства, и по пять минут в день делать друг другу легкий массаж, я смогу показать им, что у них понизилось кровяное давление.

Вы можете это сделать, и это такая малость, а зависит от нее очень много».

Глава 11. Юмор.

Упомянутый выше редактор журнала «Сатердей ревью» Норман Казинс, страдая от «неизлечимой болезни» – такой диагноз поставил ему врач, – пересматривал передачи «Скрытая камера» и старые комедии братьев Маркс и ухохатывался до колик. Его анекдотический отчет об оригинальном способе исцеления «Анатомия болезни» стал бестселлером, и многие люди расценивают этот успешный эксперимент над собой как вброс мяча в игру под названием «юмор в роли Гиппократа».

Но задолго до этого ученые в белых халатах с весьма внушительными дипломами и очень серьезным выражением лица выясняли, какие многообразные выгоды может приносить смех. Научные труды – набитые неудобоваримой специальной терминологией и увенчанные нагоняющими дремоту названиями вроде «Веселье как причина насыщения кислородом периферической крови» (здесь можно зевнуть) – разбирали юмор по косточкам и с клиническим рвением выискивали внутри магический часовой механизм, который заставляет его тикать.

Юмор, как они выяснили, имеет «глубокую связь с физиологическими состояниями организма», – пишет доктор медицины Раймонд Моуди-младший в книге «Смех после смеха: исцеляющая сила юмора». Он говорит: «За многие годы я сталкивался с удивительно большим количеством случаев, в которых, судя по всему, пациенты именно смехом возвращали себе здоровье или по крайней мере их чувство юмора помогало им наиболее позитивно и адаптивно реагировать на свое заболевание».

Существует связь между чувством юмора и долгой жизнью, говорит д-р Моуди, и существует также точно установленный анестезирующий эффект хохота, «обратная связь между юмором и болью». Рассуждает он так: поскольку хохот вызывает понижение мышечного тонуса (попробуйте крепко сжимать какой-нибудь предмет, да попытайтесь просто держаться твердо на ногах, когда вас атакуют приступы животного хохота), боли в мышцах могут затеряться в раскатах «га-га-га». Вот его план действий: «Бессознательно порождаемое напряжение в мышцах усиливает или вызывает головную боль. Человеку дается импульс смеха. Он смеется, напряжение в мышцах в пораженной области спадает, и боль ослабляется». Д-р Моуди сообщает, что его друг-врач смог излечить головные боли своих пациентов, вызванные напряжением, просто заставляя их смеяться.

Есть также некоторые свидетельства, что смех стимулирует мозг на высвобождение гормона кате– холамина, который, в свою очередь, вызывает выделение эндорфинов, естественных анестетиков организма. Кроме того, обезболивающее действие смеха может основываться большей частью на его способности отвлекать наше внимание от боли.

«Одна из наибольших составляющих боли – эмоциональная, – говорит доктор медицины Алан Д. Руссаков, медицинский директор Лурдского регионального реабилитационного центра в Камдене, штат Нью– Джерси. – Если вы охвачены жалостью к себе, боль станет только хуже. Но радость и смех могут облегчить вашу тревогу и депрессию, которые так часто связаны с хронической болью, и таким образом избавить вас от страданий».

Прогоните стресс смехом.

То, что смех способен снять стресс, хорошо известно. Смех, как мы уже сказали, ослабляет напряжение, ломает негативные закрепившиеся схемы и помогает взглянуть по-другому на наши проблемы. Фактически, исследование факторов хорошего здоровья людей среднего возраста, которое провел известный ученый из Гарварда доктор медицины Джордж Вальянт, выделило юмор в качестве основного копинг-механизма (механизма совладания со стрессом) у здоровых людей.

В таком случае ничего удивительного, что юмору приписывают снижение риска коронарного заболевания при высоконапряженном образе жизни. Он не только помогает рассеивать тревогу и гнев, но, как подчеркивает Норман Казинс, который сам подвержен сердечным приступам, смех действует как блокирующий агент против разрушительного действия паники. Паника, которую вызывает сердечный приступ, может быть точно так же опасна, как сам сердечный приступ. Она сужает кровеносные сосуды и дестабилизирует сердце. Но благодаря юмору, подбадриванию и позитивному мышлению вы можете контролировать панику и таким образом увеличивать свои шансы на выздоровление. Согласно Казинсу, смех создает подходящие условия для исцеления.

И это действительно по отношению ко всем болезням, не только заболеваниям коронарной артерии. Растущая область психонейроиммунологии представляет несомненные доказательства того, что негативные эмоции, к примеру депрессия, ослабляют иммунную систему, делая нас более восприимчивыми к целому ряду заболеваний, от насморка до рака. Ну и само собой разумеется, что положительные эмоции, такие как веселье и радость, должны оказывать противоположный эффект, помогая нам поддерживать крепость нашей иммунной системы и защищать нас от болезней.

«Нездоровые люди, особенно те из них, кто впал в депрессию, относятся к себе чересчур серьезно», – говорит доктор философии Гарри А. Олсон, психолог из Рейстерстауна, штат Мэриленд. Именно над этим открытием работают сейчас врачи. Даже если контролируемые научные исследования, определяющие химические процессы смеха, проводятся редко, имеющиеся данные согласуются с теорией о том, что хороший юмор порождает хорошее здоровье.

Именно для того, чтобы доказать, что смех обладает измеримым психологическим воздействием на здоровье, врачи Нормана Казинса замеряли РОЭ (реакция оседания эритроцитов) непосредственно перед тем, как вызвать у него смех, а также через несколько часов после этого. Этот тест определяет признаки воспалительного процесса в организме, главной характеристики заболевания, от которого Норман Казинс в то время страдал. «Каждый раз отмечалось падение по крайней мере на пять единиц. Падение само по себе не существенное, – говорит Казинс, – но эффект сохранялся и накапливался».

Другие врачи научно доказали, что смех улучшает дыхание и борется с уровнем углекислого газа в крови.

По правде говоря, врачи, которые прописывают юмор вместе с таблетками или вместо таблеток, уже давно знают, что восстановить свое здоровье можно, смеясь.

Массаж внутренних органов.

Кроме того, некоторые исследователи предположили, что с помощью смеха мы обеспечиваем целебный массаж нашим внутренним органам и что это, возможно, в некотором роде частичная компенсация за естественное внутреннее трение, которые мы утратили, когда первые люди приняли вертикальное положение.

И к тому же смех – хорошее физическое упражнение. Норман Казинс назвал его «внутренним бегом трусцой», и он в большой степени прав. «Веселье – в отличие от многих других эмоций – физически нагружает организм, – пишет доктор медицины Вильям Фрай, один из ведущих мировых исследователей физиологии смеха, который работает в Стэнфордском университете. – Мышцы приводятся в действие; сердечный ритм возрастает; объем вдоха и выдоха возрастает, при этом усиливается кислородный обмен – все это желаемый эффект спортивного упражнения». Мышцы лица, рук, ног и живота получают мини-тренировку (помните, как болел ваш живот, когда вы действительно хохотали от души?), а также и диафрагма, и грудная клетка, и кровеносная и эндокринная системы.

Итак, точно установлено, что смех и юмор являются благом (но не рассчитывайте, что добровольное общество «Голубого креста» занесет в графу «амбулаторная помощь» билет в кино с Вуди Алленом). Теперь надо узнать, как сделать так, чтобы благотворный смех всегда мог присутствовать в нашей повседневной и будничной жизни.

Хотя существует множество ситуаций, которые могут заставить вас смеяться, не все из них обладают целебными свойствами, говорит д-р Гарри Олсон. «Юмор как терапевтический инструмент должен строиться не на основе нападок и, таким образом, исключать сарказм и цинизм, которые дают возможность человеку выпячивать себя за счет других», – говорит д-р Олсон.

Почему вы смеетесь – это имеет такое же важное значение, как и то, как вы смеетесь.

«Есть три уровня юмора, – поясняет д-р Олсон. – Первый – сарказм, но он деструктивен. Второй – хорошая игра слов, неожиданный поворот смысла – имеет положительные свойства. И то же относится к третьему уровню – космическому юмору, который является способностью понимать парадоксы и абсурдности жизни. Человек, обладающий этим уровнем юмора, будет, вероятно, более гибко и спокойно относиться ко всему, что предлагает ему жизнь. Лучше всего, если мои пациенты достигнут третьего уровня».

С ним согласен и д-р Раймонд Моуди-младший. «Человек с космическим чувством юмора, – говорит д-р Моуди, – это тот, кто может видеть себя и окружающий мир несколько отстраненно и беспристрастно. Такой человек способен воспринимать жизнь в смешном ключе, не теряя ни любви, ни уважения к себе или к человечеству в целом».

Притворное веселье.

Вроде бы ничего удивительного в этом нет, не правда ли? Но что, если вы просто не чувствуете полноты веселья и смеха?

«Притворитесь». Такой совет дают Джун Бирманн и Барбара Туи, авторы книги «Все, что нужно диабетику, чтобы быть здоровым», но их совет может быть приложим к каждому, не только к диабетикам.

«Вы должны с чего-то начать, – говорит д-р Олсон, – даже если поначалу это означает просто делать вид. Потому что, если уж вы решили стать человеком здоровым, оптимистически настроенным и любящим веселье, именно таким человеком вы и станете.

Кроме того, чувство юмора потенциально есть у каждого, и все мы обладаем врожденной способ – ностью смеяться.

Просто некоторые люди словно были воспитаны без положительного подкрепления своего чувства юмора, тогда как другие могут найти смешное даже в самых серьезных ситуациях».

«Игнорируйте недоброжелательно настроенных людей, – предлагают Бирманн и Туи, – и окружите себя людьми положительными – людьми, которые приносят вам радость и веселье, а не мрачность и осуждение».

«По-моему, если вас постоянно окружают серьезно настроенные люди, это высасывает из вас все соки, – добавляет доктор медицины Дэвид Бреслер, руководитель курса по контролированию боли в Калифорнийском университете. – Люди с приподнятым душевным настроем поднимают его другим».

Д-р Олсон называет этот прием «моделированием», и это один из быстрейших способов развить позитивное чувство юмора.

Если вы хотите научиться именно моделированию или немного потренироваться в юморе, вам нужно всего лишь отправиться в Саратогский институт (непрофильная организация образования и ресурсов в Саратога-Спрингс, штат Нью-Йорк). Там, в уютном маленьком офисе, можно услышать, как некто слегка по-дзенски посмеивается.

Если бы доктору педагогических наук Джоэлу Гудмэну дали волю, он бы взмахнул своей волшебной палочкой и превратил население мира в несметное количество параноиков наоборот. Мы надеемся, что он получит-таки волю, потому что, пользуясь гудмэновской манерой выражаться, параноики наоборот – это люди, которые думают, что мир поставил себе целью сделать им добро. Они смотрят на мир через розовые очки, попадая в эту счастливую перевернутую реальность благодаря своему чувству юмора – и тому, что они внимательны к своему окружению.

«Люблю играть словами, – говорит д-р Гудмэн, директор Программы юмора и консультационной службы в Саратоге, – и со словом «юмор» я делаю вот что: разбиваю его на «вы-больше» (you-more). Для меня юмор – это нечто такое, что заставляет «вас» быть «более» уверенным в себе, больше контактирующим с другими людьми, более расслабленным, больше частью группы. По мне, это набор установок и навыков, которым люди в силах обучиться.

Считается, что средний американец смеется пятнадцать или более раз в день. В качестве бреда я подумал, что это могло бы стать забавным критерием для людей. Я иногда действительно задаю себе этот вопрос, чтобы понять, какую неделю я прожил. Смеялся ли я положенные мне пятнадцать раз в день?

Если нет, то это может оказаться для меня сигналом о том, что мое «соотношение серьезности/легкомыслия», как я это называю, слегка вышло из равновесия. На самом деле я парень серьезный, трудолюбивый, преданный своему делу, из кожи вон лезущий, любящий свою работу тип. И еще я знаю, что если закопаюсь в это слишком глубоко и стану относиться к этому слишком серьезно, то от этого ничуть не прибавится ни продуктивности, ни эффективности. Так что, по– моему, соотношение серьезности/легкомыслия – вопрос жизненно важный».

Помимо того что чувство юмора помогает вам ощущать себя лучше, юмор может оказаться незаменимым подспорьем для интуитивного озарения – д-р Гудмэн называет это переходом «ха-ха» в «ага!». Он может многое открыть вам насчет ваших собственных отличительных особенностей и странностей и может заставить вас смеяться над ними точно так же, как хохотать вместе с другими людьми над их недостатками, стоящими смеха. В любом случае это полезно, чтобы посмотреть на людей и события с правильной стороны.

Позитивную взаимосвязь между хорошим чувством юмора и хорошим здоровьем невозможно отрицать. Нельзя не видеть и связи между веселостью и долгой жизнью. Один врач, специалист по болезням старческого возраста, пришел к выводу, что единственный признак, объединяющий практически всех его самых здоровых пожилых пациентов, – это хорошее чувство юмора.

Или как точно выразился другой врач: «Тот, кто смеется, остается».

Как смеетесь-можете?

Этот вопрос доктор педагогических наук Джоэл Гудмэн задает своим клиентам и читателям своего ежеквартального журнала «Смешные дела», битком набитого подсказками, как помочь людям развить в себе юмористические установки и навыки. Вот несколько советов из «Смешных дел», которые помогут поддержать то самое соотношение серьезного/легкомысленного на правильном и полезном уровне и подружиться с вашим внутренним «эльфом-проказником».

Вообразите, что видите мир через «скрытую камеру».

Это легко, забавно и насыщено смешными моментами. Выделите десять минут в день и попытайтесь в это время дистанцироваться от вашего офисного окружения, представьте, что все это – эпизод, снимаемый скрытой камерой, а камера – это вы сами. Оглядитесь вокруг себя и понаблюдайте всю глупую, бестолковую и, значит, очень человеческую суету, которая всего десятью минутами раньше казалась жутко серьезной, наиважнейшей и до тошноты осточертевшей деятельностью. Это может стать ярким, освежающим и поучительным наглядным доказательством шаткости фундамента «профессиональной серьезности».

Медитация на юморе. На пять или десять минут или на любое время, которое вы можете выделить в течение самой напряженной части вашего дня, сделайте остановку и устройте перерыв на юмористическую медитацию. Не нужно усаживаться на пол, скрещивать ноги и тянуть «О-оммм». С тем же успехом можно сидеть и за своим рабочим столом, и пусть вашей мантрой будет хихиканье. На время этой «медитации» закройте офис, отгородитесь от внешнего мира и молча почитайте забавный пассаж из смешного рассказа, книжки анекдотов или из файла с записью смешных случаев, который вам стоит завести как раз для этих случаев. Или поставьте кассету с вашим любимым комиком. Откиньтесь на спинку кресла и останьтесь наедине с космосом юмора. Затем вернитесь к работе отдохнувшим, освеженным, счастливым – и в каком-то смысле обновленным.

Айкидо. Это разновидность японского искусства самообороны, в которой не используют агрессивных движений, но скорее отклоняют в сторону нападающего, мягко, но эффективно разбалансируя его энергию и импульс. В соревновании остроумия юмор может использоваться как айкидо, чтобы отстранять вербальных агрессоров. Как и в настоящем боевом искусстве, для совершенства требуется практика. Вам необходимо подготовиться к «боевым» ситуациям, разрабатывая сценарии (например, вы противостоите особенно несносному сослуживцу в такой-то ситуации; вы против вашей тещи в еще какой-нибудь ситуации). Подберите классные анекдоты к каждой ситуации, заучите их наизусть и отложите в сторону. Обратите внимание, как ведут себя хорошие юмористы, выступающие в клубах. Станьте «легкими на подъем» – «спланированная спонтанность», как это называет д-р Гудмэн. Научившись всему этому, вы сможете изящно отреагировать в стрессовой ситуации или в неудобный момент, когда нужное слово спасает все. Настоящий остряк-айкидошник похож на великого мастера-тореадора: оба побеждают одним ловким ударом. Гораздо лучше быть подготовленным и никогда не использовать ваше «языкидо», чем ехать домой и мучить себя бессмертным «надо было мне сказать», и если бы вы сказали то… и это. Быть раскованным и в то же время пребывать в состоянии боевой готовности – вот главное. Например, однажды, выходя из фешенебельного суперклуба на Манхэттене, юморист Роберт Бенчли обратился к человеку в форме, стоящему у двери, и попросил: «Вызовите такси, пожалуйста!» Человек высокомерно выпрямился и заявил ледяным тоном: «Простите, я имею честь быть контр-адмиралом флота Соединенных Штатов!» – «Ну ладно, – ответил Бенчли, – тогда вызовите нам линкор». Это черный пояс по айкидо.

Глава 12. Любовь.

«Любовь и здоровье ходят рука об руку», – говорит Питер Хансен, врач-консультант, на семинарах которого люди учатся обращаться со своими чувствами.

«Нежность и забота биологически обусловлены, – соглашается с ним доктор философии Джеймс Линч, автор книги «Разбитое сердце: медицинские последствия одиночества». – Заповедь «люби ближнего, как самого себя» не просто требование морали – этого требует физиология».

Прекрасная мысль, возможно, скажете вы себе. Любовь и долголетие – партнеры. Но где тому доказательства?

Исследователи из филиала Калифорнийского университета в Беркли несколько лет назад обнаружили, что социально изолированные люди оказались более восприимчивы к заболеваниям и уровень смертности среди них в два-три раза превышал уровень смертности среди людей, чья жизнь в социуме была богаче.

Ученые в Израиле, изучающие сердечные заболевания, обнаружили, что мужчины, страдающие стенокардией (боль за грудиной, обычно сигнализирующая о сужении коронарных сосудов), с большей вероятностью, чем другие мужчины, отрицательно отвечали на вопрос «Показывает ли ваша жена свою любовь к вам?».

Но возможно, наиболее любопытное исследование было проведено психологами из Гарварда. Измерялось количество вещества, убивающего микробы, в слюне людей перед и после просмотра различных фильмов: картины про войну с нацистами, короткого фильма про садоводство и документальной ленты про мать Терезу, монахиню, чьи благотворительные заботы о сиротах, прокаженных и бедняках принесли ей Нобелевскую премию.

Без всякого сомнения, фильм про мать Терезу оказался самым добрым к иммунной системе зрителей. Уровень иммуноглобулина А (иммунного агента, особенно эффективного против простудных и других заболеваний вирусного характера) резко вырос в ответ на фильм о матери Терезе, в то время как в ответ на другие фильмы никаких изменений не происходило.

Похоже, глубоко внутри наших клеток нечто откликается позитивно, когда мы чувствуем любовь. Любовь, оказывается, способна запустить оздоравливающие биологические реакции практически так же, как и хорошая еда и хорошие физические упражнения!

В чем тут дело?

Доктор медицины Роберт Тэйлор, психиатр из Калифорнии, думает, что в основе может лежать непревзойденная способность любви снимать стресс. «Когда люди находятся в близких отношениях, они чувствуют себя менее уязвимыми перед угрозой, менее одинокими, более уверенными в себе и более контролирующими ситуацию. Если вы знаете, что вам есть к кому обратиться при необходимости, это дает вам чувство безопасности, опимизма и надежды – и все эти очень важные чувства могут быть прекрасным противоядием против стресса».

Однако д-р Тэйлор добавляет, что и взаимная любовь может стать источником стресса, если вдруг отношения испортятся. «Но это риск, на который вы идете. Кто не рискует, тот не выигрывает».

Если в суете повседневной жизни вы рветесь вперед, наступая на ноги соседям, вспомните, о чем мы здесь говорили. Когда речь заходит о здоровье, хорошие парни могут прийти к финишу первыми.

Глава 13. Музыка и песня.

Пациенты в медицинском центре «Кайзер-Перманенте» в Лос-Анджелесе имеют выбор. Когда они испытывают боль, они могут воспользоваться либо прописанными им лекарствами, либо своим портативным кассетным плеером с 20-минутной записью успокаивающей игры на арфе и управляемой релаксацией. Некоторые из врачей центра даже «прописывают» музыкальные записи вместо болеутоляющих таблеток и транквилизаторов. Это обычно применяется перед операциями на сердце, в период химиотерапии, а еще к пациентам с хронической болью в спине и с повреждениями позвоночника. В больничном амбулаторном центре нейтрализации стрессов та же музыка и релаксационные тренинги используются для излечения многих болезней, вызываемых стрессом, включая высокое кровяное давление, мигрени и язвы.

«Трудности с расслаблением – общая проблема при многих болезнях, – говорит доктор медицины Дэвид Уокер, один из психиатров центра, специализирующийся на бихевиористской (поведенческой) медицине. – Люди, которые перенесли операцию или которым сказали, что у них рак, часто могут бодрствовать глубокой ночью, мучимые тем, что происходит с ними. Релаксация – универсальное терапевтическое средство, и люди, которые обучаются глубоко расслабляться, могут так изменить состояние своего сознания, чтобы почувствовать себя лучше.

Помогает даже просто знание, что у них есть способ снизить тревогу. Мы советуем им пользоваться этим способом в любой момент, когда возникает необходимость – непосредственно перед тем, как их везут в операционную, или даже во время разговора с врачами. Даже если нет возможности слушать запись, они могут проигрывать ее в уме и получать те же результаты».

Центр «Кайзер-Перманенте» – одно из нескольких мест в Соединенных Штатах, где музыка используется как способ снизить стресс, облегчить боль и персонализировать стерильное больничное окружение, которое в обычном виде часто вызывает тревожность. Другие подобные заведения – это Медицинский центр Массачусетского университета в Вустере, госпиталь «Бет Израэль» в Бостоне и больница Университета Ханеманна в Филадельфии.

В этих лечебных учреждениях музыка применяется в самых разных случаях – когда нужно помочь семейной паре отпраздновать рождение ребенка или помочь ребенку подготовиться к зондированию сердца, когда нужно дать возможность жертве инсульта вновь научиться говорить и когда нужно воскресить в памяти прожитую жизнь больного, готовящегося к смерти.

«Музыка – это волшебный и невероятно мощный инструмент, – говорит Нэнси Хант, музыкотерапевт из Сент-Луиса, которая работает и в родильном доме, и в хосписе. – Музыка оказывает на человека прямое физиологическое воздействие. Она повышает объем крови, понижает и помогает стабилизировать сердечный ритм, понижает кровяное давление. И еще много чего она дает физиологически. Она может заставить нас расслабиться, или вспомнить, или испытать всевозможные чувства. Это все зависит от того, что мы проецируем на музыку».

Возможно, самое замечательное магическое свойство музыки – это то, что она может преобразовывать окружающий мир путем изменения нашего состояния сознания.

«У нас здесь масса пациентов самых различных направлений, – говорит доктор философии Стивен Кибрик, клинический психолог, руководитель программы управления стрессом в центре «Кайзер-Перманенте», который сам разрабатывал лечебные записи. – У нас есть раковые больные и другие пациенты с хронической болью, которые прошли через множество мучительных лечебных процедур. Мы даем им кассету с записью, маленький плеер и наушники, и они обнаруживают, что это не только снижает интенсивность их боли, но и помогает им успокоить собственное сознание и расслабить тело».

Ожоговые больные лежат в больнице недели и месяцы, и это трудное время, потому что в процессе заживления ожогов они часто испытывают сильную боль. «Этих людей нельзя постоянно держать на таблетках, – говорит д-р Кибрик. – Сочетание музыки и обучения релаксации оказалось весьма эффективным способом, помогающим им оставаться в относительно спокойном и расслабленном состоянии, пока продолжается лечение».

57-минутная телевизионная программа Медицинского центра Массачусетского университета заставляет своих зрителей пройти через то, что называется «осознанной медитацией», говорит доктор философии Джон Кабат-Зинн, директор клинического отделения снятия стресса и релаксации. «Эта запись обучает людей направлять внимание на свое тело, на особенности своего дыхания, ощущения внутри себя, музыку и на свои мысли, по мере того как эти мысли проходят сквозь их сознание».

Конечный результат, по его словам, это состояние отстраненности и расслабленного наблюдения за своим телом, – состояние, особенно полезное для того, кто испытывает боль. Он выбрал для этой записи музыкальное сопровождение, говорит он, поскольку рассудил, что команды медитации станут лучше восприниматься пациентами, если они будут вплетены в течение, ведомое музыкой. И он выбрал звуки арфы потому, что «арфа традиционно была инструментом для исцеления и успокоения разума».

Д-р Кабат-Зинн намеревается сделать доступной всем пациентам клиники (и всем ее врачам) программу релаксации, основанную на восьминедельном амбулаторном тренинге в его клиническом центре снятия стресса. Из 20 процентов пациентов клиники, которые уже использовали запись для релаксации, 80 процентов нашли ее полезной.

Д-р Кабат-Зинн начал строго формализованные исследования пациентов с почечным диализом и пациентов-сердечников, чтобы определить точные физические и физиологические реакции на эту запись.

Давняя традиция.

Эти современные способы использования музыки могут показаться новыми, но традиционно музыка была давно и прочно связана с медициной. Философ Пифагор предписывал музыкой сопровождать пробуждение, работу, развлечения и сон. Врачи древности использовали музыку для регуляции сердцебиения, и со времен Ренессанса до девятнадцатого века музыка и пение применялись как лекарство против «меланхолии» и чтобы привести в равновесие таинственные «соки» организма.

В девятнадцатом и двадцатом столетиях медицинский «прогресс» анестезирующих и болеутоляющих средств оставил музыку не у дел. И только в поздних 1950-х ее начали использовать вновь в виде «музыки зубоврачебных кабинетов» – успокаивающих бессвязных мелодий, которыми пытались заглушить действующее на нервы зудение бормашины и отвлечь ошалевшего от страха пациента.

Однако в 1980-е годы музыка в медицинских целях применялась все больше, часто в соединении с другими альтернативными медицинскими методиками, такими как биологическая обратная связь и гипноз.

Как именно музыка творит свои чудеса – это исследователи только начинают выяснять. Как физические, так и физиологические реакции включают комплексные изменения химии мозга, не только в «думающей» его части, но также и в нашем «эмоциональном» мозгу (лимбической системе) и в «древнем» мозгу (стволовых структурах), которые контролируют сердцебиение, дыхание и мышечные сокращения.

Терапевты – к примеру, Джаналеа Хоффман из Канзас-Сити, штат Миссури, – утверждают, что музыка должна дополняться вашей «психологической осведомленностью о том, что происходит в вашем организме» и что большинство людей должно научиться этому.

В своем дипломном исследовании в Канзасском университете она использовала визуальные образы и музыку, чтобы обучить 60 человек понижать свое кровяное давление в среднем от 10 до 20 единиц. Ту же методику она применяла, чтобы помочь людям с сердечной аритмией и мигренью. Здесь использовалась музыка с темпом, соответствующим 60 ударам в минуту, – а это идеальный сердечный ритм, соответствующий расслабленному состоянию.

Каков механизм, благодаря которому музыка ослабляет болевые ощущения и переводит психику в позитивное состояние?

Существует теория, что некоторые виды музыки способствуют выделению в мозгу эндорфинов, тех самых «гормонов счастья», которые выделяются при беге и медитации. Но музыкотерапевты признают, что необходимо еще много дополнительных исследований. Однако, в чем бы ни была причина, музыка действует, даже если многие ее эффекты еще не получили научного засвидетельствования.

Арфистка Джорджия Келли, чья живая, свободно льющаяся музыка применяется во многих лечебных аудиозаписях, включая те, что используются в Массачусетском университете и центре «Кайзер-Перманенте», говорит, что даже не представляла, какой у ее музыки потенциал, пока люди не стали писать ей, что они ставят эту музыку при родах, в операционной палате и просто для того, чтобы расслабиться и заснуть.

«Место без боли».

«Я чувствую, что моя музыка переносит сознание в другое пространство, – говорит она. – Это помогает вам перестать отождествлять себя с вашим телом и тем самым успокаивает. Это ослабляет ваше восприятие боли. Это на время переносит ваше сознание куда-то еще, в место, где нет боли – душевной или физической».

В клинике Университета Ханеманна в Филадельфии Синтия Бриггс, руководитель программы музыко– терапии, помогает юным пациентам подобрать музыку, которая будет играть для них, когда им будут делать катетеризацию сердца. «Мы брали что угодно – от «Сезам-стрит» до Нейла Даймонда, – говорит она. – Таким образом можно персонифицировать безличное действие и, будем надеяться, сделать это переживание более приемлемым». Хотя физическая реакция детей не отслеживалась, Бриггс утверждает, что хирурги, выполняющие данную процедуру, были весьма удовлетворены состоянием детей.

В больнице Чаринг-Кросс в Лондоне пациентам, которые предпочитают не делать общую анестезию при определенных видах спинальных операций, например при эндопротезировании тазобедренного сустава, дают наушники и включают музыку, чтобы заглушить звуки сверления и распиливания.

Возможно, одно из самых радостных применений музыки в медицине – это музыкальное сопровождение при принятии родов. Музыкотерапевт из Сент– Луиса Нэнси Хант использует музыкальные сигналы как часть своей программы по обучению семейных пар методам релаксации во время родов.

Для самого процесса родов она подготавливает записи продолжительностью 8—12 часов, включая в них некоторые мелодии, под которые пары научились расслабляться, и другие по их выбору. Она говорит, что тема из «Огненных колесниц» особенно популярна в период «выталкивания», а в момент рождения ее просят включить самые разные отрывки, от Isn't she lovely Стива Уандера до For unto us a child Is born из «Мессии» Гайдна.

Кроме того, Хант также работает в хосписе, где применяет музыку, чтобы помочь безнадежно больным пациентам преобразовать их чувства по отношению к смерти и пообщаться с членами семьи. В процессе того, что она называет «обзор жизни», она включает песни, которые были популярны в то время, когда пациент жил наиболее активно – в период его влюбленности, во время медового месяца, может быть, во время войны.

«Я использую песни, которые служат вехами в их жизни», – говорит Джорджия Келли. Такая музыка часто пробуждает яркие воспоминания и способ – ствует сердечному общению между любящими. И не раз она усаживается у постели больных и поет с ними вместе старые любимые церковные гимны, которые они разучивали, когда были детьми. «Великая благодать», «Древний грубый крест» и «В том саду» – эти песни просят спеть еще и еще, говорит она. «Они дают настоящее утешение».

Песня прогоняет тоску.

Таинственное свойство песен воскрешать историю нашей жизни, даже если мы на самом деле не хотим слышать эту историю и похоронили ее глубоко внутри себя, навело врачей на мысль использовать пение для лечения пациентов, травмированных эмоционально и психически.

Пение – это фактически один из наиболее эффективно поднимающих настроение доступных методов лечения.

«Я считаю, что звук собственного голоса может помочь нам справиться с фрустрацией и жизненными травмами, способствуя выведению переживания на уровень чувства, что не может быть сделано одним только интуитивным пониманием», – говорит психиатр из Коннектикута доктор медицины Джон М. Беллис.

Д-р Беллис, который является президентом Коннектикутского общества изучения биоэнергетики, широко использует биоэнергетическую терапию в своей практике. Биоэнергетика – направление, первооткрывателем которого является доктор медицины Александр Лоуэн, – занимается жизненно важной связью, существующей между состоянием человеческого организма и состоянием психики. Она считает, что подавленные страхи отражаются в мускулатуре тела и высвободить их нельзя, пока не будет снято как мышечное, так и эмоциональное напряжение. Очевидно, пение, единственный вид музыки, в котором само тело служит инструментом, является бесценным средством в этом виде терапии.

«Иногда, – говорит д-р Беллис, – мне приходится слышать, как люди говорят: «Я все время плачу, плачу и плачу – ну что же в этом хорошего?» Я говорил им, чтобы они продолжали плакать, пусть слезы льются. Теперь я иногда говорю: «Ну что ж, если вы заплакали, начните петь что-нибудь печальное, про утрату, про ценность того, что вы потеряли».

И тогда они начинают находить смысл и красоту в том, что в их душе связано с утратой. Это дар жертвования, способный обогатить человеческую жизнь. Музыке и песне дана эта способность – выражать нечто такое, что, быть может, невозможно выразить никаким иным способом. Вы можете крепко обнять кого-то, но на самом деле этого недостаточно».

Вокальные вибрации: внутренний массаж.

«Энергия голоса в действительности начинает распространяться от самых ступней, – говорит д-р Беллис. – Когда вы полностью погружены в пение, вы чувствуете, как эта вибрация прокатывается по всему вашему телу».

Итак, чего вы ждете? Вы не можете взять верно ни одной ноты? Чушь. Когда вам было восемь лет, какой– то зануда приказал вам заткнуться, потому что ваше пение мало походило на пение Беверли Силлс. У вас в самом деле нет слуха? Тогда орите как оглашенный в хорошей компании. Отговорки не принимаются; вы просто обязаны петь – пойте, стоя под душем, пойте на работе, пойте в церкви, пойте вместе с семьей, пойте под дождем, но пойте! Вы пели песни еще прежде, чем обрели хоть какое-то представление о том, что значат эти слова, даже прежде, чем узнали, что это такое – слово. Возможно, лучшее, что может случиться с нами, – это возвращение детской, искренней способности петь.

Глава 14. Домашние любимцы.

Если во время утренней пробежки вас неизменно сопровождает ваша собака, у такой физической тренировки есть неоспоримые преимущества. Поэтому, когда исследование, проведенное Пенсильванским университетом, показало, что среди пациентов, подверженных сердечным приступам и имеющих домашних животных, коэффициент смертности составляет одну треть от коэффициента смертности у пациентов, не имеющих домашних животных, физическая подготовка служила как будто вполне логическим объяснением. Но здесь было одно «но». Согласно полученным данным, хозяева домашних животных благоденствовали независимо от того, имели ли их питомцы плавники, перья или четыре пушистые лапы. Очевидно, психологические факторы, а не только многократно разрекламированная ежедневная прогулка дают стимул к выживанию людям, у которых есть домашние любимцы.

«Животное в доме увеличивает шансы пациента на выживание и некоторым образом помогает пациенту стать здоровее, – так пишут в своей книге «Между животными и людьми» исследователи, доктор естественных наук Алан Бек и доктор медицины Аарон.

Катчер. – Что касается пациентов в данном исследовании, серьезное сердечное заболевание повышало вероятность смерти на 20 процентов. Домашнее животное могло снизить вероятность смерти на 3 процента. 3 процента могут показаться слишком малой защитой, но [если учесть, что]… ежегодно от сердечных приступов погибает более миллиона человек, получится, что результатом этих 3 процентов могут стать около 30 000 спасенных жизней в год».

Довольно впечатляюще. Но каким образом домашние животные вызывают такую полезную для здоровья реакцию?

Ласка и релаксационный отклик.

Просто погладить животное – от одного этого человеку уже становится лучше. В отдельном исследовании д-р Катчер и доктор философии Джеймс Линч, психолог, выяснили, что ласки – вместе со всеми обычными нежными словечками, которыми люди осыпают своих любимцев, – заставляют расслабиться не только того, кого ласкают, но и того, кто ласкает. Суть в том, что у тех, кто общается с дружелюбно настроенным животным, понижается кровяное давление. Для сравнения д-р Линч в более раннем исследовании показал, что, когда человек читает вслух или говорит с другими людьми, его кровяное давление повышается сравнительно с уровнем покоя.

От домашних любимцев, в отличие от людей, объясняют ученые, не ожидается ни угрозы, ни осуждения, а потому в их компании человек больше расслабляется. Даже наблюдение за волнообразными движениями аквариумной рыбки может давать успокаивающий эффект, говорит д-р Катчер. А все, что помогает нам расслабиться, по-видимому, положительно влияет на наше сердце, не говоря уже об общем состоянии нашего здоровья.

Доктор философии Кларк Брикел, исследователь из Южнокалифорнийского университета и консультант лос-анджелесского общества защиты животных от жестокого обращения, считает, что сила домашних любимцев заключается в их способности притягивать внимание, подобно магниту. Животные могут отвлечь наше внимание от озабоченности проблемами, которая порождает тревогу и угрожает нашему эмоциональному и физическому здоровью, говорит он. Они дают нам избавление от стресса и повод для улыбки. И в процессе общения с ними наше душевное состояние улучшается настолько, что, когда мы возвращаемся к насущным заботам, мы можем увидеть их под другим углом и лучше с ними справиться.

В действительности, когда мы улыбаемся и смеемся над выходками животного, это не только поднимает наше настроение, это может повысить наш иммунитет против серьезной болезни. С тех пор как Норман Казинс, главный редактор журнала «Сатердей ревью», в своей книге «Анатомия болезни» впервые подробно описал на своем личном опыте преодоление боли и беспомощности при «неизлечимой» болезни с помощью смеха, психологи и врачи стали относиться к юмору с большей серьезностью. По-видимому, смех – это отличное лекарство (см. главы 11 «Юмор» и 15 «Игра»). И любой, кто испытывает радость, наблюдая за животными, скажет вам вслед за комедийным актером Биллом Косби: нет ничего более забавного, чем кот, пытающийся выбраться из бумажного пакета.

Когда традиционное лечение терпит неудачу.

Может быть, это и есть та причина, по которой многие врачи находят, что домашние животные чрезвычайно полезны при лечении депрессии и других эмоциональных заболеваний.

Два авторитетных специалиста в этой области – ученые из Университета штата Огайо доктор философии Сэмюэл А. Корсон и Элизабет Корсон, муж и жена. В 1967 году Корсоны привели домашних животных в университетскую психиатрическую клинику. Когда они подсунули игривых щенят самым замкнутым пациентам, находящимся в депрессии, эти пациенты, до этого сопротивлявшиеся традиционному лечению, куда входили электрошок, медикаменты и психотерапия, начали раскрываться. Корсоны назвали свою новую методику «терапией с помощью животных», и она успешно применяется во многих больницах и домах престарелых.

Корсоны утверждают, что домашние животные пробуждают внимание и стимулируют к взаимодействию тех людей, которые не откликаются на межчеловеческие контакты. Они также подчеркивают, что животные содействуют успеху традиционных методов лечения – но не заменяют их.

«Пациенты не идут на контакт с другими людьми, потому что думают, что их никто не любит или не принимает, – говорят Корсоны. – Но животные дарят любовь просто так. Им все равно, счастливы вы или грустны, уродливы или прекрасны, стары или молоды. Они не осуждают вас и не пытаются вас изменить. И они любят, когда их любят, когда их обнимают и гладят. Когда у человека есть такая простая, ласковая отдушина для эмоций, негативные эмоции постепенно рассеиваются».

Эту концепцию впервые продемонстрировал доктор философии Борис Левинсон, пионер в области терапии с помощью животных. В 1950-е годы д-р Левинсон заметил, что его пес Джинглс успешно успокаивал таких беспокойных пациентов, с которыми не справлялись многие терапевты. Д-р Левинсон назвал Джинглса своим «ассистентом» и написал две книги, основываясь на личном опыте.

Д-р Левинсон, подобно Корсонам, отмечает, что «домашние животные могут дарить безграничную любовь и безоговорочное принятие» и что многим людям – особенно детям, старикам и одиноким – они дают удовлетворение жизненно важных эмоциональных потребностей.

Что касается детей, то животные помогают им сбросить напряжение, накопившееся в школе и дома, и вместе с тем поверить в способность ребенка принять на себя ответственность. «Принятие на себя ответственности за заботу о животном в конечном счете ведет к принятию ответственности за установление значимых и удовлетворяющих межчеловеческих отношений».

Те, кто оказался не нужен на рабочем месте и у кого из-за этого пострадала самооценка, тоже могут обратиться за утешением к домашним животным, считает д-р Левинсон. Их представление о себе как о людях стоящих может быть восстановлено и даже укрепится благодаря уверенности в том, что животные отвечают на их любовь, говорит он. «Любовь и забота обогащают жизненный опыт. Одинокий человек, у которого есть любимец, больше не чувствует одиночества».

Д-ра Бек и Катчер с этим согласны. «Когда люди сталкиваются с реальными бедами – болезнь, безработица, беспомощность старости, тогда привязанность, которую дарит животное, обретает новый смысл. То, что животное продолжает их любить, – это знак того, что самая суть человека не потерпела ущерба».

Значимые взаимоотношения.

Кроме того, животные полезны стареющим людям тем, что они дают им цель и смысл жизни. По мере того как мы стареем, мы все меньше отвечаем за что– либо. Дети покинули дом и сами заботятся о себе. На работу ходить уже не надо. Друзья ушли из жизни. Может быть, мы уже овдовели. Приспособиться к таким серьезным переменам в жизни может оказаться очень трудно. В результате люди погружаются в тоску, депрессию, замыкаются в одиночестве. Жизнь теряет смысл, и воля к жизни слабеет.

Психиатры называют это состояние синдромом беспомощности/безнадежности, и этот синдром распространен также и среди больных хроническими и смертельными заболеваниями. Люди теряют веру. И хуже всего то, говорят д-ра Бек и Катчер, что такая установка «может повлечь за собой незаметные патологические изменения, которые разрушают химию тела, снижают сопротивление инфекциям и ускоряют прогресс хронических дегенеративных заболеваний, в том числе сердечно-сосудистых и онкологических».

Но и здесь приходят на помощь домашние любимцы.

«Когда люди продолжают привычно заботиться о ком-то… они защищают себя от отчаяния, от опускания рук. Они вознаграждены тем, что чувствуют свою необходимость, – поясняют д-ра Бек и Катчер. – Слово «забота» имеет множество значений, и одно из них – «беспокойство», когда забота обременяет. Вы беспокоитесь о том, о чем заботитесь. К сожалению, ассоциация заботы с усилием и беспокойством заставляет нас рассматривать старость как период, в котором мы должны жить «спокойной» жизнью «без забот». После ухода на пенсию людям приходится отказываться от многих своих забот. Этот отказ может оказаться роковым. Человек, который перестает заботиться, вполне возможно, делает первый шаг к синдрому беспомощности/безнадежности. А те люди, которым старость причиняет наименьший ущерб, как раз им-то и помогают в этом ежедневные заботы, и особенно самые из них важные – заботы о живых существах, в том числе домашних животных».

Животные в доме: взвесим «за» и «против».

С одной стороны, животные:

1. Предлагают безусловную любовь и преданную дружбу.

2. Поднимают вам настроение, когда вы упали духом, и успокаивают, когда вы встревожены.

3. Возвращают в вашу жизнь игру и веселье.

4. Заставляют забывать о проблемах.

5. Удовлетворяют вашу потребность в прикосновениях и тесном физическом контакте.

6. Повышают вашу коммуникабельность. (Исследования показывают, что люди легче вступают в разговор с тем, у кого есть собака, чем с одиноким человеком. Люди, имеющие домашних животных, выглядят привлекательнее и значительнее, что склоняет окружающих к сближению с ними.).

7. Придают жизни цель и смысл.

8. Повышают вашу самооценку.

9. Являются источником постоянства в нашем вечно меняющемся мире.

10. Дают вам чувство безопасности.

11. Выводят вас погулять на свежий воздух.

12. Восстанавливают связь с природой, которую наш синтетический мир изрядно подрастерял.

С другой стороны, животные:

12.1. Требуют ежедневного ухода и кормления.

12.2. Могут помешать планам путешествий.

12.3. Могут вести себя невыносимо, страдать чрезмерной возбудимостью или плохо переносить пребывание в помещении.

12.4. Могут повредить мебель или другое имущество.

12.5. Ежегодные счета за ветеринара и корм могут доходить до 15–20 тыс. руб. для средней величины собаки или 8—10 тыс. руб. для кошки. И сюда не включены налоговые взносы, расходы на кастрацию или стерилизацию, а также на покупку ошейников, лотков, игрушек и прочей атрибутики.

12.6. Могут раздражать других членов семьи и вызывать семейный разлад.

12.7. Могут доставлять множество хлопот и волнений. Семьдесят процентов владельцев домашних животных признаются, что боятся, что их питомца похитят или он попадет под машину. К счастью, эти страхи редко сбываются.

12.8. В конце концов умирают, и их хозяева тяжело переживают утрату.

Недавнее исследование, проведенное доктором философии Хироко Акияма из Оклахомского университета, продемонстрировало, каким образом животные помогают перенести одно из самых страшных жизненных потрясений – смерть супруга. В этом исследовании две группы вдов – те, у кого были домашние животные, и те, у кого их не было, – сравнивались по количеству жалоб на здоровье, по образу жизни, по взаимоотношениям с другими людьми и восприятию себя. Результаты подтвердили предположение, что животные могут помочь смягчить психологическое и физическое воздействие тяжелой утраты. «Была отмечена существенная разница между группой, имеющей животных, и второй группой, – сообщает д-р Акияма. – Те, у кого животных не было, к примеру, страдали более стойкими страхами, головной болью и тревожностью. Они также принимали больше медикаментов, чем владельцы животных».

Как выбрать себе друга среди животных.

Принять в дом животное – все равно что выбрать себе верного друга. Свяжите свою судьбу с первым же полюбившимся вам человеком, и вы, возможно, будете счастливы – или, возможно, горько пожалеете оба. «Вот почему столько животных оказываются в приютах, и в конце концов их приходится усыплять, – говорит Тим Донован, представитель Американской ветеринарной медицинской ассоциации. – Слишком многие приобретают животных, повинуясь импульсу. Им не приходит в голову подумать над тем, животное какого вида может наилучшим образом соответствовать их личным потребностям и стилю жизни».

Не для каждого.

Разумеется, пушистый приятель не всем подходит. Люди, которые получают от дружбы с животным больше всего пользы, – это люди, которые по-настоящему их любят, которые искренне привязаны к своим питомцам.

«Просто завести в доме животное не означает автоматически гарантировать себе пользу для здоровья, – предупреждает доктор философии Дэниел Лаго, геронтолог из Университета штата Пенсильвания. – Обследование в масштабах страны показало, что 40 процентов владельцев собак, которых мы опросили, говорят, что их питомцы надоедают им или вызывают недовольство. На их эмоциональное состояние домашнее животное не влияет – или даже влияет негативно».

Д-р Лаго, который много лет раздает животных, большей частью собак, пожилым людям, а затем регистрирует любые изменения эмоционального и физического здоровья, говорит следующее: «Само по себе животное в доме не влияет на уровень смертности или здоровья. Но мы обнаружили, что те владельцы животных, которые сильно к ним привязались, отличаются большей жизнерадостностью, активнее принимают участие в социальной деятельности и мышечное напряжение у них меньше. Интересно также то, что, даже когда эти люди физически менее здоровы, чем их ровесники из контрольной группы, они гораздо крепче духовно».

Глава 15. Игра.

Когда вы в последний раз валяли дурака, просто чтобы позабавиться? К примеру, подзадоривали партнершу пройтись в танце, крепко взявшись за руки и прижавшись спина к спине?

И можете ли вы представить, чтобы вам вдруг захотелось (не говоря уж о том, наберетесь ли вы духу действительно это сделать) посреди многолюдной вечеринки залезть на стол, приложить руки рупором ко рту и хрипло заорать: «Требую оваций стоя!» – да причем чтобы ваши друзья и даже незнакомцы тут же вам и зааплодировали?

Вы считаете это скандальной выходкой? Ну еще бы. Она не в вашем стиле? Наверное, да. Иначе, разумеется, вы ступили бы на путь доктора философии Мэтта Вайнштейна, который обладает сверхъестественной способностью подстрекать самых степенных людей к самым безудержным шалостям. Метод сумасшествия д-ра Вайнштейна довольно прост. Он уверен, что от души расслабиться и повеселиться, ни с кем не соревнуясь, полезно и жизненно важно для здоровья в любом смысле – здоровья физического, эмоционального и духовного.

За живой дьявольской ухмылкой д-ра Вайнштейна кроется серьезная вещь. «Проблема взрослых состоит в том, что они потеряли способность к игре, – говорит он. – Больше всего мы играем, используя правое полушарие [оно отвечает за творчество и художественное восприятие], в течение первых пяти лет жизни. Затем мы идем в школу и учимся овладевать левым полушарием [оно отвечает за способность к анализу и обучению]. Проблема в том, что мы практически полностью перестаем пользоваться правым полушарием». Именно тогда жизнь и начинает становиться труднее.

«Депрессия или скука не являются обязательными природными свойствами людей, хотя каждый человек на планете их испытывал, – говорит д-р Вайнштейн. – По-моему, скука – это вид медленной смерти. Но вы вовсе не обязаны вести скучную жизнь. Стрессы и трудоголизм заставляют людей заболевать. Игра жизненно необходима для снижения стресса».

Доктор философии Стефан Полски, клинический психолог из Волнат-Крик, Калифорния, который определяет игру как «одно из наиболее важных детских занятий, которым взрослые склонны пренебрегать», соглашается с этим. «Под «игрой» я подразумеваю такие занятия, которые вас радуют сами по себе, и вы не ставите перед собой никакой особенной цели, – говорит он. – Некоторые взрослые никогда не позволяют себе подобного бесцельного поведения; они всегда пытаются чего-то добиться. Но это необходимо – должны быть такие моменты, когда взрослые расслабляются, когда им не нужно ничего добиваться».

Д-р Вайнштейн и его команда «Честная игра, Инк.» из Беркли, Калифорния, борются с серьезностью взрослости, устраивая дискуссии о своей забавной философии и демонстрируя комические выходки в колледжах, на конференциях и даже в домах престарелых по всей стране. В течение двухчасового семинара д-р Вайнштейн может превратить группу совершенно незнакомых людей в закадычных веселящихся приятелей, просто дав им поиграть в разные детские игры, которые он видоизменяет, убирая всякий элемент соревновательности и оставляя только развлечение. И он действительно может заставить их отплясывать спина к спине и требовать оваций стоя!

«В основе детских игр заложено соревнование, и, вероятно, поэтому большинство людей, боясь проигрыша, перестает играть», – утверждает д-р Вайнштейн; по его словам, они «дуют на воду».

Конечно, у среднестатистического Джона нет под боком энергичного Мэтта Вайнштейна и его увлекательных упражнений, превращающих серьезных взрослых в малых детей. Однако игра, говорит д-р Вайнштейн, это нечто такое, что может возникнуть без всяких побудительных толчков.

«Взрослая жизнь полна напряжения, – утверждает он. – Вы входите в комнату, где находятся незнакомые люди, и, вполне возможно, почувствуете страх – мало ли кем могут оказаться эти люди, одного ли они с вами уровня, понравитесь ли вы им. Но если вы заговорите на какую-нибудь общую для всех тему, например про то, как вы жили, когда вам еще не исполнилось двенадцати лет, вы обнаружите, что все до одного в этой комнате прошли через одни и те же детские переживания. Вы узнаете этих людей и поймете, что они точно такие же, как вы. Титулы появились позже».

Игра, считает д-р Вайнштейн, это великий уравнитель. «Людям в жизни необходима игра, – говорит он. – Мой метод просто помогает им вспомнить, как это на самом деле забавно. Не важно, во что вы играете. Важно только то, что вы играете».

«Это чрезвычайно полезно, когда люди отвлекаются от своих повседневных обязанностей и устраивают себе небольшой праздник, – говорит доктор медицины Герберт Холт, практикующий психиатр из Нью-Йорка, консультант по вопросам семьи и брака и автор книги «Свободен быть хорошим или плохим». – Когда мы переключаемся на что-то более приятное, мы перестаем так сильно расходовать энергию. Нам не нужны транквилизаторы или другие снадобья, чтобы почувствовать себя лучше. В нашем собственном теле имеются чудесные механизмы, именуемые эндорфинами (и энкефалинами), которые вступят в действие и поднимут нам настроение или успокоят нас».

Доктор медицины Марк Тэгер считает, что люди часто слишком много внимания уделяют рутине своей жизни и забывают, насколько важно в ней веселье. Д-р Тэгер говорит, что веселье – необходимое условие хорошего самочувствия, «но когда я спрашиваю моих пациентов, веселая ли у них жизнь, они вытаращивают на меня глаза и переспрашивают: «Веселая?».

Лично я использую любой предлог, какой только подвернется, чтобы устроить себе праздник, включая все христианские и еврейские праздники, какие только есть. Все, что нужно сделать, – это достать большой календарь, где указаны дни рождения всех знаменитостей от Джорджа Вашингтона до Будды. Вы даже узнаете, когда отмечают национальный День цветов, и сможете подготовиться, чтобы достойно его провести. Под этим я разумею не безделье и пустую трату времени, нет, вы можете придумать что-нибудь интересное и подходящее по теме».

Значение игры далеко не только в том, чтобы избавиться от стресса повседневной жизни. Д-р Вайнштейн и прочие подобные ему забавники утверждают, что игра и смех являются мощным оружием в борьбе с болезнью.

Причина жить.

Один из этих людей – доктор медицины Карл Саймонтон, калифорнийский врач, который представил доказательства того, насколько велико значение игры для укрепления духа раковых больных с опухолью на последней стадии.

«Первое, что делает человек, когда обнаруживает, что болен, это перестает играть, – говорит д-р Саймонтон. – Этого делать нельзя. Игра – предмет обязательный, а не факультативный». Эту установку он с успехом привил многим своим пациентам.

«Игра – это деятельность, которая порождает радостные эмоции и веселые переживания, – отмечает д-р Саймонтон. – Ощущение праздника и чувство веселья повышают нашу жизненную энергию. К тому же игра мобилизует в нас желание жить, потому что жизнь становится более яркой».

Но еще важнее то, что игра стимулирует творчество, а об этом люди, особенно больные люди, задумываются не так уж часто.

«В игре вы временно отстраняете правила, изменяете рамки», – говорит д-р Саймонтон, который вообще не боится играть во что угодно, даже на безумных семинарах д-ра Вайнштейна. В качестве примера он ссылается на детские игры в «полицейских и бандитов». Всего за полдня хорошие парни и плохие парни могут много раз поменяться местами и даже сюжет может измениться не раз. «Таким образом, игра заставляет нас развивать творческие способности. Творчество необходимо для здоровья. Оно жизненно важно для победы над неизлечимой болезнью» (см. главу 9 «Творчество»).

Суть в том, что хорошее самочувствие и высокая энергия, которые порождаются игрой, укрепляют волю к жизни, считает д-р Саймонтон. А воля к жизни способна продлить жизнь.

Вспомните, сколько бывает у вас таких дней, когда вы не можете думать ни о каких развлечениях. У больных людей такие дни случаются еще чаще. Д-р Саймонтон решает эту проблему, предлагая своим пациентам составить список из сорока дел, которыми приятно заниматься. Когда дела идут паршиво, их может вдохновить что-нибудь из этого списка.

Есть одно занятие, которое успешно повышает игровой настрой пациентов д-ра Саймонтона, – это жонглирование. И чтобы обучать этому, он научился жонглировать сам. «Вы можете жонглировать чем угодно, – говорит он, подбрасывая в воздух большую подушку, – это могут быть мячи, апельсины, подушки. Легче всего начать с шарфиков».

Бесстрашная любовь к веселью.

Способность удивляться, умение играть и ничем не стесняемая любовь к веселью – все эти детские свойства стоят того, чтобы сохранить их и во взрослой жизни. И к этому списку стоило бы добавить еще кое-что: отсутствие беспокойства по поводу внешнего вида и способность отставить самомнение в любой момент, как только возникнет нужда в старом добром ребячестве.

«Давайте делать различие между инфантильностью, которую я считаю негативным качеством, и детской непосредственностью, которая является качеством положительным, – говорит д-р Стефан Полски. – К примеру, игра в подходящей ситуации не будет инфантильностью, а в неподходящей – будет».

Делия Эфрон в своей прелестной маленькой книжке «Как поесть по-детски» дает представление о том, как посмотреть на мир глазами детей, что может служить иллюстрацией мысли д-ра Полски. Например, если вы забыли, как надо есть картофельное пюре, здесь сказано: «Разровняйте картофельное пюре на тарелке. Выкопайте в нем несколько маленьких ямок. Представьте, что это лужи или пруды. Налейте в них подливки. Вилкой процарапайте речки между прудами и наблюдайте, как растекается по ним подлива. Не ешьте».

Детское увлечение процессом творчества, очарованность цветом и структурой вещества, неизменный отказ делать что-то против воли – это как раз те качества, которыми мы восхищаемся во взрослых, когда они проявляются в правильный момент, в правильном месте и по правильной причине. Но не за обеденным столом. Настоящая зрелость должна понимать, когда и где уместны определенные виды поведения… даже если вести себя как ребенок.

Почему мы играем.

Почему игра столь важна? Честно говоря, по этому вопросу специалисты в области общественных наук препираются многие годы, большей частью не на шутку серьезно. Их унылые теории дают десятки различных ответов на этот вопрос, но пока еще они не достигли особого согласия даже насчет того, что представляет собой игра. Пусть даже игровое поведение собаки, дельфина или ребенка легко распознать, оно принимает так много форм, что практически невозможно дать ему определение.

Кое-что все же известно. Во-первых, вы и я – мы оба знаем, что играем, потому что нам весело, и это достаточная причина. Кроме того, пишет доктор философии Майк Эллис в своей книге «Почему люди играют», «проведенные исследования ясно показывают, что игровое поведение, которое свойственно юным, жизненно важно для их развития». Как добавляет д-р Полски, «детям необходимо играть. Если они не будут высвобождать свои эмоции соответственно возрасту, если им не будет позволено «быть детьми», позже у них могут возникнуть проблемы в жизни».

Нескончаемая погоня за стимуляцией.

Кроме того, д-р Эллис ссылается на наблюдения более раннего исследователя: «В целом у высших животных игры бывают чаще, разнообразнее и для них отведен более длительный период жизни, чем у низших. Игры у рыб встречаются нечасто и стереотипны по сравнению с таковыми у низших млекопитающих, а игры собак менее разнообразны и длительны, чем игры обезьян и приматов».

Что все это означает? Доктор философии Десмонд Моррис, автор книги «Человеческий зоопарк», предполагает, что игра – это часть нашей вечной погони за стимулами. Возможно, именно потому, что наша нервная система более развита, чем у низших животных, ей требуется более продолжительная и сложная стимуляция. И в этом процессе мы вновь и вновь открываем мир. «Каждая игра – это путь к открытию».

Может быть, пользу детского развлечения можно объяснить лучше, если принять во внимание то, что происходит с нашей жизнью, если в ней нет игры.

По-видимому, одна из наиболее распространенных потерь при взрослении – это эмоциональная открытость, которая свойственна детству. Если пятилетний ребенок несчастен, это можно определить безошибочно, даже если его отделяет от вас толпа народу. Двадцатью годами позже этот ребенок усвоит, что определенная степень самоконтроля – это признак взрослости, и постарается прикрыться «взрослой» маской, чтобы скрыть свое несчастье от других людей и, вероятно, даже от самого себя.

«Если вы не позволяете своим чувствам излиться наружу, вам, скорее всего, придется за это чем-то расплачиваться, – говорит д-р Полски. – Они могут преобразоваться во что угодно – скажем, подавленный гнев может выйти наружу в виде депрессии или даже физического недомогания».

Это состояние взрослой жизни можно рассматривать как «эмоциональный запор», говорит доктор медицины Хью Риордан, психиатр, директор Центра «Олив В. Гарви» по развитию человеческих функций, расположенного в г. Вичита, штат Канзас.

«Многие органы тела, к примеру сердце, мочевой пузырь или кишечник, являются по существу механизмами наполнения/удержания/высвобождения, – говорит д-р Риордан. – Ваш мочевой пузырь наполняется и удерживает содержимое, но, если вы его не освободите, он разорвется. Эмоции работают точно так же. Беда в том, что если у детей нет проблем с механизмами высвобождения, то у многих взрослых проблемы есть».

Но повеселиться от всей души попросту может оказаться не так-то легко, как можно было бы подумать. Ведь веселье часто может беспокоить вашу совесть.

«Как часто, когда вам выпадает возможность повеселиться, вы говорите: «Боже, я ведь сейчас должен работать. У меня столько дел накопилось»?» – спрашивает д-р Саймонтон. Ну так не страдайте по этому поводу, вы не одиноки. Этот синдром весьма распространен, и лучше всего его игнорировать. Просто будьте уверены, что не заиграетесь. Это может быть так же вредно, как и играть слишком мало.

«Если мы перерабатываем и недоигрываем, у нас может развиться депрессия, – утверждает д-р Саймонтон. – Если мы переигрываем и недорабатываем, мы чувствуем страх. Мы чувствуем, что пренебрегаем своими обязанностями».

Однако не стоит откладывать веселье до отпуска. «Играть в отпуске очень тяжело, – говорит д-р Саймонтон. – Только представьте: сколько я помню, в отпуске мне все время приходилось придерживаться точного графика. Вернуть лодку к четырем – пойти обедать в шесть – лечь рано, потому что нужно встать рано. Вы тратите уйму денег, а непринужденного веселья нет как нет».

Д-р Саймонтон признает, что ему было не всегда легко впустить игру в свою жизнь, поскольку ему тоже свойствен трудоголизм. Но он регулярно отводит себе время для игры.

Он предлагает людям, пребывающим в подавленном настроении, помочь самим себе, вводя понемногу игру в свою повседневную жизнь. Начните с того, что раз в день или раз в неделю выделяйте немного времени только для игры. И – играйте. Помните, что игра – предмет обязательный, а не факультативный.

Глава 16. Поэзия.

Новое поколение психотерапевтов, поэзотерапевты, прописывают стихи, которые способны помочь лучше, чем валиум. Чем бы ни были вызваны страдания – умеренной бытовой депрессией, травмой насилия или онкологическим заболеванием, поэтическое лекарство может оказаться полезным в любом случае.

В наше время поэзия служит в областях столь различных, как охрана психического здоровья и лечение зубов. Поэзия помогает напряженному человеку расслабиться, травмированному – восстановить силы и психотику – научиться чувствовать.

По всей стране в психиатрических больницах, наркологических клиниках и тюрьмах поэзия применяется как инструмент, помогающий людям с серьезными нарушениями взглянуть в лицо реальности. К такому ее применению относятся иронически, по крайней мере поначалу, потому что люди склонны рассматривать стихи как нечто далекое от реальности. «Истина в том, что поэзия – один из наиболее эффективных «механизмов заземления» из всех существующих, – так утверждает доктор медицины Джек Дж. Лиди, психиатр и писатель, видевший «наркоманов, которые соскакивали с героиновой иглы и подсаживались на Хопкинса, Херрика и Гомера».

Откликаясь на стихотворные строки, пациенты узнавали, что они со своими проблемами не одиноки; что кто-то – пусть даже давно почивший английский поэт – их понимает. Страх и ярость больше не грозные чудовища, готовые наброситься и поглотить, – их можно увидеть такими, каковы они на самом деле: эмоциями, присущими всем без исключения людям.

«Поэзия может стать зеркалом, отражающим внутреннюю турбулентность психического состояния пациента. Таким образом, внутреннее становится внешним, или осознаваемым, осязаемым и преодолимым», – поясняет терапевт В. Дуглас Хитчинг, соавтор книг д-ра Лиди «Поэтическая терапия» и «Поэзия-целительница». Когда депрессивным пациентам дают почитать стихи, они часто «раскрываются» и откровенно высказывают собственные эмоции, когда говорят про стихотворение.

Чем интересен фрост.

«Есть нечто, что не любит стен в природе», – писал поэт Роберт Фрост. И как говорит дипломированный поэзотерапевт Джой Шиман, к поэзии это тоже относится. «Поэзия разрушает стены, будь то стены между людьми или внутри нас самих».

Шиман является директором программы поэтической терапии в больнице Эль-Камино, расположенной в 40 милях южнее Сан-Франциско, в Маунтин-Вью, Калифорния. Одно из стихотворений, которые она наиболее часто использует в своей работе, – это «Другая дорога», классическое стихотворение Роберта Фроста. Это стихи о колебании при принятии решения – беда, через которую мы все хоть когда-нибудь проходили. Одна женщина, страдающая депрессией, прочитав это стихотворение, сумела разобраться в несовместимости требований, которые предъявляли ее муж и ее работа. Другой поэт, со стихами которого часто работает Шиман, – это доктор философии Лорен Эйсли, который также был известным антропологом. Одно из стихотворений д-ра Эйсли, «Львиный лик», оказалось особенно полезным.

«Это стихи про мягкую игрушку, которую д-р Эйсли сжимал в детстве, в темноте, когда помощи ждать было неоткуда, – поясняет Шиман. – В стихотворении он признается, что, будучи уже взрослым человеком, крупным ученым, остался достаточно скромным, чтобы держать при себе игрушечного зверя, достаточно человечным, чтобы еще находить утешение в его «глазках-пуговках», которые смотрят на него с книжной полки над столом».

Прочтение этого стихотворения часто вызывает спор о том, что такое сила, для которой лев представляет отличную метафору. Шиман, в список клиентов которой входят даже водители-дальнобойщики, говорит: «Мужчины откликаются на это стихотворение, потому что это укрепляет их самооценку и позволяет принимать ту часть себя, которая может вызывать в них чувство стеснения или вины. Но они учатся понимать, что только поистине сильный человек может признаться в собственной слабости».

Метафора незаменима для выстраивания целостного понимания ситуации, соглашается доктор философии Майкл Ширион, главный психолог отделения психиатрии Кайзеровского медицинского центра в Окленде, Калифорния. Метафора – это имя, которое позволяет вам за что-то ухватиться. Метафора также дает вам возможность держать ваше огорчение на расстоянии вытянутой руки и рассмотреть его с разных сторон, более объективно.

ДРУГАЯ ДОРОГА.

В осеннем лесу, на развилке дорог, Стоял я, задумавшись, у поворота; Пути было два, и мир был широк, Однако я раздвоиться не мог, И надо было решаться на что-то.
Я выбрал дорогу, что вправо вела И, повернув, пропадала в чащобе. Нехоженей, что ли, она была И больше, казалось мне, заросла; А впрочем, заросшими были обе.
И обе манили, радуя глаз Сухой желтизною листвы шипучей. Другую оставил я про запас, Хотя и догадывался в тот час, Что вряд ли вернуться выпадет случай.
Еще я вспомню когда-нибудь Далекое это утро лесное: Ведь был и другой предо мною путь, Но я решил направо свернуть — И это решило все остальное.

(Перевод Г. Кружкова).

«Это называется дистанцирование, – поясняет д-р Ширион. – Искусство, метафора, берет ваши внутренние чувства и извлекает их наружу, так что вы можете рассмотреть их. Поэзия дает нам возможность взглянуть на собственные переживания с другой стороны, увидеть в них другой смысл».

Поэзия помогает воспитывать в людях то самое, о чем здесь уже говорилось, – мужество, чтобы изменить то, что мы можем изменить, терпение, чтобы принять то, что мы изменить не можем, и мудрость, чтобы отличить одно от другого. На одну из пациенток д-ра Шириона произвело глубокое впечатление стихотворение Уильяма Блейка «Древо яда».

Оно подвигло эту пациентку выразить свой гнев, который отравлял ее отношения с семьей. «Она чувствовала вину за свое чувство гнева и потому удерживала его внутри, порождая тем самым чувство обиды и еще большей вины. Стихотворение помогло ей осознать, что, хотя она не контролирует свои чувства, она может контролировать свои поступки, вызванные ими. А это именно то, что идет в счет», – говорит д-р Ширион.

Социальная работница из Кентукки усвоила тот же урок, когда поэзия помогла ей победить рак груди.

Маргарет Мэсси Симпсон обнаружила, что у нее рак молочной железы, в 1959 году. После двух радикальных мастэктомий она стала вести хронику своих переживаний, из которой получилась книга «Победить рак». Поэзия помогла ей справиться.

В больнице перед первой операцией Симпсон начала читать поэзию, чтобы отвлечь сознание от боли. В течение двух лет она записывала собственные стихи, подробно останавливаясь на образах воды и моря. Она написала стихотворение под названием «Морской дьявол», и, по-видимому, катание на водных лыжах, которым она занималась незадолго до операции, стало ее навязчивой идеей. Позже, как она рассказала д-ру Лиди, она поняла полное значение своей метафоры: она захлебывалась от жалости к себе.

«Несколько месяцев спустя после операции я обнаружила, что моя главная проблема эмоциональная, а не физиологическая, – писала она д-ру Лиди. – Я думала, что убегаю от смерти и страха. Моя проблема была в том, что я боялась жизни».

Тем временем она обнаружила, что физическая польза от поэзии также весьма реальна. «Подвергаясь воздействию радиоактивного кобальта, линейного ускорителя и химиотерапии, я обнаружила, что вспоминать и читать вслух стихи и сочинять собственные – все равно что пользоваться мощным анестетиком, – написала она в 1974 году. – Во время каждого кризиса или периода болей за последние пятнадцать лет я чувствовала, что сочинение стихов – это трансоподобная анестезия, освобождающая меня от страха и растерянности. Страха перед операцией не было. Было только ожидание удаления лишнего куска, единственного барьера между мной и здоровьем. В отсутствии страха у меня не развивались многие побочные осложнения, испытываемые другими раковыми пациентами, такие как тошнота или боль, вызванная страхом».

Боль, порождаемая страхом боли, – это фактор многих операций, не только мастэктомии. Специалист по челюстно-лицевой хирургии из Бруклина обнаружил, что «поэзия может рассматриваться как хороший заменитель транквилизаторов, наркотиков и седативных препаратов для проведения предоперационной релаксации». У доктора стоматологии Морта Малкина был ассистент, читавший пациентам в его приемной поэтические произведения. «На мой взгляд, страх и тревога заметно уменьшались во время сеансов чтения стихов, – говорит д-р Малкин. – Большинство пациентов чувствует, что доктора, которые настолько проявляют участие к своим пациентам, что в их приемной даже читают стихи, непременно должны отличаться большей добротой и сочувствием. Это дополнительно снижает опасения. Поэзия может помочь и членам семьи пациента, которые часто так же нервничают, как и сам пациент».

Пациенты д-ра Малкина особенно неравнодушны к стихам Эмили Дикинсон, Роберта Фроста и Уильяма Карлоса Уильямса.

ДРЕВО ЯДА.

В ярость друг меня привел — Гнев излил я, гнев прошел. Враг обиду мне нанес — Я молчал, но гнев мой рос.
Я таил его в тиши В глубине своей души, То слезами поливал, То улыбкой согревал.
Рос он ночью, рос он днем. Зрело яблочко на нем, Яда сладкого полно. Знал мой недруг, чье оно.
Темной ночью в тишине Он прокрался в сад ко мне И остался недвижим, Ядом скованный моим.

(Перевод С.Я. Маршака).

Телесные ритмы и рифмы.

Поэзия не всегда рифмована, но она имеет ритмическую структуру, которая иногда безыскусна, иногда чрезвычайно глубока, – так говорит доктор медицины.

Джуст А.М. Мерло. Ритм есть даже в белом стихе. Стихотворения, как правило, синхронизируются с телесным ритмом поэта, говорит д-р Мерло, а поэты, которых мы больше всего любим, – как правило, именно те, чьи телесные ритмы подобны нашим. Ритм – это то, что дает поэзии ее «уравновешивающий» эффект. Поэт Аллан Гинсберг увязывает поэзию с размеренным дыханием и медитацией.

Некоторые люди сохраняют способность к метафорическому мышлению; другие вновь обретают ее в старости. Среди пожилых людей «каждый поэт, разве вы не знаете?» – говорит Сильвия Барон, редактор «Расширяющихся горизонтов», литературного журнала поэзии и прозы, который специализируется на публикации творчества пожилых. Она называет его «голосом третьего возраста». Некоторые из наиболее сильных стихотворений нашего времени написаны руками столь слабыми, что они едва могли удержать карандаш. У пожилых людей есть жизненный опыт и проницательность, им есть что сказать, и у них есть потребность сказать это. Поэзия дает им способ выговориться; «Расширяющиеся горизонты» дают им возможность быть услышанными.

Поэтические рецепты.

«Вместо одной таблетки аспирина примите две поэмы», – говорит психиатр доктор медицины Джек Дж. Лиди. Он обнаружил, что, когда у его пациентов возникают проблемы – бессонница, тревожность или депрессия, следующие стихотворения делают чудеса:

Против бессонницы:

Генри Уодсворт Лонгфелло. «Гимн ночи».

Уильям Вордсворт. «Сон».

Томас Мур. «Часто ночью тихой».

Джон Китс. «К сну».

Джон Китс. «Прекрасная беспомощная дама».

Эдгар Аллан По. «Аннабель Ли».

Уильям Вордсворт. «Тинтернское аббатство».

Против тревожности:

Эмили Дикинсон. «Я – никто! А ты – кто?».

Роберт Фрост. «Другая дорога».

Джон Китс. «Ода греческой вазе».

Генри Уодсворт Лонгфелло. «День угас».

Уолт Уитмен. «Моя песня».

Уильям Вордсворт. «Среди нехоженых дорог».

Уильям Батлер Йейтс. «Озерный остров Иннисфри».

Против депрессии:

Вильям Каупер. «И свет во тьме светит».

Оливер Венделл Холмс. «Комнатный Наутилус».

Генри Уодсворт Лонгфелло. «День угас».

Джон Мильтон. «О слепоте».

Перси Биши Шелли. «Ода западному ветру».

Роберт Льюис Стивенсон. «Небесный хирург».

«Ни авторы, ни издатели этого журнала, выходящего дважды в год, не получают гонораров, – говорит Барон. – Несколько человек выполняют большую и тяжелую работу, а их интерес заключается в улучшении литературного качества творчества пожилых людей и обеспечении им отдушины для выхода чувств». Барон, бывшая школьная учительница на пенсии, живет в квартале Нью-Йорка Форест-Хиллз. Хотя выпускать «Расширяющиеся горизонты» начали в 1977 году в рамках программы для домов престарелых при Массачусетском университете в Амхерсте, журнал теперь создается в гостиной Сильвии Барон.

«Сочинение стихов помогает исполниться волей к жизни, полноценно и радостно раскрыть природный художественный дар, и эти факторы не следует упускать из виду, если мы считаем «профилактическую медицину» одной из жизненных целей, – говорит Барон. – Сочинение стихов мотивирует нас продолжать жить. Кроме того, публикация в достойном литературном журнале доставляет немалое удовольствие».

Д-р Джек Лиди соглашается, добавляя, что и подписаться на него – немалое удовольствие, равно как и собирать коллекцию поэтических произведений в вашем медицинском фонде. Д-р Лиди цитирует великого Роберта Грейвза, который говорил, что «хорошо подобранная антология – это полная амбулатория для наиболее распространенных психологических расстройств, и ею можно пользоваться как для их предотвращения, так и для лечения».

Глава 17. Утешители.

Что общего между плюшевым мишкой, детским одеяльцем и воспоминаниями?

«Все это – то, что нас утешает, – говорит доктор медицины Пол К. Хортон, психиатр из Меридена, Коннектикут. – Это то, что может дать нам уют и покой и тем самым предоставить защиту в мире, в котором отнюдь не всегда найдется для нас достаточно уюта или покоя. Они, по-моему, и есть самое существо жизни».

Их власть зиждется на том, что они возвращают нам квинтэссенцию нашего детства, то глубинное ощущение умиротворяющего спокойствия, которое мы чувствовали, когда были юны. Д-р Хортон подробно разъясняет свои мысли на эту тему в книге «Утешение: утраченное измерение психиатрии» – итог пяти лет исследований, клинических наблюдений и изучения конкретных случаев.

«Когда мы в младенческом возрасте, у нас очень тесные и эмоционально насыщенные отношения с нашими матерями, – пишет д-р Хортон. – Наши потребности удовлетворяются. Нас кормит и ухаживает за нами специальная особа, которая, видимо, принадлежит нам одним. Мы учимся предвкушать звук голоса, внешний облик, ласковые прикосновения нашей матери.

Благодаря этим особым отношениям мы развиваем базовое доверие к другим людям и к миру, окружающему нас. И эти первые отношения так необычайно полноценны, что они действительно становятся нашей постоянной частью».

Наше детское одеяльце.

Вот откуда приходят плюшевые мишки и детские спасительные одеяльца. Когда мы становимся чуть постарше, между двумя и шестью годами, нас заставляют отказаться от иллюзии, что наша мама находится в нашей единоличной собственности, и, по словам д-ра Хортона, мы часто выбираем яркую мягкую игрушку, мягкое одеяло или какой-либо другой объект подобного рода, чтобы он утешал нас и напоминал о наших крайне важных изначальных отношениях с ней. Заслуживает внимания то, что иногда мы избираем в особенные друзья «агрессивную» игрушку, вроде льва или тигра, или иногда заводим себе воображаемого друга, с которым можем разговаривать до бесконечности.

«Но какие бы объекты мы ни выбирали, – говорит д-р Хортон, – они представляют собой слабо замаскированные отображения наших ранних удовлетворяющих взаимоотношений. И все они помогают нам сделать переход от наших мам, представляющих собой весь наш мир, до жизни в мире во всей полноте».

Иногда более старшие дети могут выбирать себе в товарищи кукол-супергероев. А начиная с возраста 7 лет и до 13 «объектами-утешителями» могут служить коллекции таких вещей, как модели самолетов, банки из-под пива, солдатики и куклы. Они помогают нам почувствовать себя спокойнее, когда мы в страхе или в растерянности.

«Самое трудное и эмоционально бурное время – это период полового созревания, возраст от 15 до 25 лет, – говорит д-р Хортон. – Основная причина в том, что очень сложно подыскать себе объекты– утешители, заслуживающие доверия. Подростки могут впадать в депрессию или ярость. Они пытаются стать взрослыми, пытаются оторваться от своих родителей. Но они еще недостаточно созрели, чтобы установить взрослые взаимоотношения.

Фактически, пубертатный период – это отчаянный поиск утешения. Объекты, которые подростки использовали, когда были маленькими – куклы, мягкие игрушки, – теперь они сами же отвергают, как простую детскую дребедень. Поэтому иногда они обращаются к опасным вещам, таким как наркотики и алкоголь, которые могут привести к саморазрушению. А еще они обращаются к музыке.

Один из моих юных пациентов с трудом мог связать слова в предложение. Его речь была очень невразумительна. Но он мог рассказывать мне историю за историей о своих любимых рок-группах».

Важно для всех возрастов.

Какое это все имеет отношение к взрослым? Очень серьезное. «Объекты-утешители важны на всех жизненных этапах – в зрелости так же, как и в детстве, – говорит д-р Хортон. – Однако сами объекты при этом могут быть совершенно различными. Средства, с помощью которых маленький человек успокаивает себя, часто явно бросаются в глаза – к примеру, тот же плюшевый мишка, – и их нетрудно идентифицировать. Но на более позднем этапе жизни средства утешения, скорее всего, будут более искусно замаскированы.

Позвольте мне рассказать вам про 55-летнюю женщину, которую я гипнотизировал, чтобы облегчить боли. Когда я попросил ее восстановить в памяти какое-нибудь счастливое событие времен детства, она рассказала историю о путешествии на поезде, которое она предприняла, чтобы встретиться со своим отцом. «Я до сих пор помню едкий запах паровозного дыма, – говорила она, – и я вижу и ощущаю старые бархатные шторы, мягкие сиденья и чистое белое белье; омлет и мороженое – последнее подавалось в серебряной плошке – никогда больше не были такими вкусными; поезд мягко покачивался, так-так, так– так, внезапный лязг – дзынь-дзынь! – шум и свист пробегающего мимо встречного поезда – все такое убаюкивающее, и оно продолжает жить в моей памяти».

Эта пациентка оказалась способна использовать свои детские воспоминания о поезде, чтобы добиться практически полного освобождения от боли, которую наркотические препараты облегчали лишь частично и неудовлетворительно, – говорит д-р Хортон. – В самом деле, средство-утешитель может облегчить любую боль – как физическую, так и эмоциональную и духовную. К примеру, люди, страдающие депрессией, часто попросту забывают, по крайней мере на время, свои средства самоутешения. И определить характерные для них способы самоутешения и достижения чувства безопасности, а также выяснить, что они делали или пытались делать непосредственно перед наступлением приступа депрессии, часто так же полезно, как назначить им антидепрессанты».

Пациенты д-ра Хортона приходят к нему за помощью с различными проблемами: одиночество, непрекращающаяся тревожность, приступы паники, тоска и просто общее чувство, что жизнь бессмысленна. Он старается помочь им различными способами. Во-первых, он помогает им понять, что потребность в утешении действительно важна. Во многих случаях это означает показать пациенту, что чрезмерная ориентация на реальность – убежденность, что мы обязаны постоянно быть «взрослыми» и «реалистичными», – может заставить нас думать, что есть что-то ребяческое в потребности хотя бы время от времени почувствовать себя уютно.

Во-вторых, д-р Хортон помогает своим пациентам понять, что у каждого из нас есть свои объекты-утешители и что они из себя представляют – дело очень личное. Для одного человека может служить утешением перечитывание любимой книги, для другого эту же роль может исполнять мягкая игрушка, даже если он уже взрослый.

Д-р Хортон также старается показать своим пациентам, что «тихая гавань» в доме жизненно необходима. К примеру, это может означать, что вы сделаете обеденное время временем спокойного разговора в кругу семьи, не предназначенного для споров и раздоров, или найдете время, чтобы вместе почитать или послушать музыку. Суть в том, чтобы попытаться найти «островок утешения» в нашей повседневности.

«Сегодня необходимо искать новые пути для утешения, – говорит д-р Хортон. – Некоторые методы получения удовольствия, распространенные в последние два десятилетия – алкоголь, наркотики, транквилизаторы, технические новинки, беспорядочные половые связи, продвижение по службе и прочее, – оказались неэффективными.

Я думаю, что нам предстоит вскоре познакомиться с некоторыми интересными направлениями в смысле поиска утешения или уюта. Это может быть возвращение к большей интимности: тесные и длительные любовные взаимоотношения, дружба, упрочение семейных связей. Рождаемость может возрасти, поскольку дети – мощный потенциальный источник утешения для некоторых людей.

Люди будут искать работу, которая учитывает потребности семьи, – продолжает д-р Хортон. – Высокие оклады, премии и поощрение правами на акции перестанут быть достаточным удовлетворением, и от перемены местожительства люди будут воздерживаться. Возможно, произойдет возвращение к религии. Музыка спокойная и мелодичная, не важно, классическая или современная, опять войдет в моду, как и бальные танцы. Домашние питомцы будут пользоваться нарастающей популярностью, потому что с ними всегда уютно. Точно так же будут пользоваться большим спросом мягкие игрушки, одеяла, высококачественные подушки, подбираемые для конкретного клиента, и другие теплые и приятные вещички».

«Медвежьи» факты.

Один человек – и еще приблизительно 7000 других – воспринял слова д-ра Хортона очень, очень серьезно. Этот человек – Джим Оунби, а еще 7000 – это все члены некоммерческой организации, которую Оунби основал в 1973 году. Называется она «Добрые медведи мира» (Good Bear of the World).

«Мы стараемся создавать благодатные условия для любви, дружбы и понимания, предлагая плюшевых медведей детям и взрослым в больницах и других учреждениях, и практически везде мы находим людей, которые нуждаются в плюшевом мишке, – взволнованно говорит Оунби. – Мы верим в силу плюшевого медведя!».

Журналиста Оунби вдохновила на создание «Добрых медведей мира» прочитанная им история, которая произошла в Лиме, штат Огайо, с человеком по имени Рассел Макклин. Проведя большую часть своего детства прикованным к одинокой больничной койке, Макклин, став взрослым, решил, что попытается помочь другим детям, которые находятся в таком же тяжелом положении. Поэтому он организовал программу по раздаче плюшевых мишек каждому ребенку, поступившему в детскую больницу Лимы.

«Есть в плюшевых медведях что-то такое, что не поддается объяснению, – говорит Оунби. – Когда вы держите такого мишку в руках, вас охватывает чувство любви, уюта и безопасности. Это почти сверхъестественно! А еще мишки никогда не возражают, вообще они непревзойденные слушатели».

«Добрые медведи мира» стала по-настоящему интернациональной, когда приюты «Добрых медведей» появились не только в Америке, но также и в Канаде, Англии, Шотландии, Австралии и Новой Зеландии. В Соединенных Штатах есть приюты «Добрых медведей» в штатах Калифорния, Орегон, Вашингтон, Миссури, Род-Айленд, Мичиган, Нью-Йорк, Западная Вирджиния, Пенсильвания и Техас. Звезды Голливуда, в том числе Джин Симмонс и Джейн Виттерс, также принадлежат к «Добрым медведям».

«Плюшевый мишка получил свое имя – медвежонок Тедди – в честь президента Теодора Рузвельта, – рассказывает Оунби. – В 1903 году на охоте Т.Р. отказался застрелить медвежонка, и политический карикатурист из «Вашингтон стар» Клиффорд Берримен обессмертил это событие, изобразив на карикатуре Тедди и медвежонка под названием «Медвежонок Тедди». Ну а мастер игрушек из Бруклина придумал плюшевого мишку и получил позволение Тедди Рузвельта назвать его Тедди.

К настоящему времени в одиннадцати штатах день рождения Тедди Рузвельта – 27 октября – провозглашен днем «Добрых медведей мира», – говорит Оунби. – Наша главная цель – создать мир, в котором любовь, миролюбие и понимание играют более важную роль. Мы просто пытаемся протянуть каждому лапу любви.

Знаете, мы обнаружили, что, если спросить людей: «У вас есть плюшевый медвежонок или хотели бы вы иметь такого?» – шестеро из десяти ответят «да». Мы хотели бы довести это число до десяти из десяти!».

Глава 18. Прикосновение.

Муха ползает вверх-вниз по его ноге, и он даже не пытается ее согнать. Он не чувствует щекотки. И причудливая обширная язва, разъедающая его пятку, не причиняет ему ни малейшей боли. Он парализован от талии и ниже, он сидит неподвижно и ждет.

Внезапно он осознает, что к нему стремительно приближается некий силуэт. Это женщина, про которую говорили, что она обладает целительными силами. Он зовет ее по имени. Через мгновение она оказывается рядом с ним, исследует его тело, водя над ним раскрытыми ладонями. Ладони замирают в непосредственной близости от его левой пятки, очевидно почувствовав большую открытую рану.

Несмотря на то что нога плотно запакована в ботинок и шины, она накладывает руки прямо на то место, где развивается язва. Несколько минут спустя молодой человек замечает в своей ноге странное ощущение. Он определяет его как глубоко проникающее тепло. Постепенно, в течение последующих нескольких недель, язва начинает выказывать признаки заживления.

Похоже на историю из Ветхого Завета? Ничего подобного. Это произошло совсем недавно. И не на берегах реки Иордан, а в кампусе Сан-Диего Калифорнийского университета.

Исцеляющие ладони принадлежат Долорес Кригер, дипломированной медсестре, преподавателю медсестринского дела в Нью-Йоркском университете, которая, путешествуя по побережью, проводила семинары по «терапевтическим прикосновениям», являющимся производной формой того, что традиционно известно как «возложение рук».

«Я твердо верю в терапевтическое прикосновение, но, если говорить честно, я сомневалась, смогу ли вызвать хоть какой-то отклик сквозь такие массивные шины и тяжелые ботинки этого юноши, – говорит д-р Кригер. – Но нам было нечего терять, так что я решила действовать и сумела сразу же определить проблемное место. Несмотря на тяжелую обувь, я тут же почувствовала, как энергия меняется.

Что меня больше всего поразило, так это то, что ведь этот юноша, поскольку он страдал параличом нижних конечностей, вообще не чувствовал своих ног. Вдобавок он не имел представления, чего ожидать от этого странного метода лечения. И все же он почувствовал то же, о чем говорили многие, испытавшие это ощущение, – глубинный жар. Я думаю, именно потому этот частный случай застрял в моей памяти».

Нью-йоркский университет лидирует.

Д-р Долорес Кригер не единственная, кто убежденно пропагандирует пользу терапевтического прикосновения. Нью-Йоркский университет теперь предлагает полностью аккредитованный последипломный курс для выпускников, предназначенный для официального обучения процессу терапевтического касания и исследования лежащих в его основе движущих сил. «Мы называем себя «Крейзи Кригер», потому что мы все слегка «чокнутые», – говорит д-р Кригер.

Но ни в этом курсе, ни в механизмах, скрытых за терапевтическим прикосновением, не содержится даже намека на шутку. Долорес Кригер абсолютно серьезна, когда рассказывает, как она впервые познакомилась с целительством. Это было исследовательское задание, в котором составлялась научная оценка работы широко известного целителя Оскара Эстебани.

«Моя часть работы состояла в том, чтобы собирать истории болезни, основные показатели состояния организма и тому подобное. Но это дало мне отличную возможность для наблюдения за Эстебани и его пациентами в процессе лечения, – рассказывает д-р Кригер. – Я не видела особых событий. Я не видела ничего потрясающего. В том, чем Эстебани занимался, не было никаких экстраординарных телодвижений либо колдовства, которые я себе могла навоображать. Он довольно спокойно сидел рядом с человеком, которого лечил, и просто возлагал руки на пациента в определенной области, которую почитал важной для данного конкретного случая. Проходило примерно 20–25 минут, лечение заканчивалось, и пациент уходил, чтобы прийти на следующий день, если возникало ощущение, что его состояние того требует.

Казалось, что действует он совершенно прямолинейно, просто, почти легкомысленно, и потому вы можете представить мое удивление, когда последующие отчеты показали, что поправилось больше пациентов, чем могла дать вероятность».

Играла ли тут роль «сила внушения»? Частично – может быть, но здесь определенно было нечто большее, говорит д-р Кригер. В начале 1960-х д-р Бернард Град, исследователь в области гериатрии из Мемориального института Аллана при Университете Макгилла в Монреале, изучал действие прикосновений Эстебани на раненых лабораторных мышах и в экспериментах с семенами ячменя, погруженными в соляной раствор, чтобы стимулировать «болезненное» состояние.

Животных и растения, рассуждал он, нельзя убедить самоуверенным голосом или гипнотическими пассами. И тем не менее в экспериментах д-ра Града животные излечивались быстрее, а семена ячменя прорастали скорее, и из них вырастали более высокие и зеленые растения под влиянием целительных ладоней Эстебани. Прикосновение, очевидно, было решающим фактором. Но как оно действует?

Чувствительность к температурным изменениям.

Просмотр литературы и данные из собственного опыта заставили д-ра Кригер предположить, что здесь может происходить нечто вреде переноса энергии. Во-первых, решающим фактором является температура. Сначала целители внимательно обследуют все тело, ища область температурного изменения. Это надежный индикатор плохого состояния. Затем, когда целитель или целительница кладет ладони на это больное место, уже пациент чувствует изменение температуры. Даже те, кто не знает, чего ожидать, уверенно определяют ощущение глубокого нагрева в месте, к которому прикоснулся целитель.

Во-вторых, целителю нет необходимости при терапевтическом прикосновении контактировать непосредственно с кожей, чтобы пациент испытал чувство тепла. Все, что необходимо, чтобы осуществить контакт на расстоянии, – это чтобы руки зависли над больным участком, а целитель в это время находился в состоянии глубокой концентрации, известной как «интенциональность».

Было также замечено, что здоровые люди, когда на них возлагают руки, не чувствуют ничего необычного. Только те, кто испытывает недомогание, по-видимому, абсорбируют то, что исходит от рук целителя, что бы это ни было.

Из вышеприведенных наблюдений д-р Кригер и другие исследователи сделали вывод, что некую энергию, вероятно, излучают все. Здоровые люди имеют избыток ее, а у больных она в дефиците. Чтобы вылечить другого, здоровый человек должен уметь передать свою энергию в пораженный участок, получая эффект перекомпоновки энергии.

«На мой взгляд, действительная роль целителя имеет отношение к его потенциальной способности эффективно направлять энергию, – говорит профессор Нью-Йоркского университета. – Все здоровые люди в какой-то степени излучают энергию, но она в основном беспорядочно рассеивается. Суть в том, чтобы направить ее через руки непосредственно в цель».

Вызывает ли эта передача энергии какие-либо биологические изменения, которые можно измерить? Д-р Долорес Кригер предложила довольно интересную теорию, согласно которой уровень гемоглобина можно изменять. Гемоглобин – составная часть красных кровяных телец, отвечающая за поглощение кислорода и распределение его по клеткам. Хлорофилл, вещество, отвечающее за зеленую окраску растений, действует подобным же образом, что может объяснить, почему «исцеленные» д-ром Градом ячменные зерна дали более зеленые ростки.

Контрольное испытание подтвердило теорию д-ра Кригер. Позже она повторила исследование, и на этот раз в нем приняли участие 32 дипломированные медсестры и 64 пациента больницы столичного района Нью-Йорка. Медсестры были поделены на две группы: первую группу обучили методу терапевтического прикосновения, вторую не обучали. Группа 1 практиковала терапевтические прикосновения на своих пациентах, группа 2 не практиковала. Уровень гемоглобина у всех пациентов был измерен непосредственно перед началом исследований и измерялся еще раз в процессе эксперимента. Чтобы минимизировать возможную необъективность, лаборанты не были проинформированы об исследовании.

И опять теория решительно подтвердилась. У всех пациентов, которые подвергались лечению терапевтическим прикосновением, уровень гемоглобина вырос, тогда как у тех, кто получал только стандартный медсестринский уход, уровень гемоглобина остался довольно стабильным.

Как именно в точности уровень гемоглобина помогает ускорить процесс выздоровления, еще предстоит выяснить. Но по крайней мере, у нас теперь есть научное доказательство, что происходит нечто весьма реальное.

«К несчастью, истинные сообщения погребены под толщей ложных сенсаций, – говорит доктор философии Лоренс Лешан, психолог, который многие годы исследовал механизмы психического исцеления. – Но после того как вы отсеете 95 процентов утверждений, которые могут быть связаны с истерическими изменениями, внушением, неверной постановкой эксперимента, ошибками памяти и откровенным жульничеством, остается сухой остаток».

Любовь – целительная сила.

Д-р Лешан собрал группу заслуживающих доверия целителей из числа «сухого остатка» и отметил определенную схожесть их исцеляющих методик. Во всех случаях, как он увидел, целителям был свойственен один и тот же образ действий, имеющий внутренние корни. Он характеризовался глубоким чувством любви и участия к человеку, лечением которого они занимались.

Один весьма успешный целитель говорил: «Только любовь способна порождать целительный жар». Другой объяснял: «Мы должны заботиться. Мы должны заботиться о других всеми силами и всей душой, сейчас и всегда; наш разум и наш дух должны поддерживать связь с людьми».

То есть потенциал целительства зависит от способности заботиться. Это объясняет, почему одни люди способны направлять свою энергию на исцеление более эффективно, чем другие. И почему некоторые люди добиваются большего успеха, когда направляют эту энергию на кого-то, о ком они заботятся.

Матерям это свойственно изначально. Любящие делают это не задумываясь.

Те, кто искренне любит, знают секрет терапевтического прикосновения. А для объекта их чувства эта нежная любящая забота может быть не просто наслаждением – она может быть необходимостью.

Антрополог Эшли Монтегю, доктор философии, убежден, что наше выживание частично зависит от того, как к нам прикасаются. В своей книге «Прикосновение: человеческий смысл кожи» д-р Монтегю пишет: «В течение девятнадцатого столетия более половины младенцев умирало на протяжении первого года жизни от болезни под названием «маразм» – это греческое слово в переводе означает «истощение организма»… Уже во втором десятилетии двадцатого века уровень смертности младенцев в возрасте от одного до двух лет, содержавшихся в различных заведениях для подкидышей по всей территории Соединенных Штатов, составлял около 100 процентов.

И только после Второй мировой войны, когда были предприняты исследования для выяснения причины маразма, было обнаружено, что он чаще всего возникает среди младенцев из «лучших» домов, больниц и учреждений… Дети из самых бедных домов, не соответствовавших требованиям гигиены, но при условии, что у них была хорошая мать, часто преодолевали физические дефекты и добивались успеха. Чего отчаянно не хватало в стерильной чистоте первого класса и что с избытком получали дети второго класса – это материнская любовь… Как выяснилось, ребенку, чтобы ему было хорошо, требуется, чтобы его нянчили, и ласкали, и укачивали на руках, и нежничали с ним, и обнимали, и ворковали над ним, даже если его при этом не кормят грудью.

Установив этот факт в конце двадцатых, некоторые клинические педиатры начали вводить в своих палатах регулярный «материнский» режим… В госпитале Беллвью в Нью-Йорке, где в педиатрическом отделении соблюдался «материнский» режим, показатель смертности среди младенцев, составлявший 30–35 процентов, за один год упал и в 1938 году составил менее 10 процентов».

Судя по этим свидетельствам, присутствие любящего мужа в родильной палате – мужа, который прикасается к своей жене, ласкает и успокаивает ее во время предродовых схваток и родов, – фактически оказывает не только психологическую поддержку. Хотя научные данные, подтверждающие психологическую пользу нежных прикосновений мужа во время родов, отсутствуют, все новые и новые больницы приходят к осознанию преимущества, которое приносит присутствие заботливого партнера.

Дорис Хейр, президент Американского фонда здоровья матери и ребенка, рассказывает, что некоторые больницы фактически поощряют беременных женщин к тому, чтобы те приводили с собой в родильную палату близкого родственника – если не мужа, то сестру или даже кого-то из близких друзей. «Если женщине некому составить компанию, когда она попадает в госпиталь Грейди в Атланте, – говорит Хейр, – к ней с радостью придет кто-то из группы добровольных помощников и будет оказывать ей поддержку во время родов».

Инстинктивная каждодневная потребность.

Забота, любовь и прикосновения к другому человеку должны являться частью нашей повседневной жизни. «Это проистекает из основной и инстинктивной потребности в помощи», – говорит д-р Долорес Кригер.

Психолог Джеймс Линч, доктор философии, исследуя воздействие, которое оказывает на здоровье контакт между людьми, провел много времени в отделении кардиореанимации, наблюдая за пациентами, которым угрожала возможность внезапной смерти. «Я был потрясен, – пишет он, – тем, как большинство людей прощались. Они говорили друг с другом, если физически могли говорить, обычно приглушенным голосом; они пытались всеми силами выказать уверенность, иногда им даже удавалось шутить. Но когда они прощались, это было так, как будто происходил некий глубинный, первобытный, инстинктивный ритуал… Когда подходило время расставания, они прерывали разговоры и молча брали пациента за руку, или прикасались к его телу, или даже стояли в ногах кровати и трогали ноги пациента». Слова иногда кажутся не соответствующими моменту; все выражается в прикосновении.

Доктор философии Джон Дж. Брюн, декан школы смежных медицинских дисциплин медицинского факультета Техасского университета в Галвестоне, считает, что человеческий контакт – это именно то, чего недостает в современных взаимоотношениях между врачом и пациентом. Он убежден, что развитие медицинских технологий и появление врачей– профессионалов нового качества, которых обучают анализировать пациента, кардинально снизили количество телесных контактов между врачом и пациентом.

В статье на эту тему д-р Брюн пишет: «Качество здравоохранения зависит не только от того, насколько хорошо терапевты и врачи прочих профессий справляются со своими задачами, но также и от их способности проявлять человечность. Прикасаться самим и позволять прикасаться к себе – это часть процесса улучшения здоровья и его сохранения».

«Народная медицина многих культур включает в себя разнообразные прикосновения, – говорит д-р Брюн, – и это очеловечивает процесс лечения».

Д-р Долорес Кригер совершенно с этим согласна. «Я уверена, что потребность помогать другим является, вероятно, наиболее человечным из всех свойств человеческой души. Основная мотивация, которая привлекает людей в профессии, связанные с уходом за больными, лежит именно здесь… Я считаю, что терапевтическое прикосновение – это действенное средство, которое часто применяют медицинские сестры, ухаживая за пациентами, и не важно, сознательно они это делают или неосознанно».

Оглавление.

Исцеляющая сила чувств. Предупреждение. Часть первая. Целительные эмоции. Глава 1. Не только физическое благополучие: новый взгляд на состояние здоровья. Здоровая жизнь. Отсрочка приговора. Время для размышлений. Учитесь управлять собственным воображением. От жертвы к победителю. Потерпите, пожалуйста. Невысказанные надежды. Глава 2. Сначала исцелите разум. Взятие контроля. Успех лечения установками. От катастрофы к твердой вере. Любовь с заглавной буквы. Ключ к счастью. Статистика и прогнозы. Прощайте и спокойной ночи. Семь принципов установочного лечения. Место для дарения, разделения и исцеления. Глава 3. Разум выше рака. Когда рак исчезает. Неординарный пациент. Жизненные перемены и рак. Стимулирование «механизмов жизни». Связь между телом и разумом. Мир, а не война. Химиотерапия без побочных эффектов. Лечение сообща. Билль о правах ракового пациента. Контроль и надежда. Глава 4. Захотите жить. Запрограммирован умереть. Живи без суеты. Глава 5. Болеутолитель в вашем мозгу. «Страна фантазия». Удивительный феномен. «Он у меня вот где сидит!». Глава 6. Помогаем другим исцелить самих себя. Роли меняются. Сосредоточиться на боли. Возможности для роста. Часть вторая. Взаимодействие психики и тела. Глава 7. Практическое руководство по самоисцелению. Несчастные случаи. Аллергия и астма. Стенокардия. Артрит. Боль в спине. Ожоги. Рак. Проблемы детского здоровья. Герпес и язвы в полости рта. Кариес. Эпилепсия. Болезни десен. Проблемы с волосами и кожей головы. Головная боль. Сердечные заболевания. Гемофилия. Высокое кровяное давление. Бессонница. Импотенция и сексуальная дисфункция. Синдром раздраженного кишечника. Боль в тазовой области. Проблемы беременности. Проблемы с кожей. Язвы. Часть третья. Полноценная аптечка для вашей психики. Глава 8. Цвет и свет. Победить хандру. Утренний свет. Свет: канцерогенный фактор. В розовых тонах. Глава 9. Творчество. Делаем то, что хотим. Творческие мастерские города ветров. Игры, в которые играют творческие люди. Другие методики. Глава 10. Семейные встречи. Род как целитель. Воссоединение душ. Откройтесь любви. Глава 11. Юмор. Прогоните стресс смехом. Массаж внутренних органов. Притворное веселье. Как смеетесь-можете? Глава 12. Любовь. Глава 13. Музыка и песня. Давняя традиция. «Место без боли». Песня прогоняет тоску. Вокальные вибрации: внутренний массаж. Глава 14. Домашние любимцы. Ласка и релаксационный отклик. Когда традиционное лечение терпит неудачу. Значимые взаимоотношения. Животные в доме: взвесим «за» и «против». Как выбрать себе друга среди животных. Не для каждого. Глава 15. Игра. Причина жить. Бесстрашная любовь к веселью. Почему мы играем. Нескончаемая погоня за стимуляцией. Глава 16. Поэзия. Чем интересен фрост. Телесные ритмы и рифмы. Поэтические рецепты. Глава 17. Утешители. Наше детское одеяльце. Важно для всех возрастов. «Медвежьи» факты. Глава 18. Прикосновение. Нью-йоркский университет лидирует. Чувствительность к температурным изменениям. Любовь – целительная сила. Инстинктивная каждодневная потребность.