Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ.

Министерство Внутренних Дел Российской Федерации.

Пермский военный институт ВВ МВД России.

Книга первая.

Допущено Министерством внутренних дел Российской Федерации в качестве учебника для курсантов высших учебных заведений профессионального образования МВД России, а также для офицеров и младших специалистов Базовых центров служебного собаководства, учебных частей и подразделений, организующих обучение специалистов-кинологов и подготовку служебных собак.

Данный учебник имеет своей целью обобщение достижений современной кинологии и обеспечение получения системных знаний в области служебной кинологии специалистами органов и войск МВД России. В учебнике рассматриваются теоретические и методологические основы служебной кинологии, подробно излагаются методики специальной подготовки собак, тщательно проработаны вопросы применения собак в оперативно-служебной деятельности органов и войск МВД России, а также детально раскрываются условия размещения, содержания и сбережения служебных собак.

Учебник подготовлен под общей редакцией начальника ГУВД Пермской области генерал-лейтенанта внутренней службы, кандидата экономических наук Сикерина В. Г., авторским коллективом в составе: генерал-майора, доцента Погорелова В. И.; полковника, кандидата биологических наук, доцента Шалабота Н. Е.; полковника Севодняева В. М.; полковника милиции Колчина С. В.; кандидата сельскохозяйственных наук, доцента Семенова А. С.; доцента Гурдина В. В.; кандидата биологических наук, доцента Касимова В. М.; кандидата биологических наук Костициной Н. В.; полковника Шарипова А. Н.; подполковника Камалова А. Ю.; майора Дычека М. Л.; капитана Бочкарева С. В.

Рецензенты: заведующий кафедрой биогеоценологии и охраны природы Пермского государственного университета, заслуженный эколог РФ, профессор, эксперт-кинолог первой категории Воронов Г. А.; начальник базового центра служебного собаководства Зотов В. Н.

ПРЕДИСЛОВИЕ К ИЗДАНИЮ.

В настоящее время книжный рынок России заполнен разнообразной литературой о собаках. Однако при внимательном изучении содержания этих изданий обнаруживается их определенная схожесть и достаточно узкая направленность. Основное их предназначение — помочь собаководам-любителям в воспитании и обучении собственных собак. В то же время в системе МВД России насчитывается несколько тысяч кинологов со служебными собаками. На них возложены задачи по оказанию эффективной помощи следственным и оперативным подразделениям, военнослужащим внутренних войск в предотвращении, пресечении и раскрытии преступлений. Деятельность этой категории специалистов регламентируется законодательными актами Российской Федерации и по своей специфике значительно отличается от того, чем занимаются общественные кинологические организации. Однако многие другие аспекты оперативно-служебной деятельности кинологов правоохранительного ведомства до настоящего времени не нашли должного отражения в специальной литературе. Исходя из этого, авторский коллектив кинологического факультета Пермского военного института внутренних войск МВД России подготовил настоящий учебник. Он адресован, в первую очередь, специалистам-кинологам органов и войск МВД России. В учебнике приводятся научные, правовые и методологические сведения, раскрывающие теоретические и методологические основы воспитания и дрессировки служебных собак, их подготовку для боевого и служебного применения; тактические аспекты использования собак при охране общественного порядка и обеспечения общественной безопасности. Кроме того, в нем излагаются вопросы ветеринарного обслуживания животных в различных условиях обстановки. Данный материал обобщен и систематизирован таким образом, чтобы читатель смог получить ясное представление об особенностях работы со служебными собаками, начиная с их подбора и заканчивая правилами содержания и ухода за ними. Это, по нашему мнению, позволит кинологам расширить собственный научный и правовой потенциал, усовершенствовать специальные знания и, как результат, повысить эффективность применения собак в оперативно-служебной и служебно-боевой деятельности органов и войск МВД России.

Авторский коллектив реально оценивает результаты своего труда и не претендует на то, что в учебнике дана исчерпывающая и бесспорная информация по всем вопросам.

Мы просим читателя внимательно познакомиться с содержанием всех глав нашего учебника. Будем весьма признательны, если Вы, уважаемый читатель, выскажете свое мнение, замечания и пожелания.

С уважением, авторский коллектив.

Союз человека и собаки, по утверждению ученых, берет свое начало в глубокой древности, предположительно его возраст достигает 14–16 тысяч лет. На протяжении всего периода совместного сосуществования люди стремились активно воздействовать на все стороны процесса жизнедеятельности собак. Так, в результате их селекционной деятельности выведено свыше 400 пород этих животных, причем значительная часть из них отнесена к категории служебных. Несомненно, что стремление человека проникнуть в природу собаки, познать ее суть явилось причиной рождения новой отрасли научных знаний — кинологии, которая определила предметом своего изучения закономерности, обусловливающие происхождение собак, разнообразие их пород и процесса породообразования, строение, физиологию и поведение животных; содержание, разведение, селекцию, кормление, болезни и лечение собак, а также их подготовку (воспитание, дрессировка, экспертиза и др.) для служебных, охотничьих и иных целей.

Говоря о причинах появления новой науки, важно отметить, что она возникла не на пустом месте. Несомненно, ее фундаментом следует считать колоссальный, практический опыт, накопленный человечеством в области собаководства, и интегрированные с ним достижения биологических и некоторых других наук. В связи с особенностями географического положения России длительное время в ней культивировалось в основном охотничье собаководство. Однако в середине прошлого столетия Российская пограничная стража впервые организует использование собак для охраны государственной границы, несколько позднее они появляются на службе в русской армии, а в начале XX века специально дрессированные собаки активно начинают применяться в деятельности российской полиции. Именно на первые 10–15 лет нового столетия приходится период бурного развития служебного собаководства в нашей стране. В 20–30 годы эта тенденция приобретает массовый характер. Десятки тысяч собак «служат» в Красной Армии, пограничных и внутренних войсках, их широко используют при охране важных государственных объектов, эффективно применяют в милиции. Вполне естественно, что специфика использования служебных собак в военном деле и борьбе с преступностью изначально предполагает их тщательный отбор. Такой подход определяется факторами служебно-боевой обстановки для действий, в которых используются служебные собаки. Поэтому на первом этапе перед учеными и практиками была поставлена задача обеспечить армию и правоохранительные органы полноценным поголовьем собак. В целях ее решения организуются и проводятся всесторонние исследования проблем племенной и селекционной деятельности в служебном собаководстве, изучается физиология животных, особенности их поведения и дрессировки.

В дальнейшем границы этой работы постепенно расширяются, в сферу научного познания вовлекаются психика и поведение собак, их эволюция и функции, механизм генетической наследственности и многое другое, отчего зависит здоровье животных, их экстерьер, способность к обучению, адаптация в среде обитания, а также возможности применения собак в различных видах боевой и служебной деятельности.

Таким образом, направленность и содержание проводимых исследований вышли далеко за пределы интересов служебного собаководства по той причине, что это отрасль животноводства и ее интересы ограничиваются проблемами разведения и выращивания собак служебных пород.

Вышесказанное позволяет сделать вполне обоснованный вывод о том, что в структуре кинологии образовалась новая отрасль — служебная кинология.

Предметом изучения служебной кинологии, как составной части общей кинологической науки, служат закономерности, обусловливающие происхождение собак служебных пород, их строение, физиологию и поведение, особенности содержания, разведения, селекцию, кормление, болезни и лечение собак, специфику их подготовки и применения в военном деле и борьбе с преступностью, а также правовое обеспечение кинологической деятельности.

Сегодня в составе внутренних и пограничных войск, в структурах органов внутренних дел и уголовно-исполнительной системе насчитывается в общей сложности свыше десяти тысяч служебных собак. Кроме этого, в личном пользовании российских граждан находится несколько миллионов собак служебных пород, большинство из которых прошли курс специальной дрессировки и при определенных обстоятельствах могут быть использованы (используются) для выполнения функций защиты владельцев, их имущества и иных задач.

В действующем ныне законодательстве, например, в Законе Российской Федерации «О милиции». Федеральном законе «О внутренних войсках МВД Российской Федерации» и других, служебные собаки отнесены к категории специальных средств и их применение строго регламентировано.

В связи с этим важное значение приобретает правовое обеспечение кинологической деятельности, так как на ее результаты оказывают прямое и непосредственное влияние породные качества животных, их наследственность, организация племенной и селекционной работы, условия выращивания и воспитания, правильность кормления и содержания, своевременность оказания ветеринарной помощи животным, уровень и качество их подготовки, соблюдение правил их применения.

Исходя из этого, главной задачей служебной кинологии следует считать научное обеспечение деятельности кинологических подразделений и служб правоохранительных ведомств, физических и юридических лиц, являющихся владельцами собак служебных пород и использующих их в качестве специальных средств защиты либо нападения. Помимо этого, на служебную кинологию целесообразно возложить ряд дополнительных задач, а именно:

• дальнейшее изучение объективных закономерностей развития теории служебной кинологии как базы для формирования специальных приемов и навыков у кинологов для правильной организации разведения, воспитания, дрессировки и применения служебных собак в качестве специальных средств;

• разработку современной методики подготовки собак служебных пород к выполнению различных видов специальной деятельности;

• разработку и совершенствование тактики использования служебных собак в составе войсковых нарядов и подразделений правоохранительных органов;

• разработку правового обоснования подготовки и применения служебных собак в качестве специальных средств и иные задачи в соответствии с их предназначением.

Служебная кинология, являясь частью кинологической науки, состоит, в свою очередь, из совокупности элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, они проникнуты внутренним единством и образуют ее систему. По нашему мнению, система служебной кинологии включает следующие структурные звенья:

• теорию и методологию служебной кинологии;

• организацию селекционной и племенной деятельности в служебном собаководстве;

• теорию, технику, методику и практику дрессировки служебных собак;

• тактико-специальную подготовку служебных собак;

• тактику применения служебных собак в качестве специальных средств;

• ветеринарное обеспечение кинологической деятельности;

• организацию процесса подготовки специалистов-кинологов;

• правовое обеспечение кинологической деятельности.

Итак, принимая во внимание все обстоятельства, которые мы рассмотрели ранее, можно попытаться охарактеризовать служебную кинологию следующим образом.

Служебная кинология — это отрасль кинологической науки, исследующая происхождение собак служебных пород, их строение, физиологию и поведение; особенности содержания, разведения, селекцию, кормление, болезни собак и их лечение; специфику подготовки и применения в военном деле и борьбе с преступностью; организацию и осуществление процесса обучения специалистов-кинологов, а также правовое обеспечение этой деятельности.

Структура служебной кинологии.

Служебная кинология — составная часть общей кинологии, учение о методологических основах деятельности специалистов-кинологов в области разведения, выращивания, содержания, сбережения, подготовки и применения служебных собак в качестве специальных средств, а также истории становления и развития служебного собаководства.

Предмет исследования служебной кинологии — изучение закономерностей и особенностей, обусловливающее происхождение собак служебных пород, их строение, физиологию и поведение, специфику подготовки и применения в военном деле и борьбе с преступностью, правовое обеспечение этих действий, а также условия содержания, разведения, селекцию, кормление, болезни и лечение собак.

Главная задача служебной кинологии — научное, методическое и правовое обеспечение деятельности кинологических подразделений, их специалистов, служб правоохранительных ведомств, физических и юридических лиц, являющихся владельцами служебных собак и использующих их в качестве специальных средств защиты либо нападения.

Принципы служебной кинологии.

— принцип историзма;

— принцип системности науки.

Законы развития служебной кинологии.

— закон непрерывности накопления научных знаний:

— закон интеграции и дифференциации научного знания;

— закон связи и взаимного влияния науки и практики;

— закон ускорения развития в условиях НТР.

Язык служебной кинологии.

— понятия;

— определения;

— знаки и символы;

— термины.

Методы научных исследований служебной кинологии.

— общие (общенаучные);

— специальные методы;

— методы других наук.

Система служебной кинологии — совокупность элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, проникнутых внутренним единством и образующих общую структуру:

• теория и методология служебной кинологии;

• селекционная и племенная деятельность;

• теория, техника, методика и практика дрессировки служебных собак;

• тактико-специальная подготовка служебных собак;

• техника применения служебных собак в качестве специальных средств;

• ветеринарно-санитарное обеспечение кинологической деятельности;

• организация и осуществление процесса подготовки кинологов;

• управленческая деятельность в системе кинологических структур;

• правовое обеспечение кинологической деятельности.

ЧАСТЬ I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СЛУЖЕБНОЙ КИНОЛОГИИ.

ГЛАВА 1. ПРОИСХОЖДЕНИЕ СОБАКИ. (становление хищничества, эволюция предков, современная мировая фауна псовых, доместикация, социальное партнерство).

Традиционно большинство изданий о собаке начинаются с ее происхождения. Однако в этом не нужно видеть лишь дань традиции. Исторический подход — важнейшая сторона познавательной деятельности человека, ключ к пониманию сегодняшнего и прогнозированию завтрашнего дня. Один из величайших мыслителей в истории человечества Аристотель (384–322 гг. до н. э.) утверждал, что «только тогда можно понять сущность вещей, когда знаешь их происхождение и развитие».

В связи с тем, что настоящее учебное пособие предназначено для профессиональных кинологов, происхождение собаки, знание о ее предках, представление о родстве со всеми живыми существами — важный инструмент для понимания настоящего и основа для того, чтобы заглянуть в будущее. Кроме того, представление о происхождении собаки — это важная составляющая мировоззрения не только кинолога, но и любого человека. Собака как первое одомашненное животное является и первым шагом на пути от доисторического человека к историческому, от собирателя-пользователя к производителю, от дикости и варварства к цивилизованности.

Происхождение домашних животных, и тем более собаки, — весьма сложная научная проблема и прежде всего потому, что прямых документальных свидетельств человеческая предыстория не оставила. Поэтому процесс одомашнивания диких хищных предков собаки можно реконструировать, привлекая материалы из биологических и гуманитарных наук. Но и реконструированная картина происхождения собаки может быть лишь приближением к реальному процессу, носить вероятностный, предположительный, гипотетический характер, что и является причиной определенного разнообразия представлений и толкований о происхождении собаки. Однако гипотезы и дискуссии в науке, включая кинологию, неизбежны, и они свидетельствуют не о слабости науки, а о сложности проблем, которые она решает.

Из всех домашних животных, составляющих ничтожно малую часть всего разнообразия животного царства, собака занимает совершенно особое место. Если остальные животные выполняют прежде всего «ресурсную» роль, то доместицированные представители отряда хищников — помощники, восполняющие в жизнедеятельности человека те функции, которыми его не наделила природа. Кроме того, ни одно животное не может претендовать на то место, которое собака занимает в жизни человека как социальный партнер. Главную роль в этом сыграло то, что собака в лице своих предков — хищник со сложной популяционной и социальной организацией, включающей семьи, группировки и стаи.

Хищничество является способом добывания пищи и питания животных, при котором они ловят, умерщвляют и поедают других животных. Хищничество встречается среди всех крупных таксонов животных — от простейших до хордовых. В процессе развития животного мира хищничество способствует, как правило, значительному прогрессу, включающему хорошо развитую нервную систему, усложнение средств связи, передающих сложную и емкую информацию по оптическим, акустическим, химическим и другим каналам, позволяющим обнаружить и распознать добычу, а также необходимый арсенал средств для овладения, умерщвления, поедания и переваривания.

Взаимодействие между хищником и их жертвами приводит к тому, что жертвы эволюционно совершенствуют способы защиты, а это, в свою очередь, требует совершенствования хищников, т. е. эволюция хищников и жертв происходит сопряженно. Для этого феномена в настоящее время используется специальный термин — коэволюция. Несмотря на кажущийся антагонизм, в процессе коэволюции складываются такие отношения, что хищник и жертва становятся друг другу просто необходимы. Эти отношения существуют столь же долго, сколь существует жизнь на Земле, и отставание в этой коэволюционной гонке равносильно гибели, а потому недопустимо ни для хищника, ни для жертвы. Результат этой гонки — высшие хищники современного периода, входящие в отряд Carnivora, а среди них семейство Canidae (псовые), имеющие прямое отношение к происхождению собаки. Проследим, как же в эволюции хордовых происходило формирование и совершенствование хищничества.

Тип хордовых (Chordata) является высшим типом царства животных (Animalia), освоившим все среды обитания и достигшим наивысшей, среди живых существ, сложности строения и поведения. Достаточно сказать, что человек — представитель типа хордовых.

Произошли хордовые в докембрийский период (0,5 млрд. лет назад). Хорда — опорный стержень, предотвращающий укорочение тела при сокращении продольных мышц стенки тела. Вся последующая эволюция хордовых направлена на совершенствование движения для добычи пищи. Предполагается, что важную роль в этом сыграл переход в новую среду обитания — из моря в пресные воды.

Остатки позвоночных (Vertebrata) — самого высокоорганизованного подтипа хордовых, известны из отложений верхнего ордовика — нижнего силура (более 400 млн. лет). Необходимость преодоления течения в реках способствовала совершенствованию подвижности — формированию позвоночника, мышц, совершенствованию нервной и сенсорной систем.

От примитивных позвоночных, еще в силуре, обособилась ветвь позвоночных — челюстноротых (Gnathostomata), у которых из жаберных дуг предков формируется орган активного захвата подвижной добычи — челюсти. Эта новация в девоне приводит к расцвету рыб. Начиная с рыб, каждый переход в новую среду обитания или переход на более прогрессивный уровень жизнедеятельности был связан с плотоядными формами. Так, в надотряде кистеперые (Crossopterygimorpha) все виды — активные хищники.

От одной из пресноводных групп этих рыб еще в девоне обособились первые наземные позвоночные (Tetrapoda), получившие название Ichthyostegalia, способные какое-то время находиться вне воды. Первые амфибии были плотоядными, питались рыбой, подкарауливая ее на мелководье.

Потомки амфибий стали полностью наземными позвоночными. В карбоне (около 300 млн. лет) произошло обособление отряда котилозавры (Cotylosauria), ставшего предковой группой для всего многообразия ископаемых и современных рептилий. В самом начале возникновения котилозавров от них обособилась ветвь, получившая название Theromorpha (зверообразные), но для превращения этих рептилий в теплокровных млекопитающих потребовалось около 150 млн. лет.

Ранние терапсиды имеют дифференцированные зубы — длинные, колющего типа клыки, резцы, позволяющие «отрезать» куски мяса от добычи. Однако они не выдержали конкуренции с более прогрессивными рептилиями того времени и вымерли, оставив только мелкие формы.

Наиболее продвинутые из них — цинодонты (Cynodontia) — также включали хищные формы, отличающиеся наиболее зверообразными признаками.

Самые ранние млекопитающие известны из позднего триаса — ранней юры (около 200 млн. лет). Это мелкие формы, напоминающие современных землероек. Зубная система состоит из молочных зубов (резцы, клыки, премоляры), сменяющихся только один раз, и не сменяющихся моляров, у последних имеется два корня и особый, не встречавшийся у рептилий, характер окклюзии. На формирование класса млекопитающих (Mammalia) от возникновения до вытеснения динозавров и захват господства в биосфере потребовалось более 130 млн. лет.

Становление млекопитающих требовало высокой остроты зрения, обоняния, слуха, осязания — это стимулировало развитие и органов чувств, и нервных структур. Кроме того, интенсивный метаболизм подразумевал высокую эффективность пищевого поведения.

Мелкие размеры (до 20 грамм) вынуждали рождать настолько незрелых детенышей, что они были полностью зависимы от материнского молока, обогрева и защиты. Ранние млекопитающие разделились на две ветви. Первая — подкласс первозверей (Prototheria), которые сохранили характерную для рептилий откладку яиц. Их потомки из отряда однопроходных (Monotremata) представлены в настоящее время утконосом и ехиднами. Вторая ветвь — подкласс настоящие звери (Theria), приобрели способность к живорождению. По продолжительности беременности, связи плода с материнским организмом и сформированности детеныша при рождении предки этого подкласса еще в нижнем мелу разделились на два инфракласса — низшие звери (Metatheria) (включают современных сумчатых) и высшие звери, или плацентарные (Eutheria, sau Plancentalia). Последние заняли 65 млн. лет назад господствующее положение в биосфере, положив начало кайнозою.

Стволовой группой предков всех эутерий являлись прототерии (Proteutheria). Это были мелкие плотоядные животные, напоминающие насекомоядных.

Этот исходный тип, иррадируя в конце мела — начале палеоцена (70–65 млн. лет), дал различные группировки, специализирующиеся на всеядности, хищничестве, растительноядности.

Формирование настоящих хищников происходило очень медленно. Лишь в самом верхнем мелу появились первые хищники, объединяемые в отряд архаичных древних хищников (Creodonta). Они имели ряд примитивных признаков: слаборазвитый мозг, длинную морду и короткие пятипалые конечности. Вели малоподвижный образ жизни, подкарауливая добычу. Как хищники имели крупные конические клыки и режущие коренные (плотоядные, хищнические) зубы. Однако из-за невыгодного положения последних — в конце зубного ряда, они не выдержали конкуренции с появившимися чуть позже современными хищниками (Carnivora), у которых плотоядные зубы — последний верхний премоляр и первый нижний моляр.

К примитивным Carnivora относят два семейства — Viverravidae и миациды (Miacidae). Согласно ранее существующим представлениям радиация первых в последующем дала современных виверовых (Viverridae), кошачьих (Felidae), гие-новых (Hyaenidae), а миациды — остальные семейства, включая псовых (Canidae). Однако в настоящее время Viverravidae считаются тупиковой группой, а все современные хищники являются потомками Miacidae. Миациды характеризуются сто похождением, их пальцы широко расставлены, мозг невелик, слуховые проходы еще не окостенели.

Семейство псовые представлено уже в раннем олигоцене (35 млн. лет) родом Hesperocyon — мелкие зверьки размером с фенека, с окостеневшим слуховым барабаном, что связано с совершенствованием слуха, узкой вторично вытянутой лицевой частью черепа, свидетельствующей о развитом обонянии, но конечности у них еще стопоходящие.

Олигоцен, и особенно миоцен (около 25 млн. лет), — время пышного развития фауны растительноядных копытных, наиболее прогрессивные формы которых становятся хорошими бегунами. Их конечности вытянулись, кончики пальцев окружены мощным роговым копытом. Это и определило эволюцию псовых как преследователей жертвы. Хотя развитие приспособлений к быстрому бегу не достигает степени копытных, но наблюдается переход к пальцехождению, редукция количества пальцев, удлинение костей стопы и кисти, толстые, слабоизогнутые тупые когти. Так, у Cynodictis (начало миоцена) пятый палец передней конечности вследствие удлинения пясти не касался грунта. Таким образом, псовые формируются как отлично бегающие животные, добывающие большей частью живую добычу открытым преследованием.

Из 67 родов семейства псовых природе пришлось отсеять 56, сохранив 11 современных. Приведем лишь некоторую часть из того, что послужило фундаментом формирования современных псовых: Daphoenus, Notocion, Mesocyon, Leptocyon, Tomarctus и др. Последние три рода оцениваются как исходные для формирования современных родов канид, a Tomarctis, в частности, — рода Canis (волки).

В настоящее время большинство зоологов признает в семействе псовых 11 родов и 34 вида, хотя еще недавно выделялось до 15 родов и от 29 до 45 видов. Приведем краткую справку о мировой фауне псовых.

Род Alopex (песцы). Он представлен 1 видом — песец A. lagorus. Относительно короткие конечности, 42 зуба, сезонный диморфизм в окраске меха. Обитает в лесотундре и тундре циркум полярно. Основу питания составляют грызуны. Вне периода размножения ведут одиночный образ жизни.

Род Vulpes (лисицы). Он представлен 11 видами: обыкновенная лиса V.vulpes, корсак V.corsac, американская лиса V.macrotis, африканская лиса V.pallida, фенек V.zerda и др. Длинный хвост, уши длинные, особенно у фенека, заостренные. Зубов 42. Самый большой ареал, включающий Северную Америку, Африку, Евразию, у обыкновенной лисицы. Вне периода размножения держатся поодиночке.

Род Dusicyon (южноамериканские лисицы). Он представлен 7 видами. Напоминают обыкновенных лисиц. Обитают в Южной Америке в различных ландшафтах.

Род Urocyon (серые лисицы). Он включает 2 вида. Похожи на обыкновенную лисицу, хвост коротки и. Ареал на американском континенте включает часть Канады, США и до северной части Южной Америки. Единственный случай в семействе — лазают по деревьям.

Род Otocyon (большеухие лисицы). Он включает 1 вид. Большеухая лисица O.megalotis похожа на обыкновенную лисицу, но имеет очень большие уши и наибольшее среди наземных млекопитающих число зубов (до 50). Обитает в пустынных районах юга Африки.

Род Nyctereutes (енотовидные собаки). Он включает 1 вид. Енотовидная собака N.procyonoides. Короткие конечности, короткие уши. На морде рисунок в виде маски, по бокам головы волос удлинен и образует баки. Зубов 42, клыки укорочены. Естественный ареал — от юга Дальнего Востока до севера Вьетнама.

Род Chrysocyon (гривистые волки). Он включает 1 вид. Гривистый волк C.brachyurus. Самый длинноногий среди псовых, морда вытянута. Напоминает по телосложению борзую. Обитает в Южной Америке в пампасах.

Род Speothos (кустарниковые собаки). Он включает 1 вид. Кустарниковая собака S.venaticus. Грузное телосложение, удлиненное туловище, короткие конечности, зубов 38 — наименьший показатель среди канид. По внешнему виду напоминает коротконогую дворняжку (таксообразный облик). Обитает в лесах и саваннах Южной Америки. Хорошо плавает и даже ныряет при преследовании добычи.

Род Lycaon (гиеновые собаки). Он включает 1 вид. Гиеновая собака L.puctus внешне похожа на собаку. От последней отличается четырехпалыми конечностями и пятнистой окраской шерсти. Уши большие, овальные, как у гиены. Ареал охватывает значительную часть Африки к югу от Сахары. Основной добычей являются крупные копытные. Ведет стайный образ жизни (от 10 до 60 особей), в период размножения стая распадается.

Род Cuon (красные волки). Он включает 1 вид. Красный волк Cuon alpinus. Во внешнем облике сочетает черты волка, лисы и шакала. От других псовых отличается количеством зубов — 40. Распространен в юго-восточной части Азии, включая Приморье, Среднюю Азию. Питается преимущественно крупными копытными животными, на которых охотится стаями, вне периода размножения мигрирует на большие расстояния.

Род Canis (волки). Он включает 7 видов. Волк С. lupus, шакал C.aureus, койот или луговой волк C.latrans, рыжий волк C.rufus (многие зоологи считают его подвидом C.lupus), эфиопский шакал C.simensis, чепрачный шакал C.mesomelas, полосатый шакал C.adustus. Для рода Canis характерны умеренно вытянутое тело, относительно длинные конечности, пушистый, не достающий до земли в опущенном состоянии хвост; относительно широкая, короткая клиновидная морда; стоячие, средней длины заостренные уши, зубов 42, хорошо развиты плотоядные зубы. Этот род занимает не только центральное положение в семействе, но и имеет прямое отношение к происхождению домашней собаки.

Волк, несомненно, уникальный феномен и рода, и семейства. По площади ареала среди наземных млекопитающих он уступает лишь человеку и серой крысе, экологически чрезвычайно пластичный вид, способный успешно существовать от Заполярья до тропиков, осваивает любые ландшафты, где есть крупные копытные животные. На территории бывшего СССР за период его существования, несмотря на уничтожение около 1,5 млн. волков (при усредненной численности около 150 тысяч, что соответствует его 10-кратному уничтожению), волков не стало меньше. В этом случае не столько экологическая, сколько этологическая (поведенческая) пластичность позволила волку выжить в условиях современных технологий его уничтожения как хозяйственно вредного животного.

Для волка типичен оседлый, семейный образ жизни, он моногам, пара может существовать до конца жизни. Семьи часто объединяются в стаи (особенно при скоплении копытных) с зарегистрированной рекордной численностью 42 волка. Только при семейном и стайном образе жизни возможна загонная охота на крупных копытных животных с распределением ролей и функций среди участников. А это, в свою очередь, является мощнейшим стимулом формирования сложных социальных отношений высокоразвитой коммуникации, формирования интеллектуальных и когнитивных способностей. Достаточно подчеркнуть, что определяющим фактором в формировании человека и его социальной организации стал переход к охоте на крупных животных и, как указывают специалисты по антропосоциогенезу, невозможно реконструировать эволюцию семейства гоминид, не привлекая материалов по хищникам на крупных животных, т. к. переход к хищничеству потребовал развития у гоминид черт, до того присущих только хищникам.

Одна из характерных особенностей волка — высокий уровень генетической пластичности и полиморфизма. Достаточно сказать, что по оценкам изучающих волка зоологов, видовая таксономическая структура включает от 16 до 32 подвидов. Об этом же говорит успешное противостояние популяций волков мощнейшему давлению человека, которое равносильно отбору по поведению. Наряду с другими, перечисленные особенности представляют достаточные основания рассматривать волка в качестве предка домашней собаки.

Однако, кроме волка, в качестве предка рассматривается и шакал, по внешнему виду похожий на мелкого волка с более вытянутым туловищем и более коротким хвостом. Ареал этого хищника существенно меньше, чем у волка, и он сильно смещен в южном направлении, охватывая площадь от Центральной Африки через Средний Восток, Юго-Восточную Европу, Среднюю Азию, вплоть до Индостана. Нередко живет вблизи населенных пунктов и даже известны случаи поселения под жилым домом. Всеяден, сборщик, не гнушается падали. Моногам, как и волк, но вне периода размножения ведет преимущественно одиночный образ жизни и в основном кочевой в поисках добычи. Шакалы отличаются смелостью, сообразительностью, часто тяготеют к человеку и поэтому отличаются дерзостью и нахальством. У шакала не только щенки, но и взрослые особи хорошо приручаются. Это, кроме прочих, одна из причин того, что некоторые исследователи, среди которых Ч. Дарвин, К. Лоренц и др., считают его одним из предков домашней собаки. И все же у шакала слишком ограничен ареал и низка экологическая пластичность. Это теплолюбивый хищник, не выносящий глубоких снегов, в условиях которых звери становятся беспомощными и гибнут от истощения и холода. Данные археологии показывают, что наиболее ранние находки одомашненных канид далеки от ареала шакала.

Представитель североамериканской фауны — койот также рассматривается как возможный предок собаки. По внешнему виду и образу жизни занимает промежуточное место между волком и шакалом. Охотится как в одиночку, так и стаями, иногда на копытных. Терпим к человеку. Умное, хитрое животное, которое, несмотря на преследование, сохранилось по всему ареалу.

Рыжий волк, обитающий в Северной Америке, как уже было сказано, некоторыми зоологами рассматривается как подвид С. lupus, другими — как гибрид волка и койота. Внешне он действительно занимает промежуточное значение между волком и койотом. Полосатый, чепрачный и эфиопский шакалы — обитатели Африки. Первые — обитатели саванн, а эфиопский шакал встречается в горах до уровня 3000 метров. Этих представителей рода в настоящее время перестали рассматривать как претендентов на роль предков собак.

Рассмотрев эволюцию хищничества, уточним положение домашней собаки в системе животных в соответствии с зоологической классификацией.

Царство Животные — Animalia.

Тип Хордовые — Chordata.

Подтип Позвоночные или Черепные — Vertebrata seu Craniota.

Надкласс Четвероногие — Tetrapoda.

Класс Млекопитающие — Mammalia.

Подкласс Звери — Theria.

Инфракласс Высшие звери или Плацентарные — Eutheria seu Placentalia.

Отряд Хищные — Carnivora.

Семейство Псовые (Собачьи, Волчьи) — Canidae.

Род Волки (Собаки) — Canis.

Вид Собака домашняя — Canis familiaris.

Вопрос о Предке собаки — один из наиболее острых и давно волнующих человека. Чем глубже мы уходим в историю развития этой проблемы, тем оказывается шире круг предков у собаки, включавших гиен, лисиц, шакалов, волков и других. Аристотель, классифицируя собак Греции, допускал в качестве предка собаки даже тигра. В дальнейшем этот круг значительно сузился, и в конце концов сформировались два течения, одно из которых предусматривало полифилитическое происхождение собаки, т. е. от нескольких диких предков, а другое основывалось на представлении о монофилитическом происхождении собаки, т. е. от одного дикого предка.

Сторонники полифилии собак исходят прежде всего из огромного разнообразия пород собак, которое не может быть выведено из одного предка. Это разнообразие пород ввело в заблуждение даже основателя эволюционной теории Ч. Дарвина. Он писал, что времени для искусственного отбора недостаточно (признавая, что этот довод в свете достижений науки его времени не самый убедительный), но главное в его заключении о смешанной крови в породах домашних собак — сходство их строения и особенностей поведения с широко представленными по всему свету представителями семейства псовых. Вместе с тем, Дарвин категорически возражал против существующих утверждений некоторых авторов, что каждая из главных пород должна иметь отдельного дикого предка, т. к. здесь не учитывается изменчивость и уродливость признаков некоторых пород, а также то, что в силу их неестественности они не могли бы существовать в диком состоянии. В той или иной мере полифилии придерживаются и некоторые современные авторы. Так, длительное время «шакальей линии» среди пород собак придерживался К. Лоренц. В некоторых кинологических изданиях популярного характера указывается, что у борзых и гончих предком является гривистый волк. Но это в принципе исключено, т. к. у последнего меньшее количество хромосом, что является генетическим препятствием к образованию плодовитого потомства, и ареал лежит вне возможных центров происхождения борзых.

Из представителей семейства псовых наиболее близки к домашней собаке волк, шакал и койот. Они все имеют одинаковый набор хромосом — 78, при спаривании дают плодовитое потомство, имеют немало общего в строении и поведении (укажем для сравнения других псовых: гривастый волк — 76, кустарниковая собака — 74, лиса — 36–38, корсак — 40, фенек — 64, енотовидная собака — 46, гиеновая собака — 78). При этом, волк и койот образуют гибриды с собакой при соответствующем стечении обстоятельств в естественных условиях. Шакал, по данным современных авторов, — только в искусственных условиях после его приучения к совместной жизни с собакой, для чего шакалят выращивают под ощенившейся собакой.

Некоторым оживлением представлений об участии койота в происхождении собаки было обнаружение большей близости иммунологических свойств крови собаки к койоту, чем к волку А поскольку в плейстоцене койот обитал там же, где и волк, то это давало основание не исключать участие койота в формировании собаки на начальном этапе.

И все же большинство исследователей придерживаются монофилитической точки зрения. Так, один из крупных авторитетов (после Дарвина), ученый-эволюционист Э. Майер крайне скептически относился к полифилитическим взглядам на происхождение собаки. Он пишет, что нет необходимости привлекать гибридизацию для объяснения признаков, неизвестных для прямого прародителя, но имеющихся у представителей других видов и родов. Эта способность к проявлению гомологичных черт, подчеркивает Э. Майер, была описана на дрозофиле и растениях и получила выражение в сформулированном Н. И. Вавиловым законе гомологических родов наследственной изменчивости.

Наибольшим признанием среди сторонников монофилии пользуются представления о волке, как о предке собаки. Кроме приведенных выше аргументов, при кратком описании волка укажем на следующие. Американский исследователь, специалист по псовым Д. Скотт, в своих наблюдениях установил, что из 90 характерных черт поведения собаки (поднятие лапы при уринации, кружение, перед тем как улечься, оскал зубов без размыкания челюстей в состоянии сдержанной угрозы, движения углов рта, ушей, хвоста и др.) около 70 наблюдаются у волка. У шакалов таких совпадений значительно меньше. Весьма существенно различается звуковая коммуникация. В отличие от собаки и волка, в репертуар шакала не входит лай и визг, а характер воя и рычания имеет мало общего с волчьим и собачьим. Последнее привело К. Лоренца к пересмотру взглядов о роли шакалов в происхождении собаки.

В начале века немецкий знаток собак Т. Штудер филогенетически выводил домашнюю собаку от вымершей дикой собаки C.ferus. Также от гипотетической дикой собаки производил домашнюю собаку Э. Дар. Весьма интересную идею в поддержку гипотезы о дикой собаке продолжила Е. А. Мычко. Она вполне справедливо считает, что одомашнивание путем приручения щенков диких псовых должно было бы происходить постоянно с участием всех охотников племени, т. к. несколько прирученных волков (или шакалов) не смогли бы создать достаточно крупную группу, особенно, если учесть, что при бескормице хозяева могли их съедать. Наиболее реально процесс домести каци и мог бы протекать в результате использования и людьми, и дикими собаками общего укрытия — пещеры. Возможно человек и вел борьбу за владение пещерой, но вероятность истребления целой стаи собак — некрупных, вертких зверей, невелика и наиболее реальный исход — приспособление друг к другу и совместное использование пещеры. А отсюда, как видит автор, небольшая дистанция к совместной охоте. Кроме того, Е. Н. Мычко уместно замечает, что эволюционный процесс доместикации, т. е. переход в новое качество, затрагивает весь вид и осуществляется на уровне популяции, а процесс приручения действует на одну особь и действует в пределах ее онтогенеза.

Сторонники исключительно волчьего происхождения собаки, основываясь на генетических, иммунологических, этологических, зоогеографических и археологических данных, считают, что современный волк и собака — это плоды эволюции общего плейстоценового предка, стратегия отбора которых осуществлялась в разных направлениях. Для собак отбор действовал на формирование совершенствования социального взаимодействия с человеком, а современного волка, несмотря на растущее давление со стороны человека и изменения природной среды, отбор сформировал как вид, способный сохранять дикий образ жизни. Предполагается, что это было возможно в силу того, что волк социально высокоорганизованный вид, способный к развитию многообразия нервно-психических свойств, необходимых и полезных для разделения обязанностей в интегрированной сотрудничеством стае. Поэтому в волчьей стае одинаково полезны и робкие особи, мгновенно и безошибочно реагирующие на опасность, и смелые, решительные, не бегущие при первой тревоге, старающиеся определить действительную опасность происходящего для всей стаи. Понятно, что только та часть особей волчьих популяций, которая обладала наименьшей тревожной готовностью к бегству, недоверчивостью, пугливостью, робостью, чувствительностью к страхам и обладала меньшей антропофобией (человекобоязнью) и большей терпимостью к близкому присутствию человека, или, как это принято в последнее время называть, лояльностью к человеку, была способна к вступлению с ним в социальные контакты.

Таким образом, в плане популяционно-этологического подхода к решению проблемы происхождения собаки лирические описания первых шагов в доместикации, данные К. Лоренцем и другими авторами, где в силу случайных обстоятельств человек вступил в контакт с предполагаемым хищным предком собаки, воспроизводимые в некоторых кинологических руководствах (принесенные на стоянку с охоты волчата, природные коллизии типа вулканического извержения, вынудившие столкнуться и сотрудничать люде и и волков, случайное озарение одного из членов племени охотников-мигрантов по подкормке диких хищников и др.), представляются неплохим, но малопродуктивным художественным повествованием.

Контакт человека и дикого предка собаки начался задолго до того, как между ними возникли социальные отношения, фиксируемые археологией, палеоискусством, другими методами познания человеческой истории. Особое внимание, как указывалось выше, хищникам и их роли в предыстории человека уделяют специалисты по антропосоциогенезу. В достаточно аргументированной и принимаемой многими концепции становления человека, как охотника на диких животных, важное место занимает опыт, приобретаемый наблюдением за поведением волка. Вплоть до одомашнивания копытных животных, человек весьма почтительно относился к волку. Свидетельством этого является одно из самых примитивных, мистико-религиозных верований человека — тотемизм, через который прошли предки современного человечества. Суть тотемизма заключалась в том, что каждая обособленная группа людей считала своим предком определенный тотем, которым могли быть растения, животные, явления природы, неодушевленные предметы. Тотем нельзя было убивать и употреблять в пищу. Среди тотемов волк занимал одно из главных мест, он фигурировал у палеоэтносов всех континентов, которые охватывал ареал волка. Известная легенда о Ромуле и Реме, которых выкормила волчица, не является единственной. Сходный сюжет был широко распространен в мифологии многих народов мира. Отголоски, реликты тотемизма, связанного с волком, можно найти в преданиях, мифах, сказаниях, сказках и других фантазиях человека у самых разных народов.

Весьма интересной в этом аспекте является концепция конструктивного регресса В. Вильчека, в которой он делает попытку пересмотра марксистской трудовой теории антропосоциогенеза. Переход биологического в социальное он видит в разрыве эволюционной цепи, который может обеспечить никак не прогресс, а лишь конструктивный регресс. Человек как живое существо в наибольшей степени утратил инстинктивную программу жизнедеятельности. По слабосильности, безволосости, грацильности, долгому младенчеству и детству человек разумный самый нежизнеспособный в отряде приматов. Природа неумолимо должна была бы его отбраковать. Выжить он мог только в условиях отбора противоестественного, каким и стал симбиоз с тотемом в виде использования его программы жизнедеятельности. Эти противоестественные, превращенные в искусственные условия и есть начало культуры. Жизнь по плану животного-тотема, среди которых В. Вильчек центральное место отводит хищнику, очеловечивала человека. Действие по образу и подобию тотема в зародыше содержит мощный потенциал культурогенеза. Известный тезис И. П. Павлова о том, что «собака вывела человека в люди» в данном контексте можно уточнить — не сама собака, а ее дикий предок. Собака же — это первый шаг на пути к цивилизованному человеку. Жизнь по плану тотема тягостна и невротична для прачеловека, т. к. требовала табу на рудименты собственных инстинктов. А психоэмоциональный стресс есть мощнейший фактор гормональной и эндокринной регуляции функциональной активности генов, что, в том числе по мнению академика Д. К. Беляева, проливает свет на загадку невероятно быстрого формирования генотипа кроманьонского человека — Homo sapiens. Психоэмоциональный стресс, как установил Д. К. Беляев, резко увеличивает наследственное разнообразие, обнажая скрытые пласты наследственной изменчивости. Исследования на животных, проведенные Д. К. Беляевым и его сподвижниками по одомашниванию лисицы, показали поразительные результаты. Переход к программе поведения у одомашниваемых животных, задаваемой человеком, и не согласующейся с некоторыми инстинктами, уже в течение нескольких поколений приводит кдоместикационным признакам у лисиц: загнутый крючком хвост, диэстральность, изменение окраски и появление пежин, приветствие обслуживающего персонала по-собачьи, типично собачья охрана, привязанность к человеку и многие другие. Важно отметить, что селекция лисиц осуществлялась по поведенческому признаку лояльности к человеку. Такой же процесс, скорее всего, происходил и при одомашнивании дикого предка собаки.

Принципиально важно отметить, что в историческом развитии человека и волка есть многое, что их объединяет: формирование началось в плейстоцене, групповой образ жизни, способность осваивать открытые ландшафты и лесные пространства, охотились практически на одних и тех же животных, претерпели много сходных морфофизиологических преобразований, особенно в конечный период. У человека при окончательном формировании Homo sapiens — 20–30 тысяч лет назад, у дикого предка собаки, в процессе одомашнивания — 15–20 тысяч лет назад:

1) неотения, при которой во взрослом состоянии сохраняются такие ювенильные (детские) характеристики, как доверчивость, веселый нрав, открытость поведенческих систем для обучения; 2) уменьшение на 15–20% размера мозга, в результате чего увеличивается порог для адекватного реагирования на неблагоприятные условия среды, что принципиально для преодоления такого важного в естественных условиях нервно-психического свойства, как дикость и др. Все это в конечном итоге не могло не привести к тому, что их отношения перейдут в такую плоскость, в которой собака станет не только первым одомашненным животным, но и непревзойденным социальным партнером человека.

Приведенное выше описание сближения человека и дикого предка собаки показало лишь самые общие его принципы, фундамент. Каковы же конкретные причины? Среди специалистов также нет единства в этом вопросе. Но очевидно, что речи о целенаправленном приручении и разведении волкообразного предка быть не может, по крайней мере на начальном этапе. Но, однако, многие исследователи считали, что собака должна была играть важную роль в жизни человека. Так, ее появление связывали с питанием древнего человека собаками, которых и держали в качестве живого запаса. Действительно, в некоторых архаических этнических группах и племенах это широко практиковалось. Однако это малореально для человека, не освоившего земледелие. Другие авторы считают, что собак одомашнивали для перевозки грузов, т. к. собака — наиболее древнее транспортное животное, как вьючное, так и запряжное. Однако это было возможно лишь в тех случаях, если племена могли бы обеспечить собак полноценным питанием, следовательно, и эта функция у собак появилась далеко не с самого начала доместикации.

Выше уже говорилось о магическом, культовом значении волка. Многочисленные палеозоологические и археологические данные показывают, что наличие костей волка на стоянках верхнепалеолитического человека не являются свидетельством того, что волк был предметом специальной охоты. Эти животные в значительном числе держались около стоянок, т. к. следы их зубов часто встречаются на костях крупных млекопитающих, выброшенных человеком на так называемую палеолитическую помойку или кухонную кучу. Массовые находки костей говорят, что охота на волка не была трудной, но он далеко не всегда использовался в пищу, т. к. найденные кости очень часто лежат в анатомическом порядке. Нередко целые черепа и части скелетов обнаруживаются в углублениях-ямах вблизи жилища и даже непосредственно в жилищах. Специалисты приходят к выводу, что это материальное свидетельство тотемических верований и культовых, магических обрядов, связанных с волком.

О не меньшем значении собаки в архаичном мировоззрении человека говорят захоронения собак вместе с людьми и без людей. Такие находки сделаны в Европе, Азии, Северной Америке. Представления о собаке как защитнике от злых духов, наделение ее частей сверхъестественным могуществом широко распространено у этносов разных континентов. Очень большое сходство по содержанию таких представлений говорит о большой древности этих поверий. Принципиально важным является то, что культовые отношения сложились еще с предком собаки, создавая предпосылку для иного, по крайней мере непотребительского отношения человека к одному из объекте в живого мира, и могло в значительной степени способствовать сближению, прежде всего со стороны человека, и социальному взаимодействию и интеграции с той частью массива популяций собачьего предка, которая отличалась лояльностью, терпимостью к человеку Взаимодействие древнего человека с окружающим миром основывалось не только на материальных потребностях, но и на духовных, что играло важную роль в доместикации собачьего предка, и как показывают современные исследования, не только собаки. Еще в трудах Ч.Дарвина, а также и современными исследователями истории доместикации кур убедительно доказывается, что на заре одомашнивания куры не служили источником пищи и не являлись объектом хозяйственного использования. Человек обратил внимание на совсем иные качества — на агрессивное поведение петухов, их склонность к постоянным дракам между собой, что отвечало наклонностям человека бронзового века. Поэтому в одном случае духовные потребности явились причиной одомашнивания, в другом — лишь предпосылкой, непотребительской основой для сближения. Из других причин сближения человека с предком собаки без исключений указывается охота и сторожевая функция. Но что же привлекло канид к человеку? Согласно уже приведенной точке зрения, собачьего предка привлекало укрытие, которое использовал человек. Ведущим стайный образ жизни канидам в период размножения требуется укрытие, и в соответствии с этологическим принципом экономии сил при наличии подходящего укрытия, даже занятого, животное поселится в нем при первой же возможности и не будет рыть себе нору. Так, лиса нередко квартирует в норе барсука, а пеганка — в норе лисы, барсука и др. Кроме укрытия, человек представлял интерес своими отбросами на кухонных кучах. Многочисленные следы зубов псовых постоянно обнаруживаются на костях палеолитических помоек. Надо заметить, что и среди современных хищников наблюдается подобное явление. Связано это с недостаточностью кормовых ресурсов в природе, периодически возникающей по причине естественного колебания численности жертв. И та часть популяции предков собаки, которая не испытывала страха перед человеком, могла в годы бескормицы выжить в непосредственной близости от человека, питаясь его отходами. В настоящее время известно, что терпимость диких псовых к человеку связана с повышенным уровнем нейромедиатора серотонина и пониженным уровнем стероидных гормонов, что снижает агрессивность, тревожность, пугливость. В исследованиях Д. К. Беляева показано, что такими нейрогормональными особенностями характеризуются до 10% современных популяций лисиц. Очевидно, что до возникновения животноводства среди диких канид этот процент был больше, но с его возникновением человек начал активно преследовать волка, как посягающего на результаты его труда незапланированного нахлебника, производя тем самым своеобразную селекцию на антрофобию.

Таким образом, вокруг стоянок человека или в его укрытиях формировались популяции диких псовых, не испытывающих страх перед человеком, что создавало условия для их изоляции от пугливых сородичей, а это, в свою очередь, приводило в результате инбридинга к еще большему изменению нейрогормонального баланса и его стойкому закреплению в генофонде популяции.

Для человека такое соседство несло определенные выгоды, прежде всего, как наличие предупреждающего об опасности сторожа, одаренного острым слухом и обонянием, задолго до того, как эту опасность обнаружит сам человек. Нередко можно прочитать, что человек не сразу, а через какое-то, причем значительное, время увязал в своем сознании рычание и лай обитавших рядом с ним предков собаки с появлением опасных хищников и решился на использование их как сторожей. Представляется, что для такого вывода не нужно было много времени и особых мыслительных усилий. Как показывает практика этологических наблюдений в дикой природе, понимание значения звуков обнаруживается не только между особями своего вида. Так, трешание сороки сразу настораживает ближайших от нее обитателей леса. Таким образом, постоянное присутствие такого не опасного для человека хищника, как предка собаки, в этом аспекте несомненно было полезным и соответственно оценивалось человеком.

Об использовании предка собаки на охоте высказываются разные соображения. Согласно одному из них, стая диких псовых присоединялась к людям на охоте, т. к. ее привлекали остатки добычи. Однако уместно заметить, что не только дикие псовые, но и одичавшая домашняя собака обходятся без этих остатков, они сами успешно охотятся на животных значительно крупнее себя. Что же касается прирученных детенышей волков, то их охотничьи возможности, тем более на крупных зверей, определяются не генетической программой, а длительным обучением родителей и членов стаи. И не прошедший такого обучения прирученный волк вряд ли мог бы быть полезен для человека на охоте. Использование же результатов охоты предка собаки человеком вполне реально. Такие отношения с хищниками, и не только с волком, когда человек вынуждает их (например, львов, тигров) бросить свою добычу и присваивает ее, наблюдали и в наше время у архаических этнических групп. Предки собак вынуждены были мириться и с присутствием человека на охоте, и с присвоением части добычи. Агрессивно настроенные звери, очевидно, просто уничтожались человеком, что, кроме того, несло в себе заряд селективного отбора на лояльность к человеку той части популяции псовых, которые жили и размножались в непосредственной близости от человека.

Таким образом, не одна какая-то, а несколько причин сближали человека и популяции (именно популяции, а не отдельных особе и) предка собаки. И это сближение явилось чрезвычайно важным фактором их изоляции от популяций диких сородичей. Постоянная жизнь рядом с человеком, различные формы взаимодействия с ним учат предка собаки пониманию человека так же, как дикие звери учатся понимать своих сородичей. А если это происходит с момента рождения, то близость и взаимодействие с человеком играют совершенно особую роль, т. к. на самых ранних стадиях индивидуального развития у животных наблюдается феномен, получивший название импринтинг (запечатление), в изучение которого наиболее существенный вклад внес К. Лоренц. В ходе этого раннего периода жизни, который называется критическим или чувствительным периодом, и составляющим у псовых от 3–4 недель до 5 месяцев, формируется основа жизненного опыта, определяющая все дальнейшее поведение, включая свою социальную принадлежность, принципы поведения в сообществе подобных и др.

Так что еще на очень ранних этапах сближение предка собаки с человеком, имевшее под собой рассмотренные выше причины (духовное развитие человека, полезность близкого соседства, экологические условия, естественная генетическая селекция на популяционном уровне по лояльности к человеку и др.), дополнено очень важным этологическим механизмом, на основе которого стала возможна интеграция в некое протосоциальное единство. Именно щенки, как более любопытствующая, коммуникабельная, этологически пластичная часть популяций псовых, селившихся вблизи человеческих стоянок, сделали решающий по важности вклад в трансформацию социальной истории этого вида животных. И если у волка решающее значение в социализации играет способность влиться в свою стаю и занять в ней определенное положение, то у собаки — стать частью человеческого сообщества и уже в нем занять свое место. Уместно заметить, что именно у волка, как предка собаки, привязанность членов стаи друг к другу и необходимость сохранения стаи (т. е. природная потребность быть в сообществе) имеют самые глубокие корни среди псовых.

Прекрасная модель доместикации была продемонстрирована в исследованиях Д. К. Беляева на лисице, о которых шла речь выше. Весьма интересные результанты, особенно по роли молодых животных, получены Е. П. Кнорре в эксперименте по доместикации лося в Печоро-Илычском заповеднике. Так, дикие лосята в возрасте до трех дней не боятся людей. Потеряв мамашу и увидев человека, они следуют за ним, а после кормления молоком привязываются к кормящему как к матери. В дальнейшем привязанность усиливается, и при вольном выпасе в тайге лосята ежедневно возвращаются самостоятельно на лосеферму. Весьма любопытно отметить факт взаимодействия диких и прирученных лосей. На лосеферму с прирученными лосями во время гона пришел взрослый дикий лось, и его лишь силой удалось выгнать с фермы. Другой лось пришел с лосихой весной и затем до лета, пока не перестал нуждаться в подкормке, являлся на ферму. Но и после завершения гона он ежедневно приходил на ферму. Такое поведение диких лосей объясняется влиянием на них соответствующего поведения прирученных. Лоси обладают хорошей памятью на социальные контакты. Потерянная в 4-месячном возрасте лосиха при встрече через 2,5 года подбежала к своим воспитателям и вернулась с ними на лосеферму, не обнаруживая признаков дикости. Самое поразительное в этих наблюдениях — совпадение между хищными и копытными в поведении по отношению к человеку и способность к передаче нового социального опыта от прирученных лосей диким сородичам, что могло иметь место при доместикации собаки.

Становление новой социальной общности, картина которой представлена выше, хорошо вписывается в современную теорию социальной обусловленности, развиваемую Ю. М. Плюсниным в рамках проблемы биосоциальной эволюции. Согласно этой теории, все мы — и люди, и попугаи, и волки — способны к адекватному пониманию поведения представителей другого вида благодаря общим, универсальным социальным архетипам — элементам, свойственным любой социальной организации. Это четыре инварианта (архетипа) отношений: отношения по поводу ресурсов, отношения по поводу воспроизводства, отношения по поводу распределения социальных ролей и отношения, поддерживающие социальное единство. В чистом виде, незаполненные, они существуют лишь у очень молодых животных и принципиально открыты для любого социализирующего воздействия. Почему в этом возрасте многие животные и способны включаться в сообщества других видов животных и усваивать соответствующую форму социальных отношений, по крайней мере, птицы и млекопитающие легко становятся членами человеческой семьи. Заполненный социальный архетип уже очень трудно или невозможно заменить новым содержанием, поэтому взрослый индивид с очень большим трудом входит в структуру другого сообщества даже своего вида. Этим обусловлена и уникальность содержания социальных архетипов индивида, и уникальность истории каждого сообщества. Еще большие трудности для взрослого индивида возникают при входе в социальную среду другого вида. Для любого молодого индивида с определенными ограничениями это возможно. Так, попугая можно научить даже человеческой речи, но только молодого, а взрослого нет, хотя способности остались те же. В рамках этой теории щенок, воспитывающийся в человеческой семье, рассматривает себя как члена этой семьи, т. е. как человека. Других же собак щенок считает именно другими, хотя и похожими, но не сородичами (автор считает обратное утверждение, именуемое «проблемой Лоренца», ошибкой этологов). Собака, живущая в семье, является «представителем» двух культур, однако регулярно встречающиеся на городских собачьих площадках животные образуют псевдосообщество, т. к. их отношения трансформированы отношениями с людьми, и оно в принципе отличается от сообщества бродячих собак, хотя и существующих рядом, но независимо от человека.

Прекрасный пример формирования иной социальной принадлежности у собак приводится в «Атласе редких пород» А. Михальской для пастушьих собак из группы догообразных. Для того, чтобы возникла тесная связь собаки породы маремма и стада, щенка держат с возраста 6–10 недель вместе со стадом, с исключением социализации на человека и других собак. Тогда щенок, вырастая, будет считать себя овцой, козой и т. д. Для этого необходимо время от времени, а затем постоянно, обеспечивать контакт со скотом. Взрослые собаки обычно именно так и «представляют» стаду своих щенят.

Один из важнейших выводов теории Ю. М. Плюснина состоит в следующем. Характеристика индивидуального поведения любого существа вне социального контекста лишена смысла и может быть понятна лишь из социальной истории того сообщества, частью которого оно является, и конкретной совокупностью социальных отношений этого существа с остальными членами сообщества. Социальная эволюция не аналогична биологической эволюции, социальная жизнь не эволюционирует подобно живым существам, она имеет только свою социальную историю, единственную и уникальную для каждого вида и для каждой популяции. Биологическая (генетическая) детерминанта, т. е. эволюционная продвинутость, устанавливает планку, пределы форм и интенсивности социальных взаимодействий в рамках четырех универсальных архетипов. В соответствии с этой теорией нет никаких препятствий для формирования сообщества человека и предка собаки (а также и других животных, доместицированных человеком). Роль волка как социального партнера среди канид представляется наиболее вероятной.

Социальная история собаки есть поразительная по сложности и многообразию форм история преемственности и трансформаций, утрат и приобретений, и это не просто социальная история вида и его популяций, а это новая, неизвестная до того история социального партнерства природного существа с человеком, это история, в которой чаще всего собака — участник и представитель двух социальных систем, с человеком и сородичами.

Проиллюстрируем лишь некоторые стороны этой неосоциальной истории новых канид. Так, вторично одичавшие собаки способны формировать успешно существующие в дикой природе сообщества себе подобных, однако в силу разрыва социальной преемственности со своими дикими предками они не способны так же гармонично вписаться в естественные экосистемы, потому представляют угрозу для дикой природы. В то же время, у собачьих сообществ урбанизированных экосистем (городские бродячие собаки, существующие рядом, но независимо от человека) наблюдаются такие формы отношений, которые не встречаются в сообществах диких родственников. Так, А. Д. Поярков описывает феномен доминирования одной стаи бродячих собак над другой с разделением суточной и территориальной активности между ними. Крайне любопытным в этом феномене является возможность изменения социального статуса отдельных членов стаи при их взаимодействии с другой стаей. В частности, одна из самок, придя после свадьбы из доминирующей группы в свою, заняла в ней место доминирующего самца. В отличие от диких предков, у которых социальная иерархия постоянно под вопросом и доминант вынужден постоянно подтверждать свое положение, собака сравнительно стабильно принимает высокое социальное положение человека.

Весьма трансформируется у собаки, по сравнению с волком, охрана территории, которая распространяется не только на собратьев, но и на другие виды; да и то, что является территорией у собаки, в корне может отличаться от таковой диких собратьев. Наконец, принципиально важным в социальной истории домашней собаки является то, что она подчинена воле человека и служит его целям, и в силу этого ее место и роль в человеческом обществе неразрывно связаны с историческим процессом развития самого человечества, историей его культуры.

Важное место в проблеме происхождения домашней собаки занимают вопросы: где и когда это произошло? Ответы на эти вопросы также не просты и не лежат на поверхности. Действительно, материалы, по которым это можно сделать, скрыты в толще земли иногда на глубине нескольких метров и даже десятков метров на месте стоянок древнего человека. Этим материалом являются костные останки животных. Однако кости — это самый консервативный признак доместикационных изменений, в отличие от поведения, структуры и окраски волосяного покрова и др. Поэтому на ранних этапах доместикации идентификация по костям весьма затруднена, и специалисты палеозоологи нередко дают противоположные оценки одному и тому же материалу. Более однозначные результаты могло бы дать палеоискусство, оставившее от древнего человека наскальную и пещерную живопись, отражающую животный мир, окружающий человека. Но один из парадоксов палеоискусства состоит в том, что изображения собаки (первое животное, с которым сблизился человек!) в нем отсутствуют. Однако парадоксом это является лишь на первый взгляд. Палеохудожник включал в свои сюжеты лишь то, что его не могло оставить равнодушным, от чего зависела его жизнедеятельность. Поэтому он изображал тех животных, которыми питался, — мамонтов, бизонов, лошадей и др. Второе место в сюжетах занимает сам человек, но и здесь есть предпочтения, и менее волнующие мужские образы составляют не более 5%, а более значимые, от которых в том числе зависит непрерывность рода, племени, женщины — 52%. Следовательно, собака на первых этапах доместикации не была значимым объектом жизнеобеспечения и поэтому находилась под давлением естественного, а не человеческого, искусственного отбора и во многом сохраняла сходные с дикими предками признаки, среди которых, прежде всего, остеологические. Одно из древнейших изображений собаки, причем именно охотничьей собаки, было обнаружено в Чатал Хююке на территории Турции в поселении земледельцев-скотоводов VII–VI тысячелетия до н. э. Это говорит о том, что специальное разведение и обучение собак для охоты встречается лишь в обществах, достигших относительно высокого уровня развития. Выращивание охотничьих собак оказывается трудным делом, которое не под силу человеку доземледельческого, скотоводческого периода, т. е. донеолитическому человеку. Об этом говорят и этнографические данные. Такие собаки требуют особой заботы, кормежки, обучения, разведения и т. д. Аналогичные Чатал Хююке сюжеты относятся только к более позднему времени неолитического искусства на территориях Сахары, Азербайджана (Кобыстан), Узбекистана (пещера Зараут-Камар).

Переход к земледелию, т. е. к производящему хозяйству, совершился в VIII–VII тысячелетии до н. э. в Передней Азии, включающей полуострова Малая Азия и Аравийский, Армянское и Иранское нагорья, Месопотамию, Палестину и прилегающие к ним районы Восточного Средиземноморья. Как показывают исследования археологов, в этот период практически у всех групп земледельцев уже имелись собаки. В VII–VI тысячелетии отсюда они расселялись в Европу на Балканский полуостров, а оттуда на север в виде обменов: северные охотники-кочевники получили южных собак, в свою очередь, северные собаки использовались южанами для скрещивания со своими. Кроме того, распространение шло в восточном направлении до Туркмении и Белуджистана и на юго-запад до Верхнего Египта. Таким образом, Передняя Азия — и центр возникновения первых человеческих цивилизаций, и центр происхождения и последующего расселения собак. Но это далеко не единственный и не самый древний центр.

В настоящее время у большинства специалистов не вызывает сомнения, что одомашнивание собаки происходило неоднократно, не одновременно и не в одном месте, т. е. доминирует полицентрическая концепция. Так, если в Передней Азии наиболее древние находки приходятся на XII–XI века до н. э. (пещера Палегавра в горах Загроса Иранского нагорья), то в Европе в Оберкасселе (территория современной Германии) костные останки собаки, имеющие явные признаки одомашнивания, имеют датировку 14 тысяч лет до н. э. На территории нашей страны в европейской и азиатской частях обнаружены кости, которые однозначно не могут быть определены как собачьи или волчьи, имеют возраст от 11 до 20 тысяч лет. Наиболее известные находки таких материалов сделаны на стоянках Афонтова гора на Енисее, Ушки на Камчатке, Костенки и Боршево в Воронежской области, Елисевичи в Подднепровье, Мезине Черниговской области, в пещерах Крыма, на Урале близ Усть-Катавска и др. Таким образом, указать точную дату одомашнивания собаки невозможно, но определенно можно утверждать, что одомашнивание началось не позже 15 и даже 20 тысяч лет назад, причем только в пределах Евразии в разных ее частях. Совершенно поразительный результат дали молекулярно-ге-нетические методы в определении времени вычленения предка собаки из рода Canis по результатам исследования ДНК митохондрий. Во-первых, они указали на волка как предка собаки. Во-вторых, на основании оценки скорости генетических изменений ДНК митохондрий ветвь собаки отделилась от волчьей около 135 тысяч лет назад. Это на порядок превышает оценку возраста собаки по археологическим материалам.

В Северную Америку одомашненная собака попала вместе с человеком в конце последнего оледенения по замерзшему Берингову проливу или его обнажившемуся дну в результате падения уровня мирового океана. Самые древние собаки здесь обнаруживаются на северо-востоке на стоянках, датируемых XI тысячелетием до н. э. Самые ранние собаки Северной Америки уже хорошо отличались от местных волков. Их дальнейшее распространение по Америке безусловно определялось миграцией по континенту потомков азиатских охотников и рыболовов.

На австралийском континенте существующая в природе в диком виде собака динго является вторично дикой домашней собакой. Впервые динго обнаруживается в археологических отложениях с середины II тысячелетия до н. э., она попала туда в результате миграции человека из Юго-Восточной Азии. Впрочем, в Юго-Восточной и Восточной Азии собаки появились также относительно недавно. Раньше всего они появились на севере Китая в V тысячелетии до н. э., а на территории Вьетнама во II тысячелетии до н. э. Установлено, что самые ранние собаки Юго-Восточной Азии уже резко отличались от волков, т. е. процесс одомашнивания осуществлялся задолго до их появления здесь.

При переходе в неолитическую эпоху с освоением земледелия и скотоводства человек активно включил в круг своих хозяйственных интересов и собаку, что сразу же отразилось на ее внешнем виде и положило начало породообразованию. В отличие от природных популяций, где относительное однообразие поддерживается механизмом стабилизирующего отбора, отсеивающего, устраняющего генетические и, соответственно, фенотипические отклонения, в популяциях собак включился новый механизм, названный Д. К. Беляевым дестабилизирующим отбором, снимающим ограничения на формообразовательный процесс. Понятно, что человек при отборе собачьего потомства руководствовался его практической полезностью и под его опекой сохранялось то, что в дикой природе элиминировалось. Причиной же формообразовательного процесса является и накопленный груз мутаций, доставшийся от дикого предка, и новообразующиеся мутации. У дикого вида накопившиеся мутации могли быть лишь рецессивными и существовать в гетерозиготном состоянии. Естественно, что доминантные мутации, скажем, бесшерстность, в природе были обречены на летальный исход. В популяциях домашних собак весьма высок коэффициент инбридинга, да и человек для получения полезных результатов сознательно применял близкородственное скрещивание. В этих условиях накопленный груз рецессивных мутаций предка выщепляется в гомозиготном состоянии и проявляется фенотипически. Проводимый человеком отбор, закрепляя новые мутации и активизируя те, что накоплены предковым видом, создает такое сочетание генов в геноме, которое ведет к его дестабилизации и к изменению самого проявления и выражения мутаций, результатом чего является вспышка формообразования.

Действительно, домашняя собака по разнообразию форм занимает ведущее положение среди живых существ. Уже для неолита на территории Европы выделено семь ископаемых форм домашней собаки.

1 — Canis familiaris inostranzem Anuczin. Собака Иностранцева. Найдена проф. А. А. Иностранцевым на стоянке древнего человека в районе Ладожского озера при прокладке обводного канала и описана зоологом Д. Н. Анучиным. Крупное животное, похожее на волка, с более короткой мордой и сильными челюстями. Находка датируется 3–4 тысячью лет до н. э.

2 — Canis familiaris putiatini Studer. Найдена в окрестностях Бологое. Возраст собаки Путятина около 6 тысяч лет. Череп по строению близок к черепу динго.

3 — Canis familiaris leineri Studer. Лейнерова собака описана Штудером из раннего неолита в окрестностях Бодмана.

4 — Canis familiaris palustris Rutimeyer. Нашел и описал Руйтимер в свайных постройках швейцарских озер. Он назвал ее торфяниковой собакой. Короткая узкая лицевая часть похожа на таковую у шпица, поэтому данную форму иногда называют торфяниковым шпицем. Останки такой собаки найдены в свайных постройках Мюнхена, пещерах Бельгии, на побережье Ладожского озера и в других местах. Возраст около 4 тысяч лет.

5 — Canis familiaris matris optima Seittels. Бронзовая собака, возраст около 3 тысяч лет. Обнаружена в Чехии, России. Крупная собака с клиновидным черепом, длинной узкой мордой, с хорошо выраженным гребнем затылочной кости. Возраст 4–5 тысяч лет. Предполагается, что использовалась как пастушья собака для охраны стада.

6 — Canis familiaris intermedius Woldricu. Пепельная или зольная собака, названная так в связи с тем, что ее костные останки находят в золе жертвенных костров на территории от Австрии до Амура. Латинское название переводится как промежуточная, что говорит о промежуточном положении ее черепа между торфяниковым шпицем и бронзовой собаки. Форма черепа похожа на череп современных гончих собак с тупой мордой и обостренным переходом к мозговой части черепа.

7 — Canis familiaris decumanus Nehring. Кости этой собаки найдены Нерингом под Берлином. Крупная собака, череп близок к черепу собаки Иностранцева. Отдельными признаками напоминает догообразных.

В кинологической литературе часто можно встретить филогенетические построения, связывающие современные породы с перечисленными ископаемыми формами. Так, непосредственно от Canis famil. palustris выводятся современные группы пород шпицев, пинчеров, терьеров, от Canis famil. inostrancevi — лайки, ездовые северные собаки, от Canis famil. decumanus породы догообразных собак, от Canis famil. matris optima — все породы овчарок, от Canis famil. intermedius — породы гончих и т. д. Однако такие представления следует поставить под сомнение. На то есть, по крайней мере, два основания. Во-первых, некоторое сходство ископаемого материала с определенной частью массива современных пород без знания филогенетической последовательности форм еще не достаточный аргумент в подобного рода выводах. Так, например, вельш-корги-пемброк и вельш-корги-кардиган внешне весьма похожи на такс. Однако это только чисто внешнее сходство (малый рост, из-за коротконогости). Первые по типу — овчарки, вторые — гончие. Т. е. в их исторической родословной разные предки. В принципе это типичный случай проявления закона гомологических рядов наследственной изменчивости, но уже на уровне пород. Во-вторых, в настоящее время приобретает признание точка зрения, согласно которой построение родословного дерева пород является практически неразрешимой задачей в силу того, что история становления современных пород тесно связана с историей человеческой культуры: возникновение и исчезновение цивилизаций, войны, миграции народов. Роль этих процессов в громадном разнообразии пород собак не вызывает сомнения. Как полагает А. Д. Поярков, более адекватная картина отношений между породами — это не родословное дерево, а скорее сетчатая структура с неравномерными разряжениями и сгущениями в некоторых узлах, отражающая то, что стояло в центре породообразования, широко использовалось для создания новых пород. Кроме того, нужно заметить, что разнообразие пород наблюдалось и на Американском континенте, о чем свидетельствуют мумифицированные инками трупы собак. Среди них отчетливо выделяются шпицеобразные, овчаркообразные, таксообразные, бульдогообразные, борзообразные. Популяция американских собак от начала голоцена до открытия Америки Колумбом была изолирована от европейских, т. е. американские породы связей с ископаемыми евроазиатскими формами явно не имели.

Сложность проблемы породообразования, да и классификации пород, определяется тем, что этот процесс обусловлен двумя группами факторов: биологическими и социальными.

1. Биологические факторы включают изменчивость, наследственность и естественный отбор. При этом, создавая породы, человек использовал заложенную в геноме псовых изменчивость по росту, свойствам шерстного покрова и его окрасу и даже по уродливым, аномальным для дикой природы мутациям типа акромик-рии (укорочение костей лицевого отдела черепа), акромегалии (удлинение костей лицевого отдела черепа и костей конечности), хондродистрофии (резкое отставание в росте костей конечностей и, как следствие, непропорционально короткие ноги), карликовости (малые размеры тела при сохранении пропорциональности). В породообразовании человек добивался закрепления в ряду поколений вполне определенных экстерьерно-конституциональных и поведенческих свойств. Селекция на желаемые свойства неизбежно сопровождалась утратой каких-то, присущих виду Canis familiaris свойств в целом. Именно поэтому никакая дрессировка не заставит борзую сидеть на блок-посту и охранять склад, а сенбернара — ловить зайца.

2. Социальные факторы — это и различные события, и повороты истории человечества, и социальный заказ: практические и духовные потребности человека. Феномену породы нет аналогов в дикой природе, т. к. порода — это достаточная по численности группа животных, имеющая общее происхождение, обладающая специфическими экстерьерно-конституциональными и социально-экономически полезными свойствами, которые стойко передаются по наследству В силу этого в большинстве классификаций пород собак лежат как биологические принципы (происхождение, родство, т. е. генетическая связь), так и принцип пользовательных свойств. Однако последовательно выдержать оба эти принципа в классификации пород собак так, чтобы не возникало противоречий, вряд ли возможно. В частности, общепринятая в настоящее время классификация пород собак, разработанная Международной кинологической федерацией (FCI), не свободна от таких противоречий. Прекрасный пример, демонстрирующий затруднения в выяснении общности — происхождения и построения системы пород, приводит А. Д. Поярков. Так, эрдельтерьер происходит от скрещивания оттерхаунда, бультерьера, других терьеров. Кроме того, вполне возможны сеттер, колли. Т. е. эрдельтерьер несет в себе кровь догообразных, гончих, легавых и, возможно, овчарок, но согласно классификации FCI эрдельтерьер относится к группе терьеров. Очень многие современные породы имеют сходную по неоднозначности родословную.

И все же, как полагают специалисты-кинологи, классификации, основанные на генетических принципах, более последовательны, чем по пользовательным свойствам. Среди всего массива домашней собаки уже на ранних этапах породообразования выделяются следующие группы пород:

1. Волкообразный тип — наиболее яркими представителями его являются ездовые собаки северо-востока и динго.

2. Шпицеобразный тип — близкий к исходным волкоподобным формам. Этот тип сложился в условиях северной тайги и развивался относительно изолированно от собак других регионов.

3. Гончеобразный тип. Формирование типа происходило в лесостепной и степной зонах. Самых ранних принято называть протогончие, т. к. на их основе формировались собственно гончие, борзые и догообразные собаки.

4. Борзообразный тип. Сформировался на основе травильных протогончих собак в условиях открытых пространств — пустыни и сухие степи.

5. Догообразные собаки — самые крупные, сформированные для охраны, защитно-оборонительных функций, пастушьей службы.

Современные типологические классификации пород собак по генетическому принципу предусматривают выделение 11 групп пород. 1 — шпицеобразные, включающие настоящих шпицев, лаек и ездовых собак. 2 — терьеры, 3 — пинчеры и шнауцеры. Вторая и третья группы возникли в средние века от шпицеобразных собак. 4 — догообразные собаки, включающие длинношерстные и короткошерстные формы и крупные пастушьи собаки. 5 — овчарки. 6 — гончие. 7 — легавые. 8 — борзые. 9 — восточные декоративные собаки. 10 — западные болонки. 11 — собаки Нового Света, до появления там европейцев.

Кроме этого, следует выделить еще одну группу собак, обычно называемую собаки парии. У нас они обычно называются бродячими, дворняжками. Генетически они являются сложными полигибридами, не сохраняющими от поколения к поколению экстерьерно-конституциональных свойств. Эти собаки в течение многих поколений живут рядом с человеком и, что самое важное, размножаются самостоятельно, без селективного вмешательства человека. В популяциях этих собак идет жесткий естественный отбор, отбраковывающий все уродливые и не жизнестойкие формы. Эти собаки имеют большой размах разнообразия облика и экстерьера, но статистический анализ позволяет выделить среди них типы, сходные с уже перечисленными породными типами. Это говорит, что популяции бродячих беспородных собак имеют необходимый набор характеристик, свойственный виду в целом (Canis familiaris), и, в принципе, они являются универсальным по содержанию генофондом вида, который утрачивается у специализированных пород. Благодаря высокой жизнестойкости и очень большому генетическому разнообразию, популяции бродячих собак или париев, в принципе, являются неисчерпаемым потенциальным резервом породообразования, и это тот материал, с которого начиналось образование пород в прошлые времена.

Завершая рассмотрение проблемы происхождения домашней собаки, можно сделать следующее заключение. Прежде всего, решение этой проблемы может иметь только синтетический характер и основываться на результатах самых разных наук, изучающих как живую природу, так и человека, человеческое общество, его историю и культуру.

Исследование происхождения домашней собаки непродуктивно в отрыве от изучения эволюции хищничества, антропосоциогенеза, популяционной генетики, этологии, зоосоциологии, палеонтологии, археологии и других проблем. Современный уровень знаний в наше время дает основание для построения адекватного представления об одомашнивании первого дикого зверя. Именно в этом представлении можно найти понимание того, что сегодня в условиях тотальной урбанизации, «стрессов и страстей» сближает человека и собаку, причем именно в аспекте социального партнерства. Современный человек при всем своем могуществе и сегодня является частью природы, и ощущение этого, ощущение своего единства с природой к нему приходит прежде всего в общении с собакой. Показателем этого является стремительный рост численности собак. Так, в 1935 году в мире насчитывалось по ориентировочным оценкам около 70 миллионов собак, а в 1990 году, по официальным данным ООН, 500 миллионов, причем из них более 100 миллионов собак относится к группе собак-компаньонов. По ориентировочным оценкам различных экспертов, численность собак в России составляет 5–10 миллионов. Собака в утраченной человеком связи с живой природой занимает уникальное место, в первую очередь, потому, что, говоря словами А. Куприна, она «понимает людей гораздо быстрей и тоньше». Такое общение — основа для формирования гармоничной личности, основа для душевного и физического благополучия. Этот аспект специально подчеркнут в итоговых материалах 1 съезда кинологов России.

Вместе с тем, роль собаки в жизнедеятельности человеческого общества не ограничивается его физическим и духовным благополучием. Она настолько многогранна, что любое другое животное не обладает и малой долей таких возможностей. Среди этих возможностей и возложенные на собаку функции по защите общественных интересов, где собака является важным и вряд ли заменимым в будущем инструментом таких государственных институтов, как армия, МВД, пограничная и таможенная службы и др. Использование собаки в военном деле, охране общественного порядка, защите правовых общественных интересов имеет свою, хотя и более короткую, но насыщенную историю, которая будет предметом рассмотрения и обсуждения следующей главы настоящего учебника.

ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ ПРИМЕНЕНИЯ СОБАК В ВОЕННОМ ДЕЛЕ И БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ.

Люди очень давно оценили в собаке острое обоняние, тонкий слух, выносливость, неприхотливость, силу, преданность хозяину и другие, не менее полезные, качества. В свою очередь, собака стала самым преданным человеку животным, его лучшим другом и помощником.

Историки утверждают — наши далекие предки широко и с большой пользой для себя использовали собак в различных видах своей деятельности. А многие народы возводили собак в ранг священных животных. Подобное имело место в Древней Греции, Индии, Иране, Мексике, Месопотамии и некоторых других государствах. Например, в Древнем Египте построили в честь собак специальный город Кинополис (город собак). Если кто-то из обитателей других городов убивал собаку из Кинополиса, жители города считали это достаточным поводом для объявления войны.

И все же, в первую очередь, ценность собаки определялась наличием у нее необходимых рабочих качеств. В их число входили возможность животного защищать хозяина, осуществлять охрану жилья, поражать врага, вести поиск преступника и т. п. Большая роль собаке отводилась в военном деле и в борьбе с уголовной преступностью.

Архивные документы позволяют сделать вывод, что в военном деле собак стали использовать свыше шести тысяч лет назад. Они применялись для несения сторожевой и караульной служб, а также как боевые животные. В частности, в специальной литературе описываются примеры охраны собаками крепостей, лагерей войск, дворцов, других объектов. С такими целями собаки использовались во многих государствах Евразии, Африки и Северной Америки. Расширение сферы применения собак в военной области, на охоте, в других видах деятельности человека влекло за собой не только появление новых пород, но и создание оптимальной системы дрессировки животных, способной обеспечить надежную подготовку собак для конкретного вида службы. Одним из наиболее старых учебников по дрессировке и применению собак, известным истории, считается кинологический трактат «Псовая охота», составленный более 2300 лет назад военачальником Ксенофоном из Афин. Несколько позднее появился первый «атлас» пород собак, подготовленный древнегреческим историком Аррианом.

Таким образом, уже в те далекие времена наши предки обладали значительным теоретическим и практическим багажом подбора собак, их обучения и применения. Поэтому неудивительно, что военная история знает множество фактов, когда умелое применение боевых собак оказывало решающее воздействие на исход битвы либо на конкретный результат военной операции.

Для того, чтобы собака была способна одержать победу над вооруженным человеком, ее тело защищали специальным панцирем, на шею надевали ошейник с шипами. А в Индии, во время военных действий, собакам на спину крепили горящие факелы. И, конечно, для боя подбирали и готовили животных, обладающих большой массой (до 100 кг), силой, мощными челюстями, высокой агрессивностью и неустрашимостью. Многие авторы, исследующие эволюцию собак, склонны считать, что селекцией животных человек впервые стал заниматься именно при выведении новых пород псовых. По утверждению ученых, в Древнем Египте существовало 13–15 пород собак, среди которых были животные, специально предназначенные для решения военных задач. Многие известные военачальники древности усиливали боевые порядки своих войск специально подготовленными собаками. Так, персидский царь Камбиз при завоевании Египта в 525 году до нашей эры применял против противника громадных мастифов, вес которых достигал 80–100 кг.

Боевых псов использовали и халдеи (IX в. до н. э.) при вторжении в Южную Месопотамию. В то же время греки использовали собак не только как боевых, но и для ведения разведки, борьбы со шпионами, несения сторожевой службы. В 386 г. до н. э. спартанский царь Агизелай, осадив Мантинее, выпустил своих псов на охрану подступов к лагерю и городу, тем самым не позволив оборонявшимся получить помощь со стороны. Боевые порядки римских войск состояли из трех линий: в первой двигались собаки, во второй — рабы, а третью линию составляли легионеры. Специально обученные боевые собаки были и в армии Александра Македонского. Эти и другие свидетельства неоднократно подтверждались археологическими находками. В частности, на барельефе, обнаруженном при раскопках Геркуланума, хорошо просматривается собака в панцире и колючем ошейнике, защищающая римский пост, а на колонне Марка Аврелия ясно видны боевые псы, участвующие в сражении. Аналогичные примеры имеют место в истории развития многих государств мира, в т. ч. и славянских. На фресках Софийского собора в Киеве изображены три собаки, демонстрирующие их основное предназначение в жизни русичей. Значимость собаки для нашего далекого предка можно определить по такому факту: за кражу животного полагался штраф в три гривны, на эти деньги в тот период можно было купить три коровы и тридцать овец.

В Ассирии собак, в качестве боевых, стали применять свыше 2500 лет назад, при этом использовались доги, которые отличались от других пород своими размерами, силой, злобностью и мощными челюстями. Аналогичные задачи эти громадные псы выполняли в Греции, куда они попали приблизительно в V в. до н. э. как военные трофеи в результате поражения персидской армии, которую возглавлял царь Ксеркс. В Древней Греции, Риме и не которых других государствах бое вые доги использовались также как телохранители знати. Шли века, совершенствовалось вооружение, появлялись все более современные приемы ведения боя, увеличивались армии. Однако боевые собаки продолжали оставаться в строю. Они по-прежнему выполняли задачи по охране войск, крепостей, сопровождали обозы, несли сторожевую службу и одновременно являлись живым оружием в сражении. Всем хорошо известны викинги — народы, которые в VIII–XI вв. населяли территорию современной Норвегии и Швеции. Они многие столетия держали в страхе все прибрежное население Европы, отличаясь большой жестокостью, бесстрашием и внезапностью появления. Во многих походах этих «рыцарей открытого моря» сопровождали сильные, злобные псы — брудастые борзые, которые своей свирепостью обращали людей в бегство.

Предназначение собак существенно не изменилось и после появления огнестрельного оружия. Их продолжали применять для караульной и сторожевой службы, для поиска людей по запаховому следу, они также исправно играли роль телохранителей высоких особ, обеспечивали связь между военными подразделениями, овладевали и некоторыми другими специальностями. Например, испанцы при завоевании Америки с большим размахом и высокой степенью эффективности использовали боевых псов против коренного населения этого континента. Известны случаи, когда название отдельной породы напрямую зависело от вида службы, выполняемой собаками. Так, в конце XV в. венгерские вельможи повсеместно стали применять в качестве телохранителей крупную собаку — куваса, что в переводе с турецкого означает «хранитель покоя».

Средневековье не внесло сколько-нибудь значительных изменений в формы и методы применения собак, они по-прежнему защищали хозяев, охраняли дворцы и имения, использовались в бою. Однако по свидетельству историков, именно в эти столетия собак стали натаскивать для ловли людей. Особенно подобное было характерно для португальцев, которые в этот период активно занимались вывозом рабов из Африки. Наиболее часто такой вид применения собак практиковал португальский принц Генрих Мореплаватель Благочестивый. Аналогичным образом использовали собак и испанцы. В то же время Испания в больших количествах применяла боевых собак в полевых сражениях; так, мощную поддержку испанской армии в сражении при Валенсии против французских войск оказали 4 тысячи собак. Не менее масштабно боевые собаки использовались японскими феодалами. Но технический прогресс брал свое, на первое место постепенно выходила машина, конструировались и принимались на вооружение все более совершенные образцы боевой техники и оружия. Надобность в боевых собаках снижалась, их применение как живого оружия становилось нецелесообразно. В то же время возрастала потребность повышать надежность охраны объектов, своевременно обнаруживать противника, создавать надежную и быструю систему связи на поле боя, решать другие, не менее важные задачи.

Хорошо зная возможности собак, командование большинства армий мира содержало в строю значительное их количество, возложив на них задачи по охране позиций и лагерей войск, используя собак в качестве подносчиков боеприпасов, связистов, санитаров, на др. видах службы. Известны случаи, когда собак награждали боевыми орденами, назначали почетные пенсии, возводили им памятники. Многие кинологи хорошо знают историю награждения боевым французским орденом большого пуделя по кличке Усач, который с одним из полков армии Наполеона участвовал во многих сражениях, а в битве под Аустерлицем спас полковое знамя.

Достаточно масштабно собаки применялись и в русской армии, особенно хорошо зарекомендовали они себя во время боевых действий на Кавказе и в период русско-турецкой войны 1877–1878 годов. Главное предназначение этих животных заключалось в своевременном обнаружении противника и оповещении об этом собственных войск. Подготовка таких собак осуществлялась в ходе дрессировки, суть которой сводилась к подаче лая на появление людей в форме врага. Очень важным является то обстоятельство, что все служебные собаки в русской армии содержались за счет войсковой казны.

И все же лидером по организованности и масштабности применения собак для военных целей среди многих государств мира в XIX веке бесспорно была Германия. К этому времени в стране выведено несколько пород служебных собак, сформировалась хорошо продуманная система комплектования ими армии и полиции, существовала собственная школа дрессировки животных. Данное столетие знаменательно еще и тем, что именно в этот период в Европе значительный размах приобретает использование собак на полицейской службе.

Такие факты имели место в Германии, Англии, Франции, России и некоторых других странах. Например, в Англии (вторая половина XIX в.) для борьбы с преступниками была выведена новая порода служебной собаки — бульмастиф, отличавшийся от всех других ранее известных пород своим свирепым характером. В Германии первой полицейской собакой по праву считается ротвейлер, который зарекомендовал себя как великолепный поисковик. Не менее охотно немецкие полицейские использовали в своей работе еще одну породу — доберманов.

В России собаки для выполнения специальных задач стали применяться в середине XIX века сначала в пограничной страже, затем и в полиции. Особенно активно военное ведомство России занимается проблемами формирования собственной службы собак в конце XIX столетия. Вот что об этом сообщала в 1894 г. «Охотничья газета» (№ 49): «Военные власти решили развести для сторожевой и вообще для военных целей овчарок, при этом обращались к редакции с просьбой указать, где можно приобрести породистых собак». Еще раньше, в 1893 году, подобные вопросы обсуждались на страницах газеты «Свет» (№ 52).

Познавательным и интересным для истории военной кинологии является период начала XX века, когда различные теории применения собак в боевых условиях были опробованы в многочисленных военных конфликтах.

В 1893 году в Германии образовано общество разведения санитарных собак, к 1905 году оно насчитывало уже 900 членов. Россия в 1905 году приобретает в этом обществе трех санитарных собак, испытание которых проводится 18 июня 1905 г. в Гатчине. В ходе испытаний санитарные собаки продемонстрировали высокие рабочие качества и полностью выполнили весь объем поставленных перед ними задач. После проверки они были отправлены в 1-й корпус маньчжурской армии. Вторая группа военно-санитарных собак была приобретена в Англии у Э. Ричардсона — офицера-кинолога британской армии. Качество работы санитарных собак на поле боя в русско-японскую войну 1904–1905 годов раскрывает выдержка из рапорта, подписанного одним из офицеров штаба графа Келлера, где сообщается, что «поиск раненых, которыми были завалены просяные поля, был бы безуспешен без санитарных собак. Английские собаки работали особенно интеллигентно». Однако прошло еще несколько лет, прежде чем Российская армия активизировала процесс внедрения в свои структуры специально подготовленных служебных собак.

Первый питомник военно-полевых собак формируется на базе Измайловского гвардейского полка в 1912 году. Его основной состав был преимущественно укомплектован аэрдельскими терьерами (эрдельтерьерами). Приблизительно двадцать собак той же породы входило в кинологическое подразделение Царскосельского гвардейского гусарского полка. Эти животные готовились и использовались, главным образом, для обеспечения связи и ведения разведки. Результаты, полученные входе проведения испытаний указанных собак, убедили военное ведомство Российской империи в их полезности и необходимости. На одном из таких испытаний в 1913 году лично присутствовал военный министр. Аналогичные подразделения служебного собаководства создаются и в ряде других армейских полков. К этому времени сфера применения военно-полевых собак значительно расширяется. В 1914 году на ипподроме Семеновского гвардейского полка проводятся очередные испытания служебных собак, в которых участвуют животные, принадлежавшие полиции, железной дороге, министерству обороны и др. ведомствам. Военные собаки демонстрируют умение подносить боеприпасы, находить «раненых», обеспечивать доставку донесений и перевозить пулеметы. Эти задачи четвероногие «солдаты» выполняют в обстановке, максимально приближенной к условиям реального боя. Присутствующие при этом эксперты, в т. ч. иностранные, высоко оценили уровень подготовки российских служебных собак. И все же даже столь убедительная демонстрация возможностей военных собак не сумела заставить руководство министерства обороны России наладить целенаправленную подготовку специалистов и собак, в результате чего российская кинологическая служба вступила в первую мировую войну совершенно не подготовленной. Поэтому в анализе истории этой войны проблемы отечественной военной кинологии практически не освещены.

В отличие от России, совершенно иначе обстояли дела в Германии. Государственное руководство этой страны серьезно занималось проблемами военной и специальной кинологии. В 1911 г. недалеко от Берлина в Грюнхейде создан питомник со школой дрессировки полицейских собак, наблюдение за его деятельностью было возложено на Конрада Моста. Именно он, одним из первых, поставил дело дрессировки на научную основу. В 1913 году издается специальное наставление по дрессировке, воспитанию и применению собак в германской армии. По разным оценкам специалистов к началу войны немецкая армия насчитывала в своем составе от 10 000 до 30 000 служебных собак, большая часть из них применялась на Восточном фронте. Основная масса этих животных использовалась для несения караульной, сторожевой и санитарной службы. С некоторым отставанием от немцев, но также довольно эффективно военно-полевых собак применяли армии Англии, Франции и Бельгии. Например, на юго-востоке Франции в Вогезах применялось свыше 400 ездовых собак, отзывы о работе которых имели высокую оценку. Самое широкое применение в армиях Франции и Англии нашли посыльные и караульные собаки. Так, караульные собаки оповещали не только о диверсантах, но и о приближающихся вражеских самолетах. К концу войны во французской и британской армиях сложилась стройная система подбора и подготовки служебных собак, состоящая из четырех основных этапов. Первый этап — приемочные питомники, через них шел набор собак. Затем подобранные животные направлялись в питомники-депо, где их мыли и чистили, присваивали им номера и заводили личные карточки. В ходе общей дрессировки на подсобных питомниках изучались индивидуальные особенности каждой собаки и определялось ее дальнейшее предназначение по виду будущей службы. На последнем этапе собаки поступали в войсковые питомники, где готовились по конкретной воинской специальности. Таким образом, опыт применения собак на поле боя в первой мировой войне убедительно продемонстрировал их полезность, а также высокую эффективность и качество выполняемой ими работы. Это подтвердили и последующие военные конфликты, а также весь ход событий второй мировой войны.

Как уже отмечалось ранее, в России для борьбы с уголовной преступностью собаки начали применяться во второй половине XIX века. Однако в этот период их использование носило эпизодический характер и организационно не было оформлено.

Но в 1906 году среди группы работников МВД Российской империи возникла идея о создании общества содействия применения собак в полицейской и сторожевой службах. Поддержку этому начинанию оказал директор Департамента полиции М. И. Трусевич. Благодаря его содействию был разработан и затем утвержден устав общества. В состав членов-учредителей вошли: член Государственного совета шталмейстер Высочайшего Двора В. И. Денисов, действительный статский советник, в последующем директор Департамента полиции Н. П. Зуев, прокурор С.-Петербургской судебной палаты в звании камергера Высочайшего Двора П. К. Камышинский и др. высокопоставленные лица России и столицы. 23 сентября 1908 года определением С.-Петербургского Особого по городским делам присутствия указанный устав был внесен в реестр уставов обществ города С.-Петербурга. 19 октября 1908 года было устроено первое всероссийское испытание полицейских собак. Таким образом, эту дату вполне можно считать днем рождения российской кинологии. Это событие удостоил своим присутствием Его Императорское Высочество Главнокомандующий войсками гвардии и Петербургского военного округа Великий Князь Николай Николаевич. Общество при поддержке министра внутренних дел России и статс-секретаря П. А. Столыпина получило возможность на одной из окраин С.-Петербурга создать образцовый питомник и при нем школу дрессировщиков.

Весной 1907 года в России издается книга «Полицейская собака» под редакцией товарища председателя совета общества В. И. Лебедева. В том же году начинает ежемесячно выходить журнал «Полицейская и сторожевая собака», который дал возможность заинтересованным лицам познакомиться с правилами и особенностями применения собак для сторожевой службы, охраны хозяев, розыска преступников по запаховым следам, поиска раненых на поле боя, выполнения посыльной службы и использования собак в составе подразделений военной разведки. Тем самым, благодаря инициативе активистов-кинологов, в России организационно оформилось первое добровольное кинологическое общество. С его помощью служебные собаки стали активно внедряться в деятельность полиции, военного ведомства, Министерства путей сообщения и т. д. О высокой популярности служебных собак среди российских полицейских говорит тот факт, что почти все руководители губернских сыскных отделений настойчиво просили Министерство внутренних дел выделить в их распоряжение подготовленных проводников с собаками, отмечая при этом важность и нужность таких специалистов для повышения эффективности борьбы с уголовной преступностью. Вот только один из примеров того, как результативно работали собаки в тот период.

В 1908–1909 годах среди российских полицейских широкую известность приобрел доберман по кличке Треф. Это собака-легенда. Свой авторитет Треф заработал поистине феноменальными розыскными способностями. В его практике был случай, когда он прошел по запаховому следу троих преступников 115 км и все же сумел их настичь и задержать.

Первая мировая война, последовавшая за ней гражданская война, вызванные ими разруха и развал государственных структур привели кинологическую службу России в полный упадок. Но как только страна приступила к восстановлению экономики, с новой силой встал вопрос о необходимости использования собак в животноводстве, военных областях, ведомствах, занимающихся борьбой с преступностью, охране государственной границы и др. сферах государственной деятельности. Достижению этих задач, особенно в 20-е годы, уделялось большое внимание, для их решения были привлечены известные ученые, опытные практики, профессиональные военные и криминалисты. В результате уже в 1920 году НКВД приступает к созданию первых школ-питомников по подготовке специалистов-кинологов и собак-ищеек для уголовного розыска. Аналогичные подразделения формируются также в пограничных войсках, в наркомате путей сообщения, в составе военизированной охраны и т. п. Весомую лепту вдело развития и совершенствования служебного собаководства в СССР внес ОСОАВИАХИМ (в будущем ДОСААФ), это общество сумело в короткие сроки объединить в своих рядах почти все передовые кинологические силы страны, наладить племенную работу, а также осуществить обеспечение армии и НКВД собаками служебных пород.

В Красной Армии своеобразным генератором развития военной кинологии стала школа-питомник «Красная Звезда», созданная в 1924 году. За свою долгую историю эта учебная часть сумела подготовить десятки тысяч квалифицированных дрессировщиков, обеспечить армию необходимым количеством собак разных специальностей: санитарных, посыльных, минно-розыскных и др. В 30-е годы армейская кинологическая служба СССР получает свое дальнейшее развитие. Так, в 1934–1935 годах в Московской области (г. Монино) проводятся первые испытания собак-диверсантов». Их сбрасывали с парашютами в специальных коробках, после приземления собаки доставляли взрывчатку к заранее назначенной цели. В 1935 году (р-н Кубинки) демонстрируют свои способности собаки-истребители танков, которые с закрепленными на спине минами имитировали различные варианты подрыва боевых машин. Эти учения проводились в контексте единого плана — ведение диверсионных действий в глубоком тылу противника, одним из авторов этого документа являлся М. Тухачевский.

В период советско-финской кампании (1939–1940 гг.) служебные собаки использовались в качестве связных, санитарных, а также для поиска снайперов и автоматчиков противника, укрывшихся на деревьях. Внутри государства собаки активно служили в милиции, пограничных и внутренних войсках, в составе военизированной охраны МПС.

Достаточно вспомнить знаменитого в 30–40-е годы следопыта-пограничника Карацупу Н. Ф. и его не менее знаменитую собаку по кличке Ингус. За время службы на границе они задержали свыше 400 нарушителей.

Не менее интенсивно служебное собаководство продолжает развиваться в Германии, Франции, Англии и некоторых др. странах. Именно на эти десятилетия приходится открытие И. П. Павловым лабораторного метода изучения условных рефлексов, что послужило основой для создания условно-рефлекторной теории дрессировки собак. Таким образом, дрессировка служебных собак приобрела научную базу, а это позволило сформировать стройную систему подготовки собак к различным видам их деятельности. В свою очередь, развитие науки повлекло дальнейшее совершенствование тактики применения собак в военном деле и борьбе с преступностью, созданию по всей стране сети специальных школ по подготовке кинологов для армии, милиции, пограничных и внутренних войск. Активно ведется издательская работа по выпуску кинологической литературы, продолжаются исследования обонятельного аппарата собаки, запаховых выделений человека. Вот несколько конкретных примеров в подтверждение сказанному. В 1933 г. Главное управление погранохраны и войск ОГПУ под редакцией И. Е. Израилевича выпускает учебник «Кинология», позднее, в 1935 году, издается сборник статей под общим названием «Служебное собаководство» — издатель ОСОАВИАХИМ СССР. Очень много научного материала по проблемам, связанным с собаками сосредотачивается в периодике, издаваемой научно-исследовательскими институтами нашей страны, в частности, в Физиологическом журнале СССР (И. С. Беритов «Исследование индивидуального поведения собак. О прочности и активности индивидуального поведения собак». 1935 г.), в трудах Института по изучению мозга им. В. М. Бехтерева (Дмитриев В. Д. «Выработка условного рефлекса на изменение моторной хронаксии под влиянием раздражения обонятельного рецептора у собак». 1940 г.) и т. д.

Целенаправленная, хорошо поставленная работа по развитию служебного собаководства в СССР позволила советским кинологам уже в первые месяцы Великой Отечественной войны активно включиться в боевые действия. Собаки нашли самое широкое применение на поле боя, они взрывали фашистские танки, обнаруживали и вывозили раненых, отыскивали мины, обеспечивали устойчивую связь, ходили в разведку, охраняли тылы действующих войск, преследовали шпионов и диверсантов, задерживали бандитов, перевозили грузы и т. д. В годы Великой Отечественной войны на фронте находилось 60 тысяч собак (1944 г.), они обнаружили свыше 4 млн. мин, эвакуировали почти 700 тыс. раненых, подорвали 300 вражеских танков, проложили 8 тыс. км телефонного кабеля. Служебных собак использовали везде, даже в блокадном Ленинграде. Вот как рассказывает Илья Эренбург об одном удивительном параде — выставке собак, имевшем место в послеблокадном городе на Неве: «16 собак шли, пошатываясь от слабости, как и их хозяева. Была там собака-миноискатель с ушами, разрезанными буквально на ленточки осколками мин».

Заслуги военных кинологов и их четвероногих помощников в достижении победы над врагом были высоко оценены в нашем государстве. Штатный батальон, сформированный из кинологов с собаками, прошедших горнило войны, участвовал в параде Победы 1945 года.

В послевоенные годы роль служебных собак в армии, пограничных и внутренних войсках, органах МВД по-прежнему не снижается. Однако такое положение дел сохранялось не долго. Революция в военном деле, появление оружия массового поражения, новых суперсовременных видов боевой техники делают дальнейшее массовое использование собак в армии нецелесообразным. Поэтому сфера их применения резко сужается и ограничивается только несением караульной и сторожевой служб. В основном их используют для охраны базовых складов, важных военных объектов, мест расположения атомных подводных лодок и т. п.

Но боевые действия в Афганистане заставили армейское командование заново восстанавливать статус минно-розыскных собак. Их тонкое чутье и высокое качество работы по обнаружению минно-взрывных устройств в условиях боевых действий позволили сохранить жизнь и здоровье тысячам российских солдат.

За десять лет Афганской войны школа-питомник «Красная Звезда» подготовила и отправила в действующие части несколько сотен специалистов-кинологов с минно-розыскными собаками. По отзывам, поступившим в школу, можно утверждать, что саперы-кинологи и их четвероногие помощники действовали выше всяческих похвал.

Если сфера использования собак в ВС России резко сузилась, то в пограничных и внутренних войсках служебные собаки по-прежнему играют важную роль. Они применяются для розыска нарушителей государственной границы, обнаружения лиц, совершивших преступления, ищут взрывчатые вещества, наркотики, оружие, используются для задержания вооруженных бандитов, осуществляют обыск местности, зданий, сооружений, охрану особо важных объектов и т. п.

Современная служебно-боевая деятельность внутренних войск МВД России, сложность и важность задач, выполняемых войсковыми кинологами в этих условиях, создали предпосылки для постановки вопроса о необходимости образования учебно-научного подразделения по подготовке офицеров-кинологов. Приказом командующего ВВ МВД России в 1990 году на базе Пермского высшего военно-командного училища формируется кафедра кинологии, через четыре года, в 1994 году, на ее основе развертывается кинологический факультет, где курсанты в течение 5 лет постигают военные специальные науки и после этого получают диплом биолога-кинолога.

В результате определяется новый этап развития в служебной кинологии. Он предполагает дальнейшее совершенствование подготовки специалистов, дрессировки собак, форм и методов их применения с максимальным использованием в этих целях самых современных достижений биологических, педагогических, юридических и др. наук.

Последние десятилетия мировое сообщество сосредотачивает свои усилия на борьбе с наркоманией и терроризмом. При этом, подавляющее большинство правоохранительных ведомств мира стремится использовать собак для обнаружения наркотических веществ. Они также применяются для задержания террористов, обнаружения взрывных устройств, выявления укрытий оружия и боеприпасов. Особенно успешно в этой области работают кинологи европейских стран. С целью распространения положительного опыта периодически организуются и проводятся международные кинологические конференции, рабочие встречи и другие аналогичные мероприятия. В 1989 году в Австрии состоялась международная встреча кинологов, на которой обсуждались проблемы использования собак, обоняющих наркотики. В ходе обмена мнениями были приведены данные, которые наглядно демонстрируют уровень и эффективность использования собак при поиске наркотических веществ. Вот отдельные примеры: в ФРГ в 1975 г. имелось 200 собак, обоняющих наркотики, а уже в 1988 г. их число возросло до 800 голов. Только в аэропорту Франкфурта-на-Майне с помощью собак-ищеек в 1988 г. было обнаружено свыше 500 кг различных наркотиков.

В Дании в 1985 г. использовалось 48 собак, обоняющих наркотики. В 1988 г. датские правоохранительные органы осуществили 226 перехватов провоза наркотических веществ, более чем в 50% случаев это было сделано с помощью собак.

Собаки, обоняющие наркотики, применяются во многих европейских странах, государствах Азии и Африки. К их числу относятся Ботсвана, Эфиопия, Замбия, Южная Корея и другие.

Борьба с уголовной преступностью требует от органов внутренних дел использовать для этих целей самые передовые достижения науки, в противном случае принимаемые меры не дадут нужного эффекта. Учитывая это, криминалисты Советского Союза разработали и предложили для практического применения метод одорологической выборки (метод криминалистической одорологии), в котором в качестве детектора запаховых веществ используется специально подготовленная собака. О данном методе впервые было заявлено в 1965 году его авторами Безруковым В. В., Винбергом А. И., Майоровым М. Г. и Тодоровым Р. М. Суть предлагаемых действий сводится к изъятию с места преступления запаха, его консервации и последующей идентификации собакой-детектором. За последние десятилетия одорологический метод значительно усовершенствовался, и в настоящее время он успешно применяется при проведении запаховых экспертиз. Разработка, совершенствование и практическое использование одорологического метода является одним из примеров того, какими возможностями обладают собаки и каким образом их можно применять в деле предупреждения, пресечения и расследования преступлений.

Собака прошла долгий путь с человеком. Столь длительное совместное сосуществование людей и псовых обусловлено, в первую очередь, наличием у собак качеств, приемлемых для человека и его деятельности. В наш век научно-технического прогресса роль собак не оказалась приниженной, а скорее, наоборот, общение с животным, наличие верного четвероногого друга делает людей более добрыми и чуткими, способными понять и оценить живой мир, его значение для человеческого общества. По данным ООН, в 80-х годах в мире насчитывалось примерно 500 млн. собак, в т. ч. 100 млн., проживающих непосредственно с человеком.

По-прежнему находят самое широкое применение служебные собаки. Наличие в составе войскового или милицейского наряда хорошо подготовленной собаки, позволяет личному составу не только лучше выполнить поставленные задачи, но и повысить психологическую уверенность.

С учетом изложенного, следует отметить, что необходимость применения собак в военной области, а также для борьбы с преступностью по-прежнему будет существовать, а возможности современных и последующих научных разработок позволят кинологам найти разумное сочетание в использовании технических средств и собак.

Справка: В годы боевых действий на территории Чеченской Республики специалистами кинологической службы с помощью минно-розыскных собак обнаружено и обезврежено несколько тысяч взрывоопасных предметов. Многие специалисты-кинологи награждены орденами и медалями, а военнослужащий внутренних войск, дрессировщик минно-розыскной службы младший сержант Бузин А.С. удостоен звания Героя Российской Федерации (посмертно), который со своей собакой обнаружил более ста минно-взрывных устройств (Указ Президента Российской Федерации «О награждении государственными наградами сотрудников ОВД и военнослужащих ВВ МВД России» от 18 ноября 1996 г. № 1579).

ГЛАВА 3. СЛУЖЕБНАЯ КИНОЛОГИЯ И НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЕТОДИКИ ПОДГОТОВКИ СОБАК.

За последние годы кинологическая служба получила широкое распространение в нашей стране. Около пятидесяти тысяч собак несут службу в частях и соединениях Министерства обороны, пограничных войсках, органах и войсках МВД России. Примерно семьсот тысяч собак в различных видах обеспечения используются в народном хозяйстве.

В ведомствах народно-хозяйственного комплекса страны, клубах служебного собаководства РКФ и других общественных организациях служебные собаки готовятся для выполнения целого ряда специальных задач. Перечень их оказался довольно обширным: подготовка собак-проводников слепых, поисково-спасательной службы, караульных — для охраны особо важных объектов, для поиска наркотических и взрывчатых веществ, оружия и контрабанды, патрульно-поисковой службы в административных центрах и др.

Необходимость подготовки хороню обученных специалистов и собак к различным видам службы очевидна. Однако по целому ряду позиций эта работа в ведомствах и их структурных подразделениях ведется бессистемно и крайне неудовлетворительно.

Недавние трагические события в России, Армении и Таджикистане показали, какую роль в поиске погребенных в развалинах людей играют специально подготовленные собаки. К сожалению, эти собаки были не из российских ведомств и общественных организаций, и работали с ними иностранные спасатели из многих стран мира.

Крайне низкой остается подготовка и применение собак для обследования на утечку магистральных газопроводов, опасных в экологическом отношении грузов на железнодорожном, морском и речном транспорте, поиска наркотических и взрывчатых веществ. Требует к себе внимания усиление подготовки и повышения эффективности применения караульных и сторожевых собак для сопровождения взрывоопасных и высокотоксичных грузов, охраны атомных станций и других объектов повышенной экологической опасности.

Проведенный анализ задач, решаемых с помощью служебных и специальных собак, говорите необходимости создания современной научно-методической базы для подготовки квалифицированных специалистов-кинологов, изучения целого ряда проблем и направлений.

Изучение опыта подготовки собак в учебных частях и подразделениях войск показывает, что в большинстве случаев отсутствует научно-обоснованный метод работы с ними, нередко применяется чисто механический подход в методике обучения животных выполнению заданной программы действий. Вместе с тем, современная этология установила, что в поведении собаки прослеживаются и собственные цели. Для умелого и эффективного использования информации, получаемой сенсорными системами животного из окружающей среды и проявляемой в разнообразных формах его поведения, дрессировщик обязан в совершенстве владеть этологией, знать эволюционное прошлое собаки и ее биологию, уметь определять и прогнозировать разрешающие возможности анализаторов слуха, зрения и обоняния.

Собака наделена «системами раннего оповещения», что своевременно приводит животное в состояние собранности и внимания. Хорошо развитые органы чувств позволяют ей своевременно обнаруживать изменения внешней среды и принимать адекватные ответные действия, в т. ч. — действия в рамках программы научения.

Надежность работы собаки определяется ее способностью выполнять заданную программу в течение определенного времени, сохраняя при этом требуемый уровень работоспособности. Как уже отмечалось, временные отказы у собак, как правило, обусловлены не потерей работоспособности, а неадекватностью информационных преобразований, связанных в ряде случаев с нарушением методики дрессировки и правил их применения.

Ошибки, допускаемые при дрессировке собак, по своему характеру делятся на три основные группы: теоретические, тактические и технические.

Причинами ошибок первой и второй групп следует назвать слабую теоретическую подготовку методистов и дрессировщиков, неумение учитывать границы психологической деятельности собаки, в результате чего действия дрессировщика остаются для нее непонятными. К группе ошибок технического характера относятся: неумелый расчет времени и плохая организация занятий по практике дрессировки; непродуманное и однообразное распределение приемов дрессировки на уроке, вызывающих скуку и вялость собаки; неправильное техническое построение приемов дрессировки и их исполнение.

Опыт практической работы свидетельствует о том, что дрессировщик на собаку может воздействовать биополем, запаховой информацией, жестом, мимикой, словом, лакомством, механическими и другими раздражителями. Собака, как правило, очень быстро понимает, что от нее хотят, однако заставить животное понимать — это далеко не все. Главная трудность заключается в том, чтобы собака всегда исполняла то, что требуется.

Рассматривая закономерности общей эволюции в природе, морфологическое и физиологическое развитие организма собаки, а также созревание и проявление ее поведенческих функций, можно сделать вывод, что собака — уникальное животное, с хорошо развитыми сенсорными системами, консолидированной психикой, способностью быстро нарабатывать и удерживать социально-биологические связи.

Другое важнейшее направление работы — это научно-теоретическое обоснование методики дрессировки собак с учетом новейших достижений в этологии, изучении нервной деятельности животных и человека, генетики поведения и др. Сегодня приходится с сожалением констатировать, что некогда одна из наиболее сильных школ в теории дрессировки, созданная на основе теории отражения и учения академика Павлова И. П. о типах ВНД, утрачивает свои позиции и не обогащается новым содержанием, последними достижениями биологической науки. Для понимания сказанного необходимо обратиться к истории развития павловской нейрофизиологии. Сформулировав рефлекторную теорию и создав объективный метод исследования высшей нервной деятельности, И. П. Павлов не мог предположить, что отдельные положения его учения о рефлексах будут механически использованы в работе с биологическими системами.

Опыт изучения биологии взаимоотношения дрессировщика и собаки показывает, что в большинстве случаев применяется чисто механический подход в методике научения животного выполнению заданной программы действий.

Вместе с тем, современная эволюционная теория определяет, что животное в процессе индивидуального развития активно использует унаследованный генетический потенциал и на этой основе стремится приобрести такие свойства, которые гарантируют лучшую приспособляемость организма к постоянно изменяющимся условиям среды. Таким механизмом в организме собаки может быть признано поисковое поведение. Именно оно становится средством индивидуального приспособления.

Поисковое поведение строится на врожденной основе, но в онтогенезе оно обогащается приобретенными реакциями. Пусковым механизмом для проявления поискового поведения животного могут быть голод, экологический дискомфорт, родительский и половой инстинкты, инстинкты свободы, самосохранения и защиты, социально-биологические инстинкты и связи.

Например, для того, чтобы получить пищу, животное должно через пусковой механизм разбалансированности процессов ассимиляции и диссимиляции включить поисково-пищевую ориентацию в окружающей среде на достижение конечной цели.

Физиологические и поведенческие механизмы, с помощью которых животные сохраняют постоянство своей внутренней среды, выступают как единство и борьба противоположностей, генетически унаследованных инстинктов и индивидуально приобретенных реакций поведения с учетом типов ВНД и условий окружающей среды.

Рассматривая биологический комплекс «дрессировщик — собака», мы должны исходить из того, что это две самостоятельные биологические системы. Их взаимодействие и взаимосвязь обусловлены не только внутренним состоянием каждой системы, но и социально-биологическими отношениями в условиях конкретной среды обитания.

Многолетний опыт изучения поведения собак и других видов животных показывает, что любой биологический объект, взаимодействуя с окружающей средой, может быть готовым или не готовым к восприятию потока раздражителей, идущих на него извне.

Физиологически здоровый организм практически всегда готов к восприятию и адекватной переработке посредством ВНД большей части биологически значимых для него раздражителей, но в них он может испытывать потребность или не испытывать ее. Последнее зависит от физиологического состояния организма, его генетического потенциала, приобретенного интеллекта, течения обменных процессов и др.

В ряде случаев организм животного может оказаться не готовым к восприятию раздражителей среды. Причинами могут быть: сон, гипноз, состояние наркоза, переутомление, болезнь и другие.

В своем эволюционном развитии биологические системы наделены способностью пропускать через себя раздражители внешней среды и давать на них адекватные ответы на основе генетически обусловленной памяти или научения в постэмбриональном периоде жизни. Отсюда следует вывод, что типы поведения и его основа — поведение поисковое — представляют собой результат генетических и средовых взаимодействий.

Врожденный и приобретенный компоненты поведения находятся в неразрывном единстве, но удельный вес каждого из них определен уровнем филогенеза: чем более развита нервная система, тем больше может быть вес приобретенных реакций в соотношении с действующими условиями внешней среды.

Генетическая программа безусловной деятельности, которая в эмбриональном периоде определяет точные сроки закладок и определяющая созревание нервных и мышечных комплексов, функциональных каналов входа и переработки информации, ответов на безусловные раздражители, абсолютно жесткая и не допускает никаких ошибок. Если в силу особых условий произойдет слом генетической программы, могут быть два исхода: индивид погибает или немедленно появляется его изменчивость в наиболее несбалансированных комплексах системы.

Из сказанного выше следует, что программа научения животных, и в частности собак служебных пород, лежит в пределах генетически допустимых параметров (нагрузок) на функциональные каналы восприятия раздражителей, а также разрешающих возможностей ВНД.

Поисково-приспособительное поведение собаки в значительной степени зависит от того, в какой мере животное использует свой жизненный опыт, чтобы принимать правильные решения и избегать ошибочных. Этот опыт и научение извлекаются из памяти. Понятие памяти включает в себя хранение и считывание генетически обусловленных программ поведения, а также процессов фиксации, хранения и считывания информации, полученной организмом на протяжении его жизни.

Исследование характеристик памяти на примере зрительно-обонятельного рефлекса у собак показывает, что потомки наследуют свойства долговременной, а не кратковременной памяти родителей, и что генетические программы пищевого поведения формируются в связи с условиями их содержания и кормления.

Для высших животных, в том числе собак, поведенческий акт не является случайным порождением физиологических процессов, а программируется как цель, ради которой происходит сложнейшая интеграция анализа и синтеза ВНД. Формированию цели и принятию адекватного, наиболее правильного решения на новом уровне способствует память, удерживающая эффективность прошлого положительного или отрицательного результата.

Современная теория отражения применительно к живым системам позволяет проследить эволюцию форм сигнальной деятельности у высших животных и человека. В понимании теории отражения как физиологического процесса важное место отводится концепции развития и формирования функциональных систем в онтогенезе.

В отличие от классических представлений о созревании органа или организма целесообразно делать акцент на дозревание функции.

Опыт работы, накопленный при разведении собак служебных пород, показывает, что системогенез реализует в процессе эмбрионального развития опережающее отражение действительности, взятой из филогенеза вида.

Например, новорожденные щенки немецкой овчарки наделены механизмом поиска соска матери и функцией сосания уже после рождения. Возможность наследования признаков, приобретенных в онтогенезе, исключается. Однако самым важным является тот непосредственный факт, что скорость выработки и степень проявления того или иного полезного признака у индивида в онтогенезе может быть хорошим ориентиром для селекционной работы. Последнее включает глубокий анализ как эмбрионального, так и постэмбрионального развития организма. Объективный учет условий среды, режима содержания и эксплуатации материнского организма, а также условий выращивания, воспитания, дрессировки и физических нагрузок на организм щенка позволяет увязать проявление функций с внешними формами и признаками.

Рассматривая закономерности общей эволюции в природе, морфологическое развитие организма собаки в онтогенезе, а также ее поведенческих функций, можно выделить ряд закономерностей в проявлении типов ВНД и преобладающих реакций поведения:

1) генетический потенциал кобеля и суки может быть реализован только при слиянии половых клеток и последующим развитием эмбрионов;

2) в эмбриональном периоде развития щенка генетическая программа определяет точные сроки закладок и опережающего созревания функциональных каналов восприятия раздражителей внутренней и внешней среды организма, а также формирование адекватных ответов посредством ВНД;

3) врожденный и приобретенный компоненты поведения собаки находятся в непрерывном единстве, но удельный вес каждого из них определен уровнем филогенеза: чем более развита нервно-гуморальная система, тем больше удельный вес приобретенных реакций в процессе индивидуального научения;

4) сумма приобретенных организмом в онтогенезе возможностей и свойств не может превысить параметров характеристик возможностей, унаследованных от родителей с учетом законов генетики;

5) условно-рефлекторное поведение собаки и его биологический смысл заключается в том, что оно является индивидуально-приспособительным механизмом организма в постоянно меняющихся условиях внешней среды, а потому маловероятна его наследственная передача.

Анализ физиологических механизмов работы высшей нервной деятельности у собак, а также изложенные по ним выводы позволяют в последующем перейти к описательному обоснованию порядка реализации генетических программ в процессе научения животных.

ГЛАВА 4. ЭТОЛОГИЧЕСКИЕ И ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ДРЕССИРОВКИ СОБАК.

1. НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ ПОВЕДЕНИЯ И ДРЕССИРОВКИ СОБАК.

Эффективность и качество подготовки собак к различным видам деятельности требуют от специалистов-кинологов знания зоопсихологии, этологии, физиологических основ поведения и дрессировки животных, а также умения применять их на практике.

Сама сущность поведения животных, в частности таких высокоорганизованных как собаки, определяет исключительную сложность ее научной трактовки представителями какой-либо одной дисциплины. Ведь поведение представляет собой совокупность всех проявлений внешней активности животного, направленных на установление жизненно необходимых связей организма со средой.

В процессе поведения животное изменяет свою деятельность, реагируя на воздействия внешних и внутренних факторов.

Поведение включает процессы, при помощи которых животные ощущают внешний мир и состояние своего тела и реагируют на них. Решающую роль здесь играет внешняя двигательная активность, слагающаяся из взаимосвязанных движений.

Поведение в целом, да и практически любой поведенческий акт имеют приспособительный (адаптивный) характер, поскольку в конечном итоге они направлены на установление равновесия с окружающим миром.

Науки, изучающие поведение.

Исторически сложилось, что изучением поведения животных занимались представители трех областей научного знания — зоопсихологии, физиологии ВНД и зоологии. Разделение труда между данными дисциплинами базируется на различных подходах к исследованию предмета и по сути сохраняется до сих пор. Не так давно оформилось еще одно направление исследований — генетика поведения.

Чтобы разобраться, как соотносятся эти науки между собой и какой вклад каждая из них вносит в исследование поведения, рассмотрим кратко предмет и методы каждой отрасли знания, а также структуру самого поведения.

Главная задача физиологии высшей нервной деятельности — изучение мозговых процессов, лежащих в основе организации целенаправленного поведения.

Основные методы:

— условно-рефлекторного изучения поведения животных в лабораторных условиях, где выявляются и анализируются приобретенные при обучении поведенческие акты;

— морфологические — дают основные сведения о тонком строении структур мозга;

— биохимические — позволяют изучать вещества, образовавшиеся в структурах мозга в процессе обмена веществ;

— физиологические — включают несколько экспериментальных приемов (разрушение участков мозга, регистрацию его электрических импульсов и т. д.).

Зоопсихология изучает психическую деятельность животных, т. е. процессы психического отражения внешнего мира и состояния своего тела (ощущения, восприятия, представления) и соответствующие поведенческие реакции.

Основные методы:

— собственно зоопсихологические — это детальное изучение движений подопытных животных в ходе решения поставленных задач (метод «лабиринта», «проблемной клетки» и т. д.);

— условно-рефлекторные — выявляют способности к различению объектов и их признаков, особенности памяти и т. д.;

— этологические — позволяют изучать виды поведения животных в естественных условиях и в изоляции от действия факторов внешней среды.

Этологию часто определяют как науку о закономерностях поведения животных в естественных условиях, что дало повод части исследователей определить ее как науку о врожденных формах поведения. Однако менее поверхностный взгляд на поведение животных в природе сразу обнаруживает ошибку, ведь их деятельность в естественной среде обитания — это прочный сплав врожденных и приобретенных компонентов.

Один из основателей этологии Нико Тинберген сформулировал четыре основных вопроса, на которые необходимо ответить, чтобы понять поведение животных:

— каковы причины совершения животным того или иного поведенческого акта (механизм поведения);

— как происходит становление этого акта в процессе индивидуального развития (его онтогенез);

— каково его значение для выживания (его функция или так называемый биологический аспект);

— как происходило его историческое развитие (эволюция).

Ответ на первый вопрос хотелось бы видеть как детально расписанный физиологический механизм поведенческого акта. Однако на данном этапе развития науки большее понимание сложного поведения достигается при рассмотрении его структуры. При этом необходимо твердо уяснить, что поведенческие признаки по сути такие же, как и другие морфологические признаки животных (цвет глаз, волос, рост и т. д). Понять это помогла генетика поведения — наука, которая изучает влияние наследственных факторов на поведение животных.

Основой этологии является не только изучение форм поведения отдельных видов животных, но и, прежде всего, сопоставление форм поведения у неродственных видов (т. е. конвергенция, возникающая из-за сходства среды, сходства задачи, сходного давления естественного отбора и ограниченности возможных решений).

Основные методы этологии:

— наблюдение, описание, фиксация материала с помощью кино- и фотосъемки и его аналитическая обработка;

— эксперимент в природе;

— морфологическое и электрофизиологическое воздействие для выявления этологической адекватности какого-либо стимула. Основные методы генетики поведения:

— собственно генетические методы (гибридизации, анализа родословных, индуцированного мутагенеза и т. д.);

— молекулярной биологии и биохимии;

— зоопсихологические, этологические и т. д. Из рассмотренного выше видно, как широко перекрываются методы наук, изучающих поведение животных, а если упомянуть о том, что все они используют данные друг друга для лучшего понимания и трактовки феномена поведения, то становится ясно, что сегодня мы вплотную подошли к созданию синтетической науки о поведении животных.

Физиология ВНД, зоопсихология, этология и генетика поведения относятся к фундаментальным биологическим дисциплинам и рассматривают соответствующие проявления жизнедеятельности у различных систематических групп животных.

Чтобы лучше представить их роль при изучении различных компонентов поведения, обратимся к схеме на рис. 1, где науки, изучающие поведение, составят горизонтальные слои, а различные проявления рассматриваемого феномена — вертикальные. Становится ясно, что физиология, зоопсихология, этология и генетика поведения изучают как врожденные, так и приобретенные компоненты поведения со своих точек зрения и своими методами.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 1. Науки, изучающие поведение животных.

Структура поведения у собак.

Теперь подробнее рассмотрим саму структуру поведения. Схема соотношения основных элементарных компонентов поведения представлена на рис. 2. Поведенческие акты строятся на трех основных механизмах: инстинктивном, механизме обучаемости и рассудочной деятельности (разуме). В результате интеграции компонентов формируется целостный поведенческий акт, который можно определить как унитарную реакцию.

Из трех представленных на рисунке компонентов два — обучение и разумное поведение — можно объединить как приобретенные формы поведения, а инстинкты представить в качестве врожденных форм поведения.

Отдельные унитарные реакции складываются в многоактное поведение, связанное с обеспечением основных биологических потребностей организма, так называемые биологические формы поведения.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 2. Схема соотношения основных элементарных компонентов поведения (по Л. В. Крушинскому, 1977).

Необходимо остановиться на трудностях в использовании терминов «врожденный — приобретенный». Термин «врожденный» относится к наследственности (генотипу) и может быть применим в основном к проявлениям поведения низших животных. Термин «приобретенный» относится к внешним проявлениям признаков — фенотипу. Однако все проявления поведения реализуются в пределах фенотипа и все имеют свою генетическую основу. Те формы поведения, которые не претерпевают значительных модификаций в процессе индивидуального развития (онтогенезе), т. е. при трансформации генотипа в фенотип, называются врожденными. Формы поведения, претерпевающие различные модификации под влиянием внешних воздействий, которым подвергается их носитель на протяжении жизни, называются приобретенными.

У таких высокоорганизованных животных как собаки хорошо представлены различные формы приобретенного поведения.

Итак, поведение по уровню модификаций в онтогенезе (по способу приобретения) делится на:

— врожденное (инстинкты);

— приобретенное (обучение, разумное поведение).

Врожденное поведение собак.

Удачную классификацию инстинктов как сложнейших безусловных рефлексов, составляющих потребностно-эмоциональную основу поведения, предложил П. В. Симонов (табл. 1). В данной таблице представлены биологические и социальные потребности, которые определяют поведение животных, в частности, собак. Наиболее важные для нас перечислены ниже.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Таблица 1. Сложнейшие безусловные рефлексы животных (по П. В. Симонову, 1986).

Удовлетворение витальных потребностей. Первую самостоятельную группу составляют витальные рефлексы. Они обеспечивают сохранение индивидуума и через это — сохранение вида.

Признаки витальных рефлексов:

— неудовлетворение соответствующей потребности ведет к гибели животного;

— удовлетворение потребности не требует обязательного участия другой особи того же вида.

Пищевые потребности накладывают существенный отпечаток на поведение. Многие псовые — животные стайные. Охотничье поведение почти всех псовых определяется тем, что они преследуют добычу в открытую, догоняют ее, когда она обращается в бегство. Способность вынюхивать, выслеживать добычу, длительно преследовать ее, согласовывать действия в стае при загонной охоте характерна не только для диких псовых, но и для представителей многих пород собак.

Оборонительные рефлексы и их реализация зависят от конкретных условий. Например, бегство от опасности сменяется агрессией, когда животному некуда бежать. Здесь применима концепция смены «дистанции бегства» «дистанцией нападения». Эти дистанции зависят как от видовой принадлежности, так и от индивидуальных особенностей животного. У наиболее сильных, агрессивных, хорошо вооруженных представителей «дистанция нападения» больше, чем у более слабых собратьев.

Если при пищевом поведении истинная агрессия практически не встречается, то здесь она присутствует в полной мере, причем как при межвидовых, так и внутривидовых контактах. У собак данное поведение обслуживают демонстрации (ритуальные позы, мимика и т. д.). Агрессивные демонстрации призваны предупредить об опасности со стороны нападающего, а поведение подчинения — сдерживать агрессию.

Данное поведение входит как составная часть во многие формы социального поведения — полового, родительского, территориального, иерархического. Поскольку такие сильные и агрессивные хищники как собаки являются стайными животными, у них очень развиты ритуальные действия, как предупреждающие, так и надежно сдерживающие нападение при внутривидовых конфликтах.

Удовлетворение социальных потребностей. Вторую группу поведенческих реакций образуют ролевые (зоосоциальные) сложные безусловные рефлексы, которые возникают при взаимодействии с особями своего вида. При рассмотрении данной группы рефлексов необходимо помнить — особенности исторического развития привели к тому, что собаки, живущие бок о бок с человеком, воспринимают последнего как представителя своей стаи либо считают себя членом человеческого сообщества.

Наиболее простые формы ролевых отношений возникают при взаимодействии половых партнеров. Успешность репродуктивного (полового) поведения определяется не только гормональным фоном и наличием соответствующих внешних стимулов, но и индивидуальным опытом общения с особями своего вида, который влияет на восприимчивость к внешним раздражителям и на усовершенствование соответствующих движений, включая готовность к спариванию. Большую вероятность успешного спаривания обеспечивает поведение ухаживания — сложный ритуал, несущий видоспецифические черты.

Не менее сложен и разнообразен репертуар родительского поведения, который у собак начинается до появления на свет детенышей.

Забота о потомстве тесно связана с уровнем социализации, т. к. с первых же дней щенок тесно общается с матерью. Изоляция от матери или того, кто ее заменяет, приводит у животных к драматическим результатам — компенсациям в форме реакции самоконтакта и т. п. Потребность в социальном контакте, в общении и ласке имеет самостоятельное, генетически предопределенное значение для формирования полового, родительского и других форм общественного поведения.

Значительное влияние на нормальное развитие щенков оказывает их изоляция от матери, но в то же время очевидна и огромная роль взаимодействий со сверстниками. Изоляция от сверстников нарушала у щенков формирование памяти и полового поведения. Такие животные крайне неустойчивы к информационным нагрузкам, у них под влиянием несложных условно-рефлекторных задач возникало типичное невротическое состояние.

Если половое и родительское поведение встречаются у животных, не образующих истинное сообщество, то для большинства видов ролевых взаимоотношений сообщество необходимо.

Для собак характерно формирование истинного сообщества, представляющего собой стабильную группу, члены которой поддерживают интенсивную коммуникацию и находятся в некоторых постоянных отношениях друг с другом. В этих отношениях выделяют четыре основные категории:

— родителей — детенышей;

— по поводу распределения ресурсов (пища, пространство и т. д.);

— асимметричные (иерархия);

— дружбы с одним или несколькими представителями своего вида.

Организованные сообщества характеризуются сложной системой коммуникации, разделением социальных ролей (у собак, например, вожак, охранник и т. д.), стремлением членов сообщества держаться в тесной близости друг к другу, относительным постоянством состава и затруднением доступа в него особей того же вида, но не являющихся членами данной группы.

Структурируют сообщество, в основном, отношения доминирования и территориальности.

Под доминированием понимается утверждение за особью в ее отношениях с другими членами сообщества определенного ранга (роли). Территориальность тесно связана с доминированием. Территория — это область, в пределах которой ее постоянный обитатель пользуется правом первенства в отношении доступа к ограниченным ресурсам, т. е. является доминантом. Типы доминирования и территориальности могут меняться у одних и тех же особей в зависимости от конкретной обстановки.

К врожденным рефлексам саморазвития (удовлетворения индивидуальных потребностей) относятся разнообразные проявления ориентировочно-исследовательского поведения, рефлекс свободы и рефлексы превентивной (предварительной) «вооруженности» — игровой и имитационный.

Для них характерны два момента:

— они не связаны с наличной ситуацией и обращены в будущее;

— самостоятельны, т. е. не вытекают из других потребностей и не сводятся к другим мотивациям.

Исследовательское поведение побуждается потребностью в получении информации. Элементарные исследовательские акты появляются очень рано, например, маятникообразные движения головой щенка в поисках соска матери. Далее возникают более сложные реакции — обнюхивание, присматривание, прислушивание, а затем уже подлинно исследовательские акты.

Ориентировочно-исследовательская активность служит поиску и обнаружению биологически значимых сигналов. С ориентировочного рефлекса начинается практически любой контакт животного с факторами среды. Эти элементарные ориентировочные реакции выполняют роль неспецифической активации различных систем (нервной, сенсорной). Само исследовательское поведение может быть базой для выработки условных инструментальных рефлексов и может играть решающую роль при формировании образного обучения.

Важность потребности в постоянном получении информации и, следовательно, важность данного типа поведения доказываются экспериментально, когда воспитание молодых животных в «обедненной» среде приводит не только к расстройствам поведения, но и влияет на массу, толщину коркового вещества и уровень метаболических процессов мозга.

В самостоятельную группу потребностей и поведенческих форм их удовлетворения выделяют потребности в приобретении опыта, навыков, умений, которые понадобятся животным в будущей жизни. Это подражательное поведение, обеспечивающее передачу опыта в поколениях и лежащее в основе «сигнальной» (не генетической) наследственности, которая занимает у высокоразвитых животных все большее место. При этом необходимо выделить инстинктивные формы имитации, например, когда испуганное и убегающее животное вызывает подражание других животных в стае.

Под игровым поведением понимают совокупность двигательных актов организма, включающих определенные мышечные группы, используемые в дальнейшем взрослыми животными в соответствующих жизненных ситуациях при бегстве, борьбе, добыче пищи, размножении и т. д. В процессе реализации игровой деятельности животное тренирует соответствующие поведенческие стереотипы, обогащается информацией об окружающей среде, практикуется во взаимодействии со сверстниками, усваивает нормы группового поведения.

Формирование любой формы видотипичного, наследственно «закодированного», т. е. инстинктивного поведения в онтогенезе всегда сопряжено в той или иной степени с какими-либо элементами индивидуально приобретаемого поведения-обучения. Инстинктивные движения (врожденные двигательные координации) обычно генетически строго фиксированы. Инстинктивные же действия и инстинктивное поведение являются в той или иной степени пластичными благодаря включению в них благоприобретенных компонентов.

Приобретенное поведение собак.

Выше уже указывалась важность различных форм врожденных действий для формирования в онтогенезе видоспецифического поведения, однако накопленного в генофонде видового опыта оказывается недостаточно, чтобы обеспечить нормальное существование особи в постоянно меняющейся среде. Для крупных, подвижных хищников при активных столкновениях с большим количеством объектов необходимо приобретение собственного, индивидуального опыта. Этот опыт приобретается различными путями, в основе которых лежит общая способность животного к обучению, в свою очередь связанная со свойством фиксировать на какой-то срок элементы обучения, т. е. с памятью.

Обучение — это процесс накопления индивидуального опыта особью, охватывающий широкий круг явлений: привыкание (габитуация), запечатление (импринтинг), образование условных связей, наработку «памяти» мышц и движений, элементарную рассудочную деятельность, реакции сенсорного различения и др. Обучение оценивается по результатам поведения. Однако необходимо отметить, что отсутствие наблюдаемого ответа не означает отсутствие научения, поэтому наша оценка данного процесса в той или иной мере субъективна и вероятностна.

Общих законов обучения, скорее всего, не существует. В таблицу (табл. 2) классификации форм обучения включены все виды приобретенного поведения, т. е. собственно обучение и разумное поведение.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Таблица 2. Классификация форм обучения (по А. С. Батуеву, 1991).

Рассмотрим основные категории обучения.

а) Неассоциативное, облигатное, стимул-зависимое обучение.

Обычно встречается на ранних этапах онтогенеза при достаточно постоянном видоспецифичном наборе средовых факторов (родильная камера, нора, мать, однопометники и др.). Данное обучение предназначено для быстрого усвоения жизненно необходимых условий существования и является обязательнымоблигатным для всех особей данного вида.

При этом обучении не требуется непременного совпадения (ассоциации) внешних сигналов с той или иной целостной деятельностью организма, т. е. не требуется подкрепления, достаточно лишь соответствующего стимула, следовательно, обучение — стимул-зависимое.

б) Ассоциативное, факультативное, эффект-зависимое обучение.

На более поздних этапах развития поведение становится более активным: щенок начинает исследовать окрестности гнезда, сталкивается с незнакомыми предметами, животными и т. д. Расширяется спектр факторов, которые могут приобретать то или иное сигнальное (предупреждающее) значение при их совпадении (ассоциации) с целостной биологической реакцией организма. При этом один и тот же фактор для разных животных может иметь различное значение в зависимости от конкретной ситуации, а обучение будет носить необязательныйфакультативный характер.

Это эффект-зависимое обучение, т. е. оно определяется результатами контакта организма со средой. От относительно пассивного восприятия среды животное переходит к активному процессу формирования собственной среды путем извлечения для себя ее функциональных составляющих, значимых для выполнения тех или иных актов поведения.

в) Когнитивное обучение.

Термин «когнитивное обучение» берет начало в учении о «когнициях» (англ. cognition — познание, познавательная способность) — знаниях о всех деталях ситуации, которые организуются таким образом, чтобы их можно было использовать, когда они понадобятся.

Это высшие формы обучения, свойственные в основном взрослым животным, при этом у них создается целостный образ окружающей среды. Когнитивное обучение основано на формировании функциональной структуры среды, т. е. на извлечении законов и связей между отдельными ее компонентами. Для когнитивного обучения действия животного не являются необходимыми, здесь достаточно «созерцания» окружающей обстановки. Данную категорию можно назвать разумным поведением.

Необходимо отметить, что иногда весьма затруднительно отнести то или иное действие к определенной категории обучения. Разные формы могут встречаться вместе, облегчая животному достижение необходимого результата.

Неассоциативное обучение.

Суммаццонная реакция. В основе этого явления лежат сенсибилизация — повышение чувствительности нервной ткани к раздражающим агентам, и фасилитация — облегчение запуска именно данной реакции.

У высших животных, собак в частности, суммационная реакция при обучении не играет значительной роли, однако клеточные механизмы суммации участвуют в процессах обучения и памяти.

Чтобы понять проявление данной реакции у собак, рассмотрим такую ситуацию: предварительное ознакомление собаки с каким-либо стимулом (зажигающейся электрической лампочкой) вне связи с другими событиями приводит к тому, что на данный стимул легче вырабатывается условный рефлекс. В описываемом случае совпадение зажигания лампочки с кормлением быстрее приводит к тому, что горящая лампа становится для экспериментального животного сигналом о последующем кормлении, чем для собаки, не знакомой с подобным раздражителем.

Привыкание (габитуация) состоит в относительно устойчивом ослаблении реакции вследствие многократного предъявления раздражителя, не сопровождающегося каким-либо биологически значимым агентом (пищевым, оборонительным и т. д.), т, е. без подкрепления. По сути, привыкание — это подавление незначимых реакций.

Наиболее распространенная и играющая большую роль при дрессировке собак форма привыкания — ориентировочный рефлекс, который при повторении вызвавшего его раздражителя постепенно угасает. С ориентировочного рефлекса начинается любой анализ раздражении. Его сущность — в повышении возбудимости сенсорных систем для наилучшего восприятия действующих на организм раздражителей с целью установления их биологического значения.

В составе ориентировочного рефлекса выделяются:

— начальная реакция тревоги, которая сопровождается повышением тонуса мышц и фиксированием позы;

— исследовательская реакция внимания (поворот головы, ориентация рецепторов по направлению к раздражителю).

Ориентировочная реакция возникает не на стимул как таковой, а при сличении стимула со следом, оставленным в нервной системе прежними раздражителями. Если стимул и след совпадают, то ориентировочная реакция не возникает, а если нет — то она возникает и оказывается тем интенсивнее, чем больше выражено рассогласование. Итак, в ходе многократного предъявления раздражителя отмечается первоначальное усиление ответа с последующим его подавлением — привыканием. Привыкание нужно отличать от утомления (истощения нервной системы) и сенсорной адаптации (настройки органа чувств на раздражитель определенных параметров).

Импринтинг (запечатление).

Особое место в обучении занимают процессы, происходящие на ранних этапах индивидуального развития (пренатального и постнатального онтогенеза), связанные с установлением отношений в семье, стае, группе.

Комплекс поведенческих адаптации молодых животных, обеспечивающих первичную связь с родителями, членами стаи, вида и др., реализующих уже сформированные механизмы восприятия и реагирования, называется импринтингом (запечатлением).

Характерные особенности импринтинга:

1) приурочен к определенному периоду жизни — «критическому» или «чувствительному»;

2) необратим, он не уничтожается последующим опытом и сохраняется на всю жизнь;

3) запечатление происходит в тот период, когда соответствующее поведение еще не развито (например, половое);

4) первоначально под импринтингом понимали «супериндивидуальное запечатление», т. е. запечатление видоспецифических характеристик партнеров.

Выделение четырех характерных особенностей было связано с объектом изучения — реакцией следования у новорожденных зрелорождающихся животных. Так, птенцы выводковых птиц (уток, гусей) считают матерью и следуют за тем движущимся объектом, который попадает в их поле зрения сразу после вылупления, подкрепления в данном случае не требуется, т. е. не важно, будет ли этот объект их кормить и водить.

Изучение данного явления показало, что запечатлеваться могут не только родители или видоспецифический партнер, но и член стаи, предпочтительный половой партнер, место жизни, характерное для вида и популяции поведение, включая акустическое и т. д. Практически в пределах каждого инстинкта есть место для определенного стимула, который животное запоминает путем запечатления. Приведем пример: наиболее частого партнера по играм собаки, когда им было 3–4 месяца, воспринимают затем как предпочтительного полового партнера.

Иными словами, чтобы в дальнейшем узнавать своих и свое, молодым животным достаточно их видеть, слышать, обонять в определенный (чувствительный) период своей жизни.

Животное, которое запечатлело определенный стимул, тем не менее способно переучиваться, если эффект от поведения будет значимым, что не отменяет необратимости импринтинга.

Импринтинг присущ в основном ранним периодам жизни животных, когда их окружение ограничено и достаточно стереотипно. Запечатление элементов характерной для данного вида среды позволяет наиболее экономно передавать молоди необходимую часть группового и видового опыта. Импринтинг может служить примером долговременной образной памяти, возникшей без биологического подкрепления после одноразового (или кратковременного) воздействия раздражителя.

Подражание или имитация также принимает участие в формировании реакций преимущественно у молодых животных, нередко вместе с импринтингом. В результате подражания животное выполняет видотипичные движения при непосредственном наблюдении за действиями других животных своего вида. Поведение старшего здесь является побуждающим фактором. В природе в значительной степени за счет имитации происходит формирование поведения в рамках видового стереотипа: молодые учатся охотничьим приемам, общению с представителями своей стаи, глядя на старших и повторяя их действия.

Таким образом, рассмотренная категория обучения в значительной степени обеспечивает жизнедеятельность особи на ранних этапах, закладывает основы и развертывает видоспецифическое поведение.

Ассоциативное обучение.

Классические условные рефлексы. Формы ассоциативного обучения характеризуются совпадением во времени какого-либо воспринимаемого безразличного раздражителя (внешнего или внутреннего) с деятельностью самого живого организма. Биологический смысл такого раздражителя в его сигнальности, т. е. в приобретении этим раздражителем роли предупреждающего фактора, сигнализирующего наступление предстоящих событий и подготавливающего организм к взаимодействию с ними.

Учение об условных рефлексах было разработано И. П. Павловым на слюноотделительных рефлексах у собак. Собаке предъявляли посторонний раздражитель, например, звонок, который играл роль условного раздражителя, затем собаку кормили. Пища (безусловный раздражитель), попадая в рот, вызывала реакцию безусловного слюноотделения. После некоторого числа повторений данной комбинации звонок становился условным сигналом и вызывал слюноотделение без попадания пищи в ротовую полость. Такой принцип выработки условного рефлекса был воспроизведен и в другой экспериментальной ситуации, а именно в случае применения электрооборонительных безусловных рефлексов. Посторонний раздражитель сочетался со слабым электроболевым стимулом, приводящим к отдергиванию ноги у собаки. Спустя некоторое время отдергивание конечности возникало после предъявления одного условного сигнала.

Для объяснения механизма образования условной связи была использована концепция рефлекторной дуги (рис. 3).

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 3. Схема образования условной связи.

Условные обозначения:

А — рефлекторная дуга безусловного ответа на звуковой раздражитель.

Б — рефлекторная дуга безусловного ответа на болевой раздражитель.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Возбуждение при действии соответствующего раздражителя поднимается по афферентным путям к центральным отделам в головном мозге, где включается и соответствующий исполнительный центр. Заканчивается дуга прохождением сигнала по эфферентным путям до рабочего органа. В пределах головного мозга в «центре конвергенции» сходятся условный и безусловный раздражители. Многократные сочетания включают механизмы потенциации путей условного сигнала. Сам сигнал приобретает способность запускать условно-рефлекторный акт. В дальнейшем нисходящая часть рефлекторной дуги А (5, 6) и восходящая часть рефлекторной дуги Б (1, 2, 3) безусловного представительства рационально-упредительно отбрасываются и новая условно-рефлекторная дуга приобретает законченный вид по пунктам (1, 2, 3, 4, 4, 5, 6).

Полного тождества безусловной реакции по условному сигналу не возникает. Правильнее говорить в этом случае о подобии, а не об идентичности.

Описанные выше рефлексы получили название классических условных рефлексов или условных рефлексов первого типа.

Благодаря таким рефлексам у животного возникает первичная ориентация по признакам окружающей среды, достигается адаптация (приспособление) к внешним условиям. В этих случаях животное выступает достаточно пассивным участником событий. Деятельное начало сведено к более или менее простым безусловно-рефлекторным актам.

Инструментальные условные рефлексы. Часть исследователей в самостоятельную группу условных рефлексов выделяют такие, которые строятся на основе активной целенаправленной деятельности животного. Последовательность событий здесь зависит не только от внешней сигнализации, но и от поведения самого животного.

Приведем пример. Собака закрыта в клетке, вне которой находится пища. Пытаясь добраться до кормушки, собака случайно нажимает на вертушку, закрывающую дверь, и клетка открывается — путь к пище свободен. После нескольких (нередко очень немногих) совпадений у собаки вырабатывается связь: надо нажать на вертушку, чтобы открыть дверь и достать еду. Для управления этим процессом действия собаки подводят под стимульный контроль. Перед нажатием на вертушку включают посторонний раздражитель, в результате чего устанавливается связь: сигнал — нажатие на вертушку — получение пищи. В данной цепи заключительное звено (получение пищи) впоследствии можно опустить.

Среднее звено здесь выступает в качестве активного взаимодействия со средой. От этого звена зависит успешность поведенческого акта в форме достижения пищевого подкрепления. Следует иметь в виду, что двигательный акт не имеет связи по происхождению с получением пищи, эта связь формируется в процессе предварительной тренировки.

Данные рефлексы называют также условными рефлексами второго типа или оперантным обучением. По существу этот вид обучения не отличается от обучения с помощью проб и ошибок, одним из распространенных примеров которого является выработка у животных навыков ориентации в лабиринте.

Сущность инструментальной деятельности заключается в изменении взаимоотношений организма со средой, что происходит либо при изменении его положения в пространстве (локомоторная деятельность), либо при воздействии организма на окружающие предметы (манипуляторная деятельность).

Таким образом, системы классических и инструментальных условных рефлексов, участвуя в сложной конструкции адаптивного поведения, значительно расширяют приспособительные возможности животного, которое выступает в качестве активного фактора взаимодействий со средой.

Когнитивное обучение. Образное (психонервное) поведение.

При изучении поведения животных по методу свободного перемещения в экспериментальном манеже получили факты, которые было невозможно объяснить с позиций теории условно-рефлекторного обучения.

Собаке в определенном месте экспериментального помещения однократно подкладывали пищу. Затем, если ей показывали данное помещение или часть его, собака вела себя так, словно у нее создался образ или конкретное представление пищи и ее местоположения в данной среде. Животное производит такое же ориентировочное движение головой, как и при непосредственном восприятии, ведет себя точно так, как при восприятии, т. е. идет к месту пищи, обнюхивает его и, если находит пищу, съедает ее. Такое психонервное поведение, направляемое образами, стали называть произвольным, в отличие от автоматизированного, непроизвольного условно-рефлекторного.

Особенности психонервной деятельности (по И. С. Бериташвили):

1. Психонервная активность интегрирует элементы внешней среды в одно целое переживание, производящее целостный образ. Для этого достаточно, чтобы животное один раз восприняло эту среду.

2. Психонервный комплекс образа легко воспроизводится под влиянием только одного компонента внешней среды или раздражения, напоминающего эту среду.

3. Это воспроизведение может происходить спустя длительное время после начального восприятия жизненно важной ситуации. Иногда образ может удерживаться всю жизнь без повторного его воспроизведения.

4. Индивидуально приобретенные реакции, направляемые образом, легко автоматизируются при их повторении и осуществляются по всем законам условно-рефлекторного обучения.

5. Двигательная активность животного при репродукции образа зависит от условий его формирования, от давности возникновения, его жизненного значения, пространственных признаков ситуации.

6. Психонервная активность высших позвоночных животных преобладает над другими формами обучения и является определяющим фактором поведения.

Система нейронов (нервных клеток), продуцирующая образ, может производить непосредственно только ориентировочную реакцию. Все остальное поведение животного опирается на разные двигательные акты прирожденного и условно-рефлекторного характера в соответствии с образом и окружающей ситуацией. Значит образ — это вектор предстоящего рефлекторного поведения.

Элементарная рассудочная деятельность.

Наиболее характерное свойство элементарной рассудочной деятельности — это способность улавливать простейшие эмпирические (опытные) законы, связывающие предметы и явления окружающей среды, и возможность оперировать этими законами при построении программ поведения в новых ситуациях (т. е. способность к экстраполяции — переносу предварительно воспринятой тактики изменения в среде на дальнейшие события для построения логики своего будущего поведения).

Основной экспериментальный подход состоит в следующем (рис. 4, по Л. В. Крушинскому): животное должно находить кормушку, двигающуюся с постоянной скоростью, которая небольшой отрезок времени проходит на виду у животного (собаки), а затем скрывается за ширмой.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 4. Схема экспериментальной обстановки для изучения способности животных к экстраполяции (а, б, в).

П — миска с пищей.

Ш — ширма со стеклом.

С — место выпуска и возможный маршрут движения собаки.

В процессе элементарной рассудочной деятельности происходит сличение уловленных в данный момент законов с теми, которые были познаны в предшествующей жизни. В результате такого сравнения осуществляется выбор наиболее адекватного пути решения задачи.

Данный тип поведения ближе всего к когнитивному в трактовке Э. Толмена, т. е. такому, при котором животное приобретает так называемую когнитивную карту, указывающую, каким образом соответствующие причинные или пространственные характеристики внешнего мира связаны друг с другом.

Вероятностное прогнозирование. Под вероятностным прогнозированием понимается предвосхищение будущего, основанное на вероятностной структуре прошлого опыта и информации о наличной ситуации. Это основа для создания гипотез о предстоящем будущем, причем каждой из них придается определенная вероятность. В соответствии с прогнозом осуществляется подготовка к действию, приводящему к наибольшей вероятности достижения цели.

Теория данного типа обучения исходит из представлений о предсказании статистических закономерностей событий окружающей среды. Вероятностное прогнозирование — результат жизни в вероятностно организованной среде. В среде животное сталкивается со многими раздражителями, которые нужно статистически обработать, чтобы выявить повторяемость событий, и в соответствии с наиболее вероятным их повторением выбрать оптимальную стратегию поведения с учетом наличных средств, приводящую к удовлетворению потребностей животного.

На прогулке с собакой можно наблюдать, как она прогнозирует возможный маршрут движения и поведение своего хозяина. Этот тип обучения особенно важен на начальных этапах дрессировки, когда собаке объясняют, что от нее хотят.

Заканчивая рассмотрение когнитивных форм обучения, надо отметить, что они, опираясь на весь широкий репертуар более простых форм облигатного и ассоциативного обучения, выступают в качестве одного из фундаментальных механизмов высшей нервной деятельности животных.

Хочется сказать несколько слов о поведении по типу инсайта, которое не вошло в приведенную классификацию. Иногда можно наблюдать, как животное решает какую-либо задачу в результате «озарения» (инсайта), по крайней мере, так кажется постороннему наблюдателю. Данная концепция достаточно спорна, поэтому мы лишь упоминаем о ней.

Вернемся к схеме соотношения основных элементарных компонентов поведения (рис. 2). Из приведенного выше текста видно, как тесно переплетаются различные формы поведения. Обучение модифицирует сложные безусловные рефлексы, а в проблемной ситуации разумное поведение является вектором для целостных поведенческих актов. Поведение такого высокоорганизованного животного как собака — это сплав различных составляющих, которые нельзя отрывать друг от друга, недоучитывать и излишне примитизировать.

Структура текущего поведенческого акта у собак.

Теперь рассмотрим, как строится поведение собаки с точки зрения теории функциональных систем, разработанной более 50 лет тому назад академиком П. К. Анохиным. Согласно этой теории, организм животного работает по принципу функциональных систем как единое целое, и в нем нет отдельно функционирующих органов. Организм — это единое содружество и взаимодействие всех органов и тканей, базирующееся на принципе саморегуляции и взаимодействия. Деятельность организма активно направлена на многопараметричный приспособительный результат — выживание.

С этой целью в организме формируются иерархически организованные функциональные системы, каждая из которых обеспечивает достижение своего конкретного приспособительного результата, т. е. поддержание и реализацию вполне определенной функции организма (акта глотания, дыхания, движения, уровней артериального давления крови, метаболических компонентов, питательных веществ и др.), а также формирование и реализацию врожденных и приобретенных форм поведения. Таким образом, наравне с другими существующими функциональными системами организма, в тесной с ними взаимосвязи существуют системы, обеспечивающие деятельность организма на поведенческом, более высоком уровне организации. Приспособительный результат поведения — удовлетворение потребностей организма.

Итак, с позиции теории функциональных систем текущее поведение животных, собак в частности, в основном определяют естественные биологические и социальные (зоосоциальные) потребности. (Вспомним классификацию инстинктов, составляющих потребностно-эмоциональную основу поведения.) То есть, если собака голодна, она ест, а если еда недоступна, то ищет подходящий источник пищи.

Одновременно у собаки может быть несколько потребностей, но в каждый конкретный момент в реальное поведение может преобразоваться лишь одна из них — наиболее сильная. Если собака хочет есть и играть, то, вероятнее всего, она сначала поест, а затем начнет бегать. В том случае, когда потребность в еде не очень велика, а собака давно сидит дома или в вольере, она может начать играть, не обращая внимания на пищу. Значит, характер поведения собаки определяется той потребностью организма, которая в настоящее время доминирует, т. е. является наиболее сильной. При этом действия собаки направлены на достижение вполне определенного результата — частичное или полное удовлетворение этой потребности. Чтобы доминирующая потребность была полностью удовлетворена, необходимо сложное по своей структуре целенаправленное поведение. Как оно строится?

У собаки возникает потребность (в пище, питье, половом партнере и т. д.), которая вызывает субъективное ощущение дискомфорта. Другими словами, организм извещает мозг посредством определенных сигналов, что у него есть какая-то потребность. Эти сигналы запускают деятельность особых центров мозга (мотивационных), формируется мотивационное возбуждение, распространяющееся на различные области мозга. Например, собака чувствует голод, т. е. состояние, связанное с недостатком питательных веществ в организме. Это значит, что посредством биохимических сигналов организм извещает мозг о том, что существует потребность в пище, при этом возбуждаются различные отделы мозга, собака чувствует голод и желание найти пищу — начинает проявляться пищевая мотивация.

Существуют два основных определения мотивации:

1. Мотивация представляет собой возникающие под влиянием первичных изменений во внутренней среде эмоционально окрашенные состояния организма, характеризующиеся избирательными активирующими влияниями специальных подкорковых аппаратов на кору головного мозга и другие его отделы и направляющие поведение животного на удовлетворение исходной потребности.

2. Мотивация есть физиологический механизм активирования хранящихся в памяти (наследственной или приобретенной) следов тех внешних объектов, которые способны удовлетворить имеющуюся у организма потребность, и тех действий, которые способны привести к ее удовлетворению.

Первое определение адресуется к возникновению мотиваций, второе же важно для нас тем, что объясняет целенаправленный характер поведения при удовлетворении потребностей, т. к. превращение возникшей потребности из побуждения в цель и составляет содержание процесса мотивации целенаправленного поведения. В нашем случае собака вспоминает, что можно съесть и как это можно добыть в данных конкретных условиях.

Доминирующая мотивация может реализоваться в целенаправленное поведение только в определенных условиях, одно из этих условий — наличие соответствующих стимулов — обстановочных и санкционирующих (разрешающих). Для нашей собаки это наличие еды и отсутствие препятствий перед ней, а также конкурентов (санкционирующим стимулом может быть и разрешающая команда хозяина «можно» и т. д.). Если обстановка благоприятствует, анализируется характер обстановочных стимулов (вероятностное прогнозирование) и выбирается одно из возможных решений: как добраться до пищи и что съесть вначале. Мы выбрали достаточно простой пример, когда перед собакой нет сложной задачи, но если поместить перед кормушкой какое-либо новое препятствие, уже возможны варианты поведения животного: перепрыгнуть, обежать препятствие и т. д.

Здесь следует оговориться. Потребности животных характеризуются своей собственной спонтанной активностью, мотивации накапливаются. При высоком уровне мотивации и отсутствии стимулов собака начинает сама активно искать необходимые стимулы (например, поиск пищи), в отдельных случаях поведение реализуется без стимулов или при наличии нехарактерных стимулов. Мы рассматриваем здесь мягкий вариант — наша собака не истощена, стимулы присутствуют, принимается решение и вырабатывается программа действий. На этой стадии существуют два уровня деятельности мозга, качественно отличающиеся друг от друга:

1. Способ принятия решения на уровне целенаправленного просчета вариантов программ поведения.

2. Способ принятия решения, характеризующийся «подсознательным» анализом ранее «отработанных» и в достаточной степени автоматизированных программ поведения.

Меньшую нагрузку собака испытывает, если имеет возможность решать задачи на подсознательном уровне, что она и предпочитает делать. Целенаправленный просчет вариантов поведения животное производит только тогда, когда не срабатывают автоматизированные программы поведения.

На стадии принятия решения и выработки программы действий формируется механизм предвидения результата поведения и удовлетворения потребности — так называемый «акцептор результата действия», позволяющий животному заранее, т. е. с опережением во времени, а также в процессе действий прогнозировать вероятность достижения полезного приспособительного результата, оценить его параметры и степень удовлетворения исходной потребности. Если мы поместили перед пищей у собаки препятствие, она решает его преодолеть определенным способом, т. к. затраты на его преодоление оправдываются качеством и количеством еды.

Собака начинает действовать, однако в процессе осуществления действия животное может произвести его коррекцию (прыгнуть не тем способом) в соответствии с вновь появившимися стимулами, изменившимися условиями и т. д.

Действие произведено. После того, как результат достигнут или не достигнут (т. е. собака добралась до еды и поела или не смогла добраться до пищи), она оценивает эффективность своей деятельности, т. е. насколько результат, полученный в конечном итоге, соответствует результату, который был запланирован заранее. Именно в этот момент наиболее активно функционирует механизм акцептора результата действия. Рассмотрим варианты:

1. Потребность в пище удовлетворена, пищевая мотивация исчезает.

2. Потребность в пище удовлетворена частично, действия совершаются еще раз и при необходимости повторяются вплоть до полного удовлетворения потребности.

3. Действие совершено, но потребность не удовлетворена, при повторении действия вновь отсутствует результат. Мотивация угасает, хотя потребность в пище объективно остается. Это возможно, когда на первых этапах дрессировки животное не получает подкрепления и, соответственно, теряет интерес к выполнению требуемого действия.

Принципиальная схема деятельности функциональной системы целенаправленного поведенческого акта представлена на рис. 5. Здесь можно проследить все описанные выше этапы. Следует иметь в виду, что действие собакой в любой момент может быть прервано, т. к. может смениться мотивация, например, появившийся хозяин собаки может отвлечь ее от еды — пищевая мотивация сменится игровой, или от миски собаку прогонит доминирующая особь — здесь будет оборонительное поведение.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 5. Принципиальная схема деятельности функциональной системы целенаправленного поведенческого акта.

Итак, мы рассмотрели поведение животного, которое определяется естественными биологическими или социальными потребностями. Помимо этих потребностей, формирующих соответствующие мотивации, в организме существует особого рода биологическая потребность в положительных ощущениях (эмоциях, субъективных переживаниях). У животных возможно формирование целенаправленного поведения, приводящего их в положительно окрашенное эмоциональное состояние, не имеющего результатом удовлетворение каких-либо из известных потребностей. Обычно эмоции и мотивации рассматривают как стороны одного процесса: неудовлетворение потребности, несовпадение результата действия с ожидаемым вызывает отрицательные эмоции, а удовлетворение потребности, совпадение результата с предполагаемым — положительные.

На рис. 6 представлена схема отдельной структурной поведенческой единицы — «кванта» (по К. В. Судакову), которая соответствует по сути унитарной реакции. Каждый «квант» формируется доминирующей потребностью и через ряд промежуточных положительных или отрицательных результатов завершается при большем или меньшем удовлетворении потребности — положительном результате.

Принципы, лежащие в основе организации «кванта», те же, что и определяющие деятельность функциональной системы, обеспечивающей врожденное и приобретенное поведение.

Такое подробное рассмотрение организации текущего поведения крайне необходимо, т. к. любая поведенческая деятельность собаки состоит из унитарных реакций — «квантов», каждый из которых в процессе дрессировки, вероятнее всего, будет соответствовать формируемому навыку. Описанный выше тип организации поведенческого акта — это, по сути, один из способов отработки первоначального этапа навыка преодоления собакой препятствия на базе пищевой мотивации.

Первые этапы отработки любого навыка будут протекать практически всегда по описанным закономерностям, без учета которых возможны типичные ошибки дрессировщика, но это уже тема другого раздела данного пособия.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 6. Схема отдельной структурной поведенческой единицы — «кванта».

2. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РАЗЛИЧНЫХ ФОРМ ВРОЖДЕННОГО И ПРИОБРЕТЕННОГО ПОВЕДЕНИЯ ПРИ ДРЕССИРОВКЕ СОБАК.

Становление поведения собак в процессе индивидуального развития.

В начале этого раздела рассмотрим в общих чертах, как формируется поведение взрослых животных в процессе индивидуального развития. У молодых животных есть комплекс каких-либо врожденных действий и генетически обусловленная возможность изменять их. В процессе жизни эти врожденные действия модифицируются в соответствии с меняющейся средой путем обучения животного. Например, ближайший родственник собаки — волк способен от природы демонстрировать различные элементы охотничьего поведения: активную обонятельно-поис-ковую реакцию (вынюхивать, находить по запаховому следу), загонять добычу, вести борьбу с ней и т. д. Назовем это первоначальным инстинктом. Требуется время, чтобы эти действия приобрели свою окончательную форму. Путем импринтинга, подражания и ассоциативного обучения молодые учатся тому, стоит ли прорабатывать найденный след (какова его давность, какому животному он принадлежит), как его проходить, как согласовывать поведение в стае при охоте и т. д., доводя путем проб и ошибок свои действия и охотничьи приемы до автоматизма. Все эти элементы включаются в инстинкты, т. е. переводятся в инстинктивное русло и составляют единое целое с врожденным комплексом охотничьего поведения. Элементы рассудочной деятельности придают вектор всему этому процессу и являются его неотъемлемой частью. Все это составляет обновленный инстинкт.

У собак становление поведения происходит точно так же. Наша задача — использовать врожденные способности собак при дрессировке, переводя готовые поведенческие формы в инстинктивное русло, что обеспечивает высокую надежность и эффективность выполнения собаками сложных навыков.

Понятие об обучении и дрессировке собак.

Чем отличается дрессировка от обучения собаки?

Научение или обучение в широком смысле слова, как уже упоминалось, — это процесс появления приспособительных изменений индивидуального поведения в результате приобретенного опыта. Обучение животных человеком — это направленный процесс формирования у животных необходимых действий.

Дрессировка — это последовательное приучение животного к совершению по сигналам дрессировщика разнообразных и сложных действий, необходимых для несения службы (работы), т. е. дрессировка — это частный случай обучения.

Дрессировка служебных собак имеет выраженные особенности:

— она проводится по заранее выработанному плану (разработанной методике);

— при дрессировке человек и собака находятся в определенных ролевых отношениях — человек играет роль лидера, собака — подчиненного;

— команды (санкционирующие стимулы) подаются однообразно;

— прием отрабатывается до тех пор, пока собака не станет выполнять его безотказно по первой команде в любой обстановке, не получая при этом поощрения (подкрепления), т. е. пока он не проявляется в виде навыка.

Хочется еще упомянуть о воспитании собаки, которое также является частным случаем обучения. Под воспитанием понимаем процесс формирования у молодых животных нужного нам типа поведения, определение его социального статуса, очерчивание границ деятельности собаки, а также мероприятия по ее психическому и физическому развитию.

Установление ролевых отношений в паре «дрессировщик — собака».

Одна из особенностей дрессировки — это наличие иерархических отношений между хозяином и собакой. В собачьей стае между ее членами устанавливаются отношения лидерства — подчинения, не всегда линейные, но близкие к таковым. Это значит, что имеется лидер (доминант), затем следует подчиненный (субординант 1 порядка), далее — его подчиненный (субординант 2 порядка) и т. д. Доминант — это обычно крупный, агрессивный и упорный в достижении лидерства кобель. Встречаются также не склонные к выяснению отношений, умеренно агрессивные, уверенные в себе животные, которые имеют довольно высокий социальный статус. Между двумя собаками могут возникать отношения дружбы и взаимной поддержки, эта пара также имеет шансы на достижение высокого положения в стае. У людей в различных сообществах (в семье, на работе и т. д.) возникают сходные иерархические отношения, и это одна из причин хорошего взаимопонимания между человеком и собакой, т. е. в основе организации сообщества у человека и собаки лежат сходные закономерности.

Исходя из вышеизложенного, становится понятно, почему для достижения успеха в дрессировке человеку необходимо быть лидером по отношению к собаке. В противном случае собака, как стайное существо, будет стремиться к установлению диктата в паре человек — собака, либо просто не будет слушаться, а такую собаку заинтересовать или заставить исполнить что-либо почти невозможно.

Выяснять отношения щенки начинают довольно рано (по некоторым данным, с 3–4 месяцев), однако настоящая борьба за высокий социальный статус разворачивается в период полового созревания. Окончательные отношения доминирования-подчинения у разных пород собак складываются в разном возрасте, в зависимости от сроков созревания, обычно около 1,5–2 лет. Хозяева должны это знать и быть готовыми к тому, чтобы отстоять и подтвердить свое положение лидера.

В ситуации, когда приходится брать для дрессировки взрослую собаку, необходимо использовать все рычаги, чтобы как можно более безболезненно установить отношения лидерства-подчинения с собакой, т. е. быть распределителем благ — пищи, прогулок, гулять на незнакомой территории, в группе собак, которые признают несомненное доминирование человека и т. д.

Иерархические отношения не исключают других ролевых отношений собаки и человека, когда собака может быть охранником, добытчиком и т. д.

Таким образом, для успеха дрессировки хозяин, независимо от ситуации, должен быть лидером для собаки, но лидерство не должно превращаться в тиранство и приводить к подавлению инициативы у собаки и потере заинтересованности в работе.

Методы дрессировки.

Метод дрессировки обычно рассматривают как способ воздействия на собаку определенными раздражителями для выработки у нее нужных навыков (действий, реакций, условных рефлексов).

Раздражители — это все то, что, воздействуя на органы чувств собаки, вызывает у нее ответные реакции.

Анализ способов воздействия на собаку показывает, что раздражители в данном случае — это стимулы, запускающие поведение, ведущее к удовлетворению имеющихся у собаки потребностей. В рассматриваемой нами системе методы дрессировки — это способы воздействия человека на потребностно-мотивационную сферу деятельности животных.

Это значит, что для начала, чтобы найти доступ к какому-либо действию (инстинкту) собаки, вызвать его, надо обнаружить или сформировать у животного доминирующую мотивацию. У собак часто одна или несколько потребностей преобладают, что проявляется наличием в большинстве ситуаций определенных поведенческих реакций. Например, одна собака даже в пугающей ее ситуации предпочитает поесть, если миска с едой будет рядом, другая не обратит внимания на еду, а бросится на угрожающего ей человека, третья будет упорно смотреть вслед ушедшему хозяину и т. д. Такие реакции носят название преобладающих. Зная поведение своей собаки, мы можем еще больше усилить данную потребность, например, не покормить вовремя собаку с выраженной пищевой реакцией и сформировать очень сильную пищевую мотивацию, при этом животное будет стремиться активно находить пути удовлетворения потребности.

Рассмотрим классификацию методов дрессировки:

1. При пищевом методе дрессировки формируют у собаки истинную пищевую мотивацию. Ее высокоэффективность характеризуется обширным и устойчивым возбуждением в центральных отделах нервной системы, которое позволяет задействовать для выработки рефлексов информацию, поступающую по многим каналам из окружающей среды (зрительным, обонятельным, слуховым, тактильным и т. д.). Собака включается в процесс дрессировки как его активный участник, т. к. голодное животное стремится заработать кусочек пищи.

При приучении собаки садиться по команде «сидеть», над головой голодного животного заносят кусочек пищи, зажатый в кулаке, собаку придерживают за ошейник, не давая ей двигаться назад. Она запрокидывает голову и садится, после чего получает еду.

При приучении собаки отыскивать человека по запаховому следу также используют пищевой метод. Подошвы ботинок помощника натирают мясом, помощник прокладывает след, волоча за собой по земле мешочек с мясом. Собаку предварительно не кормят. Пищу она получает после обнаружения помощника.

Как частный случай пищевого, можно рассматривать вкусопоощрительный метод дрессировки. Когда собака не испытывает истинной потребности в пище, у нее формируют избирательный аппетит. Подкреплением в данном случае служит лакомство, дополняемое каким-либо другим видом поощрения (поглаживанием, командой «хорошо»), вызывающим у собаки положительное эмоциональное состояние. Здесь активно эксплуатируют потребность собаки в социальном контакте.

2. Механический метод дрессировки формирует у собаки поведение активного избегания неприятных воздействий. Например, собаку поддерживают за ошейник одной рукой, а другой нажимают на круп — собака садится. Механический метод можно рассматривать как формирование оборонительного поведения.

В литературе часто указывают, что этим методом у собак развивается злоба. Это верно в том случае, когда ее развитие базируется на самообороне собаки, и лишь частично — в ситуациях различных социальных конфликтов.

3. Подражательный метод дрессировки формирует подражательное поведение у одной особи по отношению к поведению другой особи (либо группы особей). Обычно его используют при дрессировке молодых животных, например, когда приучают молодых собак к преодолению препятствий вместе с хорошо обученными животными. Этим методом можно обучать собаку поиску человека по его запаховому следу (в паре с работающей собакой).

4. Игровой метод дрессировки формирует то или иное игровое поведение собаки с целью использования его при обучении желательному навыку. Приучение собаки к апортировке предметов часто проводят этим методом, особенно у молодых животных. Игровым методом можно приучить щенков к выполнению основных навыков общего курса и подготовить их для работы по специальным курсам дрессировки.

Данным методом можно приучить собаку работать по запаховому следу, если она сильно заинтересована в апортировке предмета (игра с палкой, мячом и т. д.). Помощник играет с собакой любимой игрушкой, затем скрывается из виду, унося игрушку с собой. Поощрение в данном случае — игра после проработки следа.

5. Методы дрессировки с использованием различных социальных потребностей: половой, родительской, иерархической (поддержание контактов в сообществе). Как пример, приведем приучение собаки к работе по запаховому следу, когда собаку приучают надежно прорабатывать след хозяина или хорошо знакомого человека, а лишь затем чужого.

Здесь же можно в качестве примера привести метод развития злобы на базе различных конфликтов (территориального, иерархического).

6. Метод искусственного формирования различных потребностей. Как уже было упомянуто, у животных можно формировать мотивации как на базе врожденных, так и приобретенных форм поведения. Этот метод используют достаточно широко, особенно при развитии избирательных реакций. При приучении собаки к работе по запаховому следу у нее сначала вырабатывают активно-оборонительную реакцию по отношению к человеку в дрессировочном костюме. Собаку пускают по следу человека, который ее дразнит и скрывается, поощрение в данном случае — борьба с помощником в дрескостюме. К этому же методу относится приучение собаки к выполнению любого приема на базе предварительно развитой злобы.

Перед тем, как перейти к описанию следующего метода, необходимо сделать замечание — методов дрессировки может быть столько, сколько существует потребностей у собак (см. табл. 1). Чтобы эффективно использовать различные методы при дрессировке служебных собак, необходимо хорошо знать не только закономерности организации поведения собак, но и учитывать индивидуальные особенности каждого животного, взятого в дрессировку, его преобладающие реакции, а также конкретные задачи, стоящие перед работающей собакой. При этом однако существуют определенные методы, позволяющие у большинства служебных собак в кратчайшие сроки выработать надежное выполнение нужного навыка. Например, приучать собаку к поиску (преследованию) человека по его запаховому следу с дальнейшим задержанием «нарушителя» рациональнее методом постановки на след с предварительным дразнением. Здесь подкрепление связано с работой, действиями собаки по происхождению.

7. Комплексный метод дрессировки — это последовательное применение нескольких воздействий. Например, на базе игрового поведения вырабатывают навык по апортировке предмета, а после передачи предмета в руки хозяина собаку поощряют лакомством; или после преодоления штакетника вслед за взрослой собакой щенка поощряют игрой с хозяином, лакомством и т. д. При этом методе база, на которой создается навык, по генезису (происхождению) не родственна подкреплению.

Здесь же можно рассмотреть эффективный контрастный метод дрессировки, когда применение отрицательных подкрепляющих воздействий в момент выполнения или сразу после выполнения навыка сменяют положительным подкрепляющим воздействием: собаку вынуждают сесть, нажимая ей на круп, затем поощряют лакомством и т. д.

Мы описали базу, на которой формируется та или иная реакция. Теперь рассмотрим, как различные формы обучения изменяют те или иные врожденные (или приобретенные) реакции, т. е. как используют различные формы обучения при дрессировке и воспитании собак. Приведем лишь наиболее важные.

Формы индивидуального обучения при дрессировке служебных собак.

Привыкание. При дрессировке необходимо учитывать, что каждый новый раздражитель вызывает у собаки ориентировочную реакцию, при которой прекращается вся текущая деятельность собаки. Постепенно на раздражители, не имеющие для животного значения, утрачивается ответная реакция, собака не обращает на них внимания.

Данная закономерность лежит в основе правила обеднения окружающей среды на начальных этапах дрессировки, когда посторонние раздражители мешают работе собаки, и правила постепенного ввода раздражителей, обогащения среды на завершающих этапах отработки приема, чтобы обеспечить надежную работу собаки в любой обстановке, когда животное не отвлекается на посторонние даже очень сильные шумы (выстрелы, взрывы), запахи животных, посторонних людей и т. д.

Импринтинг (запечатление). Для нас важно, что путем запечатления у собаки во многом формируется представление о социальном (в т. ч. и половом) партнере, а также о его «языке» (включая язык жестов, поз, интонаций и т. д.). Также нельзя забывать, что запечатление происходит в определенный — чувствительный, обычно не очень продолжительный — период роста и развития собаки.

В это время необходимо создать условия нормального общения животного как с человеком, так и с себе подобными. Общение с собаками обеспечит в дальнейшем нормальное социальное поведение (половое, родительское и т. д.), а также облегчит использование собак для работы в паре и группе.

Контакт с человеком не менее важен. По литературным данным, щенки, до полутора месяцев не видевшие человека, на всю жизнь сохраняют элементы дикости в поведении. Общение людей со щенками, игры с ними способствуют естественному включению собаки в человеческое общество, лучшему пониманию человека собакой, т. к. она изучает его специфические способы передачи информации, можно сказать, постигает его язык. Однако для собаки, которую будут использовать при задержании нарушителя, общение со многими людьми также не рекомендуется, т. к. в некоторых случаях это может заблокировать агрессивное поведение.

Важно помнить, что мир щенка нежелательно ограничивать только стенами питомника, надо водить его в лес, город и т. п. Искусственное уменьшение количества и качества раздражителей, с которыми сталкивается молодняк, приводит к различным последствиям: нарушению поведения (в т. ч. и социального), появлению комплекса «дикости», изменению типологических особенностей ВНД, плохому развитию памяти и т. д. Частично это связано с запечатлением неоптимальных условий в период роста и развития щенков.

Подражание. Вместе с врожденной имитацией подражание часто используется при воспитании и дрессировке молодых собак, особенно социально ориентированных. Подражательный метод дрессировки базируется на этих двух феноменах. Путем подражания можно обучить молодую собаку любому приему.

Ассоциативное обучение. Ассоциативное обучение, выработка условных рефлексов — основная категория обучения, используемая при подготовке служебных собак, характеризуется совпадением во времени индифферентного раздражителя (подаваемой дрессировщиком команды) с деятельностью самого живого организма (выполняемыми собакой действиями).

Общие признаки условных рефлексов.

1. Приспособительный характер, делающий поведение подогнанным к конкретным условиям среды.

2. Любые условные рефлексы образуются при участии высших отделов головного мозга.

3. Условные рефлексы приобретаются и утрачиваются в индивидуальной жизни каждой конкретной особи.

4. Условный рефлекс имеет сигнальный характер, т. е. условный раздражитель — сигнал всегда предшествует, предупреждает последующее возникновение безусловного рефлекса.

Таким образом, смысл условного рефлекса в том, чтобы обеспечить подготовку организма к какой-либо биологически целенаправленной деятельности.

Правила образования условных рефлексов.

1. Для образования условного рефлекса необходимо совпадение по времени, т. е. сочетание какого-либо индифферентного условного раздражителя с раздражителем, вызывающим безусловный рефлекс (безусловным раздражителем). Количество сочетаний может колебаться от немногих до многократных, в зависимости от различных факторов (заинтересованности собаки и т. п.).

2. Для более быстрого образования временных связей необходимо, чтобы действие условного раздражителя несколько предшествовало действию безусловного.

3. Условный раздражитель должен быть физиологически более слабым, по сравнению с безусловным, и возможно более индифферентным, т. е. не вызывающим значительной самостоятельно протекающей реакции (в том числе и ориентировочной).

4. Скорость образования условных рефлексов очень сильно зависит от степени значимости безусловного раздражителя для данного животного, т. е. безусловный раздражитель (подкрепление) должен быть значимым.

5. Для образования условного рефлекса необходимо нормальное, деятельное состояние головного мозга.

6. Во время образования условного рефлекса должны отсутствовать посторонние раздражители, т. е. такие, которые вызывают собственные ответные реакции. Наиболее часто встречается ориентировочная реакция, при которой прекращается вся текущая деятельность собаки.

Эти правила были сформулированы при изучении классических условных рефлексов, в конкретных случаях возможны их вариации.

Теперь рассмотрим на примерах, чем отличается классическое условно-рефлекторное обучение от обучения инструментальным (оперантным) путем. Введем обозначения: УР — условный раздражитель; БУР — безусловный раздражитель (подкрепление).

Тогда образование условных рефлексов будет выглядеть следующим образом:

1. Классический условный рефлекс:

А) УР + БУР — реакция собаки;

Б) УР — реакция собаки;

2. Инструментальный условный рефлекс:

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Эти два этапа практически могут слиться в один;

В) при создании инструментального рефлекса безусловный раздражитель можно опустить, и следующий этап будет иметь вид:

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

При дрессировке собак классическую условно-рефлекторную форму обучения применяют крайне ограниченно, т. к. здесь животные выступают в качестве достаточно пассивного участника событий, не имея возможности кардинально изменить их последовательность. Поэтому данным способом почти невозможно обучить собаку сложным навыкам, к тому же весьма трудно найти ту форму безусловно-рефлекторного ответа, которую можно было бы использовать в дрессировочной практике.

Наиболее характерный пример — отучение собаки подбирать корм с земли. В тот момент, когда животное собирается поднять кусочек с земли, подают команду «фу» (УР) и сразу же подкрепляют ее ударом электрического тока (БУР). После нескольких сочетаний команда «фу» приобретает значение сигнального раздражителя и самостоятельно запускает безусловно-рефлекторный ответ отказа от пищи.

Рассмотрим еще два примера: первый — приучаем собаку садиться, нажимая ей на круп и придерживая рукой за ошейник, второй — при отработке приема хождения рядом с хозяином даем команду «рядом» и подкрепляем ее рывком поводка. И в том и в другом случае собака выступает уже достаточно активным участником обучения. В первом случае она активно уходит от нажимающей руки, корректирует свою посадку в соответствии с требованием хозяина (если тот не поощряет посадку с заваленными на бок ногами), во втором — соизмеряет темп своего движения с темпом движения хозяина.

Обучение этим несложным приемам уже проходит по типу инструментального. Под инструментальным (оперантным) обучением понимается отбор дрессировщиком тех или иных желательных действий животного посредством положительных или отрицательных подкрепляющих воздействий, причем желательные или нежелательные действия подкрепляются немедленно, а сформированный навык подводится под стимульный контроль.

Применительно к служебным собакам лучше употреблять термин «оперантное обучение», т. к. их обучение мало связано с собственно инструментальной деятельностью.

Оперантное обучение широко используют при дрессировке служебных собак, в частности, при отработке почти всех приемов общего и специального курсов: приучение к преодолению препятствий, выборке вещи, выборке человека, ведению борьбы с нарушителем, поиску человека по его запаховому следу и т. д. В условиях оперантного обучения собака является активным звеном дрессировочного процесса и работу по выполнению какого-либо навыка она делает активно и целенаправленно. Необходимым условием данной формы обучения является наличие какой-либо доминирующей мотивации. Как на начальных этапах, что бывает особенно часто, так и в дальнейшем собака может выполнять требуемые действия различными способами (взбежать на бум, подойти к нему ближе и аккуратно зайти, попробовать преодолеть подъем одним прыжком и т. д.). При стабилизации навыка по требованию дрессировщика собака выполняет действия все более однообразно и автоматизирование — реакция протекает по условно-рефлекторному пути.

Приведем пример — приучение собаки к апортировке предметов. В наиболее типичном случае молодое животное бежит за палкой, которую кидает хозяин, поднимает ее и играет с ней. Надо «объяснить» собаке, что по команде «апорт» она должна принести эту палку и отдать ее в руки хозяину по команде «дай». Используют пищевой метод дрессировки (создает истинно пищевую мотивацию), когда собака выгуляна, голодна, находится на площадке, где она привыкла гулять, и где нет посторонних раздражителей. Собаку сажают, придерживая за ошейник, кидают палку, звучит команда «апорт», затем посылают собаку за предметом. После того, как собака взяла палку, звучит команда «ко мне». Если животное подбегает с палкой, подают команду «дай» и быстро забирают предмет, предлагая лакомство (пищу) и поощряя иными способами — гладят, говорят «хорошо», «умница» и т. д. Если пес кидает палку и тянется за лакомством, еду не дают, а через некоторое время повторяют предыдущую процедуру, причем таким образом, чтобы успеть забрать палку у собаки до того, как она ее бросит. Хозяин может за поводок быстро подтянуть собаку к себе, быстро подойти или подбежать к ней или, наоборот, спровоцировать животное двигаться за ним, отбегая в сторону. Во всех случаях, если палка отдана в руки хозяину, собаку поощряют, дают ей кусочек лакомства (пищи). Данное упражнение повторяют несколько раз, подкрепляя правильное выполнение приема лакомством в 100% случаев. Теперь собака знает, что за отданную в руки хозяина палку она получит еду. Далее можно отрабатывать выдержку перед посылом собаки за предметом, выдержку с палкой в зубах, апортировку различных предметов и т. д. При этом надо соблюдать правило — выполнение вновь вводимых элементов поощряют в 100% случаев. Доведение приема до навыка сопровождают постепенной отменой поощрения (положительного подкрепления), введением наказания (отрицательного подкрепления) за неправильное выполнение и постепенным обогащением среды, в которой работает собака. При отказе животного работать на каком-либо из этапов необходимо вернуться назад и отработать предыдущий этап.

По мере образования навыка и доведения его выполнения до автоматизма само точное выполнение действия (т. е. совпадение планируемого действия с реальным) становится для собаки источником положительных эмоций, и оно само приобретает свойства подкрепления.

Особенности протекания условно-рефлекторной деятельности у собак зависят от характера процессов возбуждения и торможения в ЦНС. Проявление индивидуальных различий в свойствах протекания возбудительных и тормозных процессов в высших отделах мозга — это темперамент или тип высшей нервной деятельности (ВНД) собаки. Принято выделять четыре основных типа ВНД, отличающихся по силе и подвижности процессов возбуждения и торможения:

силу возбудительных процессов оценивают способностью к образованию крепких временных связей. По этому показателю тип ВНД животных делят на сильный и слабый;

силу тормозных процессов оценивают способностью к концентрированию возбудительных процессов, т. е. способностью к дифференцировке сходных раздражителей. Здесь выделяют два типа — уравновешенный и неуравновешенный;

подвижность нервных процессов оценивают способностью к замене процесса возбуждения тормозным и наоборот, т. е. переделке условного рефлекса. По подвижности нервных процессов выделяют следующие типы — подвижный и малоподвижный.

Основные типы ВНД (по Павлову И. П.):

1. Сильный, уравновешенный, подвижный — живой тип, сангвиник.

2. Сильный, уравновешенный, малоподвижный — спокойный тип, флегматик.

3. Сильный, неуравновешенный — безудержный тип, холерик.

4. Слабый — он же слабый тип, меланхолик.

В природе в чистом виде эти типы встречаются редко.

Тип высшей нервной деятельности, определяя характер протекания условно-рефлекторных процессов, влияет на обучение собаки. Однако обучение — процесс сложный и зависит от множества факторов: от способности собаки к тому или иному виду обучения, реакций поведения собаки, конкретных условий обучения (мотивации, посторонних раздражителей и т. п.), состояния здоровья животного, памяти и т. д. С преобладающими реакциями поведения тип ВНД связан вероятностно.

Когнитивное обучение. Рассудочная деятельность позволяет собаке наиболее адекватно приспосабливаться к постоянно меняющимся условиям окружающей среды, например, оценивать вероятность того или иного события и выбирать оптимальное решение в конкретной ситуации. Высшие формы обучения особенно часто используют на начальных этапах дрессировки, когда необходимо объяснить собаке, что от нее требуется, а также в тех видах служебной деятельности, которые связаны с проявлением инициативы со стороны собаки (при поиске человека по запаховому следу, при задержании вооруженного нарушителя). Рассудочная деятельность требует от собаки намного больше психических затрат, чем автоматизированное выполнение задачи, поэтому в благоприятных условиях любые действия быстро автоматизируются. В связи с этим, одна из главных задач при выработке сложных навыков — не подавлять инициативу собаки, а использовать методы дрессировки, при которых собака выступает активным участником дрессировочного процесса. Необходимо переводить действия собаки при сложных видах работы в инстинктивное русло, т. е. обеспечивать высокий уровень заинтересованности в результатах деятельности, а сами действия животного при выполнении навыка связывать по генезису (происхождению) с результатами деятельности.

Теперь рассмотрим, каким же образом дрессировщик может «объяснить» собаке, что от нее требуется.

Принципы и способы воздействия дрессировщика на собаку.

Принципы и способы воздействия дрессировщика на собаку при выработке необходимых служебных навыков представлены в табл. 3.

Сами действия дрессировщика по отношению к собаке могут быть активными и пассивными, и те и другие широко используются при дрессировке служебных собак.

Принуждение чаще связано с отработкой навыков общего курса дрессировки при приучении собаки садиться, ложиться по команде, ходить рядом с хозяином.

Провоцируя животное, можно обучить его как преодолению препятствий, так и многим элементам охранной деятельности. Приучение собаки к поиску человека по его запаховому следу с предварительным дразнением — тоже пример провоцирования собаки.

Наталкивание часто используют на первых этапах обучения собаки работе по чутью, например, когда помощник прокладывает следы на местности, где нет следов других людей и животных, а дрессировщик, зная линию следа, сознательно направляет к нему собаку.

Подражая взрослым животным и человеку, молодая собака может научиться любому навыку, о чем уже достаточно говорилось выше.

Подлавливание — это основной способ воздействия на животное при цирковой дрессировке, однако и в практике служебного собаководства его с успехом используют, например, при обучении собак апортировке различных предметов.

В практике деятельности специалистов служебного собаководства предпочтение отдают активным способам воздействия на собаку, т. к. при этом быстрее достигается необходимый результат, к тому же есть возможность активно формировать границы и конкретную форму выполнения навыка, поправлять собаку в случае надобности. Например, попеременно провоцируя и принуждая животное, его обучают не бросаться на всех людей, которые подходят к хозяину, а лишь на тех, кто проявляет агрессивные намерения (формируют границы навыка), развивают крепкую хватку, если необходимо, перехват и т. д. (т. е. желаемую форму выполнения навыка).

Таким образом, приступая к отработке приема, дрессировщик уясняет себе базу, на которой формируется требуемый навык, выбирает метод дрессировки и способ воздействия на собаку в соответствии с ее индивидуальными особенностями и поставленными задачами. Он разрабатывает конкретный план занятий, который корректируется в зависимости от достигнутых результатов. При стабилизации и закреплении навыка постепенно вводит усложнения и отказывается от поощрения собаки лакомством (пищей).

Начиная дрессировать собаку на базе какой-то одной потребности, постепенно переходят к ее дрессировке на другой основе. Например, на пищевой основе формируют потребность в поиске, и к концу обучения собака сама заинтересована в точной проработке запахового следа. К тому же в процессе дрессировки собака начинает все больше ориентироваться на дрессировщика, т. е. у нее развивается социальная потребность согласовывать свои действия с действиями хозяина (вожака). Таким образом, четкая работа совместно с дрессировщиком становится для собаки сама по себе целью и подкреплением, т. е. работа собаки переходит в инстинктивное русло.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Таблица 3. Принципы действия дрессировщика и способы воздействия на собаку при выработке навыков.

ГЛАВА 5. ГЕНЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПОВЕДЕНИЯ СОБАК.

Среди прочих стойко передающихся по наследству экстерьерно-конституционных особенностей, определяющих понятие породы, чрезвычайно важное место занимают поведенческие признаки животных. Именно на основе последних формируются рабочие качества собаки, носящие как общий, так и весьма специализированный характер. В том и другом случае эти особенности поведения в значительной степени находятся под контролем генов.

Проиллюстрируем это следующими примерами отбора собак, селектируемых по отдельным поведенческим признакам, которые в дальнейшем составили специфику рабочих качеств собак отдельных пород и целых породных групп. Так, например, среди охотничьих собак шла селекция по таким признакам, как гон по следу с лаем или без лая, с поднятой головой и верхним чутьем у немецких легавых и, наоборот, с опущенной головой и нижним чутьем у пойнтеров. Отбор по признаку остановки перед броском на жертву сформировал специфическую особенность легавых делать длительную стойку Формирование терьеров шло по способности бесстрашно атаковать жертву с удержанием ее благодаря твердости «характера» и нечувствительности к боли (именно поэтому схватки собак этой группы нередко заканчиваются летально). Становление пастушьих собак предусматривает склонность атаковать пасущихся животных, но без нанесения серьезных повреждений и травм, а также по способности послушно реагировать на команды пастуха, которая впоследствии с успехом была использована для формирования целой группы служебных пород собак. Сторожевые собаки отбирались не только по размерам, но и по поведенческим признакам: чуткость на приближение посторонних объектов или субъектов, повышенная агрессивность и злоба. Селекция далматинов осуществлялась по склонности бежать под экипажем (почему они ранее и назывались экипажными или каретными собаками), более того, селекция велась на стремление собак к предпочтению бежать у передних или у задних колес экипажа.

В четвертой главе особо подчеркивалось, что поведение — это сплав врожденных и приобретенных компонентов. Исходя из этого, необходимо понимать, что из посредственного по генетическим задаткам щенка никогда не удастся вырастить выдающуюся по рабочим качествам собаку, но, с другой стороны, плохим воспитанием и дрессировкой можно испортить и хорошую по этим задаткам собаку. В связи с этим, знание основ генетики и одного из ее направлений — генетики поведения — имеет важное значение для кинолога в оценке возможностей собак, а также принятия решения и уверенности действий в племенной работе. В этом случае представляется уместным привести мнение авторитетного генетика по доместицированным хищным животным Р. Робинсона, который отмечал, что можно заниматься селекцией собак, не обладая глубокими познаниями законов наследственности. И действительно многие селекционеры выводят породы собак таким образом и часто довольно успешно.

Человек может быть искусным водителем, не зная глубоко, какие процессы происходят под капотом в двигателе. Однако несомненно, что осведомленный водитель в конце концов станет лучшим водителем. Особенно ярко разница между неосведомленным и знающим водителем обнаружится при сбое в работе двигателя.

Прежде чем последовательно рассмотреть вопросы генетики поведения, представляется необходимым в настоящей главе дать краткий обзор основных понятий общей генетики и закономерностей наследования различных признаков, в том числе и поведенческих, для понимания места и значения генетики в системе подготовки профессиональных кинологов и овладения инструментом генетического анализа.

Основные понятия общей генетики.

Среди комплекса отличительных черт, характеризующих живое существо, свойства наследственности и изменчивости занимают важное место. Закономерности наследственности и изменчивости и изучает наука генетика.

Наследственность — это свойство живых существ передавать свои признаки и особенности развития потомству. Благодаря этому консервативному свойству из поколения в поколение обеспечивается сходство родителей и потомков, а также сохраняются видовые и породные особенности. Сам процесс передачи наследственной информации от родителей потомству (т. е. явление наследования) происходит у двуполых организмов в результате слияния мужской и женской половых клеток (гамет) и образования оплодотворенной яйцеклетки (зиготы) с дальнейшим ее развитием.

Изменчивость — это свойство, противоположное наследственности, которое выражается в различиях по признакам и их совокупностям между особями разных поколений, а также между родственными организмами одного поколения. Изменчивость подразделяется на два вида — наследственную и ненаследственную.

Наследственная изменчивость возникает в том случае, когда под воздействием различных внешних или внутренних факторов изменяется наследственный материал в ядрах половых клеток (происходит мутация). Впоследствии эти половые клетки участвуют в оплодотворении, тем самым передавая измененные признаки потомкам. Такой вид наследственной изменчивости называется мутационной изменчивостью.

Существует еще один вид наследственной изменчивости — комбинативная, которая образуется в результате комбинаций хромосом (и генов) в зиготе при слиянии гамет, а также в процессе деления при образовании половых клеток.

Ненаследственная изменчивость вызывается воздействием факторов среды, которые не затрагивают половые клетки, а изменяют лишь наследственный аппарат соматических клеток, т. е. клеток тела. Таким образом, эти изменения касаются только данного организма и ограничиваются его онтогенезом без передачи этих изменений (или модификаций) потомкам. Такая ненаследственная изменчивость называется модификационной.

Касаясь материальных основ наследственности и изменчивости, следует отметить, что носителями наследственной информации являются особые самовоспроизводящиеся клеточные структуры — хромосомы, которые сосредоточены в ядре клетки. Хромосомы состоят из двойной спирально закрученной нити ДНК (дезок-сирибонуклеиновой кислоты) и специфических белков. Нить ДНК состоит в свою очередь из большого числа последовательно чередующихся нуклеотидов. Элементарной единицей наследственности является ген — участок молекулы ДНК, содержащий информацию о первичной структуре белка. Контролируя образование полипептидной цепи любого белка, ген управляет таким образом биохимическими реакциями организма и в совокупности определяет его признаки. Все гены расположены в хромосомах последовательно и на определенном расстоянии друг от друга. Место расположения гена в хромосоме называется локус.

Число хромосом, их форма и размеры в норме постоянны для каждого вида. В обычных клетках тела (соматических) хромосомы всегда существуют в парном состоянии. Такие одинаковые по форме и размерам парные хромосомы называются гомологичными. Парный, или диплоидный, набор хромосом в соматических клетках носит название кариотип и символически обозначается — 2п. К примеру, кариотип собаки составляет 78 хромосом (2п=78); кариотип человека — 46 хромосом (2п=46); домашней лошади — 64 (2п = 64).

Половые клетки, в отличие от соматических, содержат одинарный (гаплоидный) набор хромосом — п. Например, у собаки геном, или гаплоидный набор хромосом, сперматозоида и яйцеклетки содержит п — 39 хромосом. Такое количество хромосом в половых клетках (гаметах) имеет важнейшее значение, заключающееся в том, что при оплодотворении гаплоидные сперматозоид и яйцеклетка образуют диплоидную зиготу, из которой развивается эмбрион и затем щенок, имеющий в каждой клетке тела нормальный кариотип из 78 хромосом, или из 39 пар гомологичных хромосом. При этом в каждой гомологичной паре одна хромосома приходит от отца, а другая — от матери.

В кариотипе у двуполых организмов пары гомологичных хромосом делятся на аутосомы (т. е. неполовые хромосомы) и половые хромосомы. К половым хромосомам относится лишь одна пара, которая определяет половые различия особи. Половые хромосомы, в отличие от аутосом, по своим размерам и форме различаются друг от друга. Одна из них больше по размерам и обозначается символом «X», а другая, значительно меньшая, — символом «У». Женские особи у млекопитающих, в т. ч. и у собак, в кариотипе имеют пару одинаковых половых Х-хромосом. Женский пол, таким образом, называется гомогаметным, т. к. образует гаметы одного сорта по половым хромосомам. Мужской пол в своем кариотипе имеет одну X-хромосому, а вторую — У-хромосому и называется гетерогаметным, т. к. образует сперматозоиды двух разных сортов по половым хромосомам. При слиянии двух гамет часть зигот будет иметь в своем кариотипе пару XX-хромосом и из них образуются особи женского пола, а из части зигот с парой ХУ-хромосом в кариотипе образуются мужские особи.

Как уже было сказано, гены расположены в хромосоме линейно в определенных локусах. Находящиеся в одной хромосоме гены имеют особенность наследоваться совместно или сцеплено. Признаки, гены которых находятся в половых хромосомах, называются сцепленными с полом. У собак, например, в Х-хромосоме находится ген гемофилии (h).

Среди других генетических терминов и понятий существует такое свойство гена, как аллельность. Аллель — это форма существования одного и того же гена, находящегося в одном локусе гомологичной пары хромосом. По своей форме существования, или действия, гены бывают доминантные и рецессивные. Доминантные гены (их принято обозначать прописными латинскими буквами, например, А, В,С) подавляют действие рецессивных (для их обозначения используются те же буквы, но строчные — а, в, с). Так, ген черной окраски шерсти (В) является доминантным по отношению к гену коричневой окраски (в). Существуют аллельные и неаллельные гены. Неаллельные — это гены, находящиеся в разных локусах одной хромосомы или в разных хромосомах. Неаллельные гены вступают между собой в разные формы взаимодействия, среди которых такие, как эпистаз, полимерия, плейотропия, модифицирующее действие генов и др. Эпистаз — это тип взаимодействия генов, при котором один ген подавляет действие другого неаллельного ему гена. Это можно проследить по наследованию масти у лошадей, когда доминантный ген серой масти (С) подавляет действие другого доминантного неаллельного гена вороной масти (В).

Полимерия, или полимерное взаимодействие генов, характерна в тех случаях, когда на проявление одного признака оказывают действие много пар неаллельных генов. По такому типу взаимодействия наследуются все сложные количественные полигенные признаки (скорость бега, масса тела, плодовитость, промеры тела и т. д.).

Плейотропия наблюдается, когда один ген влияет на формирование нескольких признаков. У собак, например, описан ген, вызывающий бесшерстность и одновременно недоразвитие зубной системы; ген альбинизма негативно действует на зрение, общее состояние организма, восприимчивость его к различным заболеваниям; ген крапчатости вызывает дефект радужной оболочки и глаукому.

Модифицирующее действие гена заключается в том, что ген-модификатор ослабляет или усиливает действие других основных генов, контролирующих развитие определенных признаков. Например, имеется ген-модификатор, который влияет на проявление степени пятнистости у фокстерьеров, колли, догов, овчарок.

Обозначение двух аллелей гена какого-либо локуса соматической пары хромосом соответствует генотипу данного локуса. В целом понятие генотип — это совокупность всех генов организма. В зависимости от сочетания генов данного локуса генотип бывает гомозиготным (АА, аа), или гетерозиготным (Аа). С генотипом тесно связано понятие фенотип — это совокупность всех внешних признаков и внутренних особенностей организма. Фенотип формируется в результате тесного взаимодействия генотипа и условий среды.

Под воздействием разного рода мутагенных факторов (химические вещества и т. д.) возникают мутации — изменение наследственного материала клеток. В зависимости от степени мутагенного воздействия мутации подразделяются на генные, хромосомные и геномные.

Генные мутации вызывают замену или утерю отдельных участков гена, нуклеотида, или какого-либо азотистого основания, т. е. составной части нуклеотида. Например, в результате многократного мутирования исходного доминантного гена может образоваться в популяции или группе животных серия множественных аллелей, что увеличивает наследственную изменчивость какого-либо признака. У собак это, например, серия множественных аллелей по окраске шерсти.

Воздействия мутагенных факторов могут вызывать различные хромосомные мутации в виде внутрихромосомных и межхромосомных структурных перестроек, а также увеличение или уменьшение числа отдельных хромосом, что чаще всего ведет к серьезным отрицательным последствиям для организма животного. Геномные мутации ведут к образованию аномальных клеток с изменением числа целых геномных наборов хромосом (явление полиплоидии).

Если мутация происходит в соматических клетках, то изменения будут касаться именно этих клеток или тканей и органов, образованных из них. Если же мутационным изменениям подвергаются половые клетки (гаметы), данные изменения в признаках и свойствах будут передаваться потомству, что приводит часто к проявлению в фенотипе потомков различного рода патологий и уродств. Вместе с тем мутации могут вызвать и появление таких новых признаков и свойств, которые способствуют повышению адаптивных способностей животных и закрепляются в поколениях естественным отбором или с помощью проводимой собаководами селекции. Впоследствии эти измененные признаки дали начало новым породам собак (например, коротконогость, бесшерстность, мопсовидность и др.). Таким образом, мутационная изменчивость является одним из важнейших факторов и источников в процессе породообразования, а в эволюционном плане и в процессе видообразования.

Весь спектр сложных преобразований, происходящих в процессе передачи наследственных особенностей от родителей потомкам, подчиняется своим законам и правилам. Первооткрывателем основных закономерностей наследования признаков при половом размножении является Грегор Мендель (1865 г). Рассмотрим кратко основные законы Менделя (в случае полного доминирования).

1. Закон единообразия гибридов первого поколения (F1) при скрещивании гомозиготных родителей. Для примера: от скрещивания черного по окрасу шерсти кобеля, гомозиготного по генотипу (ВВ), с коричневой сукой, также гомозиготной (вв), все щенки (F1) в помёте будут единообразны — черные по фенотипу, но по генотипу они будут гетерозиготны (Аа). Таким образом, в первом поколении проявляется только. один из двух альтернативных признаков (он называется доминантным), а второй признак не проявляется, он находится в подавленном, скрытом состоянии (и называется рецессивным). Этот первый закон единообразия Г. Мендель называл правилом доминирования. Здесь необходимо отметить, что при взаимодействии генов одного и того же локуса существует несколько типов доминирования, а именно: полное, неполное, сверхдоминирование и кодоминирование. Кратко поясним эти понятия. Полное доминирование встречается наиболее часто, когда доминантный ген полностью подавляет действие рецессивного гена того же локуса. Неполное доминирование говорит само за себя. Например, сплошная окраска неполно доминирует над пегой. Сверхдоминирование — такой тип доминирования, при котором у потомства наблюдается более сильное развитие признака, чем у родителей. Причем, по данным ученых, при сверхдоминировании доминантный ген в одной дозе (Аа) в большей степени влияет на развитие признака, чем в двойной (АА). При кодоминировании в фенотипе потомков проявляются одновременно оба аллельных гена данного локуса, т. е. оба родительских признака (наследование типов гемоглобина, групп крови и др.).

2. Закон расщепления гибридов второго поколения (F2) при скрещивании гетерозиготных родителей. Продолжим приведенный пример с окрасом шерсти. При скрещивании черных кобеля и суки — гибридов первого поколения, гетерозиготных по генотипу, во втором поколении среди родившихся щенков будут наблюдаться животные двух типов окраса шерсти: 75% от всего помета с доминантным признаком черного окраса и 25% щенков с рецессивной коричневой окраской шерстного покрова, т. е. произошло расщепление в соотношении по фенотипу 3:1 на два фенотипических класса. По генотипу же расщепление в F2 будет такое: 25% щенков с гомозиготным доминантным генотипом (ВВ), 50% с гетерозиготным генотипом (Вв) и 25% животных с гомозиготным рецессивным генотипом (вв). Таким образом, расщепление по генотипу наблюдается в соотношении 1:2:1 или ВВ: Вв: вв.

3. Закон независимого наследования выражается в том, что каждая пара аллельных генов наследуется независимо друг от друга. Этот закон можно наблюдать при дигибридном скрещивании, т. е. когда ведется учет наследования по двум парам генов (или по двум разным признакам, например, по окрасу шерсти и характеру шерстного покрова). В случае дигибридного скрещивания расщепление по фенотипу, например, будет в соотношении 9:3:3:1. Надо сказать, что этот закон справедлив лишь для несцепленных генов, т. е. для тех, которые находятся в разных хромосомах.

Необходимо особо подчеркнуть, что законы Менделя проявляются и статистически подтверждаются только на большом количестве особей. Эти законы не могут быть выявлены при скрещивании, допустим, одной или двух-трёх родительских пар, особенно если это касается закона расщепления признаков в потомстве.

Закономерности наследования, сформулированные Грегором Менделем, характерны для так называемых моногенных признаков, т. е. тех признаков, возможность развития которых связана с действием одного главного гена. Такие признаки принято ещё называть менделирующими.

Фенотипическое проявление моногенных признаков в меньшей степени зависит от условий окружающей среды и максимально обусловлено наследственностью. Такие признаки называются ещё качественными, альтернативными, с прерывистой изменчивостью (например, уже названные признаки окраса шерсти, характер извитости шерстного покрова, жесткошерстность и гладкошерстность, пятнистость, цвет глаз и мочки носа и т. д.).

Наряду с моногенными (качественными) признаками существуют и такие, которые обусловливаются действием многих генов (полимерия или полигения). Это количественные (недискретные) признаки, образующие непрерывный ряд изменчивости, так как их проявление во многом зависит от условий среды. К числу полигенных признаков, кроме таких, как живая масса, экстерьерные промеры и др., относятся поведенческие признаки собак и других видов животных.

Желающим познакомиться с основами общей генетики в более упрощенной форме можно порекомендовать обратиться к соответствующим статьям в отечественных кинологических журналах или к переводным изданиям таких авторов, как, например, X. Хармар и др. Для более углубленного изучения основ генетики целесообразно обратиться к таким авторам фундаментальных изданий по генетике, как М. Е. Лобашев, Ф. Айала, Дж. Кайгер и другие.

В настоящее время можно сказать, что такие качественные моногенные признаки, как окраска и особенности строения шерстного покрова собак, сравнительно хорошо изучены генетически. Вместе с тем до сих пор остаются актуальными вопросы изучения характера наследования многих морфологических и физиологических признаков, среди которых важное место занимают поведенческие. О том, что достигнуто и какие проблемы ещё остаются в этом направлении генетических исследований, и пойдет речь в нашем дальнейшем изложении.

Генетика поведения, общие аспекты.

Генетические исследования поведенческих признаков в сравнении с морфологическими представляют значительные трудности, т. к., в отличие от последних, поведенческие признаки сложнее объективно измерить, унифицировать условия эксперимента и, наконец, осуществить постановку эксперимента по выяснению средовой и наследственной компоненты у таких поведенческих феноменов, как научение и рассудочная деятельность.

Одна из первых публикаций по генетике поведения была сделана в конце шестидесятых годов прошлого века англичанином Ф. Гальтоном, в которой он показал, что частота интеллектуально высокоразвитых индивидов среди родственников таких же гениальных людей значительно выше, чем среди остального населения, причем по мере увеличения дистанции родства уменьшается вероятность появления незаурядной личности.

Продолжением этих исследований является сформированная Ф. Гальтоном евгеническая концепция, направленная на решение проблемы улучшения физической и психической (в первую очередь интеллектуальной) природы человека.

Однако экспериментальные исследования генетики поведения начались только в начале текущего века после переоткрытия законов Менделя. Оформление в самостоятельное научное направление генетики поведения произошло в начале 60-х годов.

Одно из главных требований генетического эксперимента к объекту исследования — краткие сроки смены поколений. Поэтому значительное внимание было уделено таким животным, как одноклеточные, черви, насекомые (среди них классический генетический объект — плодовая мушка дрозофила), а также рыбы, земноводные, птицы, млекопитающие. Среди млекопитающих особенно активно исследовались крысы и мыши.

Однако успех генетических исследований определяется не только выбором адекватной модели, но и вычленением поведенческих признаков как объектов генетического анализа. Поэтому внимание генетиков было направлено не только на разные виды животных, но и на разные признаки поведения или их нейроморфологическую и физиологическую основу, в частности, дикость, боязнь и терпимость человека, трусость, агрессивность, спонтанную активность, половую активность, степень возбудимости нервной системы, способность к обучаемости, поведенческую стрессоустойчивость, врожденную составляющую социального поведения, склонность к потреблению алкоголя, наследование электроэнцефалографических ритмов, межлинейные различия по нейромедиаторам их метаболитам и ферментов их синтеза и утилизации, количественное распределение нейронов в структурах мозга, различие их морфологии и многое другое.

В соответствии с целевой установкой настоящей главы из всего многообразия направлений и проблем генетики поведения ограничим выбор теми аспектами, которые позволят сформировать представление о генетических основах поведения собак.

Генетика доместикационного поведения.

Один из таких аспектов — проблема доместикации предка собаки. Важнейшее условие доместикации состоит в преодолении детерминированной генами поведенческой особенности диких зверей, которую разные исследователи называют дикостью, выражающейся в чрезвычайной осторожности, тревожной готовности к бегству, затаивании, трусости, боязни всего нового и страхе перед человеком (антропофобия). Об антропофобии следует сказать особо. Утверждение о ее врожденности нельзя признать обоснованным. Это утверждение возникло, очевидно, в силу того, что антропофобия лишь формируется, причем с закономерным постоянством, на основе врожденных психофизиологических особенностей диких животных. Весьма обширные фактические данные этологических исследований на птицах, приматах, копытных, грызунах, хищниках и самом человеке показывают, что фобия на любые объекты зависит от обучения. Так, даже мать и сибсы (братья и сестры), незапечатленные своевременно однопометником, вызывают у него испуг. У волка — ближайшего родственника собаки антропофобия проявляется в очень широком диапазоне: от утраты при содержании в неволе до градации фобии в зависимости от возраста, пола и вооруженности человека.

Таким образом, селекция доместицируемых животных на терпимость (толерантность) к человеку, на устранение антропофобии означает, что в популяции селектируемых животных увеличивается частота генов, контролирующих психофизиологические признаки, на основе которых за счет средовой приобретенной компоненты поведения и формируется этот признак.

Здесь же представляется уместным остановиться еще на одном заблуждении, касающемся вклада генетического и средового компонента в поведении псовых. Распространенным является представление, согласно которому считается, что охотничье пищедобывающее поведение волка, включающее преследование, убийство и поедание жертвы, имеет врожденную природу. Однако очень тонкие наблюдения Я. К. Бадридзе, проведенные на 47 прирученных волках, 5 семьях диких волков и 28 бродячих собаках, показали результат, расходящийся с указанным представлением. Я. К. Бадридзе приходит к следующему заключению. Во врожденном репертуаре волка отсутствует хищническое поведение, под которым подразумевается генетически детерминированный комплекс реакций, направленный на преследование, убийство и поедание жертвы.

У неопытных, ненаученных щенков встреча с потенциальной жертвой вызывает исключительно исследовательскую активность. При приближении жертвы к волчонку у него развивалась пассивно-оборонительная реакция, а при удалении — преследование и схватывание. В случае сопротивления жертвы развивалась агрессивная реакция со всеми компонентами, в результате чего жертва умерщвлялась.

Съедение жертвы наблюдалось только при случайном повреждении шкуры, чему пред шествовало тщательное вынюхивание и вылизывание поврежденных мест. Если шкура не повреждена, то щенки теряли к убитой жертве всякий интерес. При депривации охоты до двухлетнего возраста в поведении волка нет преследования жертвы, т. е. условия, лишающие возможности научиться охоте, приводят к утрате врожденных элементов охоты. Автор этих наблюдений заключает, что отсутствие жесткой генетической детерминации хищнического поведения дает у псовых возможность формирования оптимальных индивидуальных навыков пищедобывающего поведения, которые развиваются путем проб и ошибок. Таким образом, преследование и схватывание потенциальной жертвы не является частью хищнического пищедобывающего поведения, а является проявлением исследовательской активности.

Однако вернемся к анализу процесса доместикации. Другой стороной дикости наряду с трусостью и боязнью является агрессивное поведение, возникающее в ситуации, когда животному некуда бежать от опасности. И боязнь, и агрессия в процессе доместикации должны быть преодолены или трансформированы в такой степени, чтобы животное было способно сосуществовать с человеком.

Большой вклад в исследования генетического контроля реакции животных на человека внесли Д. К. Беляев и его последователи, ведущие работу по селекции лисицы на терпимость человека. Лисица обычно пугливое животное с выраженным инстинктом бегства, которое сменяется агрессивной реакцией при критическом сокращении дистанции. Однако в популяции лисиц, служившей исходным материалом для селекции, наблюдалась дисперсия поведения по отношению к человеку. Частота агрессивных животных составляла 30%, испытывающих страх — 20%, злобно-трусливых — 40%, спокойных, лояльных, толерантных к человеку — 10%. В этой популяции проводилась селекция, в результате которой формировались две линии: одна с резко выраженной агрессивной реакцией, другая с терпимостью к человеку. Отбор оказался успешным. Он повысил долю особей соответствующего поведения более чем в два раза, что свидетельствует о генетической компоненте в поведении по отношению к человеку.

При скрещивании между собой этих крайних по поведению линий лисиц полученные гибриды характеризовались изменчивостью поведения — от крайне выраженной агрессивности до чрезвычайно дружелюбного отношения к человеку, со значительным превышением этих показателей в родительских линиях. Кривая частоты распределения признаков по всему массиву гибридов имеет хорошо выраженный двухвершинный характер. При возвратном скрещивании гибридов на родителя с ручным типом поведения значительно большая часть потомков обладала дружелюбным поведением. А при возвратном скрещивании на родителя из агрессивной линии — чрезвычайно агрессивным поведением.

Этот результат наряду с быстрым расхождением селектируемых популяций свидетельствует о том, что данная форма поведения контролируется небольшим количеством локусов (очевидно, не более двух), а значительная дисперсия объясняется влиянием генов-модификаторов на порог реакции по отношению к человеку.

Сопоставимые результаты были получены на серой крысе, американской норке, речной выдре. Так, например, в исходной популяции речной выдры, отловленной из естественных условий дикой природы Сахалина, соотношение животных по формам поведения по отношению к человеку составило: с реакцией страха — 80%, с агрессивной реакцией — 10% и терпимые к человеку — 10%. За три поколения разведения в неволе соотношение указанных фенотипов трансформировалось в сторону увеличения доли особей, терпимых к человеку (37,1), а трусливых и агрессивных составило 52% и 11%.

Закономерности доместикационного поведения были исследованы на домашних животных. Так, сравнительный анализ овец выявил породную специфичность полиморфизма доместикационного поведения. Селекционно продвинутые породы, т. е. заводские, высокоспециализированные по продуктивности породы, отличаются высокой частотой поведения доместицированного типа, достигающей, например, у остфризской породы 86%. У неспециализированных пород наблюдается выраженное оборонительное поведение, и животные такого «дикого» класса преобладают (77% — 95%). Полагается, что полиморфизм такого доместикационного поведения в заводских породах формировался в результате естественного отбора по устойчивости к стрессовым условиям содержания и селекции по продуктивности.

Отличие собаки от других домашних животных состоит в том, что ее селекция велась преимущественно по поведенческим признакам, она не является продуктивным животным (т. е. не производит какие-либо полезные для человека материальные продукты), ее полезные качества как в процессе одомашнивания, так и дальнейшего использования — это особенности поведения.

Остановимся на наиболее значимых и изученных с точки зрения наследования поведенческих признаках собаки.

Поведенческие признаки при межпородной гибридизации.

Классическую работу по изучению генетики поведенческих признаков разных пород собак провели Скотт и Фулер. Исследованию подверглись чистопородные собаки: жесткошерстные фокстерьеры, коккер-спаниели, басенджи, колли, биг-ли. Однако наиболее интересные и многочисленные эксперименты были проведены на коккер-спаниелях и басенджи.

Коккер-спаниели характеризуются дружелюбием и низкой агрессивностью к человеку, Басенджи, наоборот, весьма агрессивны и, в отличие от первых, в возрасте 6 недель очень боятся человека: при его появлении убегают, скулят, а загнанные в угол проявляют агрессию. Кроме того, басенджи очень мало лают. Осуществлена большая программа скрещивания этих пород, которая включала реципрокные и возвратные скрещивания, результаты которых обобщены в табл. 4.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Таблица 4. Характеристика басенджи и коккер-спаниелей (Эрман и Парсонс, 1984).

Гибриды первого поколения по поведению сходны с басенджи, поэтому авторы предполагают, что эти поведенческие признаки определяются одним или большим числом генов. Сопротивление ограничению свободы объясняется различием по одному гену без доминирования. Интерпретация результатов осложняется тем, что между двумя возможными типами гибридов первого поколения имеются значительные различия. Гибриды от самки басенджи и самца спаниеля, а также от самки спаниеля и самца басенджи обнаруживают сходство с их матерями, что говорит о возможности материнского эффекта.

Тестирование агрессивности в игре у гибридов не подчиняется простой закономерности. Предположено, что этот поведенческий признак контролируется двумя генами без признаков доминирования, но не исключается и более сложный тип наследования.

Наследование способности к лаю.

Способность к лаю оценивалась в тесте, когда двум щенкам давали возможность в течение 10 мин. бороться за обладание костью. На рисунке 7 показаны результаты по всем 5 породам. Больше всех лают коккер-спаниели, меньше всех — басенджи. Как было установлено, этот признак имеет две составляющие: 1 — порог стимуляции, провоцирующий лай (он очень высок у басенджи и низкий у спаниеля);

2 — длительность лая (басенджи лает короткими сериями без повышения общего возбуждения, спаниели лают непрерывно и сильно возбуждаются). По порогу стимуляции лая гибриды оказались похожими на спаниеля, что говорит о доминантности в наследовании низкого порога с участием одного гена, хотя не исключается более сложное, с большим числом генов, наследование. По признаку длительности лая гибриды первого поколения занимают промежуточное положение по отношению к родителям, а гибриды второго поколения похожи на гибридов первого, что свидетельствует о моногенном наследовании без доминирования. Таким образом, по перечисленным признакам наследование оказалось преимущественно промежуточным между менделевским и полигенным.

Особенности наследования пассивно- и активно-оборонительной реакции.

Существенный вклад в генетику поведения собак внес отечественный ученый Л. В. Крушинский, начавший эти исследования еще с конца 30 годов. Так, он один из первых, кто исследовал влияние уровня возбудимости нервной системы на поведение, в частности, на оборонительную реакцию.

Эта зависимость исследовалась на двух породах собак. Для гибридологического анализа были использованы гиляцкие (восточно-сибирские) лайки и немецкие овчарки. Поведение собак обеих пород характеризовалось отсутствием пассивно-оборонительного поведения (трусости), но гиляцкие лайки обладают малой возбудимостью, а немецкие овчарки — высоковозбудимые, что обнаруживалось в специальных тестах. Гибриды первого поколения (25 особей) обнаружили хорошо выраженную пассивно-оборонительную реакцию (рис. 8).

У собак возбудимость наследуется как доминантный или полудоминантный признак.

Анализ результатов показывает, что генетически обусловленные реакции поведения могут не проявляться в фенотипе животного при малой его возбудимости. Но у гибридов, унаследовавших пассивно-оборонительную реакцию от гиляцких лаек (она не проявляется в силу малой возбудимости, но при фармакологической стимуляции возбудимости — хорошо выражена) и повышенную возбудимость от немецких овчарок, регулярно обнаруживали признаки страха. Пассивно- и активно-оборонительное поведение наследуется независимо друг от друга, а проявление этих двух поведенческих признаков у одной особи формирует своеобразное злобно-трусливое поведение.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 7. Различия в особенностях лая у собак разных пород. Вокализация в тестах на доминирование при тестировании щенков в разном возрасте (Эрман и Парсонс, 1984).

А. Среднее число звуков лая.

Б. Процент лающих животных.

БА — басенджи, БИ — бигли, КС — коккер-спаниели, Ш — шотландские овчарки, ВД — волкодавы.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 8. Наследование поведенческих реакций и возбудимости у собак разных пород (по Крушинскому, 1991).

Указанные на рисунке обозначения относятся ко всем родословным.

1 — пассивно-оборонительная реакция; 2 — активно-оборонительная реакция; 3 — одновременное наличие обеих оборонительных реакций; 4 — отсутствие обеих оборонительных реакций.

Самцы — гиляцкие лайки.

Самки — немецкие овчарки.

Убедительно был показан вклад генетической и средовой (условия содержания и воспитания) составляющей в формировании оборонительного поведения немецких овчарок и эрдельтерьеров. Собаки обеих пород (272 особи) воспитывались в разных условиях: одна группа — у частных лиц без изоляции от внешнего мира, другая — в питомниках с известной изоляцией от внешних условий.

При изолированном воспитании процент особей, имеющих пассивно-оборонительную реакцию, увеличивается у обеих пород, но значительно резче — у немецких овчарок по сравнению с воспитанием у частных лиц (таб. 5).

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Таблица 5. Проявление и степень выраженности пассивно-оборонительной реакции (ПОР) у собак разных пород, воспитанных в различных условиях (по Л. В. Крушинскому, 1991).

В отношении активно-оборонительной реакции были получены результаты, обнаруживающие ослабление проявления реакции в условиях изоляции по сравнению с содержанием у частных лиц (таб. 6).

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Таблица 6. Проявление и степень выраженности активно-оборонительной реакции (АОР) у собак разных пород, воспитанных в различных условиях (по Л. В. Крушинскому, 1991).

Таким образом, условия изоляции усиливают проявление пассивно-оборонительной реакции, но ослабляют активно-оборонительную реакцию. Вместе с тем хорошо прослеживается межпородное различие оборонительных реакций, указывающих на их генетическую компоненту.

Оценка частоты выраженности активно-оборонительной реакции по методу Крушинского у 5 пород овчарок (таб. 7), живущих в условиях чабанских бригад, ранее не обученных караульной службе и изолированных от обученных собак, при имитации нападения позволила по проявлению реакции расположить породы в следующем порядке: среднеазиатская овчарка, кавказская овчарка, южнорусская овчарка, немецкая овчарка, колли. Это сравнительное исследование хорошо иллюстрирует направленность селекции по поведению этих пород собак. Вместе с тем следует отметить, что агрессивное поведение имеет как минимум две составляющие, каждая из которых детерминируется своей генетической системой. Было установлено, что при селекции на ручной тип поведения и снижение агрессии к человеку у крыс межсамцовая агрессия не меняется, и по этому признаку ручные и дикие крысы не различаются во всех исследованных поколениях селекции. Не обнаружено отличий между ручными и агрессивными к человеку крысами по числу животных, которые убивают подсаженных к ним мышей. Эти данные указывают на то, что генетические системы, контролирующие межсамцовую агрессию и агрессию на человека, являются различными.

Уместно заметить, что и у собак можно проследить избирательность агрессивных реакций по отношению к разным объектам, и в этом случае, очевидно, речь также может пойти об их различной генетической природе.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Таблица 7. Проявление и степень выраженности активно-оборонительной реакции (АОР) у собак разных пород (из Н. Г. Андриановой и др., 1992).

Обозначения:

ЗО — злоба отсутствует;

ЗЛ-1 — злоба, лай первой степени;

ЗЛ-2 — злоба, лай второй степени;

ЗЛ-3 — злоба, лай третьей степени;

ЗХ-1 — злоба, хватка первой степени;

ЗХ-2 — злоба, хватка второй степени;

ЗХ-3 — злоба, хватка третьей степени (максимальная выраженность злобы).

Наследование способности к обучению.

Способность обучаться, приобретать новый жизненный опыт — несомненно, генетически детерминированное свойство. Так, сравнительный анализ двух филогенетически различных групп хищников: псовых и кошачьих показывает, что их пищедобывающее поведение сильно отличается по генетическим задаткам. У псовых, как говорилось выше, убийство жертвы не входит во врожденный репертуар поведения, и им необходимо этому обучаться. Эволюция кошачьих характеризуется крайне узкой специализацией. Представители этого семейства без исключения убивают жертву смертельным укусом в область шеи. Стереотип смертельного укуса — врожденное свойство поведения кошачьих. Экспериментальным путем продемонстрирована самостоятельность его нейрофизиологического механизма, и локализованы центры, запускающие смертельный укус в среднем мозге. У кошек инстинкт преобладает над приобретенными навыками. Известно, что кошки с трудом поддаются дрессировке. Опыты по выработке классического условного рефлекса у кошек часто приводят к формированию условной реакции страха, и проведение эксперимента становится невозможным. Поэтому способность к обучению у этих животных изучена в основном на инструментальных реакциях с положительным подкреплением.

Убедительные данные о генетическом контроле за скоростью приобретения навыков получены на крысах. В течение семи поколений удалось произвести селекцию из одной популяции двух субпопуляций «глупых» и «умных» крыс по скорости прохождения лабиринта и количеству ошибок, что указывает на значительную генетическую изменчивость способности к обучению. В дальнейшем из обеих линий крыс сформировали три группы, из которых одна группа выращивалась в обычных условиях; вторая — в условиях, ограничивающих познавательную активность; третья — в обогащенной для познания среде. Межлинейные различия по способности обучаться обнаружились только у второй группы (рис. 8).

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 8. Результаты обучения в лабиринте «умных» и «глупых» крыс, выросших в ухудшенных, обычных и улучшенных условиях.

Наблюдается четкое различие показателей обучения в случае нормальной среды. Различие почти целиком исчезает при росте крыс в ухудшенных и улучшенных условиях (Фогель и Мотульски, 1990).

Эти наблюдения показывают, что хорошими условиями содержания и умелой дрессировкой можно и у посредственного по задаткам животного существенно улучшить способности к обучению, а плохими условиями и неумелой дрессировкой нанести вред реализации даже очень хороших задатков. Представляется, что для кинолога эти результаты весьма поучительны как с точки зрения отбора по способностям к обучению, так и по созданию условий содержания и обучения.

Экспериментальный анализ способности собак к обучению обнаруживает положительную достоверную связь между успешностью обучения и общим уровнем двигательной активности. На способность обучаться существенное влияние оказывает мотивационная сфера. Так, собаки, имеющие врожденную склонность носить предметы, обучаются и самой апортировке, и всему, что с ней связано, чрезвычайно легко. Это в известной степени отражает избирательную сторону способности к обучению.

Генетическая детерминация элементарной рассудочной деятельности.

Исследования элементарной рассудочной деятельности, проводимые Л. В. Крушинским, у животных разных таксономических категорий обнаруживают между ними значительные различия. Кроме, того, выявлена большая индивидуальная изменчивость этого поведенческого признака. Проведен генетический анализ элементарной рассудочной деятельности у крыс на примере способности к экстраполяции направления движения раздражителя. Сопоставление разных генотипов показало, что животные лабораторных линий не способны к решению этой задачи, а дикие крысы и гибриды от скрещивания с лабораторными эту способность обнаруживают. Посемейный анализ и оценка наследуемости у гибридов показывают, что различие в элементарной рассудочной деятельности имеет существенную генетическую компоненту.

Однако попытка селекционно получить линию крыс с более высокой, чем исходная, способностью к экстраполяции не была успешной. На этом основании сделано предположение, что элементарная рассудочная деятельность определяется сложным коадаптированным генным комплексом, поддерживаемым естественным отбором. Содержание животных на протяжении множества поколений в клетках приводит к распаду этих комплексов, в результате чего снижается уровень элементарной рассудочной деятельности. Вместе с тем оценки элементарной рассудочной деятельности у собак показывают достаточно высокий уровень ее развития. Однако показатель этой деятельности у волка все же может быть оценен выше, чем у собак, что продемонстрировали экспериментальные исследования, организованные Л. В. Крушинским. Очевидно, благодаря именно этим преимуществам волк очень быстро вытесняет одичалых собак из тех мест обитания в дикой природе, которые они занимают в отсутствие волка при его уничтожении человеком.

Наследственность и социальная иерархия.

Генетической составляющей в формировании иерархической структуры сообщества у стайно живущих псовых и у собак, в частности, принадлежит значительная роль. Так, степень выраженности иерархии хорошо прослеживается среди разных пород, что прежде всего характеризует их генетические различия. Слабо выраженная иерархия является результатом длительного отбора со стороны человека, при котором браковались наиболее агрессивные особи, препятствующие включению в стаю новых собак. Собаки, у которых в этом направлении не проводился отбор (басенджи, фокстерьеры и др.), характеризуются отчетливо выраженной доминантностью. Но особенно ярко иерархия проявляется у диких видов, в частности, у волка, так как такое поведение обеспечивает структурированность сообщества, его управляемость и успешность борьбы за территориальные и прочие ресурсы жизнедеятельности.

Генетическая предрасположенность занимает значительное место в формировании у псовых таких специфических свойств поведения, как поиск по запаховому следу, апортировка (поноска), а у собак — пастушьи способности.

Наследование поведения, связанного с запаховой ориентацией.

Так, для собак весьма характерна чрезвычайно высокая чувствительность к продуктам жизнедеятельности животного организма (пот, кровь, моча, экскременты, секреты пахучих желез и др.), так как это информация о пищевом объекте, жертве, сородичах. В то же время, те объекты окружающей среды, которые не имеют существенного значения для жизнедеятельности организма собак, не вызывают своим запахом реакции. К таким объектам, например, относятся растения. Вместе с тем у кошачьих известна реакция на растение котовник кошачий. Реагируют на него приступом возбуждения даже львы. Причем определен и описан аутосомный ген, контролирующий реакцию кошачьих на это растение. Но кроме высокой обонятельной чувствительности, под контролем генов находится способность и заинтересованность к поиску по запаховому следу. Специальные исследования на немецкой жесткошерстной легавой позволили оценить, что наследуемость заинтересованности в следовой работе составляет 40%.

Весьма интересные результаты по изучению врожденной склонности поиска по запаховому следу получены на щенках немецкой овчарки. Установлено, что эта способность проявляется к двухмесячному возрасту (в некоторых случаях даже у 45-дневных щенков) с дифференцировкой индивидуального запаха. Щенки отличали запах прокладчика следа от запаха других людей. Причем было установлено, что помет щенков от производителей с высокими рабочими качествами существенно превосходил в поиске по запаховому следу помет щенков родителей, нестабильно работающих и не пригодных к розыскной службе. По прошествии 1–2 лет щенки от производителей с высокими рабочими качествами сохранили свой поведенческий задаток работы по запаховому следу.

Наследственная склонность к апортировке.

Анализ апортировочного поведения, проведенный Л. В. Крушинским, убедительно демонстрирует его генетическую составляющую. Прежде всего, в специальных экспериментах по научению апортировке, исключающих возможность влияния предшествующих навыков (для этого предмет для апортировки подвешивался на шею, и схватывать его нужно было только в определенных ситуациях), была показана весьма существенная дисперсия этого поведенческого признака при явной зависимости в быстроте обучения в направлении от простого к сложному варианту апортировки. Если данной конкретной собаке требовалось многократное повторение в первом варианте, то усложнение условий апортировки относительно пропорционально увеличивало количество повторений упражнения, и наоборот.

Скрещивание кобеля немецкой овчарки с выраженным апортировочным поведением с двумя суками (немецкой и среднеазиатской овчарки), не проявляющими наклонности к апортировке, показало, что в одном помете из двух потомков один проявлял резко выраженное стремление носить во рту предметы, а у другого это свойство отсутствовало. В помете второй суки из шести щенков два имели выраженное апортировочное поведение. Предшествующий помет этой же суки из пяти щенков, но уже от кобеля кавказской овчарки, не обнаружил такого поведения. Исследование еще одного помета немецких овчарок, у которого родительница имела навязчивую склонность носить во рту мелкие предметы (щепки, соломинки), — один из трех щенков имел такую же склонность. Автор счел возможным говорить о доминантном характере наследования способности к апортировке, однако скорее всего это неполное доминирование.

В подтверждении наследования этого поведенческого признака указывается, что некоторые породы, в частности, ретриверы, склонны чрезвычайно легко обучаться апортировке, поэтому и используются для подноса убитой дичи. Приводятся данные по сиамским кошкам. От скрещивания апортирующей и нормальной кошки был получен котенок, носящий в зубах поноску.

Наследственность и пастушье поведение.

Исследование пастушьей способности осуществлено, как и во многих предыдущих случаях, гибридологическим методом. В частности, проводилось скрещивание немецких овчарок с пастушьим инстинктом и среднеазиатских овчарок, не обладавших пастушьим инстинктом. Получены следующие результаты. При спаривании между собой среднеазиатских овчарок их потомство не обнаруживало пастушьего рефлекса. Спаривание немецкой и среднеазиатской овчарок давало до 72% потомков с пастушьим поведением, а спаривание немецкой овчарки с немецкой овчаркой — до 94% потомков имели пастушье поведение. Предполагается, что это является результатом неполного доминантного наследования пастушьего инстинкта.

О закономерностях гибридизации волка и собаки.

Генетическая детерминация поведения особенно остро обнаруживает себя в попытках гибридизации волка и собаки. Основная причина таких попыток состоит в стремлении улучшить рабочие качества собак, в частности, силу, выносливость, смелость, злобность, чутьистость и др.

Случаи получения гибридов с высокими рабочими качествами, описанные в старой литературе, не отличаются достоверностью. Тщательные целенаправленные исследования гибридизации волка с собакой дают основания утверждать, что гибриды первой генерации непригодны для использования в какой-либо работе, так как пугливы, своенравны, не поддаются дрессировке — выполняют команды, преимущественно находясь на привязи, а спущенные с нее становятся очень неуверенными, перестают повиноваться. У них явно доминируют поведенческие признаки волка, а трусость проявляется даже в большей степени.

Гибриды второго поколения также мало пригодны к использованию, но среди них все же в силу расщепления встречаются отдельные особи с относительной управляемостью. И только гибриды третьего и последующих поколений возвратного скрещивания на собаку начинают обнаруживать приемлемые рабочие качества. Владельцы таких гибридов отмечают у них значительно большую остроту обоняния, слуха и зрения.

Вместе с тем, как отмечают исследователи, слишком велики трудозатраты на селекцию, выращивание, содержание и воспитание гибридов, и достижение указанной цели такими средствами вряд ли оправданно. Также необходимо иметь в виду, что гибридизация, как правило, осуществляется стихийно, непродуманно и чаще всего бесконтрольно. Гибриды первой, второй и, в известной мере, третьей генерации потенциально опасны и вредны. Потеряв хозяина, они, в отличие от собак, не ищут общения с человеком и, не имеющие навыков самостоятельной жизни, в частности, охоты на диких зверей, промышляют домашними животными. По мнению некоторых ученых, при гибридизации слияние двух сильно различающихся геномов приводит к утрате стабильности вновь полученного генома (гибридный дисгинез), и первым его показателем являются аномалии поведения.

Приведенный в настоящей главе материал не претендует на исчерпывающую полноту изложения генетических основ поведения. Главные задачи состояли в том, чтобы выявить генетическую сторону того феномена, который называется поведением; показать, почему в список селектируемых признаков включены поведенческие, и дать повод для размышлений о последствиях ослабления внимания к селекции по поведению; продемонстрировать, почему при отборе собак по врожденным задаткам рабочих качеств (рекомендации по ним будут рассмотрены в главе 7) важно своевременно осуществить тестирование щенков, то есть исключить маскировку этих задатков приобретенным опытом; понять, почему от гибридизации волка и собаки не следует ожидать кардинального улучшения рабочих качеств. И, наконец, следует сказать, что осведомленность в вопросах генетики поведения в конечном итоге должна явиться существенным вкладом в профессиональную подготовку кинологов.

ГЛАВА 6. ОБОНЯТЕЛЬНАЯ ОРИЕНТАЦИЯ И ФОРМИРОВАНИЕ АКТИВНОЙ ПОИСКОВОЙ РЕАКЦИИ У СОБАК.

1. ОСОБЕННОСТИ УСТРОЙСТВА И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ОБОНЯТЕЛЬНОГО АППАРАТА СОБАКИ.

Обоняние, т. е. способность воспринимать запахи окружающей среды, играет особую роль в жизни и при дрессировке служебных собак. Собаки относятся к макросматикам, т. е. животным с сильно развитым обонятельным аппаратом, и если у них искусственно отключить зрение и слух, они легко ориентируются в окружающей среде.

Жизнь диких предков собак напрямую зависела от того, насколько успешно они могли ориентироваться по запахам, а также находить по запаховому следу убегающую от них добычу. «Если бы собака писала книгу об органах чувств, то несомненно самая длинная глава была бы посвящена обонянию», — писал Г. Деккер, автор книги, посвященной способностям животных воспринимать окружающий мир.

Данная глава пособия посвящена обонятельной ориентации собак, на базе которой при дрессировке вырабатываются многочисленные навыки, используемые в дальнейшем при работе с собаками.

Периферическая часть обонятельного анализатора собаки своим строением и функцией предназначена для забора запаховой информации, ее первичной обработки, формирования и передачи в центральную нервную систему соответствующего импульса.

Молекулы запахового вещества вместе со струёй воздуха при вдохе попадают в периферический отдел обонятельного анализатора, где химическая энергия запаховых веществ трансформируется в специфический нервный процесс — возбуждение обонятельных рецепторов.

Первоначально воздух проходит через ноздри собаки, имеющие круглую часть и боковые вырезы, затем попадает в носовую полость, где имеются три носовых хода, разделенных складками слизистой оболочки, и три носовые раковины — нижние, средние и верхние. Верхний, средний и нижний носовые ходы соединяются общим носовым ходом. Нижний носовой ход — дыхательный, средний и общий — смешанные, верхний — только обонятельный, он заканчивается слепо. У собак обонятельная область носа резко увеличивается за счет развития системы этмоидальных раковин, представляющих собой выросты решетчатой кости.

При обычном вдохе большая часть вдыхаемого воздуха проходит через нижний, меньшая — через средний и общий носовые ходы и лишь незначительная часть попадает на обонятельный эпителий, выстилающий верхний носовой ход и этмоидальные раковины.

К аппарату обоняния относят также якобсонов орган, расположенный на носовой перегородке недалеко от входа в носовую полость. Считают, что с его помощью собака реагирует на сильные резкие раздражающие запахи, что позволяет ей избежать их попадания на чувствительные участки обонятельного эпителия верхней носовой раковины.

Изучение самого обонятельного эпителия показало, что он содержит рецепторные клетки, которые относятся к наиболее древним — первичночувствующим рецепторам. Они снабжены собственным центральным отростком, выполняющим роль аксона и передающим полученную клеткой информацию в обонятельные луковицы, которые являются первичными центрами обонятельного анализатора.

Количество обонятельных рецепторов весьма велико. В значительной мере оно определяется площадью, занимаемой обонятельным эпителием, хотя зависит также от размеров рецепторов и плотности их расположения в обонятельном эпителии. У немецкой овчарки насчитывается 224 млн. обонятельных клеток при площади обонятельного эпителия 196,46 см2, для сравнения: у человека 10 млн. клеток при площади эпителия 10 см2. Обонятельные клетки имеют веретеновидную форму и снабжены, кроме центрального, коротким периферическим отростком, заканчивающимся на поверхности утолщением — обонятельной булавой с волосками различной длины. Количество волосков в обонятельных клетках собаки обычно более 20, длина большинства их составляет о кол о 15–30 мкм. Отдельные обонятельные клетки снабжены более длинными волосками. В волосках, по всей видимости, осуществляются первичные процессы обонятельной рецепции, и возможно, что волоски обеспечивают увеличение рецептивной поверхности обонятельной клетки.

Рецепторные клетки окружены и изолированы друг от друга телами опорных клеток, часть из которых расположена вблизи базальной мембраны рецепторного слоя. Такие клетки носят название базальных. В соединительнотканном слое обонятельной выстилки локализуются концевые отделы боуменовых желез, главным образом продуцирующих слизь, в которую погружены обонятельные волоски. Здесь же располагаются многочисленные кровеносные сосуды и пучки обонятельных нервов, образованные центральными отростками обонятельных клеток, которые в виде многочисленных коротких и тонких обонятельных нитей проходят через отверстие решетчатой кости к обонятельным луковицам мозга.

При биохимическом исследовании в обонятельной выстилке некоторых животных были обнаружены каратиноиды, однако до сих пор не ясно, имеют ли они непосредственное отношение к обонятельной рецепции.

Центральная часть обонятельного анализатора.

Обонятельные луковицы лежат на базальной поверхности лобных долей головного мозга. Они построены по типу корковых центров со сложным расположением элементов и могут быть отнесены к корковым структурам. Здесь осуществляется первое синаптическое переключение для сигналов, приходящих от обонятельных рецепторов.

Сравнение обонятельных проводящих путей с другими сенсорными путями показывает ряд характерных особенностей обонятельной системы. Она не претерпела существен ной перестройки в процессе эволюции позвоночных, у обонятельного анализатора не обнаружено специального представительства в новой коре, как у других сенсорных систем. Ранее считалось, что высший центр обонятельного анализатора представлен обширной областью в старой коре, так называемом «обонятельном мозге», однако последние данные показывают, что собственно обонятельная область более ограничена, а роль ряда структур «обонятельного мозга» выходит далеко за рамки собственно обонятельной функции. Эти структуры связаны с интеграцией соматовегетативных реакций, управлением эмоциональным состоянием, мотивацией поведения и т. д. Их можно рассматривать как ассоциативные обонятельные центры. Становится понятным, почему для многих запахов характерна эмоциональная окраска, наблюдаются многообразные физиологические эффекты (дыхательные, сосудистые) при действии пахучих веществ с приятным и неприятным запахами. Приходящие к «обонятельному мозгу» обонятельные сигналы, коррелируя с другими сенсорными сигналами, служат активаторами, включающими необонятельные типы активности животного — пищевую, половую, оборонительную и т. д., возможно, что обонятельные сигналы в большей степени, чем возбуждения сенсорных систем, способствуют созданию и поддержанию различных мотивационных состояний.

Функционирование обонятельных рецепторов и проблема классификации запахов.

Процесс взаимодействия молекул пахучего вещества с обонятельными рецепторами изучен очень слабо. Считается установленным, что для их возбуждения требуется непосредственный контакт молекулы пахучего вещества с рецепторными структурами. Обонятельные рецепторы специализировались в процессе эволюции и приобрели особую чувствительность и специфичность к большой группе низкомолекулярных соединений. Остается неизвестным, какими именно физическими или химическими параметрами определяется эффективность вещества как обонятельного стимула. В качестве необходимых условий указывали на летучесть, достаточную способность к адсорбции на обонятельной выстилке, растворимость в липидах и до некоторой степени в воде, молекулярный вес, лежащий в определенных границах, конфигурацию молекулы, обеспечивающую ее сродство к рецепторам и др.

Различия в ответах разных рецепторных клеток на запахи позволяют допустить существование нескольких (возможно, многих) типов «рецептивных мест», которые по-разному распределены на рецепторах.

Попыток объяснения механизма первичного процесса взаимодействия молекул пахучих веществ с рецептором сделано немало. Они тесно связаны с проблемой классификации запахов, но до сих пор ни одно объяснение не является общепризнанным.

Неоднократно пытались выяснить связь запаха с химическим строением вещества. Для некоторых классов запахов характерно присутствие в молекуле определенных функциональных групп, так называемых «одорифоров». Предполагалось, что именно эти группы проявляют химическое сродство к «рецептивному месту» обонятельного эпителия, однако язык химических формул не позволяет точно предсказать запахи веществ. Существуют несомненные корреляции, ограниченные правила, но всеобщей однозначной зависимости между запахом и химическим строением найти не удалось.

Широкую известность получила «стереохимическая теория запаха» Эймура. Согласно ей все вещества с одинаковыми запахами имеют одинаковую форму или схожие по форме части молекул и могут заполнять определенные «гнезда» («лунки») на поверхности обонятельных клеток. Число таких «гнезд» ограничено и соответствует числу первичных запахов, из которых складываются все остальные. Было выделено около семи первичных запахов: камфорный, эфирный, острый, цветочный, мятный, мускусный, гнилостный. «Лунка» эфирного — вытянутая, камфорного — имеет вид эллиптической чаши, мускусного — сходна, но чуть больше по размеру, цветочного — имеет сложную форму и т. д. Экспериментальная проверка не подтвердила данную концепцию.

Делались попытки связать запах с энергетическими переходами в молекулах вещества. Наиболее известна теория Райта. Он обратил внимание на колебательную и вращательную энергию молекул, которую определяют по спектрам поглощения в инфракрасной области, и хотел выявить связь между запахами веществ и их спектрами в далекой инфракрасной области. По этой гипотезе в обонятельном эпителии имеется несколько типов пигментов, молекулы которых находятся в возбужденном состоянии и обуславливают поляризацию мембраны обонятельных клеток. При совпадении частоты колебания молекулы запахового вещества и молекулы соответствующего пигмента последняя переходит в более стабильное состояние, что вызывает деполяризацию мембраны и первичный потенциал, распространяющийся по поверхности рецепторной клетки. Данная гипотеза также имеет ряд затруднений.

Таким образом, проблема связи качества запаха со свойствами молекул, а также механизмы взаимодействия пахучего вещества с рецепторами еще ждут своего рассмотрения.

Регуляция обонятельной чувствительности.

Регуляция обонятельной чувствительности на уровне рецепторов в основном осуществляется посредством изменения условий доступа к ним пахучего вещества, т. е. связана с особенностями дыхания собаки. Как уже упоминалось выше, при нормальном дыхании лишь малая часть воздуха с молекулами запахового вещества достигает обонятельного эпителия. Чтобы улучшить проникновение паров пахучего вещества в обонятельные отделы носа, собака должна сделать глубокий вдох, что обычно происходит при обнюхивании либо короткие частые вдохи.

Поступление запаховых частиц в носовую полость зависит также от строения ноздрей собаки. С. А. Корытин при исследовании обонятельной ориентации псовых показал, что они лучше воспринимают запахи, источник которых находится сбоку, хуже — спереди или сзади от животного. Дальнейшее изучение проблемы дало следующий результат. Воздух поступает в нос собаки через ноздри, имеющие круглую часть и боковые вырезы (рис. 9а), причем при обычном вдохе около 60% воздуха поступает через круглую ноздрю и около 40% — через вырезы; при принюхивании же наоборот — уже около 60% воздуха поступает через боковые вырезы. Контуры струй вдыхаемого воздуха напоминают веер или диск, из которого удалены два сектора — один спереди, другой сзади. Перед носом животного располагается область (около 60% воображаемого диска), откуда воздух в ноздри не засасывается. По 50° влево и вправо от нее, в секторах от 30° до 80° влево и вправо от продольной оси головы воздух поступает через круглую часть ноздри, от 80° до 130° — через боковой вырез носа. Таким образом, боковые вырезы служат для успешной обонятельной ориентации в пространстве, позволяя обследовать воздух сбоку и частично сзади животного.

При нормальном дыхании собаки верхняя и нижняя стенки бокового выреза носа параллельны друг другу. При принюхивании его стенки становятся вогнутыми, наружная щель сужается и боковой вырез представляет собой почти замкнутую подлине трубочку с нешироким продольным разрезом. Так как круглая часть ноздри также сужается, то создаются условия для поступления в нос воздуха преимущественно сбоку и сзади от животного: струи вдыхаемого воздуха представляют собой два сектора уже по 120° (от 30° до 150°) влево и вправо от продольной оси головы (рис. 96).

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 9. Контуры струй вдыхаемого собакой воздуха при обычном вдохе (а) и при принюхивании (б).

Плоскость, проведенная через контуры вдыхаемых струй обеих ноздрей, составляет с осью головы угол около 30°, что соответствует направленности боковых вырезов носа (рис. 10 а). Для сравнения: у кошек относительно небольшие вырезы носа направлены вдоль оси головы, а не под углом к ней (рис. 10 б). Известно, что среди кошачьих нет хищников, способных к длительному преследованию жертвы по ее запаховому следу.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 10. Строение ноздрей собаки (а) и кошки (б).

Наблюдение за собаками, идущими по следу с использованием нижнего чутья, показывает, что плоскость, проведенная через боковые вырезы носа обеих ноздрей, оказывается перпендикулярной земной поверхности. Это позволяет им обследовать горизонтальный столб воздуха, представляющий собой цилиндр диаметром около 15 см, расположенный непосредственно под мордой животного (рис. 11 a). В таком положении собаки делают меньше всего ошибок при проработке следа. Необходимо помнить, что при ротовом дыхании диаметр исследуемого столба воздуха уменьшается за счет изменения струи всасываемого через нос воздуха.

Если собака идет по следу с поднятой головой, ею обследуется горизонтальный столб воздуха меньшего диаметра (рис. 11 б). Также играет роль большее перемешивание воздуха в пределах этого столба, и собака может допустить большее количество ошибок при работе по следу. Принюхиваясь к дальнему источнику запаха, животное поднимает голову, как правило, до уровня, когда плоскость боковых вырезов носа становится почти параллельной поверхности земли (рис. 11 в). Это позволяет ему лучше обследовать горизонтальные потоки воздуха, несущие запаховую информацию от отдельных источников.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 11. Структура струй вдыхаемого собакой воздуха при проработке следа (а, б) и при принюхивании к дальнему источнику запаха (в).

Хотелось бы остановиться на вопросе о том, как поступает воздух в носовую полость собаки, когда она движется по следу с достаточной скоростью. Собаки бегут по следу с открытым ртом, дыхание при этом частое и поверхностное: при незначительных нагрузках — около 100–140 вдохов в минуту, при значительных (бег в течение 30 мин. и более) 200–250 вдохов в мин. Охлаждение тела осуществляется за счет дыхания. Через нос проходит лишь 5–15% от вдыхаемого воздуха, причем почти весь он проходит через круглую часть ноздри. При вдохе этот воздух проходит через носовую полость и вместе с основной массой воздуха поступает в легкие (рис. 12 а).

При выдохе через рот также наблюдается засасывание воздуха в ноздри извне (рис. 12 б).

Возможно это связано с тем, что при движении воздуха из легких с большой скоростью в глотке (самом узком месте), создается область пониженного давления, что способствует засасыванию порции воздуха через хоаны из носовой полости. Эта часть воздуха в легкие не попадает, а, пройдя через нос, выбрасывается наружу с основной массой выдыхаемого животными воздуха.

Таким образом, обонятельная информация поступает к бегущей по следу собаке непрерывно — на вдохе и на выдохе, что позволяет ей достаточно эффективно корректировать свое поведение при преследовании убегающего человека или зверя.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 12. Прохождение потока воздуха через нос при вдохе (а) и (б) выдохе во время быстрого движения (бега) собаки по запаховому следу.

На бегу собака проводит лишь ориентировочный анализ поступающих запахов, возможно этого достаточно для того, чтобы не потерять искомый запах. В случае утери следа собака останавливается и тщательно принюхивается, в основном с закрытым ртом, проводя, таким образом, тщательный анализ поступающих запахов.

Остается открытым вопрос, как собака определяет направление, в котором удалялась добыча. Очевидно, этот сложный нейрофизиологический и поведенческий процесс осуществляется за счет различий во времени при попадании запаховых частиц в левую и правую ноздри, которые увеличиваются из-за веерообразного строения струи вдыхаемого воздуха. Определение направления движения добычи по следу происходит, очевидно, по изменению концентрации запаха на небольшом участке следа.

Возвращаясь к регуляции обонятельной чувствительности, надо отметить, что сами пахучие вещества, попадая в полость носа, вызывают различные дыхательные реакции — учащение, замедление, задержку дыхания. Сужение или расширение сосудов обонятельного эпителия, сдвиги в составе или количестве покрывающей его слизи и другие реакции должны оказывать значительное влияние на функцию обонятельных рецепторов.

Изменение обонятельной функции может быть связано с обонятельной адаптацией, т. е. уменьшением чувствительности к различным запахам после их длительного воздействия, или с сенсибилизацией — повышением чувствительности к какому-либо запаху после соответствующей тренировки или иных воздействий. Эти процессы в определенной степени являются результатом центральной регуляции, иногда выходящими за рамки собственно обонятельной системы.

2. ОБОНЯТЕЛЬНАЯ ОРИЕНТАЦИЯ И ВОЗМОЖНОСТИ ОБОНЯТЕЛЬНОГО АППАРАТА.

Обонятельная система собак, связанная с первой парой черепно-мозговых нервов, морфологически легко отграничивается от других систем хеморецепции. Наиболее характерны различия между вкусом и обонянием. Зависит это от особенностей передаваемой сенсорной информации. Если пища, когда она полезна, должна потребляться, а когда вредна — избегаться, то запаховые вещества сами по себе для процессов жизнедеятельности безразличны. Значение их в том, что они в естественных условиях играют роль меток, сопутствуя определенным предметам или событиям, т. е. выполняют, как правило, чисто сигнальную функцию и действуют на расстоянии. Широко распространены в природе и специальные пахучие вещества, которые используются животными в качестве обонятельных сигналов и выделяются с помощью специализированных желез. Эти так называемые феромоны предназначены для управления поведением других особей своего вида.

Значение обоняния в жизни собак.

Обоняние помогает собакам в различных ситуациях. Рассмотрим основные функции обоняния у псовых, учитывая при этом, что у домашней собаки часть функций потеряла свою значимость.

1. Обоняние помогает спасаться собакам от врагов — это могут быть более крупные и сильные хищники или агрессивные представители своего вида, а также избегать неблагоприятные условия окружающей среды, например, уходить от пожаров. Запахи, сопровождающие опасные объекты или явления, отпугивают собак, однако существует отдельная категория пахучих веществ — неприятные запахи, которые просто избегаются.

2. Используя чутье, собаки ищут пищу и воду, выслеживают добычу. Охотничье поведение наложило свой отпечаток не только на строение и функционирование обонятельного аппарата, но и на весь облик и образ жизни собак. Несколько особняком стоит способность собак находить по запаху лекарственные растения и вещества, помогающие избавиться от различных заболеваний.

3. Собаки ориентируются в окружающей среде в значительной степени за счет обоняния. Таким образом они получают информацию о характере растительного покрова и почвы, наличии потенциальных врагов, жертв и партнеров, их физиологическом состоянии и т. д. При поиске дороги домой псовые используют также различные запаховые ориентиры.

4. При социальных контактах обоняние играет важную роль: запах говорит о возрасте, принадлежности к определенному полу, какой-либо группе, о здоровье животного и т. п. По запаху можно узнать, напугано оно или же, наоборот, уверено в себе. Таким образом, каждая собака имеет как бы свой запаховый «паспорт», который предъявляется при взаимном обнюхивании:

А) в половом поведении запаху отводится решающая роль — запах течкующей суки меняет поведение кобелей и, как следствие, социальный статус самой суки нарушает сложившуюся структуру собачьих групп. При этом могут изменяться физиологические циклы у более молодых сук и, таким образом, регулироваться рождаемость;

Б) взаимное узнавание родителей и щенков происходит по запаху, и хотя вопрос об обонятельном импринтинге еще не решен, он, скорее всего, имеет здесь место;

В) при индивидуальных контактах обонятельная информация дополняет сведения, полученные от других органов чувств;

Г) свою территорию псовые интенсивно метят. Запаховые метки регулярно обновляются и служат невидимой границей, которую чужаки пытаются не нарушать;

Д) у домашней собаки развито специфическое поведение — мечение запахом определенных точек, обычно это небольшие возвышения, деревья и т. д. По этим меткам животные получают информацию о количестве и состоянии особей, посетивших данную территорию, — своеобразная «собачья газета». Более развито это поведение у кобелей, которые стараются перекрыть метки друг друга.

5. Запахи принимают участие в регулировании плотности популяции, например, при реализации территориального поведения. Возможно, как и у прочих млекопитающих, они, наряду с другими факторами, косвенно влияют на число особей в популяции путем регуляции половых циклов у сук.

Ниже представлена классификация запахов в соответствии с их биологическим значением.

Классификация обонятельных раздражителей.

I. Фоновые запахи среды:

А) запахи растительно-почвенного покрова;

Б) запахи синтезированных веществ;

В) запахи минералов и природных органических соединений.

II. Биологически значимые запахи:

А) видовой принадлежности:

— запах матери;

— запах щенков и молодых собак;

— запах особи противоположного пола;

— запах представителя своей стаи;

— запах лидера по иерархии;

— запах течкующей суки;

— запах, сопровождающий видовой стрессфактор.

Б) сигнализирующие биологическую опасность:

— запахи более сильного хищника (медведя, волка, тигра и т. д.);

— запахи, сопутствующие природным катаклизмам и другим бедствиям (пожары, землетрясения, утечки природного газа и др.).

В) связанные с добычей и поеданием корма:

— запахи преследуемой жертвы;

— запахи пищевых продуктов — мяса, молока и др.

Г) социально-биологических связей, приобретенных в процессе исторического и индивидуального развития:

— запахи человека;

— запахи домашних животных.

Возможности обонятельного аппарата собаки.

Развитие обоняния у собаки соответствует его роли в жизни псовых. Практически любое поведение животных начинается с ориентировочно-поисковых реакций, у собак это обычно обонятельно-поисковые реакции. Хорошее чутье собак стало нарицательным, однако каковы же его возможности? Ответ на этот вопрос дает измерение порогов обонятельных ощущений.

Пороговые концентрации — это такие концентрации пахучего вещества в среде, ниже которых запах не ощущается. При концентрации выше пороговых сила запаха возрастает. Изучение обонятельных порогов проводили по методу условных рефлексов. Представленные ниже результаты исследований (табл. 8) для наглядности даны в сравнении с пороговыми концентрациями различных пахучих веществ для человека.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Таблица 8. Сравнительные данные по порогам ощущений алифатических кислот.

По этим результатам запахи поделили на две основные группы: запахи типа уксусной, масляной и других алифатических кислот, которые собака чувствует в концентрациях в миллион раз меньших, чем человек, и запахи типа меркаптана и ионона, для которых порог чувствительности только в тысячу раз выше нашего. Алифатические кислоты присутствуют в кожных выделениях млекопитающих и человека, и поэтому не удивительно, что такие приспособленные к поиску животные как собака хорошо воспринимают их.

Нейхаус приводит любопытные рассуждения по поводу порогов обонятельных ощущений у собаки. У человека есть потовые, жировые, «пахучие» железы и ряд других. На подошвах у него только потовые железы, но их много, до 1000 на см2. Именно они, в первую очередь, отвечают за происхождение пахучего следа. За сутки человеческое тело выделяет около 800 см3 пота, на долю потовых желез подошвы приходится приблизительно 2% от этого количества или 16 см3 ежедневно. Пот человека содержит около 0,156% кислот, из них приблизительно четвертую часть составляют алифатические. Если одна тысячная часть этих выделений проникает через подметку и швы ботинка наружу, то получается, с учетом приблизительного количества шагов в сутки, что около 2,5х10» молекул кислот, типа масляной, будет оставаться на поверхности каждого отпечатка ноги. Это более, чем в миллион раз превышает пороговое значение для собаки и может создавать ощутимый запах в 28 м3 воздуха. В естественных условиях скорость испарения вещества с какой-либо поверхности будет зависеть от температуры и поглощающей способности этой поверхности, поэтому при благоприятных условиях собака может идти по следу суточной давности.

По этим расчетам свежий след должен отличать и человек. Была сделана проверка — через 30 секунд человеку с хорошим обонянием давали нюхать листы промокательной бумаги, по которой прошел другой человек, а тот уверенно по запаху определял только место следа.

Кроме масляной кислоты, запах следа зависит от других веществ: еще двух десятков алифатических кислот и веществ других классов, в том числе, вероятно, индоксила, фенолов, диацетила и некоторых других продуктов.

Далее Нейхаус определял, как реагирует собака на смеси различных веществ. В результате выяснилось, что для смеси масляной, изовалериановой и капроновой кислот порог ощущения был значительно ниже, чем у индивидуальных веществ. Был сделан вывод, что эти вещества имеют что-то общее, позволяющее им усиливать запах друг друга. Для смеси несхожих веществ, например, масляной кислоты и альфа-ионона, порог приблизительно соответствовал таковым отдельных веществ. Еще в одном эксперименте собаке предлагалось 2 смеси:

1) алифатические кислоты и 2) они же, плюс капроновая кислота. Собака отличала смеси, даже если концентрация капроновой кислоты была гораздо ниже порога ее индивидуального восприятия. Получается, что характер сложного запаха может меняться в присутствии подпороговых количеств примесей или следов других компонентов. Когда этот же опыт повторили для смеси из четырех очень различных по запаху веществ, оказалось, что для второй смеси надо добавлять капроновую кислоту в количестве, превышающем значение пороговой концентрации этого вещества, взятого в чистом виде. Очевидно, в выбранной смеси не было вещества, которое могло быть усилено или изменено добавлением капроновой кислоты.

В результате опытов Нейхаус пришел к выводу, что собака отличает человека по «набору» веществ, которые даже в подпороговых количествах создают индивидуальный запах.

Один из первых достоверных опытов по выбору собакой реального человека по его запаху, оставленному на предварительно выстиранном и выглаженном носовом платке, провел Калмус. Он определил, что собаки отличают запах одного человека от других люде и, независимо оттого, какой части тела принадлежит запах, даже в том случае, если на него накладывается или ему предшествует другой. Запах человека, по-видимому, определяется генетически и слабо зависит от питания, одежды и домашней обстановки. В подтверждение был проведен эксперимент с однояйцевыми близнецами-мужчинами 33 лет, каждый из которых был женат и жил в своем городе. Собака по вещи одного из них уверенно выбирала другого близнеца. Однако, когда собаку пускали по следу, если в опыте участвовал один из братьев, она шла по его следу, если же след оставили оба брата, то собака выбирала след именно того, чей запах был ей предварительно дан для ознакомления. Эти опыты еще раз подтверждают аналитический характер обоняния у собак.

Работа по следу для собаки труднее выборки вещи, т. к. соотношение силы первичного запаха и сопутствующих запахов сильно меняется при переходе следа с одного типа покрытия на другой (с дороги на траву и т. д.), к тому же, очевидно, данные типы деятельности определяются генетически, относительно независимо друг от друга. Из ранних работ известны опыты Романеса.

Один из них был таков: Романее шел во главе колонны из 12 человек, выстроенных в затылок друг другу, все шли след в след, повторяя шаг идущего впереди. Через 180 м колонна разделилась: Романее и 5 человек двинулись в одну сторону, а другие 6 человек — в другую. Люди спрятались, после чего по следу была выпущена собака Романеса с заданием найти своего хозяина. Собака выполнила задание правильно, с небольшой задержкой, т. к. проскочила то место, где колонна разделилась на две части.

Романее обнаружил, что его пес хорошо выслеживает его, если он часть пути проходит в обуви, а часть без нее. Если он обертывал ботинки толстой бумагой, собака не узнавала следа, пока бумага не прорывалась. Та же собака прекрасно шла по следу человека, надевшего башмаки хозяина. Это говорит о том, что, извлекая дополнительную информацию из следов с помощью зрения (углубления, примятая трава), собака пользуется именно обонянием.

Настоящий пахнущий след обусловлен индивидуальными выделениями тела, которые пропитывают материал обуви и через нее частично остаются на пути человека. Однако след, по которому идет собака, обычно определяется также физическим контактом выслеживаемого человека с землей (запах примятой травы, земли и т. д.). И у нас в стране, и за рубежом проводили такие опыты: человека, прокладывающего след, удаляли с помощью подвесного каната, а его след продолжало или пересекало колесо, на ободке которого были прикреплены ботинки с интервалом в один шаг (кожаные, деревянные, фарфоровые ботинки). Собака подмены не замечала (даже опытная полицейская ищейка). Ориентация здесь шла в основном по существующим запахам земли и травы, далее — по видимым следам и по поведению хозяина.

Натренированный пес по видимым следам и по запаху примятой земли может с одинаковым успехом выслеживать человека, идущего на ходулях и собственных ногах. Новая обувь начинает оставлять индивидуальный след через 1–2 дня носки, и только тогда собака ориентируется на него, а резиновая обувь полностью препятствует образованию индивидуального следа.

В заключение хотелось бы отметить сложный и тонкий характер работы собаки по сличению запахов и определению нужного образца. В лаборатории Нейхауза обнаружили, что если собака в обычных условиях не обращает внимания на легкие шлепки, в условиях эксперимента, связанного с изучением обоняния, даже при легком наказании она выходила из-под контроля на весь остаток дня. Это должно заставить кинолога задуматься и очень внимательно и осторожно обращаться с собакой во время ее обучения и работы, связанной с поисковой деятельностью.

3. НАУЧЕНИЕ СЛУЖЕБНЫХ СОБАК АКТИВНОМУ ПОИСКУ ЗАДАННОГО ЗАПАХА.

Один из механизмов, наследуемых собакой от своих предков, — сохранение способности к снижению энтропии посредством проявления обонятельно-поисковой реакции. Поиск источника и носителя запаховой информации или уход от него на безопасное расстояние обеспечивают животному своевременную защиту и удовлетворение его физиологических потребностей.

Фенотипический признак «работа собаки по чутью» эксплуатируется за счет эволюционных закладок, полученных от диких предков, скорее всего от волка.

Обонятельная чувствительность — способность собаки реагировать на запаховую информацию с целью формирования адаптивных и других нужных организму поведенческих реакций. В основе физиологических механизмов, определяющих обонятельную чувствительность животного, лежит динамическое взаимодействие всех сенсорных систем.

Поиск носителя запаховой информации собакой в окружающей среде есть сложный нейрогуморальный процесс, сопровождающийся забором запаха, оценкой его биологической значимости и дальнейшим формированием линии поведения животного.

Отношение к запаховой информации строится по следующей схеме:

1. Индифферентное (безразличное) отношение к запаховой информации.

2. Заинтересованное отношение к запаховой информации:

А) приближение к источнику (носителю) запаховой информации;

Б) удержание источника (носителя) запаховой информации на безопасном удалении.

3. Неприязненное и паническое отношение к запаховой информации:

А) в виде выхода из зоны распространения запаха;

Б) агрессивная реакция реципиента на источник (носитель) запаховой информации.

Практика со всей определенностью подтверждает, что собака в состоянии воспринимать и одновременно подразделять множество различных запахов. Это дает основание утверждать, что обоняние у собак «аналитическое» и в этом смысле оно, очевидно, больше всего отличается от человеческого.

Обонятельный анализатор позволяет собаке не только довольно точно определить расстояние от источника запаховой информации, но и преследовать добычу, находить отдельные предметы и пищу в самых разнообразных условиях внешней среды.

Собаке под силу различать самые слабые запахи даже на фоне других, чрезвычайно сильных.

К видовой способности собачьих следует отнести их умение безошибочно определять направление запахового следа. Дар этот, надо полагать, большей частью врожденный и не может быть истолкован иначе, как способность мгновенно определять, в каком направлении концентрация запаха ослабевает, а в каком усиливается.

Умение собакой определять направление движения «носителя запаховой информации» нами было проверено на 76 собаках породы немецкая овчарка.

Исследование проводилось в заключительный период дрессировки. При этом была проведена рекогносцировка участка местности. Запаховые следы прокладывались по условиям, известным только экспериментатору.

Дрессировщик с собакой высаживается из автомашины на участке местности, где помощником проложена трасса запахового следа. Ранее прокладчик на собственном следу оставил белый флажок для ориентировки экспериментатора. По команде руководителя инструктор в районе белого флажка пускает служебную собаку на поиск запахового следа. После того, как собака взяла след и дрессировщик подал условный сигнал «собака на следу», экспериментатор делает отметку в журнале наблюдения.

Аналитическая обработка полученных материалов подтверждает высокую способность немецкой овчарки безошибочно определять направление следа, оставленного на местности человеком.

Собака, как бы споткнувшись о запаховый след, замедляет движение, раздувает ноздри и энергично втягивает в себя воздух. Иногда, привлеченная каким-либо запахом, собака прикрывает или совсем закрывает глаза. Это означает, что она почуяла что-то интересное, а источник запаха одним только обонянием сразу установить не может.

Создается впечатление, что животное в подобной ситуации будто «включает» все остальные органы чувств и, всячески напрягая обоняние, пытается дать характеристику источнику и носителю запаховой информации.

Находясь в состоянии относительного покоя в обычных условиях обстановки, собака не принюхивается постоянно, она спокойно вдыхает воздух и как бы не обращает внимания на целую гамму запахов, которые так или иначе воспринимает, но стоит собаке оказаться в новых условиях обстановки, как она меняет поведение и почти беспрестанно впитывает запаховую информацию, которая перемещается с воздушными массами. При этом ноздри и кончик морды у нее временами будто бы вздрагивают.

Из опыта службы видно, что применение собак, как правило, ведется по следам неизвестных лиц, запаховая информация которых для животных может служить лишь видовой основой для проявления обонятельно-поисковой реакции (активности).

Регламентация способов применения собак и служебные интересы требуют четкого определения и разделения таких понятий, как работа собаки по видовому и индивидуальному запахам.

Переквалификация собак в работе по чутью с видового восприятия запахового сигнала на индивидуальное требует значительной траты времени и умений дрессировщика. К тому же собака, хорошо подготовленная для работы по индивидуальному запаху человека и заглушившая в себе видовое восприятие запаховой информации, довольно часто дает сбой на поиск в форме отказа проработки следов «нарушителей», чей запах ранее не вошел в условно-рефлекторную связь.

Из вышеизложенного можно сделать следующее заключение:

1. Собак-ищеек целесообразно готовить только для работы на видовой запах человека.

2. Тренировочные занятия по следам видовой принадлежности проводить из расчета двух, трех тренировок в месяц, что позволит поддерживать высокую работоспособность собак в поиске человека.

3. Для одорологической идентификации человека в подразделениях иметь по одной специальной собаке, работающей по индивидуальному запаху, что обеспечит ее эффективное применение.

В предыдущих главах мы рассмотрели поведение собак, строение их обонятельного аппарата и его возможности, а также те функции, которые выполняет обоняние в жизни собак. Возникновение какой-либо потребности у собаки формирует мотивационное состояние, которое характеризуется извлечением из наследственной или приобретенной памяти животного образов тех объектов, которые могут удовлетворять данную потребность, а также путей ее удовлетворения. В момент создания доминирующей мотивации появление нужного стимула запускает соответствующее поведение, поэтому данный стимул получил название пускового или ключевого — открывающего. В случае отсутствия пусковых стимулов при высоком уровне мотивации включается поисковое поведение — животное само активно ищет необходимые стимулы. Таким образом, ориентировочно-поисковая активность — это типичный элемент любого поведения, по сути она начинает это поведение и характеризуется спонтанной активностью. Рассмотрение функций обоняния показало, что оно играет важную роль во всех типах сложного врожденного поведения собак, причем территориальное, половое и охотничье поведение опирается почти исключительно на данные органа обоняния. Обоняние — наиболее развитое, ведущее чувство собак, и поэтому ориентировочно-поисковая фаза поведения у собак в основном представлена обонятельно-поисковой активностью.

Чтобы обучить собаку поиску заданного запахового раздражителя, необходимо создать у нее высокий уровень мотивации, в данном случае целесообразно опираться на пищевое и различные типы социального поведения. В последнее время свою эффективность доказал метод искусственного формирования мотивации. При этом можно, сочетая различные потребности собак, добиваться создания очень высокого уровня мотивации и самостоятельно намечать стимулы, которые впоследствии будут играть роль пусковых.

Далее мы подключаем пусковые стимулы, которые открывают соответствующее поведение. Сочетая различные элементы стимулов, можно подобрать такую комбинацию, реакция на которую у собаки будет больше, чем ожидалось бы в естественных условиях, — так называемый сверхстимул.

Рассмотрим пример. Для обучения собаки поиску человека по его запаховому следу мы используем метод предварительного дразнения. Правильно сочетая элементы социальной афессии, оборонительного, игрового и охотничьего поведения, формируем активную оборонительную реакцию на человека в дрессировочном костюме (крупного, но трусливого, убегающего при столкновениях агрессора — сверхстимул). Обычно после нескольких занятий появление помощника в дрессировочном костюме вызывает бурную реакцию у собаки, а стремление схватить и трепать рукав, полу защитного костюма становится потребностью и удовольствием. Теперь собака готова к продолжению дрессировки. Далее обучение укладывается приблизительно в такую схему: помощник в дрескостюме дразнит собаку, а затем удаляется, проходя на виду у нее сначала небольшой отрезок, остальной путь — вне видимости, в конце проложенного следа помощник прячется.

Сформированная нами потребность и используемый сверхстимул способствуют созданию сильного возбуждения в мотивационном центре головного мозга. Удаляющийся человек провоцирует реакцию преследования, собака напряжена, она вся во внимании — работают зрение, слух, обоняние. Затем человек скрывается — мы сознательно перекрываем собаке все каналы поступления сенсорной информации и отпускаем ее. Бросаясь вслед за исчезнувшим противником (добычей), собака попадает в зону оставленного им запаха, с которым она хорошо ознакомилась во время дразнения. Именно запах становится ключевым стимулом, запускающим обонятельно-поисковое поведение: мозг «кипит», и есть только один канал поступления информации и один путь удовлетворения потребности — найти помощника по его запаховому следу. Включается врожденная поисковая реакция, обслуживающая сформированную нами потребность.

После прохождения участка следа и обнаружения помощника, собака треплет дрессировочный костюм, т. е. поисковое поведение завершается удовлетворением потребности, что и является подкреплением именно данного типа поведения. Одновременно это поведение подводят под стимульный контроль: предварительно знакомят собаку с запахом искомого объекта и санкционируют поиск командами.

После нескольких занятий собака, ознакомившись с образцом запаха и получив команду, проходит участок следа и «задерживает» нарушителя. Ее поведение все в большей степени приближается к охотничьему, когда в конце следа она «добывает» жертву. А поскольку сами действия и подкрепление связаны по генезису (происхождению), т. е. собака ищет объект и получает именно его, а также подкрепляется каждое поисковое действие, то данный тип поведения быстро автоматизируется.

Получив соответствующий запах, собака ищет его источник и «добывает» его — поведение животного становится в значительной степени инстинктивным, опирающимся на врожденные способности и задатки. Далее собака осваивает «охотничьи приемы» — как проходить углы, находить потерянный след и др., причем с каждым разом все лучше и лучше, постоянно тренируя конкретные действия, достраивая свое сложное поведение. В итоге мы получаем практически тот же результат, что и в природе после обучения молодых животных охотничьему поведению, только здесь мы имеем «специфическую» жертву. Наша собака активна, ее действия в значительной степени автоматизированы, надежны, что не исключает проявления, в случае надобности, инициативы с ее стороны.

Конкретные пути обучения каждой собаки определенному действию, связанному с работой по чутью, могут быть различны, однако общий подход остается единым: необходимо создавать высокий уровень мотивации и подключать стимулы, запускающие нужный тип поведения.

В заключение хотелось бы отметить, что если кинолог хочет иметь действительно служебную собаку и успешно ее дрессировать, он должен заниматься отбором и подбором собаки для конкретного вида службы и в дальнейшем учитывать ее индивидуальные особенности.

ГЛАВА 7. ПУТИ ПОВЫШЕНИЯ УРОВНЯ ПОДГОТОВКИ СЛУЖЕБНЫХ СОБАК.

Из рассмотренного выше материала вытекают два пути повышения качества подготовки служебных собак:

— улучшение взаимопонимания между человеком и собакой;

— учет механизмов поведения при дрессировке служебных собак. Эти пути тесно связаны между собой и в значительной степени зависят от уровня теоретической подготовки методистов и дрессировщиков. Рассмотрению психофизиологических основ поведения собак и использованию этих знаний в практике дрессировки были посвящены предыдущие главы учебника.

Неумение учитывать дрессировщиком границы психологической деятельности собаки, ее возможности приводит к тому, что действия дрессировщика остаются для собаки непонятными. Незнание структуры поведения, характерных поз и ритуалов, упрощенный подход к поведению собаки являются причиной непонимания дрессировщиком ее действий. Отсутствие учета конкретных механизмов поведения в практике дрессировки приводит к появлению многих технических ошибок. Рассмотрим кратко основные ошибки, встречающиеся при дрессировке служебных собак.

1. ОСНОВНЫЕ ОШИБКИ, ВСТРЕЧАЮЩИЕСЯ ПРИ ДРЕССИРОВКЕ СЛУЖЕБНЫХ СОБАК, И ПУТИ ИХ ИСПРАВЛЕНИЯ.

1. Отсутствие правильных ролевых отношений между дрессировщиком и собакой, что, как правило, ведет к неподчинению собаки и незаинтересованности ее в работе. Если терпение и упорство дрессировщика в течение достаточного времени не дают результатов, необходимо закрепить собаку за другим дрессировщиком. Особо злобных, склонных к доминированию собак, отбирают для караульной службы.

2. Попытки обучать собаку при отсутствии доминирующей мотивации, на базе которой формируют навык, приводят к незаинтересованности животного в работе.

Необходимо следить, чтобы присутствовал мотив действий собаки, т. е. если обучение проводят на базе пищевой мотивации, собаку надо выгулять, не кормить, взять с собой достаточное количество лакомства; посторонних раздражителей на дрессировочной площадке быть не должно. Обязательно учитывают преобладающие реакции собаки.

3. Излишне быстрое обогащение среды при дрессировке ведет к смене доминирующей мотивации или к конфликту (столкновению) мотиваций, что может привести в дальнейшем не только к непониманию собакой требований дрессировщика, но и к нервному срыву. Необходимо постепенно вводить посторонние раздражители.

4. Конфликты мотиваций могут вызвать неквалифицированные действия дрессировщика: почти одновременное применение наказания и поощрения лакомством, применение запрещающей команды («фу») в то время, когда помощник в дрескостюме не прекратил сопротивления. Для предотвращения таких ошибок надо четко инструктировать дрессировщиков и помощников.

5. Многократное применение сверхсильных отрицательных (механических) воздействий к собаке зачастую приводит к сверхсильной мотивации страха перед дрессировщиком. Необходимо строго дозировать применение наказаний, учитывая пол, возраст и типологические особенности ВНД собак.

6. Отсутствие последовательности в действиях дрессировщика, когда подкрепляющие воздействия непредсказуемы. Например, собаку поощряют за разные пути реализации поведенческих программ (сегодня поощряют собаку, отдающую апортировочный предмет в руки хозяина, а завтра — бросающую его у ног дрессировщика).

7. Отсутствие постепенности, когда отработку сложного навыка производят сразу, без предварительных упражнений, а не путем постепенного введения усложнений. Постепенность и последовательность — обязательные условия любой дрессировки, эффективное планирование — основа деятельности проводника служебной собаки.

8. Получение на конечной стадии целенаправленной деятельности собаки результата, не соответствующего прогнозируемому. Например, помощник в дрескостюме наносит слишком сильные удары неподготовленной собаке, или животному дают очень мелкие кусочки пищи, не соответствующие энергозатратам голодной собаки при выполнении определенных действий. Все это ведет к исчезновению мотивации при объективном сохранении потребности у собаки. Путь исправления — четкое соблюдение правил использования раздражителей.

9. Несоблюдение правил выработки условных рефлексов: не вовремя подкрепляется деятельность собаки, дается незначимое подкрепление и т. д., что приводит к непониманию собакой требований дрессировщика, к падению заинтересованности в работе. Путь исправления — дополнительный инструктаж проводника служебной собаки.

Хочется отметить, что заинтересованный, ответственный, любящий собак проводник нередко достигает больших успехов при дрессировке, не имея основательных теоретических знаний, а лишь проводя много времени со своим животным и внимательно наблюдая за ним, поэтому подбор кадров для кинологической службы — это залог успеха дальнейшей работы.

Существует еще одно перспективное направление улучшения работы кинологической службы, именно в этом направлении могут быть достигнуты наиболее значимые результаты, — это подбор собак для служебной деятельности, а также организация племенного разведения служебных собак в точном понимании этого слова. Второе направление сложно и трудоемко, требует больших усилий и материальных затрат, а также исследований в области генетики поведения. В данном учебнике мы не ставим задачу осветить проблемы, связанные с организацией племенного дела. Ниже рассмотрим направления отбора служебных собак по рабочим качествам.

2. РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ОТБОРУ СОБАК ПО РАБОЧИМ КАЧЕСТВАМ.

Работа собаки складывается из многих компонентов, однако большинство видов служебной деятельности включает в себя работу по чутью. Под чутьем понимается способность животных к поиску запаховых объектов. Наиболее сложный вид данной деятельности — это проработка следа человека.

Для работы надо отбирать здоровых собак, с хорошо развитыми органами чувств. Однако хорошее зрение, слух и обоняние не определяют успех поиска. Не менее важными факторами, влияющими на результативность поиска, являются общая способность собаки к обучению, внимательность, умение ориентироваться и оптимально передвигаться в пространстве (реализация элементов рассудочной деятельности), а также заинтересованность собаки в выполнении требуемых действий, в данном случае — в поиске запаховых объектов и проработке цепочки следов.

Тесты на различных животных (млекопитающих и птицах) показали, что способность к обучению коррелирует с общей двигательной активностью, ориентировочно-исследовательской активностью (положительная корреляция), уровнем эмоционального статуса (отрицательная корреляция с выраженностью эмоции страха, т. е. чем лучше животное обучается, тем менее оно мотивируется в защитно-оборонительных ситуациях и тем лучше мотивируется голодом). Было высказано предположение, что в основе этого лежит множественный эффект какой-то общей группы генов, которые также контролируют порог возбудимости нервной системы и содержание нейроактивных соединений в плазме крови и тканях гипоталамуса (серотонина и норадреналина). Однако корреляция этих свойств со способностью к обучению не всегда проявляется или проявляется по-разному при обучении на основе оборонительного и пищевого поведения, и существует точка зрения, что эти комбинации признаков носят фенотипический характер. Тем не менее, корреляция признаков существует, и ряд тестов, предлагаемых для отбора собак, основан именно на комбинации данных свойств.

Наследственную основу различий в обучении предлагают также искать в генетически детерминированных особенностях безусловных рефлексов и прежде всего в уровне пищевого рефлекса как основного модулятора функциональной активности нервной системы. Наличие же генетической корреляции между уровнем функциональной активности нервной системы и способностью к выработке условных рефлексов доказано.

Поиск запаховых объектов и проработку цепочки следов можно рассматривать как элементы охотничьего поведения. Сюда же можно отнести способность вести борьбу, захватывать и нести жертву. Эти отдельные элементы присутствуют не только в охотничьем (пищевом) поведении, но и в социальном (половом, родительском и т. д.), т. е. практически в каждом инстинкте есть собственно поисковое поведение, а также такие элементы, как захват чего-либо, пробежка и т. д. Как связаны между собой эти отдельные элементы — малые инстинкты, присутствующие в больших инстинктах (по К. Лоренцу)? Скорее всего они относительно независимы и могут взаимодействовать. Теперь посмотрим, как представлены данные элементы (малые инстинкты, инструментальные действия) в больших инстинктах.

Большие инстинкты обладают своей собственной спонтанной активностью, мотивации накапливаются, и если животное не получает извне каких-либо адекватных стимулов, открывающих соответствующее поведение, животное начинает активно искать данные стимулы или может производить действия «вхолостую». Рассмотрим пищевое поведение. По мере нарастания голода хищник (волк или собака) начинает все более активно и настойчиво вынюхивать и рыскать в поисках добычи. Когда объект охоты найден, т. е. собака его увидела или учуяла его след, она начинает его гнать, хватать и рвать. Сами перечисленные здесь элементы (вынюхивать, рыскать, гнать, хватать и рвать — малые инстинкты) также обладают своей собственной спонтанностью, т. е. если животное долго не совершало данное действие, оно активно ищет ситуацию, которая стимулирует и заставляет произвести именно это действие, а не какое-либо иное. К. Лоренц пишет, что у волка или собаки спонтанное возникновение элементарных побуждений (вынюхивать, рыскать, гнать, хватать, рвать), в соответствии с широко распространенным принципом естественной экономии, должно быть настроено приблизительно на те требования, какие предъявляет к ним голод в естественных условиях. Если постепенно удовлетворять голод, предъявляя в то же время животному объект охоты, то сначала оно перестанет есть пищу, затем перестанет убивать добычу, затем бегать за ней и играть с ней.

Количество спонтанно возникающих инстинктивных действий всегда приблизительно соответствует ожидаемой потребности: самое обильное «перепроизводство» инструментальных действий должно проявляться там, где менее всего можно предсказать их количество, необходимое для видосохраняющей функции всей совокупности действий. Ведь неизвестно, сколько должна рыскать собака в природе, прежде чем она получит возможность выполнить заключительные действия охоты — убить и съесть добычу. Чем ближе к завершающей точке, к удовлетворению потребности, тем ниже спонтанность действий, т. е. спонтанная активность убывает в ряду: вынюхивать, рыскать, гнать, хватать, рвать. В соответствии с этим, можно ожидать, что у собаки, у которой хорошо представлены «инструментальные» действия, обслуживающие завершающие акты охоты, будут представлены и действия из начала данной цепочки. Необходимо только помнить об относительной независимости этих компонентов, что не обязательно предполагает их хорошее развитие и одновременное созревание у одной особи, тем более, что домашняя собака подвергалась очень сильному разнонаправленному давлению искусственного отбора.

Если при наборе собак на службу желательно проверить наличие у нее нужных составляющих комплекса охотничьего поведения, то для племенных собак это делать просто необходимо, поскольку данные поведенческие качества передаются по наследству. Многие, стоя у клетки с волками, наблюдали, как те часами могут совершать пробежки вдоль решетки, т. е. у волков (детей природы) очень высока спонтанная активность первых фаз охотничьего поведения (волка ноги кормят). В общей массе у собак нет такой потребности в движениях, как у волков. Вполне резонно предположить, что потребность и заинтересованность в поиске как таковом у собак большинства служебных пород ниже, чем у их диких предков. Сделать так, чтобы служебные собаки были служебными не только по названию, вернуть им потерянные рабочие качества — задача племенного разведения.

Исходя из изложенных выше соображений, предлагается несколько тестов, ряд из которых требует дополнительной проверки. Отдельная работа должна быть выполнена по определению возраста созревания функций, т. е. оптимального возраста тестирования собаки тем или другим способом.

Следует оговориться, что наличие способностей у собаки еще не является гарантией ее успешной служебной деятельности — плохой дрессировкой можно свести на нет любые способности.

Ниже предлагаются более или менее сложные методы проверки собак, причем предпочтение оказывается простым и доступным способам.

Данные проверки заносят в карточку служебной собаки в виде оценки или описания соответствующих поведенческих реакций. Карточку заполняют при дальнейшей дрессировке собаки.

1. Проверка физического состояния, зрения, слуха и обоняния собаки.

При подборе собак для служебной деятельности предпочтение отдают представителям породы немецкая овчарка. У собаки прежде всего проверяют здоровье. Она должна быть развита по возрасту, иметь, по возможности, правильный прикус и все зубы (у взрослых 42), быть подвижной, веселой, иметь ясные глаза, блестящую шерсть, прохладную и влажную мочку носа, хороший аппетит и свободные движения. Нарушения в работе опорно-двигательного аппарата легче выявить, заставив собаку выполнить какие-нибудь прыжки — с бума, через штакетник или пройти по лестнице.

Зрение проверяют по реакции на подносимую ладонь или какой-либо предмет. Если глазное яблоко вращается в направлении движения ладони или собака прищуривает веки в момент резкого движения ладони — зрительная реакция в норме. Собака с нормальным зрением хорошо ориентируется в окружающей среде, при движении не натыкается на препятствия.

Слух проверяют по реакции собаки на произношение клички хозяином за спиной животного, а также при подаче команд владельцем на различном расстоянии от него. Собака, не реагирующая на произносимую громко кличку и команды на расстоянии 40–50 метров и на произносимую шепотом кличку на расстоянии 10 метров, считается непригодной к служебной деятельности.

Проверку обоняния проводят следующим образом: на незаслеженном участке местности разбрасывают 3–4 кусочка вареного мяса приблизительно в 4–5 м от линии, по которой затем проводят собаку. На участке не должно быть высокой и густой растительности, а испытания предпочтительно проводить в безветренную погоду Собаки, не учуявшие мяса, считаются непригодными для поисковой работы.

2. Проверка общей двигательной активности.

Давно замечено, что наиболее активные, рано вылезающие из ящика щенки хорошо обучаются. Выше указывалось, что между общим уровнем двигательной активности, ориентировочно-исследовательской активности и способностью обучаться существует достоверная связь. Принято считать, что подвижные животные, в отличие от малоподвижных, совершают за определенный отрезок времени больше попыток решить задачу и быстрее обучаются по типу проб и ошибок.

Данный тест более подходит для молодых животных.

Чтобы выявить уровень подвижности, выгулянное, в меру голодное животное помещают в загон или отпускают гулять (команда «гуляй»). За собакой наблюдают 5–10 мин., фиксируя ее передвижения. Предпочтение отдается собакам, которые более 80% времени находятся в движении. Данное испытание можно проводить с помощью шагомера.

3. Проверка способности собаки к экстраполяции.

Приводится более простой и менее строгий способ, чем разработанный автором данного метода Л. В. Крушинским.

Собаку или щенка помещают в тихом месте (можно на улице) в 5–10 м перед шторой или сплошным деревянным забором шириной около 3 м. Помощник придерживает животное за ошейник. Хозяин подходит сбоку к шторе и скрывается за ней (рис. 13). Собаку отпускают. Оценивают способность предвидеть появление хозяина с другой стороны шторы, выбор оптимального маршрута, скорость решения задачи.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 13. Проверка способности собаки к экстраполяции (I вариант).

С — место выпуска собаки и ее возможный маршрут движения.

Ш — ширма, забор шириной около 3 м.

Ч — человек и маршрут его движения.

Если есть возможность, данный тест лучше проводить, имея два непрозрачных препятствия и высокий штакетник между ними (рис. 14). Собаку, не решившую данную задачу, нежелательно брать для работы, связанной с принятием самостоятельных решений.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 14. Проверка способности собаки к экстраполяции (II вариант).

С — место выпуска собаки и ее возможный маршрут движения.

Ш — два сплошных препятствия и штакетник между ними.

Ч — человек и маршрут его движения.

4. Проверка способности собаки ориентироваться в лабиринте.

Из досок надо создать простой лабиринт хотя бы с одним тупиком (рис. 15), но лучше с двумя.

Лакомство или игрушку помещают на пол как можно дальше от собаки. Произносят слово, обозначающее лакомство или игрушку («косточка», «апорт»), и проводят собаку кратчайшим путем по лабиринту к месту, где находится лакомство или игрушка. Поощряют. Повторяют. Затем выпускают собаку одну.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 15. Проверка способности собаки ориентироваться в лабиринте.

С — место выпуска собаки.

Л — лакомство.

Оценивают маршрут собаки и скорость решения задачи. Прохождение описанного выше лабиринта крупной собакой (овчаркой) 10–12-месячного возраста более чем за 30 сек. считается неудовлетворительным. Необходимо учитывать индивидуальные особенности собаки и помнить о том, что она должна быть заинтересована в поиске лакомства или игрушки. Возбудимых собак предварительно надо выгулять не менее 0,5 часа.

5. Проверка преобладающих реакций поведения собаки.

Преобладающие реакции выявляются у щенков старшего возраста (приблизительно с 8 месяцев) и взрослых собак.

Собаку, двух помощников и наблюдающих размещают таким образом, чтобы собака не видела людей, а наблюдающим хорошо были заметны все движения животного (рис. 16). Собака должна быть голодна и выгуляна.

Хозяин с собакой подходит к выбранному месту, поглаживает собаку, играет с ней, а затем привязывает (поводок длиной около 1,5 метра) и ставит перед ней миску с едой (колбаса, вареное мясо) таким образом, чтобы животное не могло достать ее лапами. Хозяин отходит и прячется. Выходит первый помощник, одетый в нейтральную одежду, спокойным шагом дважды проходит в 2 м от собаки и затем скрывается.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 16. Проверка преобладающих реакций поведения собаки.

Н — наблюдатели.

С — собака на привязи.

Д — дорога (тропа).

1 п — первый помощник.

2 п — второй помощник.

Помощник может держать в руках тоненький прутик и, не глядя в сторону собаки, слегка похлопывать им по ноге. Выходит второй помощник, одетый в дрессировочный костюм, с вицей в руке. Подходит ближе к собаке, а затем атакует ее, громко крича и размахивая руками. Нападение на собаку должно выглядеть как можно более естественным. Второй помощник делает попытку забрать корм. Если собака пугается человека и отбегает, нападение немедленно прекращается, а помощник удаляется, имитируя испуг.

Во время нападения второго помощника звучат выстрелы (автоматная очередь или отдельные выстрелы) в 20–40 м от собаки.

Данные испытаний заносят в протокол, оценку производят по 5-балльной шкале:

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Предпочтительное поведение собаки следующее: она принюхивается к пище, пытается ее достать, но когда уходит хозяин, переключает все внимание на него. За незнакомым, спокойно идущим человеком собака внимательно следит, не пытаясь на него наброситься. Во время нападения второго помощника животное не проявляет признаков трусости, активно атакует человека, не отвлекаясь на выстрелы. Возможна заминка в течение 1–2 секунд. Таким образом, желательно выбирать собак с выраженной активно-оборонительной реакцией, умеренной пищевой и реакцией привязанности к хозяину. Трусливых собак (с явной пассивно-оборонительной реакцией) надо отбраковывать.

У кобелей желательно проверить выраженность половой реакции. За животным внимательно наблюдают при общении его с другими собаками, по возможности противоположного пола. Если пес очень долго и внимательно обнюхивает собак, вылизывает их метки на траве и т. д., он может подвести проводника, переключившись во время работы на запах течкующей суки.

Оценка чутья собаки, т. е. ее способности к поиску запаховых объектов, также проводится в рамках выявления преобладающих реакций поведения, но из-за важности данного показателя мы разберем его в отдельном пункте.

6. Оценка чутья собаки и ее склонности к проработке запаховой дорожки.

Первоначальную оценку чутья собаки проводят при поиске животным спрятанных предметов. Хозяин животного заинтересовывает его каким-нибудь небольшим предметом, который держит в руках несколько секунд, а затем прячет (кидает) так, чтобы его нельзя было обнаружить без использования обоняния. Результат считается хорошим, если собака охотно ищет и находит искомый предмет. Особое внимание следует обратить на степень заинтересованности животного в поиске, на сосредоточенность поиска, быстроту и заинтересованность в завладении предметом. Предпочтение оказывается сдержанным собакам, которые внимательно, с некоторым напряжением следят за действиями хозяина, держащего в руках предмет. Оптимальной является следующая манера поиска: быстрые, активные движения непосредственно в районе падения предмета, снижение темпа после учуивания искомого запаха, точное нахождение источника запаха.

О сосредоточенности поиска можно судить по реакциям собаки на отвлекающие раздражители. Слабые раздражители любой разновидности не должны отвлекать от выполнения задачи. Собаки с хорошей концентрацией внимания мало реагируют и на сильные раздражители (выстрел из стартового пистолета в 10–15 м от животного). Допустимой является короткая заминка в работе (10–15 сек.), после которой собака самостоятельно или по команде хозяина возобновляет прерванный поиск.

Быстрота обнаружения предмета во многом зависит от сложности предъявляемого задания. Собака, обнаружившая за 2 мин. маленький камешек в кустах, имеет преимущество перед собакой, в течение 1 мин. искавшей открыто лежащий мячик.

Заинтересованность собаки в завладении предметом — это стремление приблизиться к искомому предмету и взять его в пасть. Заинтересованная собака может длительное время (до 1 мин.) совершать попытки дотянуться до лежащего в недоступном месте объекта, не отходя от него. Собаки, привыкшие брать предметы из мягких материалов, зачастую выпускают предмет из металла, камня, стекла и т. д., однако их нетрудно обучить навыку удержания любых предметов. Вялые собаки, не проявляющие интереса к поиску, для дрессировки к поисковой деятельности не пригодны. Чересчур возбудимых собак, ведущих интенсивный, но хаотичный поиск, часто переключающихся на посторонние предметы, желательно выгулять (0,5–1 час) и затем снова проверить.

Для поиска человека по его за паховом у следу часто оказывается недостаточно наличия у собаки хорош его чутья. В материалах лаборатории по изучению проблем кинологии Ростовской школы служебно-розыскного собаководства отмечается, что иногда животные с хорошим чутьем оказываются совершенно бездарными при обучении их следовой работе. При проверке розыскных качеств у собак рекомендуют, кроме остроты чутья, определять природную склонность собаки к проработке запаховой дорожки. Делают это таким образом.

Помощник натирает подошвы обуви мясом или колбасой и мелкими шажками, слегка подволакивая ноги по земле, прокладывает след в форме дуги около 50 м. На первых 10 м он раскладывает 3–4 кусочка того же лакомства, которым натирал подошвы обуви. Закончи в указанную работу, помощник нормальным шагом возвращается назад, стараясь не приближаться к линии следа. Проводник знает, где проложены следы. Он подходит с собакой на коротком поводке к началу следа и привлекает ее внимание к первому кусочку лакомства. Обнаружив и проглотив его, собака обычно начинает интенсивно принюхиваться и передвигаться по запаховой дорожке. Подводить собаку к запаховой дорожке и натягивать поводок хозяину разрешается только при явном отклонении от проложенной трассы.

Первые 10 м трассы собаки обычно преодолевают без труда. Далее уже нет разбросанных кусочков лакомства и концентрация запаха на следу уменьшается. Для дрессировки вполне пригодны те животные, которые хотя бы с помощью хозяина дошли до конца следа и не потеряли интереса к искомому запаху. Не стоит брать собак, которые не могут сосредоточить свое внимание на предлагаемой работе, не испытывают тяги к обнюхиванию запаховых следов на земле.

Если у собаки уже выработан навык стойкого отрицательного отношения к корму, лежащему на земле, животное пускают по следу человека, который предварительно заинтересовал его апортировочным предметом или дразнил его. Перед началом движения прокладчик следа слегка натирает подошвы обуви тем или иным пахучим веществом: растительным маслом, вазелином, обувным кремом, таким образом усиливая запах, исходящий от следовой дорожки, и облегчая поисковую задачу для необученных животных. Протяженность следа не более 100 м. Первые 3–5 м трассы прокладывают на виду у собаки, остальные — вне поля ее зрения. На конечной точке следа помощник прячет предмет или вещь (рукав, пиджак, куртку), после чего возвращается, огибая как можно дальше линию следов. Критерии оценки собак остаются прежними.

В следующих тестах оценивается чутье щенков.

7. Проверка обоняния и склонности щенков к поиску.

Готовят 5 банок (можно хорошо вымытых кофейных) с перфорированными крышками и размещают в произвольном порядке (рис. 17).

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 17. Схема размещения банок при проверке обоняния щенков.

Щ — место выпуска щенков.

М — банка с мясом.

В одну банку помещают кусочек мяса, на ее крышку кладут 5 или более листов фильтровальной бумаги. Выпускают выгулянного и голодного щенка и определяют время поиска банки с мясом. Если щенок не может найти банку, убирают 1 лист бумаги (если нужно, то 2, 3 и т. д.). Учитывают время поиска банки и количество листов, прикрывающих крышку.

Данный тест хорош тем, что позволяет довольно точно количественно оценить остроту обоняния щенка (количество листов фильтровальной бумаги равно остроте обоняния в баллах). Возможно, есть необходимость в начальный период отработать данный тест на щенках собак тех пород, которые имеют острое обоняние и склонность к поиску (охотничьих, например, спаниелях и т. д.).

8. Тест на способность щенков к следовой работе.

На небольшом незаслеженном участке прокладывает четкий след человек, хорошо знакомый щенку. Щенка приносит или привозит в ящике помощник и выпускает на участке. Щенок начинает обследовать местность и натыкается на след. Склонные к следовой работе щенки сразу же идут по следу и находят знакомого человека.

9. Тест с прерванным мостом.

Этот тест пригоден для молодых собак, которые ищут по следу знакомого человека.

На небольшом участке прокладывает след знакомый человек (помощник). В центре участка стоит широкий прерывающийся мост (рис. 18).

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 18. Прерванный мост при проверке склонности собаки к следовой работе.

Ч — след человека.

С — возможный маршрут движения собаки.

Дойдя до конца моста, помощник прыгает как можно дальше и уходит с участка. Собаку подводят к началу следа и пускают по нему. После моста след обрывается.

Оценивают способность собаки решить поставленную задачу и скорость ее решения.

10. Оценка злобности собаки.

Злобность собаки оценивают при проверке преобладающих реакций поведения. Злобным собакам отдают предпочтение при наборе на службу, связанную с работой по чутью. Если не выявляли преобладающих реакций, злобность оценивают при создании конфликтных ситуаций с посторонним человеком (см. главу 4).

11. Оценка оборонительного комплекса поведения щенков.

Оборонительный поведенческий комплекс у собак полностью созревает к 2–3 годам, в раннем возрасте мы можем оценить лишь склонность щенка к развитию данного комплекса в активной или пассивной форме. Эти тесты пригодны для 1–3-месячных щенков собак служебных пород.

До проверки желательно понаблюдать за щенком в течение часа и убедиться, что его поведение свободно от элементов неуверенности, а также апатии и флегматичности:

А) поместите щенка в пустую комнату и войдите туда сами. Проследите, как ведет себя щенок:

— подбегает к вам с поднятым хвостом, тычет носом в ноги;

— не проявляет к вам интереса или подбегает с опущенным хвостом;

— поджимает хвост и отбегает в сторону;

Б) начинайте двигаться по комнате, щенок в этот момент:

— бежит за вашими ногами с поднятым хвостом, рычит и хватает вас за ноги;

— бежит за ногами с опущенным хвостом или не обращает на вас внимания;

— отбегает в сторону;

В) опуститесь перед щенком на корточки, затем резко поднимитесь и снова присядьте:

— щенок спокойно следит за вашими маневрами или лает на вас, но быстро успокаивается;

— щенок испытывает замешательство, отбегает или продолжительно лает, но затем подходит к вам;

— не обращает на вас внимания;

— щенок пугается и отбегает с поджатым хвостом или непрерывно лает;

Г) несколько раз громко хлопните в ладоши над головой щенка:

— щенок следит за вами или несколько раз лает, не испытывая страха;

— щенок пугается, отбегает, лает, но через некоторое время успокаивается;

— щенок убегает с поджатым хвостом, непрерывно лает или скулит;

— щенок не обратил внимания на хлопки;

Д) уроните в непосредственной близости от щенка связку ключей:

— щенок резко оборачивается, лает, подходит к ключам и нюхает их, пытается с ними играть;

— щенок отбегает, лает, успокаивается, но к ключам не подходит или подходит через длительное время;

— щенок пугается, убегает, скулит, неудержимо лает;

— щенок не заметил упавших ключей,

Е) помашите газетой над головой щенка:

— щенок следит за газетой, взлаивает и пытается ее поймать;

— щенок чуть приседает, отбегает, лает или не смотрит на газету;

— щенок убегает с поджатым хвостом, скулит или неудержимо лает;

Ж) возьмите щенка в руки, переверните его на спину и постарайтесь удержать в таком положении:

— щенок пытается освободиться, рычит и хватает вас за руки;

— щенок хочет перевернуться, лижет вам руки или спокойно лежит на руках;

— щенок вертится, пищит, непрерывно лает, а затем замирает в руках.

Предпочтение отдают щенкам, не проявившим страха или нервозности — истерического облаивания, демонстрации позы подчинения, убегания от источника угрозы, а также сильной апатии. Для большинства нормальной будет считаться либо ориентировочно-исследовательская с легким оттенком агрессивности, либо индифферентная реакция на действия человека.

Надо помнить, что отдельно взятый тест не дает представления о поведении щенка, и только анализ его реакций в нескольких ситуациях позволит оценить его задатки. Желательно брать щенка, в ответах которого есть 1-й или 2-й вариант (с преобладанием 1-го), и нежелательно, если присутствует только 3-й или 4-й вариант.

12. Проверка хватки собаки.

Оценивать молодых собак и щенков можно таким образом. Помощник придерживает щенка на коротком поводке. Другой помощник или хозяин играет с ним, предлагая сначала палочку, затем тряпку. Палочка и тряпка в каждом конкретном случае должны быть новыми.

Оценивают желание играть с предметами, крепость хватки, время удержания добычи.

13. Оценка склонности к апортировке.

С собакой играют предметом, бросают его и оценивают, насколько охотно собака его берет и несет.

Излишне склонных к апортировке собак обычно не берут для дрессировки в минно-розыскной службе.

14. Оценка типологических особенностей ВНД собаки.

Точно оценить типологические особенности ВНД собаки вне лабораторных условий невозможно, на это уходит от 6–7 месяцев до 2 лет. Возможно лишь получить представление о силе процессов возбуждения и торможения и их подвижности. При подборе собак для работы наиболее важно оценить силу процессов возбуждения, т. к. собаки со слабым типом ВНД непригодны для служебной деятельности, они быстро утомляются, сильные раздражители тормозят их деятельность, у них легко возникают срывы и неврозы и т. д.

Между реакциями поведения собаки и типом ее ВНД существует определенная зависимость, выраженная в условных единицах:

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Из приведенного выше сравнения видно, что собаки без пассивно-оборонительной реакции почти все имеют сильный тип ВНД, т. е. собаки, не проявившие трусости при выявлении преобладающих реакций поведения, имеют сильные процессы возбуждения. Пассивно-оборонительная реакция маскирует тип ВНД.

Для большинства собак можно ограничиться выявлением силы нервных процессов, но у производителей желательно приблизительно определить их уравновешенность и подвижность, т. к. сила и уравновешенность нервных процессов передаются как по отцовской, так и по материнской, а подвижность — по материнской линии.

Приблизительно определить тип ВНД можно после выявления преобладающих реакций поведения, удобно это сделать в группе собак. Собаки должны уметь выполнять команду «сидеть» или «лежать».

Собак выводят, привязывают их на таком расстоянии друг от друга, чтобы они не могли достать своего соседа. Хозяева отходят. Помощник в дрессировочном костюме имитирует нападение на собак, дразнит их, вызывая активно-оборонительную реакцию, а затем быстро убегает. Подходят хозяева, отвязывают собак, гладят их, подают команды «место», «лежать» («сидеть») и быстро отходят на 3 минуты.

Реакции собак оценивают по 5-балльной шкале и заносят в протокол:

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

По реакции на помощника в дрескостюме оценивают силу процессов возбуждения, по выдержке — силу тормозных процессов (выдержка более 3 минут характеризует собак с сильными процессами торможения), по угасанию активно-оборонительной реакции и переключению на другой вид деятельности — подвижность нервных процессов. Данные испытания желательно проводить в сравнении с «эталонными» собаками, у которых известен тип ВНД.

Оценить тип нервной системы можно по двигательным натуральным условным рефлексам с использованием пищевого раздражителя — миски с едой.

Собаку привязывают к стойке с динамометром или просто пружиной. Собака должна быть голодной. Ставят в 2 метрах перед собакой миску с едой, которую постепенно приближают. Силу возбуждения оценивают по нарастанию двигательной реакции при усилении воздействия пищевого раздражителя, силу торможения — по скорости и полноте угасания двигательной реакции на стоящую перед собакой миску с едой, подвижность процессов — по восстановлению угашенной реакции при отодвигании миски. Все исследование занимает несколько минут. Данное приспособление предварительно надо калибровать при испытании «эталонных» собак с известным типом ВНД.

Следует отметить, что в различных системах рефлексов — пищевых и оборонительных — могут проявляться несколько различные свойства протекания нервных процессов, что зависит от доминирующей мотивации собаки.

В процессе дрессировки животных можно уточнить типологические особенности их нервной системы. Силу возбуждения определяют по работоспособности собаки, которую не затормаживают наказания, силу торможения — по быстроте и точности выработки дифференцировок при выборке вещи, человека, подвижность нервных процессов — по легкости переключения при смене хозяев, обстановки и т. д. и скорости угашения нежелательных связей.

Следует учитывать, что у щенков сила нервных процессов много ниже, чем у взрослых собак, а также то, что силу нервных процессов можно тренировать и менять в нужную сторону.

В заключение следует отметить, что недоучет каких-либо факторов, как-то: недомогания, невыгулянности собаки и др. может замаскировать и даже исказить результат испытания собаки. Оценку собаки по рабочим качествам нужно производить комплексно, рабочие качества отобранных для службы собак уточнять в ходе их дрессировки.

ГЛАВА 8. ОТБОР СОБАК ПО ЗДОРОВЬЮ И ФИЗИЧЕСКОЙ ГОТОВНОСТИ.

В кинологической практике органов и войск МВД России комплектование штатной численности рабочего и племенного поголовья производится за счет собак, выращенных в базовых центрах служебного собаководства (войсковых питомниках), закупаемых в клубах служебного собаководства или непосредственно у граждан, а также принятием собак на баланс от кинологов, желающих проходить службу с собственными собаками.

Отбор, определение пригодности и закупка собак осуществляются комиссионно. Отбираемые для служебного предназначения собаки должны иметь крепкий костяк, хорошо развитую мускулатуру, правильный постав конечностей, здоровые зубы, хорошее обоняние, зрение, нормальный шерстяной покров. Кроме того, они не должны иметь генетических аномалий, пороков, болезней и недостатков, исключающих служебное применение. Возрастной состав приобретаемых собак определяется с учетом их предназначения. При зачислении на курс дрессировки возраст собак может быть в пределах от 10 до 24 месяцев.

Оценка здоровья и физической готовности собаки.

Здоровье и физическая тренированность — это важнейшие качества собаки, имеющие большое значение для ее успешного обучения и практического применения на службе.

Накопленный опыт подготовки кинологов и собак в специальных школах, базовых центрах служебного собаководства и учебных подразделениях показывает, что в ряде случаев направляемые на учебу собаки подобраны без объективной оценки их здоровья и физических данных.

По этой причине многих животных уже в первом периоде подготовки приходится лечить от разных болезней или выбраковывать, уделять больше внимания не дрессировке, а их физической подготовке и закаливанию. Отсюда значительно снижаются эффективность обучения и качество подготовки служебных собак.

Здоровье собаки определяется отсутствием у нее болезней, пороков и аномалий различного характера, в том числе имеющих наследственную природу, а также физических, психических и нейрогуморальных дефектов, затрудняющих нормальные взаимоотношения организма с окружающей средой и снижающих их работоспособность.

Признаки, характеризующие уровень здоровья животного:

— уравновешенность с окружающей средой;

— функциональные резервы реагирования на различные воздействия;

— широта адаптивных возможностей;

— уровень работоспособности.

Для определения состояния здоровья собаки сначала производится общий осмотр животного, а затем детально обследуются некоторые наиболее важные органы и системы органов.

Общий осмотр целесообразно проводить в светлое время дня (лучше на утреннем кормлении). Здоровая собака, как правило, всегда подвижная, веселая, имеет ясный цвет глаз, блестящую шерсть, прохладную и влажную мочку носа, выверенные и плавные движения, рабочую упитанность. Цвет слизистых оболочек носа, рта и глаз бледно-розовый. Цвет мочи в зависимости от корма бывает от бледного до темно-коричневого. Температура тела у взрослых собак 37,5–39,0°C, у молодых 38–39,2°C. После работы, особенно в жаркую погоду, температура повышается. Норма пульса у собак служебных пород (немецкая овчарка, среднеазиатская овчарка, кавказская овчарка, ротвейлер) в покое 70–80 ударов в минуту; при значительной нагрузке пульс 110–140 ударов в мин.; нагрузках, близких к предельным, — 180–200 ударов в мин. Дыхание 12–18 дыхательных движений в минуту.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Нормы клинических и биохимических показателей крови собаки (по В. Рихтеру, 1982 г.).

Важным показателем здоровья собаки является аппетит. О нем можно судить, наблюдая за животным в процессе кормления. Собака с нормальным аппетитом поедает корм охотно, но без особой жадности. Чрезмерная жадность в еде наряду с плохой упитанностью, как правило, бывает у животных, страдающих глистными инвазиями или нарушениями обменных процессов, а также пораженных хроническими медленно текущими инфекциями (бруцеллез, кампилобактериоз, лептоспироз, листериоз, туберкулез и др.).

Для учета состояния здоровья собак, зачисленных в дрессировку, дальнейшего совершенствования их физической формы кинологам необходимы теоретические знания, характеризующие физическое развитие, физическое состояние и физическую подготовленность животных, а также практические навыки и методики тренировочных занятий.

Практика подготовки служебных собак показывает, что качество обучения, работоспособность и результативность применения их во многом зависят от физической готовности животного.

К сожалению, достаточно разработанного и научно обоснованного определения физической готовности служебных собак пока нет.

Вместе с тем многочисленные описания жизни ближайших видовых родственников собаки в природе (волк, койот, шакал) свидетельствуют о том, что их нормальное развитие и выживание связаны с выполнением значительных физических и психологических нагрузок. Так, по данным Ф. Моуэта, тундровый волк в поисках добычи способен в течение одних суток пробегать от 50 до 70 миль. С. Г. Аксаков в своих «Записках ружейного охотника» упоминает о том, что во время гоньбы верхом на лошади по первому снегу (глубина до двух с половиной четвертей) волк может бежать без отдыха 10–15 верст. Поданным В. В. Козлова, волк в течение ночи совершает переходы в 50–60 км.

Другим примером не меньшей выносливости представителей семейства псовых могут служить ездовые собаки Севера, лучшие упряжки которых в экстремальных условиях способны преодолевать до 80 км в сутки при скорости 6–7 км/час и с полезной нагрузкой в нартах на одну собаку 25–40 кг (Ф. Н. Андреев, 1986).

Опыт служебного применения собак-ищеек показывает, что они должны обладать достаточным запасом энергии, чтобы преследовать нарушителя по запаховому следу на расстоянии до 30 км и после того, как он будет настигнут, иметь запас сил вести борьбу с ним до прихода кинолога (С. И. Снигирев, В. П. Покорняк, 1990).

Пройдя значительный исторический отрезок времени рядом с человеком, собака для себя сделала много полезных приобретений.

Вместе с тем за последние полвека человек, создав тепличные условия для размещения и содержания собак, нанес значительный урон их физическому развитию и здоровью.

Причиной тому — содержание собак в благоустроенных квартирах, отсутствие в условиях города дрессировочных площадок для подготовки и физического развития животных, недостаток времени у владельцев для создания собакам необходимых физических нагрузок. Даже служебные собаки в течение суток получают двигательную нагрузку не более 3–4 км.

В качестве исходных рекомендаций предлагается следующее:

Физическая готовность служебной собаки — это определенное физическое состояние животного, обеспечивающее высокую работоспособность и результативность применения его в реальных условиях служебно-боевой деятельности, а также характеризующееся степенью устойчивости организма к неблагоприятным воздействиям окружающей среды.

Основным эффективным средством обеспечения физической готовности служебных собак являются всевозможные физические упражнения, приемы, действия общего и специального курсов дрессировки (далее физические упражнения), так как в результате их целенаправленного применения в процессе тренировки достигается многостороннее воздействие на организм животного.

Формирование физической готовности — это процесс перехода организма из одного состояния в другое, более совершенное. Данный процесс протекает за счет прогрессивных функциональных, морфологических и биохимических изменений в организме животного. Функциональные изменения заключаются в совершенствовании деятельности нервной системы, системы кровообращения, дыхания и других систем организма.

Морфологические изменения состоят в укреплении и совершенствовании структуры системы органов движения, в положительных тканевых и клеточных усовершенствованиях.

Биохимические изменения заключаются в активизации метаболических процессов, которые позволяют быстро мобилизовать и превратить химическую энергию в механическую, что обеспечивает двигательную активность животного.

Физические упражнения всегда влияют одновременно на многие показатели физического состояния собаки, так как все системы органов взаимосвязаны.

Вместе с тем вполне возможно использовать упражнения для воздействия на отдельные стороны физического состояния животного.

Под физическим состоянием служебной собаки следует понимать совокупность показателей, характеризующих физическое развитие, функциональное состояние и физическую подготовленность животного.

Физическое развитие характеризуется морфологическими особенностями собаки, прежде всего строением тела и развитием костно-мускульного аппарата.

Функциональное состояние организма собаки характеризуется степенью функциональной полноценности всех внутренних органов и систем, их устойчивостью к воздействию неблагоприятных факторов окружающей среды, а также наличием или отсутствием каких-либо заболеваний.

Физическая подготовленность характеризуется уровнем развития физических качеств и степенью сформированности двигательных навыков.

Влияние физических упражнений на физическое развитие собаки.

В результате систематического применения физических упражнений строение тела собаки претерпевает значительные изменения, которые затрагивают не только опорно-двигательный аппарат и внешние признаки (экстерьер), но и функциональные показатели.

Правильное и регулярное использование физических упражнений обеспечивает прежде всего укрепление системы органов движения (удлинение, утолщение и повышение прочности костей; повышение прочности и увеличение эластичности связок; укрепление и увеличение массы мышц).

Вследствие укрепления двигательной системы животного уменьшается возможность его травмирования как в обычных условиях, так и при больших физических нагрузках.

Под влиянием физических упражнений увеличиваются окружность и подвижность грудной клетки, улучшается работа легких и сердца, повышаются аппетит и интенсивность обмена веществ.

Таким образом, улучшение физического развития создает необходимые предпосылки для полноценного проявления функции всех органов и систем организма животного, положительно влияет на проявление и развитие двигательных способностей собаки.

Именно поэтому самое серьезное внимание необходимо уделять физическому развитию щенка с самого раннего возраста. Физическое упражнение оказывает сильное влияние на признаки и свойства молодого организма и является важным фактором совершенствования породы.

Влияние физических упражнений на функциональное состояние собаки.

Под воздействием физических упражнений совершенствуются функции нервной системы. Это выражается в увеличении силы процессов возбуждения, торможения их смещенности (подвижности) и уравновешенности, что и обеспечивает более совершенную регуляцию со стороны нервной системы всех других органов и систем организма.

Физические упражнения увеличивают силу сокращения сердечной мышцы и повышают ее выносливость, в результате чего общая работоспособность сердца повышается, значительно улучшается кровоснабжение, а с ним и питание тканей, органов и систем.

Происходят благоприятные изменения и в составе крови: стабилизируется количество эритроцитов и лейкоцитов, повышается содержание гемоглобина. Это обеспечивает увеличение кислородной емкости крови и повышение ее защитных свойств.

Деятельность органов дыхания под влиянием физических упражнений становится более экономной в покое и при больших нагрузках. При этом повышаются резервные возможности при максимальных нагрузках и сокращается период восстановления после нагрузок.

Физические упражнения обеспечивают также совершенствование обменных процессов в организме. В мышцах увеличивается содержание основного энергетического вещества — гликогена, а также других веществ. Энергетические вещества в мышцах расходуются более экономно, окисление продуктов расщепления происходит быстрее и полнее, удаление продуктов обмена ускоряется.

Все эти благоприятные функциональные изменения, происходящие под влиянием физических упражнений в организме животного, способствуют укреплению здоровья, обеспечивают высокую работоспособность, создают предпосылки повышения уровня надрессированности и устойчивости организма к неблагоприятным воздействиям окружающей среды.

Влияние физических упражнений на физическую подготовленность служебной собаки.

Физическая подготовленность служебных собак совершенствуется под воздействием систематического применения всевозможных упражнений. Это находит отражение в повышении уровня развития выносливости, силы, быстроты и ловкости, в формировании и совершенствовании у животного разнообразных двигательных навыков. В результате целенаправленного применения физических упражнений улучшается координация деятельности мышц и функции всех систем, обеспечивающих формирование устойчивых двигательных навыков.

Под влиянием физических упражнений усиливается взаимодействие между нервной системой и другими системами организма, возникают условные связи, позволяющие сформировать и довести до автоматизма те или иные двигательные навыки, обеспечивающие результативное применение собак в реальных условиях служебно-боевой деятельности.

Таким образом, улучшая физическое развитие, функциональное состояние организма, повышая физическую подготовленность, физические упражнения, приемы и действия общего и специального курса дрессировки являются основным средством обеспечения физической готовности служебных собак к эффективному обучению и применению их по предназначению.

Развитие физических качеств служебных собак.

Успешное использование собак по категориям их служебного применения (патрульно-розыскные; нарко-розыскные; специальные; караульные) во многом определяется физиологическим состоянием организма животного и его физической подготовленности.

Проведенные исследования методик дрессировки служебных собак в полевых условиях показали, что объемы нагрузок на ткани, органы и системы органов животного можно значительно увеличить развитием у него физических качеств на специальных занятиях и тренировках.

Многие приемы и навыки специальной дрессировки собак зависят от развития и функционального состояния сенсорных систем животного. Так, например, уникальные способности собак воспринимать запаховую информацию в окружающей среде, оценивать ее и строить адекватное поведение по отношению к источнику и носителю запаховой информации требуют значительных сенсорных, психических и нервно-мышечных напряжений.

Проработке сложных запаховых следов в большей степени способствует наличие у собак активной поисковой реакции, что требует хорошей физической подготовки. Физически слабое животное, особенно в жаркую погоду, сравнительно быстро устает и вследствие нехватки организму кислорода начинает учащенно дышать открытой пастью, что, естественно, в значительной мере снижает качество принюхивания и активность поисковой реакции животного. Возможный путь, позволяющий существенно снизить этот недостаток, — регулярные физические упражнения, выполняемые при дефиците поступления в организм кислорода.

Безотказная работа собаки в разнообразных условиях местности, в различной обстановке, в разное время суток и года возможна только при условии натренированности собаки к длительным нагрузкам.

Поэтому одной из задач дрессировки и тренировки служебных собак является развитие и совершенствование их физических качеств.

Следовательно, занятия должны быть хорошо продуманы и спланированы. Характер вводимых упражнений и виды совершенствования различных навыков должны соответствовать требованиям практики использования собак.

Методически правильное использование упражнений, приемов и действий общего и специального курса дрессировки позволяет создать физическую нагрузку, которая может оказать положительное воздействие на развитие у собаки необходимых физических качеств.

Физические качества — это свойства организма собаки, обеспечивающие его двигательную деятельность. К основным физическим качествам относятся: выносливость, сила, быстрота и ловкость.

Развитие выносливости.

Выносливость имеет особое значение в подготовке и повышении работоспособности служебных собак. Под выносливостью понимается способность к длительному выполнению какого-либо упражнения, приема и действия без снижения их эффективности. Так как длительность выполнения упражнения, приема и действия ограничивается утомлением, то выносливость можно охарактеризовать и как способность организма противостоять физическому, сенсорному (связанному с нагрузкой преимущественно на органы чувств) и другим типам утомления.

Выносливость является многокомпонентным физическим качеством. Она обуславливается экономичностью обменных процессов, наличием энергетических резервов, аэробными и анаэробными возможностями организма животного, степенью сформированное™ соответствующих навыков, уровнем координации движений, способностью нервных клеток длительное время поддерживать возбуждение, состоянием системы кровообращения и дыхания, слаженностью физиологических функций.

Наиболее оптимальный путь развития выносливости собаки состоит в том, чтобы заложить фундамент общей выносливости, т. е. в начале развивать аэробные, а уже потом анаэробные возможности организма.

Совершенствование аэробных возможностей предполагает увеличение максимального потребления кислорода, развитие способности поддерживать этот уровень длительное время, увеличение быстроты развертывания дыхательных процессов до максимальных величин. Упрощенная схема тренируемости выносливости заключается в том, что в процессе выполнения упражнений (приемов) животное доходит до необходимой степени утомления. При этом его организм адаптируется к подобным состояниям, что внешне выражается в повышении выносливости.

Для развития выносливости наиболее эффективными являются следующие методы: равномерный, интервальный и соревновательный.

Равномерный метод применяется на начальном этапе развития выносливости и характеризуется выполнением упражнений с равномерной средней и малой скоростью и постепенным увеличением продолжительности тренировки. Он способствует повышению аэробных возможностей организма.

Так, значительное повышение аэробных возможностей наблюдается в том случае, если частота сердечных сокращений (ЧСС) во время работы составляет 140–160 ударов в минуту. Работа при меньшей ЧСС не приводит к мобилизации деятельности систем организма до уровня, который способен вызвать эффективное приспособление реакции. При большей же ЧСС наступает быстрое утомление и, как следствие, резкое снижение суммарного объема работы.

В качестве первоначального средства развития выносливости рекомендуется бег дрессировщика с собакой в положении «рядом» по пересеченной местности, вязкому грунту, в дальнейшем «бег — буксировка» дрессировщика, бег собаки в «упряжке», бег собаки в утяжеленном ошейнике (до 1,5–2 кг) или с отягощением, бег в гору за апортировочным предметом, бег за автотранспортом, велосипедные кроссы в сопровождении собаки, плавание за апортировочным предметом и за лодкой, плавание вместе с дрессировщиком и без него на расстояние до 100 м при отвлекающих раздражителях.

Плавание доставляет большое удовольствие собаке, прекрасно развивает ее мышцы, сердечно-сосудистую и дыхательную системы.

В зимнее время целесообразно сочетать движение дрессировщика на лыжах с передвижением собаки по глубокому снегу на различные расстояния, а также занятия буксировкой.

Интервальный метод является мощным методом развития прежде всего аэробных возможностей организма животного, и суть его заключается в выполнении упражнений, приемов, действий в максимальном или околомаксимальном темпе со строго регламентированными интервалами отдыха. Рекомендуется использовать упражнения со следующими характеристиками: интенсивность работы близка к предельной (95–100%), ее продолжительность 8–10 секунд, интервалы отдыха до 2–3 минут (т. е. достаточные для ликвидации большей части образовавшегося кислородного долга), число повторений — в соответствии с уровнем подготовленности собаки.

Соревновательный метод развития выносливости состоит в периодическом выполнении наиболее эффективных упражнений в условиях состязаний, например, бег с собакой на 1 и 3 км, преодоление полосы препятствий для кинологов с собакой, преследование и задержание убегающего нарушителя и т. д.

В целях развития и поддержания высокого уровня выносливости до начала занятия по дрессировке и тренировке необходимо проводить бег с собакой в положении «рядом» на 1 и 1,5 км, что одновременно обеспечит функциональную готовность животного к выполнению задач основной части занятия. Занятия целесообразно закончить бегом на 3 км.

Дистанция 1 км преодолевается в начале периода обучения за 6–5 мин., в дальнейшем — за 5–4 мин.; 1,5 км — соответственно за 9–8 и 8–7 мин.; 3 км — 16–15 и 14–15 мин. Ежедневная пробежка собаки должна составлять не менее 6–8 км. Один раз в неделю — бег от 10 до 20 км со скоростью передвижения 1 км за 4–5 мин., а длительность работы устанавливается от десятка минут до нескольких часов.

Главная тенденция нагрузки — увеличение продолжительности работы. При этом необходимо учитывать возраст, подготовленность и предназначение собаки, климатические условия, характер и величину физической нагрузки на собаку в течение дня, недели, месяца и другие обстоятельства (время кормления, полноценность пищи и т. д.).

Выработку выносливости служебных собак в условиях городка можно осуществлять с помощью специальных технических устройств — беговых дорожек, «каруселей».

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 19. Беговая дорожка.

Беговая дорожка является наиболее распространенным и действенным тренажером (рис. 19). Для того, чтобы побудить собаку к бегу, перед ней на недостигаемом расстоянии вывешивается лакомство. После выполнения упражнения лакомство отдают собаке в виде поощрения. Первые занятия рекомендуют начинать с 5 минут. В дальнейшем каждую неделю добавляют в среднем еще по 5 минут, доводя беговое время до 1 часа. Тренировки свыше 1 часа не рекомендуются, они могут привести к истощению собаки. Следующим этапом подготовки на этом тренажере является бег собаки в утяжеленном ошейнике. Первоначально вес ошейника составляет около 500 граммов. Для того, чтобы он не натирал шею, его обшивают мягкой тканью в несколько слоев или войлоком. Беговое время сокращается до 15 минут с последующим увеличением на 5 минут еженедельно, одновременно увеличивая вес ошейника на 50 граммов. Использовать ошейник весом свыше 2 кг не рекомендуется.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 20. «Карусель».

«Карусель» также эффективна, но обладает таким преимуществом, как дешевизна, простота в изготовлении. По конструкции она представляет собой столб (А), один конец врыт в землю, а на другой надет колпачок (Б) с встроенным подшипником (В). С внешней стороны к колпачку приваривается штанга с дугой на конце (Г). К концу штанги крепится короткая цепь с карабином для собаки (Д), к концу дуги — садок с раздражителем (Г). Для очень длинных и тяжелых штанг делаются противовесы (Д) (рис. 20).

Методика занятий такая же, как и для беговой дорожки. Специалисты, пользующиеся «каруселью», рекомендуют пристегивать собаку к дуге за шлейку, а не за ошейник, что уменьшит риск получения собакой травм в случае заноса или подскальзывания.

Развитие быстроты.

Под быстротой понимается способность собаки совершать длительные действия в минимальное время. Быстрота зависит от подвижности нервных процессов, морфологической структуры мышц, скорости передачи возбуждения по нервам, быстроты сокращения мышечных волокон, эластических свойств мышц и других факторов.

Быстрота может достигаться путем выполнения различных упражнений, приемов и действий, таких как задержание убегающего нарушителя, лобовая атака; комбинированное задержание, преодоление препятствий; апортировка под гору, бег с собакой на короткие дистанции, бег дрессировщика с собакой в упряжке (с автомобильной покрышкой) в положении «рядом».

Основными методами развития быстроты являются повторный и переменный.

Повторный метод применяется для совершенствования максимальной скорости передвижения собаки, а также для увеличения частоты движения.

Наиболее эффективными для развития быстроты оказываются повторные (3–4 раза) пробежки отрезков длиной 30–40 метров с предельной скоростью и с интервалами отдыха 4–5 мин., например, лобовая атака или задержание нарушителя с применением двух собак.

Переменный метод характеризуется чередованием движений с высокой и низкой интенсивностью. Общее количество повторов может составлять 3–4 раза, отдых обеспечивается во время медленного бега. Например, задержание убегающего нарушителя на расстоянии 30 м, после чего дрессировщик с собакой совершают бег в медленном темпе в положении «рядом» 200–300 м или пробегание собакой с максимальной скоростью полосы препятствий отрезком 30 м и бег в медленном темпе 200–300 м.

Развитие силы.

Под силой понимается способность собаки преодолевать или противостоять сопротивлению за счет мышечных напряжений. Сила может проявляться при статическом режиме работы мышц, когда они не изменяют своей длины, и при динамическом, связанном либо с уменьшением длины мышц, либо с ее увеличением.

Наибольший тренировочный эффект достигается, когда упражнения выполняются на фоне неутомленного состояния собаки. Упражнения силового характера лучше выполнять в начале или в конце тренировочного занятия. Количество повторений упражнений может составлять 10–15 раз.

При выборе упражнений и определении характера их выполнения важно руководствоваться сходством этих упражнений с режимом работы в той деятельности, которая обеспечивает служебное предназначение собаки.

К средствам силовой подготовки относятся разнообразные упражнения, воздействующие либо на весь мускульный аппарат, либо на отдельные группы мышц.

Наибольшими возможностями в тренировке силы обладают упражнения, приемы и действия общего и специального курса дрессировки, в частности: прыжки через различные препятствия, борьба с фигурантом и т. п. Развивать силу можно с использованием очень простых, но эффективных приспособлений, доступных каждому кинологу.

Одним из таких приспособлений является устройство для развития силы челюстных мышц (рис. 22). Изготавливается оно из резинового амортизатора (А), веревки (Б), шланга толстого сечения, через который пропущена веревка (В).

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 22. Тренажер для развития челюстных мышц.

Кольцо находится на такой высоте от земли, чтобы собака, встав на задние лапы, могла схватить его зубами и повиснуть.

Интерес к работе на этом снаряде прививается собакам по-разному. Одни делают его объектом игр щенячьего возраста, другие — апортировочным предметом и т. д.

Кроме развития силы челюстных мышц, при работе на кольце развивается сила мышц шеи и спины, вырабатывается умение дышать при больших нагрузках с закрытой пастью.

Распространенными упражнениями, также не требующими сложных технических устройств, являются горизонтальные (или горизонтальная тяга) и вертикальные прыжки. При выполнении первого упражнения собака привязывается за шлейку прочным резиновым амортизатором, прикрепленным другим концом к дереву или столбу. На недосягаемом расстоянии устанавливается лакомство. Собака постоянно бросается к раздражителю, пытаясь достать его, а амортизатор каждый раз возвращает ее на место. Животное будет стремиться достичь лакомства, работая всеми конечностями. Такой метод увеличивает силу мышц передних и задних конечностей, развивает грудь и плечи, укрепляет поясницу собаки. Занятие начинают с горизонтальных прыжков (5–10 минут), чередуют с вертикальными для более четкой и всесторонней проработки мышц и связок задних конечностей. Существуют различные варианты вертикальных прыжков. Самый простой — подвешивание раздражителя на сук дерева (на перекладину), при этом регулируется веревкой расстояние от земли немного больше высоты максимального прыжка собаки. Время занятия устанавливается такое же, как и при горизонтальных прыжках.

Развитие ловкости.

Под ловкостью следует понимать способность собаки выполнять сложнокоординированные движения, быстро переключаться от одних двигательных актов к другим и реагировать на неожиданно меняющиеся внешние условия. Ловкость эффективно развивается при выполнении таких упражнений, как отражение атаки двух и более нарушителей, выработка крепкой хватки с перехватыванием за два рукава и т. п.

Таким образом, при правильном и методически грамотном построении тренировки одновременно с развитием вышеописанных основных качеств собаки происходит повышение уровня физической подготовленности и самого кинолога.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис 21. Полоса препятствий для кинологов с собаками. Дистанция 200 м.

1 — линия старта; 2 — «зубчатый палисад» (каркас шириной 2 м, высотой 1 м); 3 — кустарник» (каркас 2 м х 70 см из брусков 5 х 10 см, с прикрепленными к нему прутьями, выступающими на 60 см); 4 — «забор» (каркас шириной и высотой 2 м из брусьев 5 х 10 см); 5 — «канава» длиной 2,5 м и шириной 2,0 м; 6 — «бревно» (ствол длиной 8 м и диаметром 25 см, верхняя поверхность шириной 18 см); 7 — «лаз» (коридор высотой 1,7 м, длиной 10 м и шириной 2 м); 8 — «лестница» (платформа длиной 1,7 м, шириной 1,2 м, толщиной 4–5 см, укрепленная на высоте 4 м на столбах); 9 — линия финиша.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Таблица 9. Нормативы, рекомендуемые для определения физической подготовки кинологов с собакой.

Примечание: а) исходное положение для выполнения упражнения — стоя перед линией старта, собака находится у левой ноги кинолога в положении «сидя» на поводке с мягким ошейником или шлейкой. По команде «вперед» кинолог с собакой начинает движение. Моментом финиша считается пересечение финишной линии кинологом или собакой (по последнему);

б) под поправками понимается:

1) облегчение норматива при выполнении упражнений в спортивной форме;

Продолжение таблицы 9.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

2) облегчение нормативов при выполнении упражнений на высоте 1500–2000 метров над уровнем моря при температуре ниже 10–15°C; 3) облегчение нормативов при выполнении упражнений в форме одежды № 5; 4) облегчение нормативов при выполнении упражнений на высоте более 2500 метров над уровнем моря при температуре воздуха выше 30°C, а также в районах Крайнего Севера и Заполярья; 5) облегчение нормативов при выполнении упражнений кинологами, собственный вес которых превышает 90 кг.

ЧАСТЬ II. МЕТОДИКИ СПЕЦИАЛЬНОЙ ДРЕССИРОВКИ СЛУЖЕБНЫХ СОБАК.

ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОЙ ЧАСТИ.

Прежде чем перейти к описанию методик специальной подготовки собак по категориям их служебного применения (предназначения), следует еще раз обратиться к научно-теоретическим основам дрессировки.

Накопленный опыт подготовки собак служебных пород свидетельствует о том, что курс общей дрессировки прочно базируется на теории отражения и учении академика И. П. Павлова о высшей нервной деятельности.

Общая дрессировка одинакова для всех видов служб и имеет целью выработать навыки, дисциплинирующие собаку, делающие ее послушной и управляемой при повседневном обращении с ней и податливой при последующей специальной подготовке. Большинство общедисциплинарных приемов служит базой для выработки специальных навыков при подготовке собак по категориям их служебного предназначения.

Основной же задачей курсов специальной дрессировки является формирование у собак умений и навыков, необходимых для их практического использования в конкретном виде службы (охрана субъекта и объектов; поиск источника и носителя запаховой информации; одорологическая выборка; обнаружение наркотиков, взрывчатых веществ, инженерных боеприпасов и др.).

При внимательном и беспристрастном рассмотрении курсов специальной дрессировки собак и научно-теоретических основ, на которых они базируются, можно видеть, что таковых в специальной литературе по служебной кинологии не описано, в то же время многие сложные умения и навыки у животных нельзя сформировать только на основе классического условного рефлекса по И. П. Павлову.

Именно поэтому в первой части учебника (глава 3, 4) нами сделана попытка описания этологических и психофизиологических основ дрессировки собак с надеждой, что программы специальных курсов подготовки и методологические подходы в обучении животных будут строиться с учетом всех компонентов поведения (врожденное; приобретенное, т. е. собственно обучение и разумное поведение). При этом, получая высокие результаты в дрессировке собак и ограничивая страдания животных, кинологи различных направлений и школ могут значительно продвинуть теоретические и практические изыскания в области совершенствования методик специальной подготовки собак.

ГЛАВА 9. МЕТОДИКА ПОДГОТОВКИ СОБАК К РАБОТЕ ПО ЗАПАХОВОМУ СЛЕДУ ЧЕЛОВЕКА.

Общие положения.

Подготовка собак к работе по запаховому следу человека — наиболее сложный вид дрессировки животных, требующий от специалиста-кинолога не только глубоких знаний теоретических основ данного процесса, но и достаточно хорошей физической подготовки, особенно кроссовой.

Собаки, специально подобранные для этой цели, должны быть абсолютно здоровыми, с крепкой нервной системой, острым чутьем и способностью к экстраполированию. Лучшими представителями в работе по чутью в целом и по запаховому следу человека в частности являются породы немецкая овчарка и доберман-пинчер.

Подготовка собак к работе по запаховому следу человека основывается на врожденной обонятельно-поисковой реакции животного — важной составной части охотничьего инстинкта, внутренней потребности собаки к ведению борьбы с натуральным раздражителем (жертвой) и жизненной необходимости животного-хищника в постоянной тренировке своего челюстного и мышечного аппаратов. На этих трех составляющих и основывается данная методика.

Чтобы вызвать у собаки проявление обонятельно-поисковой реакции, необходим раздражитель-стимул, например, такой, каким для охотничьей собаки может быть заяц или лиса. Человек по своей природе не является для собаки подобным раздражителем, и прежде всего по двум основным причинам: во-первых, в диких естественных условиях своего обитания собака никогда не охотилась на него, потому что человек для нее — существо более сильное; во-вторых, собака, на протяжении многих тысячелетий живя среди людей, уже адаптировалась к ним.

Что же в таком случае может побудить собаку искать человека по его запаховому следу? Причин здесь может быть две: во-первых, любовь (если собака ищет своего хозяина) и, во-вторых, ненависть (если собака ищет своего врага). Для нас больше подходит вторая.

Этологи утверждают, что всем животным свойственна агрессивность, возникающая независимо от них и имеющая свойство накапливаться. Вызывается она эмоциями неприязни, страха, гнева и ярости. Накопленная агрессия рано или поздно вырывается наружу, даже если никакого раздражителя для нее нет. Однако для кинолога важно управлять данным процессом, имея для этого нужный раздражитель, способный стимулировать собаку к работе по следу человека. Поэтому попытаемся понять, что это за раздражитель и каким требованиям он должен отвечать.

Во-первых, это, конечно, должен быть человек, ибо в процессе дрессировки нам будет необходим его запах.

Во-вторых, этот человек должен иметь одежду, хорошо защищающую его от зубов собаки, с которой ему предстоит вести борьбу.

В-третьих, защитная одежда должна быть приятной для зубов собаки.

В-четвертых, эта защита должна обеспечивать человеку необходимую подвижность для ведения борьбы с собакой и возможность свободного передвижения по местности для прокладки следа.

В-пятых, внешний вид такого человека должен резко отличаться от внешнего вида всех остальных людей, встречающихся собаке в повседневной жизни, и быть неизменным на протяжении всех занятий по дрессировке и тренировке собаки в работе по следу.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что всем этим требованиям вполне отвечает фигурант, одетый в дрессировочный костюм или плащ с капюшоном, усиленный дресрукавом (далее — дрессировочный костюм). Однако чтобы стать для собаки условным раздражителем, способным вызвать у нее сильное проявление обонятельно-поисковой реакции, помощнику необходимо добиться от животного проявления активно-оборонительной реакции на его внешний вид.

Активно-оборонительная реакция на фигуранта, одетого в дрессировочный костюм, вырабатывается у собаки целенаправленно в ходе таких занятий, как развитие злобы (в индивидуальном порядке или группе с другими собаками), задержание убегающего и лобовая атака, а также во время кормления животных с инсценировкой попытки забрать у них пищу. Основная цель этих занятий — привить собакам жгучую ненависть к человеку, одетому в дрессировочный костюм. Только достигнув ее, можно приступать к занятиям по следовой работе.

Требования к помощнику, работающему в дрессировочном костюме:

— никогда не надевать и не снимать дрессировочный костюм на виду у собаки;

— всегда появляться перед собакой на непродолжительное время, действовать энергично и неожиданно, обязательно имитировать крики испуга и страха;

— борьбу с собакой вести на равных, но победу всегда уступать;

— будучи «побежденным» никогда не подниматься с земли на виду у собаки;

— никогда не появляться в поле зрения собаки бесцельно.

Процесс подготовки собаки к работе по запаховому следу человека включает в себя пять этапов и состоит из практических занятий на местности продолжительностью 1,5–2 часа каждое. В ходе этих занятий выполняются упражнения, количество и частота повторений которых для каждой собаки определяются индивидуально. При этом к занятиям привлекаются несколько фигурантов, один из которых является основным, а остальные — вспомогательными.

Основной фигурант — это помощник дрессировщика, одетый в дрессировочный костюм и являющийся прокладчиком основного (искомого) следа.

Вспомогательные фигуранты — это помощники дрессировщика, одетые в обычную повседневную одежду и участвующие в прокладке дополнительных (вспомогательных) следов.

На каждое занятие на роль основного фигуранта назначается один помощник без права замены в течение всего занятия. Вспомогательные фигуранты при необходимости могут заменяться. Количество вспомогательных фигурантов, привлекаемых к занятиям, не постоянно, оно определяется содержанием решаемой задачи и колеблется от 1 до 4, На первых двух этапах подготовки вспомогательные фигуранты к занятиям не привлекаются.

В процессе подготовки собаки к работе по следу применяются раздражители:

— условные: основные — команда «след» и жест — выбрасывание правой руки в направлении движения собаки; вспомогательные раздражители — команды: «ищи», «фас», «хорошо», «дай»;

— безусловные: фигурант и его запах, поводок, поглаживание.

Для данных занятий лучше всего иметь легкую, хорошо подогнанную под собаку шлейку и 12–15-метровый поводок из тесьмы.

Заниматься с собакой можно начинать с шести-, семимесячного возраста, но при условии, что у нее уже выработан условный рефлекс сильного проявления активно-оборонительной реакции на внешний вид фигуранта, одетого в дрессировочный костюм.

Первый этап подготовки.

Задача этапа: Разбудить в собаке врожденную способность преследовать своего врага по невидимому запаховому следу, оставленному на местности.

Упражнение.

Учебная обстановка. Незаслеженный, полузакрытый участок местности с минимальным количеством отвлекающих раздражителей. Фигурант в дрессировочном костюме располагается таким образом, чтобы его не было видно (лежит, прикрываясь растительностью) и чтобы недалеко от него (2–3 м) имелось укрытие (высокий куст, элемент сплошного забора и т. п.), способное ограничить обзор животного. Дрессировщик с хорошо выгулянной собакой на длинном поводке находится в 50–60 метрах от затаившегося на земле фигуранта. Лучшее время для занятий — раннее утро.

Практические действия. Дрессировщик, распустив по земле поводок и удерживая на нем собаку в 2–3 метрах впереди себя, начинает движение в сторону затаившегося фигуранта. Как только собака приблизится к нему на 5–6 метров, последний, издав крик испуга, резко вскакивает со своего места и, размахивая руками, демонстрирует стремление убежать от животного, при этом он направляется к укрытию и скрывается за ним. Выйдя из поля зрения собаки, помощник пробегает по дуге 80–100 метров и залегает, маскируясь в растительности и складках местности. Все это время дрессировщик удерживает собаку на поводке. Ее желание преследовать фигуранта он поощряет командами «фас» и «хорошо». Маршрут движения помощника должен быть хорошо известен кинологу. Выждав 20–25 секунд, он подводит собаку к тому месту, где только что лежал фигурант, и, подав команду «след», выпускает из рук поводок. Животное, будучи сильно заинтересованным в данном раздражителе (соответствующая реакция на внешний вид человека в дрессировочном костюме у него предварительно выработана), начинает метаться в его поисках. Запах помощника подсказывает собаке направление движения, пробуждая в животном стремление преследовать его по следу. Дрессировщик в тех местах, где собака правильно принюхивается к запаховому следу, своевременно подает команды: «след!», «хорошо, след!» и неотступно двигается за ней, не трогая волочащийся по земле поводок. Если собака по какой-либо причине не сможет определить направление запахового следа фигуранта, то дрессировщик помогает ей сам, беря за поводок и ведя ее по линии следа. Но практика показывает, что в подавляющем большинстве случаев такая помощь собаке (специально подобранной для данного вида деятельности) со стороны кинолога не требуется. Как правило, собака безошибочно определяет направление движения фигуранта, хотя отклонения от линии следа на первых занятиях у нее могут быть значительные. Переживать по данному поводу не следует, это нормально. Вспомните себя первый раз на двухколесном велосипеде и поймете, что с животным происходит то же самое.

Помощник, затаившийся на местности, постоянно контролирует ситуацию, внимательно следит за передвижениями собаки и дрессировщика.

Как только собака, идущая по следу, приблизится к нему на 8–10 метров, последний вновь издает крик испуга, резко вскакиваете земли и, размахивая руками, бежит от животного прочь. Собака при виде убегающего фигуранта переходит на зрительное преследование и, догнав беглеца, вступает с ним в борьбу. Настигнутый помощник всячески отбивается от животного, издавая крики страха и боли, но через 20–30 секунд борьбы падает на землю и затихает. В течение всего периода борьбы собаки с фигурантом дрессировщик подбадривает животное восклицаниями «фас!», «хорошо, фас!» и одновременно имитирует нападение на фигуранта. После того, как помощник полностью прекратил кричать и сопротивляться, дрессировщик забирает животное (команда «дай») и уводит его за ближайшее укрытие. Фигурант остается неподвижным до тех пор, пока он не выйдет из поля зрения собаки, после чего поднимается с земли и занимает очередное исходное положение возле ближайшего укрытия для повторения всех своих предыдущих действий в той же последовательности.

Затем дрессировщик вновь выводит животное и, удерживая его на поводке в 2–3 метрах впереди себя, снова повторяет предыдущее упражнение в полном объеме.

В течение одного занятия это упражнение повторяется 6–8 раз. Постепенно длина отрезков запаховых следов увеличивается до 250–300 метров.

Возможно сильное отклонение собаки от линии следа на первом этапе ее дрессировки. Для этого имеются две причины: первая — сильное возбуждение собаки на визуальное восприятие фигуранта, что мешает животному экстраполировать направление распространения запаха последнего, и вторая — недостаточное количество запаховой информации помощника на местности. Однако в последующем, когда собака приобретет некоторый опыт, ее отклонения от линии следа станут незначительными.

На продолжительность и качество процесса дрессировки во многом влияют четкость и грамотность действий фигурантов и особенно — основного.

Важнейшим элементом в его действиях является умение помощника подражать натуральному поведению обреченной жертвы, настигнутой хищником (собакой) в ходе преследования. Сила его сопротивления должна быть соизмерима с силой собаки, а борьба — непродолжительной и всегда проигрышной. Крик страха (испуга) и боли должен звучать у него как можно правдоподобнее, т. к. он вызывает у животного самые активные действия.

И дрессировщик, и фигурант должны хорошо усвоить для себя следующее:

1. Поведение хищника (собаки) всегда адекватно поведению его жертвы.

2. От количества сходства копии (действия фигуранта) с оригиналом (поведение жертвы) во многом зависит и степень самоотдачи собаки в выполняемой ею работе.

Задача этапа считается решенной, если собака, активно принюхиваясь, настойчиво ищет скрывшегося от нее человека, а найдя, с яростью на него набрасывается. При этом она должна хорошо усвоить, что человек, одетый в дресскостюм, — это враг, и найти его можно только по запаху, указанному дрессировщиком, и что хозяину нравится ее агрессивность по отношению к этому их общему врагу.

Второй этап подготовки.

Задача этапа: Добиться от собаки максимально точного прохождения по линии прорабатываемого ею запахового следа.

Упражнение.

Учебная обстановка. Незаслеженный, полузакрытый участок местности с минимальным количеством отвлекающих раздражителей. Фигурант в дрессировочном костюме, проложив короткими шагами дугообразный след протяженностью 500–600 метров, затаился в растительности (за складками местности). Дрессировщик с хорошо выгулянной собакой на длинном поводке находится в 50–60 метрах от исходной точки проложенного следа давностью 5–10 минут. Лучшее время для занятий — раннее утро.

Практические действия. Дрессировщик, удерживая собаку в положении «рядом», начинает движение к исходной точке следа с расчетом выхода к ней с наветренной стороны. Маршрут движения фигуранта ему известен. Распущенный поводок удерживается в левой руке. Не доходя до исходной точки трех метров, дрессировщик сажает собаку с наветренной стороны под прямым углом к линии следа. Поводок у него по-прежнему в левой руке. Выждав 5–10 секунд, дрессировщик подает собаке команду «след» и жестом свободной правой руки посылает животное к линии следа.

Животное, зная, что команда «след» обозначает наличие на данной местности запаха ее врага, что данный запах — путеводная нить к его источнику, что хозяин — ее союзник, пытающийся помочь ей найти этот след, начинает активно принюхиваться и двигаться в указанном дрессировщиком направлении. По достижении линии следа собака может вести себя по-разному (рис. 23). В одном случае она сразу поворачивает в нужном направлении, в другом — некоторое время крутится на месте, определяя направление, и только потом устремляется по следу, в третьем — в быстром темпе проскакивает линию следа на несколько метров вперед, разворачивается и возвращается к ней снова, некоторое время задерживается в данном месте и только после этого начинает движение в нужном для нее направлении.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 23. Варианты движения собаки при постановке ее на след.

Пуск собаки на след под прямым углом необходим дрессировщику для того, чтобы точно знать, когда собака взяла след и когда ее можно и нужно за это поощрить командой «хорошо». В противном случае при несвоевременном и неуместном применении команды «хорошо» у собаки выработается навык пробежки без следа. В первом случае кинолог поощряет собаку сразу же, как только она повернет в нужном направлении, во втором — когда собака задержится у линии следа, в третьем — когда она начнет движение по трассе следа. Во всех этих случаях дрессировщик подает собаке команду «хорошо, след!» голосом не громким и не слишком восторженным, скорее как бы подтверждающим правильность действий собаки, но не подстегивающим животное к поспешности.

Дрессировщик после подачи собаке команды «след» сам всегда остается на месте, удерживая в руке поводок так, чтобы тот мог свободно скользить по ладони его левой руки между большим и указательным пальцами и при необходимости стопориться сжатием руки в кулак. Свое движение за собакой специалист начинает только тогда, когда животное твердо встанет на след и удалится от него на 8–10 метров.

Во время работы собаки по следу кинолог, не выпуская из рук поводка, следует за животным на дистанции 6–8 метров. Это позволяет ему при ускорениях движения собаки использовать оставшуюся длину поводка и не создавать ей дополнительной нагрузки за счет его натяжения.

В ходе работы собаки по следу дрессировщик подбадривает ее командами «хорошо» и «хорошо, след!».

Как только собака увидит фигуранта, дрессировщик тут же бросает поводок и подает команду «фас». Животное переходит на зрительное преследование и, настигнув беглеца, вступает с ним в борьбу. Помощник всячески отбивается от собаки, издавая крики страха и боли, но через 20–30 секунд борьбы падает на землю и затихает. В течение всего периода этой борьбы дрессировщик подбадривает животное восклицаниями «фас!», «хорошо, фас!» и сам периодически имитирует нападение на помощника. От затихшего и неподвижного фигуранта кинолог забирает собаку силой или по команде «дай», после чего уводит ее за ближайшее укрытие. Фигурант остается неподвижным до полного выхода с поля зрения животного, он поднимается с земли и занимает исходное положение возле ближайшего укрытия для повторения всех предыдущих действий в последовательности, указанной ранее.

В течение одного занятия упражнение повторяется 3–4 раза.

Задача этапа считается решенной, если собака по команде дрессировщика «след» активно ищет на местности запах человека, находит и идет по нему с отклонениями в сторону (в безветренную погоду) не более 1,5–2 метров.

Третий этап подготовки.

Задача этапа: Научить собаку быстро, точно и с наименьшими усилиями находить утерянный ею запаховый след.

Упражнение.

Учебная обстановка. Незаслеженный, полузакрытый участок местности с минимальным количеством отвлекающих раздражителей. Фигурант в дрессировочном костюме, проложив 400–500-метровый запаховый след с одним прямым углом (поворот по ветру), затаился в растительности (за складками местности). Дрессировщик с хорошо выгулянной собакой на длинном поводке находится в 50–60 метрах от исходной точки проложенного следа давностью 10–15 минут. Лучшее время для занятий — раннее утро.

Практические действия. Дрессировщик, удерживая собаку в положении «рядом», начинает движение к исходной точке следа с расчетом выхода к ней с наветренной стороны. Маршрут движения фигуранта и место поворота трассы следа ему известны. Распущенный поводок, удерживаемый в левой руке, волочится по земле. Не доходя до исходной точки трех метров, кинолог сажает собаку с наветренной стороны под прямым углом к линии следа. Поводок у него по-прежнему в левой руке. Выждав 5–10 секунд, дрессировщик подает собаке команду «след» и жестом свободной правой руки посылает животное к линии следа.

Собака начинает движение в указанном ей направлении, активно принюхиваясь, находит след, получает от дрессировщика поощрение в виде команды «хорошо, след» и, определив направление движения источника запаха, начинает преследование своего врага. Специалист следует за собакой в 6–8 метрах сзади, поводок у него в левой руке.

Теперь для дрессировщика важно как можно точнее запоминать маршрут своего движения по следу фигуранта, т. к. это ему пригодится.

В большинстве случаев на прямых углах собаки проскакивают поворот, а затем ищут потерянный след, нередко уходя от него все дальше и дальше. Как известно, животное, работающее непосредственно по следу, утомляется гораздо меньше, чем то, которое его ищет. Следовательно, чем больше времени собака затратит на поиск следа, тем меньше сил у нее останется на его проработку. Во-вторых, если она не умеет быстро и безошибочно находить утерянный след, то всегда сохраняется вероятность того, что животное может переключиться на первый попавшийся ей след. К тому же дрессировщик может невольно этому способствовать сам, подав команду «хорошо» при первой произвольной демонстрации собакой якобы наличия запахового следа. И, в-третьих, утомленное безрезультатным поиском утерянного следа животное может просто отказаться работать дальше и увести хозяина к интересующему ее раздражителю, например, к водоему.

Что же в таком случае делать?

Необходимо научить собаку правильно отыскивать потерянный след. Самый лучший вариант для этого — возвращение назад по своему следу или по следу дрессировщика (рис. 24).

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 24. Движение дрессировщика с собакой при потере следа.

С этой целью кинолог, предоставив собаке возможность проскочить угол на несколько метров, останавливает ее натяжением поводка, подзывает к себе и, удерживая животное на длине двухметрового поводка, начинает движение назад точно по своему следу. При этом собаке периодически подается команда «ищи, след». Как только она обнаружит потерянный след, дрессировщик тут же подает команду «хорошо, след» и, ослабив поводок, позволяет животному набрать дистанцию в 6–8 метров. Работа по следу продолжается.

На конечной точке следа фигурант и дрессировщик действуют как и в предыдущих случаях. Данное упражнение целесообразно повторить 4–6 раз за одно занятие.

При неоднократном повторении данных действий у собаки вырабатывается стойкий стереотип — остановка, разворот, движение назад по следу дрессировщика и своему собственному до встречи с потерянным следом.

Задача этапа считается решенной, если собака, потеряв запаховый след, резко разворачивается и идет строго назад по только что пройденному ею маршруту, находит след и продолжает его дальнейшую проработку.

Четвертый этап подготовки.

Задача этапа: Научить собаку не переключаться на посторонние запаховые следы в период проработки основного следа.

Упражнение.

Учебная обстановка. Незаслеженный, полузакрытый участок местности с минимальным количеством отвлекающих раздражителей. Основной фигурант в дрессировочном костюме, проложив 1000-метровый след, затаился в растительности (за складками местности). Дрессировщик с хорошо выгулянной собакой на длинном поводке находится в 50–60 метрах от исходной точки проложенного следа. Давность запахового следа — 15–20 минут. За 2–3 минуты до постановки собаки на след начинают действовать четыре вспомогательных фигуранта. Первый — пересекает основной след под прямым углом в 200 метрах от исходной точки и, пройдя 30–40 метров, останавливается за укрытием. Второй — пересекает след под углом в 45 градусов по ходу основного фигуранта в 400 метрах от исходной точки и, отойдя от следа 30–40 метров, маскируется на земле. Третий — в 600 метрах от исходной точки проходит по следу основного фигуранта 80–100 метров, затем под прямым углом сходит с него и, пройдя еще 30–40 метров, прячется. Четвертый — в 800 метрах от исходной точки выходит на трассу следа основного фигуранта и останавливается на ней. Лучшее время для занятий — раннее утро.

Практические действия. Дрессировщик, удерживая собаку в положении «рядом», начинает движение к исходной точке запахового следа с расчетом подхода к ней с наветренной стороны. Маршрут движения основного помощника и места пересечений трассы его следа вспомогательными фигурантами ему известны. Распущенный поводок, удерживаемый в левой руке, волочится по земле. Не доходя до исходной точки трех метров, дрессировщик сажает собаку с наветренной стороны под прямым углом к линии следа. Поводок у него по-прежнему в левой руке. Выждав 5–10 секунд, дрессировщик подает собаке команду «след» и жестом свободной правой руки посылает животное к линии следа.

Собака, активно принюхиваясь, начинает движение в указанном ей направлении, находит след, получает от дрессировщика поощрение в виде команды «хорошо, след» и, определив направление движения источника запаха, начинает преследование своего врага (рис. 25). Дрессировщик следует за собакой в 6–8 метрах сзади, поводок у него в левой руке.

Если собака, дойдя до первого пересечения, переключится на след вспомогательного фигуранта, дрессировщик не должен ей в этом препятствовать. Надо предоставить собаке возможность пройти по следу вспомогательного фигуранта эти 30–40 метров и убедиться в том, что это не тот, кого она ищет, что это обыкновенный человек, каких вокруг много и которых трогать ей нельзя. Тогда, поняв свою ошибку, собака развернется и вернется по своему следу назад, к месту его пересечения. Как только животное вновь встанет на след основного фигуранта, дрессировщик тут же поощряет ее командой «хорошо, след» и следует за ней.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 25. Проработка следа, пересеченного другими следами.

Если собака попытается наброситься на вспомогательного помощника (что бывает крайне редко), дрессировщик тут же подает команду «фу» и делает рывок поводком. Затем он ее разворачивает в обратную сторону, повторяет команду «ищи, след» и жестом правой руки указывает ей направление поиска. При необходимости, собака берется на длину двухметрового поводка и проводится в обратном направлении, при этом периодически повторяется команда «ищи, след».

В случае появления собаки вспомогательный фигурант должен оставаться на месте и вести себя спокойно: не разговаривать, не убегать, не размахивать руками, не проявлять трусость и не смотреть животному в глаза.

На втором и третьем пересечениях основной трассы действия дрессировщика и помощников аналогичны.

После прохождения собакой третьего пересечения четвертый вспомогательный фигурант начинает движение прямо по следу основного помощника. Как правило, собака, проходя мимо него, уже совершенно не отвлекается от линии основного следа.

На конечной точке следа основной фигурант и дрессировщик действуют в точном соответствии с предыдущими упражнениями, которые целесообразно повторить 2–3 раза.

Задача этапа считается решенной, если собака не переключается на чужие запаховые следы, пересекающие трассу основного фигуранта.

Пятый этап подготовки.

Задача этапа: Совершенствовать работу собаки в проработке запаховых следов до навыка.

Упражнение 1.

Содержание: запаховый след проложен по пересеченной местности в светлое время суток, проходит через дороги и тропы, а также по ним, имеет различные углы и пересечения другими следами. Пуск собаки на след с обыска местности под различными углами к линии его прокладки. Протяженность ел еда до 10 км, давность — до 2 часов.

Упражнение 2.

Содержание: запаховый след проложен по пересеченной местности в темное время суток, проходит через дороги и тропы, а также по ним, имеет различные углы и пересечения другими следами. Пуск собаки на след с исходной точки. Протяженность следа до 10 км, давность — до 2 часов.

Упражнение 3.

Содержание: след проложен по пересеченной местности в светлое время суток, проходит через населенные пункты, по дорогам и тропам, имеет различные углы и пересечения другими следами. Исходная точка заслежена. Пуск собаки на след с запаха вещи. Протяженность следа до 10 км, давность — 2 и более часов.

При отработке данных упражнений все указанные в них усложнения вводятся постепенно. При увеличении протяженности и давности следа учитывается состояние местности и погоды. Тропы, дороги и населенные пункты осваиваются во временной последовательности: раннее утро, ночь, вечер, день — и небольшими участками.

Важно знать и всегда помнить:

— давность следа не является единственной величиной, определяющей степень его сохранности;

— сила запаха, оставленного человеком во время движения по местности, на протяжении всего маршрута его движения непостоянна;

— врожденный обонятельный порог восприятия запаха у всех собак разный;

— величина запаха ниже обонятельного порога его восприятия собакой не улавливается;

— обонятельный порог восприятия запаха может быть отодвинут в результате тренировок.

ГЛАВА 10. МЕТОДИКА ПОДГОТОВКИ СОБАК К ВЫБОРКЕ ВЕЩИ.

Общие положения.

Прием специального цикла дрессировки «выборка вещи» имеет большое значение при подготовке собак к одорологической идентификации, а также в ходе их приучения к работе по запаховому следу. Накопленный опыт свидетельствует, что собаки, четко работающие по выборке вещи, в период работы по следу, как правило, на посторонние запахи не отвлекаются и на чужие следы не переключаются. К тому же, в условиях, когда основные (традиционные) способы постановки собаки на след невозможны (местность заслежена, явных отпечатков искомого следа нет), их можно легко поставить на него непосредственно с запаха вещи.

Процесс подготовки собаки по данному приему состоит из системы практических занятий продолжительностью 1,5–2 часа каждое.

В ходе этих занятий упражнение должно быть выполнено 3–4 раза, в свою очередь, каждое упражнение включает в себя 8–12 повторений разучиваемых действий.

Одно упражнение называется подходом. Перерыв между ними 15–20 минут.

В занятиях участвуют до 10 помощников, один из которых основной, а остальные вспомогательные.

Основной помощник — это тот человек, чью вещь (предмет) ищет по запаху дрессируемая собака.

Вспомогательные помощники — это те лица, вещи (предметы) которых раскладываются вокруг искомого объекта основного помощника.

На каждое занятие на роль основного помощника должен назначаться новый человек, его замена в ходе всего занятия недопустима. Вспомогательные помощники меняются по мере необходимости.

Основной помощник, после того, как отработал свое занятие, может быть привлечен к следующему только в качестве вспомогательного и не раньше, чем через два занятия, а в роли основного — не менее чем через восемь занятий.

Для выработки у собаки условного рефлекса на место занятия, их следует проводить всегда на одном и том же участке, т. к. он вызывает у животного настрой на нужную деятельность.

Первоначально в качестве предметов для выборки лучше всего использовать деревянные палочки диаметром 20–30 мм и длиной 200–250 мм.

Они должны быть одноразового пользования, так как на дереве запах сохраняется продолжительное время. По этой причине при повторной выборке собака может встретить знакомый ей запах и отреагировать на него как на искомый. Поэтому использование одних и тех же палочек в течение нескольких занятий недопустимо.

Прекрасным исходным материалом для изготовления тренировочных палочек может служить хворост, а идеальным местом для проведения подобных занятий является лес.

Каждый помощник, как основной, так и вспомогательный, лично заготавливает для себя палочки, которые затем, в ходе всего занятия, постоянно держит при себе и никому не позволяет к ним прикасаться.

Управление собакой в процессе ее приучения к выборке вещи осуществляется только установленными для этого командами и жестами, поводок на весь период занятий отстегивается.

При дрессировке животного применяются раздражители:

— условные: подразделяются на основные — команда «нюхай» и жест — выбрасывание прямой правой руки от левого колена в направлении лежащих на земле предметов и вспомогательные — команды: «апорт», «хорошо», «ко мне», «сидеть», «дай», «фу»;

— безусловные: предметы выборки, лакомство, поглаживание. Прием вырабатывается на базе поисково-обонятельной реакции, а к его разучиванию приступают после выработки у собаки условного рефлекса на команду «апорт».

Первый этап дрессировки — подготовительный.

Задачи этапа:

1. Научить собаку по команде «нюхай» активно обнюхивать предмет, предложенный ей дрессировщиком.

2. Научить собаку подносить вещи незнакомого ей человека (помощника). Задачи решаются последовательно: в порядке их очередности.

Упражнение 1.

В целях создания соответствующей учебной обстановки участок местности подбирается с наименьшим количеством отвлекающих раздражителей. Собака должна быть хорошо выгуляна и находиться в состоянии обостренного чувства голода, т. е. накануне занятий ее не кормят. У дрессировщика в специальной сумке на поясе мелконарезанное лакомство, наиболее любимое собакой (мясо, сыр, сахар, печенье и т. п.).

Практические действия. Кинолог сажает собаку у левой ноги. Левой рукой он обхватывает ее морду так, чтобы собака не могла открыть пасть и подносит к мочке носа животного правую руку с неплотно зажатым в ней кусочком лакомства, при этом командует «нюхай». Как только собака, почувствовав лакомство, начнет активно втягивать в себя через нос воздух (принюхиваться) дрессировщик еще раз подает команду «нюхай», «хорошо нюхай» и, разжав пальцы, скармливает ей лакомство.

Упражнение повторяется 8–12 раз. Через 2–3 таких занятия специалист начинает предлагать собаке для обнюхивания, поочередно, то пустую руку, то руку с лакомством. В обоих случаях за активное принюхивание он поощряет животное лакомством, командой «хорошо» и поглаживанием.

Постепенно из упражнения совсем исключается обнюхивание руки дрессировщика с зажатым в ней лакомством, а принюхивание собаки к пустой руке заменяется на обнюхивание палочки помощника или других его предметов. Также постепенно из упражнения исключается поощрение собаки лакомством. В дальнейшем, за активное обнюхивание предлагаемых ей предметов, животное поощряется только командой «хорошо» и поглаживанием.

Задачу можно считать решенной, если собака по команде «нюхай» активно обнюхивает предложенную ей палочку с запахом незнакомого помощника.

Упражнение 2.

Учебная обстановка. Участок местности с наименьшим количеством отвлекающих раздражителей. Собака хорошо выгуляна. Рядом с дрессировщиком находится помощник, который имеет с собой 8–12 палочек.

Практические действия. Дрессировщик сажает собаку у левой ноги. Помощник становится справа и несколько сзади кинолога. В правой руке у него палочка. Специалист левой рукой зажимает собаке морду, а правой, взяв помощника за запястье правой руки, подводит зажатый в его руке предмет к мочке носа собаки. Подает команду «нюхай». После того, как собака обнюхает палочку, дрессировщик отпускает руку помощника и имитирует своей правой рукой бросок предмета вперед. Помощник подстраивается под это движение кинолога и действительно бросает вперед находящуюся у него в руке палочку. Собака видит движение руки дрессировщика, полет и место падения предмета. Сделав выдержку в 25–30 секунд, специалист подает собаке команду «апорт» и посылает ее за предметом. После выполнения собакой команды дрессировщика, он поощряет ее командой «хорошо» и поглаживанием, затем упражнение повторяется вновь. При каждом повторении помощник использует новую палочку. При этом сначала она бросается на открытое место, затем в траву (снег), за складки местности. Количество подходов и повторений в них регламентируется общими требованиями. Использованные палочки собираются в специально отведенное для них место и по мере накопления сжигаются.

Задачу можно считать решенной, если собака по команде «апорт» активно при помощи обоняния ищет в траве (снегу, кустах, за складками местности) предмет помощника, безошибочно находит его и подносит к специалисту.

Второй этап дрессировки — основной.

Задача этапа: Научить собаку обнаруживать по заданному запаху палочку основного помощника, находящуюся среди 9 аналогичных предметов вспомогательных помощников.

Упражнение.

Учебная обстановка. Защищенный от ветра ровный, чистый и с наименьшим количеством отвлекающих раздражителей участок местности (постоянный на весь период дрессировки). Собака хорошо выгуляна. На первых занятиях рядом с дрессировщиком находится 2–3 помощника, один из которых основной, а остальные вспомогательные. Они имеют с собой палочки из расчета 8–12 штук на подход (в дальнейшем их количество постепенно увеличивается).

Практические действия. Дрессировщик сажает собаку у левой ноги и 3–4 раза выполняет с ней упражнение № 2 первого этапа дрессировки. При этом основной помощник бросает свои предметы на 2,5–3,0 метра вперед в то место, где в последующем всегда будут лежать палочки (вещи), предлагаемые собаке для выборки.

После предварительной тренировки собаки по условию указанного упражнения один из вспомогательных помощников укладывает в то место, где лежит палочка основного помощника, две свои, после чего основной помощник, дав собаке обнюхать свою «свежую» палочку, подбрасывает ее к двум уже лежащим на земле палочкам. Затем он подходит к ним и выравнивает их пинцетом на одной линии с интервалом в 300–350 мм. Свой предмет он размещает вторым или третьим (считая от собаки). Завершив эти действия, помощник уходит в тыл исходного положения.

Дрессировщик, убедившись, что учебное место подготовлено, подает собаке команду «нюхай, апорт» и жестом направляет ее к лежащим на земле предметам. Если животное безошибочно находит и поднимает искомую палочку (а именно так, как правило, оно и происходит), кинолог, дождавшись полного завершения собакой приема «апортировка», поощряет ее командой «хорошо» и поглаживанием.

Если же собака попытается взять палочку вспомогательного помощника, дрессировщик тут же подает команду «фу», а затем — «нюхай, апорт». Упражнение повторяется несколько раз. При этом все палочки, побывавшие в пасти собаки, с места выборки изымаются. На их место кладутся новые.

Постепенно количество предметов, которые раскладываются перед собакой вспомогательным помощником, доводится до десяти. Постоянное исходное положение дрессировщика с собакой перед выборкой — на одной линии с выборочным рядом предметов, в 3 метрах от ближайшего из них.

По мере того, как у животного выработается динамический стереотип, который включает в себя движение к лежащим на земле палочкам, обнюхивание их, нахождение по запаху искомой и поднос ее к дрессировщику, подброска предметов основного помощника на место выборки прекращается, а команда «нюхай, апорт» заменяется на команду «нюхай».

Занятия с привлечением двух помощников (основного и вспомогательного) проводятся до тех пор, пока у собаки не выработается стойкий условный рефлекс поиска по запаху предмета основного помощника и аккуратного ее обнюхивания.

Как только нужный результат достигнут, количество палочек, предлагаемых собаке для выборки, доводится до трех. Но теперь каждая их них является источником индивидуального запаха одного из помощников: одна — основного (на искомой палочке) и две последующих — вспомогательных (по одному на каждой из палочек). Через некоторое время, исходя из результатов дрессировки, к ним постепенно следует добавлять предметы, несущие на себе запахи других вспомогательных помощников, при этом численность этих палочек доводится до девяти.

Независимо от того, на каком этапе находится процесс дрессировки, каждое очередное занятие целесообразно начинать с упражнения № 2 первого этапа дрессировки, повторяя его 3–4 раза.

Использованные предметы всегда необходимо убирать в одно и то же место, что позволяет исключить возможность их повторного применения.

По мере их накопления они должны уничтожаться.

Задача считается решенной, если собака быстро и безошибочно, не отвлекаясь, находит по запаху среди десяти лежащих на земле предметов искомый, осторожно его поднимает и подносит к дрессировщику.

Третий этап дрессировки — заключительный.

Задача этапа: Довести у собаки условный рефлекс «выборка вещи» до навыка.

Упражнение.

Учебная обстановка. Участок местности прежний, собака хорошо выгуляна. Рядом с дрессировщиком находится до 10 помощников с различными предметами (вещами), пригодными для апортирования и имеющими запах только того лица, в чьих руках они находятся (расчет: 8–12 вещей на подход). Один из помощников основной, а остальные — вспомогательные.

Практические действия. В начале занятия кинолог 3–4 раза выполняет с собакой упражнение № 2 первого этапа дрессировки. При этом основной помощник подбрасывает для выборки не палочку, как это было раньше, а один из имеющихся у него предметов (вещей). При условии, на каждый бросок — новая вещь.

После выполнения этого подготовительного упражнения основной и два вспомогательных помощника раскладывают на месте выборки по одной своей вещи, причем размещают их на одной линии с интервалом в 300–350 мм друг от друга. Искомая вещь кладется второй или третьей (считая от собаки).

Дрессировщик, дав собаке обнюхать вещь основного помощника или его руку, подает ей команду «нюхай» и жестом направляет к лежащим на земле предметам. Если животное безошибочно находит искомую вещь и, взяв ее, подносит к хозяину (а именно так, как правило, оно и происходит), последний поощряет ее командой «хорошо» и поглаживанием. Если же собака пытается взять вещь вспомогательного помощника, дрессировщик тут же подает ей команду «фу», а затем сразу — «нюхай». Упражнение повторяется несколько раз. При этом все вещи, побывавшие в пасти собаки, с выборочной площадки изымаются. На их место кладутся новые. Перед очередным повторением упражнения основной помощник кладет свой предмет на новое место.

Постепенно количество вещей вспомогательных помощников на месте выборки увеличивается до девяти, при этом каждый из них кладет на землю только один из своих предметов.

По мере того, как в действиях собаки появятся четкость и безотказность, а количество ее ошибок будет сведено к нулю, в систему занятий вносятся определенные дополнения. На каждом третьем занятии при выполнении упражнения № 2 первого этапа дрессировки животное начинают приучать к трехразовому повторению обнюхивания вещи основного помощника или его руки. Делается это следующим образом: дрессировщик берет помощника за запястье его правой руки и подводит его к носу собаки для обнюхивания его ладони или зажатой в ней вещи. Затем, после паузы в 35–40 секунд, он вновь заставляет собаку принюхаться. Эти действия повторяются трижды. После третьего обнюхивания ладони или предмета собака сразу же посылается на выборку.

Добившись от животного стабильных результатов в работе на одном и том же месте, кинолог приступает к проведению тренировок на самых различных участках местности, в том числе и с наличием на них отвлекающих раздражителей. Теперь собаку пускают на выборку не только вдоль линии расположения вещей, но и поперек ее.

Порядок раскладки вещей также периодически меняется, они размещаются на площадке 100х100 см либо в линию, либо беспорядочно.

Задача считается решенной, если собака в любых условиях четко и безошибочно находит по запаху среди десяти предметов искомую вещь, аккуратно берет и подносит ее к дрессировщику, при этом в метре от него садится и удерживает вещь в пасти до команды «дай».

Основные (ключевые) правила методики.

1. Выработка у собаки навыка «выборка вещи» обязательно должна начинаться с ее приучения к тщательному обнюхиванию каждого, подносимого к собаке предмета.

2. С первых занятий работа только с запахом помощника и полный отказ от каких-либо действий с запахом хозяина.

3. Наличие в течение всего занятия только одного, основного помощника.

4. 8–12-разовое повторение очередного упражнения в каждом подходе.

5. Обязательная апортировка собакой вещи основного помощника в начале каждого занятия.

6. Обеспечение постоянного места для занятий.

7. Только одноразовое использование палочек на занятиях.

8. Обязательное трехразовое обнюхивание собакой руки (вещи) основного помощника в том случае, если в начале занятия кинолог не проводит повторение упражнения «апортировка».

Вариант 1.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Вариант 2.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 26. Расположение специалиста с собакой и размещение палочек (вещей) во время проведения выборки.

ГЛАВА 11. МЕТОДИКА ПОДГОТОВКИ СОБАК К ВЫБОРКЕ ЧЕЛОВЕКА ПО ЗАПАХУ ВЕЩИ.

Общие положения.

Прием специального цикла дрессировки собак «Выборка человека по запаху вещи» в чистом виде, как таковой, в практике органов внутренних дел и внутренних войск встречается крайне редко, но, тем не менее, его роль и значение в системе общей подготовки розыскных собак, особенно к работе по следу, достаточно велики. Накопленный в органах и войсках МВД России опыт свидетельствует, что собаки, четко работающие по выборке человека, в период работы по следу, как правило, на посторонние запахи не отвлекаются и на чужие следы не переключаются. А это очень важно.

Предлагаемая ниже методика подготовки собак к выборке человека по запаху вещи существенно отличается от всех уже имеющихся, ибо предусматривает для реализации своей программы наличие и использование специально оборудованной площадки, которая и обеспечивает ей соответствующие преимущества:

1. Для реализации 80 процентов всей программы поданной методике необходимы всегда два помощника.

2. Площадка позволяет заниматься с собакой без поводка.

3. По данной методике можно дрессировать любую злобную собаку, не опасаясь при этом покусов помощников и посторонних.

4. Площадка обеспечивает изоляцию собаки на время дрессировки от посторонних зрительных и, в некоторой степени, запаховых раздражителей.

5. Настоящая площадка является своеобразным пусковым механизмом, который создает у животного настрой на строго определенную деятельность и тем самым способствует ускоренной выработке у него необходимых условных рефлексов.

6. Через посредство работы со стойками и «манекенами» на площадке осуществляется постепенный, плавный и совершенно незаметный для собаки переход к спокойному восприятию ею сложного комплексного раздражителя — человека.

7. Использование металлических стоек позволяет исключить возможность приобретения собакой нежелательного условного рефлекса в виде напрыгивания передними лапами на стоящих в строю людей.

8. Размещение стоек на площадке обеспечивает быструю выработку у собаки условного рефлекса прямолинейного движения вдоль строя.

9. Наличие этих стоек дает возможность приучить собаку обнюхивать стоящих в строю людей на уровне кистей рук, опущенных вниз.

10. На площадке можно заниматься с собакой круглосуточно, в любое время года и при любой погоде.

Данная методика включает в себя шесть этапов, первые четыре из которых обеспечиваются всего двумя помощниками: основным и вспомогательным.

Основной помощник — это помощник, работающий только с основной стойкой (стойка с зажимами), и являющийся для дрессируемой собаки источником искомого запаха. При нем всегда находится не менее пяти учебных курток (рубашек), впитавших в себя его запах.

Вспомогательный помощник — это помощник, работающий только с вспомогательными стойками (девять стоек без зажимов) и находящимися на них вещами.

Касание основным помощником вспомогательных стоек и находящихся на них вещей, а равное этому и касание вспомогательным помощником рабочей стойки и находящихся на ней вещей, недопустимо.

В течение всего занятия основной помощник не меняется. В случае его замены очередное занятие проводится не раньше, чем через три часа. При этом помощник, которого заменили, больше к занятиям не привлекается.

В отдельных случаях для облегчения работы собаки на первых этапах дрессировки допускается опрыскивание вещей вспомогательного помощника резко пахнущими растворами (например, двухпроцентным раствором хлора). Все это должно делаться за пределами площадки.

В процессе дрессировки применяются раздражители:

— условные: основные — команда «нюхай» и жест — выбрасывание правой руки в направлении группы людей (стоек, «манекенов»); вспомогательные — команды:

«апорт», «дай», «фу», «сидеть», «хорошо»;

— безусловные: помощник, «манекен», стойки, одежда, лакомство, поглаживание. Рефлекс вырабатывается на базе поисково-обонятельной реакции. К отработке приема приступают после приобретения собакой навыков апортировки и обнюхивания предлагаемых дрессировщиком предметов.

Первый этап дрессировки.

Задача этапа: Добиться от собаки безошибочного нахождения по заданному запаху среди одежды, развешанной на трех поднятых до предела вверх стойках, искомой вещи (куртка, рубашка и т. п.) и подноски ее к дрессировщику.

Упражнение.

Учебная обстановка. На площадке для подготовки собак к выборке человека и вещи все стойки должны быть пустыми и находиться в крайнем нижнем положении (рис. 26). Дрессировщик с собакой стоит на позиции № 3. Перед ним лежит куртка (рубашка) с запахом основного помощника. Два помощника: основной и вспомогательный — находятся вне площадки — рядом с руководителем занятия. Основной помощник имеет при себе не менее пяти учебных курток (рубашек), впитавших в себя его запах.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 27. Площадка для подготовки собак к выборке человека и вещи.

1–10 — места размещения стоек («манекенов»).

3–10 — позиции дрессировщика с собакой, с которых начинается выполнение упражнения.

Практические действия. Дрессировщик поднимает лежащую перед ним куртку (рубашку) и дает собаке ее обнюхать. Затем он бросает куртку (рубашку) в район первых трех стоек. Выждав 5–10 секунд, дрессировщик, одновременно командой «апорт» и жестом, указывающим направление движения, посылает собаку за брошенным предметом. При этом она должна четко и в полном объеме выполнить прием «апортировка». Для лучшего запоминания животным запаха основного помощника данный прием повторяется 3–4 раза. Тренировка должна завершаться тем, что дрессировщик, бросив в очередной раз куртку (рубашку) в район первых трех стоек, уводит собаку в специально отведенное для нее место — вольер.

После этого на площадку выходят помощники. Вспомогательный помощник кладет в 40–50 см от лежащей на полу вещи основного помощника свою куртку (рубашку), которую, при необходимости, можно предварительно опрыснуть резко пахнущим раствором. Затем основной помощник укладывает возле позиции № 3 какой-либо небольшой предмет (палку, тряпку и т. п.) с его запахом. Закончив эту работу, они покидают площадку.

Кинолог выводит собаку на позицию № 3, сажает ее у левой ноги, поднимает оставленный основным помощником предмет и дает собаке его обнюхать. Затем, подав команду «нюхай, апорт», он жестом посылает животное к лежащим возле стоек курткам (рубашкам). Собака должна взять в зубы вещь со знакомым ей уже запахом основного помощника и поднести ее к хозяину. Если она попытается взять вещь вспомогательного помощника, дрессировщик в угрожающем тоне подает команду «фу», а затем более мягко — «нюхай, апорт». Поднесенную собакой куртку (рубашку) основного помощника дрессировщик тут же забирает, а ее поощряет. Затем он вновь возвращает данную вещь в район первых трех стоек, однако собаку за ней не посылает, а ставит в вольер.

На площадке вновь работают помощники. По указанию руководителя занятия, основной помощник расправляет брошенную дрессировщиком куртку (рубашку) и обновляет запах на предмете, предназначенном для первоначального обнюхивания собакой. Вспомогательный добавляет к двум уже лежащим возле стоек курткам (рубашкам) еще одну свою. После их удаления с площадки, на позицию № 3 выходит дрессировщик со служебной собакой и заново повторяет предыдущие действия. Закончив выполнять упражнение, он отправляет собаку в вольер. Как только специалист покидает место занятия, повторно на площадку возвращаются помощники, которые, под управлением руководителя занятия, осуществляют указанные выше мероприятия. Сигналом окончания их работы является уход помощников с учебного места, что дает основание дрессировщику вновь повторить отрабатываемое собакой упражнение. Кинолог вновь выводит собаку на позицию № 3 и повторяет с ней все предыдущие действия.

После каждого повторения, в то время, когда служебная собака находится в вольере, помощники меняют куртки (рубашки) местами. Вещь основного помощника периодически заменяется на «свежую». После нескольких подобных повторений помощники начинают развешивать куртки (рубашки) настойках, одновременно они постепенно поднимают их до крайнего верхнего положения. При этом вещь основного помощника крепится на определенной для этого стойке с помощью зажимов, а вспомогательного — на всех других стойках путем одевания на перекладины. Все куртки (рубашки) застегиваются на пуговицы (замки, крючки). Перед началом каждого упражнения помощники меняют стойки, переставляя их в другие гнезда, при этом вещи не снимаются. Постепенно команда «нюхай, апорт» заменяется дрессировщиком на просто «нюхай».

Задача считается решенной, если собака с первого пуска, ориентируясь по заданному запаху, безошибочно обнаруживает и подносит к дрессировщику искомую куртку (рубашку) основного помощника, находящуюся среди аналогичных вещей, развешанных на трех поднятых до предела вверх стойках.

Второй этап дрессировки.

Задача этапа: Добиться от собаки безошибочного нахождения по заранее заданному запаху среди вещей, развешанных на десяти поднятых до предела вверх стойках, искомой куртки и подноски ее к дрессировщику.

Упражнение.

Учебная обстановка. На площадке для подготовки собак к выборке человека и вещи устанавливаются первые три стойки, среди которых и основная, все они находятся в крайнем верхнем положении. На каждой их них развешаны вещи. Дрессировщик с собакой стоит на позиции № 3. Перед ним лежит предмет с запахом основного помощника. Помощники (основной и вспомогательный) находятся вне площадки — рядом с руководителем занятия. Основной помощник имеет при себе не менее пяти комплектов курток (рубашек) с его запахом; вспомогательный — семь.

Практические действия. Дрессировщик поднимает лежащий перед ним предмет основного помощника и дает собаке его обнюхать. Затем, одновременно с командой «нюхай», он жестом указывает ей направление движения и посылает к стойкам. Собака должна подбежать к стойкам, обнюхать развешанные на них вещи, найти согласно заданному запаху искомую куртку (рубашку), осторожно взять ее зубами и, вытянув из-под зажимов, поднести к дрессировщику. В свою очередь, он должен забрать у собаки вещь, а ее поощрить и только после этого поставить животное в вольер.

Сразу после указанных действий вспомогательный помощник устанавливает в крайнем верхнем положении еще одну стойку (четвертую) и вешает на нее куртку (рубашку). Одновременно основной помощник возвращает только что найденную собакой вещь под зажимы основой стойки и обновляет запах на предмете для обнюхивания. В заключение они меняют местами основную и одну из вспомогательных стоек. По окончании работы помощников дрессировщик выводит собаку на позицию № 4 и повторяет с ней все предыдущие действия, после которых он вновь возвращает животное в вольер.

В перерывах между упражнениями, в то время, когда собака находится в вольере, помощники регулярно меняют местами основную и одну из вспомогательных стоек. Помимо этого, основной помощник систематически обновляет запах на предмете для обнюхивания и периодически заменяет старую искомую вещь на «свежую». Постепенно количество стоек вспомогательным помощником доводится до девяти.

Задача считается выполненной в том случае, если собака с первого пуска, ориентируясь по заданному запаху, безошибочно находит среди других вещей, размещенных на десяти поднятых до предела вверх стойках, нужную куртку (рубашку) и подносит ее к дрессировщику.

Третий этап дрессировки.

Задача этапа: Добиться от собаки безошибочного обнаружения по заданному запаху искомой куртки (рубашки), находящейся на одном из трех «манекенов», и подноски ее к дрессировщику.

Упражнение.

Учебная обстановка. На площадке для подготовки собак к выборке человека и вещи устанавливаются первые три стойки, при этом они должны находиться в крайнем верхнем положении, в том числе и основная. На них вешаются вещи. Дрессировщик с собакой находится на позиции № 3. Перед ним лежит предмет с запахом основного помощника. Сами помощники (основной и вспомогательный) находятся вне площадки — возле руководителя занятия. Основной имеет при себе не менее пяти учебных курток (рубашек) с его запахом, а также брюки с веревочными подтяжками и шапку-ушанку; вспомогательный — две куртки (рубашки), двое брюк с веревочными подтяжками и две шапки-ушанки.

Практические действия. Дрессировщик поднимает лежащий перед ним предмет, оставленный основным помощником, и дает собаке его обнюхать. Затем, одновременно командой и жестом, посылает животное к стойкам. Собака должна обнюхать вещи, найти по заданному запаху искомую куртку (рубашку) и, вытянув ее осторожно из-под зажимов, поднести к дрессировщику. В свою очередь, он забирает у собаки вещь, а ее поощряет и ставит в вольер.

Сразу после этого помощники меняют местами основную стойку с одной из вспомогательных. На одну из них вешают брюки. Поднесенную ранее собакой куртку (рубашку) возвращают на прежнее место — под зажимы основной стойки. Обновляют запах на предмете для обнюхивания. Закончив выполнять поставленную задачу, помощники уходят.

Дрессировщик снова выводит собаку на позицию № 3 и повторяет с ней предыдущие упражнения, по окончании которых он ставит собаку в вольер.

Помощники снова меняют местами основную стойку с одной из вспомогательных. На вторую вспомогательную стойку тоже вешают брюки. Поднесенную ранее собакой вещь возвращают на прежнее место — под зажимы основной стойки. Обновляют запах на предмете для обнюхивания. Закончив работу, помощники уходят.

Специалист повторно выводит собаку и заставляет ее выполнить предыдущие действия.

После каждого выполнения собакой данного упражнения вспомогательный помощник добавляет на свои стойки по одной из находящихся у него вещей — брюки или шапку. Как только обе эти стойки будут полностью укомплектованы вещами и станут похожими на «манекены», к подобному комплектованию своей стойки постепенно приступает основной помощник.

Каждый раз по окончании собакой очередного упражнения, основная и одна из вспомогательных стоек обязательно меняются местами, а запах на предмете для обнюхивания обновляется. Искомая вещь периодически меняется на «свежую».

На этом этапе дрессировки все упражнения выполняются с позиции № 3.

Задача считается выполненной в том случае, если собака с первого пуска, ориентируясь по заданному запаху, безошибочно находит искомую куртку (рубашку), размещенную на одном из трех «манекенов», и подносит ее к специалисту.

Четвертый этап дрессировки.

Задача этапа: Добиться от собаки безошибочного нахождения по заданному запаху искомой куртки (рубашки), размещенной на одном из десяти «манекенов», и подноски ее к дрессировщику.

Упражнение.

Учебная обстановка. На площадке для подготовки собак к выборке человека и вещи первые три стойки, среди которых и основная, укомплектованы соответственно шапками-ушанками, куртками (рубашками) и брюками. Внешне они напоминают «манекены». Дрессировщик с собакой находится на позиции № 3. Перед ним лежит предмет с запахом основного помощника. Помощники (основной и вспомогательный) располагаются вне площадки — рядом с руководителем занятий. Основной помощник имеет при себе не менее пяти курток (рубашек), впитавших в себя его запах; вспомогательный — по семь штук шапок-ушанок, курток (рубашек) и брюк.

Практические действия. Дрессировщик поднимает лежащий перед ним предмет и дает собаке его обнюхать. Затем, одновременно командой и жестом, он посылает животное к «манекенам». Собака должна обнюхать «манекены», найти по заданному запаху искомую вещь, осторожно взять ее зубами и, вытянув из-под зажимов, поднести к дрессировщику. Специалист забирает у собаки принесенную куртку (рубашку), поощряет животное и ставит в вольер.

После этого помощники меняют местами основной «манекен» и один из вспомогательных. А также устанавливают еще один вспомогательный (третий по счету) «манекен». Поднесенную собакой вещь возвращают под зажимы основной стойки и, конечно, обновляют запах на предмете для обнюхивания.

Дрессировщик выводит собаку на позицию № 4 сразу после убытия помощников с площадки. Повторив с ней упражнение, он вновь возвращает животное в вольер.

Увеличение количества «манекенов» на одну единицу производится вспомогательным помощником регулярно по окончании выполнения кинологом очередного упражнения. При этом основной «манекен» и один из вспомогательных обязательно меняются местами, а запах на предмете для обнюхивания обновляется. Поднесенная собакой вещь возвращается под зажимы основного «манекена». Искомая куртка (рубашка) периодически меняется на «свежую».

Перед началом каждого повторения дрессировщик с собакой занимает исходную позицию, порядковый номер которой должен соответствовать общему количеству задействованных в данном упражнении «манекенов».

Задача считается выполненной в том случае, если собака с первого пуска, ориентируясь по заданному запаху, безошибочно находит искомую куртку (рубашку), размещенную на одном из десяти «манекенов», и подносит ее к дрессировщику.

Пятый этап дрессировки.

Задача этапа: Добиться от собаки безошибочного нахождения по заданному запаху искомого человека, стоящего в шеренге из трех помощников, и вытягивания его из строя за одежду.

Упражнение.

Учебная обстановка. Дрессировщик с собакой располагается на позиции № 3 площадки для подготовки служебных собак к выборке человека и вещи. Первые три стойки имеют вид «манекенов, среди которых и основная. Перед ним лежит предмет с запахом основного помощника. Три помощника: основной и два вспомогательных — находятся вне площадки — рядом с руководителем занятий. Основной помощник имеет при себе не менее пяти курток (рубашек), впитавших в себя его запах.

Практические действия. Дрессировщик поднимает лежащий перед ним предмет и дает собаке его обнюхивать. Затем, одновременно командой и жестом, он посылает животное к «манекенам». Собака должна подбежать к ним, обнюхать и найти по заданному запаху искомую вещь, осторожно взять ее зубами и, вытянув из-под зажимов, поднести к хозяину. В свою очередь, дрессировщик обязан забрать у собаки принесенную куртку (рубашку), а животное поощрить и только после этого поставить его в вольер.

Сразу, как только собаку убрали с площадки, к работе приступают помощники. От них требуется поменять местами основной «манекен» и один из вспомогательных. Поднесенную собакой вещь возвращают под зажимы основного «манекена». Выполнив данную задачу, один из вспомогательных помощников убирает с площадки свой «манекен» и сам занимает его место, предварительно проследив, чтобы на ней никого больше не было. Дрессировщик выводит собаку на позицию № 3 и повторяет с ней предыдущее упражнение, а затем он вновь возвращает животное в вольер.

В период, когда собака отсутствует на площадке, основной помощник возвращает поднесенную собакой куртку (рубашку) под зажимы основного «манекена» и обновляет запах на предмете для обнюхивания. Второй вспомогательный помощник убирает свой «манекен» с учебного места и сам занимает его место. При этом первый из вспомогательных помощников меняет местами основной «манекен» и на освободившееся от него место становится сам.

Дрессировщик в очередной раз выводит собаку на позицию № 3 и требует от нее повторить предыдущие действия. Если животное выполнило упражнение, его поощряют и ставят в вольер.

Теперь на площадку выходит основной помощник. Он обновляет запах на предмете для обнюхивания, убирает свой «манекен» с площадки и сам занимает его место. Другие помощники, которые уже стояли на учебном месте, меняются местами. Основной помощник поднимает на уровень груди «свежую» куртку (рубашку), тем самым имитируя ее размещение на «манекене».

Дрессировщик выводит собаку на позицию № 3 и заставляет повторить ее предыдущие действия. Как только она, в очередной раз, обнаружит вещь и потянет за нее, помощник тут же разжимает пальцы и отдает куртку животному. Поднесенную собакой вещь кинолог забирает, а само животное поощряет и ставит в вольер. Сразу после этого помощники меняются местами, а запах на предмете для обнюхивания обновляется. Искомая куртка (рубашка) периодически меняется на «свежую».

Это упражнение повторяется несколько раз до приобретения собакой первичного рефлекса. Как только он появился, основной помощник обновляет еще раз запах на предмете для обнюхивания, а затем надевает непосредственно на себя искомую куртку (рубашку), при этом обязательно застегивает ее на все пуговицы (замки, крючки). Убедившись, что помощник готов, дрессировщик пускает собаку на выборку.

В ходе выполнения этого упражнения, собака должна найти искомую куртку (рубашку) и, взяв зубами, потянуть ее на себя, как бы вытягивая из зажимов, помощник незамедлительно реагирует на это и выходит из строя в ту сторону, куда его вытягивает животное. В это время дрессировщик быстро подходит к собаке, подает команду «дай» и забирает у нее помощника, после чего поощряет животное и ставит его в вольер.

Задача считается выполненной в том случае, если собака с первого пуска, ориентируясь по заданному запаху, безошибочно находит искомого человека, стоящего в шеренге из трех помощников, и вытягивает его из строя за одежду.

Шестой этап дрессировки.

Задача этапа: Добиться от собаки безошибочного нахождения по заданному запаху искомого человека, находящегося в шеренге из десяти помощников, и вытягивания его из строя за одежду.

Упражнение.

Учебная обстановка. На площадке для подготовки собак к выборке человека и вещи вместо первых трех стоек располагаются три помощника: основной и два вспомогательных. Дрессировщик с собакой стоит на позиции № 3. Перед ним лежит предмет с запахом основного помощника. Возле руководителя занятия за пределами площадки находятся семь вспомогательных помощников. Недалеко от них уложены не менее пяти курток (рубашек) с запахом основного помощника.

Практические действия. Кинолог поднимает лежащий перед ним предмет и дает собаке его обнюхать. Затем, одновременно командой и жестом, он посылает животное к помощникам. В соответствии с сигналом собака должна подойти к ним, обнюхать и по заданному ей запаху найти искомого человека, осторожно взять его зубами за одежду и вытянуть из строя. Дрессировщик забирает помощника, собаку поощряет и ставит в вольер.

Пока служебная собака отсутствует на учебном месте, на площадку заходит и встает на место № 4 еще один вспомогательный помощник. В это время основной помощник, предварительно обновив свой запах на предмете для обнюхивания, меняется местами с одним из вспомогательных.

Дрессировщик, убедившись в правильности их действий, выводит собаку на позицию № 4 и повторяет с ней предыдущее упражнение.

После каждого удачного повторения собакой указанного упражнения количество вспомогательных помощников в строю увеличивается на одного человека. Запах на предмете для обнюхивания регулярно обновляется. Основной помощник каждый раз меняется местами с одним из вспомогательных, также он периодически меняет свою учебную куртку (рубашку) на «свежую».

Задача считается выполненной в том случае, если собака с первого пуска, ориентируясь по заданному запаху, безошибочно находит искомого человека, стоящего в шеренге из десяти помощников, и вытягивает его за одежду.

В дальнейшем совершенствование выработанного рефлекса «Выборка человека по запаху вещи» до навыка производится вне предела площадки.

Дрессировщик, помни! Независимо от того, на каком бы этапе ни находился процесс дрессировки, каждое очередное занятие с собакой всегда должно начинаться с 3–4-разового выполнения за пределами площадки приема «апортировка», в котором подносимая животным вещь имеет запах основного помощника.

ГЛАВА 12. МЕТОДИКА ПОДГОТОВКИ СОБАК ДЛЯ ПОИСКА НАРКОТИЧЕСКИХ ВЕЩЕСТВ.

Общие положения.

Выявлено, что запахи наркотических веществ являются для собак на первых занятиях индифферентными (безразличными). Для выработки условного рефлекса на запах наркотического вещества необходимо, чтобы его было не менее 10 миллиграмм. Этого количества наркотика достаточно, чтобы запах был воспринят обонятельным анализатором собаки как в чистом виде, так и в смеси с отвлекающими веществами. Выработку необходимых условно-рефлекторных связей на запахи наркотика следует начинать не на комплексе запахов искомого вещества и человека, а на чистый запах вещества, поскольку он, как индифферентный раздражитель, первоначально будет в значительной степени подавляться запахом человека. Это может привести к образованию нежелательных связей, следовательно, к ошибкам в работе. Поэтому при работе с предметами требуется особая аккуратность: на руках должны быть резиновые перчатки, а все предметы с запахом наркотических веществ необходимо брать только специальным пинцетом.

Подготовка наркорозыскных собак не должна базироваться на кормлении их наркотическими веществами с целью сделать их «наркоманами» для активного и заинтересованного поиска наркотика. Тончайшая аналитическая деятельность центральной нервной системы собаки не только не нуждается в наркотизации, но и будет ею разрушена.

Кратковременное же вдыхание запахов наркотиков в целом на физиологическое состояние собаки не влияет. Именно на этом принципе и основана методика подготовки собак.

Подготовка наркорозыскных собак заключается в выработке у собак в процессе дрессировки навыка активного, заинтересованного поиска и обнаружения предметов с запахом наркотических средств, спрятанных и ухищренно замаскированных в транспортных средствах, грузах, багаже и почтовых отправлениях, обозначения обнаруженных веществ своим поведением (посадкой, царапаньем лапами предметов, подачей голоса и т. д.).

В процессе дрессировки применяются раздражители:

— условные: основные — команда «ищи» и жест рукой в направлении поиска; вспомогательные — команды «апорт», «дай», «хорошо»; дополнительные — команды «голос», «сидеть», «копай».

— безусловные раздражители: наркотическое вещество, лакомство, поглаживание. Навык вырабатывается на базе обонятельно-поисковой и пищевой реакциях. Основные методы дрессировки — контрастный и игровой.

Требования, предъявляемые к отбору собак.

При подготовке собак для поиска наркотических веществ могут быть использованы различные породы. У собак любой породы может быть выработана условная связь на поиск наркотических веществ по их запахам. Отбор предполагает определение у собак тех качеств, которые обеспечивают успешную подготовку и эффективное применение их на специальной службе. На основании литературных данных, экспериментальных исследований и отзывов с мест практической подготовки и применения собак разработаны следующие основные требования, предъявляемые к отбору:

1. Возраст 6–12 месяцев (можно проводить переподготовку и патрульно-розыскных собак не старше 3 лет, при условии знания кинологом специфики работы с наркотиками, правил дрессировки собак и соблюдения основных положений предлагаемой методики).

2. Сильный, уравновешенный, подвижный тип ВНД.

3. Хороший шерстный покров с обильным подшерстком, хорошо развитая мускулатура и крепкий костяк, правильный постав конечностей, крепкий сухой тип конституции, крепкие зубы с правильным прикусом, должна соответствовать стандарту породы и не иметь пороков, препятствующих ее служебному использованию.

4. Хорошо развитый слух, зрение, обоняние, должна быть заинтересованной в апортировке.

Материальные средства, необходимые для дрессировки наркорозыскных собак и требования, предъявляемые к ним.

Для дрессировки собак по поиску и обнаружению наркотических веществ необходимы:

1. Наркотические вещества (марихуана, опий, героин, кокаин и т. д.).

2. Чемоданы различных размеров, сумки, портфели, посылочные ящики, целлофановые пакеты.

3. Анатомические весы с разновесами.

4. Различные апортировочные предметы.

5. Набор продуктов (колбаса, булочные изделия, конфеты, печенье, мясо).

Для отработки навыка поиска наркотических веществ целесообразно на первых порах использовать в качестве апортировочных предметов мешочки размером 50х100 мм, сшитые из ткани, хорошо пропускающей воздух, или деревянные палочки, пропитанные марихуаной (опием-сырцом).

В сшитый мешочек закладывается наркотическое вещество, после чего он зашивается. Изготовленная таким образом закладка кладется в другой мешочек, сшитый из брезентовой ткани размером 50х140 мм и используется как апортировочный предмет. Все мешочки нумеруются и подлежат количественному учету. Есть и другой способ использования такой закладки. Она упаковывается в резиновую трубку с отверстиями по бокам и используется в качестве апортировочного предмета. Для изготовления трубок можно использовать резиновые шланги из плотной резины диаметром 2–3 мм, длиной 20–25 см. Концы трубки затыкают деревянными пробками. В изготовленную трубку с пробкой можно закладывать различные наркотические вещества или деревянные палочки, обработанные наркотиком. Удобство этого способа заключается в том, что, вынимая закладку с наркотическим веществом, резиновую трубку можно затем подвергать обработке с целью удаления следов слюны собаки и использовать повторно.

Палочки рекомендуется изготавливать из древесины лиственных пород длиной 20–25 см, диаметром 2–3 см. Палочки предварительно выветривают на открытом воздухе 5–7 дней.

Высушенный опий-сырец растирают в порошок в чистой фарфоровой ступке, затем ножом наносят тонким слоем на апортировочные предметы, после чего последние выдерживаются под паром до тех пор, пока опий-сырец не вберет в себя влагу и не расплывется по их поверхности в виде бурых пятен.

Для приготовления 100 палочек необходимо 10 г опий-сырца. Для фиксации запаха марихуаны на деревянных палочках ее предварительно заваривают в кипятке, как крепкий чай.

В полученной среде палочки выдерживают около 30 минут, а затем просушивают при комнатной температуре. Для обработки 100 палочек необходимо около 15 г марихуаны. Для приучения собак к обнаружению наркотиков в различной таре целесообразно использовать всевозможные флаконы, баночки, целлофановые и бумажные пакеты. Все манипуляции с флаконами и пакетами производятся в резиновых перчатках или двумя пинцетами с резиновыми наконечниками. В пакеты можно закладывать около 10 граммов наркотического вещества. Чтобы пакеты имели больший объем, их следует заполнить чистой ватой. Не имеющие повреждений пакеты и флаконы используются повторно. Использованные пакеты, резиновые трубки, флаконы, деревянные палочки отмываются от запаха рук и слюны собаки раствором каустической соды, споласкиваются водой с раствором марган-цово-кислого калия (марганцовки), после чего снова ополаскиваются водой, проветривают и подвергают кварцевому облучению.

Первый этап дрессировки — начальный.

Задачи этапа:

1. Научить собаку по команде «нюхай» обнюхивать предметы с запахом наркотических веществ, предлагаемые ей кинологом.

2. Научить собаку апортировать предметы с запахом наркотических веществ. Задачи решаются в последовательном порядке.

Упражнение 1.

Кинолог сажает собаку у левой ноги. Левой рукой обхватывает ей морду так, чтобы собака не могла открыть пасть и подносит к мочке ее носа правую руку с предметом, имеющим запах наркотического вещества (деревянная палочка, бумажный контейнер, матерчатый мешочек), подает команду «нюхай». Как только собака начнет активно принюхиваться, кинолог поощряет ее действия командой «нюхай», «хорошо, нюхай», а также поглаживанием и лакомством.

Исходя из особенностей физиологии обоняния, собаке рекомендуется давать занюхивать предмет с запахом наркотика 3–5 раз продолжительностью 5–10 сек. с промежутком 10–15 сек. (в зависимости от индивидуальных особенностей обоняния собаки). За одно занятие выполняется 6–8 подходов по 3–5 повторений, в перерывах между подходами собаке предоставляется отдых 10–15 мин. или организуется преодоление препятствий, игра с предметом и другие элементы разгрузочной деятельности.

В дальнейшем за активное обнюхивание наркотических средств собака поощряется только командой «хорошо» и поглаживанием.

Главная цель данных упражнений на 1 этапе — ознакомление собаки с запахом для того, чтобы у нее установилась ассоциативная связь между показанным предметом (в данном случае наркотиком) и его запахом.

Задача считается отработанной, когда собака по команде «нюхай» спокойно и тщательно обнюхивает любую вещь с запахом наркотика.

Упражнение 2.

Участок местности с наименьшим количеством отвлекающих раздражителей. Собака хорошо выгуляна и находится в полуголодном состоянии. У кинолога при себе 6–8 палочек, пропитанных марихуаной или 2–3 матерчатых мешочка (5–10 г марихуаны).

Кинолог сажает собаку у левой ноги, левой рукой зажимает ей морду, а правой рукой подносит апортировочный предмет к мочке носа собаки и дает команду «нюхай». После трехразового обнюхивания предмет бросают на виду у собаки на 5–10 м. Через 5–10 сек. дрессировщик подает ей команду «ищи, апорт». После выполнения собакой приема, кинолог поощряет ее командой «хорошо», поглаживанием и игрой предметом, содержащим наркотическое средство. Упражнение повторяется 6–8 раз.

Когда апортировка предметами с запахом наркотиков станет любимым занятием собаки, кинолог постепенно начинает увеличивать интервал между броском и пуском собаки, а команда «апорт» заменяется на команду «ищи».

Тренировка с увеличением интервала между броском апорта и пуском собаки дает возможность легко перейти к поиску замаскированного предмета, содержащего запах наркотика. Первоначально этот предмет прячется на близком расстоянии от места посыла собаки, а затем постепенно это расстояние увеличивается до 30 метров и более. За одно занятие выполняется 3–4 подхода по 6–8 повторений. Каждый раз, когда собака обнаружит предмет, кинолог должен поиграть с ней, пытаясь отнять найденный предмет.

Задачу можно считать решенной, если собака по команде «ищи» активно ищет в траве (снегу, кустах, за складками местности) предметы с запахом наркотических средств и подносит их к кинологу.

Требования к организации занятий на первом этапе дрессировки собак.

1. Занятия проводить не реже 3–4 раз в неделю продолжительностью 2–4 часа.

2. Собака должна быть полуголодной.

3. Выработку общедисциплинарных приемов у собак на этих занятиях не проводить.

4. Контейнеры используются для закладки предметов с наркотиками только один раз, после чего они должны тщательно мыться, дезодорироваться, подвергаться кварцеванию.

5. Собака обязательно должна брать и подавать кинологу запахоноситель наркотика, так как систематическое исключение из условно-рефлекторной цепи элемента подачи может привести к разрушению выработанного рефлекса поиска.

6. Активизация работы собаки осуществляется посредством:

— игры;

— хорошего кормления;

— ласкового обращения.

Второй этап дрессировки — основной.

Задача этапа: Совершенствование условного рефлекса поиска различных пред-метов-запахоносителей наркотических веществ в разнообразных условиях. Во втором этапе вводятся следующие усложнения:

1. Поиск запахоносителей в чемоданах, сумках, посылках.

2. Поиск запахоносителей на местности, в помещениях, грузах, транспорте.

3. Увеличение количества закладок с наркотиком до 2–3 штук.

4. Приучение собаки к досмотру предметов багажа при отсутствии в них запа-хоносителя с наркотиком.

Поиск наркотических веществ в чемоданах, сумках, посылках.

Существуют два основных способа приучения собаки к поиску и обозначению спрятанного наркотического вещества в багаже.

Упражнение 1.

На площадке размером 3 на 10 метров раскладываются 4–5 контейнеров (чемоданов, сумок и других предметов). Под один из контейнеров заранее делается зак-ладка. с наркотическим веществом так, чтобы край закладки на 1–2 мм выглядывал из-под контейнера. Давность закладки — до 3 минут.

Кинологе собакой подходит к площадке и останавливается на расстоянии около 3 метров от нее. Определив направление ветра, он достает апортировочный предмет с запахом наркотического вещества и, дав его занюхать собаке, делает замах и имитирует бросок предмета в направлении контейнеров. Затем, незаметно спрятав апортировочный предмет, кинолог посылает собаку на поиск закладки командой «ищи» (собака находится на коротком поводке). Кинолог должен направить собаку на поиск закладки с наркотиком с подветренной стороны и добиться проверки собакой всех расставленных контейнеров. При обнаружении собакой закладки кинолог придавливает рукой или ногой искомый контейнер и, поощряя собаку командой «хорошо», добивается от нее лая или обозначения лапами. Как только собака залает или обозначит закладку лапами, кинолог отпускает контейнер и разрешает собаке достать апортировочный предмет, поощрив после этого собаку командой «хорошо» и (обязательно) игрой с найденным апортом.

Упражнение 2.

Условия закладки такие же, как для первого способа.

Кинолог с собакой выходит в исходное положение в 3 метрах от площадки с разложенными контейнерами. Дав собаке занюхать апортировочный предмет 2–3 раза, кинолог бросает его стоящему в начале площадки помощнику Помощник, поймав апортировочный предмет, с подветренной стороны ускоренным шагом обходит каждый контейнер по очереди и имитирует закладку.

После этого основная задача — незаметно для собаки спрятать апортировочный предмет себе в карман или в другое место и уйти с площадки.

Кинолог, взяв собаку на короткий поводок, посылает ее на поиск командой «ищи», добиваясь проверки собакой каждого контейнера. При обнаружении закладки кинолог действует так же, как при приучении собаки поиску наркотических веществ первым способом.

Необходимо учесть, что второй способ не подходит для собаке преобладающими ориентировочной и активно-оборонительной реакциями поведения, так как в этом случае они будут сильно отвлекаться на помощника и искать его, а не закладку.

На поиск спрятанных предметов собака посылается в обоих случаях командой «ищи», которая произносится сначала в полный голос в приказной интонации, затем вполголоса и, наконец, шепотом. Эту команду необходимо подавать только тогда, когда собака пускается на поиск наркотических веществ. В результате команда «ищи» для собаки становится условным сигналом к поиску наркотиков. С этого времени уже не требуется перед пуском собаке на поиск давать ей занюхивать наркотики или активизировать ее действия при помощи помощника: теперь достаточно только команды «ищи».

По мере выработки у собаки стойкого условного рефлекса поиска предмета с запахом наркотических веществ, спрятанного под контейнер, вводятся следующие усложнения:

— количество контейнеров увеличивают до 6–8 штук;

— изменяются места закладки с наркотиками, сначала их прячут под крышку контейнера, а затем и вовнутрь (при размещении апортировочного предмета внутри контейнера давность закладки увеличивается до 8–10 минут);

— пуск собаки на поиск наркотических веществ производится без поводка.

Особенности поиска наркотических веществ на местности.

По заданию кинолога на заранее определенном избранном участке местности помощник разбрасывает 3 предмета с запахом наркотика. Через 10–15 минут после этого кинолог с собакой подходит к середине передней границы участка и сажает ее у левой ноги. Присоединив длинный поводок, он подает команду «ищи» жестом, посылающим собаку на обыск местности в направлении ближайшего предмета, и сам следует за ней, управляя поводком. Как только собака обнаружит и поднимет предмет, кинолог забирает его и поощряет собаку игрой с этим предметом и командой «хорошо», после чего кладет его в полиэтиленовый пакет. Затем это упражнение повторяется еще два-три раза.

В том случае, если собака, обнаружив предмет, не поднимает его, то кинолог обязан посадить ее у этого предмета, поощрить командой «хорошо», а затем послать в направлении следующего предмета.

Конечная цель этих действий — выработать у собаки условный рефлекс поиска и обозначение предметов с запахом наркотика. После окончания упражнения собаке предоставлять отдых 10–15 минут.

На 4-часовом занятии упражнение повторяется до 6 раз. Впоследующем приучают собаку садиться у места обнаружения наркотического вещества и подавать голос. Для усложнений условий поиска необходимо использовать различные препятствия и естественные преграды, раскладывать предметы с наркотиками на лестнице, буме, на почве и других местах.

Помимо этого, у собаки вырабатывается навык активного зигзагообразного поиска. Используются предметы разнообразной величины и формы, изменяется концентрация запаха наркотика, вещи прячут в камни, закапывают в землю и т. д.

Для развития у собаки навыка пользоваться верхним чутьем часть закладок с наркотическими веществами следует делать на кустах, ветках невысоких деревьев и т. п. Сначала на уровне ее морды, затем выше, постепенно увеличивая высоту до предельной отметки.

Особенности поиска наркотических веществ в помещениях.

Параллельно с обыском местности собак приучают к поиску наркотических веществ в различных помещениях. Этот прием можно разделить на две части:

— первая — приучение к поиску наркотических веществ снаружи зданий;

— вторая — приучение к поиску наркотических веществ внутри зданий. Приучение к поиску наркотических веществ снаружи здания следует начинать от его фундамента, постепенно увеличивая высоту закладки до уровня подоконника. Вследствие достаточной простоты данного приема ему отводится ограниченное количество времени, однако он обеспечивает мягкий переход к упражнению поиска внутри здания.

Приучению собаки к поиску наркотического вещества внутри здания должны предшествовать подготовительные упражнения:

— ознакомление со всевозможными помещениями и постепенное приучение к безразличному отношению к раздражителям, встречающимся в них;

— приучение собаки подниматься на чердаки и спускаться в подвалы. Первоначально упражнение начинается с того, что кинолог подводит собаку к помещению, дает ей обнюхать предмет с запахом наркотика и на виду у собаки передает его помощнику, который прячет этот предмет в помещении. Затем помощник быстро выходит из помещения, после чего кинолог командой «ищи» посылает собаку в помещение на поиск спрятанного предмета. При обнаружении предмета с наркотиком специалист поощряет собаку командой «хорошо» и игрой с найденным предметом. Упражнение повторяется 5–6 раз за одно 4-часовое занятие. Если вначале предметы с запахом наркотика следует прятать в местах, доступных для собаки, то в дальнейшем рекомендуется их размещать таким образом, чтобы она не могла их достать. При обнаружении собакой места укрытия апорта кинолог сажает ее около предмета и командой «голос» вызывает проявление лая, затем поощряет собаку.

На последующих занятиях необходимо добиваться от собаки, чтобы она самостоятельно садилась у обнаруженного апорта и подавала голос. Перед приучением собаки к обыску помещений у нее предварительно вырабатывается прием «отказ от корма».

Особенности поиска наркотических веществ в транспортных средствах.

Первоначальные упражнения по приучению собаки к обыску транспортных средств сводятся к выработке у нее нейтрального отношения к легковым и грузовым машинам, а также поездам и самолетам. Для этого кинолог с собакой должен регулярно прогуливаться около них, подходить к ним, а также входить с собакой в машину, поезд, самолет. Если у нее проявляется боязнь к транспортному средству, специалист обязан успокоить животное.

В том случае, если это не помогает, поступают следующим образом: возбудив собаку одной из ее любимых игрушек, на виду у нее бросают игрушку внутрь машины или под нее. Затем собаку посылают командой «апорт» за игрушкой, и как только она принесет ее, кинолог поощряет животное игрой, командой «хорошо» и поглаживанием.

Только после того, как собака перестанет бояться различных транспортных средств, следует переходить к поиску наркотических веществ в транспортных средствах.

Делается это следующим образом: кинолог подводит собаку к автомашине и дает собаке обнюхать апортировочный предмет. После этого помощник забирает предмет и на глазах у собаки прячет его где-нибудь в автомобиле так, чтобы она могла взять его самостоятельно.

Кинолог подает команду «ищи» и посылает ее на поиск. Первоначально он производится на поводке, при этом специалист жестом указывает на различные места автомашины с тем, чтобы привлечь внимание собаки и заставить ее активно вести поиск.

При обнаружении собакой предмета с запахом наркотика кинолог играете ней этим предметом. Данное упражнение повторяется 3–4 раза за одно 4-часовое занятие.

По мере закрепления у собаки навыка ее пускают на поиск без поводка. Упражнение постепенно усложняется, наркотик прячут в кабине, под мотором и в других труднодоступных местах.

Изменяется и концентрация наркотиков.

Затем приучают собаку к обыску автотранспортных средств с работающими двигателями. После того, как собака перестала реагировать на работу двигателей и производит обыск заинтересованно, осуществляется переход по приучению собаки к поиску наркотических веществ в самолетах, поездах.

Сначала ее приучают к шуму самолетов и железнодорожных вагонов, затем гуляют с ней: по салону самолета, тамбуру вагонов, заходят в купе и т. д. Как только собака перестала обращать внимание на шум, ее начинают приучать к поиску наркотических веществ в салоне самолета (вагона). При обнаружении предмета с наркотиком собаке предоставляется возможность схватить и поиграть с ним.

Затем собаку выводят из салона самолета (вагона) и предоставляют ей небольшой отдых, после чего упражнение повторяется снова.

За одно 4-часовое занятие прием повторяется 3–4 раза. В дальнейшем наркотик прячут в различные места салона самолета или вагона (в обшивку, на полку над сиденьями и т. д.).

Посадочные места для пассажиров в самолетах, автобусах и поездах схожи. Вариант осмотра «горизонтальная восьмерка» считается наиболее удобным. Он заключается в следующем: сначала собака посылается на осмотр пола самолета (вагона) слева от кинолога, затем на осмотр стенки. Стоя на сиденьи, собака должна осмотреть полку над головой и сиденье, на котором она стоит. Пересекая проход вправо, собака должна провести осмотр в том же порядке. После этого кинолог делает шаг назад и направляет собаку на осмотр следующего ряда, повторяя весь процесс заново. Это позволяет довольно тщательно осмотреть салон в минимально возможные сроки.

Кинолог наблюдает за поведением своей собаки и в случае необходимости оказывает ей помощь.

В конце второго этапа дрессировки наркотические вещества добавляются в объекты с присутствием в них пищевых продуктов. При этом пищевые продукты закладываются по степени их привлекательности для собак (например: крупы, хлеб, вареное мясо, мясокопчености, сырое мясо).

При отвлечении собаки на запах продуктов кинолог должен переключить ее внимание на поиск наркотических веществ посредством подергивания за поводок и командой «нюхай» в подаваемой приказной интонации. Данный прием отрабатывается, когда собака находится в сытом состоянии.

Постепенно закладки с наркотическим веществом маскируются в сигаретах, табаке, чае, сухих травах и других остро пахнущих веществах. При этом необходимо следить за тем, чтобы эти вещества и замаскированные в них наркотики находились в упаковке, а не в открытом виде. В противном случае вдыхание частиц табака, травы и других веществ может привести к раздражению слизистой оболочки обонятельного анализатора собаки и временной (а иногда и полной) потере ею обоняния.

При выполнении данного приема первоначальная доза наркотического вещества должна быть гораздо большей, чем доза маскирующего вещества (примерно в соотношении 3:1). В процессе последующих занятий доза наркотического вещества уменьшается, а доза маскирующего вещества увеличивается, и к окончанию второго этапа соотношение этих средств в закладке должно быть примерно 1:5.

Требования, предъявляемые к организации занятий на втором этапе дрессировки:

— занятия проводить не реже 3–4 раз в неделю продолжительностью 3–4 часа;

— совершенствование всех навыков осуществлять в условиях, приближенных к реальной службе с постепенным вводом усложнений;

— дрессировку собак следует чередовать по принципу сытый-полуголодный желудок;

— ввод (ознакомление) новых обстановочных раздражителей необходимо осуществлять осторожно, с учетом особенностей поведения собаки;

— управление собакой осуществляется с помощью короткого поводка и лишь в отдельных случаях — без поводка;

— не допускать занятий по общей дрессировке после приучения собак к поиску наркотиков. Выполнение приемов «сидеть» и «рядом» осуществлять без применения механических и болевых раздражителей.

Третий этап дрессировки — заключительный.

Задача этапа: Совершенствование у собак навыка поиска наркотических веществ до безотказного их выполнения в реальных условиях службы.

На этом этапе вводятся следующие усложнения:

— закачка запаха наркотических веществ в чемоданы, посылки и другие вещи с помощью шприца;

— приучение собаки к работе в сложных условиях, в том числе в различное время суток;

— приучение собаки к поиску наркотических веществ по комплексному запаху;

— постепенное переключение собаки на поиск наркотиков в широком диапазоне;

— маскировка наркотических веществ (табаком, остро пахнущими веществами и т. д.);

— периодический пуск собаки на досмотр при отсутствии запахоносителя с наркотиком;

— переключение на поощрение собаки только командой «хорошо».

Занятия на третьем этапе по отработке всех специальных навыков у собаки должны проводиться в условиях, близких к реальным, т. е. на вокзале, КПП, в аэропорту, на пристани, в автобусе, камере хранения, почтовом отделении и т. д.

Закачка запаха наркотических веществ шприцем в реальные вещи пассажиров осуществлять лицам, не связанным с дрессировкой собак. При обнаружении собакой вещей с закачанным запахом наркотического вещества она должна поощряться командой «хорошо» и игрой с заранее подготовленным апортировочным предметом, который кинолог незаметно подкладывает под искомую вещь.

В заключение дрессировки особое внимание следует уделить приучению собаки к работе в сложных условиях обстановки (как правило, в тех условиях, в которых собаке предстоит работать). Занятие необходимо проводить в разное время суток, при любых погодных условиях и на различных участках местности.

Режим занятий: тренировка (днем) — занятия (вечер, ночь) — отдых (день) — тренировка (вечер, ночь) — занятия (день) и т. д.

Необходимо продолжать маскировку наркотических веществ в пищевых продуктах, табаке, парфюмерных средствах и т. д. Наиболее сложно собаке обнаружить наркотик в кофе, т. к. вдыхание запаха кофе действует возбуждающе на нервную систему собаки. Подобным образом действуют на собаку и некоторые химические вещества. Поэтому, если в вещах, предназначенных для досмотра, они имеются, применять собаку нужно только в крайнем случае.

Продолжается маскировка наркотических веществ сильно пахнущими веществами.

Требования к организации занятий:

1. Занятие проводить 2–4 раза в неделю в различное время суток и при различной погоде в условиях реального применения собак на КПП.

2. Непрерывность работы собаки от 10 до 50 минут (в зависимости от ее индивидуальных особенностей) с последующим предоставлением отдыха 10–15 минут.

3. Исключить занятие по общему курсу дрессировки или проводить их только по необходимости.

4. Поощрение собаки производить только командой «хорошо» и лишь периодически:

— лакомством;

— игрой с предметом, имеющим запах наркотического вещества.

ГЛАВА 13. МЕТОДИКА ПОДГОТОВКИ СОБАК К ОБЫСКУ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ.

Общие положения.

Подготовка собак к обыску транспортных средств и находящихся в них грузов осуществляется на специально оборудованной площадке с использованием трех макетов транспортных средств (автомобиля или вагона, рис. 28), изготовленных в натуральную величину и имеющих ряд особенностей в строении кузова (рис. 29).

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 28. Площадка для подготовки собак к обыску транспортных средств.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 29. Макет автомобиля.

Примечание:

— люки оборудуются съемными крышками;

— на каждый люк изготавливается по 6 реек размерами 600х100х20 мм;

— для имитации груза применяются палочки диаметром 25–30 мм и длиной 300 мм, ими заполняется весь объем ящиков.

Она включает в себя четыре этапа: подготовительный, начальный, основной и заключительный.

Первый этап дрессировки — подготовительный.

Задачи этапа:

1. Выработать у собак стойкий условный рефлекс сильного проявления активно-оборонительной реакции на человека, одетого в дрессировочный костюм.

2. Приучить собак к безбоязненному передвижению по верху и внутри кузова макета автомобиля.

Обе задачи решаются параллельно друг другу.

Для проведения тренировок по первой задаче следует использовать не только часы, отведенные учебной программой на дрессировку собак, но и время, предусмотренное распорядком дня на кормление животных и уходом за ними.

Цели второй задачи достигаются на плановых занятиях, предусмотренных учебной программой и расписанием занятий.

Упражнения для решения первой задачи.

Упражнение 1.

Учебная обстановка. На заранее подобранном участке местности в укрытии располагается помощник, одетый в дрессировочный костюм, который имеет с собой прут (хлыст) и тряпку. В 7–10 метрах от него дрессировщики, по одному или группой до 4 человек, выгуливают собак на коротких поводках.

Практические действия. По сигналу руководителя занятия помощник в дрессировочном костюме, энергично размахивая руками, с криком появляется из укрытия. Дрессировщик подает собаке команду «фас» и, удерживая ее на поводке, устремляется к появившемуся раздражителю. Помощник, имитируя испуг, отступает от собаки, двигаясь все время по кругу. Отступая, он энергично отбивается от животного прутом (хлыстом) и тряпкой, при этом периодически вскрикивает как бы от страха и боли, а достигнув своего укрытия, тут же скрывается и затихает. В поле зрения собаки помощник должен находиться не более 1,5–2,0 минут. Очередной раз упражнение повторяется через 30–40 минут.

Упражнение 2.

Учебная обстановка. Время, отведенное для кормления собак. Животные находятся в вольерах. Перед кабинами на дорожке стоят бачки с кормом, рядом располагаются дрессировщики.

Практические действия. По сигналу руководителя занятий помощник, одетый в дрессировочный костюм, имея в руках прут (хлыст) и тряпку, с криком выбегает на площадку перед вольерами. Размахивая ими и периодически вскрикивая, он мечется перед собаками, нанося прутом (хлыстом) и тряпкой удары по решетке, имитирует нападение на дрессировщиков и похищение стоящих рядом с ними кормушек. В поле зрения собак помощник находится не более 1,5–2,0 минут. Упражнение должно регулярно повторяться перед каждым кормлением.

Первая задача считается решенной, если собака при виде даже спокойно стоящего человека, одетого в дрессировочный костюм, неудержимо рвется с поводка в его сторону, а будучи отпущенной, с яростью набрасывается на него.

Упражнение для решения второй задачи.

Учебная обстановка. Площадка для подготовки собак к обыску транспортных средств. Все люки и лазы макетов открыты, на верхних настилах ничего нет. Дрессировщики, удерживая собак на коротких поводках, располагаются перед первым макетом в одношеренговом строю.

Практические действия. По команде руководителя занятия или его помощника дрессировщики с собаками на поводках поочередно поднимаются по лестнице на эстакаду, с нее по откидному мостику переходят на макет, далее через один из верхних люков проникают вовнутрь кузова и через лаз, оборудованный в его заднем борту, выходят наружу. От первого макета они идут ко второму, потом к третьему, затем снова к первому и т. д. На каждом макете упражнение повторяется полностью (рис. 30).

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 30. Последовательность передвижений специалистов с собаками и помощников на занятиях по подготовке собак к обыску транспортных средств по условиям 1-го этапа.

Примечание: — — — — маршрут движения дрессировщика с собакой.

Для приучения собаки спокойно и уверенно проникать вовнутрь кузова автомашины дрессировщики могут использовать: подражательный метод, лакомство, апортировочные предметы, любимую для животного игру, а также силу привязанности собаки к своему хозяину.

Вторая задача считается решенной, если собака по команде дрессировщика «вперед» самостоятельно поднимается по лестнице на эстакаду, с нее по откидному мостику переходит на макет, безбоязненно передвигается по верхнему настилу кузова, смело прыгает во все его люки и лазы.

Второй этап дрессировки — начальный.

Задача этапа: Добиться от собаки смелого и активного ведения борьбы с помощником внутри кузова макета автомобиля.

Упражнение.

Учебная обстановка. Площадка для подготовки собак к обыску транспортных средств. Все люки и лазы макетов открыты, на верхних настилах ничего нет. Помощник в дрессировочном костюме, имея в руках прут (хлыст) и тряпку в руках, затаился на среднем настиле первого макета. Рядом с макетом, перед лестницей эстакады, находится дрессировщик с собакой на коротком поводке.

Практические действия. По сигналу руководителя занятия помощник в дрессировочном костюме показывается в люке верхнего настила кузова, при этом он периодически вскрикивает, имитируя испуг, и одновременно размахивает руками. Дрессировщик, увидев его, подает собаке команду «фас» и, бросив поводок, пускает ее вверх по лестнице. Помощник, не переставая кричать, опускается на средний настил и отползает в сторону от люка. Как только собака прыгнет в люк и вступит с ним в борьбу, специалист тут же следует за ней. Помощник активно оказывает сопротивление собаке, наносит ей удары прутом (хлыстом) и тряпкой, переползает по настилу с места на место и продолжает периодически вскрикивать, демонстрировать страх и боль. Кинолог поощряет и поддерживает агрессивную активность собаки командами «фас» и «хорошо». Помощник прекращает борьбу с собакой и затихает только после команды дрессировщика «стой».

Как только помощник прекратил сопротивление, специалист подает собаке команду «дай» и силой забирает ее от помощника и через лаз в заднем борту кузова выходит с ней из макета, а затем и с площадки. Отработав указанные упражнения со всеми собаками на первом макете, помощник тут же перемещается во второй макет, потом в третий, затем снова в первый и т. д. Из макета в макет он переходит скрытно от животных, пользуясь при этом лазом в заднем борту кузова (рис. 31).

Привлекаются: 2 помощника в дрессировочном костюме; 1 помощник в комбинезоне.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 31. Последовательность передвижений специалистов с собаками и помощников на занятиях но подготовке собак к обыску транспортных средств по условиям 2-го этапа.

Примечание: — — — — маршрут движения дрессировщика с собакой.

……… маршрут движения помощника в комбинезоне.

Задача считается решенной, если собака по команде дрессировщика «вперед» самостоятельно поднимается по лестнице на эстакаду, с нее по откидному мостику переходит на макет, без промедления проникает в люк и активно нападает на спокойно лежащего (сидящего) на среднем настиле помощника, одетого в дрессировочный костюм.

Третий этап дрессировки — основной.

Задача этапа: Добиться от собаки активных действий по расчистке завалов над люками верхнего настила кузова с целью проникновения через один из них к помощнику, находящемуся внутри макета.

Упражнение.

Учебная обстановка. На всех макетах, которые расположены на площадке для подготовки собак к обыску транспортных средств, люки верхнего настила кузова перекрыты двумя рейками. Дверцы лазов закрыты. На средних настилах кузовов первого и второго макетов находятся по одному помощнику, одетому в дрессировочный костюм с прутами (хлыстами) и тряпками в руках. Напротив первого макета, на расстоянии нескольких метров от него, стоит помощник в комбинезоне. У входа на площадку в готовности к действиям размещается дрессировщик с собакой на коротком поводке.

Практические действия. По сигналу руководителя занятия дрессировщик подводит собаку к первому макету, отстегивает поводок и, подав команду «вперед», жестом направляет ее вверх по лестнице. Сам поднимается за ней следом, но, выйдя на верхнюю площадку эстакады, останавливается. Как только собака перешла на макет, кинолог подает ей команду «ищи» и жестом указывает направление поиска. Повинуясь команде, собака должна отбросить (раздвинуть) рейки, прыгнуть в люк и вступить в борьбу с помощником. Как только животное скрылось внутри кузова, дрессировщик следует за ней. При появлении собаки помощник обязан оказывать ей сопротивление, при этом он наносит ей удары прутом (хлыстом) и тряпкой, периодически вскрикивать, имитируя страх и боль, одновременно переползать по настилу с места на место. Специалист поощряет и поддерживает агрессивную активность собаки командами «фас» и «хорошо». По его команде «стой» помощник прекращает борьбу с собакой и затихает. Дрессировщик посредством команды «дай» или силой забирает собаку и через лаз в заднем борту кузова выходит с ней сначала из макета, а затем и с площадки.

Кинологи выполняют упражнения с собаками на площадке поочередно, периодически меняя макеты. После выхода специалиста с собакой из макета помощник, одетый в комбинезон, восстанавливает первоначальное положение реек на люках, а в это время помощник в дрессировочном костюме по сигналу руководителя занятия быстро переходит в следующий макет и прячется на среднем настиле его кузова.

Смена мест нахождения помощников, облаченных вдрескостюмы, производится систематически по следующей схеме: из первого макета исполнитель перемещается во второй, из второго макета находящийся в нем помощник переходит в третий, из третьего — в первый и т. д.

Напоминаю! Переход исполнителей из макета в макет должен осуществляться незаметно от собаки (рис. 32).

Помощники, работающие с собаками внутри макета, должны постоянно менять свое местонахождение на среднем настиле кузова, размещаясь для этого то под одним, то под другим люком.

Стечением процесса дрессировки количество реек над люками постепенно увеличивается, и, в конечном итоге, ими должны закрываться полностью отверстия.

Привлекаются: 1 помощник в дрессировочном костюме.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 32. Последовательность передвижений специалистов с собаками и помощников на занятиях по подготовке собак к обыску транспортных средств по условиям 3-го этапа.

Примечание: — — — — маршрут движения дрессировщика с собакой.

……… маршрут движения помощника в комбинезоне.

— • — • — маршрут движения помощника в дрессировочном костюме.

Добившись от дрессируемых собак четкого выполнения условий данного упражнения, руководитель занятий переходит к заполнению верхнего настила кузовов небольшим слоем реек, а затем постепенно увеличивает его толщину до 30 см.

Во время дрессировки допускается подача собаке команды «ищи» не более двух раз. В целях активизации действий животного помощнику рекомендуется издавать различные звуки, похожие на те, которые возникают у человека при испуге.

Задача считается решенной, если собака по команде дрессировщика «ищи» активно принюхивается, передвигаясь по всей площади кузова, а при обнаружении помощника энергично разгребает рейки, активно проникает в люк и нападает на лежащего (сидящего) на среднем настиле помощника.

Четвертый этап дрессировки — заключительный.

Задачи этапа:

1. Добиться от собаки четкого дифференцирования пустых и «заряженных» макетов.

2. Все ранее выработанные на первых трех этапах дрессировки условные рефлексы у собаки довести до навыка.

Упражнение Учебная обстановка. Площадка для подготовки собак к обыску транспортных средств. Весь верхний настил кузовов макетов плотно засыпан 30-сантиметровым слоем реек. На среднем настиле одного из макетов располагается помощник, одетый в дрессировочный костюм с прутом (хлыстом) и тряпкой в руках. Напротив первого макета на расстоянии нескольких шагов от него находится помощник в комбинезоне.

Практические действия. По сигналу руководителя занятия на площадку выходит дрессировщик с собакой, удерживая ее на коротком поводке. Место нахождения искомого помощника ему известно. Поочередно посылая собаку на каждый из трех макетов, кинолог с эстакады подает ей команду «ищи» и жестом указывает направление поиска. Эта команда подается перед пуском собаки на каждый очередной макет и только один раз. Если животное разбрасывает (разгребает) рейки на том макете, где нет помощника, дрессировщик ее действия не пресекает, но и не поощряет. Проникшую в пустой кузов собаку он возвращает назад командой «ко мне» и подтягиванием ее за ошейник через расчищенный ею люк.

Если она разгребает (разбрасывает) рейки на макете, внутри которого затаился помощник, дрессировщик, наоборот, поощряет ее командой «хорошо» и незамедлительно следует за ней вовнутрь кузова, где их действия повторяют схему второго и третьего этапов дрессировки.

Деятельность помощника в комбинезоне аналогична его работе на третьем этапе дрессировки (рис. 33).

После обыска трех макетов кинолог уводит собаку с площадки. На исходное положение выходит очередной дрессировщик. Упражнение повторяется заново.

За одно занятие собака обязана обыскать от 30 до 45 макетов, из них лишь в транспортных средствах должны учитываться помощники.

Во время занятий помощники в дрессировочных костюмах не должны показываться в поле зрения собаки.

Первая задача считается решенной, если животное заинтересованно обыскивает как минимум 45 макетов и безошибочно обнаруживает помощника, а на пустые макеты не реагирует совсем.

При решении второй задачи этого этапа предыдущее упражнение остается неизменным. В него лишь вводятся следующие усложнения:

1. Помощник в дрессировочном костюме размещается на дне кузова.

2. Поверх реек, уложенных на верхнем настиле кузова макета, набрасываются в беспорядке ящики.

3. Под макетом и рядом с ним устанавливаются открытые емкости с резко пахнущими веществами (бензином, керосином, солярным маслом, ацетоном и т. д.).

Каждое усложнение сначала вводится отдельно от всех остальных и, только будучи хорошо освоенным собакой, может быть использовано в комплексе.

Вторая задача считается решенной, если собака при обыске как минимум 45 макетов безошибочно находит всех спрятавшихся в них помощников, а на пустые транспортные средства не реагирует.

Привлекаются: 3 помощника в дрессировочном костюме;

1 помощник в комбинезоне.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Рис. 33. Последовательность передвижений специалистов с собаками и помощников на занятиях по подготовке собак к обыску транспортных средств по условиям 4-го этапа.

Примечание: — — — — маршрут движения дрессировщика с собакой.

……… маршрут движения помощника в комбинезоне.

— • — • — маршрут движения помощника в дрессировочном костюме.

Норматив подготовки кинолога и надрессированности служебной собаки в обыске транспортных средств (вариант).

Для определения уровня подготовки дрессировщиков и степени надрессированности закрепленных за ними собак по приему «обыск транспорта» целесообразно использовать следующий норматив.

На площадке для подготовки к обыску транспортных средств дрессировщику предлагается, применив собаку, решить 10 вводных, каждая из которых включает в себя поочередный обыск трех макетов с целью обнаружения в одном из них укрывшегося помощника.

При этом все люки макетов плотно закрыты крышками. Верхние настилы заложены 30-сантиметровым слоем реек, поверх которых хаотично навалены деревянные ящики. Под макетами и возле них установлены открытые емкости с резко пахнущими веществами (бензином, керосином, солярным маслом, ацетоном и т. п.). На дне кузова одного из транспортных средств прячется помощник в дрессировочном костюме. Собака пускается на обыск 10 раз, в ходе каждого такого подхода она должна поочередно обследовать все три макета.

Из 30 макетов, которые в общей сложности обязана обыскать собака, не менее чем 27 из них должны быть пустыми.

На решение одной вводной отводятся: для специалиста 3-го класса — 3 минуты, 2-го класса — 2,5 минуты, 1-го класса — 2 минуты.

Вывод по результатам обыска животным каждого макета дрессировщик формулирует одним словом: если макет пустой — «выпускаю»; если с помощником — «задерживаю».

«Задержание» пустого макета, а равно и «выпуск» макета с помощником оцениваются как невыполнение норматива.

ГЛАВА 14. МЕТОДИКА ПОДГОТОВКИ СОБАК ДЛЯ ПОИСКА ВЗРЫВЧАТЫХ ВЕЩЕСТВ И ИНЖЕНЕРНЫХ БОЕПРИПАСОВ.

Общие положения.

Поиск и обнаружение взрывчатых веществ (далее ВВ) и инженерных боеприпасов является одной из важнейших задач, стоящих перед органами и войсками МВД России в современных условиях обстановки. К сожалению, ученые и технические специалисты пока не сумели создать приборы, позволяющие быстро и эффективно выявлять взрывные устройства. Поэтому самым надежным средством, способным в короткие сроки отыскать замаскированные ВВ или инженерные боеприпасы, по-прежнему остаются специально подготовленные служебные собаки. Основными причинами использования именно собаки в качестве биодетектора запахов ВВ служат высокие разрешающие возможности ее обонятельного аппарата, а также способность этого животного в короткие сроки и надолго усваивать требуемые действия. В то же время следует помнить, что не всякую собаку можно использовать в качестве минно-розыскной. Для того, чтобы животное стало действенным инструментом в руках кинолога, его сначала подбирают с учетом служебного предназначения, а затем организуют соответствующую подготовку.

Опыт дрессировки и применения минно-розыскных собак в органах внутренних дел и во внутренних войсках свидетельствует о необходимости осуществления поэтапного их отбора как перед началом подготовки, так и в процессе его проведения. Наиболее оптимальный вариант отбора собак для минно-розыскной службы указан в таблице 10.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ

Таблица 10. Последовательность отбора собак для минно-розыскной службы.

Специалисты-кинологи, организуя отбор собак для минно-розыскной службы, обязаны особое внимание обращать на состояние их здоровья и обоняния. При этом проверку здоровья собак должен проводить непременно ветеринарный врач, который в ходе их осмотра оценивает упитанность животных, состояние кожного и волосяного покрова, слизистых оболочек глаз, ротовой и носовой полости; проверяет температуру тела, а также осуществляет другие аналогичные действия. Для проверки остроты обоняния собак имеется несколько методик, из которых наибольшее внимание привлекает методика, разработанная доктором биологических наук Корытиным С. А. (ВНИИОЗ, г. Киров). В ее основу положен принцип дозирования запаха с помощью различного количества фильтров. В общих чертах суть методики заключается в следующем: животному предлагается три или более одинаковых непрозрачных сосуда, входящих в комплект ольфактометра, в верхней части каждого из которых имеется отверстие. В одном из сосудов помещен источник запаха. Собаке нужно его найти. Правильный выбор подкрепляется пищевым поощрением. Затем отверстия во всех сосудах закрываются фильтрами и собаке вновь предлагается выбрать сосуд с носителем запаха. За обнаружение его собака снова поощряется. Постепенно число заложенных фильтров увеличивается с целью выяснения их предельного количества, через которое собака способна обнаружить кусочки мяса (приманки). Опыты повторяются до тех пор, пока собака не в состоянии сделать правильный выбор. Максимальное количество фильтров, которое удалось пронюхать собаке в поисках запаха, как доказывают проведенные исследования, может служить показателем остроты обоняния данной собаки.

Помимо этого, установлено, что собаки с более острым обонянием имеют ряд особенностей в поисковом поведении: быстрее находят сосуд с источником запаха, чаще обнаруживают запах на расстоянии от источника, не тратя времени на выбор. У таких собак быстрее вырабатываются и закрепляются условные рефлексы на поиск запаха, они быстрее привыкают к новой обстановке, чем собаки с плохим обонянием.

В качестве критерия оценки активности поиска собаки рассматривается: «умение» собаки использовать свой обонятельный анализатор (тщательность принюхивания, четкость дифференцировки сосудов ольфактометра), быстрота обнаружения приманки, степень сохранения работоспособности на протяжении опыта.

Экспериментальным путем установлено, что минно-розыскные собаки, сдавшие испытания на диплом I и II степени, в среднем обнаруживают приманку в ольфактометре через 26 фильтров за 1 минуту. Поэтому напрашивается вывод, что для минно-розыскной службы целесообразно отбирать собак, которые способны обнаруживать приманку не менее чем через 26 фильтров за 1 минуту.

Другой важной задачей в деятельности специалистов-кинологов является процесс обучения собак поиску и обнаружению ВВ и инженерных боеприпасов. На сегодняшний день в органах и войсках МВД России нашли применение и широко используются две основные методики подготовки минно-розыскных собак. Первая — регламентирует формы и методы дрессировки войсковых минно-розыскных собак, вторая — раскрывает особенности подготовки собак для выявления ВВ и взрывных устройств в ходе осуществления оперативно-розыскных мероприятий органами внутренних дел. При этом основная цель указанных методик в обоих случаях заключается в том, чтобы дать возможность соответствующим специалистам организовать подготовку минно-розыскных собак на высоком качественном уровне, вырабатывать у них навыки безотказного поиска и обнаружения взрывчатых веществ в любых условиях обстановки.

Помимо единой цели, названные методики имеют общее назначение, которое заключается в приучении собак искать заряды ВВ по их комплексному запаху и обозначать обнаруженное взрывное устройство определенным сигнальным действием (посадкой или укладкой). Данные навыки вырабатываются у служебных собак на базе врожденной поисково-обонятельной и пищевой реакций, с использованием вкусопоощрительного и контрастного методов дрессировки. Применяемые в этом случае раздражители подразделяются на условные:

— основные: команда «ищи» и жест рукой в направлении поиска;

— вспомогательные: команда «хорошо» и «фу»;

— дополнительные: команда «сидеть», «голос», «лежать»;

— безусловные: запахи взрывчатого вещества, комплексные запахи взрывных устройств, лакомство, поглаживание и другие.

Научные и методические основы дрессировки минно-розыскных собак по выработке у них навыков поиска ВВ как специфического источника и носителя запаховой информации подробно изложены в первой части настоящего учебника.

И еще одно обязательное условие — подготовка собак для обнаружения ВВ и инженерных боеприпасов должна начинаться только после того, как животные приобрели и прочно закрепили в своей памяти приемы общего послушания, позволяющие надежно управлять их поведением.

Методика подготовки войсковых минно-розыскных собак.

Предлагаемая методика оформилась сразу после окончания Великой Отечественной войны и нашла широкое применение в последующие годы. В соответствии с ней осуществлялась подготовка минно-розыскных собак для ограниченного контингента Советских войск в Афганистане, на ее базе готовились служебные собаки для применения в горячих точках.

Обучение собак поиску и обнаружению ВВ и инженерных боеприпасов основывается на заинтересованности животных в получении пищи. В ходе дрессировки минно-розыскных собак у них вырабатывают прочный навык, включающий четыре основных элемента:

— первый — приучение собаки отходить от кинолога по команде «ищи» и жесту рукой в сторону поиска;

— второй — обыск собакой участка местности шириной по фронту 6–8 м, при этом она должна совершать правильный зигзагообразный поиск, где след движения животного удаляется от его соседнего следа не далее 1,5–2 м;

— третий — обнаружение служебной собакой взрывных устройств по их комплексному запаху и четкая дифференцировка этого запаха;

— четвертый — обозначение обнаруженного собакой ВВ или инженерного боеприпаса посредством посадки вблизи него.

Весь процесс подготовки минно-розыскных собак рекомендуется осуществлять в течение четырех периодов обучения. Для каждого периода определяется конкретная цель, а основанием перехода к очередному периоду дрессировки служат результаты контрольной проверки степени и качества усвоения служебной собакой ранее вырабатываемых у нее специальных навыков.

Первый период.

Задача периода: Приучение собаки по команде «ищи» и жесту рукой вести поиск открыто лежащих мин. По времени он рассчитан приблизительно на 30 часов учебных занятий.

Упражнение.

Учебная обстановка. Занятия проводятся на местности, где должны отсутствовать посторонние раздражители (зрительные, запаховые и другие). Перед началом дрессировки минно-розыскных собак оборудуется учебное минное поле, границы которого обозначаются хорошо видимыми указателями (флажки, таблички и пр.). На каждом учебном минном поле раскладывается в шахматном порядке по 6 мин или зарядов ВВ, расстояние между ними 4–10 м.

Практические действия. Кинолог, удерживая собаку на коротком поводке, располагается на границе учебного минного поля. В это время помощник на виду у животного укладывает на каждую мину кусочек мяса, после чего уходит с данного участка. После того, как помощник удалился, дрессировщик подает собаке команду «ищи» и жест рукой в сторону ближайшего заряда ВВ, тем самым побуждая ее к поиску лакомства. При необходимости команда «ищи» может быть подана повторно. В случае, если животное активно устремляется к ближайшей мине, его отпускают на всю длину поводка.

Подход собаки к заряду ВВ обязательно поощряется кинологом путем восклицаний «хорошо» и даче ей лакомства непосредственно с мины. Затем эти действия повторяются специалистом в направлении других мин, расположенных на учебном минном поле.

Пройдя весь участок, кинолог предоставляет собаке 15–20-минутный перерыв, в течение которого помощник вновь раскладывает кусочки мяса на заряды ВВ. Далее движение дрессировщика с собакой по учебному минному полю начинается от его противоположной границы в обратном направлении и точно повторяет все их предыдущие действия.

По мере закрепления у собаки первоначального условного рефлекса на обнаружение лакомства, разложенного на минах, короткий поводок меняется на длинный, что дает возможность кинологу управлять собакой, не сходя с места. Длинный поводок пристегивается к шлейке собаки перед началом занятия на границе учебного минного поля. Закрепив поводок, военнослужащий распускает его, отбрасывая от себя влево и назад, при этом он берет длинный поводок в левую руку на расстоянии 30 см от шлейки. Подав собаке команду «ищи» и жест рукой в сторону ближайшей мины, специалист отпускает ее от себя, постепенно удлиняя поводок, перебирая его руками. Рывки собаки поводком не допускаются. Как только собака обнаруживает мину, кинолог опускает поводок на землю, подходит к ней и поощряет ее лакомством, взятым с заряда ВВ, затем вновь посылает служебную собаку на поиск очередной мины, действуя в том же порядке, что и ранее.

В течение нескольких занятий лакомство раскладывается на мины на виду у собаки. По мере того, как у животного закрепляется рефлекс целенаправленного движения к заряду ВВ, условия упражнения постепенно меняются. Так, кусочки мяса раскладывают в отсутствие собаки перед началом дрессировки, и затем этот элемент совсем исключается из действий помощника.

Дачу лакомства собаке дрессировщик начинает производить сам после того, как она обнаружила мину, при этом он дополнительно поощряет ее командой «хорошо» и поглаживанием. Задача периода считается достигнутой в том случае, когда собака по команде и жесту кинолога отыскивает на учебном минном поле открыто расположенные заряды ВВ.

Второй период.

Задача периода: Приучение минно-розыскной собаки обозначать замаскированный заряд ВВ посадкой. Ориентировочное время, выделяемое для занятий по условиям второго периода дрессировки, — 30 учебных часов.

Упражнение.

Учебная обстановка. Для проведения занятий оборудуется учебное минное поле, граница которого обозначается указками. На этом учебном минном поле раскладываются в шахматном порядке заряды ВВ различных образцов в количестве 8 штук на расстоянии друг от друга 4–10 м. В ходе первых 2–3 занятий мины размещаются открыто, затем наполовину маскируются.

Практические действия. Пуск служебной собаки на поиск мин производится по-прежнему от границы учебного минного поля при помощи команды «ищи» и жеста рукой. Собака управляется длинным поводком. Кусочки мяса на заряды ВВ не раскладываются. При подходе животного к мине кинолог подает команду «сидеть» и закрепляет посадку собаки лакомством, поглаживанием и восклицанием «хорошо». Добившись от собаки четкого выполнения приема «сидеть», дрессировщик посылает ее к очередному заряду ВВ и таким образом он проходит с собакой по всему минному полю. В последующем команда «сидеть» подается специалистом только в том случае, когда собака, обнаружив мину, не сразу выполняет этот прием. Параллельно с этим животное приучают садиться перед зарядом ВВ не ближе 0,5 м от него, а также развивают и закрепляют у собаки выдержку непрерывной посадки, доводя ее до 2 минут.

С этой целью дрессировщик не должен поощрять собаку лакомством сразу после ее посадки, оттягивая это действие по времени до 2 минут. Если она срывается с места, кинолог с помощью команды «сидеть» вновь принуждает животное сесть и только затем дает ей лакомство.

При попытке собаки раскапывать замаскированную мину кинолог обязан в угрожающем тоне подать команду «сидеть».

После 2–3 занятий заряды ВВ должны маскироваться. Вначале маскируют 50% мин, в последующем их количество постепенно доводится до 100%. На первом этапе мины просто прикрывают травой, листьями и т. п., затем их укладывают в лунки и, наконец, закрывают дерном. Места замаскированных мин обозначаются опознавательными знаками (колышки, ветки и т. п.), которые устанавливаются от мины не ближе 0,5 метров.

Расположение зарядов ВВ в шахматном порядке на учебном минном поле способствует приучению собаки к правильному зигзагообразному движению, закреплению этого навыка до автоматизма.

Задача периода считается решенной успешно, если собака по команде кинолога осуществляет поиск замаскированных мин и обозначает обнаружение посадкой на расстоянии 0,5 метра от них.

Третий период.

Задачи периода: Выработать у служебной собаки четкую дифференцировку комплексного запаха мин от других запахов, а также закрепить у нее навыки зигзагообразного движения на минном поле и посадку у мин.

Упражнение.

Учебная обстановка. Ориентировочное время для отработки приемов третьего периода — 40 учебных часов. Учебные минные поля оборудуются на различных участках местности с использованием разнообразных зарядов В В в различных оболочках (металлические, деревянные и др.). Мины укладываются в лунки глубиной до 25 см, на каждом учебном минном поле 10–12 мин. Помимо этого, на всех учебных минных полях оборудуются ложные закладки (до 30% от общего количества установленных зарядов ВВ), которые представляют собой пустые замаскированные лунки или лунки, заполненные предметами, не имеющими запаха ВВ. Место расположения каждой мины обозначают определенными указками (ветками, колышками и т. п.), установленными на расстоянии 0,5 метра от зарядов ВВ. У кинолога должен быть щуп, которым он контролирует работу собаки.

Практические действия. Исходное положение дрессировщика с собакой определяется на расстоянии 10–20 метров от границы учебного минного поля. По команде кинолога «ищи» собака начинает зигзагообразное движение по учебному минному полю. Как только она обозначила найденные мины посадкой, военнослужащий щупом проверяет наличие заряда ВВ. Если действия животного правильные, то оно поощряется. При посадке собаки у ложной лунки дрессировщик командой и жестом побуждает собаку для дальнейшего поиска. Использование команды «фу» в этом случае строго воспрещается.

Закрепив у собаки навык дифференцировки запахов ВВ от других запахов, кинолог приступает к дрессировке животного на учебных минных полях, на которых закладки мин не обозначаются видимыми указками. Контроль за правильностью сигнального поведения минно-розыскной собаки осуществляется только при помощи щупа.

К концу третьего периода дрессировки минно-розыскных собак производится усложнение условий размещения мин, увеличивается глубина их закладки до 36 см, а давность до 1–3 суток, периодически меняются участки местности и способы маскировки зарядов ВВ.

Кинолог может считать, что он выполнил задачу третьего периода, если его собака активно производит поиск мин (зарядов ВВ), при этом чётко дифференцирует запахи ВВ от других запахов, строго зигзагообразно двигается по учебному минному полю и обозначает найденные мины посадкой на расстоянии 0,5 м от места их закладок.

Четвёртый период.

Задача периода: Приучить служебную собаку к поиску и обнаружению мин и инженерных боеприпасов в условиях обстановки, максимально близкой к боевой. Время на отработку этой задачи — примерно 60 учебных часов.

Упражнение.

Учебная обстановка. Установка учебных минных полей организуется на разных участках местности (дороги, арыки, населённые пункты и т. п.), длительность закладки мин в грунте достигает 8–10 суток. Пуск собаки на поиск ВВ должен начинаться за 25–50 м от границы учебного минного поля, а продолжительность их непрерывной работы увеличивается до 30 минут при общесуточной нагрузке до 4 часов. Одним из важных элементов следует считать приучение собаки работать без поводка, периодически сопровождая её действия стрельбой и взрывами.

Практические действия. Дрессировка собак в четвёртом периоде повторяет методику и технику, изложенную в содержании первых трёх периодов.

Таким образом, настоящая методика рассчитана на подготовку войсковых минно-розыскных собак, которую можно организовать в достаточно сжатые сроки и при минимальной учебно-материальной базе.

Методика подготовки минно-розыскных собак для органов внутренних дел.

Предлагаемая методика разработана специалистами Ростовской школы служебно-розыскного собаководства МВД Российской Федерации и нашла широкое применение при подготовке служебных собак для поиска и обнаружения взрывных устройств, ВВ, оружия и боеприпасов.

Подготовку минно-розыскных собак согласно указанной методике целесообразно осуществлять в три этапа.

Первый этап.

Задача этапа: Научить служебную собаку совершать сигнальные действия (посадку или укладку) при обнаружении источника запаха ВВ.

При этом за основу берётся методика подготовки собак для одорологической идентификации.

Упражнение.

Учебная обстановка. Дрессировка минно-розыскных собак проводится на специально оборудованной площадке либо в помещении, где можно разместить по кругу (элипсу) 6 стеклянных банок 0,5 л на расстоянии 1 м друг от друга. Целесообразно, чтобы на площадке (в помещении) отсутствовали посторонние сильные раздражители.

Практические действия. Первоначальная подготовка собаки начинается с приучения её обнюхивать горловины стеклянных банок. Для этого банки на 3/4 объёма набивают бумагой, после чего кинолог, усадив собаку, приступает к раскладыванию в каждую емкость небольших кусочков мяса, оставив пустой только ту, которая расположена непосредственно рядом с животным. Закончив размещение лакомства, дрессировщик подходит к собаке и даёт ей занюхать оставшийся кусочек мяса, а затем на виду у собаки кладёт его в пустую банку.

Взяв собаку на короткий поводок, кинолог подаёт ей команду «нюхай» и жестом ориентирует животное на банки, заставляя собаку подходить и обнюхивать каждую из них. При активном обнюхивании собаке разрешается поедание лакомства, находящегося в банках. Это упражнение повторяется на занятии 3–6 раз с перерывом 5–10 минут.

На последующих занятиях лакомство раскладывается не во все банки, а выборочно. Начиная с 3–4 занятия, бумагой набивается только 30% ёмкостей, в оставшиеся банки (после их промывки горячей водой) помещают разнообразные предметы, не обладающие резким запахом. В отдельную банку укладывают тротиловую шашку весом 200 граммов и поверх шашки кладут лакомство. После завершения этой операции данную банку дают занюхать собаке, а затем незаметно от неё размещают указанную ёмкость в ряду других банок. Пуск собаки на поиск ёмкости с лакомством производится по команде кинолога «нюхай». В ходе управления животным следует контролировать его действия, добиваясь от собаки последовательного и тщательного обнюхивания каждой из стоящих банок. Как только собака своим поведением показала специалисту, что она обнаружила банку с кусочком мяса, он подаёт ей команду «сидеть» и усаживает её рядом с данной ёмкостью. Добившись от собаки правильной посадки, кинолог поощряет её восклицанием «хорошо», поглаживанием и дачей лакомства. В соответствии с изложенной методикой проводятся 2–3 занятия, на каждом из них упражнения повторяются от 5 до 10 раз.

Выработав у служебной собаки рефлекс на поиск и обозначение стеклянной банки, в которой размещены тротиловая шашка и лакомство, специалист должен постепенно перейти к приучению собаки обнаруживать и обозначать посадкой (укладкой) ёмкость со взрывчатым веществом без присутствия в нём кусочков мяса.

По утверждению представителей Ростовской школы СРС МВД России, достижение этой цели возможно в течение 10–15 занятий.

Второй частью первого этапа является приучение собаки тщательно обнюхивать все предметы, расположенные перед ней. Для этого рекомендуют использовать специальные желоба, разделённые на ячейки. Первоначально задействуют два подобных желоба, размещённых параллельно друг другу на расстоянии 1,5 м. Часть ячеек желобов по усмотрению кинолога заполняют разнообразными предметами, имеющими стойкий запах (целесообразно в упаковке), несколько из них оставляют пустыми, а в одну кладут ВВ. Перед применением собаки ей дают занюхать ВВ и, подав команду «нюхай», пускают на его поиск. Правильные действия животного поощряются поглаживанием, восклицанием «хорошо» и дачей лакомства.

Главная цель этих действий — добиться от собаки тщательного обнюхивания всех вещей. Перед каждым очередным ее пуском место размещения ВВ в желобе изменяется. Дрессировку собак по отыскиванию ВВ с использованием желобов проводят в течение 2,5–3 недель. При этом вводятся некоторые усложнения, в частности:

— меняются виды ВВ, их количество и вес;

— осуществляется приучение собаки искать оружие и боеприпасы. Задача этапа считается достигнутой, если специалист сумел выработать у собаки прочный навык поиска, обнаружения и обозначения ВВ в желобе, помещении или на местности.

Второй этап.

Задача этапа: Приучить служебную собаку вести активный поиск ВВ, взрывных устройств, укрытых в багаже, помещениях, транспортных средствах и на местности.

На первой стадии приобретения собакой прочного навыка поиска ВВ в различных укрытиях (багаже, помещении, транспортных средств и т. д.) у нее вырабатывается рефлекс безразличного отношения к окружающим ее раздражителям (шум двигателей, скопление людей и др.).

Параллельно с этим она постепенно приучается обозначать обнаруженное взрывное устройство однообразным сигнальным поведением (посадка или укладка). Очередное усложнение следует вводить только после того, как у собаки основательно закрепился предыдущий прием.

Первоначально управление животным осуществляется при помощи короткого поводка, в дальнейшем без него. Не допускается, чтобы собака стремилась проникнуть к месту укрытия ВВ.

Что касается технологии и последовательности работы специалиста с минно-розыскной собакой по выработке у нее необходимых навыков, они достаточно подробно изложены в содержании первого этапа настоящей методики.

Методика приучения служебной собаки вести активный поиск ВВ на местности идентична методике подготовки войсковых минно-розыскных собак.

Третий этап.

Задача этапа: Подготовить минно-розыскную собаку, способную в реальных условиях оперативно-служебной обстановки вести активный поиск, обнаруживать и обозначать ВВ, взрывные устройства, оружие и боеприпасы.

Чтобы успешно решить эту задачу, необходимо для каждой служебной собаки подбирать индивидуальную схему ввода усложнений. Время для достижения требуемых целей — от 1 до 1,5 месяца. При этом собака должна вести непрерывный поиск ВВ как минимум в течение 30 минут, а общая норма рабочей нагрузки в сутки должна составлять 2–3 часа.

В ходе ведения однократного поиска от минно-розыскной собаки требуется:

— обыскивать открытые участки местности площадью 0,3–0,5 га, помещений площадью 100–150 м2; проверять автомашины (легковые 15–20 единиц, грузовые 8–12 единиц, автобусы 5–10 единиц); пронюхать 200–300 единиц ручной клади.

В ходе подготовки служебных собак по условиям третьего этапа особое внимание обращается на следующее:

— не допустить срыва нервной системы животного, для чего периодически чередовать выполнение собакой трудных и легких упражнений, а также стремиться завершить каждую тренировку обязательным обнаруживанием собакой ВВ;

— регулярно менять места занятий, виды и категории ВВ, условия обстановки и т. п.;

— неукоснительно соблюдать последовательность и системность проводимых с собакой занятий.

Основные правила дрессировки.

Правильная и успешная дрессировка собак зависит не только от знания кинологом основных правил и естественнонаучных основ дрессировки, но и от степени овладения им методикой и техникой приемов практической работы. Успех дрессировки прежде всего зависит от качеств дрессировщика, из которых основными являются: уравновешенность, решительность, настойчивость, терпение, организованность, методичность, наблюдательность и заинтересованность в работе.

Приступая к дрессировке, кинологу необходимо соблюдать следующие основные правила:

1. Дрессировку начинать через несколько (5–7) дней после закрепления собаки; за эти дни следует выявить характер, повадки, особые склонности собаки, установить с ней хороший контакт.

2. Перед каждым занятием ставить себе определенную цель и добиваться ее выполнения всеми доступными способами и средствами.

3. В процессе дрессировки обучение приемам строить так, чтобы вызывать и сохранять заинтересованность всеми доступными способами и средствами.

4. Следить за единообразием подачи команд и жестов, при этом стремиться, чтобы они воздействовали на собаку сильнее, чем другие внешние раздражители.

5. Закреплять каждое правильное действие собаки, совершенное по команде или жесту поощрением.

6. При отработке каждого приема иметь конечной целью выполнение собакой приема по первой команде дрессировщика.

7. Предъявлять собаке только выполнимые требования, учитывая ее индивидуальные особенности.

8. Переходить к усложненным приемам дрессировки лишь после того, как собака усвоит приемы, включающие в себя основы действий усложненного приема.

9. Формирование условных связей у собаки строить на точном соблюдении требований, вытекающих из правил современной этологии, устанавливающих, что раздражитель должен быть применен одновременно с подкреплением или несколько предшествовать ему.

10. В действиях дрессировщика не должно быть шаблона, так как каждая собака требует индивидуального подхода.

Характерные демаскирующие признаки и их учет при разминировании:

1. При минировании дорог и троп:

— следы свежих земляных работ на дорожном полотне, обочинах, кюветах, подпорных стенках и скалах, нависающих над дорогой, дорожных насыпей и выемок;

— наличие отдельных участков на дорогах с твердым покрытием, имеющих нарушение целостности покрытия или отличие цвета отдельных его мест от общего фона полотна дороги, а также насыпного грунта в виде отдельных куч или полос;

— выделяющаяся из общего фона окраска частей сооружения, наличие проводов;

— нарушение однородности и плотности грунта;

— наличие выемок, имеющих правильные геометрические очертания;

— наличие отдельных камней крупного размера, затрудняющих движение и их объезд (обход);

— следы искусственного уплотнения обувью, тромбовки протекторами автомобильных шин.

2. При минировании различных зданий, объектов, сооружений:

— следы свежей штукатурки, глиняной обмазки, бетонирования, нарушения целостности кирпичной кладки или бетонного монолита, окраски или побелки, новая обивка;

— приставленные лестницы-стремянки, подмостки, следы работ по взламыванию и заделке пола, нарушения окраски полов, стен и т. п.;

— вновь поставленные или заново окрашенные плинтуса, следы применения ударных или других инструментов;

— провода, протянутые проволоки и шпагат, остатки тары или упаковки ВВ и мин;

— пустоты в стенах, искусственное захламление, свежая поклейка помещений обоями;

— наличие посторонних тел в канализации и трубопроводах, дымоходах и вентиляционных каналах;

— необычные подключения к электропроводке и телефонным аппаратам, нарушения целостности полов мест, удобных для разведения огня и для отдыха, наличие и необычное расположение материальных ценностей.

3. Для противотанковых одиночных мин, групп мин и минных полей:

— небольшие бугорки и штыри, расположенные в определенной последовательности, просадка грунта над минами;

— отличие маскирующего слоя от общего фона окружающей местности по цвету и размельченности грунта, наличие борозд и ровиков.

4. Для противопехотных минных полей:

— отличие маскирующего слоя от окружающего фона;

— наличие установочных или оттяжных колышков, натянутых над поверхностью шнуров или проволоки.

ГЛАВА 15. МЕТОДИКА ПОДГОТОВКИ КАРАУЛЬНЫХ СОБАК.

Общие положения.

Караульные собаки являются важным средством усиления караулов и войсковых нарядов, повышающим надежность охраны объектов.

Для выполнения этой службы следует подбирать собак физически сильных, злобных, с хорошо развитой голосовой реакцией.

К выработке специальных навыков необходимо приступать после предварительного отбора животных, закрепления у них следующих приемов общего курса дрессировки: приучение к кличке, специальному снаряжению, переходить в свободное состояние, подходить к дрессировщику, садиться, ложиться, стоять, прекращать нежелательные действия, отказываться от корма, спокойно реагировать на выстрелы и другие сильные световые и звуковые раздражители, проявлять активно-оборонительную реакцию на помощника и другие.

Навык приучения собаки к караульной службе вырабатывается на базе активно-оборонительной реакции поведения животного.

Методы дрессировки: механический и контрастный.

Условные раздражители: команда «охраняй» и жест — показ в направлении ожидаемого помощника.

Безусловные раздражители: помощник и его воздействия на собаку, поглаживание дрессировщиком, лакомство.

Методика и техника дрессировки.

Методика приучения собак к караульной службе, схожая почти на всех видах постов с небольшой лишь разницей в условиях выполнения упражнений. Во всех случаях вначале собак знакомят с обстановкой на посту, в результате чего у них вырабатывается спокойное реагирование на раздражители, которые могут встречаться на этих участках. Затем животных приучают к обнаружению и задержанию помощника в присутствии дрессировщика и к самостоятельной службе на посту без дрессировщика.

Совершенствование данного навыка отрабатывается путем ввода разнообразных усложнений и в комплексе с другими приемами.

Ознакомление собаки с постом следует начинать с прогулки в пределах охраняемой территории.

Первоначальные упражнения на блок-посту и на посту глухой привязи целесообразно заканчивать тем, что собака выставляется на пост сроком на 10–15 минут. Кроме того, перед тем как поставить собаку на блок-пост, ее проводят вдоль него 2–3 раза, чтобы она привыкла к звукам, возникающим от трения блока или кольца на натянутой проволоке.

Особенности дрессировки собак на блок-постах.

В начале занятия дрессировщик знакомит собаку с обстановкой на посту путем обхода с ней охраняемого участка. Затем, привязав собаку на цепь, он вновь проходите ней вдоль троса (проволоки). После чего останавливает собаку на середине поста, подает ей команду «охраняй» и одновременно показывает жестом направление, откуда ожидается появление помощника. Убедившись, что собака среагировала на команду, дрессировщик отходит от нее на 2–3 метра. Через 5–6 минут по его сигналу помощник, одетый в дрессировочный костюм, начинает движение в сторону поста с небольшими остановками, создавая при этом сильные звуки и шорохи. Как только собака среагирует на эти звуки, кинолог поощряет ее поглаживанием, периодически повторяя команду «охраняй».

В это время помощник продолжает приближаться к собаке, проникает на территорию поста — через подкоп или специальный проход в ограждении и имитирует нападение на животное, нанося ему легкие удары прутом.

Достаточно возбудив собаку, помощник бежит вдоль поста, увлекая ее за собой. Дрессировщик в это время следует за собакой, активизируя ее действия командами «фас» и «хорошо». Как только она пытается схватить помощника, кинолог отстегивает карабин цепи и пускает собаку на его задержание, предварительно подав команду «фас». Упражнение завершается конвоированием задержанного за пределы поста.

Первоначально занятия проводятся в дневное время и обязательно в присутствии дрессировщика. Затем вводятся различные усложнения, например:

— занятия проводятся в ночное время суток и при любых погодных условиях;

— помощник должен находиться в укрытии и выходить из него к собаке только после того, как она обозначит его обнаружение громким лаем;

— изменяется тактика действий помощника: он обязан приближаться к посту осторожно, с продолжительными остановками, периодически менять направление своего движения, при этом ограждение поста следует преодолевать, используя различные способы (через подкоп, поверх забора, через проломы в нем и др.).

Во всех случаях упражнение должно завершаться задержанием помощника.

После того, как у собаки выработан навык активного облаивания помощника и ведение борьбы с ним, начинают привлекать двух помощников, которые появляются на посту с различных сторон и при этом действуют следующим способом — один отвлекает собаку на себя, а другой в это время пытается проникнуть на территорию объекта. От животного в подобной ситуации требуется активная реакция на обоих «нарушителей» посредством их облаивания и задержания того из них, кто проник на пост.

Продолжительность пребывания караульной собаки на посту в ходе занятий постепенно увеличивается и доводится до нормативов, предусмотренных учебной программой. Количество появлений помощника и время его пребывания на посту караульной собаки каждый раз меняется. Активные действия собаки по обнаружению и облаиванию помощника надо подкреплять регулярным выходом дрессировщика к собаке и ее поощрением.

Как только у собаки прочно закрепился вырабатываемый навык, вводят усложнения, в частности, организуют дрессировку в комплексе с приемом «отказ от корма». При этом вначале животное приучают не поднимать корм, найденный на земле, а затем даваемый помощником.

Указанный прием вырабатывается в следующей последовательности: помощник при подходе к собаке, которая находится рядом с дрессировщиком, предлагает ей лакомство. В случае попытки животного взять корм из его рук он ударяет собаку прутом и пытается убежать. В это время дрессировщик подает команду «фас» и пускает собаку на задержание «обидчика». Эти действия продолжаются до тех пор, пока собака не будет отказываться от лакомства. В последующем данные упражнения должны проводиться в отсутствии кинолога, он должен появляться с единственной задачей пустить собаку на задержание после того, как помощник делает попытку убежать от нее.

Особенности дрессировки собак на посту глухой привязи.

Дрессировку караульных собак на посту глухой привязи осуществляют в такой же методической последовательности, что и на блок-посту, с небольшой разницей — помощник должен всегда появляться с одной и той же стороны, так как собака охраняет ограниченный участок (узкий проход, вход на КПП, входные двери в здание и т. п.). При этом собака на посту глухой привязи должна не только облаивать приближающегося помощника, но и активно вступать с ним в борьбу, не пропуская его через территорию поста.

Особенности дрессировки собак на посту свободного окарауливания.

Занятия следует начинать с приучения собаки спокойно двигаться по территории поста, вначале ее водят на коротком поводке, затем на длинном и только после закрепления навыка переходят к управлению собакой без поводка.

При подготовке собаки для окарауливания внутри помещения или на наружном посту надо учитывать возможность заблаговременного укрытия злоумышленника внутри помещения или охраняемого объекта. Поэтому дрессировщику необходимо начинать занятия с применения собаки для осмотра территории охраняемого объекта (помещения). При обнаружении собакой помощника ей дается возможность потрепать его за одежду. После чего помощник конвоируется за пределы поста, а собаку возвращают на прежнее место для продолжения службы.

Методика приучения собаки к самостоятельной караульной службе в помещении или на посту свободного окарауливания идентична той, что используется на других постах.

Навык окарауливания считается выработанным, если собака длительное время настороженно охраняет пост, оповещает громким лаем о появлении посторонних лиц и смело идет на их задержание.

Дрессировка собаки на посту свободного окарауливания с использованием звонка громкого боя или в паре с мелкопородной собакой.

Цель методики: выработать у собаки навык активного поиска и задержания преступника на территории поста свободного окарауливания по сигналу звонка или лая мелкопородной собаки.

Условные раздражители: звук звонка, лай мелкопородной собаки, вид помощника.

Безусловные раздражители: удары прутом, хлыстом, тряпкой.

Выработка навыка начинается после развития у собаки злобы, хватки и задержания.

Прием отрабатывается на базе активно-оборонительной реакции.

Метод дрессировки — механический, контрастный.

Первый период.

Задача периода: приучение собак сосуществовать на одной территории. Для этого подбирают двух разнополых собак и, опираясь на врожденную реакцию маленькой собаки, искать защиту у большой, а большой защищать маленькую, путем ежедневного совместного кормления и выгуливания собак добиваются их дружбы. После этого собак размещают в одном вольере, где устанавливается 2-местная будка, давая им возможность привыкнуть к новому месту. В этих условиях собаки должны находиться вместе круглосуточно, их кормление производится в вольере, а выгуливание — на территории поста свободного окарауливания.

Одновременно у собак вырабатывается недоверчивое отношение к человеку (помощнику), пытающемуся забрать их пищу или проникнуть на территорию поста. Для этого отрабатываются следующие подготовительные упражнения:

1. Во время кормления собак на дорожке перед вольером устанавливаются кормушки. По сигналу руководителя занятия помощник в специальной одежде (дрессировочном костюме) с прутом и тряпкой в руках с криком выбегает на дорожку перед вольером. Размахивая руками и периодически вскрикивая, он постоянно движется перед собаками, имитируя нападение и похищение стоящих рядом с ними кормушек. Время воздействия на собак 1,5–2 минуты. Упражнение отрабатывается перед каждым кормлением.

2. Во время выгуливания собак на посту свободного окарауливания, по сигналу руководителя занятия помощник в специальной одежде (дрессировочном костюме), имея в руках хлыст и тряпку, приближается к посту свободного окарауливания и делает попытку проникновения на него. Дрессировщик, заметив приближающегося помощника, подает собакам команду «фас». Помощник, находясь за ограждением поста, воздействует на собак, размахивая руками и периодически вскрикивая, после чего, всем своим видом показывая, что он напуган, обращается в бегство. Время воздействия помощника на собак 1,5–2 минуты. Упражнение повторяется при каждом вы гул иван и и собак на посту свободного окарауливания.

Добившись недоверчивого отношения собак на появление помощника в присутствии вожатого (дрессировщика), упражнение усложняют. Собаки приучаются вести борьбу с «нарушителем» в отсутствии кинолога. Для этого он вначале осуществляет управление собаками, находясь на границе поста, затем выходит за его ограждения и на завершающем этапе дрессировки уходит из поля видимости собак, продолжая управлять ими голосом, и лишь после окончательной выработки навыка воздействие дрессировщика на собак прекращается: оно ограничивается наблюдением за работой и поощрением их после отработки упражнения.

Требования, предъявляемые к подбору и дрессировке мелкопородной собаки:

— для дрессировки в паре с караульной собакой подбирают подвижную, злобную либо злобно-трусливую собаку с сильным, уравновешенным типом ВНД, высота в холке которой не должна превышать 1/2 высоты в холке караульной собаки. Требований к породе не предъявляется;

— перед использованием мелкопородной собаки в дрессировке необходимо, чтобы она была осмотрена ветеринарным врачом, прошла карантин, в процессе которого ей ставятся прививки;

— ознакомление собак друг с другом начинают во время выгуливания. Если они не проявляют признаков агрессии друг к другу, их размещают в одном вольере;

— к совместной дрессировке собак приступают только после того, как между ними установится хороший контакт и стремление мелкопородной собаки искать защиту у большой, а большой защищать мелкопородную;

— дрессировка мелкопородной собаки аналогична с дрессировкой караульной собаки и проводится в неразрывной связи, с разницей лишь в том, что мелкопородная собака не осуществляет задержание помощников.

Второй период.

Задача — выработать условный рефлекс на сигнал звонка боя или лай мелкопородной собаки.

Выработка условного рефлекса на звук звонка начинается после того, как собаки научены вести смелую и активную борьбу с помощником.

Вблизи поста на удалении 10–20 метров устанавливается звонок громкого боя, а в месте, позволяющем наблюдать за поведением собак, устанавливается кнопочный выключатель. Дрессировщик заходит на пост караульных собак, подзывает собак к себе, играет с ними и ждет сигнала звонка. Руководитель занятия в это время инструктирует помощника, который после инструктажа располагается в 20–30 метрах от поста в готовности к действиям.

По сигналу руководителя занятия (звука звонка) помощник, имея в руках хлыст (прут), тряпки, приближается к посту и влезает на ограждение. Дрессировщик, заметив помощника на ограждении, подает собакам команду «фас» и ориентирует их на помощника. Помощник ведет активную борьбу с собаками, показывая в то же время, что он их боится, для чего во время борьбы, когда собаки хватают тряпку или дрессировочный костюм, издает крики, присущие человеку, ощущающему боль или страх.

Убедившись, что собаки достаточно возбуждены, руководитель подает сигнал помощнику покинуть территорию поста.

Дрессировщик успокаивает собак, после чего упражнение повторяется.

В процессе отработки упражнений помощник периодически появляется в разных местах поста, добиваясь тем самым у караульной собаки настороженного окарауливания территории всего поста и реагирования на звонок громкого боя или лай мелкопородной собаки.

После того, как у собаки выработан навык активного облаивания помощника и ведения с ним борьбы, начинают привлекать двух помощников, которые по сигналу звонка с интервалом в 10–15 секунд появляются на разных флангах поста свободного окарауливания.

Убедившись, что собаки активно реагируют на появляющихся помощников, руководитель занятия направляет их на преодоление ограждения, добиваясь от животных смелой борьбы с «нарушителями» и громкого лая.

Выработав у собак условный рефлекс на звонок и ведение борьбы с двумя помощниками, преодолевающими ограждения, руководитель вводит усложнения. Например, один из двух помощников пытается преодолеть пост. Как только собаки начинают вести борьбу с ним, на территории поста появляется второй помощник, в этом случае животные должны активно переключаться на второго «нарушителя».

Задача считается завершенной, если собаки громким лаем оповещают о появлении посторонних и, при попытке проникновения через пост, осуществляют их задержание.

Третий период.

Задача — приучение пары собак к самостоятельному несению службы на посту свободного окарауливания, закрепление и стабилизация условного рефлекса на звук звонка и лай мелкопородной собаки.

Дрессировщик находится рядом с постом. Помощники через 10–15 секунд после звонка пытаются преодолеть ограждение поста свободного окарауливания. Дрессировщик находится вне пределов поста, командами «фас» и «хорошо» поощряет агрессивные действия собак.

Добившись положительных результатов, дрессировщик постепенно уходит от поста на все большее расстояние, вырабатывая у собак полную самостоятельность в действиях.

После того, как руководитель занятия закрепил у собак навык активного реагирования на звук звонка и проявление агрессии на помощников, он вводит следующие усложнения:

— занятия проводятся в различное время суток;

— собак приучают не брать корм с земли и с рук;

— вырабатывается безразличное отношение собак к сильнодействующим световым, звуковым раздражителям.

Тренировки караульных собак на посту свободного окарауливания целесообразно проводить минимум 5 раз в месяц и в различное время суток.

Задача считается решенной, если собаки самостоятельно продолжительное время окарауливают пост, при этом оповещают лаем о появлении на их территории посторонних лиц, а при необходимости осуществляют их задержание, выполняют эти действия в любое время суток и в любых климатических условиях.

ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ.

Автоматизация навыка — усвоение выработанного в процессе дрессировки навыка до такой степени, что его выполнение осуществляется в самых разнообразных условиях, в том числе и при наличии отвлекающих раздражителей.

Адаптация — комплекс морфофизиологических и поведенческих особенностей особи, популяции, вида, обеспечивающий успех в конкурентной борьбе или приспособления к специфическим условиям внешней среды.

Активность — всеобщее качество живой материи вступать во взаимодействие с окружающей средой.

Активность переадресованная — действие, совершаемое животным в конфликтной ситуации, направленное не на участника конфликта (обидчика), а на объект более низкого ранга или какой-нибудь посторонний предмет.

Акцептор результата действия — элемент функциональной системы, формирующийся после стадии принятия решения, обладающий свойством предвидения будущего результата. Акцептор результата действия является материалистической основой для исследования и понимания понятия «цель поведения». После достижения результата в акцепторе результата действия происходит сопоставление, сличение параметров будущего результата с параметрами реального результата.

Аллель — различные формы одного и того же гена в одинаковых участках (локусах) гомологичных хромосом, определяющие варианты развития определенного признака. У одного организма в диплоидной клетке может присутствовать не более двух аллелей, в половых клетках по одному аллелю; наследование подчиняется законам Менделя.

Анализатор — система нервных образований у человека и животных, осуществляющая восприятие и анализ раздражении из внешней и внутренней среды. Обеспечивает взаимодействие организма и среды. Составными элементами анализатора являются рецепторы, проводящие пути и нервные центры в коре головного мозга. В соответствии с модальностью ощущений анализаторы подразделяются на болевые, вестибулярные, вкусовые, зрительные, интерцептивные, обонятельные, тактильные, температурные, слуховые, анализаторы мышечно-суставного чувства (проприоцептивные). В современной литературе часто употребляется аналогичное понятие — сенсорная система.

Аномалия — отклонение от нормы какого-либо свойства, признака или их совокупности (строение, развитие, физиология, поведение), может быть по происхождению как врожденной, так и приобретенной.

Антропосоциогенез — процесс эволюционно-исторического формирования человека и человеческого общества под влиянием биологических и социальных факторов (наследственность, изменчивость, естественный отбор, труд, мышление, речь).

Антропофобия (боязнь человека) — одна из характерных особенностей диких животных, которая преодолевалась в процессе одомашнивания.

Апортировка — подноска собакой какого-либо предмета. Эта способность формируется на основе врожденных задатков путем дрессировки.

Ареал — область, зона географического распространения систематической группы организмов.

Археология — наука, изучающая историю человеческого общества по материальным остаткам жизнедеятельности людей (орудия труда, сосуды, оружие, украшения, целые поселения, могильники, кости животных).

Ассоциация — связь психических явлений, формирующаяся по определенным законам (смежность в пространстве, во времени и др.).

Афферентация — передача нервного возбуждения от периферических нервных окончаний к центральным нейронам коры головного мозга.

Афферентация обратная — поток сенсорных нервных импульсов в нервный центр, посредством которого последний производит оценку качества выполнения рефлекторного акта и получает информацию о достижении конечного результата.

Биолог-кинолог — специалист с высшим образованием, обладающий знаниями в области разведения, содержания, подготовки и использования собак в соответствии и на основе достижений современных биологических наук.

Боль — вид ощущений дискомфортного, неприятного характера, возникающий при чрезмерном раздражении рецепторов, а также при повреждении тканей и органов или патологических процессах в них. Боль имеет важное защитное значение, так как вызывает у животного стремление освободиться, а в дальнейшем избежать ситуации и источника раздражении, вызывающих боль.

Вид — качественно обособленная форма живых существ, являющаяся основной единицей эволюционного процесса. У перекрестно оплодотворяющихся организмов вид является совокупностью популяций, особи которых способны в естественных условиях к скрещиванию и образованию плодовитого потомства, но обычно не скрещивающихся с особями других видов. Занимают общий ареал и свою экологическую нишу, обладают рядом общих морфофизиологических, биохимических и этологических свойств. Вид — основная структурная единица в систематике, обозначается двумя латинскими словами (бинарная номенклатура), например, Canis familiaris.

Взаимоотношения ролевые — активность, основанная на иерархической структуре в сообществе. У каждого индивидуума в сообществе есть свое место, и он должен его демонстрировать своим поведением (т. е. играть роль).

Возбудимость — способность нервных, мышечных и железистых клеток и тканей при изменении внешней и внутренней среды (раздражения) переходить в состояние физиологической активности.

Время реакции — время от появления стимула до начала реакции на него.

Выборка вещи — 1) один из приемов специального курса дрессировки, предназначенный для приучения собаки к поиску и обнаружению предмета в выборочном ряду по его индивидуальному запаху; 2) сложный психический, нервно-мышечный и поведенческий процесс, сопровождающийся забором запаховой информации, оценкой и отношением к ней, завершающийся выбором объекта поиска по заданному запаху.

Высшая нервная деятельность (ВНД) — один из разделов знаний о поведении, предметом которого являются нейрофизиологические механизмы адекватного отражения внешнего мира и адекватные отношения целостного организма к окружающей внешней среде.

Ген — единица наследственного материала (генетической информации); участок молекулы ДНК, содержащий информацию о первичной структуре одного белка. Важнейшие свойства гена состоят в сочетании высокой устойчивости (неизменяемость в ряду поколений) со способностью к наследственным изменениям (мутациям), которые дают материал для естественного отбора.

Генезис — ход событий от времени зарождения чего-то до какого-то наблюдаемого состояния, т. е. происхождение, процесс формирования, например, органа в ходе эмбрионального развития, вида в процессе эволюции.

Генеалогия (родословная) — система родственных связей какой-либо особи с рядом предков, построение которой существенно для селекционной работы, в частности, в племенном собаководстве.

Геном — совокупность генов, содержащихся в гаплоидном (одинарном — характерно для половых клеток) наборе хромосом.

Генотип — совокупность всех наследственных факторов (генов) клетки, связанных как с ядром (геном), так и цитоплазмой (плазмогены). Он является наследственной основой организма и результатом развития предковых форм. Термин «генотип» впервые употребил датский биолог Иогансен в 1909 г.

Гетерозигота — содержание в клетках тела разных генов аллельной пары (например А а) вследствие соединения гамет с разными аллелями (например, А и а). При размножении происходит расщепление, при котором особи несут признаки, контролируемые разными аллелями (А и а).

Гибрид — организм, полученный в результате скрещивания разнородных в генетическом отношении родительских форм.

Голод — субъективное, эмоциональное выражение объективной пищевой потребности организма, направляющее животное на активный поиск и потребление пищи.

Голос (лай) — звуки, издаваемые животным (собакой), как способ коммуникативного выражения своего отношения к происходящему. Различают в голосе собак лай, вой, скуление, визг, рычание, фырканье. Лай выступает в роли акустического сигнала, предупреждающего об опасности, сборе, призыве человека или члена стаи, возбуждения, удовольствия или радости, злобы, брачного поведения, враждебности, дружелюбия, настроения. Опытный кинолог по типу и характеру лая определяет состояние собаки нее отношение к объекту вокализации. Генетически наследуемый признак — африканские собаки басенджи не лают.

Гоминиды — семейство отряда приматов, включающее высших предков человека и современных людей.

Гомозигота — содержание клетками организма одинаковых генов данной аллельной пары (например, АА или аа), возникающее вследствие соединения половых клеток, несущих одинаковые аллели данного гена. При размножении таких организмов не обнаруживается расщепления признаков.

Грацильность — утрата в процессе эволюции у человека и домашних животных по сравнению с их предками большой массы тела, физической силы, облегчение скелета и другие.

Дарвинизм — теория эволюции органического мира, раскрывающая закономерности его исторического развития, основу которого составляют изменчивость, наследственность и естественный отбор.

Демонстрация — поведенческий акт, выражающийся в специфических позах, мимике, вокализации, движениях, посредством которых животные именно демонстрируют свои физические данные, положение в иерархической лестнице сообщества и другие. В результате демонстрация позволяет избежать прямое физическое столкновение.

Демонстрация агрессивная — заменитель настоящей драки в виде комплекса действий во время конфликта между особями одного вида, сигнализирующего о намерениях.

Детерминизм — система взглядов на причинную обусловленность природных, социальных и психических процессов, которая лежит в основе научного мировоззрения.

Дикость — поведенческие особенности, характерные для неприрученных, неодомашненных животных, выражающиеся в боязни человека, в постоянной тревожной готовности к бегству, в низком пороге пассивно-оборонительной реакции.

Диморфизм половой — морфологические отличия членов популяции, связанные с половой принадлежностью.

Диэстральность — характеристика одомашненных псовых, которая выражается в наличии двух циклов половой активности в течение года.

Доместикация — процесс, в результате которого дикие животные становятся домашними, приобретая ряд признаков; среди этих признаков терпимое (лояльное) отношение к человеку, уменьшение массы головного мозга, изменения кожного покрова, цвета и структуры шерсти, закрученность хвоста, повислость ушей, вариабельность размеров тела, нарушение сезонности размножения и другие.

Доминирование — преобладание эффекта действия определенного гена в процессе реализации генотипа в фенотипе, выражающееся в том, что доминантный ген более или менее подавляет действие другого (рецессивного) гена, и рассматриваемый признак «подчиняется» ему.

Доминанта — временно господствующая рефлекторная система, организующая нервные центры на целесообразное поведение, в которой доминантный очаг возбуждения притягивает к себе возбуждение из других нервных центров при одновременном подавлении их деятельности и определяет характер ответной реакции организма на любое внешнее и внутреннее раздражение.

Дрейф генов — изменение частоты встречаемости генов в популяции в ряде поколений под действием случайных факторов. Особенно этот феномен проявляется в малых по численности особей популяциях, в которых увеличивается частота близкородственного скрещивания (инбридинг), что приводит к утрате одних и закреплению других аллелей и выщеплению гомозиготных форм.

Дрессировка — научение животных реагировать определенным способом или выполнять определенные действия по команде хозяина как способ подготовки к какому-либо роду деятельности. Методологическими основами дрессировки являются теория условных рефлексов, этология, зоопсихология.

Дрессируемость собаки — способность собаки к дрессировке, определяется быстротой выработки у нее условных рефлексов и формирование из них сложных навыков.

Дуга рефлекторная — совокупность морфофункциональных образований, необходимых для осуществления рефлекса, включающая рецептор, афферентное звено, центральный нейрон, эфферентное звено, эффектор.

Жест — движение рукой в сочетании с положением тела дрессировщика, на которое у собаки вырабатываются определенные поведенческие действия, необходимые в тех или иных видах служебной деятельности.

Забывание — процесс, заключающийся в невозможности воспроизведения ранее закрепленного в памяти.

Задача — цель, заданная в определенных условиях.

Запах — субъективное отражение свойств веществ, воспринимаемое обонянием.

Запах индивидуальный — присущая только определенному индивидууму специфическая совокупность молекул летучих веществ в его продуктах жизнедеятельности.

Запах человека — специфическая совокупность молекул летучих веществ (среди них наиболее важны алифатические кислоты), которые выделяются телом человека в окружающую среду в виде продуктов жизнедеятельности.

Запечатление (импринтинг) — особая форма становления поведения, не требующая подкрепления, приуроченная к ограниченному периоду времени после рождения, именуемому критическим или чувствительным периодом. Эта форма поведения обеспечивает обычно необратимую и очень устойчивую избирательность к внешним стимулам и создает фундамент индивидуального жизненного опыта.

Зигота — клетка, образующаяся в результате слияния мужской и женской половых клеток, т. е. оплодотворенная яйцеклетка.

Знак ольфакторный — запаховая метка, оставляемая особями обоего пола. Способ коммуникации у многих животных, в том числе и у псовых, организующий территориальное и половое поведение.

Зоопсихология — наука о проявлениях, закономерностях, развитии и формах психической деятельности животных, о происхождении и развитии этой формы деятельности животных, о происхождении и развитии этой деятельности в онто- и филогенезе у животных, предпосылках и предыстории человеческого сознания, т. е. наука о поведенческом аспекте психических процессов.

Иерархия — порядок подчинения одних особей другим в сообществе животных, регулирующий доступ к пище, убежищу, особям противоположного пола, т. е. иерархия — способ регуляции жизни сообщества, группы.

Изменчивость — всеобщее свойство живых существ реагировать на воздействия факторов среды морфофизиологическими изменениями, имеющими наследственную (генотипическую) и не наследственную (модификационную, паратипическую) природу. Генотипическая изменчивость обусловлена возникновением мутаций генов или их комбинаторикой при скрещивании. Модификационная изменчивость обусловлена внешними факторами и не закрепляется в генотипе.

Инбридинг — скрещивание близкородственных особей (родителей с детьми, братьев и сестер и др.). Инбридинг, с одной стороны, в результате возрастания гомозиготности сопровождается инбредной депрессией (снижение жизнеспособности потомства), с другой стороны, является важнейшим методическим приемом в селекции, закрепляющим в фенотипе потомства определенные (предусмотренные стандартом породы) признаки.

Индивид — отдельное живое существо, представитель биологического вида.

Инсайт — поведенческая форма правильного решения инструментальной двигательной части задачи в отличие от способа проб и ошибок путем внезапного схватывания целостной ситуации («интуитивного озарения»).

Инстинкт — жизненно важная целенаправленная адаптивная форма поведения, обусловленная врожденными механизмами, реализующаяся входе онтогенетического развития, характеризующаяся строгим постоянством (стереотипностью) своего внешнего проявления у данного вида организмов и возникающая на специфические раздражители внешней и внутренней среды организма.

Интеллект — относительно устойчивая структура умственных способностей высших животных, обеспечивающая решение нестандартных задач как путем опыта (проб и ошибок), так и вычленения на основе конкретно-чувственного восприятия причинно-следственных связей. У человека достигает наивысшей степени.

Качества собаки рабочие — способность (или неспособность) собаки, основанная как на врожденных задатках, так и на системе общей и специальной дрессировки, качественно выполнять те функции, для которых производилась ее селекция и подготовка.

Кванты поведения — функциональные элементы поведенческой деятельности организма в течение определенного интервала времени, заканчивающиеся определенным результатом (например, один шаг при ходьбе).

Кинология — наука о собаках, предметом изучения которой является происхождение собаки, разнообразие пород и процесс породообразования; строение, физиология и поведение собаки; содержание, разведение, селекция, кормление, болезни и лечение собак; подготовка собак (воспитание, дрессировка, экспертиза и др.) для служебных, охотничьих и других целей.

Кинология военная — раздел науки кинологии, изучающий разведение, содержание, подготовку и применение собак в военном деле.

Коммуникация акустическая — форма взаимодействия и передача специфической информации между особями, где способами сигнализации являются издаваемые животными звуки.

Конституция — типологические особенности совокупности морфологии (телосложения, экстерьера), физиологии и нервно-психических свойств особи, которое формируется в результате интеграции наследственных и приобретенных свойств.

Конфликт мотиваций — поочередное преобладание одной из побудительных причин поведенческой активности.

Концентрация пороговая — минимальное количество молекул летучих веществ в единице объема воздуха, которое способно вызвать обонятельное ощущение.

Корреляция — мера связи явлений действительности или фактов эксперимента, их взаимозависимость.

Коэволюция — параллельная, совместная, сопряженная, взаимоадаптированная эволюция экологически связанных двух живых форм, например, хищник-жертва, паразит-хозяин и др.

Лабильность — способность нервных клеток быстро переходить из возбужденного состояния в тормозное и наоборот.

Лакомство — небольшие кусочки пищи (мясо, колбаса, сыр и др.) с существенными для собаки вкусовыми качествами, используемые в дрессировке в качестве поощрения и подкрепления требуемого поведения.

Летальный — фактор, ведущий к гибели организма.

Локус — участок хромосомы, в котором локализован ген.

Лояльность — способность терпимо, благосклонно относиться к чему-либо, в частности, в процессе доместикации собачьего предка, его отбор шел в направлении лояльности к человеку.

Макросматики — животные с высокой степенью развития обоняния. К макросматикам относится большинство млекопитающих, среди которых псовые занимают особое место.

Мезолит — средний каменный век, переход от палеолита к неолиту Этап исторического развития человека после отступления ледников, характеризующийся продолжением охотничье-собирательного образа жизни, но отличается от палеолита появлением микролитических кремниевых орудий, изобретением лука, стрел. Начался около 11–12 тыс. лет назад, быстро закончился переходом к земледелию на Ближнем Востоке (неолит) и затянулся в других регионах, например, в Британии до конца 4 тысячелетия до н. э.

Меланхолия — тип темперамента по Гиппократу — индивид, склонный к грусти, подавленности, повышенной впечатлительности и депрессии. По Павлову меланхолик — обладатель слабого типа высшей нервной деятельности, в частности, и возбудительных, и тормозных процессов, что обеспечивают этому типу темперамента и ВНД своеобразную приспособляемость к условиям внешней среды.

Метаболизм — изменение, превращение. Совокупность химических и физических превращений, происходящих в живом организме и обеспечивающих его жизнедеятельность во взаимосвязи с внешней средой.

Метод генетический — способ изучения психических явлений, состоящий в анализе процесса их возникновения и развития от низших форм к высшим.

Методика дрессировки — научно обоснованная система правил выработки у собак условных рефлексов и формирования сложных навыков.

Методы дрессировки — комплекс способов и приемов, при помощи которых у дрессируемой собаки вырабатываются условные рефлексы.

Метод дрессировки контрастный — основан на положительном (поощрении) и отрицательном (наказании, принуждении) подкреплении необходимой последовательности действий животного. Как правило, способствует ускорен ному и прочному закреплению формируемого навыка.

Миграция — периодическое и непериодическое перемещение животных за пределы участка обитания особи или всей популяции в связи с сезонными изменениями условий окружающей среды, прохождением животными цикла развития, истощения ресурсов, переуплотнения популяции.

Микросматики — животные со слабой степенью развития обоняния среди млекопитающих, например, рукокрылые, приматы.

Множественный аллелизм — существование какого-либо гена не в двойном аллельном состоянии, а в виде нескольких аллелей. Это вызывается многократным мутированием исходного доминантного гена. Например, часто возникают серии множественных аллелей гена, контролирующего синтез пигмента шерсти у собак. Каждый новый аллель такой серии вызывает новую окраску шерсти.

Модальность — качественная характеристика ощущений и восприятии, указывающая на их принадлежность определенным органам чувств, например, зрительным, слуховым, тактильным и др.

Модификация — ненаследственные изменения признаков в организме, возникающие под воздействием изменившихся условий среды. Модификации ограничены наследственностью, т. е. возникают в пределах нормы реакции при данном генотипе.

Модификационная изменчивость — не наследственная изменчивость организма в течение его онтогенеза, образующаяся в результате модификаций.

Моногамия — единобрачие, спаривание самца с одной самкой в течение одного или нескольких сезонов с возможным участием самца в воспитании потомства и формировании стаи на основе родственных отношений.

Монофилия — происхождение группы организмов от единого общего предка. Этот принцип составляет основу современной систематики и эволюционной теории.

Моноэстральный — характерная особенность полового цикла диких животных, выражающаяся в наличии в течение года одного цикла половой активности.

Мотив — побуждение к деятельности, связанное с удовлетворением определенной потребности.

Мотивация — то, что делает поведение целенаправленным благодаря нейрофизиологическому механизму активизирования мозговых структур, который побуждает совершать действия для удовлетворения имеющейся потребности.

Мотивация доминирующая — преобладающая побудительная причина к какому-либо действию.

Мутация — естественно и искусственно возникающие изменения наследственных свойств организма (его генотипа).

Навык — важнейшая форма научения у животных, которая строится на информации, полученной путем собственного активного поиска раздражителей, либо в ходе общения с другими животными, коммуникацией, куда относятся такие случаи подражания или обучения (человеком — животного, взрослой особью — детеныша и т. п.).

Нарушитель — человек, нарушивший государственную границу, общественный порядок, требования закона, установленных правил и режимных мероприятий. Для поиска, задержания и обезвреживания опасных нарушителей применяют служебных собак в соответствии с требованиями инструкций и других нормативных документов, разработанных и утвержденных согласно действующим законам.

Наряде собакой — группа лиц, усиленная кинологом со служебной собакой для выполнения задач служебного назначения.

Наследственность — фундаментальное свойство живых существ повторять в ряду поколений сходные признаки и свойства.

Наталкивание — использование ориентировочно-исследовательского инстинкта для пробуждения интереса к какой-либо деятельности.

Натравливание — побуждение собаки к нападению на зверя или человека.

Научение — одно из основных понятий этологии и зоопсихологии. Научение состоит в приобретении знаний, умений и навыков и охватывает широкий круг явлений, составляющих индивидуальный опыт особи: привыкание (габитуация), запечатление (импринтинг), образование условных связей, сложных двигательных навыков, реакций сенсорного различения и др.

Научение ассоциативное — пассивная форма научения, основанная на совпадении во времени двух раздражителе и (стимулов): индивидуального (безразличного) и биологически значимого, в результате чего между ними на нейрофизиологическом уровне формируется ассоциация (временная связь), и первый раздражитель приобретает сигнальное значение, запускает рефлекторную реакцию (условный рефлекс), соответствующую биологической значимости второго.

Настороженность — напряженно-внимательное состояние собаки в ожидании неприятных, опасных или других действий со стороны другого животного или незнакомого человека.

Научение неассоциативное — активная форма научения в результате действия, осуществляемая на основе психонервного поведения (образа), инструментальных (оперантных) рефлексов, инсайта, экстраполяции и др.

Научение оперантное — образование навыка, основанное на подкреплении, вознаграждении только определенных действий из того репертуара, который совершает животное для удовлетворения текущих потребностей в свободном спонтанном режиме проб и ошибок.

Нейрофизиология — один из разделов физиологии, изучающий механизмы деятельности нервных клеток, нервных центров и нервной системы.

Неолит — новокаменный век, период человеческой истории после мезолита, характеризующийся переходом человека отохотничье-собирающего, кочевого образа жизни к оседлому. В этот период развивается земледелие и происходит одомашнивание животных. Для изготовления орудий по-прежнему используется камень.

Неотения — способность некоторых видов животных размножаться на таких стадиях индивидуального развития, которые у близких форм являются промежуточными (личиночными, фетальными, ювенильными) с утратой способности к дальнейшему метаморфозу.

Неофобия — боязнь нового, важная для существования в дикой природе психофизическая особенность животных. При воспитании собаки это свойство преодолевается путем постепенного увеличения круга знакомых ей предметов и пр.

Нерв афферентный — нервное волокно, проводящее нервный импульс от органов чувств к центральной нервной системе.

Нерв эфферентный — нервное волокно, проводящее нервные импульсы из центральной нервной системы к исполнительному органу.

Нрав — сложившийся обычный характер поведения собаки в отношении к человеку, другим собакам, домашним и диким животным. Он может быть добрым, злым, доверчивым, недоверчивым, спокойным, возбудимым, ласковым, агрессивным.

Обмен веществ (метаболизм) — последовательное потребление, превращение, использование, накопление и потеря веществ и энергии в живых существах в процессе жизни. Одно из фундаментальных свойств живого, позволяющее ему самосохраняться, расти, развиваться, самовоспроизводиться и адаптироваться к условиям окружающей среды.

Обоняние — способность животных воспринимать определенные классы химических соединений, находящихся во внешней среде, посредством специализированных хеморецепторов, расположенных в органе обоняния. Обоняние обеспечивает животным возможность реагировать на биологически значимые химические стимулы — обонятельные раздражители, которые находятся в относительно небольших концентрациях в среде, окружающей организм. Сигнализирует о наличии в ней других особей, пищи, вредных факторов. Полагают также, что посредством обоняния происходит определение пригодной для обитания новой среды или узнавание «своей» (например, у мигрирующих водных позвоночных). По степени развития обоняния животные делятся на макросматиков и микросматиков.

Обонятельная ориентация — способность собаки по запахам ориентироваться в окружающей среде.

Обонятельная чувствительность — порог обоняния, который определяется минимальным количеством запахового вещества, необходимого для ощущения запаха.

Обучение — целенаправленный, планомерный систематический процесс овладения знаниями, умениями и навыками, которые наряду с воспитанием составляет суть педагогического процесса. В зоопсихологии и этологии сходный по сути процесс принято называть научением. Однако, по причине сходства содержания этих понятий, они нередко используются как синонимы, что допустимо, но не совсем корректно.

Одорология — наука о запахах, предметом изучения которой являются физико-химические свойства пахучих веществ, механизмы физического и биологического воздействия этих веществ на организм, способы сохранения запахов с их последующей идентификацией посредством специально подготовленной собаки.

Одорология криминалистическая — одно из направлений практической одорологии, спецификой которой является использование специально подготовленной служебной собаки для идентификации запахоносителей при раскрытии и расследовании уголовных преступлений.

Онтогенез — индивидуальное развитие индивида от оплодотворенного яйца до конца жизни особи.

Орган — часть организма, имеющая определенное строение, функции, местоположение.

Орган обоняния — расположен в носовой полости и является периферической частью обонятельного анализатора. Обонятельные рецепторы, реагирующие на молекулы пахучих веществ, включены в слизистую оболочку верхнего носового хода носовой полости. Отростки обонятельных рецепторов образуют обонятельные нити, которые проходят через отверстия решетчатой кости и входят в обонятельные луковицы обонятельного тракта.

Организм — отдельное живое существо, реальный носитель жизни, существующее как целостная система и обладающее такими свойствами, как обмен веществ, рост, развитие, размножение, наследственность, изменчивость, реактивность. Многоклеточный организм как целостная система включает в себя следующие уровни организации: клеточный, тканевой, органный, системный.

Отбор дестабилизирующий — одна из форм отбора, в результате которого в популяции возникает нарушение геномного гомеостаза и резкое усиление формообразования. Дестабилизирующий отбор возникает в процессе доместикации диких животных.

Отбор естественный — процесс избирательного выживания и воспроизведения организмов входе эволюции. Обусловливает относительную целесообразность строения и функций организмов, преимущественного выживания наиболее приспособленных и гибель наименее приспособленных особей. В ходе естественного отбора популяции постепенно приобретают новые признаки, что приводит к образованию новых видов. Естественный отбор — основной движущий фактор эволюции.

Отбор искусственный — процесс, в котором воспроизведение организмов производится человеком в соответствии с его хозяйственными и духовными потребностями, а не по принципу наиболее жизнеспособных. По этому способу создано все разнообразие доместицированных человеком живых существ (породы, сорта).

Отбор стабилизирующий — одна из форм естественного отбора, направленная на сохранение в ряду поколений средней величины признака, т. е. к уменьшению изменчивости.

Отражение действительности опережающее — свойства живых существ на основе механизма условных рефлексов и памяти предвидеть будущие события и формировать адаптивное поведение к этим событиям.

Офицер-кинолог — офицер, обладающий знаниями разведения, содержания, подготовки и применения служебных собак, а также владеющий методикой обучения специалистов-кинологов.

Ощущение — отражение свойств предметов объективного мира в субъективной форме при их воздействии на органы чувств. Качественная специфика ощущений (модальность) многообразна и включает осязательные, обонятельные, вкусовые, зрительные, слуховые и др.

Ощущения интероцептивные — ощущения, сигнализирующие о внутреннем состоянии организма.

Ощущения кинестезические — ощущения движения органов своего тела как результат раздражения проприорецепторов.

Палеолит — древнекаменный век, начинается около 2 млн. лет назад с появлением рода человека и с использованием каменных орудий. Образ жизни — охотник, собиратель. За этот период сменилось несколько видов человека.

Палеонтология — научная дисциплина, исследующая ископаемые организмы, условия их жизни и захоронения.

Память — способность живых систем к приобретению и использованию индивидуального опыта. Одно из основных свойств нервной системы, выражающееся в способности длительно хранить информацию о событиях внешнего мира и реакциях организма.

Память оперативная — вид памяти, проявляющийся в ходе выполнения определенной деятельности.

Партнер социальный — роль, которую выполняет собака в жизни человека для удовлетворения его нереализованных в силу разных причин социальных потребностей (дефицит общения, неудовлетворенность его качеством, нереализованная потребность заботы о ком-либо и др.).

Пежина — светлое пятно той или иной формы на общем преобладающем фоне окраски волосяного покрова зверей.

Период критический чувствительный — интервал времени после рождения особи, в течение которого формируется ранний опыт, оказывающий наиболее существенное влияние на последующее становление поведения развивающегося организма (запечатление).

Питомник войсковой — войсковой объект, предназначенный и оборудованный для содержания и разведения служебных собак.

Плотоядные — животные, питающиеся другими животными, червями, насекомыми, рыбами, амфибиями и т. д.

Побуждение — внутренние стимулы, заставляющие животное предпринимать действия для удовлетворения своих потребностей.

Поведение — комплекс активных действий животных в ответ на внешние и внутренние воздействия. Включает индивидуальную приспосабливаемость, различные формы рефлексов, обучение, взаимодействие с особями своего вида и др. видов, в том числе с особями своей популяции (социальное поведение), половыми партнерами (половое поведение), потомками (забота о потомстве, родительское поведение). Поведение животных является предметом многих наук: нейрофизиологии, физиологии высшей нервной деятельности, зоопсихологии, бихевиоризма, этологии, генетики и др.

Поведение агонистическое — комплекс поведенческих реакций разнообразного типа, включающий демонстрацию угроз, подчинения, нападения, бегства при конфликтах. Функция агонистического поведения заключается в устрашении соперника, сведении к минимуму истинной драки.

Поведение алиментарное — поведение, связанное с потреблением пищи.

Поведение игровое — форма поведения, наблюдаемая у высших животных. Служит подготовкой к взрослому этапу жизни, способствуя накоплению опыта и ценностных представлений в игровых упражнениях. С возрастом эта потребность постепенно ослабевает.

Поведение исследовательское — поведенческая активность, имеющая врожденную мотивационную основу, направленная на обследование особью окружающей обстановки. Чем меньше знакома обстановка, тем выраженное исследовательское поведение.

Поведение маскирования — это поведение, делающее особь менее заметной для ее потенциальных жертв или врагов.

Поведение охотничье — комплекс поведенческих реакций, направленный на добывание живого объекта питания.

Поведение подражания — поведение, которое формируется путем воспроизведения одним животным наблюдаемых им отдельных реакций или поведения в целом других животных (человека). Такое поведение особенно характерно для молодых животных.

Поведение подчинения — это поведение особи в сообществе. Рецессивная особь демонстрирует своим поведением подчинение вышестоящей по иерархической структуре особи (доминант), обычно как бы подставляя под «удар» уязвимые места (собака ложится на спину, подставляя живот).

Поведение половое (репродуктивное) — наличие врожденных и приобретенных поведенческих реакций, обеспечивающих продолжение вида. Стимулы, запускающие половое поведение, относятся как к внутренним факторам (гормональный фон), так и внешним (половые партнеры, находящиеся в соответствующем функциональном состоянии). В большинстве случаев в дрессировочном процессе возникает необходимость преодоления репродуктивных потребностей собаки.

Поведение психонервное — поведение, основанное на образе действительности, существующей (запечатленной) в психике животного.

Поведение ритуальное — стереотип взаимодействий между особями в стандартных ситуациях (территориальные пограничные конфликты, образование брачной пары, превосходство и подчинение в иерархической структуре сообщества и др.), играющий роль позитивных и негативных демонстраций, информационно воздействующих на участников взаимодействия.

Поведение родительское — это комплекс поведенческих реакций, проявляемый родителями в виде затрат времени и энергии на уход за детенышами, обеспечивающий выживаемость потомства обычно до полового созревания.

Поведение свободы — поведение, связанное с врожденной реакцией животного на ограничение его собственной активности, сопротивление принуждению.

Поведение территориальное — свойство большинства животных придерживаться определенной территории и охранять ее от вторжения других особей того же вида набором сигнальных средств (маркирование территории, звуковое оповещение, угрожающие сигналы вплоть до открытой агрессии и драки и др.).

Поведение ухаживания — это комплекс поведенческих реакций, необходимый самцу для привлечения самки.

Подкрепление — действие второго по порядку сочетания во времени стимула, благодаря которому первый стимул (условный раздражитель) приобретает биологическую значимость, т. е. какое событие за ним последует, каково его значение для данной особи и что в связи с этим должна делать эта особь.

Подкрепление вероятностное — процедура, при которой подкрепление следует за предъявлением условного сигнала случайно, но с определенной вероятностью.

Подлавливание — прием, применяемый в дрессировке, когда дрессировщик подкрепляет собаку на определенном (необходимом ему) действии или активности собаки, носящей случайный характер.

Подражание — перехват (имитация) деятельности партнера по социальным контактам.

Подразделение кинологическое — подразделение, осуществляющее разведение, содержание, подготовку и применение служебных собак.

Поиск по запаховому следу: 1) один из приемов специального курса дрессировки, предназначенный для выработки у собаки навыка поиска человека по его запаховому следу; 2) сложный психический, нейромышечный и поведенческий процесс, сопровождающийся забором запаховой информации, оценкой и отношением к ней, выбором направления и движением в пределах запахового коридора, завершающийся выходом к источнику и носителю запаховой информации.

Полезный результат — то, ради чего формировался простой рефлекс или сложный поведенческий акт, т. е. адаптивный, приспособительный результат. Его достижение оценивается через систему обратной афферентации, после чего рефлекс или поведенческий акт заканчивается.

Полигамия — многобрачие, спаривание самца в период размножения со многими самками.

Полиморфизм — наличие в составе одного вида нескольких хорошо различимых морфологических форм.

Полифилия — происхождение систематической группы организмов от двух или более предковых групп.

Полицентризм — происхождение систематической группы в нескольких районах земного шара независимо друг от друга.

Поноска — способность животного переносить добычу с одного места на другое. У собаки — приносить (апортировать) предмет, добычу хозяину. Также сам переносимый предмет или добыча.

Поощрение — положительное подкрепление за правильно выполненные действия в дрессировке лакомством, возгласом одобрения, поглаживанием.

Популяция — совокупность особей одного вида, имеющих общий генофонд, населяющих определенное пространство с однородными условиями, свободно скрещивающихся друг с другом. Популяция отделена от соседних аналогичных совокупностей той или иной степенью давления какой-либо из форм изоляции. Элементарная единица эволюции.

Порог — минимальная сила (интенсивность) раздражителя, вызывающая реакцию возбудимой ткани.

Порог разностный — наименьшее различие между раздражителями, когда они еще ощущаются как различные; выражается в отношении прибавки интенсивности раздражителя к прежней его величине.

Порода — группа домашних животных, обладающих рядом хозяйственно ценных или иных полезных и необходимых человеку качеств, которые устойчиво сохраняются в ряду поколений.

Породы аборигенные — коренные для данной местности, исстари известные, но не обязательно здесь возникшие, породы или племенные группы собак.

Послушание — индивидуальные и породные свойства собаки, выражающиеся в способности выполнять команды человека, что определяется как воспитанием и дрессировкой, так и врожденными особенностями нейропсихической деятельности.

Потребность — основной источник активности животного; внутреннее состояние нужды, побуждающее животное, в зависимости от конкретных условий существования, удовлетворять эту нужду.

Потребности биологические (витальные) — специфическая для животных организмов объективная нужда в чем-либо. Она является источником саморазвития и внутренним побудителем активности организма.

Правила дрессировки — положения, определяющие порядок и последовательность действий дрессировщика с учетом условий и закономерностей образования навыков у собаки.

Привыкание (габитуация) — постепенное уменьшение реакций, вызываемых монотонно применяемыми идентичными дискретными стимулами. Привыкание — универсальный феномен, описанный для рефлекторных реакций на различных уровнях функциональной организации — от целого организма до реакций отдельных нейронов, синапсов и т. д. Во всех вариантах привыкание имеет одни и те же свойства и рассматривается как простейшая форма научения.

Приемы дрессировки — методически обоснованное воздействие дрессировщика на собаку для выработки у нее конкретного навыка. Количество приемов соответствует количеству навыков, необходимых для подготовки собаки к определенной службе.

Признак доминантный — участие у гетерозиготных особей в определении наследственных признаков только одного аллеля пары. Эти признаки называются доминантными, а доминирующий аллель обозначается прописной буквой, например, А, В и т. д.

Признаки остеологические — морфологические особенности костей, позволяющие идентифицировать их обладателя как таксой и определить его положение в системе позвоночных животных.

Принуждение — воздействие дрессировщика на собаку, в результате которого собака выполняет команды вопреки своим потребностям или сложившемуся жизненному опыту.

Принцип экономии — путем минимальных нейромышечных затрат добиться максимального результата (один из фундаментальных законов этологии).

Провоцирование — искусственное создание ситуации, в которой животное вынужденно или заинтересованно совершает определенные действия.

Прогнозирование — вид познавательной деятельности, которая направлена на определение состояния или положения объекта в будущем на основе знаний его состояния или положения в прошлом и настоящем.

Прогнозирование вероятностное — процесс построения плана деятельности животным исходя из прошлого опыта, наличной ситуации и прогноза ее изменений в предстоящем для наибольшей вероятности достижения полезного результата.

Психика — свойство высокоорганизованной материи (мозга), заключающееся в активном отражении индивидом объективного мира, построении идеальной (субъективной) картины этого мира и саморегуляции на этой основе своего поведения.

Психофизиология — область психологии и физиологии, задача которой состоит в изучении объективно регистрируемых сдвигов физиологических функций, сопровождающих психические процессы восприятия, запоминания, мышления, эмоций и т. п.

Работоспособность — потенциальная способность собаки в течение заданного объема времени и с достаточной эффективностью поддерживать максимально возможную направленную (человеком) поведенческую активность.

Разведение — система научно обоснованных организационных мероприятий, направленных на воспроизводство пород, групп, линий собак для сохранения или улучшения их экстерьерных, племенных и рабочих качеств.

Раздражение — процесс воздействия на живую ткань различных раздражителей.

Раздражитель — любой фактор, под воздействием которого изменяется физиологическое состояние живого объекта или его структура. Раздражители делятся на внешние и внутренние. Внешние — звуковые и световые волны, химические и механические изменения среды, информационное воздействие. Внутренние — изменения химического состава и физических свойств жидких сред организма.

Ранг — положение особи в иерархической системе сообщества (семья, стадо, стая).

Расщепление — генетический феномен, заключающийся в том, что в потомстве гибрида появляются особи с разными фенотипами. Расщепление открыто Г. Менделем и является одним из основных методов генетического анализа.

Реакция — ответные действия организма на те или иные внешние или внутренние раздражения. В известном смысле синонимичны рефлексу, поведенческому акту.

Регресс — возвращение, движение назад, т. е. утрата в ходе эволюции каких-либо уже достигнутых, эволюционно прогрессивных, продвинутых свойств.

Режим дрессировки — чередование упражнений по выработке навыка у собаки с отдыхом. Режим дрессировки регламентирует количество приемов дрессировки в течение занятия и количество повторений каждого приема, продолжительность перерывов и др.

Результат поведения — конечный для некоторого поведенческого акта или комплекса полезный приспособительный итог (удовлетворение витальных, социальных и иных потребностей), который, с одной стороны, является результатом работы поведенческой функциональной системы, с другой, ее системообразующим фактором.

Рефлекс — ответная реакция организма на изменение внешней и внутренней среды, происходящая через нервную систему, направленная на приспособительный, адаптивный, полезный результат. По происхождению выделяются безусловные рефлексы (наследственно закрепленные, врожденные, видотипичные) и условные рефлексы (приобретенные, индивидуальный опыт, научение).

Рефлекс безусловный — врожденная реакция организма на внешний и внутренний раздражитель посредством генетически запрограммированной морфофункциональной системы. Имеет видоспецифичный, адаптивный характер.

Рефлекс инструментальный условный (оперантный) — условный рефлекс, в котором выполнение определенной (обычно двигательной) реакции в ответ на условный раздражитель является необходимым условием получения подкрепления, в отличие от классических условных рефлексов, где подкрепление дается независимо от наличия условной реакции.

Рефлекс ориентировочный — врожденная рефлекторная реакция животного на новизну, которая внешне проявляется в ряде приспособительных действий для наилучшего восприятия новых раздражителей: поворот тела, головы, глаз, ушей и др.

Рецептор — высокоспециализированное образование, способное воспринять, трансформировать и передавать энергию внешнего стимула в нервную систему. В основе классификации всего разнообразия рецепторов положены такие свойства, как физическая природа стимула, расположение в организме, по психофизиологическим параметрам — модальности ощущения и др.

Рецессивный — отсутствие фенотипического проявления одного аллеля у гетерозиготной особи (например, Аа) и его проявление только у гомозиготной (аа).

Родословная — схематичное отражение родственных связей и степени родства от предковой формы (в кинологии принят достаточным уровень четырех поколений) до потомков настоящего времени. Родословная, дополненная экстерьерными и рабочими качествами собак, — важнейший инструмент племенной работы.

Сангвиник — тип темперамента (по классификации Гиппократа), которому по И. П. Павлову соответствует с ильный, уравновешенный, подвижный тип нервной деятельности.

Сапер-кинолог — военнослужащий, подготовленный для выявления при помощи специально дрессированной служебной собаки инженерных боеприпасов и зарядов взрывчатых веществ.

Селекция — используемый в племенной работе прием, состоящий в направленном отборе производителей для закрепления необходимых наследственных признаков, в частности, экстерьер, конституция, поведение, рабочие качества.

Сенсибилизация — повышение чувствительности организма животного, включая человека (или отдельных органов, например, органов чувств) к воздействию раздражителей (чаще всего химических) при повторном их действии.

Синестезия — взаимодействие ощущений разных модальностей (слух, зрение и др.).

Синтез афферентный — процесс отбора, сопоставления и объединения (интеграции, синтеза) потоков сенсорных импульсов, составляющий начальный этап развертывания функциональной системы поведения. Благодаря афферентному синтезу организм из всего многообразия внешних и внутренних раздражителей выбирает главное для определения целей поведения.

Система сенсорная — совокупность определенных структур Ц НС, связанных нервными путями с рецепторным аппаратом и друг другом, функциями которых является анализ раздражителей одной физической природы, завершающийся кодированием внешнего сигнала. У животных в соответствии со специализацией рецепторов различают зрительную, слуховую, вестибулярную, обонятельную, вкусовую, тактильную и проприоцептивную сенсорные системы.

Система функциональная-динамическая саморегулирующаяся система, элементы которой взаимодействуют и содействуют получению полезного для организма приспособительного результата.

Систематика — раздел любой науки и, в частности, биологии, посвященный описанию, обозначению («названию») и классификации по группам (таксонам) всех существующих и вымерших организмов. Способ ориентации в огромном разнообразии живых существ.

Собака — домашнее животное по зоологической классификации, входящее в класс — млекопитающие, отряд — хищные, семейство — псовые, вид — собака домашняя (Canis familiaris). Первое одомашненное животное. В настоящее время насчитывается около 400 пород.

Собака военно-полевая — собака, специально подготовленная для применения в боевых порядках войск.

Собака военно-санитарная — военно-полевая собака, подготовленная и предназначенная для обнаружения раненых на поле боя.

Собака-детектор — собака, специально подготовленная для производства альтернативной выборки — узнавания запахов по их образцам.

Собака-диверсант — военно-полевая собака, специально подготовленная для подрыва различных объектов при помощи особого взрывного устройства, закрепляемого на ее спине.

Собака как специальное средство — служебные собаки, состоящие на вооружении ВВ МВД России согласно Федеральному закону «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации» (ст. 27), отнесены к категории специальных средств.

Собака караульная — военно-полевая собака, подготовленная и предназначенная для окарауливания объектов путем выставления на блок-пост, пост свободного окарауливания и пост глухой привязи.

Собака минно-розыскной службы — служебная собака, специально подготовленная для поиска и обнаружения инженерных боеприпасов и зарядов взрывчатых веществ.

Собака нарко-розыскная — служебная собака, специально подготовленная для поиска и обнаружения наркотических веществ.

Собака — подносчик боеприпасов — военно-полевая собака, подготовленная и предназначенная для подноски боеприпасов на поле боя.

Собака-подрывник — военно-полевая собака, специально подготовленная для доставки взрывного устройства, которое крепится на ее спине, к указанному объекту с целью его подрыва.

Собака поисково-спасательная — специально подготовленная собака для поиска и обнаружения людей при стихийных действиях в зонах завалов и разрушений.

Собака полицейская — служебная собака, состоящая на вооружении полицейских структур и подготовленная для выполнения конкретных задач по предупреждению, пресечению и расследованию преступлений.

Собака посыльная — разновидность военно-полевых собак, предназначенных для доставки сообщений в условиях боевых действий.

Собака-сапер — служебная собака, специально подготовленная для поиска и обнаружения инженерных боеприпасов и зарядов взрывчатых веществ.

Собака-связист — военно-полевая собака, подготовленная и предназначенная для доставки корреспонденции на поле боя.

Собака служебная — собака, специально подготовленная для служебно-боевого применения.

Собаководство — отрасль животноводства и составная часть кинологии, предметом исследования которой является разведение, селекция, кормление, содержание и совершенствование пород собак.

Социализация — процесс приобретения опыта и знаний о правилах поведения в сообществе.

Стандарты пород — принятое и утвержденное в качестве документа в кинологии представление об эталоне породы собаки, включающее описание экстерьера, конституции, основные размеры, особенности поведения, рабочие качества и др.

Статус социальный — то положение, которое занимает индивид в системе общественных отношений в данном сообществе.

Стереотип динамический — относительно устойчивая система условно-рефлекторных связей, выработанная в процессе жизни.

Стимул — агент внешней или внутренней среды, который, действуя на ткань или организм в целом, вызывают активную реакцию.

Страх (фобия) — очень сильное проявление боязни собаки в виде избегания, уклонения, замирания, вокализации на сигналы, представляющиеся для данной особи опасными. Беспричинный страх является признаком патологии нервной системы.

Стресс — неспецифическая реакция напряжения организма на любое сильное воздействие.

Табу — строгий запрет на какое-либо действие, предмет и др.

Темперамент — характеристика врожденных свойств динамики психической деятельности (темп, ритм, интенсивность), включая такие стороны, как общая активность индивида, его моторика, эмоциональность. Типология темперамента обусловлена особенностями высшей нервной деятельности.

Теория рефлекторная — материалистическое учение, объясняющее поведение животных и человека как приспособительную форму взаимосвязи организма с внешней средой посредством нервной системы. Впервые рефлекторные принципы были предложены Р. Декартом в первой половине XVII века. Важную часть рефлекторной теории составляют условные рефлексы, открытые И. П. Павловым. Рефлекторная теория — составная часть научной и методологической основы дрессировки.

Теория функциональных систем — одна из основных теорий современной физиологии, в основе которой лежат механизмы саморегуляции.

Тест — задание стандартной формы, по исполнению которого оцениваются те или иные качества собак.

Течка (эструс) — одна из стадий полового (астрального) цикла млекопитающих, характеризующаяся закономерным изменением влагалищного эпителия, половой активности и влечения, что создает оптимальные условия для оплодотворения.

Типы высшей нервной деятельности — совокупность врожденных и приобретенных индивидом свойств нервной системы, определяющих различия в поведении и в реакциях на одинаковые воздействия среды. В основе типов высшей нервной деятельности лежат отличия в силе, уравновешенности и подвижности процессов возбуждения и торможения. Павлов выделил 4 типа высшей нервной деятельности, соответствующие 4 типам темперамента (по Гиппократу).

Торможение — нервный процесс, приводящий к угнетению возбуждения в ответ на раздражение или снижение его интенсивности. Внешне проявляется в прекращении деятельности или отсутствии ответной реакции.

Тотемизм — древнейшая форма мистико-обрядовых верований человека, связанных с представлением о родстве между группами людей и явлениями природы, неодушевленными предметами, растениями и животными, называемыми тотемами.

Узнавание — проявление памяти как воспроизведение образа при повторном восприятии объекта.

Упражнение — многократное выполнение одного или нескольких приемов в последовательном комплексе с целью прочного закрепления выработанного навыка.

Утомление — функциональное состояние, временно возникающее после интенсивной деятельности и проявляющееся в уменьшении силы мышц, ухудшении координации движений, замедлении переработки информации, ухудшении памяти и т. д.

Ухаживание — жизненно важная адаптивная форма полового поведения врожденного характера, характеризующаяся определенным комплексом (ритуалом) действий и выполняемая для подготовки партнера к спариванию.

Фенотип — совокупность признаков и свойств организма, проявление которых обусловлено взаимодействием его генотипа с условиями внешней и внутренней среды.

Феромоны — биологически (физиологически) активные вещества, вырабатываемые животными (их экзокринными железами или специальными клетками), выделенные в окружающую среду и оказывающие влияние на поведение.

Филогенез — закономерный процесс исторического развития органического мира; происхождение современных форм от родоначальных предков.

Флегматик — тип темперамента (по классификации Гиппократа), которому, по И. П. Павлову, соответствует сильный, уравновешенный, инертный тип высшей нервной деятельности.

Формация ретикулярная — сетевидная совокупность нервных структур, расположенная в глубине центральных отделов головного мозга, связанная с состоянием бодрствования, тревожности и активным вниманием.

Формы поведения приобретенные — это формы поведения, приобретенные в процессе индивидуальной жизнедеятельности (индивидуального научения).

ФЦИ (МКФ) — международная кинологическая организация, объединяющая усилия ряда стран в кинологической деятельности.

Характер собаки — целостный и устойчивый индивидуальный склад психики данной собаки, формирующийся в результате взаимодействия наследственных факторов и факторов среды и проявляющийся в типичных способах поведения и с определенным эмоциональным окрасом.

Хеморецепторы — рецепторные клетки, специализированные на восприятии химических факторов внешней и внутренней среды. Таковыми являются обонятельные, вкусовые и др. рецепторы.

Хищничество — способ обеспечения жизнедеятельности, при котором объектом питания являются другие животные (филогенетически близкие формы), для чего формируются средства добывания, умерщвления и поедания объекта питания.

Холерик — тип темперамента (по классификации Гиппократа), которому, по И. П. Павлову, соответствует сильный, неуравновешенный, подвижный тип высшей нервной деятельности.

Хромосома — структурный элемент ядра клетки, в которой заключена наследственная информация. Число, размер и форма хромосом специфичны для каждого вида. Хромосомы различимы в виде четких структур в микроскоп только при делении клеток.

Циркумполярность — область распространения какой-либо систематической группы организмов (ареал), распространяющаяся на всю приполярную территорию.

Центр нервный — совокупность нервных клеток с определенной топографической локализацией в головном и спинном мозге, управляющих определенной функцией или осуществляющих рефлекторный акт.

Чувствительность — способность органов чувств воспринимать адекватные раздражения. Рецепторы органов чувств обладают высокой специфической чувствительностью на определенные раздражители.

Чувство мышечное — инструмент познания пространственно-временных свойств внешней среды.

Чутье — способность собаки обнаруживать посредством, прежде всего, обоняния, какие-либо объекты за пределами их зрительного восприятия.

Чутье верхнее — способность собаки брать запах не непосредственно со следа в точках опоры о твердый субстрат, но и ту его часть, что остается от источника запаха в воздухе. При проработке запахового следа в последнем случае собака не опускает нос вниз.

Чутье нижнее — способность собаки брать запаховый след непосредственно со следа в точках опоры о твердый субстрат источника запаха. При проработке запахового следа в этом случае собака опускает нос вниз.

Эволюция — необратимое, направленное историческое развитие живой природы, сопровождающееся изменением генетического состава популяций. Определяется такими фундаментальными свойствами живого, как наследственностью, изменчивостью, естественным отбором.

Экология — область знаний, предметом изучения которой являются взаимоотношения организмов и их сообществ с окружающей средой, включая другие организмы и их сообщества.

Эксперт-кинолог — специалист, наделенный правом проводить экспертизу на выставках, выводках, состязаниях, испытаниях собак.

Экспертиза одорологическая — идентификация субъектов по их запаховым следам, изъятым с места происшествия с помощью лабораторных собак-детекторов, которые подготовлены для производства альтернативной выборки — узнавания запахов по их образцам.

Экстраполяция — способность правильно предугадать ход какого-либо события на основе ознакомления с предыдущими этапами его развития. Способности животного предвидеть события имеет врожденную основу и рассматривается как один из критериев элементарной рассудочной деятельности.

Элиминация — гибель особи или исчезновение любых систематических категорий (видов, родов и т. п.) в процессе борьбы за существование.

Эмоции — отражение мозгом собаки, а также других животных и человека воздействия внутренних и внешних раздражителей в виде ярко выраженных субъективных переживаний. Эмоции связаны с удовлетворением (положительные эмоции) или неудовлетворением (отрицательные эмоции) различных потребностей организма.

Энергия органов чувств специфическая — закон (Мюллер), согласно которому органы чувств не отражают воздействия внешнего мира, а лишь получают извне толчки, возбуждающие их собственную энергию.

Энтропия — термодинамическая функция состояния системы, являющаяся мерой неупорядоченности. Согласно второму закону термодинамики все процессы стремятся к возрастанию энтропии системы и окружающей среды до наступления состояния равновесия, при котором энтропия максимальна. Самопроизвольно энтропия не может уменьшаться. Живые системы не являются исключением, но их особенность состоит в том, что они способны за счет работы сохранять стабильность или уменьшать свою энтропию за счет увеличения энтропии окружающей среды.

Этология — наука (раздел биологии) о биологических основах поведения животных. Этология уделяет преимущественное внимание генетически обусловленным (наследственным, инстинктивным) формам поведения, их эволюции.

Эффектор — исполнительная часть рефлекторного кольца (мышца, железа).

Ювенильный — неполовозрелый, юный (по отношению к возрастным периодам развития).

Ярость — высшая степень проявления злобной, агрессивной реакции собаки.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.

1. Айяла Ф., Кайгер Дж. Современная генетика. М.: Мир, 1988, т. 1, 295 с.; т. 2, 368 с.; т. 3, 335 с.

2. Акаевский А. Н. Анатомия домашних животных. М.: Колос, 1975, 592 с.

3. Акимушкин И. Мир животных М.: Мысль, 1988, 445 с.

4. Аксаков С. Т. Записки ружейного охотника Оренбургской губернии. М.: Правда, 1987, 464с.

5. Андреев Л. А., Васильев В. В., Васильев М. Ф. и др. Служебное собаководство. (Руководство по подготовке специальных служебных собак.) М.: Сельхозгиз, 1944.

6. Андрианова Н. Г., Дубровская В. М., Иванова Т. М. и др. Отечественные породы служебных собак. С.-Пб.: МП «Издатель», 1992, 288 с.

7. Арасланов Ф. С. и др. Дрессировка служебных собак. Алма-Ата: Кайнар, 1987, 304с.

8. Бадридзе Я. К. Пищевое поведение волка. (Вопросы онтогенеза.) Тбилиси: Мицниереба, 1987, 86с.

9. Байдер Р. И. Боевые собаки мира. Собаки-телохранители. Пермь: Изд. Урал-Пресс Лтд. 1993, 203 с.

10. Батуев А. С. Высшая нервная деятельность. Л.: Высш. шк. 1991, 256 с.

11. Беляев Д. К. Генетические аспекты доместикации животных. // Проблемы доместикации животных и растений. М.: Наука, 1972, с. 39–45.

12. Бибиков Д. И. Волк: хищник и жертва. // Природа, 1996, № 10, с. 36–46.

13. Биологический энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1989, 864с.

14. Боголюбский С. Н. Происхождение и преобразование домашних животных. М.: Советская наука, 1959, 549 с.

15. Брем А. Э. Жизнь животных. Млекопитающие. С.-Пб.: Общественная польза, 1896, т. 2, 730с.

16. Бутовская М. Л., Файнберг Л. А. У истоков человеческого общества: поведенческие аспекты эволюции человека. М.: Наука, 1993, 255 с.

17. Вавилов Н. И. Закон гомологических рядов в наследственной изменчивости: Линнеевский вид как система. Л.: Наука, 1967, 92 с.

18. Варлаков В. С. Зачем собаке учиться? И как ее учить? // Альманах «Друг», М.: 1990, с. 144–167.

19. Варлаков В. С., Затевахин И. И. Системные принципы дрессировки. // О чем лают собаки. М.: Патриот, 1997, с. 174–245.

20. Все о собаке. Сборник М.: Эра, 1992, 695 с.

21. Вила К. Родословная собаки уходит в глубь времен. // Природа, 1998, № 6, с. 111.

22. Вильчик В. Прощание с Марксом. (Алгоритмы истории.) М.: Прогресс-Культура, 1993, 224с.

23. Войлочников А. Т., Войлочникова С. Д. Охотничьи лайки. М.: Лесная промышленность. 1982, 256 с.

24. Воликов М. Л. и др. О некоторых особенностях обонятельного поведения щенков на раннем этапе онтогенеза. // Повышение продуктивности звероводства и охотничье-промысловой фауны. Труды ЦСХИ 30. М., 1981, с. 29–41.

25. Волк: Про и схождение, систематика, морфология, экология. М.: Наука, 1985, 606с.

26. Гептнер В. Г. и др. Млекопитающие Советского Союза. М.: Высш. шк., 1967, т. 2, ч. 1, 1004с.

27. Дарвин Ч. Изменения домашних животных и культурных растений. Сочинения, М.-Л.: Высш. шк., 1951, т. 4, 884 с.

28. Заводчиков П. А., Курбатов В. В. Справочная книга по собаководству. М.-Л.: Сельхозгиз, 1960.

29. Затевахин И. И. Диалоги о животных. // Зообум, 1995, № 6, с. 34–35.

30. Зеленевский Н. В. Анатомия собаки. С.-Пб., 1997, 341 с.

31. Измаилевич И. В., Вайсман В. Л., Языков В. С. Кинология. М.: ГУ погранохраны и войск ОГПУ, 1933.

32. Иньков Н. М. и др. Основы служебного собаководства. М.: Сельхозгиз, 1958.

33. Использование консервированного запаха в раскрытии преступлений. Москва — Берлин.: ВНИИ МВД СССР и ГДР, 1983, 120 с.

34. Калинин В. А. Происхождение собаки, породообразование и классификация пород. // Вопросы кинологии, 1991, № 1, с. 33–40; 1993, № 1–2, с. 25–30.

35. Карпов В. К. Некоторые особенности дыхания, обоняния и слуха собак. // Клуб служебного собаководства. М.: Патриот, 1990, с. 87–99.

36. Каталог млекопитающих СССР. Плиоцен-современность. Л.: Наука, 1981, 456с.

37. Кнорре Е. П. Изменения поведения лося в процессе его одомашнивания. // Поведение животных и проблемы одомашнивания. М.: Наука, 1969, с. 13–20.

38. Ковач Жолт. План работы по оцениванию этограммы служебных собак. 1975, 15с.

39. Коган А. Б. Основы физиологии высшей нервной деятельности. М.: Высш. шк., 1988, 368с.

40. Корабельников В. А. и др. Легенды и быль о собаках: Первые прирученные человеком. М.: Просвещение, 1993, 252 с.

41. Корытин А. С. Запахи в жизни зверей. М.: Знание, 1978, 128 с.

42. Корнеев Л. Слово о собаке. М.: Мысль, 1988, 253 с.

43. Крушинский Л. В. Биологические основы рассудочной деятельности. Эволюционный и физиолого-генетический аспекты поведения. М.: МГУ, 1983, 270 с.

44. Крушинский Л. В. и др. Введение в этологию и генетику поведения. М.: МГУ, 1983,173с.

45. Крушинский Л. В. Эволюционно-генетические аспекты поведения. М.: Наука, 1991, 256с.

46. Крылов И. Г. Дрессировка служебно-розыскных собак. М.: Советское законодательство, 1931.

47. Куликов А. В., Попова Н. И. Формы агрессивного поведения и их генетическая детерминация. // Успехи современной генетики. М.: Наука, 1991, в. 17, с. 131–152.

48. Кэрролл Р. Палеонтология и эволюция позвоночных. М.: Мир, т. 1, 1992, 280 с.; т. 2, 1993, 283 с.; т. 3, 1993, 312 с.

49. Панкин В. С. Доместикационное поведение овец. // Генетика, 1997, т. 33, № 8, с. 1119–1125.

50. Лобачев В. С. Словарь собаковода. М.: 1996, 233 с.

51. Лобашев М. Е. Генетика. Л.: ЛГУ, 1967, 751 с.

52. Лоренц К. Агрессия (так называемое «зло»). М.: Прогресс, Универс, 1994, 272с.

53. Лоренц К. Человек находит друга. М.: АО «Полиграфия», 1992, 192 с.

54. Мазовер А. П., Крушинский Л. В., Израилевич И. Е. и др. Служебная собака. Можайск: изд. ВАП, 1994, 576 с.

55. Майр Э. Зоологический вид и эволюция. М.: Мир, 1968, 598 с.

56. Мак-Фарленд Д. Поведение животных: Психоэтология, этология, эволюция. М.: Мир, 1988, 520с.

57. Малахов В. В. Новый взгляд на происхождение хордовых. // Природа, 1982, № 5, с. 12–19.

58. Марсо Ж. Волк и собака. // Наука и жизнь, 1969, № 3, с. 138–141.

59. Методические и процессуальные аспекты криминалистической одорологии. М.: ЭКЦ МВД РФ, 1992, 89 с.

60. Михальская А. Собака. Атлас редких пород. М.: КиТ, 1994, 268 с.

61. Моисеева И.Т. Лисичкина М. Г. Происхождение и эволюция домашних кур. // Природа, 1996, № 5, с. 88–98.

62. Моуэт Ф. Не кричи. Волки. М.: Мир, 1968, 149 с.

63. Муромцева М. А. Выбираем щенка. Библиотека собаководства, Исток, 1990, 14с.

64. Мычко Е. Н. Собака, волк, человек. Немного об истории и современности. // Клуб собаководства. М.: Патриот, 1991, с. 42–51.

65. Мычко Е. Н., Беленький В. А. Ваш телохранитель. М.: Нива России, 1996, 211 с.

66. Мычко Е. Н. Проблемы селекции собак в свете некоторых положений современной генетики. // О собаке. Москва-Ташкент, 1991, с. 80–91.

67. Наставление по дрессировке и применению служебных собак. М.: Воениз-дат, 1982, 384с.

68. Никольский А. А. Частная жизнь волка. // Клуб собаководства. М.: Патриот, 1992, с. 3–19.

69. У. Брайан С. и др. Генетика кошки. Новосибирск: Наука, 1993, 213 с.

70. Основы палеонтологии. Справочник для палеонтологов (млекопитающие). М.: Госполитехиздат, 1962, 421 с.

71. Палеолит СССР. М.: Наука, 1988, 384 с.

72. Пластика и рисунки древних культур: Первобытное искусство. Новосибирск: Наука, 1983, 183с.

73. Плюснин Ю. М. Проблема биосоциальной эволюции. Теоретико-методологический анализ. Новосибирск: Наука, 1990, 240 с.

74. Плюснина Н. З. и др. Вектор отбора и онтогенетические закономерности формирования поведения при доместикации серых крыс. // Генетика, 1997, т. 33, № 8, с. 1149–1154.

75. Полетаева И. И., Романова Л. Г. Поведение животных и генетические подходы его исследования. // Успехи современной генетики. Л.: Наука, 1991, в.17, с. 7–32.

76. Поплавский И. Я. Русская войсковая собака. Екатеринбург: Типография газеты «Уральская жизнь», 1900.

77. Поярков А. Д. Дикие родственники собаки. // О собаках. Москва-Ташкент: Улей, 1991,с. 17–27.

78. Поярков А. Д. Из жизни бродячих собак. // О чем лают собаки. М.: Патриот, 1991, с. 115–148.

79. Райт Р. X. Наука о запахах. М.: Мир, 1966, 224 с.

80. Реймерс Н. Ф. Популярный биологический словарь. М.: Наука, 1991, 350с.

81. Ротенберг В. С. Мозг. Обучение. Здоровье. М.: Просвещение, 1989.

82. Руководство по дрессировке и применению собак минно-розыскной службы. М.: Воениздат, 1946, 128 с.

83. Руководство по физиологии. Физиология сенсорных систем. Л.: Наука, 1972, 580с.

84. Севодняев В. М. Методика подготовки собак к обыску транспортных средств. // Войсковой вестник. М., 1993, № 1, с. 54–61.

85. Севодняев В. М. Методика подготовки собак к выборке вещи. // Войсковой вестник. М., 1993, № 5, с. 44–48.

86. Севодняев В. М., Шалабот Н. Е. Помощники в службе. // Войсковой вестник. М.,1994,№ 2, с. 57–59.

87. Служебная собака. Д. ВАП, 1994, 576 с.

88. Служебное собаководство. М.: изд. ЦС ОСОАВИАХИМА СССР, 1935.

89. Служебное и охотничье собаководство. М.: Колос, 1984, 150 с.

90. Собака — кто она? М.: Эра, 1992.

91. Соколов В. Е. Систематика млекопитающих. М.: Высш. шк., 1979, 528 с.

92. Соколова З. П. Культ животных в религиях. М.: Наука, 1972, 214 с.

93. Сотникова И. В. Хищные млекопитающие плиоцена — раннего плейстоцена. М.: Наука, 1989, 123с.

94. Сулимов К. Т. Шакало-собачьи гибриды. // Клуб собаководства. М.: Патриот, 1991, с. 32–41.

95. Трапезов О. В. Доместикация, как один из возможных путей сохранения биоразнообразия (на примере речной выдры Lutra lutra, L.; 1758). // Генетика, 1997, т. 33, № 8, с. 1162–1167.

96. Трут Л. Н. Очерки по генетике поведения. Новосибирск: Наука, 1978, 240с.

97. Трут Л. Н. Эволюционная концепция Д. К. Беляева — десять лет спустя. // Генетика, 1997, т. 33, № 8, с. 1060–1068.

98. Фабри К. Э. Основы зоопсихологии. М.: Изд-во МГУ, 1976, 287 с.

99. Физиология сенсорных систем. Л.: Наука, 1972, ч. 2, 703 с.

100. Фогель Ф. Мотульский А. Генетика человека. М.: Мир, 1990, т. 3, 366 с.

101. Хайнд Р. Поведение животных. Синтез этологии и сравнительной психологии. М.: Мир, 1975, 856 с.

102. Хармар X. Собаки и их разведение. Минск, 1992, 97 с.

103. Храмов А. П. Изучение поведения крупного рогатого скота. Метод, указания. М.: МВА, 1986,20с.

104. Шнирельман В. А. Происхождение домашних собак. // Природа, 1985, № 7, с. 92–102.

105. Штернберг Л. Я. Первобытная религия в свете этнографии. Л.: Институт народов Севера, 1936, 571 с.

106. Шюлер Г. Доберман. М.: Танапе, 1996, 230 с.

107. Энциклопедия собаководства. М.: ТЕРРА. Книжный клуб, 1998, 544 с.

108. Эрман Л., Парсонс П. Генетика поведения и эволюция. М: Мир, 1984, 566 с.

Оглавление.

Кинологическое обеспечение деятельности органов и войск МВД РФ. Министерство Внутренних Дел Российской Федерации. Пермский военный институт ВВ МВД России. Книга первая. ПРЕДИСЛОВИЕ К ИЗДАНИЮ. Структура служебной кинологии. ЧАСТЬ I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СЛУЖЕБНОЙ КИНОЛОГИИ. ГЛАВА 1. ПРОИСХОЖДЕНИЕ СОБАКИ. (становление хищничества, эволюция предков, современная мировая фауна псовых, доместикация, социальное партнерство). ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ ПРИМЕНЕНИЯ СОБАК В ВОЕННОМ ДЕЛЕ И БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ. ГЛАВА 3. СЛУЖЕБНАЯ КИНОЛОГИЯ И НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЕТОДИКИ ПОДГОТОВКИ СОБАК. ГЛАВА 4. ЭТОЛОГИЧЕСКИЕ И ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ДРЕССИРОВКИ СОБАК. 1. НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ ПОВЕДЕНИЯ И ДРЕССИРОВКИ СОБАК. Науки, изучающие поведение. Рис. 1. Науки, изучающие поведение животных. Структура поведения у собак. Рис. 2. Схема соотношения основных элементарных компонентов поведения (по Л. В. Крушинскому, 1977). Врожденное поведение собак. Таблица 1. Сложнейшие безусловные рефлексы животных (по П. В. Симонову, 1986). Приобретенное поведение собак. Таблица 2. Классификация форм обучения (по А. С. Батуеву, 1991). Неассоциативное обучение. Импринтинг (запечатление). Ассоциативное обучение. Рис. 3. Схема образования условной связи. Когнитивное обучение. Образное (психонервное) поведение. Особенности психонервной деятельности (по И. С. Бериташвили): Элементарная рассудочная деятельность. Рис. 4. Схема экспериментальной обстановки для изучения способности животных к экстраполяции (а, б, в). Структура текущего поведенческого акта у собак. Рис. 5. Принципиальная схема деятельности функциональной системы целенаправленного поведенческого акта. Рис. 6. Схема отдельной структурной поведенческой единицы — «кванта». 2. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РАЗЛИЧНЫХ ФОРМ ВРОЖДЕННОГО И ПРИОБРЕТЕННОГО ПОВЕДЕНИЯ ПРИ ДРЕССИРОВКЕ СОБАК. Становление поведения собак в процессе индивидуального развития. Понятие об обучении и дрессировке собак. Установление ролевых отношений в паре «дрессировщик — собака». Методы дрессировки. Формы индивидуального обучения при дрессировке служебных собак. Общие признаки условных рефлексов. Правила образования условных рефлексов. Тогда образование условных рефлексов будет выглядеть следующим образом: Принципы и способы воздействия дрессировщика на собаку. Таблица 3. Принципы действия дрессировщика и способы воздействия на собаку при выработке навыков. ГЛАВА 5. ГЕНЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПОВЕДЕНИЯ СОБАК. Основные понятия общей генетики. Генетика поведения, общие аспекты. Генетика доместикационного поведения. Поведенческие признаки при межпородной гибридизации. Таблица 4. Характеристика басенджи и коккер-спаниелей (Эрман и Парсонс, 1984). Наследование способности к лаю. Особенности наследования пассивно- и активно-оборонительной реакции. Рис. 7. Различия в особенностях лая у собак разных пород. Вокализация в тестах на доминирование при тестировании щенков в разном возрасте (Эрман и Парсонс, 1984). Рис. 8. Наследование поведенческих реакций и возбудимости у собак разных пород (по Крушинскому, 1991). Таблица 5. Проявление и степень выраженности пассивно-оборонительной реакции (ПОР) у собак разных пород, воспитанных в различных условиях (по Л. В. Крушинскому, 1991). Таблица 6. Проявление и степень выраженности активно-оборонительной реакции (АОР) у собак разных пород, воспитанных в различных условиях (по Л. В. Крушинскому, 1991). Таблица 7. Проявление и степень выраженности активно-оборонительной реакции (АОР) у собак разных пород (из Н. Г. Андриановой и др., 1992). Наследование способности к обучению. Рис. 8. Результаты обучения в лабиринте «умных» и «глупых» крыс, выросших в ухудшенных, обычных и улучшенных условиях. Наблюдается четкое различие показателей обучения в случае нормальной среды. Различие почти целиком исчезает при росте крыс в ухудшенных и улучшенных условиях (Фогель и Мотульски, 1990). Генетическая детерминация элементарной рассудочной деятельности. Наследственность и социальная иерархия. Наследование поведения, связанного с запаховой ориентацией. Наследственная склонность к апортировке. Наследственность и пастушье поведение. О закономерностях гибридизации волка и собаки. ГЛАВА 6. ОБОНЯТЕЛЬНАЯ ОРИЕНТАЦИЯ И ФОРМИРОВАНИЕ АКТИВНОЙ ПОИСКОВОЙ РЕАКЦИИ У СОБАК. 1. ОСОБЕННОСТИ УСТРОЙСТВА И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ОБОНЯТЕЛЬНОГО АППАРАТА СОБАКИ. Центральная часть обонятельного анализатора. Функционирование обонятельных рецепторов и проблема классификации запахов. Регуляция обонятельной чувствительности. Рис. 9. Контуры струй вдыхаемого собакой воздуха при обычном вдохе (а) и при принюхивании (б). Рис. 10. Строение ноздрей собаки (а) и кошки (б). Рис. 11. Структура струй вдыхаемого собакой воздуха при проработке следа (а, б) и при принюхивании к дальнему источнику запаха (в). Рис. 12. Прохождение потока воздуха через нос при вдохе (а) и (б) выдохе во время быстрого движения (бега) собаки по запаховому следу. 2. ОБОНЯТЕЛЬНАЯ ОРИЕНТАЦИЯ И ВОЗМОЖНОСТИ ОБОНЯТЕЛЬНОГО АППАРАТА. Значение обоняния в жизни собак. Классификация обонятельных раздражителей. Возможности обонятельного аппарата собаки. Таблица 8. Сравнительные данные по порогам ощущений алифатических кислот. 3. НАУЧЕНИЕ СЛУЖЕБНЫХ СОБАК АКТИВНОМУ ПОИСКУ ЗАДАННОГО ЗАПАХА. ГЛАВА 7. ПУТИ ПОВЫШЕНИЯ УРОВНЯ ПОДГОТОВКИ СЛУЖЕБНЫХ СОБАК. 1. ОСНОВНЫЕ ОШИБКИ, ВСТРЕЧАЮЩИЕСЯ ПРИ ДРЕССИРОВКЕ СЛУЖЕБНЫХ СОБАК, И ПУТИ ИХ ИСПРАВЛЕНИЯ. 2. РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ОТБОРУ СОБАК ПО РАБОЧИМ КАЧЕСТВАМ. 1. Проверка физического состояния, зрения, слуха и обоняния собаки. 2. Проверка общей двигательной активности. 3. Проверка способности собаки к экстраполяции. Рис. 13. Проверка способности собаки к экстраполяции (I вариант). Рис. 14. Проверка способности собаки к экстраполяции (II вариант). 4. Проверка способности собаки ориентироваться в лабиринте. Рис. 15. Проверка способности собаки ориентироваться в лабиринте. 5. Проверка преобладающих реакций поведения собаки. Рис. 16. Проверка преобладающих реакций поведения собаки. 6. Оценка чутья собаки и ее склонности к проработке запаховой дорожки. 7. Проверка обоняния и склонности щенков к поиску. Рис. 17. Схема размещения банок при проверке обоняния щенков. 8. Тест на способность щенков к следовой работе. 9. Тест с прерванным мостом. Рис. 18. Прерванный мост при проверке склонности собаки к следовой работе. 10. Оценка злобности собаки. 11. Оценка оборонительного комплекса поведения щенков. 12. Проверка хватки собаки. 13. Оценка склонности к апортировке. 14. Оценка типологических особенностей ВНД собаки. ГЛАВА 8. ОТБОР СОБАК ПО ЗДОРОВЬЮ И ФИЗИЧЕСКОЙ ГОТОВНОСТИ. Оценка здоровья и физической готовности собаки. Нормы клинических и биохимических показателей крови собаки (по В. Рихтеру, 1982 г.). Влияние физических упражнений на физическое развитие собаки. Влияние физических упражнений на функциональное состояние собаки. Влияние физических упражнений на физическую подготовленность служебной собаки. Развитие физических качеств служебных собак. Развитие выносливости. Рис. 19. Беговая дорожка. Рис. 20. «Карусель». Развитие быстроты. Развитие силы. Рис. 22. Тренажер для развития челюстных мышц. Развитие ловкости. Рис 21. Полоса препятствий для кинологов с собаками. Дистанция 200 м. Таблица 9. Нормативы, рекомендуемые для определения физической подготовки кинологов с собакой. Продолжение таблицы 9. ЧАСТЬ II. МЕТОДИКИ СПЕЦИАЛЬНОЙ ДРЕССИРОВКИ СЛУЖЕБНЫХ СОБАК. ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОЙ ЧАСТИ. ГЛАВА 9. МЕТОДИКА ПОДГОТОВКИ СОБАК К РАБОТЕ ПО ЗАПАХОВОМУ СЛЕДУ ЧЕЛОВЕКА. Общие положения. Требования к помощнику, работающему в дрессировочном костюме: Первый этап подготовки. Упражнение. Второй этап подготовки. Упражнение. Рис. 23. Варианты движения собаки при постановке ее на след. Третий этап подготовки. Упражнение. Рис. 24. Движение дрессировщика с собакой при потере следа. Четвертый этап подготовки. Упражнение. Рис. 25. Проработка следа, пересеченного другими следами. Пятый этап подготовки. Упражнение 1. Упражнение 2. Упражнение 3. ГЛАВА 10. МЕТОДИКА ПОДГОТОВКИ СОБАК К ВЫБОРКЕ ВЕЩИ. Общие положения. Первый этап дрессировки — подготовительный. Упражнение 1. Упражнение 2. Второй этап дрессировки — основной. Упражнение. Третий этап дрессировки — заключительный. Упражнение. Основные (ключевые) правила методики. Рис. 26. Расположение специалиста с собакой и размещение палочек (вещей) во время проведения выборки. ГЛАВА 11. МЕТОДИКА ПОДГОТОВКИ СОБАК К ВЫБОРКЕ ЧЕЛОВЕКА ПО ЗАПАХУ ВЕЩИ. Общие положения. Первый этап дрессировки. Упражнение. Рис. 27. Площадка для подготовки собак к выборке человека и вещи. Второй этап дрессировки. Упражнение. Третий этап дрессировки. Упражнение. Четвертый этап дрессировки. Упражнение. Пятый этап дрессировки. Упражнение. Шестой этап дрессировки. Упражнение. ГЛАВА 12. МЕТОДИКА ПОДГОТОВКИ СОБАК ДЛЯ ПОИСКА НАРКОТИЧЕСКИХ ВЕЩЕСТВ. Общие положения. Требования, предъявляемые к отбору собак. Материальные средства, необходимые для дрессировки наркорозыскных собак и требования, предъявляемые к ним. Первый этап дрессировки — начальный. Упражнение 1. Упражнение 2. Требования к организации занятий на первом этапе дрессировки собак. Второй этап дрессировки — основной. Поиск наркотических веществ в чемоданах, сумках, посылках. Упражнение 1. Упражнение 2. Особенности поиска наркотических веществ на местности. Особенности поиска наркотических веществ в помещениях. Особенности поиска наркотических веществ в транспортных средствах. Третий этап дрессировки — заключительный. На этом этапе вводятся следующие усложнения: Требования к организации занятий: ГЛАВА 13. МЕТОДИКА ПОДГОТОВКИ СОБАК К ОБЫСКУ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ. Общие положения. Рис. 28. Площадка для подготовки собак к обыску транспортных средств. Рис. 29. Макет автомобиля. Первый этап дрессировки — подготовительный. Упражнения для решения первой задачи. Упражнение 1. Упражнение 2. Упражнение для решения второй задачи. Рис. 30. Последовательность передвижений специалистов с собаками и помощников на занятиях по подготовке собак к обыску транспортных средств по условиям 1-го этапа. Второй этап дрессировки — начальный. Упражнение. Рис. 31. Последовательность передвижений специалистов с собаками и помощников на занятиях но подготовке собак к обыску транспортных средств по условиям 2-го этапа. Третий этап дрессировки — основной. Упражнение. Рис. 32. Последовательность передвижений специалистов с собаками и помощников на занятиях по подготовке собак к обыску транспортных средств по условиям 3-го этапа. Четвертый этап дрессировки — заключительный. Рис. 33. Последовательность передвижений специалистов с собаками и помощников на занятиях по подготовке собак к обыску транспортных средств по условиям 4-го этапа. Норматив подготовки кинолога и надрессированности служебной собаки в обыске транспортных средств (вариант). ГЛАВА 14. МЕТОДИКА ПОДГОТОВКИ СОБАК ДЛЯ ПОИСКА ВЗРЫВЧАТЫХ ВЕЩЕСТВ И ИНЖЕНЕРНЫХ БОЕПРИПАСОВ. Общие положения. Таблица 10. Последовательность отбора собак для минно-розыскной службы. Методика подготовки войсковых минно-розыскных собак. Первый период. Упражнение. Второй период. Упражнение. Третий период. Упражнение. Четвёртый период. Упражнение. Методика подготовки минно-розыскных собак для органов внутренних дел. Первый этап. Упражнение. Второй этап. Третий этап. Основные правила дрессировки. Характерные демаскирующие признаки и их учет при разминировании: ГЛАВА 15. МЕТОДИКА ПОДГОТОВКИ КАРАУЛЬНЫХ СОБАК. Общие положения. Методика и техника дрессировки. Особенности дрессировки собак на блок-постах. Особенности дрессировки собак на посту глухой привязи. Особенности дрессировки собак на посту свободного окарауливания. Дрессировка собаки на посту свободного окарауливания с использованием звонка громкого боя или в паре с мелкопородной собакой. Первый период. Требования, предъявляемые к подбору и дрессировке мелкопородной собаки: Второй период. Третий период. ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.