Исцеление человека.

Тем, кто уже в пути,

Кто обязательно придет.

Медикам будущего посвящается.

Преамбула.

В книге «Исцеление человека» так же, как и в предыдущих книгах этой серии – «Три кита здоровья» и «Мужчина и женщина. Путь человеческий – путь звездный» – читателю будет предложено значительное количество сведений (и еще большее число фактов и суждений будет подразумеваться). Изобилие информации при аморфном принципе изложения (типа «а вот еще об этом, а еще об этом» и т п.) способно обернуться вредом общему делу. Чтобы подобного не случилось, здесь, как и в уже названных книгах, определяющую роль будет играть ясная (даже жесткая) структура построения. Мысль книги такова: а) здоровье – одна из самых больших ценностей нашей жизни; б) человеку важно содержать его самостоятельно в безупречном состоянии; в) если сохранение здоровья потребует все же вмешательства со стороны, то помощь врачевателя должна быть максимально квалифицированной. Вот и все – проще простого, яснее ясного.

Эта простота предполагает изложение общего взгляда преамбулы вначале и четкое деление книги на две части в дальнейшем. Первая часть будет освещать принципы совершенно необходимой работы каждого человека со своим здоровьем, исходя из понимания объективных данностей, присущих душе и телу; вторая будет обращена к врачевателям, к тем, кто по велению сердца или согласно профессиональному долгу (или ведомый и тем, и другим) призван устранять аномалии в здоровье обратившихся к нему за помощью.

Итак, построение книги понятно. Буду стремиться к тому, чтобы ясными для читателя были также изложение материала и аргументация выводов и предложений. Это является необходимым потому, что многие, в том числе и ключевые постулаты как первой, так и второй части (да и общей концепции в целом) лежат не в русле общепринятых пока представлений. Поскольку критерием истины, однако, является практика, а не освященные традиционным мышлением догматы, постольку я буду опираться на реальные результаты – как свои, так и достигнутые уважаемыми мною целителями и врачами, представляющими как традиционную, так и нетрадиционные ветви врачевания.

Несколько слов о логическом соотношении этой книги с предыдущими и последующими. «Три кита здоровья» явились и философским, и одновременно бытовым манифестом утверждения здорового образа жизни. Установки и практические рекомендации этой книги с течением времени лишь получают все новые подтверждения. Следующая работа «Мужчина и женщина. Путь человеческий – путь звездный» стала конкретизацией ее общего подхода по отношению к столь важной сфере общечеловеческой жизни, как отношение полов во всем диапазоне их проявлений: от физиологических до космических. «Исцеление человека», опираясь на базовую для нее первую философскую книгу, конкретизирует и развивает дальше учение о том, как помочь себе и другим. С одной стороны, она более прагматична, чем «Три кита здоровья», в другом же смысле, представляет собой резкий выход за пределы парадигмы прежних знаний. Подобная последовательность является оправданной: если бы я начал сразу с разговора о запредельных возможностях человека, то вызвал бы почти общее недоверие и отталкивание. В «Заключении» к «Трем китам здоровья» я говорил о биоэнергетике более чем конспективно, это был только легкий штрих-пунктир. А сейчас развитие и внедрение подобных способностей ставится на повестку дня общественной жизни как дело уже реальное и практически необходимое. Дальнейшему усилению именно этой стороны целительской практики посвящается следующая книга, названная «Чудеса практической медитации». Что же касается работы «Проводник (возможности человека как энергоинформационного канала между Космосом и Землей)", то предмет ее внимания, разумеется, значительно выходит за пределы только врачевания (как, впрочем, и книги о медитации, то есть особом состоянии сознания). Последовательное расширение круга выдвигаемых вопросов будет характерно и для последующих книг этой серии.

Когда к врачевателю приходит пациент и просит излечить его, иначе говоря, вернуть здоровье, то перед ними обоими, логически рассуждая, должен возникнуть вопрос: а что такое здоровье? К какому состоянию от какого отклонения он хочет вернуться? Что считать идеалом? И будем ли стремиться к нему, либо к уже привычному и устойчивому полунедужному состоянию?.. Например, может быть, достаточно при случае убрать так называемое ОРЗ, а всякие там занудные остеохондрозы, гипертонии, запоры и т п. пускай уж докучливо, но спокойно доживают свой век вместе с нами?.. Короче: ограничиться ли при возникновении аварийного состояния устранением дефекта или так отшлифовать, отладить всю систему, чтобы в будущем она работала безупречно, как отлаженный хронометр?

В подавляющем большинстве случаев (99, 99%) и болящие, и врачи считают задачу решенной, коль скоро частная поломка организма оказывается устраненной (или вроде бы устраненной), коль симптом болезни на время исчез, и все вернулось на круги своя. Подобное положение дел объясняется не только тем, что все отрасли официальной медицины оказались разрозненными, и каждый специалист лечит лишь свой участок или участочек, а не всю многосложную структуру. Беда и в том, что нет общего, точнее, общепринятого представления о здоровье, на которое, как на маяк, можно ориентироваться, к которому, как к заветному берегу, и следует стремиться из любого бурного, рискованного путешествия.

Нет сомнений, что любое «ЧП» (чрезвычайное происшествие), приключившееся со здоровьем, надо устранять. Но устранять, исходя из контекста очень широкого знания, во-первых. То есть, видеть повышенное давление, например, в качестве естественного стремления организма протолкнуть кровь туда, куда доступа ей не стало из-за целого вороха неприятных ситуаций, и, следовательно, надо прежде всего убирать эти неблагоприятные обстоятельства, а не вторичное явление – самоспасительную реакцию сердечно-сосудистой системы.

Во-вторых же, конкретную болезнь следует использовать как повод, как затравку для решительного наступления по всему фронту нездоровья. Я давно лелею мысль о том, что такое несчастье, как попадание человека в больницу, следовало бы пересотворить в его великую удачу: в диспансерное обследование пациента максимально широким кругом специалистов. В ряде случаев это привело бы к ранней диагностике очень неприятных заболеваний, а во всех без исключения – к прояснению целостной картины состояния человека. Скажем, вы попали туда по поводу «острого живота», а вышли, зная о себе все: от состояния своей сердечной мышцы до баланса всех гормональных центров, и, соответственно этому знанию, – с циклом назначений: от специфической, именно для вас подобранной диеты до обязательных рекомендаций массажисту-мануальщику.

Да, но что все-таки понимать под той нормой здоровья, к которой следует стремиться из любой точки пространства и времени? В прочитанных мною пособиях, написанных господами медиками, особенно титулованными, я находил – и неоднократно – подтверждение того, что единой нормы нет, а существуют лишь возрастные нормы. Это значит, что в 30 лет вы закономерно должны себя чувствовать хуже, чем в 20, быть толще и иметь более высокие параметры давления крови в своих сосудах; в 40 лет – человеку присуще-де иметь больше органических и функциональных нарушений, чем в 30, а в 60, согласно просвещенному мнению, возрастная норма есть нечто, аналогичное инвалидной карте… Удивляться тут нечему: теория официальной медицины идеально соответствует массовой же ее практике, которая сводится, образно говоря, к «косметическому ремонту» болящих, иногда – к их «капитальному ремонту», но практически никогда – к полной реставрации и возвращению к изначальному блистательному положению вещей.

Вот один из сонма удручающих примеров. В статье «Что нужно знать об артериальном давлении» кандидат медицинских наук В. Лебедева сообщает: «Величина кровяного давления изменяется с возрастом. В современной медицине применяется формула для определения нормального кровяного давления. Систолическое = 102 + (0, 6 лет возраста) Диастолическое = 63 + (0, 4 лет возраста) По научным данным, величину нормального кровяного давления по возрастам можно выразить с помощью таблицы…».

И далее следует печально уходящий ряд от 129/79 в 17 лет до 149/89 в 60 лет.

Итак, перед нами «научные данные», согласно которым изначальная норма с возрастом безоговорочно обязана меняться в худшую сторону. А я сижу и думаю: а мне-то как быть, если с семнадцати лет и далее, почти полвека, у меня все те же 120/80? Считать себя ненормальным? Полагать, что отсутствие болезней сердечно-сосудистой системы есть моя аномалия?

А вдруг господа доктора правы? Ведь опираются они на массовое, на очевидное, на повседневное. Вокруг нас люди все до одного стареют, дряхлеют и умирают (как правило, в страданиях или в маразме). Но вот что хочется вспомнить: очевидным было то, что Солнце кружится вокруг Земли, и из века в век огненное светило на глазах у всех всходило на востоке и пряталось за горизонт на западе. Но нашелся некий парадоксалист, его звали Николай Коперник, затем объявился Галилео Галилей, которые стали утверждать, что дело обстоит совсем не так, как все достоверно видят это своими собственными глазами. И что же? «И все-таки она вертится!» – вынуждена была признать в двадцатом веке католическая церковь, которая доступно объяснила Галилею в начале восемнадцатого века, что он, как и Джордано Бруно, представляет собой не менее горючий материал, чем их еретические рукописи.

Да, умерли и Бруно, и Коперник, и Галилей, умерли, как все смертные. Бессмертных на физическом уровне людей не было и нет. Но были, есть и будут такие, которые, вопреки очевидному ходу вещей, к тому времени своей жизни, которое зовется старость, сохранили все физические и психические атрибуты молодости. Для живости изложения в этом месте книги следовало бы привести 3-5 фактов о поразительных явлениях долгожительства, зафиксированных достоверно, но я не стану этого делать, ибо любое из них тотчас побивается справедливым утверждением об особой генетической одаренности этих людей. В самом деле, выдающиеся долгожители редки, как гении. Нет, я приведу пример совсем из другого рядами напомню жизненную историю некоего болезненного от рождения юноши. Твердо решив стать здоровым, он всю свою последующую жизнь систематически брал одну новую ступень за другой – теоретически и практически осваивая секреты нормальной работы всех важнейших человеческих органов и функций. Ему удалось повернуть время вспять: когда ему исполнилось 95 лет, гистологический анализ показал, что его ткани и органы молоды и свежи, как у 18-летнего. К сожалению, это было обследование утопленника: да, на 96-м году жизни, скользя на виндсерфинге в открытом океане, Поль Брегг был накрыт гигантской волной и захлебнулся. Вскрытие показало, что безвременная трагическая смерть постигла абсолютно здорового человека. Его здоровье было нормальным!

Так что же такое норма по отношению к здоровью? Отличие Поля Брегга от других европейцев и американцев заключалось лишь в том, что он работал над своим здоровьем: не жил «на халяву», как придется, в отличие от подавляющего большинства соплеменников, не тренировал лишь какую-то одну функцию из сонма всех имеющихся у человека наподобие артистов балета или кузнецов-молотобойцев или тех академических ученых, что целеустремленно развивают в своем мозгу какую-либо единственную, зато глубокую извилину; нет, он осуществлял комплексную постоянную работу! Его труды, посвященные методикам питания, очисток, сохранению здорового сердца и позвоночника, и другие – это чудо системного подхода.

Да, во многом мы пошли сейчас дальше него в своих знаниях, но сколько бы ни продвигались вперед, значение жизни Поля Брегга не померкнет никогда, как не затмят новые астрономические успехи того порыва к истине, того открытия, которое совершил некогда Галилей. Да, здоровье – это результат комплексной систематической работы по его постоянному поддержанию (или пересотворению) на уровне молодости, и норма здоровья у человека существует лишь одна: тот оптимум, к которому природа подвела его в период расцвета всех его систем и функций, т е. годам к 20-25. Вот тот маяк, на который следует ориентироваться всегда, а отнюдь не на унылые положения т н. «возрастных» норм. Что подобная возможность не есть утопия, доказал въяве хлипкий телом с детства, но могучий разумом и своей упорной волей Поль Брегг. Его фотографию, на которой он снят за год до смерти со стошестилетним другом Роем Д. Уайтом, где стоят, улыбаясь и атлетически надув бицепсы, два молодых человека, думаю, следует издавать и переиздавать массовыми тиражами: она воздействует на массовое сознание лучше любых нудных увещеваний!

Поль Брегг – человек замечательный и уникальный, но, к счастью, не единственный на этом свете из тех, кто здоровьем занимался комплексно и целенаправленно. Знаменитый американский натуропат Норберт Уокер порадовал в восьмидесятые годы делегацию советских врачей знакомством со своим новорожденным ребеночком, а самому сияющему от радости папане было к моменту появления дитяти 102 годика… К сожалению, мне неизвестны генетические корни этого долгожителя, знаю хорошо лишь о длительной и системной его практике оздоровления (в частности, периодическая детоксикация лимфы посредством цитрусовых и глауберовой соли – это его новация).

Впечатляют и вызывают глубокое почитание результаты, достигнутые и гениальным русским самородком Порфирием Корнеевичем Ивановым. Как бы внешне ни разнилась его «Детка» с системой П. Брегга, сущность оздоровления и там, и тут едина: работать над своим здоровьем надо постоянно, и работа эта должна быть многоаспектной. Сближает их учения также и то, что их основатели были одновременно и замечательными практиками своих же теоретических положений, что не было у них разрыва между словом и делом.

Где-то далее в этой книге с высоким уважением будет поведано о практике целого народа, жителей Долины хунзов. Эти люди живут на севере Индии, где в горах сошлись Пакистан и Тибет. Заболевания неведомы им, а живут они, здоровые и доброжелательные – каждый из них! – не менее, чем 120 лет. Двигаются много, питаются минимумом продуктов, но пищей живой и почти не обработанной. Девяностолетние хунзы с тяжелым грузом за спиной легко совершают по головокружительным горным тропам гостевые визиты в ближайшую деревню, всего-то за каких-то 60 миль… И так – из века в век.

Но, собственно говоря, зачем нам забираться в горы чужеземные? У нас имеются и свои! В конце 60-х годов западный мир был потрясен свидетельством ряда своих геронтологов о долгожительстве как отличительном феномене горной страны Абхазия. Врачи и журналисты, испытывая одновременно и восхищение, и недоверие, открыли своим читателям мир, где люди достигали 120—130 и более лет. Тщательно обследовав 110-летнего Ванаху Темира, врачи обнаружили, что его давление равно 120/84 и что примерно таковым же оно является у подавляющего большинства абхазцев в возрасте 90 лет и старше. Авторитетные врачи прибыли к людям кавказского высокогорья тогда, когда череда инфарктов в мире достигла своего пика, когда рак выжирал повсеместно множество жителей так называемых цивилизованных стран. Здесь же эти напасти были практически неизвестны! Активное движение, малая калорийность дневного рациона и, самое главное, доброжелательность характера людей, убежденных в том, что их долгие года составляют их главное богатство (а не тягостное бремя, как у иных знакомых мне пенсионеров) – все это вызвало целую мировоззренческую сенсацию на Западе, подлинный переворот во взглядах на жизнь и на здоровье человека.

Было бы неверным обойти здесь хоть упоминанием и достижения великих восточных школ, прежде всего – индийской и китайской. Йога во всех ее ступенях, учение аюрведы, система тайчжицуань и ряд других предполагают постоянное и всеохватывающее воздействие человека на свою психику и на свое тело. Не смею утверждать, что все последователи этих замечательных школ достигали тех же результатов, что и отдельные их знаменитые представители, да ведь дело и не в этом, а в том, чтобы понять: если человек захочет, то он может даже в невероятно трудных условиях (вспомним хотя бы историю жестоких гонений и подвижнической жизни Порфирия Иванова) добиться и в старости сохранения уровня своего здоровья на показателях, характерных для цветущей молодости. Для того, чтобы так было, необходимо, во-первых, о своих возможностях знать и, во-вторых, над собою, любимым, надо работать.

Что такое «знать»? Это значит осознать существующие механизмы жизни как можно более всесторонне. Что такое «работать»? Это значит практически реализовать полученные знания – во благо себе и на благо другим, если ты – врачеватель. Дело трудное, но вполне возможное. Эти усилия не просто продлевают жизнь, что само по себе великолепно, но главное, качественно меняют ее содержание. «Кабы молодость знала, кабы старость могла», – звучало всегда в сослагательном наклонении как несбыточная мечта. Но вот мечта сбывается: полнокровная жизнь в единстве зрелого разума и цветущего тела – оказывается, это вполне возможно, надо лишь руки приложить. Ну, а если прикладывать руки нет желания, если есть охота абы как проскочить лишь часть отпущенного тебе срока (сочувственно издеваючись, скажу: «хоть малую, зато в мучениях»), то вольному – воля. У нас – свобода полная: хоть ответственности, хоть безответственности…

Вполне могу понять тех, кто свое нежелание заниматься собою же готов прикрыть от-чен-но высокими словами о свободе воли, свободе выбора и т п. философскими категориями. Изредка здесь бывают и впрямь серьезные аргументы. У меня не нашлось, к примеру, убедительных слов в опровержение в таком вот трагическом эпизоде: один из моих знакомых редакторов не то чтобы курил, но, как фабричная труба, смолил одну вонючую папиросу подряд вслед за другой, практически безотрывно. Когда я сказал ему: дескать, дорогой мой Евгений, так ведь и дуба нарезать можно, бросал бы ты это пахучее занятие, – он пронзительно глянул на меня и твердо, но негромко спросил: «А если именно к тому дубу я как раз и стремлюсь?». Довольно скоро мы похоронили его. Человеческая душа – загадка. Я так и не узнал, от какой своей внутренней невыносимой боли он неодолимо хотел избавиться вместе с самою жизнью; но ведь в подавляющем-то большинстве случаев люди не хотят заниматься собой потому, что лень раньше нас родилась. И следовательно, за «философствованием» сплошь да рядом стоит либо безволие, либо безразличие к себе. А ведь есть принципиально иной путь: относиться к работе со своими «механизмами» не как к скучной обязаловке, но как к радости и удовольствию. Можно тащить себя на пробежку за шиворот, а можно заранее радоваться встрече с солнцем, ветром, морозом, лесом, дождем, одним словом, со всем великолепием мироздания. Но ведь все это зависит от уровня нашего сознания, не так ли?

В главе, посвященной личности целителя, я буду писать о настоятельной необходимости для мастера испытать всевозможные средства оздоровления прежде всего на себе. А сейчас я обращаюсь буквально ко всем, кто решил двинуться славным путем здоровья: четко определите для себя в качестве нормы те идеальные рубежи, на которые вам необходимо выйти самим, а затем исподволь будет необходимо выводить на них также и других людей, вам поверивших. Маяк есть маяк: вероятно, далеко не у каждого хватит сил доплыть до самого его причала, но постоянно держать курс на его яркий свет по мере своих возможностей способен практически любой человек.

Короче: существует единая норма здоровья, и нет у нее никаких возрастных «филиалов». Норма эта эквивалентна нашему оптимальному состоянию в возрасте 20-25 лет, и она определяется полным развитием всех функций организма и наилучшим их взаимодействием между собой. Прошу запомнить данную, основную для книги «Исцеление человека» мысль, ибо на этот опорный подшипник будет опираться все остальное изложение: речь пойдет о том, как конкретно поддерживать норму, как преодолевать уже наступившие отклонения от нее.

Часть первая. Понятие о здоровом образе жизни.

ВМЕСТО ЭПИГРАФА К ПЕРВОЙ ЧАСТИ. «СЕКРЕТ КАЛИОСТРО».

Из лекции, прочитанной для слушателей школы психофизического совершенствования «Единство» 22 сентября 1994 г. в ДК им. Ленсовета.

…И в заключение все вместе проделаем комплексное упражнение, которое я называю «Секрет Калиостро». Почему так? Потому что из разных стран и из разных разнесенных десятилетиями времен дошли документальные свидетельства о путешественнике, авантюристе, фокуснике, дипломате, маге Калиостро – причем в разных свидетельствах самых разных очевидцев Калиостро был запечатлен в одном и том же возрасте – где-то 30-35 лет. Один и тот же цветущий облик в течение жизни?! Думаю, что под этой загадочной легендой таится объективное основание. Полагаю, этот выдающийся маг умел концентрировать все свои внутренние силы на самых приятных или благоприятных обстоятельствах своего прошлого, переживая их с такой иллюзией реальности, что все его существо во всех своих элементах жило в общем режиме радости, наслаждения, победы, то есть в объединяющем все системы режиме высокого эмоционального подъема. Когда говорят: «У победителей раны быстрее заживают», подразумевают именно это состояние. Мы попробуем сейчас «расколоть» секрет Калиостро, смоделировать ощущение тотального счастья и научимся воссоздавать его по своему желанию: в такие периоды разрушительный ход времени не только останавливается, но и поворачивает вспять: организм молодеет.

Надеюсь, все добросовестно поработали предварительно над домашним заданием.

Итак: предварительно вглядываемся в себя и вспоминаем тот свет (или цвет), который импонирует нам больше всего. Для проверки готовности к работе мысленно воссоздаем также тот музыкальный отрывок или ту мелодию, которая нам, по сути своей, роднее всего. Затем так же быстро перебираем в памяти запах, тактильные ощущения и вкус. Теперь начинаем священнодействовать!

…Видим себя на перекрестии двух гигантских столпов света, наиболее импонирующего нам. Не убирая этот резонансный нам свет, впитываем слухом свою самую родную мелодию. К восприятию этих рецепторов последовательно добавляем наилучшие для нас вкус и запах, самое приятное из памятных прикосновений. Призвав и собрав из пространства все эти чудесные раздражители, настраиваемся на совокупное их воздействие и впитываем его в себя и живем этой интегральной радостью, и вбираем это волшебное ощущение всеми фибрами своей души и телом. И создаем рефлекс для мгновенного возрождения его в памяти: соединяем в колечко средний и большой пальцы левой руки. Отныне этот маленький сокровенный жест является сигналом для нашего погружения в состояние всеобъемлющего рецепторного блаженства.

Теперь движемся дальше: начинаем собирать и концентрировать счастливые состояния, рассеянные во времени. Прежде всего, вспоминаем самое первое из сохранившихся в памяти радостных осознаний своей жизни. (Для примера: я вижу, как в обнимку с молодым светлоусым мужчиной мы катимся вниз по зеленому травяному косогору и хохочем. Дотошное «расследование», проведенное мною десятилетия спустя, выявило, что мне было тогда не более двух лет, потому что позже этого срока мой дед по материнской линии – а это с ним мы катились с железнодорожной насыпи – увы, скончался).

Далее вспоминаем яркий эпизод из области становления индивидуальной психологии, то есть возраста шести-семи лет. (Да, это был праздник солнечного самоутверждения личности, когда я повел аж за два квартала от нашего дома такую же, как я, семилетнюю Лидочку Друцко угощать ее в кондитерской сказочно вкусным пирожным «картошка» за 16 копеек – баснословное богатство, по тем временам!).

Затем приходит черед для вызова из памяти яркого сгустка событий в бурном возрасте пятнадцати-семнадцати лет (предположим, вы поздним весенним вечером, с риском для жизни, забираетесь на высокое дерево, чтобы с него жадно вглядеться в ярко освещенное окно, за которым находится Она, хрупкая красавица из соседней школы).

После этого находите удивительно счастливое состояние, памятное вам в период своего расцвета, то есть где-то поблизости от двадцати пяти лет. Это время расцвета и наиболее согласованного взаимодействия всех наших функциональных систем. Отыщите здесь тот эпизод, в котором сконцентрировалось счастливое для вас мгновение (допустим, вы направляетесь в роддом, чтобы забрать оттуда жену и первенца-сына).

И еще одно полнокровное радостное событие вспоминаете вы: нечто не очень отдаленное от вашего нынешнего возраста (скажем, падение на байдарке в грохот одного из грозных водопадов северной Карелии, когда все ваши чувства максимально, тысячекратно заострены, и только от вашей точной мгновенной реакции зависит сама жизнь и ваша, и вашей «матросочки», и когда, минуя все клыки-пороги и водовороты, вы, малая щепочка, победитель тысячетонной бешеной струи, стремительно вылетаете на простор светлого озера).

Разумеется, русло нашей жизни – многоветвистое, и на каждом из его отрезков мы можем найти также и другие, альтернативные эпизоды беззаветного, ничем не омрачаемого счастья, те, в которые мы живем по-настоящему, так, как и должно жить. Полнокровная радость человеческого бытия, безоглядное наслаждение теми безмерными возможностями восприятия и отдачи, которыми наградило нас мироздание – вот что требуется вспомнить, пережить и – запомнить, воплотить в солнечно-жаркое ядро своей памяти!

Это делается так: сначала сосредоточенно переживается первый из заранее отобранных эпизодов; затем – второй, но при этом сохраняются ощущения от первого; затем переживается третий, но не выпускаются из ощущений первые два; после этого по такой же методике мы оживляем четвертый и пятый. Далее мы сосредоточенно живем минуту-две в этом ореоле и, чтобы рефлекторно закрепить в памяти свой взлет на ту вершину, где господствует безграничное счастье, соединяем в колечко средний и 6ольшой пальцы правой руку. Теперь этот знак будет вызывать в нашей душе чувство высокой радости, а в высших эшелонах нашей власти – порождать наиболее тонкие, всеобъемлющие вибрации, обращенные ко всем без исключения частям и подразделениям организма и побуждающие их жить в режиме идеального функционирования.

После этого сложим в колечко пальцы также и левой руки и замкнем, таким образом всю дугу нашей внутренней радости, нашего благостного состояния и настроения. Мы оказываемся в той желаемой точке единого континуума пространства и времени, выстроенного нашей творческой волей, где разрушительных процессов нет. И уже только от нашего таланта, от умения поддерживать это достигнутое состояние и от способности приумножать радость в дальнейшем зависит континуум нашего здоровья.

Глава I. ЭТАЖИ ЗДОРОВЬЯ НАШЕГО.

ПОСТРОЕНИЕ МОДЕЛИ.

Чтобы противостоять отклонениям, деформирующим здоровье, надо знать их происхождение. Но здесь мы вступаем в густой лес очень разных объяснений данного прискорбного феномена, каждое из которых опирается, как правило, на серьезную фактическую базу. Как быть с этим, зачастую противоречивым множеством? На память приходит давняя борьба идей в физике: свою принципиальную правоту убедительно утверждали сторонники противоречащих друг другу концепций. Снять напряженное противостояние физикам помог сформулированный в конце 20-х годов Нильсом Бором философский принцип дополнительности. Популярно говоря, свет – согласно этому принципу – является одновременно и волной, и потоком частиц, а не только возбуждаемой источником волной и не только набором целенаправленно двигающихся частиц. Существующая реальность в целом значительно сложнее, чем какая-то одна отдельная форма ее отражения в познающем мир разуме. Сам Нильс Бор, по словам его сына Ханса, находясь в Японии, образно объяснил суть принципа дополнительности: талантливый японский художник Хокусай создал свои «Сто картин Фудзиямы», и именно совокупность разных впечатлений, сложившихся при различном освещении, в разные времена года и под разными углами зрения, оказалась способной воссоздать богатство изменчивой, удивительной, очаровательной, всегда разной, но, тем не менее, единственно сущей в реальности Фудзиямы. Гора все время являет наблюдателю иной облик, иной поворот своей сущности, но она всегда – одна… Примерно так, весьма наглядно для японцев, высказался великий физик.

Последуем за его мудрым и образным наставлением и постараемся создать такую модель нормы здоровья, в которой присутствовал бы оптимальная взаимосвязь и взаимодействие всех органов, систем и функций организма – с какой бы точки зрения на проблему ни смотреть. Нас подстегивают две крайности: слишком простая и чересчур переусложненная картина. Так, например, если мы начертим нечто вроде классиков на асфальте, то эти клеточки будут соседствовать между собой чисто механически, их связь будет выражаться через очередность прыжков детских ножек из одного квадратика в другой. Эта плоскостная модель не годится для нашего случая. С другой стороны, можно столь переусложнить модель, что она уведет нас от практического решения проблемы: создать, например, вполне правомочный образ тороидального бублика. Дело ведь в том, что можно начать рассмотрение деятельности организма с квантового уровня, на котором отдельные мельчайшие частицы (энергоинформационные образования) находятся друг от друга бесконечно далеко, являя собой образ звездной Вселенной. С другой стороны, если обратиться к возможностям человеческой психики, то мысль и чувство способны охватить собой весь макромир, в который мы погружены, но ведь над этим уровнем человеческих возможностей встают еще более сложные и тонкие, чем мысль, образования (в которых, конечно же, необходимо разобраться, обращаясь к проблеме здоровья). И получается, что, с одной стороны своего устроения, мы погружены в бесконечность мироздания (величие микромира), а с другой – в величие макромира. То, что эта модель верна в принципе, доказывает наличие у нас и биоактивных точек, и особых энергетических зон (чакр, согласно древневосточным учениям), соединяющих напрямую микро – и макровоздействия в человеческом организме.

Подобно тому, как не годится плоскостной рисунок квадратиков на асфальте, так и многомерный (уходящий из бесконечности в бесконечность) тороидальный бублик в качестве практически удобной модели в нашем случае тоже не подходит. Дело в том, что силы вредные, отклоняющие от ординара наш существующий в трехмерном пространстве организм, действует в этом же трехмерном пространстве (за исключением особых случаев, о которых и говорить будем особо).

Поэтому удобной для практики бытовой моделью нашего здоровья я вижу образ многоэтажного здания. С одной стороны, это сложное многофункциональное устройство, где все уровни, от фундамента до крыши, взаимодействуют, с другой же – каждый этаж особен. Кроме того, разрушающие здание силы, как и в случае со здоровьем человека, действуют не только изнутри, но еще более ощутимы извне: то это толчки снизу, то буйные ветры сбоку, то грозы сверху.

Какие же конкретно иерархически размещенные уровни образуют наше многоэтажное строение?

Молекулярный. Клеточный. Системно-функциональный. Целостно-психический. Социальный. Вселенский.

В первой главе первой части мы проанализируем особенности каждого из этажей. Во второй главе, уже зная тонкости их устройства, рассмотрим средства и способы защиты своего здания (образно говоря, громоотводы, виброгасители, устройство канализационных люков и т д.). Итак, благословясь, начнем восхождение: от мощного фундамента – к смотровой площадке на самом верху.

У МОЛЕКУЛЯРНОГО ПОДНОЖИЯ БАШНИ.

Начинаем с молекулярной основы строения нашего организма и сразу же обнаруживаем, что этот этаж (подобно всем другим уровням величественной структуры нашего здоровья) сам многосоставен, сам имеет множество уровней. Удивительно разнообразие их проявлений, функций и взаимопересечений. Сразу обозначу тот важнейший аспект, от которого сверху донизу зависит в организме абсолютно все: имеется в виду надежность генетического аппарата, того кодового устройства, в котором содержится вся информационная программа развития, строения, жизнедеятельности и наследственности организма. Вот уж поистине нерушимые крепы идут в нашем организме снизу доверху подобно тому, как могучие канаты, сотканные из спецстали, протянуты в Останкинской телебашне от бетонированного основания по всей длине до верхушки. Они позволяют башне выдерживать, лишь покачиваясь, даже ураганные ветры. Любое нарушение программы, упакованной в ДНК, оборачивается громовым эхом в прохождении обменов, в синтезировании белков, в регуляции других жизненных процессов. Более того, изменения параметров даже хроматиновой оболочки, в которой содержится в клетке молекула ДНК, способны исказить характер деятельности всего организма.

Не стану здесь комментировать длительную полемику между теми учеными, которые считают, что старение есть хаотический процесс накопления ошибок на генетически-молекулярном уровне – особенно после того, как организм выполнил историческую задачу воспроизводства нового поколения, – и теми биологами, которые доказали (эффект Л. Хайфлика), что число делений человеческой клетки имеет заранее заданный предел (правда, за исключением половых теломер, которые на клеточном уровне теоретически бессмертны, ибо могут делиться без сокращений теломеры РНК сколь угодное число раз). Очевидно, правы те и другие, каждый из них – со своей стороны, по-своему.

Специфические тонкости генетической теории не являются предметом данного обзора. Наша задача – осознавая колоссальную важность для здоровья безупречного функционирования генетического диспетчера, сделать практический вывод: стереотип своей жизни следует строить так, чтобы число «внешних поломок» молекул ДНК свести к минимуму, а число отпущенных им природой клеточных делений сохранить по максимуму. О том, как этого добиться – речь впереди, а пока нас должно вдохновлять то, что какая-то часть нашего молекулярно-генетического аппарата – репродуктивная, половая – настроена природой на идеальную работу в течение вечности. По ходу изложения мы столкнемся в книге также и с теорией Б. Болотова о возможности постоянной замены устаревших клеток в организме новыми, молодыми. Не могут не вдохновлять и появляющиеся время от времени в мировой прессе сообщения о фактах неувядаемой молодости. Так, например, израильский журнал «Круг» в 1990 г. сообщил о Розе Фараон, рождения 1896 г., которая не только не стареет, но с каждым годом выглядит все моложе – на 70 лет младше своего возраста! У нее 6 внуков, 15 правнуков и 16 праправнуков. Ее органы функционируют отлично, и единственное, чего опасается Роза, это возможности забеременеть!

Практически необозримым разделом современной биологии является наука о гормонах, о тех молекулярных образованиях, вырабатываемых эндокринными железами, которые по-хозяйски определяют не только норму нашего здоровья, но и активность нашего поведения. Так, например, американские и немецкие ученые, которые изучают проблему «вождизма», экспериментально доказали, что основным качеством руководителя, выделяющим его из остальных особей, является не ум или сила, а бесстрашие, малое количество гормонов стресса и способность заключать союзы и идти на гибкие компромиссы. Многочисленные анализы показали, что наличие в крови большого количества серотонина рождает лидера, победителя, в том числе и в спортивных соревнованиях. Инъекции серотонина превращали слабых животных в вожаков стаи.

Еще более общественно серьезную роль играют те гормоны – которые определяют родительские обязательства: окситоцин влияет на поведение самок, а вазопрессин – самцов. В самом деле, «чтобы детей родить кому ума недоставало?». Но ведь затем родительский труд схож, простите, с рабским; что же побуждает «М» и «Ж» у людей и у зверей нести эти тяготы не просто с энтузиазмом, но даже с удовольствием? Как доказано международным коллективом ученых, именно достаточное количество вышеназванных гормонов. Вопрос: а не следует ли алиментщикам, гулякам «перекати-поле», прописывать инъекции вазопрессина?..

Обратимся еще к одному аспекту (и тоже исключительно важному) обеспечения нашего здоровья на молекулярном уровне: наличию микроэлементов в организме… Необходимое и достаточное количество их (измеряемое подчас всего лишь миллиграммами) есть обязательное условие для успешного протекания могущественных и всеобъемлющих для всего тела и мозга процессов. Они играют роль как бы концентрированных запальников, без которых костер не разжечь. Так, на-, пример, нехватка йода ведет к дисфункции щитовидной железы, что, в свою очередь, чревато рассогласованием деятельности всей гормональной системы человека, что, в свою очередь, приводит к хаотически-нерегулируемой жизнедеятельности всех без исключения органов, что, в свою очередь… А ведь подобная недостача, по моим непосредственным наблюдениям, является бедствием обширнейших регионов, включающих в себя страны Центральной Европы и нашего Северо – Запада. Еще пример, один из тьмы: нехватка в структуре организма редкоземельного элемента селена оборачивается ростом агрессивности человека.

Микроэлементов насчитывается всего около полусотни, при дефиците 14 из них, согласно проф. А. Венчикову, начинаются патологические изменения. При активном же использовании этих могучих биокатализаторов для всех наших обменных процессов человек способен значительно – на десятки лет – продлить свою полноценную жизнь, даже не обладая генами долгожителя.

Кто не видал натуральных хищников – кошек и собак, – которые, однако, щиплют ту или иную травку? Появившиеся в их соответствующих рецепторах сигналы об отклонениях от нормы реализуются в форме, сходной с чувством голода, и побуждают их искать оказавшееся в дефиците вещество: будь то кобальт, марганец, молибден, стронций, самарий, цирконий и т д. и т п. Лесникам неоднократно приходится наблюдать, как лосихи учат лосят потреблять мухоморы, как кабаны начисто перепахивают своими рылами те поляны, где растет сказочный гриб веселка (некоторые фитотерапевты умеют делать из него противпопухолевые мази, но лесные животные сплошь да рядом лишают их этого ценнейшего сырья).

А океанские водоросли, креветки, кальмары, морская рыба, содержащие столь необходимый комплекс микроэлементов и, прежде всего. органический йод (снова вернусь к нему)? Если он не поступает к нам в необходимых количествах, то гипофиз стимулирует разрастание щитовидной железы, то есть образуется зоб. Морская капуста и другие «дары моря» во всех разновидностях не только налаживают нормальное функционирование эндокринной системы, но и способствуют преодолению вегето-сосудистой дистонии, сбоев в пищеварении и в выделительной системе, позволяют успешно бороться с последствиями облучения и ишемической болезни. А всего-то – один – единственный, количественно крошечный активизатор…

Осмелюсь в связи с темой микроэлементов привести выразительный пример из своей практики: одиннадцатилетняя девочка, которую привезли с онкологией печени, с замечательным старанием, я сказал бы, азартно и даже весело выполняла все мои предначертания (числом более двух десятков), но, по словам ее мамы, упорно не хотела по утрам принимать даже два-три глотка урины. Тогда я девочке сказал, что с огорчением увидал в волшебной машинке, как она отказывается выполнять важное домашнее задание. И произнес такую речь: «Ты, наверно, знаешь из вездесущей рекламы про заморский препарат «Гербалайф», месячная цена которого – 200 долларов или даже больше. Между тем, в данном препарате – всего ЛИШЬ ВОСЕМЬ МИКРОЭЛЕМЕНТОВ, а в твоей писухе – аж сорок девять, и все они достаются тебе совершенно бесплатно! Вот и подумай с этой точки зрения о родительском бюджете».

Назавтра ее мама рассказала мне, что доченька, не дрогнув-не моргнув, выпила утром сразу целую чашку этого «напитка богов», как его называет А. Масленников… Особое примечание: урина не есть панацея от всех бед, и 10 раз я подумаю» назначать ли ее женщине, задетой онкологией, – ввиду обилия половых гормонов в моче.

Но, собственно говоря, можно ли даже теоретически останавливаться на горизонте микроэлементов, не поднимаясь выше, на уровень элементов, то есть основных строительных материалов для организма? Их отсутствие (предположим, меди) или избыток (допустим, алюминия) есть тяжкое бедствие для функционирования многих важных систем или даже повод для повышенной готовности к онкологическому заболеванию.

Далее: сейчас можно было бы составить великолепную подборку из аналитических материалов, объясняющих благотворное воздействие кремния на нашу нервную систему. Я сам с удовольствием и пользой уже ряд лет пользуюсь водой, настоянной на кремнии, а точнее, y меня стоят две банки с кристаллами – одна рядом с другой для их контакта.

Далее: можно считать доказанным, что с окончанием роста человеку требуется меньше кальция, чем в детстве. Мы же, как правило, увеличиваем потребление еды, богатой кальцием, и в результате обретаем остеохондроз, артриты, почечнокаменную болезнь, атеросклероз, гипертонию и другие «радости». Между тем, анализ воды в регионах, где больше всего отмечено долгожителей, показывает малые дозы присутствия в ней кальция и, соответственно, почти полное отсутствие атеросклероза у людей, ее потребляющих. Данная статистика весьма убедительно свидетельствует о необходимости последовательного снижения потребления молока и всяческих молочных продуктов, богатых кальцием, и она же объясняет наличие сыров и брынзы в пище долгожителей: в их регионах и коровы, дающие молоко, также пьют воду с низким содержанием кальция… Разумеется, все должно быть оптимально: при недостатке того же кальция у нас начнут крошиться зубы и станут хрупкими и ломкими кости, но при избытке его – нас ждет практически неизбежная катаракта. Такова роль всего лишь одного из элементов, а ведь жизненно важную роль играют сотни и тысячи из них!

Завершая этот предельно краткий реферат о нормах здоровья на молекулярном уровне, еще и еще раз напоминаю, что предмет многоаспектен. Существует множество и других граней его существования, и каждая из них – значима и важна в масштабах всей жизни. Вот трагический пример тому в подтверждение: известно, что результат переработки мучнисто-сахарных продуктов кишечно-желудочным трактом характерен обилием свободных молекулярных связей. Свободными же связями обладают и молекулы алкоголя. Таким образом, соединение, взаимное перекрытие, контакт тех и других свободных молекулярных связей приносит» организму освобождение от беспокойства, дискомфорта, ощущаемого на самом глубинном из всех возможных его уровней. Вот почему тяга к спиртному у тех, кто обильно питается хлебом и макаронами и к тому же часто потребляет сладкий чай, находится в самых темных подвалах естества, еще глубже, чем расположен горизонт инстинктов. Поэтому практически все попытки избавиться от пристрастия к алкоголю у чип с подобным обедненным питанием равнозначны стремлению остановить тяжелый камень, покатившийся с вершины горы вниз: можно, но очень трудно. Однако, если изменить питание на преимущественно растительное, результат скажется достаточно быстро, ибо будут убраны биохимические по своей природе побуждения, лежащие ниже уровня сознания, и процесс отрезвления станет управляемым на уровне головы.

Приведу пример из практики: в некоей вполне благополучной семье существовало тщетно скрываемое от людей горькое горе – молодая, интеллигентная, хрупкая женщина, любящая мать двоих маленьких детей время от времени срывалась в совершенно необъяснимые чудовищные запои. Она неожиданно исчезала из дому, и ее находили иногда через неделю где-то в немыслимой грязи, среди самых последних, с точки зрения морали, человеческих отбросов. Она не помнила, как она эти дни жила, что с нею происходило, но по ее жалкому виду можно было предположить о всей омерзительности случившегося. Она рыдала, каялась, ходила к невропатологу и психопатологу, глотала какие-то лекарства, но через некоторое время неожиданный обвал совершался снова – на фоне полного семейного спокойствия!..

Проанализировав их образ жизни, я констатировал не только постоянное изобильно мучнистое питание у них, но и то, что ее срывы случались сразу после праздников – с традиционным перееданием тортов и пирожных и винными возлияниями при этом. Химизм биологического естества этой молодой женщины был таков, что после действия подобного детонатора он высвобождался, образно говоря, в большом взрыве… Короче говоря, из их рациона (и особенно – из ее) было убрано все, что провоцировало возникновение вышеозначенных пресловутых открытых молекулярных связей, и вот уже четыре года в семье царит ненарушаемое благоденствие. Такова неразрывная связь высокой теории с обыденной практикой существования.

ЦЕЛЫЙ ЭТАЖ ИЗ ОДНИХ ТОЛЬКО КЛЕТОК.

А сейчас – поднимемся вверх на качественно новую ступень иерархии живого, к пониманию нормы здоровья на уровне столь невообразимо сложного образования, как клетка.

И сразу же подчеркнем, что явно и ярко выраженное, заметное расстояние между этими ступенями есть величина, возникающая скорее для удобства абстрактного построения, чем существующее в натуре, ибо функционирование клетки прямо связано с активностью молекулярных построений. Вот пример: как показали вполне достоверные исследования, работа ферментов связана с механическим перемещением части белковой макромолекулы. Она сжимается и разжимается при переработке каждой молекулы вещества-субстрата. Число этих молекул-кирпичиков, переработанных молекулой-комбинатом в единицу времени, называют числом оборотов фермента. Это мера скорости ферментативной реакции. Еще в 1968 г. профессор С.Э. Шмоль (Институт биологической физики при Академии наук СССР) сопоставил число оборотов ферментов с частотными характеристиками музыкального звукоряда. Выяснилось, что у многих ферментов, участвующих в важнейших процессах обмена, эти числа соответствуют частотам музыкальных нот европейского звукоряда. Следовательно, если совместная работа ферментов создает акустическое поле клетки, то вполне вероятно, что регулирующее влияние музыки на организм связано с тем, что ее акустическое поле накладывается на собственное поле организма. Возникает резонанс. Если мы сможем воздействовать на замедленную реакцию, сдерживающую процесс в целом, то значительно улучшим общее прохождение биохимических процессов. Кроме того, исследования клеточных мембран показали, что в некоторых случаях каналы, по которым в клетку поступают необходимые для ее нормальной работы ионы, ведут себя подобно колебательным контурам. Не будем считать невероятной фантазией, но вполне вероятно, что в будущем возникнет «музыкальная фармакопея» – набор звуковых рецептов, которые будут исходить из соразмерности колебаний всех структурных единиц того или иного органа, начиная с белковых макромолекул, а затем и всего организма в целом.

Еще пример прямой связи клеточных подразделений с молекулами: венгерский биолог Имре Ж. Надь показал, что клетки болеют и стареют в значительной степени из-за того, что, в мембранах клеток с возрастом накапливается избыток калия, из-за чего нарушается точность копирования генетической информации. Вводя в мозг старым крысам вещества, отнимающие калий, исследователь добился увеличения их средней продолжительности жизни и улучшения способностей к обучению.

Я не предлагаю здесь читателю некое подобие учебника, моя цель совсем иная – привлечь его внимание к таким аспектам функционирования организма, которые, возможно, были ему пока недостаточно известны, но играют серьезнейшую роль в жизнеобеспечении здоровья. Пример относительно избытка накапливающегося калия позволяет нам выйти в ту важнейшую область биохимии, которая занимается взаимосвязью между способностью клетки к нормальному делению (т е. постоянному возрождению ткани, в состав которой она входит), с одной стороны, и постоянным же ее загрязнением, с другой стороны, что, естественно, нарушает нормальный химизм жизни клетки. Организм на клеточном уровне отравляется постоянно: как изнутри – продуктами распада самих клеток, так и извне – как на уровне клеточной плазмы, так и путем засорения мембран. Забегая вперед, сделаю вполне логичный вывод, что поддержание способности клеток к постоянному очищению и способности к идеальной самогенерации есть одна из основных задач в борьбе за несокрушимое здоровье.

Каждая конкретная клетка загрязняется, в общем-то, и по общим законам, и по – разному, в зависимости от своего функционального назначения, в зависимости от места, которое она занимает в общей системе обмена веществ. И вот тут-то, не столько ради стройности теоретических построений, сколько во имя той стороны реальной практики здоровья, о которой большинство людей ничего не знает, я уделю особое место разговору о некоем, к сожалению, постоянном и универсальном источнике засорения всех наших клеточных систем. Речь пойдет о так называемых свободных радикалах, о постоянном нарушении химизма клеток недоокисленными продуктами обмена.

Значимость этой специфической области биохимии для безбедной жизни – фундаментальна, и потому знать о связке «свободные радикалы – антиоксиданты» должны, по возможности, все образованные люди.

Истоки глобальной беды, с которой человек сталкивается с первой же секунды своего появления на свет и которая всю жизнь настойчиво торопит его этот свет покинуть, уходят еще в сумеречные доисторические времена. Они скрываются в тех необозримых миллионах лет до нынешней эры, когда наши хвостатые, жабродышащие предки начали осваивать бытие на жаркой суше. В масштабах эволюции живого они совершили этот переход в новое качество быстрее, чем к тому располагали адаптационные возможности их организма, и это оказалось чревато его неспособностью к полному усвоению кислорода, попавшего через легкие в кровь. По-видимому, в ситуацию с постепенной эволюцией органов дыхания от жабр к легким неожиданно резко вмешалось изменение состава земной атмосферы из-за обильного размножения в теплом мировом океане сине-зеленых водорослей и значительного увеличения в воздухе процента кислорода – продукта их фотосинтеза. Этот бурно протекающий внешний процесс обогнал относительно более замедленную трансформацию внутреннюю. Так все неразрывно связано в этом мире – прямо или косвенно – друг с другом: водоросли за тысячи километров от нас и зашлакованность наших клеток!.. Любопытно отметить в данной связи, что пытаясь удержаться где-то в изначальной атмосферной ситуации, жизнь человеческая двинулась, очевидно, путем простейшим, но не оптимальным: вместо того чтобы приспособиться к увеличению кислорода в атмосфере, i она выстроила механизмы для сохранения и переработки того процента кислорода в легких, который был когда-то в атмосфере, миллионы лет назад! Воздушная смесь в легких содержит всего лишь 14% кислорода и до 6% углекислого газа, в то время как в открытом пространстве кислорода сейчас 21%, а углекислого газа всего 0, 03%!.. Таковой явилась инертная, но не приспособительная защита организма по отношению к быстро (в масштабах мироздания) изменившимся вне его обстоятельствам, и этот выбранный жизнью путь эволюции при тогдашней, очевидно, большей экономичности его теперь оборачивается для всех нас крупными, если можно так сказать, «неприятностями»: прямо говоря – обилием непереработанных отходов, своего рода кислородной золой, т н. свободными радикалами, возникающей из-за процессов бурного, избыточного для нужд организма окисления и перекисления, и исподволь забивающей все живые клетки, неумолимо разрушая их и – удушая пульсирование самой жизни…

Нет, конечно, природа по-своему была предусмотрительна: поступающие с пищей антиоксиданты предназначены были удалять из клеток эти вездесущие свободные радикалы, а талая вода-активизировать процесс данной уборки. Но, увы, талую воду-продукт таяния льдов и снега – с ростом своей цивилизованности человечество потреблять перестало напрочь, а натуральные пищевые антиоксиданты оказались слишком немощными по сравнению с обилием в тканях свободных радикалов, да и природные носители этих чистильщиков внутренней грязи, к примеру, нерафинированное растительное масло, часто ли и помногу идут в пищу любителей «сникерсов» и прочих изысканных продуктов?..

После концентрированного изложения этой проблемы, которое опирается как на обширную специальную литературу вопроса, так и на многолетнюю уже собственную практику вывода из организма свободных радикалов, воспроизведу для подтверждения некоторые опорные положения из научных трудов. Вот некоторые тезисы из статьи «Молекулярные механизмы замедления старения антиоксидантами», принадлежащей основоположнику данной теории, советскому академику Н. Эмануэлю и его сотруднице по Институту химической физики АН СССР, доктору наук Л. Обуховой: «…Пребиотическая атмосфера Земли не содержала, по-видимому, больших количеств свободного O2. Начало и первоначальные этапы развития и распространения жизни протекали без O2… накапливаясь в атмосфере и в мировом океане, O2 открывал для живого новые возможности эволюции и был одновременно угрозой самому существованию жизни… Токсичные свойства кислорода привлекли серьезное внимание ученых сравнительно недавно, в связи с аналогией клинического течения кислородного отравления и лучевой болезни… Содержащие O2 свободные радикалы вызывают окислительную деструкцию макромолекул благодаря высокой реакционной способности (константы скорости взаимодействия радикала OH близки к диффузионным), они не требуют для реакции специфического субъекта, место их атаки случайно, и они могут повредить любое звено молекулярной организации клетки… Следуя очевидной логике, можно ожидать ускорения процесса старения при увеличении концентрации свободных радикалов, что легко достигается облучением или повышением давления O2… Систематизированы факторы, отрицательно или положительно влияющие на продолжительность жизни млекопитающих. Среди неблагоприятных факторов (их всего 10) второе место отводится накоплению возрастного пигмента липофусцина – продукта свободнорадикального окисления липидных и белковых компонентов мембран. В перечне положительных факторов (их 18) на первом месте стоят процессы репарации ДНК, а следующим по важности представлены антирадикальные защитные системы… Величина энергетического жизненного потенциала должна быть пропорциональна эффективности биохимических реакций, нейтрализующих свободные радикалы и перекиси. Можно сделать вывод, что у долгоживущих видов имеется совершенная защита от побочных продуктов обмена O2…».

Чтение и анализ работ подобной научной насыщенности – высокое наслаждение. К счастью, многие труды на данную тему, увидевшие свет за последние десятилетие-полтора, как правило, способны принести немалую радость. Перед тем, как процитировать и другие исследования, полезные для постижения сути проблемы, напомню принятую терминологию: свободные радикалы – частицы (в данном случае – кислорода), обладающие свободной валентностью и, в связи с этим, – высокой химической активностью. Наряду с теми, которые обладают малым временем жизни, известно и большое число СР относительно устойчивых. Антиоксиданты (антиокислители) – вещества, способные тормозить или устранять свободнорадикальное окисление органических веществ молекулярным кислородом. Биоантиокислители играют в организме важную роль, защищая от неферментативного автоокисления биологические субстраты, например, жиры и жирные кислоты в клеточных мембранах.

Теперь продолжу реферирование. В статье О.Н. Воскресенского «Влияние природных биоантиоксидантов на патологические процессы, связанные со старением» убедительно показано, как именно разного рода победители свободных радикалов позволяют замедлить, а то и вовсе одолеть ишемические болезни сердца и мозга; предотвращать разного рода патологии кроветворения (в частности, тромбозы); энергично побороть явления парадонтоза (которым болеет 70-80% лиц зрелого возраста из-за склероза артерий, питающих пародонт); тормозить образование катаракт в хрусталиках глаз.

Т.Л. Наджарян, В.Б. Мамаев и группа их сотрудников из руководимой Наджаряном лаборатории количественной геронтологии института химфизики АН СССР (всего 18 человек добровольцев) провели эксперименты с воздействием давно известного науке антиоксиданта дибунола на самих себе. Мне довелось познакомиться с рядом медицинских отчетов, созданных на основе этого эксперимента и написанных специфическим сухим языком: они читаются, как захватывающий роман!.. Суммирующим итогом изысканий Т. Наджаряна и его соратников можно считать статью «Применение дибунола как геропротектора», опубликованную в серии «Общие проблемы биологии», том 5. (1982?).

Опираясь на лабораторные исследования на животных, а также на самих себе, исследователи пришли к выводу о достоверности пролонгированного эффекта антиоксидантов и обрисовали механизмы их деятельности по отношению: к системе кровообращения (сам Тигран Леонович считает кровь и сердечно – сосудистую систему, в силу ее универсальности, важнейшим объектом для регулярной очистки антиоксидантами), к разного рода патологическим процессам, связанным с нарушением обмена веществ, к стрессовым ситуациям, к печени, к мочевыделительной системе и т д. Как обнадеживающее заключение, звучат слова о том, что своевременное воздействие антиоксидантов на все звенья повреждений цепочки «молекула – функция» способствует ослаблению вредных последствий свободнорадикальных изменений на организм и увеличению продолжительности жизни.

Здесь следует указать, что мне довелось – с наводки А.Г. Иванова – провести многомесячное испытание на себе дибунол, с регулярными и полными анализами биохимии крови. Не могу однозначно утверждать, что все дело – в вышеозначенном антиоксиданте (раздобыть который было подобно плетению детективной истории), ибо и без того я вел достаточно здоровый образ жизни, но результаты становились все лучше, приближаясь, по мнению гематологов, к формуле идеальной крови. Естественно, вдохновленный этим достижением, я отправился в 1992-м году к главному реаниматологу клиники Академии наук в Москве, доктору наук Т.Л. Наджаряну и порадовал его своими результатами. Мы сердечно пообщались, но расставание было грустным: лицензирование геропротекторов в нашей стране химфармокомитетом будет осуществляться только после 25 лет испытаний!.. У американцев же – всего через 6 лет, и вот весь мир сейчас представляет собой американскую антиоксидантную империю, хотя теоретическое начало (1957 год, академик Н. Эмануэль) и наиболее весомые практические результаты (1982 год, доктор наук Т. Наджарян и другие) принадлежат России. Доколе же, о Господи?..

Тема борьбы со свободными радикалами воистину необозрима и чрезвычайно многоаспектна, ее ядро предполагает выходы в самые разные, подчас неожиданные стороны. Вот еще один пример, связанный с проблемой лидеров в обществе: она, оказывается, тесно связана и с целительными возможностями антиоксидантов. Каким образом? А таким, что подлинным лидером, как показали академические исследования, может быть лишь особь, обладающая крепкой, устойчивой нервной системой, гормонально устойчивой к стрессам. Очистные же процессы на клеточном уровне, осуществляемые антиоксидантами, суть важный способ поддержания спокойного и уверенного нервно-гормонального состояния.

Еще поворот: тягостнее всего для человека то разрушение клеток, что совершается под воздействием свободных радикалов в мозгу, ибо клетки центральной нервной системы заново не воспроизводятся. Но самоорганизующая работа нервных клеток – в том числе с максимальным использованием биоантиоксидантов, получаемых организмом, осуществляется тем успешнее, чем активнее мозгом выделяется эифорин. А он интенсивно выделяется тогда, когда человек весел, счастлив, радостен и когда логично функционирует расположенный в его мозгу сексуальный центр. Интересно, что выброс эйфорина совершается не только в момент оргазма, но и в момент вашей встречи со взглядом любимых глаз. Такова-то не прямая, но влиятельнейшая связь между долговременной и безупречной деятельностью мозга в целом и активностью сексуального центра, расположенного в нем. Это научное положение относится ко всем без исключения людям, но в особой степени – к тем, чья профессия связана с интеллектуальной и творческой деятельностью. Так что, господа творцы, не торопитесь превращаться в нечто бесполое, коль скоро дорожите уникальными возможностями своего разума!.. Эйфория, впрочем, может достигаться и иными путями, порождающими подъем духа: искреннее единение с Богом, искренняя радость от благотворительства, искренний восторг от победы любимой команды или от встречи с красотами окружающего нас мира и т д. и т п. Но разве я сказал «либо-либо»? Нет, я говорю: «И-и!» И это значит, что все возможные натуральные средства, содействующие выделению мозгом гормона эйфорина, активизируют работу всех реабилитационных систем и, прежде всего, систему биоантиоксидантной защиты. Что в итоге? Сохранность и нормальное долговременное функционирование рабочих клеток мозга, данных нам один раз от рождения. (Важное примечание: наркотики, алкоголь, безэмоциональный механический секс и прочие противоестественные способы отвлечения от реальности мира выработку эйфорина практически не включают, ибо не имеют отношения к химизму, возникшему за целые эпохи до эры «цивилизованных» извращений).

А вот еще один аспект, тоже, на мой взгляд, весьма практичный, если его теоретически «довести» до логических выводов: коль скоро механизм усвоения кислорода нашим, человеческим организмом оказался изначально несовершенен, столь скоро следовало бы серьезные научные силы бросить на разгадку удачных решений, достигнутых во взаимоотношениях других животных видов с едкими окислительными свойствами кислорода, с целью позаимствовать эти решения. Скажем, каким образом выжили рыжие полевые мыши в зоне повышенного радиационного излучения, образовавшегося после аварии на Чернобыльской АЭС? Ученые института эволюционной морфологии и экологии им. А.Н. Северцева достоверно установили, что мыши значительно снизили свое потребление кислорода. Они вышли на гипооксигению, которая принесла некоторое подавление общего обмена веществ, а в результате облегчились восстановительные процессы в клетках, и у мышей уже двенадцатого чернобыльского поколения никаких последствий облучения!

А впрочем, разве факт преобладания долгожителей в высокогорных местностях, где люди потребляют меньше кислорода, свидетельствует не об этом же?..

Однако, если в случае с рыжими полевками (и кавказскими старцами) ясен как теоретический подход, так и некоторые практические пути реализации этой теории, то в случае с бурым медведем нет пока даже и намека на разгадку тех загадок, которые он задал. В самом деле: спит Топтыгин всю зиму напролет, а весной появляется на солнышко из берлоги, почти не сбросив веса! Более того: зимовье его сохраняет чуть ли не стерильную чистоту – никаких отходов! Более того: сколько мочи поступает в мочевой пузырь спящего медведя, столько же ее разлагается и всасывается назад!.. То есть имеем дело с практически безотходным производством. А как же здесь быть с теоретически обязательными отходами обмена веществ, в том числе и кислородного дыхания?..

И это еще не все медвежьи загадки: ведь медведица рожает двух-трех-четырех медвежат как раз во время своего сна и, не просыпаясь, выкармливает их в течение трех самых жестоких зимних месяцев!..

Лично мне думается, что все дело – в природе именно этого сна, точнее, в характеристике тех гормонов (сродни эйфорину), которые вырабатывает медвежий мозг во время зимнего сна. Эх, да распознать бы этот (эти) секрет(ы)! Сколько и каких исцелений удалось бы получить за время подобной спячки!.. Ведь не лишена оснований гипотеза о Том, что онкологическим больным полезно было бы спать как можно дольше – ради уменьшения активного дневного кислородного дыхания с его последствием – обилием агрессивных свободных радикалов…

Лишь обозначу в заключение продукты, богатые природными антиоксидантами: все желтые и оранжевые фрукты и овощи, носители бета – каротинов, а также рожь, лук, шпинат, кукуруза. подсолнечник, печень – это носители витаминов A и E, а кроме того – все, что содержит витамин C: ягоды, фрукты, капуста, корнеплоды, цитрусовые, дыня, сладкий перец, картофель, проросшие зерна, бобовые. Одним словом, ешьте – В прямом смысле на здоровье!..

СИСТЕМЫ И ФУНКЦИИ.

Мы огляделись вокруг, стоя на уровне молекулярных основ здоровья, затем поднялись на горизонт клеточных взаимодействий, где необходимость поддержания постоянной чистоты наших внутренних подразделений стала даже еще очевидней, чем это исповедовалось в «Трех китах здоровья», и вот – не без трепета душевного! – поднимаемся на следующую ступеньку иерархии: системно-функциональную. Здесь практически напрямую – лицо к лицу – предстают перед нами устои как незыблемого благополучия нашего организма, так и причины его сбоев, дряхления, фундаментальных болезней и, в конечном счете, смерти.

Система предполагает слаженную, четкую работу всех своих взаимосвязанных частей, иначе это не система, а случайный набор разнохарактерных образований. Взаимодействие – вот ключевое слово для системы любого плана, хоть производственной, хоть общественной, хоть биологической. Идеальное взаимодействие всех органов и функций в организме – залог его идеального здоровья. А между тем, именно длительное взаимосвязанное регулирование разнохарактерных процессов оказывается наиболее слабым местом в поддержании устойчивого здоровья. Об этом непреложно свидетельствует тот известный физиологам факт, что иные из тканей высших животных и человека способны жить в искусственной среде много дольше, чем в самом организме. Это значит, что не качество данной ткани (например, сердечной мышцы), а неважное обеспечение ее всем необходимым и, например, изобилие вредных воздействий является причиной ее преждевременной гибели в натуре.

Ради логики изложения внешние факторы заболевания (скажем, социальные унижения) пока исключим из перечня причин, остановимся лишь на внутренних факторах, препятствующих кибернетически точной, стабильной регуляции «межведомственных» отношений. Достаточно давно и резонно утверждается, что в основе регуляторных процессов лежит надежное дублирование нервной и эндокринной систем. В последнее время к этим фундаментальным регулирующим факторам стали добавлять и электромагнитную систему (приводя в доказательство весьма убедительные результаты тонко поставленных экспериментов). Я не удивлюсь, если возникнут и будут доказаны также и другие концепции регулировки, например, будет определен и фактор биоэнергетический (биополевой), причем выяснится, что именно на его долю и ложится основная нагрузка (до двух третей). Столь сложная иерархически многомерная структура, как человек, конечно же, обладает многократным запасом прочности во всех своих проявлениях, конструкциях и функциях. (Так, например, проголодав специально 32 суток для того, чтобы отследить, по каким каналам, помимо желудочно-кишечного тракта, поступает к нам энергия, я зафиксировал, по крайней мере, еще четыре других, что лишь подчеркивает богатство незадействованных нами возможностей). Возвращаясь к дублирующим системам внутренней регуляции всех процессов, совершающихся в организме, мы должны понять, почему, в конечном счете, они, сколько бы их ни было, со временем сдают и начинают работать недостаточно точно.

Гомеостаз, т е. постоянство биологического процесса, совершающегося в организме во всей его широте и сложности, Поддерживается по принципу обратной связи уникальной парой желез – гипофизом и гипоталамусом. Гипофиз осуществляет, в качестве центра, комплексную взаимосвязь всех наших систем и желез, а гипоталамус отдает им команды в ответ на их конкретные сигналы, поступившие «с мест». Соответственно изменившимся обстоятельствам меняется температура тела, сердечная деятельность, тонус сосудов и мускулатуры, обмен углеводов, жиров и белков, функции размножения, желудочно-кишечного тракта, мочеотделения и т д. и т п.

С одной стороны, гипоталамус ответственен за регуляцию отношений с внешним миром в организме как в открытой системе; с другой, поддерживает постоянство внутренней среды организма как замкнутой системы. Благодаря этому достигается равновесие между внутренним и внешним миром. Стабильность жизни осуществляется за счет идеально налаженных процессов саморегуляции и регуляции во всей иерархии от гипофизно-гипоталамусного центра до клеточной ткани в том или ином органе.

За счет чего же утрачивается эта стабильность? За счет длительного воздействия неблагоприятных внешних обстоятельств. Вспоминая образ нашего небоскреба, скажем, что речь идет о затянувшихся ураганах или участившихся землетрясениях. Гипоталамус активизирует все средства защиты от бедствий: выбрасывается в кровь дополнительный сахар, повышается кровяное давление, увеличивается потребление кислорода, словом, все линии обороны подымаются по срочной мобилизации. Да, все это необходимо, ибо позволяет приспособиться к аномалии, но отклонение от нормы не должно быть затянувшимся! В подобном случае симптом затянувшейся защиты становится уже симптомом болезни. Так, например, разовое повышение артериального давления переходит в устойчивую гипертонию, а увеличение процента сахара в крови, необходимое для создания аварийного мышечного напряжения, оборачивается атеросклерозом или диабетом. Замедленный возврат к норме – это следствие перевозбуждения гипоталамуса, следствие чрезмерной активности неадекватно переполошенной системы адаптации. Такова вот диалектика образований устойчивых патологий: их причиной является замедленный отход приспособительных защитных систем к норме. В результате идет повышение в крови уровня сахара, жиров и холестерина.

Как остроумно и неопровержимо заметил профессор В.М. Дильман (автор замечательных, на мой взгляд, книг «Старение, климакс и рак», «Почему наступает смерть?», «Эндокринологическая онкология» и ряда других), столь разные виды живого, как горбуша, крыса и человек обретают в ходе жизни одни и те же основные заболевания. Следовательно, причина их глобальна и коренится именно в учащающихся сбоях регуляторного механизма, в усталости «дирижера» прежде всего. Развитие с возрастом диабета, ожирения, атеросклероза и гипертонии, падение иммунитета, угнетенное состояние психики, рак – все это следствие разбаланса разных систем в организме, результат потери оптимального соотношения между множеством биохимических, биоэнергетических, биополевых и прочих процессов. В экспериментах, которые ставили в СССР, США, Англии и Румынии, удавалось вдвое увеличить видовую продолжительность жизни подопытных насекомых и животных. Мухи, например, размещались в таких стеклянных дворцах с поилками и кормушками, где они были полностью изолированы от неблагоприятных обстоятельств, и получали до сотни различных агентов, способствующих усвоению необходимых веществ и выведению отходов. Многие из насекомых в результате этого благостно и безболезненно прожили вместо 40-70 своих обычных суток до мафусаилова 120—130-суточного возраста. Интересные выводы, но многие ли люди способны жить в хрустальных дворцах и на рационе из ферментативных веществ, рассчитываемом в спецлаборатории?..

Речь, напоминаю, идет о стремлении организма поддерживать постоянство внутренней среды. Разумеется, в детстве и молодости такого постоянства быть не может – за счет непрерывного увеличения энергетики, необходимой для роста организма. В те годы, когда организм уже сформировался, идеальной стабильности в реагировании на помехи, к сожалению, тоже зачастую не наступает, и в результате вес тела, как правило, растет, количество сахара, жиров и холестерина в крови увеличивается, артериальное давление поднимается, все виды обмена ухудшаются. Человек начинает болеть, и умирает в том состоянии, когда внутренний потенциал большинства его тканей далеко не исчерпан. Такова-то ведущая роль, образно говоря, дирижера или компьютерного центра на системно-функциональном уровне! Не подсказывает ли нам весьма настойчиво подобное свойство регуляторных систем самую насущную необходимость в их тренированности?..

Из ряда каналов, по которым «сверху» осуществляется руководящая функция, выделим для наглядности только один – столь важный, как слаженная работа эндокринных центров. И еще уже – работу основного гормона щитовидной железы – тироксина, который регулирует темп жизнедеятельности клеток, определяя скорость потребления ими кислорода. Если этого гормона выделяется мало, возникает нарушение равновесия процессов, совершающихся в организме, ускоряется общее одряхление организма, грозной чередой подступают болезни.

В свою очередь, активность щитовидной железы зависит от деятельности тимуса – небольшой по размеру железки, которая руководит, однако, столь большой и значимой системой, как иммунная. Тимозин – секрет тимуса – взаимодействует, естественно, и с корой надпочечников, и с поджелудочной железой, и с половыми железами, от него зависит нормальное качество всех без исключения тканей: как в разборке поврежденных клеток, так и в построении клеток правильных. Деятельность тимуса тесно увязана и с активностью костного мозга, который поставляет стволовые клетки иммунной системе (то есть те, из которых, как из ствола, отходят, образуются все клетки крови). Пройдя через тимус, стволовые клетки превращаются в Т-лимфоциты, и те, в союзе с рядом других факторов защиты, осуществляют уничтожение клеток – чужаков в организме.

Обращаю внимание на то, что для типичного примера здесь была приведена лишь отдельная ветвь эндокринной системы: при всей всеохватности ее роли в организме она – всего только часть одной из дублирующих структур, руководящих нормальным течением нашей жизни.

А ведь есть еще другая, тоже всеохватывающая структура, и тоже биохимическая по своим функциям: кислотно-щелочное равновесие крови с его водородным показателем pH (N = 7, 42). Это равновесие – очень хрупкое: сдвиг всего лишь на 1/3 в ту или иную сторону (кислотности или повышения щелочности) губит кровь человека. А ведь кровь снабжает клетки организма всеми необходимыми для метаболизма веществами и кислородом и выносит прочь отходы их жизнедеятельности. Кровь дает возможность нормальной жизнедеятельности мозга, который интегрально руководит всеми процессами организма, та же кровь рождает энергию сердца, да, впрочем, и всех иных органов тела. Все сигналы на коррекцию нарушенного равновесия в этой сфере жизнеобеспечения исходят все из той же области. мозга «эпифиз-гипофиз – гипоталамус».

О Боже, сколь же велика ответственность этих нескольких кубических сантиметров вещества, сколь непрестанно днем и ночью приходится им трудиться, как устают они и как начинают ошибаться, и как искренне следует помогать им!

Вспоминается мне, что с предельной четкостью весь механизм регуляции кислотно-щелочного обмена, начиная с квантового и атомарного уровня вплоть до роли психики в его нормализации, с анализом всех функций кислот и щелочей на химическом и физическом уровнях был дан в учении В.В. Караваева. Этот человек колоссального ума, дерзко вырвавшийся за пределы плоских традиционных представлений, прошел крестный путь по тюрьмам и едва не был насильно умерщвлен, как горестно рассказывал мне его ученик и последователь А.М. Дерябин, так называемыми врачами психической больницы в Подмосковье. Но – «рукописи не горят»! Учение В.В. Караваева есть национальное достояние и, подобно тому, как все глубоко здравое в учении другого русского гения П.К. Иванова (которого тоже травили и терзали, но, к счастью, не добили в психушке), все же донесено до народа, так, надеюсь, будет широко оглашено и учение В.В. Караваева, и учение другого гения – Б.В. Болотова, который также прошел скорбный путь гонения, психбольниц и тюрем и, однако, сумел выжить и выступить в печати с вызывающим восхищение трактатом «Я научу вас не болеть и не стареть».

Возвращаюсь к теме взаимодействия регуляторов всех систем жизнеобеспечения, не только биохимических. Имеется ведь еще также всеохватывающая магнитно-электрическая сеть. Правда, в специальной литературе, как правило, говорят и пишут только об электрической активности и электронно-зарядовом равновесии, но мои наблюдения, осуществленные посредством биоплазмографа доктера технических наук Г.А. Сергеева на себе и на людях, доверившихся мне, непреложно свидетельствуют о том, что высокая магнитная заряженность того или иного органа сплошь да рядом значит для его доброго самочувствия больше, чем параметры его электрической активности, – об этом я уже писал в «Трех китах здоровья».

А ведь существует еще и эффективная саморегуляция организма за счет уравновешивания энергетических каналов и ритмической работы биологически активных точек, за счет действия взаимодополняющих энергий Ян и Инь, а также гармоничного наполнения органов мировой энергией (Ци, по терминологии китайцев, либо Праной – по терминологии индусов)…

Так, весьма конспективно, я наметил лишь некоторые контуры огромной области координации и взаимодействия между отдельными органами и системами в безмерном космосе нашего организма. Согласитесь, читатель, сложность механизмов, собранных на этом этаже небоскреба нашего здоровья, многократно превосходит все мыслимые конструкции, известные нам из знакомства с бытовыми и научными средствами массовой информации.

НЕПОВТОРИМОСТЬ ЛИЧНОСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ.

А теперь, не без душевного трепета, подымемся на следующую иерархическую ступень, ту, на которой определяется целостная жизнь уже не столько организма (включая мозг), сколько личности. Так же, как и в предыдущих случаях, нет и здесь непроходимой границы между этажами, но так же, как там, качественное различие существует.

Да, молекулярные изменения в процессе жизнедеятельности прямо связаны с подвижками на клеточном уровне; да, различные ассоциации клеток, координируясь между собой, определяют функционирование органов и целых систем; да, регуляция этих взаимоотношений, осуществляемая определенными центрами мозга, воздействует посредством нейрогуморальных, биохимических, электрических, магнитных, биополевых и целого ряда других, еще непознанных способов на целостное состояние всего организма – на его здоровье, на его болезни, на его старение, на его смерть. Причем все сигналы идут как снизу вверх, скажем, от подвижки молекулярного состава крови к гипоталамусу, так и сверху вниз, образно выражаясь, от дирижера к тромбонисту.

И возникает вопрос: а чем же отличается жизнеустройство человека от принципов жизнедеятельности других млекопитающих, от тех же многострадальных подопытных крыс, подопытных приматов, к примеру, горилл? И опять же: резкой, непроходимой границы между нами нет, и иная из собак способна дать в своем благородстве сто очков вперед некоторым индивидуумам из рода человека разумного, а горе моей Мурки, которая двое суток неподвижно и без еды лежала на той подстилке, где прежде резвились ее озорные сынки, после того как их втайне отдали знакомым, уверен, по силе чувства было вполне сопоставимо с человеческим.

Да, категорической, однозначно прочерченной границы нет, но качественная разница на полюсах животное – человек, однако, существует, и определяется она исторически новыми анатомическими отделами его мозга, а именно – корой его полушарий. Человек, подобно животным, существует и действует благодаря поражающей воображение работе автоматики подкорковой части мозга, но, в отличие от них, он в значительной мере строит свою жизнь, сообразуясь с установками коры своего головного мозга. Что важно, эти установки зачастую выступают силой более значительной, чем законы биохимии и физиологии.

Вот, в подтверждение этому, пример, парадоксальный, но тем более доказательный. Известно, что Уинстон Черчилль дожил до неплохого возраста в 90 лет, обладая весьма неважной наследственностью (его отец умер 45-ти лет от роду), злоупотребляя курением очень крепкого табака (кубинские сигары), регулярно принимая армянский коньяк, мало двигаясь, работая по ночам и не исключая гурманских увлечений (всем памятна его грузная фигура). Казалось бы, абсолютно все против теории здорового образа жизни! Ан нет: против усеченной теории здорового образа жизни, теории, усеченной ровно на голову!.. Валерий Туев, на мой взгляд, великолепно проанализировал те факторы, которые сумели нейтрализовать пагубные воздействия Уинстона на собственное здоровье.

Это – постоянное и крайне прямое, сохранившееся на всю жизнь стремление заниматься лишь теми делами, которые его интересовали: смолоду он был в школе крепко сечен розгами, и не раз – за нежелание учить те предметы, что были чужды ему. Учителя считали его тупицей. Но зато книги, которые увлекали его, он мог читать и штудировать часами.

Это – огромное честолюбие и ранняя, неколебимая убежденность в своей выдающейся роли в истории.

Это – сохранившаяся на всю жизнь, на многие десятилетия привычка спать днем в комфортабельной постели не менее часа, тем самым полностью возрождаясь и восстанавливаясь заново для свершения интеллектуальных усилий, а головой работал помногу всегда.

Это – счастливый брак по любви, это везение в личной жизни, растянувшееся на 52 года, это четверо удавшихся детей, с которыми и с почитаемой женой Клементиной он проводил уик-энды за городом, с увлечением играя и от души балуясь с малолетками.

Это – активная возня по хозяйству в свободное время, то есть переключение, на работу руками: он сам сложил коттедж, сам построил бассейн с подогревом, занимался выращиванием свиней, разведением рыб, конной ездой.

Это – живой интерес к искусству кино и занятиям живописью, к литературной и исторической работе. Немногие у нас знают, что за «Историю второй мировой войны» в шести томах он был в 1953 году удостоен Нобелевской премии.

Это – полное отсутствие рефлексии, мучительного самокопания в своих несчастьях и счастливое незнакомство с депрессивным состоянием.

Таковы те существенные воздействия со стороны его психики, активно направленной на труд и в то же время способной расслабляться и полноценно восстанавливаться, которые сумели преодолеть немалую толику грубых нарушений против биологического естества.

Хочется, чтобы пример с Черчиллем был воспринят читателями чем-то наподобие эпиграфа к данному разделу – с тем, правда, уточнением, что без мощных и счастливых воздействий психики и не обладая волей ныне уже легендарного премьер-министра Англии, не следует, подобно ему, бесчеловечно отравлять свои легкие, печень и кишечник: ничего доброго из этого не получится!..

Вероятно, однако, и то, что вышеприведенный пример впечатлит не каждого из читателей, что возникнут возражения по поводу особых-де условий жизни у богатеньких и, таким образом, тезис об уникальных возможностях коры головного мозга будет подвергнут сомнению. (Кстати говоря, скептицизм подобного рода, как я успел уже заметить, исходит, прежде всего, от той категории слушателей, читателей, зрителей, которые с захватывающим вниманием смотрели по два раза на день телесериал «Богатые тоже плачут». А ведь он непреложно свидетельствовал как раз о том, что богатые – тоже люди, и что единые устои эмоциональной жизни определяют также и их поступки и поведение).

Скептикам подобного рода предлагаю, для вящей убедительности, осмыслить факты, совершенно одинаковые для каждого из сословий, сколько бы их ни было, проистекающие из состояния измененного сознания. В данном состоянии, прямо связанном с особым режимом деятельности мозга, человек оказывается способен повлиять на протекание не только биологических процессов, но и повлиять на проявление фундаментальных законов физики. Кто, к примеру, не обжигал палец случайным прикосновением к чайнику, только что снятому с огня? Кто не резался об острый стеклянный осколок? Кто, ударившись впотьмах о косяк, не набивал себе синяка? Но! Практика огнехождения существует, и после некоторого обучения люди, пройдя по семиметровой дорожке из раскаленных углей, сходят с нее без единого волдыря на своих розовеньких ступнях. Но! Практика лежания (и ворочания) на битых стеклянных бутылках существует, и подготовленные люди встают с них без единого пореза на спине. «Фокусы!» – слышу я, как бурчит, правда, уже без пафоса, некая мадам читательница. И тут, осердясь и забыв на короткое время правила приличия, я напрямую спрашиваю ее: а не помнит ли она, как в молодые огневые самозабвенные ночи нежные грудочки ее попадали в железные лапы-тиски Ванюшки-слесаря, способные кочергу в вензель свернуть, и она кричала «крепче-крепче дави!», а наутро даже ни следочка, ни единого синячка на лебяжье-белой коже ее не наблюдалось?..

Состояние духа – вот что в огромной степени определяет возможности тела. В том числе и запредельные. У нас, в городе на Неве, живет и работает, к примеру, немало людей, доверившихся призывам Высшего Разума о необходимости осуществления трансмутации своего духа и тела. Вокруг главного, назовем ее так, проводника этой информации, тосненского врача Людмилы Викторовны Быстровой, объединилось несколько сот человек, стремящихся повысить свою духовность и наработать на ее основе новое тело. Они едят каши, сваренные на воде, не более 200 г в день, употребляют чуточку фруктов, сухофруктов, соков, при этом голодают от 2 до 5 суток в неделю. Наиболее продвинутые из них живут так уже по нескольку лет в режиме 5:2 (пять дней голодания, два дня с питанием), принимая в день не более стакана сока, отличаясь хорошим самочувствием и весьма активным образом жизни. У тех из них, кто до этого болел, произошло заметное улучшение здоровья, отмечено даже несколько случаев выздоровления онкологических больных в II – IV стадиях, с метастазами. О других, менее серьезных заболеваниях не говорю: отмечено полное освобождение от многих из них…

Известен афоризм: у победителей раны заживают быстрее. Известно каждому и обратное: уныние, депрессия, несправедливость, страх, неуверенность в завтрашнем дне лишают человека сил, здоровья, возможностей самопроявления, а мужчину – и сексуальной мощи. Проследить подобную зависимость несложно на всех уровнях человеческого бытия: от социального до сугубо интимного. Что означает, например, незыблемая уверенность человека в завтрашнем дне? Вот как своеобразно интерпретировал ее первый по времени на нашей планете силач, который в троеборье набрал более полутонны, Поль Андерсен, когда объяснял причины великих побед советских штангистов: «Нужно, чтобы голова была ясной. Вот почему русские так преуспевают в тяжелой атлетике. Им ничто не мешает быть спокойными. Они не беспокоились о завтрашнем дне, о том, что могут оказаться без работы». А что, если подобного душевного спокойствия нет, если все становится зыбким? И получается, что кривая смертности в России в постперестроечное время круто поползла вверх, хотя от голода никто не умирает…

На Кавказе люди способны жить долго потому, что там быть пожилым – престижно. В Финляндии долгожители (был опрошен 181 человек, достигший 100-летнего возраста) сошлись на том, что имели работу, хоть и связанную с ответственностью, но лишенную стрессовых факторов (например, неудовольствия начальства), занимали должность, скажем, акушерки или преподавателя начальной школы.

Общеизвестна прямая связь между сильном потрясением и, как следствие, язвой желудка и инфарктом миокарда, но меньше знают о том, что и верхние дыхательные пути подвергаются инфекционным заболеваниям чаще у тех людей, кто постоянно испытывает стрессовые ситуации или недополучает нежности и внимания в своей жизни. Любопытно, что профессор медицины Пенсильванского университета Розалин Уоттс считает, что интимные прикосновения и ласка могут быстро устранить последствия гриппа, ибо радостная близость выводит мозг на более высокий уровень выработки эндорфинов, и психиатр Мэри Энн Бартасис, занимающаяся проблемами секса, а также целый ряд других американских врачей (я обратил внимание – сплошь женщины) авторитетно подтверждают ее рекомендации, дополняя их методическими советами.

Да, я уже несколько раз отмечал горестную связь между гнетом стрессовых воздействий и репродуктивными возможностями мужчины (может быть, потому, что в своей целительской практике сейчас чаще сталкиваюсь с этой бедой, чем в прежние годы). Каков же выход? Уходить из-под психического гнета – другого пути нет! Когда замечательный советский академик Аксель Берг, пройдя через грозные рифы множественных инфарктов, освободился в возрасте 64 лет от обязанностей заместителя министра обороны СССР и вновь активно окунулся в интересную ему многообразную научную работу, то в возрасте 68 лет он великолепно воспроизвел дочку!..

Тут существует и прямая, и обратная связь: да, радостное состояние духа позволяет заводить сколь угодно поздно детей, но поздно появившиеся дети, в свою очередь, дарят радостное состояние духа своим родителям. О том непреложно свидетельствуют хорошо известные j миру французские мужчины зрелого возраста. Океанолог Ив Кусто так говорил в своем интервью по поводу своего 83-летия: «Секрет молодости в том чтобы поздно иметь детей. Нет ничего более тонизирующего!.. Утром встаю рано, чтобы побыть с детьми. Готовлю им завтрак, потом провожаю в школу до автобусной остановки…». Корреспондент спросил его: «Что бы вы хотели оставить им в наследство?».

– Любовь. Любовь к природе, человеку, ко всем, даже к людям недобрым.

– Что было главным в вашей жизни?

– Люди, которых я любил. Две мои жены, которые разделили со мной жизнь. В течение 52 лет это была Симона, а затем Франсис – две исключительные женщины. Один из моих сыновей разбился на самолете. Другому сегодня 55 лет. И вот теперь Пьер-Ив и Диана, которые каждое мгновение доставляют мне радость. Со мной всегда останется моя любовь. Знаете, мне очень повезло в жизни!

Знаменитый актер Ален Делон, в свою очередь, так отвечал по аналогичному поводу своему интервьюеру:

– Вам удалось пройти по жизни, оставшись невредимым. И молодым. Совсем недавно у вас родился еще один ребенок. Вас не пугает, что когда вашему сыну исполнится 18, вам будет уже 78?

– Нисколько. Я ощущаю себя невероятно молодым. Заиметь ребенка в моем возрасте – это решение, которое принимают два человека, а не я один. Если жена согласна – о'кей! Возраст тут абсолютно ни при чем. Все дело в том, какие у вас отношения с женой.

– Ваша жена на 32 года моложе вас. Это, конечно, тоже сыграло свою роль в том, что вы не стареете?

– И еще какую!..

О любви к природе, детям, другим людям как о животворящей силе уверенно говорят французы Ив Кусто и Ален Делон. О любви к себе в качестве могучего источника счастливой жизни говорит американка Луиза Хей. Ее книга «Как исцелить свою жизнь» стала бестселлером в США и многих других странах. Человек, который прибито, приземленно, униженно относится сам к себе, будет болеть. Чтобы исцелиться, нужно полюбить себя. «Суть моего учения очень проста: любите себя – и вы исцелите свою жизнь». Предположим, можно оппонировать ее теории, но ни на каком коне не объехать ее практику – самоисцеления от тяжелой формы рака в области влагалища, неизлечимой, как сказали ей врачи: ей оставалось жить всего три месяца. Луиза, ничего не скрывая, поведала о том, как очищала она свое тело и свою душу, и рак исчез. «Теперь я по собственнему опыту знаю, что любую болезнь можно излечить, если мы сами хотим изменить свои мысли, убеждения и действовать соответственно этому», – так весомо пишет человек, у которого нет противоречия между словом и делом!

Такой мощный эмоциональный фактор, как любовь: любовь к Родине, к Богу, – способен пробуждать в человеке огромные, подспудно дремлющие резервы сил и здоровья. Мой давний сподвижник по борьбе за здоровый образ жизни Яков Иванович Тихонов во имя своего яркого чувства патриотизма в команде, руководимой Дм. Шпаро, совершил в возрасте 52-лет в 1991 году горный сверхмарафон на Эльбрус, чтобы вознести флаг России на самую высокую точку Европы. А затем, в возрасте еще более зрелом, пронес стяг новой России в пробеге по Швеции, Норвегии, Польше, Германии, Швейцарии и другим странам Европы, чтобы все поколения русских эмигрантов могли увидеть три цвета возрождения своей исторической родины. Яков Иванович лелеет еще одну сокровенную, вдохновляющую его на новые сверхчеловеческие подвиги мечту: пробежать сверхмарафон по Североамериканскому континенту, чтобы именно Россия выступила инициатором могучего интернационального движения за единство здорового духовного и физического образа жизни во всем мире. Ему есть о чем говорить, что демонстрировать: благородных акций, совершенных им и его группой у нас в Питере, предостаточно!..

Положительные, радостные эмоции, несущие в себе позитивный настрой, суть факторы устойчивого доброго здоровья. Напротив, их отсутствие либо – еще хуже – наличие угнетающих нас чувств и настроений является причиной недугов и болезней. Отрицательная энергия, возникающая в нас при плохом настроении, во время вспышек ярости, при недоброжелательстве, в состоянии обиды обязательно материализуется – раньше или позже – в вашу болезнь, то есть в отклонение от нормы на всех уровнях от молекулярного до системно – функционального. Затянувшаяся печаль, депрессивный упадок сил, ощущение ненужности, невостребованности – все это и тому подобное нуждается в решительном противодействии со стороны собственной воли (движение, общение, умение доискаться до самого корня ситуации и усилие изменить ее, либо отношение к ней). Если же своих усилий недостаточно, то должны помочь семья, друзья или врач.

Прославившийся естественно-научными теориями, сколь фундаментальными, столь же и парадоксальными, белорусский физик А.И. Вейник стал известен также своими суждениями в области тонких энергий человека. Он пишет, в частности, в статье «Ищи здоровье там, где потерял»: «С помощью физических приборов мы пока не. можем определить, какой конкретно стресс соответствует какому именно органу, поэтому придется обратиться к лечебному опыту. Приведу здесь результаты наблюдений г, некоторых целителей. Часть из этих примеров мне довелось проверить на себе, своих близких и знакомых.

Неправильная жизненная идея (неправильный образ жизни) приводит к заболеваниям сердца, являющегося средоточием наших духовных дел, извращенное отношение к труду – к заболеваниям мозга, частая любовь (частые любовные стрессы) – легких (у волевых натур) или щитовидной железы (у художественных натур), зависть – пищевода, избыточное честолюбие – надпочечников, жадность, ревность – почек, страх – печени, страх перед действием («медвежья болезнь ") – кишечника, хитрость – желудка, половая неуверенность в себе (затем выливается в диабет, относится как к мужчинам, так и к женщинам) – поджелудочной железы, энергетическое несоответствие мужа и жены – половых желез (предстательной железы или придатков), извращенный материнский инстинкт – молочных желез, подавленная активность крови, являющаяся следствием извращений по родственным связям (волевые родственники, добровольное рабство. и тому подобное) – селезенки, зацикленности на прошлом – позвоночника. У желчных людей возникают неполадки с желчью, у мнительных – с лимфой. Недорасход умственной энергии приводит к радикулиту, нереализованное властолюбие – к астме, национализм – к белокровию, удар по самолюбию – к насморку и гриппу…» и т д.

На фоне многочисленных сообщений об успешном биополевом воздействии на пациенте» весьма отрезвляющим и корректирующим фактом явилась диссертационная работа (1993 г.) врача-психиатра Р. Мирзабекяна: этот доктор серией экспериментов доказал, что исцеление больных под воздействием экстрасенсов осуществляется за счет внутреннего психофизического эффекта, особой физиологической регуляции, за счет концентрации внимания на тех болевых зонах, куда направлялись пассы. Чем выше была степень внушаемости больного и чем авторитетней в глазах пациента выглядел экстрасенс, тем действенней срабатывал механизм самоисцеления. Не стану сейчас оппонировать уже защитившемуся диссертанту (ибо биополевые воздействия тоже способны оказывать позитивные подвижки в здоровье, так что метафизический принцип «или-или» должен быть заменен диалектическим «и – и»), но поддержу его уверенность в том, что концентрация внимания человека на своих пораженных зонах или органах действительно способна творить чудеса. Любопытное доказательство этой связи пришло из Всемирного совета церквей, который объединяет около четырехсот миллионов человек более чем в ста странах мира. В 1990 году этот совет принял документ «Здоровье, исцеление и цельность», в котором, в качестве идеала, провозглашалась холистическая (целостная) медицина, исходящая из пропаганды здорового образа жизни, гармонии души и тела при первенстве духовного состояния. В связи с тем, что до 70% людей в США, которые жаловались на физические недуги, страдали, как оказалось, и от психогенных расстройств, порожденных стрессами, христианская медицинская комиссия ВСЦ предложила глубже изучать методы народной медицины, в частности, восточной. Прекрасный пример гибкости стратегического мышления! Доктор мед. наук В.И. Ершов, реферируя это решение, поведал: «Г.М. Вексли, в частности, рассказывал, что в своем приходе каждое воскресенье после причастия он приглашает верующих в часовню, где они молятся вместе со священниками, которые после этого налагают на них руки (обряд наложения рук), дабы исцелить от недугов физических и душевных. Вряд ли можно доказать, как признается Г.М. Вексли, что именно этот обряд приводит в том или ином случае к выздоровлению, но уже одно ощущение, что человек не остается один на один с собою, что тебе сочувствуют и помогают, приносит больным облегчение. Подобные целительства уже очень близко соотносятся с теорией и практикой экстрасенсорики».

Р. Мирзабекян говорит об экстрасенсорике свысока, Г.М. Вексли пользуется при исполнении христианских обрядов ее техникой, но суть-то одна: благодаря концентрации духовного внимания на недужном месте, осуществленном авторитетным человеком, пациент исцеляется.

Как же это взаимодействие психического и физического осуществляется реально? Возьмем процессы, протекающие в мозгу человека, к примеру, обожженного страстью. Когда этот некто воспринимает всеми органами чувств объект своего вожделения (духовного или плотского, либо того и другого), то, под воздействием поступивших извне благоприятных импульсов, в мозгу начинается выработка специфических химических веществ-амфетаминов. Их функция – стимуляция нервной системы и, следовательно, активизация всех жизненных процессов, ибо сфера действия нервной системы всеобъемлюща. Сердце принимается стучать учащенно, а грудь – дышать шире, кровь пробивается во все капилляры, и щеки багровеют, взбадривается половая сфера и т д. Вместе с тем, под влиянием тех же любовных эмоций в мозгу вырабатывается и другое химическое вещество – окситоцин, которое побуждает к активным действиям мышцы, прямо-таки требуя от них захвата предмета страсти в объятия и ласк с ним, стремления к максимуму напряжения: к интимным контактам.

Нечто аналогичное по химизму совершается и при возникновении радостных эмоций, особенно завершающихся веселым смехом: у человека значительно улучшается мышечный тонус, улучшается процесс дыхания со всеми вытекающими из этого последствиями, наступает состояние, близкое к анестезии. Норман Казинс, заболев коллагенозом – болезнью, при которой разрушаются соединительные ткани всего организма и при которой выздоравливает лишь один из пятисот человек – прошедший медикаментозное лечение, прочел в Библии: «Веселое сердце благотворно, как врачевство, а унылый дух сушит кости» (Притча 17, 22). И прописал себе смехотерапию. Он переехал из юдоли страданий – больницы – в гостиницу, где ему через кинопроектор стали крутить лучшие комедийные фильмы. После десяти минут гомерического хохота он впервые за долгое время два часа провел без болей и сумел спокойно уснуть. Казинс смеялся каждый день не менее шести часов, и анализы его крови становились все лучше и лучше. Через месяц узлы и утолшения на теле принялись рассасываться, еще через месяц он уже смог двигаться – хотя бы в пределах постели, а вскоре смог вернуться к работе.

Так наглядно был доказан жизненаправленный химизм, возникающий в мозгу под влиянием положительных эмоций.

Думаю, в случае с Казинсом не требовалось особо оговаривать роль его твердой воли, активно нацеленной на создание бодрого, жизнерадостного настроения. Этот мужественный ученый-психолог сумел на самом себе поставить эксперимент, ценой которого было его собственное существование. Он сам стимулировал выработку в своем мозгу необходимых для выздоровления веществ. Но их воспроизводство и воздействие можно осуществлять в мозгу и с помощью электростимуляции, что объективно доказывает существование и функционирование подобного химизма в многосложном человеческом существе. Коллектив ученых Кардиологического центра в Москве, возглавляемого акад. Е.И. Чазовым, и группа исследователей Института физиологии им. И.П. Павлова в Санкт-Петербурге, под руководством профессора В.П. Лебедева, теоретически разработали и практически осуществили метод транскраниальной электростимуляции мозга, в результате которой в кровь активно стали им выбрасываться эндорфины и энкофалины. Что в результате? Эффективное заживление ожогов, устранение язвы желудка, усиленное восстановление сердца после инфаркта, активная регенерация нервных волокон, быстрое срастание костных переломов и даже успешная борьба с нейросенсорной тугоухостью. Любопытно, что наблюдался не только процесс ускорения излечения, но и уменьшение болевого синдрома. Замечу в этой связи, что анальгетический потенциал эндорфина является в тридцать раз более высоким, чем у морфина: это данные, полученные при непосредственном введении его в мозг. Ну, а если мозг сам вырабатывает его?.. А чтобы выработал, вот рекомендация доктора биологических наук А.Д. Ноздрачева и кандидата биологических наук А.В. Янцева, высказанная ими в статье «Нейропептиды и боль»: «Действенность нейропептидной системы анальгезии определяется состоянием высших отделов мозга и, прежде всего, коры больших полушарий. Лишь благодаря этому внушением (или самовнушением, суть едина – апелляция к сознанию, к центрам коры мозга) можно подавлять боль не хуже, чем иглоукалыванием. Иначе говоря, слово врача, владеющего методикой лечебного гипноза, способно заменить акупунктурную иглу (вот к чему и сводится суть известных безнаркозных операций)".

И, возвращаясь к примеру с излечением Нормана Казинса, следует подчеркнуть, что смех есть сугубо человеческая реакция на действительность. Центр смеха в мозгу тесно связан с центром речи, а кроме человека (да, возможно, дельфинов) говорить никто в животном мире не способен. Основа юмора – сопоставление несопоставимого, столкновение с парадоксом, нестандартная ситуация, а все эти операции – функция левого полушария коры головного мозга. Значит, чем более развиты у человека аналитико – интеллектуальные способности, тем более он склонен к юмору и, следовательно, к самоисцелению. Это не значит, конечно, что яркие «правополушарники» к нему не способны, это означает лишь, что их механизмы воздействия на свою психику устроены несколько иначе.

При всем желании говорить сжато, концентрировано, не могу не сделать некоего шага вбок: со смешанным чувством сохраняю в своей библиотеке фундаментальный том «Основы геронтологии», изданный в 1969 г. в Москве (646 стр. большого формата). Академики и доктора медицинских наук в 35 главах замечательно проанализировали все факторы, сопутствующие старению и хроническим болезням. Но там нет не то что главы, нет ни одного слова о роли настроения, добрых эмоций для сохранения здоровья!.. Таким был уровень официальной медицины. Вопрос: намного ли он изменился?..

Отрицательные эмоции: нераскаянная вина, гневливость, скука, чувство бессмысленности жизни и т д. и т п. – суть факторы, резко ухудшающие здоровье и сокращающие жизнь. Так, например, «скука приводит людей к саморазрушению, – говорит американец Алан Каруба, директор «Института скуки» в Мейплвуде, штат Нью-Джерси. – Это начальная стадия депрессии, которая играет значительную роль в развитии преступности (так как множество преступлений совершается одуревшими от скуки подростками) и в злоупотреблении алкоголем и наркотиками. Скука затрагивает даже младенцев. Если их не стимулируют в достаточной степени, это отражается на развитии их органов чувств». Доктор Августин М. де ла Пена, специалист в области нарушений сна, утверждает в своей книге «Психобиология рака», что скука подавляет иммунитет, и тем самым увеличивает восприимчивость к болезням.

Хотелось бы завершить этот штрихпунктирный обзор поучительным рассказом Алексея Тарасова о том, как понимание нерушимой связи между особенностями человеческой психики и здоровьем (нездоровьем) человеческого же организма привело английского психолога Ганса Юргена Айзенка к вполне реальным выводам и совершенно практическим результатам. «Доктор Айзенк называет два типа людей, увы, предрасположенных к раку или ишемической болезни сердца (ИБС). ПЕРВЫЕ отличаются крайне низкой внешней эмоциональностью, давят свои чувства, переживая их внутри, как в толстостенной тюрьме. Плюс к этому – тяжелая реакция на стресс. Они с трудом справляются с неприятными переживаниями, поддаваясь беспомощности, безнадежности, страху… Вторые, наоборот реагируют на стресс бурно, открыто, но, как правило, злобно и агрессивно… На кой, спрашивается, черт нам эта информация? Может, без нее и жить спокойнее и, авось, пронесет? Тем более, если ВЫ по личностному складу ни в группу замкнуто-подавленных, ни в группу агрессивно-злобных не угодили, то вообще можете спать спокойно. Но если вы все же стрессоподатливы да, плюс к тому же, склонны к бронхитам, да плюс отягощенная наследственность, да плюс две пачки сигарет в день, да плюс крепкое спиртное или, не приведи Бог, наркотики… Нет, вы должны знать свои факторы риска и задуматься о них. «Ибо есть одна важная вещь: многие факторы риска для раковых заболеваний действуют вместе». Согласитесь, от некоторых из них можно избавиться и своим умом. Но как быть с природными особенностями? С той же не зависящей от нас стрессоустойчивостью… Он рассказывает, как коллега Матичек сделал следующий шаг после предсказаний смерти от рака легкого или ИБС. Как разработал свой терапевтический метод корректировки эмоционального склада, начал учить пациентов справляться со своими чувствами и со стрессом. Тщательно подбирались однотипные группы и пары, разбиваясь на экспериментальные и контрольные. Во многом похожие люди стали жить разной жизнью. Одни сами по себе, как и раньше, другие по 15 часов в неделю, будучи совершенно здоровыми, проходили профилактическую терапию. Их было 50 и 50. Прошло 13 лет. В контрольной группе умерли от рака 16 человек, в опытной – 0. Заболели: 21-16. Кроме рака, другими болезнями: 15-5. Похожие результаты и в «зоне риска» ИБС. Не менее поразительно продление жизни уже смертельно больным пациентам с раком желудка и легкого… Айзенк особо подчеркивает, что в своих методиках и разработках опирается не на «утопии Фрейда», а на прочный фундамент учения русского академика Ивана Павлова. И переходит к неврозам. Тоже мучительная штука, надо сказать. То несчастная женщина смертельно боится кошек, «и вся жизнь летит к черту». То десятки чистюль непрерывно моются и дезинфицируются, «лишив себя возможности нормально питаться, общаться, работать, заниматься спортом и сексом». Так вот: тем двумстам бедолагам, которые только и делали, что чистились, не помогали ни психоанализ, ни электрошок, ни даже операция на мозге. Несколько сеансов поведенческой терапии с психологом, замешанных на десенсибилизации (снятии общей тревожности) и релаксации (антитезы стрессу – расслаблении), в 95 процентах дали полное излечение или сильное улучшение. Внешне это выглядит до смешного просто: психолог терпеливо показывает пациенту, сидящему напротив, что в чашке с грязью ничего страшного нет, что это можно вытерпеть, что этот стресс легко переносится…

А в основе – теория условного рефлекса нашего Павлова, творчески примененная к людям».

Полагаю, что после разговора о том, как вполне невесомая субстанция эмоций и мысли воздействует на вполне реальное состояние нашего здоровья, мы можем перейти к еще менее весомым субстанциям.

ПЯТЫЙ, ШЕСТОЙ, …НАДЦАТЫЙ ЭТАЖИ НЕБОСКРЕБА НАШЕГО ЗДОРОВЬЯ.

Сознаюсь, не без чувства робости перехожу к следующему (-им) этажу(-ам) организации человеческого здоровья. Дело в том, что все предшествующие уровни любой скептик может увидеть и проанализировать либо посредством своих органов чувств, либо с помощью научной аппаратуры. Но сейчас мы – ради логической полноты изложения – должны вступить в те сферы, где чувства подавляющего большинства читателей еще не развились до способности восприятия тех тонких материй, о которых пойдет речь, а существующие приборы пока принципиальна не способны их улавливать. Что можно по этому поводу сокрушенно заметить? Хотя бы то, что единодушное голосование даже ста дальтоников против показаний одного человека, видящего разные цвета, не может отменить существования этих цветов в окружающем нас мире, – подобно тому, как наличие ультрафиолетового и инфракрасного отделов в цветовом спектре, которые хорошо воспринимают кошки и змеи, не означают, что мы правы в отрицании этих элементов диапазона радуги. Отсутствие блока УКВ в моем примитивном приемнике никак не означает, что на данной частоте не ведется особо качественного радиовещания, и, значит, правильно было бы не отрицать существования ультракоротких волн, а обзавестись прибором, способным фиксировать их излучение.

Данное предисловие необходимо для постановки вопросов о прямой связи существующей между состоянием нашего здоровья и наличием у человека иных тел наряду с тем плотным физическим телом, о разных этажах которого говорилось здесь до сих пор и которым только и занимается официальная медицина. Еще раз напомню о том, что определение цветности не есть дело дальтоников, сколь много ни собралось бы их на митинг протеста по поводу излишества трех окошек в светофоре (хватило бы, дескать, и одного). На чем же основываются суждения тех, кто исходит из существования тонких тел (оболочек) как реальности?

Во-первых, на полных совпадениях картин и объектов, тех количественных и качественных характеристик, которые дают независимо друг от друга люди, способные видеть или ощущать эти тонкие тела. Когда, например, пять, шесть или восемь моих весьма продвинутых учеников совершенно независимо друг от друга посредством ладони или поворотом рамки фиксируют одну и ту же величину так называемой эфирной оболочки пациента (скажем, 40 см или 1, 5 м или 2, 3 м), то как сумеет скептик отрицать это совпадение? А если совсем разные целители, каждый в отдельности, сходно определяют не только структуру этого энергетического тела (рыхлая, плотная, жиденькая, упругая и т д.), но и места вмятин, провалов, сдвигов, дыр, сквозных отверстий в этой оболочке?..

Структура эфирного тела индивидуально неповторима, как его владелец. Мы с учениками проводили такие опыты: сначала испытуемый воспринимал руками полевые характеристики своих соучеников, не закрывая глаза. После этого их ему плотно завязывали, и в произвольном порядке ставили перед ним коллег, чтобы он называл их по имени, основываясь на своих ощущениях от их полевых оболочек. С первого же раза точные «попадания» составляли 80-90%! Ошибиться было практически невозможно, трудность для каждого заключалась лишь в том, что наш язык не имеет словесных эквивалентов для этих ощущений, есть только приблизительные аналоги-сравнения, а следовательно, нашей памяти было очень трудно запоминать в устойчивых терминах или даже образах полученные необычные сигналы. Однозначно то, что эфирные тела всех женщин без исключения были сравнимы с бархатом, с пуховыми одеялами или шелком, а мужчин – с грудой пружин, гаек или других железок. То есть отличить таким образом «М» от «Ж» труда не составляет, трудности начинаются с не имеющих словесных эквивалентов различий между оболочками, скажем, Вити и Пети: и там, и там – куча острых, твердых предметов, вот и разбирайся в какой-то их индивидуальности…

И думалось мне во время данного эксперимента: уж если новички, совершенно не обученные подобной практике, сразу начинают «отлавливать» важные характеристические особенности другого человека, то сколь точно и тонко, причем издалека, могут принимать их те существа, для которых данная информация – условие сохранения собственной жизни! По-моему, именно в этой удивительно развившейся способности «брать» существенные данные о чужаках и коренится загадочная неуловимость снежного человека: свежие следы его ступней в глине у ручья находили, прикус его зубов на консервной банке – сколько раз, а самого практически увидеть почти не удавалось. Думаю, его способность даже в ночи, когда зрение не работает, ощущать полевые сигналы позволяет ему сохраниться как виду в тревожной обстановке наступающей цивилизации.

Однако, вернемся от этой гипотезы на почву твердых фактов. Я говорю, во – первых, о тех совпадениях, которые отмечаются при осмотре разными биоэнергетами одних и тех же живых объектов. Во-вторых же, и это основное: специфические операции по подкачке и корректировке эфирного поля дают ощутимые и практически незамедлительные и положительные воздействия оздоровительного характера. То, что это не гипнотическая экспансия, подтверждается фактом излечения посредством корректировки эфирной оболочки как младенцев, так и лиц, находящихся в состоянии отключенного сознания.

Должен сказать, что в данный момент я уже вступил в непростую сферу классификации: Сложность в том, что значительная часть знатоков и крупнейших авторитетов в этой области обозначения тонких тел первым из них называет не эфирное, но астральное. Однако моя личная практика целительства побуждает твердо стоять на серьезном различении и очередности этих двух тонких субстанций. Эфирное тело, по моему убеждению, есть некий энергетический аккумулятор человека, от которого зависит его общий тонус. Это тело объединяет энергию мозга и тела, и от него зависит стойкость организма по отношению к внешним воздействиям, к болезням, зависит и сексуальная сила человека. В нормальном состоянии эфирное тело представляет собой яйцеобразную оболочку, вполне ощутимую руками даже не очень сенситивного человека, то есть оно равномерно наполняет физическое тело и выходит за его пределы тем дальше и плотнее, чем здоровее этот человек. Корректировка неровностей и прорывов этой оболочки одаренными, подготовленными людьми приводит к улучшению состояния больного.

Астральное тело представляет собой качественно иную структуру. Международная и отечественная литература, посвященная ему, столь обширна, что я не решаюсь даже на подобие реферата, и буду опираться опять-таки лишь на собственную практику. Что значит «астральное»? В прямом переводе – «звездное», то есть связанное с Космосом, с космическим пространством, с возможностями выхода этой тонкой субстанции из плотной телесной физической оболочки вовне на какое-то время в течение жизни и уходом навсегда – после смерти.

Несколько замечаний. Моя жена Елена и дочь Ангелина обладают способностью произвольно выходить в астральное пространство. Элементарным доказательством реальности их путешествий является то, что их рассказы, звучащие порознь после возвращения, повествуют об одних и тех же картинах и образах, встреченных там, куда они добирались порознь же, вне контакта в это время друг с другом. Точно такое же свойство проявляется и при рассказах о совместных «вылетах» с некоторыми другими людьми, способными к четкому владению своим астральным телом: перемещаются, естественно, врозь, а видят одни и те же места и явления и рассказывают об увиденном весьма сходно.

Удивительной особенностью астрального тела являются диспетчерские функции по осуществлению связи между микрокосмосом организма и макрокосмосом. Связь эта осуществляется как через чакры (своего рода фокусирующие устройства, сквозь которые входит в тело и мозг мировая энергия), так и через энергетические каналы и биологически активные точки. Восточная медицина (прежде всего, китайская) на протяжении тысячелетий эффективно использует знания, связанные с ритмологией особой активности чакр, каналов и точек. Не мое дело, разумеется, излагать инструкцию по акупунктуре, замечу лишь одно: сведения, полученные на тех краткосрочных курсах, где дается лишь топография каналов и центров и их функциональное назначение, позволяют примерно в той же мере помогать больному, как вдыхание запаха розы через противогаз дает возможность ощущать волшебные нюансы ее аромата. Дело в том, что активная жизнь точек прямым образом связана с движением Солнца (а точнее. Земли вокруг Солнца), и тот или иной канал либо пункт лишь в строго фиксированное время работает на прием или на ее отдачу, а в остальное время – большую часть суток – тревожить их бессмысленно, если даже не вредно. Как, к примеру, можно требовать от человека вдоха во время чихания, когда совершается резкий выдох? Так и здесь, только в более протяженных масштабах, счет измеряется не секундами, но десятками минут. И это «приемное» время необходимо знать, чтобы умело и точно попасть в ритм того космического дыхания, которым дышит наш организм в резонанс пульсирующей Вселенной, попасть, чтобы эффект был положительным.

Так же, как и об эфирном и об астральном телах человека, можно составлять обширные рефераты, основываясь на существующей обильной литературе относительно тела ментального. Если наше астральное тело в большей степени (но не исключительно) так или иначе регулирует нашу эмоциональную жизнь, то ментальное тело каждого человека взаимодействует, прежде всего, с интеллектуальной индивидуальностью своего носителя. И уж если весьма отличаются астральные тела людей, то стоит ли особо говорить о неповторимых особенностях тела еще более тонкого – ментального?

На протяжении жизни человек имеет возможность совершенствовать все свои тонкие оболочки как здоровым образом жизни, так и развитием своей духовности, так и все более гармоничным следованием законам мироздания. И коль скоро мы говорим о неразрывном взаимодействии физического и надфизических тел, то ясно, что оно будет тем более успешным, чем активней будет функционировать каждое тело. Вот конкретный пример: для того чтобы активизировать и гармонизировать деятельность всех чакр, расположенных на протяжении от копчика до темени, следует медитативно, посредством мыслеобраза возжечь сильный, яркий костер вдоль спинного хребта. И чем интенсивней работает этот мыслеобраз – результат усилий разума и ментального тела – тем энергичней возгораются центры тела астрального. И тем лучше чувствует себя человек в целом.

Эфирное, астральное и ментальное тела человека смертны. После гибели плотного тела угасают со временем (каждое в свой срок) и они. О бессмертных, еще более тонких, чем они, телах разговор требует иной логики. До сих пор обо всех уровнях жизнедеятельности человека, о которых речь шла здесь, мы могли говорить конкретно: от этажа молекулярного до ментального. Ниже молекулярного – уровень вибраций хоть тончайших, однако, тем не менее, улавливаемых соответствующими приборами, но выше ментального – уровень столь тонкий, что нет и быть не может для их уловления прибора искусственного. Их способно воспринять лишь сознание человека, в том числе и с помощью подсознания и сверхсознания.

В «Трех китах здоровья» я уже писал о необходимости жить по законам и ритмам великого Космоса, всей природы, окружающей нас. Сейчас, в связи с анализом небоскреба человеческого здоровья, я осмелюсь добавить к этому, что резонанс на этажах наших тонких тел со всем происходящим в разных сферах Космоса особенно значим для нас в силу многомерности пространства и созвучностью той или иной нашей тонкой оболочки с тем или иным измерением.

Вновь и вновь мы сталкиваемся с принципом дополнительности: вполне пригодной для конкретного целительства является общепринятая сейчас модель тонких тел как вставных одна в другую матрешек. Но также вполне логичной и также пригодной для врачевания является и модель А.С. Буля, согласно которой, каждое из смертных тонких тел (эфирное, астральное, ментальное, программное) находится в своем собственном измерении и пересекается с нашим плотным телом лишь в двух полярных чакрах: таким образом, по Булю, не ослабевает информационный сигнал этого тела при прохождении через другие тела. Не менее практичной является и концепция А.В. Игнатенко о расположении индивидуального кармического (программного) тела каждого человека в виде особой ячейки на общечеловеческой, общеземной оболочке где-то в просторах окружающего нас Космоса. Реальные успехи целителей на каждом из этих (и возможных других) путей побуждают сделать единственно всеобъемлющий вывод: сколь бы сложным ни представлялось мироздание нашей развивающейся мысли, в любую из практически работающих его моделей обязательно должен быть встроен человек многомерный. Космоса нет без всепроникающей его антропоморфности (может быть, отражения свойств Творца), а человека нет вне информационного и энергетического полей Космоса.

Для меня звучит уже не как отрывок из фантастического романа, но в качестве фиксации реального положения дел такая, например, цитата из материалов состоявшегося 17-19 июня 1994 г. в городе Волгодонске симпозиума Ядерного общества «Перестройка естествознания», на котором обсуждалась такая теоретическая проблема, как создание универсального кода структур Вселенной от атомов до галактик. Цитирую: «Психотронными методами космической локации установлено существование информационного поля Солнечной системы, в котором планеты проявляют себя как живые существа. Всплески планетарных полей в первом полугодии 1994 года идентифицированы как «озабоченность» планет угрозой неотвратимого столкновения Землей крупной кометы. Судя по расшифровкам информпотоков, на защиту Земли «встал» Юпитер. При этом, с 29 мая 1994 года торсионное излучение Юпитера стало пульсировать с интервалом от 20 сек. до 5 мин. Зафиксирована синхронная пульсация торсионного излучения Венеры как своеобразная помощь Юпитеру в атаке на комету».

Ценнейшей книгой моей библиотеки является «Вестник МИКА» (Международного института космической антропологии им. Н.А. Козырева), выпуск 1 за 1994 год (Новосибирск): наряду с замечательными статьями, развивающими и подтверждающими идеи русского космизма (акад. В.П. Казначеев), он содержит ряд сугубо фактологических сообщении об опережающих и сопутствующих реакциях земных объектов на столкновение с Юпитером кометы «Шумейкеров-Леви».

Воистину Космос един и антропоморфен!..

ДИТЯ ВСЕГО МИРА, ОБЪЕКТ ИНФОРМАЦИОННОЙ МЕДИЦИНЫ.

После того, как мы обозначили функциональное назначение каждого из этажей по отдельности, совершим работу противоположного плана: постараемся увидеть себя в качестве некоего целостного единства. Более того, постараемся увидеть внутреннее единство нашего личного микромира в качестве составной части макромира, всех, без исключения, его элементов, малых и грандиозных. Каждый из нас – частица Космоса, и наше здоровье напрямую зависит от возможности воспринимать всю информацию и обмениваться всей информацией с бесконечно разнообразным миром, расположенным вне нас.

Человек – порождение всего Космоса: и дальнего, и ближнего, всей нашей чудесной природы – с ее солнышком, лесами, снегами, реками и горами, долинами и облаками. Не стану повторять здесь концепционную мысль «Трех китов здоровья» о целебной силе, присущей минералам, камням, деревьям, травам, металлам, глине. Приведу лишь весьма яркий, на мой взгляд, пример: у одного из пациентов во время диагностики было обнаружено его особое резонансное созвучие с яблоней: если мысленное представление им пород других деревьев вызывало два-четыре оборота рамочки, то мыслеобраз яблони породил чуть ли не два десятка оборотов: рамка завращалась, как лопасти вертолета. Возникла идея: наладить его тесный контакт с реальной яблоней. Сказано – сделано! Ему были выданы глина и навоз, которые нужно было замесить в ведре, а затем требовалось этой смесью тщательно замазать все дупла и участки без коры на стволе старой яблони. Условие: дерево покрывай этой смесью с нежностью, пусть из ладоней твоих струятся благожелательные потоки, оглаживай и ласкай ее, как любимую женщину… Он работал с ней два дня по четыре часа, а потом свершилось два чуда: яблоня, в ответ на его восхищение, помогла возродить его мужскую потенцию, ибо он долго находился в ее сродственной ауре, усиливающей его энергетику многократно; сама же яблоня превзошла все возможные предположения об урожайности; тридцатилетняя яблоня-старушка осенью «выдала» до четырех тысяч чудесных плодов-антоновок… Насколько же необходима любовь каждому из живых существ: через садовую дорожку от нее точно такое же дерево, но не обласканное, принесло не более сорока яблок…

Человек – дитя не только мира природы, но и мира социального, всечеловеческого. «Два метра нужно только трупу, живому нужен целый мир», – справедливо спел когда-то чудесный бард. Это великолепно – познать весь земшар не только через телевизор, но и в натуре! То, что мне, например, довелось повидать различные страны и народы, поработать на разных континентах, как теперь понимаю, было великое счастье! Все эти непохожие друг на друга этносы, ландшафты, климатические зоны, пласты культуры – все это составляет мой мир, мое естество, и все это помогает мне с полным осознанием, восхищаясь всем этим разнообразием, отчетливо понимать и чувствовать именно свою индивидуальность и свою малую, наиболее близкую мне Родину: северо-запад России.

Развал Советского Союза для большинства бывших советских людей обернулся не только политическими и экономическими, легко понимаемыми и просчитываемыми бедами, но и весьма болезненным сужением их планетарного сознания. Как это так, что мы должны ехать «за границу» на свою родную Украину (я родился, жил там, пошел ребенком в украинскую школу), в Грузию, Литву или Армению, где у меня близкие и высокочтимые друзья, члены редколлегии «Библиотеки поэта»?!. Это сужение, конечно, не только географии, но – души, духовного естества, если видеть его в качестве определенной информационной матрицы! Да, мне лично нужен и весь мир, как моя собственная часть, и весь вошедший в мою плоть и кровь Советский Союз, и вся Россия, и мой Ленинград – Санкт-Петербург, и мой Карельский перешеек с его Финским заливом, лесами и озерами: без всего этого моя структура личности недополучает нечто существенное. Ощущение всей возможной полноты бытия на уровне сознания и подсознания – существенный фактор психического и физического здоровья человека.

Человек нуждается в своем народе, в семье, в сослуживцах, в соратниках по интересам, наконец. Вспоминаю времена расцвета самодеятельной песни: какая радость была – находиться в среде нормальных людей, которые свободно высказывали свои суждения обо всех цветах радуги быта и Бытия! Какое удовольствие было петь то, что доставляло тебе эстетическое и человеческое наслаждение!

Участвовать в общем деле, которое ты считаешь добрым и благородным, – большое счастье для личности! Вот эпизод из дней моей юности: студенческий отряд строил в тайге небольшую ГЭС (не за деньги, по энтузиазму!). И вот вечером начальник стройки четверокурсник Юрий Воронов (в прошлом – мальчик из блокады, в будущем – поэт и главный редактор «Комсомольской правды») отдает мне, третьекурснику, приказ: «В виде особого поощрения за успехи твоей бригады на очистке нижнего бьефа выделить сегодня двух человек для сверхурочной ночной работы у помпы по откачке промывающей плотину воды!».

Я иду на женскую половину той избы, где мы жили. Девчата, наработавшиеся за трудовой день, уже лежат на сене, укрывшись одеялами. Выбираю лучших: «Инопина! Вишнякова! Сегодня ночью вы будете работать на откачке. Через час приступить к работе!».

Напряженная пауза – и пронзительный визг радости! Забыв, что они лежат под одеялами безо всего, девчонки вскакивают и, нагие, исполняют буйный танец!.. По какому поводу? А по обретенному праву идти ночью через тайгу на тяжелую физическую работу до самого утра…

Кто не испытал подобного чувства, знает ли он, что такое радость именно человеческого бытия?.. Комментариев не будет.

Сейчас я попытаюсь вполне конкретно объяснить, что такое построенная на полной информации медицина будущего. У меня есть знакомая чудесница, гомеопат Тамара Нилова. В ее сумке – около трехсот коробочек с разного рода гомеопатическими составами. Она поочередно подносит их к пациенту и определяет своим волшебным чутьем, чего именно недостает человеку. Так отбирается 4-5-6 необходимых коробочек.

Вот и модель: к больному приходит врач и подбирает ему из Вселенского репертуара то, что у этого индивидуального человека в дефиците, и недостающее из физического и духовного плана выписывает ему. Тот, по всей шкале, потребляет подобранное и восстанавливается – до идеала. Всего и делов – то…

КАКАЯ ПОГОДА ЗА ОКНОМ.

Мы достаточно долго гуляли по внутренним апартаментам небоскреба нашего здоровья и прониклись почтительным осознанием его многосложности. Сейчас пришла пора посмотреть, а что же находится снаружи, на улице, так сказать?

Хочу напомнить еще раз о том, что мухи, помещенные учеными, образно говоря, в хрустальный дворец, где их содержали на тщательно подобранном рационе, где им было светло или темно и комфортно во всех отношениях, и где никакие отрицательные влияния извне не достигали их, что эти счастливицы проживали втрое дольше, чем на воле, где в суровых обстоятельствах реальности отмеряли свое существование их соплеменницы. Не знаю, конечно, ни коммерческой цены этого научного замка, ни стоимости аппаратуры, поддерживающей внутренний режим в нем, ни величины оплаты персоналу за разработку и осуществление программы питания и контроля за состоянием атмосферы, в коей надлежало пребывать их «высокопревосходительствам», но думаю, что это стоило недешево. Полагаю также, что если аналогичный дворец создать для затворников-добровольцев из рода человека, так сказать, разумного, то стоимость его будет несколько более значительной хотя бы потому, что рассчитан он должен быть не на 120 дней, а хотя бы на 120 лет, и еще потому, что содержание одного пациента будет стоить «чуть-чуть» больше, чем проживание одной мухи, а величина штата, одного человека обслуживающего, составит не менее трехзначного числа работников (от стекольщиков и охранников до диетологов, массажистов, специалистов по ТВ, финансам, физиологии и психологии). Допустим, что 5-8 миллиардеров решатся перейти на столь изолированный и невозможно скучный, в конце концов, образ жизни, ну, а для остальных, то 5-8 миллиардов жителей планеты это сумасбродное чудачество что будет означать? Да ничего особенного, нечто из области ненаучной фантастики. И будет каждый из нас, как и во все предшествующие века и тысячелетия, жить не по ту сторону райского дворца, а по эту, и будет по-прежнему открыт всем ветрам времени и всем тычкам судьбы небоскреб его собственного здоровья.

Да, именно разрушительные внешние воздействия и определяют, в основном, постепенное ослабление его устойчивости, ибо внутри-то все обслуживание продумано до мелочей великолепно (если не считать генных нарушений у относительно малого числа индивидуумов).

С чего же разрушительный перечень начать? Все, чем мы располагаем, есть порождение либо природы, либо человеческого общества, и вот эти-то наши «родители» весьма сурово и неукоснительно испытывают нас на прочность. Кто же из них суровей? Трудно сказать. Я изложу свои суждения, а сделает выводы пусть каждый самостоятельно. Начну с праматери-природы. Любопытно заметить, что от прямых ее «атак» люди научились защищаться весьма успешно: от холода нас спасает теплая одежда и обогрев жилищ, от голода – высокие урожаи и разнообразие продуктов. От землетрясений сохраняют сейсмоустойчивые постройки, от наводнений – система плотин и дамб. Нужны уж очень экстраординарные выходки природы, чтобы люди и впрямь пострадали: наводнение, взрыв вулкана, сошествие громадного селя, особо разрушительный сдвиг земной коры, цунами, затяжная засуха, падение тунгусского метеорита и т п. Согласимся, что общий процент смертности подобные громкие катастрофы увеличивают ничтожно. Значительно больший вред приносят, если можно так сказать, катастрофы тихие, нашим прямым ощущениям недоступные, а потому воздействующие врасплох, по-злодейски тихо и беспощадно, подобно десантникам, вырезающим в ночи сторожевые посты противника. Только два примера тайных воздействий – снизу и сверху.

Сначала о тех, что расшатывают наше здоровье, незаметно подкрадываясь снизу: о биопатогенных зонах Земли. Именно им до 60% заболевших онкологией людей (по австрийским данным) или до 70% (по данным московской группы биолокаторов) «обязаны» своим несчастьем. Основная причина существования губительных вибраций в этих зонах – это могучее излучение, которое идет от ядра Земли, по-разному преломляясь: то через водные слои, то через те или иные горные породы, то через трещины, то сквозь выпуклые призмы или напротив, впадины. Посмотрите, когда летите над тайгой, как по-разному ведут там себя деревья, хотя внизу одни и те же породы, но – тут гигантские купы, а тут – мелколесье: под вами – карта геопатогенных зон.

Еще один серьезный источник биопатогенных излучений – это остаточные воздействия мертвых объектов или тех предметов, которые длительное время находились в контакте с умирающими или тяжко больными людьми.

Суть в том, получаем ли мы эти излучения в резонанс или антифазу нашим клеточным и контурным волновым колебаниям. Насколько это серьезно? Повторяю: из каждых троих раковых больных двое получили решающий толчок для запуска этой болезни лишь потому, что жили или работали не там, где надо.

Познакомились мы как-то с женщиной, которая четырнадцать лет была под наблюдением врачей, и за это время ей определили чуть ли не сто сорок заболеваний – и все было правильно, все точно! А беды ее шли от того, что через ее кровать, по ногам, шла обсасывающая патогенная полоса, обессиливающая женщину. Там – проще всего – было передвинуть на полтора метра кровать, и Уже через неделю женщина ожила.

Чтобы читатели конкретно представили себе эту невидимую угрозу: в квартире моей старшей дочери как раз такая «дыра» была, и именно там она хотела расположить ребенка. Я отцовской волей кровать оттуда убрал, дочь побурчала и для интерьера поставила там фикус: на третьи сутки все лаковые листочки облетели. Вот с какой огромной злой силой должен был бы сражаться маленький организмик!

Геопатогенные зоны – тягостный фактор для здоровья, но официальные инстанции у нас пока его абсолютно не учитывают, в архитектурных ГОСТах эта величина практически отсутствует, и лепят новые дома, не сверяясь, что же такое будет воздействовать на них снизу. А что же делать с теми зданиями, которые уже стоят на патогенных зонах? Оттуда тараканы убегают, грызуны не живут, а человек до поры до времени ничего не чувствует, у него стандартный маршрут: дом – работа – больница – дом – работа – кладбище.

Это очень непростая задача. Чтобы не говорить абстрактно, проверьте свое жилье сами: возьмите блюдечки с тряпочками, намочите в них семена, например, редиски или пшеницы и поставьте в разных местах (но чтобы освещение было одинаковым). Посмотрите всхожесть: где она хорошая, там спите, где плохая, там лучше передвинуться.

Напоминаю, речь идет о вредных, тайных по отношению к человеку воздействиях, которые официальной медициной пока, к сожалению не учитываются. Предельно кратко о недобрых силах, действующих снизу, я высказался. Теперь об эффективных факторах, направленных на нас, образно говоря сверху. Вот одно из наблюдений, принадлежащее Галине Ивановне Царевой. Опираясь на фактические и статистические данные лаборатории по исследованию проблем смерти, бессмертия и долголетия, она сообщила: «В космограммах, рассчитанных на момент клинической смерти, было обнаружено, что такие высшие планеты (отвечающие за духовное развитие человека), как Уран, Нептун и Плутон, а также Юпитер и Сатурн находились в ретроградном по отношению к Земле движении. Не говорит ли это о том, что в момент клинической смерти сами внешние условия способствовали глубокой трансформации личности?».

Повеяло астрологией? Я сказал бы точнее: с учетом тех сил, которыми иногда талантливо, иногда бездарно занимаются астрологи. Что касается меня, то практика убедила в необходимости согласовывать лечебные процедуры свои и своих пациентов (если надо, к примеру, удалить зуб) с многоопытным целителем и астрологом Ниной Борисовной Тарасовой. В «Черепаху» я укладываю больных только после ее расчетов. Высоко ценю советы великого медика и астролога современности Сергея Вронского.

Для того, чтобы убедить даже вящих скептиков в том, сколь серьезные мотивы нашего здоровья или нездоровья сокрыты во внешних для нас воздействиях, приведу выдержки из интервью, данного доктором медицинских наук, многолетним заведующим лабораторией «Полярная медицина» Вячеславом Хаснулиным корреспонденту «Литературной газеты» Лоре Великановой: – Вы – врач, и вы убеждены, что здоровье человека напрямую связано с явлениями, происходящими в Космосе. Это совместимо?

– Вполне. В своих подходах к здоровью человека я исхожу из того, что человек – порождение природы. Вселенной, того же космоса, что он не может жить сам по себе: все, что с нами происходит, в большой степени зависит от внешних факторов. Эта исходная позиция и привела меня в Новосибирский институт общей патологии и экологии человека СО Академии медицинских наук. В институт, который всегда был нацелен на изучение здоровья человека в экстремальных условиях, – в первую очередь, Сибири и Крайнего Севера.

Под экстремальными условиями, в которых там вынужден жить человек, всегда, в первую очередь, подразумевался холод. На самом деле холод на Севере сейчас – не самая главная трудность. В таких больших городах, как Норильск, Мончегорск и других, квартиры очень хорошо отапливаются (лучше, чем в Новосибирске, и часто лучше, чем в Москве). Практически большая часть населения Норильска, например, контактирует с холодом максимум час в день.

Тем не менее. Север явно укорачивает жизнь человека на 10-15, иногда на 20 лет, приводит к ранним болезням, быстрому старению. Вот перед нами и встал вопрос: что все-таки главным образом влияет на человека, почему он болеет, отчего у него так быстро разрушается здоровье именно на Севере?

Когда мы стали работать с геофизиками, то поняли: Север – это открытая зона для Космоса. Так как там все линии магнитного поля Земли сходятся, то оно не прикрывает поверхность от прямых космических излучений – протонных, электронных и других. То, что летит от Солнца, то, что образуется при изменении магнитосферы Земли, – все это ссыпается на Север, особенно на Крайний.

На высоте 100 километров в момент магнитной бури там протекают токи мощностью до миллиона ампер. А если учесть, что на человека, прежде всего, действуют электрические и магнитные поля, то нетрудно представить, какие он испытывает перегрузки.

Кроме того, там меняется еще и гравитация… По сравнению с чем? Она не такая, как в тропиках, в средней полосе. И это тоже существенно влияет на человека. К тому же – иные световые периоды: полярный день и полярная ночь плюс целый ряд геофизических факторов (очень быстрые перепады: циклон вдруг сменяется антициклоном и обратно, на 100—200 миллиметров ртутного столба за сутки может упасть или подняться атмосферное давление). И весь этот комплекс геофизических факторов действует на человека куда больше, чем холод.

– Связь, зависимость, может быть, и существует, но как определить, вычленить конкретные неблагоприятные дни? С помощью какой науки?

– Это, можно сказать, суть нашего открытия. Прежде, как известно, были только метеорологические, медицинские прогнозы. Но, во-первых, достоверными их получают поздно, нет времени что-либо предпринять, подготовиться. Во-вторых, наши исследования показали: уровень геомагнитных и гравитационных возмущений (не сама величина, а скорость изменения гравитационных сил в определенный промежуток времени) куда больше влияет на человека, чем атмосферное давление, температура и влажность воздуха, скорость ветра. Хотя, конечно, влияют и они, и многое другое – комплекс факторов. А вот определить, что в какой-то момент природные факторы изменяются так, что человек почувствует это на себе, на своем состоянии, самочувствии, до нас прогнозировать никто не умел.

Взаимоотношения сил притяжения – прежде всего, в Солнечной системе – вот главный фактор, концентрирующий вокруг себя все остальные. В зависимости от того, как расположены планеты и как они друг друга притягивают, возникают и мощные пятна на Солнце, и солнечные вспышки.

Я уже почти 15 лет сопоставляю данные, которые мы получаем от астрономов, и вижу: наибольшее количество пятен связано с 11-летним ритмом Юпитера. Сатурн, Юпитер – эти большие планеты во многом определяют циклы солнечной активности. 11 лет – это две точки между максимумом и минимумом солнечной активности, что и есть цикл.

– Какое же место вы занимаете между астрологами и медиками?

– Я – терапевт. И проведя большие статистические исследования, проанализировав данные о вызовах «Скорой помощи» в разных регионах страны, изучив статистику заболеваемости, смертности, понаблюдав индивидуально за большими группами людей, пришел к выводу, что изменения гравитации являются тем системообразующим фактором, который определяет внутренние биологические часы человека, ритмы и процессы, происходящие в его организме. Конечно, от того, как мы поспим, поедим, пообщаемся на работе с начальством, зависит наше здоровье. Но есть другая сторона жизни. Она влияет на самочувствие человека больше всего.

– Я все-таки не совсем поняла, как вычисляются дни плохого самочувствия, магнитных бурь?

– Они соответствуют дням гравитационных возмущений… Например, когда Меркурий находится между Солнцем и Землей, чаще всего возникает магнитная буря. Мне астрономы дают предварительные расчеты всех орбит, местоположение каждой планеты на каждый день, я беру еще и геофизические данные плюс результаты наших собственных исследований, и на этой основе с помощью 3-го закона Ньютона делаю прогноз на каждый год, на каждый месяц… Прием пищи, например, в экстремальные дни надо уменьшить вдвое.

– Есть ли какая-то корреляция между геофизическими, космическими процессами и психикой?

– Да, есть, это как раз одна из самых мощных корреляций. И в дни геофизических возмущений мы видим, что психика очень меняется, количество суицидов резко возрастает. В Норильске к нам обращались сотрудники уголовного розыска и жаловались: увеличивается количество преступлений.

– Есть какая-то статистика?

– Есть. И по психическим отклонениям, и по автодорожным, авиационным и прочим транспортным происшествиям, и по количеству хулиганских поступков. Меняется психика, у человека даже просто затормаживается реакция, и он начинает ошибаться. Кроме того, в неблагоприятные дни повышается агрессивность. Это обычно связывают с пьянством. Но все как раз наоборот: люди начинают пить, так как чувствуют внутреннюю неуверенность, дискомфорт».

Как видите, я не пожалел места для цитирования этого интервью, мощного той фактической базой, что стоит за словами В. Хаснулина. Я не привел, правда, его слова о том, как отреагировали лечащие врачи на необходимость установить связь между неблагоприятными днями и методами лечения. Впрочем, перепечатаю дословно: «Реакция лечащих врачей была, сами понимаете, какой».

Теперь, держа в памяти те могущественные, отклоняющие нас от ординара факторы, которые воздействуют на здоровье как снизу, от Земли, так сверху, от Космоса, обратимся для сравнения к ураганной подчас силе ветров боковых, наваливающихся на многоэтажные небоскребы нашего здоровья из того социума, в жизнь которого мы оказываемся погруженными от начала и до конца своих дней.

Нужно ли, обращаясь к вышеозначенной «розе ветров», на пересечении которых поставлен небоскреб нашего здоровья, особо выделять серию тех политических и экономических тайфунов, которые были порождены развалом СССР и привели к бедствиям и потрясениям в судьбе десятков и сотен миллионов людей, сказались у нас ощутимым превышением смертности над рождаемостью? Могут ли геофизические возмущения, о которых речь шла чуть раньше, с их всплеском пьянства, хулиганства и «нетоварищеского отношения к женщине» даже отдаленно сопоставляться с кровавыми войнами, которые на протяжении уже ряда лет ведутся между Дружественными прежде народами с применением тяжелого оружия и всплесками неслыханной жестокости? Могут ли они порождать тот накал братоубийственной ненависти, который в ряде случаев привел на территории СНГ уже к вспышкам войны гражданской?.. Сумели же китайцы не превратить свою перестройку в перестрелку, следовательно, резервы здоровья, связанные с регуляцией убийственных воздействий социума, потенциально существуют, достало бы только ума и характера, чтобы их задействовать. Очередной раз оказалось, что смертоносная сила большой игры мелких самолюбий значительно превышает все разрушительные комбинации, возникающие из противостояния планет и Солнца. Увы…

Худое устройство общества, однако, проявляется не только в кровавых бойнях, но и в его повседневном быте. Так, расчеты, проведенные советником президента России по вопросам экологии и здравоохранения (эта статистика была опубликована в «Известиях»), показывают, что огромные потери от «недожитой жизни» мы несем, прежде всего, из-за причин общественно – социальных. Смертность от дорожно-транспортных происшествий нынче превышает смертность и от онкологии, и от болезней системы кровообращения, и от всех остальных болезней (инфекционных, нервной системы, органов пищеварения, мочеполовой и эндокринной систем и других), вместе взятых. Такова одна из гримас «цивилизации» по-российски. А вот и другая: ежегодные потери от утопления у нас в 2, 5 раза больше, чем соответствующие потери от онкологии желудка и легочной системы. А вот и третья: самоубийства унесли больше жизней, чем ишемическая болезнь сердца, а убийства – в 1, 5 раза больше, чем смерть от родов, лейкемии.

Всезнающая статистика бесстрастно свидетельствует: гибель от алкогольных и прочих отравлений превышает суммарные цифры смертности от диабета, ревматизма, заболеваний почек, мозга и от аппендицита, она же впятеро выше, чем от инфаркта миокарда!

В пожарах сгорает в 11 раз больше человек, чем умирает от язвенной болезни желудка!..

Однако всезнающая статистика не знает, сколько людей досрочно умирает от неимоверно грязной экологической обстановки (более 100 крупных российских городов официально признаны несоответствующими экологическим нормам жизни). Что уж тут говорить, если выбросы автомобильных двигателей, которых обезумевшие люди стремятся приобрести все больше и все более мощные, дают до 60% вредных примесей (в том числе – тяжелых металлов) только в городе на Неве (а по углероду – и до 95%). А чернобыльский «хвост», который ежегодно сметает в смертную яму тысячи и тысячи обожженных радиацией людей?..

Существует умный и точный акупунктурно-диагностический прибор немецкого доктора Фолля. Умный прибор известен ныне многим, но не многим пока известно, что прибор Фолля способен определять и те причины заболеваний, которые по его (прибора) данным, как правило, до 70% сокрыты в экологии, в исподволь загрязняющих организм внедрениях извне…

Какую воду мы пьем? Содержащую всю промышленную грязь так называемой цивилизации. Каким воздухом дышим? Практически лишенным отрицательных аэроионов, главных активизаторов и движителей нашей внутренней энергии. Какой едой питаемся? Насыщенной убийственными для жизни присадками. В каком режиме работаем, спим, развлекаемся? Грубо сдвинутом по сравнению с графиком космических ритмов. Какую музыку слушаем? Порождающую расстройство нервной и эндокринной системы, вызывающую глухоту и примитивизм инстинктов. В какое массовое искусство погружены? Порождающее агрессивность. И т д. и т п. Всему миру угрожает выпущенный из бутылки, а вернее порожденный и взращенный бездушной технической цивилизацией чудовищный джин. Думаю, более чем кстати будет здесь смотреться реферат, который по моей просьбе составил замечательный писатель и инженер Н.А. Внуков.

Электрическая «грязь», в которой мы живем:

«С начала 40-х годов мы живем в противоестественном мире сильнейших и вездесущих искусственных электрических и электромагнитных полей, которые непрерывно, ежеминутно пронизывают клетки нашего тела, вызывая нарушения нормального обмена в тканях нашего организма, искажая его нормальную жизнедеятельность. И пока никаких экранов для защиты организма от этих, нами же созданных мощных полей не изобретено. Вот неполный перечень этих воздействий:

1. «Тихие» разряды между проводами и землей линий электропередач (круглосуточные, на огромной протяженности России). Такие же разряды между опутавшими наши города линиями трамвайных и троллейбусных передач. Особенно мощные поля у подстанций, питающих заводы, жилые массивы, электрический транспорт.

2. Постоянно присутствующие в наших жилищах поля вокруг внутренних электропроводок и непрерывно включенных электроприборов, вроде радиоаппаратуры. Мы буквально «купаемся» в этих полях, они воздействуют на нас всю нашу жизнь.

3. Мощные вихревые электромагнитные поля триллионов электромоторов, работающих на производствах и в технических устройствах. Искрение коллекторов этих моторов дает очень широкий спектр электромагнитных излучений.

4. Высоковольтные (до 20 тыс. вольт) разряды в тумблерах почти 900 млн. движущихся по планете автомобилей.

5. Статические разряды на пластмассах и изделиях из полиэфирных смол (синтетические ткани одежды, корпуса бытовой и производственной техники, линолеумы, синтетические обои, ковры, полиэфирная плитка). Они экранируют тело человека от естественного поля Земли, искажая те естественные условия, в которых должен развиваться человеческий организм.

6. Мощные статические разряды, которые возникают на телевизионных трубках, трубках дисплеев, мониторов компьютеров и на микросхемах вычислительной техники.

7. Очень мощное излучение антенн радио – и телевизионных станций в МВ и ДМВ диапазонах, которое уже сейчас оценивается учеными в 1, 5 раза ярче Солнца, и непрерывно растет.

Живая клетка представляет собой диполь, строго ориентированный в организме. Благодаря разности потенциалов этого диполя происходит в тканях энергетический обмен, который мы называем обменом веществ. Вокруг каждой клетки и в их совокупности (вокруг организма) всегда присутствует электрическое (Кирлиана) и электромагнитное поля. В совокупности они дают общее поле (биополе), индивидуальное для каждого человека, как индивидуальные отпечатки узоров пальцев.

Искажение биополя внешними полями вызывает болезненные ощущения (если воздействие временное) и болезни (если воздействие постоянно). Если человек со дня рождения находится под воздействием искусственных полей, клетки организма перестраивают свою работу, противодействуя искусственным полям, чтобы сохранить свою жизнедеятельность. Перестраиваясь, они начинают мутировать, в результате чего видоизменяется сам организм. Мутации закрепляются на генетическом уровне в поколениях. Вот почему я утверждаю, что два последних поколения людей – уже мутанты. И мутации, с развитием нашей техники и наших технологий, все нарастают. Рождается новое, техногенное человечество, наподобие уэллсовских мэрлоков, человечество, которое больно техникой.

Мы не знаем, что к чему движется, и движется ли вообще к чему-нибудь. То, что мы называем прогрессом, весьма возможно, есть регресс, наши технологии разрушат планету, и человечество убьет само себя, уничтожив среду своего обитания».

Данный, страшный по сути своей «электромагнитный» реферат – только один из целого ряда тех, что может быть составлен по проблеме «убийство Планеты», по тематике уничтожения и всевозможного загрязнения всех оболочек Земли: водной, почвенно-растительной, воздушной, а также ноосферы, то есть той сферы деятельности совокупного разума и чувств людей, в которой, увы, накапливаются и концентрируются не только добрые, но убийственные, по сути своей, злобные эмоциональные выбросы и злодейские устремления интеллекта.

Обратимся же сейчас к такому источнику внешних воздействий на нас, который расположен по отношению к нам ближе всего, теснее уж некуда. Источник этот работает всегда, он вибрирует независимо от социальных и экологических возмущений, он способен осчастливить нас, но, к сожалению, и принести множество огорчений, тягостно осложняющих нашу жизнь. Источник этот – наши отношения с родственниками, соседями, сослуживцами.

Вот уже несколько лет обращается ко мне за помощью врач-гематолог, женщина, страдающая хроническим заболеванием крови. У нее под рукой имеются все возможные и невозможные лекарственные средства, однако помогает лишь воздействие целителя. Я всегда от души рад ей помочь. Но меня стала огорчать работа с временными подъемами и постоянными спадами – это было вроде как попытка напоить лошадь барона Мюнхгаузена, перерубленную пополам: сколько она спереди выпьет, столько сзади воды и выливается. В конце концов, мы с ней начали разбираться: в чем же дело? Выяснилось, что когда она с подъемом и радостью приходит домой, то на нее, гуманную и добрую, подавляющее воздействие оказывает ее престарелая мать: все время ненавистно пилит, постоянно унижает, и сводит, таким образом, всю нашу работу на нет. Очень быстро происходит сброс всех достижений. Тогда я, логично, занялся матерью, и когда она успокоилась, то и дочь ее сразу же пошла на поправку.

Более распространенный случай: сколько к врачевателям приходит женщин в цветущем возрасте, но с новообразованиями в груди и матке! Гинекологи сразу же предлагают им либо «химию», либо резать. Это – преступление: как можно убирать последствия без выяснения и ликвидации той причины, которая и лежит в основе дисгармонии организма? Чаще всего причина здесь – в расстройствах сексуальной жизни, и лечить (и учить) надо прежде всего мужа. Возможен, конечно, и радикально иной путь: притушить интимные потребности, как бы перевести женщину в совершенно иную возрастную категорию. Но только не оставлять середку наполовинку. Надо либо полнокровно функционировать, либо функционирование прекратить. Вот наглядный пример: довелось мне принимать женщину, счастливую тем, что замечательный человек, муж, ее беззаветно любит. Но любит-то, главным образом, платонически. Что симптоматично и, вместе с тем, просто-таки оглушило меня: лучшие хирурги Америки, Югославии и Санкт-Петербурга уже прооперировали ее (итого три раза), и сейчас она готовилась к четвертой операции!.. То есть речь идет о повсеместном, глобальном образе мышления ведущих медиков мира: убирать лишь последствия, не вникая в причины возникшей катастрофы! И это называется – врачеванием?!

Когда целитель начинает заниматься человеком, он обязательно должен выяснить, в какой среде он вращается, какова его семейная ситуация. Вот характерный пример: мать приводит на прием сына одиннадцати лет, у которого резко ухудшается зрение. Делаем все, что следует, но добиваемся лишь некоторого торможения этого бедствия, не более. С ходом времени выясняется, что мать – одинокая женщина с незадавшейся судьбой, она чрезвычайно нервически реагирует на свое одиночество. Она завела пса – существо, самозабвенно преданное ей. И вот собака стала «солнышком моим любимым», а сын, от которого немало-таки достается хлопот за то, например, что «солнышко любимое» на прогулке сверзилось в канаву, бешено мотаясь взад и вперед и не слушая никаких команд «этого мерзавца». Спрашивается, можно ли снять постоянное стрессовое состояние у этого ребенка – нормального мальчика (я забирал его на дачу, и он проявлял себя там, со всех точек зрения, чудесно), предварительно не подействовав на мать? Вернуть ему зрение и избежать катастрофы, не отрегулировав психику матери? Вопрос, конечно, риторический.

Одной из фундаментальных особенностей моего и моих сподвижников подхода к больному человеку является то, что мы учим его родственников, знакомых, близких солидарно работать с ним и на него, и лишь тогда добиваемся устойчивых успехов в его оздоровлении. Здесь возможны воистину чудеса. Так, например, пришла ко мне Ольга Ш., со своим пятилетним Сережкой, страдающим тяжелым дерматитом. Ясно, что нужно срочно и радикально почистить печень ребенка. Но как это сделать? Ведь процедуру с оливковым маслом ему не осилить. Тогда я предложил ей ставить ему на правое подреберье свечку на крышечке от консервов и медитировать, представляя, как вся информационная и билирубиновая грязь из печени поднимается по каналу свечи в огонь и сгорает там. Индикатор успешного лечения – длинное пламя, интенсивная копоть, треск. (Да, конечно, это совсем не та физика, которой учат в школе или в медицинском вузе, но мне-то важно, чтобы больному практически, а не теоретически стало лучше). Ольга рассказала с изумлением не только о том, что под крышечкой образовались красные пятнышки, как следы от выхода каналов, но и цвет кала у ребенка заметно изменился, а затем и дерматит пошел на спад! …Можно творить и более сложные вещи: менять свойства крови у матери, а параллельно они будут меняться и у ребенка, который находится в закрытой для доступа больнице. Можно приводить и другие примеры, но суть их будет одна: по жизни мы столь тесно связаны не только с дальними людьми (социумом), но и с близкими, что это взаимодействие способно возрождать нас (но, к сожалению, и горестно угнетать).

Таким образом, я схематично наметил те оси координат, на которых расположен небоскреб нашего здоровья, и обрисовал силы, воздействующие на него снизу, сверху, сбоку. Однако дело обстоит гораздо сложнее, чем расположение только в этих координатах. Ведь человек, напомню, – лишь крошечная пылинка в пространстве бесконечно сложного мироздания. Не буду сейчас затрагивать тему религиозных верований, но мне лично известны великолепные целители, которые молитвой, истовым обращением к Творцу подчас добиваются чудес. Могут быть различные формы воздействий, их можно совмещать и обращаться к вышним силам, рассчитывая на их помощь. Условие одно: ваше обращение должно быть искренним. К Господу, к Солнцу, к Высшему разуму, к святому, но – обращайтесь предельно искренне. Вот конкретный пример: молодую женщину мы уберегли от тяжелой операции и, чтобы окончательно ввести ее в строй здоровых, начали с ней бегать – все больше и дальше, все труднее и сложнее, в том числе и по кромке воды Финского залива. Естественно, с непривычки у нее заломило ноги, она не смогла бежать, и я искренне обратился к Небу: «Святые иерархи, снимите боль с этих натруженных ножек!». Почти мгновенно спастические явления исчезли, и мы легко побежали дальше.

Коль скоро я обозначил возможные воздействия, направленные на нас с самого верха, то следует обозначить воздействия, идущие от самого низа – из преисподней, условно выражаясь. Это – заклятья, проклятья, наговоры, сглазы и т. д.

Либо непроизвольно, либо специально омерзительные силы пробивают одну из оболочек или все окружение физического тела человека и начинают воздействовать на его судьбу. Это, к сожалению, реальность. У меня как-то была на приеме семья, в которой муж-бригадир на работе уволил, по приказу своего начальника, женщину, и она наворожила на него и на всех членов его семьи: на грани смерти был муж, полутруп – дочка, при совершенно нелепых обстоятельствах погиб сын, и еще кое-как держалась мать. Вот такие встречаются ситуации, с которыми однако, можно и нужно справляться.

И совсем коротко, только для логического построения, изоморфно началу этого раздела, обозначу воздействия, так сказать, изнутри: это наши отношения с симбионтами, без которых наша нормальная жизнь немыслима (например, с микрофлорой кишечника, например, с микроорганизмами в тканях организма, играющими, в ряде случаев, роль своего рода витаминной подкормки). И это – наши пересечения с сущностями иных, параллельных нам миров: тема огромная и специальная, выходящая за пределы данного обзора.

Итак, читатель, вначале мы с вами совершили долгое восхождение вверх по этажам небоскреба человеческого естества – от глубокого подвала до поднебесной смотровой площадки, а затем вышли в беспредельный космос внешних воздействий на человека и постарались там определиться относительно тех «сторон света», которые специфически на него воздействуют. Мне кажется, смысл прочитанного заключается не столько в том, чтобы запомнить в подробностях все это многосложное единство микро – и макрокосмоса, сколько в том, чтобы осознать факт его существования. Сколь скоро это осознание произошло, столь скоро изменится и наш подход к лечению: можем ли мы по-прежнему видеть в самом себе, в пациенте на приеме у врача только тушку для уколов и таблеток? Думаю, вопрос звучит чисто риторически. И это отлично! Это – главное.

Глава II. САМОЛЕЧЕНИЕ.

ПОДХОД ЦИВИЛИЗОВАННЫЙ И «ЦИВИЛИЗОВАННЫЙ».

Было время, когда я, молодой и полный сил мужчина, вынужден был достаточно часто общаться с официальной медициной. Причиной тому являлись и спортивные травмы, и болезни, которые, как я сейчас понимаю, возникали из-за неумения справляться с постоянными умственными и психическими перегрузками (спазмы кишечника, например), и примитивное невежество в области сохранения своего здоровья, которое характерно для 99% граждан (и не только нашей страны). Ничего плохого не могу сказать о медиках, с которыми общался сначала в университетской, а затем и в академической поликлиниках. Профессионально они были подготовлены отнюдь не хуже, чем другие их коллеги, хотя бы и зарубежные, и относились ко мне вполне дружественно, особенно тогда, когда по своему рангу в академической иерархии я был переведен на обязательное диспансерное обслуживание, и их статус прямо зависел от моего благополучия. Они регулярно меня выслушивали, выстукивали, делали анализы (в том числе непростые), Укалывали или вскрывали, когда считали это полезным Для меня, назначали на физиотерапию и т д. и т п.

Казалось бы, чего еще желать? Что может быть лучше? И все это осуществлялось бесплатно. Райская жизнь!..

Но ведь они обращались со мной, говоря откровенно, как с тушкой, и от ветеринарной их служба отличалась лишь тем, что я на их вопросы, в отличие от животных, мог отвечать и даже мог сам сообщать им о своих претензиях к своему же состоянию, и они снова выслушивали, кололи, резали, прогревали, смазывали и т д. и т п. И не было, думаю, месяца, чтобы я – спортсмен – универсал, рекордсмен и чемпион разных, в том числе высоких уровней, тренер сборной ЛГУ по самбо, лыжник, бегун, велосипедист, тяжелоатлет и пр. и пр. – не являлся к ним с неполадками – чаще всего, не спортивными!..

Примерно четверть века спустя после той поры я с врачами раззнакомился – нужды не стало в их услугах (разве что с веселым и обаятельным молодым стоматологом Сергеем Александровичем дружу). Это произошло после того, как принудительной силой грустных обстоятельств, в связи с недугом жены, от которой врачи уже отказались («у медицины, увы, есть предел своих возможностей»), мы вынуждены были обратиться к поискам, так сказать, запредельных возможностей, и нашли их, и обрели многих добрых союзников в борьбе за здоровье. И оказалось, что эти запредельные для медицины возможности в ряде случаев суть просто-напросто законы здорового образа жизни, которые надо элементарно знать и которыми вовсе несложно овладеть. Но для реализации этих законов требуется не только знание их, но и крепкий характер, чтобы свое ясное понимание воплотить в реальную здоровую жизнь. И вот теперь я истово исповедую в качестве одной из первых и главных заповедей врачевателя его святую обязанность научить своих пациентов жить, не болея! Насколько же легче и проще станет бытие этих пациентов без мучительных и нудных болей, и насколько упростится собственная жизнь медиков, к которым перестанут обращаться по поводам, легко устранимым больным человеком самостоятельно!

В этом плане я хочу опереться на весьма авторитетных союзников: на самих господ уважаемых, вполне официальных медиков! На стыке 1992-93 гг. во вполне цивилизованном немецком городе Мюнхене увидела свет увесистая книга под названием «Заболел. Как помочь самому себе?» Авторами ее являются – Боже мой! – два профессора-медика Фриц Беске и Клаус Йорк плюс также титулованный фармацевт Хубертус Кранз!.. Да как же так? Где таинственность и замкнутость высокой кастовости?!. Повсеместно она размывается тенденцией к самолечению – в сочетании с врачебной помощью лишь в случаях действительной необходимости. И дело здесь не только в безумной дороговизне лечения на Западе, но и во все более активном, самостоятельном подходе к жизненным проблемам, в том числе и к своему здоровью, которое не следует бездумно отдавать в чужие руки. Первая же фраза упомянутого лечебника звучит так: «От 60 до 80 процентов всех недомоганий, болезненных проявлений или легких травм не требуют врачебного вмешательства. Они либо проходят сами, либо излечиваются домашними средствами. Это нормально для людей цивилизованных, которые сознательно подходят к проблемам своего здоровья».

Какая красота эти «от 60 до 80 процентов…»! Запомним, что названы они не лекарями-знахарями, а профессиональными медиками высшей квалификации.

Следовательно, с одной стороны, вместе с разумными медиками я выступаю за возможность и даже неизбежную необходимость самолечения. Но, с другой, выступаю против достаточно распространенного «пи-люлечного» самолечения, адепты которого лечат не больного, а болезнь, систематически устраняют симптомы, вместо того, чтобы разобраться в причинах недуга и убрать их. С большим интересом я ознакомился с воинствующим манифестом в защиту стремления загнать болезнь внутрь, опубликованным в уважаемых «С. – Петербургских ведомостях» в декабре 1994 г. Л. Дашкова, автор декларации, в большой статье «Зачем пилюля сладкая?», подобно мне, тоже обращается к опыту «цивилизованных» стран. Но к какому?

«Не знаю, как у вас, у меня прочно засело в подкорочке: лечить надо не симптомы, а причину. Упаси Бог просто заглушить анальгинчиком головную боль! Голову, может, и спасешь, а желудок потеряешь, или еще что… А из такого представления рождается устойчивое неприятие симптоматического лечения, неуважение к нему. Вся Европа ходит себе в аптеку уже лет сто и – как зубы утром почистить – прикупает по пути на работу упаковочку панадола на всякий пожарный. А мы все гадаем, темные, откуда же берется их нестирающаяся улыбочка?».

Да, симптоматические препараты не убирают причину болезни. Панадол просто снимает боль и снимает жар. Солпадеин – мощный анальгетик (эффективное обезболивающее средство). Колдрекс – препарат для простуженных и гриппующих. Это безрецептурные лекарства – и они не предназначены для того, чтобы лечить болезнь. Как это ни странно звучит, но солидная британская фирма разработала и производит эти лекарства для взрослых людей. Добавим – для цивилизованных (см. выше). То есть тех, которые не больны, простите, хроническим невниманием к здоровью, а предпочитают поддерживать огонь в очаге своего самочувствия. Человек не должен мучиться, пока он идет на прием к врачу». Вот такие, вполне «цивилизованные», советы. Чуть что не так (перепил, не был на свежем воздухе, у ребенка режутся зубы – это примеры из Л. Дашковой), так тотчас «шарахнул по самочувствию» таблеткой панадольчика или парацетамола («братишки панадола» – стилистика Л. Дашковой) – и лады (моя попытка подделаться под оную стилистику).

Да вот «лады» ли? В немецком «самолечебнике» подход иной. Началась, к примеру, резь в глазах и воспалились веки, так нужно избегать яркого света и промывать глаза теплой водой.

То же примерно рекомендовалось в лечебнике «Друг семьи» (1896г.), но промывать надо настоем шиповника или чая, то же примерно советует и современный сборник по народной медицине (1992 г.), но промывать следует либо настойкой василька синего, либо костянки каменистой, либо ромашки аптечной. И т д. и т п. Убрать причину, то есть воспалительный процесс, а не только неприятные ощущения от него – вот принцип по-настоящему цивилизованного самолечения, за которое я и ратую.

Исподволь, невзначай мы задели тему книг, посвященных самолечению. У меня на книжных полках стоят десятки содержательных томов вышеозначенной тематики. Вероятно, в большинстве – это дельные издания, иначе я, бегло осмотрев их на книжных лотках, не стал бы покупать. Но пользоваться ими нелегко, так как они внутренне хаотичны, порядок их логического построения случаен, внутренней структуры не имеет. Написаны по принципу «А вот еще…». Одной из первых и лучших таких книг является сохраняющий немалую ценность «Лечебник» П. Куреннова. Советы этого лекаря в седьмом поколении основаны на громадной личной практике, и ему можно простить аморфность построения: оказавшись в эмиграции, в Америке, он, как в копилку, бросал в свой справочник все рецепты в том порядке, в котором вспоминал их, лишь бы не пропали. Но как понять нынешних целителей, не удостаивающих нас, к примеру, даже алфавитного порядка в перечне рекомендованных ими трав? То ли полагают, что у нас феноменальная память, запомним все с первого раза, то ли мы по каждому конкретному поводу должны всю книгу снова и снова листать от начала и до конца?..

Эту страницу я пишу утром 6 октября 1994 года: за окнами дачного дома – беспредельное, без облачка, синее небо, рдеет бабье лето – золотая осень: огненно-красные листья черноплодной рябины контрастно и эффектно смотрятся на фоне сочной зелени кустов сирени, весь оранжевый, как в меднотканом панцире, стоит рослый дубок, едва колышутся под легким ветерком светло-желтые поникшие листья гигантской березы: какая благодать разлита в мире!..

Но далеко не все деревья смогли встретить и увидеть этот тихий солнечный день: 4-го и 5-го октября повсеместно в наших северных местах злобилась отчаянная буря, пришло подлинное стихийное бедствие. Вчера около пяти вечера я совершал свою пробежку через лес к Финскому заливу, бежал, как через мертвую зону после исполинской битвы: тропу тут и там преграждали павшие, в прошлом поднебесные ели; они лежали, воздев к небу высоченные черные корни, вывороченные из земли; неоднократно приходилось обегать брошенные наземь неохватные березы, громоздящиеся рядом с зияющими, как белые сломанные кости, их бывшими стволами. Обычно кроткий залив являл собой грозную картину, претендующую на кисть Айвазовского: шумный вал катился за валом, загибая пенистые шапки на верхушках волн. Сотни метров поваленной линии темных электрических столбов вдоль железной дороги наглядно иллюстрировали силу порывов бушующего вторые сутки ветра…

Я не мог не увидеть в этой наглядной картине аналогии с житейскими гибельными обстоятельствами. О чем думал я? О необходимости иметь такой запас жизненной прочности, который позволяет выдержать натиск свирепой бури и – после того как уймутся и замрут оголтелые порывы урагана, – вновь спокойно жить и любоваться мирной красотой окружающей нас природы. О том, почему ели чаще рушатся навзничь от самой земли, а березы ломаются в стволовой части. И о том, что на этом поле после битвы не лежало ни одной погибшей сосны: в отличие от ели, сосна пускает корни вглубь, а в отличие от березы, не несет на себе столь развернутой, как она, парусности ветвей, и, значит, ее иглы позволяют осуществлять процесс фотосинтеза, будучи в объеме и по площади много меньше, чем это требуется от лиственных деревьев, то есть рациональней, чем у тех. Разумеется, я смотрел на павшие и выстоявшие в урагане деревья, а думал о людях.

Чему бы я хотел научить каждого из них? Тому, что собственное здоровье надо зарабатывать, как зарабатывают они себе на хлеб, и работа эта может быть увлекательной и радостной. Тому, что профилактические, предупредительные меры требуют незначительных по времени и материальным затратам сил, во всяком случае, они занимают малую часть жизни – в отличие от того периода, когда мы влипаем, вляпываемся, входим в болезнь, и тогда борьба с нею поглощает уже всю жизнь целиком (если, конечно, погружение в мучительные подчас страдания достойно этого прекрасного слова «жизнь»). Господа водители, не правда ли, лучше в теплом и сухом гараже заранее смазать все подлежащие смазке точки в вашей машине и подтянуть ослабевшие гайки, чем кувыркаться с горы под отвал из-за неотрегулированных тормозов? И то можно сказать вдогонку: у разбитой машины иные из деталей можно заменить, но что делать со склеротированным из-за неверного образа жизни сердцем?..

Эта книга не лечебник. Ее предмет – здоровый образ жизни, опирающийся на знание самих основ этой жизни. Мой долг – направить человека в нужный путь, но если он не готов воспринять эти направляющие слова, это его личное дело.

Мне известны целители, которые сразу, уже при знакомстве не хотят работать с больным, не желающим или не способным трудиться во имя своего выздоровления, и я их понимаю. Здесь как нельзя кстати будет присловье: можно вылечить, в принципе, любую болезнь, но далеко не каждого больного… Известны, напротив, и такие врачеватели, которые берутся за решение частных задач, не утруждая себя поисками исходных причин: их уровень, к сожалению, соответствует личности или неразвитости большинства больных. (Только что прочитал в популярном издании о беседе психолога Константина Болдырева с красивой девушкой, болеющей псориазом. «После многочасовой беседы советую ей изменить свои привычки, в чем-то покаяться, что-то пересмотреть. Она говорит: «Не могу». Взвесив в душе будущий необходимый труд над собой и болезнь, она заявила, что легче уж остаться с псориазом. Вот это и поражает больше всего: когда люди обнаруживают, что для излечения нужно не таблетки глотать, а что-то менять в жизни, – они, как правило, выбирают болезнь».

Что делать с подобными пациентами? А ничего, кроме того, что сделал с ней психолог: объяснил, а дальше – это уж их личное дело. Задача целителя – открыть людям глаза. Не открываются – жалко, что еще сказать?..).

В моем архиве – я уже сказал об этом – много книг и других пособий, созданных специалистами здорового образа жизни. И это обилие изданий прекрасно, оно греет душу. Но еще радостнее становится от писем тех читателей (и их, слава Господу, становится все больше), которые уже реально живут так, как положено жить всем людям. Вот одно из них,, присланное, замечу, еще до издания книги «Три кита здоровья».

«Москва, 3 апреля, 1991 г. Уважаемый Юрий Андреевич!

Не найти Вас, не обратиться к Вам с письмом-исповедью я просто не мог. Земля слухами полнится! И радиослухами, в том числе. Постараюсь быть «max» кратким. Мне 65, 30 из них я привязан, прикован к системе «Синдром», к набору принципов:

Собственный Индивидуальный Набор Для Радостного Образа Мышления.

Важнейшие из них: 1. Максимальные физические нагрузки, стаж – 33 г. 2. Босохождение, стаж – 31 г. 3. Воздержание (нулевая диета: 1 раз в неделю, стаж – 23 г.). 4. Окунания (омовения, горячий душ) – 20 лет. 5. Антигравитация как гимнаст, упражнения – 20 лет. 6. Отказ от т н. «врачебной помощи». 7. Отказ от мясоедства. 8. Отказ от вредных привычек: табак и пр. 9. Стремление к сыроедению. 10. И как итог: самолечение без больничных листов. Отсюда проистекают «бытовые наклонности», свой сложившийся за годы стереотип. Вот эти чудательства в быту:

– Холод – мой друг, легкий сквозняк – тоже. – Теплая одежда – «богатый предрассудок». – Головной убор – «архиизлишество». – Прием энергии через душ. – Плавки, рубаха и тапки – дом. одеяние. – Работы по дому (стирка, уборка и пр.) – разновидность гимнастики. – Пешие передвижения по городу в темпе (100—120м/мин). – Сон нагишом, без изголовья. – Самомассаж, в т. ч. лицевых мышц. – Зеркало в рост – главный элемент интерьера. – Лестничные метромарши – средства от подагры. – Ни одного дня без доброго (вне корысти) дела. – Высшая радость – наблюдение восходящего «желтого карлика» – Солнца. – Высшая цель в жизни – посильная помощь малым, слабым, меньшим нас. – Абсолютная постоянная вера в Высший Разум.

Может, достаточно? Я с удовольствием вошел бы в контакт на эту тему с Вашими единомышленниками. Так хочется уйти от суеты сует вокруг колбас, банкнот, цен и пр.

Коротко о своем жизненном пути. Коренной москвич. С 12 лет – детдомовец. С 18 лет – «кадет». С 23 лет – кадровый военный. Комсорг, замполит, физрук – круг моих служебных в Армии дел. Добровольный (в 32 года) уход из кадров Армии. Заочное обучение в ВУЗе. В 48 лет – диплом юриста. Отец троих детей и дед пятерых внуков. (Младший сын 18 лет – приемный).

И на этом фоне, после нескольких ударов судьбы, – переход к «автономной» системе здравоохранения. И все эти 30 лет было что лечить, от чего избавляться. Вот краткий «букет»:

– гипертония – каверна в легком (учет ТД) – сердечная недостаточность, обмороки – изжога – мигрень – зачатки подагры (боль в кол. суставе) – бессонница (рваный сон).

Все это время избегал врачей. Хотя все мед. комиссии (при поступлении в ВУЗ, при поступлении на работу (в 59 лет!) по рабочей сетке, при получении справок на участке в массовых кроссах проходил безукоризненно. Как-то провел 3-годичный фальш. эксперимент с мед. картой. Совершил «подлог». Исправил год рождения: вместо – 1926 г. поставил – 1946 г. И все три года осенью и весной был на приемах врачей для получения «добро» на массовые кроссы. Нынешнее общее состояние:

– ходьба от 10 до 18 км по лесопарку в темпе марша; – плавание (свобод, стиль) на время от 30 до 45 минут; – индивидуальные упражнения с кратностью повторов от 50 до 100; – «стойка на голове» – моя профессиональная гордость, и т д.

Я Вам не наскучил этими похвальбами? Может, мой опыт кого-то заинтересует?

С уважением…».

Разумеется, я ответил этому прекрасному человеку и сообщил, где можно будет приобрести книгу «Три кита здоровья», когда она увидит свет. Именно для тех, кто готов трудиться во имя своего здоровья, я пишу нижеследующий трактат.

В первой главе мы карабкались снизу вверх – аж до смотровой площадки небоскреба. Теперь логично, думаю, будет двинуться в путь сверху вниз, непрестанно соображая при этом, как конкретно обратить в дело сведения, полученные при восхождении.

КОНТАКТЫ С МИРОЗДАНИЕМ.

Великий Космос вбирает каждого из нас в свою глубину, в свою многомерность и многогранность, мы участвуем во всех без исключения процессах, совершающихся в мироздании, независимо от того, осознаем это или нет. Но ведь совершается и обратная связь: вся информация, все наши вибрации, все те излучения, которые исходят от нас, заполняют безграничный Космос, и в любой его точке в любой миг могут быть востребованы. При всем различии наших величин мы взаимно погружены друг в друга, взаимно пересечены. Именно этой общностью и определяется то, что мы можем черпать из мира любое сообщение и любое дополнение, в котором нуждаемся: надо только войти в состояние раскрепощенного сознания. Смысл активного сознания – сохранять нашу личную целостность, смысл измененного состояния – в способности раствориться в окружающем нас мире, размыть и преодолеть размеры и ограничения нашего плотного, физического, индивидуального тела. Преодолеть его границы во имя его же совершенствования, развития его возможностей.

Из безмерной дали веков дошла до наших дней весьма непростая формула:

Кто хочет быть храбрым, ест мясо. Кто хочет быть здоровым, ест овощи. Кто хочет быть мудрым, питается воздухом. Кто хочет жить вечно, не питается ничем.

Первые части дождутся своей расшифровки на этажах пониже, а мы начнем с конца, с самой сложной загадки.

Буду конкретен. Поздним вечером 5 ноября 1994 года густой туман сел на леса Карельского перешейка. Точнее даже будет сказать, что на землю опустилось молочно-густое облако, и мощные фонари на шоссе у поселка Репино едва виднелись как тусклые неясные блики, и то, если проходить вплотную рядом со столбами. А глубокой ночью ударил крепенький морозец, и его стараниями под блеклым утренним небом прорезался выстроенный в одночасье сказочно – тихий, серебряно-ажурный музей утонченно-изящных изделий: волшебно замерших в полной недвижимости ослепительно белых, заиндевевших кустов и деревьев. Это было удивительно, это было прекрасно, это рождало в душе восторг, но, как оказалось, это было лишь предвестием встречи с нежданным мною ранее чудом.

В свой черед, в поздний час из-за высоких крон поднялось солнышко и неторопливо покатило по пологой дуге над лесом, и под его живыми лучами ледяное оцепенение деревьев уходило, иней буквально на глазах исчезал, и снова к небу тянулись черные мокрые ветви.

Хорошо поработав с утра, я надел спортивный костюм и побежал привычным маршрутом. И вдруг с разбегу остановился, остолбенев от фантастического зрелища: окруженная высоким амфитеатром, образованным корабельными, темными против света соснами, под ярким голубым небом, залитая золотым солнцем, недвижно стояла, как невеста перед алтарем, источая волшебную красоту и радость, вся усыпанная блистающим серебром и платиной, светящаяся рощица молоденьких грациозных берез. В ослепительных небесных лучах сияли и переливались еще не испарившиеся миллионы бриллиантовых подвесок на застывших в безветрии белоствольных красавицах, покрытых первозданной чистоты белоснежными прозрачными фатами, сотканными из мириадов ледяных кристалликов.

Я почувствовал, что эти излучающие яркий белый свет деревца, которые объединяло не только их общее место в жизни, но и единое чудотворное общее действо, явно ощущали ту несказанную красоту, что снизошла на них, они ясно осознавали и то удивительное, что свершилось с ними, ибо в мире когда еще будет создана подобная их состоянию многосложная, волшебная комбинация, и значит, они в этот миг являлись средоточием, концентрацией красоты Земли и Неба.

С чем я мог сравнить эту богоявленную картину? Разве что с видом залитой светом декабрьской ночной площади Искусств, когда над Русским музеем, над памятником Пушкину, над парком встала, в аспидно-черном небе, огромная лучезарная круглая луна? Или с той бесконечной, многоплановой, теряющейся в голубой дымке перспективой вечных гор, лесов и долин, что Скрылась мне с вершины от буддийского храма в долине Десяти тысяч водопадов в Корее? Или с потрясением от встречи с рафаэлевой Мадонной в Дрездене?.. Не знаю. Короче говоря, эта серебряная ажурная бриллиантовая белоснежная березовая рощица явилась для меня воплощением идеальной красоты. И приняв ее в свою душу, обретя это непреходящее ощущение, это восхищение, вобрав в солнечное сплетение на вдохе эти эманации и вспоминая затем их тогда, когда считал нужным, я мог жить ими столько, сколько не меркла в сознании та идеальная картина. «Не питается ничем» – это значит ничем вещественным, только прекрасными ощущениями, только тончайшими вибрациями!

Надеюсь, читатель еще не забыл многократно повторенных на страницах этой книги суждений о взаимосвязи и в жизни в целом, и в организме всего и вся. Впереди нас еще ждет, в частности, разговор о взаимосвязи структуры питания с уровнем духовного развития личности и наоборот. Чем сильнее и радостней уровень импульсов, исходящих от главных «дирижеров» нашей личности – гипоталамуса и гипофиза, выражаясь языком официальной науки, либо определяемый высшими чакрами – аджной и сахасрарой, употребляя йогические термины, тем лучше чувствуют себя и все подведомственные им «подразделения», то есть клетки, органы и целые функциональные системы. Разумеется, существует и обратная связь: чем лучше работают «низшие чины», тем легче сверху править ими. Но в данном случае я стремлюсь показать, как выход «Верховного главнокомандующего» на широчайший, вселенский благостный настрой способен существенным и самым благодатным образом влиять на нашу жизнь в целом, в том числе и на здоровье, разумеется.

Когда мы встраиваемся (как в случае с серебряной рощей) в отношения с предметами и субстанциями, находящимися вне нас, то становимся частью или элементом структуры, много большей, чем мы в данный период, и используем резервы материи, информации, энергии, пространства, времени для самосовершенствования или самолечения. Да, подробно о великой обширной стране «Медитация» мы будем говорить в особой книге, но некоторые ключи к дверям этой державы можно предложить особо любознательным читателям уже сейчас. Здесь, само собой разумеется, даются лишь отдельные указания на некоторые из возможностей общения с совершенством мироздания – ради укрепления здоровья и борьбы с болезнями. Они универсальны и потому, что их можно обращать как против недугов функциональных, так и против заболеваний отдельных органов.

Начну с очень конкретного примера: с падения человека и перелома шейки его бедра – весьма неприятной травмы, с которой сплошь да рядом приходилось мне сталкиваться в гололедном декабре 1994 года. Что следует делать больному после того, как ему оказана первая медицинская помощь, после того, как начал он пить слабый раствор мумие и выполнять другие необходимые процедуры?

Первое: составить устное заговор-заклинание наподобие тех, что рекомендует Сытин, и не менее шести раз проговаривать его (примерно так: «Все силы моего организма и окружающей меня Вселенной направлены на скорейшее заживление этого раскола. Моя кость быстро срастается, скоро я смогу вставать на ноги и ходить, как прежде»).

Второе: то же самое, также не менее шести раз записывать пером на бумаге. Дело в том, что у нас, грамотных людей, существует мощная дуга между мозгом и рукой, и этот удивительный резерв «Главного командования» обязательно нужно ввести в сражение. Более того: запись может отличаться от устной установки тем, что она будет фиксировать – кропотливо, по капельке – все положительные изменения.

Третье: нам надо включить в работу всю объединенную мощь обоих полушарий. Если до этого работало преимущественно левое, то теперь подключаем и правое: обязательно начинаем несколько раз в день, не менее шести, явственно представлять себе заживление трещины, привлекая к делу все сущие в мире силы. Это может быть сварка (автогенная или газовая, как привычней пациенту), это может быть жаркий солнечный шар, расположенный вокруг болезненного места, это могут быть стягивающие струбцины, выстроенные в мозгу и перенесенные к месту перелома, но это может быть и луч от Сириуса, это может быть все, вместе взятое, плюс многое другое, плюс мысленная пробежка или игра в футбол или плавание и т д. и т п. Мыслеобразы таят в себе великую заживляющую силу! Дело лишь в том, чтобы их точно подобрать и регулярно ими пользоваться. В принципе, нет болезни, способной противостоять мощному пересоздающему их воздействию!

Четвертое: закрепляем образное видение работой руки – по нескольку раз в день рисуем больное место со все более тонкой трещиной в месте перелома. Более того, убираем стиральной резинкой этот дефект из общей картины! Можно также затирать краской этот перелом, заглаживать и заравнивать его, и это будет активно содействовать его исчезновению.

Надеюсь читателю понятно, что это – только модель: на месте трещины может быть другая травма, может быть ожог, новообразование, удручающее хозяйку чрево, недостаточная, по мнению хозяина, потенция и т д. и т п. И на победу над этой бедой мобилизуются все резервы Мира, где бы они ни были.

Уточнив это положение, двинемся дальше, подключим еще новые дополнительные ресурсы, складированные на высших этажах. В частности, освоим двукратное энергетическое дыхание, где первый этап – это набор мировой энергии, а второй – освобождение от вредной информации.

Пятое: приложив два кулака в виде некоего подобия подзорной трубы в область межбровья («третьего глаза»), вберем воздух сдвоенным вздохом через рот (раз-два), но мысленно пошлем его через построенную около лба трубку из кулаков в центр головы (по-ученому – в гипоталамус, по-йоговски – в аджну).

Внимание! Поток вселенской энергии «Ци» (или праны), полученной на вдохе, трансформируем в облачко и из аджны направляем и вводим туда, где требуется увеличение либо жизненной силы, либо массы. Скажем, человек с сердечной недостаточностью пошлет облачко в сердце, а девушка, стесняющаяся неразвитой груди, отправит его именно туда.

В нашем примере облачко движется в район тазобедренного сустава, к сломанной кости, и мы обязательно должны увидеть внутренним взором пункт назначения, куда доставляется энергия.

Внимание: если человек работает на похудение, то избави его Бог посылать этот мыслеобраз в излишне полное место! В данной ситуации на входе направим его, скажем, в сердечко, которому никогда не грех оказать поддержку.

Шестое: теперь время выдоха. Въяве он осуществляется медленным, спокойным выбросом воздуха через рот, а на мысленном уровне – через место, которым вы дышите. Функция этого выдоха – вынос вовне (в «черную дыру», в тартарары, в огненную сердцевину Солнышка) отрицательной информации. В нашем случае с переломом шейки бедра – это создание образа уменьшающейся с каждым выдохом трещины. Если же человек решил, например, похудеть, он мысленно освобождает полные места от лишней массы, представляя себя таким, каким хотел бы видеть. Упражнение это нелегкое, более пяти минут подряд делать его затруднительно, но и менее пяти минут трудиться нецелесообразно. Очевидно, следует поработать, затем отдохнуть, затем снова приняться за дело. Я был очевидцем некоего удивительного соревнования толстяков, желающих посредством такого способа похудеть. Два победителя: мужчина и женщина (они взвешивались через каждые полчаса) за три часа подобной целенаправленной работы убрали каждый по пять килограммов!.. Вот тебе и невесомые субстанции, занимающие верхние этажи нашего небоскреба!

Каков практический итог экскурсии в «мансарду»? Он таков: коли Солнышко, образно говоря, своим ослепительным светом заливает занимаемое нами помещение, то глупо было бы не впитывать его всем своим естеством и проживать за плотными шторами. «Кто хочет жить вечно», тот стремится как можно чаще питаться вибрациями окружающего нас Прекрасного Мира. Более того, подобно чародею Калиостро, о секрете которого я говорил, предваряя Часть первую этой книги, человек может жить и тем Прекрасным, что содержит и его собственное бытие. Ничего удивительного в этом нет: ведь он – неотделимая, органическая составная часть Великого Мира, чьи законы всеобщи.

«Вбирать прекрасное» – вот ключ, открывающий это солнечное помещение.

ПО ЗАКОНАМ КОСМОСА.

Двигаясь с «мансарды» вниз, мы спустились на тот этаж, где здоровье млекопитающих определяется сугубо человеческими факторами, присущими лишь «венцу творения». Если на любого детеныша – хоть звериного, хоть человеческого – наедет грузовик, то образно выражаясь, дыхание этого детеныша прервется. Но если ребенком является 9-летняя индийская школьница Кирти Агарвал, то грузовик или автобус вообще как наедет ей на животик, так и съедет с него, а невредимая девчушка встанет с земли и мило улыбнется зрителям. Все дело в том, что ее китайский наставник по нескольку часов ежедневно побуждает ее выполнять специальные психические и физические упражнения. Допустим, Восток – дело тонкое, и грациозная Кирти, как обещает ее «гуру» Ли, в конце концов сможет ходить по воде и летать по воздуху. Однако пока она еще только учится у себя на Востоке, знаменитый Дэвид Копперфилд на Западе уже левитирует, совершает полеты в присутствии сотен зрителей да еще и с девушкой на руках!.. «Фокусы!» – слышу я хотя число левитирующих людей со временем растет в геометрической прогрессии. Ну, а группа английских каратистов, которая посредством своих рук и лбов «разобрала» за двое суток на составные части средневековый замок? Что же такое особое совершается с хрупкими ранимыми живыми тканями, коль скоро они способны без вреда для себя разносить в осколки незыблемо сцементированные за многие века гранитные и кирпичные стены?

Это особое – способность сознания переходить в особое состояние, меняющее свойства материи. Сплошь да рядом стоит из сознания убрать гнетущую мысль о неизлечимом якобы недуге, как полностью меняются и физиологические показатели больного органа.

Таким образом, первым и главным условием общего здоровья (даже – удивительного здоровья) является психологическая установка на его создание. «Установка на здоровье» – это, прежде всего, установка на жизнь в ладу с законами Космоса.

Устройство мироздания много сложнее, чем его трактуют учебники физики. С развитием нашего разума закономерности мира будут открываться землянам все глубже. Пока же согласимся лишь с тем, что все мы – порождение великого Космоса, и по-настоящему, правильно наша жизнь начнет развиваться лишь в том случае, если она будет соответствовать, а не противоречить его коренным уложениям. То, что я сейчас скажу, нисколько не противоречит убеждениям людей верующих, для которых средоточением нравственных законов является Нагорная проповедь с ее призывом строить жизнь согласно Божественному промыслу. В конце концов, Космос, Высший или Абсолютный Разум, Бог – это разные обозначения той силы, что породила мир и закономерности его бытия. Не вдаваясь в философские и теологические диспуты, сосредоточимся сейчас на том, что реально может сделать наше пребывание в этом мире достойным и счастливым. Так вот: коль нам даровано такое удивительное благо, как жизнь, то воистину космической по значению является задача передавать дальше, распространять этот дар, нести добро, любовь и радость всему и всем, с кем мы общаемся. Быть благодарным за дарованное благо. Короче: человек по назначению своему – ретранслятор вселенской энергии добра, развития, созидания. Смысл жизни – реализовать свою индивидуальность во благо себе, людям, всему окружающему миру.

Сразу слышу, прямо-таки ощущаю поток негодующих эмоций: добра – в таких – то обстоятельствах, при нашем-то развале, сидя в такой-то дыре? Да не сдвинулись ли мозги у господина сочинителя?!. Нет, дорогие читатели, мозги у г-на Почетного члена клуба целителей находятся на месте, о чем свидетельствует состояние здоровья (в том числе и психологического) у людей, доверившихся ему, да и его собственное. Именно сейчас, особенно в трудной ситуации не следует приумножать зло, именно нынче нужно стремиться помогать тем, кому приходится труднее, чем нам. Сразу приведу конкретный пример: в нашу школу психофизического совершенствования «Единство» приходило и приходит немало больных, эгоистически сосредоточенных лишь на себе людей. И когда оказывалось, что их собственное выздоровление шло тем быстрее и успешнее, чем благожелательней они относились к своим коллегам-соученикам, то у них исподволь нарабатывалось в качестве привычки солидарное отношение к людям. И постепенно эта вторая натура становилась основной, первой, потому что так, без болезней телу жить несравненно легче, потому что подобное состояние доставляет живую радость душе.

Вспомним жестокое время ленинградской блокады: имеются многочисленные свидетельства того, что выживал в холоде и голоде легче тот, кто отдавал свои душевные и телесные силы заботе о других, ближних и дальних, у кого был высокий духовный стимул, а не тот, кто замыкался лишь на себе.

Мне в свое время довелось познакомиться с Вадимом Бойко, легендарным, единственным в мире человеком, сумевшим сбежать из крематория Освенцима. Его жизнь подростка, угнанного в годы войны в неметчину, с 16 до 19 лет состояла из побегов, тюрем и лагерей, один другого чудовищней. Он описал ее в документальных, поразительных по силе книгах «Жизнь после казни» и «Если на земле есть ад». И его собственная жизнь могла сохраниться лишь благодаря самоотверженной помощи друзей по подполью, и те немногие, кто сумел выжить в гитлеровском пекле, тоже продержались лишь благодаря беззаветной взаимовыручке.

Сейчас пришло время напомнить о том, чему было посвящено немалое место в «Трех китах здоровья»: о самовыздоравливающем для вас воздействии посылаемого вами же импульса восхищения. Да, от посыла вашей доброжелательности становится лучше не только ее объекту (ребенку, любимой женщине, попутчику в электричке), но, прежде всего, – вам! Имеются возможности замерять энергетику до и после этого посыла добра как у того, кому он предназначен, так и у вас: иногда она возрастает десятикратно! Интересно, что названное совершается не только при общении с людьми (ах, как хорошо чувствуют себя дети, которых любят!), но и с вроде бы с неживыми предметами: сравните хлебово, спроворенное холодным ремесленником, и блюдо из тех же продуктов, но изготовленное с любовью!

Не умножайте в мире зла!.. Стать источником зла опасно, прежде всего, для самого источника. Дело в том, что эманации гнева, злобы, зависти, недоброжелательства или высокомерного презрения прежде, чем достичь того, кому их послали и кого ими поранили, сначала в хлам разрывают все оболочки ваши, все тонкие тела, окружающие ваше плотное физическое тело. То, что большинство людей не видит их или не знает об их существовании не аргумент (как не являются аргументом ссылки на отсутствие цветных пятен на светофоре, приводимые дальтониками). Решающим доказательством разрушительного и саморазрушительного воздействия ненавистных эмоций является другое: эгоистичные, злые люди долго не живут, и конец их недоброй жизни отягощен целой связкой мучительных недугов. А если и живут, то человеческая ли это жизнь?

Не умножайте количества зла, и вы сохраните здоровье!

Для начала – не бросайте дверь метрополитена в лицо идущему сзади, придержите дверь…

Обратите внимание на то, что зло расходится взрывообразно: некто в трамвае беспричинно обхамил вас; вы, в свою очередь, приехав на работу, «выдали» сотрудникам; те – дома – своим домашним, и т д. А ведь можно было бы сразу нейтрализовать источник, скажем, своим чувством юмора или просто спокойным или участливым тоном, и сколько человек (десятки!), в том числе и вы, сохранили бы в этой взрывной ситуации нервы и здоровье.

И опять всей кожей чувствую нарастающую волну читательского недоумения: так что же, г-н сочинитель призывает равнодушно внимать всяческим несправедливостям? Или стать в позу того мужичка, что приговаривает: «Моя хата с краю, знать ничего не знаю?» Нет, я призываю следовать примеру своего святого покровителя Георгия Победоносца. Вглядитесь в икону: Георгий насмерть поражает своим копьем мерзкого дракона (воплощение зла), но у него-то самого лик злобой не искажен!.. Он уничтожает зло, но злобы в мире – ненавистными эманациями, выбросами мстительной ненависти – не приумножает! Со злом необходимо бороться – круто, жестко, мощно, но не уподобляясь его носителям, иначе – чем вы будете отличаться от них? Допустим, некто самодур Антон Францевич в пригородном поселке спустил на вас собак только потому, что вы с женой проехали на велосипеде по «его» улице. Что же – уподобляться этому без меры обрюзгшему, глубоко нездоровому во всех смыслах человеку и вступить с ним в «диалог» на его матерном языке? Не значило бы это унизиться и уподобиться ему и его собакам? Да, собак вы вправе разогнать обломком доски, ну, а с новоявленным Тит Титычем пускай лучше побеседует участковый – со всеми вытекающими из этого последствиями.

Очень впечатляющий, по-моему, этюд: когда-то давно, еще в 1981 г., пришли ко мне в Пушкинский дом трое лидеров литературного диссидентского движения, чтобы уговорить помочь десяткам непризнанных литераторов создать свою организацию. В этот период разные редакции «задробили» шесть моих больших работ, и я мог представить себе чувства людей, которым не удается печататься. Я согласился, многие годы, что говорится, «не щадя живота своего», помогал талантливым людям из организованного нами «Клуба-81» утверждать свое профессиональное лицо. С каким числом без меры осторожных начальников – вплоть до цековского уровня – пришлось перессориться, сколько сил и времени – годы ушли! – отдать этому делу. На обкомовском уровне «задетые» исхитрились лишить меня почетного звания, к которому я был представлен. Зато десятки людей впервые смогли опубликоваться, многие из них стали членами Союза писателей. С большинством из них у меня до сих пор отличные отношения. И вот недавно узнаю: один из тех троих моих «уговорщиков» широковещательно сообщает о том, что «некто Андреев» был заслан к ним компетентными инстанциями!.. Такая вот благодарность, пришедшая через много лет… Как бы вы, читатель, ответили на нее? А я читаю трогательную надпись, оставленную этим «отцом русской демократии» на моем экземпляре сборника «Круг», и только тихо сожалею о его бедной, сморщенной политиканскими страстишками душе. Было время, когда я легко попадался на различного рода провокации, и ничего хорошего из этого не проистекало – ни для провокаторов, ни для меня. Предположим, он оказывался в больнице, а я долго не мог восстановиться после своего гневного выброса, и что же в мире менялось? Да ничего! И вот пришло глубокое убеждение, что выносить суд-дело властей или Господа («Аз воздам!»).

В ряде случаев оказывается, что надо, прежде всего, понять мотивы оппонента, а затем уже и выносить справедливое решение. Любопытно, что понимать чужие мотивы до конца – нелегко, но нужно, хотя бы это были и малые дети. Вот пример: мама с дочкой-школьницей спешно должны собраться к врачу, на улице холодно, но дочка ни за что не хочет надевать пуховик. Мама нажимает, та – в слезы, вмешивается папа, слезы уже ручьем, плач – в голос, и визит к врачу вот-вот сорвется. Какие имеются выводы?

Первый – традиционный: хорошо поддать дитяти, но родителям на своем настоять не удастся. Нервы у всех будут надолго выведены из строя. Путь второй: выспросить, в чем дело, и окажется, что в пуховике «на меня никто смотреть не станет!». Ну что ж, такова ныне сформировалась в этом возрасте, в этом классе нерушимая система ценностей, значит, сами виноваты, надо на себя, проглядевших ситуацию, пенять да с классным руководителем посоветоваться, а пока – найти компромисс: поддеть под ее модерновую курточку теплый свитер, к врачу успеть, зла не приумножить, а материал для раздумий получить изрядный, многоаспектный…

От доброго состояния нашего духа прямо зависит и доброе состояние наших внутренних органов. Напомню вкратце суждения А. Вейника, которые я уже приводил: отсутствие жизненной идеи (или ложная идея) приводит к сбоям в сердечно-сосудистой системе, леность по отношению к труду – к мозговым заболеваниям, любовные стрессы – к нарушению деятельности щитовидной и других эндокринных желез, зависть – к болезням пищевода, надменность, честолюбие, ревность, жадность – почек и надпочечников, хитрость – желудка, зацикленность на воспоминаниях о прошлом бьет по позвоночнику и т д. и т п.

Как жить дальше – каждый волен решать самостоятельно. Но очень прошу: не умножайте количество зла в мире, не нарабатывайте себе, используя восточную терминологию, отрицательную карму! Расплата неминуема. Любое, вольно или невольно сотворенное человеком зло, подобно бумерангу, рано или поздно, но грозно вернется назад и принесет зло ему же. Вопрос для примера: будет ли счастлив молодой, с белозубой улыбкой миллионер, который хитростью присвоил себе документы благотворительного общества «Храм здоровья» и открыл под этим же благородным названием сугубо коммерческий медицинский центр? Мне жаль этого человека: он способен обмануть других, но свою Судьбу… Вопрос, думаю, чисто риторический.

Сознаюсь, сильное впечатление произвела на меня исповедь экономиста Ольги Дроздецкой «На Голгофу и обратно» – раздумья о причинах своего тяжкого заболевания. Поскольку она была опубликована не очень большим тиражом для подписчиков «Путь к себе», я осмелюсь привести выдержки из нее. Ощутив полную немощность своего положения, онкологическая больная, прошедшая операцию, облучение и химиотерапию, серьезно задумалась над вопросом: почему она заболела этой страшной болезнью?

«Я поняла, что сама виновата во многом в своей болезни. Она пришла ко мне как некое возмездие. Все недуги, в большинстве своем, вызываются тем, что мы плохо думаем, плохо поступаем, осуждаем других. Я представила, как все это собирается в зловещее черное облако, которое разрастается, скапливая массы негативных энергий, растет и в конце концов обрушивается на человека, приносит ему болезни и несчастья. Однако если я виновата в своей болезни, то сама же должна помочь себе – понять, что мешает мне в жизни больше всего, и сформировать новое отношение к ней.

Что же сейчас мучает меня больше всего, от чего я, прежде всего, хочу избавиться? Физическая боль? Нет, она терпима. А может быть страх?

Да, это было самое сильное ощущение, лишавшее меня сил, – панический страх перестать быть. Он был так силен, что не давал мне дышать. И когда я сидела на полу, собирая на газету выпавшие за один день волосы (я даже не подозревала, что у человека так много волос), и плакала, то вдруг поняла, что если я еще раз так сильно испугаюсь, то сразу умру. Я почувствовала, что не рак, а страх физически и планомерно уничтожает меня. С этой минуты я решила, что раз мне все равно умирать, я ничего не потеряю, если попробую немедленно начать новую жизнь, которая виделась мне как реализация некоторых мыслей, обязательных для исполнения.

Прежде всего – страх, который я должна побороть…

Страх сам по себе не существует, он создается напуганным человеком и начинает управлять всеми его мыслями, эмоциями и поступками. Я отпустила от себя свой страх, освободилась от него, хотя это было непросто в моем положении. После этого я стала иначе относиться к словам. Я раньше не задумывалась, что каждое слово несет огромную энергетическую нагрузку. К примеру, слова «смелость» и «бесстрашие» – синонимы. Однако в слове «бесстрашие» есть слово «страх», и его лучше не употреблять, предпочесть ему слово «смелый». Я твердо сказала себе, что я – смелая, что не стоит ускорять события, разве я уже при смерти? Освобождение от страха дало мне неведомое чувство свободы и раскованности.

Для меня Бог – это огромная любовь, которую я стала ощущать в своем сердце, и эта любовь наполнила меня до краев, перестроила все мое существо. Однажды я брела по улицам и увидела, что продают розы. Я купила самый красивый цветок и принесла домой. Сын сказал: «Она скоро завянет, давай положим ее в воду». «Нет, – ответила я, – я буду ухаживать за ней, и она никогда не завянет». Каждый час я подходила к розе и, искренне восхищенная, говорила ей: «Какая ты красивая! Как прекрасно ты пахнешь!» и целовала ее лепестки. По утрам я умывала ее, нежно касаясь зеленых листочков. Роза раскрылась до самой середины и стояла долго-долго, словно не хотела покидать меня…

И вот болезнь, подчиняясь законам этой вечной любви, стала потихоньку отступать от меня. Чем больше я любила людей и все живое, тем слабее становились мои боли и страдания, тем увереннее я себя чувствовала. Чем больше любви исходило от меня, тем больше этой жизнетворной энергии я получала отовсюду. И этот взаимный обмен любовью стал исцеляющим…

Я не зацикливаюсь на раке, я вообще не делаю из этого проблемы. Меня как-то позабавила мысль, что в какой-то степени я даже благодарна раку: болезнь научила меня иначе смотреть на людей, вещи и явления. И вдруг я заметила, что многие люди перестали звать меня по отчеству, обращаются ко мне на «ты» и зовут Олечкой. Я начинаю светиться в ответ, чувствую себя молодой, здоровой, красивой и убеждаюсь, что это так и есть…

Я теперь не чувствую своего тела, я – одна сострадающая и любящая душа, в которой нет места мстительности и злу. Она все воспринимает, перерабатывает и отдает с неизмеримой нежностью и любовью. Такой душе не страшны и физические страдания.

И этим внутренним осознанием, этой внутренней работой я победила свою болезнь. Может быть, она еще присутствует во мне, но я ее уже не замечаю. Врачи отметили, что прекратился и рост раковых клеток…

Я действительно счастлива. Я открыла в себе новые неожиданные внутренние резервы, о которых и не подозревала. Я больше ничего не боюсь, я свободна, как вольный ветер.

Я чувствую, что у меня должна быть какая-то особая цель на этой земле, мое собственное предназначение, только я еще не обнаружила его. Каждый день я живу с предчувствием, что скоро мне откроется. И пока не дождусь и не реализую свое истинное предназначение, я не имею право умирать!».

Хочу еще и еще раз резюмировать: во имя эффективного самолечения, ради здоровья своего умножайте в мире добро, и оно к вам же вернется!.. Будем верить, что отклонений от этой магистрали у нас больше не произойдет, но как, какими конкретными способами освободить свою нервную систему, свою совесть, свое высшее «Я» от тех прежних дурных наработок, которые тяжким грузом висят на человеке? Уродуя его дух, они неумолимо и безостановочно, как мы уже хорошо знаем, разрушают и его телесное здоровье.

Что мне хочется буквально каждому посоветовать прежде всего? Сделать то, без чего и речи идти не может о выздоровлении от надоедливых болезней. Надо найти возможность остаться наедине с собой и с листом чистой бумаги, чтобы в это время никто не мог к вам войти, вас побеспокоить. Со всей возможной откровенностью, будто речь идет о другом человеке, которого вы знаете столь же хорошо, как себя, вы должны назвать свои собственные отклонения от жизни по совести, свои грехи, выражаясь по-церковному. Лукавить в данном случае не приходится: Господу, с которым вы остались наедине, и так все о вас известно, речь идет только об испытании вашей искренности перед ним. Разумеется, мыслить следует по самому крупному счету, надо не на бытовых пустяках сосредоточиться, а на действительно фундаментальных нарушениях Высшей нравственности, связанных с отношениями к своим ближним и дальним, ко всему живому, к природе, к обязанностям. «Ничего не могу вставить в свой скорбный список, – сообщил мне как-то один достойный человек, – любовницы у меня нет, с женой всегда честен, о родственниках забочусь…». И почти тут же по делам его оказалось, что он не способен слышать кого-либо, кроме себя, понимать, что у других бывают значительные интересы, отличные от его, с чем надо бы считаться, что гордыня не раз побуждала его к резким поступкам.

По существу, я говорю о процессе глубочайшего покаяния. Я слышал, что иные из ортодоксальных деятелей церкви осерчали на меня за эти рекомендаций. Чего же ради? Верующие люди совершают обряд покаяния согласно установленным канонам, но ведь не только для них я пишу и глубоко уверен, что любой атеист должен сподобиться духовному очищению во имя своего здоровья.

И еще о повседневном освобождении от темной информации. Привыкайте обливаться двумя ведрами холодной воды. Зачем два ведра? Первое убирает всю информацию, а со вторым вы желаете себе здоровья. Этого же здоровья в момент обливания вы можете пожелать любому из своих близких – в момент замечательного выброса вашего энергетического импульса он ощутит чудесное чувство силы и легкости, даже не зная об этой вашей акции. Способ этот неоднократно проверен, используется нами для самолечения и лечения. Последователи Порфирия Корнеевича Иванова во время обливания желают здоровья всем людям Земли, и это конечно, увеличивает количество добра на планете, но, думаю, адресная отправка вашего посыла явится мерой более эффективной. Кстати, об этой конкретной направленности: если вы, во время скатывания себя ведром холодной воды, пошлете искреннее доброе пожелание тому человеку, который плохо к вам относится, в его сознании произойдут благотворные перемены. Это также неоднократно проверено. Что ж, поможем очиститься духовно и ему.

И снова возвращаемся к взаимосвязям, существующим между всеми этажами. Духовная очистка должна укрепляться и поддерживаться организмом, достаточно подготовленным к новым, более тонким вибрациям вашего духа. Согласимся, что не должно быть позиции «антифазы» у одного по отношению к другому, наша целостность требует единства во всем. В этой связи предуведомляю о будущей необходимости сменить режим питания и заметно увеличить его праническую часть. Далее мы будем говорить также и о желательности проведения очередной, максимально широкой по охвату всех систем серии очисток – ради превращения организма в контур, способный верно улавливать и трансформировать благотворные колебания Космоса, в который мы погружены.

А теперь – о некоторых принципиально важных способах «наладки» организма, доводки его до состояния, максимально соответствующего вашей душе.

Не пожалейте времени, сил и денег: найдите квалифицированного мануальщика, чтобы в идеальный порядок привел он ваш позвоночник, выстроил в ровную гирлянду все до единого позвоночки, освободил бы от зажимов межпозвоночные прокладки.

Попросите кого-нибудь из ближних, чтобы восходящими кругами-спиралями несколько раз промассировать все тот же ваш спиной хребет: от копчика до шеи. И пусть во время этого массажа он представляет себе, что из центра его ладошки исходит мощный прожекторный поток, направленный в ваши недра. Если ваши отношения позволяют, пусть каждую новую спираль вдоль позвоночника он сопровождает втиранием в кожу выдержанной (не менее 36 часов) урины.

Но как же, однако, постоянно сохранять радостный, благодатный настрой, ведь жизнь-то ставит в стрессовые ситуации все время… Напомню, что само по себе это вовсе не страшно: стрессы – своего рода закалка духа. Страшно, если они затягиваются, если волнения переходят в застойное состояние. В «Трех китах здоровья» алгоритм антистрессового поведения я уже давал, но у меня нет полной уверенности в том, что читатель тотчас потянется перечитывать там соответствующее место или завтра же запишется на очные или заочные курсы аутотренинга. А стрессы-то кусают за сердце уже сегодня! Как быть?

А вот как: надо вспомнить тот механизм, который природой изначально создан для ликвидации не только стрессов, но самих причин, их порождающих. Стрессом для наших далеких предков являлась ситуация, угрожающая самой жизни, и преодолеть ее можно было только активным движением! Для этого в кровь выбрасывались гормоны, резко активизирующие возможности кровообращения и, следовательно, способность к физической нагрузке. От способности двигаться зависела сама жизнь! Спасение от безмерного волнения было заложено только в движение и никуда более. Эта психобиологическая система создалась, крепла и оттачивалась миллионы лет, а мы, сирые, полагаем, что за те 500 лет, что сидим за столом, вышеозначенный механизм отменили… Глупцы! Стрессовых ситуаций стало возникать вокруг нас гораздо больше, чем в эпоху мамонтов, все так же яро адреналин выбрасывается в кровь из коры надпочечников, но в ответ – наша неподвижность. Тогда выброшенные в кровь продукты, побуждающие к борьбе и движению, изменившие гомеостазис организма, должны нейтрализоваться. Каким образом? Добавляется инсулин, чтобы убрать излишки сахара, снижается свертываемость крови, прекращается производство кровяных телец и т п. Раз выброс, два выброс, тридцать три раза выброс без надлежащей физической разрядки, но зато с уборкой ядов, и открывается широкий выбор для любой индивидуальности: одни предпочитают инфаркт, другим по нраву – инсульт, третьим нравится язва желудка, четвертым – хронический колит и т д. Думаю, ответ ясен: не водка и не химические таблетки, но только мышечная работа в любом ее виде – вот могущественный антистрессовый препарат, позволяющий успокоить, уравновесить нервную систему. Так нет же, сидим неподвижно, как чурки деревянные, думаем обмануть природу, а губим себя…

Еще один натуральный антистрессовый рецепт: поток комфортной, приятной для вас воды (лучше цельной, не дробленный душевым распылителем) от маковки вдоль хребта не менее трех минут утром и трех минут вечером. Воздействие – чудесное, уже через день-два вы станете намного спокойнее. Дело в том, что быстротекущая вниз от головы к босым, а значит заземленным пяткам вода убирает из вашей подкорки то индуктированное перевозбужденной корой электричество, которое и является причиной многочисленных сбоев вашей «автоматики». Уделите себе, любимому, всего-то шесть минут в сутки – это сбережет годы жизни. Разумеется, плавание с его движением воды от головы вдоль позвоночника будет еще лучше, ибо оно сочетает в себе и физическую нагрузку, и снятие индуктированных наводок на подкорку, да еще и закаливание.

Собственно говоря, для радостного, спокойного бытия требуется совсем немного: жить, не умножая зла, покаянием очистить душу от темных напластаний в ней и нейтрализовать стрессовые ситуации, которые услужливо представляет нам жизнь. Конечно, можно потрудиться в этом плане и больше, я говорил пока о совершенно обязательном «техминимуме». Пойдем дальше.

Купите натуральные (не инкубаторные) куриные яйца от курицы, живущей полноценной жизнью. Пусть в течение недели в вашем изголовье ночью лежит каждый раз новое яйцо, а прежнее – не жалейте! – выбрасывайте в помойку: оно вобрало в себя массу болезненной информации. На восьмой день останьтесь в плавках и попросите близкого вам человека проделать следующую процедуру: вы лежите на спине, а он легко держит в руке яйцо и катит его от пальцев вашей левой ноги через левую часть тела, закатывает на голову, спускает по правой стороне к пальцам правой ноги, переходит на левую ногу – и так трижды. После этого повернитесь на живот, а он – на этот раз с пятки правой ноги – опять так же легко прокатит по вам снова три круга против часовой стрелки. Яйцо снимает с вас и берет на себя огромное количество аномальной информации, выбросите его на свалку. Вам же после этой «яичной диеты» станет много легче и свободней, чем до того.

Вероятно, вы сами найдете еще некоторые возможности для очищения организма и приведения в гармонию «верха» и «низа»: это может быть общее восстановление с помощью специалиста по системе «Рейки» (1-3 сеанса), биоэнергетическая разовая прокачка разного рода блоков, существующих в вашем организме, возжигание всей системы чакр (что я люблю практиковать особенно), посещение сеансов «свободного дыхания» (ребефинга) и т д. и т п. Смысл подобных процедур, думаю, ясен.

Но вот, допустим, вы сотворили свою внутреннюю коррекцию в соответствии с фундаментальными законами Космоса, однако полного мира в душе не обрели. Непросто вам приходится в жизни: там плохо, тут еще хуже, это раздражает, а это и вовсе убивает. Как быть? Очень даже советую сориентироваться в мире посредством такого вот обращения к Небу: «О, Господи! Дай мне силы изменить то, что я могу изменить, дай мне разум осознать то, чего я изменить не в силах, и научи отличать первое от второго!..». И постройте поведение уже в зависимости от своих реальных возможностей, а они у каждого из нас сугубо индивидуальные – и по количеству, и по качеству. И тогда, убрав из своего эмоционального приемника то, что изменить вам не по силам (например, не тратьте чувств на факт вашего уже совершившегося опоздания на электричку), начните осмыслять то, что изменить можно. Вот перед вами изнуряющий душу конфликт, так постарайтесь «распеленать» его, как капусту, до самой кочерыжки, до самой сути: можете ли вы оставаться на этой работе, где вас засасывает болотная скука? Можете ли дальше жить с этим человеком, который в самом главном вас не удовлетворяет? Если решите, что нет, тогда действуйте, исходя из принципа, с которым немцы сдавались под Сталинградом: «Лучше ужасный конец, чем ужасы без конца!». Тем более, что это будет вовсе не конец, а начало нового всплеска ваших энергичных поисков, новая жизнь. Если не можете порвать, тогда прекратите биться головой об стенку хотя бы на время, займитесь другими проблемами, а через некоторое время окажется, что неразрешимая якобы задача естественным образом легко раскололась.

Известный специалист по саногенному мышлению проф. Ю.М. Орлов утверждает, что не эмоции, но мысли, за которыми утрачен контроль, суть источники разбалансировки нашего здоровья. И важной задачей для человека является научиться мыслить так, чтобы отрубить логические корни стрессовой ситуации. Следует ли обижаться на осла, образно говоря, который не может не лягать? Надо ли жалеть о том, чего не случилось?.. Научиться отсекать то, что ведет к отрицательному настроению, – это труд, но благодатный!

Чтобы стать человеком психически и нравственно здоровым, весьма полезно перед сном раскрутить ленту прошедшего дня – для того, чтобы четко и бесстрастно по отношению к себе оценить свои поступки в свете Высших нравственных законов, чтобы отметить: здесь я нес добро, а здесь, увы, зло. И поскольку вы знаете, что зло неизбежно вернется к вам, фиксация этих поступков предостережет вас от их повторения. Привычка к подобному самоконтролю уже есть подъем на ступеньку той лестницы, по которой совершается наше духовное и телесное восхождение к устойчивому здоровью.

Из ряда других реальных советов вы, человек думающий, можете выбрать себе то, что вам больше подходит: больше юмора в любой ситуации; переключение своих забот на того, кому хуже, чем вам; освобождение от синдрома постоянной информационной перегрузки.

Если с юмором или переключением забот на тех, кому хуже, все более или менее ясно, то что это за упомянутый «синдром»? Этот «зверь», к сожалению, весьма распространенное сейчас «животное». Поясню на примере: если подопытным «павловским» собакам задано решение одновременно многих задач, то они начинают вести себя по-разному. Собаки с сильным типом нервной системы стремятся правильно ответить на практически все раздражители и крутятся до тех пор, пока не наступит нервный срыв (на человеческий переведя, истерика или сердечный сбой). Собаки среднего типа исподволь начнут решать задачи через одну, затем через две и т д. Собаки слабого типа попросту улягутся спать. А как же быть людям, оказавшимся в подобной собачьей ситуации? А просто: сесть спокойненько и разобраться, все ли наваленные на себя дела действительно им нужны? А все ли из этих дел должны курировать именно вы, а может быть, у других, тем более, у ваших помощников, для них окажется больше времени?.. Впрочем, возможно, вас устраивает инфаркт, тогда можно подобной аналитической работы и не производить.

Имеется еще один способ успокоения, я сказал бы, философский. Это – понимание того, что все относительно. Худо ли жить, например, в шестикомнатном коттедже, имея роскошное авто? Так вот, одна моя добрая знакомая, поехав по приглашению сестры в Америку, прибыла туда на похороны мужа своей сестры, покончившего с собой. Да почему же он поступил так?!. Его дела пошли хуже, и он, владелец двух машин, был вынужден переехать из восьмикомнатного особняка в иные условия и довольствоваться одним автомобилем… Подумайте, можно ли все эти преходящие ценности сравнивать с нашей главной радостью – жизнью? А если судьба посылает вам испытание для проверки вашей надежности? Так стоит ли сдаваться без боя?

И после этого философского мотива – дам совершенно конкретный совет. Допустим, вас начинает одолевать бесконечная нервная «жвачка», вы не. можете заснуть, прокручиваете одну и ту же неприятную ситуацию. Сделайте всего лишь небольшое волевое усилие: введите в память нечто приятное (вещь или событие) и начните любоваться им. Так, например, длительное время мое сознание прекрасно уравновешивала сосредоточенность на безупречном в функциональном отношении диктофоне, на его безотказности, прочности, качестве записи, и, мысленно разглядывая его, я быстро погружался в сон. В другой раз это было удовлетворение хорошо выполненной работой. В третий – память о славной встрече. «Жвачка» попытается прорваться вновь, а вы, образно говоря, «диктофоном»!.. Умение сосредоточиться на добром, приятном, радостном – замечательный способ сохранения здоровья. Он резонирует с великим законом необходимости приумножения добра на Земле. С чего начали, тем и кончаем.

«Доброжелательность» – вот ключевое слово к этому этажу.

СИСТЕМА ЗНАЧИТ СЛАЖЕННОСТЬ.

Начну с примера: на зиму из колодца, ввиду отсутствия работы, был извлечен действующий насос «Кама» и мирно положен в кладовку. Пришла весна, «Каму» водрузили на место, включили электричество, и – ничего, никаких признаков жизнедеятельности… Просмотрели электропровода, розетку, нашли в ней повреждение, устранили, и – ничего, мотор молчит. Забрались к нему в кожух, отрегулировали щетки, собрали все снова, включили ток – мотор работает, но воду не качает. Стали регулировать нижний клапан, устранили возможную причину его трения, включили ток – вода не поднимается… Что будет дальше? Посмотрим шланг над предохранительной сеткой, не прохудился ли? Полезем в обмотку статора – не пробило ли? Ну, а если после всей этой возни ничего не получится, придется разоряться на новый насос или таскать воду ведрами, а сколько их в летний полив нужно? Тысячи!..

Надеюсь, смысл моей аналогии уже ясен: пока мотор был на ходу, пока регулярно работали все его составляющие части, не нужно было проводить серьезных ремонтов, так – пустяковую профилактику время от времени. А вот когда он надолго остановился, что только у него ни нарушилось, ни вышло из строя! Аналогия моя, однако, правомочна не до конца по той простой причине, что для насоса я могу купить в магазине или у частника те или иные запасные детали, либо, в крайнем случае, приобрести целиком новый насос, а вот как быть с сердечком, которое из-за бездействия выйдет из строя и перестанет кровь качать? Его-то – новое не купить, да и не поздно ли спохватимся?

Короче, если функция родила орган, то этот орган должен рождать функцию! Воистину бездействие смерти подобно, оно атрофирует органы, созданные для постоянной деятельности. Причем бездействие является губительным для любой системы. Вспомним, к примеру, обучение иностранным языкам: вот вы уже вышли на определенный уровень, вот уже и заговорили достаточно бегло на чужом языке, даже лекции способны на нем читать, как я когда-то в немецких университетах. Но вот заедает суета, вам не до регулярной языковой практики, и через год-два вы со смущением замечаете, что не удается выразить даже самую простую мысль, что язык, как заржавевший ключ, не способен легко и плавно повернуться в ржавом замке вашей памяти. Этот пример из той работы, что на виду, но ведь то же самое – и с бесчисленными внутренними системами!..

Опустившись сверху на этаж системно функциональных взаимодействий, каким ключом будем отпирать его дверь? Вижу на этом ключе три направляющих бороздки:

1) Доброе здоровье возможно только при слаженной деятельности всех функциональных систем.

2) Каждая из систем должна быть устойчива к воздействиям, отклоняющим ее от нормы, и сила возврата к норме должна быть больше, чем отклоняющая сила.

3) Следовательно, необходимы постоянные тренировки и в отклонениях, и в возврате.

И если свести этот рельеф к его концентрированной сути, то изберем в качестве ключевого для благополучного состояния системно-функционального уровня нашего здоровья слово «тренированность».

Существовать подобно приснопамятным мухам в хрустальных дворцах нам не удастся, значит, всегда надо быть «в форме». Интересным в этой связи оказывается наблюдение за людьми, прожившими некоторое время в тяжелейших условиях Антарктики: в течение последующих 15 лет они втрое реже посещали поликлиники и практически не страдали ни от каких душевных депрессий: такова была реакция их приспособления к временным трудностям.

Общепонятный вроде бы термин «тренировка» («Тренируйся, бабка, тренируйся, Любка») оказывается очень даже непрост (впрочем, и героине цитируемой песенки тоже не все было ясно: «Где ж тренироваться, милый мой дедочек?»). Чтобы раскрыть его смысл, придется выстроить некую структуру.

Первое. Нагрузки на любую систему – хоть на мышечную, хоть на нервную, хоть на желудочно-кишечную, хоть на иммунную, хоть на половую и т д. – должны быть постоянными. Пассивность системы ведет к ее атрофии, к отмиранию ее функциональных возможностей. А это значит, что даже небольшая возможная перегрузка (скажем, на ослабленную сердечно – сосудистую систему) может привести к любой катастрофе, вплоть до смерти.

Нагрузки – не беда, но благо! Именно эту определяющую установку необходимо ввести в самые глубины своего сознания и подсознания. Пошлые сентенции типа «От работы кони дохнут» или: «Пусть трактор работает – он железный» – и тому подобные манифесты ленивых дармоедов должно воспринимать с брезгливостью – как прокламации в защиту болезней и страданий.

С этой точки зрения, и стрессы, то есть пиковые нагрузки на нервную систему, следует видеть в качестве средства адаптации к неприятным процессам, совершающимся в жизни. Нам вредны не регулярные нагрузки, а затянувшиеся перегрузки. Я, например, потому в значительной степени увлекаюсь всевозможными холодовыми процедурами, что они, конечно же, тренируют и укрепляют нервную систему. Да, закаляют весьма успешно физиологически: что прорубь, что кувырки в плавках по снегу, что обливания ведрами ледяной воды, что пробежки зимой с обнаженным торсом и т п. Но вместе с тем: это ведь каждый раз и мини-стрессы, своего рода прививки для закалки воли и характера. В самом деле: вылезти утром из-под теплого бочочка (одеяла) да, стоя на снегу, окатить себя с головой, да еще под порывами резкого ветра, двумя ведрами жгучей воды из колодца, а потом по снегу босиком же, лишь укутав поясницу полотенцем, сходить в сарай за дровами, – конечно же, это требует неких внутренних усилий, невзирая на предшествующую внутреннюю подготовку. Зато результат каков! Нечувствительность к укусам не только холода, но и ко всяческим укусам недоброй подчас действительности.

Второе. Нагрузки и перегрузки должны чередоваться с периодами восстановления. В этом случае потенции нашего организма могут увеличиваться постоянно и будут ограничены только естественным пределом возможностей.

Уже существуют формулы, просчитываемые согласно новой науке макротермодинамике, благодаря которым можно вычислять оптимум нагрузок (т н. полулогарифмический закон), но мы будем говорить сейчас на бытовом уровне. Что требуется? Дать после нагрузки системе отдых и знать, что после него ее рабочий уровень возрастает. Поясню на гипотетическом примере: допустим, сегодня вы получили серьезную физическую нагрузку,: начав с 15 условных единиц (либо столько-то километров пробежали, либо столько-то килограммов подняли), и к концу занятий ваш физический уровень – из-за общей усталости – позволит вам выполнить не более 12 тех же единиц. Вы восстанавливаетесь, и тот уровень ваших возможностей, который под давлением нагрузки ушел вниз, постепенно начал подниматься, вот он поднялся до 15 единиц и начал их превышать, и составляет уже, скажем, 15, 2. Именно в этот момент пикового всплеска вам следует принять нагрузку, несколько большую, чем в прошлый раз, и снова отдохнуть. Ваш уровень снизится, допустим, до 12, 1, а после восстановления поднимется до 15, 4. Это означает, что при правильно выбранном, исподволь нарастающем графике нагрузок ваш потенциал будет постоянно увеличиваться. В данном случае неуклонно будет возрастать число килограммометров проделанной работы, причем проделываемой без надрыва и с удовольствием. В дальнейшем вы будете увеличивать нагрузку уже не столько за счет количества упражнений или килограммов, сколько за счет качества движения (бег взрывной, бег в гору и т д., скорость выброса тяжелого снаряда вверх, переворачивание гири в воздухе на лету и т д.), но вектор работы ясен: по-умному проводимое неуклонное увеличение нагрузок и их разнообразие, и за счет этого – постоянное усовершенствование функций нескольких систем. В данном случае, костно-мышечной, сердечно-сосудистой, нервно-координационной, дыхательной, центральной нервной (ибо вы постоянно преодолеваете свою косность, инертность).

Надеюсь, из моего изложения ясно, что для наглядности приведенные сейчас закономерности тренинга спортивно-физического относятся ко всем без исключения системам: и к иммунной, которую можно сотворить воистину непробиваемой, если заставить трудиться, и к репродуктивной, которая способна работать в оптимальном режиме до глубокой паспортной старости – словом, ко всем системам и всем функциям человека. Короче, чем более «работающей» в оптимальном режиме является система, чем более привычна она к рационально построенным нагрузкам и восстановлению, тем совершенней справляется она с возложенными на нее природой функциями. Вектор тренировок ясен: по-умному проводимое неуклонное увеличение нагрузок и их разнообразие приводит к постоянному совершенствованию функций нескольких систем.

Надеяться же на «прошлые заслуги», увы, не приходится: «память» о прежних достижениях заболачивается достаточно быстро. «Брюхо – злодей, старого добра не помнит» – эта поговорка, к сожалению, относится не только к желудочно-кишечному тракту. «Старого добра» не помнит и сердечно – сосудистая система (если даже самый тренированный спортсмен проваляется – проваландается месяц-другой на больничной койке, что станет с его рекордными достижениями? А с координацией движений?..). «Забывчивой» является и любая связь, устанавливаемая между нейронами (пускай прекратит свои ежедневные экзерсисы даже гениальный пианист: уже через неделю такого отдыха его пальцы заметно утратят свою послушность).

Конечно, в некоторых из систем следы былого величия остаются надолго, и если вы когда-то научились ездить на велосипеде, то и после многолетнего перерыва сядете и поедете, не свалитесь, но сноровка будет совсем иной, чем в годы ваших регулярных ездок. И на пианино «сбацаете» годы спустя, и подъем разгибом из маха на перекладине, возможно, продемонстрируете, но разве это будет так же легко и красиво, как в период ваших систематических занятий?..

Третье. Нагрузки должны быть всесторонними, охватывающими все системы. Если вы, допустим, очень внимательны к росту своего мышечного потенциала, это вовсе не означает, что ваша же пищеварительная сфера сама собой автоматически поддерживается в идеальном режиме. Если вы, к примеру, завзятый морж, и способны все больше закалять свою кожу и тренировать сердечно-сосудистую систему холодовыми нагрузками, это, увы, не ведет к тому, что также и очистительные системы работают у вас безупречно. Напротив, если не принять дополнительных мер по выведению бурно отторгаемых организмом моржа шлаков, тот станет беспомощной игрушкой в целом океане болезней, и будет болеть чаще, чем скромный, вовсе не закаленный обыватель.

Человек, реально желающий быть здоровым, обречен на поддержание порядка во всем своем хозяйстве. Что тут сказать? Вы же не можете в своем велосипеде ремонтировать только камеры – хочешь не хочешь, но время от времени надо и втулки смазывать, и сточившиеся клинья забивать глубже, либо и вовсе менять, и цепи регулировать, и гайки в разных местах подкручивать, и крылья от грязи отмывать, и звонок регулировать, и спицы подтягивать, не то обод колеса «восьмеркой» пойдет. Ну, а если речь идет об автомобиле? Тут забот для механика будет не в пример больше. Ну, а что тогда говорить о столь сложной системе, как человек? У него нет незадействованных, незначащих систем, и каждая, согласно правилам первому и второму, должна регулярно работать и рационально восстанавливаться. Это означает, что человек, который действительно к себе благорасположен и не желает понапрасну тратить время на страдания и болезни, должен выработать некий круг постоянных привычек, задействующих все системы. Через некоторое время, чтобы не было рутины, он может частично их поменять, но ни в коем случае не отбрасывать. Это закон жизненного уклада.

Начнем с головы: мозг всегда должен трудиться. Я, например, не упускал и не упускаю возможности время от времени научиться чему-либо новому. В течение трудовой биографии неоднократно обретал новую профессию и увлекался новыми занятиями, не забывая старых, и все они лишь помогали друг другу, дополняя общие возможности, позволяя увидеть новые аспекты в предмете познания. И раньше было не до лени, а сейчас я поставил перед собой новые задачи, которые больше, чем мои нынешние возможности для их решения, следовательно, придется очень и очень потрудиться, чтобы им соответствовать.

Весь спектр функций, связанных с сердечно-сосудистой системой. Долго говорить не стану: это сочетание самых различных видов движения и разнообразных способов физического труда, это регулярные термопроцедуры с использованием холодной воды и раскаленного пара.

Отдавать меньше 40 минут в день физнагрузкам – нерационально, быстро наступит детренированность, а за нею незаметно подползет одряхление. Заниматься ими в плотном темпе более трех часов подряд можно, на мой взгляд, лишь тогда, когда следует провести своего рода экзамен или находясь в отпуску, вот такой сложился у меня режим. А норма – один-два часа ежедневно. Тле взять время? А почему бы нам, при всей занятости, не увеличить маршруты на работу и с работы? Вместо часа в удушающей атмосфере набитого транспорта не лучше ли провести его в движении? Что, лень раньше нас родилась? Тогда начнем с компромисса: для начала пройдем какой-то отрезок пути пешком, выйдя из дому чуть-чуть пораньше, а там, глядишь, распробуем и втянемся. Двигаться – надо!

Глубокое уважение и почитание вызывает у меня система Порфирия Иванова: золотая сердцевина ее – именно создание постоянного равновесия между совершенствующейся психикой и улучшающимся физическим состоянием. Это касается уровня высших ценностей: духовности и постоянного доброжелательства ко всем знакомым и незнакомым людям, это прямо относится к ежедневному закаливанию посредством холодной воды, свежего воздуха и нагой земли. Система Иванова является комплексной: так, например, холодные обливания и другие закаливающие процедуры вызывают в организме активное выделение внутренних шлаков, что было бы губительным для здоровья, если бы не систематические «терпения» и голодания, содействующие очистке и регулярному отдыху пищеварительной системы. В «Трех китах здоровья» я уже выражал свое восхищение П. Ивановым и его «Деткой» и, одновременно, глубокое сожаление по поводу немалого числа оголтелых фанатов, примкнувших к ивановскому движению, для которых развитие человеческой мысли остановилось на «Детке». Как бы им понять, что для Порфирия Корнеевича естественными и нормальными были условия сельской жизни – с ее круглогодичными работами и заботами, с ее физическими нагрузками. Именно потому он не ввел эту очевидную для себя повседневность в свое учение. Но у нас-то свои головы на плечах должны быть! Мы-то, в подавляющем своем большинстве – горожане, нам только «Детки» – мало! Наша, горожан, исконная тяга к бегу, лыжам, велосипеду, плаванью, работе с огородом и т д. и т п. никак не противоречит «Детке» и ее духу, более того, она прямо соответствует реальной жизни П. К. Иванова. Будем же следовать духу его учения, а не обуженному и затолмуженному сплошь да рядом его истолкованию!.. Двигаться – надо!

Поддержание в порядке желудочно-кишечного тракта посредством простой, грубой по фактуре (с большим количеством клетчатки) пищи преимущественно растительного происхождения; за счет периодических очисток всех органов, в том числе и детоксикации лимфы по Н. Уокеру, и путем полных двухнедельных голоданий во время великих постов (то есть на смене солнцестояний). О режиме питания и очисток речь у нас еще впереди, а пока прошу об одном: исподволь продумайте свой финансовый бюджет таким образом, чтобы переориентировать его на витаминизированные (солнечные) продукты вместо мертвенных, в которых нет ничего, кроме калорий, пригодных лишь для отопления железной «буржуйки».

Нужно ли продолжать перечень? По-моему, просто: все системы должны жить в постоянном рабочем тонусе, с нормальными возможностями для их восстановления. В «Трех китах здоровья» я уже писал, что следы от разного вида нагрузок зачастую позволяют другим функциональным системам легче перенести свои нагрузки. Так, например, выносливость к большим физическим усилиям позволяет человеку легче воспринимать высокогорный, бедный кислородом воздух. В свою очередь, эта способность к гипоксии делает человека более стрессоустойчивым, менее восприимчивым к радиации, позволяет легче перенести повреждения сосудов. Инстинктивно я давно пришел к таким видам спортивных нагрузок, при которых время от времени создается явная нехватка кислорода, например, бег в рваном темпе с резкими ускорениями при взбегании на гору, или смена брасса на баттерфляй в плавании, или переход с попеременного шага на финский либо же на коньковый ход на лыжах и т п.

Мне доводилось в ученых трудах уважаемых физиологов встречать такие достоверные данные: наше здоровье зависит на 20% – от генетического фундамента, на 20% – от экологического окружения; всего на 10% – от услуг медицины, и на 50% – от того образа жизни, который мы ведем. Так вот: чрезвычайно важно ввести в свой образ жизни, в свой режим дня, месяца и года развернутую шкалу таких упражнений, которые стимулировали бы все органы и функции: от выработки положительных эмоций в мозгу до тренировки сосудов предстательной железы, от устойчивости процессов гомеостаза до упорного сопротивления организма внешним воздействиям – но, боюсь, что в нашем суматошном быту далеко не каждый сможет составить развернутую таблицу подобных занятий, а главное, далеко не у всех в жизненном расписании найдутся те многие часы, которых потребует подобная специализация. Славно, разумеется, было бы подниматься ежедневно в 4 утра, выполнять в полной мере 1 или 2 часа упражнения по йоге, затем совершить пробежку, потом – принять водные процедуры, далее в течение дня несколько раз промедитировать и не позднее 9 вечера лечь спать в отдельном прохладном помещении головой на восток. Но как быть с работой, с семьей, с малогабаритной квартирой и другими трудноодолимыми препонами на пути к подобному образу жизни?.. Течение мысли вынесло нас в чрезвычайно важное русло: а нельзя ли найти такие комплексные, общие занятия, которые задействовали бы одновременно максимум наших систем при минимуме затрачиваемого времени? Будучи убежденным сторонником ответственного подхода к собственному здоровью, я, в то же время, не могу отойти от реалистического подхода к нашей повседневности. Исходя из этого подхода, сурового и непреклонного, я и смею предложить такую максимально обобщенную форму адаптации к внешним воздействиям, которая позволяет тренировать одновременно практически все органы, системы и функции, которыми мы располагаем. Это – бег во всем радужном разнообразии его проявлений: от неторопливой трусцы до протяженных во времени и пространстве медитативных пробегов.

Чего мы добиваемся, что комплексно получаем, вкушая бег подобно слоеному пирогу?

Тренировку характера, одоление лени, укрепление волевых качеств, возможность постоянного совершенствования информационного банка всевозможных данных. Этот перечень сам по себе настолько богат, что нуждается в некоторой расшифровке. Он включает в себя целую палитру адаптивных возможностей внутреннего психоэмоционального мира человека к миру окружающему.

Для любого из нас это может стать и его духовным приближением к прекрасной Природе и Богу, но может послужить не только источником самопознания – с целью приближения к заданному идеалу, даже – к смыслу жизни, но также источником самоутверждения – если вы бежите на соревнованиях. Вспомните, что систематический продолжительный бег вырабатывает в организме гормон эйфории, способствующий доброму, радостному настроению, то есть положительно трансформирующий психологию человека. Необходимость бегать дисциплинирует нас относительно распорядка дня, сам процесс бега содействует снятию нервного напряжения и стрессовых ситуаций, которых у каждого из нас достаточно. Умение во время бега отключать свое сознание замечательно развивает способности подсознания и навыки выхода в сферы надсознания. Вообще, все виды медитативного бега способны подводить человека к чудотворчеству: например, к концентрированному появлению откуда-то из ноосферы тезисов доклада на международной конференции или чудесному посылу на исцеление вашему знакомому. Во время бега мы можем усиленно тренировать все уровни своей биоэнергетической системы, чистить и подзаряжать все чакры.

Умение преодолеть усталость и боль в мышцах, нехватку воздуха, жару (или холод) – человек, способный на такое, разумеется, легче адаптируется к тем многочисленным и недобрым «подаркам судьбы», которыми она щедро «радует» нас.

Бег – способ для активной работы многих и многих систем. Допустим, вы отважились на пробежку босиком, без обуви: это означает, что всю свою дистанцию вы будете принимать в самом активном первозданном виде сеанс су-джок – терапии, то есть благотворное оживляющее воздействие через стопы на все без исключения органы, кои числятся в вашем реестре! На подошвах стоп расположены десятки зон, связанных невидимыми канальцами со всеми «этажами» головы и тела, и вот камешки, сосновые иголки, трава, гравий, словом, все, из чего состоит дорога, примутся массировать, раздражать и тренировать все до последней клеточки вашей субстанции.

Ну, а если обнажили не только ваши стопы, но и тело, то напрямую включили в работу удивительный, один из самых больших органов нашего тела – кожу (общая площадь примерно 2 кв. м!) и, следовательно, побудили к активной тренировке терморегуляторную функцию. Это значит: прощайте, простуды! Это значит, что резко улучшается и воздухообмен, что легкие приучаются работать в менее интенсивном режиме – со всеми вытекающими отсюда последствиями для увеличения продолжительности жизни.

Следует ли особо оговаривать значительное улучшение работы сердечно – сосудистой и костно-мышечной систем при беге? С одной стороны, вроде бы все уже ясно: сердце тренируется, обретая чудесный тонус, кровь энергичней омывает все ткани, легкие получают возможность для более эффективного соревнования O2 и CO2, мышцы и кости ног оздоровляются лет на 15-20 против паспортного возраста – великолепно! Но, с другой, не все знают, что обильный, регулярно получаемый кровоток лечит все, сквозь что протекает: и железы внутренней секреции (следовательно, повышает иммунитет – в ряду других гормональных улучшений), и печень (с ее изобильными аномалиями, возникающими из-за мегатонн грязи, которую мы потребляем во всех ее возможных видах), и предстательную железу, и мочевой пузырь (особенно если со всеми внутренними органами на бегу проводить оздоровительные медитации). Имеются радующие сведения об исцеляющем воздействии беговых нагрузок (в сочетании с другими упражнениями) даже на приступы эпилепсии: суть в том, что длительная, до одного часа поглощенность увлекательным преодолением трудностей побуждала больных забыть грустную действительность, и, как результат, она, в конце концов, трансформировалась в состояние полного выздоровления.

Постоянная тренировка психофизического равновесия всех внутренних систем посредством беговой нагрузки (прихотливо изменяемой – по настроению либо сопровождаемой другими упражнениями), на мой взгляд, и есть та универсальная, всеобщая тренировка для приспособления человека к давлению или ударам окружающей нас среды. Еще и еще раз: бег не отменяет других адаптационных тренировок, сколько бы их ни было, он дает их оптимальное соотношение в единицу времени.

Если мы будем улучшать приспособительные возможности всех своих функций и систем согласно несложным правилам: а) постоянно; б) с разумно увеличиваемыми нагрузками, в сочетании с отдыхом; в) все без исключения, – то при наличии столь вымуштрованных «исполнителей» регуляторный потенциал наших «дирижеров-диспетчеров» позволит без сбоев прожить в радости столько, сколько в пределе нам и отпущено матушкой-природой!

ВНУТРЕННЯЯ ЧИСТОТА.

Совершив аналитические экскурсии по этажам здоровья нашего, мы получили ключи от тех дверей, за которыми сокрыты ценности, дороже которых в мире нет ничего. Таким ключевым, на уровне целостно-психологическом, является слово «доброжелательность», на уровне функционально-системном – «тренированность». И вот сейчас, когда мы направляемся на этаж клеточной структуры нашего организма, таким ключом явится словосочетание «внутренняя чистота». Суть в том, что мириады наших клеток в процессе непрерывной и многосложной работы постоянно выделяют в межклеточную жидкость отходы своей жизнедеятельности. Чем активней и регулярней эти продукты метаболизма будут выноситься вовне, тем лучше и здоровее будет чувствовать себя организм в целом и каждая из его систем. Поддерживать внутреннюю чистоту – дело важное, но непростое. Во всяком случае, это много труднее, чем соблюдать опрятность внешнюю.

В 1988 году, когда я выступил с маленькой статьей «Три кита здоровья» в журнале «Нева», и в 1991 году, когда издал книгу того же названия, третий «кит», названный «Концепция чистого организма», выглядел тогда в значительной мере экстравагантным животным. Суть в том, что в широком общественном мнении и в официальной науке существовал могучий, как казалось, несокрушимый стереотип «рационального питания» (или сбалансированного, или высококалорийного, или еще Бог весть какого). Тогда существовало изрядное число медицинских НИИ питания. Но естественная, по – моему, мысль о том, что надо уметь не только вводить в организм питательные вещества, но и уметь выводить результаты их переработки, что этот процесс следует диалектически рассматривать в рамках единой общей концепции, эта простая мысль выглядела как нечто р-р-революционное. Да и как же могло быть тогда иначе при все более глубоком расчленении науки о едином человеке? Невольно вспоминается анекдот той поры:

К больному явились двое санитаров ставить клизму.

– Да зачем вас двое-то? – слабым голосом спросил пациент.

– А у нас – узкая специализация, – ответили ему. – Один знает, что ставить, а второй – куда…

О впечатлении от той небольшой статьи могу судить по тому, что даже в 1994 году в «Неву» еще продолжали поступать отзывы и просьбы ее читателей, а редакция пересылала их мне. Были и другие мнения: некий лауреат, профессор, завкафедрой медицины неоднократно и всепечатно выступал с разгромными о ней суждениями. Он язвительно писал: «Если следовать Андрееву, придется, того и гляди, открывать кооперативы по очистке лимфы!» Как в воду глядел лауреат!

Слава Богу, процесс совершается неудержимо, и сейчас вопрос о необходимости регулярных очисток в соединении с человеческим питанием вызывает удивленную реакцию: «Да кто ж об этом не знает?». Я действительно рад появлению достаточного числа инструкций, посвященных нерушимому ныне блоку:

«Нормальное питание – Регулярные очистки». Особенно высоко в этом смысле я ценю комплексные труды Н. Семеновой и Г. Малахова – и там, где они ссылаются на предшественников, и там, где они относятся к ним, как к анонимной и коллективной фольклорной собственности. И слава Богу!

Время движется, и меня все более теперь занимает иная, опять-таки естественная, как кажется, мысль: но почему же надо убирать отходы жизнедеятельности лишь пищеварительного тракта?! Коль скоро жизнедеятелен весь организм, во всех его функциях, то в подобной корректировке нуждается работа всех его подразделений без исключения.

Да, будем пользоваться прежними и искать все новые методы очисток для «потрошков», но данный класс является хоть важным, но частным случаем очищения человека в целом. Вот и рассмотрим работу в ее целостности – в качестве концепции универсального очищения души и тела.

Какие постулаты смею положить я в основание этой концепции?

1) Мир людей исподволь, медленно, инертно, крайне неторопливо поворачивается лицом к глобальной проблеме экологического загрязнения окружающей нас среды. Оно действительно всепланетное. После чернобыльской катастрофы новые дозы радиоактивного цезия были обнаружены в озерах Японии! Пестициды уж найдены в печени антарктических пингвинов!.. Нужно ли продолжать этот безумный список? Отравлены недра, вода, воздух, о губительном воздействии на них промышленности, автотранспорта, ракетной техники, электромагнитных излучений составлены уже мириады обвинительных актов.

Могла ли породившая нас мать-природа даже предположить, что венец ее творения – человек якобы разумный – создаст на Земле, волшебной жемчужине мироздания, такую атмосферу, в которой все живое начнет задыхаться и самоотравляться? Могла ли ей прийти столь безумная мысль, что в С. – Петербурге, на углу Литейного проспекта и Шпалерной улицы, например, содержание свинца будет стократно превышать пределы самого снисходительного ГОСТа? Могли помыслить Творец, что его дитятко начнет дырявить озоновую защиту биосферы над целыми континентами, в том числе, над Европой? Нужно ли продолжать этот перечень, конца которому не будет, ибо, по достоверным данным, десятки тысяч губительных для здоровья веществ проникают в нас по ходу жизни?

Дорогой читатель, я отнюдь не хочу никого напугать: просто рисую реальную картину. Конечно, можно жить подобно мышонку английского философа Бэкона: «Как хорошо устроен мир! – радовался мышонок. – Глядишь – вот она, кошка! Закрыл глаза, и кошки нет!» Но в нашей ситуации глаза закрыть не удастся, ибо отрава входит в нас через все возможные рецепторы. В Швеции уже появилась неведомая ранее болезнь: электроситет, то есть отравление электромагнитным излучением, когда человек уже не может находиться в помещении ни с телевизором, ни даже с электрической лампочкой. Доцивилизовались, одним словом… Смысл данной моей жестокой сентенции – в привлечении самого серьезного внимания к необходимости наладить меры по поддержанию чистоты своих внутренних органов каждым человеком.

Одна из чудесных украинских поговорок звучит в переводе так: «Пока солнце выйдет, роса очи выест», что в нашей ситуации означает: «Пока промышленный мир перестроится, наше поколение будет отравлено и передаст полученную внутрь грязь через гены дальше, как убийственную эстафету». А коли так, надо не бездеятельно дожидаться вселенской экологической благодати, а, повторяю, неукоснительно предпринимать энергичные меры для своей собственной индивидуальной очистки.

2) Это более чем важно, ибо основным источником, главной причиной всех наших заболеваний является безобразное зашлаковывание нашего организма на всех его уровнях. Оно ведет к нарушению внутриклеточного обмена веществ и препятствует нормальному распределению энергетических потоков, то есть повсеместно создается блокада метаболизму. В результате прерываются многочисленные тонкие и сверхтонкие биохимические процессы, а дальше уж – широкий простор для проявления личного своеобразия: кто предпочитает онкологию, кому по душе аллергия или рожистые заболевания, а кто специализируется на остеохондрозах или болезнях сосудов, – шкала для предпочтений восхитительная! Однако, собственно говоря, кто нам мешает вобрать в свои объятия и то, и другое, и десятое? Благо, действительность щедро дарит нам все виды грязи – от психологической до радиационной.

Большинство болезней излечивается гораздо проще или даже вообще не возникает, если достаточно регулярно проводить самоочистку и, конечно, лучше всего, комплексную по охвату всех наших «этажей». Дом-то свой мы убираем-протираем систематически, автомобиль свой чистить-смазывать вынуждены достаточно часто: еще бы – такие деньжищи за него плачены, да и ГАИ задержит, а сам-то себе я достался, можно сказать, даром, так чего ж здесь следить-прибирать? И так обойдется…

Нет, не обходится!

3) Неоднократно приходилось мне сталкиваться с вопросом: да кому нужны эти очистки? Неужели же сверхмудрая природа путем жестокого отбора особей не вывела породу людей с идеальным механизмом ликвидации внутренних шлаков? Разве наш организм не есть система самоочищающаяся?

Во-первых, приходится вежливо напоминать о том, что природа мудра ко всем без исключения живым организмам, и бурное насыщение земной атмосферы, например, кислородом явилось следствием доброго отношения природы к сине-зеленым водорослям и всему растительному царству, но обернулось вековечной бедой для человека. В предыдущей главе мне уже довелось уделить немало места тому бедствию для нас, коим является количество свободного активного кислорода во вдыхаемом воздухе. А ведь это означает огромное количество тончайшего шлака, накапливающегося во всем организме на клеточном уровне!.. Да, конечно, антиоксиданты созданы тою же доброй природой, но возможности их слабы, и сами они немощны перед напастью этого грозного загрязнителя.

Во-вторых, могла ли полагать природа, что человек (который считает себя венцом творения) будет столь глупо беспощаден по отношению к самому себе? Что он будет, например, наталкивать в свои легкие вонючий табачный дым, содержащий десятки ядовитых смол?

Ясно, что этого не предполагалось, потому что легкие – важнейший орган – столь закрыты от внешних повреждений за броней из ребер, что даже не иннервированы: какой смысл был вводить сюда сигнализацию, если вторжение в них неизбежно приводило к смерти? Так вот, сумели-таки вторгнуться и превратить эти нежные розово-голубые мешки в черно-коричневую слизь!.. Ясно, что не предполагалось вторжения и в печень, которая, кстати, тоже не иннервирована: так нет, достали и ее разного рода сивушными маслами, спиртами и другими убийственными для нее алкогольными напитками, и оказалась природа перед лицом удручающих циррозов печени беспомощной.

А бесконечные артриты, отложения солей и остеохондрозы – следствие изобильного мясоедения? На мудрость природы, сотворившей нас преимущественно потребителями растительной пищи, человек ответил в своем привычном стиле бездумия и безумия, и вот – результаты.

А цельное молоко? (Кстати, где оно – цельное? Пользуемся субстанцией, смешанной из хлорированной воды, сухого порошка и консервантов). Какое из млекопитающих, выйдя из малышового возраста, питается молоком? Никакое. Следовательно, экономичная природа и убрала расщепляющие ферменты, когда они стали не нужны.

Да, адаптивная сила организма велика, и взрослый человек способен «пищеварить» даже цельное молоко, но какой ценой? По достоверным данным американских диетологов, постоянно питие молока уже к 25 годам создает в человеке благодарную среду для развития рака. Когда я чистил печень своему шестилетнему внуку-детсадовцу, потребляющему в садике по пол-литра молока ежедневно, я был воистину потрясен тем грязевым селем, который вырвался оттуда! Молоко становится чудесным продуктом лишь после того, как кисломолочные грибки уже выполнили функцию того отдела кишечника, который у нас с возрастом отключился, и оно трансформировалось в кисломолочные продукты. Пресное молоко – неплохой вкусовой элемент при двадцатикратном разведении, как делают англичане, подливая его в чай.

Таковы аргументы – не мои, а физиологии. С чем же я сталкиваюсь в ответ? Здесь следует заметить, что после 5-го издания «Трех китов здоровья» я стал из текста книги исключать изрядно мне уже надоевшую полемику с Лауреатом, профессором, заведующим кафедрой и т д. Искреннее негодование Лауреата вызвало то, что доктор филологических наук осмелился вторгнуться в святая святых медицины – в проблемы здорового образа жизни! Гнев был столь велик (желание расправиться любым путем), что я тогда насчитал с дюжину передержек противу моего текста, сарказм был столь ядовит, что под его воздействием были уничтожены, как небылицы, факты, установленные медиками других стран, о которых Завкафедрой слышать не доводилось (помнится, осмеянию были подвергнуты свойства талой воды, способность человека к аутотропному питанию и многое другое). Для чего я сейчас вспоминаю эту ветхую историю? Для того, чтобы горестно вздохнуть: дух Лауреата жив и витает почти так же высоко, правда, на этот раз он именуется «Диетологом высшей квалификации и руководителем Центра лечебного питания Зиновием Михайловичем Эвенштейном». Он прямо продолжает в любимых мною «Санкт-Петербургских новостях» великую традицию Лауреата:

«Наука о питании не менее сложна, чем, например, радиотехника или та же филология. Вряд ли врачу придет в голову учить кого-то стихосложению, в то время как иные писатели или поэты частенько проповедуют «трех китов» рационального, по их мнению, питания».

Тут что ни положение, то шедевр. О совмещении профессий: несколько примеров. Я знаком с врачом высокого ранга, который выступил и замечательным, квалифицированным знатоком поэзии Омара Хайяма, и я, в качестве филолога, оказывал ему всяческое содействие в изданиях и выступлениях. Я не только знаю пожилого инженера, но и в свое время применил свою власть Главного редактора «Библиотеки поэта», чтобы сделать этого недипломированного, но крупнейшего библиографа переводов того же Омара соавтором востоковеда, доктора филологических наук, и этот том явился подлинным научным событием в истории филологии… Я уж не говорю, что книга моя называлась «Три кита здоровья», а не «три кита рационального питания», но это уже частные детали, взятые из гардероба прежнего Лауреата.

Правда, Лауреат медицины от Лауреата медицины, бывает, и разнится. Вот слова, сказанные доктором медицинских наук. Лауреатом Государственной премии да к тому же заслуженным изобретателем России И. Неумывакиным по поводу книги «Очищение организма и здоровье», принадлежащей перу мастера спорта, руководителя оздоровительного клуба «Бодрость», не врачу, Г.П. Малахову: «Мне, как врачу, особенно интересны люди, с одной стороны, далекие от медицины, с другой – активно вмешивающиеся в нее, подвергая сомнению устоявшиеся догмы.

Порфирий Иванов своими 12 заповедями увлек тысячи людей. Надежда Семенова, пропагандируя здоровый образ жизни, в основе которого лежит раздельное питание, противоречащее тому, что декларируется институтом питания АМН СССР, творит чудеса, хотя эти чудеса взяты от Природы. Наконец, Геннадий Малахов, с помощью естественных методов делающий больных здоровыми. Его книга «Очищение организма и здоровье» достойна того, чтобы рекомендовать ее в качестве методического пособия для врачей различного профиля. Восхищает то, что не будучи врачом, Г. Малахов практически без погрешностей излагает физиологию, патологию желудочно – кишечного тракта и дает практические рекомендации, без которых больной человек не может стать здоровым…» Досадно, что 3.М. Эвенштейн не читал книг, названных И. Неумывакиным, он расширил бы свой перечень запретов на профессию.

В своем восхищении логикой Лауреата медицины не забыть бы мне еще об одном из основных источников загрязнения организма, осуществляемого по инициативе медицины: я имею в виду изобилие лекарств, прописываемых врачами больным людям вне учета химической сочетаемости этих лекарств. Гипотетическая идея: а если бы собрать в одно место воедино все порошки, пилюли, таблетки, капли, микстуры и т д., которые среднестатистический больной принимает внутрь, скажем, за 30-40 недужных лет своей жизни, свести бы воедино все кубометры этих веществ, инородных, в большинстве случаев, для органики человека?.. Собрать бы-и содрогнуться! Как пишет замечательный американский натуропат Кеннет Джеффри: «Природа не дала средств лечения от болезней. Она дала только средства наказания за нарушение естественных законов… Если лекарствам и удается «излечить» болезнь, то они делают это, вызывая другие болезни».

И в завершение темы позволю себе рассказать вполне безобидный анекдот. У одной бабули очень болел зуб, но идти к зубному врачу дна боялась. Тут ей и посоветовали: «А ты приди на вокзал перед отходом поезда и привяжи зуб к последнему вагону. Как поезд дернется, зуб сам собой и вылетит, все просто, и никаких хлопот». Так бабуля и поступила: пришла, привязала зуб к последнему вагону и ждет. Вот паровоз запыхтел и поехал, все быстрей, глядь, а последний-то вагон от состава оторвался, и осталась она, разиня глаза, сидеть на перроне со своим зубом да еще и с задним вагоном. А тут уже и милиция к ней бежит…

Вот я и думаю: не уходит ли поезд диетологии подале от некоторых специальных Центров, оставив свою заднюю цистерну, полную цельного химизированного молока, накрепко привязанной к давно обветшавшим мировоззрениям, которые держатся, однако, в иных из черепов от-чен-но крепко?..

Спрашивается, чего уж ради я столько времени потратил на толчение этой воды в этой ступе? Что качественно нового добавил сей портрет в цитатах к характерным чертам господина Руководителя? Так вот, добавил-таки, и ради этой-то добавки я и счел необходимым выступить специально: апломб Диетолога Высшей Квалификации в данном случае может стать источником большой беды! Тысячи людей сохранят привычку к продукту, который в целостном, да еще химически извращенном виде может привести их в случае регулярного употребления – к самым серьезным из возможных неприятностей в сфере здоровья!..

Я не стану уподобляться Диетологу Высшей Квалификации в том блистательном качестве, которое побуждает его поносить советы оппонента не в силу их объективной негодности, а только из-за отсутствия клопового знака. Напротив, я с удовольствием признаю истинность некоторых его суждений, например, такое: «Когда денег не слишком много, лучше уж их потратить на продукты, не приносящие вреда вашему здоровью или минимально вредные. Согласны?».

Согласны, конечно, сто раз согласны! И особенно согласны с советом о необходимости постоянного очищения организма. Каким же образом, посредством чего?

«Из пищевых композитов, которые обладают существенным целебно – профилактическим действием, наш центр отдает предпочтение олеолактобактерину «эзим». Это смесь сквашенного (кислого) молока, растительного масла и одной из распространенных сластей: сахарозы, фруктозы, меда, плодового варенья, ксилита. Растительное масло побуждает перистальтику желчевыводящих путей. Многие миллионы кисломолочных организмов любого сквашенного молока способствуют нормализации «микроклимата» кишечника. А немного сладости сообщает олеолактобактерину немалые гастрономические достоинства. Причем фруктоза, в отличие от сахарозы, практически не превращается в организме в жир, ксилит усиливает желчегонные свойства олеолактобактерина, а мед и черносмородиновое «холодное " варенье полезны почти при любом неблагополучии сердца и кровеносных сосудов.

Для приготовления этого напитка в домашних условиях надо перемешать в однородную массу 200 г сквашенного молока, столовую ложку подсолнечного масла и 10 г сахарного песка или меда».

Все чудесно в этом рецепте (кроме 10 г сахарного песка)! Но умиляет до слез праздник кривой логики Руководителя Центра: сначала поощряется питие молока цельного, засоряющего организм, а затем во всеуслышание провозглашается необходимость очистки посредством молока сквашенного!.. Так, может быть, предварительно зашлаковываться все же не надо, может быть, такая логика – прямее?

Напоминаю, что речь шла о причинах, по которым наш организм оказался неспособным к самоочистке.

Итак, обращаюсь к целостной концепции универсальной очистки человека. Прошу обратить внимание: не организма, но человека, ибо человек к одному лишь телу не сводится. Вот с этой кардинальной, важной особенности человека как существа, качественно отличного от других представителей животного мира, и начнем конкретный разговор о комплексном очищении человека на клеточном и субклеточном уровне. На мой нынешний взгляд, оно насчитывает пять иерархических ступеней.

Вот они:

Духовно-психологическая; антиоксидантная; освобождение от одряхлевших клеток (по Б. Болотову); эндоэкологическая; физиологическая (та, которой прежде все начиналось, и завершалось).

I класс очисток – психологический.

Нейроны в эмбрионе, то есть в зародыше будущего человека оформляются первыми из всех клеток и, следовательно, проходят самый долгий путь предварительного развития. Их работа в последующем – наисложнейшая из всех возможных, отсюда ясно, сколь необходимым является ее безупречное качество. Основой основ безукоризненного функционирования нашей высшей нервной деятельности является ее абсолютный настрой на фундаментальные этические законы мироздания. Каждый из нас имеет полное право на свою терминологию, можно употреблять слова «Космос», «Абсолютный Разум», «Бог», «Логос», «Священные иерархи» или другие, но любой из мыслящих людей, глубоко верующий он или убежденный атеист, не может не понимать необходимости жить в резонансе с великими законами Вселенной, не может не понимать того, что неадекватность его поведения, реакций и поступков по отношению к ним чревата глубокими внутренними патологиями, а затем и разрушениями своих структур. Простите за очень уж снижающий эту высокую тональность пример, но, в силу своей яркой наглядности, он сразу прояснит мою мысль. Как лучше и безопасней передвигаться автомобилисту: согласно правилам дорожного движения или вопреки им? Вопрос, конечно, риторический: разумеется, в соответствии с правилами. Существует, однако, и какое-то количество водителей (особенно из тех, кому неправедно доставшееся дурное богатство застит глаза), которые лихо едут на красный свет, спесиво Гонят свои иномарки на бешеной скорости через населенные пункты, ставят в критические ситуации других водителей, надменно окатывают грязью прохожих, садятся за руль после возлияний и т д. И Боже ж мой, сколько среди них (и их веселых пассажирок) размозженных трупов, но сколько, к сожалению, гибнет и страдает из-за них также и совершенно неповинных людей!..

Мне кажется, эмоциональное отношение подавляющего большинства читателей к подобным водителям является однозначным: неприязнь и негодование. И вот тут-то совершим крутой поворот в нашем сюжете: а чем мы сами практически отличаемся от этих ничтожных, ослепленных своей дурью нуворишей? Разве тем, что грубо нарушаем гораздо более важные правила движения на гораздо более значимых в масштабах бытия дорогах?.. Я имею в виду, конечно, наши взаимоотношения с людьми по ходу нашей жизни: сколь многих довелось нам ранить словом или делом, сколь многие нанесли жестокие раны нам! Спрашивается: кому это было нужно? За исключением очень малого числа психбольных, маньяков, властолюбцев – никому! Почему же это произошло? Главным образом потому, что нас никогда и нигде не учили правилам движения по жизни. По дорогам географическим – да, учат, даже издают плакаты. По дорогам биографическим, жизненным – увы, нет. Однако, как вещают юристы, «незнание законов не освобождает от ответственности»; Вот и страдаем, хоть и не знаем. Но, может быть, лучше знать? И не нарушать, а двигаться, соблюдая их и тем самым избегая множества опасностей и аварий? Я думаю, лучше будет жить именно так!

Я уже писал, как в соответствии с законами Космоса освободить свою нервную систему, свою совесть, свое высшее «Я» от прежних дурных наработок, которые тяжким грузом висят на человеке. Напомню, что прежде всего надо сделать то, без чего и речи идти не может о выздоровлении от суровых «затрещин» мироздания.

Следует найти возможность остаться наедине с собой и с листом чистой бумаги. Со всей откровенностью вы должны найти свои собственные отклонения от жизни по совести. Что нужно сделать с этими качествами, уродующими нашу душу? Надо мысленно каждое из них, как труп, завернуть в брезентуху, привязать тяжелые чугунные колосники и навсегда сбросить в океан бытия. Утопить, чтобы навеки освободиться от этих мертвецов!.. А вскоре после этого необходимо пойти в храм – независимо от того, верующий вы или нет: мощная энергетика церквей способствует освобождению от духовной грязи. На этот раз грехи свои следует мысленно отправить в огненное ядро земли и там сжечь их. Важно помнить, что магма обладает огромной информационной емкостью, и навеки сохранит ваше решение. Если вы о нем забудете. Планета сама найдет способ сурово напомнить о нем!

II класс очисток – антиоксидантный.

Эту очистку я ставлю на второе – важнейшее – место ввиду универсальности поражения свободными радикалами кислорода практически всех клеток нашего организма и, следовательно, ввиду необходимости универсальной же очистки всего нашего клеточного состава.

Лично мне повезло в том отношении, что благодаря сподвижникам и единомышленникам я сумел пройти длительный двухлетний период подобной очистки – изо дня в день (точнее, из вечера в вечер). Я применял мощный антиоксидант искусственного состава, раздобыть который удалось по аналогии с давним кинофильмом «Подвиг разведчика» – тогда, когда еще работала единственная в Союзе линия по его производству. Поскольку руководство завода в научные дебри не забиралось, а твердо знало, что выпускает консервант для поливитаминов, оно и заломило на товар цены сверхъестественные, но при этом – раз в десять меньше, чем мировые. Грузчики там инстинктом постигли целебные свойства воруемого ими субстрата (хвать спиртовой раствор – и нет язвы желудка!), а начальство исходило из критериев официальной теории, к счастью для нас.

Вначале, пока мы опытным путем уточняли на себе (и на быстро выздоравливающий больных собаках) дозировку, я ежемесячно проводил развернутый биохимический анализ крови, и когда он оказался близким к идеальным параметрам, замеры прекратил. (Конечно, опыт не был чистым, ибо на те же показатели работал весь здоровый образ жизни в целом).

Что сейчас сказать? Надо либо дождаться, пока отечественная фармакология возродит производство нашего ионола, либо дождаться снижения западных цен (недельная доза в Швеции стоит примерно 40 долларов, более двух тысяч в год получается). А пока надо потреблять больше витамина Е во всех его видах, съедать максимум желтых и оранжевых плодов, содержащих бета-каротин: от моркови до хурмы, от тыквы до абрикосов. Я вспоминаю: смазывал масляным раствором мощного антиоксиданта личики женщин после парилки. О Боже, как на глазах они молодели, как сбрасывали целые десятилетия с ланит своих, какие сцены ревности получали дома: с чего это они так рассиялись?!!

III класс очисток – по Б. Болотову.

Мне доводилось встречать различные издания брошюры Б.В. Болотова «Я научу вас не болеть и не стареть». Как явствует из аннотации информационно – издательского агентства «Украина» (Киев, 1992), в брошюре в краткой форме описаны элементы капитального труда автора «Бессмертие – это реально». Пока опубликованы пять правил «квинтэссенции» Болотова (квинта – это пять). Мне не кажется верным воспроизводить здесь всю «квинту», т к. важны в ней не только рецепты разного рода очисток организма, но и комментарии автора, и его советы. Этот конспективно написанный труд (жестоко ранее преследуемого, безусловно, гениального человека, гордости русской нации, проживающего сейчас в Белоруссии), а затем и всю его книгу, 13-томную, как он обещал, когда она увидит свет, надо изучать кропотливо. Я же остановлюсь сейчас лишь на первой из его идей: на очищении всего организма от старых, изживших свой срок клеток. Должен сказать, что рассуждения Б. Болотова о помощи организму в выведении старых клеток со сниженной функцией посредством активного выделения ферментов-пепсинов в желудке до поры до времени не очень впечатляли меня, ибо представлялись чисто головным изобретением, я же свято верю лишь в путь, испытанный на практике. И вот, к счастью, натолкнулся на украинский текст интервью с Б. Болотовым, опубликованный в газете «Молодь Украiни», в котором содержался пример, не вошедший ни в одно из русских изданий (ради экономии места, очевидно). А жаль! Он многое проясняет в плане природного обоснования теории Б. Болотова. Вот это опущенное место (в моем переводе):

«В нашем теле одновременно сосуществуют клетки молодые, среднего возраста и старые. С годами их соотношение изменяется. У ребенка до года старых клеток меньше одного процента, у десятилетнего – десять процентов, а у тех, кому миновало пятьдесят – половина и т д. Отсюда возникает задача: как добиться, чтобы в организме было больше молодых клеток?

«Поведение» клеток напоминает закон джунглей – молодые и сильные расправляются со старыми и немощными. Иногда это у них получается хорошо, частенько же – нет. Вот здесь и необходима помощь самого человека.

– В чем же она должна заключаться?

– Начну с примера. Хотелось бы напомнить, как работает желудочно-кишечный тракт у хищников, скажем, у волка. Этот зверь не имеет жевательных зубов. Глотает мясо с костями и хрящами. Все это растворяет желудочный сок (пепсиноподобный состав, соляная кислота в особенности). Однако после того, как еда переработана, желудочный сок еще продолжает выделяться. Для чего? Выясняется, что это последующее выделение необходимо уже самому организму. Пепсины разносятся с кровью по телу – содействуют расщеплению старых и больных клеток. У человека этот процесс заведомо остановлен, так как мы привыкли завершать обед или любой другой прием пищи сладкими деликатесами – какао, чаем, сдобой, пирожным.

– Так вы призываете отказаться от этих маленьких радостей жизни?

– Нет», И далее по русскому тексту (но с вкраплениями из украинского): «Однако через 30 минут после приема пищи, которая уже частично подверглась перевариванию за счет выделившихся ферментов, на кончик языка необходимо взять около грамма поваренной соли (вес однокопеечной монеты) на несколько минут, а затем проглотить соленую слюну. Такое малое количество соли не способно оказать вредного воздействия на организм. От соли рефлекторно начинает обильно выделяться желудочный сок, содержащий все необходимые элементы для расщепления престарелых клеток».

Прерву переложение: вот теперь прием нескольких крупинок соли становится обоснованным и оправданным – ведь речь идет о пробуждении к активному действию дополнительных резервов именно соляной кислоты и именно по законам, подсмотренным в живой природе.

Далее Б. Болотов приводит список растений, способных активизировать выделение желудочного сока (заячья капуста, щавель, подорожник, укроп, фенхель, трифоль, обычная капуста, крапива, клевер, морская капуста, элеутерококк, золотой корень, женьшень, лимонник, левзея, аралия и т д. – всего до 100 названий), и предлагает конкретные рецепты по квашению всевозможных овощей и фруктов. Должен здесь твердо сказать, что не вижу никакого антагонизма между утверждением тех, кто доказывает вред соли, и призывами Б. Болотова к потреблению ее же: все дело в том, когда принимать эти малые ее количества, чтобы соль работала функционально правильно.

И еще перевод из украинского текста: «Если не лениться, и на протяжении месяца «закусывать» солью, количество молодых клеток увеличится на 10 процентов, еще через месяц – на 20… За полгода останется только 10 процентов старых клеток, как у ребенка. У меня даже морщины исчезли… Кроме того, следует обтираться солью после купания. Попробуйте, последствия будут волшебными. Вы почувствуете бодрость, щеки станут румяными, кожа на лице – нежнейшею. Можно натираться и морской солью – это еще лучше».

Г. Малахов, поддерживая и тактично подправляя Б. Болотова, советует, как и он, наряду с солью, для тех же целей возжигания аппетита, регулярно принимать имбирь. Я бы положился на эту рекомендацию.

О действенности других советов Б. Болотова я лично смею высоко судить хотя бы по второму из его пунктов: о превращении шлаков в соли, которые затем из организма могут быть выведены. Дело в том, что рецепты его носят отчетливо антиоксидантную направленность, хотя, кажется, оным направлением в его классическом виде Б. Болотов не занимался. Он, тем не менее, пишет:

«Удивительным является свойство природы, при котором кислород, с одной стороны, приводит к образованию шлаков и, с другой стороны, запускает механизм брожения, продуктами которого можно растворять эти шлаки, превращая их в соли».

Таким образом, понимая роль кислот, образуемых в результате кислородного брожения клеток животного происхождения, можно употреблять такие кислоты, которые содержатся во всевозможных овощных и фруктовых солениях в виде аскорбиновой кислоты, пальмитиновой, никотиновой, стеариновой, лимонной, молочной и т д. Фруктовые уксусы желательно применять с прокисшим молоком. Для этого удобно его вводить по чайной (иногда по столовой) ложке на стакан прокисшего молока с добавкой чайной ложки меда.

В этом месте своего изложения я вдруг от испуга вздрогнул и вспомнил грозный оклик Великого Диетолога: лезут, дескать, в медицину разные, понимаешь, филологи и радиоинженеры!.. Вот ведь беда: Б. Болотов то закончил как раз электротехнический институт связи! Что делать-то будем?.. Впрочем, уже «делали» – в тюрьмах, на каторге и в психушке, за то, что «не в свои дела лез» (цитата из политического обвинения, предъявленного во времена оны Б. Болотову).

Ну, что же, если конкретные рекомендации единой антиоксидантной направленности идут от несовпадающих по происхождению различных теоретических обоснований, тем больше веры в объективность этих конкретных рекомендаций.

Далее в брошюре Б. Болотов советует, как именно надо выводить из организма невыводимые соли, как изгонять болезнетворные бактерии, как восстанавливать ослабленные органы, и рекомендует много других полезных практических сведений. Я думаю, путь, предлагаемый им, является реальным, а спектр возможных очищений организма от продуктов распада – весьма широким, заслуживающим, повторяю, уважительного к себе отношения.

IV класс – эндоэкологический.

Возможно, читатель заметит ту логику построения, на которую я опираюсь во время нашей ознакомительной экскурсии по залам второго этажа: от очисток самого общего плана, охватывающих все без исключения системы (прежде всего, психологически-духовной – далее от свободнорадикальных завалов, затем – от выноса обветшавших клеток к очисткам отдельных систем). Разумеется, это построение условно и ни в коей мере не умаляет этих «частных» чисток: поживи-ка с грязным кишечником или с печенью, например!.. Все без исключения системы в нашем организме работают на весь организм без каких-либо исключений в нем. Именно это положение я и хочу подчеркнуть, переходя к целому блоку очисток, настоятельная нужда в которых порождена диким, неимоверным загрязнением окружающей нас среды. Честь и хвала тем медикам, подлинным врачевателям, которые тревожно забили в колокола громкого боя, чтобы привлечь внимание общественности к этому тотальному бедствию! Ведь извлекать из организма следует – все энергичней! – не только продукты метаболизма, естественного распада, но и последствия его противоестественного внешнего загрязнения.

Над этой проблемой уже несколько десятилетий работает, например, доктор медицинских наук, профессор Ю.М. Левин – руководитель Центра клинической лимфологии Минздрава РФ. В результате его исследований в медицине появилось новое направление – эндоэкология, которое осуществляет разработку и внедрение средств и методов очищения людей от экологического отравления. Благородное это направление исповедовалось и ранее – в трудах Н. Уокера, С. Кнейпа, А. Залманова, оно же присутствует и в трудах академика от авиастроения А. Микулина, который учил нас бороться с электромагнитными загрязнениями, призывая на ночь регулярно заземляться. В трудах других ученых, у того же Б. Болотова и у ряда фитотерапевтов, обсуждаются проблемы выведения из организма последствий радиоактивного заражения. Но слава Создателю, что и в современной официальной медицине имеются Доктора наук и Руководители, способные видеть мир таким, каков он есть. А каков он есть? Обследования показали, что 9 из каждых 10 взрослых и детей, прибывших в Анапу из разных регионов бывшего СССР, страдали «экологической» загрязненностью организма, причем 5 из них – в тяжелой форме. Это значит, что в каждом из них (из нас!) в избытке накопились такие яды, как двуокись азота, ртуть, свинец, пестициды, нитраты, радиоактивные элементы и многое тому подобное. Здоровыми к семилетнему возрасту остаются 23% детей, а по данным углубленных медицинских осмотров, к группе полностью здоровых можно отнести лишь 0, 8% детей. В некоторых регионах аллергическими заболеваниями страдает свыше половины детского населения. С 70-х годов на 50% возросла частота экологически зависимых заболеваний. Можно приводить еще много подобных, а для отдельных регионов – и более страшных фактов, напрямую связанных с загрязнением внутренней среды. Мы привыкли к ним и перестали на них реагировать, хотя эндоэкологическая катастрофа не просто угрожает, а уже происходит в каждом из нас. Экологическое отравление отличается особым коварством: ведь в крови нет большого количества какого-то одного токсичного вещества, которое можно и определить, и удалить. А очищать организм сразу от многих ядов значительно сложнее. Находясь в органах или тканях, они могут вступать в химические реакции между собою и веществами, входящими в состав организма. В результате образуются новые химические продукты, в том числе – токсичные. При таких комплексных отравлениях в первую очередь начинает выходить из строя иммунная и лимфатическая системы, которые и призваны сохранять и поддерживать внутреннюю чистоту в органах. Образно говоря, возникает заболачивание систем дренажа.

Небольшой комментарий к сказанному (из журнала «Эхо планеты» за 1990 год): «Гонконг. Уровень содержания железа в волосах тех, кто склонен к проявлению насилия, намного выше, чем у «спокойных» осужденных. К такому выводу пришли работники исправительных учреждений этого владения Великобритании. Наряду с учетом других факторов новый метод может способствовать своевременному предотвращению опасных инцидентов в тюрьмах…».

При отравлении множеством различных ядов страдает иммунная и лимфатическая системы. Чем это чревато? Разберемся анатомически. Паутина лимфатических капилляров оплетает отдельные клетки, органы и ткани. В некоторых органах, особенно нуждающихся в чистоте, например, в сердце и почках, лимфатическая сеть настолько густая, что лимфологи называют их «лимфатической губкой». Лимфатические капилляры безостановочно, от рождения до смерти человека, высасывают из окружающего клетки пространства образовавшиеся в результате их работы «отходы». Только самые мелкие – низкомолекулярные – отходы уходят непосредственно в кровь.

Образовавшаяся лимфа из лимфатических капилляров попадает в лимфатические сосуды. Те постепенно укрупняются, образуют коллекторы, которые, пройдя через фильтры лимфатических узлов, переходят в главный ствол.

Лежащие на пути движения лимфы лимфатические узлы выполняют множество жизненно важных функций. Одна из основных – контроль за чистотой протекающей лимфы. Установлено, что все находящиеся в крови белки как минимум один раз в 24-48 часов проходят лимфатический контроль. Дефектные белковые комплексы отсеиваются в лимфатических узлах. То же самое относится и к белым клеткам крови.

Помимо устранения загрязнений, образующихся в результате нормальной жизнедеятельности организма, лимфатическая система активно участвует в защите от проникающих извне химических веществ; в лимфатических узлах уничтожаются проникшие в организм микробы, формируется и частично реализуется иммунная защита.

И вот вся эта стройная система сбора и выброса отходов забивается, закупоривается, начинает функционировать едва-едва. Начинается самоотравление сначала отдельных регионов, а затем – общая интоксикация. Коварство подобного загрязнения заключается в том, что оно вначале протекает как бы бессимптомно: вялость, общая слабость, потеря аппетита, подверженность ОРЗ, – мало ли по каким причинам, думают, это совершается, может быть, из-за неприятностей по службе? А тем временем сильно «унавоживается почва» для возникновения опухолей, пневмонии, атеросклероза, заболеваний крови и других больших «радостей».

Там, где берутся за эко-очистки, успехи поразительны! По данным сосудистого центра (проф. В.В. Кунгурцев и др), у 76% больных облитерирующими заболеваниями нижних конечностей удалось избежать ампутации конечностей. В НИИ проктологии МЗ РФ использование указанных методов при комплексной терапии рака прямой кишки позволило увеличить трехлетнюю выживаемость на 27, 8%. У больных с инфарктом миокарда (кафедра терапии 3 – го Московского мединститута) методы эндоэкологической стабилизации позволили снизить возникновение стойких экстрасистолей – в 1, 5 раза, блокаду проводящих путей и отек легких – в 1, 6 раза, возникновение постинфарктных аневризм сердца – в 1, 7 раза. Смертность снизилась на 8, 8%. Неоперабельным больным, находящимся на так называемом симптоматическом лечении, удается значительно продлевать жизнь. Практически у всех больных достигается более или менее продолжительная возможность отменить наркотики или уменьшить их расход.

Однако, увы, таких продвинутых в научном плане клиник меньше, чем пальцев на руках. Санаториев, где подобные очистки проводят, всего только два – в Анапе, где благородному делу способствует также и целебный климат, и добрые местные травы. Это во-первых. А во-вторых: надо ли доводить себя до клинически тягостного состояния, чтобы потом с большими трудами выбираться из ямы? Может быть, и впрямь: пожар легче предупредить, чем потушить?..

Компактно изложу то, что знаю по этой теме. Вот достаточно доступные для использования рецепты, рекомендованные к использованию в анапских санаториях, основанные на применении трав, выводящих яды из организма.

1. Овес обыкновенный (семена, овсяные хлопья). Для усиления действия целесообразно сочетание лекарственных форм из овса с применением настоя из листьев черной смородины. Приготовление:

А) на 1 л кипящей воды – 2 стакана овса, настаивают 20-30 минут, процеживают. Принимают по 100, 0 мл 2-3 раза в день подогретым.

Б) один стакан овса в течение 12-16 часов настаивают в 1 литре воды комнатной температуры, сливают настой и готовят из него кисель. Принимают 2-3 раза в сутки.

2. Смородина черная (листья, лучше молодые). Приготовление: 25-30 г листьев измельчить, потом залить 500 мл кипящей воды, настаивать в процессе медленного остывания, укутав полотенцем. Принимать по 100 мл 3 раза в день.

3. Плоды шиповника. Приготовление: 30 г измельченных плодов шиповника заливают 500 мл кипящей воды и кипятят 10 минут, затем настаивают в закрытой посуде 1 сутки. Принимают по 100 мл после еды 2 раза в день. Для использования пригодны все другие лекарственные формы и методы приготовления шиповника.

4. Подорожник большой. Приготовление: 15 г измельченных листьев подорожника заливают 200 мл кипятка, настаивают 15-20 минут. Принимают по 1-2 столовые ложки 2-3 раза в день.

5. Ноготки лекарственные. Приготовление: 2 чайные ложки цветков ноготков заливают 2 стаканами кипятка, настаивают 15-20 минут. Принимают 4 раза в день по 100 мл.

6. Кукурузные рыльца. Приготовление: 20 г измельченных кукурузных рылец заливают 500 мл воды, на небольшом огне доводят до кипения и кипятят 20-30 минут. Принимают 4 раза в день по 40-50 мл. Способ детоксикации лимфы по Н. Уокеру менее доступен по причине дороговизны и наличию в его составе экзотических элементов, но миновать его я не советовал бы: примерно раз в два-три года (а еще лучше – ежегодно) потратить энную сумму денег на подобное тотальное очищение организма означает выигрыш именно двух-трех лет на продление своей жизни – здоровой жизни!.. Честное слово, мне досадно тратить сейчас время на переписывание этого рецепта, уже многократно повторенного после обнародования книги Н. Уокера во многих изданиях моих «Трех китов здоровья», в многочисленных уроках Н. Семеновой и Г. Малахова. Полагаю, если человек всерьез задумается о своем здоровье, он данное описание найдет, а если это у него – мимолетная блажь, то ему не поможет никакой рецепт, будь он напечатан здесь даже заглавными буквами.

Полезны и весьма эффективны для выведения из организма грязи как натуральной, «собственноручно» подготовленной, так и противоестественной, «благоприобретенной» извне, всевозможные ванны и обертывания по С. Кнейпу и А. Залманову. Поскольку это книги большие, научно обоснованные весьма серьезно, нет, разумеется, никакого смысла излагать множественные разумные рецепты и рекомендации, содержащиеся в них. Но один совет дать все же осмелюсь: к инструкциям, изложенным в них, следует отнестись строго пунктуально, без какой бы то ни было отсебятины! Это я уразумел на собственном печальном опыте. Сказано было у А. Залманова: в таком-то растворе при такой-то температуре воды пробыть в ванне столько-то (очень немного) минут. Я решил по недомыслию: так много времени затратить на подготовку эмульсии и всего остального (часы!), а пролежать в воде так ничтожно мало? Нет уж, пробуду там вволю! И пробыл… А затем в течение нескольких суток не мог преодолеть убийственной сердечной недостаточности: сердце, что называется, «не тянуло». Как вульгарно, но весьма точно утверждается по этому поводу в Одессе-маме: «Жадность фраера сгубила». В данном случае, к счастью для меня, чуть не сгубила, но урок был получен доброкачественный, советую его запомнить, чтобы не повторять эту глупость.

Прием ванн с растворенными в них солями, особенно с морской солью, прекрасно содействует освобождению организма от еще одной благоприобретенной напасти: электростатического загрязнения. Вполне возможно, что те конкретные скандинавы, что заболели загадочным электроситетом, не допустили бы себя до этого зловещего заболевания, если бы почаще, в порядке профилактики, плескалась бы в благодатных волнах омывающих Европу морей, а то и потратились бы на прием соленых ванн – если не где-нибудь в Марокко или на Крите, то у себя дома.

И еще о двух видах губительного внешнего воздействия: биопатогенного и радиационного. Очень хорошо знаю о дурном воздействии первого из них, и дело не только в ужасной статистике людей, болеющих в зонах био – или гео – или совместного биогеопатогенного загрязнения, что само по себе действует на сознание удручающе. Дело и в том, как удается наглядно убеждаться в их влиянии на психику людей. Это было поразительным совпадением: когда удавалось хорошо очистить некие семейные пары от внутренних шлаков в их потрошках, то в этих парах, как правило, воцарялся мир и возрождались любовно-дружеские отношения, ибо раздражение от постоянного внутреннего зуммера исчезало и уже, естественно, не воспринималось как источник раздражения из внешнего мира. И точно так же: как только люди выходили из – под воздействия постоянно изнуряющего их внешнего геопатогенного фактора, в семье восстанавливались мир и дружелюбие.

Профессионально владея нетрадиционной методологией не только определения, но и ликвидации гео – и биопатогенных зон, смею скептически отнестись к всевозможным широковещательным советам по снижению их губительного излучения посредством использования пирамидок, деревянных колобашек, морских раковин, фольги и т п. – все это несоразмерные мощности защиты по сравнению с могуществом нападения. Что я посоветовал бы вам предпринять, коль скоро нет под рукой Ю. Андреева и его бригады? Во – первых, все вещи долго болевших и в страданиях умерших людей нужно либо пропустить через химчистку, либо сжечь. Можно, конечно, этой утилизации вещей и не делать, но тогда как бы опять же не столкнуться с той же одесской присказкой о фраере и последствиях его нравственных качеств. Комнату, где долго лежал тяжкий больной, необходимо капитально отремонтировать, использовав при ремонте много воды для смыва сохранившейся повсеместно черной информации. Однажды мне пришлось биолоцировать чудесный дом в одном их горных селений Кабардино-Балкарии: я переходил из комнаты в комнату, и душа радовалась тому чудесному фону, который источало все в этом строении. И вдруг как черная удушливая туча обрушилась на меня, рамка бешено завращалась влево: что такое? Источником густых, темных излучений был большой шкаф в темном коридорчике.

– Шамси, что тут такое? – спросил я у хозяйки.

– А я сложила туда вещи умершей мамы, очень хорошая была одежда, жду, когда детки подрастут.

– Мама умерла от рака?

– Врачи ей этого не говорили, но очень похоже, сильно она мучилась, полгода лежала, вся истаяла.

Пришлось ей объяснить, что сам по себе рак – болезнь не заразная, но энергоинформационное его воздействие на вещи является долгим, очень устойчивым, и лучше всего было бы ей эту добротную шерстяную одежду отвезти в ателье химчистки в городе Тернауз, чтобы убрать из вещей всю ненужную им память. Правильно, что после смерти матери она ее комнату заново перебелила, а старую деревянную кровать, побуждаемая верным инстинктом, сожгла…

В Ленинграде-Петербурге имеются места, где царем-реформатором Петром тысячи и тысячи крестьян были забиты и погибли, и захоронены под фундаментами будущих столичных строений: биопатогенная обстановка там сейчас ужасна, невзирая на уже пролетевшие над городом века. Что в подобных случаях делать? Вызывать действительно верующих, истовых священнослужителей, окроплять гиблые квартиры посредством святой воды (то есть высокоэнергетизированной), освящать крестом и молитвой… Имеются и другие способы, но их массовое разглашение, разумеется, невозможно: можно ли, например, доверять разминирование 10-тонного фугаса с секретными взрывателями невеждам?..

Что касается патогенных зон (то есть порождаемых мощными вибрациями, пришедшими сюда от центра земли с недобрыми искажениями, порожденными встреченными по дороге пластами и рельефами), то для начала следует определить их местоположение. Я посоветовал бы расставить в квартире блюдечки с мокрыми тряпочками и с семенами в них, позаботившись о том, чтобы все блюдца относительно тепла и света были в равных условиях. Пройдут сутки или чуть больше, и вы увидите, где всхожесть семян велика, а где – ничтожна, и вот эта-то подсказка самой природы поможет вам переставить мебель в соответствии с расположением хороших и плохих зон. Естественно, спальные и рабочие места должны быть там, где семена проросли лучше всего, а уж телевизору или книжному шкафу – им все равно, они болезнями живых тканей не болеют.

И вот, наконец, еще об одном виде эндоэкологической очистки – радиационной. Б. Болотов советует купаться в слабозаряженных водах Киевского моря («подобное лечит подобное») и регулярно пить квас из каштанов, а также квас из чистотела, заброженный на молочной сыворотке. В. Востоков рекомендует побольше употреблять в пищу свеклу и морковь, укроп и тмин, крапиву двудомную, сныть, одуванчик, мелиссу огородную, петрушку, облепиху. Встречались мне как ходившие по рукам, так и носившие официальный характер списки растений, настойки из которых содействуют выведению радионуклидов из организма. Полагаю, что все эти рецепты вполне правомочны. Имеется в них, правда, небольшой дефект: где, например, раздобыть в Санкт-Петербурге каштаны или каким образом посредине зимы раздобыть крапиву двудомную?.. Короче говоря, я говорю о реальной доступности этих и других полезных рекомендаций в случае необходимости. И вот с позиций именно постоянной возможности использовать нечто эффективное, хочу посоветовать и тем, кто уже «схватил» дозу, и тем, кто думает о профилактике радиоактивного заражения, нечто весьма практичное. Опыт показал, что регулярное посещение русской парной бани с веником (не менее трех часов пребывания там за один сеанс), в сочетании с активным употреблением поливитаминов, творит чудеса в деле изгнания из организма радионуклидов и восстановлении пораженных радиацией органов.

В «Трех китах здоровья», еще не зная о подобных возможностях парилки, я, тем не менее, сложил в ее честь некую поэму в прозе. Какой жанр мог бы сейчас претендовать на воспевание доступных ей чудес? Разве что высокоторжественная ода!.. В этой оде отдельные части должны быть посвящены отдельным сюжетам: специфике работы веником березовым, дубовым, можжевеловым, крапивным, эвкалиптовым, липовым, ольховым, пихтовым… О, Русская баня – покаты есть, чего нам бояться?!!

V класс очисток – отдельные системы.

Меня всегда смущали те лекари – что официальные, что непризнанные, – которые брались за проведение тонких процедур, хоть психоаналитических, хоть биоэнергетических, не нормализовав предварительно материальный фундамент организма, I и II этажи, по принятой здесь терминологии. О каких воздействиях на нервную деятельность, например, можно рассуждать при отсутствии в питании витаминов группы B или такого горючего для полноценного протекания процессов в нервной системе, как глутаминовая кислота? Как можно заниматься регулировкой деятельности внутренних органов, не выправив предварительно соответствующих, командующих ими позвонков, в красивую ровную линию? Какой смысл энергетизировать больной организм, коль скоро в нем сидит невычищенный пуд, а то и два застарелого, извините, дерьма? Его-то зачем энергетизировать?!

Вот почему любое лечение (и самолечение) обязательно требует чистоты материального субстрата. Да, без духовной очистки нам деваться некуда, но она – не антагонист, а лишь неразрывное звено в той цепи, которой мы наладились «из болота тащить бегемота». С большой радостью я констатирую появление целой библиотеки добротных трудов, посвященных очистке кишечника (в том числе и подавлению в нем жизнедеятельности вредных микроорганизмов), печени, суставов, почек, сосудов. Здесь, правда, можно столкнуться с частными противоречиями. Так, например, очень активная в пропаганде здорового образа жизни Надежда Семенова сердито выговаривает каким-то издателям, которые смеют произвольно переставлять последовательность предлагаемых ею этапов очистки. Она пишет: «Между тем, освобождать суставы от наслоений солей надо именно после очистки кишечника, чтобы избежать аллергии и других токсических воздействий». Да нет, же, милая Надежда Алексеевна! В той разошедшейся в середине 80-х годов по все стране кассете с моим выступлением в песенном лагере «Борзовка», откуда вы впервые и узнали о рекомендуемом мною методе очистки суставов посредством лаврового листа, а затем в маленькой статье 1988 года «Три кита здоровья», а затем в большой книге «Три кита здоровья» (1991 год) четко было объяснено, что очистку суставов следует предпринимать только после очистки печени, чтобы организм сумел подготовиться и выдержать удар концентрированного настоя. Извините, читатель, за это небольшое уточнение, оно нисколько не компрометирует славной популяторской работы Н. Семеновой, человека, обратившего «в нашу веру» тысячи и тысячи людей, прежде всего, своим собственным замечательным примером.

Конечно же, некоторые из расхождений не могут быть не замечены внимательным читателем. Так, например, Г. Малахов, опираясь на высокую теорию, велит нам крепко наедаться с утра и не есть вечером, я же терпеть не могу с утра отягощать желудок – это мешает мне и думать, и двигаться, так что вместе с Г.С. Шаталовой буду и впредь прислушиваться, прежде всего, к своему организму и принимать пищу лишь тогда, когда будет возникать острое желание поесть, а не жить по уставу чужого мне монастыря. Г. Малахов не разрешает нам днем спать, чтобы не было запоров, я же многие годы стремлюсь выкроить полчаса, чтобы улечься на резиновый коврик, в который воткнуто 12 тысяч иголок, и на нем полностью отключить сознание – под еле слышную медитативную музыку, а затем встаю бодрый, как после полного ночного сна, и ничего – кишечник работает, простите, безотказно. Да и пример Черчилля в этом плане вдохновляет: помните, он каждый день спал по часу на протяжении всей жизни (а прожил «всего-то» 90 лет)? Но все это – детали. И для того чтобы еще раз доказать свое глубочайшее уважение к трудам Г.П. Малахова, сообщаю: его разработка очисток физиологических систем нашего организма является, на мой взгляд, фундаментальной по своей основательности и, за исключением ряда частностей, пригодна для постоянного ей следования.

Что хотелось бы добавить к сказанному? Спектр предложенных им очисток весьма широк, существуют и некоторые иные, в том числе и приведенные в моей книге. Достаточно регулярно печатаются все новые и новые способы. Мне, например, приглянулся способ очищения печени и желчного пузыря, принадлежащий целительнице Нине Севастьяновой. Она справедливо считает, что на практике клетки человека перестают вибрировать в соответствии с Природой. Из-за этого человек постоянно живет между здоровьем и болезнью. Он легко утомляется, раздражается, периодически его беспокоят различные боли, у него снижается интерес к жизни. Нина Севастьянова считает, что в таком состоянии находится 70% населения нашей страны. Ее рецепт был создан на основе старинных знахарских секретов и не раз опробован ею на себе и близких ей людях. Итак: возьмите три стакана зерен овса (но не овсяных хлопьев), промойте их теплой водой и положите в пятилитровую кастрюлю. В эту же кастрюлю насыпьте 2 столовые ложки размельченных сухих (можно свежих) листьев брусники, 2 столовых ложки листьев или почек березы (свежих или сухих). Налейте четыре литра воды и поставьте на сутки настаиваться в прохладном месте.

Теперь возьмите другую кастрюлю. Засыпьте в нее один стакан измельченных плодов шиповника, залейте стаканом воды, доведите до кипения, прокипятите 10 минут и тоже оставьте настаиваться на сутки.

Через сутки первую кастрюлю поставьте на огонь, доведите до кипения, добавьте туда 2 ст. ложки кукурузных рылец и 2 ст. ложки травы спорыша. Когда вся смесь прокипит 15 минут и 45 минут настоится, ее нужно процедить в другую кастрюлю и добавить процеженный настой шиповника. Содержимое разлить в бутылки темного цвета и поставить в холодильник. Принимайте смесь ежедневно в теплом виде за полчаса до еды: первый день – 50 граммов, второй день – 100 граммов, третий и все остальные дни – по 150 граммов. Курс лечения – 10 дней. Приготовленной вами смеси как раз хватит на эти дни. Через две недели курс нужно повторить.

Во время всего периода очищения ни в коем случае нельзя есть пищу животного происхождения, в особенности – мясо и колбасу. Очищение лучше всего проводить два раза в год – в весенний Великий пост перед Пасхой и в осенне-зимний Рождественский пост.

И еще одна существенная добавка: борясь с дисбактериозом, мои коллеги по здоровому образу жизни всячески рекомендуют чеснок. Я и сам очень люблю этот воинственный плод, хотя применение его связано, конечно же, с некоторыми бытовыми неудобствами. Но вот за последние месяцы познакомился с чудом из чудес: с кисломолочным продуктом «Наринэ». Это сухая закваска высушенной культуры молочнокислых бактерий, которые являются естественными обитателями кишечника новорожденных детей, создана в суровых, практически блокадных условиях микробиологии нынешней Армении. Штамм «Наринэ» являет собой ту микрофлору человека, каковою она и должна быть в идеале. Апробация в клиниках Армении и в Институте эпидемиологии имени Н.Ф. Гамалеи АМН СССР показала, что этот вид бактерий лучше других кисломолочных бактерий закрепляется в кишечнике, а препарат из них является эффективным лечебным средством.

При применении закваски или кисломолочного продукта «Наринэ» в организме увеличивается выработка интерферона, и тем самым укрепляются его защитные силы, нормализуется состав микрофлоры кишечника при дисбактериозах, а также подавляются гнилостные микропроцессы в кишечнике. Препарат лактобактерий «Наринэ» оказался эффективным при лечении желудочно-кишечных заболеваний (брюшного тифа, дизентерии, сальмонеллеза), воспалительных процессов в легких, мочеполовых путях, послеоперационных нагноений. Положительные результаты получены при лечении сахарного диабета, аллергии, пародонтоза, гинекологических заболеваний. Сухая закваска «Наринэ» снимает симптомы лучевой болезни и подавляет золотистый стафилококк.

Расскажу, каким образом надо принимать этот грибок: высыпаешь немного порошка в район Хэ-Гу на тыльной стороне ладони и ждешь, когда начнется твое взаимодействие с этим комочком живой жизни. Через минуту-две этой биоактивной точке становится тепло, затем – жарко. Тогда ты осторожно слизываешь порошок и отправляешь его внутрь, отчетливо представляя, как миллион золотых всадников отправился в поход против врагов твоего здоровья.

Коротко резюмирую: если систематически выводить из психики и организма то, то им вредно, обременительно, ненужно, то врачи нам практически никогда и не понадобятся. Вот так: просто-простенько…

НЕОБХОДИМО И ДОСТАТОЧНО.

Неторопливое дыхание на свежем воздухе.

Под силу далеко не каждому специалисту или даже учреждению, специализированному на изучении генетики, вторгаться в молекулярную сферу на уровне ДНК и РНК. И это хорошо, иначе кто бы, с какими целями, с какими руками и какими последствиями не принялся забираться в тончайшие механизмы наследственности! Это хорошо потому, что данные механизмы не сводятся к одной лишь биохимии, там задействована и биополевая информация, и электрическая, и магнитная, и Бог весть какая еще. Так стоит ли уникальный в своей сложности часовой механизм «ремонтировать» фомкой или отмычкой?.. Нет, на бытовом, общечеловеческом уровне поддержания в порядке этажа первого, молекулярного означает обеспечение организма спектром всех необходимых и достаточных для его жизнедеятельности веществ. Питание, вода, дыхание, биополевые, электромагнитные и гравитационные воздействия являются теми составляющими факторами, которые либо снабжают нас всеми строительными элементами, либо способствуют их взаимодействию. Не наше дело сейчас забираться в дебри биофизики и биохимии, поэтому ограничимся первыми ключевыми словами: дыхание, вода, питание.

Есть достаточно циничное, но верное изречение: «Человек есть то, что он ест». К этому добавим: «И то, что он пьет». Добавим еще: «Плюс то, что он вдыхает». Воздух, вода, еда – вот и все составляющие, из которых творится его бесконечно сложное атомно-молекулярное материальное построение. «Необходимо и достаточно» – вот та формула, которая является определяющей по отношению ко всем базовым помещениям этого этажа.

Без еды я лично до полного очищения свободно жил 32 дня, а знаю тех, кто голодал 7 и более недель. Без воды мы можем прожить несколько дней, без воздуха – максимум несколько минут. Вот и начнем с этого помещения молекулярного этажа нашего здоровья, которое по степени важности требует первоочередного внимания, – с блока проблем под названием «дыхание».

Кожей чувствую флюиды некоторой досады, исходящие от иных читателей: как дышали, так и дышать будем, стоит ли, г-н сочинитель, тратить время на моменты, столь очевидные? А г-н сочинитель со скорбной твердостью сообщает, что 99, 9% г-д читателей не знают ни того, чем они наполняют свои легкие, ни того, как это следует делать.

Кислород, набираемый нами через легкие, окисляет гемоглобин крови, в результате чего в клетках, которые омывает кровь, окисляются пищевые вещества, что и порождает энергию для протекания различнейших процессов жизнедеятельности организма.

Идет удивительный в своем изяществе и как будто понятный процесс. Но! Горение этих веществ совершается в жидкостной среде и при температуре всего лишь человеческого тела (а не сотен градусов, которые нужны, чтобы, к примеру, глюкоза горела в воздушном пространстве). Этот совершенно чудесный феномен свидетельствует о наличии в организме мощного катализатора. А именно – углекислого газа, CO2, каковой и способствует медленному сгоранию питательных веществ.

Как уже было говорено в предыдущей главе, жизнь зародилась на нашей планете при ином соотношении O2 и CO2: кислорода было намного меньше, углекислого газа – намного больше, и до конца перестроиться – для восприятия нового соотношения – человек генетически не сумел. В организме матери он получает еще «старые» дозы: в два раза меньше кислорода и в полтора раза больше углекислого газа, чем по выходе из ее лона в нынешнюю атмосферу, имеется в виду, на уровень моря. Далее, примерно изначальное соотношение сохраняется лишь где-то на высоте свыше трех километров, потому-то новорожденным горцам приходится тратить меньше сил на адаптацию в своей среде, чем детям жителей долин, потому-то астматики в горах и перестают страдать от удушья, потому-то и возникла памятная эстрадная реприза о чудаке-горожанине, которому стало в лесу плохо от изобилия свежего воздуха и которого вернули к жизни, перенеся к выхлопной трубе автомобиля.

Итак, для нормальной жизнедеятельности человека в процессе дыхания требуются оба «брата-близнеца» – и O2 и CO2. Прежде чем перейти к повествованию о том, что еще необходимо нам получать в процессе дыхания, изложу (напомню то, о чем говорилось в «Трех китах здоровья»), каким образом следует не только осознавать чудо взаимодействия этих близнецов, но и практически помогать ему. Требуется перестроить режим дыхания!

Нарисуем график привычного для себя дыхания: вдох – выдох, вдох – выдох, грудь вверх – вниз, вверх – вниз, – этот график повторяет зубчатку обычной пилы. Это просто, это привычно, и это – губительно, так как препятствует накоплению волшебного катализатора в легких. Как же быть? Можно так, как предлагает врач К. Бутейко: вообще дышать поверхностно, а на выдохе еще «устраивать» длительную задержку (лучше – больше 40 секунд). Это дает немалые плюсы здоровью, излечивает человека от ряда хронических заболеваний, но требует достаточно крепкого характера.

Можно, однако, двинуться и тем путем, который закреплен в тысячелетней практике йоговского дыхания, в менее древней вьетнамской системе, в ряде других, заслуживающих уважения комплексных методов дыхания. В чем их суть, в отличие от «графика пилы»? В том, что каждому этапу соответствует и пауза, то есть задержка дыхания.

Итак: вдох – пауза – выдох – пауза и т д. без конца, всю жизнь. Этот график можно выстроить в виде зубцов крепостной стены: площадка – взлет – площадка – спуск и т д. Соотношение площадок может варьироваться в зависимости от нагрузки.

Давайте тренировать этот новый для большинства из нас (очень старый!) режим дыхания в качестве постоянного! Сначала будем это сознательно делать, скажем, в течение последних пяти минут каждого часа, затем – во время прогулки или пробежки, а уж потом – постоянно. Скажу коротко: когда однажды, десятилетия тому назад, я пришел к осознанию графика «крепостной стены», то в тот же день с легкостью и удовольствием сразу же пробежал более 20 км, хотя до того и 5 км доставались с напряжением.

Что необходимо еще, кроме «близнецов»? Требуется изрядная концентрация отрицательных ионов (атомов или их групп с одним или несколькими лишними электронами). Как человеку, далекому от физики, реально представить себе их воздействие? Очень просто: надо вспомнить то ощущение легкости и удивительной свежести, которое вы испытали, находясь у водопада, а затем представить себе какой-либо удушливый летний вечер где-нибудь в большом городе. Суть сравнения в том, что количество кислорода в обоих этих местах совершенно одинаково, а вот соотношение отрицательных ионов в воздухе там и там примерно 700:1. Можно представить себе и другой эксперимент: герметично закрытую камеру, кислород в которую подается через трубу, наполненную ватой, – бедные подопытные крысы, получая чистейший O2, тем не менее, через 10 суток преставятся, хоть бы их кормили, как на убой.

А сейчас последует цитирование слов, принадлежащих замечательному русскому гению Александру Леонидовичу Чижевскому, чей разум стоит вровень с даром таких гигантов отечественной и мировой мысли, как его современников К. Циолковского и В. Вернадского, и о трагической жизни которого я счел необходимым поведать в «Трех китах здоровья»: да, судьба не обошла его унижением, уничтожением трудов, тюрьмой и каторгой, но, сосланный в сталинские лагеря, этот Почетный Президент международной ассоциации биокосмологии испытал уже на воле счастье узнать о полете Юрия Гагарина в Космос 12 апреля 1961 года. Да, цитаты из его труда будут обширны, но ведь речь идет о категории, о которой большинство из нас не имеет никакого представления, хотя от нее в громадной степени зависит наше здоровье и даже самоя жизнь. Итак, выписки из инструкции А. Л. Чижевского «Краткое руководство по применению ионизированного воздуха в промышленности, сельском хозяйстве и медицине» (Москва, Госпланиздат, 1989).

"§1. История вопроса. Еще в античной древности было замечено, что воздух наружный, вне зданий, несравненно лучше, благотворнее действует на человека, чем воздух внутри помещения. Это наблюдение дало основание врачам заставлять своих больных больше находиться на открытом воздухе и совершать длительные прогулки (Гиппократ). В античной же древности были изобретены «аэрарии» – площадки, на которых собирались больные, чтобы подвергать свое тело действию внешнего воздуха. Эти аэрарии сохранились до сих пор в руинах древних городов.

§2. Открытие действия униполярных аэроионов. …Ионы воздуха позволили разрешить ряд загадок заболеваний человека и получить отличные результаты. Ионы воздуха были названы нами аэроионами, процесс их возникновения – аэроионизацией, искусственное насыщение ими воздуха закрытых помещений – аэроинификацией, лечение ими – аэроионотерапией. Эта терминология укрепилась в мировой науке.

§3. Аэроионы кислорода – основной фактор аэроионотерапии и аэроионопрофилактики. После того, как нами во многих опытах было твердо установлено, что отрицательные аэроиноны благотворно влияют на организм животных, повышая их рост и вес, предохраняя от ряда заболеваний, способствуя сохранению и продлению жизни, следовало изучить механизм действия аэроионов на организм и, прежде всего, выяснить, какой из газов воздуха, будучи ионизирован отрицательно, обладает таким мощным действием на организм. Уже в 1922 г. автор, исходя из ряда теоретических соображений, имел основание допустить, что носителем электрических зарядов отрицательной полярности в атмосферном воздухе является кислород этого воздуха. Только в 1933 г. автор мог с большой уверенностью заявить об этом в печати и теоретически обосновать это допущение. Дальнейшие исследования показали, что основным фактором благотворного влияния аэроионов отрицательной полярности действительно являются отрицательные аэроионы кислорода воздуха. Аэроионы кислорода и правильное дыхание – основа здоровья человека и факторы продления его жизни.

§4. Основные механизмы действия аэроионов на организм. Еще П. Бертолон в 1780 г. подробно рассмотрел вопрос о том, каким путем влияет атмосферное электричество («электрический флюид атмосферы») на организм человека и животных. Исходя из того, что поверхность альвеол, где происходят важнейшие процессы газообмена, во много десятков раз больше поверхности тела, французский ученый высказал мнение, что атмосферное электричество должно входить в наш организм при вдыхании воздуха. Исследование этого вопроса было произведено П. Бертолоном с исчерпывающей для того времени полнотой. В период 1922—1924 гг. нами было показано, что униполярные аэроионы являются фактором, влияющим на функциональное состояние нервной системы. Наиболее подробное рассмотрение механизмов действия аэроионов было опубликовано автором в 1933 г. В следующем году им же, совместно с физиологом проф. Васильевым, была опубликована теория органического электрообмена, в котором даны основные представления о возможной роли отрицательных аэроионов в жизнедеятельности организма.

§5. Длительность жизни легких и тяжелых аэроионов. Жизнь легкого аэроиона коротка… В загрязненном воздухе жизнь легкого аэроиона резко сокращается, ибо он, осев на какую-либо частицу, превращается в тяжелый или медленно – подвижный аэроион. В виде тяжелого аэроиона он может продолжать жить далее, пока не соединится с аэроиоиом другой полярности. Исследования показали, что тяжелые аэроионы в населенных помещениях живут часами, образуя устойчивую аэродисперсную систему. Легкие аэроионы кислорода воздуха, оседая на выдохнутых человеком частицах пара, превращаются в тяжелые аэроионы, которые образуют в дыхательной зоне человека ионное облако. Часть этого облака человек вдыхает обратно. Такое явление имеет место в зарытых помещениях с более или менее застоявшимся воздухом. Во внешнем воздухе, где такого облака быть не может вследствие движения воздуха, легкие аэроионы кислорода утяжеляются в верхних дыхательных путях. Не исключена возможность того, что все же часть легких аэроионов при вдохе достигнет альвеолярной стенки.

§6. Экспериментальные доказательства биологической роли ионизированного кислорода атмосферного воздуха. Влияние деионизированного воздуха. (Тут подробно описываются технические условия того опыта с крысами, о котором я упоминал выше).

Постепенно явления болезненного состояния животных нарастают все больше и больше, тяжелое состояние переходит в коматозное, животные лежат без движения, пищи не принимают, наконец, агонизируют и погибают. Взвешивание показало падение веса по сравнению с первоначальным. Анатомические и гистологические исследования органов и тканей обнаруживают у животных, живших в профильтрованном через вату воздухе, резкие изменения большинства тканей и органов.

§7. Анатомические и гистологические изменения органов и тканей животных, живших в профильтрованном (деионизированном) воздухе, как результат аэроионного голодания. Из анатомических изменений чаще всего наблюдаются: изменение объема легких, уменьшение селезенки, увеличение печени и почек и другие явления. Гистологические исследования обнаруживают во всех жизненно важных органах животных резкие патологические сдвиги. В сердце наблюдается стушеванность рисунка поперечной исчерченности мышц, явление обильного кровенаполнения, а в легких отмечено истончение стенок альвеол, в межальвиолярных пространствах – скопление кровяных элементов с преобладанием лейкоцитов, частичное скопление нитей фибрина. В печени животных, погибших в профильтрованном воздухе, часто наблюдаются очаги некроза, явления ядерного распада, резкое кровенаполнение паренхимы. В почках констатируется неравномерное увеличение канальцев, зернистое перерождение, массовое скопление форменных элементов. В селезенке – соединительнотканые разрастания в трабекулах, местами – скопление бурого пигмента и морфологических элементов крови. В надпочечниках часто наблюдаются изменения коркового слоя. Эти анализы говорят о том, что деионизированный воздух вызывает: жировое перерождение печени, зернистое перерождение почек, скопление бурого пигмента в селезенке, миодегенерацию сердца, сосудистые аномалии и прочее.

Исследование мочи показывает присутствие в ней значительного количества белка и продуктов неполного окисления.

Изменения в органах и тканях, отмеченные нами у животных в профильтрованном воздухе, совпадают с теми изменениями, которые наблюдаются при кислородном голодании, при систематическом дефиците кислорода в окружающем воздухе. Это – факт огромного значения.

§8. Ионизация деионизированного воздуха. Итак, химический состав воздуха после фильтрации через вату остался тем же, что и до фильтрации, это бесспорно. Воздух стал чище, ибо пыль и микроорганизмы осели на вате, и, тем не менее, он стал «мертвым». При фильтрации кислород теряет свое великое «нечто» – свои физические свойства, которые необходимы для поддержания жизни… (Далее описывается остроумная серия опытов, при которых в профильтрованный «мертвый» воздух вводились, посредством особого устройства, отрицательные ионы).

Эта серия опытов показала, что животные, находящиеся в профильтрованном, а затем отрицательно ионизированном воздухе, не только не обнаруживают каких-либо признаков заболевания, но, по сравнению с контрольными, скорее растут, увеличиваются в весе и вообще – прекрасно себя чувствуют. Необходимо лишь по нескольку раз в сутки минут на 15-30 включать ионизатор.

Данные исследования являются наиболее прочным фундаментом для решения великой гигиенической проблемы – сохранения и продления жизни человека. По сути дела, всякие дома, всякое закрытое помещение, в котором мы проводим 0,9 своей жизни, мы вправе рассматривать как камеру с профильтрованным воздухом, в котором отсутствуют в необходимом и достаточном количестве отрицательные аэроионы кислорода воздуха. Проводя большую часть жизни в закрытых помещениях, человек тем самым систематически лишает себя аэроионов наружного воздуха. Современная наука еще многого не знает. Ей неведомы причины происхождения многих заболеваний. Возникает вопрос: не может ли систематическое лишение организма аэроионов в необходимом и достаточном количестве подготовить почву для развития ряда заболеваний, происхождение и природа которых еще столь темны? Это же относится и к срокам человеческой жизни. Не сокращаются ли эти сроки по тем же причинам? Материалы научных изысканий в области аэроионификации говорят о том, что вопрос этот имеет реальную почву и должен быть не только поставлен, но и решен.

Опыты с профильтрованным воздухом, а затем с профильтрованным и ионизированным в полной и окончательной форме решают знаменитую задачу Гиппократа о роли внешнего воздуха.

§9. Значение химического состава воздуха в связи с особой физиологической ролью ионизированного кислорода. Изложенные в предыдущих параграфах результаты наших экспериментальных исследований привели к заключению об исключительной физиологической роли кислорода атмосферного воздуха и особо остро поставили вопрос о нормальном воздухоснабжении жилых и вообще населенных помещений. Если до наших исследований можно было считать обязательным достаточное воздухоснабжение населенных помещений, то после этих работ воздухоснабжение стало не только важным, но и жизненно необходимым, жизненно обязательным. Аэроионификация не только не уменьшает потребностей человека в атмосферном воздухе, в его чистоте и необходимом объеме, но, наоборот, настоятельно требует притока чистого и свежего воздуха, мощной вентиляции или кондиционирования. В связи с этим при проектировании строительства жилых домов, промышленных и культурно – бытовых зданий и сооружений необходимо пересмотреть нормы воздухоснабжения, с тем чтобы удовлетворить насущную потребность человека в воздухе с нормальным содержанием химически чистого кислорода. Одновременно должны быть приняты неотложные меры радикальной борьбы со всевозможными загрязнениями атмосферного воздуха, особенно в промышленных городах. Учение о биологическом значении аэроионов кислорода атмосферного воздуха по-новому ставит всю проблему воздухоснабжения и категорически требует пересмотра существующих норм».

Всего брошюра-инструкция насчитывает 27 параграфов, из которых большая часть посвящена описанию положительных экспериментов, проведенных посредством аэроионизации в сельском хозяйстве, медицине и промышленности, а также обоснованию технических данных сконструированной А. Чижевским «электроэффлювиальной люстры».

Думаю, процитировано достаточно, чтобы задать вопрос: а где в повсеместной продаже эти чудодейственные люстры? Почему их нет?

Позволю себе еще одну выписку: из статьи В. Войновича «Врач, исцели сначала себя!», опубликованной в «Журнале русской физической мысли» (г. Реутов, 1991 г., No 2):

«Гениальное открытие Александром Леонидовичем Чижевским того, что живым организмам нужен обязательно отрицательно ионизированный O2 – кислород воздуха, а не «обычный» (электронейтральный) O2 – только подлило масла в огонь общественной критической мысли и спутало все карты нашим медикам, всегда ранее бывшим при козырях.

Только отработали они поточный метод лечения, именно ремонтируя нас, как ремонтируют автомобили на станции технического обслуживания – тут тебе и узкая специализация, и совмещение профессий, и прочая ремесленная атрибутика… Только понастроили кругом заводов-гигантов по производству медицинских препаратов, написали горы методик, тома трактатов и диссертаций на тему: «кого – от чего – когда – чем – сколько – лечить", – как выясняется Чижевским и его коллегами, что корнем большинства заболеваний является систематическое или эпизодическое так называемое «аэроионное голодание» организма, требующее (вот конфуз!) для своего устранения не совершения каких-то «героических» поступков с большими и всяческими затратами, а лишь одну добрую волю, желание, – при минимуме затрат.

Как только это стало ясно не только Чижевскому, но и самой армии Эскулапа, так сразу стало ясно, что под угрозой закрытия – множество разбросанных по всей Земле зловонных гигантов био-хим-фарм-мед-промышленности, – за ненадобностью, что под угрозой безработицы – многие прославленные подразделения этой армии… Какой тут поднялся переполох! И покатилась мощная «волна " известной реакции: замалчивание, принижение, извращение самой сути открытия Чижевского – с одной стороны, и преследования, с отлучением от сана «посвященных», приверженцев его широкого применения и популяризации, – с другой.

Все средства оказались «хорошими " в борьбе за самовыживание: лишь бы крепла, ширилась и процветала армия Эскулапа, от последнего рядового – до первого маршала!!!

И перепуталось все, уже не поймешь, – кому кто больше нужен: они – нам или мы – им?

И вот обнажается вся драматичность обсуждаемого здесь вопроса. Сущность его в следующем: из числа всех известных экспериментальной науке жизненно-необходимых факторов существования и полноценного развития животных, включая, разумеется, и человека, несомненно единственным, который подвергается замалчиванию, принижению и извращению, со стороны мировой медицинской и биологической науки, является как раз фактор «аэроионного голодания» систематического или эпизодического характера.

Если Всемирная организация здравоохранения рассматривает пятимиллиардное Человечество исключительно как стадо покорных пациентов, регулярно и поголовно «обстригаемое", – что ж, тогда все ясно и понятно. Но если это не так, – тогда как же? Чье здоровье они охраняют – свое или наше?

Этой армии, в сущности, нужен не здоровый человек, а больной! Мы им нужны больными, а не здоровыми, – вот в чем штука! Чем тяжелее недуги Человечества – тем больше, сложнее и дороже ремонтно-восстановительные работы, – тем выше дивиденды у наших лекарей.

Легкомысленное пренебрежение первейшей заповедью Гиппократа – «Врачу: исцелись!» – породило эту адскую двойную мораль. Врач болен, болен тяжело. Но больно и общество… Однако, крайне опасно откладывать «на потом «решение этой проблемы порочного круга, иначе до этого «потом " Человечество может просто не дожить, померев на полдороге».

К процитированному выше я добавлять не стану ничего, только горько пожалею, что за пределами гармонической соразмерности явилась бы здесь перепечатка «Меморандума о научных трудах профессора доктора А.Л. Чижевского», принятого Международным конгрессом по биологической физике и биологической космологии в Нью-Йорке в сентябре 1939 г., куда А.Л. Чижевскому не дано было выехать. Перечисляя в 23 пунктах выдающиеся открытия А.Л. Чижевского в самых разных отраслях науки: от биофизики до истории, от медицины до философии, – международный коллектив ученых резюмирует: «Но для полноты характеристики этого замечательного человека нам остается еще добавить, что он, как это видно из широкоизвестных его биографий, написанных проф. Лессбергом, проф. Реньо, проф. Понтани и др., является также выдающимся художником и утонченным поэтом-философом, олицетворяя для нас, живущих в XX веке, монументальную личность да Винчи (выделено мной – Ю.А.).

Ученые многих стран Америки, Европы и Азии, собравшиеся на Первый Международный конгресс по биологической физике и биологической космологии в Нью-Йорке в сентябре 1939 г., настоящим меморандумом отмечают и подчеркивают величайшее научное и практическое значение трудов своего Почетного Президента проф. Чижевского и его заслуги перед Человечеством».

Часто ли вы, дорогой читатель, встречали подобные отзывы ученых о своем коллеге, да еще не усопшем и не к 80-летию, а в возрасте всего-то сорока двух лет? Я лично такие слова прочел впервые… Да, конечно, легко упрекнуть меня в излишней увлеченности этой величественной фигурой, и я ни в коей мере не стану своего восхищения отрицать (как не скрывал его и в «Трех китах здоровья»), но тут мой расчет сейчас таков: о роли кислорода в дыхании знают все, о роли углекислого газа, благодаря трудам и делам славного ратоборца с медицинской косностью Константина Павловича Бутейко, ведают уже достаточно многие, но вот о роли отрицательных аэроионов в нашей жизни до сих пор не знает, увы, почти никто! А значение их – стратегическое!

Пойдем дальше, я еще не закончил перечня тех субстанций, которые способно нам даровать дыхание. Кислород, углекислый газ, отрицательные аэроионы, что еще?! Еще «всего лишь» мировая энергия, рассеянная вовне. По-китайски она называется «ци», по-индусски – «прана», и названные древние культуры, тысячелетиями развиваясь особно друг от друга, в своих закрытых учениях пришли, в общем-то, к близким способам овладения ею. Надо сказать, что физики западных стран, опираясь на собственные «громадные» традиции длиною не менее, чем в один-два века, дружно высмеивают учение о пране как химерическое, существующее якобы лишь в сдвинутых мозгах неких отрешенных от реальности чудаков.

Буквально с пеной у рта пытался я господам именитым московским физикам в середине 80-х годов навязать создание комиссии, которая убедилась бы в том, что это – не химера, а как раз реальная действительность, и подписала бы соответствующий протокол. Увы, я думал, что им, как всем обычным людям, интересно новое, что их волнует открытие целой, не знаемой ими раньше страны… Я рассказывал им: уже неоднократно, много лет подряд, в течение каждого зимнего сезона, когда я уезжаю работать в Дом творчества писателей в Комарове, я становлюсь в 12 часов дня на лыжи и бегу от берега Финского залива к о-ву Котлину, там, не добегая до Кронштадта, поворачивая налево, к Сестрорецку, и оттуда, по дуге вдоль берега, возвращаюсь в Комарове. Получается что-то около 30 км, которые я пробегаю за 2 часа. Если я в это время дышу, как все нормальные члены профсоюза, то прибегаю на 2 кг худее и с чувством зверского аппетита. Если же включаю механизм особого дыхания, то прибегаю на 2 кг тяжелее и есть совсем не хочу. Когда прихожу после этого в столовую, то мне вполне достаточно закусить салатиком из лука, капусты и свеклы, а обеда уже и не требуется, он просто не нужен… Эти мои подвижки в весе не раз фиксировали на весах коллеги-писатели, в том числе и физик в прошлом, а в то время – главный редактор журнала «Звезда» Г. Ф. Николаев. Он же рассчитал тогда в джоулях энергию, которая была затрачена на перемещение тела весом в 78 кг со скоростью 15 км/час в течение 2-х часов с учетом коэффициента трения, и выходило, что я, лишая себя обеда (сколько-то килокалорий), должен был впасть в энергетическое истощение. Я же – благоденствовал.

Господа московские теоретики комиссий для проверки создавать не стали: а вдруг я где-то за торосами льда около Кронштадта прячу двухлитровый термос с горячим чаем? – Так вы пошлите рядом со мной мотосани! Повесьте мне в район сердца радиодатчик, чтобы фиксировал малейшие изменения в режиме движения, следите в подзорную трубу, наконец! – Нет, все дело в гигроскопичности вашего лыжного костюма. – Но почему же она не проявляет себя, когда я не включаю механизм особого дыхания, и тогда прибегаю, как все спортсмены, сбросив вес?..

Позже я понял, что не интересы познания, а интересы корпоративного имиджа определяли подоплеку их дискуссии: поди-ка, подпиши они такой протокол, потом их имена замотают-засмеют, как в случаях со страстотерпицей Нинель Кулагиной, опыты с телекинезом которой никак не вмещались – не входили в парадигму их знаний, осмеют, как в опытах с Розой Кулешовой, которую легче было опозорить, чем объяснить явленную ею способность к кожному зрению (которой сейчас, кстати, обладают десятки и десятки специально обученных людей). Эти обласканные званиями бедняги не могли взять в толк, что человек – это такой феномен природы, в котором, наряду с известными им законами физики твердых тел, начинают действовать другие и – тоже объективные – законы живых тел.

Вот еще характерный случай (его, не знаю, с чьих слов, поведал в одной из своих книг Г. Малахов, правда, фольклор донес до него несколько иную цифру). Что было: допарившись до темно-малинового цвета в большой бане в Озерках (это важно: значит, сердце работало на пределе своих возможностей), я взвесился, надел плавки и побежал через шоссе в прорубь. После ныряния встал на снег и совершил одно-единственное полное глубокое энергетическое дыхание. Вернулся, плавки сбросил, взвесился снова: плюс 700 г!.. Кому и что после этого я должен был доказывать? А тут в печати пошли радостные для меня известия о том, что подобные приращения веса сплошь да рядом фиксировала у своих сверхмарафонцев горячо любимая мною Г.С. Шаталова, в общем, я успокоился насчет утверждения истины.

Тут начинается неожиданный и весьма смешной поворот сюжета. Дело в том, что ни о практике работы с праной у индийских йогов, ни о методиках китайских цигунистов я не знал: книг на эту тему у нас тогда не издавали (сейчас такое и представить себе трудно), а самиздат по проблемам Востока меня не очень интересовал. Еду я как-то в электричке, пробегаю для первого знакомства очередной номер почитаемого мню журнала «Наука и религия» и с неким раздражением думаю: ну, буквально на ходу подошвы режут! Совсем недавно на летних сборах у Лемболовского озера в руководимой мною школе психофизического совершенствования «Единство» я прочел лекцию и провел семинар по энергетическому дыханию, и вот уже кто-то из шустрых ученичков его публикует за своей фамилией!! Интересно, кто же?.. Читаю подробно: Боже ж ты мой! В статье рассекречиваются закрытые дотоле для наружного мира на протяжении более четырех тысяч лет принципы китайского дыхания «цигун»…

Ну, что ж, и хорошо: значит, существуют некие объективные закономерности, раз они равно познаваемы в столь далеко разнесенных во времени и пространстве точках. Жаль, конечно, что пришлось изобретать велосипед, но, с другой стороны, то, к чему приходишь самостоятельно, своими трудами, и усваивается крепче.

И чтобы еще более неожиданно завершить комический поворот сюжета, добавлю некий эпизод. В этом же, самом дорогом моему сердцу, журнале «Наука и религия», но в другом году и в другом номере, прочел я такой-то вот материал: Юрий Кононов, геолог, мастер спорта, мой давний друг, председатель Общества последователей П.К. Иванова, созданного при Доме Ученых в Киеве, который неоднократно приглашал меня к себе для выступлений (и одно из них, особо памятное, непрерывно длилось около семи часов: с 17 до 24-х), в своей статье поведал ту цепочку известных ему фактов, что была связана с моими лыжными пробежками и набором за это время дополнительного веса. Ю.В. Кононову, основателю и Президенту Академии Космических знаний, данный пример нужен был в ряду других для доказательства мысли о потенциальных возможностях человека. А в качестве послесловия к его статье было напечатано полемическое опровержение некоего доктора наук, да не просто доктора, а советника и консультанта при Президиуме Академии Наук СССР по вопросам, связанным с паранормальными явлениями. Так вот, этот советник, как говорится, «понес» все с порога напрочь! Что же касается возможностей Ю. Андреева, то он пообещал прилюдно съесть шляпу, если он (то есть я) повторит на его глазах то, о чем поведал Ю. Кононов.

Вот смеху-то: в одном и том же журнале редколлегия печатает глубокую и конкретную работу о теории и практике цигуна, в которой сообщаются сведения более разительные, чем приведенные Ю. Кононовым, и в нем же выражается непримиримое отношение ко всему этому «шарлатанству» в статье научного босса. То ли левая рука не ведала, что творила правая, то ли плюрализм уже вступил в свое всевластие… Хоть и жалко мне было господина Консультанта (все же, наверно, жена-дети у него, судя по чину и возрасту, были), но истина была дороже: послал я ему предложение, чтобы готовил комиссию для проверки, но высказал и одно скромное условие: шляпу он должен был съесть после испытаний не свою, а мою, ту, в которой я уже много лет парюсь и, которая, следовательно, в равных долях состоит из шерсти и соли, чтобы в следующий раз осторожней был. Не ответил мне господин Советник…

Сейчас, достаточно зная уже и о китайских, и об индийских методиках, я изложу один из собственных способов энергетического дыхания: не потому, что он лучше, а потому что здесь я могу лично гарантировать успех, ибо он уже давно стал основным для меня и помог оздоровиться многим из тех, кому я его рекомендовал.

То, о чем пойдет речь, не есть не что иное, как обретение праны или же ци, это просто наш русский опыт, который нисколько не противоречит иноземным методикам, а является лишь разновидностью большой общей методологии (Напоминаю: «Кто хочет быть мудрым, питается воздухом»).

Излагаю последовательность действий при первом виде энергетического дыхания.

1) Вдох осуществляется через нос, грудь поднимается, живот втягивается.

Пауза – задержка.

Выдох медленно совершается через нос или рот, безразлично. Грудь опускается, живот опускается.

Опять задержка. Размеры пауз определяются тяжестью работы, которую вы производите, но об этом – позже.

Так внешне, для стороннего наблюдателя, выглядит этот тип дыхания. И вот теперь переведите эти движения в автоматический режим и – забудьте о них.

2) На самом деле во время вдоха вы медленно забираете воздух со всем тем, что в нем содержится, через некую воронку, расположенную в солнечном сплетении.

Затем пауза, во время которой вы мысленно трансформируете набранную в солнечное сплетение субстанцию в некое энергетическое облачко.

Затем выдох, во время которого вы прямым, кратчайшим путем направляете это облачко в тот орган, который нуждается в поддержке. Скажем, в сердце. Или в селезенку. Или в кишечку-сигму. Или в какую-нибудь часть гениталий, и т д. и т п. Можно все время нагнетать эту энергию в один орган, можно с каждым выдохом направлять облачко по часовой стрелке все в новый и новый, круг за кругом последовательно обходя весь организм.

Почему вдох и накопление энергии я рекомендую совершать в солнечном сплетении? Потому что этот загадочный по своим функциям орган (если судить по учебникам и энциклопедиям) является, как правило, почти без исключений, самым незашлакованным, чистым из всех телесных подразделений и потому что он является справедливым диспетчером для энергии, поступающей в организм.

Затем – пауза, во время которой мы готовимся к четкому выполнению следующего вдоха.

3) Вдох следует осуществлять, глядя на (или, в крайнем случае, представляя себе) мощный энергоноситель, который обладает зарядом энергии в тысячи и миллионы или миллионы миллионов раз большим, чем несем в себе мы: это яркое солнце или глубокое небо, белое облако или синее море, быстрая река или неподвижная гора, зеленый лес или черная туча, снежный заряд или проливной дождь, медная луна или серебряная россыпь звезд – здесь пределов нет. А лучше всего родниться со всеми стихиями попеременно.

4) Сначала вы тренируете подобное дыхание, доводя его до автоматизма, каждые последние пять минут каждого часа. Затем вы осуществляете тренировку на ходу: можно и двигаясь на работу или с работы. Это лучше, чем легкими поглощать в трамвае жидкое кало, почему-то именуемое воздухом.

5) Затем вы осуществляете уже пробежки, пользуясь преимущественно и только энергетическим дыханием. В это время вы уже способны ощутить реально, что имеете дело не с химерой: 30-40 минут утреннего бега с соблюдением этого вида дыхания принесут вам при взвешивании, как мне, до 600 г. Кто боится располнеть, не волнуйтесь: вы можете отказаться от завтрака или свести его к минимуму. (Подумать только, чудесный вклад в семейный бюджет – бесплатные завтраки!..).

6) Найдите склон небольшой крутизны (от 7° до 30°), по-спортивному – «тягун», и регулярно бегайте по нему вверх раз за разом, работая только на энергетическом дыхании: вот тогда вы почувствуете, что такое стремительное оздоровление, не говоря уж о безупречно укрепившемся сердце, которое вы тоже не обделяете энергетическими потоками!

7) И, наконец, перейдите исключительно на первый тип энергетического дыхания как единственного для вас – в покое ли, в движении ли.

Вот сколько и каких даров несет нам дыхание. И «всего-то делов» – научиться их принимать столько, сколько дают…

Я вижу эту изложенную сейчас методику в качестве базовой, она является своего рода универсальным шасси, на котором каждый может ставить различные модификации дыхания – по своей потребности или необходимости.

Предположим, Вы стремитесь к дыханию по Бутейко, с неглубоким вдохом через нос, долгим выдохом, еще более долгой паузой – задержкой на выдохе (хорошо бы до 60 секунд), и опять все снова. Но разве здесь нет условий как для набора внешней энергии, так и для длительного концентрированного внедрения ее в больной орган, хоть в те же астматические легкие?

Далее, вы хотите научиться дышать по К.П. Бутейко, однако вам неприятно, трудно, тяжело заставлять себя не дышать более 20 секунд. Между тем, нужна пауза многократно более долгая, что непросто и требует характера. Не напрасно же автор назвал свою систему «методом волевой ликвидации болезней глубокого дыхания». Тогда вы начнете тренироваться по методу московского инженера Владимира Федоровича Фролова, который предложил щадящую методику дыхания через длинные, до двух метров, трубки и назвал ее «адаптационной». Спрашивается: а кто может помешать Вам и при таком дыхании работать с мысленным образом (или мыслеобразом), например, солнышка или облака на вдохе и мыслеобразом какого-либо своего болящего органа на выдохе? «Тренажер-трубка» Фролова осваивается легко, этот снаряд способен избавить человека от пневмонии, насморка, гайморита, плеврита, атеросклероза, пиелонефрита, разного рода токсикозов и т д. и т п. Да, прекрасно, но ведь одновременно можно напитать больного человека и дополнительной силой, пользуясь методом энергетического дыхания.

Юрий Борисович Буланов поступил в медицинский институт с четко обозначенной целью: самостоятельно найти способ укрощения своего мучительного недуга – бронхиальной астмы, ибо врачи ему ничем помочь не могли. О методе Бутейко он не знал: ведь официальная медицина этот метод не просто третировала, но специальным постановлением министерской комиссии признала борьбу с глубоким дыханием вредной. Даже когда в 1983 году Константин Павлович Бутейко получил, наконец, авторское свидетельство на лечение поверхностным дыханием, на эту бумагу поставили гриф «Не подлежит опубликованию в открытой печати»… Так что не мудрено, что тяжело страдающий, но упорный в своих писках молодой врач, поднимаясь по ступеням все той же неумолимой логики, что и его неистовый предшественник, открыл уже изобретенный велосипед. Тот же, да не совсем тот! Если В. Фролов, зная о методе К П. Бутейко, шел путем облегчения волевой нагрузки, то Ю. Буланов, ориентируясь лишь на свои ощущения и свои незаурядные волевые возможности, весьма ужесточил ее! Его задержки дыхания длительны настолько, что появляется состояние удушья. И в этот момент, когда ощущение дискомфорта, мягко выражаясь, достигает уже нестерпимого состояния, надо начать делать дыхательные движения, но воздухом при этом не дышать, гортань должна быть перекрыта. Это позволит вытерпеть еще примерно столько же времени, ибо продолговатый мозг, где находится центр дыхания, получит обратные импульсы от дыхательной мускулатуры, то есть будет обманут сигналом, что все-де в порядке. Но ведь реальный-то процесс нехватки кислорода в тканях (гипоксия) и избыток в них углекислого газа (гиперкапния) совершается, и к общему дискомфорту добавляется жар в лице, в руках, в ногах, во всем теле. Кожа краснеет, ибо сосуды расширяются, сердце начинает биться с лихорадочной частотой, появляется испарина, на глазах выступают слезы. Если в этот момент задержку дыхания не прекратить, то может произойти непроизвольное мочеиспускание, а затем даже и дефекация (запомните это те, кто страдает затрудненными мочеиспусканиями или запорами!). Но вот остановка дыхательного процесса прекращена: вот тут-то и надо подавить в себе желание дышать глубоко и часто, дыхание должно быть «малым». Отдохнув минуты три таким образом, следует приступить к следующей большой задержке. И всего-то подобное удовольствие, такая самотренировка потребует 15 минут ежедневно, чтобы легко выйти на 60 и более секунд задержки, что не только облегчит, а затем и уберет страдания от бронхиальной астмы, ишемической болезни сердца, гипертонии, ОРЗ, но способно нормализовать сахар в крови, подсократить жировые запасы, тонизировать мышечную систему.

В этом месте я снова напоминаю о своей базовой модели: разве энергетическое облачко, отправленное вами на период выдоха и последующей задержки в один из недужных органов, не даст ему тем более своего потенциала, чем дольше будет там находиться? Дело, однако, этим не кончается! Ведь тверской врач Юрий Борисович Буланов отработал на себе (добившись полного своего исцеления – вот великолепный образец самолечения!) и ряд упражнений в развитие дополнительной, еще более основательной нагрузки на структуру дыхания.

Во время задержки дыхания: первое – вращать головой влево-вправо, что передавливает крупные артерии-шеи, несущие кровь к головному мозгу.

Второе: вращать руками вперед и назад в плечевых суставах.

Третье: вращать туловище влево и вправо попеременно.

Четвертое: приседать (до 10 раз – «плохо», после 20 – «отлично»).

Мой комментарий: все эти упражнения дают дополнительную возможность перемещать свой взор с одного мощного энергоносителя (облака, например) на другой (купы деревьев, например) и тем самым увеличивать полноту своего энергоинформационного обмена с окружающим нас безбрежным миром.

Инструктивное сообщение Буланова: «Так же как, и при задержках дыхания, промежутки между упражнениями составляют от одной до трех минут, чтобы организм мог восстановиться после гипоксической нагрузки. Очень важно придерживать дыхание во время отдыха, подавляя естественное желание «отдышаться» после упражнения. Что касается трудности выполнения данных упражнений, то я могу сказать только одно: чем труднее упражнение и чем больше дискомфорт во время его исполнения, тем выше полученный эффект».

Его и мое глубокое убеждение: «Здоровье – это единственное сокровище, которое невозможно найти, украсть, заполучить обманным путем. Только тяжелый, кропотливый труд может дать нам настоящее, «железное", здоровье, и нельзя об этом забывать. Можно обмануть человека, но нельзя обмануть природу».

Точно такого же убеждения придерживалась и Александра Николаевна Стрельникова, чья дыхательная лечебная гимнастика была признана в начале 70-х годов изобретением. Тоже, как впоследствии система К.П. Бутейко, ее парадоксальная гимнастика претерпела трудную судьбу неверия и сопротивления официальных инстанций, тоже, как впоследствии система К.П. Бутейко, реальные исцеляющие результаты прямо-таки вынудили власти предержащие признать то, к чему пришла А.Н. Стрельникова. Да и как было не признать!: «…Я отнюдь не являюсь специалистом в области теории постановки голоса, – писал в 1968 году лауреат Ленинской и Государственной премий народный артист СССР М. Штраух, – знаю только, что среди преподавателей этого предмета много споров и взаимных непризнаний. В эту область не вмешиваюсь. Но о практической стороне сей проблемы могу сказать на основе собственного опыта.

Случилось так, что во время съемок в Польше я простудился. Все «село» на связки. Лечиться и молчать несколько недель я не мог. Все это печально отразилось на голосе – он стал тусклым. Врачи существенной помощи мне не принесли. И вот в таком аварийном положении я обратился к Александре Николаевне Стрельниковой, работающей у нас в театре с большой энергией и темпераментом. То, что она со мной сделала, я приравниваю к чуду. Я только жалею, что не обратился к ней раньше». К помощи Стрельниковой прибегали Л. Касаткина, Л. Голубкина, А. Папанов, А. Миронов, А. Джигарханян и многие другие известные артисты.

Для К.П. Бутейко идеалом дыхания была система индийских йогов. «Настороженность и даже недоверие к моей гимнастике были вызваны тем, что она идет вразрез со многими теориями в этой области, в том числе учением йогов, – говорила А. Стрельникова. – Ведь дыхательные упражнения йогов рекомендуется всегда начинать по возможности с более полного вдоха. А их упражнение «рубка дров " состоит в основном из интенсивных выдохов. Ну, а я рекомендую обратное…» Стрельникова предложила подвижную гимнастику, в которой быстрый активный вдох сменялся пассивным, по возможности, бесшумным выдохом. Иначе говоря, частые волевые вдохи, а выдох – как получится. Голосовой аппарат при этом должен оказывать искусственное сопротивление воздуху как во время вдоха, так и выдоха.

Мы еще помним, как буквально до изнеможения побуждал задерживать выдох своих пациентов Ю. Буланов. А. Стрельникова тоже до изнеможения побуждала своих пациентов наталкивать в себя вдохи – короткие, быстрые, как уколы шпагой, и при этом встречные взмахи руками сжимают грудную клетку. Вот как об этом рассказывал десятилетия назад корреспондент газеты «Советская культура» П. Петров, попавший к ней на прием: «Поставьте ноги на ширину плеч, корпус прямой. Руки полусогните в локтях, слегка сожмите кулаки и поверните друг к другу. Теперь делайте за мной.

Она слегка присела, руки работают серпами навстречу друг другу, вдох носом или ртом, быстрый, активный. После восьми упражнений короткий, в одну-две секунды отдых, и все сначала.

– Темп, темп держите: один вдох в секунду.

– Такую скорость невозможно выдержать, – взмолился я.

– А вы старайтесь. Таких вдохов необходимо сделать хотя бы около трехсот, тогда ощутите эффект.

– Сколько?!

После сотни вдохов мои ноги словно налились свинцом, но одышки, как ни странно, не было.

– За один урок мои подопечные делают по 600—640 вдохов, выполняя четыре разных гимнастических упражнения. Все они не сложнее этого. Упражнения для певцов ведутся под музыку. Каждое упражнение повторяют до усталости ног, бедер, диафрагмы. От повторений под музыку мускулатура диафрагмы, живота, бедер и ног приобретает условный рефлекс – работать во время звучания, независимо от того, продолжает больной двигаться или нет».

Дыхательной гимнастикой А. Стрельниковой можно убирать множество заболеваний. Я сам был свидетелем того, как один полный курс ее движений (около тысячи движений разного вида, по единой методике) в течение всего лишь часа снизил у человека больного, но обладающего крепкой волей, температуру с 39, 2°С до 36, 8°С, то есть до нормы.

В «Трех китах здоровья» я поведал о многих системах дыхания, сейчас мог бы добавить еще не меньшее число их, в том числе и с нарочитым пыхтением, и с выдохом через трубку в воду, и попеременно разными ноздрями, и порционное как на вдохе, так и на (рыдающее, смеющееся) выдохе и другие. Но дело не в перечислении. Каждый волен выбирать, что ему угодно – вплоть до сугубо лечебного стиля «ребефинг», который можно осуществлять только под внимательным наблюдением опытного инструктора. (Можно и ничего не выбирать: зачем трудиться, если можно посасывать «сникерсы», лежа на тахте перед цветным телевизором?..).

Не стану сейчас глубоко анализировать причины того, что принципиально разнонаправленные системы дают сходные положительные результаты. Суть, очевидно, в том, что каждая из них по-своему выравнивает баланс O2 и CO2 в трудящемся организме. Я же добавлю ко всем этим системам такую «малость», как трудящийся одновременно с организмом еще и разум. Это и есть не столько рекомендация, сколько моя просьба, обращенная к тем, кто стремится работать по максимуму, чтобы обрести доброе здоровье.

Вода: симфония экстаза.

Наша кровь – это жидкость, лимфа – жидкость, межклеточная среда – тоже жидкость, и наши органы, и мы сами, таким образом, в значительной степени состоим из жидкости, а точнее, из воды, а еще точнее – из множества (десятков и десятков) модификаций основной формулы H2O. Из сказанного ясно, что никакие высокие слова не будут достаточны для оценки роли воды в нашей жизни. Жидкость, которую мы потребляем, должна быть безупречной! Это так, но где же таковую взять? При нашей-то глобальной грязи, при таком состоянии наших водоемов, которое характеризуется техническим термином «клоака»? Взять ее, однако, можно! Буду конкретен.

Начнем. Жидкость в наше тело попадает разными путями, и наиболее благородный из них – это сок фруктов и овощей. Слава Богу, сейчас уже не проблема найти литературу, посвященную питанию и лечению натуральными соками в самых разных комбинациях. П. Брегг справедливо утверждает, что ежедневная норма потребления этого растворенного солнышка должна составлять не менее кварты (0, 946 литра). Конечно, сказать это просто, реализовать в наших конкретных условиях сложно. Но тут природа иногда щедро идет нам навстречу: разве арбуз, который мы в состоянии есть хотя бы один-два месяца в году, те же дыни, которые достаточно мягки, другие фрукты – не тот ли практически готовый полуфабрикат соков?! Ах, нитраты, которыми их отравили? Но это уже вопрос, обращенный к морали производителей…

Лирическое отступление перед наступлением. Как на высокий авторитет сослался я абзацем выше на столь почитаемого мною Поля Брегга, и вряд ли кто может усомниться в моем уважении к этому светочу человеческой мысли. Тем не менее: доверяй, но проверяй!.. Не случайно, цитируя столь близкие мне его слова о наилучшей для организма жидкости – фруктовых соках из его книги «Потрясающая правда о воде, всемирной жидкости смерти» (имелось в виду, что вредные неорганические примеси в воде не только старят человека, но и угнетают в течение всей жизни), первоначально я решил не ссылаться на категорическую рекомендацию этого замечательного автора о непременном-де и постоянном-де употреблении дистиллированной воды как воды якобы идеальной, очищенной от всех ненужных примесей. Я не хотел подрывать его авторитет. Дело в том, что издание, на которое я ссылался, увидело свет в США в 1971 году. А в 1990 году в Москве, в институте общей и коммунальной гигиены им. А.М. Сысина, Камбурова Веска Стоилова защитила кандидатскую диссертацию на тему «Гигиеническая оценка термических способов обработки питьевой воды по влиянию ее на иммунный статус организма». Эта по – научному сухо написанная работа читается как увлекательный роман, благодаря ясности аргументов и доказательности выводов. Вот только три из них:

«5. Длительное потребление питьевых вод, подвергнутых термической обработке с изменением (дистиллят) и без изменения (кипячение) их агрегативного состояния, вызывало неблагоприятные сдвиги в иммунном статусе экспериментальных животных, выражавшиеся в снижении фагоцитарной активности нейрофилов, гемолитической активности комплемента, общего пула иммуноглобулинов. Системный анализ позволил также отметить изменение функциональной зависимости ГЗТ-эффекторов в реакции гиперчувствительности замедленного типа, угнетение B-звена иммунной системы в реакциях гемагглютинации и стимулированной ЛПС бласттрансформации (РБТЛ).

6. Длительное потребление тех же питьевых вод, подвергнутых замораживанию (с последующим оттаиванием до идентичной комнатной температуры), приводило к,. стимуляции неспецифических факторов иммунитета, главным образом, к повышению фагоцитарной активности нейрофилов, выраженной тенденции увеличения гемолитической активности комплемента, а также специфических – общего пула иммуноглобулинов и стимуляции РБТЛ.

7. Способность питьевой воды, обработанной различными термическими способами, влиять на уровень неспецифической резистентности организма показана также на модели экспериментального сальмонеллеза: длительное потребление воды после ее высокотемпературной обработки приводило к повышенной летальности и снижению устойчивости организма белых мышей к инфекционному агенту, тогда как потребление талой воды улучшало показатели неспецифической резистентности организма экспериментальных животных».

Полагаю, что из этой длинной выписки позволительно извлечь несколько жизненно-полезных уроков: а) длительное кипячение и особенно дистилляция воды губительно сказывается на кислотно-щелочной реакции организма, ее потребляющего, и ухудшает его иммунные характеристики; б) талая вода их улучшает; в) «Платон мне друг, но истина дороже», – думаю, этот постулат никогда не обесценится. Что ж, поднимаемся вверх на плечах гигантов…

Огромный пласт знаний о настоях и настойках с использованием в них трав, корней, листьев и цветов – это большая особая отрасль человеческих знаний, нуждающаяся в специализации, и я рад тому изобилию литературы, которая доступна сейчас всем заинтересованным в применении данной благородной модификации жидкости, поступающей в организм.

Не смея вторгаться в это могущественное подразделение физиотерапии, я хочу лишь отдать дань глубокого уважения В. Караваеву, о страдальческой судьбе которого писал несколько выше. Воспроизведу тот состав трав, который, по его суждению, способствует подвижке кислотно-щелочной реакции крови в столь необходимую для здоровья и долголетия щелочную сторону.

1. Березовые почки. 2. Бессмертник песчаный (цветы). 3. Валериановый корень. 4. Душица обыкновенная (трава). 5. Дягиль лекарственный (корни). 6. Зверобой (трава). 7. Золототысячник (трава). 8. Календула лекарственная (цветы). 9. Крапива (листья). 10. Крушина (кора). 11. Липа (цветы). 12. Мать-и-мачеха обыкновенная (листья). 13. Мята перечная (листья). 14. Одуванчик лекарственный (корни и листья). 15. Подорожник большой (листья). 16. Пустырник (трава). 17. Ромашка аптечная (трава). 18. Сосновые почки. 19. Сушеница болотная (трава). 20. Тысячелистник (трава). 21. Чабрец (трава). 22. Шалфей лекарственный (трава). 23. Эвкалиптовый лист. 24. Александрийский лист.

Травы из этого списка (не обязательно все) смешать в равных количествах. Высыпать их в кипящую воду из расчета 10 столовых ложек на 1, 2 литра воды, еще раз довести до кипения, закрыть крышкой и дать настояться в течение 2-3 часов (пока травы не осядут на дно). Отвар можно приготовить впрок и хранить в холодильнике непроцеженным. Перед приемом отвар подогреть до 25-30°C.

Наряду с этой благородной жидкостью В. Караваев рекомендует еще целый комплекс средств для борьбы с окислением крови (корочки цитрусовых, тмин, толченая яичная скорлупа).

Еще одно лирическое отступление перед наступлением. Спрашивается, много ли народа у нас знает замечательный по действию и общедоступный-то, в общем, травяной настой В. Караваева? Пропагандируется он, я слышал, в лечебных центрах А. Дерябина, верного ученика и последователя В. Караваева, да очень ли уж много человек посещает эти очень уж вынужденно коммерческие центры, и почему важная проблема народного здоровья есть проблема одного только ученика и энтузиаста?.. С чего это меня повело на такие вот нелепые, по нынешним временам, вопросы? А вот с чего. Осенью 1994 прочел я о другом травяном настое, правда, из двадцати двух названий, а не из двадцати четырех, как у В. Караваева. Формула их сочетания была определена китайскими фармацевтами династии Мин как состав, продлевающий жизнь, поддерживающий состояние молодости: он давал императорам, употребляющим его, дополнительные силы, снимал усталость, усиливал работу сердечно-сосудистой и иммунной систем. Содержание рецепта хранилось в строжайшей тайне от простого народа, производство состава осуществлялось лишь в императорской аптеке. Нарушение запрета грозило ослушнику лишением жизни.

В начале XX века, во времена Боксерского восстания, библиотека Императорского Госпиталя была сожжена, в пожаре сгорели все рукописи, результат тысячелетнего великого опыта. Но воистину: рукописи не горят! В 1977 году крестьяне одной из дальних провинций рыли колодец и провалились в гигантскую пещеру – в Восьмое чудо света, в «Город мертвых», где была сокрыта гробница последнего императора династии Мин, а при ней – обнаружена технология изготовления того самого секретного настоя из двадцати двух трав! Специальная правительственная комиссия подвергла описание критической проверке при помощи современных методов (двойная слепая проверка) и подтвердила выдающиеся лечебные свойства императорской формулы. Китайская республика объявила находку национальным достоянием Китая!.. Вот ради этой последней фразы я и затеял это свое грустное лирическое отступление. Умеющий сравнивать поймет, что я хотел сказать. А пока – пока еще можете покупать чудесный китайский настой за очень большие доллары… Добавка: я пишу эти строки в полдень 29 ноября 1994 года, радио работает. По нему передают рекламу настоя Биттнера – чудодейственного шведского бальзама из 17 трав. Ах, какие звучат высокие слова об этих «секретных» травах! Интересно, будут ли зимой у нас рекламировать снег, завезенный в Россию из Финляндии? Свой-то где взять?..

И вот теперь – в решительное наступление! На свойствах воды омагниченной, воды дегазированной, воды «живой» и «мертвой» здесь останавливаться не стану, ибо добавить что-либо новое к сказанному по этому поводу в «Трех китах здоровья» пока не могу и по-прежнему считаю высказанные там суждения справедливыми. Нет. Я буду сейчас развивать тему воды как носителя необходимых для доброго здоровья жизнетворных элементов. Расскажу здесь о своих стараниях по изготовлению волшебного напитка, чудо – воды. Труда вкладывать приходится немало, но результат (если замерять его биолокационной рамочкой) дает едва ли не стократное улучшение качества начального продукта – воды водопроводной. Да, в ряде случаев какие-то звенья технологической цепочки выпадают по причинам уважительным или неуважительным, но лучше бы ее не нарушать, чтобы получить от воды максимум возможного заложенного в ней добра.

1. Прежде всего, она должна пройти через очиститель. Чем больше тяжелых металлов и других вреднейших присадок отберет он у нее, тем будет лучше. Кажется, я уже приводил поразивший меня факт: анализ крови особенно жестоких уголовников, проведенный в Англии, показал присутствие в ней изобильного числа группы именно тяжелых металлов. Таким образом, убийственное воздействие грязной экологии на нашу физиологию оборачивается самоубийственным для человека ее воздействием уже на психологию. Дорого стоят очистители? Увы, да, но здоровье и спокойствие в семье стоят много дороже.

2. Далее, воду следует по двухступенчатой формуле инженера А. Лабзы заморозить: то есть сначала спровоцировать появление тонкой корочки дейтериевого льда, убрать его, а уж затем лишенную элементов губительной для нас тяжелой воды заморозить. Заморозить – это значит перевести в другое состояние, кристаллическое, четко структурированное. В этом – великий сокровенный смысл: дело в том, что внутриклеточная жидкость, которая представляет собой подлинный субстрат жизни, находится в квазикристаллическом состоянии, она обнаруживает полимерную структуру и как бы стремится к кристаллизации. Поэтому введение в организм той воды, которая содействует сохраняющейся в ней памяти о четкой кристаллической структуре, есть большая оздоровительная помощь для человека, в преобладающей степени состоящего из воды. Повышенную энергетичность талая вода сохраняет не менее 6-7 часов. Ее надо слегка подогреть, и на время голодания она в значительной степени способна заменить собой еду. Запасы бодрости в ней таковы, что человек, регулярно потребляющий талую воду, начинает нуждаться в меньшем количестве сна. Я уже не говорю о замечательном вкусе этой воды, о достоинствах чая, заваренного на ней, о прелести овощных супов, изготовленных из нее.

3. После оттаивания воду следует слить (или отфильтровать) от того мерзкого осадка, который все же будет ею выдавлен в центр вашей эмалированной кастрюли в процессе структуризации, а затем ляжет на дно, и уже в этом чистом виде дегазировать по методу братьев Зелепухиных, то есть нагреть примерно до 94°C (появление «белого ключа», активных пузырьков со дна), после чего остудить. Как я понимаю, дело заключается не только в восстановлении идеальной структуры воды и удалении из нее грязи, но и в более глубоком воздействии на ее память. Дело в том, что мы в сжатом, концентрированном виде прошли с нею извечный, естественный цикл: она замерзла, затем оттаяла, затем воспарилась, затем остудилась. Иначе говоря, мы повторили с нею синусоидный график круговорота воды в природе (он может быть и иным: сначала дегазация, затем замораживание и оттаивание, но, на мой взгляд, лучше сначала убрать из воды все мертвенные добавки, в том числе дейтерий и грязь, и, следовательно, дальше работать с нею уже чистой).

4. Но мы двигаемся еще дальше! Мы возрождаем в памяти воды несоизмеримо глубокие воспоминания, буквально доисторические, уходящие в миллионолетия, когда она только формировалась среди кремнеземов до – кембрийской поры, возрождаем ее прапрасостояние. Среди различного рода песков, глин, гранитов определялся матричный состав воды: из водорода, элемента, которого больше всего содержится во Вселенной, и кислорода, которого больше всего в минеральной оболочке нашей планеты.

Мы бросаем в две банки чистейшей, полученной нами воды, стоящие рядом, по нескольку кристаллов кремния, посланца из того фундаментального слоя, где формировалась пра-вода, и наша вода начинает радостно вновь обретать свои исконные, неискаженные мириадами лет основные свойства. Может быть, это совершается под воздействием ионов первозданного кремния, может быть, по еще более глубоким закономерностям, но факт тот, что эта могущественная подвижка к основам происхождения осуществляется. Две банки рядом ставятся для того, чтобы камешкам кремния «не было скучно», а прозаически выражаясь, чтобы увеличить диаметр их полевого воздействия. Кстати говоря, дно колодца на моем загородном участке засыпано слоем гранитной щебенки поверх глины и песка. Думаю, смысл изготовления этого «слоеного пирога» совершенно ясен в свете сказанного выше.

5. Мы вливаем в эту кремниевую воду по несколько кубических сантиметров совершенной воды, из скважин наиболее глубоких и чистых. Доктор хим. наук К. А. Макаров говорил мне, что ежегодно привозит из источников Архыза – наиболее чистых и первозданных в мире – несколько литров воды (практически пра-воды), и этого количества хватает ему для информационно-энергетической подзарядки всей воды, выпиваемой за год его семейством. Этот эффект, сродственный гомеопатическому растворению до тысячных или десятитысячных долей изначального вещества, работает в воде неукоснительно благодаря той могучей матрице первозданного состава, который хранится в ее памяти и на базе которого, собственно говоря, начала формироваться жизнь на Земле. Спрашивается, а где же, чтобы поближе к нам, раздобывать воду, подобную архызской? Коль скоро задача поставлена, человек будет искать ее решение и – найдет. В конце концов, в каждой области совершается глубинное бурение, и раз в год отправиться с канистрой в тартарары под видом туристского похода вполне реально.

Но это еще далеко не вся игра!

6. Это таинственное свойство воды сохранять память о случившихся с нею событиях и контактах мы неоднократно должны использовать благотворно – в ее и своих интересах. Нужно параллельно с остыванием, а можно и отдельно от него, облучить воду ультрафиолетом, но если есть возможность, то и натуральным солнышком.

7. Имеется прямой смысл поставить ее в активную зону звуковых вибраций стереопроигрывателя (надеть на банку наушники) и сыграть для нее (и для себя) что-либо мощное, возвышающее или успокаивающее душу: здесь шкала очень широка, но главное требование к музыке – гармонизация, а не хаос, внутренняя упорядоченность, а не нагнетание взвинченности. Музыка, должна максимально соответствовать частотам человеческих органов! Всесторонние исследования показали, что благотворней всего на наш организм действуют либо церковные песнопения, либо индийская классическая музыка. Далее по степени благодати идет европейская классическая музыка XVII-XIX веков, русская и советская песня. Ужасающе, убийственно действует на все живое так называемая рок-музыка! Растения ложатся в сторону от динамика, воспроизводящего эти ритмы, лисы на фермах лысеют, рыбы в океане разбегаются прочь, как от сигнала смертельной опасности, у людей из строя выходит гормональная система.

Предлагаю жестокий эксперимент: сначала прорастите семена в блюдечке с обыкновенной водой и запротоколируйте результаты, а затем облучите воду «тяжелым металлом», например, и убедитесь, что всхожесть семян в ней упадет до минимума. А теперь задумайтесь: какая, собственно говоря, разница между этой, погибшей от «облучения» водой, и тою, что находится в наших клетках, в крови, в лимфе, в мозгу, – после их аналогичного «облучения»?

Лучше уж вообще без музыки, если нет музыки благоприятной, гармонизирующей!

8. Думаю, я внятно разъяснил, какую память, память о чем мы можем дополнительно вложить в ту, уже технологически облагороженную воду, которую получили. Прошу не забывать, что вся эта необыкновенная вода готовится для того, чтобы войти в наше естество, чтобы стать нами же: ни больше ни меньше! Да, именно она будет определять состав нашей крови, лимфы, межклеточной жидкости, всех клеток, в конце концов, и клеток нашего мозга. Вот и прикинем, стоит ли эта игра свеч?..

9. В эту многократно уже облагороженную воду надо ввести еще некоторое количество тех элементов, которые крайне необходимы организму. Я, например, следую советам украинского академика Л.А. Кульского, изложенным им в книге «Серебряная вода». Вода, содержащая ионы серебра, полученные с помощью простейшего электролизного приборчика, выступает целебной силой при лечении многих трудных и нудных заболеваний, в том числе столь распространенного, как ОРЗ, позволяя обходиться без химических лекарств.

Мне известно, что талантливый изобретатель Г.Я. Власенко усовершенствовал серебряный электрод Л.А. Кульского, добавив в него медь и некоторые редкоземельные элементы, и получает замечательные успехи в своем безлекарственном лечении. Но известно также, что весь могучий отечественный клан, работающий на производство антибиотиков (это сотни тысяч людей), делал и делает все, чтобы данный, полезный для всего человечества способ не оставил его, этот клан, безработным…

Все ли я рассказал о возможной работе с водой? Почти все. Чего еще не рассказал? Не рассказал о биополевой активизации уже чудесной, уже волшебной, уже исцеляющей почти все недуги жидкости. Это уже для целителей, работающих профессионально, ибо здесь нужен не только энтузиазм, но и умение. Всех же остальных прошу только об одном: перед тем, как выпить стакан чая или съесть тарелку супа, посмотрите на них несколько секунд пристально и доброжелательно, а еще лучше – с восхищением.

Войдите с водой в контакт, она воспримет ваши вибрации и примет в себя вашу доброту.

И вот теперь уже вне всяких пунктов: налейте в бокал это рукотворное Чудо и испейте ту воду, что вы сами создали. Так будьте же здоровы и счастливы и не жалейте времени, чтобы почаще устраивать себе подобные праздники…

Еда как универсальное лекарство.

Невозможно даже бегло пересказать содержание целой библиотеки книг, в том числе и прекрасных, которые посвящены проблемам питания. А сейчас я еще и значительно расширю содержание термина «питание»: он будет включать в себя не только набор столовых блюд, но и состав всех элементов, формирующих нас: от тех микроэлементов, которых в пище нет или почти нет, до самых тонких вибраций, которые способны сформировать то, что составляет наше «Я». Зная этот расклад, можно будет по возможности удачно применять наши знания к реальной жизни.

Не без серьезных раздумий и колебаний подхожу я к разговору о принципах питания. Дело в том, что в этой одной из самых важных сфер нашего быта и бытия практически все творится неправильно! Идет ли речь о питании семейном или об общепитовском (дешевых столовых и дорогих ресторанах), процесс потребления пищи поставлен так, чтобы грубо нарушать физиологию пищеварения человека, чтобы постоянно напрягать и перенапрягать по очереди (или все одновременно) участки желудочно-кишечного тракта.

Итак, двинулись!.. Исходя из четко продекламированной в «Трех китах здоровья» концепции живого питания, напомню о своем резком неприятии теории калорийности питания. Она принесла человечеству смертей, бедствий и страданий больше, чем мировые войны. И: дело не только в том, что из-за завышенного числа калорий, якобы необходимых человеку для безбедного существования, и, как его следствия, переедания и множества тяжелых болезней, связанных с ним, люди в муках уходят из жизни на десятки лет раньше своего срока! Еще хуже, что она надолго увела человеческую мысль с верного пути в вязкое болото простенького механического подхода к таинствам живого. Организм живет по законам иным, чем топится дровами печка-буржуйка! Магистральное направление для создания молекулярного оптимума в организме – это качественное соответствие получаемых элементов потребностям человеческого организма. Качественное! О соответствии живого живому и пойдет наша речь.

Каждый – сам хозяин своей судьбы. Можно питаться так, как знаменитый юморист Михаил Жванецкий:

«Я борюсь не столько с едой, сколько с собственным телом. К сожалению, об этом уже писал – я обо всем писал! Хочется сказать что-то новое, а я повторяюсь, все время повторяюсь… Писал уже о своей борьбе с животом, с лысиной, с фигурой… Но я очень люблю поесть, это одно из немногих удовольствий, что в жизни есть! Люблю готовить сам и есть готовое! Кашу гречневую люблю, борщ тоже люблю, мясо люблю – все люблю! Говорят, в Америке есть хорошие помидоры, но это говорят. Говорят, там есть хорошие огурцы, но тоже говорят. Говорят, абрикосы хорошие есть, но это, опять же, говорят. Все это есть только в Одессе. В Москве тоже есть, но мало. Вот это тоже нам нельзя терять – нашу еду! Овощи, фрукты нельзя терять – они самые вкусные в мире, самые лучшие в мире! Пюре нельзя терять, котлеты тоже нельзя…

Я не люблю себя, остро не люблю! Походку не люблю, в зеркале себя не люблю! Не люблю, когда остаюсь один, – могу залезть в кастрюлю и сожрать кусок мяса, брезгуя собой».

А можно жить как великий танцор Махмуд Эсамбаев:

«Секретов нет, все очень просто. Помню, меня однажды спросил Юрий Григорович: «Махмуд! Что делать, чтобы всегда быть в форме?». Я ответил: «Чем больше пота прольешь, тем лучше будут результаты. Не жалей себя". И обязательно, непременно ходить голодным. Нельзя быть сытым.

Никогда не хотел быть сытым. Сытый – спать может, сидеть, но танцевать не может. А голодный на все способен, ему есть за чем «бежать " в любое время.

– Имеется в виду режим питания, ограничения, связанные с жизнедеятельностью организма?

– Конечно. Вот жена моя – дипломированный опытный врач. Она говорит: «У тебя в рационе того не хватает, этого ты мало ешь, витаминов надо больше…». С точки зрения специалиста, она права, но я отвечаю: «Если я буду питаться по справочнику диетолога, то мне останется только в стойле стоять и пережевывать полезные для организма продукты… " Много ли мне удастся добиться? Нет, я не высчитываю калории, а просто ем то, что помогает мне достичь цели.

Считаю, что ограничения в еде идут на пользу. Кушать надо столько, чтобы не умереть. Раз не умер, значит, все нормально. Знаю, не все со мной согласятся: как это, мол, так? Эсамбаев отвергает советы врачей! Да ничего не отвергаю, просто говорю, что все нужно согласовывать со своей основной задачей. (Здесь Эсамбаев указывает на собственную фотографию в образе тореадора: гибкий, затянутый в узкое трико юноша застыл во вдохновенном порыве).

Йогом быть не обязательно, многих из них я хорошо знаю, и убежден, что занятия йогой – не панацея от болезней. Достаточно соблюдать свою собственную «йогу": режим питания, физические нагрузки, освежающий сон (мне лично хватает пяти часов в сутки). А главное – уметь приказать себе самому так, чтобы собственное тело не посмело ослушаться…».

Подобно другим, я люблю Жванецкого, но концепция Эсамбаева мне много ближе. Это интервью он давал в возрасте 66 лет, из. которых 52 года отдал профессиональным занятиям танцем. И: «Думаю, еще лет 16 буду танцевать блистательно». Ах, как хотелось бы мне верить, что и Жванецкий, при его неудержимой любви к пюре и котлетам тоже сможет радовать нас со сцены на протяжении семи десятков лет!..

В процессе изложения мы постоянно будем помнить о сложном биохимическом процессе усвоения человеческим организмом различных по составу веществ. Обычно при изложении теории и практики раздельного питания ссылаются на труды знаменитого врача и натуропата Г. Шелтона. Его заслуг и впрямь нельзя умалять, он много сделал для того, чтобы внедрить в общественное сознание и в практику здорового образа жизни необходимость раздельного питания. Раздельного, то есть такого, когда продукты, перерабатываемые посредством желудочной кислоты (например, мясо), не следует сочетать с крахмалистыми веществами, подготавливаемыми к дальнейшему усвоению прежде всего погружением в щелочную среду слюны (например, хлеб, макароны, картофель). Разработки и практика Г. Шелтона благотворно действуют на оздоровление организма.

Должен напомнить, правда, что согласно моей теории и практике, время от времени их следует нарушать – лучше всего во время радостных пиров. Эти нарушения позволят избежать детренировки организма в его борьбе с токсинами кишечника, вредоносно возникающими повседневно при так называемом «нормальном», то есть смешанном, губительном питании.

Должен напомнить и то, что в своих лекциях середины 80-х годов наш замечательный пропагандист здорового образа жизни, врач с полувековым тогда стажем Г.С. Шаталова указывала, что Г. Шелтон практически использовал – без ссылок на авторство, открытие академика, лауреата Нобелевской премии в области физиологии И. П. Павлова о том, что разные белки при попадании в организм расщепляются разными кислотами, благодаря предварительной работе оценивающего пищу мозга.

Итак, какое же «живье» требуется организму человека? Здесь в изложении последует неожиданный, хотя и внутренне логичный для данной книги поворот. Неожиданный потому, что я задам уточняющий вопрос: организму какого человека? Логичный потому, что в этой книге осуществляется целостный подход к человеку, в том числе и к заболевшему: он есть органичное единство всех его этажей – от молекулярного до психического и далее, до тонких завершающих его конструкций. И, естественно, что здание это будет гармоничным при внутреннем соответствии друг другу его структур. И коль скоро высшие этажи у людей отличаются, столь скоро различными являются и основания. Естественно предположить, исходя из этой посылки, что в связи с последовательным изменением человеком таких своих критерий, как нравственность, самосознание, совесть, должен меняться и характер питания, начиная уже с молекулярного уровня.

Еще раз напомню изречение, которое врезалось мне в память:

Кто хочет быть храбрым, ест мясо. Кто хочет быть здоровым, ест овощи. Кто хочет быть мудрым, питается воздухом. Кто хочет жить вечно, не питается ничем.

«Не питается ничем», – мы помним, ничем материальным, но лишь тонкими вибрациями, например, восхищением или другими идеальными чувствами и ощущениями. «Питается воздухом», – я расшифровал: «Праной, мировой энергией, разлитой вокруг нас».

Допустим, с этим разобрались, но насчет овощей и мяса читатель спросит: «Да, по своей нравственности люди различны (преимущественно храбрые, преимущественно здравомыслящие, иногда – мудрые, очень редко – святые), но тем не менее, независимо от уровня своего духовного развития, каждый из нас обязательно должен для поддержания жизни получать извне белки, жиры, углеводы, соли, витамины и так далее. Так при чем же здесь вопросы «организму какого человека», если речь идет о всеобщности условий для любого человека?». В том-то и суть, что всеобщность здесь лишь словесная, а атомарно-молекулярный набор потребляемых разными людьми веществ различается качественно!

Обратимся же к пище на этот раз не как к источнику веществ всех видов и рангов, необходимых нам для самостроительства на молекулярном уровне, но как к средству духовного самоустроения, которое позволяет всему нашему естеству, всем его этажам вибрировать на единой общей частоте, когда потребляемая нами пища наиболее точно, идеально начинает соответствовать образу нашего мышления. В этом нам поможет книга «Идеальная пища» замечательного датского мыслителя Мартинуса (умер в 1981 году), которая является составной частью его многотомного труда «Третий Завет». Эта книга открывается тезисом о том, что человечество находится в процессе непрестанного развития от примитивно-грубого животного состояния к более совершенной или утонченной форме существования, и что чем совершеннее организм, тем более деликатный подкрепляющий материал или питание должен он получать. Мартинус с сожалением замечает далее, что у так называемых культурных людей развитие вкусовых органов отошло от здоровой потребности в получении естественных природных веществ, которые организм может ассимилировать для поддержания абсолютного здоровья. От рождения каждый живой человек, подобно животным, наделен органами, которые стимулируют нормальный голод и жажду и потребность в естественной для его специфического организма пище. Но, в отличие от животных, чувства питания у людей неустойчивы или искажены, ибо этот род существ еще далеко не завершил своего развития. В результате люди во многих случаях потребляют то, что является для них веществами ядовитыми, и организм этих людей пребывает в болезненном, ненормальном или жалком состоянии. Опыт, когда инстинкт уже не работает, а сознание еще не развито, приобретается за счет невероятного числа ошибок, зачастую губительных. В результате – появление дисгармонии, то есть болей и болезней, иначе говоря, ада на земле…

Я не стану здесь реферировать этот великолепный труд: его было бы полезно прочесть каждому человеку, сознательно относящемуся к своему здоровью, представлю лишь его кредо и конечные выводы. Мартинус пишет: «Данная книга не рассчитана на то, что будет воспринята и понята человекоподобными пожирателями крови и мяса; она предназначена тем, кто начал испытывать антипатию или отвращение ко всякого рода резне и убийству, но из-за недостаточного знания все еще находится в рядах пожирателей трупов. Мои слова, следовательно, – к тем, кто стремится к более высокой и чистой форме существования и чей план сознания полностью нацелен на преобразование до такого уровня, чтобы оно могло воспринимать наивысшую энергетику сознания – «дух святой»… Мои слова – к тем, кто хочет содействовать, чтобы «Царство Божие», или царство истинного человека, пришло на Землю». Основной фактор, побуждающий человечество прийти к истинному питанию, к истинному здоровью, не есть обычные пропагандистские воззвания и лозунги: решающую роль в таком переходе играют страдания и болезни. Это единственно доступный язык для тех, кто привержен наркотически-животным источникам питания.

Мартинус неоднократно указывает, что болезни этого рода преследуют человека в течение многих инкарнаций, где индивид непосредственно с самого рождения уже имеет нарушенный процесс обмена веществ и сплошь да рядом уже в нежном возрасте имеет склонность к ожирению. Как же выйти на истинно человеческий – снизу доверху – порядок питания? Какие вещества, попадающие в наш организм, излучают вибрации, для него наиболее жизнетворные? Прежде всего, речь идет о пище вегетарианской, то есть растительной. Наиболее совершенным, идеальным ее проявлением, по Мартинусу, является фруктовая мякоть, содержащаяся в абсолютно спелых фруктах (яблоки, груши, сливы, виноград, бананы, дыни, ягоды и т п., те, которые имеют мякоть вокруг косточек). Варить эти фрукты абсолютно бессмысленно, т к. они сразу готовы к идеальному взаимодействию с нашим организмом. Но подобная пища, если питаться только ею, соответствует человеку весьма высокой стадии духовного развития, поэтому обычный современный человек может потреблять продукты промежуточной стадии, по уровню вибраций находящиеся на подходе к фруктовой мякоти. Это: зерновые, здесь же орехи и бобовые, корнеплоды и лиственные растения. Сплошь да рядом продукты данного ряда требуют тепловой обработки для наилучшего усвоения кишечно-желудочным трактом человека: варки или кипячения, но не жарки. Наркотические и возбуждающие вещества даже растительного происхождения из круга питания исключены, ибо они служат примитивизации сознания и снижению контроля за уровнем своей духовности.

Согласно теории и практике японца Джорджа Осавы, воссоздавшему в XX веке науку о практике долгой жизни – макробиотику, – основными продуктами питания являются злаки как высшее творение растительного мира (неочищенный рис, греча, пшено), затем – овощи, бобовые и морские водоросли. Мясо употреблять возможно, но только экологически чистое и с изобилием зелени. Сахар, согласно макробиотике, закисляет кровь и ведет к раку, молоко – это продукт, предназначенный природой лишь для вскармливания потомства, соль – едят по вкусу, особенно если она грубая, каменная, содержащая много минеральных добавок.

К теснейшей связи, существующей между питанием и духовностью, приходили мыслители высокого ранга в самых разных регионах планеты. Основатель макробиотической теории энергетически уравновешенного растительного питания японец Осава так же, как датчанин Мартинус, отчетливо прослеживал путь от некачественного питания к духовному упрощению человека. Вот эта цепочка: 1) переедание, усталость, 2) боли, 3) закисание межклеточной жидкости, инфекционные заболевания, 4) расстройства эндокринной системы, ухудшение работы почек, 5) перерождение клеток в кислой среде, предпосылки для рака, 6) нарушение естественного восприятия действительности, 7) отчуждение от своей связи со Вселенной, утрата чувства любви.

Вот слова Мичио Куши из его книги «Ду-ин»:

«Ежедневное соблюдение принципов макробиотического питания дает нам возможность почувствовать уже через десять дней различные положительные изменения в нашем физическом состоянии, включая следующее:

1. Освобождение от усталости. 2. Большая ясность мышления. 3. Постепенное восстановление гибкости и выносливости. 4. Начало избавления от различных физических и умственных недугов. 5. Обретение душевного равновесия и спокойствия. 6. Появляется чувство любви к людям. 7. Человек обретает уверенность в себе, становится честнее. 8. Улучшение адаптации к изменениям окружающей среды. 9. Освобождение от тяжкого бремени чувств смятения, алчности и эгоизма. 10. Постепенное развитие такого качества, как инициатива. 11; Развитие и совершенствование чувства признательности. 12. Возрастающее стремление к упорядоченности во всех сферах жизни.

В этой книге можно найти много глубинных совпадений с «Идеальной пищей» Мартинуса. Есть в ней, в частности, и такое положение: «Всегда найдутся люди, которые, бессистемно питаясь, достигли, тем не менее, высокого уровня физического, умственного и духовного развития. Но это означает, что в детстве и еще находясь во чреве матери, они получали правильное упорядоченное питание. Таким образом, у них от природы здоровая конституция, которая и служит основой их успехов. Но после 50-60 лет их здоровье, как правило, быстро приходит в упадок.

Все древние философы, мыслители, все основатели учений и систем, направленных на совершенствование физической и духовной природы человека, придерживались в действительности макробиотического образа жизни, как и все выдающиеся люди, самостоятельно проложившие себе дорогу в жизни».

Внимательный читатель заметит некоторые различия между «Макробиотикой» и «Идеальной пищей». Так, например, по Осаве, наиболее высоким классом продуктов, в отличие от Мартинуса, являются злаки, а не мякоть фруктов; по Осаве, возможно употребление некоторого количества мяса в пищу (я упоминал об этом) и т д. С одной стороны, логика Мартинуса мне представляется более последовательной, с другой, взгляды Осавы (например, питание с акцентом на «инь» или «ян» в зависимости от природных и личных обстоятельств) – более конструктивными. Тот же придирчивый читатель найдет различие между этими указанными рекомендациями и тысячелетним индийским учением, например, Хатха-йоги, достойным всяческого уважения. Если Д. Осава настаивает на малом количестве воды, то Хатха-йога, напротив, требует пить ежедневно не менее 12 стаканов подогретой воды, причем только малыми порциями и только при чувстве жажды. Важнейшей рекомендацией Хатха-йоги является отсутствующее в других учениях неукоснительное требование тщательного и долгого пережевывания пищи, что позволяет не только многократно улучшить ее переработку, но и извлечь из нее пищевую прану, то есть особо высокий вид энергии, который, конечно же, подразумевается, например, Мартинусом в его теории о все более тонких вибрациях все более совершенной пищи, но здесь эта теория прямо и конструктивно претворяется в практику. Меня восхищает в Хатха-йоге ее комплексный подход к питанию, в частности, неразрывная связь потребления пищи с необходимостью регулярной очистки организма от шлаков.

Да, конечно, серьезный читатель увидит некоторые разночтения между всеми упомянутыми здесь учениями и великой «Аюрведой», где особенности питания человека определяются одним из трех психофизических типов, к которому он принадлежит. Тот же читатель обнаружит еще более заметные различия между древнеиндийской «Аюрведой» с этими ее тремя типами человеческого организма и восьмью – в таджикской «Мудрости веков» (при наличии еще редчайшего девятого типа – универсального). Ознакомившись же с книгой Адираджа Даса о традиционной кришнаитской кухне «Ведическое кулинарное искусство» с ее 133 рецептами вегетарианских блюд и с самыми этими блюдами, ваш аналитический разум тоже найдет повод для сравнения познанного здесь с узнанным там. Если йоги, например, вкушают прану из пищи, то кришнаитские повара стремятся внести особую благодать в пищу в процессе изготовления своих прекрасных изысканных блюд, предлагая ее Господу, который отведывает ее и тем самым одухотворяет. «Так обычная еда становится прасадом Кришны, а обыкновенный прием пищи представляется как трансцендентный акт поклонения Господу и любовного общения с Ним», – написано во введении к этой книге. Да, но разве не то ли самое, что исповедует Мартинус о связи материального с божественным, слышим мы в словах Мунунда Госвами, одного из духовных вождей сознания Кришны: «Если вы едите обыкновенную пищу, вы только развиваете в себе страстное желание наслаждаться этим материальным миром, но если вы едите прасад, то с каждым съеденным куском в вас усиливается любовь к Богу»? Так же, как и у Мартинуса, вегетарианство здесь – не только система питания, но и неотъемлемая часть философии и образа жизни.

И в то же время: Мартинус выступает против прямых и чрезмерно острых приправ (и я с ним согласен – по отношению к европейским, в частности русским людям), а Ведическая кухня ими перенасыщена; йоги советуют употреблять в еду пищи немного и простой по составу, а Ведическая кухня рекомендует питание из многих блюд, а по праздникам и вообще устраивать пиры разливанные, с необозримым количеством блюд; П. Брегг считает правильным питаться только тогда, когда подступает чувство голода, Ведическая же кухня регламентирует прием еды в строго определенные часы. Д. Осава категорически против употребления молока в последетенышевом возрасте, ведическая же кухня допускает не только кисломолочные продукты, но и цельное коровье молоко, и т д. Различий, как видим, немало. Число их увеличится еще более, если мы начнем вникать в классические и современные пособия, посвященные натуральному питанию.

На мой взгляд, все подобные разночтения абсолютно объяснимы: они определяются не столько различным национальным опытом их создателей, сколько несовпадением временной координаты их нахождения на общем пути к богочеловеку. Дорога эта достаточно широка и предполагает различные варианты движения по ней. Принцип дополнительности – вот что объясняет отмеченное выше внешне противоречивое множество. Каждый из продвигающихся по пути к реальному совершенству способен найти здесь свой индивидуальный путь.

Попытаемся же осторожно размотать этот запутанный клубок. Начнем с того, что по своим возможностям человек всеяден, и спектр потребляемых им в питание продуктов столь широк, что в нем свободно размещаются, не совпадая ни в чем, вкусы диаметрально противоположных едоков: от тех, кто питается лишь мясом и животным жиром, до тех, кто потребляет лишь фрукты и злаки. Замечу вскользь, что подобно радуге, имеющей за границами видимого спектра инфракрасный и ультрафиолетовый участки, здесь также имеются запредельные возможности в обе стороны (святости и вампиризма, условно говоря).

Это – с одной стороны. Но с другой: нужно ли человеку, царю природы, очень уж далеко в сторону отходить от той основной базы своего питания, что сложилась на протяжении миллионов лет эволюции человеческой популяции? База эта определяется проще простого: по зубам, прежде всего, по устройству кишечника, во-вторых. Зубы человека с их плоскими бугристыми площадками для перетирания пищи растительного происхождения разительно отличаются от острых, кинжального типа, зубов хищных животных, предназначенными для разрывания мясной плоти. Кто может возразить, пожалуйста. Кишечно – желудочный тракт человека, хотя и короче, чем у парнокопытных, но намного длинней, чем у волка или тигра, например, ибо он предназначен для более длительной переработки пищи и расщепления ее на необходимые именно его организму составные элементы. Историко-генетические доказательства безусловно свидетельствуют в пользу преимущественно вегетарианского образа питания человека.

Тут я тотчас вижу пренебрежительные взмахи многих рук («А, это не мужик!..»), тотчас слышу: «Как же охота древних людей на мамонтов?» Читаю озабоченную действительным недоумением записку: «Что могут потреблять в пищу, кроме мяса, жители Крайнего Севера?».

Чтобы снять возникшее напряжение, процитирую известного блистательным остроумием английского писателя Бернарда Шоу. Когда ему минуло семьдесят лет, его спросили, как он себя чувствует: «Прекрасно, прекрасно, – отвечал писатель, – только мне докучают врачи, утверждая, что умру, потому что не ем мяса». Прошло 20 лет. Девяностолетнего Бернарда Шоу опять спросили, как он себя чувствует. «Прекрасно, – отвечал он. – Больше меня никто не беспокоит. Все врачи, которые пугали меня, что я не смогу прожить без мяса, уже умерли». Остроумие остроумием, но за поведением этого писателя – долгожителя стояла и высокая философия. В послании Вегетарианскому обществу по случаю его семидесятилетия Б. Шоу писал: «Совершенно ясно, что человек может насытиться как бифштексами, так и хлебом с сыром. Весь вопрос в том: более или менее высокую форму жизни создает он себе, питаясь бифштексами? Я думаю, более низкую».

Здесь проставлены уже примерно те же акценты о тесной связи нравственно – этических установок человека (этаж целостно-психологический) с молекулярным фундаментом организма, которые (акценты) позволил себе сделать в этой книге и я, разумеется, позже Б. Шоу, позже Пифагора (VI-V века до н э.), позже Леонардо да Винчи, Вольтера, Ньютона, Льва Толстого. Я рад тому, что практика привела меня к тем же выводам, которые задолго до меня уже сделали эти более чем достойные люди.

Однако, вернемся к тем ядовитым вопросам, которые я уже неоднократно слышал.

Насчет «мужских возможностей»: нелепо да и неприлично ссылаться на свой собственный отличный опыт, отошлю-ка я лучше господ мясоедов к таким несомненным авторитетам в данной области, как бык и жеребец.

Лев и тигр – славные ребята в плане личной храбрости, однако прославленными богатырями по части сексуальности являются все же не они (тут их возможности достаточно скромны), а богатыри-травоеды. Не забуду никогда, наверное, как в поселке Сосново (что по Приозерской ж/д ветке) из общественного хлева утром первого мая 1990 года вырвались два молодых быка, разъяренных весенним солнышком, и с ревом двинулись вдоль улицы Зеленая горка, вышибая по дороге ворота, за которыми скрывались частные коровники, и благодетельствуя подряд всех без исключения буренок, невзирая на робкие протесты их запуганных, ошалелых хозяек.

Насчет охоты на мамонтов. Мироздание намного мудрей человека и играет с ним в свои шахматы не на плоской доске, а на многомерной, решая целый ряд задач. Да, конечно, эти горы заготовленного мяса создавали своего рода кладовые впрок, но главное, на мой взгляд, заключалось в другом: переход к мясоедению значительно увеличил смертность людей от болезней и, следовательно, ускорил сменяемость поколений, то есть стал средством борьбы с консерватизмом старейшин и способом обретения популяцией все нового и нового опыта, стал движителем человечества мыслящего.

О питании северян-охотников. Да, деваться от поедания преимущественно мяса им некуда, но вот вопросы: насколько продвинули они вперед общую культуру человечества, как высоко подняли они общие представления землян о человеке и о мире, сколько выдающихся мыслителей появилось на нашей планете?.. И в то же время, перейдя в иные формы образа жизни (и питания), многие из представителей охотничьих племен заняли достойное место в рядах духовно-интеллектуальной элиты человечества.

Здоровый разум весьма практичных людей, а именно – состоятельных классов, в США, прежде всего, – уже привел их обладателей к отказу от мясоедения, к переходу на пищу растительного происхождения. Выбор мясных продуктов там исключительно широк: едва ли не на четверть мили в каком-либо универсаме во всем многообразии вытянуты лотки со всеми видами мяса и изделиями из него! И тем не менее, люди, озабоченные высоким уровнем своего здоровья, проезжают на своих авто (или на роликах) мимо этих Гималаев убоины, чтобы набрать пакеты трав, фруктов, разного рода круп и бобовых.

В чем основная разница между питанием мясным и растительным? Хотя белки состоят из одних и тех же химических элементов, но мясная пища содержит в себе много животных жиров и пуриновых соединений, что ведет к закислению крови против оптимального для человека соотношения в ней кислотно – щелочного равновесия и к обилию шлаков на клеточном уровне. Питание мясом предполагает и значительное количество соли, что также нарушает химический баланс в организме. Что же касается растительной пищи, то она, напротив, ощелачивает кровь и, наряду с поставкой белков, вводит в организм натуральные витамины, биологически активные вещества.

Принято считать, что мясо «дает силу». Кандидат мед. наук В.А. Иванченко, ссылаясь на исследования бельгийских ученых, которые провели математический анализ данных утомления при различном питании на ряд других исследований, показывает, что растительная пища давала в 25 раз меньшую интоксикацию азотными шлаками, чем смешанная. Отсюда и выносливость вегетарианцев.

По подсчетам ученых, мясоеды при работе утомляются в полтора раза быстрее, чем те, кто не ест мяса. Так что же дает вегетарианцу энергию? Этому посвящена знаменитая книга швейцарского профессора М. Бирхер-Беннера «Основы лечения питанием на началах энергетики». (На русском языке вышла в 1914 году). Ученый считает, что растительная пища отдает организму энергию, полученную ею от Солнца. А если она сырая – человек получает максимум энергии. В соответствии с этими воззрениями, ученый-клиницист успешно лечил тяжело больных.

Что же до мяса с его способностью «поддерживать силы», то тут дело в следующем. Мясо содержит много веществ, возбуждающих нервную систему человека, создавая у него ощущение сытости и бодрости. Но ощущение это так же, как при действии других возбудителей (кофе, алкоголя), проходит; никакой энергетической зарядки человек не получает. Напротив: чтобы переварить мясо, организм должен изрядно потрудиться, а значит, потратить значительное количество энергии.

Имеются и другие аспекты, которые побуждают с большой осторожностью относиться к мясу. Баланс гормонов в нашем организме определяет нашу неповторимую индивидуальность, и нет такой лаборатории в мире, которая способна была бы точно определить нашу гормональную структуру. И вот мы поедаем мясо (как правило, половозрелового скота) с присущей именно данной особи ее гормональной структурой, да еще усиленной – сплошь да рядом – гормональными препаратами: для интенсивного набирания массы при откорме. В результате этого чуждого вторжения у нас нарушаются процессы общего, жирового, солевого обмена. И не исключено, что соединение разнородных по своему происхождению гормонов дает такое искажение химических процессов в организме, которое чревато онкологией. Известно, что раковых больных среди мясоедов непропорционально больше, чем среди вегетарианцев.

Неверно выступать против мясоедения в целом хотя бы потому, что людям с некоторыми группами крови оно показано. Мясоедение – дело индивидуальное, но вот что является всеобщим, так это настоятельная необходимость при потреблении мяса поедать как можно больше зелени! Дело в том, что мясо – продукт для переваривания в организме человека не самодостаточный, оно нуждается в таком сопровождении и окружении витаминов и других ферментов, без которых долго будет лежать в желудке мертвым грузом, вызывая лишь осоло-вение и желание «придавить» подушку часок-другой. Вспомним, как едят горцы барашка (кстати, у них этот ритуал – дело редкое, совершаемое лишь по праздникам да ради дорогого гостя). Они сопровождают свою мясную трапезу сотней различных травок! А у нас? Мясо, в котором почти нет собственных энзимов (ускорителей пищеварения), сопровождаем макаронами или чищенной картошкой, в которой и вовсе они отсутствуют!.. А потом плачемся: полнеем-де. Самоубийцы – нет у меня другого слова!

Возвращаюсь к четырем строчкам древнего завета. Что значит «храбрый ест мясо», думаю, понятно – со всеми последствиями и для здоровья трупоедов, и для их вынужденно агрессивного уровня нравственности. Смешно было бы предположить, что после приведенных здесь или где-нибудь в другом месте еще более убийственных расчетов о губительности для жизни большинства людей этого закисленного, несамоусваиваемого продукта уменьшится его пожирание! Здесь существует прямая аналогия с табакокурением: вряд ли кто из курящих не знает о десятках ядовитых смол во вдыхаемом ими дыме. Кроме того, существует колоссальная инерция общественно-хозяйственного механизма: этот общеземной гигантский маховик тратит на производство 1 ккал мяса 18 ккал растительной пищи (то есть превращает труд сотен миллионов людей, занятых в скотоводстве, – я включаю сюда и специализированное для его нужд машиностроение, – и обилие земных ресурсов в целенаправленное средство для мучительного сокращения жизни людей в масштабе планетарном). А ведь каждая из этих 18 ккал может быть использована не для накопления болезней, а для укрепления общечеловеческого здоровья.

Организм человека не приспособлен к потреблению большого количества белка, Как доказательство тому примем низкое процентное содержание белка в женском молоке, которое, тем не менее, предназначено для ускоренного наращивания массы новорожденного ребенка. И вот человек выходит из грудного возраста, начинает расти менее интенсивно, но белка в процентном отношении принимается потреблять вдвое-втрое больше! Какая логика, кроме создания дополнительных энергетических нагрузок и перегрузок при их переработке, увеличения шлаков и возрастания в геометрической прогрессии болезней с ходом лет? Вопрос, разумеется, риторический, и ответ на него коренится в нашей прочной склонности к ароматическим, экстрактивным, возбуждающим веществам, которых достаточно в мясе, но еще больше – в сопутствующих его приготовлению специях. К счастью, в мире существуют люди, способные практически доказать, что можно жить счастливо, наслаждаясь идеальным здоровьем и практически не употребляя мяса. Это – племя хунзов, о котором я уже упоминал, в Гималаях, в котором 120 лет – рядовое явление для человека. В 50-е годы хунзов стал изучать английский военный врач, которого поразила не только красота и стройность этих людей, но и их работоспособность – следствие абсолютного здоровья, сохранившегося до глубокой старости.

«Это племя живет в гористой местности, где почти нет плодородной почвы, – писал Мак-Каррисон. – Обрабатываемые земли постоянно испытывают нехватку воды. Коровы у хунзов едва ли крупнее сенбернаров, молоко – менее двух литров в день – они дают лишь после отела; овцы и козы – и того меньше. Мясо этих животных жилистое и совершенно обезжиренное. Люди живут впроголодь, особенно в зимние месяцы. В эту пору они ведут исключительно вегетарианский образ жизни, питаясь скудными запасами злаков. С весной они переходят на «подножный корм» и собирают травы, пока не придет пора сбора первого урожая».

Хунзы практически не едят мяса и не пьют молока. Хлеб они пекут из пшеницы и ячменя обязательно с отрубями. Такой хлеб является источником не только белков, но и минеральных солей. Рис они едят неочищенный, а ведь в его шелухе – много витамина «B», картофель употребляют вместе со шкуркой. С удовольствием они едят бобы и разного рода зелень, вплоть до обычной травы. Но основу их питания составляют фрукты, свежие и сушеные. Яблоки и абрикосы едят с косточками, и эти плоды в их питании значат больше, чем хлеб. «У хунзов нервы крепкие как канаты, а сердце – нежное и отзывчивое», – эти моральные качества, по Мак-Каррисону, следствие отличного физического здоровья хунзов.

Собственно говоря, всего сказанного выше уже достаточно для двух неукоснительных выводов: для того, чтобы создать мощный фундамент своего молекулярного строения, нужно: а) есть то, что свойственно именно нашему, человеческому организму, а поскольку мясо – еда не человеческая, им питаться следует редко. Короче говоря, дело не в количестве наталкиваемого нами в желудок, а в его качестве – адекватном нашему органическому строению, б) Особенно следует подчеркнуть: это качественное соответствие прямо предполагает количественно малые величины потребляемых продуктов. Любопытно, что аналогичные выводы получил Дэвис в долине Вилкабамба в Эквадоре, Вискун на Балканах, Спасокукоцкий на Украине, Аликшиев в Дагестане.

Прежде чем двинуться дальше, я хочу процитировать очень уж выразительный рассказ Татьяны Абрамовой из журнала «Путь к себе» о том, как Р. Мак – Каррисон решил практически проверить свои выводы из наблюдений над полюбившимися ему людьми: «Изучив образ жизни хунзов, ученый решил провести лабораторный опыт с крысами. Он разделил подопытных животных на две группы, именуя их, соответственно, как «уайтчепель» (название района в Лондоне) и «хунзы». Крысы содержались в одинаковых условиях, но получали разную пищу. «Лондонцы» питались типичным для англичан белым хлебом и мучными изделиями, вареньем, мясом, консервами, яйцами и т п. «Хунзы же довольствовались рационом одноименного племени. В течение опыта ученый исследовал состояние здоровья целого поколения крыс. Он выявил, что первая группа переболела всеми болезнями, характерными для жителей Лондона, начиная от детских заболеваний и кончая хроническими и старческими недугами. Эти крысы оказались довольно нервозными и воинственными, они постоянно кусали друг друга и даже загрызали до смерти. Крысы другой группы – «хунзы» – были абсолютно здоровы и жили «в любви и согласии». В итоге Мак-Каррисон сделал вывод о том, что именно пища оказывает определенное влияние как на наше здоровье, так и на душевное состояние. Не «недоедание» и не дефицит калорийности вызывают болезни, как считают медики и политики, а качество – состав того, что мы едим. Так, если в рационе не хватает определенных питательных веществ, которые содержатся только в натуральных растительных продуктах, может серьезно пострадать, в первую очередь, наша психика. Более того, считает Мак-Каррисон, большинство людей едят чрезмерно много не столько для утоления голода, сколько для гастрономических утех или, как им кажется, поддержания работоспособности. Хунзы же много работают, но мало едят и при этом не болеют. Значит, чем меньше ест человек и чем проще его пища, тем больше у него шансов приблизиться к идеалу здоровья и счастья».

Отличный итог!.. Запомнив его, двинемся, однако, дальше. Дело в том, что мы – то с вами, читатель, живем не в Гималаях, и наше поведение формируется не одним-единственным воздействием неизменного племенного уклада, а хаосом диких предрассудков т н. цивилизованного, точнее же, потребительского мира. Вот почему мы с вами и продолжим работу над уточнением должного молекулярного состава своего организма.

Высказавшись о мясе, аналогичное отрицательное суждение произнесу и о сахаре, ибо в большинстве случаев мы получаем его в натуральном виде, не из цельных продуктов, в которые природой заложены, одновременно с ним, также витамины и ферменты для наилучшего его усвоения, но потребляем рафинированный, биологически мертвый продукт. Да, он несет в себе энергию пресловутых калорий и ласкает своей сладостью полусвод неба, но перенапрягает поджелудочную железу и нарушает метаболическое равновесие в организме, является одним из основных источников ожирения, склероза и диабета. Пирожные, торты, варенья, конфеты, шоколад, сладкие булочки, чай с сахаром, лимонады и т п. радости для вкусовых рецепторов суть неотъемлемый атрибут нашего питания, гораздо более привычный для нас, чем мед, овощи, корнеплоды и фрукты, в которых те же энергетически необходимые нам углеводы присутствуют в биологически живом виде.

Предлагаю в качестве конкретной меры для спасения собственной жизни следующий мыслеобраз (конечно, только для тех, кто не желает влачить свое жирное необъятное чрево от болезни к болезни): каждое съеденное пирожное видеть выстрелом из гранатомета, каждую конфету представлять пулей себе в область брюшины, каждую ложку сахара – ложкой стрихнина. Разумеется, инерция потребительского самоудовлетворения столь могуча в нашем обществе, что мое предложение вызовет громовые раскаты смеха. Что ж, я тут напомню, кстати, о судьбе врачей-критиков вегетарианца Бернарда Шоу, но, главное, буду жить надеждой, что спасительный голос разума не может остаться совсем уж неуслышанным в нашем больном «цивилизацией» мире. И, может быть, хоть кто-нибудь сообразит, что хотя баночка цветочного меда и содержит в себе углеводов меньше, чем куль белого сахара, но это – живой продукт, а в желтой, положим, груше фруктоза не требует сверхмощных усилий поджелудочной железы для своего расщепления, как это требуется для сластей в торте, потому, что она сразу способна пойти в дело. Что же касается вкуса: пирожное или ягода, например, это дело преимущественно нашей внутренней установки – ведь и папироса, содержащая в себе 64 ядовитые смолы, может быть кому-то мила, а кому-то будет невыносимо вонючей и отвратительной. Что же касается сопоставления цен, то надо еще 10 раз проверить, что дешевле: мертвый «сникерс», например, или стакан морковно – свекольного сока.

Немного статистики относительно чистого углевода, то есть сахара. На каждую душу у нас в разных видах его потребляется 46 кг в год, японцам же хватает 22, итальянцам – 24, американцам 28 кг. При этом у них по 200—300 кг овощей и фруктов на человека в год, а у нас до перестройки было 100 (без картофеля) и 43, причем в свежем виде доходила лишь половина овощей и фруктов, остальное – пересахаренное.

Еще в середине века на Западе был проведен антисахарный бум. Ученые авторитетно заявили, что «потребление большого количества сахара чрезвычайно опасно, поскольку резко повышает содержание холестерина в крови и ведет к заболеваниям сердечно-сосудистой системы человека». Английские газеты утверждали, что «сахар опаснее, чем все формы рака».

В США большим тиражом вышла книга Д. Родала «Здоровье, сахар и преступное мышление». В высоком потреблении сахара автор видел не только причину возникновения и распространения в стране целого ряда заболеваний вплоть до рака, но и причину неуклонного повышения преступности.

Вольному – воля. Но для того, чтобы решение о диете было до конца осознано, приведу одну выразительную справку. Она принадлежит замечательному венгерскому врачу и биохимику Йожефу Берешу, автору всемирно известного препарата «Капли Береша плюс»: «Бросается в глаза такой факт: если в какой – нибудь стране повышается потребление сахара, то в такой же степени повышается количество онкологических заболеваний. В Венгрии в 1980 году потребление сахара на душу населения в год составляло 16, 3 кг, смертность от рака была на 12-15 месте. В 1986 году потребление сахара за год выросло до 34, 5 кг, смертность от рака среди всех других заболеваний перешла на второе место… Чрезмерное потребление углеводов может привести ко многим заболеваниям. Если взять, к примеру, только патологическое повышение веса, то уже возникает проблема перегрузок сердца, печени, почек, сосудистой системы, и общеизвестен тот факт, что у людей с непропорционально большим весом значительно чаще встречаются раковые заболевания». Как говорится: кушайте на здоровье!..

Сейчас я выскажусь по максимуму: подобный «приятный» стиль питания есть лишь частное проявление самой сути потребительского общества (куда нас ныне так упорно, взашей стремятся загнать) с его культом наслаждения, доставляемого извне. Не в раскрытии наших внутренних возможностей, а в потакании потребностям, общим с животным миром, его суть. Передовая часть западного мира с тревогой уже осознала тупиковость этого пути для человека разумного, мы же видим высокий идеал там, где господствуют ценности «послаще» да «полегче».

Современная потребительская цивилизация стремится ко все более комфортному, беструдному существованию своих членов. Зачем, к примеру, утомлять внутренние органы сограждан излишним напряжением? Создадим лучше такое питание, которое будет вкусным, необременительным в переваривании, рафинированным. И создали, убрав из пищи такой грубый, неусваиваемый кишечником компонент, как клетчатку, и насытив ее жирами и сахаром. Ах, как тает на языке какой-нибудь разэтакий, разрекламированный «сникерс»! Я вижу его своего рода символом продуктового питания современной эпохи: шоколад, вафли, сгущенное молоко, немного орехов для хруста!.. А как тешит вкус! А как легко проскакивает внутрь – в любых количествах – выдержал бы только кошелек!.. И зубы, в общем-то, для подобной еды не очень нужны. Но вот статистика, которая базируется на том, что нынешние цивилизованные диетологи полностью убрали, выключили всяческую активность, извините, прямой кишки – химическую, физиологическую, механическую. На Западе в XX веке по сравнению с так называемыми неразвитыми странами круто, иногда вдвое, возросло число заболевших запорами, дивертикулом прямой кишки, страдающих грыжами, испытавших прелести аппендицита, варикозного расширения вен, геморроя, больных ожирением, диабетом, кардиосклерозом, желчнокаменной болезнью, раком желудочно-кишечного тракта!.. По свидетельству почетного доктора Королевского общества Англии австралийского доктора Буркитта, все эти болезни носят не этнический и не социальный характер»: так, например, африканские рабы не были знакомы с аппендицитом в то время, как сейчас чернокожие в США болеют им в такой же степени, как и белые. В Африке и Азии аппендицит – в большей степени болезнь городского населения, чем крестьянских общин.

Вопрос к читателям: хорошо ли они помнят из прежних уроков, что основой процветания любого органа, любой системы является ее активное функционирование, ее постоянная тренировка? Вот вам и реальное доказательство правоты этого тезиса!..

Представляю себе отчетливо, что читатель, подавленный жесткой системой жестоких фактов, уже готов сделать вывод о том, что вся логика моего изложения неумолимо загоняет его в одно спасительное решение: переход на продукты преимущественно растительного происхождения. Увы, и это не так, ибо далеко не все из этого растительного мира вибрирует в резонанс колебаниям нашего организма, кое-что их попросту подавляет, гасит. Не буду касаться простейшего вопроса о несоответствии нам каких-то из естественно растущих трав и корней. В этой связи вспоминается эксперимент, проведенный учеными академического института физиологии им. И.П. Павлова с группой шимпанзе, высаженной на необитаемый остров одного из больших озер Псковской области: чуткие ко всем воздействиям живой природы обезьяны достаточно быстро определили, что из приблизительно 320 видов растений этого острова им в пищу подходит что-то около 280 (цитирую этот уже давний отчет по памяти). Конечно, приведенные числа демонстрируют, сколь много ценного для здоровья «живья» мы недобираем при своем т н. «цивилизованном» образе жизни, но, в то же время, они свидетельствуют о том, что далеко не все дары земли съедобны.

В данном случае я хочу акцентировать наше внимание на другом: на непригодности для полноценного человеческого питания тех растительных продуктов, что изначально-то были годны для поедания, но в процессе человеческой же обработки стали мертвыми продуктами. И, к горчайшему моему сожалению, речь пойдет, прежде всего, об убийстве зерна в процессе превращения вполне съедобных злаков в хлеб. Да, хлеб, который, согласно старой поговорке, всему голова, являет себя в мире головой, мягко скажем, не самой умной. О, Боже, на что я замахиваюсь!.. А вот на что: для того, чтобы получить хоть какую-то видимость обоснования для взвинчивания цен на самый массовый в России вид питания, Совет Министров в конце 80-х годов сообщил, что «в связи с ростом благосостояния трудящихся» целый ряд мельничных комбинатов переходит на выпуск муки только высшего сорта. Что эта терминология означает? Что у зерна напрочь обдирается и отсеивается наружная оболочка, содержащая все витамины, микроэлементы и клетчатку (в виде отрубей), а сохраняется только лишь крахмальная сердцевина (до 80%). Как указывает с трудно сдерживаемой яростью прекрасный специалист в области физиологии питания Валентина Федина, из 28 элементов пшеницы 9 исчезают совсем. Среди них – антиканцерогенный селен, кроветворные ванадий и титан, да и от остальных остаются крохи: кальция – 19 мг из 60, железа – 1, 86 от 5, 38, марганца – 0, 86 от 3, 76 и т д. Пресловутая же калорийность – возрастает.

Поскольку аскорбиновой кислоты (витамина C) в хлебе от природы не бывает, то это означает, что хлеб – несамоусваиваемый продукт. Витаминов группы B в белом хлебе хватает на усвоение только 1/3 его. Следовательно, чтобы переварить 100 г, надо съесть 300 г и выдержать гниение в кишечнике балластных крахмалов и белков. И так изо дня в день, из года в год, плюс белки мясных продуктов, ведь живых витаминов в нашем «вкусном» питании с каждым годом становится все меньше.

К чему привел я этот преступный указ, направленный на выколачивание денег из наших карманов под предлогом нашего благосостояния? По данным ВНИИПРиМ, в конце 80-х годов выпекалось около 160 наименований хлебобулочных изделий (у немцев – примерно 100 сортов, у англичан – 35), ныне же большой удачей считается выбор из 1-2 белых и 1-2 ржаных изделий. Вот уж точно: «Люди гибнут за металл!».

Но и это еще далеко не все. Предположим, что мы твердо решили отказаться от рафинированной муки во всех ее видах: белого хлеба, манной каши, сладких булочек, пирожных и т п. балластной пищи, самопереваривание которой исключено изъятием из нее необходимых жизненных ферментов. Как обстоят дела с другими видами хлеба, например, с черным ржаным? Позволю себе обширную цитату из статьи «Слишком дорогой хлеб», написанной замечательным врачом Г.С. Шаталовой, которая уже несколько десятилетий играет славную роль активного бродила в нашей кастовой инертной медицине.

«Меня вовсе не удивляет тот факт, что в своей врачебной практике я сплошь и рядом сталкиваюсь с негативными последствиями употребления хлеба. Да вы и сами можете убедиться в этом, взглянув на наших располневших, со вздутыми животами женщин из низкооплачиваемых слоев населения, для которых хлеб – преобладающий продукт питания.

Я немало размышляла о том, как приготовить такой хлеб, который был бы лишен недостатков фабричного. Думаю, многие мои ученики помнят один из рекомендованных мною рецептов: прорастить пшеницу, высушить ее, перемолоть на домашней мельнице или кофемолке и выпекать лепешки на хмелевых дрожжах без десятков химических добавок, которыми «славен» наш бородинский, рижский и другие сорта хлеба. В организуемых мною школах здоровья на семинарах всегда находились умельцы, выпекавшие вкусные, ароматные лепешки.

И все же в результате тщательной проработки этого вопроса, многочисленных экспериментов я пришла к твердому выводу, что и лепешки – не более чем полумера, позволяющая прийти, в конце концов, к полному отказу от хлеба… Поднимитесь повыше в горы, и ни в одном абхазском селении вы хлеба и хлебных изделий не найдете. Его заменяет мамалыга. Абхазские женщины перемалывают на ручных мельницах из кованого железа кукурузу, и из полученной муки варят нечто вроде очень плотной каши. Ее нарезают ломтями и едят с сыром и зеленью. Кстати, мяса в рационе абхазцев в 5 раз меньше, чем у москвичей. Барашка режут лишь по случаю праздника или приезда гостя…».

А пока – по зимним 1994/95 гг. данным «АиФ» – у нас в отечестве, согласно официальной статистике, 11% бюджетных затрат средней семьи идет на хлеб и макароны, то есть на малоактивные заполнители кишечного тракта. В действительности же эти тракты достигают 30 и более процентов! И для сравнения: в США, Англии и Франции на хлеб средняя семья тратит около 2% своего бюджета, в Германии, Испании, Италии – около 3%, в Китае, Пакистане, Индии – от 20 до 30%. Нужны ли комментарии?!

По вполне достоверным научным данным, опирающимся на серьезную экспериментальную базу, никакой продукт из состава пресловутой троицы «белки, жиры, углеводы» не будет переработан в органическую энергию, если к делу не подключатся витамины. Так, например, чтобы получить тысячу килокалорий, требуется ввести в реакцию 25 мг витамина C, 8 – вит. E, 6, 6 – PP, B1 – 0, 6, B2 – 0, 7, B6 – 1мг. А всего требуется ни мало ни много – до 30 различных витаминов. Если витаминов нет, то углеводы в кишечнике начинают бродить, а белки – гнить. На усвоение белков требуется в 7-9 раз. больше энергии, чем на усвоение углеводов.

Теоретически легко подсчитать, будет ли продукт самоусваиваемым (если в нем содержится достаточно витаминов), либо несамоусваиваемым. Так, например, в вареном мясе сохраняется витаминов группы B, достаточных для переработки лишь одной четверти его количества, остальное идет либо в жир, либо гниет.

Для того, чтобы процессы ассимиляции и диссимиляции пищи шли в организме нормально, он должен на молекулярном уровне содержать в себе до 80 микро – и макроэлементов. Установлены суточные потребности в них организма. Так, например, человеку среднего веса в день требуется около 800 мг кальция. (Интересно, что в жирах и углеводах его нет вовсе, а в килограмме мяса всего 80 мг…). Чтобы синтезировать собственные ткани, организму требуется до полусотни разных кислот: амино-, жирных и органических, основаниями для которых является едва ли не весь спектр земной почвы. Имеются в этом перечне такие элементы, отсутствие которых может парализовать выработку и работу десятков и сотен жизненно необходимых ферментов, что может вызвать грубейшие нарушения в обмене веществ. Недостаток других микро – или макроэлементов способен вызвать существенные нарушения в производстве организмом иммунных веществ, что, в свою очередь, не позволит бороться с переизбытком других элементов, способных в ряде случаев создать опасность самой жизни.

Спрашивается, каким же образом можно поддержать эту необходимую молекулярную базу для нормального функционирования организма? Прежде всего: обращаемся к растительному миру.

Как указывает Валентина Федина, чьи труды полюбились мне своей строгой доказательностью, «в каждом растении может быть от 17 до 28 элементов. В среднем – 22-23. Из них 20 постоянных и несколько видовых – в разных сочетаниях. Если считать, что каждое растение несет хотя бы по одному новому элементу, то для удовлетворения потребностей в них человеку нужно 80 – 20 = 60 растений, исследованных и строго отобранных. Но поскольку мы не знаем, где что содержится, то это количество надежнее удвоить. 100 растений – в рационе горцев-долгожителей, причем с куста и с грядки, то есть с полным набором витаминов. 500 съедобных растений – у китайцев, 300 – у корейцев, свыше 200 было у П. Брегга. У нас в справочнике «Химический состав пищевых продуктов» (М., 1979, 1984, 1987) всего 60 – с ананасами, бананами и финиками. На самом же деле 90% пищевых продуктов нашего ассортимента промышленность ухитряется вырабатывать из 12 растений, причем далеко не самых богатых нутриентами».

Действительно, как не вспомнить тех мудрых шимпанзе из института им. И.П. Павлова, которые, ничтоже сумняшеся, в наших же исконно русских местах потребляли в пищу более четверти тысячи видов разнообразных растений!

И вот решающая рекомендация, дорогие читатели! Решительно переориентируйте свою жизненную практику с тупой и убийственной идеологии калорий на потребление хоть и малого количества, но таких продуктов, которые несут в себе вещества для полного и быстрого усвоения данной еды: это прежде всего, растительная пища! В моей просьбе – все основы нашего здоровья: и активизирующая кишечник, клетчатка, и энзимы, способствующие полному перевариванию продуктов (а, следовательно, и сохранению нормальной фигуры).

Дорогие граждане, поймите раз и навсегда, что губительный для здоровья жир образуется из-за отсутствия в вашем питании достаточного количества разнообразной зелени с ее клетчаткой и витаминами! Вы можете голодать, покупать синтетические спецбандажи американского производства или китайские магнитные клипсы, но тучный вес будет неуклонно возрастать, отнимая десятки лет счастливой жизни и, в конечном счете, саму жизнь. Да, горцы и восточно-азиатские народы потребляют мясо, в том числе жирное, но ведь добавляют к нему сто травок и кореньев, содействующих его усвоению!

Растительная пища играет однако и еще одну, также важнейшую роль в поддержании гомеостаза человеческого организма, а именно – в сохранении преимущественно щелочной реакции в кислотно-щелочном равновесии. Да, нам нужно, по возможности, изобилие растительной пищи, но в ней на первое место следует поставить продукты щелочной ориентации: бобовые, ягоды, овощи, плоды деревьев, масло растительное (лучше всего из тех плодов, что растут на деревьях, например, оливковое).

Далее. Я привел убийственную общепланетарную статистику австралийского врача о том, каким смертоносным обвалом обрушился на цивилизованный мир его переход на рафинированную (очищенную) пищу, чего стоило исключение из поедаемой нами пищи грубой клетчатки (перечень этих страшных заболеваний упоминать не буду). Вывод – без долгих слов: да здравствуют корнеплоды, капуста во всех ее видах, злаки, яблоки, ягоды, травы, – словом, все то, что механическим раздражением стимулирует энергичную работу всех отделов пищеварительного тракта, начиная от зубов и продолжая во всех без исключениях отделах нашего кишечника (увы, уже безвольно изнеженного разного рода бесструктурной пищей а-ля «спикере»). Кстати говоря, все ли знают, что через зубы согласно теории и практике акупунктуры проходит много важных каналов, в том числе желчного пузыря, и когда мы тщательно перемалываем пищу во рту, мы не только предварительно хорошенько перерабатываем ее со слюной, но и интенсифицируем, побуждаем к честной, нормальной работе такой важный для нас отдел переработки тяжелой и жирной пищи, как желчный пузырь.

Далее я выскажусь вполне практически, как всегда, опираясь на свой собственный опыт: слава Богу, вслед за Швейцарией, Германией, Австрией, Италией у нас появились суперкастрюли «Цептер» (что значит «Скипетр», королевский знак), способные готовить еду с сохранением в ней естественной структуры, клетчатки витаминов и натуральных солей, содержащихся в пище, без убийственного перевода нитратов в нитриты. Дороги, конечно, кастрюли, но мы с женой решили, что лучше вкладывать деньги в здоровье заранее, чем потом – в услуги платной медицины…

«Кто хочет быть здоровым, питается овощами». Но до подобной планетарной перестройки какому количеству поколений еще ехать и ехать!..

Будем исходить из принудительной силы реальности. С одной стороны: без микроэлементов невозможно протекание десятков и сотен тотальных процессов в организме, их отсутствие может человеку очень дорого стоить, вплоть до возникновения рассеянного склероза или болезни Бехтерева, не говоря уже о более «популярных» недугах. С другой: я не уверен до самого конца, что уже послезавтра мы сможем подняться в потреблении продуктов растительного мира не только до космической высоты шимпанзе из псковской губернии, но даже до горных высот кавказских долгожителей с их сотнями наименований разного рода травок. Ну, предположим, мы, наконец, обретем свои загородные 6 соток, возделаем их и, не обладая должной квалификацией садовода-искусника получим осенью 10-12 славных наименований (свекла, сельдерей, репка и т д.). Все же маловато этого!

Так вот, не исключая из вида ни сада-огорода, ни леса-фитовода, я хочу напомнить, что эта проблема решается достаточно просто. Каждый из нас является великим чудом природы во многих смыслах, в том числе и в качестве уникального неиссякаемого источника абсолютно всех необходимых для поддержания здоровой жизни микроэлементов.

Речь идет об урине, по-простому говоря – о моче. Этот «напиток Богов» за последнее время стал достаточно популярен. Обращение к данному парадоксальному методу лечения многие болящие люди связывают с получившей у нас заслуженную известность книгой Джона У. Армстронга «Живая вода, или уринотерапия». Уринотерапия – направление многоаспектное, к счастью, сейчас уже хорошо разработанное, невзирая на достаточно активное сопротивление многих представителей так называемой официальной медицины. Я отсылаю желающих подробнее узнать о разных гранях этого вида лечения к книге Г. Малахова «Целительные силы» (третий том), хотя считаю, что обращаться с введением упаренной урины внутрь надо осторожней. Более того: четко заявляю, что урина не есть панацея, и что там, где у больных речь идет о гормональной подвижке, с ее приемом надо быть архиосторожным.

Следует заметить, что история уринотерапии уходит в глубину веков, о ней писал еще Авиценна в «Каноне врачебной науки», в «Фармакогнозии» другого средневекового хорезмского энциклопедиста Аль-Бируни также имеются ссылки на нее, пользовалась этим методом и китайская народная медицина и сторонники философии и практики йоги. У нас в России одним из первых, еще в годы Первой мировой войны, начал ее применять военный врач Я.И. Здравомыслов и, независимо от него, другие славные медики, добившиеся значительных успехов при лечении многих тягостных заболеваний (десятки номеров в библиографии с 1917 по 1935 годы). Особых успехов добился А.А. Замков, сделавший выдающееся открытие в этой области: его препарат «Гравидан», выполненный на основе урины беременных женщин, творил буквально чудеса, резко увеличивал потенцию экспериментальных животных, на глазах молодели и возрождались к активной половой жизни дряхлые старцы, возрастал общий тонус больных, они возвращались к активной производственной и творческой жизни.

В 1938 году по наветам и доносам (дескать, врач стремится уронить авторитет советской медицины, сводя ее к рецептам средневековых знахарей) Институт урогравиданотерапии был закрыт. А. Замков получил тяжелый инфаркт, затем другой, и в 1942 году умер: его жизненных сил недостало для нового испытания – ведь в 1930 году он и его жена, знаменитый скульптор Вера Мухина, уже были арестованы и высланы из Москвы в Воронеж, в 1932 году по настоянию Максима Горького «прощены» и возвращены в столицу, а с 1935 по 1938 год он снова подвергся шквалу массированных нападок и опаснейших провокаций, что привело его еще тогда к первому инфаркту. Фамилии высокопоставленных профессоров-медиков, травивших его, известны, но в них ли суть?.. Да, тернистым путем шли те, кто был чужд косному взгляду на мир: еще раз напомню об А. Чижевском, Б. Болотове. В этом же ряду должен стоять и удивительный русский врач Алексей Замков, забитый «своими»…

О многообразных свойствах урины и способах лечения ею в народе известно от веку. Пока же скажу то основное, ради чего и затеял именно в этом месте разговор об урине: она является концентрированным средоточием всех без исключения микроэлементов, необходимых для запуска и нормального протекания практически всех важнейших процессов в организме (о других ее свойствах здесь не говорю). И коль скоро мы пока не купаемся в изобилии тех трав, плодов и корней, которые обеспечивают как обезьянам, так и жителям гор весь набор микро – и макроэлементов вкупе с живыми витаминами, нам от приема урины внутрь деваться некуда!

Прекрасно понимаю целый ряд мучительных сомнений, возникающих перед новообращенным. Человек вроде бы и дозрел до необходимости приема нескольких глотков животворного напитка, да вот… как же, ведь там отходы, а я не очень-то здоров(а)… Эта проблема решается удивительно просто: яды собственной мочи вызывают активный рост иммунитета, ибо в ответ на поступление энной дозы токсинов эндокринные органы начинают быстро и эффективно вырабатывать соответствующие антитела и гормоны, направляя их непосредственно в кровь. Таким образом, уринотерапия – это и средство значительного укрепления иммунной защиты организма.

Есть еще одно сомнение – стыдливое и брезгливое: да как же я эту гадость в ароматный рот свой возьму?.. И данное препятствие убирается легче легкого. Надо только представить себя жителем знойной Калмыкии или астраханской области с ее водой для питья, в значительной мере засоленной, солончаковой. Если для них потребление горьковатой воды – дело привычное (другой-то нет), то неужто же мы не способны сделать всего несколько глотков той жидкости, что для них – питье повседневное? В крайнем случае, для начала можно свою урину разбавить водой и – вперед! Здоровье того стоит. Лучше жить в режиме предупредительной профилактики, чем в условиях крупной аварии, когда человек готов идти на самые крайние меры, как один из моих пациентов, который проголодал три недели, выпивая в иные из дней до 800 г своей мочи! В сочетании со всеми иными процедурами (в том числе и духовного плана) слабые структуры в его теле возродились, а хронические воспаления и разного рода внутренняя грязь была удалена. Так вот: надо ли доводить себя до 800 г, когда достаточно принимать и 80?..

Об условиях здорового человеческого питания можно говорить нескончаемо – тема стоит серьезного к ней отношения, но думаю, что сущность сказанного уже понятна и станет еще более ясной, если я остановлюсь на таком предмете, как необходимость следования в питании естественным природным циклам. Собственно говоря, для тех, кто живет в природе и в глубоком согласии с нею, подобной проблемы не существует. Возьмем оленя: вот из-под снега появилась первая травка – она и отправляется в рот; начинает припекать солнышко – в дело идут все расцветающие растения по ходу их появления на свет, и так круглый год, а уж зимой делать нечего – приходится глодать голые ветки кустов и деревьев. Обратимся к деревенским и лесным жителям: как только вырастает первая зелень, она идет в пищу, появляются ягоды – их едят по мере созревания (черника, земляника, малина и т д.), вот поднимают голову грибы – им помогают прыгать в лукошки, а тут уже сказывает свое веское слово сад – огород с его методичной последовательностью, и этот порядок питания – самый живой, здоровый и натуральный как для зверей, так и для людей.

Да, но как быть нам, тоже людям, но оторванным от земли и солнышка, ограниченным асфальтом, стеклом и бетоном от естественного круговорота вещей, припадающим не к сосцам матери-природы, а к прилавкам безличных универсамов, которым все равно, чем торговать и в какое время года? Выпадать из ритмов Космоса – дело вредное, нездоровое. Мудрые китайцы (сами ли, с подачи инопланетных пришельцев ли – это роли не играет) распространили на продукты питания классификацию взаимодополняющих энергий Ян и Инь, на мой взгляд, действительно разумно рекомендующую потребление пищи в зависимости от времени года и даже времени суток (да еще и с учетом пола едока).

Логика такова: в человеке должен соблюдаться баланс того и другого, это значит, что в холодное время года следует более употреблять «янские» продукты: рис, гречиху, лук, капусту, чеснок, салаты, бобы, рыбу, мясо, кислые продукты, хлеб грубого помола. А в жаркие – употреблять «иньские», нужно есть охлаждающие продукты питания: пшеницу, помидоры, картофель, морковь, огурцы, сметану, масло (растительное и сливочное), яйца, мед, сладкие фрукты.

Логично, что продуктами Ян лечат иньские (по китайской терминологии) заболевания: рак, анемию, гемофилию и др., а иньским питанием – Ян-болезни: сердечные, артриты, диабет и прочее.

Несколько абзацев в завершение этой, конечно же, беспредельной темы. Хотя я и писал о нижеследующем в «Трех китах здоровья», имеет смысл повторить эти добрые правила сейчас – ради общей логики изложения, во имя приема пищи исключительно себе во благо.

Итак: как принято у нас завершать трапезу? Каким-либо сладким напитком. А если, однако, призадуматься? Желудок, получив внутрь пищу, выделяет определенное количество пепсинов, чтобы переработать ее. И вдруг сверху поступает немалое количество жидкости, которая значительно разбавляет концентрацию желудочного сока, и «ни за што ни про што» резко замедляет процесс пищеварения! Почему? Ради чего?! Но мало и этого: жидкость-то – сладкая, то есть способствующая брожению пищи!.. Вот какой «сюрприз» преподносим мы сами себе по нескольку раз в день ежедневно. Так на кого нам потом жаловаться, спрашивается? И какие химические таблетки могут в данном случае помочь от сонма болезней? Разве что от неизбывной глупости, но таких вроде бы еще не изобретено человечеством.

Что же делать с нашей губительной привычкой? А ничего особенного: разнести по времени прием твердой и жидкой пищи и запивки хотя бы на час, прийти к понятию, что питье – это совсем особая, отдельная процедура, и всего лишь за счет одного простого решения обрести много-много дополнительных безболезненных лет для пребывания на этом свете!..

И еще несколько весьма существенных слов в завершение темы питания. Во – первых, каждый должен искать (и обязательно найти) для себя самого наиболее ему близкий рацион и режим принятия пищи. К примеру: я понимаю тех, кто привык набивать живот с утра, сам-то утром принимаю лишь стакан теплой воды с разведенной в нем чайной ложечкой меда, а первый (небольшой) прием пищи у меня совершается не раньше часа дня. И ничего, живу в этом режиме уже десятилетия – при полной стабильности веса, хотя вечером «добираю».

И уж совсем в заключении напомню пожелание Мартинуса о необходимости характер питания менять с развитием сознания. Весь наш организм, все его «этажи» должны жить в амплитуде общих колебаний, и чем тоньше становятся вибрации нашей духовности, тем сродственней им должно быть состояние всех «нижних этажей». Это значит, что от грубых эманации, порождаемых потреблением мяса, нужно последовательно переходить на резонанс с более человечным питанием: растительным, кисломолочным. Впрочем, тот, кто желает оставаться нетерпимым, грубым и, в то же время, душевно ранимым, может пропустить это мое пожелание мимо ушей.

ПРОСТЫЕ ПОСТОЯННЫЕ ПРИВЫЧКИ.

Итак, дорогие читатели, мы подошли к итогу нашего путешествия по башне здоровья. Я стремился утвердить такой стереотип поведения, который, будучи достаточно простым для исполнения, в то же время позволил бы вести действительно здоровый образ жизни. Я начинал занятия с обстоятельного разговора о структуре многоэтажного здания нашего, здоровья, а не с тривиальных, всем знакомых наставлений о необходимости, например, регулярно чистить зубы, причем обязательно сверху вниз. Само сознание нашей многосложности дает каждому внутреннюю установку на уважительное, квалифицированное к себе отношение.

Я писал уже о достаточно выразительном эпизоде: когда в феврале 1988 года в журнале «Нева» появился небольшой очерк «Три кита здоровья», он вызвал вулканоподобную читательскую почту. Статистика была такой: 98% корреспондентов особо пристально интересовались проблемами очисток и питания, лишь 2% – энергетикой организма, и всего в нескольких письмах затрагивались вопросы духовности!.. Это значит, что абсолютное большинство больных людей (письма-то слали лишь те, кого мои тезисы особенно задели за живое) считали, что с этим-то делом у них как раз все в порядке, а ремонтировать следует лишь «потрошки». Вот почему, наш нынешний разговор о здоровье я начал с необходимости спокойного, доброжелательного, даже радостного настроя, который единственно и способен поддерживать в нормальном режиме работу всех наших систем и органов. Перевозбуждение коры головного мозга ведет к индуктированному (наведенному) перевозбуждению подкорки, а это приводит уже к многочисленным сбоям всей удивительной автоматики нашего организма, вплоть до самых губительных для него последствий.

Не так-то много сил нужно для того, чтобы на практике проявлять доброту, но последствия скажутся на вас достаточно быстро. Трудно ли: не ударить дверью метро человека, идущего вслед за вами, уступить в автобусе место больному, весело поздороваться с сотрудниками, сдержаться, когда заупрямился ребенок, ответить шуткой, а не встречным выпадом своему богоданному супругу(-ге)? На этом изначальном базисе можно построить радостное настроение на день, на неделю, на постоянно.

Но как быть с общественной ситуацией? У меня создается порой впечатление, будто мы живем сейчас в оккупированной нелюдью стране, где нормальным людям жестко навязывают бесчеловечные законы оголтелого капитализма периода бандитского первонакопления. «С волками жить – по-волчьи выть»? Ни в коем случае! Огромны здоровые силы в нашей стране, в том числе и мыслителей, и честных промышленников, которым уже невтерпеж видеть рвачество временщиков-ушкуйников, ради своей корысти разоряющих страну. Каждому из нас дальновидней и благородней жить по законам добра, а та алчная и лживая шваль, которая всплыла сейчас наверх и полагает, что она правит бал, в достаточно скором времени будет смыта в унитаз истории. Для чего даются людям испытания? Для утверждения их доброй воли. Трудно? Но иной путь – зла – гибелен.

Конкретно: утром вы встаете с четкой мыслью о реальной помощи тому, кому в жизни приходится хуже, чем вам, реализация своего же решения укрепит ваше доброе настроение. В этом действенном проявлении добра – ваш отпор волчьей морали, фундамент нашего здоровья.

Итак, сильным духом мы уже обладаем. Теперь станем лепить соответствующее ему тело. Что надлежит для этого делать при дефиците свободного времени? Я, к примеру, живу так: и с утра, и после окончания рабочего дня обливаюсь двумя ведрами, как уславливались, холодной воды. В течение дня обязательно выкраиваю время для 40-60 минутной пробежки, либо для длительной ходьбы (вместо поездки в переполненном транспорте), либо для велотренажера и растягивания резиновых бинтов (когда идет программа «Время»). К этому, обязательно в выходные, добавляю парилку, прорубь и более длительную пробежку (или лыжи). По времени суммарно это занимает гораздо меньше, чем пребывание в больнице по поводу инсульта или инфаркта миокарда, не так ли?

Быт в соответствии с нормами живой природы весьма упрощает наше существование, мы становимся автономны от разного рода привязок. Так, например, в командировках мне не приходится совершенно зависеть от капризов общепита: мед с теплой водой утром, стакан томатного сока днем, несколько плодов вечером и крупа, заваренная в термосе и превратившаяся к ужину во вкуснейшую кашу, – вот и все заботы! Но разве столь же спокойно, но более комфортно нельзя жить и дома?

Поскольку в постоянной нагрузке нуждаются все без исключения органы и системы, то питание семьи моя жена стремится строить так, чтобы преобладали в нем простые, богатые грубой клетчаткой продукты – прежде всего, овощные блюда, лук, каши, необдирный хлеб «Здоровье», разного рода салаты, яблоки, кисломолочные продукты. Мясо крайне редко бывает на нашем столе, рыба – несколько чаще. Тут уже встает вопрос естественного вкуса: можно от души радоваться, например, удивительной прелести быстро сваренных постных щей, щедро осыпанных разного рода травками, или творогу со сметаной, или пшенной каше с тыквой и изюмом, или запеченной в духовке картошке, поедаемой затем с солеными грибами, чесноком и подсолнечным маслом, и эта вкусная, подлинно человеческая пища всегда будет держать пищеварительную систему в прекрасном тонусе.

Конечно, в семье и мы сами, и дети особенно время от времени не избегаем лакомств (это, чаще всего, проблема кошелька), но что понимать под лакомством? Изделие, в котором в разных пропорциях скомбинированы рафинированная (убитая) мука с рафинированным же (очищенным от признаков жизни) сахаром и прочими продуктами, созданное потребительским обществом ради услады языка, либо живой прекрасный плод, сочетающий могущество солнца и прелесть естественной вкусовой гаммы, несущий энергию Земли и Неба?.. Выводов не навязываю, но пора же каждому когда – либо взять на себя ответственность за перспективы своего собственного здоровья!

Немалую часть наших занятий мы посвятили очисткам, и тут уж хочешь-не хочешь, но надо выделять на них определенное время. Приходится выбирать: либо поддерживать свой «автомобиль» на ходу регулярным уходом, либо загнать его, что говорится, «в хлам» – кому как способней…

Что хочу сказать на прощанье? Сохранять здоровье «на халяву» можно лишь в течение весьма короткого времени. Даже не очень уж значительные затраты сил на это занятие обернутся великим счастьем долгого полнокровного бытия. Удач вам на этом пути!

Часть вторая. ПОНЯТИЕ О ВРАЧЕВАНИИ.

ВМЕСТО ЭПИГРАФА К ЧАСТИ ВТОРОЙ. РАССКАЗ СЧАСТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА.

Из выступления на тему «Многомерное пространство страны здоровья» в Санкт-Петербургском обществе «Полония» 4 апреля 1993 года.

Уважаемые коллеги, когда мне позвонили с предложением о встрече, я предварительно попросил назвать мое выступление «Неизвестные контуры страны здоровья», но сейчас понял, что определить тему нужно иначе, богаче: «Многомерное пространство страны здоровья». Я поведу здесь речь о том, насколько сложным и не одноплоскостным является такое понятие, как наше здоровье.

Наряду с получением некоей новой информации вы обретете в результате нашего общения и немалую дозу доброго здоровья, то есть вы выйдете отсюда здоровее, чем пришли. Это произойдет потому, что здесь, в зале, находится группа моих учеников, и мы все вместе станем работать на этот зал, на всех вас, и я сам тоже буду содействовать вашему оздоровлению. Важным элементом успешности этого благотворного воздействия является то, что вы будете находиться в ауре человека счастливого, такого, который получает от жизни много радости. Согласитесь, в наше непростое время подобное заявление можно услыхать не очень часто, однако это так. Конечно, немало трудного, сложного, даже трагического сопровождает на жизненном пути и меня: «В каждой избушке – свои погремушки», – но основное в моем существовании – это, действительно, чувство счастья.

Откуда идет, как возникает эта радость? Прежде всего, из чувства задавшейся самореализации: во благо самому себе, своим близким, своим дальним.

По основной профессии я – литератор, мое дело – работа со словом; точнее, смысл моего существования – в передаче через слово того, что мне довелось узнать, наработать лично. Моему перу принадлежит двадцать или двадцать пять книг, многие переиздавались. Такая книга, как «Откровенный разговор», выдержала двенадцать переизданий. Она посвящена беседам о принципах жизни со старшим сыном, когда он был еще школьником. Достаточно нестандартная ситуация: книга о человеке, в данном случае Сергее Андрееве, увидела свет задолго до того, как он стал известен в качестве экономиста и общественного деятеля.

Более тридцати лет я проработал в Институте русской литературы (Пушкинский дом) Академии наук, был и заместителем директора по науке, работал в секторе современной литературы, четырнадцать лет – в секторе теоретических исследований, издал немало книг по истории, теории литературы, книг о современной литературе. Кроме того, опубликовал повести, роман (в соавторстве). Был напечатан рассказ «Барменша из дискотеки» – об удивительной судьбе украинской партизанки, ставшей венгерской миллионершей. Он неоднократно переиздавался у нас и в Европе, по нему Г.А. Товстоногов поставил спектакль с блистательной А. Фрейндлих в главной роли. Знаю и о других постановках: в Воронеже, Пловдиве, Сан-Франциско. Есть у меня исследования о народном творчестве – в общем, было написано много – и я думаю, небесполезно. Восемь лет я работал главным редактором знаменитой «Библиотеки поэта» – содействовал научному изданию десятков и десятков книг, представляющих собой квинтэссенцию высокого духа поэтической классики России и сопредельных республик. Таким образом, вы можете представить себе тот прекрасный мир, в котором я десятилетиями трудился в качестве профессионала: говорю сейчас о главном в своей жизни, опуская, очень-таки, разный, достаточно непростой бытовой антураж.

И вот начался новый виток жизни. Прежде всего, я должен сказать о книге «Три кита здоровья». Она за полтора-два года вышла несколькими легальными изданиями, несколькими пиратскими, и сколько-то изданий еще готовится. Вы должны понять мое удовлетворение, когда я получаю тысячи писем о том, как людям помогла эта книга, позволила пересоздать свою жизнь, поправить свое здоровье, получить новую радость.

Дальше – неожиданный поворот: мою душу греют книги, которых вы еще не знаете, которые я уже написал и еще напишу. Сейчас подготовлена книга «Мужчина и женщина. Путь человеческий – путь звездный» – она написана весьма своеобразно, такого жанра я еще не встречал. Должен вам сказать, что в непростых для меня обстоятельствах я часто вспоминаю эпизоды из этой книги, и в душу мою входит уверенность, спокойствие. Зреют и другие книги, которые, уверен, будут полезны людям: факт их написания, сама возможность творчества является той могущественной причиной, которая позволяет мне чувствовать себя счастливым.

Сейчас скажу еще об одном источнике своего мироощущения: от природы, от мироздания, от господа Бога мне дана возможность помогать людям, исцелять их. Врачуя, я люблю их, а когда они излечиваются, то начинают искренне любить меня и становятся моими родными, родственниками, поэтому я живу в такой обстановке, о которой любой может лишь мечтать.

Откуда вообще взялось это целительство? Дето в том, что в молодые годы я увлекался разными видами спорта, и когда пришел в Университет, то у меня были заметные спортивные «эполеты», и уже на первом курсе филфака меня попросили работать тренером по самбо. Чтобы иметь право на такую работу, я закончил тренерскую школу. Самозабвенно увлекался в это время биологией, биохимией, биомеханикой, и это увлечение прошло через всю жизнь. Интерес был настолько сильным, что «заразил» и моих детей. Оба сына пошли на биофак, дочка в студенчестве специализировалась на биохимии. Это – люди состоявшиеся, талантливые, многообразно одаренные, веселые. Каждый из них – личность. Вы понимаете, что прекрасные дети – это существенный источник радости и счастья.

А еще – прекрасные ученики-сподвижники, которых я люблю. Горжусь, с радостью наблюдаю, как они идут дальше – при том, что наше единство сохраняется. Первый толчок – мой – был достаточно сильным. Владимир Лободин, который присутствует здесь, в прошлом – знаменитый полярник, но наши занятия побудили его полностью отдать себя службе исцеления людей. Другой Владимир – Лисихин – был главным инженером большого металлургического завода, он и его жена Рита пошли этим же путем, и оба движутся оригинально и очень успешно. Галя Еремина, которая тоже находится здесь, добилась великолепных успехов во всех аспектах массажа, в том числе и биоэнергетического. Вы только посмотрите – вот они – как красивы и складны эти люди физически, как одухотворенно выглядят они! Мои прекрасные ученики и сподвижники в немалом числе уже играют первые роли не только в разного вида здравоохранительных структурах, но и за рубежом, к их слову и делу там относятся с высоким пиететом. Борис Аранович, например, с большим успехом проводит занятия школ здоровья и врачует в Швеции и Финляндии. Успехи учеников – радость для учителя, вполне сопоставимая с радостью родительской. Вот сколько счастья в моей жизни!

Повторю, вероятно, самое главное, с чего начал: представьте, что вы искали и нашли свой подлинный путь, уверенно продвигаетесь по нему и ежедневно приходите к неуклонному выводу, что выбор ваш был безусловно точен, что каждый шаг неуклонно подтверждает вашу правоту в масштабах жизни, целой жизни, всей жизни, что самореализация удается!.. Я – прагматиик, для меня все подтверждается практикой. Не стану сейчас удивлять вас своими хронологическим паспортным возрастом, но мои физиологические и биологические показатели находятся на уровне 24-26 лет, реальные возможности с каждым годом возрастают, и я могу сейчас заметно больше того, что мог в студенческие-аспирантские годы, в свои паспортные 24-26 лет.

Это тоже греет душу – и весьма! И еще – для догадливых: проблема разделенной радости в жизни личной, сокровенной.

Вы обратили внимание на то, что я практически ничего не говорил о своих катастрофах и бедах, а ведь их можно было бы, при желании, выстроить в многоактное и многоаспектное повествование. Подобного желания у меня не было, нет и не будет – такова осознанная позиция врачевателя. Суть ее в том, что внутреннее состояние счастья дорогого стоит, оно исцеляюще воздействует на тех людей, с которыми мне приходится общаться. Для них оно – как подзарядка аккумуляторов от высоковольтной электросети. Когда я буду готовить к печати книгу о принципах врачевания, то обязательно особое место в ней посвящу мощной, позитивной энергии, исходящей от целителя.

Есть некоторые сложности: если каждое из перечисленных направлений, которые дарят мне радость, сравнивать с законной женой, то все они, хотя и живут между собой мирно и дружно, однако безоговорочно и настоятельно требуют для себя индивидуального времени – и немалого, а потому мне приходится достаточно жестко ограничивать круг новых или необязательных занятий. В частности, я практически прекратил публичные выступления, у меня нет ни часа для «выходов в свет». Но почему же я практически не колебался, когда польский консулат пригласил меня на встречу с обществом «Полония»?

Мне неоднократно приходилось бывать в Польше, но я не буду сейчас рассказывать о своих контактах с творческими деятелями культуры и о тех удивительных художниках, которые мне там дарили великолепный «сюр». Не стану рассказывать и о познавательных и интересных встречах с шахтерами и текстильщиками в Лодзи. Промолчу о трагической стороне действительности, с которой столкнулся дважды, специально приезжая в Освенцим. В свое время я переводил на русский язык с украинского документальный роман уникального человека, единственного в мире, который сумел убежать из самого жерла крематория в Освенциме. Этот удивительный человек – Вадим Бойко, его книга – «И если есть на земле ад». Для того чтобы суметь воспроизвести этот кошмар, я должен был на месте этого ада побывать, и это пребывание помогло мне открыть бездны в человеческой душе, но сейчас я не буду этого излагать. Не стану рассказывать и о самой романтической, может быть, истории в своей жизни.

Несколько слов, чтобы вы поняли, как высоко я почитаю польскую женщину.

Когда я работал в Пушкинском доме, то там у меня была аспирантка из Польши, условно назову ее, «пани Мария». Увидав ее, я был поражен не столько ее внешними статьями, не только ее разумом, но, прежде всего, поразительным чувством такта в понимании собеседника. Когда мы с ней встретились, возникло впечатление, что мы были знакомы все предбывшие жизни, так точно она все понимала, настолько глубоко соответствовала тому, что ей говорилось, столь удивительно верно все воспринимала. Возможно, это не только мое впечатление: что эта женщина рождена и создана для него. Во всяком случае, наши злоязычные пушкинодомские дамы распространяли слухи, будто не то Андреев увел аспирантку у такого-то профессора, не то означенный профессор увел аспирантку у него, но все это – пустая завистливая ерунда, потому что они не в состоянии были постичь природу ее женской силы. И вот она уехала в Краков, и когда мне, спустя годы, представилась возможность, я поехал туда для того, чтобы попросить ее перевести на польский «Барменшу из дискотеки». Я приехал в Краков, в этот прекрасный, ни с чем не сравнимый город, в очень тяжелое время, сразу после введения в стране военного положения. И когда я попросил «пани Марию» показать мне что-либо из области культуры, она сказала, что мы пойдем на ночную мистерию в Храм кармелитов, постройку XIV века. Церковные мистерии очень интересны, я никогда дотоле с ними не сталкивался, но Боже мой, куда мы попали! Это было нечто ужасное. Собрались представители искусства в союзе с некоторыми религиозными деятелями, главной зада-. чей которых было создание феерии о неминуемой погибели «Совы с черными очами». И вот взвинчиваемая по-темному толпа, накручивая страсти и эмоции, переходя из одного зала в другой, поднимаясь с одного мостика на другой, под этими старинными мрачными сводами все более и более заряжалась эмоциями ненависти, и когда она втекла в огромный зал, раздался громовой возглас: «Все – на колени, и вознесем Господу нашу молитву о погибели узурпатора!..».

Своими товарищами по советскому посольству я был осведомлен о той исторически-благородной роли, которую сыграл Ярузельский, чтобы не повторилась венгерская трагедия. Я совершенно иначе к нему относился, чем обезумевшая толпа. И все рухнули на колени, а я стою столбом среди них, и «пани Мария» осталась стоять рядом со мной – она, правоверная католичка. Мне – одно, ей жить здесь – совсем другое. Я поставил вокруг нас алмазной твердости защиту, и мы спокойно, не торопясь, рука об руку двинулись на выход, и неторопливо прошли через ненавидящую толпу с тысячами прожигающих нас яростных очей… Вот – Женщина! И поставьте себя каждая на ее место, как она себя повела, эта великая Жена – с большой буквы.

Сейчас я поведаю о том, что меня особенно расположило к этой стране. Для этого расскажу два эпизода, которые случились один за другим всего в течение какого-то одного месяца. Первый: я ехал из Москвы в Берлин, стоянка поезда в Варшаве была объявлена один час. Я надел легкий спортивный костюм, кроссовки и вышел на привокзальную площадь – посмотреть, что происходит в городе. А поезд отправили раньше! Я явился к дежурному, и тот принялся кричать, что они громко по радио объявляли о сокращении стоянки поезда «Москва-Берлин» до сорока минут. Я говорю: «Извините, но я любовался вашим прекрасным городом». Он немного успокоился, сказал, что на сутки, до следующего поезда, устроит меня в гостиницу: «В Берлин дадим телеграмму, а пока Варшаву посмотрите» – «Но меня ждут германские коллеги-ученые в Берлине, уже заказаны билеты, чтобы сразу всем вместе ехать в Йену, в Тюрингию, в охотничий домик в лесу, работать над учебником. Нельзя срывать». Тогда он на миг задумался, затем по громкой связи вызвал машиниста электрички и попросил его догнать берлинский поезд на следующей стоянке, пообещал дать зеленую улицу: «Догони скорый поезд – можешь без остановок» – «Спасибо, пан дежурный!». Мы сели в электричку, которая отправилась досрочно, и пошла гонка! Машинисту стало интересно: столбы, как стена, с такой скоростью мчались, но все же мы опаздывали на три минуты. Подкатываем – поезд стоит, потому что дежурный с варшавского вокзала задержал его звонком здешнему дежурному, и я перебежал, на удивление пассажирам и проводникам, из поезда в поезд через перрон в своем несерьезном спортивном одеянии, и немецкая командировка не пострадала.

Я отнесся к этому спокойно, а через месяц случилось нечто похожее в вологодской тайге. Я был там в экспедиции по теме «Что читают?». Достаточно сложная экспедиция через леса и реки по поселковым и лесхозовским клубам, избам-читальням, и вот прибыл в город Тотьма. Аэродром, небольшая будка, подхожу к кассирше и говорю, что прислали обо мне телеграмму из обкома, чтобы было место на сегодняшний самолет. Она отвечает: «Все телеграммы читать – глаза испортишь, нет билетов. Посиди у нас двое суток, избу, небось, найдешь, еще и с доброй хозяйкой». Стою перед нею в резиновых сапогах, в ватнике, с рюкзаком, а меня ждут с докладом на конференции фольклористов в Устюге-Великом. Кассирша говорит, что да, что-то слышала такое по радио. «Ладно, я сейчас к соседке сбегаю: ей не обязательно к свекру сегодня лететь, я ее уговорю, а ты покарауль пока кассу…». Прибегает: «Уговорила, правда, придется мне ее корову три дня доить, потому что дочка у нее будет занята в поле с бригадой». Так я вовремя оказался в Устюге-Великом.

Тут я выхожу на самые исконные национальные глубины: в обоих случаях – какая сердечность и какая безалаберность! Можете вы себе представить что-нибудь подобное в Германии, Финляндии или Корее, например? Эта сердечность, этот душевный резонанс остались у меня в памяти и не меркнут с годами, ибо это пример этнической, воистину генетической близости. Все это я сразу вспомнил, когда меня пригласили в «Полонию». Потому, несмотря на занятость, я здесь.

Теперь вам известно досконально, что мое оздоравливающее воздействие на вашу аудиторию будет осуществляться с включением двух мощных энергетических источников.

Первый: это мое высокое, выше обыденного ординара, состояние радости, счастья, то есть уровень жизненной силы, которая от меня к вам неодолимо и стремительно пойдет по закону разности потенциалов.

Второй: это искренний настрой на любовь именно к вам. Это всеодолевающее, всеразмывающее, четко сфокусированное чувство есть животворная причина возрождения и тех, кого любят, и тех, кто способен любить. В будущей книге о принципах врачевания, о которой я вскользь заметил, тема направленного концентрированного чувства, надеюсь, найдет достойное освещение в качестве едва ли не чудотворного фактора возвращения человеку здоровья.

Особо подчеркну, что врачеватель должен уметь настраивать свое сердце на подлинную любовь к страждущему во всех случаях, когда берется помогать человеку. Чуть раньше я упомянул о странах, весьма отличных от наших по своему менталитету. Но дело в том, что и в Германии, и в Финляндии, и в Корее, например, мне доводилось (и успешно) врачевать, и уверяю вас, всегда были могучие доводы и поводы с сочувствием, нежностью и солидарностью относиться к людям именно этих народов, как и к другим. Задача целителя заключается в том, чтобы определить и задействовать в каждом конкретном случае наисильнейшие источники симпатии и искренней любви в своем сердце как генераторе, посылающем здоровье для других.

Таким образом, оказалось, что путешествие в многомерный мир здоровья мы начали с обозначения тех координат и тех осей, к которым этот мир, все это пространство здоровья надо привязывать. Лирическое якобы отступление, которым я предварил практический разговор, на деле было четким и жестким в своей определенности указанием на те духовные качества, вне которых у человека не будет ни здоровья, ни, значит, многомерного его пространства.

Теперь – более конкретно…

Глава III. ЛИЧНОСТЬ ЦЕЛИТЕЛЯ.

Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости… Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство… В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, буду далек от всего намеренного, неправедного и пагубного… Мне, нерушимо выполняющему эту клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена; преступающему и дающему ложную клятву да будет обратное этому.

Из «Клятвы Гиппократа».

«КАК ЖИТЬ БУДЕМ ДАЛЬШЕ?».

Состояние человеческого здоровья в нашей стране находится в удручающем положении – даже у детей, которые вроде бы еще не успели очень уж побиться об острые углы действительности. Только считанный процент из числа младших школьников подходит под критерии стопроцентного здоровья, а к призывному возрасту и того хуже – лишь совершенно ничтожная часть юношей отвечает требованиям призывной комиссии (почему в армию берут всех – это уже иной вопрос). Что же тут долго толковать о взрослых? Приведу на этот счет цитату из статьи Александра Регицкого, главного редактора санкт – петербургской медицинской газеты «XXI век». Приводимые ниже выкладки относятся к ноябрю уже давнего 1991 года, но, по имеющимся данным, которые я не стану приводить, чтобы не расстраиваться еще больше, ситуация в дальнейшем только значительно ухудшилась.

Итак: «…Наше больное общество остро нуждается в оздоровлении. Надо ли говорить о плачевном состоянии нашей экономики, дырявой нашей социальной сфере, катастрофическом состоянии экологии, убогости нашего народного образования, ужасающем положении, в котором находится наша культура, беспросветной нищете медицины? Возможно, не станут откровением для некоторых читателей (особенно – медиков) и следующие факты: более чем у половины работающего населения нашей страны условный рейтинг здоровья ниже показателя «3» (для справки, высший рейтинг – «6»). В США с таким показателем вообще не принимают на работу! По оценкам специалистов, до 70% советских людей нуждаются в реабилитации здоровья, физической и умственной работоспособности. А в нашем городе, как свидетельствует статистика проводящихся на предприятиях медицинских профосмотров, из 10 работающих 8 (восемь!) имеют те или иные заболевания».

Этот короткий обществоведческий экскурс нужен был здесь для того, чтобы особо рельефно высветилась моя главная мысль – о провиденциальной, апостольской ныне роли тех людей, которые в таких-то мучительных обстоятельствах способны оказывать поддержку страждущим, осуществлять помощь в сохранении и возвращении здоровья больным и немощным. Да, я говорю сейчас о воистину исторической миссии врачей на нынешнем драматическом переломе нашей истории.

Слава Творцу, мне лично практически почти не приходится сталкиваться ни с лекарями, ни с лекарствами, тем не менее, мой жизненный путь пересекался с немалым числом прекрасных профессионалов от медицины. И некоторые случаи благородства врачей, думаю, никогда из памяти не изгладятся. Вот один из них: мы делали дома ремонт, и старшему сыну было поручено выкрасить наружную дверь. Он ее выкрасил масляной краской, очень даже неплохо, но по дороге налил этой краски и в щель электрического звонка, от чего он почти перестал работать. Для того чтобы он зазвонил, нужно было долго искать такое положение кнопки, при котором контакт кое-как замыкался. Несколько раз я просил удалить краску из звонка, но что-то ему постоянно мешало, и вообще: подумаешь, какая малость, кому надо, дозвонится…

И вот, когда мы в конце лета остались с ним дома вдвоем, его скрутил страшный приступ боли в животе. Это случилось около одиннадцати часов вечера. Благо станция неотложной помощи находилась недалеко от дома, я сбегал туда, мне ответили, что машины сейчас в разгоне, но как только приедут, первая же будет у нас. В ожидании машины и для того, чтобы отвлечь его от ужасающей боли, мы принялись играть в шахматы. Однако время шло, а машины все не было. А боли становились все сильнее и нестерпимее.

И вот, не знаю уж каким чудом, около часа ночи мы расслышали стук во входную дверь. Я кинулся к ней, распахнул и увидел на площадке врача в белом халате. Он стоял и смотрел на меня: «Послушайте, вы вызывали врача?» – «Да, вызывали, – ответил я. – Очень давно ждем, дела-то плохи» – «Любопытное дело получается, – качнул головой он. – Ведь я уже приезжал и поднимался к вам час назад. Звонил, звонил, никто не ответил. Я поехал на следующий вызов, уже вернулся и вот сейчас бросил взгляд на ваш дом со двора. Увидел, что наверху одно-единственное окно, среди многих темных, светится в ночи, и подумал, может быть, там все-таки меня ждут? Еще раз поднялся на шестой раз и позвонил. Опять никто не подошел. Тогда я принялся стучать в дверь. И вот вы ее открыли…».

Обследовав сына, сразу определил – острый приступ аппендицита в критической фазе. Сына отвезли на «скорой помощи» в больницу, тотчас же оперировали и оказалось, что промедление еще в полчаса стоило бы перитонита, прободения аппендикса, воспаления брюшины, а там – бабушка надвое сказала. Могло и не стать будущего биолога, экономиста, публициста, романиста, народного депутата… Спасибо, врач был чуткий, добросовестный человек: среди всей своей дерготни вызовов не поленился посмотреть наверх, не остановился перед тем, чтобы в ночи подняться на шестой этаж и с силой достучаться до нас. Ну, а если бы на его месте был другой, формально относящийся к делу или невнимательный?.. Страшно и представить себе! Такова цена чисто человеческих качеств медика.

Но вот выплывает из памяти и такой давнишний эпизод: я был студентом уже пятого курса и усиленно готовился к экзаменам. В период оного затяжного штурма было не до тонкостей диеты, и случилось так, что в течение трех дней подряд я по частям одолевал весьма упитанную, жирную утку. И вот в пять утра я проснулся от совершенно невыносимых болей в животе. «Неотложку» вызвали через час, врач поставил некий диагноз и вызвал «скорую». Та действительно прибыла вскоре, но дальше началась фантасмагория: в какую бы больницу она ни приезжала, меня отказывались там брать и отсылали под благовидным предлогом в другую, а из той – в следующую, и так до четырех дня!.. Нигде не хотели портить свою статистику, ибо тот предварительный диагноз был поставлен со стопроцентной гарантией летального исхода!.. Это было 31 декабря, на улице стоял ядреный мороз, а я с «острым животом и шоковыми болями лежал, скрючившись, полунагой под легким одеяльцем в ледяном кузове машины, и время чувствовалось, будто вывернутое на дыбе…

На операционный стол я попал только в шесть вечера: в хирургическое отделение больницы совершенствования врачей на Васильевском острове. Когда меня вскрыли, оказалось, что было не острое воспаление поджелудочной железы (как записал врач из неотложки), а застойный спазм и непроходимость кишечника, осложненная бурно протекающим воспалением аппендикса. Оперировать в этой ситуации нужно было через час, а не через полсуток, и на этом свете я остался, очевидно, только в силу своей спортивной подготовки да мастерства хирургов-наставников, решительно осуществивших ревизию всего кишечника и подаривших мне в ночь на новый год жизнь и шов мало не в двадцать сантиметров длиной.

В этом «эпизоде» (который мог стать последним в жизни) в один общий узел связалось многое: малая квалификация одного врача, искусство и смелость других, а главное, – система, для которой решающим было не здоровье человека, а собственное благополучное статистическое реноме.

Да, немалая часть медиков вступает на свое святое поприще, побуждаемая к тому святыми, благородными идеалами служения человеку и человечеству, и нередко случается при этом, что у врача есть и талант, и совесть. Но увы, сколь часто не бывает ни того, ни другого, ибо наличие специфического дара медика не проверяется ни тестами на наличие альфа-ритма в энцефалограмме, ни на отборочных экзаменах наподобие тех, что должны держать будущие художники или математики. И текут в медицину серым потоком люди, для нее случайные, влекомые зачастую смутными побуждениями, а потому легко трансформируемые под себя косной системой. Да не подумают читатели, что я навалился сейчас лишь на отечественный институт отбора, подготовки и функционирования медиков: нет, это беда повсеместная! Мне своими глазами пришлось как-то читать циничное высказывание некоего заокеанского хирурга, что ему лично интересней сразу ампутировать клиенту за 12 тысяч долларов ногу, чем лечить ее занудными уколами по 600 долларов. В своей практике я встречался с совершенно бесполезными по сути своей операциями, выполненными мастерами ножа из разных стран. Повсеместно совершается отход от представления о выдающейся роли врача, о его редком таланте, о его нравственных качествах, которые были определяющими в древние и даже еще не в очень древние, по масштабам человечества, времена. Все резко изменилось к худшему в XX веке, когда ради количественного увеличения числа врачей на поток была поставлена подготовка тех, кто должен был отбираться и готовиться только «штучно». И вот результаты… Каждый больной – индивидуален, каждый случай – отдельное явление, зависящее не только от конституции человека, но и от его внутреннего мира, от его окружения, от мира его пребывания. Но о каком индивидуальном подходе может идти речь в таких-то вот случаях?

«I февраля в больнице No 26 умерла моя жена. Прожили мы с ней долгую, нелегкую жизнь…

Беда моя, конечно, не знает границ, но мне еще горше вот от чего: поступила моя жена в больницу с переломом шейки бедра, 10 дней пролежала недвижимой (половину из них – в коридоре на топчане), а умерла от сердечного приступа, потому что никто не подал лекарства.

Когда приступ случился, соседка по палате, единственная ходячая больная, побежала звать медсестру на помощь и дежурного врача. Медсестра сказала, что врача нет, закрыла дверь в палату и больше не появлялась.

Жена умирала 2 часа 40 минут. Ветеран войны и труда А.И. Соловьев».

Еще письмо:

«…За то время, что лечился в 4-ой поликлинике Василеостровского района у уролога Трубникова, у меня успел вырасти камень, перекрыть почку, и в тяжелом состоянии я был госпитализирован в больницу им. Урицкого. Там я перенес 40 операций, заражение крови и едва не отправился в мир иной. Впечатление от больницы – шоковое. Грязные палаты, ломаные, подпертые кирпичами кровати, толпы веселящихся бездельников-практикантов, тупые иглы шприцев, которые ввинчивают в тебя, как шуруп в капитальную стену. А пейза-аж… загляденье! Утром откроешь окно – перед глазами – морг. Эшелоны телег с трупами. Холодильник покойницкой грохочет, что товарный состав, и ты под эту жуткую какофонию прогуливаешься по «садику» – от морга к помойке, от помойки – к моргу…».

А вот из документального повествования врача Л. Красова, с тяжелой травмой оказавшегося в больнице. К нему пришел титулованный консультант, и врач, оказавшийся в роли больного, с трепетом душевным ожидал от него приговора, решения своей участи.

«И вот он сидит передо мной в небрежно брошенном на плечи халате. Все чувства обострены, и я замечаю сейчас то, на что в другое время не обратил бы внимания. Доктору явно некогда. Он забежал ко мне по пути, ненадолго, потому что очень просили. От этого весь вид его выражает нетерпение. Представился не как коллега коллеге, попавшему в беду, а очень официально.

Глядя куда-то в сторону (даже не осмотрев меня предварительно), начал говорить ровным голосом, словно читая страницы из учебника нервных болезней, о том, что ждет меня в дальнейшем: пожизненное заключение в четырех стенах, навсегда буду прикован к кровати, если не умру через 2-3 месяца от пролежней или уросепсиса (самоотравления организма) в страшных муках.

Я, слушая его, не верил своим ушам. Правда, нечто подобное говорили и мои лечащие врачи, но не такими словами и не таким тоном. А тут просто удивительная беспощадность, безжалостность. Ни одного ободряющего слова, ни капли надежды на выздоровление.

И тут я внимательно посмотрел на него. Это был бледный, аскетичного вида молодой человек: шея тонкая, кожа лица плохая, и весь виду него какой-то заморенный. Наверное, много сидит над книжками, мало бывает на воздухе и, конечно, никогда в жизни не занимался спортом. Откуда ему было знать о человеческих возможностях, о победе над собой и обстоятельствами.

Между тем консультант продолжал твердить:

– Поврежден спинной мозг и все центры управления мышцами, внутренними органами и заведующие трофикой (питанием тканей), разобщены с вышележащими отделами. К ним не идут сигналы из головного мозга. Нервные клетки погибли и не восстановятся. А чего нет, того и не будет…

Я, как врач, и сам понимал, даже соглашался с ним. Но, как больной, отказывался верить жестокому приговору, ни за что не желая верить тому, что у меня нет ни малейшей надежды. Ведь консультант не брал во внимание такие важные факторы при лечении, как человеческая психология, нравственная сила и характер больного.

Когда доктор, наконец, умолк, я, несмотря на неутешительный прогноз, попытался вырвать у консультанта последнюю надежду:

– Может быть, все не так страшно? – робко задал я ему вопрос. – Вы не учли, что я – спортсмен, привык к борьбе, и сейчас согласен на любые тренировки.

– Нет! Никто никогда не вставал на ноги с таким диагнозом, – последовал ответ. – Вы не сможете даже сидеть без посторонней помощи».

Таков был этот «врач»: сказал и убил. Не оставил ни просвета надежды. Обрек на мучения и неминуемую скорую смерть. Но неожиданно свет возрождения пришел совершенно с другой стороны: от пожилой санитарки.

«Мой удрученный вид ей явно не понравился.

– Я знаю, что это такое быть парализованным, я хорошо понимаю тебя, – заявила она сразу же мне, – со мной было то же самое.

Оказывается, еще в молодые годы с ней случилась беда: перелом позвоночника в крестовом отделе (там нет спинного мозга). Молодую женщину болезнь приковала к постели, но, чтобы жить, надо было на что-то существовать. И это «надо» не давало ей спокойно лежать и ждать, когда наступит улучшение. Начала она преждевременно подниматься, как-то перемещаться, чтобы обслуживать себя. И организм пошел навстречу ее настойчивости. Каждое движение вливало в нее новые силы, здоровье ее крепло, и, наконец, она смогла встать на ноги.

Специальности не было, поэтому пришлось заниматься физическим трудом. Работала уборщицей, подсобной рабочей. Поначалу очень уставала, мучили боли, но дальше – лучше. И вот до сих пор трудится в полную силу и чувствует себя хорошо.

Простодушно, без тени сомнения, начала она меня убеждать, что все обойдется, только я не должен залеживаться, а постоянно двигаться.

Конечно, я понимал, что мой случай намного сложнее и страшнее. Но от простых, участливых слов сразу стало тепло на сердце. О, это участливое, доброе слово! Порой оно делает то, чего никогда не добиться другим способом. Оно успокаивает, будит надежду, веру человека в самого себя…

Как ни парадоксально, но эта пожилая малограмотная женщина сделала для меня больше, чем врач с ученой степенью. Мы хорошо с ней поговорили, и она так убедила меня, что снова вернула надежду на выздоровление. Теперь моя надежда была снова со мной, и я уже твердо знал, что мне надо делать. Отныне и без всяких сомнений я вступаю в бой с болезнью. Решение на этот раз было принято окончательно! И как только я сделал это, ко мне то с одной, то с другой стороны стала приходить подмога. Как тут не вспомнить Публия Вергилия Марона, сказавшего в «Энеиде», что «смелым судьба помогает».

Думаю, что прочитанное в комментариях не нуждается: врачеватель не знал силы слова, значения психологического воздействия, роли морального фактора для исцеления больного! Кто же он? Коновал по существу, не более. Хотя, по чести сказать, лечение и животных идет гораздо успешней при добром к ним отношении, чем как к неодушевленной тушке. Впрочем, такова система подготовки медиков во всем «цивилизованном» мире. Вот передо мной – сетка часов медицинского факультета Англии на 5 лет, после окончания которого студент получает первичную степень бакалавра медицины: на анатомию – 387 часов, на физиологию – 278 часов, на биохимию – 201 час, на фармакологию – 97 часов, на иммунологию – 89 часов и т д. (сотни и тысячи часов, не считая практики), и на психологию – 53 часа! Меньше дается только на статистику…

Я не собираю специального досье о состоянии нынешней медицины, но сами собой накапливаются десятки, сотни материалов страшного содержания.

Там, где отсутствует нравственное ядро в подходе к врачеванию как решающая ценность, там могут совершаться любые аномальные поступки или даже преступления.

Из письма в газету:

«Здесь, в военном госпитале, что на Суворовском проспекте, больных молодых ребят заставляют работать. Всех, кто хоть как-то может передвигаться. Во всяком случае, на хирургическом отделении, где заведует А.И. Баранов, это в порядке вещей. А каждому, кто рискнет воспротивиться незаконной «трудотерапии», грозят расправой – немедленной выпиской. В день генеральной уборки, например (перед чьим-то там приездом), на нее погнали даже Андрея Луговского, держащегося исключительно на успокоительных и наркотиках. Нога у него в колене была раздута как подушка, ступить на нее он не мог, но и он, корчась на стуле от боли, одной рукой растирал ногу, а другой, как мог, драил дверь. Через две недели ногу ему ампутировали. Только это, как здесь мрачно шутили, спасло его от участи долгосрочного армейского штрафника. А. Ширинов».

Из приговора Красногвардейского райнарсуда: «…Подсудимый А. Логин, работая фельдшером подстанции No 18 станции скорой и неотложной медицинской помощи, при доставлении больной Б. в больницу им. Красина остановил машину на шоссе Революции. Под предлогом проведения укола для улучшения ее состояния ввел ей в вену препарат, обладающий сильным снотворным действием. Когда после инъекции у Б. наступило состояние наркотического сна, лишившее ее способности сопротивляться, Логин совершил изнасилование… Потерпевшая показала, что после этого он вышел, а вошел водитель «скорой помощи» В. Сапронов, который, воспользовавшись беспомощным состоянием Б., изнасиловал ее в извращенной форме. Затем Б. отвезли домой, где Логин снова ввел ей в вену какое-то лекарство и вторично совершил изнасилование… Позже она обнаружила пропажу двух книг: «Три мушкетера» и «Двадцать лет спустя»…

Собственно говоря, я не вижу очень уж большой разницы между преступными деяниями «фершала» А. Логина и действиями того врача-педиатра, о котором написала мне два больших взволнованных письма В. Князева, моя постоянная корреспондентка из Кировской области.

Привожу второе письмо в извлечениях. Вопль души матери, стремящейся спасти свое новорожденное дитя. Что тут добавить, что другое сказать?

«Для чего училась наша врачиха шесть лет? Когда ей патронажная сестра подсказала, что у ребенка желтуха не проходит, на следующий день приехала врачиха, а мы с Алешей перед этим всю ночь не спали, он все плакал, его что – то беспокоило, а днем как убитые спали и не слышали врачиху, да и собаки лаяли громко – ничего не было слышно. А 25/2, т е. на следующий день, врачиха пришла опять и со скандалом на меня – почему я ее не пустила, а я ей ответила, что спали (имею же я право днем отсыпаться!). Что ребенок ночью не спит, плачет, мучается. Врач перевела разговор, что у ребенка желтуха не проходит, что срочно надо кровь сдавать. На что я очень удивилась: время-то было без 20 минут 4 часа, когда в нашей деревенской лаборатории кровь и др. анализы принимают до 11 часов. Подозрительно забегала, «зачесалась», привела пример, что от желтухи дети умирают, что была у них (в районе) эпидемия, когда дети умирали. От чего у меня ножки затряслись, и пошли мы анализы сдавать. Билирубин – 264, а норма – 30. Нам предложили ложиться, а я и не знаю, что делать: и ребенка жалко, и страшно, и доверия врачам нет после всего, что было в роддоме.

…Умный врач на 10-й день, даже на 15-й сразу спохватился бы из-за желтухи, а тут на 25 день забегали, да еще, как снег на голову, обрушивают, что дети умирают – коллапс может быть. Как мать я все делала: кормила, мыла, не спала ночью, чтобы грыжу не наорал. А врачиха, для чего она училась??? Уже после Кирова, в книге прочитала, что все это сказывается на ЦНС. Каким нужно было уродиться, чтобы вытерпеть перегрузку в 8 раз больше? Я чувствовала, что ему тяжело, но что именно, где болит, я не знала. Свекрови звонила, она говорит, что пройдет (это когда не знала про результат билирубина), был 20 день. Одну ночь кололи и капали у нас в Нагорске, а потом быстро отправили в Киров, в областную. Дорогой Алеша очень вспотел, врач не дала досушить, при осмотре он так и высох на столе, а был мокрый как из-под крана. Врач сразу сказала: капать будем в голову. На что я запротестовала. На меня сразу обрушился поток ругани – зачем я сюда приехала, что могу сразу собираться домой. На что я согласилась – идти домой. В конечном итоге, нас положили. Больница – отделение перегружено, и спать мне негде было, и четверо суток я просидела около Алешиной кроватки, дежурила, за капельницей смотрела, больно неспокоен у меня парень, даже медсестры ему руки связывали, т к. он один раз трубочку шланга от капельницы выдергивал, я со страху боялась, что катетер выдернет. Один раз он трубочку выдернул, и из катетера побежала кровь и лужицу набежала, а мне это в диковинку, да и жалко крови, ведь у него почти каждый день брали кровь на анализы. У нас была неясна этиология. Ведь кровь восполнять надо. Если внутриутробная – по его данным не похоже. И вытерпеть 25 дней не подходит.

Ставили из-за несходства крови: у всех одинаковая. Брали и мою кровь на билирубин. У меня все в норме было. Потом сошлись на моей крови (кажется, свелоцитоз), хотя лабораторно не доказали, у них не получалось. В один день 4 вида крови брали на анализ. А у меня душа болит, ведь можно было не так взять. Да еще анемия, ведь кровь надо восполнять, а перечить врачу уже боялась – не любят врачи, когда слово против скажешь, они умнее считаются.

Извините, что плохо пишу – Алеша на руках. За четыре дня сидения на стуле, недосыпания у меня опухли ноги – голеностопы. Было нарушено кровообращение, я ведь видела, уйти нельзя – неспокоен сынок, да и нельзя ходить куда-либо под подписку: строго воспрещается ходить в другие боксы. И очень жарко. К тому времени неясно было, отчего причина желтухи. Мне запретили кормить грудью, хотя можно было сдать молоко на анализ. Но этого не сделали, а только запретили. Когда узнали, что у меня ноги распухли, предложили мне лечь в другую больницу, а сына оставить (как мне было тяжело: история за историей, и продыху нет, а днем в больнице не поспишь, вся уставшая, еле державшаяся на ногах – как я устала! – да тут еще хотят с сыном разлучить!).

Тут я насмотрелась на халатность некоторых медсестер, когда ребенок без матери (отказные), по какой-либо причине мать не могла лечь (либо педикулез, либо лежит еще в роддоме, либо ребенок без матери), то за ним уход уже не тот; ведь мамочка сразу перепеленает, если он сырой, а вот такие дети (смотря какая сестра дежурит) лежат под капельницей несколько часов (а они мочатся из-за капельницы), так и лежат сырые, а если там еще какое-то лекарство, то ягодички, а у них кожа нежная, быстро разъедаются, и появляются раны.

Насмотревшись на все это, я категорически отказалась от своего лечения, тут была выдвинута версия, что у меня рожа. Пришлось доказывать, ведь должна быть рана. Потом поставили ревматизм, хотя я тоже не согласилась, ведь ревматизм – это когда болят-ноют ноги, а у меня этого не было. И чтобы уточнить диагноз, послали в поликлинику, ехать надо было.

Что творилось в моей душе:

1) сын – неспокойный, как он будет без меня, пока меня не будет?

2) ноги распухли так, что сапоги не налезали, на ногах по две коленки, и все. А уже таять начало. Пока ходишь – они промокнут. Но спорить не стала. Дали молодую (интернатуру) женщину. Она бегом по лестнице, и я бегу, отставать нельзя. Ревматолог отказался принимать, а терапевт сказал, что ее (меня) уже ждут в отделении. На что я наотрез отказалась ложиться. Побегав по лестницам и промочив ноги по весеннему снегу, на следующий день ноги еще опухли. Когда в детское приехала, там опять скандал (зав. отделением хоть и накричала, но назначила мне лечение)… В общем, с 25/02 – по 11 марта я вместо воды слезами умывалась. Два дня не ела ничего – решила, что раз запретили кормить, то можно и не есть. А тут, как назло, на выходные кончилась смесь несладкая, которой Алеша питался, тут опять хоть плачь (я-то думала, почему столько испытаний на маленького Алешу, я-то ладно). Детолакт – не принимает, других смесей нет, 4 сладкие смеси, а одна несладкая кончилась, что интересно – все импортное, а наша промышленность перевелась?! Хотя кругом безработица! И что решили – взяли молоко и развели его водой 50:50. А он не пьет. Дежурный врач сказала: корми своим. Я воспротивилась – ведь оно отравленное из-за антибиотиков: ампицилин, пенициллин и таблетки флугамин. На что она ответила, что они уже из меня вышли (когда это все завертелось, то от последней очереди я отказалась – решила, что как-нибудь дохожу, а опухоль была еще большой). Как было тяжело на душе – думала, когда же это все кончится, как назло, ноги подвели. Мне кушетку выделили, но было поздно. Спала в сутки приблизительно по три часа. За десять дней некормления молока стало мало, да еще два дня не ела, молоко было на грани.

Отказалась от уколов, хотя ноги больные, ходить, даже сесть было тяжело, но я ходила, чтобы меня на носилках не унесли в другую больницу. Жила под страхом. Прожили там 3 недели. Ноги мои – утром им полегче, а к ночи опухали, как вновь начинающие болеть, и я запросилась домой. Мне нужно было выспаться, отдохнуть, чего в больнице нельзя было сделать. Условий у них нет для отдыха: ни вымыться, один туалет на 50 человек. Отпустили домой. С зав. отделением прощались как добрые старые знакомые, она ко мне в конце лечения очень хорошо относилась, даже, можно сказать, уважала меня. Ее понять можно – есть женщины, которые бросают детей, и у нее в отделении было много, а тут женщина (это я) с больными ногами, у меня должен был быть постельный режим, а я только ночью на 3 часа голову прикладывала – Алеша наорал грыжу пупочную, очень неспокоен по ночам.

Домой нас выписали с курсом лечения: бисептол, фолиевая кислота, Б12, бифидум, панзинорифортс.

Принимаем все это, а у меня душа разрывается: с таких лет сидим уже на лекарствах – не сбылись мои мечты. А как по-другому лечить? Алеша, когда родился, в глазках, возле зрачков, у него была желтая яркая полоса, ободок, как у целителей, думала, радовалась, целителем будет, а сейчас нет этой полосы. Как жаль, что все в тумане.

Не зря же видела сон под новый год: пустота душевная.

Только бы Алеша была жив!!! Как было бы здорово мне Вам рапортовать о своих успехах:

1) что по Никитиным родились бы; 2) закаливались бы; 3) росли, опережали бы в весе, росте.

А мне приходится писать о негативной нашей жизни. Как жаль! Наши медики говорят, что виноват в этом вертолет, летает тут у нас военный, и говорят, что «отходы» захоранивает. Виновата экология. После меня в роддоме было уже 4 – 5 случаев желтушных. А из одного городка «пачками» поступают. Кто его знает, отчего заболели? Может, вина тому и моя кровь (по подгруппам)? Не знаю. Может, яблоки, которых я ела беременная, были нитратные (меня изжога мучила). Может, моя щитовидка, от которой начинаю уже закашливаться, может, поджелудочная железа, а может, еще в чем причина – очень затрудняюсь.

Теперь я дома, опухоль с ног спадает. Но тело мое температурит, слишком затянуто было. И тело температурит интересно – треугольник на спине: от седьмого шейного позвонка до поясницы.

Кормить грудью стала еще в больнице. Я полтора дня не принимала уколов и стала кормить – может, было рано, но что лучше: смесь или материнское молоко? Вернее сказать, что хуже?! Что опаснее?! Что отравленное тогда было?!

За десять дней некормления молока очень мало стало, на что малыш отвечал скандалами. До сих пор раздоиться в полную силу не могу.

Дорогой Юрий Андреевич! Если Вам нужно написать что-то из моих писем – пожалуйста. Пишу только правду. Только будет от этого прок? Ведь есть люди, которые внемлют советам, есть, которые пропускают мимо ушей. Наши же медики хотят тихой жизни. После приезда нас посетили: патронажная медсестра, солнце наше, которая, можно сказать, спасла нашего Алешеньку, которой я выразила благодарность (не она бы – врачихе не догадаться бы). А на следующий день врач, которой «благодарны» 25-дневной желтухой. Прием шел без инцидентов, а в конце я все-таки спросила, кто будет отвечать за последствия? Ведь вытерпеть все даже взрослому тяжело, а материнская ласка – болезни не помеха. Конечно, врачу это не понравилось, врачи привыкли, что родители должны безропотно воспринимать все ужасы, ходить на цыпочках. Ведь нашим медикам нет альтернативы: ни бабки-знахарки, ни кооператива, ни другой больницы. Они все равно знают, что к ним придем. Получился серьезный разговор. Как жить будем дальше?!».

«Как жить будем дальше?» – звучит трагически. Будем жить все хуже, если не изменим по существу поход к подбору и обучению врачевателей. По правде говоря, я не очень рассчитываю, что приведенная выше вереница фактов (которая могла бы быть несравненно длиннее) хоть в чем-то изменит стиль работы профессиональных медиков, которые формировались в обстоятельствах безответственности перед людьми и перед Богом. Нет, я хотел бы, чтобы эти кошмарные строки попали на глаза юным душам, тем, которые еще не закоснели в цинизме, в ремесленной узости, для которых слово «совесть» значит много больше, чем «корысть». А зубробизоны от кастовой медицины, чего ждать от них?

Никогда не забуду того «Круглого стола», проведенного телевидением в начальные годы перестройки, когда на экране появился синклит тогдашних начальников министерства здравоохранения: что это было за трагическое зрелище! Собрание тучных, отечных, задыхающихся от множества болезней деятелей!.. И практически на любой вопрос ведущего о той или иной новой или новаторской методике то один, то другой из них вздыхал: «Не знаю… не слышал…». И вот такие-то недужные телом и разумом «светочи духа» стояли во главе важнейшей отрасли народной жизни… Это я видел с экрана, но подобное же, только пропитанное ядом жгучей, смертельной ненависти лично ко мне воспринимал со страниц четырех-пяти писем, написанных профессионалами и присланных в журнал «Нева» после того, как там была опубликована в 1988 году моя коротенькая статья «Три кита здоровья». Тысячи и тысячи одобрительных и заинтересованных писем хлынули в редакцию, ко мне на работу и домой, в том числе в значительной мере и от медиков, решительно поддержавших выраженную в статье концепцию универсального подхода к здоровью. Я хочу, однако, глянуть сейчас современным взглядом на аргументы тех «титулованных», которые, образно говоря, кожей ощутили в статье ветер опасных для них перемен. Итак, некоторые характерные цитаты.

«Чего стоит утверждение, что ледяные ванны снизят температуру тела, что будет означать выздоровление! Разве мы – холоднокровные, и наша температура, как у лягушек, зависит от окружающей среды, а не от гомеостазиса? А рассуждения об очистке лимфы!!! Советы кушать белки, жиры, углеводы отдельно… Возможно, Ю. А. Андреев может питаться «божьей росой» и пищей из одуванчиков, и на здоровье, но зачем это солидному журналу?».

«Не иначе как конгениальна по манере и системе доказательств авторская «концепция чистого организма», призванная, по его мысли, не оставить камня на камне от господствующих в медицине представлений относительно причин болезней и преждевременного старения. Все, оказывается, до абсурда просто – как в «Жигулях»: виновато «внутреннее зашлаковывание», и все тут… А медики-то навыдумывали Бог знает что! Человеку, зачарованному такой доходчивой и неотразимой в своей убедительности аналогией, не остается ничего другого, как воспользоваться «прекрасным и радикальным способом» выжигания своей «внутренней грязи», иначе говоря, одновременно и голодать, и интенсивно двигаться. Такое самоедство, полагает автор, наилучшим образом свидетельствует достижению цели. Содержание текста недвусмысленно свидетельствует о совершенно особом отношении автора к своим (прошу прощения, но я цитирую) «потрохам». Казалось бы, ощущение их чистоты должно было бы благотворно сказаться не только на эмоциональном, но и интеллектуальном потенциале их носителя. Однако, испытав много большую по приятности – сравнительно с другими поводами – «радость чистых потрохов», автору, как мне думается, не удалось использовать это состояние души для повышения качества своей литературной продукции, особенно по части критического отношения к тому, что выходит из-под его пера. Больше того, с едва уловимым сомнением им высказывается мысль, что ряд положений предлагаемой теории «трех китов» способны произвести «определенный переворот в наших представлениях».

«А вообще говоря, ничего страшного в подобных публикациях нет. Всегда, во все времена существовали наивные полуграмотные натурфилософы, которые создавали секты солнцепоклонников, искали летающие тарелки, занимались телепатией и телекинезом, изобретали лучи Кирлиана и тому подобное. Есть ведь довольно много «интеллигентных людей», которые «верят» в загробную жизнь и зачитываются ксерокопированными лекциями какого-то американского психолога, который изучал людей, побывавших в состоянии клинической смерти. В условиях демократизации статьи, подобные статье Ю. А. Андреева, способны вызвать лишь улыбку. Ну, еще некоторое количество обывателей получит тему для бурных разговоров, а кто-то и пользу извлечет. Действительно перестанет обжираться тортами, может быть, будет чаще мыться и по утрам начнет бегать».

«По специальности я – врач, и часто сталкиваюсь с различными новейшими системами здоровой жизни, а также способами ее поддержания. Это и доморощенные изобретения, и переводные «самиздатовские» – например, книга Уокера о лечении свежими овощными соками. Среди творцов издевательств над своим и (что страшнее) над чужим здоровьем есть и медики (как тот же Уокер), есть и дилетанты (вроде уважаемого автора). Объединяет их максимальная уверенность в том, что их постулаты годны на все случаи жизни, и человек, не пьющий «талую воду» и др., в осчастливливании и оздоровлении (что подразумевает следование данной системе) в принудительном порядке. Права эвтандии (то есть жить и умереть без сыроедения и хатха-йоги) они не признают… Наконец, зададим вопрос: а чего добился Ю. Андреев «концлагерной диетой» и прочими деяниями? Лишь освободил жену от необходимости «забить холодильник» при отъезде. Той же цели можно добиться, научившись готовить самому. Некий автор, усердно пропагандировавший систему тренировок на основе хатха-йоги, в 1946 году умирал, а в 1963 ожил и даже восстановил «воспроизводительные органы», как он выразился. А тут человек допенсионного возраста, на физически нетяжелой работе, живущий в условиях изобилия продуктов. Странно, если бы в таких условиях не сохранилось бы здоровье. А что делать человеку, работающему на конвейере ВАЗа или в литейном цехе? Хватит ли у него силы после смены следовать Ю. Андрееву во всем, и купит ли он брюкву или гречку в Орловской (например) области?».

Пожалуй, достаточно. Я хотел бы лишь заметить, что во всех без исключения письмах гневно муссируется тема доктора филологических наук, забравшегося в чужую епархию, и славная тенденция любым способом представить его то ли невежественным дурачком, то ли зловеще восставшим из-под земли Лысенко. Прошло всего несколько лет, значительно возросло общественное осознание путей и принципов здорового образа жизни, и нужно ли сейчас опровергать адептов консерватизма? Тем более, что от других врачей (в том числе и украшенных профессорскими эполетами) в то же самое время приходили письма прямо противоположного содержания – иногда с предложениями о сотрудничестве, иногда с благодарностью и просьбами о помощи конкретными советами.

Я далек от представления о победе рациональных взглядов на здоровье в нашем отечестве: нет, это в преуспевающих странах, например, в Америке стремятся к раздельному питанию (согласно практическим разработками замечательного теоретика и практика Г. Шелдона) и к преимущественно растительному питанию (согласно чудесным результатам, исповедуемым удивительными долгожителями Н. Уокером и П. Бреггом). У нас же господа ученые высмеивают эту неопровержимую практику либо изящно («божья роса и пища из одуванчиков»), либо пролетарски-вдохновенно («а что делать человеку, работающему в литейном цехе?»). Я получил и получаю множество писем от людей разных профессий с благодарностью за новые горизонты, открывшиеся с переходом на концепцию «Трех китов здоровья», но в то же время храню в качестве «документа эпохи» некое уникальное послание, которое свидетельствует о диалектической смычке светлых верхов и самых темных низов. Вот оно:

«Тов. Андреев! Прочитала в журнале «Нева» No 2 за 1988 г. статью «Три кита здоровья», и захотелось Вам сказать по-русски: «Хватит х…ней. заниматься!» Три сушеные, вернее, две груши, брюква, капуста и прочая ерунда. Если сами с ума по-маленьку сходите, так других не пугайте. Ешьте, что угодно, но рабочему человеку, а это испокон веков велось, если сытно не поесть, то и ноги протянешь. Видно, не за так Вы напечатали свой полусумасшедший бред, а журналу «Нева» больше, видимо, нечего печатать, как эту муть. Московская обл., Одинцовский р-н, п. Голицино. 7.04.88 г. Р.S. Тебе бы в поле работать, а не просиживать портки в кабинетах, х…в ты филолог. Много вас теперь развелось, дармоедов, на Руси».

Умри, Денис, лучше не скажешь!..

Для чего, спрашивается, в этой книге, посвященной принципам врачевания, я привожу следы предбывших словесных баталий? Да только для того, чтобы тот, кто вступает на трудный путь заботы о здоровье человеческом, не тешил себя надеждами на бравурный марш под фанфары. Нет, на него будут коситься те, кому легче работать в узких, но привычных рамках старой парадигмы, его разными способами будут «ставить на место». Уж если своего коренного, заслуженного врача-профессионала Илизарова били и третировали, как только могли, за дерзкую новизну, за разрушение удобного и прибыльного монополизма, то что уж говорить об отношении этих нравственных мертвецов к тем, кто их помоложе, у кого хребет пожиже!..

Но это лишь одна сторона медали. Другая – это невероятная инерция обывателя, ничем абсолютно не желающего себя утруждать, даже во имя укрепления своего же собственного здоровья. Он предпочитает, не «трепыхаясь», отжить свои гарантированные статистикой 60 лет, обжираясь при любой возможности, пальцем не шевеля для своего психофизического восстановления, а затем помереть либо скоропостижно, либо растянув это «удовольствие» для родичей на многие свои параличные годы. У этой мошной, увы, прослойки населения подход к здоровью такой: врачам платят (или: я им плачу), вот пусть они свое дело и делают!.. Для данной категории пациентов те врачи, которые относятся к ним, как к неодушевленным тушкам (дать таблетку, посмотреть язык, вскрыть скальпелем внутренности, назначить физиотерапию и т п.), суть совершенно соответствующие, адекватные им специалисты. Это два равноценных электрода, которые один без другого существовать не могут, каждая из оных категорий черпает незыблемую уверенность в собственной правоте у своего визави, и сплоченная сила их неприятия всего, выходящего из их ряда, способна сломать и стоптать в грязь любого из слабодушных, мыслящего иначе.

Разумеется, я ни в коем случае не против таблеток (в аварийных ситуациях), не против осмотра языка (но при ясном понимании врачом, какие именно органы сигналят о своем состоянии на какие именно участки языка), не против операции (если действительно некуда без нее деваться), не против физиотерапии (с очень осторожным ее дозированием) и т д., я лишь с негодованием отвергаю воинственную ограниченность воздействия одними лишь физическими средствами только лишь на физическое тело пациента. Это с одной стороны. И с другой: с сожалением воспринимаю наличие толстого инертного слоя болящих, которые не желают всерьез, с увлечением заниматься сохранением и приумножением одной из основных ценностей, дарованных жизнью – своим здоровьем.

Любопытный нюанс – придя к традиционному врачу, традиционный больной сразу учует «своего человека»: если это мужчина, от него, как правило, разит табачной вонью, под глазами темные мешки, чрево, как на шестом месяце; коль это дама, она нервична, торопливо-невнимательна и потому груба, а уж как следит за собой – Бой ей судья… Врачи этой категории по-своему весьма последовательны: они живут так же, как исповедуют, если недуг прижмет их, они и себя начнут накачивать таблетками, они и свой засорившийся желчный пузырь бросят под нож такого же, как и они, коллеги, они на курорте будут объедаться, лежать на боку, сутками рубиться в безумно задымленной комнате в преферанс.

Сказанное отнюдь не означает, что среди них нет мастеров своего ремесла. Нет, это могут быть великолепные умельцы-хирурги, стоматологи, офтальмологи и другие специалисты, главным образом, имеющие дело с дефектами, нуждающимися в устранении или механической починке. Но сколь часто чудовищный образ их жизни ничем не отличается от того, который приводит к ним их пациентов.

Вот почему и для чего я выше воспроизвел здесь озлобленную брань по поводу статьи, посвященной здоровью человека многомерного: тот, что двинется исцелять человека интегрального (то есть целостного – исцелять и целостный – слова одного корня), кто захочет возвращать ему полноту его субстанции, тот будет остракирован не только косной научной верхушкой, не только массой тех врачей, которые не просто не знают ничего иного, помимо того, чему их учили лауреаты и профессора хорошей старой выучки, но и – главное – непониманием и враждебным неприятием любых новаций со стороны очень и очень многих больных.

Чтобы с предельной наглядностью показать бесперспективность этого упрощенного подхода к здоровью (своему или пациентов), нарисую простенькую картинку:

Что это за беспорядочно разбросанные кружочки? Не более, не менее, как срез цветущего дерева в двухмерном пространстве. Да, вся эта грандиозная колышущаяся под ветром буйная роскошь, чудо природы, которое существует в трехмерном, объемном пространстве (и более того – также в четвертом измерении, во времени, то есть в процессе развития), выглядит в плоскостном измерении вот так-то убого, жалко и, главное, не так, как в натуре.

Такова модель восприятия человека большим, на беду, числом медиков. Чего нет за пределами плоскости, того нет, значит, и в натуре. А перестраивать мышление – ой, как трудно! Не потому ли врачи с философским миропониманием типа академика Н. Амосова столь редки, не потому ли вторжение идей из трехмерного пространства столь враждебно воспринимается в двухмерном мире? Вспомним, например, какой залп ненависти со стороны геррен докторен вызвали публикации моторостроителя (!) акад. А. Микулина с его нетривиальным подходом к устройству человека!

Повторяю и повторяю: дело не в личностях, они могут быть и отличными, превосходными по своей сущности людьми, дело в системе подготовки врачей. Что радует, так это то, что все большее число специалистов-медиков, преимущественно из среднего и младшего поколения, активно стремится сбросить со своих глаз жесткие шоры двумерной убогости, все интенсивнее – из подлинно профессиональной гордости – овладевает новыми для них сферами знаний. Лишь один пример: в третьем выпуске Университета биоэнергетических проблем (научным руководителем которого я был) из 120 человек более 50% являлись профессиональными медиками.

Радует то, что во всем цивилизованном мире все шире набирает силы всесторонне-комплексный подход к здоровью заболевшего человека: с учетом его индивидуальности и его психической, а не только телесной субстанции. Отовсюду приходят известия об интеграции усилий официальной медицины и нетрадиционных (а вернее, прежних) методов лечения, о широком спектре воздействий как аллопатии, так и фитотерапии, как массажа, так и художественной терапии и т д.

Лед тронулся, господа присяжные заседатели, лед тронулся!.. Но весна у нас еще только началась, возможны суровые заморозки как на почве, так и в атмосфере.

Что же следует предпринимать в ожидании солнышка, как поторопить пришествие лета?

НАМЕСТНИК БОГА НА ЗЕМЛЕ.

Тот собственный опыт пребывания в состоянии «острого живота», о котором я поведал несколько раньше, весьма обогатил меня. Все пропущенное через себя, через свои чувства, свои эмоции, свои страдания и достижения, обладает такой силой достоверности, с которой не сравнится никакое книжное или любое другое «головное» знание. Человек, поставленный на край или даже за черту смерти, видит острее, мыслит глубже и объемней, чем он же, но в обыденной ситуации.

Моему сознанию (душе?) после водружения тела на операционный стол довелось тогда вылететь в уходящий далеко вдаль синий, быстро темнеющий коридор, о котором значительно позже я прочитал у Моуди в его книге «Жизнь после смерти». В те студенческие годы я активно изучал соотношение мышления и языка и, в отличие от пациентов, описанных американским автором, во время своего быстрого «полета» (куда?) четко профессионально отмечал обвальное уменьшение числа слов и понятий, которыми мог располагать, пока не осталось последнее слово – свое имя – и все, фиолетовый сумрак, сгустившийся до темноты!.. Да, но каким бессловесным аппаратом я фиксировал и это исчезновение слов, и темп движения, и смену цветовой окраски в тоннеле, по которому неслось нечто мое?.. И еще: когда уже полсуток спустя я услыхал над собой женское: «Фу, как от него эфиром несет!» – то, вынырнув из глубокой тьмы бессознания, я спокойно сообщил: «Значит, я – эфирное создание». И дальше: услыхав в ответ звонкий радостный смех, я захотел поговорить с его владелицей (студенткой-медиком 5 курса Ниной Поповой) и внутренне сразу же отметил: превосходно вижу структуру построения фраз, которые мне хочется произнести, но в мозгу полностью отсутствуют (они забыты!) слова, которыми следует заполнить отчетливо видимый мною синтаксический каркас!.. И снова вопрос: каким же образом, – без слов-то! – я сразу сформулировал эту ситуацию?..

Конечно, вышеизложенные рассуждения о языке не имеют отношения к сюжету данной главы, но они напрямую соотносятся с важнейшей для меня мыслью о ценности и даже уникальности собственного опыта на основе своих заболеваний для целителя (спрашивается, в каких бы еще условиях, кроме вышеизложенных, экстремальных мог бы я напрямую столкнуться с этими неведомыми для меня законами мышления и языка, о которых ни до, ни после этого не читал?).

И еще: не исключаю, что в реальной целительской работе данный факт одновременного существования различных потоков мышления может стать для определенных ситуаций базовым – речь идет о лечении путем введения пациента в транс.

Что же касается непосредственно сюжета, то вот эпизод, ради которого я и затеял эти воспоминания. После полной ревизии кишечника он полностью же перестал функционировать, отключились какие-то региональные руководящие центры, исчезла перистальтика, и лежала в распоротом и грубо зашитом чреве груда беспорядочно заброшенных туда кишок. Она лежала там, а я лежал в обширной палате для умирающих. Почему-то дневного света из той поры вспомнить не могу, только сплошную ночь и тусклые синие светильники. И белые ширмы, которые через каждые несколько часов ставили то около одной, то около другой кровати, а потом появлялись дюжие санитары в грязных халатах и переваливали оттуда негнущееся тело на каталку и увозили его ногами в дверь. А потом снова появлялась каталка и с нее на освободившееся место укладывали нового претендента на потусторонний мир. Конвейер работал неторопливо, но безостановочно.

Рядом со мной лежал плотный мужчина лет сорока. Почти все время у него дежурила донельзя растерянная жена: он никогда раньше ничем не болел, и жили они в достатке, пили и ели в свое удовольствие, ни в чем себе не отказывали. Болезнь на него свалилась неожиданно, как кирпич с крыши: какая-то бурно развивающаяся разновидность онкологии (конечно, название его беды я не запомнил: чувства, направленные вовне, были притуплены, очевидно, из-за инстинкта самосохранения). Очень быстро он впал в полузабытье, принялся бредить, судорожно хватая жену за руки. Наконец, подобие сна смирило его, и жена, вконец выбившаяся из сил, отправилась домой хоть немного в течение этих безумных суток отдохнуть. Вскоре после ее ухода он очнулся и в страхе от одиночества, перед лицом близкой ледяной смерти, неминуемость которой ощутил, принялся метаться и непрерывно кричать: «Няня! Няня! Няня!..». Появилась санитарка, попыталась уложить и успокоить его, но он уже ничего не слышал. Вцепившись ей в руку, он только отчаянно и моляще кричал: «Няня!.. Няня!.. Няня!..». Это были его последние слова. Вскоре кровать огородили ширмой…

Вот ради этих слов, а точнее – ради определения чувств заболевшего человека я и привел данный, не забываемый уже десятилетиями эпизод, самый памятный из всех за то пребывание в преисподней ада. (Чтобы завершить автобиографический сюжет, скажу лишь, что кто-то из врачей придумал на четвертые сутки положить меня, еще живого, с мертвым животом, под мощный аппарат УВЧ, который в течение двух раз по минуте пробудил-таки к жизни центры кишечника, перистальтика включилась, кишки, после невероятного очищения, сами уложились согласно собственному штатному расписанию. На следующий день я перешел из своей мертвецкой в палату для обычных больных, а еще через четыре дня под расписку выписался домой: согнутый пополам из-за швов на животе, сбросивший мало не 20 кг, я должен был догонять свою студенческую группу в сдаче госэкзаменов. Еще через две недели я вышел на борцовский ковер, так как вечерами работал тренером по самбо, и мои подменщики резонно указали на то, сколько времени я проманкировал своими прямыми обязанностями… Да, молодость многое может, если не отправлять ее под откос).

«Няня!.. Няня!.. Няня!..» – этот крик, несущийся уже оттуда, есть сконцентрированный до огненного жжения символ просьбы, обращенной к врачевателю, есть мольба о помощи, об избавлении от страданий, о спасении, наконец, от смерти. Кого еще в таких обстоятельствах с подобной страстной силой может один человек умолять другого? Разве что господа Бога. Вот в этом все и дело! Для человека, даже не находящегося в состоянии шоковых болей, но попавшего в трудное, тяжелое положение со здоровьем, врачеватель является наместником Бога на Земле, ибо от него напрямую зависит сама жизнь. Но часто – даже чаще всего – страдающий человек пребывает в стрессовой ситуации, психика его находится в измененном состоянии, тем более страстно он верует в избавление от страданий, которое принесет ему врач.

Разумеется, я говорю о трудных случаях, не о какой-либо занозе в пальце, которую легко извлечь самостоятельно. И вот в этих-то напряженных, драматических, а подчас и трагических обстоятельствах врачеватель, который способен их изменить к лучшему, необходим даже самым сильным духовно людям. Более того, даже профессиональным целителям, попавшим в беду. Приведу достаточно выразительный случай. Один из сильных биоэнергетиков должен был перетерпеть относительно несложную операцию: необходимо было выдолбить корень зуба с гранулемой в нижней челюсти, чтобы не разрушать очень дорогой и красивый мост над ней. (Кстати говоря, гранулема эта была прямым следствием недобросовестной работы врача-протезиста, который осуществил свою ювелирную работу без предварительной санации всех навечно закрываемых им зубов).

Сама процедура долбежки зубов прошла на высоком профессиональном уровне, но случилось непредсказуемое: операционная была хорошо проветрена, а с ночи ударил сильный мороз, и операционный стол оказался достаточно охлажден. Тридцать-сорок минут пребывания на выстуженном ложе привели к тому, что у этого моего знакомого случилось жестокое воспаление мочевого пузыря с последующим повреждением механизма сдерживающего сфинктера уретры, которое неожиданно перешло и в аналогичное повреждение сдерживающего сфинктера прямой кишки – со всеми «вытекающими» последствиями, и далее – в полное отсутствие понимания того, откуда именно идут сигналы на импульсное опорожнение – спереди или сзади. Все эти непрерывные позывы, осложненные возникшими геморроидальными болями, сопровождались нарастающими шоковыми воздействиями, направленными прямо на сердце. Вот тебе и несложная операция где-то вверху, на челюстях!.. И человек, сам исцеливший сотни и сотни больных, оказался в полной растерянности: шли дни, пошел счет на недели, а катастрофа лишь разрасталась. Как оказалось при встрече, он из-за болей напрочь забыл (человек – не компьютер) даже самые первые из эффективных собственных наработок по снятию болей, по энергетизации принимаемых жидкостей и т д. Помощь, оказанная тогда ему мною, может быть, уступала по силе той, на которую был способен он сам для других в своем оптимальном качестве, но оказалась вполне достаточной, чтобы дурные процессы в его организме быстро и заметно пошли на убыль. Резюме: спасительная помощь бывает необходима подчас даже тому, что, по идее, весьма крепок, и он принимает ее с надеждой и благодарностью.

Далее речь о личности целителя пойдет по самому крупному счету, ибо врачуют больного далеко не одни только его ремесленно-технологические способы. При неприятии его индивидуальности больной может психологически замкнуться так плотно, так враждебно, что ни о каком лечении даже говорить уже не приходится. Воздействует вся аура личных качеств, но все умение, все собственно профессиональное мастерство врачевателя становятся для болящего «вещью для него», выражаясь философски, лишь после возникновения психологического доверия. Чтобы войти в дверь, надо прежде отомкнуть замок, и ключом является чувство симпатии, доверия к тому, в чьи руки отдаешь свое здоровье, в конечном счете – саму жизнь. (В этом месте я снова с гневом вспоминаю цитированное выше письмо В. Князевой о действиях тех врачей, к которым попали ее новорожденный Алеша и она сама, и чуть было не срывается с языка слово «коновалы», но я вовремя себя сдерживаю, ибо настоящий мастер-коновал перед своей жестокой, но необходимой работой всегда стремился огладить, подбодрить попавшего в его руки коня. В приводимых же эпизодах с людьми обращались бездушнее, чем с животными).

Думаю, уместно здесь вспомнить, что еще в одном из древнейших дошедших до нас папирусов египтян (т н. хирургическом папирусе Эдвина Смита), наряду с четким описанием 48 видов травм и способов лечения их, приводится и такой вот этический принцип: «Нас трое: ты, я – твой врач, и болезнь. Если мы возьмемся за болезнь, она останется одна и отступит». Именно так: «…мы с тобой», а не я сам по себе, а твое дело – щенячье, выполняй, когда скомандуют…

Больной встревожен, напряжен, зачастую находится в далеких от своей обычной нормы жизненных обстоятельствах (больницы), естественно, что психика его и реакция искажены, они то ли депрессивны, то ли перевозбуждены. Его излечение пойдет многажды быстрее, если это стрессовое состояние будет снято (или ослаблено) еще до начала всех процедур! Это значит, что врачеватель, в силу своей личности и всего диапазона своих средств психологического воздействия, должен предрасположить пациента к спокойному, уверенному, доброму настрою на выздоровление. Обаяние – это дар, который открывает сердце больного. Этот дар может быть большим и природным, но если он имеется хотя бы в зародыше, его можно развить и вырастить в качестве неотъемлемого профессионального атрибута. Улыбка, располагающая манера слушать и говорить, добрый юмор, сочувствие во взгляде и словах – всему этому можно и нужно учить будущих докторов с тщанием отнюдь не меньшим, чем зубрежке латинских названий всех сотен косточек и скелетных мышц: куда же без ключа?

Слово «дар» будет далее ключевым в этой главе. Да как же иначе и может быть, если мы говорим о самом наместнике господа Бога в палате болящего? «Ко мне приходят как к священнику», – так называлась декларационная статья (ноябрь 1991 года) замечательного доктора-натуропата, кандидата медицинских наук Юрия Яковлевича Каменева, которого я давно и нежно почитаю. В статье говорится:

«В наш центр приходят отчаявшиеся, потерявшие надежду люди. Те, кто прошел уже все, испробовал все в официальной медицине. Первая встреча продолжается обычно часа полтора. Люди, на которых медики махнули рукой, люди, которые стали отбросами медицины, хотят, наконец, выговориться, рассказать не только историю болезни, но и исповедаться, как перед священником. Для меня такая исповедь – не праздное любопытство. Мне нужно, чтобы мой пациент раскрутил передо мной весь клубок, дошел до конца той ниточки, с которой начиналась болезнь. Мне нужно, чтобы мой пациент поверил, что его боль стала моей болью. Только тогда он примет то, что я ему предлагаю. А предлагаю я ему забыть все, что он делал раньше, и пойти по новому пути.

Натуропатия – это не только комплекс всевозможных методов. Она начинается с работы над сознанием. Не случайно наш центр называется Медицинский центр культуры здоровья. Увы, нынче все заботятся о своем физическом состоянии, забывая или не ведая, что духовное в человеке – превыше всего.

За бездуховность и бездумность природа мстит. Не в здоровом теле – здоровый дух, а от здорового духа и тело будет здоровым. Ни в одной аптеке здоровье не купишь, его надо зарабатывать, как зарабатывают хлеб. И не надо надеяться на чудо. Нет болезней, с которыми нельзя справиться, если вовремя начать лечить их. Но должны быть воля и наблюдательность, т е. умение понимать свое тело, свое физическое «Я». В таком случае мы становимся коллегами. Мы – врач и пациент – дуэт. Я помогу, но и ты – делай»…

(на минуту прерву цитирование: я не уверен, что Ю.Я. Каменев, работая над статьей, держал в памяти те заповеди великого египтянина Имхотепа, которые я чуть выше цитировал («…Мы с тобой возьмемся за болезнь…»), но объективное созвучие поражает!..).

«Если для врача медицина – не ремесло, а искусство, если он служит людям с надеждой и любовью, лишь тогда и результат будет, тогда и Бог – в помощь.

К сожалению, таких врачей – единицы. Двадцать два года я преподавал в Военно-медицинской академии на курсах усовершенствования врачей, и знаю, что из группы выпускников только два или три человека могут идти в медицину. Остальные – готовы куда угодно: в бизнес, производство, маркетинг. Но… Им выдают дипломы, и они идут лечить.

Пациентов я обязательно прошу знакомить меня и врачей нашего центра с родственниками или друзьями и обучаю их приемам лечебной терапии, чтобы они стали союзниками в борьбе против болезни. Но – необходимо одно условие: все должно делаться с любовью, даже лечебная ванна для больного, иначе польза будет минимальная. Я верю в закон духовного маятника в жизни: на столько, на сколько я его отклонил в ту или иную сторону, столько мне и будет добра и зла. Я вам улыбнулся, и вы мне улыбнулись в ответ».

Замечательный народный целитель Анатолий Павлович Бабич внешне ведет себя иначе, чем врач Юрий Яковлевич: ответы на все свои вопросы о состоянии человека он получает не от пациента, а из информационного поля посредством отвеса. Я горжусь тем, что когда-то ввел его в обширную сферу энергоинформационного восприятия мира (о чем он пишет в своей книге «Чудеса исцеления», Харьков, 1993 г.), но, думается, в тонкостях обретения через ноосферу диагностических сведений о состоянии функций и конкретных органов ученик уже превзошел своего учителя! И после длительной диагностики по принципу вопрос небу – ответ, едва ли не вдоль всей шкалы возможных внутренних отклонений от идеальной гармонии, Анатолий Павлович обращается с жаркой искренней молитвой к Создателю, Божьей матери, Святым апостолам о помощи своему пациенту и являет собой некий канал, по которому течет животворная сила, исцеляющая человека. Во многих случаях его работа приносит чудесные результаты, и я обращаю внимание на то, что объединяет целителя Бабича с врачом-натуропатом Каменевым: это пристальное целенаправленное внимание именно к тому человеку, которым они занимаются во всей совокупной сложности именно его индивидуальности. И еще одно сходство: «Я не могу понять тех, кто заявляет, что целителем можно сделать любого, да еще за короткое время; такие заявители готовят «космический мусор», т е. лжецелителей». Не то ли самое, что из группы врачей, выпускников Военно-медицинской академии только два или три человека могут идти в медицину?.. Дар – вот опорная категория для истинного врачевателя.

Для меня бесспорно, что к экстрасенсам и разного рода нетрадиционным целителям люди за последнее время направляются не только потому, что изуверились в возможностях «официальной» медицины, хотя в этом заключается немалый резон, но, главное, им надо выговориться перед человеком, доброжелательно к ним расположенным, готовым лично им помочь. А подобное нравственное качество методом естественного отбора оказывается характерным именно для целителей высокой одаренности.

Передо мной лежит заметка проф. Романа Войтенко о программе изучения личности целителей, осуществленной научно-экспертной комиссией Санкт – Петербургского фонда социальной психиатрии и реабилитации по совместной российско-американской программе «Целитель». Полученные материалы еще не опубликованы в научных изданиях. Р. Войтенко пишет, что врачи и психологи начинали работу над программой с определенной степенью предубежденности.

«Однако, чем глубже мы «влезали» в проблему, тем больший интерес вызывала работа над ней. Прежде всего, оказалось, что подавляющее большинство профессиональных целителей обладают выраженным альтруистическим радикалом, то есть имеют мощную психологическую установку на стремление помочь больным, «сотворить добро». В целом, это хорошо интегрированные в личностном плане люди, внутренне психологически достаточно сбалансированные, обладающие хорошим интеллектом, умением ставить и решать жизненные задачи, настойчивые и целеустремленные люди без стяжательских и авантюристических тенденций.

Это не значит, что среди них не встречаются отдельные душевнобольные или мошенники, но, как социальная группа, они отличаются бескорыстием и желанием познать «самого себя».

Дар альтруизма, доброжелательности есть характерная черта для подлинного врача, к какой бы ветви медицины он ни относился, и в этом смысле нет отличий между дремучей бабкой-знахаркой и блистательным профессором столичной клиники. Думается, у читателя из памяти еще не изгладился приведенный мною эпизод убийственного диагноза, отсекающего надежду на выздоровление и сотворенного по отношению к искалеченному доктору Л. Красову его хладнокровным коллегой-«ученым». Но вот из тех же воспоминаний пример прямо противоположного толка:

«Великий Бехтерев сказал, что, если после посещения врача больному стало легче – значит, это был настоящий врач.

Палата ожидала обхода главного травматолога Института имени Склифосовского профессора Соколова. При этом очень важном для больных событии всегда присутствуют не только лечащие врачи, но и стажеры, методисты Института физической культуры, студенты-медики. У постели больного идет учеба, без которой немыслима практическая медицина, а также зачастую решается судьба человека. Такое событие происходит раз в месяц, и по этому поводу у всех в отделении (особенно у медсестер и санитарок) с утра много хлопот.

Но вот разбинтованы раны, подготовлены истории болезни, рентгенограммы, которые кладут каждому на кровать, и все в палате отныне живет ожиданием.

Не успели мы с Антониной Тимофеевной закончить гимнастику, как палату заполнила толпа людей в белых халатах. В сопровождении своего эскорта профессор медленно переходил от одной койки к другой, подольше задерживаясь у постели тяжелобольных.

Это был рослый седовласый мужчина с крупными чертами лица, крутой залысиной и живым умным взглядом знающего свое дело специалиста. Приветливый, обходительный, внушающий доверие врач. Говорил профессор с больными мягко, сочувственно и, в то же время, убедительно. И весь он был какой-то надежный, излучающий силу, уверенность.

Наконец профессор, вместе со своей свитой, подошел к моей кровати. Приветливо улыбаясь, протянул свою большую теплую руку и сказал непринужденным тоном:

– Давайте знакомиться, коллега.

Рукопожатие было крепким и нежным, и рука его на несколько секунд задержалась в моей, словно профессор хотел на ощупь почувствовать, что я за человек. И пока лечащий врач неторопливо докладывал мою историю болезни, мы с Соколовым, не отрываясь, рассматривали друг друга. Затем он долго и внимательно листал мою историю болезни, изучал снимки, знакомился с анализами. Что-то ему явно не нравилось в них, но, закончив ознакомление, он сказал бодрым голосом:

– Если мы с вами еще немного продержимся, то вот-вот дождемся перелома, и тогда считайте, что победили.

Ободренный его теплотой и душевностью, я робко спросил: нельзя ли мне избавиться, хотя бы частично, от жестоких болей. В ответ на это профессор беспомощно развел руками:

– Терпите, надо терпеть.

Он расспросил меня о моей работе, о том, что я думаю делать дальше. И хотя с трудом я верил, что в конце концов встану на ноги, его внимание глубоко тронуло меня.

Да, это был истинный врач, хороший психолог, знающий силу слова. Целебно действовали не только его слова, но и спокойная мягкость голоса, неподдельное сочувствие, желание поддержать больного, вселить в него надежду.

Профессор как-то сразу сделался мне близким человеком, и я решил поделиться с ним своими сокровенными помыслами. Он полностью одобрил мою затею вести дневник наблюдений за самим собой. Сказал, что это будет интересное дело, что мои записи могут оказать хорошую услугу медицине. А он потом поможет их опубликовать или сделать на основе этих записей диссертацию. Словом, у него тоже оказалось много фантазии, и это подействовало на меня самым благоприятным образом…

При следующих «больших обходах» профессор по-прежнему был очень внимателен ко мне и каждый раз с одобрением отмечал мои маленькие успехи. Однажды он рассказал мне о своей страсти к рыбной ловле и заверил, что когда-нибудь мы еще поедем на рыбалку. И в данном случае он, конечно, не предполагал, что окажется провидцем. Я действительно потом не раз ловил рыбу, и не только под Москвой, но и в Днепре, и на Дону, и на Иртыше, и в Сырдарье, и в Азовском и Каспийском морях, и даже у берегов Болгарии в Черном море.

Однако я забежал вперед – все это будет «потом», впереди и не скоро, а тогда слова профессора Соколова были для меня лишь прекрасной мечтой, которая неудержимо звала вперед, укрепляла силы.

Спасибо, профессор, спасибо за то, что вдохнули в меня эти силы, заставили мечтать, надеяться, бороться! А значит – жить!».

Врач ли, целитель ли, короче говоря, врачеватель, способный помогать другим в их заботе о таком бесценном достоянии, как здоровье, движется в своем развитии в соответствии с самыми фундаментальными нравственными законами Космоса. Первый из первых среди этих законов, напоминаю, – закон добра. Коль скоро человек получил наивысшее благо – жизнь! – он должен эту эстафету добра нести дальше, сеять животворный космогонический свет вовне, во все стороны. И уже если у человека оказался особый дар помогать другим людям освобождаться от зла и страданий, то есть появляется способность выступать в роли прямого соратника высших сил мироздания, этот его дар спасения чужой жизни есть воистину дар Божий, и именно так, со всей ответственностью, должен он к нему относится. И коль скоро ему многое дано, с него много и спрашивается! Дар свой, подобный костру, он должен постоянно питать и поддерживать, чтобы не захирел и не погас он, но служил источником тепла, света и самой жизни для окружающих его людей.

Человек опасно заболел, в душе его возникло и нарастает душевное смятение, и тут является тот, кто способен облегчить его страдания, кто создан для того, чтобы спасти его, так вот: тот должен соответствовать подобным ожиданиям! Он, безусловно, должен располагать человека к себе вдумчивостью, открытостью, солидарностью с больным, готовностью помочь ему. Эта готовность начинается с отчетливой установки целителя на безусловное улучшение состояния и выздоровления пациента. Установка эта – дело тонкое и многосложное, начиная от ее прямого словесного выражения и вплоть до таких едва заметных нюансов, как искренность тона, веселое рукопожатие, добрая шутка, мягкая ирония по поводу преувеличенных опасений больного человека, сдержанно выражаемая симпатия к специфически женским или мужским достоинствам больного человека и т д. и т п. Собственно говоря, все эти способы – из палитры средств психологического общения людей между собой, но спрашивается, пропорционально ли его громадной роли является ничтожно малая специальная подготовка в учебных центрах и на курсах переподготовки? Вот передо мной – программа ГИДУВ'а для подготовки медиков на курсах усовершенствования по специальностям семейный врач и врач общей практики. Он богата своим перечнем профессиональных качеств медика (владение диагностикой, лечением, умением работать с ЭКГ, «читать» анализы и рентгенограммы, знать сопряженный опыт в смежных специальностях от инфекционных болезней до хирургии и онкологии и т д.). Но, опять-таки, цитирую: «Врач общей практики должен обладать и (т е. в конце перечня, где – то «на щ») определенными личностными чертами, среди которых сдержанность, способность к диалогу, сопереживанию, уступчивости и активно-конкурирующему поведению (? – Ю. А.) …Кроме того (! – Ю. А.) семейный врач обязан владеть основами медицинской (и только-то? – Ю. А.) психологии, общей и семейной психотерапии…».

Я цитировал, в общем-то, детально разработанную, хорошую программу, опирающуюся на международный опыт и опубликованную в солидном издании («Санкт-Петербургские врачебные ведомости», 1993, No 4). И при всем при том одно из решающих условий целительного воздействия врача на пациента даже не названо: его способность создать такие доверительные отношения, при которых надежда на благоприятный ход событий вспыхнула бы в сердце больного воистину солнечным протуберанцем и явилась бы основным психоэмоциональным обеспечением его выздоровления.

Говорится о знании медицинской психологии, но что сможет сделать такой-то вот знаток в такой-то, например, ситуации: некто Ф. (диагноз – рассеянный склероз, но это очень сомнительно, т к. поставлен этот диагноз был тридцать лет назад, а Ф. продолжает благополучно, хотя и с ограничениями, передвигаться) представляет собой тонкую, деликатную и весьма беспомощную натуру. Он десятки лет находится в зоне бурной и буйной заботы своей состоятельной сестры, которая возит его к врачам едва ли не всего мира, ремонтирует его квартиру в одном городе, покупает для него квартиру в другом, рядом с собой, полностью обеспечивает материально, денег на питание и одежду дает без меры и, естественно, настаивает на его женитьбе: чтобы некая другая любящая взвалила на свои плечи немалую часть ее забот. Но Ф., имевший негативный опыт женитьбы, панически боится его повторного, да еще ухудшенного варианта. Его внутренняя неодолимая психологическая установка заключается в том, что он внутренне не хочет выздоравливать, ибо здоровому придется за все отвечать самому, обо всем беспокоиться самому и решать все, о ужас, самолично!.. И вот: объективно ему в результате врачевания становится явно лучше, но он упрямо заявляет: ничего доброго не вижу, не чувствую ничего хорошего, – и даже доходит до того, что принимает некие мучительные меры, чтобы серьезно повредить самому себе и отбросить назад все достигнутое. Чем тут способна помочь «медицинская психология»? Нуль без палочки, как говорится, она представляет собой в данном случае, не более! А решать-то надо: либо оставить все как было, и Ф. будет благоденствовать, а любвеобильная его сестра под грузом непосильных хлопот (у нее ведь имеется и своя немалая семья со своими проблемами!) будет сохнуть. Либо… В другом случае надо поступить прямо против этикета, рекомендованного институтом благородных девиц, и ясными мужскими словами, без какого-либо смягчения формы и содержания объяснить ему, что избранная им стратегия есть линия поведения паразита по отношению к сестре, что она недостойна представителя сильного пола, который сам призван быть защитником и покровителем слабых, а потому: кончай, друг, тормозить общую работу, сбрасывай со своей совести тяжкий грех дармоедства! По своей изначальной, а затем и приобретенной профессии ты можешь сам кормить и содержать свою сестру и ее семейство, так что либо прекрати саботаж, либо снимай со своей откормленной шеи золоченый крестик: какой ты верующий в святые заветы человек!..

Кто может, пусть возразит. Но одна эмоциональная беседа подобного рода способна помочь больному радикальней, чем десятки лет разнообразных способов лечения.

Да, целитель должен быть психологом во всем диапазоне этого слова: от ласки до таски. Вот еще пример, иной направленности: мужчина цветущих лет, в прошлом – инженер, сейчас – преуспевающий бизнесмен. Погоня за прибылью поглощает все его время, все его силы. Ногами он уже не передвигается, только на машине, даже полчаса выкроить для пробежки не способен: тысяча деловых звонков, поездок, конфликтных ситуаций съедает день с утра до ночи. Начинается стенокардия, был и предупредительный звонок: инфаркт. В палате уже на третий день он принимал деловых партнеров.

Бросить курить он не в состоянии. Половая потенция заметно подсела, и грубоватая юная партнерша, возбужденно называя все своими именами после очередного разочарования в постели, вызвала в его мозгу стойкий блок страха перед интимными встречами. Гонка за рублями и баксами, по его собственным словам, начисто обрубила сферу духовности, существенную для него в годы инженерной работы.

И вот этот Б. приходит за помощью, просит помочь его сердцу, снять страсть к табаку и убрать простатит. Отблагодарить обещает щедро, по максимуму. Но в своем образе жизни ничего изменять не собирается.

В ответ я рассказал ему, как в Индии ловят вороватых мартышек: в кувшин с узким горлышком насыпают горсть риса и привязывают это сооружение веревкой к колышку. Мартышка сует руку в кувшин, хватает рис, но сжатый кулачок обратно вытянуть уже не может: узко, он не проходит. Она бегает, волоча кувшин вокруг колышка, панически кричит, но кулак от жадности распустить не хочет. Тут-то и является охотник…

Б. притчу понял сразу и спросил: «Значит, если рис из кулачка не выпустить, Охотник вскоре явится и непременно подберет глупого зверька?». (Слово Охотник он произнес столь выразительно; что символика выступила сразу: скелет с острой косой на плече). Я утвердительно кивнул. «А подлечить у мартышки разные подробности, пока она с кувшином бегает вокруг колышка и визжит?..». Я покачал головой отрицательно: какой смысл тратить время и силы?..

Таковы-то вот «прелести» дикого капитализма, вторгшегося в нашу державу, и спрашивается: помогут ли в данной и многих других ситуациях каноны «медицинской психологии»? А в других, где происхождение также обусловлено уродливыми воздействиями действительности? Один из сотен примеров, что называется, навскидку: у еще молодой привлекательной женщины ателье, где она работала, развалилось из-за экономических трудностей, муж бросил ее с двумя детьми (сноха «помогла»), а в груди обнаружились весьма неприятные новообразования. Должен ли врачеватель философски-ясно видеть все корни ее недуга и соответственно действовать, в том числе и прежде всего, на уровне психологическом, на уровне поддерживающего ее психотерапевта? Либо оставаться на уровне «медицинской психиатрии»? И т д. и т п.

Тот бизнесмен, о котором я только что поведал, являясь функциональным придатком к своему делу, и сам себя чувствует все хуже, и юную даму сердца в известной степени огорчает. Но она молода и перспективна, в том числе и как экономист, с нею, думаю, со временем будет все в порядке. Как быть, однако, с другой дамой, женой другого «человека дела», которая прожила с ним уже около тридцати лет в любви и согласии, народила ему детей, искренне считая его на протяжении долгих лет «лучшим мужем Советского Союза», но вот пришла к огорчительному выводу, что ничего, кроме работы, ему не интересно? Что никаких знаков внимания ни ей, ни детям он оказывать не в состоянии? Что никакой домашней инициативы, в том числе и в постели, он не проявляет, а учиться «искусству любви» категорически не желает («Это не по мне и не для меня!..»)?..

И вот начались слезы, обиды, постоянные «разборки» и, как прямое следствие всей ситуации – аденомиома матки, бурное нарастание склеротических явлений в мозгу и явное нежелание жить. Ни больше – ни меньше! И это – у женщины умной, вальяжной, авторитетной среди широкого круга сослуживцев…

Очевидно, коль скоро подобная структура семейных отношений была целителю доверена, столь скоро он этой очень уверенной в своей абсолютной правоте даме достаточно резко должен был порекомендовать: не уподобляться Господу Богу в своем безгрешном и безграничном чувстве собственной правоты! И пораздумать: нужно ли работящего, творчески активного, непьющего человека ревновать к его делу? И еще: кто же повинен, кроме нее самой, в том, что интерес к работе так сильно превышает у него интерес к ней, и почему с годами эта дистанция увеличивается? И чего она в таком случае добьется своими крикливыми сценами и попреками, помимо стойкого отвращения к ее обществу?

Много тут было сказано: не в его оправдание, но в прояснение реального положения дел и ее собственной роли в нарастании конфликта, тем более, что изначально она сама гордилась его увлеченностью работой и верноподданно отваживала его от робкого стремления поучаствовать в домашних делах… Короче говоря, на основе подобной психологической диагностики было дано ей весьма горькое и многофункциональное психологическое же «лекарство», т е. линия осознания сути вещей и адекватного ей поведения. А уж после этого справиться с физическими аномалиями в головном мозгу и в женской сфере было делом относительно несложным: всегда лучше вытащить сорняк с корнем, чем щипать-трепать одну только его верхушку над землей.

Понимаю, что эта дама, перебывав в руках многих и многих высокопрофессиональных гинекологов, могла и далее идти по таким же рукам (прошу прощения за соленый каламбур), но состояние ее матки продолжало бы ухудшаться экстремально. И вот вопрос: а не пришла ли пора при подготовке будущих медиков, исцеляющих человека, профессионально готовить их к широкому воздействию на одушевленного человека?

Но! Серьезный врачеватель, который в процессе исцеления больного человека сближается с ним теснее, чем кровные родственники, ибо в нем воплощаются самые заветные их мечты и желания, в то же время просто обязан сохранить между собой и пациентом некий качественный барьер. Упаси его Бог от допущения амикошонства со стороны больных, от забвения знаменательного изречения: «Для камердинера нет великого человека». Подобные мне неприятные воспоминания связаны именно с подобным лжедемократизмом. Несколько примеров. Вот приехал ко мне из средней России юноша 17 лет с экзотическим именем (условно назову его Жорес) и не менее экзотическими замашками. Страдая весьма редким гормональным расстройством и в течение двух лет подробно изучив абсолютно всю литературу, относящуюся к этой теме, он решил провести первую нашу с ним встречу в амплуа профессора – экзаменатора. С сарказмом и нескрываемой насмешкой на лице принялся он меня допрашивать, что я думаю о таком-то или таком-то научном труде (в том числе и опубликованном в давних Ученых записках провинциальных вузов). Не желая ставить его на место, ибо я отчетливо видел болезненно – страдальческий комплекс неполноценности у этого худенького, недоразвитого физически юнца, я попытался мягко объяснить ему универсальный принцип того энергетического воздействия, которое должно было поднять на новый уровень всю его эндокринную систему. Скривив страдальчески-скучающую физиономию и нетерпеливо морщась, Жорес 2-3 минуты кое-как слушал меня, но затем раз за разом принялся перебивать, возвращаясь к тем частностям, в которых и видел суть вопроса. Тут бы мне с ним и расстаться, но я со всем возможным терпением предложил, раз уж он сюда явился, мне довериться. Каждый из трех последующих сеансов был испытанием для моей выдержки, так как Жорес насмешливо доказывал мне каждый раз тщетность моей работы. И вот тут-то мне все это надоело резко и окончательно: я предложил ему убираться незамедлительно и забыть навсегда мой адрес. О Боже, что тут началось!.. Рыдания, попреки, сообщение о том, что на самом деле ему уже гораздо лучше, многозначительные цитаты из моих давних книг, попытка втянуть меня в новые диспуты… Это была тягостная прощальная сцена, но кто же, кроме меня самого, был повинен и в ней, и в том, что она оказалась возможной в принципе?..

А вот поистине «комплексный» пример, ибо, как в едином узле, в нем переплелось все недопустимое для отношений целителя с пациентами. Так случилось, что я разрешил издалека нагрянувшим страдальцам летом поселиться у себя на даче. И пошло-поехало! Две женщины оказались несовместимы по характеру между собой, они не только не смогли участвовать в совместном приготовлении пищи, но и, незамужние, повели активно – беззаветную, с искрами ненависти, борьбу за мое предпочтительное к ним внимание… Вдобавок, одна из них решила отблагодарить меня за свою поправку ремонтом всего первого этажа, для чего пригласила рабочих, которых я тоже должен был по-серьезному лечить. Взамен я получил хаос на всем участке, засохшую глину и штукатурку в ведрах для чистой воды, испорченные отношения с соседями, которым почему-то не понравилось, что строительный мусор был высыпан в общую дренажную канаву, утрату почти всех домашних инструментов и много других «радостей», в результате которых мне стоило потом немалых трудов восстановить крайне необходимое душевное равновесие. Если к этому добавить, что обе они единодушно невзлюбили молодого иностранца, который два года штурмовал меня из-за рубежа просьбами помочь ему одолеть бесплодие и, наконец, приехал, привезя с собою совершенно чуждый россиянам эгоцентрический, индивидуалистский менталитет, то можно себе представить атмосферу в этой «общаге». Что касается меня, я должен был оберегать зарубежного пациента от их злобных и ироничных нападок, хотя меня и самого «с души воротило» от его безразличия к общим трудностям, возникшим в результате инициативы с ремонтом: его спокойствие было одним из важных условий его мужского возрождения. Не буду продолжать эту трагикомическую новеллу, скажу лишь, что отъезд оной выздоровевшей троицы (через полтора месяца после довольно кучного их прибытия) позволил мне по-настоящему осознать необходимость бытовой и личной дистанции между целителем и пациентами – при всей родственной теплоте их отношений. Особенно она необходима при разнополости врачевателя и пациентки (или пациента и врачевательницы). Кажется, можно эту драматическую тему не развивать, точность и ясность отношений, их дистанция должны выдерживаться неукоснительно, Доверительность, демократизм – да, но амикошонство с наместником Бога пациентам противопоказано – ради их же блага.

РАЗНЫЕ ГРАНИ ДАРОВАНИЯ.

Когда выше я цитировал профессионального медика Ю. Каменева и народного целителя А. Бабича, вывод из их слов напрашивался сам собой: врачеватель должен обладать особым талантом, специфическим даром. Теперь я хочу этот вывод развить и детализировать: дар этот должен быть многообразен.

Сначала продолжу проблему благодатного воздействия целителя на дух и поведение болящего. Речь пойдет о необходимости научить пациента общим принципам и конкретным поступкам во благо собственному здоровью. Это обучение во имя исцеления определяет фундаментальное несходство задач истинного врачевателя с теми, которые решают все без исключения ветви современной официальной медицины. Так называемой бесплатной медицине глубоко безразлично, в конце концов, насколько будет здоров человек после ее вмешательства. Поправится – хорошо, уйдет к праотцам – тоже ничего особенного (конечно, за исключением криминальной халатности, допущенной врачом, за которую родственники могут привлечь его к уголовной ответственности, впрочем, вряд ли что-нибудь серьезное у них получится).

Повторяю и повторяю: дело не в отдельных врачах, индивидуальность которых может быть гуманной и благородной в силу их неколебимых душевных качеств. Дело в изначальной порочности системы современной " медицины, которая вбирает в себя новобранцев отнюдь не по критериям профессиональной пригодности, а затем практически полностью убирает из оценки их деятельности универсальный общекосмический принцип обратной связи. Естественно, что даже самые благородные по своим побуждениям неофиты, попав в подобную систему, неумолимо должны меняться и обесчеловечиваться, ибо ничто не побуждает их тянуться вверх, к духовным высотам, но практически все заставляет двигаться их вниз, деградировать путем упрощенных, даже аморальных решений. Слава и хвала тем воистину святым душам, которые способны сохранить в себе в подобных гнетущих, опускающих условиях универсальной системы моральной безответственности огонь любви к вверившимся им страдальцам!

Но лучше ли в ядре своем так называемая платная медицина? Ни в коем случае! Ведь сам корень, из которого она произрастает, благодаря коему наливается соками, жиреет и процветает – это наличие больных людей. Вопрос: можно ли представить в качестве идеала систему, заинтересованную в самоликвидации?.. Только дурачок из осуждающей поговорки станет рубить сук, на котором сидит сам, а в платной медицине собрались отнюдь не дурачки, а умнейшие головы, умело использующие недуги человечества для своего процветания на уровне, сопоставимом с бытом олигархов бизнеса. Да, и в этой системе живут и действуют, вопреки всему, святые души, заинтересованные в подлинно человеческом решении проблем тех людей, которые платят им деньги за возвращение здоровья, да, в этой системе немало профессионалов высокой руки, т к. безупречный имидж и высокий рейтинг – основа их личного процветания… Но, Боже ты мой, разве не встретил я женщину, в теле которой было осуществлено три очень дорогостоящих иссечения, совершенных академиками Америки, Европы и Санкт-Петербурга, в то время, как лечить (учить!) надо было ее супруга, бездарно обращавшегося с нею из года в год?..

Да и среди т н. народных целителей, причем не только модных и популярных, но и начинающий, бес алчности не менее могуч и влиятелен подчас,, к сожалению, чем среди профессионалов платной (и «бесплатной») медицины. Также и среди немалого числа известных мне лично талантливых умельцев зачастую главным оказывается не максимально возможное исцеление доверившегося им человека, а исполнение некоего круга платных процедур, временное улучшение его состояния – за счет убранных, увы, сопутствующих болезни симптоматических факторов, но не устранение всего комплекса причин, а там – хоть трава не расти.

Конечно, я не призываю вернуть ту практику обратной связи, которая существовала при дворах восточных владык и, согласно которой, врач жил лишь столько, сколько лет сносно чувствовал себя султан: при таких обстоятельствах поголовье медперсонала сократилось бы у нас столь быстро и резко, что некому было бы даже взять кровь на анализ. Нет, нет, слава нашим гуманным временам!

Конечно, я не призываю и отказываться от платы за труд врачевателя, потому что и в этом случае немотивированно был бы разорван принцип обратной связи, а матушка-природа за такие штучки наказывает достаточно сурово – и прежде всего того, кто разрывает энергоинформационное колесо, то есть болящего. Недаром же в старые времена крестьянин шел к «фершалу» на прием с хусточкой яиц или глечиком молока. И дело не в тяжести болезни, а в принципе замкнутого кольца: забота за заботу. Но оплата – это, прежде всего, проблема больного, которую он должен решать сам – в меру своего миропонимания и благосостояния. Мне довелось как-то буквально со смертного одра снять одну старушку. Уже через несколько дней после третьего сеанса она смогла в большой коммунальной квартире провести свою очередную уборку, а назавтра после поломойки благополучно отправилась в парилку. Ее племянница от щедрости душевной принесла мне потом три килограмма яблок – и прекрасно! Именно так она оценила то ли жизнь своей тетушки, то ли объем моей работы, и мы расстались взаимно благодарными. А через неделю некая милая девушка, умирающему другу которой мне довелось (без операции, разумеется) поправить клапан на сердце, уходя, невзначай оставила у меня под столом коробочку с японским магнитофончиком, и когда я его нашел – а координат девушки у меня никаких не было – я решил, что такова ее оценка жизни этого парня и моего труда, и не стал с нею внутренне спорить…

Великая народная целительница Татьяна Александровна Бурева, с которой мне посчастливилось немало общаться (и даже написать о ее феерической жизни целую повесть), вопрос оплаты решала очень просто: «С богатых не считаю, с бедных не беру». Вот между этими полюсами: от благотворительности людей состоятельных до своей благотворительности в пользу малоимущих я и строю свои финансовые отношения со страждущими (имея, конечно, некий средний ординар для их ориентации).

Так чего же я хотел бы от всех видов и разрядов врачевателей независимо от форм и принципов оплаты, которых они придерживаются? Душевного удовлетворения от того, что они сделали максимально все от них зависящее, чтобы вернуть человеку здоровье. И прежде всего, дали высокий психологический настрой на выздоровление своему пациенту, а затем – и это обязательно! – научили его и его близких тому, как они должны самостоятельно бороться в дальнейшем с болезнью.

Позволю себе известную параллель: можно принести истощенному человеку рыбу и утолить его голод. И тем самым поставить его в прямую зависимость от вашего благодеяния. Но можно не только вкусно накормить его, но и вручить ему удочку и научить самостоятельно добывать себе пропитание – и от этой вашей акции он получит в дальнейшем много больше, чем от разовой помощи. Действительно, какой смысл лечить человека один раз, если он вновь будет разрушать свое здоровье и болеть? Не правильней ли будет научить его жить, не болея?

Спектр обучения самостоятельному труду весьма широк, но если человек не желает совместно со мной трудиться над своим же здоровьем, то мое правило весьма жестокое: с этим безвольным потребителем мне не по пути, пусть лечится в бесплатной (или платной) системе, где ему, соответственно его представлениям, четко будут выписаны таблетки, уколы, иссечения, капельница, реанимация и аккуратный паталогоанатомический диагноз к похоронам. Если же человек способен понять, образно говоря, что рыбак может и сам себя прокормить, то спектр его домашних заданий может быть (в зависимости от индивидуального случая) чрезвычайно широким. Я вспоминаю случаи и с 20-30-ю домашними заданиями по самостоятельной работе, где требую четкое ведение дневника и регулярно жестко контролирую исполнение «уроков». И главная оценка за эти труды – возвращение и даже приумножение здоровья человека!

Об «учебных предметах» я выскажусь в главе «Лечение» и в приложении к ней, а пока замечу: в случаях самоисцеления или излечения с помощью родственников мы движемся, как мне кажется, наиболее верным путем: человек (и связанные с ним его ближние) изживают свою карму в значительной степени самостоятельно, минимально перекладывая свою ответственность на чужие плечи, и в подобных случаях исцеление является наиболее прочным и органичным.

Учительская грань целительного дара является, вероятно, не менее значимой, чем умение изначально психологически положительно воздействовать на болящего, и вместе с тем она является сопряженной и соразмерной с нею, ибо порождена доминирующим чувством: стремлением твердо поставить недужного человека на ноги.

Особый дар врачевателя действительно специфичен, ибо ему сопутствует эффект оздоравливающего воздействия на больного фактом одного лишь присутствия целителя. Мне выпало счастье знать и общаться с теми, рядом с которыми люди выздоравливают быстрее. Известную часть этого эффекта можно отнести к психологическому эффекту – больной ждет чуда, и оно совершается!!! Что ж, и это замечательно. Я рад, что в присутствии моей очаровательной ученицы, высококвалифицированного хирурга-косметолога Лилии Ивановны Федоровой раны и швы на теле и лице оперированных ею пациентов затягиваются быстро и без рубцов. Я счастлив и горд тем, что под руками другой моей прекрасной ученицы, также врача 1 категории, но в данном случае терапевта Галины Георгиевны Скутте болезни спасаются прямо – таки стремительным бегством, позорно покидая поле сражения. Предварительно замечу, что оба эти медика сами принципиально ведут здоровый образ жизни, свято соблюдая не только требования режима, закаливания и рационального питания, но, прежде всего, – космические божественные законы добра и красоты, и каждая из них – цветущая женщина – выглядит и чувствует себя на целое поколение моложе, чем свидетельствует их реальный паспортный возраст.

И однако важнейшую роль играет не только психологический фактор! Мне приходилось замерять энергетику Татьяны Александровны Буревой после того, как всю бессонную ночь она провозилась с дюжиной больных, очищающих печень и желчный пузырь, «угощая» их подогретым оливковым маслом, подливая кипятку в остывшие грелки, разгребая ложкой чудовищное содержимое, исторгнутое в индивидуальные горшки, ставя клистиры, возвращая к сознанию тех, кто под воздействием сердечной слабости его утратил, и т д. Так вот: после такой-то ночи энергетический потенциал этой 85 – летней женщины (прошедшей польские тюрьмы, советскую ссылку, злобные гонения Минздрава и многое подобное) был равен четырем-пяти нормам людей цветущего возраста!

Но если бы только это! Для эффективного прохождения билирубиновых камней и всей остальной мерзости через протоки Татьяна Александровна давала пациентам принять травяные порошки, которые готовила своими руками, чтобы протоки эти заранее расширились. Разного рода дельцы от здоровья быстренько расшифровали состав этих порошков, не защищенных никаким патентом, никаким авторским свидетельством, и за несусветные деньги стали пользоваться ими для очистки печени у желающих. Они делают все так, как делала сама Татьяна Александровна, но эффективность их работы составляет малый процент по сравнению с тем, что получалось у нее: суть в том, что ее порошки энергетизировались при изготовлении ее руками, и ее пациенты оказывались мало ни полсуток в сфере ее могучего биополевого воздействия. И это сочетание подкачки чудодейственными порошками изнутри и ее личной энергетики на пациентов извне привносило волшебные результаты при возвращении доброго здоровья людям после перенесения ими этой малой бескровной операции, чем является по сути очистка печени и желчного пузыря от залежавшейся в них грязи.

Вот аналогичное сообщение о воздействии на другие препараты другого одаренного человека: Альберт Васильевич Скворцов на основе своих разработок создал воистину чудесный препарат ЭПАМ-7, обладающий высокой эффективностью для профилактики и лечения простудно – инфекционных заболеваний. Упоминаю здесь об этом ЭПАМе не для того, чтобы поведать очередную историю о бешеном сопротивлении медицинских инстанций внедрению чудодейственного средства, изобретенного «человеком со стороны», инженером: система не может не выжирать того, что отрицает ее самодовлеющую суть. Нет, я пишу ради того, что подобную по составу суспензию может сотворить практически любой травник, но по 10-балльной шкале она будет работать всего… на 2 балла! Подлинное, максимальное воздействие лекарства начинается лишь после той подзарядки, того программирования, которое задает ему лично А. Скворцов. Оно повышает эффективность препарата семикратно! И вот тогда-то заметно (естественно!) расширяется круг болезней, которые он способен одолеть, ибо резко повышается иммунитет человека, принявшего ЭПАМ. А на «верстаке» у А. Скворцова уже шлифуются очередные новинки – способные помочь при злокачественных заболеваниях… Очень надеюсь на то, что развал прежней системы и возникновение новых структур будет способствовать доступности для людей очередных модификаций ЭПАМа (первые я. с успехом использовал в своей практике).

О, ВРАЧ, ИСЦЕЛИСЯ САМ!

Так и хочется к слову «дар», о котором идет речь, добавить эпитет «божественный». Возможно, это будет правомерно, но на ум приходит отрезвляющее: «Бог-то Бог, да и сам не будь плох».

Прежде, чем исцелять больных, врачеватель должен исцелить себя: и тело свое, и душу свою, и процесс этот, этот труд, этот подвиг, это самосовершенствование должно осуществляться постоянно, на протяжении всей его жизни. И в этом постулате – одно из самых существенных различий, испытующих, можно сказать, тех, кто истинно посвятил себя служению человеческому здоровью, и тех, кто оказался здесь случайно или из заранее обдуманной корысти.

Ощущение несокрушимого здоровья, которое получает больной от своего лекаря, является одним из могущественных факторов веры в него, осознанным или на бессознательном уровне, то есть является одним из определяющих психологических средств выздоровления пациента. Хронически болящий врач – можно ли даже теоретически придумать более удивительный парадокс? Разве что атеист-богослужитель, мокрый огонь или дряхлый младенец, то есть сочетание понятий логически несовместимых, изначально несуразных, бессмысленных. А между тем – обратимся к своим воспоминаниям (о женщинах-врачах из деликатности промолчим): редкость ли – врач, у которого изо рта рвется густое табачное зловоние, а то и спиртная вонь даже на дежурстве? Мало ли из них отягощенных тучным, необъятным чревом, одышкой или другими признаками органических дисфункций? «Врачу, исцелися сам!» – давно было сказано.

Да, собственное здоровье – весомый аргумент в деятельности врачевателя, в его борьбе за здоровье пациента. Но не только! Постоянное совершенствование в области здоровья способно принести такой личный опыт, с которым не могут соперничать никакие книжные знания, способно избавить от таких недугов, мучительнее которых трудно себе представить. Один-два примера.

Конечно, никто не может заречься от того, что не попадет под пресс онкологического заболевания. Но – «знать бы, где упасть, там соломку подстелить»! Подобную «соломку» подстелить заранее, в общем-то, несложно: регулярное обливание холодной водой автоматически создает в организме рефлекторные дуги между охлажденной поверхностью и расслабленными внутренними зонами, где на короткое время возжигается t°] 42°C, т е. такая, которая заметно ослабляет жизнедеятельность любого вируса. С другой стороны, регулярное же посещение парной бани с «крутой» термообработкой организма березовым веником и жгучим паром повышает t°] 42°C практически повсеместно (до этого барьера допускает механизм теплообмена и потообразования, охраняющий белок от тепловой смерти). То есть, данная процедура, полярная по направленности холодовому воздействию, приводит к тому же эффекту: превентивному удару по вирусу, его ослаблению. А если взять внутреннего врага в клещи, да клещи эти смыкать почаще?.. Ах, где изыскать на это время? Да позаимствовать его из того сокрытого резерва, который придется в противном случае отдавать лежанию в больницах после операции, после облучения, после химиотерапии. Откуда же еще?..

Да, конечно, возникают сопутствующие вопросы: а если я никогда не парился, если никогда холодной водой не обливался, как быть, с чего начать и т д. и т п. Все дело в желании человека то ли надежно быть здоровым, то ли положиться «на авось» и наверняка заболеть чем-либо горестным и тягостным. А уж если двинешься по дороге здоровья, то здесь открытия автоматически последуют одно за другим. Так окажется, что холодовые процедуры заметно ускоряют обмен веществ, а это чревато увеличением числа разного рода очисток организма – во имя ликвидации интенсивно выделяющихся внутренних шлаков. Если этого не делать (в том числе не перейти и к регулярным голоданиям, а это – новая наука, новые горизонты), то холодовые процедуры и моржование, спасающие от одной неприятности, могут привести к другой, к общей хлипкости и неустойчивости здоровья. То есть окажется, что это забота и эта работа – категория комплексная, многосложная, постоянно расширяющаяся, в том числе и в сферу духа. Но! Пусть назовут мне ценность более высокую, чем полнокровное здоровье, то есть сама жизнь! Игра стоит свеч.

Разумеется, расширение этой антионкологической практики приведет и к определенному типу питания, и к постоянному устойчиво-положительному духовному настрою, и к владению разного рода медитативными техниками, и даже к выходу на возможность кармического пересоздания своей судьбы. Спрашивается, у кого будет больше шансов на победу: у медика, опирающегося, например, только на сугубо хирургическую практику, либо у него же, знакомого не только с тем, что рекомендуют официозы, но и с тем, что он проработал самолично, на себе?

А вот довод еще более выразительный, если может быть что-либо более серьезное, чем встреча с канцером. Ан нет! Аденома простаты – мучительное мужское заболевание – согласно теории и практике официальной медицины, не имеет никаких вариантов, кроме опасной и болезненной операции. Больной орган лежит в глубине таза между прямой кишкой и мочевым пузырем, и добраться до него можно лишь сверху и сбоку, разрезая по пути много слоев разного рода живых тканей, и не всегда можно обойтись только одной долгой резекцией (по состоянию сердца пациента), а тогда – вывод наружу мочевода и жизнь с бутылочкой на боку со всеми сопутствующими.

Повторяю: у официальной медицины нет иного лечения данного недуга, помимо кровавой и болезненной операции. Осмелюсь дать репортаж по этому поводу, полученный непосредственно с места катастрофического события. Цитирую.

«Здравствуйте, дорогой Юрий Андреевич! Спасибо за письмо.

Да, письмо Ваше пришло в то время, когда мне сделали вторую часть операции и удалили предстательную железу.

Продолжаю считать, что это – не лучший вариант борьбы с аденомой, и сожалею все еще о том, что Вашу очень полезную и важную книгу «Три кита здоровья» я прочитал слишком поздно. Операция – это всегда варварство. Я, например, потерял в весе 14 кг (может быть, это и полезно для сердца, но привожу это как факт). Потерял много крови (800 гр. добавляли в процессе). А самое главное, я потерял полгода нормальной человеческой жизни, за которые, наверно, мог бы что-нибудь полезное сделать. Это ни в коей мере не сравнимо с двухнедельным голоданием! И еще: во время между первой и второй стадией операции я чувствовал себя так, как, наверно, чувствует себя преступник в камере смертников, не зная определенно: выживу ли после второй (основной) стадии? Это не могло не сказаться на психике. Операция продолжалась 1 час 50 минут. Сейчас, кажется, закончилась эта ужасная темная-темная 150-дневная ночь, и забрезжил рассвет.

Пусть никто не обманывает Вас в том, что операция по поводу аденомы – это пустяк. Я три дня лежал в реанимационном отделении. Сейчас я отхожу понемногу, используя отпуск за прошлый учебный год, который испортил в урологическом отделении больницы No7. Говорят, что и это – не все. Может быть, избавь Господь, плавает в крови смертоносный тромб, может быть, родился камень в мочевом пузыре в связи с прошедшими перипетиями в нем летом (в урологическом отделении я о таких случаях наслышан зело; камни вырастают с периодикой примерно в 1 год) и тогда – снова операция… Спаси, Боже!

Я написал Вам обо все этом, чтобы (может быть) Вы имели возможность хоть строчку использовать при переиздании своей книги «Три кита здоровья».

Очень рад за Вас, за Ваше здоровье и работоспособность. Впрочем, не тавтология ли это? Здоровье человека – это, по-моему, и есть его работоспособность.

Не знаю, выразил ли я Вам в первом письме мысль о том, что после священного писания Ваша книга «Три кита здоровья» в моем сознании стоит самой первой. Это правда.

До свидания.

Привет и наилучшие пожелания близким и тем, которые помогут и помогали Вам в Вашей работе.

322618 Украина Днепропетровская обл. Г. Днепродзержинск».

В этом трагическом человеческом документе я лишь – потому не сократил безмерно высокие слова о «Трех китах здоровья», что именно в этой книге, которая, к глубокому сожалению, вовремя не попала на глаза Александру Ивановичу (и какому еще числу подобных ему страдальцев – Бог весть!) четко поведано о том, каким образом аденома простаты может быть удалена безоперационно! Способ этот: двухнедельное голодание!.. Что? Мучительный, трудный, невозможный для вас акт? Прежде чем заявлять это, еще и еще раз перечитайте процитированное выше письмо, а уж тогда восклицайте сколь угодно эмоционально.

В чем смысл двухнедельного голодания? В том, что после 6-8 дней терпения горелка сжигания пищи, образно говоря, переворачивается внутрь организма и начинает выжигать там все лишнее, а в первую очередь – все вредное! Выгорают, идут в жерло жаркой топки все опухолеродные клетки, вся удушающая органы чужеродная пленка, все паразитирующие грубые соединительные ткани, в том числе и тот клубок, в который оказался погруженным нежный двенадцатилистник предстательной железы.

В запущенных случаях можно пойти либо на трехнедельное голодание, либо на повторение двухнедельного голодания», либо на шестинедельное голодание по методу австрийского врача Р. Бройса. Собственно говоря, в последнем случае нельзя говорить о голодании в прямом смысле слова, точнее будет сказать о специфической соковой диете, которая представляет организму все необходимые ему витамины, минеральные соли и микроэлементы, но побуждает его интенсивно сжигать все чуждые белковые формирования. Бройс эффективно лечит таким образом рак и саркому, но худо ли, коль скоро под этот частый гребень попадет и аденома простаты?

Целитель, который лично и многосторонне овладеет практикой длительного голодания во всех его изводах, со всеми тонкостями подготовки к нему и его проведения, и сам будет до скончания своего века жизнедеятельным мужчиной, и никогда не пошлет на эту зверскую операцию удаления аденомы простаты ни Александра Ивановича, ни кого-либо другого. Важно заметить, что освоение серьезного голодания приводит не только к существенному физическому оздоровлению человека, но и к заметному расширению его духовного горизонта: после того, как он претерпел, у него повышается самоуважение, возрастает доброта к другим, открываются глаза на красоты эмоциональных ощущений от потребления здоровой пищи, которой он в обычные дни не замечал.

Дело не в увеличении числа примеров, дело в сути: научаясь спасать себя, врачеватель получает все новые возможности для спасения людей и мира, для наиболее рационального подхода к здоровью человеческому.

Много ступеней вверх, точнее, бесконечная лестница в небо – вот путь его движения, его восхождения к Здоровью. Тут восходящего ожидают буквально на каждом шагу и шажочке открытия, от которых захватывает дух: от сферы питания (с эффективным потреблением тончайших вибраций) до владения словом, от волшебства мануального массажа до освоения беспредельной страны биоэнергетики и законов энергоинформационного обмена. Все время открываются новые и новые подходы к самоисцелению на различных уровнях и, следовательно, к лечению других людей.

Здесь следует сделать весьма существенную вставку: в этом вот восхождении (или в этой наработке все новых оболочек или в этом постоянном наполнении этих новых, все более тонких оболочек и т п.) самым трудным делом является построение фундамента, т е. создание крепкого здоровья на физическом уровне. Мне известно немало талантливых целителей, обладающих слабым, даже хлипким здоровьицем. Это значит, что век их полезной деятельности будет весьма ограничен или что они встрепенутся, когда жареный петух клюнет. Да вот не будет ли время уже упущено?..

Меня равно не устраивают как страдающие всеми мыслимыми и немыслимыми болезнями деятели официальной медицины, так и преждевременно дряхлеющие, теряющие признаки и энергию пола целители и целительницы, хотя бы они и творили на данный момент чудеса в биоэнергетике. Без фундамента дом крепко не стоит, вне прочного и радостного Храма дух чувствует себя сиротливо и неприкаянно. Я не склонен верить в подвижничество духа тех, кто не способен к телесному терпению.

Мне уже приходилось писать об этом, но ввиду важности темы я повторю: скелетный костяк без солевых отложений и очищенные до первородного состояния кровь, лимфа и внутриклеточная жидкость суть контуры, которые, наряду с мозгом и чакрами, эффективно способны как воспринимать космическую информацию, так и воспроизводить вибрации, идеально соответствующие канонам здоровья. Целитель не имеет права быть вялым и усталым, его физические аккумуляторы или его каналы, ретранслирующие космическую энергию, всегда должны быть в наилучшем состоянии. Его чудесная кардиоида всегда должна быть готова выйти в режим наиболее активного действия (120—140 уд/мин) для усиления медитативных воздействий.

Постоянный поиск, постоянная наработка и усвоение нового, постоянная же жесткая самокритика и анализ своих неудач – таков принцип его работы. А цель? Цель – это путь к чудотворчеству, к тому, чтобы стать проводником, каналом, ретранслятором космической, вселенской, солнечной, божественной энергии, такой энергии и такой информации, которая несравнимо больше той, что характерна для отдельного человека с его малыми силами и ограниченными знаниями.

Для того, чтобы состояние широкого, чистого канала наступило, врачеватель живет и работает по законам Космоса, и прежде всего – во имя распространения добра и блага. Возрождение и жизнь человека – самый большой подарок ему, и долг его – передавать дальше, излучать во все стороны с максимальной интенсивностью дарованное ему добро и благо. Таковы субъективно выраженные, но совершенно объективные по существу суждения о требованиях, которые высокий долг врачевания предъявляет личности целителя. Обращены они, прежде всего, к тем, кто либо еще только решает построение свей грядущей судьбы, либо еще не закоснел, не обезжизнел в каменеющем цементе мертвенной, античеловеческой системы так называемого «здравоохранения».

И в заключение главы – о парадоксе «лицензирования». Зададимся невероятным допущением: к власти в Минздраве пришли биоэнергеты, специалисты по медитации и тому подобные парапсихологи. Будучи людьми терпимыми и цивилизованными, они согласны с тем, что врачи-антроповетеринары, т е. специалисты, знающие анатомию и физиологию человека (иначе говоря, его устройства на уровне функционирующей животной тушки), могут быть допущены к лечению людей после сдачи дополнительных экзаменов на способность к биополевой диагностике и на умение корректировать энергетическую оболочку человека, ибо какая же может быть выдана лицензия на работу без этого, первоочередного для врачевателя качества?..

Думается мне, лишь исчезающе малый процент медиков прошел бы сквозь столь простое для биоэнергетов-целителей испытание. Но вот зеркальный перевертыш, соответствующий нынешней ситуации: медики требуют сдачи экзаменов на лицензирование у тех, кто умеет, например, посредством «третьего глаза» определять качество функционирования внутренних органов, но не знает, как называются ферменты, выделяемые этими органами. Не смешной ли парадокс, что одни немногознайки запрещают работать немногознайкам Другого рода лишь потому, что именно их усеченная парадигма сейчас находится у власти?.. Думаю, что хлипкая доктрина нынешнего медицинского лицензирования работы биоэнергетов в качестве плотины (а заодно и средства дознания для налогового управления) не преградит бурной тенденции к расширению многообразных целительских воздействий на человека. Выход, конечно, в расширении диапазона возможностей врачевателей посредством отбора одаренных людей и последующего их действительно современного образования. А пока – в солидарной совместной работе, метафорически выражаясь, тешеведов с душеведами. В маленькой Болгарии подобная прогрессивная практика уже узаконена, согласно официальному законодательству, разрешена и рекомендована объединенная трудовая деятельность в больницах и здравпунктах официальных медиков и одаренных народных целителей. Это я знаю не из сообщений печати, а из личной практики совместной работы с врачами, которые сбросили оглупляющие их шоры с глаз, вынес высшее наслаждение от интенсивной гармонической работы, многократно ускоряющей диагностику и последующее выздоровление больных людей. Это ли не прекрасно? Это ли не искомое решение трудной задачи в нынешних переходных условиях?..

ПРИЛОЖЕНИЕ К ГЛАВЕ «ЛИЧНОСТЬ ЦЕЛИТЕЛЯ».

О практическом использовании некоторых нетрадиционных видов энергии для укрепления здоровья.

I. Конкретный эксперимент, послуживший поводом для написания записки.

Со 2 ноября по 3 декабря 1986 года включительно (32 суток) мною было проведено экспериментальное голодание – с полным отсутствием приема еды. Вес падал сначала быстро, затем этот процесс несколько раз приостанавливался, затем продолжался – более медленно, т е. вычерчивался своего рода график в виде все более мелких ступенек. Перепад – с 83 кг в начале до 67 кг в последний день, итого примерно ушло 16 кг, т е. 20% изначального веса. Свершилась замечательная очистка организма от всего не столько лишнего, сколько вредного, потенциально опасного. Индикатором завершения процесса явилось полное очищение языка к вечеру 32-го дня от налета, обретение им цельного, без пятен, ярко-красного цвета. Этот вид он начал принимать на 29-й день утром, но к вечеру вновь выступали налеты, и так – несколько суток подряд.

Собственно говоря, об этом конкретном голодании можно было бы и промолчать, если бы не одна отличительная его особенность: оно характеризовалось моим великолепным энергетическим состоянием, полным отсутствием физиологического дискомфорта, прекрасным самочувствием и повышенной работоспособностью. Достаточно сказать, что за все время мне ни разу не пришло в голову и на минуту прилечь при всем чрезвычайно напряженном режиме жизни и работы, в котором я находился. Более того, с крайней неохотой начал я выходить из этого состояния, столь прекрасные ощущения принесло оно как телу (легкость, чистота), так и духу (спокойствие, доброта, полная мобильность мысли).

Все это время продолжались регулярные 40-минутные пробежки (в том числе и на 32-й день) по парку Лесотехнической академии, в очень крутом ритме шла повседневная производственная штатная работа, проходили большие ответственные выступления перед крупными аудиториями (в том числе и перед тысячной – на юбилейном вечере М.А. Дудина в Доме офицеров 20 ноября), случилась и очень трудная командировка в Москву 26-27 ноября на конференцию во Всесоюзный Дом детской книги – с заглавным докладом о современном состоянии детской литературы (который надо было сначала и подготовить), с проведением в ЦК ВЛКСМ 6-часового совещания Всесоюзного совета КСП (председателем которого я был избран), и т д. За это же время написаны статьи для «Ленинградской правды», для «Литературной газеты», для Библиографического указателя «Библиотеки поэта», для Сборника авторских песен и выполнено немало иных работ, требовавших серьезного внимания (например, авторская доводка большой статьи о В. Высоцком для «Вопросов литературы» и др.).

В данной повышенной энергетичности в период полного голодания и заключен главный интерес этого проведенного на себе оздоровительного эксперимента. Дело в том, что перекрыв такой канал поступления энергии, как пища, я подключился к иным, нетрадиционным энергоканалам, использовав их в должной мере, позволив организму пройти прекрасный очистительный цикл, но – в противоположность другим голодающим – испытывая в этом положении не мучения тела и духа, но, напротив, состояние комфорта.

Конечно же, я лишил себя многого, и соблазны окружали меня, но в самом акте лишения, подавления содержался великий философский акт. Суть его в том, что основным пороком и искусом как каждого отдельного человека, так и человечества в целом является жажда гурманства, наслаждения, удовлетворение тех низших потребностей (в том числе и нравственных), которые прямой дорогой ведут к их незыблемому приоритету по отношению к истинно человеческим ценностям, во-первых, к быстрому преждевременному разрушению физического здоровья, во-вторых (от объедания, температурной изнеженности, отсутствия мускульного напряжения и т д.). Наша цель – не аскетизм, наша цель – полнота человеческого бытия, но именно человеческого, а не преимущественно животного. И этот урок ограничения, который я себе преподал, имел и серьезное нравственное, антропологическое, смею сказать, социально-философское значение.

Трудности самого процесса голодания тоже следует отметить. Объективная: длительное, непривычное лишение очень широкой шкалы тех богатых ощущений, которые несут с собой еда и напитки. Особенно это чувствовалось во время немалого числа застолий. Оскудение эмоциональных поступлений пытался возместить многообразием музыки через аппаратуру высшего класса электроники. Субъективная: навязчивые, назойливые предупреждения, сожаления и «сочувствия» по поводу определенного моего похудения со стороны подавляющего большинства окружающих, которые полагают искони и незыблемо, что основной признак здоровья – щеки, лежащие на плечах, брюшко, выпирающее из брюк. Это «сочувствие» преодолевалось поддержкой узкого круга единомышленников, твердостью жены и, главное, собственной верой в правоту фундаментальных принципов, опиравшейся уже на немалую прежнюю практику, на нынешнее великолепное самочувствие и на хорошие объективные показатели.

Какие же нетрадиционные (надеюсь, пока) виды энергии целенаправленно использовались в период этого эксперимента?

II. Дополнительные каналы энергии.

1. Энергетическая подпитка непосредственно от природы.

При всем том, что написанное ниже может показаться людям, впервые столкнувшимся с этим феноменом, невероятным, фантастическим, не умещающимся в Рамках наших обыденных знаний и представлений (как это было первоначально и со мною), все это уже миллиарды лет используется живыми существами и тысячи, очевидно, лет известно определенной категории людей. Речь пойдет о прямом, минующем пищевой трактат, извлечении, усвоении и переработке энергии из природы, в которую мы погружены.

Как конкретно я лично столкнулся с этим процессом? В августе 1981 г., в один из воскресных дней я с удовольствием побежал в долгий путь по своим излюбленным Кавголовским холмам; бежал два часа весьма живо и быстро, сплошь да рядом применяя ускорения (особенно на подъемах). Потом два часа свирепо парился, время от времени выскакивая наружу, в деревенской баньке: избив один веник о себя, потом другой – о трех красоток, затем – о мелких детишек, затем еще один о себя и т д. Итого, четыре часа подряд весьма тяжелой физической работы (два – бег по холмам, плюс два – крутой парилки до малинового цвета). Как старый тренер и практический в прошлом борец – самбист, имевший немало поводов для регулировки своей весовой категории перед соревнованиями, я знал, что подобная нагрузка ведет к серьезной сгонке веса, вплоть до четырех-пяти килограммов.

В данном же случае весы показали плюс два килограмма. «Этого не может быть, потому что не может быть никогда!». Однако, это было! Весы бесстрастно фиксировали факт, будучи совершенно исправны, их юстировка была тут же проверена взвешиванием стандартной двухпудовой гири, да и в дальнейшем они работали вполне добросовестно. В чем же дело?

Вся разница этой работы с обычной работой, приводящей к падению веса, заключалась в том, что каждые 10-15 минут и на бегу, и выскакивая из баньки на лужок, я включал в себе некий механизм – подзаряжался от Великой природы. Как подзаряжался? О технике этого дела я пока вынужден молчать, т к. ее вполне можно использовать в антигуманных целях: подзаряжаясь от людей, обессиливая их, превращая в сморщенные мешки, из которых вытекла, к примеру, пшеница. (Мне самому довелось как-то попасть «под обсос», и я никогда не забуду, в сколь худое, полумертвое состояние впал тогда – и надолго). Но подобная подпитка от людей опасна и для самого «вампира»: ведь он может «набраться» и такой болезненной дряни, что потом век с четверенек не встанет. Вот почему я категорически против распространения этой методики и учу подготовленных людей только одному (правда, очень эффективному) средству – специфическим подпиткам от солнца, которые методически невозможно обратить против людей.

Каждый ли человек способен усвоить методику подпитки от природы? Имею основания полагать, что в той или иной степени ее способны освоить многие, ибо свойство это – отнюдь не благоприобретенное человеком на стадии царя природы и венца всего сущего, но, напротив, оно является реликтовым, берет эволюционное начало еще из растительного мира. Твердо знаю, что все лианы, все плющевидные растения этим свойством обладают в качестве генерального для них. Человек, который сидит или спит рядом-с лиановыми растениями, непременно будет чувствовать себя плохо, вяло, разбито, вплоть до многообразных заболеваний, которые начнут «вылазить» в связи с общим ослаблением организма.

Известно (мне доводилось читать об этом), что акула способна огромные расстояния (до 500 миль) проходить без остановок при огромной скорости (до 50 узлов), не теряя при этом веса. Следовательно, неизбежные энергетические затраты, возникающие при усиленном мышечном движении, эквивалентно компенсируются работой неизученных пока механизмов.

Известно, что черепахи способны годами жить без пищи либо при ничтожном количественно растительном питании. Имеется в научной литературе и строго мотивированная гипотеза о том, что динозавры, при их громадном весе, ели очень мало, и погибли все разом при вспышке некой сверхновой звезды, «перекормившей» их неимоверным избытком энергии при отсутствии «предохранителей», очевидно.

Ну, а люди? Заснято практически мгновенное набирание веса китайцем, мастером борьбы у-шу, столь большое, что в твердой почве остались вдавленные на несколько сантиметров следы его стоп (эти кадры демонстрировались по Центральному телевидению в видовом фильме о современном Китае, конец 1986 г.). Подобные наглядные свидетельства позволяют отмести, как неверную, гипотезу о том, что несколько здоровых молодых людей никак не могли оторвать подобного «специалиста» от земли якобы из-за силы его внушения или гипноза: продавленная дикой тяжестью почва, зафиксированная на пленке, отвергает эту мысль, но зато позволяет с уважением отнестись к неимоверным возможностям человека – в подобном плане действительно венца творения!

Протокольно зафиксировано, что сверхмарафонцы из спортсменов, обученные Г.С. Шаталовой, при малокалорийном питании (1000 ккал в сутки) к концу дистанции в 500 км прибавляли в весе, в то время как квалифицированные бегуны при рационе 4500—5000 ккал прибегали, исхудав на 5-6 кг. Те же свидетельства есть о восхождении Г. С. Шаталовой на Тянь-Шань с группой сподвижников: при малом питании и больших нагрузках они в конце маршрута имели увеличение веса на 1-2 кг (что, конечно, неимоверно мало в сравнении с достижением великих борцов у-шу, но ведь те целиком посвящают десятилетия своей жизни, чтобы овладеть секретом обращения с весом; секреты эти уже тысячелетия хранятся в глубокой тайне от всуе любопытствующих).

Вернемся, однако, к моему эксперименту. После кавголовской большой пробежки я начал активно подпитываться во время ежеутренних пробежек по парку Лесотехнической академии и очень быстро заметил, что вес неуклонно пополз вверх. Пришлось заметно – вдвое, втрое, – уменьшить завтраки, как оказалось, дублирующие поступление в организм энергии, переходящей в массу. Выяснилось, что вес растет тем быстрее и нагляднее, чем активнее и сильнее во время «подзарядки» работает сердце. Оптимум достигается после выхода его на длительный период частоты 120 ударов в минуту и чаще (до 180—200 после спринта примерно 200 м в гору с подъемом около 15-30 градусов, после предварительного разогрева и втягивания организма в активный режим, разумеется).

Начиная с 1982 года, зимой, во время пребывания в Комарове, когда почти ежедневно я мог бегать на лыжах примерно 20-30 км, я регулярно «подпитывался» таким образом на бегу, и пробежка в 20-30 км за два часа приносила до двух килограммов прибавки в весе (весы медицинские в коридоре Дома творчества). В те контрольные дни, когда я бежал без «подпитки» те же дистанции (бежать было явно труднее!), вес, как у любого нормального человека, падал на 1-2 кг. В эти дни после пробежки мне весьма ощутимо хотелось есть. В дни же с подзарядкой обходился минимумом еды: блюдцем квашенной капусты с луком и вареной свеклой. Ни супа, ни мяса, ни компота просто не хотел.

Теперь для меня бесспорно, что при определенных обстоятельствах канал питания не является нашим единственным энергетическим каналом. Мне доводилось слышать, что последователи Порфирия Иванова исповедуют и практикуют так называемое «аутропное» питание, т е., по сути дела, применяют отказ от регулярного потребления еды, однако подробностей никаких не знаю. Но если с самых разных сторон: и «братья наши меньшие», и весьма несхожие люди практически приходят к одному и тому же итогу, значит, им следовало бы заняться всерьез (не так трусливо-смехотворно отрицать весь этот круг проблем, как имел возможность я наблюдать, когда обратился с подобным предложением к некоторым видным московским физикам).

Но вернемся к моему эксперименту с длительным голоданием. Теперь, надеюсь, становится ясно, что мои регулярные пробежки в это время должны восприниматься не с соболезнованием и обывательским ужасом, но как хитроумный и логичный способ возместить отсутствие еды, как своего рода питание, о котором, разумеется, и в голову никому не могло прийти! Тривиальное мышление, опирающееся на обыденный опыт, видело в этих кроссах очевидную трату энергии, которой и так-де у голодающего мало. На деле же было существенное пополнение энергетических запасов! В те дни, когда я по какой-либо причине не мог активно контактировать с природой, я попросту тосковал по этой возможности, «голодал».

Таковой была ситуация с энергетической подпиткой через один из нетрадиционных каналов при отсутствии традиционного источника энергии – еды. Но были подключены еще и иные каналы.

2. Могущество воды.

Вода, которой столь много на Земле, под Землей и над| Землей, которая составляет около 70% веса нашего организма, до 95% состава нашей крови и значительную часть веса наших мозгов, тем не менее, этими мозгами до сих пор не познана достаточно глубоко и всесторонне. Причем не в силу их водянистости (в этом как раз заключено их большое достоинство), но в силу невероятной сложности данного загадочного многосоставного кристалла, обладающего способностью хранить информацию, накапливать и отдавать энергию, переходить из одного состояния в состояние (в том числе и в совершенно непознанное пока четвертое, которое обнаружено чл. – корр. АН СССР Б. В. Дерягиным и в т н. серебристых облаках, и в капиллярах живых существ) и т д. и т п. Вода – прародина всего живого, основа жизни на нашей планете и носитель жизни в организме, требует к себе уважения и понимания на ином уровне, чем то, которое нами уделяется ей, когда мы среди дел и суеты вспоминаем о необходимости сделать глоток-другой, чтобы смочить пересохшее горло. Мой опыт общения с нею побуждает говорить о ней с высочайшим пиететом и видеть ее имя начертанным с большой буквы: Вода.

Мне достаточно хорошо известны практические возможности таких видов активизированной воды, как омагниченная вода (т е. пропущенная через сильное магнитное поле), электролизная (т н. «Живая», т е. со свойствами ощелочения, и «Мертвая», т е. со свойствами окисления), как «холодный кипяток» (т е. полученная по методу братьев В. и И. Зелепухиных дегазированием посредством нагревания до 94-96°C и затем резко охлажденная), и я, в меру своих сил, разбираюсь в способах и ситуациях, когда этими разновидностями великого кристалла пользоваться целесообразно. Но в период проведения своего эксперимента я ими не пользовался. Чем же пользовался?

Сначала – о наружном употреблении разных видов воды, поскольку изложение этой части опыта вплотную, по самой логике повествования, примыкает к разделу об использовании природных сил. Это: а) холодные обливания; это – б) сочетание парной бани с купаниями в проруби, и это – в) теплые (38-40°С) ванны из структурированной воды перед сном и подпитка энергией в соленоиде до двух-трех раз в день.

А) Холодные обливания суть мощные стимуляторы Для производства и извлечения наружу огромных внутренних энергетических ресурсов нашего организма, которые без этой процедуры являются лишь потенцией, у большинства людей так и не задействованной в течение всей жизни.

Каков механизм включения этой «внутриядерной» Реакции? Исходя из своего опыта, из опыта некоторых своих единомышленников, из лекций последователей П. Иванова и из существующей литературы, я бы мог сделать следующий набросок.

Обливаться надо как утром, так и по приходе с работы – двумя ведрами воды (не душем!) с температурой воды желательно менее 12°С. Интервал между двумя ведрами – время, кратное четырем ударам сердца (8, 12, 16, 20 и т д.).

Когда поднимаешь ведро, необходимо явственно до иллюзии представить себе, где тебе физически было прекрасно, где энергия переполняла тебя. По – видимому, это позволяет подавить стрессовое состояние, подсознательно возникающее в ожидании холодного удара. Я представлял себе либо ослепительный снег Финского залива, голубое небо и солнце над ним во время горячей и стремительной лыжной гонки на невесомых пластиковых лыжах, либо же длинный, до километра «тягун» с поворотами в величественном хвойном лесу около 69-го километра по Сосновскому направлению, где я бегал летом, либо живописную лесистую гору, высотой около полутора километров, неподалеку от Мюонхана в срединной Корее, над ущельем «Десяти тысяч водопадов», около буддийского храмика XI века, куда я по крутым тропам взобрался осенью 1986 года легко, как на пружинах.

Когда вода начнет низвергаться на тебя, надо с добром и улыбкой думать о ком-либо, кому ты желаешь добра, здоровья, удачи, счастья. Если же вы думаете о ком-либо конкретно, именно ему в это время может стать лучше. Но еще лучше станет вам – потому что вы отвлекаетесь от замкнутости на своем «эго», каковая является одним из исходных источников многих заболеваний организма и психики. И какой жар возникает! Какое ровное тепло, какая сила!..

Что происходит в организме при соприкосновении с массой холодной воды? Разовое охлаждение жидкости, находящейся в нашем теле, до уровня меньше, чем 36, 6°C, ведет ее к отклонению от оптимума теплоемкости, а это порождает в нашем организме лавинообразную цепь процессов на атомном уровне, ведет, в конечном счете, к переходу протонов водорода в молекулах воды на другую орбиту, что порождает и высвобождает значительное количество внутренней энергии – энергии якобы даровой, невесть откуда-то взявшейся, а на самом деле возникшей из-за перестройки ортоводы в параводу (т е. воды с протонами водорода, вращавшимися в разные стороны, в воду с протонами водорода, вращающимися в одну сторону). Далее. Под ударным воздействием в кровь выбрасывается множество адреналина, активизирующего сердечно-сосудистую систему.

Далее. Под воздействием холодной воды извне кровь с периферии тела (а это до 1/3 общего количества крови) стремглав устремляется в глубинные недра организма – и силой пробивает капилляры сердечной сумки и других жизненно важных органов. Даже если это здоровые капилляры, то их расширение, их гимнастика – это, в масштабах организма, гимнастика сотен тысяч километров живой ткани, ну, а если это в известной степени уже зашлакованные капилляры, то их оживление – процесс, благотворнейший для общего здоровья, для возрождения больного человека, для высвобождения дремавшей в нем энергии.

И еще. Воздействие холодной воды на акупунктурные зоны оживляет их функционирование и, следовательно, оптимизирует работу внутренних органов.

Вот вкратце обоснование того положения, что – как;это ни парадоксально выглядит на обыкновенный взгляд – обливание холодной водой в период голодания есть важный фактор увеличивания энергии организма, который в ней усиленно нуждается. Опять-таки, как при беге, я больше получал, чем тратил.

Разумеется, обливание холодной водой необходимо человеку не только в этот период. И более того: особенно остро нуждается в нем человек… заболевший! Можно болеть, к примеру, воспалением легких 1, 5 месяца, с употреблением при этом широкой шкалы химических лекарств, с ужасным самочувствием и простоем производства. Но можно болеть иначе: обливаясь каждые 2 часа (кроме ночного времени), преодолеть недуг в течение 1, 5 суток. Индикатором выздоровления является возвращение пульса к нормальному для данного человека числу ударов. Среди моих знакомых, членов нашего «колхоза» единомышленников, есть люди, которые таким образом ушли и от предынфарктного состояния, и от тяжелого ОРЗ (особенно результативно пользовался этим могучим оружием Ю.Г. Золотарев, который с большим эффектом разрабатывает и теоретические основы водо-холодо-лечения). Известно, что и в официальной медицине, и в том числе в педиатрии, начали появляться врачи, которые предлагают более целесообразным в критические случаях вызывать к жизни громадные резервы живой природы, стимулируя их вспышки холодной водой, чем морить людей в полном согласии с тупиковыми уложениями «современной» медицины.

Полагаю, и об этом уже высказывался со всей определенностью, опирающейся на практику, что еще более ускорится выздоровление, если наряду с холодными обливаниями посредством очистительной клизмы убрать токсины из кишечника.

Б) После сказанного ясным должен быть смысл посещения парилки во время голодания. По пятницам, перед работой, с 9 до 11 утра, как всегда и в прежние зимы, я посещал коммунальную баню в Озерках. Ее особенностью является не только наличие прекрасной парилки, но и то, что по выходе из бани, сразу же за шоссе, ее постоянные посетители, под руководством моего старшего друга и единомышленника Г.Д. Всесветского, регулярно готовят прекрасную прорубь в озере. Именно в нее, натянув плавки компания «пареных моржей» по любой погоде тянется из бани после жесточайшего жара. И так три-четыре раза за двухчасовой «сеанс». После проруби босиком по снегу приятно сделать кружок метров триста-четыреста. Если в силу обстоятельств приходилось пропустить визит в Озерки, то я обязательно стремился посетить такую баню, где есть бассейн с очень холодной водой или, в крайнем случае, с ванной, через которую протекает вода максимально холодная и в которую можно упасть после выхода из парной.

Что дает холодная вода, это, надеюсь, уже ясно из предыдущего параграфа. Я не говорю сейчас о столь полезных функциях парилки, как изгнание лишних солей, как расщепление в мышцах молочной кислоты, не упоминаю в данном случае даже о гимнастике сосудов (все же перепад температур более ста градусов между парилкой и наружным воздухом) – все это укрепляет здоровье, но в этой записке я веду речь исключительно в аспекте энергетическом. И с этой позиции глядя, хочу напомнить, что подпитка энергией от окружающей среды совершается с особым эффектом тогда, когда сердце выходит на частоту сокращения больше 120 ударов в минуту. Парилка же после квалифицированной работы веником дает частоту неизмеримо более серьезную, чем 420, там сердце работает, бывает, на своем наивозможнейшем пределе. Теперь понятно, сколь великий забор энергии можно совершить в проруби и после нее, когда идешь туда, поработав в парилке. Мне довелось как-то замерить вес до проруби и после нее, после того, как одним «вдохом» я подпитался от морозного солнышка: «цена» этой трехсекундной подпитки была равна повышению веса на 700 граммов!..

Таким образом, думаю, ясно, сколь великую помощь для возрастания внутренних сил организма дает использование воды и в этом варианте – при крутом перепаде температур: он позволяет, обладая соответствующей подготовкой, опять-таки значительно увеличивать энергетику организма.

В) Сейчас мы выйдем на удивительную тему принципиальной новизны. Речь пойдет об использовании в интересах человека и человечества, ради его блага, совершенного иного, чем все существовавшие прежде, класса приборов: жидких кристаллов на холестерил-ацетатной основе. Это биополимеры, изобретенные доктором физ. – мат. наук Г.А. Сергеевым (патент на изобретение я видел), в силу своего уже органического происхождения являются неким подобием, аналогом живого и потому способны воспринимать от организма (а также давать ему) спектр излучений, родственных ему, более широкий и, главное, качественно иной в определенной своей части, чем тот, который замеряют или создают железные или электрические, электронные приборы, при всех своих немалых возможностях.

В конце 1986-го – начале 1987-го гг. в массовой печати появился ряд статей, сообщений, бесед акад. Ю.В. Гуляева и доктора физ. – мат. наук Э.Э. Годика об исследованных ими физических полях биологических объектов (впрочем, за 2 года до этого информация о результатах работы руководимой ими лаборатории в Институте радиотехники и электроники АН СССР уже была опубликована в популярно-научных изданиях и докладывалась ими на публичных заседаниях: например, в Ленинградском доме ученых).

Прекрасно то, что, исследовав прием сигналов на семи каналах (измеряются электрические и магнитные поля, радиотепловые излучения внутренних органов, инфракрасные излучения поверхности тела, оптическая хемилюминесценция, акустические сигналы, изменения химической среды, окружающей человека и животных), ученые сумели их уловить, запечатлеть и измерить. Эта работа может лечь в основу конкретно-практической медицинской диагностики, а также бесконтактного теплового массажа. Что удручает? Сама возможность логической ошибки в речах и мышлении этих высокообученных и, конечно же, талантливых экспериментаторов. Коль скоро их приборы (железные, с посеребренными и позолоченными нитями внутри) зафиксировали и измерили такие-то вот семь видов излучений, то следовательно (!), ничего иного, никаких других излучений и быть не может, или, как высказался Ю.В. Гуляев, «мистических биополей нет, есть реальные физиологические поля биологических объектов» («Огонек», 1986, No 51, с. 15). Подметим этот мимолетный удар локтем в подбородок возможного оппонента: «мистических биополей» – т е. все, что не фиксируется нашими металлическими и стеклянными приборами, – то от лукавого («мистическое»). Но главное-то, главное: как можно утверждать, что возможности этих устройств, элементарных, примитивнейших рядом с человеком, который их на много порядков сложней, достаточны, чтобы полностью уловить весь спектр человеческих излучений?! – «Раз мой приемник не берет миллиметровые волны, значит, их нет в природе», – такой примерно логики придерживались г – да академические ученые. Нет, граждане, вы уловили лишь часть излучений, общую для всего живого и неживого, и поспешили закрыть вопрос, но специфические, некоторые присущие лишь живому естеству излучения, те, которые создаются невероятно сложной системой, может уловить лишь подобная ей по сложности система (то, что по отношению к людям неудачно обозначается термином экстрасенс). В крайнем же случае, более или менее удовлетворительно может с этим справиться система, представляющая собой аналог живого, т е. приборы на органической, а не на мертвенно-механической основе.

Все это экспрессивное предисловие понадобилось мне для того, чтобы во весь рост стала очевидной принципиальная, качественная новизна биополимеров Г.А. Сергеева при изучении приборами человека и при воздействии на него.

Мне довелось сначала – несколько лет тому назад – пассивно пользоваться целым набором этих устройств, но в дальнейшем, когда мы сблизились с Г.А. Сергеевым, и я смог принимать определенное участие в испытаниях некоторых из его приборов (хотя трудно называть этим металлическим словом то ли вещество, то ли существо, способное к установлению с вами обратной связи), я уже более активно ставил перед собой конкретные задачи и практически пользовался результатами решений этих задач.

Сейчас следует сказать лишь то, что вода, пропущенная через структуратор, значительно энергетизируется, т е. обретает свойства, аналогичные тем, которым характеризуется талая вода. Очевидно за счет перестройки хаоса разнокалиберных молекул воды в корпорацию молекул однородных, и возникающего в связи с этим эффекта резонанса.

Пребывание в течение 15 минут перед сном в ванне со структурированной водой (38°C) можно уподобить пребыванию в некоем наполненном доброй силой коконе. Если горячая ванна из простой воды утомляет сердце, то после структурированной воды выходишь не только уравновешенно-спокойным, но и бодрым. А что еще нужно голодающему?..

Пребывание 2-3 раза в день по 15 минут в соленоиде также заметно поддерживало мои силы и бодрость. Большие затраты времени? Не больше, чем на завтрак, обед и ужин. Что же такое соленоид в данном случае? Это система полиэтиленовых трубок, выполненная в виде расширяющейся книзу спирали. Через шесть структураторов наверху последовательно протекает вода и стекает по трубке спиралевидно вниз, вокруг человека, который сидит внутри устройства. Человек должен за эти 15 минут медленно выпить стакан той же структурированной воды, что течет по соленоиду, и эта вода в его теле образует как бы вертикальный шнур, вокруг которого создается сильное энергетическое поле. До включения системы измерительная рамка не шевелится, после – очень активно вращается перед соленоидом и еще сильнее – внутри его. Объективные данные после подобного сидения – нормализация, уравновешивание кровяного давления, субъективные – улучшение самочувствия, чувство бодрости, силы, хорошего настроения, внутреннего комфорта. А что еще нужно голодающему?..

Таковы некоторые из прекрасных способов энергетической подзарядки посредством Ея Высочества Воды, точнее – посредством лишь поверхностного знакомства с этой Сиятельной Дамой, т е. наружного потребления. Можно представить, что же таит в себе глубинное знакомство с Нею, т е. внутреннее ее потребление!

Итак, продолжение заметок о чудесных энергетических ресурсах, которыми способна одарять и наделять нас вода – при приеме ее внутрь. В Записке «О лечебном голодании», которую я составил около двух лет назад для себя и своих близких, мне уже доводилось писать о том, что на место энергии еды, которой я себя лишал на две-три недели, я ставил энергию воды. Тогда эту энергию щедро, изобильно приносила мне вода структурированная да еще, после структуратора, прошедшая стадии замерзания и оттаивания, т е. дважды идеальная талая вода. Если же это была вода, прошедшая мощную неоднократную перегонку через соленоид с его шестью структураторами да потом еще замороженная, оттаявшая и после этого вновь пропущенная через структура-тор, то эта вода по своим энергетическим свойствам отличалась от обычной, повседневной, из-под крана, как отличается миллионносильная ракета от скрипучей разъезженной колымаги. Достаточно сказать, что ведро воды из-под соленоида, вынесенное на балкон для замерзания при t – 20° C), кроме тонкой ледяной корочки за ночь практически совсем не замерзло! Когда же через 1, 5-2 суток лед на ведре все же образовался, он выпер горбом сантиметров 5-8 над поверхностью ведра и намертво припаял к себе крышку ведра. Такая таилась неимоверная, непознанная сила в этой сверхталой воде! (Любопытный эпизод произошел у Ю.Г. Золотарева: электронные настенные часы, помещенные над структуратором, реагировали весьма нервно на его воздействие: замедляли ход и останавливались. Надо бы поведать об этом факте г-дам Гуляеву и Годику).

Такую вот именно мощно энергетизированную воду я и потреблял в качестве единственного «питания» во время 32-дневного голодания, подогревая ее слегка, разумеется, перед употреблением в соленоиде, или, как мы смеялись: «Во время завтрака», «Во время обеда», «Во время ужина». Вода эта была едва – едва подкисленная соком лимона и подслащенная каплей меда для вкуса («антистрессовый препарат» по методике Аракеляна).

И энергетику такой-то вот именно волшебной воды я нашел возможность значительно увеличить. Каким образом?

Пользование талой водой доступно практически всем, у кого есть холодильник с сильной морозилкой или балкон в зимнее время года. Структурированную воду могут получать те счастливцы, кто сподобился обрести структуратор Г.А. Сергеева. (Кстати говоря, судьбе было угодно провести жесточайший опыт относительно воздействия этой воды на состояние человека. 18 апреля 1986 г., будучи в командировке в г. Киеве, я оставил структуратор в пользование своей давней доброй знакомой В.В. Лысенко, редактору журнала «Радяньске лiтературознавство». 26 апреля, как известно, произошла Чернобыльская катастрофа. Анализы крови, взятые после взрыва у Валентины Васильевны, показали, что у нее с кровью все в норме – в отличие от других ее знакомых и близких. Единственным отличием в их образе жизни было то, что они пили и пьют обычную воду, а структурированая вода, принимаемая ею, каким-то образом препятствует отрицательным воздействиям радиационного фона на кровь…

Что же касается того усиления энергетического воздействия воды, о котором я упомянул, то его способны из моих знакомых, помимо меня, осуществлять три человека (хотя, вероятно, в потенции, их гораздо больше):

Это Г.С. Шаталова, В.П. Малышев, А.В. Мартынов – все люди чрезвычайно сенситивно-одаренные.

Каким образом осуществляется эта подзарядка воды? «Перетеканием» в нее некоего поля (извините, г-на Гуляев и Годик, за «мистику») с руки человека. Если я прорабатываю сосуд с водой правой рукой, то лакмусовая бумажка показывает отклонение цвета к щелочи, левой – то к кислой среде. Это изменение лакмуса я обнаружил совершенно случайно, даже не подозревая о возможности такого эффекта, но обрадовался ему, т к. наличие подобного объективного доказательства сильно затрудняет употребление терминов «мистика», «мифология» и т п. Легко отрицать замеры, происходящие посредством отклонения рамочки (которая дает мне обильную информацию о резком увеличении энергопотенциала подзаряженной руками воды), но как спорить с лакмусом? И как отрицать то, что вода, обработанная подобным образом, не портится, не тухнет вот уже много месяцев, поставленная в бутылке позади письменного стола около радиатора парового отопления?

К теме этой Записки относится также и возможность увеличивать заряженность воды посредством по-особому концентрированного взгляда, который дает эффект весьма значительный. А уж сочетание проработки воды руками и глазами – дело весьма эффективное. (Любопытно, чем и как, с позиций г-д Гуляева и Годика, можно его измерить? Ведь практически, о чем я сейчас поведаю, этот метод показал свою силу неоспоримо, но железный электронвольтметр, полагаю, и не встрепенется при столкновении с этаким феноменом: он его не увидит, как не видит предмета глаз жабы до тех пор, пока он не движется – просто устройство этого глаза такое. Предмет же, однако, реально существует, хотя бы и тысяча жабьих глаз в упор его не видела!..).

Вкратце о практическом доказательстве существования подобного эффекта, учитывая, что воистину вертолетное вращение рамочки, даже в десятке метров от сосуда с водой, в руках оператора, свидетельствующее о колоссальном энергетическом потенциале заряженной жидкости, для людей «науки», верящих лишь железным устройствам, доказательством не является. В июле 1986 г. мне довелось жить в палаточном лагере КСП «Борзовка» под Керчью. Среди обитателей лагеря было более двух десятков детей, которые регулярно то перегревались, то переохлаждались, то засоряли свои желудочки. И вот, едва опускалась южная ночь, и жарким пламенем вспыхивал костер, то тут, то там раздавался жалобный детский плач, и к моей палатке вереницей тянулись юные мамочки: «Юрий Андреевич, у Павлика… у Алеши… у Олечки… у Леночки…». Иногда, конечно, приходилось советовать сделать малышу клизмочку или приходилось натирать ему грудку и спинку скипидаром, но чаще я давал детям только сильно энергетизированную воду, заряжая ее указанным выше способом (глаза + руки) в бутылках из-под молока. Моим исходным теоретическим положением было и есть то, что организм без всякой химии и сильнодействующих мер способен сам сладить с недугом, если только подбавить ему внутренних силенок. В данной же ситуации боли и рези проходили, жар спадал, состояние очень быстро нормализовывалось. Ни о каком внушении или гипнозе здесь говорить не приходится по той хотя бы причине, что сплошь да рядом родители сами давали эту воду детишкам.

В немалом количестве ситуаций, возникающих также и среди взрослых обитателей Борзовки, тоже не следует сваливать дело на внушение, ибо мучения самого разного происхождения (то легочного, то желудочно – кишечного, то радикулитного и т д.) отступали волнообразно в прямой зависимости от количества принятой внутрь заряженной мною воды, но не от количества моего внимания к клиенту.

И самое главное, возвращаясь снова к себе: я-то ведь голодал 32 дня легко и без мучений не на самогипнозе, а на воде!.. О каком самовнушении в данном случае можно заявлять, коль уже длительное время существует – и ни в зуб ногой – та бутылка около отопительной батареи, о которой я уже обмолвился?..

Думается, могучие возможности Воды, в качестве дружественной нам стихии, способной в тесном контакте с человеком великодушно увеличивать его внутреннюю энергию, из этого конспекта, в общем, ясны. И хочется, в заключение этого параграфа, запустить читателю маленького ежика под череп: коль скоро подобное воздействие на жидкость (руками и взглядом) вероятно, столь скоро оно вполне осуществимо и по отношению к таким видам жидкостей, как кровь, лимфа, внутриклеточная жидкость в функционирующем организме. А значит?..

3. «Второе сердце».

Прекрасно понимаю, сколь необычно и даже временами фантастично звучало то, что было изложено выше. И однако то, что будет поведано здесь дальше, как кажется, способно удивить и озадачить еще больше, сильнее по причине такой своей новизны, которая не снилась еще самым дерзким авторам фантастических романов. Но скажу лишь одно: все нижеследующее – абсолютно реально, и уже на деле облегчало страдания многих и многих конкретных людей, если же оно кажется непонятным и невероятным, то лишь потому, что невероятна сложна сама Вселенная, в которой мы живем, и которая нас, детей своих, породив, наделила своими же непростыми качествами и свойствами.

Раньше уже говорилось, что и в прежние голодания, и в нынешнее я пользовался разного рода приборами Сергеева – биополимерами из жидких кристаллов на органической основе. Среди них были и биостимуляторы, своего рода медальки и медальоны, которые располагались напротив сердца и играли роль своего рода стабилизатора его деятельности: если сердце вело себя нормально, биостимулятор себя практически не проявлял (либо даже, как мне удалось установить посредством измерительной рамки, сам от него подкачивался, повышая свой потенциал: свидетельство несомненной двухсторонней связи между сердцем и биостимулятором). Но если сердцу становилось плохо, если возникала сердечная недостаточность, то биостимулятор подкачивал его, выводя на нормальный уровень! Говорю об этом, сам неоднократно испытав его воздействие на себе в разного рода трудных обстоятельствах. Откуда возникала эта дополнительная энергия? По словам Сергеева, полимер данного состава способен принимать вибрации, идущие из окружающего нас космического пространства, и трансформировать их в ту частоту колебаний, которая характеризует наше сердце. (Для других органов им специализированно готовились несколько иные, чем для сердца, составы с примесью других компонентов). Ослабевший биостимулятор подзаряжается следующими способами: либо на 30 минут выставляется под прямые лучи Солнца, либо на 15 минут – под лучи кварцевой ультрафиолетовой лампы, либо укладывается на ночь в банку со свежей талой или структурированной водой, либо на ночь оставляется в букете среди свежесорванных цветов.

Те многие биостимуляторы – во всяком случае, десятки, – которые мне довелось подвергать испытаниям, – вели себя отнюдь не как мертвые (скажем, металлические или стеклянные) предметы. После шести часов пребывания в морозильной камере, к примеру, их потенциал равнялся нулю, после же полноценной солнечной подпитки стимулятор отклонял рамку до 60° на расстоянии от 60 см до 2, 5 м (в зависимости от «индивидуальности» данного полимера) после ночевки в «мертвой» (т е. биопатагенной) зоне – о них я говорил в своем выступлении в Томском академгородке в сентябре 1985 г. – он вел себя почти как «обсосанный» тою же зоною человек, т е. едва-едва функционировал, и т д.

Короче говоря, использование этих веществ-существ в период голодания, когда прекращался поток энергии от еды, заметно улучшало мое самочувствие и работоспособность. (Впрочем, я пользовался их услугами и в некоторые другие времена повышенного напряжения.) Так было и сейчас, но на этот раз, не пренебрегая их доброжелательной помощью, я оперся на резервы совершенно нового, могущественного союзника. Он сам и обстоятельства знакомства с ним заслуживают особого рассказа.

5 октября 1986 г. в разговоре с Юрием Кирилловичем Линником (это был весьма многоаспектный разговор, в котором принимал участие Г.А. Сергеев и ряд других лиц) я уловил оброненную им мимоходом фразу, что в прежние годы ему доводилось энергетически заряжать воск и бумагу, и эти элементы оказывали целительное воздействие на людей.

По-видимому, я был внутренне совершенно готов к этому случайно услышанному важнейшему для меня сообщению, т к. молнией мелькнула законченная мысль: «Воду мне удается заряжать весьма эффективно, воск же – много плотнее, чем вода, его аккумулирующие свойства, значит, будут сильнее, чем у воды. Попробуем!..» Здесь надо напомнить, что на Руси ведуны, знахари и знахарки разного рода, колдуны уже на протяжении многих веков, уходящих едва ли не в нашу доисторическую пору, пользовались многими чудесными свойствами воска, в том числе и этим его качеством. Правда, как глубокий секрет из поколения в поколение они передавали также и ритуальные заговоры, сопровождающие действо зарядки воска, правда, «последние из могикан», которые некогда владели этим искусством, а ныне отошли от него, утратив прежнюю силу, совершали эту операцию в состоянии высокого религиозного экстаза, но я полагаю, что и то, и другое, скорее, своего рода медитации, позволяющие достигнуть необходимой для действия концентрации сознания (и подсознания?).

Для того, чтобы зарядить воск, требуется, как минимум, этот воск иметь. Оказалось, что эта проблема в городских условиях не столь уж проста. Раскинув сети, от Исая Шпицера, 10 октября 1986 г. в 14 часов я получил плоский диск воска (600—700 г). Пишу об этом подробно потому, что судьбе было угодно разыграть в этот день примитивно-схематичный и предельно ясный по своей жестокой и справедливой морали спектакль: «Хочешь помогать людям? Так прежде всего проверь новое средство на себе, да не в шутку, а всерьез!..». Короче говоря, в 16 часов 45 минут из пазов большого шкафа в моем кабинете вылетело двухпудовое зеркало-дверь в металлической окантовке и, как гильотина, рубануло меня поперек тыльной стороны правой кисти. Раздалось «Ах!» присутствующих, рука вздулась, как подушка, я не знал даже, остались ли целы кости и сосуды, но не было времени даже на охлаждение ушиба под холодной водой, т к. в 17 часов меня ждала компания во главе с женой у к/т «Октябрь» (к/ф «Тема»). Я прибыл туда вовремя, мы расселись, погас свет, началось кино, но боль в руке не давала покоя. Тогда в темноте я достал из сумки диск воска, зарядил его взглядом и приложил к травме. Кинофильм длился примерно полтора часа, и полтора часа я держал воск на ушибленной руке. Когда мы (я, жена, Сергей Каленков из Калуги, Сергей Лисицын) вышли из кино и зашли поужинать в кафе, я показал спутникам обе тыльные стороны кистей рук и попросил ответить: какая из рук была 2 часа назад травмирована? Ответить они не смогли, т к. на правой руке не было уже и следов отека! (Осталась лишь небольшая костная мозоль да назавтра слегка выступил желто-фиолетовый синяк).

Таким прямым и жестоким способом я получил свидетельство о поразительных возможностях заряженного воска и как бы право направить их на благо себе и людям.

Далее начались воистину евангельские чудеса, которые еще и еще раз убедили меня в том, что больному или травмированному организму (и органу) помочь может, в первую очередь, резкое увеличение его внутренних ресурсов, которые и сладят успешно с неполадками в системе, причем гораздо лучше, быстрее и эффективнее, чем это сделает химия или нож врача. А в ряде случаев химия и нож вообще ничего не смогут в силу неизвестности или безмерной сложности причин недуга.

Заряженный воск (в виде дисков, отлитых в пластмассовые крышки баночек разного диаметра или розетки) начал свою благородную работу. И стала расти многообразнейшая статистика тех совершенно различных случаев, в которых он оказал быструю и решительную помощь.

Вот кратчайший перечень: снял в течение суток боль от тромба в ноге у матери; восстановил за двое суток деятельность коленного сустава, который многие годы у пожилого мужчины болел и плохо сгибался; успокоил за 2-3 суток «пожар» в женских органах после выкидыша у юной дамы; одолел за сутки злой радикулит у женщины средних лет; утишил язвенные боли у двух относительно молодых мужчин; нескольким людям разных возрастов помог от сердечной слабости в критических ситуациях; избавил за сутки-полтора от диких болей головы женщину после сотрясения мозга; избавил в считанные часы от ангины девочку 9 лет; резко ослабил болезненное воздействие хронического бронхита у моего сверстника и т д. и т п. Конечно же, речь идет о том, что каждый болящий получал свой индивидуальный восковой аккумулятор, а то и два.

Короче говоря, ничего странного не было в том, что, войдя в длительное голодание, я тотчас положил в левый кармашек рубахи такую-то вот мощную восковку. Днем аккумулятор всегда был со мной, и никогда, пожалуй, за всю свою приснопамятную жизнь я не испытывал такого комфорта в сердечном отношении, как в эти недели!

То, что это был, по-видимому, основной для меня энергетический канал, после канала еды, продемонстрировал один невольно жестокий эксперимент: приехав из московской командировки в пятницу утром 28 ноября (пошел 28 день голодания), я переоделся и отправился руководить в Доме Маяковского семинаром, молодых прозаиков Северо-Запада. При этом для тепла одел свитерок, но забыл переложить хотя бы в карман пиджака свой восковой медальон. Последствия начал ощущать, не понимая в чем дело, уже через 2-3 часа: меня как будто «отключили», сердце едва-едва тянуло даже небольшую физическую нагрузку. Сидеть было тяжко. Вот тут-то я и понял во всем масштабе, что именно я чувствовал бы – какую слабость – при столь длительном голодании при отсутствии воскового аккумулятора, без своего фактически второго сердца!..

Да, конечно, в этот день (и в два последующих) силой обстоятельств я был лишен пробежек (т е. контактов с природой), вынужден был обходиться без дружественных услуг (наружных и внутренних) холодной воды, отсюда подобная слабость сердца. Однако, она исчезла очень быстро – через минуты – после того, как восковой диск занял свое место в левом кармашке!.. Нужны ли выводы?..

Однако, я погожу прерывать изложение на этом месте, ибо сама судьба – в сочетании с поисковой работой мысли – вывела нас на новые, еще более удивительные горизонты и знания, и практического умения реализовать эти знания. Поэтому продолжаю, хотя по поводу «второго сердца» в период своего длительного голодания суть уже изложил.

13 ноября вечером позвонила Г. Богдановская и взволнованно попросила помочь ее подруге, у которой в больнице погибает маленькая дочка. Уже достаточно к этому времени представляя себе светлые возможности восковых аккумуляторов, я согласился и попросил передать этой молодой матери, чтоб пришла назавтра с фотокарточкой девочки. 14 ноября около 17 часов она явилась ко мне на работу. Измерение потенциала (рамочкой по фотографии) показало, что 11-месячный ребенок фактически мертв из-за вирусного воспаления легких, бронхов и гортани (как потом оказалось, все дыхательные пути были забиты слизью, и реанимационная машина уже не могла прокачивать дыхание). Я организовал присутствующих тогда у меня в редакции драматурга Б. Голлера, полярника В. Лободина, Аллу Матвиенко (мать) на дистанционную работу. Трижды послал мощный совокупный импульс ребенку и передал матери две восковки, чтобы немедленно положила их на легкие девочки. Сам обещал постоянно работать на расстоянии. Когда мать приехала в инфекционную больницу, железная леди – начмед – находилась в растерянности (ребенок-то, как она видела, был практически в агонии – уже не шла энцефалограмма мозга, что мы узнали позже) и только потому дрогнула и согласилась, хотя к тому и не было бумажной инструкции, положить аккумуляторы на грудку ребенку. Их совокупный энергопотенциал был равен примерно 20 потенциалам Аси Матвиенко, а когда я замерил их потом (а вечером их отбросил прочь молодой врач с присказкой: «Я в эти шаманские игры не играю»), то оказалось, что в момент агонии они отдали половину мощности, т е. чтобы вытянуть девочку из смерти в том ее состоянии, понадобилась совокупная сила 10 организмов!..

Короче говоря, взяв в 23 часа сигнал о том, что состояние ребенка вновь резко ухудшилось, я позвонил родителям, они заехали ко мне, взяли еще два аккумулятора (а назавтра – и биостимулятор Сергеева) и тотчас, немедленно, ночью отправились в больницу, им удалось уговорить врача положить восковки на грудь, это я увидел по сигналу, который сразу же начал расти, и дальше несколько суток прошло не столько в борьбе с физической смертью, сколько с бетонным догматизмом медицины: раз нет инструкции, значит – долой! Хотя, спрашивается, чем могли мешать совершенно нейтральные химически кружочки воска, хотя, спрашивается, как можно было не принимать в гуманистический расчет воистину необычный выход из агонии?..

Восковки то сбрасывались, то возлагались вновь (и это тотчас можно было заметить по сигналу), но, кроме того, я применял небывало мощные для прежних лет импульсы дальнего воздействия и научил определенной практике работы на расстоянии родителей, особенно отца девочки. Этот рациональный, современный физик-теоретик вынужден был согласиться с тем, что т н. «точные» науки в ряде случаев даже подходов, даже рабочих гипотез не имеют в объяснение тех немедицинских механизмов дальнего и ближнего воздействия на организм человека, которые практически, тем не менее, оказываются вполне реальными и поразительно эффективными. А что выше критерия практики (т е. соответствия наших действий закономерностям природы и общества) можем мы ставить?.. Догмы, которым безумно поклонялись и которые на глазах рассыпаются, как сухой песок развеивается, если перевернуть кверху дном ржавое ведро, в котором он был и которое как-то формировало его?..

Короче говоря, физик Григорий Матвиенко дал зарок, что бросит курить, если девочка будет спасена (и вскоре вынужден был перейти в стан некурящих!), и активно работал над дистанционным воздействием на ребенка (и настолько от этого ослабел, что я дал ему мощную восковку, которая вернула ему силы).

Круглосуточная борьба, длившаяся около недели, завершилась полной победой, и, должен сказать, что когда Асенька, 11-месячная кокетливая женщина с блестящими глазками явилась, наконец, ко мне домой на личную встречу в сопровождении своей счастливой матери, это исцеление человека стоило, пожалуй, дороже многих и многих ценностей – литературных, общественных, научных, личных и т д.

Завершающие к этому эпизоду штрихи: начмед, суровая женщина, на прощанье перед выпиской Аси из больницы сказала Алле в некоторой растерянности, что в их статистике до сих пор не было случаев выздоровления после такого непомерного количества слизи в дыхательных путях ребенка, но! – добавила она – ничем, подобным этим восковкам, они пользоваться не будут, пока не получат утвержденной Министерством здравоохранения инструкции…

Ее понять по-человечески можно, но гораздо ближе по духу мне физик – теоретик Г. Матвиенко, который попросился к нам хотя бы в «младшие колхозники», чтобы постараться перенять и осмыслить воочию увиденное, и уже выдал мне гипотезы для объяснения некоторых феноменов и по-деловому «озадачил» требованием постановки ряда экспериментов (эх, да где же в моей жизни взять на них время?)…

И в заключение этого раздела просто не могу не изложить конкретную историю совершенствования биоаккумулятора, которая, на мой взгляд, сама собой складывается в философскую притчу высокой степени обобщения.

Первоначально восковки мы с женой (а, вернее, именно она) отливали в виде плоских небольших дисков (максимум 5 см – диаметр, 5 мм толщина). Правда, затем репертуар расширился. Оказалось, во-первых, что крайне удобно заряжать и прополисные тряпки из улья, ибо они, также обладая немалой энергетикой, могут оборачиваться вокруг округлых мест, быть подстилкой и т п. Во-вторых, восковые крышки, т е. пластины воска, подобные вафельным полотенечкам, тоже пошли вдело, особенно после армирования их, т е. заворачивания в марлю, которая может быть приколота к майке напротив легких, к трусам, напротив воспаления нервных корешков и т д. Тем не менее, основу оздоравливающих элементов продолжали составлять круглые диски. Процедура вытапливания их из воска на водяной бане и последующая возня с уборкой плиты и посуды – трудоемкая и длительная, поэтому в последующем мы стали просить желающих оздоровиться приносить уже не глыбы цельного воска, а готовые, отлитые дома кружочки, которые я мог бы заряжать, – вот и вся наша забота. Естественно, стали приносить кто во что горазд, и Володя Лободин принес, в частности, среди плоских заготовок нечто вроде заполненного большого наперстка (очевидно, залита была какая-то большая конусообразная пробка). Были и другие случаи нестандартных форм.

Вот тут-то мы и вышли на понимание фундаментального значения формы, принимаемой воском, в ряде случаев сопоставимого со значением самой материальной субстанции!.. Как-то, когда оставался только этот восковой колпачок, понадобилось снять ангину у Юлечки Губинской, 9-ти лет. Его привязали шарфом к горлу, он давил, было неудобно, сняли, но через 20 минут девочка попросила привязать его вновь, ибо без него горло болело, а с ним – нет. И тогда обратили внимание на кумулятивные действия устройства – боль проходила и налеты исчезали именно там, куда направлена его проекция. Были и другие случаи: например, усеченная пирамида по-разному оказывала воздействие на грудницу, будучи обращена к груди то широкой, то узкой своей стороной.

Долго подсказывать было не нужно: ЦеУ было принято к реализации. Ничего случайного не бывает, и то, что Г.А. Сергеев как раз к этому времени начал всерьез разрабатывать специфические формы для своих небольших биостимуляторов (хотя уже несколькими годами раньше создал большие, плоскорасположенные трехкурпольники, покрытые изнутри слоем биополимеров, способные весьма ощутимо активизировать все то живое, что под ними располагалось, но об этом – позже), было нами осмыслено применительно к восковым аккумуляторам. По его эскизам, представляющим результат сложных физико-математических расчетов, нами были изготовлены формочки из пластилина, в которые и заливался воск. Были отлиты небольшие (4-5 см в диаметре, 5-8 мм по высоте) трех – и пятикупольники. Их излучение из плоской стороны по своей силе, замеряемой дальностью их воздействия на рамку и интенсивностью отклоняющего момента, превосходило силу прежних плоских медальонов в 5-10 раз.

Иначе говоря, тот же объем той же материальной субстанции, но получившей целесообразную форму, «становился эффективней на целый порядок!

Для меня, человека, занимающегося проблемами литературы и искусства, это реальное, наглядное доказательство значения формы для раскрытия внутренних потенций того материала, который и составляет основу произведения, было весомей и наглядней, чем весь вместе взятый сонм теоретических суждений и вкусовых высказываний, существующих в этой сфере знания. Этот качественный скачок эффективности воздействия произведения на новую ступень в связи с идеальной формой, на мой взгляд, выступает в ранге всеобщей закономерности. Недаром же существуют высказывания знаменитых ученых о том, что красота и гармония того или иного теоретического построения, той или иной формулы в их глазах есть свидетельство ее правомочности, истинности – речь здесь идет о той внутренней целесообразности, о том оптимуме, который определяет внутренние отношения содержания и формы.

Далее открытия следовали буквально лавинообразно, одно за другим; в течение считанных дней и недель ноября-декабря 1986 г.

Стала совершенно очевидной и самодовлеющая, самостоятельная роль формы сама по себе: это значит, что если диск воска, т е. материальная субстанция, до подзарядки являлся совершенно нейтральной величиной Для рамочки, не колебля ее от нейтрального положения ни вправо, ни влево, то трех – и пятикупольники еще до подзарядки уже несли в себе положительный потенциал и заметно отклоняли рамку вправо!.. Таково-то – философски обобщая – воздействие на нас внешней красоты и гармонии, даже если это – одна видимость, если даже за нею ничего не стоит, либо же, увы, стоит худое, вредное содержание, например, алчной и недалекой женщины-красавицы.

И вот что любопытно: ведь церковь давно познала благотворное воздействие проекции трех – и пятикупольников, иначе говоря, архитектура православных, по крайней мере, храмов есть именно та форма, которая наиболее благоприятна для самочувствия находящихся внизу, на земле, под куполами, особенно в местах их стыков, откуда буквально струится, излучается вниз мощная энергия, возникающая, очевидно, из преобразования вибраций окружающей нас великой Вселенной.

И еще к проблеме существенного значения формы: мы стали ее усложнять далее, но не бессмысленно, абы как, а исходя из внутренних закономерностей ее собственной наивысшей гармонии. Вслед за Г.А. Сергеевым, который монтировал в своих биополимерах маленькие пятикупольники внутри больших трехкупольников, мы также начали осуществлять подобные многоступенчатые воздействия и вставлять в момент отливки одну форму в другую. Правда, в отличие от первоисточника, мы стали вплавлять также и маленькие трехкупольники в большие пятикупольники.

Следует сказать, что энергетика таких восковых комплексных систем после их подзарядки проявляла себя воистину по-сумашедшему: рамка вращалась, как лопасти вертолета. Был обнаружен (но не обследован – не до того пока) и любопытный эффект: волнообразный график воздействия энергии, исходящей из такой комплексной системы, т е. рамочка неожиданно вращалась сильнее на более отдаленном от источника расстоянии, чем вблизи от него, затем – подалее – давала менее активное отклонение, затем – еще далее – вновь усиливала вращение и т д. Но в целом мощь сигнала была поразительной, расстояния в комнате не доставало, чтобы замерить эффект воздействия до конца.

И чтобы закончить эту философскую сагу о форме: когда наше изучение проблемы пошло глубже (об этом – чуть ниже), было обнаружено, что проекцию пятикупольника, ту, что Г.А. Сергеев вычислил теоретически, а церковь веками и с большим успехом использует практически, природа знает и использует уже сотни миллионов лет! Пятигранник – это проекция и общий знак развитых форм жизни, обладающей головой и четырьмя конечностями. Не говорю здесь о морских звездах, имеющих ясную форму пятиконечной звезды, но я был воистину поражен, когда грациозный пятиконечный симметричный цветок, соответствующий пяти направлениям, пяти лучам, сходящимся в центре, обнаружил в декабре 1986 г. на панцире морской губки, привезенной мною в ноябре 1985 г. с Кубы в качестве сувенира!

Обобщая, следовательно, можем сделать сначала промежуточный вывод; о бионическом основании трех – и пятикупольников, о наиболее благоприятном воздействии на живое тех именно форм, которые естественны и органичны для них, хотя бы и мудрых проекций архитектуры православных церквей; а затем сделаем и самый общий вывод: о том, что с максимальным эффектом воздействует на естество человека отнюдь не любая произвольная форма тех предметов искусства (или вообще предметов), которыми он пользуется, но именно, особенности которой в наибольшей степени соответствуют, созвучны исконным закономерностям живого. Это – громадная проблема, нуждающаяся в серьезной, многосторонней проработке, ибо в ней имеется и такой практически важный аспект, как пагубные для нашего естества формы, антагонистичные живому. Поскольку все наше бытие погружено в быт, искусственно творимый нашими руками, постольку философская проблема формы и ее практические решения имеют воистину глобальное значение.

Теперь заземлимся и вернемся к конкретному вопросу: о нашем продвижении в область познания материальной субстанции энергоносителей.

Логично было подумать: если воск, в силу своей большей плотности, чем у воды, способен вбирать в себя и больший заряд (кроме того, играет важную роль и его органическое происхождение, хотя и вода, конечно, есть существенный элемент живого), то, следовательно, более плотные, чем воск, органические устойчивые вещества могут оказаться более емкими, чем он, аккумуляторами. Сказано – сделано. Первая же попытка подзарядить кусок мамонтового бивня дала огромный эффект: примерно килограммовый кусок «засиял» так, что даже длинного коридора не хватило на замер его воздействия. Были изготовлены плоские пластиночки разной формы из мамонтовой и слоновой кости, и они вели себя весьма активно, уподобляясь в этом отношении восковым энергоносителям. Однако, будучи более эстетичными и привычными для глаза предметами, чем воск, они могут висеть на шее или лежать в карманчике, не привлекая ничьего недоброжелательного внимания.

Осмелюсь здесь сделать внешне парадоксальный, но внутренне глубоко логичный выход как будто в совершенно иную сферу: религиозных поверий. Увидав воочию качественно различную энергетику различных состояний кости, смею полагать, что под легендами о святых мощах обретается весьма прочный, фундамент. Т.н. «святые» были людьми особенно активного, мощного духа, незаурядного психического и волевого настроя – за эти качества они и были вознесены и отмечены пораженными человеческой неординарностью современниками. Убежден, особенно после замеров в Киево – Печерской лавре, что их могучее энергетическое поле по-своему воздействовало и на их костяк, который после смерти незаурядного человека и истлевания его плоти, тем не менее, способен был восприниматься сенситивно одаренными людьми последующих поколений в качестве своего рода контура, излучающего некие колебания, в отличие от скелетов ординарных людей. Невероятная энергетика останков, например, Нестора-Летописца – для меня есть факт незабываемый, имеющий мировоззренческое значение.

Движение поисковой, практически направленной мысли естественно привело меня к особому вниманию к панцирю черепахи: этот ее аппарат позволяет годами всем ее органам получать энергию из окружающей среды. Он функционально, миллионами лет естественного отбора приспосабливался именно для этого. Следовательно: а) к энерговосприятию наиболее приспособлена сама структура именно данной кости; б) идеальной для этой цели является форма панциря, по-разному воспринимающая качественно разную энергию, поступающую сверху и снизу; в) предельно функциональной является форма и каждого отдельного черепка на панцире. Таким образом, использование после подзарядки черепашьего панциря в виде отдельных элементов и полусфер для лечения может привести значительный полезный эффект само по себе (уже после того, как я всерьез заинтересовался возможностями этого феномена природы и даже раздобыл для своих изысканий панцирь небольшой черепахи, я узнал, что ленинградский физик и медик Будимир Ворошилов давно строит из черепашьих пластинок своего рода лейденскую банку и, поместив ее в подобие тупорылого снарядика, энергетически облучает им заболевшие органы).

Поисковая мысль побудила провести целый ряд опытов в области взаимодействия и взаимосочетания разного рода энергоносителей, ибо практика показала, что здесь не все так уж просто и однозначно. Например, воск и прополис, взятые отдельно, сами по себе являются прекрасными аккумуляторами. Но когда их субстанции смешиваются в одном «изделии» (хоть плоском, хоть формированном), его федеративная сила, отклоняющая мою рамку, оказывается меньшей, чем в автономных случаях, значит, в данной ситуации синтез не увеличил суммарной силы двух слагаемых.

В воск стали добавлять опилки из слоновой кости, порошок из перегородок грецкого ореха, муку из панцирей морских губок и ракушек и т д. и т п. Их воздействие в ряде случаев росло, иногда – нет. Был применен и такой синтез: в кубинские океанские ракушки был залит воск, после чего все вместе подзаряжалось – эффект был великолепен, эти компоненты «дружат». И т д. и т п.

Итак, что касается материи содержательного субстрата наших аккумуляторов, то здесь тоже может быть сформулирована общая закономерность: чем ближе его внутренние свойства живому, тем эффективнее его воздействие на это живое и тем теснее их сродство.

Разумеется, здесь самое место для того, чтобы еще и еще раз подчеркнуть положение о максимальном воздействии на нас того произведения (предмета, изделия), и содержание, и форма которого оптимально соответствуют глубинным закономерностям самой жизни, но зафиксировав этот логичный и очевидный вывод, я двинулся бы к иному, для меня неожиданному и заставляющему напряженно думать.

Материальная субстанция – да, без нее никуда, форма – да, она способна значительно повышать потенциал вещи. Однако дело к этой диаде и их взаимоотношениям не сводится (и, смею полагать, не только в области живой природы). Необходимо говорить о триаде, ибо материал, и его форма, по сути, нейтральны, мертвенны до тех пор, пока я их не заряжу. И лишь приданный им внутренний заряд – дух – создает их реальную ценность для нас. Подобно тому, как живой организм – это иное, чем мертвое тело, чем труп, так и биоаккумулятор, оказывающий на нас благотворное воздействие, после получения, обретения им действенной силы, привнесенной в него оператором, это качественно иное создание, чем просто кусок воска.

Мне приходилось замерять истинные произведения искусства энергетически (отклонением рамки или ладонями). Они разительно отличаются от поделок, исполненных автором с холодной душой или по обязанности, без вдохновения. Среди них попадались и весьма «холодные» иконы средневековья (знать, и тогда уже встречались художники-халтурщики), хотя иные из икон воистину обжигали ладони, среди картин оказывались и могучие действующие реакторы, сотворенные почти безвестными современниками – столько вложено в эти создания чувства и скрытой страсти. И потому сейчас я говорю о глубокой закономерности – объемной, в отличие от плоскостной, привычной для нас формулы зависимости содержания и формы: произведение (предмет, изделие) является состоявшимся, если творец вложил в него такие светлые и могучие свойства своей души, которые поддерживают и увеличивают жизненные силы людей, прибегающих к общению с этим предметом.

Таков, как кажется, важнейший философский итог из практики вполне конкретного употребления мною «второго сердца» в период 32-дневного экспериментального голодания с 2 ноября по 3 декабря включительно.

4. «Вся королевская рать».

Подпитка от окружающей среды, могущество воды в разных ее ипостасях, поддержка, даруемая сердцу энергетическими аккумуляторами разных типов – обо всем этом говорилось на предыдущих страницах с немалой степенью подробности, потому что все это достаточно непривычно для повседневного обихода. Были, однако, и другие средства для возбуждения и поддержки дополнительной энергии в организме, которые применялись мною с большой степенью регулярности и которые никак не относятся к разряду приемов неизвестных или малоизвестных. Что имеется в виду?

Еже утренняя чайная ложечка настоя т н. «золотого корня», т е. женьшеневого братца, на стакан воды.

Ежедневное облучение тела кварцевой лампой в течение 15 минут (во время «обеда» под соленоидом) да еще в сопровождении, как правило, мощной струи из гидроаэроионизатора «Ион».

Ежевечерний 20-30 минутный отдых, расслабление, медитация – на резиновом коврике 120х 60 см, в который равномерно, через б мм, воткнуто 12 тысяч острых иголок длиной в 1 см. Коврик этот куплен у слепых, которые, думаю, только и способны на изготовление подобного изделия, требующего адского терпения.

И все-таки даже в этот «спокойный» раздел введу под конец нечто будирующее, непривычное: сидя под соленоидом, и работая на велоэргометре, и лежа на колючем коврике, я закреплял в полуметре над головой большой (40 см в поперечнике) трехкупольник из папье-маше, облицованный изнутри биополимером Г.А. Сергеева: для массированной энергетической подпитки головы, для поддержания предельно высокого уровня умственной работоспособности (который и был характерен для всего этого периода).

5. Параграф без названия.

Как известно, любая новизна имеет, по крайней мере, три стадии общественного восприятия: 1) Этого не может быть. Чушь какая-то… 2) А что, в этом, кажется, что-то есть… 3) Кто же этого не знает?

Никаких сомнений не имею на этот счет, что положения этой Записки подавляющее число нормальных членов профсоюза, если ознакомится с ними, отнесет по ведомству «чуши какой-то». Но полагаю также, что нужды самой высокой из всех высоких инстанций – Практики – в обозримом будущем побудят иных из здравомыслящих людей передвинуться на вторую ступеньку, исподтишка пользуясь в то же время хотя бы некоторыми рекомендациями этой Записки, ибо польза для здоровья от них – безусловная.

Что же касается реального содержания данного «Параграфа без названия», то у меня нет никаких надежд на его понимание (не говоря уж о признании) и в отдаленном будущем, столь далеко расположено оно от обыденного, и от научного сознания. И Параграф этот я вставляю в свое нынешнее изложение только ради логической полноты отчета, ибо средство, в нем не раскрываемое, я применял с положительным эффектом и по отношению к себе, и по отношению к другим. Тем меньше мне хотелось бы, чтобы именно оно вызвало отрицательную реакцию даже хороших людей, которые нисколько не повинны в том, что сознание их не готово к принятию того, чему объяснения пока нет, что являет собой огромной черный ящик.

Будучи готов принять в связи с этим насмешки и недоверие, я испытываю по этому поводу душевную боль и горечь, ибо за моими словами – непоколебимые практические результаты. Какие?

Изменение неблагоприятной структуры на благоприятную у мелких предметов, излучающих свои колебания в антифазу нашим колебаниям (часы, очки, украшения и т д.).

То же самое по отношению к продуктам питания и напиткам.

То же самое по отношению к жилой площади, по переделке ее в благоприятную для человека из биопатогенной.

То же самое по отношению к мелкой живности (реанимация четырехнедельных цыплят, затоптанных в июне 1986 г. тупою толпою своих собратьев, и исцеление сломанной ножки у вороненка Карлуши, выпавшего из гнезда тогда же).

Должен сказать, что методику эту я неоднократно применял в качестве психического посыла на расстоянии при воздействии на организм упоминавшейся ранее Асечки Матвиенко, когда деваться было некуда, когда сама смерть сидела на ее больничной койке.

Что подтолкнуло меня осуществить эксперимент в полном, реальном, конкретном виде, с применением – специально подготовленного оборудования? То, что, Сергей Л., молодой человек, чья судьба была мне отнюдь не безразлична, впал в тягчайшую депрессию и недвусмысленно, особенно после непростых испытаний, едва не завершившихся тюремным заключением, решил покончить с собой. Именно в этот момент он и заявил мне: «Юрий Андреевич, делайте со мной все, что хотите, проводите любое испытание, передавайте меня хоть черту, хоть Богу, потому что мне уже все равно, я буду кончать все счеты с этой жизнью, если вы мне не поможете». (Надо заметить, двухнедельное его пребывание в психбольнице и лечение его там перед этим разговором ни к чему доброму не привело: цитированное высказывание – прямое тому свидетельство). Слов нет, я был категорически против этой смерти и вынужден был сыграть ва-банк, 5 ноября 1986 г. в 21 час я первым – как с утеса в ураганное море – прошел через процедуру, которой в истории человечества, полагаю, никто раньше не пользовался, а затем после этой проверки, надежно завязав Сергею Л. глаза, проделал ее и по отношению к нему.

Что касается меня, то вполне возможно, что благодаря ей я столь легко прошел этот месяц (не могу сказать достоверно, ибо предшествующее изложение показало, сколь многими энергетическими каналами я пользовался). Что касается Сергея Л., он через некоторое время – дней через 5-6 – позвонил о своей метаморфозе: он влюблен в жизнь, ему хочется работать, много сделать, написать нечто удивительное и т д. Вскоре я получил от него письмо, каких человек получает немного за десятилетия: с пламенной благодарностью за возвращенную жизнь. Сейчас, почти три месяца спустя, он по-прежнему находится в добром тонусе, увлеченно пишет.

Таким образом, две человеческие жизни: Асечки и Сергея – являются весовыми аргументами в пользу тех изысканий, которые по отношению к себе в полной мере я применил в период 32-дневного экспериментального голодания.

Разумеется, все названные (и некоторые иные) энергетические аспекты я буду разрабатывать в меру своих сил и возможностей и дальше, и весьма досадно, что эффективнейший, очевидно, из них должен изучаться в обстановке, исключающей какую-либо утечку информации. Он сулит большие многообразные перспективы, потому не должен быть нелепо подорван у самых истоков.

Приписка спустя восемь лет, в январе 1995 г.

Увы, практика показала, что не названный здесь способ получения и переработки энергии по-прежнему не должен быть предметом «ширпотреба», ибо в недобрых руках способен принести немалое зло.

Пока же подтверждаю фундаментальнейшее наблюдение той поры: человек – многоканальное устройство для получения энергии, с хорошо налаженными дублирующими системами. Сводить все его возможности к способностям лишь желудочно-кишечного тракта – жалкая позиция.

III. Резюмирующая часть записки, или в чем был неправ Фауст.

Доктор Фауст, согласно средневековой легенде, продал черту душу, и обрек ее тем самым на вечное (после смерти) надругательство – во имя возвращения молодости. Не берусь судить о его воспоследовавших загробных муках, но посмертной критики он действительно заслуживает и, прежде всего, за малодушную готовность прибегнуть к любым, даже самым аморальным внешним средствам, но – не к собственным внутренним резервам. Мать – природа заложила в нас вулканические силы, она готова нас всячески радовать и поддерживать, если только мы захотим понять счастливые и мудрые законы ее и жить согласно ее уложениям.

Доктор Фауст заслуживает критики также и за то, что он хотел вернуться в изначально юное состояние, а это, при неукоснительном выполнении чертом данного пожелания, должно было вести к автоматическому отсечению таких фундаментальных ценностей, как опыт и знания. Стремление предпочесть им наслаждения, даруемые молодым организмом, есть весомое основание к характеристике малой нравственности оного персонажа.

А между тем, мы имеем все возможности, не выбрасывая за борт, но, напротив, всячески приумножая драгоценный багаж осмысленного опыта и непреходящего значения знаний, полнокровно пользоваться всеми без исключения щедротами молодого здорового организма! Чтобы добиться подобного наивысшего идеала, не закладывая в адский ломбард свою душу, но сохраняя ее свободной и радостной, надо лишь советоваться не со своею безмерной ленью, не с безмерной косностью среды, но с природой, но с теми людьми, которые всегда в поиске. «Если бы молодость знала, если бы старость могла», – добрая поговорка в том плане, что реальные возможности для этого человеческого оптимума существуют на самом деле, во всяком случае, «старость» «может»! Как синоним немощности, она отодвигается куда-то очень далеко.

Досадно, конечно, что изложенное здесь, будь оно предложено вниманию т н. ученых (убежденных консерваторов на 98%) или вынесено на широкое обсуждение, будет подвергнуто не проверке, а остракизму, осуждению.

Много ли времени занимают все эти процедуры? Не больше, чем наши регулярные занятия, едой и физкультурой (если мы ею занимаемся, конечно). Но уж, конечно, они приносят много больше радости, чем хождение по врачам, лежание в больницах и маразматическое воздействие на своих ближних и дальних.

И главное: здоровье – само по себе великая фундаментальная ценность нашей личной жизни, собственно говоря – это сама нормальная жизнь, но оно же – и незыблемое основание нашей работоспособности, которая является уже ценностью общезначимой, общественной. Вот почему игра стоит свеч, вот почему изложенное выше, надеюсь, раньше или позже взломает, взорвет железобетонную плотину той косности, из-за которой сотни миллионов человек катастрофически заваливаются в кювет, достигнув едва ли половины своего жизненного пути.

Р.S. Как стало достоверно известно, японские ученые поставили изучение т н. сверхнормативных явлений на компьютерный поток и обобщение. Чуждые, в отличие от нас, каких-либо догм и незыблемых канонов, они закладывают сейчас основу своих будущих практических успехов и дерзких, фундаментального значения теоретических новаций. Нас же ничто не учит: ни уроки кибернетики («продажной девки империализма»), ни уроки генетики («выдумки реакционного монаха»), ни многие иные провалы, за которые потом столь дорого платим.

И здесь, прикидываю, склеротированный паралич некоторых зон нашего общественно-научного мышления встанет нам в 20-30-летнее практическое отставание, в утрату приоритета и престижа. Что же, нам не привыкать. А жаль!..

Понимаю, что недопустимая в строгих научных трактатах эмоциональность данной записки способна сработать против меня так же, впрочем, как и целый ряд необязательных штрихов (что это, к примеру, за три красотки, о которых в деревенской бане я избил березовый веник, в каких, простите, костюмах они были, и какое, в конце концов, отношение имеют к классической науке, черт побери?!). Очевидна мне и непроясненность ряда процессов, упомянутых здесь (скажем, набор веса при энергетической подпитке – для меня самого абсолютно «черный ящик»), но понимаю также и то, что зацепятся за эти поводы лишь те и именно те, кто рад будет любому поводу, чтобы уйти от сути поднятых здесь вопросов. Пусть уходят: баба с возу – кобыле легче!.. Конечно, такой финал Записки не по этикету, зато – чистосердечен.

27 января 1987 года.

Глава IV. ДИАГНОСТИКА.

ИНТЕГРАЛЬНАЯ ДИАГНОСТИКА ИНТЕГРАЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА.

Верно определить причину заболевания подчас означает уже наполовину вылечить болезнь. Однако враг сплошь да рядом бывает столь коварен и скрытен, столь искушен в дезинформации и замаскирован, что выявить и распознать его – дело иной раз архисложное. Но не обнаружить источник беды, не поставить диагноз – значит обречь больного на длительные страдания, на хронику, а, может быть, и на гибель. Свод диагностических злоключений, обманчивых заключений, поставленных блистательными консилиумами и опровергнутых, увы, патологоанатомами, воистину огромен. Приведу лишь один конкретный пример: буквально десятки как квалифицированных врачей, так и талантливых целителей (т н. экстрасенсов) ставили десятки же различных диагнозов одному страдальцу, у которого что только ни болело в брюшной полости! Грешили и на желудок, и на поджелудочную железу, и на желчный пузырь, и на все разделы кишечника, по очереди предлагали вскрыть то одно место, то другое, то третье. Изнуряющие боли тем временем длились месяцы и годы… В конце же концов оказалось, что всеми просмотренный, вялотекущий более двух лет аппендицит вызвал в брюшине повсеместное образование спаек, и эта тотальная спаечная болезнь, имеющая воспалительное происхождение, терзала, изнуряла и убивала человека на глазах у множества врачевателей. В данном случае буквально выстраданный диагноз позволил обойтись без не просто бессмысленной, но вредной резекции, и найти возможность с помощью тонко подобранных индивидуальных гомеопатических элементов (а затем и горячих грязей) добиться рассасывания спаек; но если бы так и не удалось докопаться до истины?..

Сейчас с помощью современного и суперсовременного диагностического оборудования (если оно только имеется под рукой) можно – тонко и точно определить великое множество заболеваний. Я знаю прибор с числом 1200 болезней, чьи симптомы заложены в компьютерную память. Не говоря о чудо – приборе, работающем по методу Р. Фолля и синтезировавшем в себе знания, накопленные Востоком и Западом, существует и успешно применяется немало и других электронно-аналитических систем, начиная с кирлиан-диагностики. Меня восхищает, что врач С.К. Кожемякина посредством своего прибора диагностирует целиком семью, и это позволяет не только выявлять схожие (генетические) заболевания, но и вредные воздействия членов семьи друг на друга (полезные – тоже). Знакомство с этими устройствами в деле вызывает, как правило, восхищение и желание заручиться постоянной помощью подобных советников. И компьютерные томографы, и эхолокаторы, и старые верные рентгеновские аппараты, и устройства для изучения состава крови, мочи, желудочного сока, разного рода миниатюрные гастроэндоскопы – все это плюс другие удивительные средства диагностики уже существуют и верно служат здравоохранению. И я – целиком за то, чтобы служили впредь, и чтобы отряд таких-то замечательных помощников рос и увеличивался количественно и качественно. Так, например, сенсацией мирового уровня станет прибор быстрого тестирования количества в крови K, Mg, Na, Ca, который готовит А.В. Жирнов. Он опирается на теорию и практику гениального русского врача А.С. Самохоцкого, который умел избавлять больных от самых грозных заболеваний, выравнивания в их крови баланс названных четырех элементов: великолепный пример интегрального подхода к здоровью!

Что смущает, однако: во-первых, цена на услуги с помощью аппаратуры (в ряде случаев они эквивалентны уже не месячной, но годовой зарплате нормального члена профсоюза); во-вторых, то, что самые «образованные» из этих модерновых помощников далеко не сразу станут обитателями каждой из районных поликлиник: наша медицина пока весьма далека от взлета своего материального благосостояния. И, в-третьих, самое-то главное: всегда могут встретиться такие ситуации, при которых даже самый изощренный в переборе вариантов электронный помощник окажется бесполезным: вариант лежит вне его тезауруса. Именно поэтому непоколебимо и стою за комплексное использование самых разных, даже принципиально отличных способов диагностики: от томографии до выхода на кармическую ячейку, от электрокардиографа до «третьего глаза». Приборное обследование – прекрасное подспорье (или даже основа) для всех других видов диагностики – были бы специалисты хорошие.

Судьба подарила мне радость общения с замечательными народными целителями, каждый из них работал предельно достоверно и по-своему. Иван Гайронский из Львова направлял в глаза пациента яркий свет и через лупу просматривал пятнышки на разных сегментах их наружной оболочки: его иридодиагностика была безупречной! Он указывал не только на наличие тех или иных токсичных веществ в организме, но и на ход процесса (от здоровья к патологии или наоборот), но и на взаимоотношения больного с окружающей его природной средой и людьми, но и на восприимчивость к тем или иным лекарственным веществам со стороны не только самого пораженного органа, но и других функциональных систем. Он глядел в глаза и как будто читал с листа, и чтение это было долгим, охватывающим множество аспектов. А потом он, наследник трехвекового рода травников, подбирал для больного свои составы, и они исцеляли – даже от тяжелых недугов, к примеру, даже на уровне разветвленных метастазов. Айджан Курманбеков из-под Алма-Аты, напротив, практически всех лечил той или иной спиртовой концентрацией женьшеня в сочетании с адамовым корнем, требуя строго придерживаться заданной им белковой диеты в течение года. Его диагностика также была удивительно точной: он быстро пробегал пальцами, как по клавиатуре флейты, по артериям над левым, а потом над правым запястьем пациента и затем подробно рассказывал ему о состоянии его здоровья – вплоть до самых неожиданных ситуаций. Так он тотчас сообщил знаменитому мастеру восточных единоборств Георгию С., что тому врачи при операции ошибочно, наперекрест сшили внутренние сосуды (а сам-то Георгий Айджану при встрече ничего не сказал об этом). Я сам присутствовал при эпизоде, когда этот целитель, бегло коснувшись пальцами руки пожилой женщины, решительно сказал: «Иди, баба, прочь, ты – пьяный, всю картину мне испортила!» – «Батюшка, Христос с тобой! Да я и не пью никогда!» – запричитала женщина… «Иди, иди, меня не обманешь…» Короче говоря, в результате разборки выяснилось, что пациентка вчера утром приняла 25 капель элеутерококка, который был настоян на спирту!.. Таковы вот феноменальные возможности человека-врачевателя при пульсодиагностике. Не удержусь от рассказа еще об одном эпизоде: коснувшись пальцами запястья молодой женщины, Айджан заявил: «Езжай домой, баба, нет у меня нужной для тебя травки». А когда она, понурившись, пошла за ворота, он задержал ее мужа и сказал ему: «Ты будь готов, она, через 26 дней помрет». Через год я спросил Айджана о судьбе той женщины. Он напряг память и ответил: «Умер баба через месяц, никто уже не мог ей помочь. Зачем бы я деньги с нее брал, зачем женьшень зря тратил?».

Таковы были те целители, которые уже ушли в легенду. Но разве меньше удивляют и восхищают те, которые успешно врачуют сейчас? Мне приходилось уже писать в «Трех китах здоровья» о харьковчанине Анатолии Павловиче Бабиче, знаменитом ныне, в общеевропейских масштабах. Его диагностика осуществляется посредством ответов, получаемых с помощью отвесика. Целитель, в строгой последовательности двигаясь от интегральных систем организма к отдельным органам, задает вопросы и получает ответы, на основании которых и начинает, прочитав молитву, действовать. Понимаю, что почти любой из ортодоксальных медиков в этом месте моего изложения недоуменно или пренебрежительно пожмет плечами. Но все решает практика, а мне не известен ни один из так называемых профессионалов, который добивался бы в столь короткие сроки, как это удается А.П. Бабичу, освобождения человека от столь грозных недугов. Другой удивительный целитель, Альберт Бенедиктович Игнатенко, добрые и давние отношения с которым я высоко ценю, диагностирует тоже сугубо по-своему: принимая тончайшие вибрации поочередно от чакр пациента и консультируясь о его состоянии с информационным полем, в котором каждый человек обладает своей индивидуальной ячейкой. И опять-таки вижу тщательно скрываемые или откровенно ядовитые улыбки скептиков от медицины, и опять-таки спокойно отношусь к этим вполне естественным знакам недоверия, ибо реальная-то практика целительства А. Игнатенко – для них не более, чем голубая мечта. Так, например, в кратчайшие сроки он убирает многолетнее заикание или энурез (ночное недержание мочи), а с другими болезнями справляется тоже намного быстрее, чем этого добивается официальная медицина, но не пользуясь при этом химическими лекарствами.

Высокодипломированный врач Наталья Павловна Александрова, глядя на пациента, «просто» переходит на графическое изображение на листе бумаги его органов с их болезненными отклонениями, а моя супруга Елена Вадимовна (тоже обладатель медицинского диплома) способна подробно и достоверно рассказать о состоянии систем и функций пациента, даже не видя ни его, ни его фотокарточки. И снова и снова: практика (а не догмы) есть критерий истины, и коль скоро следствием подобной диагностики является выздоровление человека (с избавлением подчас от мучительных болей и длительных процедур), то все подобные формы диагностики суть правомочны к применению.

Мне в руки попала брошюра, составленная доктором Ф.А. Тешевым «Народные целители СНГ. Адреса» с перечнем 320 целителей. Какие только болезни они не лечат! И – какими только методами диагностики не пользуются! Я имею в виду: помимо приборных методов. Стремятся найти первопричину болезни и обращаются: к древнекитайской пятерице земля – вода – дерево – металл – огонь; к дисбалансу энергетических каналов и к общей картине биологически активных точек; к пульсодиагностике; к взаимодействию всех чакр; к влиянию родственников нынешних и родственников предбывших (рода); к кармическим корням (отработка грехов, присущих прежним воплощениям пациента); к астрологическим прапричинам (на уровне как планет, так и созвездий); к психоаналитическим истокам, блокам и разным внутренним комплексам; к состоянию (целостности и величине) тонких тел; к наличию или отсутствию на пациенте следов сглаза, порчи, заклятья или проклятья.

К чему еще обращаются? Смотрят внешние признаки, коррелирующие с внутренним состоянием: цвет языка, цвет глазного яблока и цвет склеры, морщины на мочке уха, звук голоса, походка, округлость икроножной мышцы, яркость глаз, соотношение веса и роста и т п. Особенно тщательно осматривают позвоночник, на каждый из позвонков которого выходят те или иные важные органы. По методу «целебного прикосновения» определяют болезненные зоны в глубине. Пользуясь ясновидением, чтобы «прочитать назад», где началась болезнь (например, с давнего срыва и падения в альпинистском походе 15 лет тому назад); включают «третий глаз»; работают по фотографиям (лучше по нескольким, выстроенным из самого детства, чтобы видеть динамику заболевания); анализируют наличие в доме или на работе у больного биогеопатогенных зон; изучают ладони – с позиции хиромантии и с позиции су-джок-терапии; просматривают предрасположенность человека к тем или иным аллергическим воздействиям, в том числе и со стороны близких людей; внимательно изучают фантом человека и тщательно просматривают все его энергоинформационные особенности и т д.

Вот как классифицирует способы информационно-энергетической диагностики самый, думаю, осведомленный в научном обосновании экстрасенсорных процессов из всех практикующих целителей В.Б. Поляков:

Информационно-энергетическая диагностика с помощью рук; диагностика взглядом; диагностика по ощущениям в собственных органах; диагностика по ощущениям в голове; умственная диагностика по затемнениям (просветлениям) на фантоме; умственная диагностика по цветному образу пациента; диагностика по «первой мысли»; интуитивная диагностика всем телом; диагностика интуитивного знания; диагностика во времени; кармическая диагностика; пондеромоторофафия;

Но на этом перечень способов диагностики не завершен. Ясновидящая (но слепая в жизни) Ванга предпочитает считывать всю информацию о человеке, в том числе и о его болезнях, по кусочку кристаллического сахара, который полные сутки находился либо у самого больного, либо лежал рядом с ним – на столе или в кровати под подушкой. Сибирские шаманы диагностируют, разумеется, иначе. Короче, способов – множество, и я еще раз хочу напомнить слова Н. Бора о многоаспектности горы Фудзияма: сколько разных картин с нее ни рисуют, гора, в сути своей, остается одной и той же. Человек многомерен и многосложен, и, естественно, что все эти различные виды диагностики не отменяют один другого, но только дополняют общую картину. Тем не менее, существует, на мой взгляд, среди всех здесь названных способов один, наиболее всеохватный. Это – биолокационный способ.

Мне известно немало школ и практикующих целителей, которые пренебрежительно, как о «детсадовском», отзываются о диагностическом методе посредством рук. Я слышал из их уст суждения о том, что любой экстрасенс-приготовишка уже через две недели обучения со смехом откажется от этого примитивного средства, овладев способом информационного диагностирования либо открыв для себя способности «третьего глаза», либо продвинувшись вперед и выше еще каким-либо образом. Я не дискутирую с ними, тем более, что знаком с великолепными мастерами, которые работают, как говорят, «не прилагая рук». Тем более, что я и сам в сомнительных для меня случаях перепроверяю себя многими способами. Но вот что не идет из моей головы (и, думаю, никогда не уйдет): организовал я как-то консилиум из дюжины весьма продвинутых, опытных экстрасенсов, попросив их посмотреть скромную женщину, обратившуюся с вполне определенной жалобой, о которой я им не сообщил. Работа у них шла весьма активно, и было названо до трех десятков (совпадающих либо разных) недужных мест. Да, это верно, что у нее была разбалансирована щитовидка и забит желчный пузырь, что позвоночник был покрыт отложениями солей, а селезенка работала едва-едва. Но самое-то главное открытие для меня заключалось в том, что ни один маэстро не указал на основной повод ее прихода: онкологическое заболевание левой груди!.. А ведь при биолокации руками подобного невероятного конфуза даже теоретически быть не могло, ибо сигнал от раковой опухоли буквально морозит, холодит лоцирующую ладонь (в отличие от всех других заболеваний, которые дают в разной степени тепловые посылы).

После этого навсегда шокировавшего меня случая (ведь ошибались не один – два-три человека, а все без исключения) очень спокойно отношусь к лихим разговорам о детсадовском якобы уровне биолокационного способа. При спокойной неторопливой работе по определенной методике нет и не может быть пропущенного недуга, ибо каждый орган, испытывающий дискомфорт, неизбежно меняет уровень своего сигнала по сравнению с нормой, и это отклонение практически не может быть не услышано, дело лишь в том, чтобы его верно истолковать, идентифицировать. Работа рамочкой – вариант биолоцирования.

Я не против, образно говоря, езды на автомобилях, полета на самолетах или на космических ракетах, но трамваи сплошь да рядом опаздывают, а то и вовсе – по ночам – не ходят, метро, к сожалению, до наших деревень еще не протянулось, а вот с помощью «ножной тяги» вы всегда способны оказаться там; где требуется. Это надежно и всегда с вами. Что же касается «третьего глаза», то я лично им пользуюсь лишь тогда, когда требуется где-то глубоко разглядеть в цвете очень мелкие детали: зачем зря гонять сложную технику?

Есть еще один важный аргумент в пользу развития безошибочной чувствительности биолокационной способности наших рук: этот способ может быстро дать такие конкретные результаты, которых электроника получить пока не может (и не знаю, сможет ли когда-нибудь). Повторяю и повторяю: я – всячески за использование всей возможной диагностической техники. Суть, однако, в том, что она – подобно компьютерам – увеличивает возможности человека, но заменить его не может. Вот примеры. Первый: в привилегированную больницу (бывшую им. Свердлова) привезли заслуженного отставного военного с субфебрильной, изматывающей температурой. Проверили многие специалисты все, что могли, ничего особенного не нашли. Идет день за днем, неделя за неделей, его на всякий случай глушат антибиотиками, а температура – держится, а человеку – все хуже. При посещении своего больного я обратил внимание на землистый цвет военного, спросил, в чем дело. Он лишь беспомощно пожал плечами и не стал возражать на мое предложение посмотреть его, хотя «во всю эту биоэнергетическую мистику» убежденно не верил. Согласно «уставу», я начал биолоцирование с головы и почти сразу же почувствовал, как острый луч – сигнал невероятной силы чуть ли не прожег мне ладонь. Что такое? Откуда?!. Короче говоря, оказалось, что давно умерший зуб, сокрытый под стальной коронкой, внешне абсолютно безболезненный, усиленно разлагался и постоянно выделял в кровь мертвенный яд. Пациент (не без сомнений, правда) назавтра же убрал у стоматологов эту коронку, все ужаснулись ее «содержанию», а к вечеру температура больного нормализовалась.

Еще пример – и опять из привилегированного заведения, где болящему изо всех сил хотели помочь посредством всех возможных человеческих и технических способов. Великий без кавычек врач-целитель Александр Романович-Довженко лечился в санатории ЦК Украины от общей слабости, но бодрости у него не прибывало. Я и не знал, что он наслышан о моем существовании, но, оказывается, книгу «Три кита здоровья» он прочел и, узнав о моем гостеваний в Киеве, пригласил меня к себе в апартаменты, комфортней которых трудно себе и представить. После сердечной беседы с этим замечательным, доброжелательным человеком я предложил его посмотреть, он согласился.

Меня сразу же насторожил необычный сигнал от теменной части головы. Пролоцировав весь организм, я вновь вернулся к этому сигналу, стал выспрашивать, что да как, обращали ли на это место внимание врачи. Нет, не обращали,, ведь там ничего не болит. Опять, как и в случае с тем военным, ситуация глухая – сам-то орган болевого синдрома не испытывает. Стали разбираться. Александр Романович сильно поднапряг память и вспомнил, что 47 лет тому назад, будучи молоденьким солдатом, он был контужен, но в пылу боев за освобождение Украины было не до отлеживаний, и вроде бы все прошло само собою… Но вот, оказывается, не прошло: ушибленная когда-то мозговая ткань заявила, что с нею надо считаться. После того, как враг был обнаружен, нашлись и средства (тоже нетрадиционные), чтобы заставить его сдаться.

Число парадоксальных примеров может быть и увеличено, но задача не в приумножении их: суть проблемы в том, что разобраться в заболеваниях столь сложной системы, как человек, может столь же многосложная, как и он сам, система, до высот которой машинам не подняться. Допустим, через некоторое время во всех поликлиниках появятся приборы, способные провести ту относительно несложную диагностику, о которой я уже поведал сейчас в двух примерах. Но вот вопрос: а как они справятся со многими более сложными случаями, например, с заболеваниями наведенными? С заболеваниями кармическими? Их-то какие приборы, кроме человека, могут распознать?

БИОЛОКАЦИОННАЯ ДИАГНОСТИКА.

Исхожу из того, что биолокационная чувствительность ладоней у оператора достаточно развита – от природы любой посредством специальных упражнений, либо благодаря тому и другому. Что значит «развита»? На мой взгляд, она должна быть такой, чтобы вы могли – для контроля – продиагностировать состояние зон пациента ладонями даже в том случае, если он находится за дверью или укрыт железным щитом. Подчеркиваю: речь идет не об информационной диагностике, для которой не существует категории расстояния, а о приеме вполне материальных сигналов, исходящих из больного органа. Я уже оговаривал выше, что по мере возможности опираюсь на все доступные результаты как приборной диагностика, так и внешней диагностики традиционной (глаза, язык, пульс, коррелирующие отклонения, например, состояние кожи), так и диагностики нетрадиционной – во всей палитре ее возможных красок: важен результат. Каковы же принципы именно биолокационной работы по обнаружению болезни?

Первый: забота о здоровье диагноста, ибо вступая в контакт с больным человеком (возможно, очень больным), целитель подчас рискует весьма многим. Поскольку ни в одной из известных мне биоэнергетических школ правилам защиты не обучают, я остановлюсь, хотя бы и кратко, на их описании. Беда, если их не соблюдать! Можно, например, разогнуть скрученный болезнью палец у некоего бедолаги и в ответ на это свое добро получить такой сведенный в колечко свой собственный палец, который уже никогда и никаким врачевателям не вернуть в исходное положение. Можно, предположим, убрать температуру у ребенка и в ответ получить густую лихорадку на собственных губах. Но может быть и еще хуже: платой за лечение человека явится тяжкий недуг кого-либо из ваших близких. Чтобы подобных бед не случалось, вам надлежит сделать немалое.

1) Обязательно выйти в информационное поле и получить ответ (хотя бы с помощью отвеса), имеете ли вы право работать с этим человеком. Если «нет», то существует ли некто, вам известный, кому вы можете передать пациента? Если, согласно ответу, никто не смеет взяться за его здоровье, тут уж дело лично ваше: либо тактично отказаться, либо же вступить в работу, зная, что расплата за вашу работу (и глупость) воспоследует неукоснительно. Мудрость мироздания много выше нашей, ее логика столь высока, что далеко не всегда доступна нам, и если мы осмеливаемся стать на путь очистительного цунами Вселенной, то не на кого потом будет и жаловаться, кроме как на самих себя. Решение возникающих в этой ситуации задач – дело очень не простое! Вот пример: еще молодая (чуть за тридцать) женщина живет вместе с пожилой матерью в одной комнате тесной коммунальной квартиры, и вот ее матери, ветерану труда, предоставляют ордер на отдельную квартиру, а мать настолько резко и тяжело заболела, что не может быть и речи о получении ею документов, выписке, прописке и переезде. Общие знакомые прибегают ко мне с искренней просьбой: поддержать ее жизнь хоть какое-то время, чтобы получить шанс для решительного улучшения судьбы дочери – ведь где будет свое жилье, там зреет и более вероятное замужество, да и вообще, светит совсем иная жизнь!.. Выхожу в информационный канал, получаю категорический запрет на вмешательство в здоровье матери!.. Тут я прерываю изложение и обращаюсь к совести читателя: как бы данную дилемму решил он? С одной стороны, табу со стороны тех «инстанций», с которыми шутить не приходится, с другой, уникальная, может быть, возможность для молодой женщины обрести личное счастье… Не знаю, как поступил бы читатель, а я решил ей помочь. Для этого вдохнул силы в умирающую, она оправилась, поднялась на ноги и в добром здравии прожила более трех месяцев, в течение которых, конечно, состоялся переезд. А что же я? Я – то ничего, да вот внук получил такой удар по здоровью, что целый год мы возвращали его к ординару, а чем это аукнется для него в зрелые годы – Бог весть… Вот и будем соотносить свое поведение с «советами свыше»: во имя «техники безопасности» (либо нарушать ее).

2) Ваша доброта, ваше доброжелательное отношение к пациенту – самый мощный, броневой купол вашей защищенности, он подобен башне сверхтяжелого танка или многоэтажного ДОТа. Известно, впрочем, что и эти непробиваемые сооружения подчас бывают поражаемы. В нашем случае аналогией с прямым попаданием снаряда в цель будет проникновение черной, болезненной информации через каверну корыстной мысли. Тут одно из двух: во время врачевания думать либо о человеке, либо о его кармане!.. Оплата – дело необходимое, но, во-первых, лучше оговорить все проблемы вашего «энергоинформационного обмена» с пациентом заранее (вплоть до того, что это будет благотворительная работа), во-вторых, твердо усвоить, что оценка им своего здоровья и стоимости вашего труда – это проблема, прежде всего, пациента (который за скаредность получит свое возмездие).

Но вернемся, однако, к моральной защищенности целителя во время диагностики (и дальнейшего врачевания). Мне приходилось сталкиваться с мнением, что лучшая (чуть ли не единственная) защита – это незыблемая вера целителя в себя, убежденность в своих силах. Пожалуй, не реже случалось встречаться и с убеждением, что лучшая защита – это непоколебимая вера в Бога и упование на его могущество. Что тут сказать? Вспоминаю очередной раз принцип дополнительности и полагаю, что и доброта сердечная, и уверенность непоколебимая в своей силе, и вера в покровительство Господне – все это не антагонисты, но союзники, все это суть основы той духовной мощи, которая вздымает, мобилизует на защиту целителя все внутренние резервы его физического, эфирного, астрального, ментального тел. Каков бы вид нравственного панциря, согласно своей индивидуальности, ни избрал он, лишь бы дело шло безупречно – на пользу пациенту, но не во вред целителю.

3) «Бог-то Бог, да сам не будь плох», – эта русская поговорка великолепно, на мой взгляд, дополняет концепцию моральной уверенности врачевателя в себя. Всяко может быть: случается так, что график биоритмов лекаря – в глубоком низу, а соответствующий потенциал больного – высоко вверху; бывает, что по причинам it внутренним или внешним врачеватель почему-то рассредоточен, короче: «Береженого Бог бережет». Существует и апробирована система технических способов защиты. Вот они:

– диагностировать нужно только на выдохе; – диагностика осуществляется только дающей рукой; – время от времени руки надо нейтрализовать одну о другую; – в ходе диагностики требуется четко следить, чтобы ощущение наливающейся в ладони тяжести не перешагнуло линию запястья; – в ходе диагностики (или во время очень сложной работы) обязательно надо руки омыть холодной водой, о наличии которой лучше позаботиться предварительно; если воды нет, то руки следует омыть (ожечь) энергетически; – невредно также по окончании работы мысленно опалить всего себя очищающим пламенем.

4) Я отношу к системе защиты и такой стратегический момент, как поддержание постоянно высокого, максимально мощного энергетического потока, исходящего от целителя. Здесь в дело вступает идеальная модель данного потока: это ни в коем случае не аккумулятор, резервы которого конечны, ибо они определяются запасом ваших внутренних сил. Вы являетесь призмой, через которую всегда, по вашему желанию, движется поток космической, бесконечной энергии, несравненно большей, чем ваша личная энергия. Ваше дело – осуществлять с минимумом помех функцию проводника этой энергии, быть чистейшим, по возможности, каналом для ее протекания от Космоса к пациенту. Сколько бы вы ни работали, вы не устанете; напротив, чем больше отдали, пропустили через себя, тем лучше себя чувствуете.

5) И уж совсем для вашей страховки: ко всем этим духовным, техническим и энергетическим видам защиты при диагностике можно добавить разного рода эффектные мыслеобразы: например, вы – во вращающейся вокруг вашей вертикальной оси прозрачной сигарете, либо – в темном шаре, наружная поверхность которого покрыта отражающими зеркалами, либо в золотом цилиндре, образованном четырьмя золотыми шариками на концах креста, который, вращаясь, идет по вертикальной оси вниз, либо за забором, сложенным из золотых кирпичей, и т д. и т п.

Позволю себе аналогию: когда я работал тренером по самбо, то первые три месяца, урок за уроком, тренировал своих учеников почти исключительно на освоении разного рода страховок, то есть на умении падать и не ушибаться. И – только после того, как они тысячекратным повторением доводили свое умение до автоматического совершенства, мы начинали осваивать броски и болевые приемы. И они закреплялись быстро и успешно, так как уже не было никакого страха по поводу возможного неудачного, связанного с травмой падения. Имеющий уши да услышит…

Второй принцип успешной биолокации: просьба к пациенту являться на диагностику без синтетики. Подобное условие является необходимым именно для биолокационного осмотра – при использовании всех иных способов (информационном, по фантому, по фотографии, «третьим глазом» и т д.) одежда особой роли не играет. Здесь же синтетика способна исказить или даже совсем убрать целый ряд сигналов, идущих изнутри. Подобные сигналы свободно проходят через дерево, через металлы, через натуральные ткани и кожаные куртки, но противоестественная природа синтетических тканей такова, что они не пропускают в тело живые вибрации, идущие от Космоса извне, и не пропускают наружу, вовне, реальные свидетельства состояния организма. Синтетические одеяния – не просто мертвый мешок, по-тюремному изолирующий и изнуряющий тело, но и коварный дезинформатор: трение этих тканей о биологически активные точки создает статическое электричество, которое существенно искажает сигналы, идущие от пациента к мозгу.

Приведу вполне реальный пример необходимости диагностики без синтетических щитов: в мою шатровую палатку в песенном лагере Борзовка на берегу Азовского моря пришла с жалобой на постоянные выкидыши уже не очень молодая женщина, страстно желающая родить ребенка. Я попросил ее для осмотра раздеться, она сбросила халатик и осталась в синтетическом купальнике. В ответ на мое сообщение, что он не даст понять, исказит состояние тех самых органов, от которых зависит беременность, она густо – зарделась и судорожно вцепилась в лямки. Неловкую паузу прервала моя жена, которая в этот момент зашла в палатку и шутливо приказала: «Раздевайся, девка, если мужик велит!..». Короче говоря, точный диагноз был поставлен, меры исправления ситуации найдены, и через некоторое время на свет появился славный малыш. Говорю однозначно: его жизни наверняка на нашей планете не было бы, если бы диагностика осуществлялась через капрон (или нечто, ему подобное).

Принцип третий: методичность работы. Она складывается из двух, по крайней мере, условий: неторопливости и системности.

Условие неторопливости, при всей его очевидности, к сожалению, выдерживается редко – как официальными медиками, – так и биоэнергетами, а между тем, неспешность абсолютно необходима, потому что некоторые болезненные сигналы весьма слабы, но они идут из важнейших центров, и это значит, что затяжная хроника может восходить именно к заболеваниям этих центров. Нет, не напрасно древнекитайские врачи приему только одного человека уделяли несколько часов!.. Опять-таки, буду конкретен: разыскали меня молодые, красивые, здоровые родители, тем не менее, убитые тяжелым горем. Дело в том, что у их пятилетней дочки – умницы и красавицы – стала странно вести себя икроножная мышца правой ноги. Врачами – одним за другим – выводился страшный диагноз: миопатия, то есть болезнь постепенного отмирания всех мышц, при которой последней, к шестнадцати годам, должна умереть сердечная мышца. Каждый может представить себе подобную «перспективу» в своей жизни!.. Когда я принялся, не торопясь, осматривать ребенка (удерживая его внимание то конфетой, то песнями), то обратил внимание на какой-то странный, но не сильный сигнал, идущий из левой передневерхней части головы. Стал расспрашивать, не было ли родовой травмы? Выяснилось, что, возможно, и была (девочка выпала из рук акушерки), но на этом никто никогда внимание матери не акцентировал. Итог: начали всеми доступными нам средствами (в том числе обучением родителей) убирать последствия этой давней травмы – и через воздействие на голову, и через массаж ножки. Имеем нынче здорового ребенка и счастливых родителей. Худо ли?!. А беглый осмотр подобного источника никогда бы не показал.

Не секрет, что многие из врачей, особенно в руководящем звене, особенно в «зрелом» возрасте более, чем консервативны вообще, а по отношению к новациям в диагностике (влечении) – особенно. Не секрет, что там, где (например, на снимке) один специалист ничего не увидит, другой обнаружит след болезни. Поэтому я еще и еще раз настоятельно прошу: и тогда, когда наступит благословенная эра изобилия волшебных по своим способностям приборов, и сейчас, пока мы в этом изобилии еще не купаемся, давайте диагностический осмотр человека, которого мы решили принять, будем проводить неторопливо, предельно внимательно, используя все возможности для обнаружения причины недуга. Условие системности при осмотре требует, разумеется, знания анатомии и физиологии человека, ибо пораженные зоны, как правило почти без исключения, взаимозависимы. Вспоминая первую часть этой книги, скажем, что все этажи небоскреба нашего здоровья взаимосвязаны, и что лифты, лестницы, энергетические шахты, трубы всех видов назначения и мусоропроводы так или иначе соединяют все уровни этого здания – от смотровой площадки до фундамента.

Опыт научил меня начинать осмотр – если это работа с реальным человеком, а не с фотографией – с определения величины его энергетической оболочки, с уровня его энергетики в целом. Данные эти весьма показательны для состояния здоровья человека на момент вашей первой встречи, и их динамика есть внешний индикатор общего хода излечения. Так, например, если при первом знакомстве полевая оболочка человека отодвигала вашу рамочку не далее, чем в одном метре от тела (слабовато), а число оборотов рамки, направленной на него, не превышало трех-пяти (минимальная граница здоровья), а после ваших воздействий оболочка расширилась до трех метров, и число оборотов выросло до десяти, то значит, вы – на верном пути.

Кроме того, освидетельствование (руками или рамкой) общего контура пациента дает картину симметрии или асимметрии биополя пациента и явных энергетических пробоев в его оболочке, если они есть. Что позволяют понять эти данные (которых, увы, совершенно чужда медицина официозная)? Скажем, можно чем угодно лечить волосы на голове от интенсивного их выпадения, затратить на сохранение этого непременного атрибута женской красоты неимоверные средства и – ничего не добиться, если не поднять вверх энергетическую оболочку, почти вчистую «съехавшую» с головы вниз. Можно без конца принимать любые меры по отношению к полной атонии кишечника, и все будет практически безуспешно, но стоит сдвинуть вперед оболочку, почему-то напрочь ушедшую назад, и органы брюшины тотчас оживут. Что же касается пробоев поля и грубых его вмятин, являющихся следствием чьих-то сознательных или несознательных актов агрессии против вашего пациента, то их устранение есть необходимейший акт для возрождения деятельности тех органов, против которых эти дыры (или даже сквозные трубы) расположены. Снова и снова: человек не есть только мясная туша, он представляет собою собранное воедино множество тел разной плотности, и общая его жизнедеятельность зависит от сохранности каждой из оболочек.

Весьма полезной и дополняющей общую картину является биолокация пациента по чакрам – сверху вниз. Как правило, этот вид диагностики осуществляется посредством рамки, ибо количество ее оборотов свидетельствует о качестве работы данных важнейших энергетических центров человека. Естественно, если, к примеру, две верхние чакры дают по 15-20 оборотов, третья – всего 3-5, а нижняя не более 10, то налицо существенный энергетический разбаланс организма, который обязательно должен быть при лечении устранен. И, разумеется, необходимой является локация проходимости или наличия блоков в энергетических каналах, в особенности главных из них, пролегающих параллельно позвоночнику.

Мне известны целители, которые при диагностике вообще не интересуются аспектами общего энергетического состояния больных, другие избирают для себя лишь какой-либо один из них (например, только поиски пробоев поля или только энергетический уровень чакр), это дело индивидуальности каждого. Думается, однако, что при диагностике человека никакие сведения не являются лишними, ибо на пересечении различных данных и лежит искомая истина.

Понимаю, что разговор даже о биолокационном способе диагностики (напоминаю, слишком простом, по мнению некоторых безмерно продвинутых, как они полагают, целителей) способен вызвать шок и неприятие у большинства нынешних врачей, привыкших знакомиться с графиками электрокардиографических исследований. Их понять можно, ибо ничему подобному их не учили, сами они этого не практикуют и «на дух», что говорится, не переносят даже аппарата Фолля. Что тут сказать? Во-первых, время движется, предъявляет профессионалам новые требования, и когда – нибудь в медицинские вузы будут принимать лишь тех, кто от природы обладает повышенными сенситивными способностями: так, в свое время специальные испытания должны были пройти конкурсанты, стремившиеся поступить в наш Университет биоэнергетических проблем. Для информации: большой процент из них составляли соискатели, располагавшие медицинскими дипломами. Это значит, – что среди профессиональных врачей также немало людей, наделенных сверхчувствительностью. Во-вторых, не нужно зря спорить с консервативно настроенными врачами на словесном уровне: следует лично им предложить пройти вашу бесконтактную диагностику, «с листа» рассказать им о тех заболеваниях, которые их мучают, и тут же снять болевой синдром, скажем, по поводу их язвы желудка. В данном случае разговор приобретает совсем иную, спокойную тональность.

Вернемся же к требованию системности при биолокационной диагностике. Переходя к освидетельствованию физического (плотного) тела пациента, я всегда начинаю осмотр с состояния головы, а еще точнее – с состояния коры головного мозга. Будучи количественно небольшой частью мозга в целом, она, в случае перевозбуждения (или еще хуже – застойного перевозбуждения), дает индуктивное возбуждение (или же перевозбуждение) на всю массу головного мозга, большая часть которого призвана работать в сугубо автоматическом режиме, вне каких-либо помех. Сбои в этой автоматике приводят к широчайшему спектру грубейших нарушений в здоровье. Здесь простор для проявления личной индивидуальности воистину восхитительный: одни предпочитают инфаркт, другие – язву двенадцатиперстной кишки, третьим нравится колит, четвертым – импотенция, и т д. и т п. Согласимся, что при дальнейшем лечении пустое дело – убирать лишь симптоматику, не устранив основную причину, поэтому тщательное обследование этого «дирижера» – один из важнейших залогов.

Но почему только этого? Разумеется, голову мы обследуем и на предмет локальных внутренних аномалий, смотрим разного рода травмы, изучаем глаза, уши, все носовые пазухи, ротовую полость, зубы, гланды, но а основе интереса – ее диспетчерская роль. И то же самое – изучаем дирижерскую, прежде всего, роль щитовидной железы. И – нота бене! – смотрим состояние позвоночника в качестве того футляра, в котором содержится бесценный компьютер, руководящий посредством своих подразделений, – отдельных позвонков, – слаженной работой всех без исключения внутренних органов и систем. Мне лично за свою практику не доводилось встречать безупречный позвоночник, а следовательно, и абсолютно здорового человека.

Итак, предположим, установили при осмотре головы застойное перевозбуждение теменной части коры головного мозга, заметную асимметрию напряжения глаз (левый почти не трудится, и двойная нагрузка падает на правый), сигнал о давнем, перешедшем в хроническое воспалении среднего уха слева, пародонтоз и беспокойство со стороны гланд. Что касается ушей и т п. хоть и важных, но частностей, мы их пока в памяти лишь фиксируем, чтобы принять потом конкретные меры, а пока начинаем смотреть в первую очередь те органы, которые напрямую зависят от состояния центральной нервной системы: сердце и сосудистую систему, желудочно-кишечный тракт. Допустим, вы видите явное присутствие гастрита в верхней части желудка из – за повышенной кислотности либо же находите острый тревожный сигнал язвы в районе двенадцатиперстной кишки. Для вас связь перевозбужденной коры и этих телесных повреждений очевидна, и когда вы приметесь их лечить, вы выстроите систему назначений, направленных как на местное излечение, так и, прежде всего, на снятие стрессового закрепощения: без ликвидации последнего обнаруженную вами язву можно будет только приглушить, но не убрать. (С грустью вспомним в этом месте изобилие известных нам фактов устойчивого стремления правящей медицины так лечить болящий кусочек громадного живого организма, будто он находится в изолированной колбе).

От головы мы спускаемся ниже и ниже, стремясь прозондировать все без исключения зоны и устанавливая связи между состоянием взаимозависимых органов и функций. Так, например, обнаружив чудовищной силы сигнал «SOS», идущий от легких курильщика, мы несомненно будем должны еще раз обратить внимание на хронически отравляемый желудок и особенно чутко биолоцировать состояние стоп, где – вполне вероятно – уже начинается омертвление артерий.

Что касается особенностей осмотра женского организма, то здесь несомненной является теснейшая связь между всеми специфическими органами. Если вы обнаружили какой-либо непорядок в области грудных желез, особенно внимательно просматривайте зону придатков и яичников и, разумеется, матку. Конечно же, сплошь да рядом все расстройства в этой сфере протекают из-за жизненных коллизий, сублимирующихся, опять же, в коре головного мозга, поэтому лечение в подобном случае будет многосложным, начиная подчас с психотерапевтического воздействия и, возможно, беседы с супругом, что, безусловно, не отменяет и локальных процедур.

Само собою, внимательный системный осмотр всех центров эндокринной системы (после щитовидной железы) тоже позволяет выявить многие аномалии общего характера. То же самое – биолокация «джентльменского пояса», как правило, безмерно разбалансированного: селезенка – поджелудочная железа – желчный пузырь – печень – почки, – ведет к пониманию общего состояния организма, а не только самих этих важнейших центров жизнеобеспечения. Все зоны кишечника (вплоть до страдающей от узелков и трещин прямой кишки), мочевой пузырь, мужские гениталии, предстательная железа – каждый их этих органов, с одной стороны, особен, с другой, – встроен в систему сложных отношений и «расчетов» с другими органами. Поэтому системный осмотр, проведенный при биолоцировании, способен дать целителю богатую и сложную общую картину состояния организма пациента. Вполне вероятно, что сбои, например, сердечной мышцы вашего пациента зависят не только от органических изменений, но и от постоянного его нервозного состояния и от перебоев нормальной связи, существующей между первым и вторым позвонками грудного отдела позвоночника с сердцем, и от биоэнергетического удара (сглаза) в область сердца. Что тут сказать? Таблетка, возможно, на время снимет болевой сигнал, но ведь сонм причин останется. Задача целителя во время работы – устранить максимум отрицательных источников, вот почему он во время диагностики предварительно определяет все возможные корни заболевания (в данном случае, причиной может быть и нехватка калия или магния в крови, и патология сосудов, подводящих питание, и еще ряд других бед).

Что дает неторопливый системный подход к диагностике (осуществляется ли он по моей методе, либо по А. Игнатенко, либо по В. Полякову, либо по А. Бабичу, либо по А. Вулю)? Выявление эпицентра заболевания, который может лежать совсем не там, где происходит видимое нарушение. Типичный пример: молодая женщина неоднократно впадала во внезапное обморочное состояние (полное отключение сознания). Что только врачи ни делали, а обмороки продолжались – хоть на улице, хоть в трамвае. Что показал биолокационный осмотр? Чистейшую голову абсолютно без каких-либо аномальных сигналов. Но показал и слабенький правый желудочек сердца, отвечающий за малый круг кровообращения (легкие), и чрезмерно тугие сосуды. Это означало, что время от времени у сердца не доставало мощи прокачать кровь в голову. Назначенное на основании данного диагноза лечение (укрепление сердечной мышцы и разработка эластичности сосудов) привело к тому, что обмороков у пациентки больше не было ни-ко-гда.

Еще один выразительный пример: больной страдал от частых мочеиспусканий, которые ставили его подчас в трагикомическое положение. Начал со всей серьезностью лечить почки, обратился к специалистам с просьбой о восстановлении предстательной железы. Между тем, биолокация показала, что почки – в норме, и простатит тут лишь едва-едва начинается. Что же требовалось? Нужно было перейти на другой образ жизни, убрать, грубо говоря, гранд-брюхо, которое жиром своим постоянно давило на мочевой пузырь, и досадная жизненная помеха исчезла сама собой, без всяких химикатов.

И еще один пример: острые боли, неожиданно прокалывающие сердце, серьезно травмировали психику молодого человека, врачи «на всякий случай» кормили его таблетками и каплями. Между тем, биолоцирование выявило прекрасное состояние сердечной мышцы и – хроническую межреберную невралгию. Два-три спиртовых втирания – и наступило полное восстановление бодрости, оптимизма у человека и избавление от неопасной, но нудной болевой привязки… Короче говоря, владение биолокационной диагностикой требуется всем, кто соприкасается с врачеванием! Развить чувствительность рук – не проблема, здесь, как и везде, задачу решает регулярная тренировка и внимание к полученным сигналам.

Думается, основа и потенциал биолокационной диагностики ясны. Готовность ее применения у целителя, использующего биоэнергетику, всегда, как говорится, на старте, достоверность ее высока. Что именно ушиблено при аварии, например, селезенка или кишечник? От оперативного решения этого вопроса, бывает, зависит сама жизнь человека.

Еще и еще раз – следует применять все без исключения доступные нам диагностические способы: от выхода на кармическую ячейку до определения биогеопатогенности его жилища или работы (где он, возможно, теряет больше сил, чем получает). Если есть возможность, непременно привлекать данные технических и электронных видов диагностики. Если можно перепроверить себя данными, открывающимися вашему уважаемому коллеге, отлично! Главное – результат, главное – возвращение здоровья доверившемуся вам больному: если мы верно установим отклонения от нормы на всех сущих уровнях, мы постараемся эту норму достичь!

ЭТИКА ДИАГНОСТА.

Никогда, наверное, не забуду мрачного эпизода из своей диагностической практики. Это было тогда, когда я только обнаружил в себе способность определять болезненные изменения в органах людей посредством рамочки и буквально упивался этой совершенно новой для себя возможностью, диагностируя вдоль и поперек всех встречных и поперечных. Однажды, когда я пришел с каким-то спортивным повреждением в кабинет физиотерапии, врач воспользовалась мною в качестве прибора быстрого тестирования, и, как я понял, мои указания помогли ее назначениям, что лишь подогрело мою совершенно оголтелую тогда страсть к диагностике аномалий. В ту пору я должен был, по законам диспансеризации, периодически представать перед отвечающим за меня врачом поликлиники Академии наук и вот, явившись по обязанности, дерзко сказал своей милой «начальнице»: «Я-то здоров, а вот разрешите вас посмотреть». Разумеется, такие-то заявления врачу приходится выслушивать не каждый день, и она, с известной долей любопытства, согласилась. И вот тогда-то я разошелся! И отсюда-то сигналит, а отсюда еще больше, а тут – от щитовидки – глядите-ка, как рамку зашкаливает!.. И в этот момент она резко прервала меня: «Да, я знаю, что здесь у меня опасные узелки. Но можете ли вы их убрать?» – «Нет», – растерянно, сразу осекшись, ответил я. «Так вот: если вы не можете сказать «Б», тогда незачем произносить «А»!..» Я стоял, как оплеванный, – и поделом мне было! Урок этот я запомнил навсегда, и с тех пор, даже когда уже научился, образно говоря, «убирать узелки», никогда не торопился прикнопливать напряженное внимание пациента своими безжалостно острыми заключениями.

Вспоминается и Айджан Курманбеков: «Нет, баба, у меня для тебя нужной травки», – ведь это совсем иначе звучит, чем «неизлечимая опухоль у тебя». Не правда ли? Так говорил необразованный, но мудрый врачеватель в сложных случаях, и вспоминается по аналогии некий питерский «сене», возомнивший себя величайшим из великих целителей. Вызвал на сцену для демонстрации своего таланта молодого парня и стал вещать: «На сердце у тебя четыре пробоя. Как же ты еще живешь?.. Слушай дальше: левая почка еле дышит, правое легкое висит, как мешок, ну, а про позвоночник и говорить нечего. Энергия вообще на нуле. Ладно, сейчас будем тебя лечить. У меня, знаешь, какие методы? Десять профессоров пытались оспорить, всех положил на лопатки, всех опроверг! Ну держись!..» Что тут скажешь? Диагноз – точнее, самодиагноз, был поставлен однозначно: полная профнепригодность, безумно раздутое «эго», рядом с которым полностью должна потеряться ничтожная, с его точки зрения, личность пациента. А ведь не зря сказано: «Словом можно убить»…

В качестве филолога по изначальной своей профессии хочу именно в этом месте показать, как одно и то же понятие можно выразить по-разному – применительно к конкретному обстоятельству. Можно сказать о человеке обидно: «Глупец». Можно мягче: «Звезд с неба не хватает». А можно и вовсе витиевато: «Над его домом звезды будут сиять всегда» (он их не схватит). Но ведь точно так же по-разному требуется подчас и оберечь, и похвалить, и поддержать…

Да, во многих случаях больной должен знать о себе всю правду, но тогда, когда вы можете сказать и «А» и «Б», когда вам без его напряженных, совместных с вами усилий, с болезнью не справиться. И кроме того, что значит – «всю правду»? На чем должен быть сделан акцент? Все зависит от конкретной психологии конкретного человека: одному следует сказать в общем: «Отлично, будем шлифовать-налаживать твой разбаланс», – а другому требуется уточнить до деталей, до построения системного графика порядок работы – моей и его, исходя из такого-то и такого-то состояния его здоровья. Одному нужен контекст мироздания, другому достаточно четкого ЦУ и опоры лишь на ваш авторитет, третьего надо выругать, чтобы мобилизовать его волю, четвертого надо похвалить – с той же целью, и т д. и т п. И во всех случаях пациент должен чувствовать, что за твоими действиями стоит любовь к нему: хоть строгая, хоть сентиментальная, хоть попустительская, хоть родственная, но – любовь, забота и сочувствие!

Вот и вся этика диагноста: помочь человеку убедиться в мысли, что вас с ним двое против одной болезни. Как помним, эта модель была сформулирована задолго до нашей эры. Она оказалась главенствующей во все тысячелетия нашей эры и, без сомнения, останется таковой и в следующей эре развития человечества.

Глава V. ЛЕЧЕНИЕ.

ПОСТУЛАТЫ МЕДИЦИНЫ БУДУЩЕГО.

Приступая к изложению этой, возможно основной главы данной книги, считаю необходимым предпослать ей короткую, но четко обозначенную преамбулу. Каждый постулат ее – парадоксален, но именно пока, ибо главный судья – это практика, а она полностью подтверждает то, о чем я буду говорить. Следовательно, дело лишь за временем, которое претворит эти тезисы в общепринятые правила.

Первое. Эффективность лечения человека в значительной степени зависит от того, насколько глубоко вошли в измененное состояние сознания и врач, и пациент. Что такое это измененное состояние сознания, и для чего оно необходимо? Начну с конкретного эпизода, который в моей биографии сыграл важную роль. Биоэнергетическими способами мне довелось убирать опухоль из мозга двенадцатилетней девочки Анастасии Н. Врачи сообщили ее родителям: «Опухоль расположена очень глубоко. Если делать операцию, то ребенок погибнет. Если не делать, тоже погибнет. Ищите свои пути.» Какими – то способами они вышли на меня, убедили, гуманности ради, девочкой заняться. Так совпало, что в этот же период врачи с кафедры нейрохирургии Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова присутствовали на опытах, осуществляемых в лаборатории теплофизики доктора технических наук Г.Н. Дульнева с целью проверки воздействия на реципиента, отделенного от меня металлическим экраном. От моей головы и от головы Ирины С. на общий дисплей были выведены датчики, и графики на экране однозначно показывали, что мозг девушки начинал работать синхронно с моим во время подачи мной тех или других мысленных сигналов, разумеется, неизвестных ей. Медиков, докт. мед. наук А.Н. Хлуновского и канд. мед. наук В.П. Кобрина этот опыт впечатлял, они предложили поработать для науки на их оборудовании в более сложном режиме. Я в ответ попросил проконтролировать мою работу с Настей (и двумя другими больными с аналогичными недугами). Таких подконтрольных сеансов летом 1993 года состоялось четыре, и я вижу их как реальное воплощение того лучезарного идеала, при котором работа целителя осуществляется солидарно и под наблюдением специалистов, а точные приборы регистрируют все нюансы его воздействия.

Колонки цифр, зигзаги графиков, цветные картинки на экране непрерывно отражали видоизменения в мозгу, передаваемые с 19 датчиков, прикрепленных к голове Насти. Для меня было поучительно узнать, что функциональные улучшения в процессе работы с ее мозгом начались задолго до того, как томограф зафиксировал уменьшение, а затем и исчезновение материального субстрата – самой опухоли. Это означает, что накопление новой, положительной информации естественно предшествует ее конкретной реализации, что между первоначальным энергоинформационным толчком и воплощением, конкретизацией заданной программы располагается достаточно заметный (месяцы) временной отрезок. Однако об этом длительном процессе (Настю летом я поселил у себя на даче и работал с нею ежедневно) я рассказываю в данном случае исключительно ради удивительных трех минут: я предложил оператору зафиксировать на дисплее изменения в структуре функциональных данных после введения Насти в состояние транса. Виктор Пантелеймонович согласился, сознание девочки мною было особой командой отключено, и дальше я работал в обычном режиме посыла энергоинформационного сигнала с расстояния приблизительно три метра, после чего Настя была пробуждена. Расшифровка полученных графиков показала, что восстановление, улучшение нарушенных функций в течение тех трех минут, что была отключена «бетономешалка» сознания, совершалось с десятикратной, по крайней мере, интенсивностью по сравнению с периодом бодрствования!.. Таковы благодатные возможности работы напрямую с подсознанием, то есть с восстановлением автоматики, осуществляемым без искажающих и сдерживающих усилий бодрствующей мысли.

Состояние измененного сознания пациента – это область гораздо более широкая, чем введение в гипнотическое состояние, которое есть лишь один из частных случаев и которым я никогда не пользуюсь. Речь идет о состоянии отрешенности от суеты, о концентрации на главном, о трансе, границы которого располагаются в шкале от достаточно серьезного внимания к личности и словам целителя до полной отрешенности от всего остального мира, кроме его слов и поступков. Подобная концентрация приводит к значительному повышению эффекта исцеляющего воздействия. Когда некоему профессору-инфарктнику и большому скептику по отношению «ко всем этим чудесам» я, по его выбору, показал, как быстро можно убрать облако с горизонта, он полностью поверил и в мои действия на его сердце. Через месяц на этом сердце не осталось и следов бывшей тяжелой травмы. Так, например, Борис Аранович рассказал, что после яркой передачи о нем по финскому телевидению как о знаменитом целителе его личное оздоравливающее воздействие на пациентов-финнов во время индивидуальных сеансов заметно выросло.

Если вы хотите по максимуму помочь обратившемуся к вам человеку, вам необходимо, чтобы с самого начала он вам поверил, настроился на вас, увидел, что ваша диагностика действительно точна, короче говоря, ему нужно помочь сконцентрироваться на вас, то есть получить сильную эмоциональную доминанту. Конечно же, врач, не поднимающий глаз на больного от своей писанины и готовый в любую секунду прекратить опрос, подобного уважения к себе не вызовет. Вам надлежит, в известной степени, стать духовником больного, открыться для его исповеди, дать ему понять, что вместе с вами он способен преодолеть болезнь. В некоторых случаях имеет смысл несложными приемами суггестии содействовать пациенту в это состояние войти, ибо, повторяю, эффективность целительных воздействий как биоэнергоинформационного, так и прямого физического плана возрастает многократно.

Спрашивается, а как же быть с измененным состоянием сознания у врачевателя? А так, что встреча-сеанс всегда должна заранее им восприниматься как незаурядное действо, когда мастер становится проводником божественных сил, много больших, чем обладает сам, когда ему дано будет явить подлинно волшебные свойства, доказать свое избранничество и обрести любовь и благодарность излеченного человека. Умение и желание душевно собраться, отринуть от себя суетное, отвлекающее, способность сконцентрироваться на торжественном волевом акте – это тоже умение войти в состояние измененного (не бытового) сознания, которое со временем не только должно стираться, но, напротив, обретать неукоснительность автоматического рефлекса. Целесообразным для многих врачевателей является акт молитвы и осенения себя крестом: это вводит их в особое состояние. Еще и еще раз повторяю: на больном человеке концентрируется мысль врачевателя, а не на его кошельке – каков же транс в последнем случае? Так, обычное повседневное состояние сознания и, следовательно, утрата своих экстраординарных возможностей.

Второе. Интегрально сложного человека необходимо лечить интегрально сложным, комплексным способом. Вот на пересечении многих координат уже установлен точный диагноз. Вам уже известно, где причина болезни. Каков будет ваш следующий шаг? Если вы медик – операция? Если вы биоэнерготерапевт – биокоррекция искривленного поля? Работа с забитыми биоэнергетическими каналами? Выравнивание и гармонизация чакр? Можно, конечно, начинать и с этого, и я знаю не одного видного (или очень видного) целителя, которые с успехом выполняют именно эти операции (да, собственно говоря, ими и ограничиваются). Произвели, добились улучшения состояния человека. Либо – как хирурги – удалили орган. И сразу возникает вопрос: надолго ли больному стало лучше?..

К сожалению, вопрос этот – риторический, ибо снова и снова мы сталкиваемся с однобоким, односторонним представлением о человеке как о субстанции примитивной, одноэтажной. Только для одних все определяется телом (тушкой), для других – эфирным телом (душкой). Скучно все это!.. Задам несколько вопросов с рабоче-крестьянской прямотой: нужно ли энергетизировать весь организм, в кишечнике которого находится мало не с пуд залежалого, окаменевшего, чуть ли не многолетнего дерьма? Его-то зачем «подкачивать»? Умно ли выравнивать полевую оболочку, если в хаосе и дисгармонии находится вся система сигналов спинного мозга, расположенного в изуродованном позвоночнике, надолго ли сохранится благотворительный эффект от нашего лечения?.. Надолго ли утихнет пронзительная зубная боль, если оставить на месте сломанный, например, зуб, а обезболивание произвести только на полевом уровне?.. Да, я знаю тех, кто умеет биоэнергетическим путем расщеплять камни в почках у пациента, но знаю и тех, кто искренне только создает лишь видимость их растворения, отчего может случиться беда – из-за не принятых во время мер на физическом уровне (например, растворения их соком черной редьки или раствором в глюкозе лимоннокислого калия или лазерной бомбежкой).

Теперь понятно, почему я считаю необходимым после диагностики принять срочные меры по наведению порядка отнюдь не только на уровне тонких планов, но обязательно навести прядок и на телесном уровне. У подавляющего большинства людей, как правило, в зашлакованном, страдающем состоянии находится столь жизненно важный орган, как печень, камнями и хлопьями холестерина оказывается забит желчный пузырь, зафутерован изнутри до подобия керамики кишечник и т д. В подобном случае одним из первых предписаний должно быть настоятельное требование по возможности быстро провести тот курс очистки, о котором немало толковалось в «Трех китах здоровья» и в первой части этой книги. Я не говорю, как вы помните, «или – или»: либо духовное очищение, либо физическое. Нет, я утверждаю «и – и»: очистки должны быть произведены по всей возможной шкале! Это дает больному освобождение сразу в двух аспектах: во-первых, он избегает реальной опасности подвергнуться хищному губительному вмешательству правящей медицины, которая всегда готова (тем более, за хорошие деньги) удалить ножом страдающий орган. Во-вторых, пациент избегает опасности недолгого, иллюзорного возрождения, связанного с биополевой коррекцией, но не опирающегося на системно-функциональную коррекцию органов.

Означенный принцип «и – и» работает в течение всего времени вашего контакта с пациентом. Вот пример: на мой взгляд (полностью солидарный с такими мастерами комплексного подхода к исцелению, как Е. Зуев, И. Барабаш, А. Бабич, А. Глухов, В. Никулин, Э. Махитько и другими почитаемыми врачевателями), одной из первоочередных процедур, необходимых практически каждому, является мануальная терапия. Я произвожу это восстановление позвоночника и суставов пациента, не жалея ни времени, ни сил, с радостью и особым вдохновением, потому что здесь почти мгновенной и весьма наглядной является позитивная отдача самого высокого уровня. Человек на глазах начинает как бы изнутри светиться после того, как его позвонки ставятся на место. Трудно забыть такой, например, случай: начальник одного из управлений буровыми работами в Самарской области, где я был по делам биолокации геопатогенных зон, скромно пожаловался на то, что уже четверть века мается бронхиальной астмой. После осмотра первым делом я вправил ему смещенные верхние позвонки грудного отдела позвоночника, а в течение тех трех дней, что я мог его наблюдать, ему резко полегчало. Спрашивается, надо ли ему было ждать этого момента двадцать пять лет?

Не мое дело сейчас – писать инструкцию по многообразной, всесторонней, многоаспектной проработке этого важнейшего органа, но вот что я полагаю абсолютно необходимо высказать здесь: мануальной терапии обязательно должно предшествовать введение пациента в трансовое состояние! Тогда эффект от вашей работы будет просто поразительным, ибо произойдет концентрация сознания и подсознания человека на помощи вам в вашей работе и на стремлении насладиться ее результатами самому. То есть, вновь подчеркиваю и подчеркиваю принцип интегрального подхода к интегральному человеку.

Третье. Святым долгом целителя, таким же по своей важности, как оказание прямой помощи больному, является и обязанность дать больному умение самостоятельно устранить свое заболевание, возможность возвратить здоровье собственными усилиями. Эта сторона обязательной деятельности целителя также напрямую связана с умением вводить человека в состояние измененного сознания, при котором тот, во-первых, гораздо лучше все воспринимает, во – вторых, значительно тоньше ощущает метаморфозы, совершающиеся в нем. Напоминаю, что вся первая часть данного труда была посвящена пропаганде и утверждению здорового образа жизни, приводящего человека к постоянному самооздоровлению. Здесь, в этом месте книги, речь идет о том, что способность к внутренней саморегуляции может дать ему только специалист, введя эту программу в его сознание и подсознание.

Официальной, тем более – платной медицине удобно (и даже важно), чтобы больной находился в постоянной от нее зависимости. Мы же стремимся к тому, чтобы он не болел, а если уж попал к нам по несчастью, то научился бы уверенно регулировать защитные силы своей личности в победоносной борьбе с недугами. Конечно, тем из больных, которым лень или недосуг заниматься самим собой, путь один – к химическим таблеткам и скальпелю даже тогда, когда они нужны лишь для обретения дивидендов теми, кто называется врачами, а является коновалами. Ни нам, ни больному не требуются вечные привязки друг к другу. Напомню иносказание: конечно, гуманно принести голодному человеку рыбу, чтобы он утолил свой голод. Но еще полезней и гуманней будет подарить ему удочку и научить самостоятельно удить рыбу, дабы в дальнейшем он не зависел ни от вас, ни от кого другого, а утолял чувство голода тогда и так, когда и как решит распорядиться сам…

Идеалом для любого человека в области самоисцеления является способность к уверенной саморегуляции своего здоровья. Если первым обязательным этапом сознания этого идеального состояния является тот здоровый образ жизни, которому было посвящено начало данной книги, то способности к саморегуляции человека надо учить особо, здесь, повторяю, без руководителя не обойтись. Смею полагать, что будущее медицины (врачевания) – разовьется именно в этом русле. Если в первой части книги я употреблял понятие «информационная медицина» для обозначения наиболее полного и совершенного метода для практикующего врача, то сейчас осмеливаюсь трансформировать этот термин в качестве основного для самоисцеления человека. Полнота «комплектующей информации» достигается при этом больным автоматически – при наличии поставленной целителем программы. Восстановление данной клетки, данного органа, данной функции осуществляется под наблюдением включенной врачевателем способности осуществлять необходимую коррекцию на уровне безусловных рефлексов. Чем активнее разваливается материальная база нынешней российской медицины и чем энергичнее нынешняя медицина превращается в отрасль, озабоченную, в первую очередь, выкачиванием денег из пациента, тем важнее для каждого из членов общества способность к сохранению своего здоровья и, более того, к внутренней его саморегуляции.

Существует обширная, весьма полезная литература, посвященная разным видам аутотренинга, психической саморегуляции, психомышечной тренировке, практике медитации. Органической ее частью являются специальные пособия, посвященные конкретной цели – избавлению от болезней. Мне доводилось знакомиться с прекрасно работающими в этом направлении методиками Д. Кандыбы, X. Алиева, Н. Абаева, М. Норбекова в соавторстве с Л. Фотиной, знаю «дочерние» разработки на их базе Э. Махитько, С. Кислова и некоторые иные, посчастливилось присутствовать на многодневном семинаре А. Игнатенко, специализированном на суггестивном влиянии на больных. Обладаю уже достаточным опытом и методикой воздействия на пациентов, введенных в трансовое состояние. Знаю теорию и практику тех гигантов древности, на чьих плечах мы, малые, сейчас стоим. Поэтому уверенно завершаю свою тезисную преамбулу к главе «Лечение» словами о том, что эффективнейшая практика саморегулирования здоровья, научить которой целитель просто обязан обратившихся к нему пациентов, станет, раньше или позже, одним из опорных столпов медицины будущего. Это – не единственный путь к выздоровлению, но один из наиболее результативных и, к тому же, самый гуманный: он позволяет человеку обрести свободу от зависимости. Вся следующая моя книга «Чудеса практической медитации» будет посвящена теме саморегуляции – в достаточно широком диапазоне. Разумеется, если человек способен самостоятельно добиваться улучшения своего здоровья на всех его уровнях, то что может помешать ему этот же навык применить и к совершенствованию своих профессиональных способностей? Своих спортивных возможностей? Своих художественных или интеллектуальных увлечений?..

«ОЧИСТКА КОЛОДЦА».

Приступаю к изложению принципов биоэнергетического врачевания человека, которому необходимо оказать помощь. Да, впереди у нас с ним немалый курс совместной работы – с его обучением и старательным выполнение им домашних заданий, постоянно увеличивающихся в объеме. Но с чего начать следует работу именно сейчас – после диагностики, когда он уже находится в состоянии полной внутренней готовности к совместной работе?

Пособий по биоэнергетическому целительству, начиная с прекрасных выверенных тысячелетиями рекомендаций мастеров цигун-терапии и йоги, примеров целительства Иисуса Христа и завершая изданиями, концентрирующими опыт мастеров современности: русских, американских, немецких, японских и многих других, – нынче издано столь много, что они составляют внушительную библиотеку. Нетрудно заметить разнобой в рекомендациях разных школ и крупных индивидуальностей при всей общности исходной платформы.

Как быть в данной ситуации? Очевидно, исходить при изложении из общих, объективных закономерностей, стремясь не особенно застревать на частностях чьей-либо, хоть бы и своей личной манеры работы.

Какое же самое общее из всех общих методологических положение биоэнергетического врачевания следует поставить на первое место – после того, как вы уже владеете диагностикой данного человека, после того, как сами вошли в особое состояние и пациента ввели в него?.. Вы с больным должны пройти три неразрывно переходящие друг в друга стадии. Независимо от того, работаете ли вы руками, взглядом, свободными энергетическими потоками или мыслью, действуете ли вы через слово или суггестивное внушение, через обучение дыханию, создание мыслеобразов или вхождение в единство с Высшими силами, либо же вы используете эти каналы воздействия все вместе или порознь. Эти стадии суть: информационная очистка – энерго – информационная подпитка – уравновешивание. Для наилучшего понимания смысла сказанного применю метафору «Очистка колодца»: ведь мы не станем заливать свежую воду в засохший колодец, не выбрав оттуда сначала застарелую грязь, ил, осклизшие обломки досок, не раскопав под зловонной грудой кирпичей забитую камнями водную жилу? Заливать в такой колодец чистую воду из цистерны было бы несуразной глупостью, если даже не преступлением: из малого количества засохшей грязи производить изобилие грязи жидкой?!. Нет, мы потрудимся сначала над выгребанием всех скопившихся внутри отбросов, мы добьемся того, чтобы дно и стены колодца стали выскоблены, как кастрюля у примерной хозяйки, мы освободим и расчистим тот родник, что прежде давал жизнь колодцу, и только тогда подольем ему в помощь несколько бидонов артезианской воды, и только тогда высыплем вниз ведро-другое стерильно отмытого гранитного щебня, носителя фундаментально важной информации. И дадим время вновь набежавшей, кристально чистой воде отстояться, привыкнуть к своему новому состоянию. А уж потом будем черпать из колодца столько, сколько нам надо: и чем больше ведер вынем, тем больше свежей, сладкой воды вновь радостно набежит из возродившегося родничка.

Думаю, после этого сравнения стало ясно, почему нельзя давать мощную энергию, например, на назревающий флюс: от подобной операции у вашего пациента флюс станет больше всей остальной головы. Понятно, почему нельзя накачивать свежей силой воспалившийся аппендикс и почему нельзя энергетизировать ярую головную боль: в этом случае человек может просто обезуметь от вашей «помощи». Здесь, ради наглядности, приведены случаи простые, где причина и следствие лежат на поверхности, но точно тот же механизм работает и при заболеваниях более сложных для распознавания. Риторический вопрос: следует ли подавать струю свежей воды на грязь, именуемую «канцером», в просторечии – «раком»?.. Итак: уборка – подкачка – уравновешивание.

Чтобы сказанное не выглядело абстракцией, приведу несколько разных способов исцеляющего воздействия, которые я давал учащимся высших курсов школы психофизического совершенствования «Единство».

1. Индивидуальная работа с пациентом.

1) Убирается информационная грязь из больного органа посредством работы берущей руки целителя (у мужчины это примерно в 80% случаев – левая рука, у женщин – правая). Конкретно: делается 32 горизонтальных круга против часовой стрелки на выдохе (ради безопасности целителя), но мыслеобраз – рука в виде шланга, отсасывающего из больного всю информационную грязь и транспортирующего ее в огненный центр Земли на сожжение. Если дыхания не хватает на весь цикл, то можно прервать для вдоха, но руку от больного места в это время нужно убрать, затем работу следует продолжить. Ради надежности процедуры хорошо бы 32 круга повторить трижды. После каждого цикла руки следует нейтрализовать одну о другую, а после трех – тщательно промыть под струей холодной воды.

2) Подкачивается энергия в больное место с помощью дающей руки целителя (у мужчин – в основном, правая рука, у женщин – левая, но лучше узнать со всей возможной точностью по информации либо у человека, способного определять ваши потоки). Делается три цикла из 32 кругов по часовой стрелке, тоже на выдохе, но мыслеобраз – рука в качестве источника энергии, которая из Космоса через вашу голову, вашу грудь и вашу руку вливается в пациента. После каждого цикла руки взаимонейтрализуются, а в конце промываются под струей холодной воды.

Примечание к пп. 1 и 2: лучше всего в обоих случаях работать на кромке болезненного сигнала, и в первом случае как бы «съедать!» при каждом вращении болезненную ауру, втягивать ее в шланг, убирать и уменьшать, а во втором – расширять, увеличивать положительное излучение.

3) Уравновешивается поле посредством одновременной работы обеих рук обочь болезненного места: руки 5-10 минут либо с обеих сторон греют, либо воссоздают контуры ровного энергетического яйца около обработанного органа. Затем больной, не торопясь, выпивает, то есть принимает внутрь стакан воды, энергетизированной вашими руками – теми же, что обрабатывали его снаружи.

Если вы желаете работать с пациентом исключительно на уровне мышления, вы можете представить образ амбара, наполненного смрадным дымом: открыв ворота друг напротив друга, вы устанавливаете могучий нагнетающий насос, например, из отработанного авиадвигателя, и изгоняете прочь этот чад, так, чтобы сквозь амбар стал виден чудесный лес вдали; либо же вы входите в волдырь, образованный жалом пчелы, и убираете воспалительные процессы, проводя малярной кистью с противовоспалительной жидкостью по внутренней оболочке купола, а жало – гарпун рубите на части, и т д. и т п.

2. Коллективная работа с больным.

Принцип «контура». Это та же работа, что и в первом случае, но в ней принимает участие от двух до двенадцати человек. Единственная сложность: всем заранее определить, у кого какая рука берущая, а какая – дающая, и соединиться в общую непрерывную цепь, включая и болящего, который обеими руками должен подключиться к рукам или телам целителей. По команде старшего вначале все берущие руки дружно откачивают недужную информацию, а затем так же солидарно дающие руки напитывают пациента. Правила безопасности те же, что и при индивидуальной работе. Эффективность – великолепна!

Примечание: данный обряд способен замечательно сплачивать членов семьи в общей благородной работе, он же и выравнивает отношения между ними. Так, например, достаточно невыдержанного в манерах механизатора Геннадия регулярно прорабатывали контуром его дочь 8 лет и сын 10 лет. Должен сказать, что уже через неделю их успешной работы (они жили у меня во времянке на даче) Геннадий обращался с детьми многажды уважительней, чем по приезде.

Работа с фантомом: «лейденская банка». С фантомом (мысленным изображением), разумеется, можно работать индивидуально, но цепочка совместно и согласно действующих людей способна увеличить суммарную энергию. Кроме того, для меня важна категория солидарности, которая возникает у многих людей, совместно работающих над исцелением одного человека.

Итак, шеренга выстроившихся друг за другом людей соединена руками, положенными на талию или на шею впереди стоящего. Самый первый из них, целитель, просит участников, по его команде, взять поток из Космоса через темя и по цепи подать на него, а сам сначала чистит по известной нам методике четко ощущаемый им фантом, затем энергетизирует его, а затем выравнивает его поле. В ряде случаев первым «элементом» в этой «батарее» мы ставим не целителя, а того человека, который лучше всего знает объект воздействия: например, мать, работающую на сына, или брата, облегчающего недужность далеко живущей сестры.

Работа «лазером»: ее также можно осуществлять в одиночку, но можно – и сколь угодно большим числом людей, которых это святое дело сплачивает. Так, например, однажды мне довелось объединить в подобном действии все большое международное собрание экстрасенсов – был направлен общий мощный посыл благородному человеку, которого врачи уже приговорили к неизбежной и мучительной смерти. Существуют разные варианты посылки луча из межбровья (третий глаз) в солнечное сплетение через посредника – концентратора, а оттуда – либо непосредственно на больного, либо, через посредника же, – на фотографию больного или на его фантом. Технология работы та же, но и очистных, и подзаряжающих позиций достаточно всего трех, так же и уравновешивающих. На моей памяти – сотворение буквально чудес этого воздействия на расстоянии, особенно впечатляло то, что пациенты заранее не знали о предстоящей работе с ними. Так, например, в одно из воскресений – в день предвыборного собрания «Клуба-81» – одиннадцать членов этой организации неофициальных литераторов (из шестидесяти) рискнули вместе со мной поработать на исцеление Савелия Н., о тяжелом инфаркте которого я узнал из отчаянного звонка безвестной женщины в 2 часа ночи. Как потом рассказывал сам Савелий, он днем в воскресенье неожиданно очнулся и огляделся вокруг себя, не до конца понимая, где он, и почему оказался здесь. Почувствовал он себя столь хорошо, что сел и сбросил ноги на пол… Короче говоря, выздоровление пошло столь быстро и успешно, что уже в следующую субботу его выкрадывали на выставку в Манеже.

Весьма наглядны были результаты работы с детьми ползункового возраста, которые тем более не могли ведать, что в эн километрах (или десятках километрах) от них какие-то дяди и тети трудятся над их возвратом к жизни. Однако самым доказательным выражением силы этого воздействия на расстоянии являлись резко выраженные позитивные подвижки в росте контрольной группы раувольфии в Институте фармакологии на ул. пр. Попова, стимулированные из Дома творчества в пос. Комарове, и увеличение до 30% защитных функций крови в пробирке, расположенной в другом помещении (опыты протоколировались специалистами).

Даже из приведенного выше кратчайшего перечня можно судить и о разнообразии биоэнергоинформационных влияний на больного, и о наличии при этом все же неких универсальных правил. К вопросу об их объективности: разве дошедшие до нас из мифических времен сказки о погружении раненого богатыря в источник сначала мертвой, а затем живой воды не свидетельствуют все о той же «методике»? И разве дошедший до наших дней обычай прыгать через костер или обойти крест из пяти больших костров и бросать во имя своего очищения мусор в огонь – растет не из того же корня? А очищение свечкой, применяемое многими целителями? Все это – из осознанной или неосознанной тяги убрать, сжечь недобрую, темную информацию прежде, чем приступить к подаче добрых сил человеку.

Данная книга – не очередная инструкция в ряду других пособий по биоэнергетике, а своего рода манифест, концепционный каркас, философия врачевания; тем не менее, мне настоятельно хотелось бы именно в этом месте изложения рассказать об излюбленном мною способе саморегулирования: энергетической очистке и подкачке всей системы чакр. Он требует немало времени, поэтому я осуществляю его при пробежке, и километров 5-6 оказывается достаточно, и этот путь проходит в интересной, занимательной работе, легко и совершенно незаметно.

Примечание: число чакр и их цвета колеблются достаточно широко, я рассказываю о своем опыте.

Итак: через каждую из чакр поочередно провожу горизонтальную плоскость соответствующего цвета и вдоль этой плоскости 12 раз – каждый раз с поворотом румба на 30 градусов – пропускаю мгновенный луч – из бесконечности в бесконечность, всепроникающий, словно нейтрино.

Сахасрару я вижу матово-белым яйцом, лежащим под самой верхушкой черепа в теменной части головы, и эти мгновенные горизонтальные потоки пронизывают ее подобно вспышкам ослепительно белых лазерных лучей.

Аджна – темно-синяя, она находится в геометрическом центре головы, и лазерные вспышки, мгновенно проходящие через нее, тоже синего цвета.

Вишудха, расположенная в горле, в районе щитовидной железы, нежно – голубая, и лучи, пронизывающие ее, исходящие каждый раз из новой точки горизонта, также нежно-голубые.

Сердечная чакра анахата, в моем представлении – изумрудно-зеленая, такого же цвета лазерные вспышки, проходящие сквозь нее в мгновение ока из одного края Вселенной в другой.

Манипура – оранжевая, свадхистана – красная, муладхара – фиолетовая, и соответствующий цвет несут пересекающие их плоскости лучи: так я осуществляю очистку всех чакр.

Но порядок работы может быть и другим: после очистки каждой отдельной чакры именно ее можно зарядить. Чтобы понять смысл принципа, прошу запомнить словосочетание «пучки Будкера». Что оно означает? Можно было строить гигантские, километровые синхрофазотроны, чтобы разогнать в них элементарные частицы до обретения ими космической энергии, но можно было и применить дерзкопарадоксальный способ сибирского академика-новатора Будкера: те же энергии он получал в приборе размером с письменный стол при столкновении в нем частиц, направленных навстречу друг другу!.. Вот вам и аналог того, что я применяю: на той же горизонтальной плоскости, что мысленно пересекает чакры, встречаются и сшибаются лоб в лоб лучи, возникающие в противоположных полюсах Космоса, и при этой грандиозной сшибке отдают мгновенно возникающую исполинскую энергию чакре. И так методично проделывается 12 раз.

Лучи обладают тем же цветом, что и взбадриваемая чакра – поначалу, а затем может следовать множество комбинаций. Во-первых, время от времени вы захотите чакры подзаряжать (после очистки, разумеется) в произвольном порядке, скажем, от краев к середине. Во-вторых же, проделав курс очисток и подзарядок в моноцвете, вы проделайте их же способом многоцветья: например, каждый из очистительных, а затем и энергетизирующих лучей будет иного цвета – это оправдывается интегральной сложностью человека, взаимосвязью в нем всего и вся.

И вот вы проработали себя, что называется, по высшему классу, и очистили, и подзарядились, и легко, совершенно без ощутимой нагрузки пробежали эти 5-6 километров. Сейчас нужно уравновеситься. Как? Я это делаю следующим способом: левая и правая половины тела начинают вращаться по оси (мысленно, конечно) в разные стороны, сначала кнаружи, затем внутрь, после чего ту же процедуру вы проделываете с туловищем и головой…

Что сказать в заключение? Я очень люблю делать это упражнение за городом, в любое время года, но больше всего – в межсезонье, находясь в Доме творчества писателей в поселке Комарове. Маршрут – от Дома творчества вниз по Кавалерийской улице до Приморского шоссе вдоль Финского залива и далее до Зеленогорска, а затем – назад. Завершает маршрут тягун вверх по Кавалерийской улице, длиной примерно километр, крутизной в конце до 40 градусов (последние двести-триста метров). Не было случая за последние четверть века, чтобы я оскорбил себя пешим восхождением туда – только бегом, причем с нарастающей скоростью. Уверен, что медитативная работа (описанная либо иного толка) играет в создании подобной резвости важную роль. Имеющий уши да услышит…

ОСИ «X» и «Y», ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ КАЧЕСТВО ПРОСТРАНСТВА МЕЖДУ НИМИ.

Метафора «очистка колодца» исходит из наиболее общего принципа врачевания «Не навреди», ибо убрать помехи, хаос, черную информацию из организма перед лечением никогда не бывает вредно. А затем уже на очищенный от грязи объект можно воздействовать с должной эффективностью. О наиболее общих и важных принципах позитивного воздействия в целительстве и поведем сейчас речь. Это: максимальное повышение уровня вашего позитивного психологического влияния и максимальное же расширение зоны позитивного врачебного охвата. А в результате – оптимально возможный общий эффект. Что подразумевается под этими возрастающими «осями координат» и, следовательно, увеличением «площади» на графике, определяемом ими? Подразумевается, во-первых, постоянный рост моральной стойкости и уверенности пациента в обязательной неизбежности своего выздоровления и, во-вторых, исцеление не только одного органа, явившегося причиной обращения к врачевателю, но и всех других его органов и систем и всего человека в целом. Иначе говоря, конкретное заболевание должно стать поводом для применения всех мер, направленных на полное выздоровление заболевшего.

Разумеется, я говорю о тех, кто по сути своей, по долгу своей совести является врачом, целителем, но не дельцом, использующим свое положение для решения своих дел и делишек. Не выходит из памяти такой вот эпизод: пригласили меня в одну из районных больниц, в порядке благотворительной помощи ей, для консультации по поводу непроходящих сильных болей в стопе у одного молодого миллионера, попавшего в автокатастрофу, который абонировал там большую отдельную палату. Поставить диагноз не составило труда, назначить лечение – нетрадиционное для официальной медицины, но проверенное на эффективность народными врачевателями тысячекратно, также было несложно. Синклит врачей в белых халатах согласно кивал головой: «Да, господин профессор, конечно, господин профессор…» Меня смутило, правда, что они сразу же не согласились с тем, что основную процедуру – особую форму массажа уриной – я хотел поручить его супруге: опираясь на свой опыт, когда жена больного механизатора с Днепропетровщины очень успешно, денно и нощно во времянке у меня на даче выхаживала своего тяжко недужного Мыколу. «Нет, нет, у нас есть для этого персонал». Какой персонал в беде способен заменить любящие руки жены?.. Домой, кстати, я возвращался с этой юной особой на роскошной иномарке, которую небрежно вел его приятель. Жена эта не выглядела очень уж удрученной затянувшимися страданиями своего супруга. Недели через две я по телефону осведомился у заведующего отделением, как дела у пациента, он, ответил: «Без изменений, сильно мается бедняга» – «Неужели не помогли мои рекомендации?!» И тут я услыхал нечто, поразившее меня, как гром небесный: «Да кто же в официальном учреждении станет делать эти «благоухающие» процедуры?..» Стало ясно: большие деньги, которые платил этот мученик за свое пребывание там, помогали больнице оставаться на плаву в трудное для нее время, деньги не пахнут, так зачем же нужно этому «врачу» пресекать источник своего благополучия? Потому-то и «запахла» урина. Вот так: дважды преданным – и женой, и больницей, которым не к спеху было возвратить его к жизни, – оказался тот несчастный бизнесмен. Не говоря о его физических страданиях, спрашиваю: каков уровень его нравственных мучений?!. О каком выздоровлении может идти речь при таких – то обстоятельствах?!.

Существует целая наука об отношениях врача с пациентом, которая учитывает множество сложных и сложнейших аспектов, в том числе и такой, как единство их понятийного аппарата: люди логического строя речи воспринимают слова иначе, чем люди образного мышления, и если правополушарник услышит, к примеру, что кто-то «сосет у него энергию», то этот яркий образ может привести его в состояние обессиливающей паники. Не учитывать этого нельзя!

Мне кажется, совместная работа целителя и больного должна заключаться в том, чтобы любой положительный результат выявлялся и подчеркивался, но – на фоне непрерывной самостоятельной работы, которую больной ведет под руководством врачевателя. Любовь к пациенту должна присутствовать всегда, но любовь, каждый раз по-иному окрашенная. Вспоминаю одну из самых своих нелегких пациенток – Людмилу Н., у которой начался паралич ног. Веселая, энергичная женщина, в прошлом спортсменка, любящая и любимая супруга и мать, она с внешним юмором и долготерпением относилась к той непростой ситуации, в которой оказалась, и работать с нею было по-человечески приятно. Тем не менее, я не упускал возможности, чтобы в хвост и в гриву, как говорится, разнести ее за лень при выполнении ею домашних заданий, за маленькие хитрости, к которым прибегала она, чтобы улизнуть от того или другого самостоятельного упражнения. «Люби жену, как душу, тряси ее, как грушу», – эта поговорка в данном случае могла быть применима к ней, но именно в силу глубокой интеллигентности Людмилы и ее чувства иронии и самоиронии: она прекрасно понимала, что мои «крутые разгоны» вызваны желанием помочь ей. И сплошь да рядом после целого сатирического спектакля, который мы в ее честь разыграли с членами ее семьи под ее же аплодисменты, возникали новые позитивные идеи, рассчитанные на ее возросшие возможности.

Но и тени критики не могло быть в адрес сверхмнительной Таисии П., которая буквально оживала при словах похвалы и, напротив, обмирала до полусмерти при любом намеке даже на гипотетическое ухудшение. Я никогда не обманывал ее – в том плане, что на каждом из осмотров акцентировал ее внимание исключительно на тех объективных симптомах, что говорили в пользу выздоровления. Что же касается отрицательных моментов, то давал ей задания, так сказать, общего плана на их подавление: например, повторение духовной очистки, например, на новый уровень работы с мыслеобразами, например, на очередное увеличение специальных дыхательных упражнений. Да, я посылал ее на избавление от «инграмм» к специалисту по дианетике, но и сам, введя ее в транс, мягко освободил от навязчивых страхов. Самое же главное, учил ее в собственных неприятностях винить прежде всего себя, а не кого-то и не что-то, и спокойно, без паники искать позитивный выход из нежелательной ситуации. С другой стороны, приходилось подчеркивать ее достоинства, опровергать постоянное самоуничижение. Короче говоря, психологическая (психотерапевтическая) работа с нею забирала времени и внимания никак не меньше, чем труды по освобождению ее от неприятного узелка на щитовидной железе. Здесь возникали и драматические коллизии: так, например, врач-онколог настаивал на скорейшей операции тогда, когда, по моей диагностике, дела уже пошли на лад (но материальный субстрат болезни еще оставался на месте). Я твердо заявил, что делать выбор в подобной ситуации надлежит только самой Таисии. Она от необходимости решать скрылась в далекую деревню, куда уехала в отпуск (но продолжала выполнять и там все упражнения, предписанные мною). К счастью, этого месяца хватило на то, чтобы узелок заметно уменьшился, и врач после возвращения освободил ее от необходимости срочного оперативного вмешательства – при условии регулярного наблюдения за нею в соответствующем центре.

Я был бы не откровенен, если бы не добавил, что с моей стороны постоянных профилактических осмотров не последовало: по телефону позвонил ее муж, глубоко огорченный не столько заболеванием супруги, сколько обилием в ее речениях ссылок типа: «А вот Ю.А. сказал…», – и, сообщил, что больше ее ноги у меня не будет. Пока я осмыслял услышанное, пока думал, а не пригласить ли и его на лечение, он опустил трубку на рычаг… Бывают и такие финалы при человеческом подходе к человеку, но все же суть в том, что в данном случае удалось повысить уверенность пациента в свои силы и добиться крутого перелома в ходе болезни.

Постоянная положительная поддержка на всех этапах вашего общения с доверившимся вам человеком – вот условие роста его возможностей в борьбе с болезнью. Этот рост, в принципе, не имеет пределов и является одним из важнейших факторов его выздоровления. Задача целителя – поднять настроение больного от глубокой депрессии и печали хотя бы до нейтрального, а затем – до оптимистической уверенности в обязательной борьбе над недугом. Такова одна из определяющих осей в построении обширного поля здоровья. Теперь – о другой оси в системе тех же координат.

Обозначим ее как постоянное увеличение числа органов, которые оздоравливаются при вашей работе с пациентом. Логика такой постановки вопроса является очевидной для целителя, то есть для такого врача, который видит человека целым, целостным, органическим единством, а не арифметическим соединением разных частей и систем. Коли конкретная болезнь есть частное проявление общего расстройства всего организма, включая, конечно, и дефекты его «руководящих центров» и деформации в структуре его тонких оболочек, то, значит, необходимо лечить по возможности весь этот многосложный комплекс. Где-то раньше я уже высказывал свою мечту о том, что драму попадания в больницу по частному случаю следует в идеале видеть в качестве радостного повода для полного оздоровления человека. Ну, да пока господствующая медицина дозреет до подобной расширительной практики, обращенной не к избранным, а ко всем без исключения людям, мы уже сейчас будем исходить из полного, а не ущербного понимания здоровья.

На мой взгляд, огромного числа болезней не было бы при нормализованной психоэмоциональной жизни людей, при чистоте их внутренних органов, при отсутствии в жилых домах или на работе биогеопатогенных зон, – не буду продолжать этот грозный и, в то же время, жалкий перечень. И, естественно, когда под воздействием и по настоянию врачевателя начинается восстановление, например, психики пациента, то начинает нормализоваться не только сердечно-сосудистая система, по поводу которой он к вам обращался, но и тонкого кишечника. Само собой разумеется, что вы должны будете принять надлежащие меры по закреплению этих успехов. Если обратиться к практике восточных, в частности, тибетских врачей, то, по их данным, до 80% всех заболеваний коренится в неполадках желудочно-кишечного тракта, и, следовательно, ваша добросовестная расчистка этих «авгиевых конюшен», в свою очередь, оздоровит целый ряд важнейших систем и органов.

Вспоминаю, когда два года тому назад довелось заняться с Татьяной Г. по поводу ее считавшегося неизлечимым заболевания, и мы начали пункт за пунктом убирать аномалии в ее образе жизни и организме, мы и предположить не могли, сколь далеко удастся зайти в области совершенствования этой женщины. Сейчас она стала едва ли не уникальным специалистом в сфере очисток и питания потому, что на самой себе испытала все сложности и достоинства существующих в мире радикальных методик – вплоть до 42 – дневного голодания по Р. Бройсу. Мне с семьей довелось отведывать изготовленные ею по рецептам ведической кухни блюда – это было не только божественно вкусно, они несли в себе и большой лечебный эффект. Доказательством тому стало вызволение ее матери из пучины онкологии, зафиксированное лечащими врачами. А главным доказательством в пользу комплексного подхода к «отдельно взятому» заболеванию Татьяны стала великолепная трансформация ее личности, ее общий духовный рост: и как человека, и как специалиста, и как женщины, равно очаровательной и в проруби, и на кухне, и на совещании бизнесменов.

К сожалению, чаще всего именно тяжелые заболевания, когда ставка – сама жизнь, побуждают людей всерьез заняться пересмотром искореженных основ своего здоровья. Да и то сказать, с подобными больными целителю приходится работать по времени дольше, чем с теми, у кого случаи попроще. И очень хотелось бы, чтобы подобный толчок, полученный при исцелении бывшим больным, не затухал со временем. Прекрасно, что существуют примеры «прояснения мозгов» и при лечении более простых заболеваний, которые в подобных случаях играют роль «стоп-сигналов» прежнему, беспощадному отношению к себе. Нам пришлось, к примеру, серьезно заняться избавлением Виктора П. от нарастающих угроз импотенции. Шаг за шагом последовали: прекращение запоев, тщательная очистка кишечника и печени от неимоверного количества внутренних шлаков, регулярное закаливание, пробежки, занятия аутотренингом, и в результате – восстановление разрушенной семейной жизни и хорошо оплачиваемая работа по специальности. Да, здесь было приложено немало усилий по стимуляции мужских возможностей сугубо немедикаментозными методами, но закреплен успех был благодаря значительному расширению зоны его общего здоровья.

Что сказать в заключение? Различных заболеваний – множество, а подходов к ним – тьма тем. Очевидно, дело не в создании еще одного лечебника, но в достаточно широком обобщении уже накопленного успеха в каждом из отдельных бесчисленных случаев. Суть этого обобщения – постоянное расширение зоны радостного мироощущения и одновременное расширение зоны оздоровляемых органов и систем у вашего пациента: под вашим воздействием. «Вот и все, так коротко и просто», – как звучало в старинном романсе.

Понимаю ли я, сколь далека нарисованная мною картина от нынешней медицины, все жильцы которой разбежались по отдельным узеньким норочкам, в которой – согласно анекдоту – даже клизму ставят вдвоем, потому что один знает, что ставить, а другой – куда ставить?.. Понимаю ли я, какими глазами и с какими эмоциями прочтут эти строки те медики, все благополучие и все навыки которых базируются на концепции «пациент – это тушка, часть которой я буду резать» (колоть, греть, измерять и т п.)? Слышу ли я, что именно они изрекают в мой адрес, и на какие меры готовы наиболее последовательные из них? Ответ один: да, конечно. Парадокс, однако, в том, что каждый из этих ненавистников, когда приходит к нему беда, хочет лечиться как человек, по-человечески, а не как препарируемая скотина, с этим я сталкивался неоднократно. Решать будет в конечном счете, как всегда, практика. И раньше или позже интересы общечеловеческие восторжествуют над корпоративным. Но есть еще и другая сторона, идеальная: все большему числу врачей совесть не позволяет работать с людьми по канонам ветеринарии при уже ставшем известным им человеческом врачевании. Путь объединения талантов и знаний в официальном и альтернативном течениях – вот самое перспективное сейчас направление. Путь совместной работы и взаимоподдержки специалистов – благородная перспектива для больных прежде всего, для врачевателей – также. Позиция конфронтации – бесперспективна. Она размывается буквально на глазах.

ПРИЛОЖЕНИЕ К ГЛАВЕ «ЛЕЧЕНИЕ». МЕТОДИКА ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ РАКА.

Выступление в Санкт-Петербургском клубе целителей 28 сентября 1994 года.

Уважаемые коллеги!

Осмелюсь изложение основной части этого сообщения предварить несколькими замечаниями.

Во-первых, я буду излагать не теорию заболевания, а методику борьбы с ним. Теорий – взаимодополняющих или взаимоопровергающих – много, и уже само их множество есть свидетельство того, что человечество столкнулось с врагом бесконечно изменчивым и беспощадным, самого различного видимого происхождения и разнообразного облика, владеющего широчайшим комплексом убийственных воздействий на тело и душу человека. В связи с этим выскажу мысль, которая мне представляется очевидной: онкология, в своей универсальной комплексной многомерной сложности, есть наиболее полный и адекватный аналог многомерной сложности самого человека (дерева – в растительном мире, животного – в животном мире). Это заболевание, охватывающее весь его универсум, а потому успешным и устойчивым может быть интегральное, всеохватное воздействие на всю систему «человек» – от самого мыслимого «верха» до самого крайнего «низа». Лечение должно охватывать все уровни, ни один этаж небоскреба не должен быть пропущен, ибо засевший и там враг неотвратимо и жестоко ударит с тыла по атакующим его войскам, погонит их назад и разгромит вдребезги. Значит, рак – универсальное заболевание универсума.

Во-вторых, работа с каждым пациентом должна быть штучная, сугубо индивидуальная, с опорой на его сильные стороны, с учетом именно его слабых сторон.

В-третьих, эта работа возможна только с пациентом совместно, только при его участии, только при активном выполнении им «домашних заданий». Не знаю, чем объяснить, но в отечественной медицине принято лгать больным о суровом диагнозе: очевидно, из-за неумения пересотворить энергию горя в энергию одоления горя. Тем самым такой колоссальный потенциал борьбы за жизнь, как воля самого больного, заведомо сбрасывается со счета.

Мне приходилось – с согласия родственников – выполнять ту миссию, от которой трусливо уклонялись врачи, и, разумеется, трудная задача открыть правду и мобилизовать силы человека на выздоровление требовала каждый раз нового решения. «Да я и так догадывался, – со спокойной усмешкой ответил мне Николай Михайлович. – Ну сколь же времени можно рассказывать мне о воспалении только одного легкого? Что делать-то будем? Выкладывайте!» А Людмила Николаевна вся застыла и потом с трудом сказала: «Но ведь они обещали следующим этапом удалить полип из прямой кишки и вернуть выведенный отросток в брюшину» – «Этого не будет, – ответил я, – так как прямую кишку и многое другое из малого таза они удалили совсем. Я познакомлю вас с женщиной, которая три года тому назад оказалась в аналогичном положении» – «Три года?..» – «Да, живет, энергично работает над собой. Расскажет вам немало интересного». Долго сидела Людмила Николаевна молча. Мы с ее мужем – замечательно преданным ей человеком – ее не торопили. Наконец она промолвила:

«Что ж, будем работать. До свадьбы дочкиной доживу? С чего начнем?..».

Да, этот этап – труднейший. И выбор дальнейшего пути – дело исключительно пациента. Ваша же задача – раскрыть перспективы и возможности его решения. Безнравственно обещать непременное исцеление, но рассказать ему о тех перспективах, что открываются в случае его и вашей совместной активной работы, вы должны. Если же он предпочтет операцию, химию и облучение – это его святое право. Каждый – хозяин своей судьбы.

В-четвертых, несколько слов о диагностике, точнее, о некоторых ее аспектах применительно к онкологии, так как диагностике в целом мы уже посвящали специальные занятия. Прежде всего, еще и еще раз подчеркну безупречную достоверность биолокационного метода: имеются два вида заболевания, которые однозначно захолаживают ладони оператора: радиационное поражение и злокачественная опухоль. (Еще и еще раз подчеркиваю необходимость соблюдения всех мер безопасности при диагностики). Далее, имею повод высказаться относительно имеющих сейчас хождение взглядов на кармические причины заболевания. Полностью поддерживаю ту точку зрения, что человек так или иначе расплачивается за свои грехи, проступки, нарушения космической нравственности. Более того, исходя из того, что человек – это душа, время от времени меняющая телесную оболочку, я не то что думаю, но твердо знаю, опираясь на положительные результаты реинкарнационного лечения, что человек полной мерой расхлебывает последствия своей неправедной предбывшей жизни. Но вот с чем я не могу согласиться, так это с мистическими вещаниями о том, что на пациенте, к примеру, лежит проклятье из-за того, что его троюродная бабушка с материнской стороны согрешила когда-то с шестиюродным дедушкой по отцовской линии! Где, скажите, хоть следы элементарной справедливости в том, чтобы наказывать за чужие грехи, о которых человек и знать-то никак не может? Стоит ли миропорядок представлять в виде жесткой бессмысленной каши? Кроме того, почему надо останавливаться на уровне шестиюродного родства и только лишь дедушки? Неукоснительная логика должна добраться до уровня праматери всех людей Евы. Но, в таком случае, где же индивидуальная вина Петра Петровича, от которой он должен очищаться? Нет уж, давайте разбираться лишь со своей собственной кармой и каяться лишь в собственных прегрешениях!

Теперь непосредственно о лечении, если больной избрал предлагаемый вами путь, а не путь операции с последующей химией и радиационными облучениями. Вы должны быть абсолютно объективны: официальная медицина имеет немалые заслуги в воздействии на онкологические заболевания, особенно на ранних этапах их обнаружения. Мне далеко за примерами ходить не требуется: родная тетка прошла через облучение по поводу злокачественной опухоли в возрасте 25 лет, сейчас ей, слава Господу, уже 84 года. Моя собственная мать подверглась оперативному вмешательству в области плеча в возрасте 70 лет, сейчас ей, слава Господу, 86 лет. Выбор формы лечения – дело самого пациента. Другое дело, что ко мне сплошь да рядом обращались те, от кого официальная медицина уже наотрез отказалась, или те, кто поздно попал в орбиту ее внимания. В подобном случае, если Небо разрешило вам заниматься этим пациентом, вы – став проводником его решения, каналом передачи высшей энергии – вы должны работать комплексно. Конечно же, в принципе, работы на разных этажах идут одновременно, но изложение я вынужденно поведу последовательное.

И начало начал – это исцеление духа. В свою очередь, это тоже комплексная работа, где есть над чем трудиться: и вам, и пациенту, и вам вместе. Прежде всего, следует подвигнуть его на беззаветно искреннюю, самоотверженную духовную очистку. Безжалостному анализу следует подвергнуть все свои возможные отклонения от пути праведного, и все эти грехи следует мысленно завернуть, как покойников, в брезентовые полотнища и с грузом в ногах утопить в бездонном океане. Назавтра эту процедуру нужно повторить в храме, отправив эти уродливые фантомы в магму расплавленную, в геенну огненную, в адскую смолу кипящую, дабы навсегда от них высвободиться.

Здесь – внимание! Одним из самых первых исцеляющих актов в самом начале вашего общения является введение пациента в трансовое состояние – во имя его активного выздоровления. Во время этого сеанса вы нацеливаете на постоянную внутреннюю самокорректировку всех его этажей и систем. Исходя из фундаментальных основ теории флуктации, вы вводите в его подсознание необходимость единства соразмерности вибраций всех его уровней, всех его функций и структур. И настраиваете на полную уверенность в вашей поддержке, в ваших силах и возможностях. С каждым сеансом ваш авторитет и концентрация человека на вашей дружественной помощи, вера в вас будут расти и помогать ему справляться со своими проблемами. Вы можете разрешить ему, в качестве особого поощрения, вызывать при необходимости вашего двойника. В моей практике был случай, когда Любови К. он явился во сне, произвел хилерскую операцию, после чего показал ей некий окровавленный комочек и сообщил, что все ее проблемы со здоровьем отныне решены. Когда она поутру проснулась, то впервые за долгие годы ощутила полное отсутствие мучительных болей и дальше продолжала жить в состоянии полного счастья. Прямо заявляю, что об этих действия двойника я узнал лишь от нее, объяснений не имею, но подобными сверхвозможностями сосредоточенности пациента на личности врачевателя вполне удовлетворен.

В данном случае о трансовом состоянии пациента я заговорил для того, чтобы вы использовали это состояние для абсолютной искренности человека по отношению к самому себе. Так, например, Вера И. с Дальнего Востока, которая не видела в своем прошлом никаких моральных изъянов (отличная жена, образцовая мать, великолепный работник, уважаемый общественный деятель), сбросив с себя пелену безгрешности, обнаружила в своем давнем и в недавнем прошлом весьма серьезные пробои: когда-то грубо отказала беззаветно влюбленному в нее юноше, навеки изуродовав его судьбу; прошла через аборты, то есть убийства жизней; своей постоянной занятостью (не до интимных радостей) довела преданного ей мужа до аденомы простаты; давлением на дочь побудила ее выскочить замуж за первого встречного – поперечного и т д. и т п. И естественно, что загнанные в подкорку и постоянно, в течение десятилетий, угнетающие подсознание подобные искривления нравственности сказались-таки онкологическим следствием (при наличии и других факторов, главным образом, из-за пренебрежения к культуре питания и полного невежества в области физиологических очисток организма). Конечно же, разобравшись с этим механизмом своих внутренних поломок, Вера немалое время проплакала, но это были слезы покаяния, исцеляющие слезы. Когда – после серьезного курса врачевания – она уезжала домой, это был внутренне совершенно иной человек: мягкий, душевно деликатный, склонный понимать мотивы желаний и поведения других людей.

Процесс духовного очищения – это одновременно и начало аналитического процесса, это внимательный взгляд в свое прошлое с целью понять истоки дисгармонии в своей жизни. В этом устном выступлении я позволю себе с предельной рельефностью обобщить основные причины всех заболеваний человека и, следовательно, его «болезни болезней», рака: 90% их проистекает из заболеваний духа и, простите за грубую рифму, заболеваний брюха. На «брюхе», то есть на обширнейшей зоне, связанной с потреблением пищи и выделением отходов, остановимся позже, о духе же поговорим сейчас. Гнев, раздражительность, депрессия, либо и раздражительность, и депрессия вместе – все это порождает такое состояние коры головного мозга и подкорки, а следовательно, и автоматики, руководящей всеми без исключения процессами в организме, при котором неизбежно становится накопление грубых и грубейших ошибок в обмене веществ и в реакции на сигналы, идущие извне. Нарушается гомеостаз – то есть устойчивое равновесие системы. А при наличии преступных акций по отношению к желудочно-кишечному тракту и прилегающей к нему сфере обслуживания (эти акции – тоже следствие неверных установок «сверху», например, извращенного понимания категории «вкусного» – в качестве рафинированной пищи, лишенной клетчатки) это глобальное, постоянное нарушение, в конце концов, находит слабое место для локального прорыва. И что толку латать прорванную на этом участке дамбу, если общий уровень грозного и грязного моря выше всей дамбы в целом?..

Очень важно для самого человека разобраться, начиная от истоков, в причинах своего постоянно стрессового состояния, ибо подобная самодиагностика – основа для самоопределения пути во спасение, для начала действий, направленных на развязывание конфликтных узелков. Выход на уровень святости – задача практически непосильная, но движение к нему – необходимое условие. Я уже писал в «Трех китах здоровья» о том, что уникальное исцеление нежно почитаемого мною Михаила Васильевича Дивова от болезни Бехтерева – более страшной, чем онкология, началась с крутого изменения его мировоззренческой позиции. Сейчас этот моложавый красавец-атлет, тренер и профессионал большого тенниса, поражает всех общих знакомых своей добротой, веселым нравом, участливостью.

Некоторые из моих учеников и сподвижников тоньше меня разбираются в деталях освобождения психики человека от разного рода законсервированных в нем «заноз» и в ликвидации блоков. В свое время я всячески содействовал обучению своих единомышленников на разного рода престижных курсах, получению международных дипломов по дианетике, ребефингу, холодайну, и теперь, в случае необходимости, прошу их провести лечебные курсы с моими пациентами, что в ряде случаев принесло ощутимые психологические результаты. В тех же случаях, когда уже нет недель для протяженных во времени процедур, применяю анализ и освобождение психики пациента от мучительных коллизий посредством работы с ним в более глубоком, чем обычно, трансе. Эта аварийная по своим сжатым срокам работа при измененном состоянии сознания, на мой взгляд, дает результаты нисколько не худшие, чем хлопотливые многодневные психоаналитические экзерсисы. Я не отношу к этим последним ребефинг, так как он тоже совершается при измененном состоянии сознания (опьянение избытком кислорода).

Таким образом осуществляется не раз и не два духовная очистка и переориентация личности на жизнь по нравственным законам Космоса, в первую очередь – на избавление от гипертрофированного «эго» и направленностью на альтруизм. Для установления ориентиров при подобном пересоздании личности я пользуюсь своей системой тестов, а в некоторых случаях – и «паспортами», безупречно составляемыми медицинским астрологом Н.Б. Тарасовой. Одновременно совершаются все возможные оптимизирующие духовное состояние человека акции. Совершенно обязательно один или два раза в сутки он получает поток комфортной (теплой или даже горячей) воды от темени вдоль хребта: эти ежедневные три плюс три минуты замечательно убирают индуктированное корой электричество и, следовательно, налаживают нарушенную автоматику во взаимодействии всех систем организма. Настоятельно рекомендую пациенту ежеутреннее питье настоя валерианового корня (1 чайная ложка на стакан кипятку, выдержать ночь в термосе, а утром остудить до 30-35 градусов и выпить за полчаса до еды). Это – самый древний по времени рецепт успокоения нервной системы, ему более 7000 лет; курс настоянного корня принимают не менее полугода, что придает великолепную устойчивость нервной системе. И обязательно требую ввести в дневной режим движение – как основной антистрессовый фактор бытия! Разумеется, человеку с запущенным заболеванием бывает трудно напрягаться, в этом случае я прошу его освоить «пионерский шаг»: это значит, что 400-метровую дистанцию стадиона надо разделить на этапы по 20 шагов. Первый день каждые 20 шагов бежишь, 20 – идешь и т д. На второй день 21 шаг бежишь, 19 идешь и т д. На третий: 22+18. А там, глядишь, без пауз и пробежал все 400 метров. Тогда дистанция увеличивается.

Должен сказать, что пример Н. Казинса, излечившегося, в значительной степени, благодаря усиленной смехотерапии, оказал на мои подходы сильное воздействие: уже многие годы я собираю в прессе действительно смешные истории и вручаю эти подборки в качестве удивительно эффективных «таблеток» своим подопечным. Нужно сказать, что иные вечера, когда мы с ними соревнуемся в победе на самый смешной (самый короткий, самый парадоксальный и т д.) анекдот, надолго сохраняются в памяти как удивительно яркие блестки радостной жизни, как многогранные кристаллы безудержного веселья. Сейчас, когда видеотехника вошла в быт, рекомендую – при наличии материальных возможностей, конечно, – родителям тех детей, кого ударила своим черным крылом онкология, почаще крутить им потешные видики. Помолодел рак: вот уже второй год я веду девочку, после того, как ей удалили по срочной причине почку, а случилось это на одиннадцатом году ее жизни…

Безусловно, я стремлюсь налаживать контакты между теми, кто уже выбрался из своей трагедии, и теми, кто еще стоит перед суровым будущим: дело даже не столько в практических советах, которые первые способны дать вторым, сколько в самом ослепительном факте их бытия, в самой возможности давать эти советы!

Постоянное – постоянное – постоянное повышение настроения, тонуса» бодрости духа пациента – вот суперзадача врачевателя! Каждый шажок пациента вперед расценивается как праздник, а реальные-то поводы возникают все время: ведь замеры рамкой его биополя и число оборотов, свидетельствующие о росте энергетики, неуклонно возрастают, если вы все делаете с ним правильно. Я помню, какой у нас был праздник, когда чернобылец Саша Н., явившийся в Питер из Краснодара совершенным «задохликом», через 10 дней занятий явился с радостным сообщением, что он самостоятельно от начала до конца поднялся по всем пятистам с лишним ступеням на обзорную площадку Исаакиевского собора!

Для повышения бодрости духа существует широкий или даже широчайший спектр возможностей, соответствующих индивидуальности больного. Так, например, давно разведенную Лидию Петровну в день ее рождения до слез тронул букет осенних цветов («Если б вы знали, сколько лет мне никто не делал таких подарков…»). А 12-летняя Настя, которая несколько устала и заленилась в своих усилиях, совершенно преобразилась, когда к нам на дачу явился 14-летний принц – мой старший внук Саня – в ослепительно белом летнем костюме. Произошло полное преображение человека! Настина мама буквально застыла с открытым ртом, когда увидела свою дочку, до того вяло волочившую в хромоте правую ногу, лихо карабкающейся на многоэтажную березу вслед за элегантным кавалером…

Не всегда высокое состояние духа приводит к желаемой цели, на пути к ней – много преград, но всегда – тут нет исключений! – подрыв оптимистического настроя ведет к скорбному исходу. Никогда не забуду, сколько сил моих, самого Александра Николаевича и членов его семьи было отдано его возрождению после того, как врачи объявили ему в июле, что в октябре – не позже – его ждет неизбежный финал. И вот в декабре он уже восстановился настолько, что отправился на заседание возглавляемой им кафедры. Его явление – веселого, делового, бодрого – произвело эффект взорвавшейся бомбы: сотрудники, которые давно не видели его, но знали о смертном приговоре, не могли поверить своим глазам. А профессор – вальяжный и одновременно преисполненный юмора – провел заседание, навел в коллективе долгожданный порядок, и, много часов спустя после «выхода в свет», торжествующим победителем прибыл домой. Знать бы заранее, чем кончится этот праздничный день!.. Жена сочла момент подходящим, чтобы уломать Сашеньку все же сходить в поликлинику, потому что ее вконец заели врачи, которым нужен был порядок в бумажном деле: давным-давно приговоренный ими человек к ним не является, бюллетень не закрывает ни по поводу смерти, ни по поводу выздоровления. А дело в том, что я категорически запретил ему общаться с коновалами, которые только и сумели, что объявить ему – на основании объективных данных, конечно, – о близкой его кончине. И вот же – в победоносном благодушии своем – он согласился на уговоры!

Сначала он сидел в одной нудной очереди, затем в другой и, наконец, услыхал в кабинете устало-раздраженное: «На что вы рассчитываете, в конце концов? Из вашего положения исход один, имели бы совесть, не мешали бы нашей работе своей неаккуратностью!..». И – все! Струна была оборвана, восхождение прекратилось, и мгновенно началось обвальное падение – с ухудшением всех показателей, с невыносимыми болями, с постельным режимом, а ведь буквально за полмесяца до этого на даче мы с ним, по необходимости, совершили двухкилометровый марш-бросок под рюкзаками к электричке… Зачем в этой ситуации попрекать жену? Она наказала себя и детей на всю оставшуюся жизнь. Но могут ли быть найдены слова, соответствующие поступку тех «врачей»?

Ни в коей мере я не против строгости при обращении с пациентом: случается, в хвост и в гриву браню какого-либо растяпу за небрежное ведение дневника, за попытку увильнуть от выполнения трудного задания, но после такой ругани в его адрес он цветет, потому что понимает его причины: это забота о нем же, это борьба за него, за ее жизнь. И от такой критики дух больного только радостно играет, только крепнет. И именно в этом – сверхзадача наших с ним отношений.

Напомню, что воздействие на универсум человека, задетого универсальной болезнью, является универсальным комплексным. Наступление на врага идет одновременно на всех фронтах, и вынужденное, аналитически расчлененное разложение не должно вытеснять из нашей памяти идею синтеза, идею совокупности всех мер борьбы. Поэтому, когда я только сейчас начну говорить о широком диапазоне биополевых способов работы, это не означает, что они смиренно стоят в очереди и ждут, когда закончится духовная коррекция: нет, все делается одновременно, вперемежку.

Итак: биоэнергетические воздействия я осуществляю как лично, так и с помощью средств, способных аккумулировать энергию, которые эффективно работают ив мое отсутствие. Что входит в личную работу?

– Очистка кармической информационной ячейки пациента (по методу, который был преподан на курсе занятий удивительным человеком и целителем Альбертом Игнатенко).

– Освобождение от полевых пробоин и вмятин (последствий сглаза и заклятий), коррекция и выравнивание биополя пациента, чистка органов от болезненной информации. Здесь необходимо особо упомянуть, в чем я на практике удостоверился, о возможности многократно (на порядок, а то и на два) увеличить биоэнергетические возможности своих рук – за счет тех камней, кристаллов, раковин, которые сродственны мне по резонансу. Подобрать такой резонатор непросто, но игра стоит свеч: так, например, небольшая пластина уральского минерала лемезита оказалась настолько моей, как будто тьму времен назад именно от него начала развитие моя сущность. Во всяком случае, был как-то пример того, что после 10-15-минутной проработки руками с этим камнем почек одной страдалицы она назавтра напрудила мало не полванны песочка…

– Чистка и подзарядка с помощью иконы. Мне известно, что Анатолий Бабич с большим внутренним сопротивлением работает с некрещенными, я же различий в этом плане не провожу и вижу, что особой разницы в воздействии нет. Небольшая медная, освященная в храме иконка моего святого покровителя Георгия Победоносца оказывает весьма положительное воздействие при правильной методически работе с нею. Руки пациента лежат в моих руках, мы сидим друг напротив друга, и иконка сначала лежит у меня в правой (дающей, мужской, в основном варианте) руке. Над нею я строю фантом этого больного человека и от Земли посылаю через иконку, а затем через фантом очищающую энергию планеты. Я постепенно увеличиваю напор этой энергии, так что вверх поднимается, подобно смрадному дыму, вся изгоняемая темная, болезненная информация – сначала от ног, потом от брюшины, от грудной клетки, от шеи, от головы, – грязь, которая сгорает в огненном жерле раскаленной муфельной печи, мысленно поставленной над фантомом. Подобный мыслеобраз дает великолепный эффект: рамочка фиксирует уменьшение болезненного сигнала подчас от полутора метров до всего лишь 5-10 сантиметров, важно закрепить в дальнейшем этот успех, чему и уделяется масса других занятий. Но продолжу разговор о работе с иконкой: затем я перекладываю ее в левую руку (берущую) и переношу фантом на нее. Открываю его теменной люк и направляю туда сверху яркий светлый столп космической энергии, заполняющей пространство фантома подобно тому, как чистую молочную бутыль заливает плотная струя живого парного молока. После этой процедуры и оболочка пациента, и его энергетический заряд возрастают, как правило, в два-три раза, что бывает весьма кстати при низком изначальном потенциале.

– Работа с мыслеобразом (сейчас я говорю о своей работе, о задании пациенту в этом плане речь пойдет позже). Поскольку и на кафедре теплофизики ЛИТМО, и в лаборатории нейрохирургии Военно-Медицинской академии реальность этого рода воздействия была приборно зафиксирована, постольку я уверенно называю этот метод в качестве эффективнейшего. Что конкретно я предпринимаю? Разумеется, сначала делаю все, что оздоравливает организм в целом: представляю, как промываю его орган за органом, выгребаю завалы из всех уголков, зашиваю дыры, прокачиваю анемичные сосуды и т д. После этого наполняю его светлой энергией, поочередно, начиная снизу, ярко возжигаю все чакры и т п. Можно работать молча (как при лабораторных исследованиях, когда нужно было убедиться в самом факте наличия прямой передачи информации пациенту), но в реальных условиях излечения очень полезно концентрировать внимание человека на тех именно органах и зонах, на которых я сосредоточил свое внимание. Более того: практика показала, что коллективное сосредоточение (мое, больного, присутствующих родственников) на его прорабатываемых зонах увеличивает эффективность воздействия многократно.

После интегральной работы наступает время для работы с пораженным органом, с областью органов и метастазов. Здесь надо работать очень вдумчиво: ведь опухоль, по сути своей, есть локализация общего заболевания, прорыв, куда, образно говоря, сливается грязь из всего организма. И какой смысл в том, чтобы снести свалку? Лишь тот, чтобы она образовалась в другом месте? Онкоопухоль – совсем не тот местный нарыв, что вскочил, скажем, после укуса пчелы, нет, это слабое место в структуре всего организма! Поэтому я полагаю правильным убирать прежде всего множественность свалок (то есть метастазы), а саму опухоль выжигать пропорционально и соразмерно с общим оздоровлением организма: чем меньше в нем остается информационной грязи и материальных искажений, тем энергичней надо сносить опухоль-свалку как непосредственный источник опасности. Что конкретно я предпринимаю? Сосредоточенно представляю себе какой-либо из видов огненного выжигания опухоли. Льется ли туда струя расплавленного чугуна, протекает ли через нее лава из прорвавшегося вулкана, помещается ли туда плазменный шар – все это оказывает позитивное воздействие на здоровье человека.

– Думаю, само собой разумеется, что особый класс энергоинформационного воздействия представляет собой работа со здоровьем человека на расстоянии. Собственно говоря, принципиальной разницы с контактной работой в данном случае нет. Для лучшей наглядности, для визуальной ясности я предпочитаю пользоваться фотографией человека. И уж «для полноты предоставляемых удобств» стремлюсь фото сделать самому – по особой методе. Перед фотографированием «накачиваю» человека энергией до предела возможностей. Далее максимально энергетизирую все звенья технологической цепочки: проявитель – воду – закрепитель – промывочную воду и, снова: проявитель – воду для промывки – закрепитель – промывочную воду и, наконец, фотографию. Разумеется, у меня нет никаких приборно зафиксированных свидетельств о различии воздействий с помощью обычной фотографии и приготовленной подобным образом. Но тут, кажется, дело в другом: суть – в моем субъективном ощущении возникновения некоего прямого канала между мною и пациентом в виде фотографии, изготовленной столь кропотливым способом. Вероятно, это надежный метод ввести себя в состояние измененного сознания, то есть предельно сконцентрироваться на пациенте. Возможно, подобная работа уравновешивает оба полушария: логическое и образное. Возможно, и то, и другое действия сочетаются. А вместе дают очень высокий КПД.

– Трансовое – специализированное – состояние. Наряду с общей установкой на саморегуляцию, на восстановление здоровья, полученной в самом начале нашего общения, пациент должен получать раз в неделю – десять дней сеанс более глубокого погружения в транс, во время которого в подсознании закрепляется основная задача и обрабатываются важные, но более частные проблемы. Это может быть повышение или закрепление высокого нравственного тонуса, может быть создание уверенного настроя на выполнение ежедневного оздоровительного комплекса, может быть особое внимание к той или иной системе (пищеварительного тракта, например) или функции (скажем, к репродуктивной, которую нельзя игнорировать). В это время нормализуется кровяное давление, акцентируется внимание на деятельности внутренних «ремонтных бригад» и т д. и т п. Я уверен, что этот 30-40-минутный установочный сеанс при отключенном сознании дает больше, чем месячное санаторное лечение.

Теперь коротко остановлюсь на воздействии устройств, способных аккумулировать живую энергию и отдавать ее больному. В моей практике их несколько. Во-первых, это, конечно же, вода, способная держать заряд очень долго. Когда я в 80-е годы начал с нею работать, то поставил для контроля незакупоренную бутылку из-под шампанского с энергетизированной водой в не самый лучший из углов комнаты: позади письменного стола, недалеко от батареи парового отопления. Сезон пролетал за сезоном, бутылка не меняла своего места, и когда два года спустя я достал ее, вода оставалась чистой, свежей, а число оборотов, которые давала рамка при замере ее энергии, было равным изначальному. Смысл изменения состояния воды я узнал, когда энергетизировал воду руками и взглядом на кафедре химии I ЛМИ (зав. кафедрой – доктор хим. наук К.А. Макаров): как оказалось, при этом значительно возрастал щелочной баланс, что показали pH-метр, а также лакмусовая бумага. Прием подобной («живой») воды очевидно улучшает самочувствие человека.

Значительно улучшают его и масляные настои различных тонизирующих травок. Растительное масло так же хорошо держит привнесенную энергию, как вода, и если подобрать фитокомпоненты, подходящие больному (например, корень калгана или травку сныть), то эта масляная добавка в кашу или на хлеб вызывает весьма положительную реакцию организма.

Чтобы долго не говорить, скажу сразу, что энергетическое воздействие на любые пищевые продукты или настои улучшает их оздоровительное действие, еда в прямом смысле слова становится лекарством. Конечно, такая работа неудобна в бытовом плане, поскольку кухня пациента расположена далеко от вас, но имеется выход – научить подобной деятельности его самого или кого – либо из его окружения. Тут особое примечание: научив, следует жестко проконтролировать итоги его энергетизации! Не исключено, что они будут крайне отрицательными, в чем я однажды с удивлением убедился, проверив результаты манипуляций одного из талантливых, душевно чистых своих учеников: он производил в прямом смысле энергетических вампиров. Очевидно, далеко не всякая человеческая структура способна стать линзой, трансформирующей окружающую нас энергию и информацию в ту, что соответствует поддержанию жизни. Таким образом: внимание и внимание!

Далее идет целый класс специально заряженных устройств; биоаккумуляторов, «оберегов», как мы их называем – от слова «оберегать». Особое место – почетное – здесь занимает воск, извечное лечебное средство русских ведунов, знахарей, колдунов, целителей, шептунов. бабок. О нем скажу сейчас коротко: во-первых, максимальной способностью к получению закладываемой информации он обладает в расплавленном состоянии (когда уподоблен воде); во-вторых, весьма существенную роль играет форма отливки, она придает направленность воздействию; в-третьих, воск, к сожалению обладает способностью брать на себя болезненную ин формацию, и если ее время от времени «не выжигать мыслеобразом плазменного луча, то его оздоравливающие воздействия сойдут на нет.

В отличие от воска, деревянные обереги работают лишь в одну сторону – они отдают свою информацию, но болезнь от объекта на себя не берут. В своей практике я сначала узнаю, с какой породой дерева человек лучше всего резонирует (березой, яблоней, дубом, ясенем, сосной, и т д. и т п.), а уж затем стараюсь именно индивидуальный обережек изготовить для индивидуального больного. Конечно же, это непростая задача, но ее решение дает чудесные результаты. Я полагаю, они носят равно и физиологический, и психологический эффект. Вот пример: Марина Г. при своеобразной тарификации на многие породы деревьев давала результаты 2-3-4 оборота рамочки, и вдруг, при просьбе мысленно обнять ладонями ствол вишни, «выдала» 22 оборота!.. Естественно, когда усилия по обретению именно вишневой деревяшечки увенчались успехом (с помощью украинских друзей), этот конкретный обережек стал для нее воистину волшебным талисманом, чуть ли не божеством, любимой вещью, которая увеличивала ее доброе настроение самим фактом постоянного пребывания на груди. Мало ли?!.

Был очень редкий случай, когда пациенту «пошла» осина. Ее, наряду с елью, справедливо считают деревом «вытягивающим», и в начале лечения – согласно метафоре «очистке колодца» – она полезна всем в качестве убирающего отрицательную информацию создания. Но в данной ситуации (случаются и здесь своеобразные «резус-факторы») осина приносила человеку силу и бодрость. Поскольку он жил у меня на даче, мы наносили под кровать чуть ли не полкубометра осиновых колод, и он благоденствовал.

Тема оберегов-талисманов весьма широка. В дело идут и кристаллы, изделия из кости, и раковины. Мне приходилось встречать и металлические, и керамические обереги (с пышными аннотациями и высокопоставленными подписями). Что сказать? Мое мнение таково: органика есть наилучшая база для накопления той информации, которая благотворна для живого. Поэтому биоаккумуляторы лучше всего готовить из тех компонентов, где больше всего углерода.

Особое место в системе устройств, насыщающих пациента жизненной силой, занимает то, которое я называю «Черепахой». Его идея подсказана мне феноменом именно черепахи, которая способна месяцами и годами обходиться без пищи, вполне нормально при этом функционируя. Как кажется, удалось «расколоть» эту загадку природы и построить двухметровое сооружение, в которое заложил несколько принципов, не совпадающих, к сожалению, с парадигмой современной науки. Пребывание в «Черепахе» уже облегчило жизнь многим страдальцам, избавив их от операции, но запатентовать ее невозможно, потому что категории, которые извечно работают в природе, пока что не работают в науке. И получается, как в неприличном анекдоте, когда Вовочку выгнали из класса за то, что он произнес слово «задница», ибо нет такого слова, как возгласила рассерженная учительница! А Вовочка в дверях задумчиво произнес: «Ну и дела: задница есть, а слова – нету…». Вот и у меня получается: людям становится лучше, но этого не может быть, потому что в учебниках для 8 и даже для 9-го класса нет таких принципов, на которых сооружение, однако, жизнедействует вполне реально и ощутимо, устраняя новообразования. И вообще, черепаха в природе не имеет права жить без еды так долго. А если и живет, то лишь по своему невежеству, по незнанию Законов!..

Вот пример: какой раздел какой из современных наук согласится с такой формулой лишь одного из тех принципов, о которых я упоминал: «Человек в качестве проводника космических сил, многократно превосходящих его личный потенциал, используемый для аккумуляции этих сил в устройстве…». И далее следует описание этого устройства, состоящего из диэлектриков, но, тем не менее, после «подзарядки» вырубившего электрические пробки в большом городском доме на ул. П. Лаврова, д. 5 и вызвавшего там в нашем подвале пожар в наружной электропроводке, на который мы первые несколько секунд смотрели с полной тупостью, не осознавая, что же такое ирреальное совершается перед нами на стене, оклеенной обоями…

Короче: на последней лекции для целителей зимой 1992/93 года, которые проводились в Доме ученых в Лесном, я задал вопрос, обращаясь к множеству умных голов, присутствующих в зале, что бы они посоветовали сотворить в ситуации, когда «задница есть, а слова – нету»? Ответ пришел неожиданный: один из слушателей привез ко мне на дачу, где стояла усовершенствованная (хотя и внешне неказистая) «Черепаха», группу американских медиков и менеджеров, работавших тогда в нашем городе. Веселые сообразительные люди, разобравшись с проблемой в течение получаса, повели себя со мной, как цивилизаторы XVI века с новозеландскими аборигенами: предложили, условно говоря, за горсть стекляшек передать им все права на устройство и его принципы. Мне же щедро посулили не менее 2% от тех доходов, что «Черепаха» будет им приносить. Я сделал «голубые невинные», будто ничего не поняв, потому что в душе надеюсь, что со временем эти принципы, и это устройство, воплощающее технологию XXI века, будет понято и принято, прежде всего, в нашем Отечестве.

Я задержался на данной теме и завершу ее сообщением: больной с показателем в 3-5 оборотов рамки через несколько сеансов обычно демонстрирует уже до 20 оборотов, а однажды был случай, когда с первого же раза число возросло сразу до 40 оборотов, и именно в этот сеанс у молоденькой Екатерины К. полностью исчезло новообразование (доброкачественное) в правой груди.

Напоминаю, речь идет о биоэнергетических воздействиях. Я рассказал о работе целителя в этом плане, о помощи больному со стороны оберегов, теперь пришла пора остановиться на тех возможностях, которые следует открыть пациенту в качестве совершенно обязательных для него домашних заданий.

Прежде всего, его следует ввести в волшебную страну медитаций, а конкретней – научить сосредоточенной работе с мыслеобразами. Это значит, что он должен научиться входить в потоки очищающие, убирающие из его естества всю информационную грязь, и в потоки, несущие ему мощную энергию окружающей нас Вселенной. Это значит, что следует научить мысленно возжигать всю многоцветную гирлянду чакр и прокачивать свои энергетические каналы. Особое внимание уделяется работе с конкретным местом заболевания, которое мы научаем напряженно и выжигать, и дробить, и растворять, и взрывать, и выдавливать вовне: в этой борьбе все приемы могут пойти в дело. Если у пациента плоховато С образным мышлением, поручите ему предварительно нарисовать желаемую картину цветными карандашами, и после он будет представлять уже свой реальный рисунок, что облегчит решение задачи.

Особый раздел медитативных очисток представляет собою работа с пламенем свечи. Ее закономерности также не укладываются в парадигмы современной науки, ибо никаким образом с ее позиций нельзя объяснить корреляцию между увеличением пламени и копоти на свечке, с одной стороны, и с другой стороны, напряжением воображения, изгоняющего грязь, мусор, разного рода ошметки из больного органа в огонь свечки, поставленной на крышечке над этим органом. А между тем такая связь очевидна, и когда Настенька, например, уставала изгонять темную информацию из вражеского очага в центре своего мозга на огонь, это сразу становилось заметным, ибо огонек увядал. «Настенька, Настенька, не отвлекайся!» – и пламя вновь возрастало, и копоть снова трещала на фитиле.

Особой темой является обучение пациента навыкам изгнания боли в огонь свечи: овладение этим мыслеобразом является существенным шагом вперед в борьбе со злостным недугом.

Коротко здесь говорится, но времени вся эта медитативная работа занимает бездну, и ваше дело – неуклонно проверять записи в дневнике, чтобы пациент развивал в себе чувство самодисциплины и ответственности перед самим собой, сколь бы плотно ни загружали вы его обязательными домашними заданиями.

Что нужно еще? Научить работе с особыми видами дыхания, которые я называю No1 и No2. В первом случае человек научается через солнечное сплетение брать энергию от мощного ее носителя (солнца, облаков, леса, реки, горы) и в виде облачка напрямую транспортировать в тот орган, который нуждается в поддержке. Во втором случае на вдохе мы подкрепляем ту функцию, которую хотим поддержать, а на выдохе мысленно убираем напрочь то, что нам не нужно. И тот, и другой энергетический тип дыхания представляет собой нелегкий поначалу труд, но когда человек освоит их до уровня автоматического исполнения и ощутит реальную пользу, которые они приносят его физическому и психологическому состоянию, к прежней беззаботной жизни возвращаться он уже не захочет.

Чему нужно научить еще? Общению с резонансными ему деревьями, что приносит пользу и человеку, и деревьям; с ягодными кустами (например, с черноплодной – особенно тем, у кого нелады с содержанием йода); с цветущими травами и другими растениями.

Еще следует научить родственников больного лечению своего близкого методом «Контура», когда двое или несколько человек ежедневно помогают ему (это очень сплачивает семью). Прекрасно воздействует на психику и на соматику больного биоэнергетическое лечение по принципу японской методики «рейки»: оператор искренне просит помощи у тех Высших Сил, которым он беззаветно верит, для оказания поддержки своему подопечному, а потом через свои руки транслирует великую мировую энергию «ци» в его организм.

Думаю, понятно, что передо мной не стояла сейчас цель дать перечень всех способов биоэнергетического воздействия на больного. Я лишь стремился обозначить возможные классы этого влияния: а) посредством действия целителя; б) с помощью биоаккумуляторов; в) благодаря самостоятельной многообразной работе, которой врачеватель обучает пациента и его родственников.

После разговора о воздействии на психику и тонкие тела больного человека столь же тезисно намечу великолепную, многогранную тему воздействий на его плотное тело, которым, к сожалению, только и занимается правящая медицина. Не отрицая, разумеется, необходимости резких вторжений в ткани при некоторых аварийных обстоятельствах, я поведу, однако, речь о принципиально иных акциях. Напоминаю, что работа целителя с пораженным организмом начинается тотчас после знакомства с больным и протекает одновременно со всеми другими направлениями врачевания, о которых уже шла речь раньше.

Начало начал в этом плане для меня – это знакомство с жильем и местом работы пациента с целью определения биогеопатогенной ситуации в зонах его постоянного пребывания (мне достаточно знакомства с планом этих помещений, другие специалисты пусть проводят тестирование с помощью всхожести семян). До двух третей онкозаболеваний возникает, поданным австрийских специалистов, в геопатогенных зонах, по данным московских биолокаторов, еще больше: до трех четвертей!.. В самом деле: какой смысл терзать больного всеми непростыми процедурами (в том числе операциями), коль скоро вовсю продолжается то самое его обессиливание, что дало толчок заболеванию? Слава Богу, мне довелось освоить объективно подтверждаемые методы трансформации вышеозначенных губительных «черных дыр» в подобие санаторных зон (это фундаментальная тема для отдельной книги, и бегло касаться ее не следует). Но самое меньшее, что следует сделать, это обязательно переставить кровать или рабочий стол в то место, где опыт показал высокий процент всхожести семян.

Одной из первых процедур на физическом плане является тоже, к сожалению, практически отсутствующая в официальной медицине мануальная терапия во всем раскладе своих роскошных возможностей. Когда оказываются «выставленными» все без исключения позвонки всех без исключения отделов и освобождены от зажимов все прокладки, когда позвоночник в целом превращается из изломанной кривой дуги в эстетически прекрасное гармоничное произведение природы, тогда нормализуется работа многих органов, начиная со всех отделов головного мозга. Еще бы! Сплошь и рядом случается, что у пациента из семи шейных позвонков все семь смещены. Мануальная терапия, а вслед за нею – контактный (с применением урины или масел хвойных деревьев) массаж дают такое возрождение сил, прямо-таки их бурление, вызывают такой подъем добрых эмоций, что после этого бороться с грозным недугом пациенту становится проще. Само собой разумеется, что в тех редких случаях, когда онкологией оказывается задет сам позвоночник, обращение с ним является сугубо специфическим!..

Еще одной из мер для тотального прилива сил является практикуемое мною укладывание пациента на резиновый коврик с двенадцатью тысячами острых иголок (база между иголками – 6 мм) Суть данной процедуры двояка: во – первых, значительная энергетизация тех каналов, что идут вдоль позвоночника; во-вторых, всплеск уверенности в своих силах и гордости своим невероятным дотоле достижением. Еще бы: даже пальчиком было боязно коснуться этих остро заточенных игл, и вот – почище любого йога пролежать на таком «ковре» сначала одну, затем пять, а потом – и двадцать минут, слушая через стереонаушники чудесную медитативную музыку! Конечно, на пациента действует личный пример целителя, который «в натуре» показывает, как надо способом «краб» находить на коврик и равномерно опускаться на него, весело посмеиваясь при этом над «трусишкой зайкой сереньким». Но более того принципиально действует измененное состояние сознания пациента, установка на важность предпринять все меры, необходимые для исцеления. Если бы у меня была техническая возможность заниматься с пациентом огнехождением по рдеющим углям, я практиковал бы и этот способ, вызывающий к жизни громадные резервы сил, пребывавших дотоле под спудом.

Что еще входит как в очные занятия с пациентом, так и в его домашние задания?

Акупунктура – по точкам «всемогущества». Считается, что таковых – две пары (Хэ-Гу и Сан-Цзун-Ли на голенях). Но практика показывает, что таковых – пять (на крыльях лба ниже линии волос, в ямочках под ключицами и неподалеку от пахов). Еще и еще раз восхитишься нашими пращурами, которые придумали парные бани с проработкой огнедышащим веником всех без исключения активных точек – известных и неизвестных!

Су-джок-терапия – корреляция воздействий на ладони или ступни с оздоровлением внутренних органов.

Массаж (самомассаж) всех доступных нашим рукам зон открытых надкостниц (от скул и челюстей до лопаток и тазовых костей) в качестве средства, великолепно стимулирующего работу всех отделов головного мозга, что крайне необходимо при таком тотальном поражении организма, как онкология.

Проработка не менее пяти минут в сутки давлением или покалыванием косточек-пясточек, идущих вниз от указательных пальцев: в них своеобразным голографическим способом сконцентрированы выходы всех сущих в теле человека каналов и биоэнергетических точек (их регулярный массаж с помощью, например, шарика, состоящего из воска, прополиса и мумие, полезен всем без исключения здоровым и больным людям).

Жизнь согласно простым и великим канонам клиники доктора Ниши из Японии: резкое увеличение ежедневного приема витамина «С» плюс неоднократное обнажение тела в течение дня (воздушные ванны) плюс сон на твердом ложе плюс специфические упражнения типа «рыбка» на полу, тонизирующие крупные группы мышц.

Активный массаж родственниками спинного хребта с втиранием старой (более 36 часов) урины – лучше дважды в день.

Подбор такого цвета стекол в очках, который более всего благоприятен больному.

Мощный пласт фитотерапевтических воздействий. Здесь популярно регулярное употребление настоя чаги. Я кипячу нарубленный на куски большой «березовый гриб» подряд часа два в двухлитровом бидоне, затем доливаю то, что выкипело, и вновь довожу до кипения; столовая ложка этого настоя три раза в день – с чашкой чая – всегда полезна. Полагаю, что причина доброго действия чаги в том, что она сама по себе есть опухоль, и прием слабого настоя, содержащего информацию о ней, позволяет организму находить контраргументы в диспуте. Впрочем, возможно и биохимическое объяснение благотворного воздействия чаги. Что касается хвойных настоев (взвар из молодых иголочек), тут дело, кажется ясное: это богатырская помощь посредством концентрации витамина С (мы помним его роль в практике Ниши). Весьма популярным является прием настоев ядовитого растения болиголов (по методике В. Тищенко). В данном случае принцип безусловно тот же, что и у петрозаводской целительницы Т. Воробьевой: важным компонентом развития иммунитета является по ее методике прием микродоз сулемы: преодоление убийственных воздействий ядов тренирует возрастание возможностей иммунной системы, что крайне существенно при борьбе с онкологией.

Известны еще десятки способов лечения онкологии фитосредствами, ни от одного из них отказываться не приходится. Айджан Курманбеков (а позже – его вдова Дарья) из Казахстана активно применял сочетание сугубо белковой диеты с массированным приемом спиртового настоя женьшеня. На протяжении нескольких лет я трижды – из любопытства и в порядке профилактики, проходил через нелегкую процедуру (3 стакана в день, и так 10 дней подряд) и понял, что активизация защитных сил организма в этой ситуации осуществляется даже не на клеточном, но на молекулярном уровне.

Самое главное: мне известны реальные случаи высвобождения из пут этого жестокого недуга – начиная с примера А. Масленникова из Красноярска – чудесного натуропата и знатока целебных растений, поэтому я с большим почтением собираю всю доступную мне литературу, но личный опыт в направлении фитолечения пока не велик, к сожалению.

Особое место в ликвидации онкологических заболеваний занимают в применяемом мною репертуаре методики Р. Бройса и Н. Шевченко. При всем внешнем несходстве их объединяет именно тотальное воздействие на весь пораженный организм. Р. Бройс, ссылаясь на свой уже громадный опыт (более сорока тысяч онкобольных), рекомендует 42-суточное голодание, точнее – соковую, полностью безбелковую диету. Логика австрийского врача безупречна: лишенный внешнего белкового питания, организм начинает буквально выжирать посторонние белки изнутри, в том числе и раковые клетки. Продержаться же в хорошем тонусе ему позволяет сбалансированная минерально-витаминная диета из малого количества соков и настоев. Жаль, что не многие пациенты решаются на столь длительное «плавание» по волнам дискомфорта. В этом случае я полагаю возможным предложить простую по исполнению, хотя очень сложную по внутренней биохимии методику Н. Шевченко, заключающуюся в регулярном приеме 30 граммов водки, смешанной с 30-граммами подсолнечного масла, – циклами ежедневно три раза по 10 дней с перерывами в 5 дней, и так 3-5 раз подряд, затем через месяц повторить. В это время нельзя принимать других антираковых трав и настоев.

Не имея возможности назвать также и другие средства серьезного противостояния онкологии только из-за того, что мне не доводилось испытывать их на практике, обязательно должен остановиться на столь эффективном и удивительном способе укрепления иммунной системы, как прием препарата «Наринэ», представляющего собой специально отобранную элитную кишечную флору. Эта смесь возрождает нарушенную жизнь желудочно-кишечного тракта, а ведь огромная доля всех бедствий, выпадающих на долю человека, проистекает из аномалий, связанных с дисгармонией в кишечнике. «Наринэ» же не только оптимальным образом возрождает ее, но заодно и содействует смягчению и ликвидации психических стрессов. Мне пришлось наблюдать, как уже подготовленный к операции пациент (язвенная болезнь на грани перехода в злокачественную опухоль) благополучно «ушел» от ножа после сверхинтенсивного приема «Наринэ» на протяжении приблизительно 10 дней. Боли у него исчезли, настроение выровнялось, а что было дальше, я, правда, не отследил…

Мы с вами рассмотрели сейчас, по каким стратегическим направлениям развивается наступление врачевателя на онкологию, и пришли, собственно говоря, к всеобъемлющей триаде: информация – энергия – материя. Подчеркиваю: всеобъемлющей! Это значит, что могут видоизменяться и взаимозаменяться отдельные частные рекомендации, но неизменным остается один принцип: универсальный подход к универсуму человека, получившего адекватное его сложности заболевание. Если эту же научно-теоретическую философски-мирозданческую триаду несколько заземлить и конкретизировать, то не предстанет ли она применительно к ситуации с лечением как хорошо известные нам три кита здоровья? А именно: мощный оптимистически настроенный дух, высокий энергетический потенциал, добротная материальная основа биохимических процессов, совершающихся во имя гомеостаза (устойчивости всех физиологических функций организма, в том числе – безупречной работы желудочно-кишечного тракта)? А коли так, коли мы снова и снова возвращаемся к теории и практике «Трех китов здоровья», но независимо от лечения (или в тесной связи с лечением, это все равно) нам надлежит страдальца, обратившегося к нам за помощью, обратить в свою веру и побудить вести здоровый образ жизни: отныне и вовеки!.. Откровенно говоря, мне не приходилось встречать людей, лениво отказывающихся пересмотреть в какой-то вот ситуации стиль своей жизни (может быть, потому что с паразитирующими персонажами я дела прекращаю сразу же).

Что это значит? То, что начиная уже с завтрашнего дня после знакомства вы должны начать разговаривать на общем – вашем! – языке. Это значит, что пациент должен не только дух свой трансформировать, но и тело совершенствовать, что он должен пройти через испытания холодом и голодом, через физнагрузки и очистки, через качественное изменение образа питания и дыхания. Одним словом, он должен без каких-либо длительных раскачек и долгих подготовок перейти на здоровый образ жизни в принципе! Это тоже – во всем диапазоне возможностей – фиксируется в дневнике домашних заданий: для самоконтроля (и контроля). Я вижу лишь единственное отличие, единственную поблажку по сравнению со «стандартом»: онкобольному я не то что спускаю с рук, но, напротив, рекомендую, как можно больше спать: практика показывает благотворное действие данного времяпровождения (прекрасный ремонт при отключенной «бетономешалке» сознания). Но! Пробудившись, следует не валяться, но с особой активностью обратиться к «урокам», к старательному выполнению повседневных обязанностей.

Особо важное замечание: г-да целители, при наличии онкозаболеваний сугубо женской сферы прием урины запрещен категорически из-за обилия в ней эстрогенов! В этой ситуации обязательным является перевод больной женщины на пищу, содержащую максимум грубой клетчатки, и. на цитрусовые (лучше лимоны): подобная еда быстро, просто стремительно выводит из организма вредный избыток женских половых гормонов, что содействует нормализации гомеостаза во всем организме.

Еще одно особо важное замечание. В конце 50-х гг. в Институт физиологии им. И.П. Павлова из Киева поступила на отзыв рукопись Прасковьи Тимофеевны Карнаух о способе лечения самых разнообразных заболеваний (в том числе болезней крови и онкологии) посредством сосания растительного масла. «Ротовой насос», создавая вакуум, убирал из слюнных желез патогенную флору, всасывал из поврежденных сосудов вирусы и дефектные клетки. Автор просил отзыв в связи с нападками на нее официальной медицины, ополчившейся на ее «самиздатовские» брошюры. Тогда этот метод был благополучно похоронен, несмотря на явные успехи при его применении.

30 лет спустя в журнале «Америка» появилась статья о новом типе растрового электронного микроскопа, на которую мое внимание обратил астрофизик Борис Николаевич Мовчан. В качестве примера его возможностей было напечатано фото ткани, пораженной онкологическим заболеванием. На снимке можно увидеть то, что в свое время предположила Прасковья Тимофеевна: больные сосуды покрыты маленькими круглыми отверстиями, именно через которые онкологические клетки проникают из кровяного потока в межклеточную жидкость, образуя там метастазы.

Но ведь именно через эти отверстия и можно «отсасывать» через слизистую ротовой полости раковые клетки, сдвигая динамическое равновесие в заболевшем организме в лучшую сторону!.. Не будем же пренебрегать механизмом «ротового насоса»!

Коллеги! Я завершаю свое тезисное сообщение. На прощание, прежде чем пожелать вам новых успехов, хочу напомнить: материальный субстрат (в данном случае, опухоль) видоизменяется не быстро, сначала в организме должно накопиться достаточное количество позитивной информации. Поэтому не отчаивайтесь, если рентген или томограф поначалу не будут вас радовать, несмотря на явные фунциональные сдвиги в добрую сторону. Научите пациента к этой неизбежности отнестись спокойно, ибо победа – впереди, не за горами!

Удачи вам, удачи всем нам. Спасибо.

Заключение.

ЭТАПЫ ИСЦЕЛЕНИЯ (ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ АКСИОМ).

1. Человек должен быть адекватен своей профессии, врачеватель – особенно.

Мощный, ровный ритм на энцефалограмме; устойчивая саморегуляция всех систем, прежде всего, вегетативной; природная доброжелательность – все эти качества легко объективируются посредством приборного тестирования. Не обладающий ими пусть ищет соответствующую именно своему таланту профессию, в ней преуспевает, получает удовлетворение и приносит радость людям. Пока же: при поступлении в музыкальное училище абитуриенты демонстрируют свою музыкальную одаренность, при наборе на живописный факультет соревнуются в искусстве рисунка и живописи, на конкурсе в театральный институт – в актерском мастерстве. На приеме в медицинский факультет – в умении без ошибок написать сочинение.

2. Львиная доля усилий профессионально одаренных врачевателей должна быть отдана пропаганде и обучению людей искусству здорового образа жизни (для чего, конечно, они, прежде всего, должны быть здоровы сами).

Статистически рассуждая, 5% людей маются болезнями или лежат в больницах, 5% совершенно здоровы, 90% населения находятся в промежуточном между здоровьем и болезнью состоянии… Уродство нынешней ситуации заключается в том, что 100% врачей и разного рода целителей обслуживают всего лишь 5% населения, а громадное, подавляющее большинство народа – 95% – находится вне их внимания. Следствием этого является постепенное и постоянное сползание 95% к состоянию 5% больных, хотя логичней было бы осуществлять переливание в иной полюс: совершенно здоровых людей.

Абсурдность данной ситуации очевидна для непредвзятого взгляда. Трансформация системы здравоохранения, начиная с учебных курсов и завершая структурной перестройкой, принесла бы людям главное: постоянную профилактическую корректировку состояния, устойчивое здоровье (важный компонент счастья) и разгрузку медицинских учреждений во имя особо пристального и всестороннего внимания к тем, кто действительно нуждается в аварийной помощи.

Идею здорового образа жизни надлежит претворить в фактор как общественного сознания, так и сознания каждого индивидуального человека В этом – важнейшая задача новой медицины и врачей новой эры здравоохранения.

3. Человек целостен и универсален, и методы его исцеления, если он заболел, должны быть направлены на восстановление его целостного универсума.

Больной не есть лишь «тушка» (или еще хуже – ее часть для узкопрофильного специалиста), он не есть лишь «душка» (для психоаналитика или самоупоенного своей экстраординарностью экстрасенса), нет, он живой человек, то есть многомерное комплексное единство различных видов материи, энергии, информации, одухотворяемое его неповторимой душой. Поэтому, в идеале, обязанностью целителя является позитивное воздействие на все без исключения «этажи здоровья» пациента, на все составляющие этого божественного в своей красоте и сложности универсума.

Практически трудно или даже невозможно одному врачевателю быть равно одаренным во всех своих воздействиях на пациента. Поэтому сама действительность побуждает кооперировать свои усилия тех целителей, чей совокупный талант способен охватить все важнейшие стороны здоровья человека. На мой взгляд, идеальным решением проблемы является концепция универсального «Храма здоровья», изложенная как итог книги «Три кита здоровья».

4. Получив из рук врачевателя поправленное здоровье, пациент должен вместе с ним на прощание получить еще более ценный дар: способность к саморегуляции, самовосстановлению, самосовершенствованию.

Если на первом этапе работы здравоохранения в целом (или отдельного врачевателя) является внедрение в сознание человека идеи здорового образа жизни, то на заключительной стадии работы целителя с конкретным пациентом фундаментальной важности задачей является внесение – с его согласия и по его просьбе – в его подсознание установки на идеальное самопрограммирование его здоровья.

Сколь искусным или талантливым ни был бы коллектив врачевателей, сколько ни совершенны были бы устройства для диагностики больного, все это – лишь более или менее точное отражение Истины. Всю же Истину ведает лишь господь Бог да сам пациент, а точнее – его подкорка, «компьютерный центр», который мы предварительно освободили от помех, а в момент самопрограммирования освобождаем и от навязчивой, глубоко субъективной работы «бетономешалки», сиречь сознания.

Демократизм нашего поведения заключается в том, что вначале мы пытались сделать человека независимым от сторонней помощи – посредством одних средств. Коль скоро этого достичь не удалось, мы дарим ему вожделенную свободу от врачей посредством других средств. Мы даруем ему способность к самовосстановлению, к самосовершенствованию, и далее уже вопрос к нему и к его судьбе, каким образом они обойдутся с этим бесценным даром.

5. Новый акцент в работе системы здравоохранения: практика саморегуляции и самосовершенствования здоровья человека позволяет вывести эту систему на качественно новый гуманитарный уровень – самосовершенствования любого из человеческих свойств и качеств.

Закономерным является положение: коль скоро в режим самопрограммирования может быть введена сложнейшая из сложных интегральная структура здоровья, столь скоро на аналогичный режим работы можно поставить и относительно более простую структуру: например, спортивного совершенствования, например, обучения, например, развития какого-либо из талантов. Та пора, когда человечество в полной мере поставит себе на службу и гигантские резервы подсознания, определит собой новую эру его качественного становления, эру принципиально новых технологий. Потенциал сознания нам более или менее известен, о возможностях подсознания можно лишь догадываться.

Р.S. Что такое состояние «самадхи», я знаю не понаслышке: в книге «Откровенный разговор» (1977 г.) я описал его, хотя и не встречал раньше данного термина (глава «Как я заглянул в волшебный колодец»). Тем менее ведал о термине в 1942 году, когда ребенком, во время войны, ослеп от голода, но перед тем, как ослепнуть, познал максимальный взлет всех способностей: от математических до поэтических.

ЗАВЕРШАЮЩИЙ МЕМОРАНДУМ.

Мне хорошо известно отношение тех кланов и влиятельных персон, благосостояние которых зиждется на человеческом нездоровье, к любым попыткам перевести излечение больных на менее затратные пути (а, следовательно, на снижение дивидендов этих господ). Здесь возможно все: от дискредитации оппонентов до их исчезновения. Собственно говоря, в означенной сфере действуют точно такие же «законы», что и в любой другой, где правят бал гигантские суммы денег. Что могу сказать я по названному поводу? Во-первых, идея книги «Исцеление человека», что называется, висит в воздухе, существуют и так или иначе пробивают себе дорогу в жизнь все ее составные компоненты, и раньше или позже вся конструкция в целостном виде (см. Аксиомы NoNo 1-5) неизбежно будет реализована.

Во-вторых, книга уже напечатана, и назад ее, как говорится, не родишь – независимо от того, каким будет мое нравственное и физическое состояние из – за разного рода последующих «критических» воздействий.

В-третьих, самое главное: пораскиньте мозгами, г-да монополисты! Поскольку остановить то, что объективно необходимо подавляющему большинству человечества – движение к здоровью, – все равно не удастся, постольку было бы умнее раньше других начать своеобразную «конверсию»: провести обучение по новым программам, создать всеобъемлющую сеть «Храмов здоровья», разработать новую широчайшую парадигму наук, завязанных на здоровье человека, изготовить принципиально новые средства безлекарственного врачевания, создать и внедрить в жизнь индустрию фитолечения и т д. и т п. Разумеется, старые кадры, которые умеют (подчас блистательно) делать лишь то, чему их давным-давно научили, и для которых «шаг в сторону» означает побег и, следовательно, расстрел, будут работать по-прежнему, и старые технические и химические средства воздействия отдельно на «тушку» и на «душку» будут долго еще применяться и приносить вам немалые дивиденды. Но я стремлюсь говорить сейчас на понятном вам языке: в конечном счете, на коне окажется тот находчивый, кто быстрее освоит технологии новой эры. Не кладите все яйца в одну старую корзину (с изгнившим, ветхим дном)!

И более того: качественная подвижка в зоне врачевания способна стать катализатором для развития соседствующих сфер, начиная с аграрного сектора (питание), а это задевает уже огромные мощности также индустриального производства и т д. Думайте системно, перспективно, г-да владыки материального мира, подключите к делу Аксиому No5, о которой сказано чуть выше. Надеюсь, следующая моя книга «Чудеса практической медитации» поможет в этом занятии как вам, так и всем другим читателям.

С пожеланием успехов!

Ю. Андреев. 23 апреля 1995 г. Пасха.

Оглавление.

Исцеление человека. Преамбула. Часть первая. Понятие о здоровом образе жизни. ВМЕСТО ЭПИГРАФА К ПЕРВОЙ ЧАСТИ. «СЕКРЕТ КАЛИОСТРО». Глава I. ЭТАЖИ ЗДОРОВЬЯ НАШЕГО. ПОСТРОЕНИЕ МОДЕЛИ. У МОЛЕКУЛЯРНОГО ПОДНОЖИЯ БАШНИ. ЦЕЛЫЙ ЭТАЖ ИЗ ОДНИХ ТОЛЬКО КЛЕТОК. СИСТЕМЫ И ФУНКЦИИ. НЕПОВТОРИМОСТЬ ЛИЧНОСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ. ПЯТЫЙ, ШЕСТОЙ, …НАДЦАТЫЙ ЭТАЖИ НЕБОСКРЕБА НАШЕГО ЗДОРОВЬЯ. ДИТЯ ВСЕГО МИРА, ОБЪЕКТ ИНФОРМАЦИОННОЙ МЕДИЦИНЫ. КАКАЯ ПОГОДА ЗА ОКНОМ. Глава II. САМОЛЕЧЕНИЕ. ПОДХОД ЦИВИЛИЗОВАННЫЙ И «ЦИВИЛИЗОВАННЫЙ». КОНТАКТЫ С МИРОЗДАНИЕМ. ПО ЗАКОНАМ КОСМОСА. СИСТЕМА ЗНАЧИТ СЛАЖЕННОСТЬ. ВНУТРЕННЯЯ ЧИСТОТА. I класс очисток – психологический. II класс очисток – антиоксидантный. III класс очисток – по Б. Болотову. IV класс – эндоэкологический. НЕОБХОДИМО И ДОСТАТОЧНО. Неторопливое дыхание на свежем воздухе. ПРОСТЫЕ ПОСТОЯННЫЕ ПРИВЫЧКИ. Часть вторая. ПОНЯТИЕ О ВРАЧЕВАНИИ. ВМЕСТО ЭПИГРАФА К ЧАСТИ ВТОРОЙ. РАССКАЗ СЧАСТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА. Глава III. ЛИЧНОСТЬ ЦЕЛИТЕЛЯ. «КАК ЖИТЬ БУДЕМ ДАЛЬШЕ?». НАМЕСТНИК БОГА НА ЗЕМЛЕ. РАЗНЫЕ ГРАНИ ДАРОВАНИЯ. О, ВРАЧ, ИСЦЕЛИСЯ САМ! ПРИЛОЖЕНИЕ К ГЛАВЕ «ЛИЧНОСТЬ ЦЕЛИТЕЛЯ». I. Конкретный эксперимент, послуживший поводом для написания записки. II. Дополнительные каналы энергии. III. Резюмирующая часть записки, или в чем был неправ Фауст. Глава IV. ДИАГНОСТИКА. ИНТЕГРАЛЬНАЯ ДИАГНОСТИКА ИНТЕГРАЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА. БИОЛОКАЦИОННАЯ ДИАГНОСТИКА. ЭТИКА ДИАГНОСТА. Глава V. ЛЕЧЕНИЕ. ПОСТУЛАТЫ МЕДИЦИНЫ БУДУЩЕГО. «ОЧИСТКА КОЛОДЦА». 1. Индивидуальная работа с пациентом. 2. Коллективная работа с больным. ОСИ «X» и «Y», ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ КАЧЕСТВО ПРОСТРАНСТВА МЕЖДУ НИМИ. ПРИЛОЖЕНИЕ К ГЛАВЕ «ЛЕЧЕНИЕ». МЕТОДИКА ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ РАКА. Заключение. ЭТАПЫ ИСЦЕЛЕНИЯ (ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ АКСИОМ). ЗАВЕРШАЮЩИЙ МЕМОРАНДУМ.