Книга советов для бестолковых родителей.

Книга советов для бестолковых родителей

Вообще-то дети – это хорошо. Особенно отчетливо данный факт ощущается тогда, когда у тебя своих детей пока нет. Там, за крепкими заборами детских садиков, за уютными стеклами чужих окон умиляться этими милыми созданиями, напоминающими земных ангелочков, можно до бесконечности. Детей, как и очень многое в нашей жизни, легче всего любить на расстоянии.

Ситуация «немного» меняется, когда в результате каких-либо судьбоносных катаклизмов дети появляются в вашем доме. Причем если это появление кратковременное и не несет на себе страшного клейма неизбежности, тогда все не так уж и грустно. В конце концов рано или поздно вы вновь обретете заслуженную свободу и безмятежность безответственности.

Совсем другое дело, когда вам приносят своего. О, это страшное слово! Вы это поймете сразу, как только он, этот нелепый сверток, плотно укутанный в толстое одеяло, торжественно пересечет порог вашего дома. Будьте уверены, этот момент вам запомнится. А если не запомнится, то все гораздо серьезнее, чем я предполагал.

Потом начнется настоящее веселье. Если раньше вы напряженно придумывали, чем себя занять вечером, то теперь подобные проблемы отпадут сами собой. Как говорится, «будь спок»: занятие теперь найдется и утром, и днем, и вечером, и, что самое увлекательное, ночью. Забегая вперед, могу даже прогнозировать, что хотя такое понятие, как скука, надолго уйдет из вашей жизни, вполне вероятно, что прошлые беззаботные деньки вы все же будете вспоминать как лучшие в жизни.

Я сам был таким. Искренне удивлялся, когда мои рано оперившиеся друзья шарахались от своих же чад, как от демонов, орали, ругались и отбрыкивались от детишек в самом что ни на есть буквальном смысле. Тогда подобное казалось диким и неправильным. Как все меняется!

Нет, конечно, иногда дети приносят удовольствие. Иногда. Нечасто. Они забавны. Неловки. Бывают милыми и даже нежными. Удивительно, но такое бывает. От случая к случаю можно услышать от них нечто вроде: «Папа, я тебя люблю». Это радует. В такие минуты можно мириться с их существованием под одной с вами крышей. И все же… Без них проще, без вариантов. Намного проще. Но с ними – с детьми – интереснее. Насыщеннее. Появляется какой-то смысл в жизни, будущее. Стоит из-за этого заводить детей? Не знаю. И советовать не стану. Но у меня дети есть, и я не жалею об этом. Чего и вам желаю.

Ребенок есть ребенок. Он, в общем-то, должен вырасти. Рано или поздно. Некоторые вырастают быстро и незаметно, другие становятся взрослыми ближе к пенсии, некоторые не взрослеют никогда. И все равно они растут. А вот кем они вырастут…

Нет-нет, я далек от мысли, что это зависит от нас с вами, то есть от родителей. Ничего подобного. В чем-то, конечно, зависит. От кого больше, от кого меньше. Но не настолько, чтобы родитель мог считать себя вершителем судьбы своего ребенка.

А вот испортить жизнь своему малышу можно. Если постараться, конечно. Потому что дети, во-первых, вовсе не такие хрупкие существа, как обычно считается. Они живучи и психологически, и физически. Они лучше нас восстанавливаются и приспосабливаются к окружающей обстановке. Ведь дети – организмы растущие, динамичные. А мы, взрослые, – статика. Растем мы, как правило, больше вширь, нежели вверх. Ребенка сломать трудно. Он не ломается, он только гнется. А вот нас сломать можно, если приложить должное усилие. Во-вторых, мы не одни в этом мире. Безнаказанно измываться над ребенком в наши дни удается немногим. Есть супруг(а), бабушки-дедушки, соседи, воспитатели, учителя, представители общественности и доблестных «органов».

Однако при этом многое в наших руках. Не все, но достаточно, чтобы быть для ребенка самым важным человеком на земле. Родителем. А чего не сможет родитель, того вряд ли добьются все вместе взятые тетушки и дядюшки, окружающие ребенка на улице, в школе и дома. И посему мы можем сделать так…

…или сделать его таким…

…ладно-ладно, не сделать, но постараться…

…Каким мы хотим его видеть. Каким мы хотели бы его видеть.

Книга советов для бестолковых родителей

Глава 1 Нудная, но крайне полезная «теория»: «воспитательная работа» в отдельно взятой семье.

Книга советов для бестолковых родителей

Воспитание – процесс сложный. В том смысле, что мало кто понимает, что это такое на самом деле. Не исключая и автора этой книги. Но если в воспитании я смыслю немного, то в антивоспитании у меня пробелов значительно меньше. Ибо ошибок допущено было масса, просчеты и досадные ляпы постоянно напоминали о том, какой я родитель, и не поделиться столь ценным опытом было бы откровенным преступлением против человечества.

И я охотно этим опытом поделюсь.

Эта книга не о том, как воспитывать. Она о том, как вырастить ребенка таким, каким хотим его видеть мы. Конечно, все варианты я рассмотреть не в состоянии. И бумаги не хватило бы, и терпения на такую книгу. Но кое-какие «лекала» я все же смогу предложить любопытному читателю. И «лекала» отменные: согласно предложенным рецептам можно будет «сварганить» великолепного лодыря, прекрасного «маменькиного сынка», отличного карьериста или замечательную бестолочь. По-моему, выбор достойный.

Нет, конечно, можно постараться и вырастить что-либо поприличнее. Однако о том, как воспитывать приличных детей, и так написано море книжек, и засорять информационное пространство еще одной у меня не поднимается рука. Во-вторых, воспитывать «правильного» ребенка скучно и неинтересно (всем известна истина, что все вкусное неполезно, а все полезное невкусно). Зато воспитать разгильдяя, неряху или ябеду – совсем другое дело. Здесь интересен сам процесс. А с результатом… С результатом можно не спешить, он может не обрадовать… Но ведь, по правде говоря, сама возможность получить то, чего добиваешься, радует больше, чем достижение. А это немало, не так ли?

А что вообще означает это слово – воспитание? Что, собственно, подразумевают под ним сами воспитатели?

Может быть, это какой-то идеал ребенка, к которому нужно стремиться?

Может быть, это определенные правила обращения с детьми, которые нужно соблюдать?

Может быть, это любое воздействие, которое заставляет ребенка что-то делать по-нашему, изменять свое поведение?

Ух, сколько вариантов! И самое интересное, какой ни возьми, у него обязательно найдутся приверженцы. Впрочем, если этого мало, можно кое-что и добавить. Например, что-то вроде такого: воспитание – процесс целенаправленного, систематического формирования личности в целях подготовки ее к активному участию в общественной, производственной и культурной жизни.

Каково? Кратко, содержательно и со вкусом. Но все-таки меня не покидает ощущение какой-то недоговоренности, недосказанности… Чего-то в этом определении явно не хватает. Конечно, активная общественная жизнь – это очень хорошо, никто не спорит. Но вот… Собственно, а для кого мы растим ребенка? Нет-нет, вопрос не такой простой. Вопрос, прямо скажем, провокационный. Держу пари: над ним большинство родителей (может быть, даже вы!) совершенно не задумывались. Ну растет и растет. Ну воспитываем и воспитываем… Мы ж не педагоги, чтобы какие-то цели и задачи ставить.

Совершенно верно. Нормальный среднестатистический родитель обычно никаких особых целей не ставит, разве что какие-то ориентиры: хороший аттестат для своего чада, высшее образование, непыльная работа, льготная пенсия… Какие там цели!

...

И все-таки раз есть ребенок, есть воспитание, то возникает вполне естественный вопрос: а для чего? Или – проще – для кого?

Не нужно спешить, хотя вопрос, в общем, совсем не сложный и ответ на него лежит на поверхности. Ребенок чей? Наш! Воспитывать его мы будем для кого? Для общества? Для школы? Для светлого будущего? Вот то-то и оно, что для себя! Для кого же еще.

Хотя есть еще вариант: для него. Для самого ребенка. Чтобы вырос таким-то и таким-то, чтобы не «выпал» из общества, чтобы смог успешно адаптироваться…

Но вот незадача: как раз самой личности, по всей видимости, воспитание особо и не нужно. Ведь оно подразумевает внешнее воздействие, воздействие направленное. Совсем просто это можно выразить так: воспитатель заставляет воспиту-емого поступать так, как он (воспитатель) требует. Где уж тут интересы личности? Она должна прикусить язычок и молчать. Впрочем, и мала еще эта личность, чтобы рассуждать. А пока мы сами не определились, для чего и для кого мы это все делаем, стоит признаться в том, что происходит с нашим воспитанием фактически. Ежедневно. Даже если мы в этом не признаемся самим себе. Откроем наконец карты. Своего ребенка мы воспитываем для себя. И блажен тот родитель, который давно признал это и не старается убедить себя и других в ином.

Ну а раз так, значит, нужно по крайней мере представлять, что мы собираемся получить в итоге, что мы собираемся вырастить из нашего ребенка. Согласитесь, глупо было бы прилагать усилия, не представляя, за какой результат мы трудимся в поте лица своего. Очень может быть, что этот самый результат окажется, скажем так, не совсем желательным. Как говорится, «за что боролись, на то и напоролись».

Именно поэтому я и затеял сей нелегкий труд. Резон простой: попробуем заглянуть в будущее – вот, пожалуйста, перед вами лежат готовые рецепты воспитания. С помощью этих замечательных методик можно сотворить характер ребенка на любой вкус. Выбор широкий, предложение уникальное: нечасто встретишь книги по воспитанию, в которых выбор «готового продукта» предлагается самому родителю. Как правило, всяческие воспитательные методики подразумевают некий общий свод правил, которые большей частью либо нужны обществу, либо (по крайней мере это подразумевается) будут полезны самому ребенку. А что же несчастный родитель? А он всего лишь проводник этой воли общества. Нарушим традицию?

Книга советов для бестолковых родителей

Глава 2 Страшные глаза правды, или Три циничных вопроса.

Книга советов для бестолковых родителей

Скоро, уже совсем скоро мы приступим к выбору Понимая нетерпение читателя, все же осмелюсь задержать его внимание на следующих, безусловно, важных вопросах воспитания. Если как следует с ними не разобраться, то сделать дальнейший выбор методики не только затруднительно, но и невозможно. А чтение рискует превратиться в обычное развлекательное чтиво, что вовсе не подразумевалось автором.

Итак, вопрос первый: я для семьи или семья для меня?

Собственно, ответ здесь не очень и нужен. По крайней мере публичный. Этот вопрос не только не простой, но и в некоторой степени вечный, ответ на него может быть различным в разные периоды семейной жизни. Иногда он практически очевиден – как правило, это означает, что мы далеки от истины. Впрочем, бывает так, что человек точно знает, какие у него приоритеты. Что же, это большое преимущество: когда ты точно знаешь отправную точку, тебе легче нарисовать маршрут.

Впрочем, чтобы легче думалось, можно немножко разбавить этот «концентрат» дополнительными вопросами вроде: «А что дает мне семья?» – либо противоположным по смыслу: «А что я даю семье?» Можно и глобальнее: «Зачем мне семья?» Хорошие вопросы, не правда ли? Хорошие и опасные. Между тем, если они всерьез вас заняли, можно позволить себе смягчить условие. Скажем, предположить, что категоричный ответ «да» или «нет» в данном случае необязателен…

Если читатель задумался над нюансами первого вопроса и даже (на что автор втайне надеется) открыл для себя новые грани в своих семейных отношениях, самое время перейти к вопросу второму, не менее сложному. А звучит он примерно так: какой мне нужен ребенок?

В контексте книги этот вопрос не должен показаться неожиданным. Более того, это и есть коренной, краеугольный ее вопрос. Без ответа на него мы рискуем получить не тот результат, о котором мечтаем. Скажу больше: велика вероятность вовсе не получить никакого результата, что не менее плачевно.

Чтобы было легче медитировать (читай – думать), могу предложить читателю небольшое подготовительное упражнение: вспомните всех детей своих знакомых, родственников или даже просто детишек, которых вы каким-то образом знаете. А теперь представьте, что вам можно выбрать характер или стиль поведения того или иного ребенка и «перенести» его, подобно новому костюмчику, на своего сына/дочь. Кого бы вы выбрали?

Настоятельно не рекомендуется пока просматривать «меню» предложенных ниже типов – это может существенно осложнить ситуацию. Просто поток фантазии: а каким я хотел бы видеть своего ребенка в идеале?

И наконец, последний, чрезвычайно важный вопрос, от ответа на который зависит многое (например, стоит ли вообще читать эту книгу и будет ли от нее какой-то прок). А звучит этот невинный вопрос примерно так: что я буду делать, чтобы сделать ребенка таким, каким я хочу его видеть?

Ох, это коварно и нечестно – спрашивать о том, что еще «не проходили». Но в том-то и загвоздка, что иногда полезнее иметь свое, пусть и весьма несовершенное мнение, чем десяток авторитетных, но «со стороны».

Итак, все-таки: а что вы сами намерены делать (или уже делаете) для того, чтобы ваш ребенок стал чуточку лучше?

Впрочем, и тут можно значительно облегчить свою задачу. Зачем фантазировать? Давайте так прямо и проанализируем, а в чем, собственно, заключается наша теперешняя «воспитательная работа». Вот какие конкретно «мероприятия» вы совершили сегодня, что из них с полным основанием можно отнести к воспитанию?

Все, дальше провокаций не будет. Хотя… Заранее, конечно, ничего обещать нельзя. Но общие вопросы мы, надеюсь, разобрали. А далее мы рассмотрим уникальное предложение – целый набор готовых воспитательных методик, позволяющих практически без особых умственных и душевных усилий воспитать ребенка на любой вкус, с заранее заданными характеристиками и стилем поведения.

Предложение воистину шикарное! Несомненно, оно придется по вкусу тем, кто:

• ответил положительно на первую либо вторую часть первого вопроса;

• добросовестно постарался ответить на второй вопрос, вместо того чтобы послать провокатора-писаку подальше;

• воспринял третий вопрос как руководство к действию.

Впрочем, автор искренне надеется, что и остальным читателям (особенно обремененным собственными детьми) прочтение данного труда не только доставит удовольствие, но и принесет практическую пользу Ибо опыт и знания – какими бы они ни были – за плечами носить не будешь, когда-нибудь да пригодятся.

На этой оптимистичной ноте прошу теоретическую часть нашего общения считать закрытой и вплотную перейти к части практической – к бесценным советам, которые вы вряд ли найдете в какой-либо другой книге по воспитанию. Вам не придется даже конспектировать, дорогой читатель! Автор все сделает за вас! Единственное, что остается счастливому родителю, – неуклонно соблюдать приведенные ниже рекомендации. И будьте уверены, вы обязательно получите уникальный результат: ребенка «на заказ»!

Книга советов для бестолковых родителей

Глава 3 «Домашний инкубатор», или Уникальные рецептуры выращивания нужного нам ребенка из того, что имеется в наличии.

Книга советов для бестолковых родителей

Как и в любой научной методике, все рекомендации будут излагаться в соответствии со строгим планом.

1. Общее описание и характерные особенности типа.

2. Условия, необходимые для его возникновения и развития.

3. Методические рекомендации по выращиванию ребенка заданного типа.

4. Особенности «питания» и ухода.

5. Меры профилактики и безопасности при работе с данным типом ребенка.

В первом пункте будут рассматриваться общие характерные черты типа, его яркие особенности. Данный пункт очень важен, так как самым первым вопросом при выборе методики является типология, то есть определение каждого из типов и отличие его от других. Нужно отметить, что эта на первый взгляд несложная задача на самом деле может оказаться не такой простой. Дело в том, что многие детские типы в некоторых чертах удивительно схожи, однако принципиально различаются по другим позициям, что позволяет их отнести к другому виду. Неудивительно, что методики по выращиванию и воспитанию этих типов будут существенно различаться, как и меры безопасности при обращении с ними.

Второй пункт посвящен условиям зарождения и формирования данного типа. Как правило, для развития различных качеств могут потребоваться разные условия, включающие влияние ближайшего окружения (мамы, папы, братьев и сестер, бабушек с дедушками, школы и т. д.), атмосферу и традиции семьи, сложившиеся отношения между ее членами и некоторые другие моменты. Таким образом, данный пункт рассматривает проблему в «историческом» аспекте.

Третий пункт, собственно, и предлагает саму методику превращения исходного материала (то есть имеющегося в наличии ребенка) в конечный результат, планируемый родителями. Именно здесь вы найдете подробные методические рекомендации по всей обширной проблематике данной темы. Будут рассмотрены вопросы психологии, отношений, ухода, внутренней и внешней политики семьи, предложены методики, подходящие для воспитания вполне определенных качеств. Не обойдем вниманием и такие важнейшие вопросы, как культурный досуг ребенка, проблема карманных денег и подарков и другие не менее важные мелочи, которым традиционные воспитательные методики часто не придают большого значения.

В четвертом пункте подробно рассматривается проблема «питания» заданного типа ребенка. Здесь необходимо оговориться: автор понимает под «питанием» гораздо более широкий круг понятий, нежели традиционную материальную пищу. К «питанию» в данном случае относятся такие необходимые растущему организму элементы, как ласка, похвала, общение, а также любые действия, которые поддерживают и усиливают определенные качества и свойства (в основном психологического характера) данного типажа.

И наконец, в пятом пункте, составленном «на всякий пожарный случай», приводятся необходимые меры безопасности в обращении с данным типом ребенка, а также рассматриваются меры нейтрализации негативных последствий, к которым может привести чрезмерное развитие некоторых из заданных качеств. Ни для кого не секрет, что в любом научном эксперименте есть известная доля риска, и, как любой честный исследователь, автор обязан предупредить окружающих об определенных опасностях, а также представить меры безопасности и нейтрализации последствий. Несмотря на то что данный пункт является дополнительным и приведен скорее в качестве подстраховки, многие читатели сочтут его не лишенным смысла и даже, возможно, посчитают наиболее любопытным.

Как вырастить маменькиного сыночка.

Книга советов для бестолковых родителей

Общее описание и характерные особенности типа.

Прелестное существо, нежно привязанное к матери. На расстоянии может казаться сущим ангелочком, но при близком знакомстве впечатление обычно меняется. Наиболее яркая черта типа – выраженная ксенофобия (боязнь чужаков).

Маменькин сыночек – один из самых распространенных типов детей. Встречается на всем протяжении заселенной человеком территории, не исключая и дикие племена Новой Гвинеи. Зачастую синонимом «маменькиному сыночку» выдвигают тип «папина дочка», но в данном случае нужно отчетливо разделять эти варианты: они существенно различаются по психолого-поведенческим реакциям.

Маменькин сыночек, как следует из названия, – это ребенок мужского пола, непременно имеющий маму или близкого человека женского пола, ее заменяющего. Характерной особенностью этого типа является сильная привязанность к матери, иногда принимающая невротические черты. Это ребенок, который фактически «держится за мамину юбку». Причем данное наблюдение имеет вполне конкретную основу: эти дети зачастую физически «не отлипают» от своих матерей, бегают за ними, подобно хвостикам, и даже в сравнительно старшем возрасте требуют, чтобы мама брала их «на ручки». Однако нужно указать, что подобное явление в возрасте до двух лет считается нормальным и не указывает на принадлежность ребенка к данному типу.

По характеру маменькины сыночки могут быть самыми разными. Обычный портрет тихого, запуганного ребенка вовсе не является типичным. Маменькин сынок может, конечно, быть тихим, пассивным, а может оказаться и страшно шебутным мальчишкой – и оставаться при этом в рамках своего типа. Со стороны тихий сыночек будет казаться ангелом – особенно пока он находится на коленях у мамы. Сущий ад начинается тогда, когда его приходится от коленок отдирать. Причем «отдирать» – в самом прямом значении этого слова.

Обычно такой ребенок признает только маму. С папой отношения не то чтобы сложные, но крайне недоверчивые. В качестве временной замены любимой мамы может выступить разве что бабушка. И то – на время. Для мамы маменькин сыночек (особенно в раннем возрасте), как правило, настоящее наказание. Положение усугубляется, если мама ведет активную жизнь и не старается замыкаться в семье. Маленький «прилипала» не отпускает ее ни на минуту, хватает за ноги, что-то постоянно требует, устраивает истерики, когда его не берут на руки, и вообще не дает матери продохнуть.

Правда, некоторым матерям такое положение дел даже нравится. Ведь ребенок недвусмысленно дает понять, что главным человеком на земле для него является именно она и никто другой, и за проявления столь бурной привязанности можно заплатить своим временем и свободой. Причем иногда приходится платить по-крупному. Именно для таких мам эта глава будет исключительно полезной.

Однако крайне наивным будет считать, что прилипчивое дитя приносит любимой мамочке только радость. Зачастую бывает как раз наоборот – маленький деспот требует исполнения всех своих капризов, лупит маму кулачками и третирует ее постоянным ревом. В то же время обойтись без нее он, по всей видимости, совершенно не в состоянии (что, как правило, является лишь притворством).

Как правило, у маменькиного сыночка, кроме мамы (да и то не обязательно), в доме может не быть союзников вовсе. Папы, втайне оскорбленные таким вызывающим поведением наследника, обычно достаточно быстро оставляют попытки «перетянуть» отпрыска на свою сторону, ограничиваясь холодным презрением и отстраняясь от воспитания. К посторонним людям «сыночек» может относиться и вовсе как к существам из другого мира. Впрочем, по одному ему ведомой причине иногда подобный ребенок все же «признает» кого-то из родственников или даже просто знакомых (обычно из числа женщин), и тогда мама получает редкую возможность немного отдохнуть от горячо любимого дитяти.

Подрастая, маменькин сынок действует более тонко. Он уже не лезет на руки в силу своего возраста и веса, зато «вешает» на мать весь груз своих проблем и секретов. Папа по-прежнему остается в стороне, но теперь его союзниками становятся одноклассники и одногодки мальчика, которые начинают замечать чрезмерную привязанность того к мамочке и давать ему разные обидные прозвища.

Нужно сказать, что подобные привязанности, которые в раннем возрасте могли сильно напрягать молодую маму, со временем приносят больше позитива. «Телячьи нежности», постоянная отчетность перед мамой и отсутствие каких-либо тайн позволяют маменькиному сынку полностью завоевать материнское сердце. Обычно такое положение дел устраивает обоих, и мама, как правило, считает, что у нее просто «хороший контакт» с сыном. В некотором смысле это действительно так. Однако другие члены семьи данной идиллии, как правило, не одобряют и смотрят на ситуацию критически.

Необходимые условия.

Для выращивания ребенка типа «маменькин сыночек» требуется как минимум ребенок мужского пола в возрасте от двух до двенадцати-тринадцати лет и мама (в крайнем случае лицо женского пола, ее заменяющее). Границы возраста «маменькиного сынка» диктуются следующими соображениями: ребенок младше двух лет, независимо от пола, естественным образом будет «маменькиным», просто потому что физиологически и психологически на этом этапе мама для него намного важнее любого другого человека на планете. Верхняя же планка весьма условна, и ее наличие объясняется только тем, что именно в эти годы мальчик выходит из детского возраста. И проводить какую-либо воспитательную работу в этом возрасте уже, в принципе, поздновато. По крайней мере в нашем случае. Вырастить маменькиного сынка из тринадцатилетнего подростка – задача не то что нелегкая, а практически невыполнимая. Хотя при известных условиях и должных усилиях каких-то результатов можно добиться и в этом возрасте, но боюсь, что они не будут стоить затраченных усилий.

Есть дети, психологически предрасположенные к тесному общению с мамой. Как правило, это тихие, боязливые мальчики, которые плохо идут на контакт с внешним миром. Обидчивый и сентиментальный ребенок имеет больше шансов стать «маменькиным сынком», чем бойкий и веселый мальчуган. «Нежные» мальчики, которые любят ласку и обожают целовать свою мамочку, порой сами провоцируют родительницу на ответные нежности. Таким образом, круг замыкается: обе стороны заинтересованы в тесной привязанности.

Основным условием появления «маменькиного сынка» является, как это ни странно звучит, чересчур добросовестное исполнение молодой мамашей ее материнского долга.

Смотрится это примерно так. Муж, обеспокоенно: «Милая, чем тебе помочь?» Жена, устало улыбаясь: «Ну что ты, милый… У тебя и так полно дел… Я сама справлюсь». Иногда варианты бывают другие. Вроде этого: « Положи ребенка! Как ты его запеленал! Иди лучше дверцу в тумбочке прикрути – больше толку будет».

Впрочем, сама форма подобного «ограждения» неважна, важна суть. А она в том, что, ограждая папу и других родственников от забот о малыше, мама – вольно или невольно – привязывает ребенка к себе, одновременно отталкивая отца на вторые позиции. Причем она может не иметь в виду ничего подобного, совершенно искренне пытаясь проявить свои лучшие качества.

Например, заботу о любимом муже, который не должен вставать среди ночи на любой вопль младенца.

Очень возможно, что молодой супруг тоже весьма положительно воспримет попытки второй половины героически брать на себя все заботы о малыше. Нужно с прискорбием заметить, что большинство мужчин (автор не является исключением) проявляют некоторое… малодушие, когда речь заходит об уходе за младенцем. В принципе, оно и понятно: архетип добытчика, главы семьи никоим образом не подразумевает обязательную роль няньки.

Результат такой заботы проявится очень скоро – уже годикам к двум-трем, когда ребенок перестанет нуждаться в смене пеленок да кормлении с ложечки. А результат, как правило, такой: маленький мальчик не спешит идти «в мир» или хотя бы к родному папе, предпочитая для надежности хвататься за мамину юбку.

Однако это лишь первопричина, она только дает импульс, а будет ли процесс превращения ребенка в «сыночка» запущен в полную силу, зависит от других факторов.

Вторым важным условием является рассогласование воспитательных мер, когда мама говорит «можно», а папа – «нет». Причем особенно важно, кто занимает более мягкую позицию. Традиционно это мать (хотя зачастую бывают и противоположные примеры). Тогда любые требования со стороны отца могут восприниматься как нападки, от которых нужно искать защиты у надежного человека – у мамы. Причем важна именно глубинная реакция матери, а не ее слова.

Отец: «Ну-ка немедленно собирай игрушки!» Мать (с легкой улыбкой):« Слышишь, что папа сказал? Нужно собрать игрушечки! Будем собирать? Ах ты мой хороший, давай сначала я тебе конфетку дам… А вообще – пойдем покушаем. Ваня! Ребенок еще не обедал!».

По форме – признание требования справедливым, по сути – игнорирование и саботирование.

Иногда утверждается, что причиной формирования типа «маменькин сынок» является наличие сурового и деспотичного отца. Что же, подобное явление имеет место. Действительно, излишняя строгость при отсутствии душевного контакта – одна из причин напряженных отношений сына с отцом. И все же даже при очень строгом отце мальчик не сможет стать полноценным маменькиным сыночком, если не будет соблюдено второе условие уравнения – потакающая ребенку мать, не способная сказать любимому чаду «нет».

Подытоживая сказанное, выделим три главных условия, необходимых для зарождения и развития в ребенке характера маменькиного сыночка:

• узурпация матерью права на уход за малышом в раннем (младенческом) возрасте;

• отсутствие душевного контакта отца со своим чадом;

• формирование в семье стереотипа «добрая мама» – «строгий (злой) папа».

Методические рекомендации.

Выращивание маменькиного сыночка не сопряжено с какими-либо особыми сложностями. Иногда даже не требуются значительные физические старания, особенно если ребенок предрасположен к зависимости. И все же некоторые усилия приложить необходимо, ибо даже машину, стоящую на горке, нужно толкнуть, чтобы она покатилась вниз.

Общие рекомендации.

Для мамы правила очень просты: что бы вы ни делали ради своего дитяти, делайте это сами. Никакой помощи со стороны! Вы всегда лучше и быстрее можете запеленать ребенка, сменить подгузник, приготовить кашу и отвезти сынулю в детский сад. Мужа нужно беречь: не мужское это дело – с детьми нянчиться. Ничего, что ребенок подрос и нет нужды ходить за ним по пятам. Материнское внимание не помешает. Мать всегда лучше знает, что нужно ее сыночку. Вот вырастет – пусть о нем жена заботится. А пока – мама. Что это за мать, которая не сможет содержать свое чадо до пенсии? И вообще, нельзя нервировать ребенка. Раз не хочет идти к папе – значит, так тому и быть. Мамочка и сама справится…

Для папы рекомендуемая политика еще проще: не мужское это дело – уход за ребенком. Подрастет – можно и повоспитывать. Вы мужчина, а мужчина должен быть добытчиком и хозяином, а не нянькой. Впрочем, иногда показывать «мужскую руку» необходимо, особенно если наследник чересчур распоясался. Осадить грозным голосом, пригрозить ремнем. Можно и похвалить, хотя тут сложнее: это мать им занимается, ей виднее, чего он там заслуживает. А в общем, наше дело сторона: принес деньги, лег на диван – и не мешайте папе отдыхать!

Рекомендации по общению.

Для мамы: общение может быть самым разноплановым. Что угодно, вплоть до криков и упреков, лишь бы эти «воспитательные» порывы завершались непременным утешением своего дитяти. Финал должен быть одним и тем же: крепко прижатое к груди чадо, ласково-утешительные слова и твердые заверения, что «мама тебя любит». Настоятельно рекомендуется немного «недотягивать» с жесткими воспитательными мерами, то есть сменять «гнев на милость» немного быстрее, чем, по идее, требовала бы ситуация. Главное – не воспитательное воздействие, а отношение к вам ребенка, не так ли? Советую также применять известную психологическую игру «только я тебя понимаю». Заключается она в том, что вы даете понять сынишке: никто, кроме мамы (включая родного отца и бабушек с дедушками, а также учителей, друзей и прочих авторитетных личностей), никогда не поймет и не поддержит свою кровиночку так, как сделает это она. В принципе, здесь особенно и кривить душой-то не придется: кто поспорит с таким постулатом?

Фразы «под запись»:

 « Ути-пуси, иди ко мне, мой маленький!»;

«Ах ты мой хороший, мама тебя пожалеет!»;

• (папе) «Не смей так орать на ребенка!»;

«Ничего-ничего, главное – мама тебя понимает!»;

 « Видишь, какие они нехорошие… Обижают моего сыночка».

Маленькое дополнение: все вышеперечисленные фразы могут применяться к ребенку любого возраста – вплоть до пенсионного. Правда, в этом случае необходима небольшая поправка. Скажем, 20-летний отпрыск услышит первую фразу примерно так: « Сереженька, дай я тебе поправлю галстук…», а последнюю, например, вот так: « Чистый ужас! В вашей группе действительно собрались одни болваны. Не понимаю, как ты с ними уживаешься?».

Для папы рекомендации будут несколько иными. Вообще, здесь в общении со своим наследником возможны две линии. Обе они довольно быстро приводят к успеху и, в общем-то, равнозначны по эффективности. Первая линия – обидчивое игнорирование ребенка, который почему-то признает только маму. Можно молчать вовсе, можно разговаривать с ним через посредников, можно общаться подчеркнуто сухо, придав лицу кислое выражение недовольства и даже некоторой брезгливости, испытываемое «настоящими мужчинами» при виде маменькиного сыночка.

Другая линия поведения, наоборот, предполагает активное общение, попытки «растормошить», заставить маменькиного сынка общаться или по крайней мере обратить на вас внимание. Причем чем активнее, чем жестче и настойчивее будут эти попытки, тем лучше для нашего неправого дела. Как правило, настойчивое навязывание своего общения приводит к результатам прямо противоположным. Какой путь выбирать вам – решайте сами. Впрочем, если в вашей семье уже завелся маменькин сыночек, можно смело делать вывод, что один из предложенных стилей общения вы не просто избрали, а успешно практикуете.

Фразы «под запись»:

«Иди, иди к своей мамочке!»;

 « Чего воешь?! Мужик ты или нет?!»;

•  «Не дури папе голову» (кстати, прекрасно подойдет и маме);

•  «А в армию мама за тебя пойдет?».

«Бытовые» рекомендации.

Для мамы: помощь, помощь и еще раз помощь сынуле во всем. Хочет конфетку? Принести и развернуть! Хочет спать? Взять на ручки и дотащить до постельки. Раздеть самостоятельно. Утомился, разбрасывая игрушки? Пусть пока поиграет «в компьютер», мама уберет все сама. Настоятельно рекомендуется самой одевать и обувать, завязывать шнурки на ботиночках, таскать в школу портфель и ругаться с учителями за придирки и недооценку потенциально гениального мальчика. Вообще, ограничение самостоятельности даже в мелочах – прекрасная возможность «привязать» к себе ребенка всерьез и надолго. Строго не рекомендуется давать на руки сколько-нибудь значительные карманные деньги. Все, что нужно, можно попросить – мама купит сама.

Рекомендации папе будут несколько иными. Не помогать, а заставлять делать. Работа должна быть сделана во что бы то ни стало. Причем настаивать нужно жестко, с ультиматумами и безоговорочно. Подразумевая, однако, одну существенную деталь: неважно, кто на самом деле ее сделает. Карманные деньги, подарки – все это лишнее. А раз дни рождения и всякие там «новые года» никто не отменял, то нарушать традицию не стоит: пусть жена ломает голову, что и кому купить. Наше дело – принести деньги. В квартире обязательно отвести комнату под детскую – пусть дитя там спит, делает уроки и играет. Нечего под ногами у взрослых путаться. А денег можно и дать, если, конечно, чадо попросит. Однако, скорее всего, и с этой просьбой сынуля побежит к маме.

Особенности «питания» и ухода.

Любое живое существо (а маменькин сыночек не является исключением) нуждается в пище. Причем каждый вид живых существ имеет свою собственную, особую диету. Чем же «питается» данная разновидность ребенка?

Материнскими страхами. В первую очередь – страхом потерять этого ребенка, потерять в физическом либо психологическом смысле: что он вовремя не покушает, плохо оденется и заболеет, душевно отдалится, не оценит заботу, «уйдет к другой».

Любимыми «блюдами» маменькиного сынка были и остаются материнская ласка, поддержка и всепрощение, «блюда», любимые всеми детьми и необходимые им, но подаваемые слишком щедро и не всегда вовремя. Впрочем, раз уж разговор зашел о кулинарии, приведу один любопытный факт. Оказывается, любая пища, изначально самая качественная и полезная, превращается чуть ли не в отраву, если ее употребить не к месту и не вовремя. Зубчик чеснока гипертонику может стоить сердечного приступа. Съеденная на ночь свежая морковка «подарит» бессонницу. Соблазнительный торт «поверх» сытного ужина вызовет несварение желудка. Думаю, аналогии понятны?

И наконец, «фирменное блюдо» – страхи и неврозы самого ребенка, щедро подпитываемые обоими родителями. Материнская любовь, даже самая горячая и неутомимая, – полбеды, если она не «питается» неуверенностью и боязливостью малыша. А вот если эти два качества встречаются вместе – тогда и образуется «питательная среда» для того пренеприятнейшего типа, который мы издевательски называем маменькиным сынком.

Основной уход за несчастным существом, которому посвящена данная глава, заключается в своевременной «кормежке» – подпитке подопечного мальчика страхом перед «чужаками», к которым мама по какому-то недоразумению (возможно, совершенно неумышленно) относит также отца ребенка. Не нужно забывать и о «гарнире» в виде ласки, одобрения и защиты перед всем миром. Ну и, само собой, помнить об охране своего чада от любых посторонних посягательств и влияний.

Меры профилактики и безопасности.

Конечно, завести себе маменькиного сынка – затея неординарная. Вырастить этот тип не так уж просто, и усилия, потраченные на его выращивание и содержание, имеют свою ценность. Но зачастую возникает закономерный вопрос: а насколько оправданны в принципе эти усилия? Что, собственно, мы получаем взамен, «создав» подобного ребенка? Может быть, найдутся другие варианты, гораздо более привлекательные, чем описанный выше?

Может быть, и найдутся. Но тогда естественным образом возникает еще одна проблема: а что же делать с уже сотворенным персонажем? Он может быть в корне не согласен с нашим решением, то есть с его ликвидацией как типа. Да и, говоря по правде, без всяких поползновений окружающих в свою сторону «маменькин сынок» может принести достаточно неприятностей тем, кто с ним сталкивается. Поэтому выработка неких мер безопасности, правил обращения с этим типом представляется мне совершенно логичным занятием.

Маменькиного сынка не следует считать плюшевой игрушкой в руках матери. Зачастую этот типаж далеко не так безобиден, как кажется. Хотя бы тем, что в том монолите, которым, по сути, является семья (или к состоянию которого она должна стремиться), маменькин сынок – это своеобразный клин, бомба замедленного действия. Семья по определению должна согласовывать позиции, сплачиваться – иначе ей грозит развал. Или же она просто тихо умрет, оставив лишь формальную видимость. Вот живут в одной квартире фактически чужие друг другу люди – а по документам они числятся супругами. Недоразумение, которое отравляет жизнь всем членам этого «коллектива». Появление «маменькиного сынка» может быть как тревожным сигналом, указывающим на возникающую трещину в семейных отношениях, так и катализатором разрушительных тенденций. Маменькин сыночек – это тяжкое нарушение баланса сил в семье. Это потеря равновесия и источник раздоров.

...

Здесь я считаю своим долгом уточнить: источником раздора в семье является не конкретный живой ребенок, а тот комплекс отношений и явлений, который называют «маменькиным сынком». Ибо никакой маменькин сынок невозможен без мамы, его безусловно поддерживающей, и папы, который не стремится (или недостаточно стремится) сохранить свою роль и ценность в семье. С полным основанием сюда же можно добавить окружающую среду – знакомых, бабушек и соседей.

В связи с данным предположением первой и самой важной профилактической мерой от возникновения подобного типажа в вашей семье следует считать взаимопонимание и доверие между супругами и (или) искренние попытки друг друга понять. Если подобного желания у супругов (либо одного из них) нет, то имеет смысл всерьез задуматься над перспективами дальнейшей совместной жизни.

Именно доверие к окружающим, и в первую очередь к своему мужу, даст молодой матери ту необходимую защиту от страхов и опасений, которая важна как лекарство против сверхопеки над малышом. Мужчина, который привлекается к уходу за своим сыном практически с его рождения, получает мощнейшую прививку от типично мужского страха перед младенцами – страха ответственности. Боязни не справиться, оказаться беспомощным и смешным. Он не теряет драгоценные месяцы общения с малышом, которые могут быть утеряны безвозвратно и аукнуться последующим отчуждением. Конечно, опасения будут. Будет и вполне естественная женская ревность: ведь уход за младенцем – это традиционная прерогатива матери. Перебороть, заменить эту установку могут только любовь и доверие. Друг к другу, к ребенку, к своей семье.

Но что делать, если по каким-то причинам маменькин сынок – это уже свершившийся факт? Если само его существование (не ребенка, а именно типа) уже представляет определенную проблему? Если мать уже не справляется, она психологически устала от роли единственной опоры и «скорой помощи», а отец переходит к открытым боевым действиям по отношению к родному дитяти? Когда в семье уже фактически «холодная война»? Тогда нужно лишь одно условие. Несложное и не из ряда вон выходящее. Нужно просто, чтобы один из супругов осознал опасность и дал «задний ход». Неважно, кто это будет: мать или отец. Важно наличие желания и определенное терпение. А еще такт. И тогда свершится маленькое чудо: второй родитель «подтянется». Ибо вопрос всегда подразумевает ответ.

Оружие отца – полное игнорирование маменькиного сынка. Полное и принципиальное. Нет его, и не было никогда. Для тех, кто на этих строчках споткнулся и обвинил автора в жестокости и психологической безграмотности, поясню: автор просит отличать ребенка, больного синдромом «маменькиного сынка», от самого этого понятия. Речь ни в коем случае не идет об игнорировании самого ребенка! А вот его образ «нюни», «девчонки» должен растаять, раствориться. Это сложно – вдруг перестать видеть раздражающие диссонансы, когда у всех на глазах родной сын, минуя отца, непременно бежит к матери или в упор не слышит, что ему говорит папа. Однако очень важно такие моменты не то чтобы не замечать, а начисто игнорировать их обидное содержание. Ставить условия, грозить, применять шантаж – это может подействовать, но в далекой перспективе неэффективно. А вот использовать моменты, когда ребенок вынужден обращаться именно к вам, – нужно и необходимо. А такие моменты обязательно будут – не всегда же мама «под боком». И если мальчик не будет ожидать подвоха, сарказма и прямых издевательств, он подойдет.

Нужно найти в себе силы преодолеть неизбежное разочарование после первых успехов. Девяносто из ста против того, что сынок тут же умчится к матери, когда та появится в поле зрения. Ничего, это неизбежная инерция. Она будет сходить на нет, если папа будет осторожен. Не давить, не унижать, не осмеивать. Помогать, когда попросит, вовлекать в свои дела. Меры безопасности просты, не так ли?

Возможно, у читателя сложилось мнение, что в формировании «маменькиного сынка» виновата исключительно мать. Это не совсем так. В семейных проблемах очень редко (а то и вовсе никогда) бывает виноват один из супругов. Вероятно, кто-то подал повод, или поступил неосторожно, или просто возникло недопонимание. Но для развития конфликта нужны двое. Для матери маменькин сыночек может быть не меньшей обузой, чем радостью. В конце концов, мало кому понравится, когда твоего сына называют «тряпкой» и обижают все кому не лень. К тому же постоянная ответственность, которую не с кем разделить («твой сыночек, ты и возись»), здоровья не добавляет. Однажды наступает момент, когда хочется что-то изменить. Не просто стряхнуть с ноги эту прилипчивую тяжесть на минуту-две, а сделать так, чтобы это беспомощное существо научилось обходиться без нас.

Как это сделать? Постепенно, но твердо. «Помочь сделать математику? Я не математик, иди к папе, он “на инженера” учился». «Сломался велосипед? Так мамы велосипеды не ремонтируют. Папа поможет…» «Завтра мама в командировке. Будешь с отцом весь день». Страшно? Назревает истерика? Что поделать! Когда-то нужно начинать. Впрочем, есть еще вариант: ничего не менять. Как-нибудь «додержать» до пенсии. Если сил хватит… А хватит?

И наконец, главное: это совместные усилия родителей. Со-труд-ни-че-ство. Труд совместный, согласование позиций. Раз папа сказал «нельзя», значит, нельзя. Раз мама говорит «так», значит, так, а не иначе. Решения должны быть совместными. А совместные решения есть там, где живет доверие. Где есть доверие и сотрудничество, нет места страхам и неврозам. Значит, нет места «маменькиным сыночкам».

Как вырастить тихоню.

Книга советов для бестолковых родителей

Общее описание и характерные особенности типа.

Дети – народ шумный. А в возрасте двух-трех лет, кажется, ротики у них вовсе не закрываются. Щебетать без умолку, перекрикивать друг друга, визжать от восторга и громко топать для них – само собой разумеющееся. Для нас, родителей, подобный постоянный шум может быть довольно серьезной нагрузкой. Утомляет, понимаете ли. Хочется тишины, покоя. Отдыха ушам и психике. Вместо этого – крики, бесконечные «почему», просьбы, вой музыкальных игрушек и невозможность просто посмотреть сериал без необходимости надевать наушники и отвлекаться каждые три минуты на решение жизненно важных детских проблем. Хотелось бы как-то потише. Хотелось бы отдохнуть. Хотелось бы альтернативы этому трам-тарараму хотя бы на время. Тем более что эта альтернатива существует. Знакомьтесь – мечта многих родителей, услада для ушей и отдых нервам – ребенок-тихоня. Судите сами: малыш – сам по себе, под ногами не путается, в глаза не лезет, с глупыми вопросами не пристает. Если это мальчик – то его никогда не назовут хулиганом либо драчуном, он не полезет в чужой сад воровать яблоки и не станет бить стекла в школьной столовой. Если это девочка – родители могут быть в полном восторге: сущая Настенька из сказки. Сидит тихо, улыбается скромно, и слова из нее не вытянешь. Ну разве что эти дети могут быть немножко необщительны и чересчур скромны, но ведь разве перевешивают эти смешные недостатки их многочисленные достоинства!

Тихони тоже могут быть разными. Одни практически никак не реагируют на присутствие родителей и могут часами играть в полном одиночестве в своей комнате. Счастливый родитель за это время успевает оббежать полгорода и даже узнать последние новости у старушек на лавочке. Причем мама или папа уверены, что их чадо за время отсутствия не полезет рисовать на обоях или разбирать микроволновую печь и даже не станет испытывать лежащую на самом виду зажигалку.

Другие детишки из этого же типа не такие покладистые, то есть молчать они будут, но только до тех пор, пока родители находятся в доме или вообще у них на виду. Если же мамочке придет в голову неудачная мысль отлучиться на несколько минут в ближайшую бакалейную лавочку, этот необдуманный поступок может вызвать настоящую нервную истерику Как раз в эти моменты тихони и показывают, на что они способны на самом деле.

«Тихоня» всегда представляет собой загадку как для родителей, так и для воспитателей детского сада, а позже учителей. В самом деле – более или менее познать характер человека можно, либо общаясь с ним, либо наблюдая за его поступками. Как правило, и одно и другое у данного типа практически не наблюдается. Нельзя же назвать поступками самые обычные телодвижения, которые не говорят об особенностях характера ровно ничего! Правда, опытный психолог (не обязательно с образованием) и по этим скупым наблюдениям даст некоторую характеристику, может быть, напустив еще больше тумана.

Какой характер у тихони? Вовсе не обязательно тихий. «Тихость» может быть вызвана чем угодно: флегматическим темпераментом, хронической усталостью (да-да, есть дети, которым просто не хватает сил для активного образа жизни – при этом никакой врач не находит в них органических отклонений), жизненной позицией, психологической травмой и даже простым притворством. Впрочем, последний вариант можно рассматривать лишь вскользь – такие дети, как правило, очень скоро себя выдают, и любой родитель понимает, что эти «тихие» периоды – всего лишь маска. Главное заключается вовсе не в характере, а в стиле поведения этого ребенка. Тихоня – тот редкий вариант, когда малыш по поведению напоминает скорее старичка. Скромного, ненавязчивого, немногословного.

Есть дети, спокойные в силу природных особенностей. Как правило, это счастливые обладатели флегматического темперамента. «Исправлять» таких детей, то есть тормошить, «привлекать» и активизировать их деятельность различными воспитательными и не очень методами, не только бессмысленно, но и вредно. Заниматься глупым занятием – превращать замечательного природного тихоню в невыносимого непоседу – мы не станем. Мы поговорим о другом – подробно разберем методику превращения вполне обычного, в меру активного и общительного ребенка в типичного тихоню. Думаю, каждый здравомыслящий родитель уже прикинул, какие выгоды сулит это волшебное превращение. Тем же, кто еще сомневается, разложу все по полочкам. Итак, вырастив тихоню, мы получим:

• уйму свободного времени, так как этот ребенок, как правило, не требует постоянного присмотра и слежки по причине низкой двигательной активности;

• экономию психических и душевных сил, поскольку это дитя (что мужского, что женского пола), судя по смирному виду, не особенно нуждается в родительских эмоциях и воспитательных мерах;

• восторженные «охи» и «ахи» знакомых и дальних родственников, умиляющихся при виде такого славного спокойного ребенка;

• прекрасную живую игрушку, потому что тихоня зачастую позволяет делать с собой все, что угодно, – причесывать, одевать, как куклу, разрисовывать физиономию макияжем и т. д.

Если этого мало, можно добавить, что эти дети, как правило, производят впечатление не по годам взрослых и серьезных, что зачастую чрезвычайно нравится воспитателям и педагогам. К тому же за ними охотно присмотрит соседка, утверждающая, что сложнее выгуливать черепашку, чем этого прелестного ребенка. Ага! Я вижу: вы уже заинтересовались! Тогда – вперед и с песнями!

Необходимые условия.

В принципе, тихоня может вырасти практически в любых условиях. Даже если семья в целом ведет активную и насыщенную жизнь, это вовсе не страхует от появления в этой семье ребенка, который не будет разделять всеобщего энтузиазма и постарается быть в стороне от различных инициатив, исходящих от остальных членов семьи. Равно как в общем спокойная и размеренная семейная жизнь ни в коем случае не гарантирует того, что в нее не ворвется жизнерадостный и очень подвижный ребенок, который значительно осложнит существование остальных домочадцев.

Однако опять-таки от условий – и воспитания в частности – зависит немало. И при должном усердии даже вполне живенького и непоседливого ребенка можно превратить в тихоню, пусть и не совсем идеального.

Несмотря на то что тихоня, в общем-то, может «завестись» практически в любой семье, в целом его стихия – семьи с размеренным ритмом жизни. Как правило, это интеллигентные и, как говорили некогда, обладающие «высокой культурой быта» «ячейки общества». Я говорю «в целом», потому что есть еще одна распространенная категория семей, где дети волей-неволей вырастают «тихонями». Это так называемые неблагополучные семьи, где один из родителей (а то и оба) замечает своего ребенка разве что тогда, когда тот слишком часто мозолит глаза либо слишком громко о себе заявляет.

В первом случае формирование тихони идет естественным путем, относительно гармонично и с минимальным физическим насилием (о психологическом насилии, пусть и довольно тонком, я пока скромно промолчу). Ребенок волей-неволей подчиняется правилам семьи, которые предписывают тишину («Дочурка, зайка, хорошие девочки не шумят, что подумают соседи?»), скромность («Сынуля, нехорошо выставлять себя напоказ… Это невежливо!»), ненавязчивость («Не приставай к дяде, это некрасиво!») и вообще возводят тишину и такт (который понимается в первую очередь именно как те же ненавязчивость и скромность вкупе) в культ.

Картину дополняет практически полное отсутствие условий для физической активности: в доме идеальный (или близкий к идеальному) порядок, с детства прививается аккуратность по отношению к вещам, в том числе и к игрушкам. А уж прыгать и бегать без опасения разбить что-либо ценное и вовсе не представляется возможным.

В семьях второго типа тихоня формируется, как правило, под аккомпанемент родительских криков и под угрозой отцовского ремня. Попадаться родителям на глаза зачастую просто опасно, и маленький человечек вовремя ориентируется в ситуации, предпочитая пережидать частые периоды турбулентности у «предков», притворившись тихой мышкой. Если в первом случае физическое насилие – это скорее исключение, то во втором это правило. Данный тип ребенка чаще называют совершенно иным словом – не «тихий», а «забитый». Такая «забитость» существенно отличается от «тихости» первого варианта. В первом случае говорят о культуре, во втором – о внешней угрозе. И если тихое дитя производит чаще всего приятное впечатление, то «забитое» вызывает в лучшем случае жалость с примесью непонятной, но ощутимой тревоги. Это о них говорят: «В тихом омуте черти водятся».

В обоих вариантах семьи есть один общий знаменатель, который непременно присутствует в семьях, где растет тихоня: в этих семьях дети боятся родителей, а родители – своих детей.

Звучит нелепо и неправдоподобно? Ну, это всего лишь на первый взгляд. В интеллигентной семье страх зиждется на боязни более тесного контакта, на фобии оказаться непонятым, попасть в глупую ситуацию, «потерять лицо». Лучшая защита интеллигента – держаться на расстоянии. Во втором типе семей все проще: родители не знают (а иной раз даже не хотят знать) своих детей, дети отвечают тем же. Результат похож.

Автор настоятельно не рекомендует «выращивать» своего тихоню по второму варианту, предлагая ограничиться вариациями первого. Таким образом вы сэкономите психологическое здоровье себе и своему чаду, а результаты обещают быть гораздо более привлекательными и долговечными. Впрочем, в этом есть и обратная сторона: если результат вам вдруг не понравится, «откатить назад» будет значительно сложнее, чем во втором случае. Попробуем?

Методические рекомендации.

Итак, решение нами принято. Соблазн иметь управляемого, тихого и немногословного ребенка возобладал над всеми остальными доводами, и мы собираемся вырастить именно этот типаж. С чего же стоит начать? В первую очередь с создания условий. Основные их особенности уже оговаривались. Коротко: необходима семья, где не принято кричать друг на друга, скандалить, драться, закатывать бурные сцены и «выносить сор из избы». Мелкие козни за спиной, шпионаж друг за другом и закулисные интриги допускаются при одном условии: соблюдении строгой конспирации. Внешнее соблюдение приличий желательно возвести в абсолют. Отношения между членами семьи – подчеркнуто вежливые и официальные. Некоторая теплота в отношениях не является помехой, однако большая свобода в этом направлении не поощряется. Ребенок должен четко чувствовать черту, за которую переступать нельзя. Кроме того, необходимым условием для успешного выращивания тихони является строгая иерархия в доме. Какими бы ни были отношения между членами семьи – от уважительно-дружелюбных до холодно-враждебных, – в этой семье должен быть ярко выраженный Хозяин. Причем неважно, кто им будет: отец, мать либо престарелая бабушка.

Общие рекомендации.

Для успешного развития ребенка-тихони рекомендуются следующие мероприятия. Во-первых, раннее привитие ребенку социальных норм. Если ваш малыш в три годика знает, в какой руке держать вилку – прекрасно. Еще лучше, если он к тому же спрашивает разрешения, можно ли ему выйти из-за стола. Учить правилам приличия и поведения в обществе ребенка желательно с «младых ногтей». Причем упор всегда делается на такие качества, как вежливость, интеллигентность, уступчивость и готовность помочь. Прекрасные характеристики, которые почему-то иногда сильно осложняют жизнь слишком интеллигентному ребенку.

...

Впрочем, спешу исправиться: у читателя не должно возникнуть ощущения, что тихоня – это непременно интеллигентный культурный ребенок типа «очкарик». Это вовсе не обязательно. Главная черта тихони – не интеллигентность или хорошее умственное развитие, а пассивность и нерешительность как тип поведения. Просто формальный подход к воспитанию «культуры поведения» у ребенка как раз и подразумевает развитие нерешительности, бездеятельности и пассивности. Как ни обидно это сознавать, но зачастую это действительно так.

Очень хорошо при каждом удобном случае подчеркивать, что уступать другому человеку (например, брату или сестренке, соседу по парте) – это положительное качество, а драться или отбирать что-то у другого – очень нехорошо. Можно продемонстрировать, что худой мир всегда лучше хорошей войны и что иногда приходится терять часть, чтобы не потерять целого. И вообще, «умный в гору не пойдет, умный гору обойдет».

Поскольку тихоня больше всего не любит ответственности, тщательно отгораживайте его от этой напасти. Никаких самостоятельных решений! Никаких сложных выборов – все уже давно решено и расписано, и нечего лишний раз набивать шишки, чтобы это проверить. И вообще, «дурак учится на своих ошибках, умный – на чужих» (хотя жизнь показывает, что дурак, как правило, не учится вообще, а умный все равно набивает свои шишки самостоятельно).

Всемерно развивайте культ разрешения. Это одно из самых благоприятных условий для развития тихони. «Не бери сам! Спроси у мамы!» «Зачем ты это сделал? Разве тебе разрешили?» «Боженька сказал: проси, и дано будет тебе». И вообще, всякая инициатива наказуема, и нечего лезть туда, куда тебя не просят.

Тихони любят тишину. Поэтому, ухаживая за этим ребенком, соблюдайте ее непременно! Избегайте лишних движений, слов и суеты. Все должно свершаться строго по делу и не сопровождаться чрезмерными шумовыми эффектами. В вашем доме должен установиться культ тишины – иначе результат не гарантирован.

«Не слышно телевизор? Пусть остальные говорят потише».

«Противно скрипят половицы? Поменьше ходить без дела».

«Включи мобильник на “вибро” – бабуля спит».

«Сегодня не приводи друзей – папа устал и хочет отдохнуть».

«И вообще, хорошие дети не шумят!».

И еще одно важное правило. Избегайте излишних нежностей. Ребенок должен чувствовать дистанцию, должен знать свое место. Иначе он не сможет стать идеальным тихоней. Контакты – по возможности деловые, краткие и по делу. Всякие «обнималовки» допускаются как редкое исключение, а уж глупые «целовашки» исключаются полностью – мало ли как эти «эротические действия» повлияют на ориентацию ребенка? Да и вообще, эмоции – это глупо и опасно. А нам нужны стабильность и управляемость.

Рекомендации по общению.

Проницательный читатель давно уже понял, что общаться с тихоней следует тихим голосом, спокойно, желательно без эмоций. Но самое главное правило в общении – чем меньше, тем лучше. Можно повесить его как девиз над входной дверью. Причем настоящий смысл этого утверждения будет не «больше дела, меньше слов», а примерно такой: «меньше слов – меньше шума».

Второе правило: общение должно быть информационным, а не эмоциональным, то есть любое обращение – только по делу, исключая всякое «сюсюканье».

«Маша, принеси дневник» вместо « Машенька, золотце, а что у нас сегодня в дневничке?».

«Саша, надень куртку, холодно» вместо «Саня, папа замерз, как на Северном полюсе! Без куртки – околеешь!».

«Луна? Луна – это планета, спутник Земли» вместо «Ну, знаешь… Луна – это такая штука, брат… Сразу и не скажешь…».

Кстати, читатель может выбрать фразы, которые ему нравятся больше: пусть это будет своеобразным тестом на общение. Одним из результатов может быть такой: те, кто выбрал большей частью ответы из первого варианта, могут себя поздравить – воспитать тихоню для вас не составит большого труда. А если повезет, то ваш тихий малыш вырастет к тому же изрядным «сухарем».

Еще одним важным советом будет избегание личных тем. Говорить со своим чадом вы можете о чем угодно, кроме своих проблем, чувств и переживаний. Представьте, что вы – советский шпион в логове врага. У вас выдуманная легенда, выдуманная биография, вы тренировали несвойственную вам манеру поведения. В нашем случае придется действовать примерно так же: у вас должна быть другая, «чистовая» жизнь, в которой нет ошибок, нет разочарований, проблем и трудностей. Зачем расстраивать ребенка вашими проблемами? Разве он должен мучиться оттого, что маме плохо? Как он разберется с вашими трудностями? Да и вообще… Зачем ребенку знать, что папа и мама «состоят» не только из положительных «кирпичиков»? Ребенка нужно беречь, не так ли? У него ведь хрупкая психика, верно? Поэтому из опасения оказаться непонятым, «потерять лицо» о себе лучше не говорить ничего.

Если вы не представляете, как это – не обсуждать с ребенком свои переживания, не делиться наболевшим, не плакаться друг другу в жилетку, значит, вам можно смело пропустить эту главу. Скорее всего, воспитать тихоню у вас не получится, да и подобный ребенок вам, собственно, совершенно не нужен.

Любое воспитание никогда не проходит слишком гладко и просто. И опытный воспитатель всегда имеет в запасе несколько особо эффективных приемов, позволяющих быстро поставить под контроль ситуацию или воспитанника. Одним из таких приемов, который поможет вам вовремя в случае надобности заставить притихнуть вышедшего из-под контроля ребенка, является, как сказал бы интеллигентный родитель, «взывание к его совести». Или, говоря языком практической психологии, вызывание в ребенке чувства вины. Вообще, чувство вины (или попросту стыд) – это замечательная универсальная дубинка, с помощью которой можно добиться многого. Важно правильно пользоваться этим средством, употребляя его вовремя и точно.

Например, призывая к порядку расшалившегося сына, можно сказать так: «Андрей! Ну как не стыдно тебе так шуметь! Ты же взрослый мальчик!».

Заранее ясно, что эффект от подобной фразы будет минимальным. А можно тихонько прошептать, хватаясь за грудь: « Ой, сынуля… Чего-то сердце прихватило… Опять ты меня расстраиваешь… А доктор сказал, нужна полная тишина…».

Чувствуете разницу? То-то! А есть и более мощные «дубинки», которые действуют не только сильно, но и надолго. К ним относится высмеивание самого ребенка, его особенностей и реальных либо мнимых недостатков. Действует безотказно: даже если в пылу обиды ребенок выскажет вам много интересного, будьте уверены: открытая рана не позволит ему в следующий раз повторить эксперимент. Именно поэтому за одного «битого» двух «небитых» дают.

В выращивании тихони данный прием принесет быстрые и обильные результаты. Применять его легко: главное – заметить, на что ребенок реагирует остро. Может быть, это какие-то особенности, которые выделяют его среди сверстников. К примеру, если он очень высокий: «Ну что ты ноешь? Такая дылда, можешь и подождать!».

Единственный «двоечник» в классе: «А ты вообще молчи! Бестолочь, даже по географии “пару” умудрился схватить! И туда же – рассуждает!».

Прекрасные результаты дают напоминания о прежних ошибках или неловких ситуациях: «Да-да, делай по-своему! Подожги квартиру петардой, как в прошлом году!».

Или вот вообще удар ниже пояса: «Чего-чего? Не собираешься меня и спрашивать? А давно я за тобой “утку” выносила? Тогда мама нужна была, да?».

Впрочем, не стоит применять подобные методы слишком часто. Любое систематическое воздействие вызывает привыкание, и в этом его слабость. Поэтому во всем нужно соблюдать меру.

В то же время на приведенные выше приемы вполне можно положиться. Применяя их, вы непременно достигнете результатов в благом деле выращивания настоящего, первосортного тихони.

«Бытовые» рекомендации.

Организация быта маленького тихони – вещь достаточно хитрая и требует некоторых навыков. Основным приоритетом в этом направлении должен служить принцип полезности времяпрепровождения: с юных лет ребенок должен усвоить, что время нужно тратить с пользой, а безделье – это один из смертных грехов.

Задача родителя – обеспечить своему чаду фронт обязанностей и занятий, которые заняли бы его руки, голову и по возможности органы речи.

Выращивание трудоголика вовсе не подразумевается – у нас совсем иная задача. И конечный результат не особенно волнует. Важно создать саму атмосферу напряжения, невыносимости пустого времяпрепровождения. Причем общение с родителями, бесконечные вопросы и шумные игры однозначно относятся к «ерунде» и тут же пресекаются нехитрой психологической игрой «А почему ты не…» Чтобы не затруднять читателя излишними размышлениями, приведу готовые матрицы ответов на любые несанкционированные действия ребенка.

«Ах, у тебя есть время развлекаться! А за алгебру, конечно, ты и не брался!».

«Вот надоедать папе ты успеваешь, а в комнате навел порядок?».

«Я тебя весь вечер просила отнести в подвал этот хлам. Но у тебя же дела поважнее!».

Повторюсь: вовсе не обязательно, чтобы ваш ребенок был постоянно занят. Важнее, чтобы над ним постоянно «довлело» какое-либо дело, которым его можно будет в любой момент попрекнуть.

Прекрасным средством шантажа могут служить карманные деньги. Почему бы не субсидировать тихоню определенной суммой, оговорив условия? Например, якобы на закупку тетрадок. Причем дальнейшие траты никак не контролировать. До поры до времени. Зато в нужный момент можно удачно спросить, куда же делись родительские деньги, нажитые, понятно, непосильным трудом. Если он действительно купил тетрадки (что маловероятно) – можно одобряюще кивнуть головой. Если нет – ваш отпрыск получит еще одну вескую причину не попадаться вам на глаза.

Существует много способов заставить ребенка «не высовываться». Самое интересное, что зачастую родители пользуются ими вполне сознательно, с полной ответственностью за нанесенный ущерб и результат. Почему? Потому что это простые методы, и они действительно дают эффект. Нужный эффект: позволяют на длительное время избавиться от назойливого ребенка. Не заниматься им. Не развлекать, не воспитывать. И даже не перебрасывать эти функции на другого. Просто избавиться. Это ли не результат?

Особенности «питания» и ухода.

Чем «питается» тихоня? О, меню у него богатое и даже разнообразное. Настоящий, правильный тихоня «питается»:

• неуверенностью (в себе, родителях, окружающих);

• страхом (выглядеть смешным, ошибиться, лишиться одобрения);

• чувством вины (перед всем миром, семьей, перед самим собой);

• эмоциональным голодом и острым желанием получить хоть какое-то одобрение со стороны семьи.

Немножко подробнее. Как подпитывать, к примеру, неуверенность? Констатацией новых ошибок и напоминанием о старых. Не нужно говорить: «Ты не справишься» – этот вывод тихоня сделает самостоятельно. Просто напомните, что в такой же ситуации такого-то числа он натворил то-то и то-то, а расплачиваться пришлось вам. И что только дурак наступает на одни и те же грабли. И еще: родительское неверие в силы ребенка может выражаться не только словами, но и позой, выражением лица, жестом, взглядом и даже обычным вздохом. Потренируйтесь – это совсем не сложно.

Страх порождается неуверенностью, но можно подпитывать его непосредственно. Драматизируйте ошибки, многозначительно указывайте на последствия, которых не видит ребенок, но которые «обязательно будут». Не нужно конкретизировать, не нужно ничего выдумывать. Нужно просто немного заострить внимание, усилить эффект, чтобы потом неповадно было. Логика здесь проста: да, на этот раз ничего «такого» не случилось. Но ведь могло, не так ли? А это значит, нужно отбить охоту повторять подобное.

Чувство вины, трактуемое иногда как угрызения совести (о правильности пока не станем дискутировать), прекрасно подкрепляется искусным провоцированием стыда. Причем «стыдить» в традиционном понимании, то есть «долбить» тихоню стандартными фразами «как тебе не стыдно», – это грубая работа. Гораздо эффективнее действовать тоньше: «От кого-кого, но от тебя, сынок, я такого не ожидала!» Если ставший осторожным тихоня не дает повода для нареканий, используйте вполне нейтральные ситуации, предъявляя не обвинения, а подозрения. «Чего в ванной заперся? Думаешь, не знаю, что ты там думаешь делать?»; «Куда собралась? Небось твои вон хахали на скамейке сидят, поджидают!»; «В гараж, говоришь, надо? Покурить, чтобы отец не знал?». Будьте уверены: попали вы в точку или нет – главный результат достигнут: ребенок определенно будет смущен и еще более укрепится в мысли, что лучше вовсе «не высовываться». Что, собственно, нам только и нужно.

«Накормить» эмоциональным голодом – звучит несколько шизофренически. И тем не менее практика показывает, что это вполне возможно. Что сие значит на практике? Строгое нормирование ласки, прикосновений, бесед по душам. Вообще, определенный пост на эмоции есть во многих семьях, которые нацелены «на результат», то есть на построение карьеры, занятие места в обществе и т. п. Ибо как-то так считается, что чувства мешают думать и рассчитывать. Даже само слово «расчетливый» подразумевает человека, который ставит выгоду, практицизм выше чувств. Организуйте подобный пост вашему ребенку – и у него значительно повысятся шансы выиграть в конкурентной борьбе. Правда, одновременно значительно вырастет вероятность родителей стать первыми жертвами, принесенными их ребенком во имя карьеры.

Регулярно применяя все вышеназванные виды «питания», вы обеспечите своевременный и качественный уход за вашим ненаглядным тихоней. И еще неусыпное внимание и контроль – вот то, что ему по-настоящему нужно.

А вот нужен ли вам такой ребенок, это уж решайте сами.

Меры профилактики и безопасности.

Теперь, когда мы в целом разобрались, кто такой тихоня и как его получить в обычных домашних условиях, самое время поговорить о том, как защититься от этой напасти. Слов нет: тихий, спокойный ребенок в семье – это огромное облегчение для родителей. Но спокойный ребенок и тихоня, как читатель уже, надеюсь, понял, – это совершенно разные вещи. Тихоня – это недоверчивое, угрюмое существо, которое в силу обстоятельств не смеет «показывать носа». В то же время этот ребенок коварен. Никто не может предугадать, что он выкинет, когда контроль ослабнет или когда у него кончится терпение. Тихоня в доме – это мина замедленного действия. И любой родитель должен уметь эту мину нейтрализовать.

Что ж, попробуем. Но для начала мне все же хотелось бы привести меры профилактики, которые в известной степени застрахуют вашу семью от возникновения в ней такого коварного типа. Они не очень сложны, хотя и требуют некоторых душевных усилий.

Лучшим средством профилактики тихонь является самое обычное доверие – когда вы доверяете своему ребенку, а он, в свою очередь, доверяет вам. Именно доверие не дает развиться таким душевным паразитам, как страх и неуверенность. Доверяя малышу, вы воспитываете его самостоятельность и ответственность. Причем получится это естественно, как само собой разумеющееся.

Обязательно необходимы любовь к ребенку и ее видимое проявление – ласка. Любовь прекрасно борется с другим душевным паразитом – чувством вины и неполноценности. Она придает силы, делает человека жизнестойким. Для ребенка же любовь – это насущный хлеб. Это важнейшая пища, без которой не сможет развиваться душа. Но сама по себе любовь может быть невидимой для вашего чада, если ее не показывать:

• не гладить его по головке;

• не хвалить и восхищаться тем, какой он хороший;

• не напоминать регулярно, что мама и папа его любят;

• не смотреть в глазки мягко и весело;

• не тискать в объятиях.

Если этого не делать, то можно быть уверенным, что ребенок вашей любви, пусть самой сильной и самоотверженной, не почувствует. А значит, и пользы ему от такой любви будет ноль.

Хорошо, но что же предпринять, если тихоня – это свершившийся факт? Когда усилия родителей (смею заверить, большей частью ненамеренные – все мы грешны) увенчались успехом и контакт с ребенком утерян? Тогда нужно приготовиться к долгой и кропотливой работе. И первым делом – признать свои ошибки. Вслух. Перед ребенком.

...

Нет, как раз каяться совершенно не нужно. Это из другой оперы. Просто признать: «Да, вчера я зря на тебя налетел(а), просто настроение было никаким. Не бери в голову…».

Это будет важным первым шагом к восстановлению отношений. Давить на состоявшегося тихоню не рекомендуется. Ну не привык он к контактам, так и не стоит его пугать еще больше. Лучшее решение – вовлекать в общение между делом. Отправляете в магазин за молоком? Скажите, чтобы купил чего-нибудь вкусненького. За уточнениями (что именно, в какую сумму уложиться и т. п.) сам собой завяжется разговор. Пусть коротенький, но это гораздо лучше, чем ничего.

Великая русская (и не только) традиция – это семейные обеды. Когда за столом собирается вся семья. У вас такое не принято? Тогда попробуйте! Это не просто совместное принятие пищи, это же групповая психотерапия! Не случайно именно «за столом» решают важнейшие государственные вопросы политики. Да-да, во время обычных застолий, а не перед камерами ведущих телеканалов. В древности послов приглашали на приемы, а тех, кого звали в союзники, – на пиры. Мотивировать решение собираться всем за столом можно хотя бы тем, что мама не собирается готовить на каждого. Пусть понимают, как хотят.

В особо тяжелых случаях, когда ребенок глубоко обижен и ни в какую не идет на контакт, можно применить еще один способ. Помните, совсем недавно я утверждал, что давить на тихоню не следует? Забудьте. Примените прямое насилие. В конце концов, кто в доме хозяин?! Достаньте маленького строптивца из его норы, вытащите хоть из-под кровати и крепко-крепко заключите в объятия. Ничего не говоря. Упирается, старается вырваться? Держим сильнее. Ничего, потерпит. Говорить ничего не нужно. Вы просто реализуете свое естественное право – обнять своего ребенка. Держать, пока не успокоится. Крепко прижимая – это основное правило. Впрочем, если этот ежик внезапно обмяк и даже прижался к вам, можно посидеть и подольше.

Прием этот сильный, эффект дает зачастую потрясающий, но если ребенок впадает в истерику, отчаянно вопит и вырывается – отпустите. Значит, пока не время.

Тихоня вырастает там, где нет доверия, где родные люди опасаются друг друга, где попадаться друг другу на глаза – это опасно. Далеко не всегда такая атмосфера создается намеренно. Скорее, это редкое исключение. Как правило, «эффект тихони» может наблюдаться в семьях, где интересоваться делами другого (пусть даже собственного ребенка) «не принято» и «не красиво», где близкое общение считается табу, потому что «у каждого своя личная жизнь». Где просто нет взаимопонимания и доверия. А там, где нет этих важнейших качеств, – нет и семьи. Хотя может быть, ее видимость – мертвая форма без внутреннего содержания.

И тогда ничего другого не остается, как просто… Сделать шаг навстречу. Может быть, не рассчитывая на ответную улыбку. Может быть, не ожидая быстрых результатов. Но, видимо, другого пути просто нет. Иначе мы имеем все шансы превратиться в таких вот «тихонь», которые не живут, а «пережидают» жизнь. Думаю, такой вариант не устроит никого. Не исключая и самого ребенка, каким бы тихим и спокойным он ни был.

Как вырастить крутого парня.

Книга советов для бестолковых родителей

Общее описание и характерные особенности типа.

Ох, не мы такие, жизнь такая. Ну что поделать – нужно быть решительным, нужно быть жестким, нужно показать силу. И вообще – хорошо бы стать крутым. Ну по крайней мере казаться таким. А если уж нам в этой жизни не повезло сверкнуть крутизной, так хоть пусть дети вырастут такими.

Ведь кто такой крутой парень? Это мужик, который твердо знает, чего хочет, умеет «взять свое» и не отступит перед трудностями. Это мачо, в которого нельзя не влюбиться. Это бульдозер, стоять на пути которого никому не рекомендуется. Это не какой-то рафинированный «ботан» с унылой физиономией, а человек действия. Перед такими раскрыты все двери, потому что они не спрашивают разрешения войти, а открывают их ногами. Им постоянно улыбается удача, потому что они просто держат ее за горло.

Портрет крутого парня в общих чертах готов. Я ничего не пропустил? Конечно, это портрет идеальный, то есть в жизни встречающийся исключительно редко. Хотели бы вы, чтобы ваш сын стал таким? Тогда за дело! Эта глава – для вас!

Впрочем, родителям девочек не нужно расстраиваться. Несмотря на очевидно мальчишеское название, приведенные в главе советы вполне можно применить для выращивания превосходной высококачественной крутой девчонки. Как раз на поприще крутости современная эмансипированная девочка (девушка) вполне может конкурировать с любым парнем. Особенно если судить по многочисленным боевикам – отечественным и зарубежным.

Какой он, крутой парень? В первую очередь, решительный. Он не обязательно должен быть «накачанным» или мастерски владеть карате, но он должен быть готов дать отпор любому агрессору. Иначе какой же он крутой? Впрочем, решительность – это слишком мягко сказано. Решительным может быть и вполне обычный паренек, который крутым себя не назовет даже в страшном сне. Для крутого парня нужно подобрать какой-нибудь другой эпитет, более значительный. Например, «суперрешительность». А в чем разница, спросите вы? Разница есть. Решительный человек прежде подумает, а потом решится. Крутому думать не положено по статусу. Да и некогда: нужно действовать мгновенно. Иначе окружающие заподозрят, что не такой уж он и крутой.

Еще какой? А еще агрессивный. Такой, который внушает страх и «уважение». Причем «уважение» в отношении крутого парня понимается всегда однозначно, в ключе «боятся – значит уважают». Трудно себе представить крутого, которого бы не боялись и который вел бы себя как мать Тереза? Не просто трудно, а невозможно. Ведь крутой – это тот, кто поступает круто, то есть жестко, если не жестоко.

Первые элементы крутости могут проявиться уже в детском садике. И даже раньше. Крутой парнишка будет отбирать игрушки у своих товарищей по группе, дергать девочек за косы и не слушаться воспитателей. Как правило, он абсолютный лидер по количеству замечаний и времени нахождения в углу. Если воспитатель встречает вас уже на пороге группы с истерическим выражением лица, то, скорее всего, вы также являетесь счастливым обладателем ребенка данного типа.

В школьном возрасте крутизна проявляется ярче, расцветая пышным цветом на пике подросткового периода. Вот как раз в это время родители с неприятным удивлением заметят, что недавняя крутость сына, бывшая ранее предметом скрытой гордости (мужик!), теперь, оказывается, может доставлять неприятности и реальные проблемы им самим. И стиль общения, применяемый по отношению к окружающим, любимое чадо вдруг переносит в семью.

Кроме того, образ крутого парня подразумевает весьма скромный набор разрешенных приемов поведения. Как ни странно, у крутого очень много ограничений, переступить через которые он не может, не потеряв лицо. Поведение должно быть строго регламентировано.

К примеру: крутой парнишка присел за парту на чужое место. Хозяин стула просит его встать. Форма просьбы не имеет значения, ибо ответ крутого может быть только один: «А в глаз?».

Почему? Да потому, что при любом другом ответе он теряет статус крутого, то есть парня, который никому ничего не должен и никогда никому не уступает. Казалось бы, а что в этом плохого – для самого крутого? А то, что остальные варианты здесь отпадают сами по себе, что сильно сужает поле маневра. Конечно, можно вышибить дверь лбом, и смотреться это будет, видимо, эффектно… Но гораздо умнее просто потянуть за дверную ручку…

И все же – кому не хочется хоть часок в этой жизни побыть крутым? Что ж, давайте попробуем разобраться, как это сделать. Хотя бы на примере наших детей.

Необходимые условия.

В принципе, самое главное условие для воспитания крутого – это наглядный пример. Условие не то чтобы обязательное, но существенно облегчающее задачу. Видя перед собой образец для подражания, мальчишка естественным образом копирует характерные черты этого человека. Иногда, собственно, большего и не требуется. Дело остается за немногим: найти подходящий пример.

А кто является подходящим примером для крутого парня? В идеале – крутой отец, то есть отец, соответствующий параметрам крутого:

• который презирает «слабаков» и «хлюпиков»;

• недвусмысленно демонстрирует, кто хозяин в доме;

• не идет ни на какие компромиссы и не поддается давлению;

• у которого слово не просто не расходится с делом, а дело даже опережает слово;

• который твердо знает, как правильно поступать, и никогда не колеблется;

• уважает только таких же, как он, настоящих крутых парней.

Узнаете в перечисленных характеристиках свой портрет? Что же, вас можно только поздравить. Никаких специальных воспитательных мероприятий от вас не потребуется, все получится само собой и в лучшем виде. Ваш сын непременно вырастет крутым, по крайней мере по отношению к окружающим.

Если же вам не повезло иметь подобные черты характера, не отчаивайтесь. Не все потеряно. То, чего нет, всегда можно приобрести. Между прочим, наиболее живописный крутой получается как раз из тех, кто старательно им притворяется. А притворяться крутым по отношению к ребенку – с таким заданием справится даже человек с весьма скромными способностями.

При определенном складе характера роль примера крутой может взять на себя мама. Иногда у нее это выходит даже более естественно, чем у отца. Особенно если мама в жизни человек решительный и вообще из тех, о которых говорят «гром-баба». Правда, с мальчиком в такой семье может приключиться противоположная беда: все-таки сын большей частью идентифицируется с отцом, нежели с матерью. А супруги у таких женщин часто, по житейскому правилу «противоположности притягиваются», как раз нужных крутых качеств не демонстрируют. Не на ком, наверное… Да и опасно.

Итак, для успешного вживания в роль крутого папы нам потребуется совсем немного:

• во-первых, привыкнуть к мысли, что глава в доме – это мужчина и его слово – закон для всех. Ну хотя бы для детей;

• во-вторых, выучить коронные фразы крутого папаши, как то: «Я сказал!»; «А мне все равно (возможны модификации), как ты это сделаешь!»; «Ты это мне говоришь?»; «Ты мужик или нет?»;

• в-третьих, сразу же обрывать все попытки отпрыска пожаловаться на несправедливость: «Ты что, не знаешь, что делать?»; «Чего ты скулишь, ты же пацан!»; «Может, тебе еще сопельки вытереть?».

Совсем несложно, правда? Для полноты картины желательно добавить публичное восхищение истинно мужскими, крутыми поступками, подсмотренными по телевизору либо случайно увиденными на улице: «О, видал, как он ему! Сразу сдачи дает, а не ноет и не бежит к папеньке жаловаться!»; «А этот капитан Воронин мужик, не то что некоторые… Даже глазом не моргнул!».

Итак, немного потренировавшись, вы непременно выполните основное условие для успешного развития крутого парня из вашего сына. И это уже половина успеха. А вторая половина заключена в следовании специальным методикам, которые изложены далее.

Методические рекомендации.

Имея в наличии харизматичного, жесткого отца, нет особого смысла давать какие-либо другие рекомендации. Но иногда даже это условие не срабатывает и, чтобы мальчик рос по-настоящему крутым, приходится прилагать дополнительные усилия. Особенно когда излишняя крутизна отца не столько привлекает, сколько отпугивает впечатлительного мальчишку. Не беда: существуют надежные методы.

Общие рекомендации.

Как и в случае с тихоней, необходимо установить в семье особенную атмосферу – жесткую и однозначную. Картина мира семьи должна быть очень четкой и недвусмысленной: есть «свои», а есть «чужие». «Свои» – это родня (среди которой тоже есть «чужие» люди), друзья семьи (те, кто помогают и поддерживают), а также те, чья позиция подобна позиции данной семьи. «Чужие» – весь остальной мир. Круг «чужих», естественно, существенно шире.

«Своих» нужно уважать и поддерживать. А с «чужими» разговор короткий: пока не лезут – сохраняем нейтралитет, пытаются вмешиваться в наши дела – даем жесткий и решительный отпор.

В общем-то, здесь специально и воспитывать ничего не нужно. Просто не стоит сдерживать при ребенке свои эмоции по поводу «сволочей соседей» или «гада начальника». Дети быстро схватывают особенности «внешней политики» и быстро делают свои выводы. Иногда – довольно оригинальные и неожиданные. Поэтому помним «золотое» правило любого ребенка: враг моих родителей – мой враг.

...

Образно говоря, для того, чтобы вырастить крутого парня, следует просто «вживить» ему в голову своеобразный чип опознавания «свой – чужой». Причем «чужой» интерпретируется как потенциальный враг. Ведь именно с врагами нужно поступать круто, иначе зачем вообще вся эта катавасия?

Алгоритм определения «своих» и «чужих» на первом этапе может быть весьма упрощенным. «Своих» подскажут родители, а с «чужими» все просто – это все остальные. Со временем схема немного усложняется, но все равно остается весьма простой: теперь «своих» можно подыскивать самостоятельно, выбирая из тех, кто нам помогает. Принцип определения «чужих» не меняется, разве что среди них выбираются враги потенциальные и враги открытые. Вообще без врагов крутой парень жить не может, и это нужно учитывать. Поэтому не стоит удивляться, что крутой мальчишка заводится по пустякам и дерется практически по любому поводу. Мир – всего лишь зеркало, и если смотришься в него с кулаками, отражение будет таким же.

Теперь, когда «правильное» мировоззрение поставлено, нужно внушить нашему подопечному основной принцип поведения крутого парня. А принцип этот совсем несложен и в переводе на литературный язык звучит так:« Есть два мнения – мое и неправильное». А если же выражаться обычным языком крутого парня, тот же принцип будет звучать немного иначе: «А мне по барабану!».

Для крутого парня не может быть препятствий и недоговорок, есть только цели и то, что мешает, – как правило, вполне конкретные люди. Их мнения вообще в расчет не принимаются.

А тренировать удивительное умение идти напролом, так необходимое крутому, можно уже в семье. Как? Да очень просто: утвердите категоричный стиль общения. Никаких там компромиссов, договоренностей и уступок. Открывайте тетрадь и конспектируйте:

«Или я, или ты!»;

«Ничего не знаю – чтобы через пять минут сделал!»;

«А мне плевать, что у тебя “свои дела”!»;

«Я кому сказал?!»;

«Время пошло!»;

И наконец, коронное: «А мне по барабану!».

Повторюсь: эти «категоризмы» нужно не просто заучить. Их необходимо внедрить в семейную жизнь, использовать в качестве рабочего материала и активно применять по отношению к будущему крутому парню – пусть привыкает. Ему еще тренироваться…

Вообще, в отношении будущего крутого церемониться не стоит. Известно: тяжело в учении – легко в бою. Жалость и прочие «сопли» лучше сразу отбросить. И не нужно бояться «перегнуть палку» – злее будет.

Рекомендации по общению.

Общение для крутого парня – это не самое главное. Более того, слишком общительный крутой вызывает сомнения в своей крутости и очень легко может потерять это почетное звание. Поэтому первый принцип при выращивании крутого парня – это лаконичное, четкое и краткое общение. Еще лучше – в виде обычных команд: «пойди», «принеси», «сделай». Однако кроме команд есть обязательные эпитеты для выражения одобрения, иногда даже восхищения (используется только по отношению к еще большей крутости), неодобрения или презрения (по отношению к «чужакам» или проявлениям слабости).

Здесь тоже многословие не приветствуется. Вполне достаточно ограничиться краткими фразами типа:

«Это я понимаю!»;

«Нормалек!»;

«Пацан!» (вариант: «Мужик!»);

«Круто!» (вариант: «Реально!»)].

«Дай “пять”!»;

Или, в случае неодобрения:

«Что, сдулся?»;

«Это не по-пацански!»;

«С тобой все понятно…».

Впрочем, гораздо важнее не сами фразы, а интонация, которая должна быть:

• в случае одобрения – покровительственно-одобрительной с оттенком панибратства;

• в случае порицания – презрительно-уничижительной, с ощутимой «льдинкой» в голосе.

Повседневный же стиль общения с будущим крутым парнем рекомендуется дружелюбно-покровительственный, то есть обращаться к своему отпрыску нужно с позиции старшего по положению, но особенно этого не выделяя. К примеру: « Знаешь, сынок, есть на свете вещи, которые…» (папа кладет сыну на плечо руку и похлопывает по нему ладонью).

Здесь видим дружелюбное и якобы равное обращение. Однако это равенство нарушается двумя моментами: поучающим тоном отца и его покровительственным жестом – похлопыванием ладони по плечу. Ничего плохого здесь нет – это типичное обращение старшего к младшему, отца к сыну, начальника к подчиненному. По мнению американского психолога Эрика Берна, это отношение «Родитель – Ребенок». Можно уточнить: «добрый» Родитель и «добрый» Ребенок.

Без всяких видимых перемен крутой папа может перейти к приказному тону. Этот тон применяется, когда, по мнению отца, сын должен что-то сделать. Голос при этом может не повышаться, а вот интонация меняется кардинально: она становится категоричной, то есть не терпящей возражения.

Это также отношения «Родитель – Ребенок», только с уточнением: Родитель здесь грозный.

Нужно сказать, что и приказной и даже категорически-приказной тон иногда необходим в воспитании. И в этом я не вижу особой катастрофы. Ничего плохого не случится, если применять указанные стили как один из вариантов общения.

...

Именно как один из вариантов, но не как единственный и постоянный.

Надеюсь, читатель уже уловил разницу? И приказать, и похлопать сына по плечу – это нормально. Более того, без этого, на мой взгляд, не бывает полноценного воспитания или общения. Однако если вы общаетесь со своим дитятей только с помощью приказов или снисходительно-барским тоном, пусть даже и вполне дружелюбным, – ничего хорошего из этого не выйдет по определению. Хотя бы потому, что в природе существует такая штука, как динамическое равновесие. Если «весы» качнулись в одну сторону, то для обретения равновесия им нужно качнуться в другую. Если пружину сжали, она «выстрелит» выше нормального ее состояния. Так и в общении: ситуация «я выше – ты ниже» может нравиться мне, но мой собеседник (сознательно или подсознательно) ее оценит как несправедливую, обидную для себя. Даже если этот собеседник – просто ребенок. Мой ребенок… В повседневном нормальном общении «весы» качаются во все стороны – и общее равновесие сохраняется.

Между прочим, для успешного воспитания крутого парня отношения в семье должны быть «на уровне». Обязательно присутствие яркого лидера, которому подчиняются все остальные, или на худой конец борьба за лидерство между родственниками. Причем борьба прямая, открытая, зрелищная. Никаких там закулисных интрижек! И чтобы было понятно остальным: победитель получает все. Только на таком светлом примере можно строить воспитание крутого.

В любой ситуации ищите соревновательный момент. Если немного «сдвинуть» точку зрения к архетипу «вокруг враги», то все получится без особых усилий.

«Саня молодец, первый добежал… На, бери зефирчик. А ты, Макс, дольше соображай – вообще ничего не достанется…».

«Успеешь ковер выбить до начала матча – смотри свой футбол на здоровье».

«Терпи, пацан! Ты вон только руку обжег, а Крюгера и вовсе со всех сторон прожарили, и ничего, бегает, как молодой!».

А теперь о том, что обсуждать не следует. У крутых парней много табуированных тем, которых лучше не касаться вовсе. Или касаться только с одной стороны. К подобным темам относятся:

• сострадание, помощь постороннему, жалость;

• непреодолимые трудности или же неодолимые препятствия судьбы;

• слабость, болезни, увечья (свои, чужие обсуждать можно);

• компромиссы, пацифизм, гуманность.

Если же разговор заходит в «ненужное» русло, то по крайней мере постарайтесь выразить свое презрительное отношение к подобным вещам. Зачем настраивать себя на минор? Настроение должно быть бодрым, дух – сильным. Так что вперед и с песнями!

«Бытовые» рекомендации.

Да тут просто непочатый край работы! Не для вас: не себя же вы собираетесь воспитывать. Для вашего будущего крутого. Трудности для него – только во благо, пусть растет закаленным.

Не бойтесь давать ему трудновыполнимые задания. В смысле не где нужно много думать, а где нужно проявить характер.

«Не дали в магазине сдачу? Иди назад и верни. Вернешь – честь и хвала и сдачу заберешь себе. Нет – больше денег не получишь и вообще вон с глаз, нюня».

«Отобрали мячик во дворе? Чтобы через полчаса вернул. И неважно, какие там “они” и какой ты…».

«Классная заставляет пол мыть? И ты соглашаешься? Ну иди мой, уборщица…».

И наоборот, любые проявления крутости нужно обязательно оценить и отметить.

« Молодца, сынок, не ты бросил мусор – не тебе и поднимать. У тетки руки не отвалятся. Ей за это деньги платят».

«Ну и что, что девочка? Девочкам можно обзываться? Не бери в голову, ты все правильно сделал! Больше не полезет».

«Кому-кому ты нос разбил? Егору? Ну, этот здоровее тебя, пусть не плачется…».

Замечательный эффект произведет ситуация, когда вы защищаете поведение своего сына перед «чужаком», считающим, что ваш ребенок поступил неправильно или жестоко.

«А чего вы хотите – чтобы мой сын позволил отбирать у него вещи?».

«Чего вмешиваться – пусть сами разбираются. В следующий раз сам подумает, к кому лезть…».

«Чего руками размахался? Смотрю, и папа такой же… Правильно твой сынок получил».

А для более полного вживания в образ неплохо было бы записать вашего мальчишку в секцию бокса, тайского бокса или хотя бы футбола. Спорт, знаете ли, действительно развивает не только мышцы, но и характер. И если вам удастся подобрать нужного тренера (как вы уже догадались, он обязательно должен быть крутым), то ваша задача существенно облегчится. Спорт прекрасно прививает качества, нужные крутому: умение идти напролом, добиваться своей цели любой ценой и не обращать внимания на слабости. Так что в этом есть смысл…

Особенности «питания» и ухода.

Чем «питается» крутой парень? О, это чрезвычайно любопытный вопрос. Я знаю, многие мне не поверят, если я скажу, что основное «питание» крутого парня – это вечная неуверенность в себе и страх.

Как так? Какая неуверенность может быть в мальчишке, который не испытывает колебаний? Для которого все просто? Какой страх для того, кого боятся окружающие?

Вот то-то и оно. Бывший чемпион мира по профессиональному боксу Майкл Тайсон признался, что на ринге он испытывает жуткий, с трудом контролируемый им страх. Это сказал человек, которого боялись самые сильные боксеры мира. Боялись панически! Которого вполне можно было назвать самым крутым парнем в мире!

Впрочем, ничего удивительного в этом нет. Разделение мира на «своих» и потенциально враждебных «остальных» приводит к единственно возможному выводу: мир враждебен по отношению к нам. А корни этой неуверенности растут из семейных отношений. «Если папа поддерживает меня только тогда, когда я поступаю правильно, значит, я не могу на него всецело полагаться. Если мама любит меня только тогда, когда я хороший, значит, я лишаюсь самой главной опоры. Потому что у меня нет права оступиться, сделать что-то не так». Как говорится, велика Россия, а отступать некуда…

Что остается? Остается отчаянно, напрягая все силы, идти вперед. Несмотря ни на какие трудности и преодолевая любое сопротивление. Естественно, это очень затратный и опасный путь. Рано или поздно он приведет к очень печальным результатам. Но другого пути нет. Вернее, других путей никто не показал.

Страшно! Страшно лишиться и так слишком хрупкой, непостоянной поддержки. Страшно, что ты не справишься. Страшно, что тебя раскусят, поймут, что ты тоже боишься.

Страх – главный двигатель крутого. Неважно, сколько ему лет – девять или двадцать пять. Просто позже роль папы займет приятель, компания, «авторитет». Но правила останутся теми же: либо ты, либо тебя.

...

Хотите вырастить крутого? Не забывайте «питать» его страхом и неуверенностью.

Ваше главное оружие – любовь и одобрение. Дарите их только тогда, когда ваш ребенок, по-вашему мнению, поступил правильно и круто. Если же он проявил слабость, не справился или не захотел что-то сделать – пусть подумает над своим поведением. А мы накажем его «по всей строгости»: презрением или молчанием.

А вот ухаживать за крутым парнем нужно по схеме: «чем меньше» – тем лучше. Пусть сам о себе заботится – иначе какой же он крутой? Полная самостоятельность при нашем неусыпном и строгом контроле: что, как и где.

Меры профилактики и безопасности.

Конечно, иногда приятно слышать, что твоего ребенка называют крутым парнем. Иногда. Не постоянно. И еще – хорошо бы, чтобы эта самая крутость проявлялась на ком-то другом.

Да вот беда – не всегда так получается. Как правило, первый, кто испытывает все прелести характера своего ребенка, – это его родители. Данный случай также не является исключением. Вырастив себе на радость крутого парня, вы совершенно бесплатно получите в качестве бонуса:

• эмоциональную ригидность, или, попросту говоря, черствость, в том числе и по отношению к своим близким;

• повышенную конфликтность и агрессивность ребенка как плату за «решительный характер»;

• совершенно бесплатные, но далеко не радующие звонки школьных учителей, соседей и работников милиции по поводу вызывающего поведения вашего отпрыска;

• постоянные опасения, что агрессия вашего ребенка обернется против вас самих.

Для тех, кто готов мириться с указанными последствиями, дальнейшая информация не представит ценности. Однако если вы уже осознали, что крутой парень вашей семье не очень-то нужен, то как раз «профилактическая» часть данной главы будет как нельзя кстати. Ибо никто не застрахован от появления в семье подобного типажа, даже если его никто и не «заказывал».

Что делать, чтобы в вашей семье не появился персонаж вроде крутого парня? Есть ли какие-либо рекомендации, профилактические меры от этой напасти? Есть. И даже действенные.

Как уже говорилось, основой «питательной среды» крутого является страх и недоверие. Крутой парень не верит в дружественность окружающего мира (и даже своей семьи), он должен постоянно доказывать, отвоевывать свое право на существование.

Поэтому главным профилактическим средством рекомендую обычную безоговорочную любовь. Безоговорочную – потому что мы просто любим, не обставляя это естественное родительское чувство никакими условиями. Любим не за то, что ребенок хороший, что он правильно поступил, что он достиг какого-то успеха, – а просто потому, что он наш ребенок. Наш любимый ребенок.

Еще одной замечательной профилактической мерой будет избавление семьи от страха. Именно так: не ребенка, а всей семьи. Нужно сделать все от вас зависящее, чтобы это ощущение не отравляло семейный быт.

Главный шаг в этом направлении – это отказ от угроз в адрес своих домашних или по крайней мере посильное ограничение их количества. Понятно, что иногда угроза – это чуть ли не самый действенный метод, да и подкупающий своей простотой. Иногда она даже необходима – когда ребенок действительно «зарвался». Но систематические угрозы лишь отравляют атмосферу, разрушают доверие и порождают если не страх, то отчуждение между родными людьми.

Основательно разрушает страх позитивное, дружеское восприятие окружающих, позиция «люди хорошие». Но любые внушения о прекрасных людях и замечательном мире ничего не дадут, если сама семья не показывает пример открытости и дружелюбия, по крайней мере друг к другу А еще лучше, если отношения с соседями, сослуживцами и вообще окружающими у вас будут строиться по принципу «человек человеку друг». Вроде бы нет ничего проще – относиться к окружающим доброжелательно и с доверием, однако на практике это не так-то легко. Попробуйте отнестись к человеку с доверием просто так. Не потому, что вы его знаете и что он «хороший», а потому, что так нужно относиться к людям.

И объектом для тренинга можно избрать хотя бы его – вашего ребенка. Вот он пришел из школы. Постарайтесь не гадать, чем он вас осчастливил на этот раз. Не нужно всматриваться в лицо, ловить взгляд или специально настраивать себя на позитив. Постарайтесь просто встретить его так, как будто вы не видели его несколько лет. Как будто этой встречи вы ждали долго-долго. И вот он пришел. Встречайте!

Как вырастить карьериста.

Книга советов для бестолковых родителей

Ох уж эти «герои нашего времени»! Как они многочисленны и как однотипны, как похожи друг на друга! Иной раз отличить крутого парня от карьериста довольно сложно. Именно потому, что «набор инструментов» у них практически одинаковый. И все же отличие есть.

Наверное, читатель недоумевает: а причем здесь карьерист, когда мы говорим о детях? Вроде бы это определение для вполне взрослого, состоявшегося человека.

Это верно. Как верно и то, что карьеристами не рождаются. Ими становятся. Как верно, что карьерист – это не черта характера и не природная склонность. Это стиль поведения личности, ее направленность. Для кого-то главное – впечатления, для кого-то – удовольствия, для кого-то – власть. А кто-то считает смыслом жизни карьеру. Причем истоки подобного выбора нужно искать в детстве.

Впрочем, можно и не искать, а просто воспитать «карьериста» в своей семье. Чем плох ребенок, который твердо будет знать, чего желает в жизни? Ведь именно так мы воспринимаем карьериста, не так ли?

Общее описание и характерные особенности типа.

Какой он – будущий карьерист? Целеустремленный. Имеющий одну большую, главную цель в жизни – взобраться по карьерной лестнице как можно выше, выжать из своего положения как можно больше для того, чтобы прыгнуть на следующую ступеньку.

Карьеристы бывают разные. Есть неутомимые карьеристы. Они не останавливаются никогда: им не столько важны результат и блага завоеванного потом и интригами места, сколько сам процесс борьбы, достижения.

Есть другой тип карьериста – когда он, достигнув каких-либо высот, останавливается и начинает развиваться «вширь»: обрастает связями, «укореняется» на своем посту и укрепляет тылы. Это умеренный вариант карьериста, который, в общем, современным обществом только поощряется, в отличие от экстремистского первого варианта, который многим кажется в чем-то даже патологическим.

Как правило, в жизни «экстремисты» либо не получают совсем ничего, либо получают все. В то время как «умеренные», как правило, достигают своих целей – пусть и не полностью, пусть и с некоторыми оговорками.

Карьерист может быть разным: улыбчивым, словоохотливым, веселым. Или же угрюмым, слишком серьезным, даже агрессивным. Объединяет их одно: главная жизненная цель. В юном возрасте ими восхищаются родственники: надо же, как правильно мыслит этот мальчик или девочка! Пока другие балбесы гоняют мяч во дворе или «режутся» в игровые приставки, он уже старается попасть в лицейский класс и планирует, в какой университет поступит. Мечта родителей!

Уже в школе этот умудренный не по годам опытом ребенок станет заводить нужные знакомства. Он быстрее сверстников будет знать по имени-отчеству учителей, директора и администрацию школы. Он обязательно выделит элиту класса и быстро к ней «примажется». Он первым предложит свою кандидатуру на разные конкурсы, смотры и тестирования просто потому, что это прекрасная возможность «продвинуться».

Как быстро распознать юного карьериста? Простой провокацией. Обмолвиться, что он ничего не достиг. И что другие дети «продвинулись» гораздо дальше его. Это довольно жестокая провокация для карьериста, и он непременно отреагирует. Как? Это уже зависит от его темперамента. Может быть, смертельно обидится и перестанет с вами разговаривать. Может быть, зло рассмеется в лицо. А может быть, станет яростно доказывать вашу неправоту, перечисляя свои достижения. Только одной реакции ожидать от настоящего карьериста не приходится: реакции нейтральной. Слишком уж болезненна для него тема достижений…

Карьерист, даже самый маленький, обожает соревноваться. Однако это вовсе не означает, что он будет любить спорт или тем более заниматься им (хотя подобное и не исключено). Состязательность карьериста в том, что он всегда стремится завтра быть лучше, добыть больше, забраться выше, чем это есть сегодня или было вчера. Спортивный лозунг «Быстрее, выше, сильнее» вполне может быть лозунгом карьериста.

Как отличить истинного карьериста от того, для кого карьера и достижения – лишь важные, но не единственные ценности в жизни? Опять-таки обычной, безобидной, но весьма жестокой провокацией. Поставьте его в ситуацию (гипотетическую, разумеется), когда придется выбирать между очередным очень «вкусным» (для него) достижением и обычной человеческой дружбой. Можно еще проще: посулите выгодное предложение, попросив взамен об услуге, которая будет стоить ему определенного компромисса с совестью. Например, так: « Ирочка, ты же понимаешь, что на “область”поехала бы ты, если б не Таня. Или ты хочешь сказать, что она пользовалась шпаргалкой»?

Видимо, не стоит объяснять, какой вариант выберет будущий «строитель собственной карьеры». Положительный ответ на подобные предложения однозначно укажет на то, что все нужные качества для успешного строительства карьеры в данном ребенке уже присутствуют. Насколько подобное открытие обрадует окружающих – зависит от разных причин. Нам же ясно одно: какие-то дополнительные меры развития карьерных качеств этому ребенку уже не нужны. Он сам смог бы написать данную главу. Моя задача – помочь тем родителям, у которых направленность их ребенка еще не определена окончательно. И если карьера и положение кажутся вам стоящими того, чтобы обращать на них внимание с самого детства, то дальнейшее чтение станет для вас весьма полезным.

Необходимые условия.

Карьерист – создание достаточно капризное, поэтому требует особых условий для существования и развития. На пустом месте карьериста не вырастишь. Что же требуется? А требуется немало.

Во-первых, обязательно нужна семья, нацеленная «на результат», «на успех». Если вы не представляете, как это семья может быть куда-то нацелена, – что же, обязательно восполняйте этот досадный пробел. Причем самостоятельно. Я в силу небольшого объема книги дам лишь некоторые подсказки: есть семьи, нацеленные на потребление, на совместные удовольствия (особенно молодые семьи), на оборону (когда муж и жена отважно сражаются против всего мира и друг друга в частности). Список можно продолжать, но, увы, тема главы – не типология семей. Поэтому ограничимся лишь характеристикой нужной нам семьи – семьи, направленной на достижения.

Не обязательно, чтобы в этой семье все как один работали на высокопоставленных должностях или отчаянно делали себе карьеру. Нет. Достаточно, чтобы в ней нашелся хотя бы один карьерист, вокруг которого и будет зарождаться культ карьеры. Может быть, это папа, достаточно высоко взобравшийся по карьерной лестнице, а мама в меру сил поддерживает кормильца – морально, физически (подкармливая, одевая и защищая от посягательств недоброжелателей). Может быть, это, наоборот, бизнес-леди, которая по какой-то иронии судьбы стала бизнес-мамой при хозяйственном, но тихом супруге, который в меру сил обеспечивает «тылы». В частности, воспитывает детишек. Варианты могут быть разными, но общее у этих семей одно: явственно ощущаемая атмосфера деловитости.

Вот эту самую атмосферу и нужно создать (а затем и поддерживать). Если у вас в семье наличествует готовый карьерист – превосходно! Тогда задача сильно упрощается. Когда есть наглядный пример, все, что нужно, – это регулярно указывать на него в сугубо положительном ключе. Не так уж сложно, правда? Совсем другое дело, когда карьера в семье – не главное, и, в общем, никто из членов семьи этой самой карьеры не сделал. По крайней мере такой карьеры, которую хотелось бы ставить в пример.

Что же – если даже в этом случае вы не собираетесь отступаться от прекрасной идеи воспитать карьериста «с пеленок», выход остается только один. Нужно отдать все внимание ему – вашему дитяти, будущей надежде и гордости семьи, растущему карьеристу…

...

Не забывайте каждый раз напоминать о том, какие надежды вы возлагаете на его способности и таланты. Уверяйте, что именно он обладает всеми данными, позволяющими вырваться наконец «в люди» и показать всем, на что способна ваша семья. Внушайте, что он (она) не может, не имеет права не оправдать ваших надежд.

Все это довольно простые советы. Однако одних увещеваний мало, нужна целая политика, целая система отношений, показывающая, ради чего живет семья. Помните песню «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью»? Так вот девиз вашей семьи должен быть примерно таким: «Мы живем, чтобы ты стал большим человеком!».

На практике это может выглядеть хотя бы так: «Тебе, родной, —

•  лучший репетитор в городе – только учись;

•  любой учебник на заказ – только читай;

•  персональный компьютер на стол – только развивайся;

•  отдельную комнату для занятий – чтоб не мешали;

•  полная тишина в доме – чтоб не отвлекали;

•  тщательный подбор друзей – чтоб с пути не сбили».

Жирный, сладкий, замечательный пряник, да не один, а множество. А к ним (не без этого, конечно) прилагается и кнут. Куда ж без кнута там, где столько пряников? Кнут совсем небольшой, призрачный, необязательный… Даже не кнут, а договор. Негласный, неписаный, но признаваемый всеми участниками. «Но если я нарушу эту торжественную клятву, то пусть меня постигнет…» Вот-вот. Именно так. Сформулировать этот договор, или соглашение, можно примерно так: «Я спонсирую твое детство, чтобы ты обеспечил потом мою старость».

Обычные деловые отношения: я – тебе (сегодня), ты – мне (завтра). Практичный подход. Конечно, любой договор подразумевает всяческие мелкие условия, и в нашем случае их будет немало.

Настоящий карьерист тем и отличается от пустого мечтателя, что большую часть своего времени посвящает занятиям полезным, даже если они ему не слишком интересны.

« Понятно, что моя Верочка не любит химию,  – но ей же в медицинский поступать!».

«Ничего, что на этой “Фабрике звезд” она петь разучилась, – зато на сцену попадет, а не в школьном хоре прозябать…».

«Дим, волейбол, конечно, хорошо, но по пятницам тебя Иван Сергеевич репетирует».

Остается самая малость – заинтересованность самого дитяти в том, чтобы, отказавшись от многих радостей детства, готовить себя к суровой и серьезной карьере.

Не останавливаясь подробно на этой проблеме, которую мы рассмотрим далее, в «методике», укажу лишь общие направления тактики:

 материальная заинтересованность – чем больше стараешься (готовиться, учиться, «пробиваться»), тем больше получишь (карманных денег, желаемых вещей, различных развлечений);

 шантаж ожиданиями («ты не можешь не оправдать надежд»; «мы в тебя столько вложили!»; «мы так на тебя надеемся»)].

 грубый шантаж («не сделаешь – не получишь»; «не хочешь учиться – иди улицы подметай»; «мне такой сын (дочь) не нужен (не нужна)»;

 «втягивание» в карьеру (походы к папе (маме) «на работу», «пробы» в определенном виде деятельности, помощь папе (или маме) в профессиональной сфере).

Ну а подробности – чуть ниже.

Методические рекомендации.

Итак, если в нас не ослабло желание вырастить именно карьериста, а не какого-нибудь другого «типа», нам придется основательно потрудиться, и об этом я честно предупреждал в начале главы. Карьерист – слишком лакомый кусочек для любого родителя, чтобы достаться просто так.

И перво-наперво придется начать с себя. Да-да! Прямо с этой минуты. Что делает ваш отпрыск в данный момент? Не знаете? Ох как нехорошо… Так дело не пойдет. Воспитывая такого ответственного ребенка, вы сами должны быть очень ответственны. Вы должны всегда знать, где он и что с ним. Чем занимается, с кем дружит, куда тратит деньги.

Нет, ни о каком шпионаже речь не идет. Речь идет об ответственности: вашей – за него, а его – за себя, себя будущего.

Общие рекомендации.

Вы когда-нибудь придерживались распорядка дня? Ну, это когда все по графику: в 9:00 подъем, в 9:30 утренняя зарядка, в 9:45 завтрак и далее по пунктам. Нет? Досадный пробел. Вот как раз теперь вам предоставляется великолепный повод составить расписание. Нет-нет, не для себя, бог с вами. Для нашего будущего карьериста.

Конечно, вовсе не обязательно расписывать все по минутам. Зачем ограничивать свободу любимого ребенка? Пусть распоряжается своим временем, как хочет. Правда, с небольшими оговорками. Скажем, такими:

• утречком, хочешь не хочешь, повторяем английский. То, что вчера выучили. Чтоб не забыл за ночь;

• после школы не задерживаемся, если какой-нибудь форс-мажор – сообщаем по мобильному;

• гулять не идем, пока не сделаны уроки;

• домой не позже 21:00;

• час на занятия, по субботам еще час с репетитором;

• перед сном – курс английского по методу Илоны Давыдовой.

Примерно так (учитывая, конечно, вашу специфику). В любом случае вам лучше знать, кем вы желаете увидеть вашего ребенка.

...

Кстати, об этом «лучше». Вырастить «просто» карьериста не получится – тут нужна специализация. Конечно, есть карьерные работники со стойким девизом «не владею, но справлюсь» или с его вариантом «что бы ни делать, лишь бы не работать», однако с таким подходом серьезную карьеру сделать трудно. Важно как можно раньше уловить течение, перспективу, составить маршрут движения. Первый вопрос – куда двигаться. И уже второй – как.

Поэтому планы, планы и еще раз планы. Что нам «светит», а что нет, куда стоит «лезть» а куда – ни в коем случае, мало ли как там повернется конъюнктура годиков через десять. Не обязательно уже сейчас выбирать будущую профессию, этот выбор может поменяться еще раз десять. Но знать, в каком направлении вы будете двигаться, нужно уже теперь. Итак, решайте: куда «нам»? По технической части или лучше по гуманитарной? А может быть, эстрада? А что – тоже карьера. Да и деньги могут быть очень хорошими. В общем, нужно определиться. Потому что нельзя идти сразу во все четыре стороны.

А когда основное направление выбрано, дальше проще. Пойдем по экономической стезе? Что же, зубрим математику, родной язык (писать придется ох как много), да и информатику не пропускаем – нынешние экономисты без компьютера не обходятся.

Ну а «технарю», известное дело, физика нужна, та же математика да, помимо школьных предметов, хорошо бы интересоваться специальной литературой.

Это нелегкие шаги, но очень важные, поэтому делать их желательно вместе – всей семьей. Правда, тогда существенно повышается опасность разногласий, ибо, как говорится, одна голова хорошо, а две – хуже. Однако иногда многообразие мнений идет на пользу: будет из чего выбирать…

А дальше начинаются серые будни. Состоять они будут из следующего:

• рисования радужных перспектив, которые откроются, если из «него» («нее») выйдет толк;

• систематического понукания, удачных и не очень попыток следовать расписанию («его», разумеется);

• жестких мер по отношению к сыну (дочери) в случае неисполнения им (ею) своей части контракта.

Вот, собственно, основа воспитания любого карьериста. С вариациями на ваш вкус, которые будут целиком зависеть от вашей манеры общаться, от характера и темперамента:

• можно уповать на совесть и жалость, действуя уговорами и систематически напоминая, сколько сил вы потратили на него, неблагодарного;

• можно осуществлять прессинг, ощутимо создавая атмосферу жесткой конкурентной борьбы, где он – наш подопытный – будет отчаянно бороться с трудностями, соревноваться с одноклассниками и побеждать свои «не хочу» и «не могу»;

• можно стимулировать материально – как прямо, так и (еще лучше) косвенно, давая возможность заработать собственными усилиями.

Выбор широк, нужны только творческая мысль и широта кругозора, а кроме того, специфическое умение общаться с карьеристом, которое мы рассмотрим чуть ниже.

Рекомендации по общению.

Стиль общения будет естественным образом различаться в зависимости от того, какой тактики вы придерживаетесь в своей воспитательной методе.

Напомню эти основные тактики:

• материальная заинтересованность;

• шантаж ожиданиями;

• грубый шантаж;

• тактика «втягивания».

Тактика материальной заинтересованности – одна из самых убедительных. Она может показаться даже мягкой, но это не совсем так. Конечно, лучше всего она действует там, где бюджет семьи позволяет делать «широкие жесты». Однако было бы ошибкой считать, что самая обычная среднестатистическая семья разорится, используя этот метод. Отнюдь! В жизни все познается в сравнении.

« Неважно, что Пашка папашиной Gold-картой рассчитывается, а у меня десятка на булочки. Важно то, что вчера у меня и этого не было».

Выбрав данную тактику, вы будете общаться не с ребенком – вы будете общаться с нанятым сотрудником, в которого вкладываются средства. А это налагает свой отпечаток. Вы можете занимать довольно жесткую позицию – в конце концов вы вкладываете свои деньги и вправе требовать отдачи. Беда в том, что «уволить» нерадивого сотрудника в данном случае не получится – все же это ваш ребенок. Можно и мягче: просто время от времени напоминать, что вы не просто так тратите деньги.

«Вадим, зачем мы тебе компьютер купили? Чтобы ты в“ Сталкера” играл?».

«Лидочка, у тебя вроде бы был вчера факультатив? Почему же ты так рано пришла из школы? Мы деньги зря платим, да?».

«Антон, может, я зря репетитора нанял? У тебя опять тройка по химии».

Можно добавить «драйва».

«Так-то ты занимаешься, да? Хорош! Знаешь, сколько мне эта твоя учеба стоила?».

«Я что, только на тебя работать буду? С твоими успехами можешь сразу метлу в руки – и валяй!».

«Мало тебе даем? Ты хоть копейку из этого сможешь сам заработать?».

Внимательный читатель уже заметил, что в наше общение сам собой просачивается самый обычный шантаж – то есть тактика «из другой оперы». На самом деле все приведенные тактики взаимосвязаны, их разделение весьма условно. Воспитывая карьериста, придется прибегать к разным средствам. Различие состоит разве что в пропорции: в каком-то варианте превалирует шантаж, в каком-то – задаривание, где-то больше уговоров.

Впрочем, с уговорами важно не перестараться. «Материальная» тактика предусматривает общение на уровне взрослых людей, минуя всяческое «сюсюканье». Это деловые отношения, поэтому серьезнее, товарищи. Разговоры с чадом допускаются разве что в следующем ключе:

« Сергей, до конца учебного года две четверти. У нас проблемы с историей и алгеброй. Сам понимаешь, так дело не пойдет. Так что делай что хочешь, но летом в Анталию я тебя с тройками не возьму. Мы поняли друг друга?».

Своеобразный контракт, который накладывает обязательства на обе стороны. Одна – работает, другая – финансирует. Все как у взрослых. Для будущего карьериста – прекрасная тренировочная площадка.

Нет-нет, иногда можно и просто расслабиться. Потрепать по голове, посидеть допоздна на диванчике перед «плазмой», пообщаться по душам. Почему бы и нет?

«Ну чего, Славка… Молоток. Петр Алексеич сказал, что делаешь успехи… Давай готовь гараж: весной куплю тебе скутер…».

Как видим, даже с карьеристом можно поговорить душевно.

А вот используя в качестве основной тактики шантаж, нужно быть настороже. Шантаж есть шантаж: это средство обоюдоострое. Хотя бы потому, что в ответ на него редко возникают пацифистские чувства. Даже если этот шантаж прикрывается самыми благими намерениями.

« Вовочка, мы же так на тебя надеемся! Ну на кого же еще нам рассчитывать, не на твою же дуру-сестру! Если еще ты подведешь – так что ж это будет?».

Как, вы не видите здесь шантажа? Он есть, зуб даю! Просто шантаж бывает разным. Можно шантажировать грубо, агрессивно, используя запугивание или даже угрозы, а можно вот так, скромненько, осторожненько. Мол, для меня ты – солнышко, надежда и опора, и люблю тебя превыше себя самого, но попробуй только подведи…

Ох, эти ожидания, надежды, эта ответственность! Этот аванс славы, пока не заслуженной. Лавровый венец, который в любой момент превратится в терновый – стоит только «не оправдать».

...

Интересно, как лошадь воспринимает свой хомут? Как символ тяжкой работы или как знак высокого доверия, оказанного ей человеком?

Есть шантаж и попроще. Формула этого нехитрого приема звучит так: «А если не сделаешь, то…» – вместо многоточия вставить любую угрозу, которая будет действенной в отношении юного нарушителя. Например:« Попробуй провалиться на тестировании! На полгода забудешь о дискотеках!».

На первый взгляд очень похож на данную тактику пример, описанный выше, где говорится о материальной заинтересованности. Да, сходство есть. Но отличие кардинальное: используя шантаж как один из приемов в тактике материальной заинтересованности, мы шантажируем лишением того, что можем дать. В случае же грубого шантажа мы шантажируем тем, что можем отнять. Средство, может быть, и не слишком гуманное, зато чертовски эффективное.

Главное здесь – найти «болевую точку», то, к чему ребенок действительно привязан, что ему нужно, иначе шантаж может быть простым сотрясанием воздуха.

«Завтра же идешь на прослушивание! Иначе никаких больше экскурсий с классом!».

« Спасибо, папа! Только скажи классной, что ты меня не отпускаешь, хорошо? А то все эти эрмитажи и третьяковки уже достали…».

Тактика грубого шантажа, или «нажима», очень проста. Однако будет ошибкой считать, что применять ее может любой. Как бы не так! Вот в чем тут фокус: чтобы использовать давление, нужно уметь давить.

Замечаете в себе это необходимое в современном мире качество? Нет? Тогда вам не сюда. Можно попробовать шантаж мягкий либо вообще уповать на деньги и подарки. Впрочем, есть еще одна тактика, которая идеально подходит для людей мягких, не любящих крутые меры. Это тактика «втягивания».

Для того чтобы успешно использовать «втягивание», нужны по крайней мере два условия:

• ваш сын (дочь) должны иметь желание пойти по стопам отца (матери) в профессиональном плане;

• вы должны действительно знать и (или) любить свою работу.

В принципе, первое условие соблюсти нетрудно. Ситуация, когда папа «тянет» за собой сына или мама дочку, – обычное явление. Простое правило: пробился сам – протащи «своего». Сложность в другом: совместить первое условие со вторым. То, что человек добился в какой-то сфере определенных высот, вовсе не гарантия, что он настоящий профессионал, и тем более не означает, что он любит свою работу. Зачастую все решает простой фактор, прекрасно отраженный в известном анекдоте. Когда директор крупной фирмы восхищается успехами подчиненного, который за рекордные сроки стал его заместителем. А тот отвечает: «Да ладно, кончай издеваться, папа».

Но предположим, что у нас все не так: и работу мы любим и знаем, и наследник совсем не против «пойти по стопам». Остается совсем немного: плавно и постепенно приучать чадо к особенностям профессии методом «погружения». Проще говоря, берите его к себе «на работу», знакомьте со спецификой профессии, пусть выполняет простенькие поручения. Знакомьте с «нужными» людьми, коллективом, начальством. Почему нет? Заинтересованы в подобном знакомстве обе стороны – ведь рано или поздно ваш ребенок станет таким же сотрудником.

Как раз в этой тактике уговоры занимают минимальное место. Меньше слов, больше дела – вот и весь девиз. Уговоры, но не общение! Вот как раз общение активизируется значительно. Еще бы – добавится общее «поле интересов» – теперь вы занимаетесь одним делом. Дерзайте!

«Бытовые» рекомендации.

И опять начну с повторения. Карьерист требует вложений.

Воспитать карьериста «на голом энтузиазме» не получится. Не едет машина на одном зажигании – бензин нужен и куча движущихся и не очень механизмов. Вложения потребуются разнообразные, и в первую очередь:

• финансовые – материальная база, условия, бонусы;

• психологические – подход, уговоры и стимуляция;

• физические – силы, время и терпение.

С финансовыми все более или менее понятно: нужны учебники, репетиторы, компьютер и учебные программки, факультативы и курсы, заманчивые поездки и экскурсии в качестве поощрения и т. п. С этим, в принципе, никаких сложностей возникнуть не должно. Даже гадать, что нужно, а что нет, не придется: необходимое потребует сам обучаемый. Спросите, что ему понадобится, и оставьте необходимый минимум.

Отчего же не обеспечить всем и «по полной», если, конечно, позволяют ресурсы? Да потому, что процесс воспитания карьериста – это процесс преодоления трудностей, стимулируемый получением определенных благ. Все строго согласно передовому марксистскому учению. Если блага достаются просто так, отпадает сам смысл в достижениях. От добра добра не ищут, не так ли? Поэтому главный принцип – постепенность. Нет, прогресс может быть достаточно быстрым, и я не призываю продвигаться черепашьими темпами. Просто постепенность должна быть принципом. Завтра – лучше, чем вчера. И еще (в нашем случае это золотое правило, и соблюдаться оно должно свято) – голодный волк в обморок не падает. Что сие значит в переводе на «воспитательный язык»? А то и значит, что всегда чего-то должно не хватать. Не страшно, если ребенок чего-то недополучит. Плохо, когда он пресытится и станет, как сытый волк, апатичным и ленивым.

...

Заслужил? Отлично! Получи. Но не все и не сразу.

Только в этом случае у воспитуемого будет стимул двигаться дальше. Только тогда карьерный рост как стиль жизни закрепится на уровне условного рефлекса. Правда, существует небольшая опасность «потерять берег», то есть превратиться в карьериста вечного, которому всегда мало и никакое достижение не приносит удовлетворения, но разве мы не этого добиваемся?

Не «разгребайте» трудности за своего ребенка. Это не ваше дело и не ваши проблемы. Ваша часть контракта – обеспечить минимальные условия. Чтобы сыт, обут, ухожен и имел доступ к необходимой информации. Остальное – по мере «роста». Выиграл школьную олимпиаду? Получи DVD. «Засветился» в областном конкурсе – готовь парковку для «горника». Берут в вуз без экзаменов? Ну, тут уж выбирай сам… В рамках разумного, разумеется. Вот где-то в таком ключе.

Что касается психологической атмосферы, то тут сложнее. Психология всегда штука тонкая. Например, создайте девиз: «Все выше, и выше, и выше» или «Ты стоишь ровно столько, сколько достиг в этой жизни». Ох, актуальные лозунги, особенно последний! И обязательно сделайте так, чтобы эти девизы буквально пронзали атмосферу вашей семьи. Напоминайте своему карьеристу, за что мы помним Менделеева, Достоевского и Генри Форда; что слава Аллы Борисовны отнюдь не в фамилии; что Зайцевых много, а Слава Зайцев один. Доказывайте ему, что человек сам по себе никто, пока себя не проявит хоть где-то.

Если в семье их двое (или больше) – прекрасно! Можно устроить здоровую конкуренцию. Ставьте в пример того, кто чего-то на данный момент достиг (хорошо покушал, убрал игрушки, получил похвальную грамоту или починил папин мопед). Пусть именно он получит привилегии: больше общения с родителями, поездка за город, карманные деньги. Остальные обидятся – как же без этого. Только на обиженных воду возят, не так ли? В следующий раз будут умнее.

Семья, где много детей, вообще всегда выигрывает в карьерном плане. Ведь само по себе существование среди себе подобных и равных по статусу заставляет «шевелиться», конкурировать друг с другом, соревноваться. Причем происходит это зачастую не благодаря, а вопреки воле родителей. Что поделать – конкурентную борьбу никто не отменял. За место возле мамы, за лучшие игрушки, за территорию, за родительское внимание…

Так что естественным образом напрашивается еще один совет: хотите вырастить карьериста – заводите побольше детей.

В связи с данным заявлением открою небольшой секрет: вопреки устоявшемуся мнению, растить двоих и более детей гораздо легче, чем одного. Все очень просто – единственный ребенок требует постоянного внимания, ибо дома ему просто:

• не с кем, кроме родителей, играть;

• не с кем, кроме родителей, общаться;

• не к кому, кроме родителей, обратиться;

• не от кого, кроме родителей, научится или что-то перенять;

• не с кем, кроме родителей, повоевать и поругаться.

Кроме того, ребенок, у которого есть братья и сестры, быстрее учится, быстрее развивается и быстрее социализируется, то есть «вливается» в любой коллектив. Хотя, конечно, как и везде, здесь бывают исключения. Лишь подтверждающие правило…

Объяснение подобному феномену простое: мы всегда успешнее учимся у равных нам по развитию. Мы охотнее перенимаем опыт у тех, у кого возможности очевидно такие же, как у нас. По простой логике: если уж он может, то я и подавно смогу.

И еще: самое эффективное обучение – это не «вертикальное» (сверху вниз: «Я сказал, надо так!»), а «горизонтальное» (от тебя – мне: « Смотри, как я делаю»).

Так что есть повод задуматься о «расширении штата».

Особенности «питания» и ухода.

Чем «питается» карьерист любого возраста? Азартом. Неудовлетворенностью. Амбициями. Временно «перекусывая» очередными карьерными достижениями.

Казалось бы, какие амбиции могут быть у ребенка? А такие же, как у взрослого, не меньше. Разве что их требования могут быть скромнее: новый мобильник, поход в аквапарк или постоянный источник карманных денег на компьютерный клуб. Поэтому ответ на данный вопрос аналогичен: маленькому карьеристу нужны азарт (не совсем спортивный, скорее игорный), постоянное чувство неудовлетворенности (достижениями и материальными «бонусами») и амбиции.

С первым не так сложно. Азарт возникает, когда есть с кем (или с чем) соревноваться, когда есть возможность (и риск) выиграть или проиграть. Вроде бы для карьериста эти качества не только не нужны, но и опасны. Однако это не совсем так. Следует различать понятия «хороший работник», «службист» и понятие «карьерист». Службист не рискует, он не азартен – он держится за свою должность и боится ее потерять. Карьерист не делает из должности фетиш – ему важен процесс, а не результат. Точно так же заядлый картежник любит игру, а не выигрыш, а настоящий спортсмен – свои занятия, а не медали.

Как «кормить» азартом? «Подогревая» его, не давая остыть, устраивая соревнования из всего, что только можно.

« Молодец, Вася, второе место в городе. А что же с первым? Ты так и собираешься остаться вторым?» — прямое соревнование с другими.

« Здорово, Василий, первое место! Только в прошлом году результат-то у тебя был получше… Что так? Выше головы не прыгнешь?» – то же соревнование, но уже с собой.

«О, это дело, Вася! Рекорд, что и говорить! Первый в городе! А как насчет страны? Намного отстаем?» — это уже переход на другой уровень.

Начинать, впрочем, можно с простого: «Ну-ка, кто быстрее соберет игрушки?» И неважно, кто выступит соперником: брат с сестрой или папа с мамой. Соперником могут быть даже самые обычные настенные часы: вчера успел за десять минут, сегодня уложись в девять… Главное, нужный продукт – азарт – получен.

А что означает «накормить неудовлетворенностью»? А значит это, что для успешного развития карьеристу нужно чего-то недополучать, всегда быть немножко «голодным».

Волка, как известно, кормят ноги, но ведет эти ноги голод. Сытый волк тихо лежит в своем логове, наращивая слой жира на зиму. Голодному лежать некогда и не очень хочется. Ну, дети не волки, с ними-то как? А примерно так же. Никогда не давать требуемое без всяких усилий с его стороны. Хочешь новую игрушку? Заслужи. С тебя генеральная уборка своей комнаты и игрушек. А за «просто так» только жизненный минимум: пища, необходимая одежда и деньги на подарки учителям.

Конечно, есть опасность, что, заслужив наконец нужную вещь, ваш сынуля или дочурка успокоятся и «впадут в спячку», почивая на лаврах. Как поступить? Не покупать обещанное или купить «заменитель» попроще, чтобы данный стимул так и остался актуальным? А вот как раз для этого и существуют амбиции. Которые, как известно, растут.

Как это действует? Примерно так. Вы пообещали купить горный велосипед, если ребенок закончит год на «отлично». Он это сделал. Что делать? Нарушить обещание или все же купить обещанное? Ведь он же потом, кроме пока-тушек с дружками, ничего и знать не захочет! Так вот: не покупать – это не вариант. Можно безнадежно подорвать доверие к себе и к достижениям в принципе. Купить, почему бы и нет? Пусть катается вдоволь – что в этом плохого? А потом невзначай прокатить (вариант: дать прокатиться) на скутере. И намекнуть: такую машинку, конечно, можно было бы купить и тебе… Алгоритм понятен?

Что такое амбиции? Это принцип: больше и выше. Амбиции можно охлаждать – неудачами, неверием, увлечениями. А можно и разжигать – успехами, достижениями, славой. Аппетит приходит во время еды – это как раз об амбициях.

Как ухаживать за карьеристом? Хорошенько «подкармливать» его амбиции, неудовлетворенность и азарт. Охранять от праздного времяпрепровождения, пустых занятий вроде игр или влюбленностей, вовремя менять цели – чтобы «поступательное движение» не прекращалось ни на минуту. Конечно, придется попотеть. Но цель того достойна, поверьте. Хороший, качественный карьерист стоит дорого. Потому что он приносит реальный доход в будущем. А ради этого можно попотеть.

Меры профилактики и безопасности.

Полноте, стоит ли вообще разрабатывать какие-то меры безопасности против этого замечательного типа, который вместо праздного дуракаваляния занимается серьезными вещами – готовит себе место в жизни? Ведь многие родители только и добиваются, чтобы их ребенок хоть немного задумался о том, как он будет жить дальше.

И все же есть отдельные неприятности, с которыми рискуют встретиться родные юного карьериста. Взять хотя бы ту неприятную вероятность, что излишний практицизм дитяти распространится и на святое – родную семью. В частности, на горячо любимых папочку с мамочкой. Почему бы и нет? Главное – достижения, карьера, выгоды. Какие выгоды от стареющих родственников? Один балласт. А от балласта, как известно, избавляются.

Что дает карьера? Почему люди отчаянно карабкаются вверх, не особенно задумываясь, что они находят, а что теряют? Что получает человек, забираясь на очередную карьерную ступеньку? Он получает чувство победы, достижения, полноты жизни. Примерно такие же (разве что более острые) чувства испытывает альпинист, забираясь на крутую вершину. И опять зачем-то строит планы, чтобы покорить вершину следующую. Почему? Да потому, что карьерист, как и профессиональный спортсмен, не может остановиться. Он умеет не достигать, достижения – это лишь побочный эффект. Он умеет карабкаться. И ведут его не столько жажда наживы или слава, сколько неумение довольствоваться достигнутым, вечная неудовлетворенность, душевный голод.

Карьерист бывает разным. Бывают даже очень веселые, оптимистичные карьеристы. Не бывает только карьеристов счастливых. Эти понятия несовместимы.

...

Счастье – это когда тебе больше ничего не надо.

У карьеристов такого состояния не может быть по определению. Потому что, если он достигнет его, он тут же перестанет быть карьеристом. Что нам дает этот простой вывод? То, что если мы желаем своим детям счастья, то… Заключение делайте сами.

Как же застраховаться от появления в семье подобного типа? Очень легко. Просто любить его таким, какой он есть. Без условий, без оговорок, без откладывания на будущее. Независимо от того, как он себя показал и чего он сможет достичь в дальнейшем.

Еще одно хорошее правило – не сравнивать «своего» с кем-то еще. Ну хотя бы постараться этого не делать. Любое сравнение порождает конкуренцию и некоторые другие не слишком хорошие явления. Например, обиду – если сравнение не в вашу пользу. А если оно в вашу, если сравнивают, как правило, с одной-единственной целью – показать, каким хотели бы нас видеть? Давайте вспомним, когда мы последний раз говорили ребенку: «Посмотри на Вовку – он и учится хуже, и ведет себя отвратительно, не то, что ты, мой хороший и умный мальчик!» Нонсенс, не так ли?

Самым надежным профилактическим средством от карьеризма ребенка служит доброжелательная, позитивная атмосфера в семье. Где каждый старается понять другого, а конкуренции нет возможности развернуться в полную силу.

Что же делать, если ребенок уже проявляет задатки отъявленного карьериста, если его не интересует ничего, кроме достижений, если на окружающих он привык смотреть в лучшем случае как на потенциальных спонсоров, а в худшем – как на врагов, с которыми предстоит бороться?

Здесь однозначных советов не будет. Ребенок-карьерист, как правило, далеко не глуп и часто по уши заражен цинизмом. Общаться с таким нелегко, переубедить – еще труднее.

И все же кое-что сделать можно. Например, ежедневно, ежеминутно подвергать сомнению его «конкурентную» картину мира, демонстрируя такие явления, как искренность, бескорыстность, внимательность и любовь.

Конечно, есть опасность, что и эти проявления нормальных человеческих чувств юный карьерист «впишет» в свою картину мира, профанируя искренность как наивность и простоту, бескорыстность как глупость и непрактичность, внимательность как признак собственной значимости и привлекательности, а любовь – как восхищение его замечательными качествами. Такое может быть. Но вода и камень точит.

Важно показать, что с ним, с этим слишком серьезным и расчетливым ребенком, никто не собирается конкурировать, никто не планирует отнимать его заслуги и достижения и тем более занимать его место в жизни. Нелегко, но другого пути, пожалуй, и нет. Попытки «бить» карьериста его же оружием – цинизмом и расчетливостью лишь укрепляют его в мысли, что вокруг одни враги и что «с волками жить – по-волчьи выть».

Наверное, даже не нужно ничего особенного. Разве что забыть, что перед вами – ребенок непростой, с амбициями. Ребенок, которого можно назвать карьеристом. Забыть, потому что перед вами он – самый обычный ребенок. Просто ребенок. Вот об этом забывать не нужно…

Как вырастить эгоиста.

Книга советов для бестолковых родителей

Могу поручиться, что вы, дорогой читатель, почитываете психологическую литературу Ну хоть что-то.

Поэтому с высокой долей вероятности знаете прописные истины современной психологии. Как то:

• нужно любить себя;

• мы никому ничего не должны;

• мы уникальны и самоценны и не нуждаемся в подтверждении этого.

Эти постулаты кочуют из методички в методичку и на сегодняшний день являются чуть ли не догматами психологической науки. Как-то само собой сложилось, что вышеперечисленное – это признаки психологически здоровой личности. Спорить не стану. Может, оно и правда – не дураки ж писали, в конце концов, эти книжки. Однако не могу не отметить, что раньше человек, который обладал всеми перечисленными чертами и, более того, их активно демонстрировал, назывался совсем другим словом. И слово это имело несколько негативный оттенок. Слово это – эгоист. Выражаясь языком психологии, эгоцентрическая личность, то есть в центре внимания которой стоит собственная личность – эго.

В общем-то, растить из ребенка эгоиста – занятие несколько бессмысленное. Дело в том, что это практически то же самое, что учить рыбу плавать. Ребенок с рождения является эгоцентриком, и ничего удивительного в этом нет. Просто развитие личности идет от простого к сложному. Сначала есть только я, позже появляется некто, который служит только мне (мама, естественно). Со временем появляются «другие», которых я рассматриваю с простой позиции: кто они мне? Враги или кормильцы? С развитием ребенка происходит и эволюция его взглядов на себя и окружающих. «Я – единственный» начинает уменьшаться, тесниться, впуская в свой прежде монолитный мир «других» – сначала маму, затем папу, родных, близких, соседей, одногодок, воспитателей и т. д. по нарастающей. Позже приходит чудовищное открытие: оказывается, эти «другие» тоже почти как «я» и с ними как-то нужно считаться! А иногда – о ужас! – не просто считаться, но и подчиняться! Естественно, эгоистическая позиция дает трещину, а затем получает удар за ударом, пока не развалится вчистую. Сохранить первозданный младенческий эгоизм нормальному человеку невозможно. Для этого нужно родиться круглым идиотом, чтобы мозг никогда не развился дальше младенческого состояния.

Зато можно развить новый, «взрослый» эгоизм, построив его из остатков «младенческого» и творчески модернизируя вновь открывшийся опыт. Или умело защищаясь от него…

Общее описание и характерные особенности типа.

Кто такой эгоист, наверное, объяснять не нужно. Это замечательный вид homo sapiens, все внимание которого сконцентрировано исключительно на собственной особе.

В течение времени значение слова «эгоист» претерпело значительные изменения. Так, не в такую уж далекую советскую эпоху эгоистом мог считаться каждый, кто ставил личные интересы выше коллективных и даже просто давал повод усомниться в своей полной бескорыстности по отношению к товарищам.

Естественно, такое определение нам не подходит. Потому что в этом случае можно смело записывать в эгоисты все современное общество. Ибо найти человека, который поставил бы интересы общества выше личных, в наше время весьма проблематично. Таким образом, советское понимание эгоизма устарело и требует уточнения. В сегодняшних условиях эгоистом правильнее назвать того, кто не способен учитывать интересы даже своих близких – семьи, родни.

Маленький эгоист тем и отличается от сверстников, что для него младенческое понятие «я – единственный» так и остается аксиомой, немного приправленной неприятным открытием, что вокруг все же кто-то есть. Однако считаться с этим кем-то эгоист не собирается. По крайней мере по доброй воле.

Ребенок-эгоист может быть даже милым. Привлекательным – до определенной степени. Может быть, даже умным. Иногда бывает добрым – если его не особенно притесняют. И даже внимательным. Но только – к себе, на то он и эгоист.

Самое любимое слово у маленького эгоиста – это «Я». Именно так, с большой буквы. Он вовсе не обязательно будет самовлюбленным павлином – но ощущение того, что весь остальной мир у него на самом заднем плане, будет присутствовать всегда.

Малыш-эгоист не любит делиться. Он просто не видит в этом никакого смысла и искренне считает дележку величайшей несправедливостью. Почему у него отобрали игрушку? У него, живого, чувствующего, страдающего, неизвестная чужая сила что-то отняла! Маленький эгоист не дорастает до мысли, что эти сторонние неизвестные силы тоже живые, тоже чувствуют и тоже чего-то хотят. Чуть подросший эгоист может успешно делать вид, что понимает чувства окружающих, воспринимает других как отдельные, чувствующие личности, но на самом деле остальные люди так и остаются для него лишь куклами, неодушевленными и непонятными.

Малыш-эгоист иногда забавен. Он требует внимания, он кажется непосредственным – а что еще нужно мамам и тетенькам? Милый ребенок, который позволяет ухаживать за собой, бегать за ним по пятам и вообще дает хоть какой-то смысл скучному будничному существованию… Как такого не любить? Трудно не любить того, кому ты так нужен…

Чем отличается ребенок-эгоист от остальных детей? Ограниченностью. Нет, не умственной или физической – ограниченностью интересов. Его интересы ограничены собственным «я». Для него существует только то, что интересует и нужно лишь ему. У него нет интересов вне «я». Он не понимает, что такое пойти «за компанию». Ему не понять, как можно смотреть новости – ведь там говорится о других, до которых ему нет никакого дела. Он не станет вникать, за что папа любит футбол или что мама делает на работе. Ну эгоист он, э-го-ист.

Необходимые условия.

Выращивание эгоиста – занятие менее сложное, чем выращивание крутого парня или тем более карьериста. Во-первых, сама природа приходит на помощь, создавая все предпосылки для успешного дебюта. Ребенок – это стихийный, естественный эгоист, который с возрастом, с расширением своего горизонта постепенно избавляется от этой приятной иллюзии. Так чего же проще – просто помешать этому процессу? Или по крайней мере притормозить его, создав соответствующие условия.

В чем главный критерий эгоиста? В том, что он не видит кругом никого, кроме себя. Существует он – живой и единственный, и есть декорации – мама с папой, родственники, соседи, учителя, дворники и т. д. Некоторые декорации похожи на людей, но он-то знает, что единственный настоящий человек – это он сам! Ну так не стоит его в этом разубеждать!

Это первое и главное условие – сделать так, чтобы наше милое дитя никогда не догадалось, что другие люди – такие же живые и настоящие, как он сам. Пусть пребывает в святом неведении! Жизнь впереди такая жестокая, еще настрадается…

Для этого нужно совсем немного. Хотя нет, неправильно: нужно много – внимания, но только ему, любимому. Столько, чтобы за этим вниманием не было видно ничего и никого больше.

Пусть чувствует, что мир вертится вокруг него, что он – самое ценное, что есть у этого мира. Не просто лучший, а самый лучший! Не один из, а единственный!

Конечно, проще всего вырастить эгоиста в семье, где ребенок только один. Бывают и исключения, но в семьях, где детей двое или трое, эгоистические позиции любого из них каждодневно подвергаются серьезным атакам. Единственный же – он и есть единственный.

Впрочем, опытный родитель вполне в силах преодолеть трудности и воспитать сразу обоих детишек вполне состоявшимися эгоистами. Правда, в этом случае придется постараться.

Другим важнейшим условием будет нейтрализация или сильное ограничение посторонних влияний, которые могут существенно подорвать в ребенке его эгоистические воззрения. Это могут быть наши близкие родственники, лезущие со своим уставом в наш воспитательный монастырь, и воспитатели детского сада (поэтому отдавать в детский сад будущего перспективного эгоиста – весьма необдуманный шаг), и школьные учителя, и особенно тлетворное влияние улицы, очень быстро убивающей эгоистические иллюзии. Эгоизм любит «цвести» в тихой воде, вернее, в болоте. Поэтому всяческие новые течения могут погубить или сильно ослабить его развитие. Не допускайте их!

Итак, подытожим. В качестве необходимых условий нам нужно:

• сам ребенок, желательно единственный в семье;

• любящие родители, которые души не чают в своем малютке (или хотя бы один из них);

• родительское внимание, направленное на единственный объект – любимое дитя;

• нейтрализация или ограничение посторонних влияний. Что же, условия созданы. Пора приступить к процессу.

Методические рекомендации.

Если вы успешно провели подготовительные мероприятия, то есть в первую очередь твердо определились, что вам в семье действительно жизненно необходим маленький эгоист, можете себя поздравить – половину работы вы уже сделали.

Помните историю Джеймса Барри про мальчика Питера, который перестал расти? Не потому, что в его организме не хватало кальция, а потому, что так решила фея. Ну остановить рост нашего малыша мы вряд ли сумеем, да и кому такое нужно? А вот сделать так, чтобы его самоощущение, его кругозор не выходили за рамки собственного носа – вот тут можно кое-что предпринять.

В этом направлении как раз и предстоит приложить усилия. Помним: природа на нашей стороне. Ребенок рождается эгоистом, так что просто поможем ему остаться в этой ипостаси.

Общие рекомендации.

В целом мы можем выращивать юного эгоиста самыми различными способами. Основных их три, и можно смело выбрать тот, который больше всего придется вам по вкусу.

Первый, самый простой способ, прекрасно подходящий для людей сильных и жестких, – это диктатура. Самая обычная семейная диктатура. «Я сказал – ты сделал». Все просто и понятно. Правда, с первого взгляда покажется, что такой способ при воспитании эгоиста неприемлем. Как же так? Ведь маленький эгоист вынужден волей-неволей (скорее неволей) признавать наличие сторонней силы, с которой приходится считаться. Какие уж там условия для роста собственного эго.

Но это только на первый взгляд. Дело в том, что в психологии существуют такие понятия, как компенсация и сверхкомпенсация. Говоря языком физики, чем больше мы сжимаем пружину, тем сильнее она потом «ударит». Прямой диктат в стиле «Мне плевать, что ты там хочешь» очень болезненно и жестко давит на эго нашего дитяти, заставляя его сжиматься, группироваться, «копить злость» до лучших времен.

...

Помните, как у Альтова: «Что касается достоинства – так это у меня с детства… Знаете, сколько раз меня били по нему! Теперь меня даже не обидели – а я на тебя уже обиделся!».

А потом происходит неизбежное – рано или поздно внешний диктат пропадает (например, ваше чадо уходит жить в студенческое общежитие или просто уезжает на лето к бабушке). И вот он, вожделенный миг! Бетонная плита исчезает, «пружина» выстреливает – и придавленное ранее незаметное эго становится вдруг огромным, как пятиэтажный дом.

Вот это и называется сверхкомпенсация. Результаты такого «превращения» увидите не вы, а те люди, которым вы «сдали» ребенка. И бывает очень сложно поверить, что «такой хороший малыш» вдруг становится монстром, оказываясь вдали от отцовского ремня или железной глотки матери. Впрочем, возвращаясь в родные пенаты, дитя вновь принимает облик невинной овечки, чем окончательно запутывает собственных родителей. Действительно, а как определиться, кому верить?

Кстати, диктаторский способ воспитания эгоиста идеально подходит тем, у кого много детей. Особенно если на всю эту бригаду вечно не хватает времени и нервов.

...

Итак, если ваши любимые орудия воспитания – ремень и крик, а нервы не позволяют повторять по два раза, то диктаторский стиль воспитания – это ваш естественный выбор.

Вторым способом, гораздо более мягким по отношению к ребенку, является гиперопека, или повышенное внимание к своему чаду. В народе, впрочем, гиперопеку называют иначе, используя довольно занятный глагол: «трястись над ребенком», то есть неотлучно находиться при нем (или практически неотлучно), исполнять малейшие желания, предугадывать (или предусматривать) каждый шаг и т. п.

Что происходит в этом случае? А происходит следующее. Нормальное эго ребенка, получая обильную пищу от осознания собственной значимости (а как же иначе, если вся семья, то есть для ребенка весь мир, вертится вокруг тебя), быстро набирает вес и вскоре начинает страдать отменным ожирением. Эго требует пищи, как и любая другая часть человеческого организма (психика не является исключением). Недостаток этой пиши (при диктаторском воспитании) порождает зверский аппетит, который «выстреливает» при каждой удобной возможности (например, когда ребенок «в гостях»). А ее обилие приводит к быстрому росту эго, которое вскоре становится значительно больше самого ребенка. Такое дитя для окружающих являет зрелище крайне неприятное, но в семье обычно странностей не замечают – ведь это же свой, родной ребенок, как же его не любить?

Родительская диктатура делает эгоистом обходным путем, а гиперопека – самым что ни на есть прямым. Однако было бы ошибкой считать, что гиперопека – это более быстрый или более эффективный путь. Совсем нет. Если для вас естественным путем воспитания является диктатура, то симулировать гиперопеку будет трудно. И результаты будут вовсе не такими быстрыми и выдающимися, как хотелось бы. И наоборот – мягкий родитель, который решил взять на вооружение диктат, скорее всего, потерпит фиаско: это не его стиль, и чтобы его усвоить, мало одного желания.

...

Не представляете, как на эту прелесть можно кричать? Готовы часами возиться с капризами ребенка, лишь бы он одарил вас благодарной улыбкой? Поздравляю, гиперопека – это ваш стиль!

Есть и третий способ вырастить эгоиста, нимало при этом не напрягаясь. По-научному этот способ можно назвать попустительством. В народном же воспитании такую методу обычно зовут «трава не расти». Это когда родители обеспечивают своему чаду полную свободу – делай что хочешь, только под ногами не мешайся. Причины выбора столь оригинального способа могут быть разными. Зачастую так поступают вполне интеллигентные, образованные люди, которые искренне уверены, что ребенок есть самостоятельная сформировавшаяся личность и что любое вмешательство в его жизнь – это преступление против его свободного развития. В пример обычно приводят современную Японию, где, по укоренившемуся в настоящее время мнению, детей дошкольного возраста вовсе не воспитывают, предоставляя им полную свободу. При этом как-то сам собой уходит «за скобки» тот факт, что уже в школьном возрасте маленький японец подвергается неслыханному прессингу со стороны школы, семьи и общественного мнения, которое в Японии и по сей день сильнее любой полиции. И результат подобной практики – первые места Страны восходящего солнца в статистике самоубийств среди школьников.

Впрочем, я не о Японии. Со своими проблемами разобраться бы… Вторая категория сторонников «свободного» воспитания просто этим воспитанием не интересуется, как, собственно, и своим ребенком. Накормили, одели – и иди, родной, не дури маме голову. И папе тоже… Но к какой бы категории ни принадлежали родители, ребенок в случае подобного воспитания практически стопроцентно станет выдающимся эгоистом.

Почему? А потому, что эгоизм ребенка естественным образом ограничивается авторитетом родителей. Любой ребенок прекрасно понимает и осознает, что он зависит от родителей и, соответственно, должен подчиняться папе и маме. Насколько бы современной или эмансипированной ни была семья, в ней, как правило, все равно существует определенная семейная иерархия, на вершине которой находится кто-то из взрослых членов семьи (отец, мать или, что встречается не так уж и редко, – другой родственник, авторитет которого признают все). Ребенок в силу возраста автоматически попадает в основание иерархической пирамиды, и, в общем, это вполне естественно. Сказанное не означает пренебрежительного отношения, совсем нет – с ребенком, как правило, обращаются более бережно, чем со взрослым членом семьи. Но! Вряд ли кому-то придет в голову заявить, что мнение ребенка более важно, чем мнение взрослых. Хотя в образованных семьях есть специфические «детские» вопросы, в которых решающее слово принадлежит именно ребенку. И это хорошо. Нехорошо, когда место ребенка в иерархии четко не определено. Когда взрослые относятся к ребенку, как к взрослому человеку. Не в том смысле, что перестают «сюсюкаться» и вытирать ему сопельки, а в том, что позволяют ему игнорировать мнение родителей, не обращать внимания на их требования и вообще вести себя со взрослыми панибратски.

...

Представьте себе, что сегодня некий очень известный и влиятельный человек ни с того ни с сего назвал вас лучшим другом и прилюдно объявил, что счастлив иметь в друзьях такого человека, как вы, и вообще лучшего товарища у него нет и не будет. Чувствуете, как вырастают за спиной крылышки?

Вот то же самое чувствует и ребенок, когда взрослый предоставляет ему полную свободу – ставит на одну ступень с собой. И тогда маленькое детское эго ребенка сразу же вырастает до размеров эго взрослого. А что, нужно ведь соответствовать!

...

Да-да, свобода воспитывает у ребенка самостоятельность. Но в большей степени она воспитывает совершенно специфический эгоизм. И еще – пренебрежительно-циничное отношение к родителям.

Рекомендации по общению.

Эти рекомендации я тоже расположу по трем категориям, в зависимости от выбранного стиля воспитания.

Общение в диктаторском стиле. В принципе, вполне подойдут рекомендации, приведенные в главе о крутом парне:

• категоричность;

• непререкаемость;

• жесткие и понятные требования;

• обещание проконтролировать исполнение.

На практике это может выглядеть хотя бы так (окончание можете вставить по своему усмотрению):

•  «Ничего не хочу знать, но чтобы через час…»;

•  «.Никаких отговорок! Я тебе сказал…»;

•  «Значит, твоя территория – от сих до сих…»;

•  «Через полчаса я вернусь, и если здесь будет такой бардак…».

В принципе, наверное, нет особой нужды подробно описывать диктаторский стиль общения. Давайте лучше перейдем к следующему – к стилю гиперопеки.

Здесь категории общения прямо противоположные:

• внимательность;

• предупредительность;

• повышенная заботливость;

• подчеркивание исключительности ребенка;

• шутовской, несерьезный тон общения с ним («сюсюканье»);

• установка на беспомощность, несамостоятельность ребенка.

В общении это будет звучать, к примеру, так:

• « Ой, что это с нашим Вадиком? Никак горлышко болит?»;

• « Ой, тут жарко, может, ты попить хочешь? Сейчас мама принесет…»;

•  «Давай укроем нашу лапочку пледиком…»;

•  «Надо же, какой у нас Петечка хорошенький! Самый-самый хорошенький из всех Петечек!»;

•  «И что это Василечек губки надул? Обидела тетя? Ну-ну тетю!»;

• « Ой, куда это Семушка собрался! Дай я тебе ботиночки зашнурую…».

Если вы считаете, что подобное общение возможно лишь с ребенком ясельного возраста, спешу вас поздравить: гиперопека как стиль воспитания вам не подходит. Подыщите что-нибудь более близкое. Например, попустительство.

Для этого стиля характерно следующее:

• избегание общения вообще и близкого в особенности;

• отказ от ответственности на словах и на деле;

• общение «на равных»;

• декларируемая свобода («делай что хочешь»);

• панибратский стиль общения.

Как это звучит? Ну к примеру, так:

•  «Сынок, сейчас нет времени… Давай потом, а?»;

•  «А почему это я должен решать? Это твои дела…»;

•  «Да ладно, чего ты надулся… Дай “пять”, и проехали”…»;

•  «Да ты взрослый парень, я что, за тобой бегать буду?»;

•  «Да все ништяк… Сигареткой поделишься, старик?».

Так что выбор за вами. От меня же – только небольшое напутствие. Какой бы стиль воспитания вы ни избрали, их объединяет одна маленькая деталь: во всех трех случаях искренний интерес к своему ребенку подменяется суррогатами. Иначе – подделками. Только подделки эти могут быть завернуты в очень разные обертки. Но в деле воспитания отменного эгоиста это только плюс.

«Бытовые» рекомендации.

Они также существенно различаются в зависимости от избранного стиля воспитания.

При диктаторском стиле рекомендуется:

 всевозможное ограничение личной свободы подопечного.

Может достигаться различными способами, главный из которых – контроль над передвижениями. Пусть ваш сын либо дочь постоянно докладывают, куда и зачем направляются. И вообще – родитель должен знать каждый шаг своего ребенка, не так ли?

Еще один помощник – это контроль времени. Во столько-то – в школу, во столько-то – обратно, полчаса на дорогу, десять минут на обед и т. д. За лишнее либо потерянное время – личный отчет перед родителем;

 безусловное подчинение старшему.

Должно быть аксиомой. Раз приказано – должен сделать. В крайнем случае – понести суровую кару за непослушание. Отговорки и оправдания во внимание либо не принимаются, либо являются редким исключением;

 система наказаний.

Куда же без нее при диктатуре. Спектр каждый подбирает по своему усмотрению: запреты, лишение карманных денег или каких-то удовольствий, ограничение свободы, строгий выговор или просто отцовский ремень.

При гиперопеке рекомендуемые действия немного иные:

 ограничение личной свободы под лозунгами «заботы» и «опеки».

Цель практически та же, что и при диктатуре, но методы значительно мягче. Что-то вроде обитой подушками камеры для буйных. Туда нельзя – потому что опасно, сюда нельзя – потому что вымажешься, а там маленькие детки вообще не ходят;

 узурпирование власти над ребенком под видом опеки над ним.

Действительно, зачем еще проявлять столько внимания, тратить столько времени на выполнения причуд какого-то ребенка, пусть и родного? Видимо, только для того, чтобы никто другой не смог подойти близко, чтобы быть единственным и самым нужным, самым важным для ребенка человеком, чтобы он знал, кому он обязан буквально всем;

 создание «культа личности», где самый-самый – это он, милый ребенок.

Это самый важный момент в воспитании эгоиста. Эгоист для себя всегда исключителен. Но если эта «исключительность» еще и подтверждается окружающими – тут уж эго раздувается до неприличных размеров. Что делать, против славы устоять трудно. Поэтому хвалите, и чем больше, тем лучше; устраивайте праздники и именины, на которых самым главным будет он; дарите подарки и мелкие подарочки – только ему. И еще: не забудьте похвастаться его успехами при посторонних. И хорошо бы, чтобы он это слышал. Договорились?

При попустительстве рекомендации будут такими:

 невмешательство в личные дела, то есть позиция «моя хата с краю».

Очень удобная штука, кстати. Вы выигрываете в любом случае. Добивается сынуля успехов – прекрасно! Вот что значит свободное воспитание и ненасильственная педагогика! А если куда-нибудь «влез» – так я-то чем виноват? Я его, что ли, научил? Другой плюс: это самый простой путь «воспитания». То есть воспитания никакого не требуется. Просто держаться подальше от проблем и запросов своего ребенка и только. И от него самого в частности;

 неприятие никакой ответственности за свое чадо.

Действительно, почему вы должны за ним бегать и за него (нее) отдуваться? Не три годика, сам (сама) разберется и ответит за свои поступки. И вообще – это полезно, с младых лет воспитывать самостоятельность. А у меня и так дел по горло;

 равноправные отношения.

По крайней мере так должно выглядеть с вашей стороны. «На людях», впрочем, иногда можно показать «власть»: поругаться за нехорошее поведение, погрозить пальцем и даже шлепнуть по мягким тканям ладошкой. Это не нарушит тактику попустительства, если через некоторое время вы удачно «забудете» происшествие. Подумаешь – обозвал учителя «лохом»! С кем не бывает! Не буду же я портить отношения с сыном из-за какого-то учителя?

Ох, замечательная это штука – безответственность! Просто.

Клад для тех, кто растит истинного, высококлассного эгоиста.

Желающие – берите на заметку!

Особенности «питания» и ухода.

Чем «питается» эгоист? А, собственно, тем же, чем «питается» его эго.

Здесь нужно разобраться несколько подробнее. Эго – это часть личности, главной задачей которой является манифестация собственной отдельности, исключительности и уникальности. Эго – это «Я», отделенное от «ты» или «мы». Эгоист – это человек с гипертрофированным эго, то есть очень остро ощущающий свою отделенность от других, от мира. Человек, который видит единственную ценность – в своей личности, в осознании собственной исключительности.

А что порождает ощущение этой самой отделенности или исключительности? Два основных фактора (именно они, собственно, и «кормят» наше эго):

 первый – это ущемление и унижение нашего эго, или, проще говоря, нас;

 второй – это его регулярная «подкормка» достижениями, лестью, комплиментами, славой, вниманием и прочими очень «вкусными» штуками.

Возможно и сочетание этих способов, которое также приводит к весьма впечатляющим результатам. В любом иерархическом обществе (а наше не является исключением) всегда найдутся те, перед которыми нужно кланяться, и те, которые кланяются нам. Сегодня прогнули спинку, а завтра выпятили грудь. Все уравновешивается. Так сказать, тренировка эго. Помните закон пружинки? Чем больше сожмешь, тем сильнее ударит… А можно еще проще – регулярно «удобрять» это самое эго. Похвалами, славой, известностью, заботой, лестью… Оно неприхотливое, оно много чего может «скушать». Так, одной лестью можно «кормиться» годами под разными гарнирами: • лесть грубая; • лесть тонкая; • лесть изысканная; • лесть утонченная; • лесть неприкрытая. «Выкормить» маленького эгоиста проще, чем «подкармливать» взрослого. Здесь не нужно особой тонкости или изысканности. Хватит самой простой «пищи», грубой и неприкрытой. Говорят, дети чувствуют фальшь. Бывает. Говорят, они не терпят лицемерия. И такое случается. А вот похвалу, комплимент, признание собственной исключительности любят все. И дети не исключение. Несколько слов об уходе за эгоистом. Правила просты и традиционны: вовремя «кормить» (чем – смотрите выше), обрезать «больные побеги» в виде альтруистических позывов («Саша, зачем ты кормишь уличную собаку? А что ты сам будешь кушать?»), время от времени «пропалывать» поле, не допуская до дитяти «нежелательный элемент». И, самое главное, обязательно «поливать» семена эгоизма собственным примером («Нечего твоему Витюше машину одалживать… И на такси проедутся. А вдруг сломают что-нибудь?»). Меры профилактики и безопасности Здоровый, умеренный эгоизм нужен каждому. Это как защитная реакция вроде нормального здорового страха. Есть интересы чужие, есть свои. Есть территория безопасная, а есть такая, которую лучше покинуть как можно быстрее. Здоровый эгоизм необходим, для того чтобы не забывать о собственных потребностях и потребностях своих близких критически осмысливать посягания общества и государства на ваши интересы и вовремя отделять одно от другого. Но, как всякое другое качество, эгоизм, переступая некую разумную черту, становится не союзником, а противником человека. Казалось бы, как так? Эгоист может быть опасен или неприятен обществу, но для себя он – лучший друг! Не нужно спешить с выводами. Мы не изолированы от общества. Мы зависим от других, как другие зависят от нас. Окружающая среда не статична, она находится в динамическом равновесии. Ты что-то берешь, а что-то получаешь. Это нормально. Ненормально, когда процесс идет в одном направлении: только отдавать или только брать. Рано или поздно такой индивид превращается в «черную дыру», опасную для окружающих. Причем заметьте: общество не любит ни одну, ни другую крайность. Тот, кто «гребет под себя», ничего не давая взамен, называется «хапугой» и возбуждает всеобщую ненависть. Но и тот, кто все раздает, не оставляя себе ничего, быстро становится врагом для своих близких и получает от окружающих клеймо сумасшедшего. Ребенок-эгоист очень скоро вкусит плоды своего эгоизма в детском садике, школе и на улице. Дразнилки, унижения, издевательства – обычная плата за мировоззрение «я – пуп земли». А удары по самолюбию, даже детскому, ох как болезненны. А бить детишки умеют ох как точно и жестоко. Настолько жестоко, что иногда слишком эгоистичного ребенка фактически выживают из школьного коллектива. В прямом смысле… Да ладно школа. А что же дома? А дома родитель вскоре на своей шкуре осознает простое правило: любое воспитательное действие в первую очередь отразится на самом воспитывающем, то есть на нас, родителях. Воспитывая эгоизм под маркой житейской хитрости, практической хватки и умения блюсти свой интерес, первыми жертвами черствости, расчета и обмана станут именно родители. Ибо семья – это тот полигон, где в первую очередь отрабатываются все воспитательные приемы. Подумаем еще раз, а нужен ли нам ребенок, который: • замечает родителей только тогда, когда ему от них что-либо нужно; • не способен на глубокое сопереживание, ибо единственное, что его волнует, – это свое самочувствие; • не считается с вашим мнением и с вашими чувствами, так как считает их нереальными и ненастоящими; • в любой момент может бросить вас, переметнувшись к тому, кто лучше позаботится о нем, любимом; • не способен отдавать, а только брать? Если вы не мечтаете о таком «счастье», самое время поговорить о том, как его избежать. В некотором роде эгоизм – это всего лишь душевная ограниченность. Человек просто не представляет, что вокруг живут другие живые существа. Нет, это не значит, что он слепой либо умственно отсталый. Умом любой эгоист понимает, что вокруг него ходят похожие на него существа, которые тоже что-то говорят, чего-то желают, кричат, когда больно, и, может быть, о чем-то мечтают. Беда в том, что он не верит, что они такие же люди, как он. Не верит. Не чувствует. Или чувствует, но не в полной мере. А раз так, то и считаться-то, получается, не с кем. И любить тоже некого. Кроме, разве что, самого себя. Маленький эгоист просто не вырастает из своего нормального, здорового детского эгоизма. Его душевный горизонт не растет дальше, не охватывает окружающий мир. Он не учится «видеть» других, чувствовать, учитывать их интересы. Он так и остается младенцем, для которого мир – это он сам. Научить маленького эгоиста «видеть», чувствовать других людей, их радости, желания, боль – задача непростая, но вполне выполнимая. А начинать нужно с парадоксального шага – с искреннего, доброго интереса к самому эгоисту. Нет-нет, я не оговорился, именно так: проявляя живой интерес к самому ребенку, причем интерес неподдельный, интерес доброжелательный, можно добиться больше, чем тысячами нравоучений или наказаний. И правило это работает при любом стиле воспитания – будь то лютая диктатура, сплошная гиперопека или безбашенное попустительство. Итак, первое – интересуйтесь им! Где он нашел такой отличный диск, куда ходил сегодня утром, почему ему нравится именно Диего, а не Даша-следопыт, что он собирается делать сегодня вечером. Все просто: интерес к нему самому позволяет удовлетворить голод эго ребенка и, кроме того, порождает ответный интерес. Всегда ведь хочется знать больше о том, кто нами интересуется. Второе правило – расширение контактов. Эгоизм прекрасно расцветает там, где возможности общения, взаимодействия очень ограниченны. Черти водятся в тихом омуте не случайно – там нет притока свежей воды, вот и заводится всякая нечисть. Так же и с эгоизмом: когда с ребенком общается только узкий круг родственников – это не есть хорошо. Во-первых, любой ребенок нуждается в общении со сверстниками. Такое общение превосходно «сошлифовывает» эгоистические замашки. Во-вторых, близкая родня часто устанавливает свои правила общения с ребенком, зачастую не идущие ему на пользу. Поэтому – в коллектив! На улицу, в детский садик, к знакомым… На деревню к дедушке, наконец. Подрастет – можно и в детский лагерь на смену. Иногда это очень даже полезно. А еще бывают кружки, секции, команды… А безотказное средство – «сбагрить» нашего эгоиста в командную игру. Их много: волейбол, хоккей, регби. Пусть побегает с коллективом, вживется в него. Глядишь, эгоизма и поубавится. Сражаться с эгоизмом с помощью хитрых психологических методик не советую. Вообще, очень часто психотерапия скорее взращивает, нежели ограничивает эгоизм. Делает его более утонченным, более опасным для окружающих. Один великий современный психолог сказал (за точность цитаты не ручаюсь, но смысл примерно такой): психология иногда делает из просто подонка умного и циничного подонка. Не очень-то заманчивая перспектива, не так ли? Зато простые народные методы дают отменный результат. Очень хорошо заставляет худеть слишком уж раскормленное эго вынужденный пост. Это когда маленького эгоиста, который привык, что все внимание приковано только к нему, вдруг перестают замечать. Не то чтобы совсем (это уж слишком жестоко и вообще может закончиться не очень хорошо), но вот только по делу. Наступила пора кушать – позвали. Не идет – ну и бог с ним, не голодный, значит. Идем гулять на улицу? Позовем. Не хочет – пусть сидит дома и глазеет в «ящик». Ничего сложного в этом нет, а действует превосходно – как хороший холодный душ. Отрезвляет, знаете ли… А что делать, если вам вдруг посчастливилось близко общаться с юным, но уже закоренелым эгоистом? Здесь не помешает знать кое-какие правила безопасности, чтобы вконец не разувериться в людях и, что тоже немаловажно, избежать моральных и материальных потерь. Однако прежде всего вы должны увериться, что перед вами действительно настоящий, стопроцентный эгоист, а не просто в меру разбалованный, излишне непосредственный ребенок. В этом нелегком деле помогут народные приметы вроде этих: • настоящий эгоист обычно не очень общителен, но все же в редких разговорах его любимые слова «я» и «мне»; • маленького эгоиста вычисляют по «хватательному рефлексу» – он любит брать и отнимать, но очень не любит отдавать и делиться; • как правило, у хорошего эгоиста друзей нет и быть не может; • после непродолжительного общения с подобным малышом вы надолго возненавидите детей как таковых; • если вы ненароком забудете взять с собой подарок или гостинец, маленький шельмец ясно даст вам почувствовать, что вы его обокрали. Ну, с приметами, надеюсь, мы разобрались. Теперь о насущном: о защите от эгоистского «сглаза». А помогут здесь опять-таки народные средства. Например, принцип «зеркала», или, проще, «ты – мне, я – тебе», прекрасно работает как с детьми, так и со взрослыми. Заключается он в нехитрой политике отвечать собеседнику тем же. Не в смысле «повторять за ним», а на любое требование или просьбу отвечать ответным требованием либо просьбой. Вот так: «Тетя, а ты мне конфет принесла?» – «А ты мне двери открыл?» Очень здорово работает приемчик «игнорирование», или, по-нашему, «иди ты»: « А что это у вас в сумке?» – «Заинька, мы вот с твоей мамой поговорим, а потом и твои вопросы порешаем, хорошо?» И наконец, «ядерное оружие» любого эгоиста – понятие «мое». Уверенное использование этого термина ставит даже самого закоренелого эгоиста в неловкое положение: он чувствует, что его бьют его же оружием: «Дядя Гриша, а подарите мне этот компас!» — « Дмитрий, тут вот какая штука: это мой компас, а своего отдавать нельзя». Как правило, подобная установка близка любому эгоисту, поэтому возражений, как правило, не возникает. И все же самое надежное, самое нужное правило в общении с юным эгоистом – это осознание того, что перед нами ребенок. Самый обычный ребенок, который бывает очень разным.Ребенок, из которого, наверное, нет никакого смысла растить эгоиста. Хотя бы потому, что эгоист – несчастный кусочек, отброшенный целым. Или оторванный от целого. И этому кусочку, несмотря на то что все «вкусненькое» достается только ему, неуютно и страшно в этом мире. Просто потому, что он один. А человек один быть не может и не должен. Особенно если этот человек – ребенок.

Как вырастить ябеду.

Книга советов для бестолковых родителей

Только не надо сразу с претензиями: мол, ябеда – это нехорошо, это некрасиво. И вообще, у нас к ябедам – что детям, что взрослым – относятся как-то недружелюбно… Одни синонимы чего стоят: «стукач», «сексот», «барабанщик», «дятел».

Да, вроде бы так и есть. Вроде бы, на первый взгляд, общество ох как не любит ябед. Но это только на первый взгляд. Что бы мы делали без них, родименьких? Куда бы делись?

А в детском коллективе (даже если он состоит всего лишь из братика и сестрички) и вовсе без ябеды обойтись сложно. Как узнать, кто нарисовал на обоях солнышко? Кто расскажет, куда подевалась мамина косметичка? А где это Мишенька нашел такую грязную лужу? На помощь приходит он (или она) – добровольный помощник мамы, папы, бабушки либо воспитательницы. Этот замечательный помощник обязательно что-то видел, что-то знает и, самое главное, готов рассказать эти тайные вещи по первому требованию взрослых. Кто же такой замечательный, незаменимый ребенок? Правильно! Это и есть ябеда.

Общее описание и характерные особенности типа.

По стилю поведения, особенностям характера, типу темперамента, цвету глаз и длине волос ябеды могут существенно различаться. Выявить какие-либо характерные их особенности в виде особенностей внешнего вида либо черт характера не удалось. Влияние наследственного фактора на развитие ябедничества также не выявлено.

Однако следует признать ябеду отдельным типом ребенка, которому присущи черты, свойственные только этому типу:

• настойчивая склонность к доносительству;

• отсутствует или сильно ослаблено чувство коллективной солидарности;

• гипертрофированное чувство справедливости, понимаемой порой весьма превратно;

• верность принципу «начальник всегда прав», причем в детском возрасте в роли «начальника» может выступать любой индивид старшего возраста.

По типу темперамента и характеру ябеды могут очень различаться. При этом, однако, можно выделить четыре основные разновидности ябед:

• скрытные;

• наглые;

• действующие в корыстных интересах;

• действующие «из любви к искусству».

Таким образом, получаем следующие модификации.

 Скрытный корыстный тип. В детской среде встречается гораздо реже, нежели во взрослой. Как понятно из названия, действует скрытно, «за кулисами», боится огласки своих действий из-за высокой вероятности возмездия. Как правило, практичен и обладает житейской смекалкой. Никогда не ябедничает «просто так», требуя вознаграждения за свои сведения. Если не получает обещанного, может сильно обидеться и даже донести на бывшего «заказчика». Не отличается верностью одному «заказчику», разве что за хорошее и постоянное вознаграждение. Распознать скрытного корыстного ябеду непросто. Вывести на чистую воду его можно по косвенным уликам – утечке информации или подаркам, происхождение которых он не может внятно объяснить. Во взрослом мире данному типу соответствуют наименования «шпион», «стукач».

 Наглый корыстный тип. Коренным образом отличается от скрытного. Ябедничает открыто, не скрываясь, иногда явно выражая пренебрежение к сотоварищам. При этом не только не стесняется получать вознаграждение за свои труды, но и демонстрирует полученные блага окружающим, становясь в открытую оппозицию коллективу или своей жертве. В детском коллективе встречается чаще, чем ябеда первого типа. Во взрослой среде проявляется несколько реже в связи с неблагоприятными внешними условиями. Чаще всего наглый корыстный ябеда имеет сильные позиции в коллективе: хорошую физическую форму старших друзей, надежную защиту со стороны взрослых или «заказчика». Синонимы взрослого мира: «шкура», «предатель».

 Скрытный «бескорыстный» тип. Слово «бескорыстный» не зря взято в кавычки. Видимо, какую-то корысть от своих постоянных жалоб этот ребенок имеет. Однако ясно видимых материальных выгод у «бескорыстного» не просматривается: он не просит вознаграждений, не требует для себя поблажек или льгот и не стремится занять выгодное положение. Иногда кажется, что этому ребенку просто нравится ябедничать. Попадается он крайне редко, так как практически не оставляет после себя улик и, по всей видимости, не имеет мотива. Вообще, данный тип встречается нечасто как среди детей, так и среди взрослых. Синонимом данного типа с некоторой натяжкой можно считать слово «нытик».

 Наглый «бескорыстный» тип. Самый неоднозначный вид ябеды, довольно распространенный в детских коллективах. Своеобразный «борец за правду», который считает своим долгом в открытую доносить на всех, кто, по его мнению, нарушает заведенные правила и достоин наказания. Как правило, не уживается с коллективом и смело идет на открытую конфронтацию. И дети и взрослые этого типа всегда пользуются повышенной популярностью, за что нередко бывают биты. В коллективе считается (иногда не без оснований) либо недалеким человеком, либо вовсе дурачком. Принципиально не принимает никаких вознаграждений за свой труд и кичится этим. Обладает завидным упрямством. Уговоры «по-хорошему» на него, как правило, не действуют. Эдакий ребенок «а-ля Павлик Морозов». Во взрослом варианте может именоваться гордой птицей – «дятлом».

Необходимые условия.

Ябеда в любой семье – это чрезвычайно нужный ребенок.

Даже если у него нет братьев или сестер, за которыми неплохо было бы присмотреть, все равно занятие этому ценному дитяти всегда найдется. Мама с его помощью сможет многое узнать о папе, папа – о любимой теще, бабушка – о свекрови и т. д. Ябеда необходим буквально всем. Ну а в семье, где детей несколько, польза от ябеды просто неоценима.

Однако для того, чтобы из самого обычного ребенка сделать ценного информатора, нужны определенные условия. Самое главное и, в общем, единственное – это востребованность услуг будущего ябеды. Если говорить прямо, в семье, где ябеда не нужен, он и не появится.

...

Правда, не факт, что дитя не станет ябедничать в другом месте, где условия будут более благоприятными. Но это уже, как говорится, совсем другой разговор.

Как же на практике проявляется эта востребованность? А проявится она в первую очередь благодаря двум основным факторам, таким как:

• недоверие, подозрительность в семье: недоговорки, обманы, фальшь, скрытность;

• поиск взрослыми членами семьи источников информации.

А вот готовность родителей использовать любые источники, вплоть до ябедничества и доносов, и является той самой пресловутой востребованностью.

Вообще-то малые дети – это стихийные ябедники. Пожаловаться папе или маме на обидчика для них естественно, как естественен и ранний детский эгоизм. Другое дело, когда поток жалоб и донесений с возрастом не уменьшается, а, наоборот, увеличивается. То, что было обычным для трехлетнего ребенка, может очень нехорошо смотреться у десятилетнего, а тем более у подростка.

Вторым по важности условием для формирования ябеды будет создание особой атмосферы, где «докладывать» о других членах семьи (и не только семьи) и не зазорно, и принято. Нет, это вовсе не означает открытое восхваление ябедничества. Зачем так грубо подрывать моральные устои семьи? Есть методы не менее действенные, зато более тонкие. К примеру:

• обсуждение в присутствии детей недостатков и оплошностей других членов семьи или просто друзей и знакомых («Знаешь, мой совсем одурел: вся комната пивом провоняла, сам опух, на диване сутками вылеживается. Прямо не знаю, что делать!»)].

• вопросы, задаваемые ребенку «между делом» о том или ином человеке, с которым тот близко контактирует («Людочка, а что вы с мамой вчера делали? Никуда не ходили? И дядя Слава к нам не заходил?»)].

• одобрение ябедничества со стороны других членов семьи («Вот Вероничка своей маме все-все рассказывает, такая хорошая девочка!»).

Вообще, если в семье культивируется положительное отношение к ябедничеству, можно не сомневаться, что ребенок не обманет родительских ожиданий и постарается соответствовать ситуации.

Это были общие для всех ябед условия. А теперь поговорим о специфике каждого из видов ябедников.

 Скрытный корыстный ябеда – обычно достаточно робкий, впечатлительный ребенок, который предпочитает действовать не кулаками, а головой. Основными условиями возникновения этого вида являются трудности адаптации в детском коллективе, непонимание с товарищами и недостаток внимания к нему со стороны родителей. Если вы находите время только для выслушивания «важных сведений», но совершенно не имеете свободной минутки для обычного общения с сыном либо дочкой, этот тип будет вашим.

 Наглый корыстный ябеда – напротив, активный, как правило, физически развитый ребенок, для которого открытый конфликт или драка являются вещами вполне обычными. Условия возникновения – неумение уживаться со сверстниками, недостаток внимания со стороны коллектива, взрослых или родителей. Ключевое слово – неприятие. Если вы действуете по принципу: прав тот, кто первый прибежал жаловаться, – этот тип ваш.

 Скрытный «бескорыстный» ябеда – не просто робкий, а боязливый и даже нервный ребенок. Совершенно непонятно, зачем он ябедничает, но делает это раздражающе часто. Условия возникновения – тонкая, чувствительная психика вкупе с обычной родительской беспечностью. Спровоцировать развитие данного вида может как излишняя опека и внимание, так и недостаток того и другого. Он не столько ябедничает, сколько жалуется на жизнь – на партнера по играм, на братика, на воспитательницу, на класс… Если «срединный путь» – не ваш метод и вы либо гоните юного жалобщика прочь, либо часами выслушиваете его обиды, то, может быть, это как раз ваш случай.

 Наглый «бескорыстный» ябеда – не обязательно будет Шварценеггером и, может быть, даже не умеет драться. Его отличает другое: обостренное чувство справедливости, причем нужно ли брать это слово в кавычки в данном случае, не знает ни автор, ни родитель этого ребенка. Условия – строгое, пуританское воспитание в романтическо-революционном духе. Понятия «честь», «честность», «правда», «справедливость» – основа воспитательной политики, а честность самого ребенка зачастую подкрепляется хорошим кожаным ремнем и суровыми наказаниями. Если эти методы из вашего воспитательного репертуара, возможно, это ваш случай.

Методические рекомендации.

Следует сразу оговориться, что обычно ябеда нужен для выполнения каких-либо конкретных задач. Ябеда как таковой вряд ли кому-либо нужен, и потому его выращивание для большинства родителей не представляет интереса.

Однако подвох состоит в том, что для выполнения вполне конкретных задач (например, регулярной слежки за легкомысленным папой) требуется вполне конкретный тип ребенка – ябеда «как таковой». Это означает, что выращенный вашими же руками маленький ябеда вдруг не применит свой талант доносчика против вас. Но плох тот ученик, который не мечтает превзойти своего учителя. Поэтому давайте договоримся сразу: принимая решения вырастить качественного, отвечающего всем современным стандартам ябеду, вы отдаете себе отчет в том, что его деятельность может быть развернута в том числе и против вас.

Общие рекомендации.

Приступая к воспитанию ябеды, следует сразу определиться в выборе его типа. В большинстве случаев это решается не родителями, а особенностями характера самого ребенка. Довольно сложно сделать из робкого и трусливого малыша наглого ябеду. Ему скорее подойдет роль ябеды скрытного. Ребенок-конформист, привыкший приспосабливаться к мнению общества, подверженный влияниям, вряд ли выступит против этого общества открыто.

Сразу же стоит определить, станет ребенок работать «за идею» или же его придется регулярно «заинтересовывать».

Собственно, в этом и заключается вся хитрость воспитания ябеды. Вовсе не в том, чтобы использовать какие-то мудреные методики или регулярные воздействия, как при дрессировке. Самое главное – это найти то условие, ту «кнопку», нажав которую можно будет заставить ребенка «стучать». Такая «кнопка» обязательно найдется, если вы внимательны к своему чаду. Практически любой родитель знает слабости своих детишек, и редко какие мама или папа эти слабости не используют в своих интересах. Конечно, придется проявить творческое мышление, потому что искать нужно будет в самых различных направлениях.

Будущего корыстолюбца следует ловить на его мелких (или крупных) привязанностях: любви к сладкому, компьютерным играм или коллекционированию киндер-сюрпризов. Это хорошо, когда кто-то что-то любит: легче ему это подарить или отдать. Не просто так, разумеется…

И еще надо учитывать, что корысть может быть разная, например в виде:

• карманных денег;

• тайной коробки конфет, выделяемых по одной в особо торжественных случаях;

• похвалы от мамы или папы;

• определенных привилегий вроде разрешения лечь спать попозже;

• чести называться «любимой дочкой» или «любимым сыном» и т. д.

С бескорыстными сложнее. Однако и здесь можно найти подход. С «правдолюбцами» можно сыграть в игру «справедливо – несправедливо». Любишь правду? Так за нее же бороться нужно… Вот и борись: сообщай вовремя – кто, что и зачем.

Не интересуется понятиями справедливости? Прекрасно! Но ведь обидчики у него есть? Должны быть, по крайней мере… А раз так, то используем не любовь, а неприязнь. Обидчика нужно покарать? Нужно. А для этого папа должен знать, кого, где и по какому месту…

Если ваш ребенок любит обращать на себя внимание, вызывающе себя ведет и, кажется, вырастает в публичную личность – прекрасно! Это замечательная «питательная среда» для ябеды наглого, или обличителя. Поощрять, только поощрять нужно подобное поведение! И от случая к случаю подкидывать интересные сюжеты для обличений. Почему бы не изобличить перед всем классом подлизу-отличницу, которая «зарабатывает» себе оценки лестью? Отчего бы не отчитать неосторожного соседа по подъезду, который тайно курит на лестничной площадке? Сам «обличитель» очень скоро заметит, какое внимание привлекают его филиппики. Ну а слава привлекает иной раз почище всяких других «пряников».

Скрытному, робкому дитяти можно предложить поиграть «в шпионов». Ему наверняка понравится! Это же так интересно – проследить, куда же папа прячет заначку! Особенно если тебе полагается «процент» от изъятого…

Дети любят тайны, приключения, опасности. Они любят играть. Давайте дадим им эту возможность! Пусть играют. Пусть почувствуют себя секретным агентом, Штирлицем, Эркюлем Пуаро и японским ниндзя. Тогда вопрос о том, «плохо» или «хорошо» доносить, отпадет сам собой.

Ну а проще всего тем, у кого несколько ребятишек. В таком случае естественная конкуренция дополнится вполне естественным ябедничеством друг на друга. По крайней мере в самом юном возрасте. И даже делать ничего не придется, разве что время от времени давать отдых ушам от бесчисленных жалоб, донесений, обид, «доверительных» разговоров и прочего наушничества. И главное: ябедничать нехорошо. Учить этому нужно обязательно и с самого раннего детства. Но «рассказать» только маме (или только папе) о нехорошей сестричке (братике) – дело святое.

Рекомендации по общению.

Есть такой расхожий дипломатический штамп: «беседа прошла в теплой дружественной атмосфере». Вряд ли кто-нибудь сможет четко объяснить, что означает это изречение в точности, однако каждый в общих чертах представляет эту «атмосферу». Так вот: общаясь с начинающим ябедой, такую атмосферу лучше создавать и поддерживать. Как раз на время этой полезной для вас беседы. Пусть знает, что его ценят.

«Так что ты говоришь: Ириша вместо уроков фильм смотрит? Вот молодец, хорошо, что сказал. Ты у меня просто помощник какой-то…».

Однако простого одобрения мало. Дело в том, что ябеда, а тем более корыстный, ждет от своих «подвигов» вполне конкретного результата: награды со стороны взрослого, наказания обидчика либо «восстановления справедливости». Ну так и не обманите его надежд! Действуйте немедленно и без рассуждений! Принцип тут один: прав тот, кто первый пожаловался.

«Мама, а я видел, где тетя Даша шубу купила!» – «Ой, Наточка, где? Говори, говори… Небось, на барахолке? Да бери, бери косметичку, мама разрешает».

«Пап, а Вовка уроки не делает, а фильм включил». – «Ах, паразит, где мой ремень?».

«Деда, а Мишка мою машинку забрал!» – «А ну, отдай Владику машинку! Ишь ты, узурпатор нашелся!».

Существует коренное различие в общении со скрытными и наглыми ябедниками. И это различие нужно обязательно учитывать. Скрытному ябеде нужно обязательно дать гарантии, что о его «деятельности» никто не узнает.

« Спасибо, спасибо, Светик, что сказала, я с ней сама разберусь. Нет, не беспокойся: скажу, что мне завуч пожаловалась».

«Заходи скорее сюда, чтобы тебя не заметили».

«Хорошо, Игорек… Только давай об этом больше никому, да?».

А вот с наглым ябедой нужно вести себя несколько иначе. Скрываться в данном случае вовсе не обязательно, даже наоборот: наглый ябедник может ждать от вас демонстративной поддержки и немедленных действий.

«Коля, ты слышал, что сказал Денис? Так вот ты чем занимаешься, когда меня нет дома!».

«Ольга, подойди-ка сюда! Значит, ты была у бабушки? А вот Вика говорит, что видела тебя у клуба».

«Вот вы все вместе говорите, что не виноваты. И только у Егора хватило смелости признаться, что это натворили вы сами!».

Ябеда, как, собственно, и карьерист, должен быть всегда эмоционально голоден. Одобрение, ласку, доброе слово нужно заслужить. Во всем, кроме «стукачества», поощряется строгость и даже суровость. «Телячьи нежности» не приветствуются, как не приветствуются всяческие душевные разговоры, пустой треп ни о чем и т. д. Вообще, воспитательный процесс должен быть простым как палка: «Я сказал, ты сделал». Виновного – наказать, отличившегося – поощрить. Длительные разбирательства, кто прав, кто виноват, не нужны в принципе. Они не только отнимают время, но и разрушают дисциплину. Неважно, кто прав. Прав тот, кто на стороне родителей, кто помогает поддерживать дисциплину и не нарушает правила. Ну и, конечно, тот, кто вовремя «сигнализирует» о всяческих нарушениях.

Теперь об индивидуальном подходе. Выращивая скрытного корыстного ябеду, внушайте: • «Не пойман – не вор»; • «Всякое доброе дело не останется безнаказанным»; • «На каждую силу найдется своя хитрость»; • «Дурак учится на ошибках, которые заставляет его делать умный»; • «Кто первый, тот и прав»; • «Неважно, что случилось, важно, как об этом рассказали»; • «Ничего не дается “просто так”»; • «Не доверяй, а проверяй»; • «Приятное и полезное может быть прибыльным». Для наглого корыстного ябеды приготовим другие советы: • «Боятся – значит уважают»; • «Лучшая защита – нападение»; • «Не хватает своих сил – призывай чужие»; • «Честность должна приносить прибыль»; • «Дружбы нет, есть временные коалиции»; • «Нет приятнее музыки, чем вопли наказанных обидчиков»; • «Не жди, когда донесут на тебя, доноси первым»; • «Цель оправдывает средства». Скрытный «бескорыстный» ябедник пусть слышит следующее: • «Не ной и не дури голову папе (маме)»; • «Будь мужчиной – разберись сам»; • «У тебя всегда все виноваты»; • «Немедленно прекрати ябедничать»; • «Что на этот раз?»; • «Почему другие дети как дети, а ты…»; • «Ничего не хочу слышать!». Наглому «бескорыстному» будет полезно следующее: • «Соврешь – шкуру спущу!»; • «Взрослый всегда прав»; • «Правда всегда вылезет наружу»; • «Сила в правде – кто прав, тот и сильней»; • «Если видел, но не донес – соучастник»; • «Виноват и тот, кто творит, и тот, кто молчит»; • «Тебя не за что уважать»; • «Не смотри на других, отвечай за себя»; • «“Они” не пройдут». Собственно, этих подсказок хватит с лихвой, чтобы грамотно и психологически выверенно строить общение с будущим ябедником. Но загвоздка в том, что для выращивания ябеды одних слов мало. А вот что нужно еще – об этом чуть ниже.«Бытовые» рекомендации Для ябеды любого из перечисленных типов самое важное – это реакция на его деятельность со стороны окружающих, в частности ваша. Не тот ябеда, кто жалуется на кого-то, а тот, кто извлекает из своей жалобы выгоду. Ябеды «бескорыстные» – не совсем сформировавшиеся, эдакие псевдоябедники. Настоящий ябеда – это тот ребенок, который почувствовал вкус ябедничества, ощутил его прелести и научился манипулировать другими в своих целях. В том числе и вами, уважаемый родитель. Только корыстные ябеды могут считаться профессионалами своего дела. Однако начинать все же нужно с того, что получается. Для успешного развития скрытного «бескорыстного» ябеды следует успешно поддерживать его тревожность и страх перед миром. Как правило, эти дети не столько ябедничают, сколько жалуются на всевозможные несправедливости и опасности. Им страшно, им тревожно – естественно, они бегут к мамочке и папочке за поддержкой и помощью. Теперь подумаем: а зачем нам такой ребенок? Беспомощный, нытик, непрактичный. Можно ли превратить его во что-то толковое? Можно. В ябедника скрытного, но корыстного. Такого, который сможет извлекать пользу из своего ябедничества. А это уже совсем другой ребенок: хитрый, изворотливый, практичный. И в жизни не пропадет: стукачи и наушники всегда ценились и цениться будут, несмотря на лицемерную презрительную позицию общества. Как свершить это волшебное превращение? Несложно. Не слушать жалоб, отмахиваться от бесконечного нытья, отправлять юного жалобщика самому разбираться с обидчиками. Будьте уверены: не найдя поддержки у вас, он не избавится от привычки жаловаться на жизнь и окружающих. Он просто станет осторожнее, хитрее и практичнее, то есть таким, каким мы хотим его видеть. Исключительно просто, не так ли? А вот с наглым «бескорыстным» типом все гораздо сложнее. Этот «недоделанный» ябеда регулярно набивает ненужные шишки и подвергает себя обструкции со стороны коллектива, и все это без малейшей пользы для себя. Впрочем, его наивностью можете прекрасно пользоваться вы, а также воспитатели, педагоги и еще бог ведает кто. Однако это слабое утешение для тех, кто видит, что сам ребенок от своего патологического правдолюбия лишь страдает. Впрочем, здесь есть целых два превосходных выхода: • первый – постараться превратить вашего наглого ябедника в ябеду скрытного, что даст ему возможность избегать возмездия; • второй – совершить превращение в ябедника корыстного, что, возможно, не уменьшит количество побоев и неприязни, достающихся слишком честному дитяти, однако даст какую-то компенсацию за испытанные страдания. Первый вариант предусматривает обучение чересчур прямолинейного ребенка правилам дипломатии. Придется научить его: • что в любом правиле есть исключения; • иногда лучше промолчать сразу, чтобы все сказать потом; • не обязательно высказываться обидчику, если можно пожаловаться тому, кто может обидеть самого обидчика; • для хорошего наступления иногда нужно отступить; • головой об стену бьются только бараны. Попробуйте договориться с вашим «героем», что в следующий раз вместо того, чтобы воевать со всеми в открытую, пусть лучше расскажет обо всем маме или папе. И не забудьте поощрить за первый «подвиг». Второй вариант не предусматривает особых компромиссов со своими убеждениями, кроме одного небольшого исключения. Речь идет о том, чтобы научить ребенка задавать себе простой, но вполне «взрослый» вопрос: а зачем мне это нужно? После каждого конфликта, когда ваше чадо приходит домой с горящими глазами и подбитым глазом, не забывайте его спросить: «И чего ты добился своими “подвигами”?» Пусть подумает с вами вместе. Пусть попробует найти хоть малейшую пользу в своих выступлениях, если сможет, конечно. Обязательно нужно обратить внимание и на другой аспект конфликта, а именно: на отношение ровесников к нашему неугомонному правдолюбцу: «И кто у тебя остался в друзьях? Только Данила? А Гриша, Егорка и Коля уже что – не друзья? Хорошо, а если и Данила вдруг что-то сделает не так, кто у тебя из друзей вообще останется?» Нет, конечно, в силу юного возраста не факт, что наш ябедник оценит важность хороших отношений с окружающими. Если, конечно, ему об этом регулярно не напоминать. Но есть еще один аргумент, который даже самый отчаянный правдолюбец игнорировать не будет, – сила и власть. А властью и силой в детском мире обладает лидер, коллектив либо взрослый. И использование этих «центров силы» в борьбе за свое «правое дело» может быть решающим аргументом в тяжком споре между принципами и корыстью: «Но удрала с урока только часть класса. Бо́льшая-то часть осталась! Почему ты не объяснил оставшимся, что нарушители подвели вас всех? Вас же больше! У вас сила! А так получилось – все молчат, а ты виноват!» Даже самый упорный правдолюбец не является врагом самому себе. Стоит хорошенько объяснить его ошибки, и шанс, что он исправится, будет очень велик. И из конфликтного, несчастного ребенка, от которого бегут друзья, получится замечательный, пробивной, наглый и хитрый обличитель, с которым выгоднее будет дружить, нежели воевать.

Особенности «питания» и ухода.

Несмотря на общее название – «ябеда», «пища» у разных типов различается кардинально. Поэтому и описывать эти «диеты» я стану отдельными параграфами, согласно приведенной выше типологии.

Скрытный корыстный тип. Любимая «пища» – отнюдь не просчеты и недостатки окружающих его людей, как может показаться на первый взгляд. И даже не то вознаграждение, которое он получает согласно своим «донесениям». Этот ябедник «питается» неуверенностью, неискренностью и неумением строить отношения с коллективом. Корни такой неуверенности могут быть самые разные: и физическая слабость, и робкий характер, и какой-либо недостаток или особенность поведения. Со стороны родителей, как правило, ощущается явный недостаток внимания и простой родительской любви. Не то чтобы ее не было – просто вот как-то не принято показывать все эти «телячьи нежности», и все. Зато зачастую в таких семьях процветают практицизм, трезвый расчет и культ выгоды. Так что, задумываясь о воспитании именно этого типа, помните: нужно регулярно «подкармливать» его неуверенность в себе и в окружающих. Пусть он получает похвалу и ласку только тогда, когда заслужит, то есть когда будет усердно и качественно «следить за порядком», что означает – попросту регулярно «стучать».

Уход же будет заключаться в исправном поощрении ябедничества – не обязательно материальном. Не мешайте ему иметь свою выгоду – большего он от вас, вероятнее всего, и не ждет.

Наглый корыстный тип. Тут «диета» несколько иная. Наглые типы вообще если и страдают от неуверенности, то неплохо это скрывают. Их основной источник «питания» – это неуживчивость, мстительность и недостаток родительской любви.

Если говорить о корнях этих явлений, то, как правило, они кроются в весьма жестком, авторитарном воспитании вкупе с чрезвычайно скупо дозированной родительской лаской. Впрочем, нередко данный ябедник неплохо «кормится» вседозволенностью и отсутствием какого-либо контроля в семье. Причем последние вовсе не подразумевают семейной идиллии – мол, для любимого дитяти мы готовы на все. Скорее наоборот: сие значит, что родителям по большому счету наплевать, чем занимается их дитя. И практически единственным способом привлечь их внимание и заслужить одобрение будет донос. Причем вызывающий, открытый, однозначно расставляющий приоритеты. Наглый ябедник как бы заявляет: я на вашей стороне, товарищи взрослые, и показываю это открыто. Однако за подобную «храбрость» он требует плату – подарки, привилегии, особое отношение, какие-либо льготы.

...

Правильно требует: если нет того, чего хочешь, приходится есть то, что дают.

Скрытного «бескорыстного» ябеду нужно регулярно «подкармливать» страхами, той же неуверенностью во всех и вся, а также регулярными «пенделями», чтобы не особенно досаждал своим нытьем. Опять же всякие нежности и тем более поддержка должны быть строго дозированы. Давать иногда, в строгих дозах и без фанатизма, чтобы не «ожирел». Благодаря такой «диете» у юного ябедника должно сложиться стойкое восприятие мира как места, где не «медом намазано». Вот это и будут его естественные условия – враждебный, страшный мир, скрыться от которого некуда. Остается один путь – жаловаться сильнейшему. И, естественно, зависеть от него.

Наглый «бескорыстный» тип «питается» чувством вины, тревожностью, самолюбием, которое часто уязвляется, и специфической обидой «за державу» или «за правду». «Кормите» его ежедневно байками о том, что врать нельзя никогда и ни при каких обстоятельствах, что главное – это мнение о тебе окружающих, что ваш папа (мама, дед, прабабушка) никогда не врали и поэтому вся семья ими гордится. На «горячее» хорошо подавать свежую непримиримость и бескомпромиссность. «Ни шагу назад!», «Или я – или ты!», «Правда всегда одна, и я – единственный, кто ее хранит!».

Обязательным «десертом» пусть будет зловещее: «Если же я узнаю, что ты соврал (украл, нахамил, связался с “темной компанией), то…» Вид наказания можете проставить сами.

А уход… Все как всегда: «кормить» плотнее да оберегать от страшной болезни бесхребетности. Пусть остается несгибаемым.

Меры профилактики и безопасности.

Нужный это ребенок – ябеда. Иногда без него прямо как без рук. Удобен, сговорчив, необходим. Да и в жизни, поди, не пропадет. Подрастет немного, наберется опыта – и не только в «органах» его будут ждать с распростертыми объятиями.

Но вот беда – не от хорошей жизни становятся этими самыми ябедами. И нет у ябедника счастливой жизни. Живет это дитя как на вулкане, меж двух огней. Мучается хронически – и не любят его, и расправу готовят, и с родителями как-то не так получается. Вроде бы и пользу приносит, а вот все равно – как будто и не нужен. Одним словом, несчастный ребенок. Даже если хорохорится, даже если вроде бы устроился неплохо и никто о его «стукачествах» не подозревает.

Что же делать, если вы не желаете своему дитяти подобной участи? Как пораньше распознать «ябедную» хворобу и прервать ее на корню? Попробуем разобраться.

Вообще ребенка годиков до трех от всяких подозрений в ябедничестве можно смело избавлять. Даже если он неплохо говорит и аккуратно докладывает, что делает старший брат или сестра. Им так по возрасту положено – «говорю, что вижу». Только с большой натяжкой можно усмотреть зачатки ябедничества и годков в четыре-пять. В этом возрасте для малыша естественно описывать в словах окружающий мир, рассказывать буквально обо всем близким людям, что зачастую смотрится как откровенное ябедничество. Однако от настоящего ябедничества эти детские рассказы отличает главное: ябеда всегда хочет иметь собственную выгоду. А уж какой будет эта выгода – другой вопрос. Карманные деньги, подарки, привилегии, месть обидчику чужими руками, демонстрация собственной преданности – все это и многое другое может считаться мотивами ябеды.

Сразу же реабилитируем псевдоябедников вроде жалобщика и правдолюбца. Первый не столько ябедничает, сколько жалуется на мир, его окружающий, и просит помощи у тех, кто сильнее и больше его. Это описанный выше скрытный «бескорыстный» тип.

Второй просто не может сдержаться, когда на его глазах происходит нечто, что противоречит его воспитанию – например, сверстники обижают слабого или кто-то обманывает учителя. «Правдолюбец», или наглый «бескорыстный» ябедник, скорее сам жертва, нежели виновный. Но вот проблема: такие дети имеют реальный шанс стать ябедами настоящими, если вовремя не помочь им. А как это сделать?

С «правдолюбцем» проще. Его нужно учить гибкости. Снижать требования, быть «проще», чаще баловать и просто душевно и радостно общаться. Объяснять, что правда – она может быть для каждого своей и очень разной, что прежде, чем с кем-то воевать, можно попробовать договориться. Или по крайней мере предупредить.

...

Ведь одно дело, когда тебя просто «закладывают», а совсем другое – когда тебя предупреждают, а ты все равно делаешь по-своему. Во втором случае, выходит, виноват ты сам.

В таком ключе и объясните ребенку: «Не спеши сообщать всем о том, что готовит Саша или Витя. Сначала поговори с ними и сообщи, что ты против. Не слушают – скажи, что так делать нельзя и, если они не остановятся, ты сообщишь старшим. В таком случае виноват будешь не ты, а они – что не послушались».

Но самое главное – подобным ябедничеством ребенок сигнализирует вам, что ему не хватает свободы. Свободы от вездесущей правильности, от излишней строгости и родительского надзора. Нет, отнюдь не абсолютной свободы, то есть анархии. Необходимо чуть-чуть больше самостоятельности, чем было до сих пор.

Еще разок: «правдолюбцу» не нужно запрещать ябедничать или дразнить его – на самом деле он никакой не ябеда, хотя зачастую его действия оценивают именно так. Он всего лишь жертва чересчур пуританского воспитания, жесткого и принципиального. Родителям, страдающим этим тяжким недугом – излишней, неразумной принципиальностью, – можно сказать лишь одно: принципов без человека не бывает. И если за принципами забывается сам человек, пусть даже еще ребенок, то что это за принципы?

А вот с жалобщиком сложнее. Обычно этот ребенок излишне боязлив, тревожен и попросту пугается окружающего мира. Мир кажется ему неуютным, несправедливым, жестоким. Исправить ситуацию ребенок не в силах, и ему остается одно – прятаться за единственные столпы безопасности, которые он имеет, – за папу и маму. Он не ябедничает, нет. Он просит помощи. Он сообщает, как опасны, как страшны для него окружающие.

На самом деле ровесники зачастую относятся к таким робким и пугливым детям по-настоящему жестоко. Ведь они не могут ответить, не в состоянии защититься. Это идеальная мишень для насмешек и издевательств. Ситуация усугубляется тем, что таких ребят очень часто считают ябедами – в силу того, что они нередко жалуются на своих обидчиков. Тем не менее настоящими ябедами их назвать никак нельзя – они жалуются вынужденно, потому что боятся ситуации и не могут повлиять на нее сами.

Что же делать с таким ребенком? Слушать. Внимательно слушать. А дальше – попытаться разобраться в ситуации вместе с ним. И найти пути решения. Тоже вместе и такие, которые облегчили бы малышу жизнь, а не усугубили ситуацию.

...

Неумно советовать такому ребенку «быть мужиком» и «давать сдачи»: если бы он мог это сделать, то давно сделал бы.

Жалобщика иногда приходится водить в прямом смысле за ручку – просто затем, чтобы не пугать еще больше. Его нужно приучать к окружающим, постепенно и бережно, помогать адаптироваться, а не корить и называть трусом. И самое главное – всем своим поведением доказывать, что папа и мама для своего ребенка сделают все, что они действительно надежная опора.

Настало время перейти к ябедникам настоящим, так сказать, осознанно подходящим к процессу доносительства. Кто они, эти натуральные ябеды? Как отличить их от многочисленных фальшивок и подражателей? Очень просто. Дело в мотивах. Настоящий ябеда как результат своих доносов всегда видит личную выгоду, корысть.

Неважно, к какому типу ябедников – скрытному или наглому – принадлежит наш конкретный ябеда, есть одно универсальное средство, которое позволяет эффективно бороться с нежелательным стукачеством. Это очень простое средство доступно буквально всем, было бы желание им воспользоваться. Однако прежде, чем применить данный рецепт, давайте все-таки выслушаем ябедника и выясним, что он нам сообщает.

Это необходимо не только для того, чтобы узнать что-то новое о тех, на кого он жалуется, но и для того, чтобы решить, что перед нами: жалоба, отстаивание справедливости или самое банальное ябедничество.

Признаками ябедничества, к примеру, будут:

• настойчивое желание информатора выставить обидчика злодеем, а себя «белым и пушистым»;

• требование обязательно покарать виновного;

• несомненная выгода информатора в своем доносе.

Если вы усмотрели в донесении вашего ребенка подобные нотки, что же, вероятнее всего, он просто ябедничает. И тогда нужно поступить грамотно, то есть никак не реагировать на его ябедничество. Спокойно выслушать, сделать свои выводы – и ничего не делать. Вполне хватит нейтрального, ничего не значащего «ага, понятно» или «хорошо». Если ребенок настаивает на своем, уточните: «Я тебя понял». И все. Ничто так не расхолаживает ябеду, как бесплодность попыток. Он готов вытерпеть многое: обиды друзей, оскорбления, даже опасность быть побитым – при условии, что его обидчики «получат свое». Ябедничество, оставшееся без реакции, – бессмысленно и опасно. И это понимает любой ябедник, даже не самый сообразительный.

В своей семье это правило лучше сделать золотым и напоминать себе о нем в «горячих» ситуациях, когда так и тянет разобраться с обидчиком на месте, без промедления. Не нужно, даже нельзя устраивать разборки с пылу с жару, даже когда вроде бы сразу понятно, кто виноват, а кто прав. Даже если на этот раз ябедник сказал правду, то, немедленно отреагировав на его донесение, мы просто закрепляем условный рефлекс ябедничества.

Не нужно спешить! Первый и самый нейтральный ответ: « Разберусь». И разбирайтесь. Неторопливо, выслушивая обе стороны. А вот вердикты выносить лучше отдельно: и тому, кто наябедничал, и тому, на кого донесли.

И все-таки удобно иногда иметь под рукой собственного информатора. Или нет?

Как вырастить плохую девчонку.

Книга советов для бестолковых родителей

Есть такое изречение: девочки мечтают о плохих парнях, которые только для них были бы хорошими; парни мечтают о хороших девочках, которые только для них были бы плохими. Что же это за легендарная «плохая девчонка», о которой мечтают парни? Наверное, каждый имеет свое представление об этом. Плохая – потому что не похожа на хорошую – послушную, скромную, тихую и трудолюбивую.

Как правило, характеристику «плохая девчонка» применяют к девочкам подросткового возраста, и это понятно. Ведь именно в этот период девочка становится девушкой. И то, на что раньше родители смотрели весьма снисходительно, теперь заставляет родителей активно поглощать валидол или даже нитроглицерин.

Вообще, опытный глаз способен рассмотреть будущую плохую девчонку даже в семилетней малявке, а это значит, что плохой она становится не сразу, вдруг, внезапно. Хотя порой именно так и кажется: вот порхал по дому ангелочек с васильковыми глазками, пока не пришла пора выпорхнуть в большой мир, образование получать повыше среднего… И получили. Родители. Уже не ангелочка, а нечто грубое, развязное, на родное дитя непохожее. Бывает? Бывает. Все бывает…

Общее описание и характерные особенности типа.

Разные они встречаются, эти «нехорошие» девочки. Однако некие общие черты у них все-таки разглядеть можно. Например, возраст, который должен быть никак не меньше подросткового. Больше – пожалуйста. Ну, само собой, пол. Плохие мальчики, конечно, тоже бывают, но не о них сейчас речь. Далее образ получается примерно таким:

• она больше похожа на мальчишку, нежели на девочку;

• предпочитает улицу сидению дома;

• связывается с плохими компаниями;

• рано интересуется мальчиками;

• не поддается воспитанию и никого не слушает.

С одной стороны, просто ужас, а не девочка. Какой здравомыслящий родитель захочет иметь такую дочь? Но не будем спешить. У каждой медали есть две стороны. Есть «другая сторона» и у плохой девчонки.

Во-первых, почему-то этим глупым парням больше нравятся как раз именно плохие девочки. Во-вторых, как-то так получается, что именно плохие девчонки ориентируются в жизни лучше и устраиваются в ней быстрее. И наконец, в-третьих: за хорошей девочкой нужен глаз да глаз, чтобы она не испортилась. А вот за плохую уже переживать нечего: поздно.

Исходя из данных постулатов, невольно задумаешься: а может, и действительно не так уж плохи эти плохие? Может быть, и в самом деле быть плохой – это лишний козырь в борьбе за выживание? Точнее, совсем не лишний?

Впрочем, чего гадать, если можно убедиться в этом на собственном опыте. Вырастить плохую девчонку не так уж и сложно. Если задаться целью, конечно.

Чем же плохая девчонка отличается от хорошей?

• Хорошая слушает родителей, а плохая – друзей и собственные желания.

• Хорошая приходит домой, когда заведено, а плохая – когда нагуляется.

• Про хороших говорят на школьных линейках, а про плохих пишут в газетах и снимают кино.

• Хорошая попросит, а плохая возьмет сама.

• Хорошая готовится к взрослой жизни, а плохая этой жизнью живет.

• Хороших хвалят, но им не завидуют, а плохим – наоборот.

Так что в целом получается, что плохие девчонки даже выигрывают в конкурентной борьбе со своими хорошими и правильными соперницами. И потому есть смысл заняться селекцией именно этого типа дочерей. А для начала попробуем разобраться, откуда же они берутся, эти плохие девочки.

Необходимые условия.

Как и для любого другого вида, для развития плохой девчонки необходимы определенные условия. В принципе, вычленить их можно простым методом «от противного». Для примера возьмем то, что необходимо для воспитания девочки правильной и хорошей.

Видимо, одним из главных условий будет послушание: хорошая девочка слушает своих родителей, учителей и уважает старших.

Таким образом, одним из важнейших условий для воспитания плохой девочки будет как раз непослушание – либо по причине полной анархии в семье, либо из-за того, что ребенок из-под этого контроля элементарно вышел.

Далее. Воспитывая хорошую девочку, никак не обойтись без того, чтобы каждодневно, даже ежеминутно не уделять ей должного внимания. Причем не просто внимания, а конкретного, в том смысле, что выражаться оно должно во вполне определенных действиях: заплетании косичек, совместных походах по магазинам одежды, подготовке уроков и т. п.

Само собой, при отсутствии этого внимания хорошая девчонка уже не получится, зато шанс на плохую возрастает многократно. Итак: второе условие – отсутствие внимания со стороны родителей.

Еще хорошая девочка большей частью сидит дома, видимо, потому, что дома уютно и безопасно. А плохая предпочитает улицу. Видимо, потому, что улица представляется ей уютнее, а может быть, и безопаснее, чем дом.

Есть еще причина: хорошие – они потому и хорошие, что не делают ничего предосудительного, то есть не нарушают общепринятых правил. По разным причинам: не считают нужным или уверены, что правила поведения – это примерно то же, что и Священное писание. А может быть, просто боятся осуждения. А вот плохие правила нарушают. Тоже по разным причинам. Потому что не боятся, потому что не видят в этих правилах ничего полезного для себя, потому что им плевать на общественное мнение.

Ну и, наконец, последнее: хорошие девочки бывают хорошими потому, что им просто не хочется быть плохими: темперамент не тот, характер. Ну вот не тянет ее к мальчикам, и все. Природа… Соответственно, с плохими как раз наоборот: и характер у них несдержанный, и темперамент погорячее, и к мальчикам неравнодушны… Что тут поделаешь?

С условиями, я надеюсь, более или менее понятно. И если на вопрос, нужна ли нам плохая девочка в семье, подразумевается положительный ответ – тогда в путь. К практической части.

Методические рекомендации.

В принципе, иногда случается так, что никакие рекомендации, собственно, не нужны. Наша милая доченька превращается в отменную плохую девчонку естественным путем, к ужасу собственных родителей, которые при всем своем желании ничего не могут поделать. Впрочем, такой счастливый вариант мы рассматривать не будем, разве что в самой последней части главы. Наша задача – подсказать родителям, страдающим от излишних добродетелей своих дочерей, кратчайший путь к исправлению ситуации. Ни для кого не секрет, что «слишком правильный» – практически синоним «слишком скучного». Вот если в отношении вашей доченьки это изречение имеет смысл, то эта глава, несомненно, будет для вас весьма поучительной.

Общие рекомендации.

Не так страшна работа, как нежелание за нее браться. А взявшись за дело, зачастую убеждаешься, что можно было сделать это и раньше. Например, подорвать свой естественный родительский авторитет.

Что это такое? Если вы задаете себе этот вопрос, то у вас с авторитетом либо все хорошо, либо наоборот – ситуация плачевная. На всякий случай уточняю: родительский авторитет – это когда ребенок своего папу (или маму) слушает и, как правило, исполняет то, о чем его просят (приказывают). Для маленьких детей родители по определению являются людьми авторитетными. Однако уже в самые первые годы жизни ребенка мама и папа либо укрепляют такое отношение к себе, либо теряют его начисто. И очень многое здесь зависит от самих родителей.

Если вы путем величайших усилий добились того, что ваши собственные дети вас не слушают и для установления в семье хоть какого-то порядка приходится звать на помощь людей сторонних (дедушку – ветерана НКВД или тетю Машу, полжизни проработавшую в детском саду), тогда вам не о чем беспокоиться. Если у вас дочь, то шансы стать плохой девочкой у нее гораздо выше, чем у тех ее сверстников, у которых родители «лютуют».

Если же ваша пай-девочка годков в тринадцать все еще спрашивает у вас разрешения прийти попозже или посидеть после школы с подругами, дело плохо. Это может быть симптомом того, что ваш авторитет над нею довлеет, как бетонная крыша саркофага над четвертым реактором. А психологи как раз и не рекомендуют быть «слишком» послушной или «слишком» хорошей. Для растущего организма это, видите ли, вредно. И чтобы внести в вашу жизнь разнообразие, а в жизнь вашей дочери – недостающую «перчинку», попробуйте так: разрушьте свой авторитет начисто. Пусть ваше слово для нее станет пустым звуком. Как дребезжание крышки чайника или привычный бубнеж диктора новостей.

Как это сделать? Есть два пути. Оба достаточно эффективны.

Первый: не навязываться. Ничего не требовать, а только просить. Никогда не контролировать исполнение, за любую просьбу извиняться, как будто вы что-то выпрашиваете лично для себя. Всем своим видом показывать, что единственная ценность в семье – это она, любимая доченька. И что ей, этой доченьке, позволено все и все простится.

Путь второй: навязываться жестко и по любому поводу. Буквально «заедать» своими рекомендациями, приказами и советами. Требовать неукоснительного исполнения, но ничего не контролировать. Естественно, ни о каких мерах поощрения и наказания не должно идти и речи – только слова. Такие же пустые, как в первом варианте, но с претензией на суровость. Да, еще: в этом варианте дочь не центр вселенной, а Золушка, которая всем и всегда должна. Без всякой надежды рассчитаться.

Далее по программе небольшое преобразование, или, если хотите, перестройка. Поясню: если раньше ваша дочь считала, что надежнее и лучше родного дома нет места, то в этом заблуждении ее необходимо переубедить любыми методами. Когда нужно расстаться с человеком, который вас очень любит, есть хороший испытанный способ – разругаться с ним. Тогда расставание станет естественным и не таким тяжелым. В данном случае что-то подобное должен сделать сам родитель.

В каких случаях родной дом становится непривлекательным?

• Когда тебя в нем не ждут.

• Когда ты в нем не имеешь своего угла.

• Когда в этом доме нет ничего твоего.

• Когда те, кто проживает в доме, относятся к тебе недружелюбно или вовсе враждебно.

Думаю, никаких особых трудностей у психологически грамотного читателя в создании холодной, враждебной атмосферы в доме не возникнет. И правда: рано или поздно все равно дочка должна будет «упорхнуть» из родительского гнезда. Так может быть, чем раньше, тем лучше? Пусть привыкает…

Вытеснение дочери на улицу – это уже огромная победа. Можно и расслабиться: как правило, дальнейшее превращение хорошей девочки в плохую возьмет на себя сама улица. И сделает это гораздо успешнее, чем любой воспитатель или психолог.

Остается подрубить еще один ствол, на котором держатся хорошие манеры. Это уважение к общественному мнению и нормам поведения. Девочка, которая серьезно относится к подобным понятиям, имеет мало шансов стать плохой. Ибо как раз мнение общества не очень-то одобряет свободолюбие и наплевательское отношение к морали. Поэтому родитель, желающий, чтобы его дочь не попала в скучные серые ряды хороших девочек, должен всеми силами внушить дитяти, что общество – это миф, ибо каждый сам за себя, а мораль – вообще выдумка. Причем пути достижения нужного результата бывают самые разные.

К примеру, можно установить в семье атмосферу полного цинизма в отношении каких-либо общественных ценностей. В духе современной практической псевдопсихологии: я никому не должен и никто не смеет совать нос в мои дела; мораль и этика есть попытка манипулирования слабого сильным; нравственность придумали фригидные старые девы, дабы устоять в конкурентной борьбе с нормальными женщинами… Ну или вроде того. И вообще, мне глубоко плевать, что там думает обо мне соседка Дашка или уборщица Катька. Это, так сказать, метод прямой. Причем довольно действенный, ибо основывается на реально работающей передаче личного опыта.

Существует и прямо противоположный путь – установить воистину пуританские, возведенные в абсурд правила приличия в семье. Брюки девочкам – не носить, юбки – чтобы пятки закрывали, после десяти – ложиться спать, к мальчикам ближе пяти метров не подходить и т. п. Результат может быть даже эффектнее, чем в первом случае, ибо «зажатая» в лучших пуританских традициях личность рано или поздно устроит настоящий бунт – бессмысленный и беспощадный, пускаясь во все тяжкие. Сверхкомпенсация, знаете ли…

Ну и последним штрихом будет атака на нежную подростковую психику: не стать плохой девчонкой, будучи слишком стабильной в этом плане. Стабильный человек, особенно женского пола, не любит рисковать, прислушивается к мнению окружающих и обычно признает приоритеты семьи перед улицей. Что, естественно, нам никак не подходит. Поэтому действуем в ином направлении:

• не идем на поводу у родного чада, заставляя каждую уступку «пробивать» с боем и слезами;

• никаких «сюсюканий» – все должно быть четко и серьезно, иначе «на шею сядет»;

• нападение – лучшая защита, помните это и применяйте сразу, как только дитя приходит из школы;

• требуйте постоянного отчета о местонахождении вашей дочери и ее поведении;

• не бывает лишним намекнуть, что вы «кое-что» о ней узнали;

• смело ройтесь в личных вещах – рано ей иметь какие-то тайны от родной матери.

Как видим, ничего сложного. Зато результат практически гарантирован – вы обязательно получите отменную, наглую и дикую плохую девчонку.

Рекомендации по общению.

Опять-таки советы будут самые простые. Основное правило нам уже знакомо: чем меньше, тем лучше. Незачем часами болтать о всякой ерунде, «сюсюкаться» и сплетничать.

Посплетничать доченька и с подругами сможет. В семье же все просто и по-деловому: принеси, подай, сходи.

Правда, в этом деле нужны обязательные исключения, например, когда речь заходит о близких родственниках или просто знакомых, которым грех не «обмыть косточки» в теплой и дружественной семейной обстановке. А что? Родное дитя должно знать, что этот мир не цветочками вымощен. Пусть привыкает, что улыбчивая тетя Клава или добрейшая баба Люда вовсе не такие хорошие, как кажутся. Пусть познает жизнь!

В остальном к жизни дочери высказываем минимальный интерес.

« Мама, у нас сегодня школьный вечер…» – «Смотри, каблуки там не поломай…» – «А что мне лучше надеть: то, серое с вырезом, или что бабушка подарила?» – «Да надевай что хочешь…».

И вообще, лишнее внимание ведет к разбалованности. Разбаловать, конечно, проще простого, а вот как потом жить с такой вот доченькой – другой разговор. Поэтому поменьше внимания ко всяким там прихотям.

«Пап, а можно, я на гимнастику запишусь?» – «Перебьешься…».

Великая опасность – гордыня. Возгордится доченька – и житья потом не будет. А с чего может возгордиться? С того, что хвалят. С того, что комплименты разные говорят, охают да ахают: ох, какая доченька у меня хорошая… А потом удивляются, что эти доченьки у родителей на шее сидят. Отсюда еще правило: не хвалить и не восхищаться.

«Чего вырядилась? Скромнее надо быть. Не в шмотках счастье».

«Подумаешь – грамоту дали… Лучше бы тебе денег дали. Грамотой сыт не будешь».

«Надо же, разок похвалили, так она уже и нос задрала!».

Очень трудно сделать плохую девчонку из девочки домашней. Особенно из той, у которой есть уютный надежный дом и крепкая дружная семья. Зато домашняя девочка очень быстро превращается в плохую и даже очень плохую, если ее лишить семьи и дома. Нет, не выгнать за порог – это было бы жестоко. Но создать такие условия, чтобы возвращаться домой не было особого желания. Достигается подобное простыми средствами. Скандалить и театрально указывать на дверь нет нужды, можно просто делать так:

•  «“Свою комнату”! Где это тут “твоя” комната?»;

•  «Где это ты шлялась? Ну и иди туда, раз тебе там лучше!»;

•  «Ой-ой, не очень-то и плакать будем…».

Действительно, подростковый возраст – это не детский. Впереди маячит взрослая жизнь, нужно к ней как-то готовиться. А то ведь ребенок так и до пенсии будет за родительской спиной прятаться. Вообще, лучше заранее приучать дочь к мысли, что пора бы ей подумать, как жить дальше.

«Вон Валька после девяти классов учиться пошла, понимает, что надо в жизни устраиваться, а не штаны просиживать…».

« Хорошо-хорошо… Но планы-то у тебя какие? Не вечно же за мамкину юбку держаться?».

«Нет, мы, конечно, будем помогать, но и тебе пора задуматься, как дальше жить…».

Трудно представить себе плохую девчонку без специфического взгляда на мир – взгляда «волчицы». Это когда мир воспринимается как дикие джунгли, где есть хищники, а есть их жертвы, где спасают только крепкие лапы и острые зубы, где человек человеку волк. Разве не так?

«Ну и дура же ты, Танька… Тебя крайней выставили, а ты и не понимаешь…».

«Думаешь, твоя Зинаида Андреевна для тебя старается? Конечно! Ей за тебя премию выпишут!».

«Ага, помогут… Догонят и еще раз помогут… По тому же месту. Не будь наивной: сама не возьмешь – босой останешься».

Ну и еще – плохая девчонка должна иметь закаленную психику невосприимчивую к внешним воздействиям. Потому эту самую психику старательно формируем различными испытаниями: придирками, скандалами, обвинениями и прочими агрессивными воздействиями. Для примера используем примерно такой репертуар:

•  «Пап, дай мобильник, подруге позвоню…» – «Ага! Тебе только болтать и болтать! Папа только на разговоры и работает! А ты знаешь, как эти копейки достаются? Ладно, звони, кровопийца…»;

•  «Мам, ну посиди со мной…» – «Какое “посиди”! Ты знаешь, сколько у меня работы? Ей заняться нечем, а маме “посиди”!»;

•  «Папа, а это ты ответил Павлику, что меня нет дома?» – «А что это за парни тебе звонят? И чего ему надо, этому Павлику? По разговору понятно – какой-то бандит!»;

•  «Мам, я на пять минут…» – «Какие “пять минут”? Куда собралась? Давай-давай, рассказывай… И еще расскажи, где ты час после музыкальной шлялась…»;

•  «И как ты смеешь грубить родителям! Думаешь, я не знаю, что ты вытворила на той неделе?»;

•  «Можешь ничего не говорить. Я и так все знаю. Читала твои эсэмэсочки. Что, думала, мама не узнает?».

Думаю, общее направление понятно. Построив общение с дочерью в подобном ключе, знайте: победа не за горами. Даже если поведение вашей девочки вызывает стойкую зависть соседей по лестничной площадке, скоро вы увидите реальные преобразования. Впрочем, чтобы ускорить и закрепить процесс, позволю себе еще несколько советов.

«Бытовые» рекомендации.

Есть две эффективные тактики воспитания плохой девочки: воспитание пуританское и воспитание анархическое. Вкратце суть каждого была изложена выше. Так, при пуританском воспитании девочке не позволяется ничего «лишнего». Все передвижения, все новые знакомства, все действия должны быть согласованы с родителями и одобрены ими. Можно расписать жизнь дочери по минутам, причем строго требуя соблюдения регламента во всем. Самостоятельность строго карается.

Казалось бы, подобный путь надежно защитит девочку от соблазнов подросткового периода. Более того, он вроде бы уводит нас от главной цели – воспитания плохой девчонки. Да, уводит. Да, защитит. На некоторое время, более или менее продолжительное. Все зависит от того, насколько прочным окажется родительский «колпак». Только это тактическое отступление скрывает истинную цель: последующее победоносное контрнаступление соблазнов, перед которыми домашнее рафинированное дитя никак не выстоит.

...

Люди без иммунитета не болеют. Они просто погибают, когда приходит по-настоящему серьезная хворь.

Забавно видеть искреннее удивление родителей, впервые услыхавших о похождениях своей «тихой, скромной и послушной» дочери, вырвавшейся из их заботливых и очень цепких родительских объятий. Как правило, реакция бывает одинаковой – это отчаянное восклицание: «Не может быть!».

Путь этот косвенный, долгий, однако довольно эффективный. Правда, есть одна оговорка: результат может вам очень не понравиться. «Домашняя» девочка, вдруг сорвавшаяся «с катушек», – довольно сложное для восприятия зрелище. В роли плохой она смотрится неубедительно – скорее как жертва, нежели как «королева улиц».

Впрочем, есть и другой путь, не косвенный – прямой. Путь анархический. Тоже крайность, но другого рода. Это когда воспитания, собственно, никакого и нет. Есть мама, возможно, папа, есть дочь, а между ними – ничего. Не то чтобы совсем ничего, но ничего особо близкого. Собрались люди под одной крышей и живут. Как-то. Каждый сам по себе, каждый выживает, как может, каждому наплевать на другого. Семья, которая только на бумаге.

В такой семье девочка по определению не может стать домашней и хорошей. Потому что у нее, собственно, нет никакого дома. Есть просто помещение с крышей и дверями, которое можно назвать жилищем, квартирой, коттеджем или еще как-нибудь. Но домом это назвать нельзя.

Девочка, которая не хочет идти домой, идет на улицу. Девочка, которая не общается с папой и мамой, будет общаться со случайными знакомыми. Может быть, они окажутся нормальными, адекватными людьми. А может быть, и нет.

Девочка, родители которой не уважают людей, живущих рядом, тоже потихоньку превратится в циника. А девочка-циник, которая живет на улице и общается с кем попало, в народе называется плохой.

Особенности «питания» и ухода.

«Меню» плохих девочек значительно многообразнее, чем девочек хороших. Хорошим многое нельзя, поэтому они живут на своеобразной «диете». Плохим можно все.

Чтобы не перечислять бесчисленные «можно», давайте лучше перечислим то, что отличает «диету» хороших от диеты плохих.

Хорошим девочкам противопоказана неограниченная свобода. Конечно, какую-то волю давать нужно, но очень дозированно и под строгим контролем. Соответственно, плохие девочки, наоборот, могут потреблять свободу в любых количествах без всяких ограничений. Контроль плохие девочки не то чтобы не переваривают вовсе, но усваивают с трудом. Он немного сковывает их развитие, не более того.

Хорошим девочкам следует ограничивать себя в общении.

Требуется обязательная сортировка последнего: с кем дружить можно, а кого нужно обходить стороной. Еще одним непременным условием является дозирование: сколько, когда и в каком контексте. Даже проверенная подруга может утерять «доступ к телу», если маме или папе не понравятся какие-то ее высказывания. Напротив, плохие девочки могут общаться с кем угодно и когда угодно. Ограничения не мешают ей жить, но создают некоторые препятствия. Впрочем, плохие девочки, как правило, с этими препятствиями успешно справляются.

Хорошие девочки успешно «питаются» скромностью, которая обычно состоит из боязливости и осторожности. Плохим девочкам скромность как раз строго противопоказана – разве что в качестве одной из многочисленных масок. Вообще, осторожность – не самая характерная черта плохих.

Обязательными «блюдами» для хорошей девочки являются стабильность и предсказуемость. Когда нет безопасной стабильности, хорошие девочки худеют, становятся нервными. У них появляется блеск в глазах – испуганный либо хищный, в зависимости от ситуации и особенностей характера. И если «голодание» продолжится, то хорошая девочка начинает превращаться в плохую. Для плохой девочки, наоборот, понятия безопасности и предсказуемости слишком пресны и невкусны. Она будет «жевать» их без особого аппетита и при первой же возможности приперчит риском и приключениями.

Что касается ухода, то плохая девочка в нем не нуждается. Она в состоянии сама позаботиться о себе, в отличие от хорошей ровесницы, ухаживать за которой нужно как за домашним растением. Сначала этим занимаются родители, затем будущий супруг.

Собственно, теперь у нас остается только один нерассмотренный вопрос: что делать, если вдруг окажется, что плохая девчонка нам не так необходима, как казалось ранее? Что же, пора разобраться с этим.

Меры профилактики и безопасности.

«Всякая крайность есть зло», – говорил великий мудрец Конфуций. А если и не говорил, то наверняка так думал. В принципе, плохая девчонка может быть вовсе не такой плохой, как мнение о ней. Просто как-то так сложилось, что окружающие не очень-то любят активных, самостоятельных и агрессивных, особенно если это девушки (или еще девочки). Слишком самостоятельный человек потенциально небезопасен: кто знает, что придет ему в голову? А уж если придет, он ведь не станет оглядываться на общественное мнение, он сделает так, как хочет.

Так что известная доля «испорченности» в виде самостоятельности, здорового самолюбия, уверенности в себе и умения за себя постоять лично мною только приветствуется. Однако есть и другая сторона плохой девчонки. Все хорошо в меру. А когда меры нет, то активность превращается в разрушительность, уверенность – в браваду и хамство, раскованность – в распущенность и цинизм.

Особенно часто такое случается с теми девочками, которые превратились в плохих не по своей воле. Маленькое пояснение: девочки бывают плохие от природы. Вот растет девочка-чер-тенок, маму с папой не слушает, носится с мальчишками по стройкам да стадионам, бабушкам-соседкам язык показывает. Она и в садике не подарком была, а вот подоспел подростковый возраст, максимализм, социализация, созревание… Вот и готова плохая девчонка. Вовсе не потому, что плохая, а потому, что отличается от хороших – спокойных да покладистых.

А бывает по-другому. Живет обычная девочка, не ангел и не чертенок – как все, в общем. А тут – в семье нелады, мама запила, папа ушел. Дом стал не домом, а двором проходным. Вместо понимания и помощи – настороженность и дистанцирование. Мол, вон какая семья – чего хорошего из нее выйдет? И она уходит на улицу. Потому что дома только безразличие. Дома она – только хомут на шее родственников, которым и так проблем хватает. А уличные друзья – разные. Кто-то видит в ней подругу, кто-то – женщину. По крайней мере ее видят.

И в таком случае возможны разные варианты. Могут быть и относительно благополучные судьбы – когда с окружением повезет. А может быть все плохо. И для нее, и для тех, кто рядом.

И именно второй вариант не есть наилучший. Хотя как раз по нему и можно «рукотворно» сделать из дочери плохую девочку. Природу-то мы изменить не можем.

Так вот, чтобы нам ненароком не сотворить из нашей обычной, вполне нормальной во всех отношениях дочери плохую девчонку, запишем: обязательно, ежедневно оказывать ей знаки внимания! Улыбаться, гладить по голове, обнимать и заглядывать прямо в глаза – заговорщицки и любя!

Девочке нужны, необходимы внимание и любовь – в любом возрасте. Если она не найдет этого у родителей, она пойдет туда, где ей это дадут. Какая эта будет «любовь» и какое «внимание» – можно только гадать.

Следующее правило исходит из постулата, что «уличная девочка» и «плохая девочка» – практически синонимы. А «на улицу» ребенок уходит, как правило, потому, что ему неуютно дома.

Поэтому запомним и постараемся убедить нашу дочурку в том, что, несмотря ни на что, ее в родном доме всегда ждут. Это.

Несложно: встречайте из школы, интересуйтесь, как дела, да еще приятные мелочи вроде любимых пирожков за столом или очередного игрушечного котенка на день рождения… Не так много и требуется, чтобы создать этот самый уют. А вот что не требуется, можно указать отдельным списком:

• скандалы;

• выяснение отношений;

• тотальный контроль «где была» и «что делала»;

• подозрительность и разоблачение личных тайн девочки;

• «фильтрация» друзей;

• вседозволенность типа «иди куда хочешь и делай как знаешь»;

• прилюдное «промывание косточек» близким и знакомым людям.

И напоследок – про меры безопасности при общении со сформировавшейся, матерой плохой девчонкой. Данные меры соблюдать необходимо как в целях ее личной безопасности, так и для вашего спокойствия. Особенно если эта плохая девочка является для вас не совсем посторонним человеком.

Первое, что нужно помнить, – это опасность прямых и косвенных провокаций. Это любимейшее занятие плохой девчонки – провоцировать. Провоцировать ответное хамство, вызывать «на слабо», опускать взрослого человека до панибратства. Для мужчин существует также вполне реальная опасность провокаций сексуального плана, которые могут закончиться по-настоящему плохо. То, что для несовершеннолетней игра, для взрослого дяди – статья. Даже если инициатором «забав» являлась как раз «потерпевшая».

А теперь несколько полезных советов.

• Будьте внутренне готовы к агрессии и нападкам, однако не настраивайте себя на агрессивное общение. Звучит несколько парадоксально, но нужно стараться сделать именно так: примириться с мыслью, что какая-то сопливая девчонка будет учить вас жизни, обвинять или провоцировать. Не ответить на выпад – не лучший выход. Ответить тем же – еще хуже.

• Не знаете, что сказать, или просто растерялись – молчите. Молчание не обязательно знак согласия. Собеседником оно воспринимается скорее как недосказанность, а человек, который больше молчит, – как более мудрый, чем болтающий ерунду.

• Не позволяйте использовать себя «втемную». Зачастую плохие девочки манипулируют другими людьми, чтобы с их помощью достичь каких-то своих целей. Лучшее средство – спросить прямо: «Чего ты хочешь?» Если ответ будет уклончивый, не мешает уточнить: «А зачем тебе это нужно?».

• Плохие девчонки – мастера ставить собеседника в щекотливые ситуации. Если вы попадаете в неловкое положение, «переводите стрелки» на авторитетных для девочки людей из числа ее ближайших родственников. Можно, к примеру, сказать: «Хорошо, я посоветуюсь с твоей мамой».

• Нередко рано созревшие лолиты пытаются соблазнить взрослых мужчин. Как правило, для них это всего лишь игра, своеобразная «дразнилка», в которой не подразумевается «взрослое» продолжение. Совет мужскому полу здесь простой: под любым предлогом меняйте тему либо уходите, сославшись на занятость или использовав как повод первый же звонок на ваш мобильный. Ибо зачастую «продолжение» все же происходит, причем, как ни странно, практически помимо воли обоих. А финал, особенно для мужчин, бывает очень печальным…

И последнее. Конечно, плохие девочки бывают разными. Иногда они раздражают, иногда кажутся несносными, циничными и жестокими. Иногда они несчастны, иногда – опасны для окружающих. Одним словом, плохие. Потому что неудобны для тех, кто рядом. Но все же главное не это. Главное – что это всего лишь дети. Дерзкие, колючие, безбашенные, но дети! Не хорошие и не плохие. Просто наши.

Как вырастить бестолочь.

Книга советов для бестолковых родителей

Собственно, кто такой (или такая) бестолочь? Обычно под этим определением скрывается особа, мало приспособленная к практической деятельности и вообще к реальной жизни. Особа непрактичная, несообразительная, несобранная. Растяпа.

Наиболее часто это лестное определение достается детям. Не догадался сам, неправильно сделал, не так сказал… Все, вердикт готов: бестолковый, тупица, дурачок. В общем, бестолочь.

Впрочем, справедливости ради заметим, что отдельные огрехи и просчеты никак «не тянут» на окончательный диагноз. Так, чего не скажешь в сердцах… Но вот если дитя хронически попадает в глупые ситуации, не учится на своих ошибках ни в какую и, более того, с каждым днем изобретает все новые глупости, тогда любое родительское сердце екнет: кажись, и вправду бестолковый…

Общее описание и характерные особенности типа.

И все же какие они, эти настоящие бестолочи?

Разные. С одним общим знаменателем: крайней непрактичностью и низкой сообразительностью. Можно выделить две разительно отличающиеся друг от друга категории: это бестолочь обыкновенная и бестолочь гениальная.

Чем отличаются они друг от друга? Очень многим.

Бестолочь обыкновенная, собственно, и является непосредственно типичным представителем данного вида. Этот ребенок крайне несообразителен, часто откровенно ленив, особенно в ситуациях, где нужно включить мыслительный процесс, и явно не хватает звезд с неба. Учиться он не любит и из всех предметов предпочитает физкультуру. Учителя от него также не в восторге, зачастую натягивая ему троечки за более или менее приличное поведение на уроках. Во всяческих науках этот ребенок не разбирается ни грамма и даже не старается что-то понять, но во дворе он вполне может быть в числе заводил. Что касается практической сметки, то данный тип бестолочи может быть ею не обделен, что и помогает им в дальнейшем неплохо устраиваться в жизни. Впрочем, неприятный осадок от счастливых школьных дней, когда нелестные эпитеты вроде «тупицы» сыпались с разных направлений, останется досадным воспоминанием.

Полной противоположностью бестолочи обыкновенной является бестолочь гениальная. Вообще-то это редкая птица. Родители в раннем возрасте, а учителя – чуток попозже нарадоваться не могут на этого ребенка. Он рано начинает говорить, причем выдает такие перлы, что хоть записывай. В садике это чудо наизусть читает Маршака и Барто и неизменно вызывает зависть других родителей. Для школы это истинный подарок. Его вряд ли минуют олимпиады всех уровней, конкурсы и смотры. Учителя устраивают побоища друг с другом за право «обратить» этого ученика в «истинную веру», то есть привить любовь к своему предмету.

Первыми спохватываются родители. Вдруг выясняется, что гениальный ребенок почему-то мало ориентируется в самых простых житейских вопросах. Так, он совершенно не понимает смысла выражения «за красивые глазки». Не видит разницы между фактически выполненным заданием и бодрым отчетом о нем. Забывает купить хлеб и молоко, когда его специально посылают в гастроном. Никак не научится правильно зашнуровывать ботинки и, что совсем уж невыносимо, не в состоянии освоить нехитрое искусство ездить «зайцем». Словом, самая настоящая бестолочь, только с оговоркой – «гениальная».

Однако родителям от этого не легче. Перед их мысленным взором встает крайне непривлекательная перспектива опекать свое чадо до самой заслуженной пенсии. Причем не своей, а ребенка. Явное удовольствие постепенно уступает место глухому раздражению, когда кто-то из школьных учителей или дальних родственников начинает восхищаться успехами бестолкового гения. Иногда в сердцах мать восклицает, что, дескать, лучше бы этот чудила родился обычным идиотом – на него хоть пособие платили бы.

Не факт, что у кого-то из читателей возникнет горячее желание завести себе бестолочь, но все же исключать такую возможность нельзя. Именно поэтому мы приступаем к следующему этапу повествования, то есть непосредственно к практической части.

Необходимые условия.

В принципе, обычно никаких особых условий для воспитания бестолочи обоих типов не требуется. Чаще всего просто уповают на природу: мол, родился идиотом – что с него взять? Такого воспитывай не воспитывай – проку не выйдет.

Это все касается и гениальной бестолочи. Действительно, природные способности и врожденные таланты играют свою роль, и очень важную. Однако на самом деле все не так просто.

...

Даже самого неспособного к обучению ребенка можно чему-то обучить. Вопрос в том, сколько усилий на это потребуется. Так же если не развивать способности одаренного ребенка, не заниматься с ним – его способности так и останутся в зачаточном состоянии, а со временем просто угаснут.

Итак, что требуется, чтобы воспитать полноценную, здоровую и жизнерадостную обычную бестолочь? Две вещи:

• природная несообразительность ребенка (условие, кстати, необязательное);

• наплевательское отношение родителей к занятиям с ребенком.

Вот последнее требуется обязательно. Родители, которые серьезно занимаются своим ребенком, вряд ли назовут его бестолочью: во-первых, потому, что для этого не будет серьезного повода, а во-вторых, потому, что в таком случае придется называть бестолочью и себя. Коллективная ответственность, так сказать, – за ученика отвечает учитель. Под занятиями я подразумеваю интеллектуальные упражнения: совместные посиделки над домашними заданиями, всяческие развивающие игры, все, что может заставить «включиться» серое вещество ребенка. Вплоть до кроссвордов, всяческих конструкторов, домино и даже подкидного дурака.

А что же с гениальной бестолочью?

Здесь сложнее. Природный фактор в данном случае играет большую роль, это несомненно. Однако и роль родителей существенно усложняется. Требуется не просто сидеть сложа руки, а упорно, усиленно заниматься ребенком. Впрочем, иногда получается как будто наоборот: папа и мама вроде бы не прилагают никаких усилий для того, чтобы их дитя развивалось, а оно, вопреки всякой логике, грызет гранит науки самостоятельно и вообще прогрессирует пугающими темпами.

Такое бывает. И, как правило, не на пустом месте. Обычно в подобной ситуации пытливый ребенок сам третирует родителей, требуя читать ему книжки, объяснять все на свете, обеспечивать доступ к компьютеру или на худой конец к каналу «Дискавери». То, что родители не предоставляют ему добровольно, он выбивает требованиями.

Обычную бестолочь можно сделать из вполне обыкновенного ребенка, если соблюдать еще одно условие: слишком критично, придирчиво относиться ко всем его поступкам.

По крайней мере к тем, где он не слишком удачно себя показывает. Регулярные напоминания, что у него «не оттуда растут руки» и вообще непонятно, что прикручено вместо головы, обязательно сделают свое дело. Дитя не просто станет «заторможенным», оно будет целенаправленно глупеть. Под стать ожиданиям родителей.

Гениальной бестолочи больше угрожает другая опасность. Выдающиеся успехи в каких-то сферах порождают в нем завышенную самооценку и завышенные требования к другим областям деятельности, где он уже не может показать себя на столь высоком уровне. В то время как родители и окружающие – из тех, которые знают ребенка, – ожидают от него талантливости во всем.

...

Представьте себе прекрасный гоночный автомобиль, которому нет равных в шоссейно-кольцевых гонках. В своем деле он лучший. Теперь вообразим, что этот самый автомобиль возомнил, что он лучший из всех автомобилей вообще. И вот он штурмует непроходимые канавы, как заправский внедорожник, пытается тащить тяжеленные прицепы, как тягач, или прыгает с огромного трамплина, как машина для трюков. Что из этого выйдет, понятно. А вот что почувствует этот автомобиль, когда увидит, что что-то ему совершенно не по зубам?

Значит, добавляем и такое условие: завышенные ожидания и требования родителей (и окружающих) к ребенку, а также ребенка к самому себе.

Вот ведь как забавно бывает: когда требуют от дитяти слишком многого, часто получают в итоге бестолочь.

Методические рекомендации.

Выделив два основных типа бестолочей, не станем отступать от этого деления и далее. Соответственно, рекомендации по их выращиванию тоже будут даваться в двух разных вариантах – для бестолочи обыкновенной и для бестолочи гениальной. Рекомендации эти в чем-то будут схожи (хотя и неидентичны), а в чем-то будут существенно различаться.

А сейчас прискорбное известие. Дело в том, что если бестолочь обыкновенную можно селекционировать практически из любого ребенка (были бы желание и поддержка остальных родственников), то бестолочь гениальную можно вырастить только из особого природного материала. Если у вас не имеется в наличии ребенка-вундеркинда, который схватывает все буквально на лету, то о гениальной бестолочи придется забыть. По крайней мере до появления на свет следующего дитяти, который – чем черт не шутит – оправдает самые смелые родительские ожидания.

Общие рекомендации.

Как вы думаете, за что чаще всего ребенка называют бестолочью? Отнюдь не за низкую сообразительность. И не за то, что он «не тянет» математику. И даже не потому, что он тугодум.

Впрочем, чем открывать причину раньше времени, попробуйте сами поразмыслить над этим вопросом. Ответ лежит на поверхности, и найти его не так сложно. Наверняка любой родитель (разве что за редким исключением) хоть иногда называет свою кровинушку бестолочью. Если вы – это самое редкое исключение, можете смело пропустить данную главу.

Итак, за что мы награждаем ребенка этим эпитетом? Наверное, правильнее было бы спросить не «за что», а «почему». Потому, что не вовремя сориентировался. Потому, что не делает выводов.

«Сколько раз тебе говорить!», «Что, трудно догадаться, что…», «Когда, наконец, до тебя дойдет…» — как правило, эти фразы заканчиваются блестящим определением – «бестолочь». Раздражает не столько тугодумие ребенка, сколько его неумение ориентироваться в ситуации, его растерянность. Впрочем, именно растерянности родитель чаще всего и не замечает. Со стороны может казаться, что ребенок просто упрям, ленив, потрясающе глуп или вообще временами становится глухим. То простое объяснение внезапного «ступора», что ребенок просто не может сообразить, что же ему на самом деле делать, приходит в голову, как ни странно, в последнюю очередь. И далеко не всем родителям.

А вот как раз эта самая растерянность, неспособность быстро и правильно сориентироваться в обстановке и создает впечатление бестолковости и несообразительности. Получается, что попасть под определение «бестолочь» может вполне адекватный и обычный ребенок, который не успел вовремя оценить ситуацию или требования взрослого. А причины этому могут быть разные. Например:

• недостаточно ясные указания самого взрослого;

• требования выполнить что-то, что ребенок еще не научился делать;

• спешка и недостаток времени;

• стресс, порожденный страхом перед взрослым или спешкой.

Наконец, нельзя сбрасывать со счетов тот немаловажный факт, что далеко не каждый родитель умеет внятно изъясняться, то есть понятно выражать свои мысли. Тем более если он обращается к ребенку.

Кстати, существуют очень интеллигентные, замечательно эрудированные родители, которые отличаются великолепным ораторским мастерством, однако совершенно не учитывают возраст своего сына или дочери. В таком случае результат будет таким же – ребенок просто не поймет, что же от него требуется. И, скорее всего, тут же получит почетное звание бестолочи, ведь если даже такой образованный родитель не может объяснить ему суть требования, то, выходит, ребенок практически безнадежен. Не может же, в самом деле, оставаться «крайним» взрослый, да еще и с высшим образованием!

...

Таким образом, подсказка налицо: если вы хотите, чтобы ваш ребенок выглядел форменной бестолочью, – ничего сложного. Просто излагайте ему свои требования как можно путанее, так, чтобы вы сами с трудом понимали, о чем ведете речь.

Зачастую мы и не подозреваем, что требуемое нами для ребенка невыполнимо по той простой причине, что он просто не умеет этого делать. Так, можно сколько угодно злиться на трехлетнюю девочку за то, что она после десятка напоминаний так и не завязала шнурки на ботиночках, но это не поможет ни на грош, если шнурки завязывать она не умеет. Бойкий ребенок возмутится приказом и станет доказывать, что он еще такого «не проходил», а молчун или скромница просто испуганно промолчат, ожидая, пока гроза пройдет.

К тому же дети часто искренне недоумевают: как это мама или папа не знает, что они этого еще не умеют. Дети искренне уверены, что родители о них знают все – ведь на то они и родители. Поэтому как раз реакцию ребенка понять можно: он пытается сообразить, насмехаются над ним всезнающие папа с мамой или же говорят серьезно. И вот как раз во время этого «бездействия системы» и происходит определение ребенка в разряд бестолочей.

...

Формально все сходится: сто раз ему повторяй, а он – «ни в зуб ногой».

Спешка. Вот уж истинный бич нашего времени. Спешим всегда и всюду, времени либо нет, либо нет совсем. Быстрее, быстрее, бегом. На ходу одеваться, на бегу питаться, на лету умываться. Потому что опаздываем! А еще вот этот копошится, не понимает, не делает… Стоит колом! Его торопишь, а он как нарочно! Никакого терпения не хватает!

Ситуация понятная. Обыденная, можно сказать. Ритм жизни быстрый, иногда просто бешеный, взрослый еле успевает «вертеться». А здесь – ребенок. Который пока только учится. Да, дети активны, очень деятельны. Быстро бегают, и вообще иногда кажется, что не могут стоять на месте или даже просто ходить размеренно. Здесь загвоздка не в ловкости или быстроте, а в том, что ребенок не совсем понимает, зачем торопиться.

А все, что делается по приказу, без осознания необходимости, выполняется через силу, а то и вовсе не выполняется. Конечно, дети, как и взрослые, со временем привыкают действовать не думая, но все же…

А торопить нехорошо. Торопливость к добру не приводит. У каждого человека – и у ребенка тоже – есть свое оптимальное время реакции. «Ускорять» эту самую реакцию директивными мерами (то есть поторапливанием, криками и угрозами) бессмысленно. Человек начинает сбиваться, теряться, просто не успевать. Приказным тоном можно только помешать, но не помочь. Но вот как раз мы, взрослые, часто искренне считаем, что торопить дитя можно и даже необходимо. Он же копается – просто так! Чтобы испытать терпение! Вот может же быстрее – а не хочет!

Конечно, бывает и так. Иногда ребенок просто отвлекается, забывает о том, о чем его просят. Тогда, бесспорно, нужно его вернуть на грешную землю, повторив требование. Но слишком часто мы торопим его не по делу, а потому, что он не успевает. Повторю еще раз: поторапливаем не потому, что ребенок не спешит, а потому, что он не успевает. За нами, за нашими делами, проблемами. Которые теперь – и его.

И наконец, еще одно прекрасное средство сделать из ребенка бестолочь. Это страх. Да-да! Заставьте его бояться вас – и вы увидите, насколько быстро и глубоко поглупеет ваше дитя. И как странно будут смотреться заявления сторонних людей, что ваш парнишка или девчонка – смышленые ребятишки. Какие смышленые, когда перед вами они и двух слов связать не могут? Либо стоят как в рот воды набравши, либо несут какую-то невнятную чушь… Одно слово – бестолочи!

Страх придает силы – верно. Хотя далеко не всегда. Зачастую он эти силы парализует. Но в первую очередь страх парализует волю и мысль. Человек «тупеет» на глазах. Становится жалким, глупым и беспомощным. Хотя в другой обстановке он может быть совершенно иным – быстрым, проворным и сообразительным. Что же, вот и готов надежный рецепт: хотите вырастить отменную, стопроцентную бестолочь – заставьте ребенка вас бояться.

Все вышесказанное большей частью касается бестолочи обыкновенной. Хотя и для гениальной бестолочи некоторые из приведенных ситуаций тоже весьма актуальны. А теперь поговорим о специфических ситуациях, присущих только гениальным.

Почему, собственно, далеко не глупый ребенок вдруг попадает под определение бестолочи? При его-то успехах, репутации и сообразительности – и бестолочь! Как? Почему?

Рассмотрим типичную ситуацию. Вот он, юный вундеркинд, отправляется в ответственный поход в магазин. Вооруженный мамиными указаниями «что купить» и маминой же мелочью на покупки. Проходя мимо магазина с DVD, юное дарование обнаруживает очередной выпуск серии «Загадки и открытия» и тут же тратит всю наличность на драгоценный компакт-диск. Идти за покупками больше нет смысла, ибо нет средства обмена – денег. Понятное дело, что чадо возвращается домой с пустым пакетом, но с заветной коробочкой в руке. Какова будет реакция мамы, если учесть, что подобная ситуация повторяется систематически?

А реакцию предсказать нетрудно. Если эта мама – вполне обычный, нормальный родитель, а не прирожденный психолог, то три против одного, что родному дитяти придется несладко. И определение «бестолочь» по отношению к себе он услышит не раз.

Почему – понятно. Просили одно – сделал другое. И неоднократно. Что это, как не признак бестолковщины? Однако не будем спешить, попробуем разобраться: а есть ли резон в его действиях? Что движет маленьким растратчиком – глупость, забывчивость, вредность, месть?

Как ни странно, из приведенного списка все мимо. А движет таким ребенком, как правило, обычный трезвый расчет. Ничего парадоксального: что, собственно, важнее для пытливого юного ума – батон с кефиром или раскрытие неизведанных тайн космоса и мирового океана? Здесь и думать нечего. Конечно, «первым делом самолеты». Какая такая «бестолочь»? Наоборот, очень умный и практичный ребенок.

Но ведь гении бывают такими рассеянными… Какой уж тут расчет! Бывают. Если наблюдать со стороны. Гений, а такой растяпа! Однако опять же не будем спешить с выводами.

Ситуация: зовем его есть. Раз. Не слышит. Второй. Не реагирует. Повышаем голос на октаву. Реакция – ноль. Решительно направляемся в детскую комнату. И что мы видим? Этот негодяй преспокойно листает книжку! Ну и кто он после этого?

Еще минутку терпения. Вот картинка из той же оперы. Кошка крадется к воробышку, прыгающему у самого бордюра. Брюхо по земле, уши торчком, лопатки выше ушей. Где-то сверху надрывается хозяин: кис-кис-кис… Кошка повела ухом – и снова крадется дальше. Совсем рядом, шагах в трех от ее хвоста, шелестят шины автомобиля, но она вновь лишь поводит ухом, продолжая охоту. Что с ней? Она вдруг оглохла? Потеряла страх? Поглупела? Нет. Она просто сконцентрировалась. Для нее в этом мире больше ничего нет, кроме этого воробья. Остальные раздражители – и хозяин в том числе – лишь фоновые шумы.

С гениальным ребенком (и не только с ним) происходит нечто подобное. Гении отличаются от нас, сирых и бескрылых, всего лишь умением концентрироваться. Иногда кажется, что концентрация дается им практически без усилий, сама собой. Это потому, что они умеют концентрироваться, гений – мастер в деле концентрации. Он естественным образом «улетает» в решаемую проблему, «погружается» в нее без остатка. На другие сигналы внешнего мира просто не остается внимания. А это сильно обижает окружающих, которые часто мстят гению навешиванием ярлыка – бестолочь. Бестолочь, потому что:

• логарифмы освоил еще в пятом классе, а посчитать сдачу в магазине не может (на самом деле может, но не ставит перед собой такой задачи);

• перепаял контакты в телевизионном пульте, а шнурки ему мама завязывает (а неинтересны ему эти шнурки, и все);

• медицинскую энциклопедию наизусть учит, а что есть нужно вовремя, понять не может (а когда есть, если с кровообращением еще не разобрались?).

Вот как раз у обычных бестолочей проблема диаметрально противоположная: им не хватает концентрации, они по-настоящему рассеянны. Зачастую этим детям недостает не сообразительности, а элементарной концентрации и усидчивости. Научите ребенка «собирать мысли» над задачкой, не дать им улететь за окошко, на футбольное поле – и вдруг окажется, что наша бестолочь на самом деле неплохо соображает.

Впрочем, у гениев имеется еще одна проблема, из-за которой шанс оказаться в бестолочах у них резко повышается. Это завышенные требования к себе. Ребенок, который во всем привык быть лучшим, со временем начинает панически бояться потерять свою исключительность, дать повод другим усомниться в ней. Отсюда паническое стремление избежать сфер, где маленький гений не силен. Со стороны кажется странным и нелогичным, что ребенок наотрез отказывается, к примеру, ходить на школьные вечеринки или играть с ребятами во дворе. Обычно подобное явление объясняют так: мол, гениальные люди в «реальной жизни» не ориентируются. Они – выше, поэтому не видят земли под ногами.

А дело обычно в другом: просто он боится показаться неумелым, неловким, не всезнайкой. Логика проста: раз я здесь не первый и даже не мастер, то не лучше ли вообще «опасную зону» обойти? И обходят. Иной раз настолько успешно, что, когда жизнь все-таки вынудит действовать в сфере, которую он предпочитал обходить стороной, гений выглядит жалко и неуклюже. Как натуральная бестолочь…

...

Совет тут простой: хотите вырастить гениальную бестолочь – раздувайте его амбиции и чувство исключительности. Остальное получится само собой.

Однако не станем задерживаться на общих рекомендациях. Пора перейти к искусству общения с будущими и настоящими бестолочами. Здесь также требуются определенные знания.

Рекомендации по общению.

Для воспитания самой обычной, ничуть не гениальной бестолочи первое дело – это уверить самого ребенка в том, что он бестолковый. Это требует определенных усилий и регулярности, однако особых трудностей не представляет. Просто любую ошибку, любую неловкость ребенка следует отмечать коронной фразой, которая вскоре станет для него констатацией факта: «Ах ты, бестолочь…».

Просто, не так ли? Конечно, возможны различные вариации. Чтобы не показаться скучным, немного изменяйте текст, не меняя смысл сказанного. К примеру, можно так: «А тебе говори не говори – не доходит…» Или так: «Все дети как дети, а ты…» Или даже так: «У тебя что, совсем мозгов нет?».

Очень эффективным средством является демонстрация недоверия к ребенку и неверие в его возможности. Опять-таки достаточно будет простых фраз вроде:

•  «Я так и знал!»;

•  «Тебе ничего нельзя доверить!»;

•  «Нет уж, давай я лучше сам сделаю»;

•  «Не трогай!»;

•  «Конечно, если уж ты взялся – жди беды».

Иногда этих подбадривающих замечаний бывает явно недостаточно, поэтому время от времени следует подталкивать упрямое дитя откровенными провокациями. Например, давать противоречивые, непонятные или невыполнимые указания, которые ребенок не может понять (и в итоге, как читатель уже правильно догадался, остается «крайним»). Звучать это может, к примеру, так: «И чтобы мигом убрал комнату! Куда пошел?! Там теперь папа спит! Через пять минут проверю!».

Прекрасный способ заставить ошибаться – это торопить. Причем не обязательно по делу.

«Чего копаешься? Твой брат за это время уже оделся бы!».

«Давай быстрее, времени нет!».

« Из-за тебя опять опаздываем!».

Причем уточнять, куда опаздываем и почему времени нет, совсем не обязательно. Пусть волнуется, пусть спешит и делает глупости. Будет лишний повод вполне аргументированно приклеить ярлык «бестолочь». И уж в таком случае спорить со справедливостью данного навешивания будет трудно и даже бессмысленно.

С бестолочью гениальной используем несколько иную тактику. Конечно, и его не мешало бы поторопить или сбить с толку, для профилактики. Но есть средство получше: внушение ему чувства своей исключительности, повышенной ответственности. Обязательно подчеркните, что он не какой-нибудь обычный мальчишка (или девчонка), а будущий гений, который не имеет права на ошибку. Поэтому и спрос с него соответственный.

«Ваня, ну кто-кто, а ты подвести не можешь!».

«Это Сашке или Кольке можно. А тебе – недопустимо!».

«Что ты себя с Валькой сравниваешь! Кто такая ты, а кто – Валька!».

«Надо же, такой умный, а элементарных вещей не умеешь!».

«Все говорят – гений, талант, а я смотрю, ты настоящий тупица!».

«Это что, от большого ума ты такую глупость сотворил?».

В таком случае ребенок будет из кожи лезть, чтобы сохранить свою «исключительную» репутацию. А это первый шаг к тому, что он вскоре «перегорит» и станет совершать натуральные глупости. Вот тогда и придет наш звездный час.

И чтобы закрепить достигнутые результаты, чрезвычайно полезно разграничить сферы «гениальности» и сферы «бестолковости», чтобы ребенок твердо знал, где он «кто».

«Ну вот чего ты в мопед полез? Ты же “ботаник”! Вот и сиди со своими цветочками, а где не понимаешь, лучше не суйся!» « Нет-нет, в этом деле я без тебя справлюсь. Вот когда нужно будет синус с тангенсом высчитать, тогда позову, хорошо?» «Все равно ты в этом полный ноль, зачем тогда лезешь?» Сурово, конечно, но лучше горькая правда, чем сладкая ложь, не так ли? По крайней мере сэкономим его и свое время. И нервы. А наше чадо потихоньку привыкнет ко вполне здравой мысли, что везде хорошим не будешь, выше головы не прыгнешь и вообще со взрослыми лучше не спорить. Раз сказали – «бестолочь», значит, так тому и быть.«Бытовые» рекомендации Бестолковое поведение ребенка вполне можно организовать искусственно. На первых порах это просто необходимо – иначе настоящую бестолочь не вырастить. Общение тоже мировая вещь, однако одними словами сыт не будешь – необходима какая-то мотивация, иначе ребенок просто не поверит, что он так бестолков, как утверждает мама или папа. Что же можно сделать? Самое простое решение подсказывают народные сказки. Помните? Пойди туда, не знаю куда, и принеси то, не знаю что. Вот это и есть главная подсказка. Требуйте невыполнимое, приказывайте непонятное, посылайте неизвестно куда. Пусть додумывает, пусть ломает голову – все равно окажется не прав. Как это выглядит на практике? Например, так. • Ваш отпрыск уже ходит за покупками самостоятельно? Прекрасно. Пошлите его купить что-нибудь из «белого». Если он хоть как-то представляет, что под этим словом взрослый человек подразумевает, как правило, хлебобулочные изделия из пшеницы, прелестно! Ждите возвращения вашего бестолковки и тут же «выписывайте» ему «по полной». За то, что вместо батона принес булочки («Вчера же ели булочки!») или наоборот – в зависимости от обстоятельств. Если же наивное дитя спросит, что такое это самое «белое», можете тут же обозвать его как угодно – в этом-то возрасте пора разбираться, где «белое», а где «черное». • Из простейшего – попросите достать чашку из серванта. Чашку, конечно, жаль – но чего не сделаешь ради любимого дитяти! Наверняка ведь не донесет, выронит, снимая с полочки. Зато какой прекрасный повод обвинить в «безрукости»! • Используйте страхи. Чрезвычайно эффективное средство, скажу вам! Панически боится громкого шума? Прекрасно! Прикажите пропылесосить ковер! Впадет в истерику – понятно: бестолочь, что с него взять! Эти простые манипуляции позволят подвести материальную базу под наши теоретические выкладки. И теперь, если дитя вздумает «брыкаться», его всегда можно приструнить простым напоминанием о том, что он «натворил» такого-то числа. Причем особенный эффект это напоминание будет иметь в том случае, когда будет озвучиваться в присутствии посторонних (или не совсем посторонних) лиц. Известно, что от прилюдной экзекуции эффект всегда больше, чем от индивидуальной. Гениальной бестолочи хорошо бы регулярно подкидывать трудноперевариваемые им задания из области «техника в быту». Прекрасно разбирается в теоретической физике? Что ж, пусть попробует поменять велосипедную цепь на «складнике». Большого ума не надо, а соседский Пашка справляется вдвое быстрее. Хоть и никакой не гений, а обычный троечник. И куда подевались хваленые таланты и способности? Или не такой уж он и гений, этот наш юный вундеркинд? Можно поступить относительно честно: попросить помощи у нашего гения в той сфере, в которой он разбирается. С одной оговоркой: чтобы эту самую помощь оказать, потребуются знания на порядок выше. Скажем, задайте шестикласснику задачу из учебника для десятого класса, не сообщая ему, что задачка – вне его компетенции. Главное, дескать, что это математика, в которой он разбирается. После предсказуемого провала можете со спокойной душой заявить, что крайне разочарованы и теперь точно видите, что как гений он – очень сомнительный, зато бестолочь – несомненная. Думаю, общий алгоритм действий понятен, и дальнейшие разъяснения вряд ли будут актуальными. Поэтому переходим к следующей традиционной теме – к «питанию» и уходу. Особенности «питания» и ухода Качественную, стабильную бестолочь нужно держать на особой «диете», иначе рано или поздно «бестолковость» может раствориться как дым. Главным компонентом этой особенной диеты является «блюдо», которое лучше подавать холодным – неуверенность. Именно так. Уверенному в себе человеку нельзя внушить, что он глуп или бестолков. Ему нет дела до ваших суждений и разговоров – у него есть свое мнение. Ребенок по определению более внушаем, более пластичен и подвержен чужим мнениям, чем взрослый. Он впитывает оценки окружающих, особенно близких людей, и принимает их, как правило, некритически. Раз мама (или папа) так сказала – значит, так оно и есть. Еще один необходимый компонент «бестолковой» диеты – это, как ни странно, серьезность. Да не обычная, а в превосходной степени. Когда самые невинные промахи дитяти воспринимаются как вселенская катастрофа, когда отношение к собственным поступкам не просто серьезное, а маниакально-придирчивое, тогда шанс оказаться в дураках возрастает многократно. Нормальный, обычный ребенок пластичен. Он быстро огорчается и так же быстро забывает обиды. Он как ивовая ветка под снегом: сгибается, поддается, а когда снежная шуба соскальзывает с веточек, распрямляется вновь. Слишком серьезный ребенок зацикливается на своих переживаниях, застревает в них. Он сражается до последнего, но когда арсенал защитных средств иссякает – не отступает и не гнется, а ломается. Ломается внутренне, то есть соглашается с навязываемой ему агрессивной идеей. Хотите создать уязвимого, управляемого ребенка – «накормите» его серьезностью. До отвала. И делайте с ним дальше что хотите. Однако есть и ограничения в диете. Бестолочь не переваривает: • благодушие и снисходительность к себе и своим ошибкам; • терпение; • похвалу и подбадривание; • уверенность в своих силах и поддержку. Подобные «блюда» следует строго ограничивать и подавать в минимальных количествах – так, чтобы не помер с голоду. Уход за бестолочью заключается в тщательном его оберегании от всяческих поощрений, похвал и восхищения. Это может развратить тонкую психику бестолочи, превратить его в полноценного, уверенного в своих силах ребенка. А отсюда, сами понимаете, два шага до самодовольства и гордыни. Обязательна регулярная «поливка» недоверием, насмешками, сарказмом. Следует постоянно напоминать ему, что он ни на что не годен, ничего толком не умеет и ни в чем не разбирается. Словом – настоящая бестолочь. Меры профилактики и безопасности Выгод от бестолочи, собственно, не так много. Это не карьерист и даже не плохая девчонка, которые имеют неплохие шансы «устроиться» в жизни. Бестолочь есть бестолочь. Что с нее возьмешь! Разве что зло согнать лишний раз. А вот проблем с таким ребенком хватает. Приходится все делать за него – он действительно ничего не умеет и не стремится чему-то научиться. Не потому, что глуп или неспособен – клинические случаи достаточно редки и в данной книжке не рассматриваются, – а потому, что взрослые отбили охоту что-то делать. Он не хочет думать, потому что его убедили, что думать он не способен. Он пассивен и не проявляет инициативу, потому что боится совершить действие. Такова бестолочь в жизни. Прямо скажем, далеко не мечта мамы с папой. Отчего же тогда в семьях частенько встречаются самые настоящие представители этого типа вопреки, казалось бы, самым благим желаниям пап и мам? Ведь никто из родителей не желает зла своему ребенку. И не мечтает о том, чтобы он вырос глупым, бездарным и несчастным. Так откуда они берутся – эти несчастные дети? В чем причина их появления? В нашей лени, нетерпимости, безграмотности и нежелании учиться. Что же делать, чтобы в нашей семье не завелся ребенок, которого можно было бы с полным основанием назвать бестолочью? Нужно соблюдать определенные правила безопасности. Они несложны и требуют не специальных знаний, а определенных душевных усилий и терпения. Терпения – в первую очередь! Итак, правила: • не отмахиваться от вопросов и просьб; • всегда вникать в суть ошибки или промаха ребенка; • не спешить с выводами; • помнить, что обидное «бестолочь» – это не столько вина ребенка, сколько наша недоработка, плод бессилия и злости; • не запугивать ребенка последствиями; • всегда давать шанс исправить ошибку; • не заставлять, а увлекать; • всегда помнить: совершенных детей нет. Но есть дети счастливые. Кратко расшифрую данные сентенции. Что значит не отмахиваться от вопросов? А то и значит: когда ребенок обращается к вам с вопросами (а порой это бывает ох как часто и надоедает ох как сильно!), нужно постараться ответить. Пусть кратко, пусть самой честной фразой: «Не знаю», но ответить. Не игнорируя, не посылая к папе или на улицу. Ребенок, которому отвечает взрослый, чувствует себя увереннее, значительнее. Он – наравне. Ему ответили. Вникать в суть промаха ребенка. Не старайтесь выносить вердикт с пылу с жару. Как правило, первое впечатление далеко не всегда бывает правильным. Зачастую, наоборот, внешняя канва поступка никак не совпадает с внутренними намерениями малыша. Хотел он одно, а получилось другое. Не разобравшись, легко отбить у него всякое доверие к вам и, что не менее важно, подорвать веру в самого себя, в свою ценность для родителей. А ребенка, который не чувствует, что его любят, что он ценен, легко превратить во что угодно. И в бестолочь в том числе. Не спешить с выводами. Сдержаться, когда первое желание – наговорить с три короба, «показать», «чтоб неповадно было». Бездумный наскок, поспешные обвинения порождают в ребенке страх и недоверие к нам. Оказывается, папа и мама могут быть не самыми умными и не самыми добрыми. Пережить это открытие без последствий дано немногим детям. Обычно потери неизбежны. Результат – нерешительность, скованность и неловкость, которые легко принять за бестолковость. Помнить, что в «грехах» ребенка часто виноваты мы сами – родители. Потому что так относимся к ним, потому что где-то поленились, где-то пустили на самотек, где-то отмахнулись. Ребенок сделал так, как мог и умел, – и не его вина, что его не научили, «как надо». Поэтому правильнее не обличать вину ребенка, а искать свои недоработки, что не только продуктивнее, но и честнее. Не запугивать. Это типичная ошибка – считать, что страхом можно достичь большего, чем уговорами или убеждением. Просто страх – это легко и универсально. А убеждения требуют терпения и усилий. Правда, и результаты разные: под страхом работают неохотно, через силу, при этом ни о какой инициативе, творческом отношении к делу и энтузиазме говорить не приходится. Это инициатива и творчество развивают сообразительность, а от страха ум тупеет. Закон природы… Всегда давать шанс, возможность исправить свою ошибку. Ошибаться могут все, не у всех есть возможность исправиться. Если это реально – предоставьте ребенку такую возможность. Пусть своими руками исправит содеянное. Вместо наказания. Вместо того, чтобы называть его бестолковым. Поверьте: эффект будет на порядок выше. Иногда заставить что-то сделать просто необходимо. Полностью списывать со счетов это средство нельзя. Но есть и другой вариант, более эффективный и приятный для обеих сторон, – увлечь, заинтересовать. Например, устроить состязание – кто быстрее? Результат и последствия будут совсем другими. А главное, для собственного ребенка вы будете добрым папой (или мамой). А это уже очень здорово.И последнее. Не стоит пытаться сделать ребенка идеальным. Не нужно его с кем-то сравнивать и подгонять под какие-то мерки. Все равно он не станет другим, а вот перестать быть собой – такое может случиться. А это значит, что он не сможет быть счастливым. Потому что нельзя быть счастливым, притворяясь кем-то другим.

Как вырастить хозяина.

Книга советов для бестолковых родителей

После совершенно бесполезной в быту бестолочи считаю своим долгом реабилитироваться методикой выращивания совершенно иного, чрезвычайно полезного ребенка – ребенка-хозяина.

О, это мечта многих родителей! Маленький старичок, который бережет игрушки, умеет жарить яичницу и сам подсчитывает сдачу в магазине. Он умеет экономить, ориентируется в ценах и лучше матери знает, где и что нужно покупать. Хозяин не шалит, не тратит время попусту и не просто помогает, а прямо-таки заменяет родителей. Ну прелесть, а не ребенок! Мама с папой от него в тихом шоке, а уж бабушки в таких детях просто души не чают. Мечта, истинная мечта!

Общее описание и характерные особенности типа.

Какой он, этот хозяйственный ребенок, ребенок-хозяин? Такой и есть – хозяйственный, то есть:

• серьезный;

• экономный и бережливый;

• имеющий представление о семейном бюджете и ведении домашнего хозяйства;

• претендующий на решение важных экономических вопросов семьи.

Можно, конечно, выделить и другие качества и критерии, но не станем перегружать наше восприятие – названные качества достаточно характеризуют истинного хозяина.

Итак, хозяин должен быть серьезным, что значит относиться к жизни по-взрослому, ответственно. Это и отличает будущего хозяйственного ребенка от обычного среднестатистического шалопая.

Хозяин должен уметь экономить. Иногда из-за этого ребенка называют «скупердяем» или «жадиной». Ну и пусть! Зато он не проиграет родительскую копейку в игральные автоматы и у него не переводятся карманные деньги.

Хозяин понимает, что деньги в семью не падают с неба, а зарабатываются членами этой самой семьи. Зная этот недетский секрет, он начинает вникать в семейную экономику и даже охранять семейный бюджет.

Хозяин не просто все понимает, он еще и активно участвует в хозяйственной жизни семьи. Нет, он не обязательно может зарабатывать деньги: возраст не тот. Зато следить за их тратами, давать советы и строить планы – сколько угодно.

Будущего хозяина легко распознать по фразам, которыми он встречает вас на пороге:

•  «Мама (папа), а что ты купила (купил)?»;

•  «Зачем вы купили Борьке (Светке, Саньке) фломастеры, ему хватило бы и карандашей!»;

•  «Мама, у тебя уже и так три помады!»;

•  «А сколько стоит этот сырок?»;

• «У нас молока осталось на полдня».

Выделить хозяйственного ребенка в компании сверстников нетрудно. Он чаще всего отличается сдержанным поведением и известной прижимистостью. Он не станет покупать всей компании чупа-чупс и неохотно «складывается» на всяческие совместные мероприятия. Не очень понимает, почему девочкам нужно дарить цветы, а не, например, хорошую разделочную доску. Не азартен. Умеет сдержаться и промолчать в нужную минуту. Чем-то напоминает советского разведчика Штирлица.

Хозяин бывает практичным, но это вовсе не обязательно. Иногда его «хозяйственность» и прижимистость оказывают ему плохую услугу. Так, зачастую хозяин тратит деньги на самые дешевые вещи, искренне полагая, что экономит на этом, хотя народная молва давно подметила, что скупой платит дважды. Он может экономить на себе – на своей одежде, деньгах на обед, ходить пешком, чтобы не покупать талончик на троллейбус. Подобная экономность для хозяина – норма.

Впрочем, было бы ошибкой считать хозяйственного ребенка скупым. Эти понятия вовсе не синонимы. Да, ребенок хозяйственный может казаться скуповатым, но совсем не обязательно он будет типично жадным, то есть скупым патологически, неразумно. Скорее, хозяин рано познает ценность денег и вещей и не может относиться к ним легкомысленно.

Так что давайте заменим «скупость» «бережливостью» – так будет правильнее. Да и корректнее, что ли…

Еще одна отличительная черта хозяйственного ребенка – он больше дружит с вещами, чем с людьми. Собирать, чистить, расставлять, прятать, переделывать – это по его части. А всяческие футболы-хоккеи, девочки-дискотеки, сетевые баталии и социальные сети – это уже глубоко вторично. Не то чтобы совсем «нет», но как-то прохладно.

Что и говорить – каждому бы такого ребенка. Так в чем же дело? Приступим!

Необходимые условия.

Как и для любого другого ребенка, для хозяина требуются определенные условия. И далеко не в каждой семье они присутствуют. Хозяин, при всей своей неприхотливости, весьма щепетильно относится к некоторым вещам, наличие которых в семье обязательно.

Уж как-то так повелось, что настоящий хозяин не слишком приживается в семьях, если можно так выразиться, с избыточным достатком.

...

Это когда «все есть» и «мой ребенок нив чем не нуждается».

Нет, это прекрасно, когда в семье водятся деньги. Это замечательно, когда не приходится экономить по мелочам и можно позволить себе все (ну или практически все), что пожелаешь. Великолепно, когда папа и мама имеют возможность исполнить любое (или практически любое) желание своего чада. Но! Почему-то именно в таких семьях хозяин как вид не приживается. Ябеда, маменькин сынок, эгоист, неряха – пожалуйста! А хозяин – нет, и все!

Второе необходимое условие: хозяин любит свободу. Неважно, дают ее родители по собственному желанию либо она сваливается ребенку на голову как бесплатное приложение к вечно занятой маме или вечно нетрезвому отцу. Важно, что он сам имеет возможность принимать решения. И не только принимать, но и отвечать за них.

Как это будет выглядеть на практике? Очень по-разному.

• К примеру, ребенок с малых лет одевается самостоятельно. Не в смысле «покупает себе одежду», а просто одевается: надевает шапочки, кофточки, шортики, сам застегивает сандалики.

• Мама трудится на двух работах, а дочка готовит себе обед, и это не считается чем-то из ряда вон выходящим.

• На детей «оставляют дом», то есть родители не опасаются уехать на денек-другой, оставив детей хозяйничать на вверенной им жилплощади.

• В семье каждый «сам за себя», не исключая несовершеннолетних детей.

• Мальчишка с юных лет вынужден «заменять» инфантильного отца, не способного выполнить элементарную домашнюю работу.

Третье. Не бывает хозяина без собственности. Если ребенок с младых ногтей имеет что-то свое, пусть это будет для начала своя игрушка или личная зубная щетка, – он уже хозяин. Хозяин чего-то, хозяин над чем-то. Собственность и ответственность за нее – основа хозяйственности. Хозяин просто обязан иметь свой угол, свои вещи, свое определенное место.

...

Именно «свое», то есть то, что принадлежит только тебе и за что ты отвечаешь. Распоряжаешься так, как хочется именно тебе.

А еще хозяин любит серьезность, то есть серьезное к себе отношение. По крайней мере в пределах своей семьи. Хозяин расцветает, когда чувствует свою нужность, его деятельность должна иметь смысл. Что вовсе не означает, что ребенок-хозяин должен быть обязательно мрачным и изъясняться строгим деловым языком. Просто этот ребенок знает границу между развлечением и делом. И если в вашей семье эту границу четко видно, значит, вы имеете хороший шанс вырастить этого положительного во всех отношениях ребенка – хозяина.

Методические рекомендации.

Хозяином не рождаются, это факт. Настоящим хозяином. А вот предрасположенность к хозяйственности может быть врожденная. Вот рождается ребенок спокойный, малоактивный и аккуратный от природы. Никто вроде не заставляет, не учит – а он игрушки сам собирает, в комнате прибирается. «В маму пошел» – частенько объясняют такой феномен. То есть наследственность. Ну, если природа помогает – это прекрасно. Меньше работы будет нам. А если нет – постараемся сделать все своими руками.

Общие рекомендации.

Что главное в хозяйственности? Не бережливость и не аккуратность, нет. И не умение считать деньги. Все это только следствие, а главное, корень всего – это особое мировоззрение. Мировоззрение хозяина. На чем стоит, что, собственно, представляет собой это мировоззрение? Оно складывается из приоритетов.

 Приоритет материального над духовным. Хозяина, как правило, мало интересуют страсти, эмоции, отвлеченные понятия и прочая романтика. Для него гораздо важнее понятия цены, количества, практичности. Главное – это то, что можно пощупать.

 Приоритет личного над общественным. «Коммунистические» идеи хозяину чужды. Он не понимает, что такое общее благо или общая собственность. Собственность не может быть общей, с его точки зрения. Вещь или чья-то, или ничья. Если она чья-то, то ее нельзя трогать (впрочем, если очень хочется, то можно – перекупив или украв). Если она общая (читай – ничья), то лучше всего как можно быстрее сделать ее своей.

 Приоритет «дела» над развлечением. Хозяин не терпит праздного времяпрепровождения. Каждая минута, потраченная на развлечения, игры, общение, – это упущенная возможность что-то притащить домой, пополнить свои запасы, заработать, наконец. Нет, хозяин тоже развлекается. Иногда. Не в ущерб своим делам. В такие минуты он напоминает обычного ребенка. Но стоит лишь поставить его перед выбором – игра либо выгодная сделка, – и он тут же возвращается в исходное состояние. В состояние хозяйственности.

Вот, собственно, и готовые подсказки. Не так сложно организовать правильный воспитательный процесс, зная магистральные направления движения. Как, например, воспитывается приоритет материального, то есть, по старой советской терминологии, вещизм?

Элементарно. Покупайте игрушки. Больше и лучше. Учите беречь их, складывать, строить, хвастаться перед другими детьми. Замечательно, если у Кати такой куклы нет, а у нашей Даши есть. Пусть завидует Катя, пусть порадуется Даша.

Старайтесь приучать ребенка к самостоятельности. Нечего ему вертеться около взрослых – пусть сидит в своей комнате, возится с игрушками. Скучно? Ничего, новые купим. Пусть привыкает: человек может подвести – у него то настроения нет, то усталость, то конфликт, а игрушки не устают, не ругаются и от настроения не зависят.

Обязательно наказывайте, если он что-то разбил, поломал или испортил. Пусть знает: каждая вещь имеет цену, не так-то легко они добываются. Ничего: поплачет и успокоится. А в следующий раз будет поумнее и поосторожнее.

...

Да и вывод сделает правильный: на первом месте – вещь, а человек – где-то за ней.

С индивидуализмом еще проще. Пакуя бутерброды в школьный портфель, обязательно предупредите, чтобы не смел делиться с одноклассниками. Их много, а колбасы дома – одна палка. Всех не накормишь.

Собираются всем классом в Красный Крест или на мероприятие по охране природы? Святое дело, но нам-то что от этого будет? Мы сами лечимся и в лесниках не ходим. Наша хата с краю…

Учите в любой общественной инициативе искать личную выгоду Пусть постоянно задает себе вопрос: «А что лично я буду с этого иметь?» Первое время этот вопрос будете задавать ему вы, пусть привыкает…

Постоянно указывайте на ситуации, когда ребенку не на кого рассчитывать, кроме самого себя, напоминая, что никто особо и не спешит к нему на помощь. Отчего же он должен кому-то помогать? Разве что на договорных началах: «ты – мне, я – тебе».

Нагляднее всего работают чисто практические приемы. Например, арбуз, поделенный на всех. Каждому по дольке. Всего ничего, если учесть, что можно было бы получить весь арбуз целиком. Если не делиться, разумеется. А остальные пусть сами покупают – тоже по целому арбузу. У них свои мамы и папы.

И вообще – что такое коллектив? А нет никакого коллектива. Самый большой коллектив – это семья, дальше – только толпа. А толпа не может быть хорошей.

Делу – время, потехе – час. Золотое правило, и работать оно должно с раннего возраста. Убрал игрушки? Значит, можно идти на улицу или смотреть мультики. Помог маме? Пойдем завтра в «Детский мир».

Самый частый вопрос к ребенку в течение дня должен быть такой: «Что ты делаешь?» Причем ответы типа «играю» или «ничего» должны восприниматься вами как минимум неодобрительно. Просто так тратить время – это преступно в любом возрасте. Особенно в детском: приучишь к безделью – все, до пенсии будет на шее сидеть.

Услышав подобные ответы, настоятельно рекомендуется срочно организовать неотложное дело, которым ребенок смог бы заняться с пользой для себя и семьи.

Отдельно хочу отметить: приучать к труду хозяина вовсе не обязательно. Приоритетом может быть не труд, а деловитость, что совершенно разные вещи. Труд – это собственно работа. Это когда человек что-то делает – руками, своим умом или чем-то еще. А деловитость – видимость работы, маска занятого человека. Вот хозяин и должен быть деловитым, то есть иметь вид человека, постоянно находящегося в заботах.

А приучить к деловитости несложно. Достаточно регулярно карать ребенка за любые проявления безделья. Хитрое дитя очень скоро поймет, что проще всего при появлении папы или мамы создать видимость какого-либо полезного занятия. Гроза сменится милостью – это все, что требовалось доказать. Такую же науку преподаст школа, затем институт и профессиональная деятельность. К великому сожалению, по сей день практика такова, что самый настоящий лодырь может прослыть чуть ли не трудоголиком, если будет успешно симулировать активность, то есть «мельтешить» перед глазами начальства. В то время как настоящий работник, застигнутый в минуту отдыха, легко получит выговор за отлынивание от работы.

...

Повторюсь: хозяин может быть трудолюбивым по-настоящему. Если вам удалось добиться такого эффекта – поздравляю, вам очень повезло. Если же нет – постараемся хотя бы сделать ребенка деловитым.

Существует замечательный стимул, который чрезвычайно эффективен в работе с любым ребенком. Он может многое: способен заставить дитя есть нелюбимые кашки до рвоты, капризничать и биться в истерике часами, брать на себя домашние заботы, не испытывая к данному занятию никакого интереса. Этот стимул – лишение родительской любви. Нет, не полное лишение, но выдача малыми, точно выверенными порциями.

«Съел ложечку за маму? Ой, молодец! Дай тебя поцелую!».

«Плачет наша девочка? Что же ты так надрываешься… Иди к маме…».

«Ой, как хорошо Сереженька вымыл тарелочку! Давай мама тебя обнимет!».

Стимулируя активность любовью и лаской, мы можем вырастить кого угодно: эгоиста, маменькиного сынка, плохую девочку или даже карьериста. Хозяин также не является исключением. Но прежде, чем спекулировать любовью и вниманием, нужно сначала создать дефицит.

Понимаете, куда я клоню? Не спешите хвалить «просто так». Если не заслужил или не заслужила – так пусть к маме (или папе) и не подходит. Жестоко? Ничего подобного! Жестоко будет, когда заласканные, беспомощные детишки постепенно и незаметно станут взрослыми и вольются в жестокий самостоятельный мир. В мир, где папа и мама уже не будут опекать на каждом шагу, где каждую похвалу, каждое вознаграждение придется заслужить.

Попробуйте хвалить только «за дело» – и вы очень скоро убедитесь, что воспитать хозяина – не такая уж сложная задача. Важно правильно подойти к делу, правильно распределять внимание и ласку, правильно расставлять приоритеты, правильно общаться. Впрочем, об общении – ниже.

Рекомендации по общению.

Основное правило общения с будущим хозяином – общаться с ним как со взрослым, практически без скидок на возраст.

Нужно постоянно подчеркивать, что он уже не ребенок, с ним не просто считаются, а ожидают серьезных и обдуманных действий. Именно серьезных и обдуманных, а не баловства и безответственности. Как это выглядит на практике? А примерно так: «Андрюха, выручай! Сегодня поздно с работы приду, молока купить не успею. Сможешь за меня в магазин слетать?» – вместо: « Андрюша! Сходи в магазин, принеси молока».

Или вот так: «Настя, ну ты сама подумай, как это будет выглядеть, когда я, большая тетя, буду тебе зашнуровывать ботинки! Люди скажут, что ты сама ничего не умеешь!» – вместо: «Ты уже большая! Пора самой все делать!».

Можно даже так:« Саша, как думаешь, стоит завтра бабушку вызывать, чтобы с тобой посидела, или сам справишься?» – вместо: « Сашенька, солнышко, ну побудь завтра без нас, хорошо? А мы с папой на даче огурцы посеем!».

Как видим, просьбы вроде идентичные, а вот форма их преподнесения разная. Секрет заключается в том, что в общении мы избегаем уговоров, упрашиваний, а также приказов и настояний. Только предложения и обсуждения. Как взрослого человека со взрослым.

Впрочем, не нужно воспринимать данное предложение буквально. Все-таки ребенок есть ребенок, он пока не является взрослым человеком. Поэтому суть общения остается прежней: вынудить дитя сделать так, как нужно нам. При этом по возможности мягкими средствами убеждения, а не насилием или уговорами.

Хозяин должен чувствовать свою значимость, иначе какой же он хозяин? Жизненно необходимо время от времени подчеркивать его авторитет, одобрять его решения и уважать его собственность. Последнее особенно важно. Дайте понять растущему собственнику, что вы соблюдаете правила игры: «Дениска, сможешь одолжить до понедельника денежек? Конечно-конечно, как обычно – под пять процентов в день. Ты знаешь папу, папа всегда отдает…».

Будущий хозяин должен четко чувствовать, что вы одобряете и цените, а к чему относитесь прохладно или даже презрительно. Само собой, в различных жизненных ситуациях ваша позиция должна выражаться однозначно.

«Ну и дурак! Домой нужно было нести, а он в школу потащил!».

«Что с дурачка возьмешь: тут и одному не хватает, а он еще и с другими делится!».

« Смотри, какой молодец: за лето себе на велосипед заработал!».

«Настоящий мужчина – это тот, у кого есть деньги».

Естественно, фразы могут быть различными. Однако суть их должна быть едина, мы одобряем:

• практичность;

• принцип – все в свой дом и ничего из дому;

• деление вселенной на два мира – моя семья и весь остальной мир;

• бережливость;

• собственное мнение;

• здоровый эгоизм —

Словом, то, что обычно называют емким словом «хозяйственность».

А порицаем следующее:

• альтруизм;

• неразумную щедрость и расточительность;

• коллективизм и приоритет общего над личным;

• отсутствие расчетливости;

• отсутствие своей позиции;

• безделье и лень.

Горячо приветствуются разговоры на хозяйственные темы:

• как разместить мебель;

• что положить на пол;

• какие купить обои;

• где дешевле закупать провизию;

• какой костюм купить на выпускной, чтобы «не на один раз»;

• стоит тратиться на школьную столовую или можно ограничиться бутербродами;

• куда поехать отдохнуть, чтобы «и дешево и сердито»;

• с кем оставить домашнего ризеншнауцера.

И прочее и прочее из той же оперы. Хозяину – хозяйственные вопросы и строго очерченный круг интересов – семейная экономика, в которую нужно вовлекать ребенка с самых юных лет. И об этом чуть ниже.

«Бытовые» рекомендации.

А что это за «вовлечение», собственно? С чем его едят? Слово, конечно, мудреное, но смысл прост: на практике вовлечение – это нечто иное, как совместная работа. Вот лупит папа в стену молотком, а сынишка ему гвозди подает. Это и есть вовлечение. Собственно, так и воспитывается будущий хозяин: сначала ему просто дают «подержать», потом просят помочь, а далее он уже не помогает – он делает сам.

Поэтому совет первый: просите у ребенка помощи. Да-да, именно так. Пусть вы сами прекрасно справляетесь – не беда. Даже если на первых порах эта «помощь» будет только в тягость, уже завтра-послезавтра станет лучше, быстрее и легче. А потом, через некоторое время, когда малыш обретет навыки (то есть просто научится), окажется, что он действительно помог.

Более того, со временем вы заметите, что он может не просто помогать, а делать все сам, без помощи. Вот это будет огромным шагом к званию «хозяин».

Другим шагом будет делегирование полномочий и ответственности. Часть домашних забот (для начала самую простую и не самую нудную) вы передадите ему – будущему хозяину. С условием, что за этот кусок домашней работы он отвечает полностью. С другой стороны, он волен сам распределять свои усилия – когда, как и сколько времени. Ваша задача – лишь «принять» результат.

...

Начинать нужно с малого: скажем, с передачи под «юрисдикцию» ребенка его же ящика с игрушками.

Естественно, просто передачи ответственности мало, нужно закрепить права и обязанности. Хотя бы так: «Мы, папа имама, отдаем в твое полное распоряжение ящик с игрушками. Ты можешь делать с ними что угодно, однако не позже девяти часов вечера все игрушки должны быть собраны в ящик. Также они должны находиться в удовлетворительном состоянии, не иметь механических повреждений и поломок, за исключением тех, которые образовались в результате неосторожности и без злого умысла. При форс-мажорных обстоятельствах (приход гостей, совместные праздники и т. п.) допускается помощь родителей или требование со стороны папы или мамы убрать игрушки раньше оговоренного срока».

Впрочем, увлекаться юридическим слогом не стоит – этим можно здорово напугать дитя, отбив у него желание к каким-либо договоренностям. Важна, естественно, не форма, а суть.

Далее. Что такое хозяин, как не собственник? Ведь без собственности не может быть и хозяина.

...

Чтобы стать полновесным хозяином, ребенок должен хоть чем-то владеть.

Именно так – владеть. Это значит иметь вещь или вещи, которые являются его собственностью – безраздельной и неоспоримой. Такой, что даже папа с мамой не могут взять или тем более отнять у ребенка. Просто потому, что это – его.

О, это очень важно – иметь что-то свое. Конечно, нам, взрослым, кажется: ну зачем ему иметь что-то свое? Мама или папа купят все, что нужно, и все (или почти все), что он захочет. Однако дело не в том, чтобы ребенок получал то, что желает, а в том, чтобы это самое полученное было действительно его. Включая:

• право не давать это «свое» никому без своего разрешения;

• право ломать, разбирать, дарить, забывать и терять свою собственность;

• право не выслушивать и не выдерживать обвинения, угрозы, нотации и прочие пренеприятные вещи в связи с поломкой, утерей, дарением своей собственности.

Вот только когда эти три права строго соблюдаются, невзирая на то что по этому поводу думает сам родитель, тогда с полным основанием можно говорить о том, что ребенок чем-то владеет. А значит, имеет потенциальную возможность стать хозяином.

Зачастую бывают ситуации, когда дитя из небедной семьи имеет все или почти все, о чем только могут мечтать его сверстники. И в то же время ребенок не чувствует себя хозяином, а вынужден постоянно оборачиваться, оглядываться на взрослых: а действительно можно ли? Не запретят, не одернут, не отберут? Такой ребенок имеет не много шансов стать хозяином. Скорее, он вырастет полной противоположностью хозяина – иждивенцем. А это, как говорится, две большие разницы.

Особенности «питания» и ухода.

Для полноценного развития у ребенка хозяйственности рекомендуется «подпитка»:

• его индивидуализма, то есть чувства обособленности от других;

• чувства собственности;

• ответственности и самостоятельности.

Индивидуализм воспитывается с раннего детства. Он подчеркивается отдельной тарелкой за столом, своей кроваткой, комнатой, вещами, введением понятий «мое», «твое», «общее», обязательным уважением своей, отдельной от других территории – физической и психологической. С физической территорией бывает даже проще: отвели отдельную комнату (ну хотя бы стульчик возле кровати чтобы был только его) – и хорошо.

С психологической территорией могут быть сложности. Обычно родители считают, что они должны знать о ребенке все, что он не может иметь от мамы или папы никаких секретов – ведь в противном случае они считают себя плохими родителями, которым ребенок не доверяет.

Увы, увы… Свои тайны, свои секреты и недомолвки – такое же право растущего человека, как право на свое место в доме, на свой угол или свою комнату А откуда взяться индивидуализму если своего-то нет? Как строить свою индивидуальность, если твои мысли, твои желания, твои чувства – это достояние общественности, пусть даже в лице самых близких тебе людей? Вот об этом стоит подумать, дорогие родители! Нужно выпытывать все до донышка или пусть имеет свои тайные места, куда нет доступа даже маме?

С чувством собственности проще. Собственника «питает» собственность, то есть владение чем-то. Владение – это обладание всеми правами на данный предмет. Включая право ломать, дарить, выбрасывать, не носить, разрисовывать и пр. Об этом уже было сказано выше, и я не хочу повторяться. Нужен хозяин? Приучайте его быть собственником.

Чем «питается» ответственность? Самостоятельностью. Зависимый человек не может быть ответственным. Потому что в этом случае за свои поступки отвечает не он, а тот, от кого он зависит. А ответственность по приказу, из-под палки – это имитация.

А как же с самостоятельностью? Просто. Самостоятельность от слова «сам». Именно так, пусть справляется сам. С ранних лет. Где необходимо – поможем, но за него ничего не делаем. Ничего страшного, что на первых порах что-то не получается: получится со второго, третьего раза. Но когда уж выйдет, то повод для гордости (и вашей родительской тоже) будет немалый – ведь это не кто-то за него, это он сам!

Как ухаживать за будущим хозяином? А никак: дайте ему свободу, дайте свою собственность – а уж дальше он как-нибудь сам разберется. Может быть, даже без ваших советов. На то он и хозяин, верно?

Меры профилактики и безопасности.

Собственно, а стоит ли защищаться от такого замечательного ребенка, как хозяин? Уверен, что многие родители были бы рады видеть свое чадо хозяйственным – серьезным, ответственным, бережливым и практичным. Да, действительно, глупо убегать от счастья, которое само катится тебе в руки. Разве что только в случае, когда это счастье может раздавить нас.

Не бывает такого? Еще как бывает! Бывает, когда его слишком много. А что такое «много хозяина»? Даже не много, а слишком много? А это значит, что ребенок будет:

• не просто серьезным, а мрачным снобом;

• не просто ответственным, а мелочно-придирчивым и нетерпимым;

• не просто бережливым, а жадным и скупым;

• не просто практичным, а беспринципным корыстолюбцем.

А это уже, знаете ли, не предвещает ничего хорошего для нас самих. Согласитесь, не слишком приятно жить рядом с человеком, который считает каждую вашу копейку, заглядывает вам прямо в рот и болезненно воспринимает любые «сторонние» траты. Думаете, с детьми такого не бывает? О, счастливы те, кто не ведает!

Что же делать, чтобы не сотворить себе сквалыжное, настороженное и непробиваемое существо, некогда подававшее надежды родителям, мечтавшим вырастить из него прекрасного распорядителя и практичного, хваткого молодого человека? Как не перегнуть палку?

Основной неприятностью, «перегибом» хозяйственности являются жадность и скупость. В самом деле, разумная экономность помогает жить, а вот патологическая скупость иногда значительно отравляет существование. Более того, перед людьми стыдно, когда не в меру прижимистое дитя не желает угостить гостей конфетой либо тотчас же лопает полученное, дабы избежать неприятной необходимости делиться со своими братьями или сестрами. Тягостное впечатление производит малыш, который прячет каждую полученную от родителей копеечку, боясь потратиться себе на пирожок.

Причин подобного поведения обычно две.

Первая – это дефицит, недостаток материального «внимания» ребенку. Ему перепадают сущие крохи, которых вечно не хватает. В данном случае жадность может быть просто предусмотрительной экономностью. Впрочем, со временем подобная привычка может закрепиться, и тогда даже в зрелом возрасте, разбогатев, человек остается чересчур экономным или даже скупым.

Вторая причина заключается в особом азарте, страсти к накопительству. Вещей и карманных денег у ребенка может быть более чем достаточно – и все равно он будет копить. Копить все, что попадает под руку. Никакого отношения к коллекционированию эта страсть не имеет – коллекционер собирает что-то определенное, а жадина – все подряд, по принципу «пусть будет».

Психоаналитик сказал бы, что и подобный азарт к собиранию всего и вся имеет корни в дефиците – только не материальных, а духовных благ. То бишь в дефиците внимания, любви и ласки со стороны родителей. Якобы дитя компенсирует недоданное родительское внимание количеством игрушек.

...

Как на производстве – не можешь взять качеством, бери количеством…

Думаю, пространные комментарии к вышесказанному будут излишни. И без того понятно, что первую беду нужно лечить количеством, или валом, просто покупая, даря, доверяя ребенку несколько больше, чем было до этого. Столько, сколько бы ему хватало без всякой необходимости экономить.

Со второй причиной ситуация прямо противоположная: нужно не откупаться от ребенка количеством игрушек, карманных денег и подарков, а все-таки выкраивать время для личного контакта – по возможности качественного, то есть без отвлечения на сторонние дела, разговоры и занятия. Только он и вы – хотя бы на пять-десять минут в день. Мелочь, но иной раз эта мелочь творит чудеса.

Ну а если уж судьба свела вас с закостенелым, матерым хозяином юного возраста, помните простые правила безопасного общения с ним.

Первое: не нарушайте его территорию. Это опасно. Его комната, его угол – неприкосновенны. По крайней мере без ясного разрешения хозяина.

Второе: не покушайтесь на его собственность. Собственный стульчик, игрушки, тапочки и прочее имущество рекомендуется брать в руки только с позволения владельца и с обязательной гарантией возврата.

Третье: выпрашивание чего-то у хозяина неуместно. Зато приветствуются обмен и выкуп. Все по-взрослому.

И последнее: хозяин – в каком бы возрасте он ни находился – личность серьезная. «Сюсюканье», поглаживание по головке и разные глупости, которые применимы к другим, обычным детям, тут не проходят. Общайтесь с ним на равных.

Думаю, приведенных рекомендаций с лихвой хватит, чтобы вырастить полноценного, розовощекого и морально крепкого хозяина, который будет надежной опорой вам и не затеряется в том бурном потоке, который называется жизнью.

Как вырастить лентяя.

Книга советов для бестолковых родителей

Нужно с прискорбием признать, что и этот замечательный тип пользуется незаслуженным осуждением со стороны окружающих его людей. В самом деле незаслуженным: что-что, а уж вреда (впрочем, как и пользы) лентяй приносит минимальное количество. В целом эти дети даже милы – они не раздражают своей неуемной активностью, не лезут под руку с навязчивыми предложениями «помочь», не творят пакости под прикрытием полезной деятельности. Любимое занятие подобного ребенка весьма безобидно: он либо просиживает сутки у компьютера, улучшая свои спинномозговые рефлексы, либо часами щелкает телевизионным пультом, переключая каналы с фильмами и мультиками. Достаточно безопасное и здравое занятие, на мой взгляд.

Таким образом, я рекомендую пересмотреть свое мнение об этом ребенке. Возможно, узнав о нем немного больше, вы увидите его совершенно под иным углом зрения.

Общее описание и характерные особенности типа.

Лентяй обыкновенный, он же бездельник, он же лодырь. Большое количество синонимов объясняется популярностью и распространенностью данного типа в человеческом сообществе. Характеризуется следующими признаками:

• сильно пониженной работоспособностью;

• крайне негативной реакцией на любой вид физического (иногда и умственного) труда;

• принципиальной нацеленностью на безделье и беззаботное времяпрепровождение.

Встречается практически в любом возрасте, однако выявляется не ранее старшего дошкольного возраста (четыре-пять лет), когда о трудолюбии ребенка уже можно сделать некоторые выводы.

Лентяй, или бездельник, отличается от прочих детей крайне негативным отношением к труду, как то: помощь по дому, подготовка уроков, учеба во всем ее разнообразии, различные важные поручения вроде походов по магазинам и пр. Короче, лентяй не любит всего, что связано с какими-либо усилиями с его стороны.

Впрочем, было бы ошибкой считать лентяя этаким совершенно апатичным, пассивным и малоподвижным ребенком, для которого любое лишнее движение является подвигом. Это как раз не обязательно. Иногда лентяй просто чудо как подвижен, быстр и активен. Вопрос не в количестве усилий, а в их направленности.

К примеру, отъявленный лодырь может весь день гонять мяч во дворе со своими приятелями, однако, когда мама просит его принести ведро картошки из подвала, он становится совершенно разбитым и беспомощным.

Ничего удивительного в этом нет: безделье – это вовсе не физическая, а психологическая, даже душевная особенность. Эдакий хитрый тумблер, который переключает физическую активность из положения «вкл.» в положение «выкл.», как только ситуация предполагает усилия, не направленные на собственное удовольствие.

Настоящий, «идейный» лодырь начинает формироваться уже в младшем школьном возрасте, проходит период становления в среднем и уже к старшему школьному возрасту мы можем наблюдать вполне состоявшегося, натурального лентяя, заставить которого трудиться будет нелегкой задачей не только для родителей, но и для всех окружающих.

Этому процессу можно помешать – если задаться целью, конечно. А можно его и катализировать, то есть ускорить, если вам нравится наличие в семье лодыря. Вот как раз второй вариант мы и рассмотрим подробнее.

Необходимые условия.

Нужны ли для воспитания лентяя какие-то особые условия? Ведь по большому счету лодырь может вырасти практически в любой семье и выживает в самых различных обстоятельствах. Однако есть некоторые факторы, которые наиболее благоприятствуют развитию бездельника, и не упомянуть их в данной главе было бы неправильно.

Главное условие для зарождения безделья – это, как ни банально звучит данная фраза, отсутствие необходимости трудиться. Возникает это условие в ситуациях, когда:

• в семье главенствует принцип: «Все для ребенка, он ни в чем не должен нуждаться»;

• родители считают, что они достаточно потрудились в своей жизни, чтобы ребенок имел возможность прожить жизнь без забот и усилий;

• «счастливое детство» трактуется как детство, окруженное плотной заботой и непрерывной опекой.

Конечно, нет никакой гарантии, что при отсутствии этих условий в семье не появится ребенок-лодырь. Просто при их наличии шанс воспитать именно такого ребенка существенно возрастает.

Лентяй особенно обожает две родительские стратегии, которые разительно отличаются одна от другой.

Первая стратегия заключается в том, что родители будущего лодыря, мягко говоря, не слишком рьяно относятся к труду и передают принцип «Работа любит дурня» из поколения в поколение.

Вовсе не обязательно, что данные семьи будут числиться в категории малоимущих. Часто бывает как раз наоборот. Важен не имущественный порог семьи, а ее установка на чистое потребление без затрачивания физических, умственных либо моральных усилий на зарабатывание средств к существованию.

Разумеется, ребенок волей-неволей будет впитывать поучительные примеры своих родителей, перенося их богатый жизненный опыт на собственную практику.

Вторая стратегия – антипод первой. Родители-трудоголики вертятся как белка в колесе, обеспечивая себя и своих детей разнообразными материальными благами. Мама с папой уверены (впрочем, совершенно справедливо), что рассчитывать нужно только на себя и никто не позаботится о ребенке лучше, чем его родители. Обычный девиз таких семей: «Пусть я надорвусь, но мои дети ни в чем нуждаться не будут». Естественным образом получается, что детям в доме как раз и не остается иного занятия, ибо за них все делают папа и мама. Любые пожелания ребенка исполняются практически в ту же минуту, физической работой его не утруждают («Не для того я всю жизнь на фабрике горбатилась, чтобы моя дочь посуду мыла»). Конечно, желание родителей обеспечить своему ребенку достойную жизнь похвально. Смущает один нюанс: как ни странно, и в таких семьях прекрасно растут и развиваются лентяй с бездельником. Просто потому, что стимула трудиться у них нет.

Вот как раз о стимулах (и об их отсутствии тоже) мы и поговорим далее.

Методические рекомендации.

Согласно известной научной байке, обезьяну в человека превратил труд. Следуя обратной логике, отсутствие труда должно превратить этого самого человека снова в обезьяну. Однако подобное превращение не происходит, что, может быть, указывает на необратимость эволюции, а может, намекает на то, что дарвиновская версия о происхождении человека не совсем верна.

Человек не становится обезьяной, если он не жалует труд. Он становится лентяем. Следовательно, для того, чтобы вырастить настоящего лентяя, требуется не многое – отсутствие труда. Любого.

Однако не все так просто…

Общие рекомендации.

Обычно маленькие дети (если они не больны, не слишком устали и не увлечены какой-либо игрой) активно помогают родителям и охотно выполняют любое посильное поручение папы или мамы. Двух-трехлетний ребенок бывает счастлив, когда ему удается верно исполнить поручение или сделать что-то полезное вместе со взрослыми.

К четырем-пяти годам первоначальный азарт несколько угасает, и ребенка уже приходится уговаривать или заставлять что-то сделать. Дальше – больше. Уже к девяти-десяти годам бывшего трудоголика можно не узнать. Он всячески уклоняется от поручений и заданий, старается найти подобающую отговорку, освобождающую его от домашних нагрузок, и вообще что-то делает только под прямым давлением отца или матери – в зависимости от того, кто обладает большей убедительностью.

С началом подросткового возраста ситуация только обостряется: теперь возмужавшее дитя не просто уклоняется от всяких «напрягов», но и в открытую протестует против каких-либо попыток привлечь его к труду.

Вот, собственно, типичный путь становления лентяя. Обычно считается, что подобная «инволюция» происходит сама по себе, естественным путем. В этом есть своя сермяжная правда. Но не вся. Да, подобное превращение обычно происходит само собой, без участия родителей, то есть ни мама, ни папа не учат своего сына либо дочь бездельничать. Это так. Но беда не в том, что они этому не учат. Беда в том, что они не учат ребенка работать. Что они сами – бездействуют. Лень порождает лень.

Нет-нет, я совсем не хочу сказать, что родители лодыря сами отъявленные лентяи. Это как раз вовсе не обязательно, они могут быть очень даже работящими людьми. Воспитание – это же не работа, так ведь?

Работа. Еще какая. Нервная, нудная, пугающая своей обязательностью. А дома хочется отдохнуть. И чтобы не мешали, не приставали, не шумели. Какое уж там «заниматься»…

Так что выращивание лентяя – это занятие легкое, приятное и естественное. Не требующее особых познаний, изматывающих усилий и нервного перенапряжения. Разве что сущую мелочь: нужно соблюдать некоторые условия, чтобы ненароком не нарушить естественный процесс превращения вашего чада в обыкновенного настоящего лодыря. Условия эти следующие:

• не привлекайте ребенка к работе и не просите его помочь;

• не спешите приучать его к самостоятельности – еще успеет научиться;

• если ребенок сам предлагает помощь, лучше отказаться: мал еще, возись с ним;

• если он чем-то занят, не отвлекайте просьбами, пусть отдыхает;

• активно сопротивляйтесь попыткам окружающих эксплуатировать труд вашего ребенка;

• помогайте при первой же возможности и как можно быстрее;

• упрощайте задачи, разжевывайте, облегчайте.

Теперь в подробностях.

Итак, первое: не привлекать и не просить о помощи. Действительно, детство по умолчанию считается порой счастливой и беззаботной. Зачем нарушать эту беззаботность? Пусть у ребенка будет счастливое детство, не омраченное обязанностями. Вырастет – наработается. По той же причине стараемся не докучать ему просьбами о помощи – пусть развлекается.

Второе. Это, конечно, удобно, когда ребенок все (или почти все) делает сам. Однако как много теряет родитель, когда его дитя вдруг становится самостоятельным! А как же потребность в родительской опеке, вообще – в родителях? Зачем нужна мама, если не зашнуровывать ботиночки и не кормить с ложечки? Что делать папе, если не водить за ручку и не таскать чадо у себя на плечах? Нет-нет, какая такая «самостоятельность»? Самостоятельный ребенок – это уже не совсем ребенок. Пусть будет беспомощным, неумелым, беззащитным. Таким, о котором придется заботиться. Таким, которому мы нужны. Пусть остается ребенком…

Третье. Не принимать помощь, даже если он сам ее предлагает. В самом деле, вы представляете, что этот неумеха может натворить? Пусть подрастет, научится, укрепит координацию и улучшит свою ловкость – тогда уж… А теперь – какая же это помощь? И возиться будет долго, и еще разобьет или поломает что-нибудь… Нет уж – сами справимся. Так и быстрее, и надежнее.

Четвертое. Не отвлекать, если он чем-то занимается. Даже если просто уставился в телевизор или гоняет компьютерных солдатиков. Мы же не любим, когда нас отрывают от дела? Не любим. И ребенок так же. Зачем нервировать детскую психику? Пусть отдыхает. Пусть наслаждается жизнью. Да и, честно говоря, как-то не совсем хочется выслушивать его отговорки и возмущения, что мы отрываем его от дела. Пусть уж лучше остается так, как есть…

Пятое. Не позволяйте никому заставлять вашего ребенка работать. Много их – любителей эксплуатировать детский труд. Учителя, бабушки, воспитатели в детском садике, уборщицы в школе, тренеры в детских секциях, дядюшки с тетушками, вожатые в летних лагерях… На всех работать – здоровья не хватит. Пусть сами работают, им за это деньги платят. Не детское это дело – грядки полоть или бумажки по кустам собирать. Пресекать решительно!

Шестое. Если дитя взялось за дело, тут же спешим на помощь! Чтобы не успел перетрудиться, надорваться, натворить чего-нибудь. Перехватываем инициативу, а еще лучше – делаем за него всю работу. При этом можно похвалить за рвение: мол, какой работящий мальчик (девочка) растет! Все сам (сама) делает!

Седьмое. Все, что можно, – облегчайте. Задачки разжевывайте, разбирайте по винтикам, объясняйте шестикласснику, как первоклашке. Так лучше усваивается! Сложных заданий и труда лучше избегать вовсе, а если нельзя избежать – разбивайте на фазы, отрезочки, кусочки – простые и легкие. Так легче, так проще. Так неинтереснее…

Как видим, рекомендации просты. И все они, кроме последней, сводятся скорее к бездействию родителя, нежели к его активности. В самом деле, ничто не действует так убедительно, как личный пример. Можно говорить что угодно, но если поступки расходятся с делом, слова будут неубедительны.

Впрочем, совсем списывать со счетов воспитательную силу слова нельзя. Поэтому следующий раздел именно о нем: о слове.

Рекомендации по общению.

Юный лентяй – существо тонкое, душевно ранимое и потому требующее к себе деликатного обращения. Он не терпит принуждения и насилия, не выносит резких слов и суровых приказов. Любимые фразы лентяя звучат примерно так:

 «. Лежи-лежи, еще рано вставать…»;

«Не надо, мама сама все сделает! »;

«Какая работа в воскресенье?»;

«Это слишком трудно для тебя…»;

«Ну, конечно, им бы только работать!»;

«Еще успеешь!»;

«Не трогай, надорвешься!»;

«Хватит, пора и отдохнуть…».

Неопытный малыш, только вступающий на путь безделья, может нередко оступаться и позволять эксплуатировать свой труд. Как мы сами понимаем, допустить это нельзя ни в коем случае. И одним из эффективных шагов в этом направлении может быть создание мощной идеологической базы, противостоящей тлетворному влиянию школы, детского сада и вообще коллектива. Ребенок должен усвоить, что труд, который так восхваляют в школе, вовсе не так однозначно полезен, как это стараются внушить учителя и взрослые дяди в телевизоре. И что вековая народная мудрость на этот счет имеет свое мнение: работа дурня любит; от работы кони дохнут; работа не волк, в лес не убежит; хочешь поработать – ляг поспи, и все пройдет.

В каждом из нас скрывается лодырь. Это неизбежно и не является поводом называть себя лентяями. Повод этот возникает тогда, когда этот лодырь берет верх, начинает командовать нами. Слабости и апатию можно обнаружить у любого, но не каждый будет сидеть сложа руки. К чему это? А к тому что, если мы беремся выращивать стопроцентного лентяя, нам стоит опираться именно на его слабости и апатию. Культивировать их, лелеять и взращивать.

«Мам, можно я не пойду сегодня в школу?» – «Неважно себя чувствуешь? Ой, вроде и лоб горячий… Сиди дома, какая там школа!».

«А мне обязательно с вами? Может, я здесь останусь?» – «Сережа, и правда, куда тащить ребенка в такую даль? Пусть посидит в машине!».

«Сынок, ну-ка притащи-ка мне канистру из гаража!» – «Пап, она тяжелая…» — « Николай, ты с ума сошел! Ребенок надорвется!».

Неплохо было бы внушить самому ребенку мысль о его слабости, беззащитности и неготовности к серьезным нагрузкам. Это здорово облегчает процесс превращения в лодыря.

«Рано тебе еще пол мыть! Видишь, какая тяжелая швабра! Подрастешь, тогда и пробуй…».

«Мишенька, ну что ты делаешь! Тебе же доктор не разрешает бегать!».

Вообще, эти медицинские запреты – реальные и мнимые – истинно золотое дно для лодырничества. Во-первых, это прекрасный повод запретить неугодную нам активность, сославшись на высший авторитет. Во-вторых, это не менее замечательный повод переложить ответственность со своих родительских плеч на чьи-то чужие, в данном случае плечи врача. Зачем решать что-то самим, если есть готовое, компетентное решение авторитетного лица? В-третьих, медицинский запрет можно предъявить в качестве «охранной грамоты» для любимого ребенка любому – воспитателю, наставнику, тренеру, единственной бабушке, пытающейся увлечь внучку бегом трусцой. Ни-ззя! И это не мое самодурство: так прописал доктор!

Таким образом формируется особый вид лентяя – лентяй медицинский. Особый потому, что у него есть веская причина не работать – состояние здоровья. И которому, сказать по правде, хорошая нагрузка пошла бы только на пользу.

Иногда, впрочем, никакой доктор не требуется. Мы сами можем поставить любой угодный душе диагноз и пользоваться им как отличной дубинкой.

«Ну какой может быть поход! У тебя желудок слабый!».

«Конечно, с твоей грыжей только тяжести таскать!».

« Солнышко, тебе нельзя на улицу! У тебя горло!».

Прекрасно отбивает «аппетит» к работе несвоевременная и ненужная помощь. Это когда ребенок прекрасно справляется сам, но у мамы или папы чешутся руки ему помочь. Мало ли – не справится, будет долго возиться, сделает не так, поранится… Да и вообще: как это – без взрослых?

«Ой, Машенька, что это ты такую большую коробку тащишь! Дай мама поможет…».

« Игореша, да разве этот кубик должен тут стоять? Смотри, как надо…».

«Люсенька, ну чего тут долго возиться? Вот так – и готово…».

В результате наш неопытный, неторопливый, неловкий начинающий творец быстро теряет какую-то заинтересованность в своей работе и превращается в начинающего лодыря. Какой смысл трудиться самому, если все равно отберут, охают, доделают… Так убивается первый творческий порыв, а после они будут возникать все реже и реже. Ничего, мы же сами этого добиваемся, не так ли?

«Бытовые» рекомендации.

Чтобы вырастить лентяя, одних увещеваний недостаточно. Нужно подкрепить их конкретными деяниями, а также созданием специфической, благоприятствующей лодырничеству обстановки.

Так, в бытовом плане поддерживаются две основные политики:

• ничего не делай, все за тебя сделают родители;

• ничего не делай, пусть так и остается.

О чем, собственно, речь? Расшифруем.

Политика первая строится на том постулате, что ребенок в силу возраста и концепции «счастливого детства» трудиться не должен. Однако, поскольку порядок в доме поддерживать как-то нужно, это делают сами родители. А как же иначе?

А иначе все-таки можно, и политика вторая как раз на этом и строится. Основная концепция остается практически той же, однако ее обоснование может быть несколько иным: не стоит утруждаться просто потому, что этого не хочется. Ни ребенку, ни взрослым. Сей постулат подкрепляется живыми примерами родителей, которые наглядно демонстрируют, что можно себя не утруждать готовкой, наведением порядка и прочими неинтересными и утомительными вещами.

Какую политику выбрать – это решать вам. Собственно, тут и выбор-то невелик: тем, кто не привык жить в состоянии творческого хаоса, волей-неволей придется идти по первой дорожке. Для тех же, кто не обращает внимания на мелкие эстетические огрехи вроде неубранных носков или горы грязной посуды, наиболее приемлем второй вариант.

Основная стратегия в выращивании лентяя – не давать ему трудиться. В буквальном смысле слова. При этом можно использовать различные тактики, которых немало. Можно, к примеру:

• предупреждать и подавлять всяческую активность ребенка;

• делать любую работу за него;

• наоборот, грузить тяжелым, неинтересным и монотонным трудом;

• обесценивать и осмеивать результаты деятельности.

В качестве предупредительных мер можно использовать, к примеру, прямые запреты. Брать молоток в руки – нельзя, открывать краны в квартире – нельзя, самому отрезать хлеб – нельзя и т. д. Если прямой запрет не сработал – ничего страшного: дожидаемся первой же оплошности ребенка и тут же обрушиваемся на него по полной программе. Лейтмотив один: «Я же предупреждал(а)!».

Выполнение любой работы за ребенка – тактика не менее эффективная, чем запрет. К тому же подобный ход больше подходит для тех, кто не слишком любит конфликты. Конечно, придется постараться, чтобы вовремя сделать то, что только намеревался делать ваш отпрыск, но результат того стоит. Помогайте! И не просто помогайте, а перехватывайте инициативу. Взялся за конструктор? Постройте домик за него! Пусть не мучает голову: она еще пригодится. Может быть…

Великолепные результаты дает «общественная нагрузка» в виде тяжкого или крайне скучного труда. Что, всякий труд есть радость и творчество? Ага, как бы не так… Доверьте ему хотя бы почистить ведро картошки. Или оттереть от нагара старую сковороду. Без «фейри», естественно… Да еще в обязательном порядке, то есть под принуждением. Что, он так же желает работать? Тогда это клинический случай…

И напоследок еще один трюк, который работает тогда, когда не срабатывает все вышеперечисленное. Это обесценивание результатов деятельности. От простого непризнания заслуг до открытого уничтожения сделанного. Можно и просто высмеять результат – иногда это действует безотказно.

«Опять какие-то картонки клеишь? Лучше бы кофейник склеил, который на той неделе разбил!».

«На что это я такое сел? Домик из спичек? Нашел где собирать! Отца чуть не покалечил!».

«Что это ты намалевал? Пылесос? А, это слон?!Хорошо, что сказал, я бы не догадался. Ну рисуй, рисуй, художник”».

Существует немало других, не менее эффективных приемов вырастить лентяя, однако самое время подумать о другом: чем мы его будем «кормить».

Особенности «питания» и ухода.

У ленивых детей аппетит не хуже, чем у их более лояльных к труду сверстников. Только вкусы у них разные.

Что любит лентяй, отчего он «толстеет» и наливается «жирком»? О многом было упомянуто выше, однако есть еще несколько особенных, «диетических» «блюд», которые способны значительно увеличить шансы начинающего лентяя превратиться в отменного, «жирного» лодыря.

 Непрерывное и навязчивое понукание и призывы к труду.

Ранее упоминался несколько иной совет – облегчать жизнь, не настаивать на какой-либо полезной деятельности, беречь покой ребенка. Автор не заговаривается и не пытается запутать читателя: оба совета одинаково эффективны. И самое любопытное, что они приводят к одинаковым результатам. Пичкая малыша наставлениями, заставляя его трудиться силой, мы формируем у него стойкое отвращение к труду и как результат склонность к безделью. К тому же приведет и чрезмерная опека, оберегание от каких-либо напряжений – физических и умственных. Правда, в этом случае причина безделья будет другая: не отвращение к работе, а неумение трудиться.

 Обличение недостатков ребенка. О, это «блюдо» обязательно превратится в «жирок» лени и апатии! Действительно, не слишком-то хочется что-то делать, когда тебя постоянно обзывают лодырем, бездельником и лентяем. Когда постоянно талдычат, что ты ни на что не способен и от тебя никто не ждет ничего путного, немудрено поверить в данное утверждение и действительно опустить руки.

 Сравнивание с другими, более расторопными сверстниками. Воистину «горячее блюдо»! Объект для сравнения может быть одноклассником, соседом по подъезду, героем фильма, родной сестрой или двоюродным братом – не суть важно. И даже вовсе не обязательно, чтобы этот самый «примерный» ребенок на самом деле был очень уж трудолюбивым и достойным. Важна сама подача «кушанья»: с перчиком, с пылу с жару – чтобы обжигало. Мол, вот какие твои ровесники – надежда и опора, а ты… Здорово отбивает желание работать над собой. Потому что обидно. А когда обидно, походить на обидчика почему-то не хочется. Даже если он действительно хороший и трудолюбивый. Парадокс, однако…

Каковы правила ухода за лентяем? Они не очень сложны, хотя соблюдение этих правил может быть немного утомительным. Так, к примеру, лентяю требуется внимание, причем дармовое, «бесплатное», постоянная опека и восхищение. Зачем это нужно? А чтобы у него не возникло глупой потребности все это зарабатывать.

Ведь для ребенка (любого возраста) внимание, любовь и похвала, особенно от родителей, – самая ценная валюта. Это все равно что деньги для взрослого человека. Представьте, что вам вдруг заявили, что будут платить зарплату просто так – независимо от того, будете вы появляться на работе или нет. Как вы думаете, надолго бы хватило вашей «сознательности» ходить на ставшую бессмысленной работу? Зачем, собственно, куда-то ходить и что-то делать, если у тебя и так все будет?

Дети далеко не глупы, они быстро понимают, где усилия необходимы, а где без них можно прекрасно обойтись. Так что восхищения, похвалы, ласка, совершенно бесплатные дифирамбы – и ваш ребенок прочно «сядет на иглу» халявы.

Впрочем, можно ухаживать и по-другому – заставлять работать. Например, силой. Не хвалить вовсе, чтобы не возгордился, не ласкать и не нежничать, чтобы ненароком не испортить. Подгонять окриками, колкими замечаниями, нелестными сравнениями с более активными сверстниками. Результат будет похожим – при первой же возможности дитя тут же превратится в лодыря, для которого работа – это неприятное наказание, нечто вроде каторги.

А уж какой тип ухода выбрать – решайте сами. Обычно это определяется характером мамы и папы и их стилем воспитания. Не любите конфликты? Подойдет вариант первый. Предпочитаете «твердую руку» и полное подчинение? Берите второй вариант.

Однако стоит напомнить, что лентяй приносит не только радость. Конечно, это стабильный ребенок, который не будет надрываться ни дома, ни на улице. Однако точно так же он не станет и помогать, брать на себя элементарную ответственность и очень скоро превратится в натуральную обузу. Согласитесь, не любой родитель будет умиляться, каждый раз нагибаясь, чтобы зашнуровать ботиночки уже далеко не маленькому сыну или застилать кроватку за подросшей дочуркой. Рано или поздно подобные занятия наскучивают, и возникает вполне закономерный вопрос: а что же с этим лентяем делать? И вот тогда самое время перейти к следующей части нашего повествования.

Меры профилактики и безопасности.

Что же делать тем, кому не нужен дома лентяй? Как застраховаться от заразного безделья, которое поражает детей вне зависимости от нашей родительской воли?

Ответ очень прост, и его знает каждый – лень побеждается работой. Любой. Когда человек что-то делает, он уже не может лениться.

Однако такое простое определение ни на шаг не приближает нас к ответу: а как же все-таки приучить ребенка к работе, как взрастить в нем любовь к труду? Как, в конце концов, спастись от пагубной, всепоглощающей апатии и лености?

Рискну дать несколько советов. Правда, помогут они только в том случае, если самому поверить в их чудесную силу и на собственном примере показать эту веру. Совет первый. Пусть работает играя. Ребенок прекрасно работает, пока ему интересно. Игра – это интересно. Попробуем превратить работу в игру: кто больше соберет кубиков, кто красивее заправит кроватку, кто быстрее оденется. Даже скучнейшую уборку картошки можно превратить в увлекательное шоу с мини-играми: «Найди картофелинку», «Сколько картошек в лукошке», «Быстрые ручки». Гарантируются веселье, азарт, хорошая производительность и гордость за себя. С обеих сторон. Считаете, что зря потратите время? Тогда можно и по традиционной методике: с криками, отлыниванием, попытками заставить и кислыми физиономиями. Может быть, получится быстрее…

Совет второй. Не делайте за ребенка! Нет, это, конечно, понятно, что вместе вы оденетесь, приберетесь, построите быстрее, а то и лучше. И я не против помощи. Однако если ребенок прекрасно справляется сам, пожалуйста, не мешайте ему. Пусть делает. Это его дело, его результат, его триумф. Пусть насладится им, пусть сделает так, как может, и утвердится в том, что он действительно может. Без вашей помощи, сам.

Совет третий. Не торопите. Дети бывают медлительны, иногда даже кажется, что они нарочно копошатся еле-еле, чтобы позлить вас. Это не совсем так. Иногда даже совсем наоборот – ребенок старается сделать хорошо, качественно, чтобы ничего не упустить, не натворить бед и на этот раз сделать все как полагается. Серьезное новое дело он делает медленно, потому что подходит к нему серьезно. Он только учится. Если его поторопить, будет не быстрее. Будет хуже. Более того, не успевая, он просто бросит свою работу. И ее придется делать нам, его родителям.

Совет четвертый. Не упрощайте! Конечно, бывает разное. Бывает, ребенок берется за непосильное. Тогда лучше не трогать его вовсе или честно предупредить, что это дело ему пока не по плечу. Но пусть пробует. Он сам установит границы своих возможностей, не надорвавшись. Взявшись за сложную задачу, дитя пробует свои силы. Не справится – ничего, вернется к ней позже, и тогда радость победы будет еще слаще. Попросит помощи – можно и помочь. А вот чего не следует делать, так это до примитива облегчать задачу, разжевывать, упрощать, сводить до смешного минимума усилия ребенка по ее решению. Когда нет сопротивления, нет усилий – нет и интереса, нет и смысла что-то преодолевать, к чему-то стремиться. Растут тогда, когда к чему-то тянутся. Не мешайте ему тянуться!

Совет пятый. Хвалите и поощряйте за достижения, труд. Даже так: не столько за достижения, сколько за усилия, желание достичь чего-то. Пусть ребенок будет хорошим не потому, что он послушный и получил «отлично» по математике, а потому, что он по своей инициативе почистил сапожки, заколотил доской дырку в заборе и целый час нянчил маленькую сестричку Не забывайте отметить, как хорошо он помыл посуду, насколько облегчил вам жизнь своей помощью и как мама благодарна ему за то, что ей есть на кого положиться.

И еще – будьте активнее! Заставлять нельзя – и все же иногда нужно, самую малость. Просто для того, чтобы сдвинуть с места, оторвать от телевизора, вырвать из объятий компьютерной игры, согнать с дивана. Пусть вы предлагаете интереснейшее дело, но ребенок может об этом никогда не узнать, если вы его не растормошите, не вытащите, не подтолкнете. Особенно это касается пассивных детей, у которых темперамент позволяет лежать, а не бегать, сидеть, а не кувыркаться, наблюдать, а не участвовать. Смелее! Употребите свой родительский авторитет, если он, конечно, еще присутствует. Помните: любая дорога начинается с первого шага. Но иногда ох как не хочется этот шаг делать…

И напоследок совсем немного о мерах защиты от лодыря. Вы полагаете, что от лодырей нечего защищаться? Они слишком ленивы, чтобы представлять для нас какую-либо опасность? Как бы не так! Настоящий лодырь не просто бездельничает – он паразитирует. Ведь если свою работу не делает он, значит, ее придется делать кому-то другому. Например, вам.

Поэтому очень даже не повредит знать основные уловки, которые использует опытный бездельник, чтобы перекинуть на вас свои обязанности. Благо хоть количество уловок и бесчисленно, однако основных сравнительно немного.

Прием «не могу». Вариант – «не умею». Наиболее активно используется уже в самом юном возрасте, годиков с трех. При успешности может применяться бесконечно долго. Как правило, «не могу» далеко не всегда обозначает, что ребенок действительно не может справиться с порученной работой. Очень часто данное утверждение означает «не хочу» или «боюсь браться». В обоих случаях маленький хитрец избегает физической нагрузки, ибо зачастую родители и не подозревают, что на самом деле он «может». Методы борьбы: игнорирование («А ты через “не могу”») и разоблачение («Давай-давай, вчера ты все мог, а сегодня что, разучился?»).

Прием «ручка болит». Вариаций этого приема огромное количество: «болеть» может и «ручка», и «ножка», и «животик». Используется практически в любом возрасте с небольшими корректировками. Так, дитя лет пятнадцати модифицирует высказывание в «что-то неважно себя чувствую» или «голова раскалывается». Прекрасно перекочевывает во взрослую жизнь. Действует весьма эффективно, особенно на впечатлительных родителей, которые буквально «трясутся» над своим чадом. Действительно, здоровье – это святое, с этим шутить нельзя. Пусть лучше полежит, отдохнет, таблеточку выпьет… Методы борьбы: разоблачение («Пойдем к доктору, он ручку полечит») и призыв к ответственности («У меня вон все тело ноет, но я же работаю»).

Прием «неотложное дело». Возникает у детишек постарше. Перенимается от старших. Суть состоит в том, что при предложении ребенку какого-то неинтересного ему дела он вдруг «вспоминает» о других важных и неотложных делах, которые ему нужно срочно закончить. Как правило, «дела» выдумываются действительно грандиозные, на фоне которых родительское поручение выглядит смешным и никчемным. Прекрасно действует на родителей с повышенным чувством социальной ответственности. Метод борьбы: настойчивое предложение своей помощи в «срочном деле». Хитрый симулянт сам поспешит отказаться от своих слов, опасаясь разоблачения.

Откладывание «на потом». Любимый приемчик среднего и старшего детского возраста. Смысл в «перекидывании» немедленной ответственности на неопределенное время. В идеале – в «никогда». Как известно, со временем сдохнет либо ишак, либо султан, либо мудрец. Прием замечательно работает и в зрелом возрасте. Правда, в качестве мотива требует определенного оправдания, поэтому обычно используется вкупе с другими приемами (например, с приемом «ручка болит» или «неотложным делом»). Метод борьбы прост: настаивание на немедленном исполнении. Мотивация тоже не должна отличаться затейливостью: нужно срочно сделать, и все тут.

И напоследок несколько необходимых замечаний, которые позволят не наломать дров в отношениях с ребенком, подчас совершенно напрасно обвиняемым нами в лодырничестве.

Итак, безделье не стоит путать с усталостью. Зачастую бывает так: ребенок просто устал – набегался, наигрался, только что пришел из садика, где «оттрубил смену». А мы с порога: переодевайся, беги кушать и собирай игрушки. Реакцию предугадать нетрудно, просто вспомните (или представьте), как будете реагировать вы, приходя домой на последнем издыхании и мечтая только об одном: об отдыхе. Эта распространенная ошибка – считать, что дети не устают от игр, беготни или учебы. Еще как устают! Правда, и восстанавливаются быстрее. Быстрее, но не мгновенно! Вывод: ребенок устал – дайте ему отдохнуть.

Следует также отличать «не хочу» от «не умею» и «не могу». Нам, взрослым, иногда бывает сложно осознать (или просто вспомнить), что ребенок многого может элементарно не уметь либо просто не мочь. Возмущаясь невыполнением вашего задания, нелишним будет задуматься: а был ли в состоянии ваш ребенок его выполнить? Может быть, ему это просто не по силам? Скажем, трехлетнего ребенка бесполезно призывать к вниманию – дети в этом возрасте не способны концентрироваться надолго и отвлекаются почти сразу же после призывов «внимательно слушать». Вывод: убедитесь в том, что ребенок умеет и может выполнить то, что вы ему предлагаете.

«Не хочу» бывает разное. Одно дело, когда дитя систематически отлынивает от любой работы, наотрез отказывается выполнять наказы родителей, и совсем другое – когда он не хочет делать что-то одно, зато охотно выполняет другую работу. В таком случае причина чаще всего заключается не в лени. Может быть, ему просто неинтересно учить математику или мыть пол. Либо что-то у него просто не получается. Однако поливать клубнику или ремонтировать скутер ребенок может с удовольствием. Конечно, это не лень. Вывод: всегда выяснять причину отказа, а выяснив, найти компромисс.

Как вырастить неряху.

Книга советов для бестолковых родителей

Кого мы представляем себе, слыша определение «неряха»? Конечно, неопрятно одетого, возможно, немытого и неухоженного ребенка. Нет, неухоженного не в смысле заброшенного, обойденного родительским вниманием, а не ухаживающего за собой, не следящего за своими вещами и разбрасывающего игрушки где попало. Впрочем, этот ребенок – сама непосредственность. Разве не умиляет, как непринужденно он бросает вещи там, где находится, ничуть не утруждая себя такими скучными понятиями, как «порядок» и «место». В его комнате всегда хаос и неразбериха, его рубашки застегнуты через пуговицу, а в школьном рюкзачке можно найти все что угодно. Дитя! Настоящее, не испорченное дисциплиной дитя!

Общая характеристика и характерные особенности типа.

Неряха отличается от остальных детей своей природной неприязнью к порядку и чистоте. Не то чтобы он их люто ненавидит, но и предпринимать ради какого-то абстрактного порядка вполне определенные усилия он не станет. Вообще, аккуратность – это последнее, что имеет для неряхи какое-то значение. Он не слишком расстроится, если мама не успеет отутюжить его школьные брюки или на праздничный костюм вдруг попадет вишневое варенье. Ничего страшного! Как говорится, по одежке лишь встречают.

Неряха без особых потрясений расположится в неубранной, захламленной комнате, совершенно не смущаясь беспорядком. Более того, даже в идеально чистом помещении он сумеет устроить такой бардак, что о безупречной репутации хозяев придется надолго забыть.

Неряха не любит и не умеет собираться куда бы то ни было. Если его заставят упаковать свои вещи, то половину из них не найдет, увы, никто. Самое нужное, скорее всего, в баул так и не влезет, зато первые попавшиеся игрушки, возможно совершенно ненужные в путешествии, будут напиханы в избытке.

Это ребенок-катастрофа: где бы он ни появлялся, следом обязательно будет тянуться шлейф хаоса и беспорядка. Само понятие порядка для неряхи просто чуждо: он не совсем понимает, отчего он должен класть на какое-то постоянное место вещи, аккуратно застегивать куртку, внимательно паковать портфель или расставлять диски по полкам. Справедливости ради отметим, что в своем беспорядке он зачастую ориентируется гораздо лучше, нежели после уборки, выполненной кем-то из его близких с самыми благими целями. Подобные уборки страшно раздражают неряху: после них он с трудом отыскивает необходимые ему вещи, которые коварные родственники непременно ставят на самое неподходящее и сложно обнаруживаемое место.

Нередко неряхи становятся людьми творческих профессий, и потому есть определенный смысл в выращивании этих индивидуумов в домашних условиях. Тем более что больших затрат времени и средств подобная селекция не потребует. Разве что иногда придется на что-то закрыть глаза…

Необходимые условия.

Чтобы облегчить себе задачу в дальнейшем, я попытаюсь кратко обрисовать условия, которые являются благоприятными для развития этого типа ребенка – неряхи.

Итак, что они любят, эти не слишком аккуратные и не идеально чистоплотные дети? А предпочитают они семьи с условиями, где:

• не слишком придираются к чистоте, то есть навели порядок в доме – прекрасно, нет – и так сойдет;

• есть четкое разделение на «фасад» и «для себя», то есть уборки производятся только перед приходом гостей и посторонних, обычная же ситуация – вещи лежат там, где их бросил тот или иной член семьи;

• все вечно спешат и никогда ничего не успевают;

• наоборот, идеальный порядок является предметом поклонения: все блестит, пылинке негде упасть, место каждой вещи строго определено и ничего лишнего и не вписывающегося в интерьер не подразумевается в принципе. Иногда этим «лишним» является сам ребенок с его детской подвижностью и непредсказуемостью;

• слишком рьяно приучают к порядку: требуют, кричат, а то и лупят за малейшее пятнышко и не вовремя поднятую бумажку.

Какие условия обеспечить вашему ребенку – это уж решайте сами. Можно лишь добавить, что какой бы вариант из перечисленных выше вы ни выбрали, результат будет один и тот же, а именно: рано или поздно ваш ребенок обретет черты самого настоящего неряхи.

Вероятнее в Книга советов для бестолковых родителейсего вырастить неряху в условиях, где полностью пренебрегают такими понятиями, как аккуратность, порядок и чистота, и там, где эти же понятия возведены в культ.

В первом случае срабатывает эффект подражания, когда семейные условия копируются ребенком как на кальку, во втором случае срабатывает эффект «от противного»: если тебя силой заставляют что-то делать, то данное занятие, скорее всего, очень скоро станет ненавистным.

Следует также обязательно учесть природные склонности ребенка. Если ваш малыш сам не стремится мыть ручки перед едой, не спешит поднять упавшего на пол игрушечного мишку и без всякой охоты складывает книжки в школьный портфель – прекрасно! Не нужно ему мешать: он уже встал на верный путь, который непременно приведет его к настоящей, стопроцентной неряшливости.

Если же чадо отличается брезгливостью, не выносит грязи и физически страдает при виде небрежно повешенного свитера, задача усложняется. Скорее всего, придется работать по варианту «Б», то есть доводить до абсурда в общем-то здоровое стремление ребенка к чистоте и аккуратности.

Методические рекомендации.

Конечно, следуя простой линейной логике, можно предположить, что для того, чтобы вырастить настоящего стопроцентного неряху, придется всей семьей создавать в доме содом и гоморру. Определенный смысл в этом, конечно, есть. Действительно, ребенок старается копировать взрослых, и если в родительском доме он постоянно видит бардак, то нетрудно спрогнозировать, что и в своем будущем жилище он постарается воссоздать атмосферу родительского.

Однако не все так просто. Иногда (да что иногда – довольно часто!) встречаются ситуации, когда родители – люди вполне аккуратные, обожают чистоту и буквально молятся на порядок, а дитя растет каким-то чумазым монстром: в своей комнате не убирает, носки не меняет неделями, за столом устраивает настоящую помойку и вообще – его страшно на час дома оставить. Бывает, еще как. Отчего? А кто его знает…

Вот и думай, какую тут тактику применить, чтобы вырастить именно такого удачного во всех отношениях неряху. И все же попробуем вывести некоторые закономерности.

Общие рекомендации.

Откуда же берутся эти пресловутые неряхи? Каковы причины, которые побуждают их отвергать порядок и чистоту? А причины эти могут быть очень разными. Одна из них – это крайне низкая требовательность к окружению, отсутствие привередливости и чувства эстетики. Это уровень культурного варвара. Впрочем, для малого ребенка подобная нетребовательность вполне естественна, поэтому говорить о какой-либо неряшливости ребенка до трех лет просто бессмысленно. В этом возрасте дитя не воспринимает понятия «чистота», «порядок», «опрятность». Хотя именно в раннем возрасте закладываются первые навыки ухода за собой и своим окружением.

Откуда берется эта нетребовательность? Однозначный ответ не получится. Из-за множества причин, которые порождают это неприятное для окружающих следствие. Но некоторые из этих причин постараемся выделить.

 Отсутствие чистоты и порядка в родительском доме, семейная «традиция» неряшливости. В таком случае ребенку просто неоткуда взять пример аккуратности. Как говорится, «бытие определяет сознание». Если с раннего детства ребенок видит грязь, нестираные носки, развешанные на каждом стуле, разбросанные по полу ботинки вперемешку с зимними шапками и отклеившиеся обои, у него не много шансов вырасти чистюлей. Ну заложена в детстве матрица – вот так не только можно, но и нужно – и все тут! Даже если со временем этот ребенок встретит совершенно иные примеры, попадет в условия, где соблюдение чистоты будет обязательным, все равно порядок и аккуратность для него будут некими привнесенными извне, чуждыми понятиями. Как выученный в зрелом возрасте иностранный язык, на котором можно изъясняться относительно свободно, но который никогда не станет родным.

 Сфера интересов ребенка не пересекается с такими скучными понятиями, как уборка или чистка одежды. Такое тоже бывает: вполне интеллигентный, умный ребенок почему-то совершенно не интересуется простыми вещами вроде выбивания ковров в комнате или обычного утреннего умывания. Зато он прекрасно ориентируется в виртуальной реальности компьютерных игр или легко разбирает на запчасти мобильный телефон. Нельзя сказать, чтобы подобное дитя любило грязь, совсем нет. Он не любит хаос и беспорядок – просто он к ним безразличен. Как безразличен к своей одежде, своему внешнему виду, грязи под ногтями и беспорядку в шкафу. Не интересуют его бытовые вопросы, что тут поделаешь!

 Протест против чистоплюйства родителей. Такое часто случается в семьях, где порядок и чистота возведены в абсолют. Представьте обстановочку: все вокруг блестит и переливается, мама с папой буквально сдувают пылинки с каждого бокальчика, с каждой рамочки на стене. Конечно, ребенку достается из-за его неосторожного обращения с драгоценными вазочками, декоративными блюдцами, дорогостоящими игрушками. Естественный инстинкт постижения мира, который часто ошибочно принимается родителями за страсть к разрушению (а как же иначе, ведь, чтобы узнать, что там, внутри, приходится ломать попавшую в руки штуку!), натыкается на жесткое сопротивление со стороны родителей, которые уверены, что к вещам нужно относиться бережно. А когда тебе каждый день наглядно показывают, что какая-то сахарница твоей маме дороже и милее, чем ты сам, недолго и возненавидеть весь этот «порядок» лютой ненавистью, не так ли?

 Месть за насильственное приучение к аккуратности. Напоминает предыдущую причину, однако в данном случае сами родители могут не слишком увлекаться всяческими уборками да мытьем, зато активно приучают к этому своих детей. Как правило, нерегулярно, от случая к случаю и, главное, довольно негуманными методами. Особенно замечательный воспитательный момент получается, когда сам папа (или мама) не соблюдает правил, навязываемых им ребенку. Какое-то время подобная жесткая политика срабатывает, но потом непременно начинает давать сбой.

Когда же давление «сверху» достигнет определенной точки (или, наоборот, значительно ослабнет), возникает эффект «закипания» – ребенок выходит из повиновения, категорически отказываясь следовать родительским заветам.

• И наконец, последний вариант. Самый предсказуемый и в то же время самый неожиданный. Заключается в утверждении, что ребенку нравится быть неряхой. Да-да! Как поросенок любит валяться в грязи и купаться в луже, так и некоторым детям по душе беспорядок, хаос и грязная одежда. Это своеобразный гарант свободы – не нужно бояться что-то запачкать, сдвинуть с места, нарушить порядок. Свобода от плена вещей, удовольствие разбрасывать и не задумываться о последствиях.

Детям нравится беспорядок. Это бесспорно. Это видно хотя бы по тому, что ребенка часто приходится заставлять собирать игрушки, но никогда не приходится заставлять их разбрасывать. Почему бы не воспользоваться этой типично детской особенностью? В выращивании неряхи она самый настоящий союзник.

Проницательный читатель наверняка и без моей помощи догадался, как использовать на практике приведенные выше тезисы, ничего сложного в них нет. Однако на всякий случай сверим наши выводы. Итак, чтобы воспитать неряху, требуется:

• отсутствие аккуратности у родителей, то есть у нас. Убираться от случая к случаю, одеваться в то, что попадается под руку, за столом вести себя как пьяный боярин;

• воспитывать ребенка в атмосфере высоких материй, не затрагивая такие тривиальные сферы жизни, как домашнее хозяйство, уборка, уход за собой и т. д.;

• полная противоположность первому совету – необходимо довести чистоту и порядок до абсурда. Приходить в дом, как в музей, опасаясь сдвинуть с места идеально расставленные вещи. Нещадно карать любого, кто покусится на святое – порядок в доме;

• заставлять ребенка убираться и приучать его к аккуратности инквизиторскими методами. Лишать прогулок, компьютера, грозить ремнем и отбирать любимые игрушки, если они валяются где попало. Порядок требует жертв.

В общем-то, эти советы довольно просты и легко претворяются в жизнь. Однако одними советами сыт не будешь – нужно еще знать, как грамотно общаться с неряхой. Как раз этому искусству будет посвящен следующий раздел.

Рекомендации по общению.

Варианты общения целиком и полностью зависят от той тактики, которую мы избираем для воспитания нашей будущей неряхи. Начать рекомендую с самого простого варианта, который заключается в том, чтобы «накормить» ребенка порядком и чистотой до рвоты. Данная тактика довольно эффективна и достаточно быстро приносит свои плоды.

В первую очередь нужно как можно чаще, по крайней мере ежедневно, напоминать ребенку о его обязанностях: убирать в комнате, складывать книжки в портфель, прятать одежду в шкаф, чистить зубы по утрам и следить за ногтями. Как видим, рекомендации нужные и совершенно правильные. Однако суть, в общем-то, не в них, а в интонациях, в выражениях, в которых мы стараемся донести эти ценнейшие советы до неокрепшего детского ума. Вот как раз в интонациях и зарыта собака. Попробуйте произнести грозным, зловещим голосом: «Даю тебе пять минут на уборку…».

Получилось? Отлично! Теперь сложнее: голос слабый, интонация – уставшего от жизни, больного человека:« Ну конечно, убрать свитер в шкаф – это выше твоих сил… Мама уберет! У мамы сил на всех хватит…» (хорошо бы подкрепить подобное заявление соответствующим видом а-ля «умирающий лебедь»).

А теперь – методично, сухо, по-деловому: «Застелешь кровать, затем приберись в шкафчике – у тебя там невесть что творится, потом обе тумбочки чтобы вычистил и компьютерный стол освободи от хлама. Останется только пол вымыть – и можешь идти на улицу».

И раздраженно, придирчиво: « Это не здесь стояло! Поставь вещь на ее место!».

Добавить истеричности: «Сколько тебе повторять: поел – тут же вымыл за собой тарелку!».

Осуждающе, с уничижительной интонацией: «Даже одеться прилично сама не можешь, а еще девочка!».

Как правило, подобное обращение начисто отбивает желание хоть как-то следовать вашим советам. Более того, понятия «чистота», «порядок» и «аккуратность» начинают прочно ассоциироваться у ребенка с понятиями «истерика», «оскорбления», «насилие». Можно представить, с какой любовью данное дитя будет относиться к всяческим проявлениям порядка.

Впрочем, можно действовать и по-другому. Можно всем своим видом показывать, что аккуратность и чистота – это некие совершенно абстрактные и ненужные в быту понятия. В самом деле, какая польза от аккуратности? Что толку от чистоты? Добавит ли счастья в личной жизни аккуратность? Когда ваш естественный стиль – эдакая творческая небрежность, когда вы не забиваете себе голову хлопотами о том, что о вас подумают гости и соседи и куда же спрятать разнообразный гардероб, который каким-то мистическим образом сам собой расползается по самым неожиданным местам.

В таком случае ваша задача – передать свой опыт, свое видение проблемы по наследству, и дело будет в шляпе. Потренируемся?

«Милая, некогда! Брось ты эту куклу, опаздываем в садик!» Куда бросить? Неважно: пусть просто бросает. Под ноги, например. В данном случае важен не порядок, важен факт – можем опоздать. А когда опаздывают, тут уж не до мелочей вроде куклы под ногами.

«Да чего ты возишься? Потом книжки соберешь! Беги скорей – про Африку показывают…» Также очень яркая демонстрация приоритетов. Подумаешь, какие-то книжки. Какая разница, будут они свалены в кучу или красиво лежать стопочкой. Будет время – соберем. А вот про африканское сафари передача только сегодня, пропустим – будем кусать локти.

А вот со следующим упражнением придется немного попотеть. Дело в том, что данную фразу нужно произносить весьма непростым тоном – тоном прожженного пропагандиста, который давно не верит в то, что говорит, но по долгу службы убеждать обязан: « Семочка, мыть ручки перед едой нужно обязательно… Тебе это в садике говорили. Все хорошие мальчики моют руки, когда садятся за стол…» При этом интонация ваша должна быть несколько ироничной, голос – устало-назидательным, а пример – прямо противоположный сказанному. Хорошо бы, например, в качестве иллюстрации ваших слов демонстративно вытереть руки о спортивные штаны, не подходя к умывальнику. Наверное, не стоит и напоминать, что ребенок не столько верит словам, сколько поступкам и интонации.

Превосходно работает еще такой приемчик: нужно при детях, не скрываясь, открыто осуждать не в меру аккуратную соседку или шерстить незадачливого мужа, который регулярно пытается навести порядок в общей спальне: «Нет, я не понимаю, у нее что – других дел нету? Каждый божий день или ковры пылесосит, или белье стирает! Скоро от этих ковров одни дырки останутся!», «Лучше бы ты телевизор смотрел! После твоих уборок ничего в доме найти невозможно!».

Дети подчас делают самые неожиданные выводы из сказанного. В данном же случае вывод напрашивается сам собой: те, кто помешан на уборках, – люди с нездоровой психикой, которые только мешают жить окружающим своими причудами. Нормальный человек (как мама) мучить себя (и других) излишним чистоплюйством не будет.

Можно порекомендовать также сакраментальную фразу, которую использует практически каждый родитель: « Тебе что, заняться нечем? Иди в комнате приберись…» Скрытый посыл такой фразы таков: если уж совсем не находится по-настояще-му важного, полезного занятия, тогда можно приняться и за уборку. Конечно, дело это совершенно ненужное и нестоящее, но за неимением лучшего…

Впрочем, есть еще одна тактика общения, показавшая себя с лучшей стороны. Это игнорирование всяческих бытовых вопросов вовсе. Ворохи грязной одежды, разбросанная по прихожей обувь, размазанная по лицу косметика или расстегнутая по небрежности ширинка просто «не замечается». Конечно, иногда того требуют правила хорошего тона. Однако одновременно они же предполагают соблюдение некоторого определенного уровня чистоплотности, игнорировать который также невежливо. Но не в нашем случае. Ведь для нас приоритет – это дух, а не материя.

«Небрит… Подумаешь, небрит! Машенька, зато он замечательный человек!».

«Как ты можешь думать об этом – помада, духи, платья! Разве это важно? Важно – что у тебя за душой и в голове, а не что на тебя напялено…».

«Не нужно быть рабом чистоты… Не мы созданы для вещей, а вещи для нас…».

Думаю, не так уж сложно наладить общение в рамках трех предложенных тактик, тем более с учетом приведенных выше примеров. Теперь перейдем к последним рекомендациям в этой главе – к рекомендациям бытовым.

«Бытовые» рекомендации.

В бытовом плане нам следует сразу же определиться, какой из двух вариантов мы будем воплощать в жизнь.

Первый вариант действий заключается в том, что мы создаем вокруг ребенка, образно говоря, натуральный свинарник. Причем в традиционном значении этого слова. Сделать это несложно, методы известны каждому:

• не убирать в комнате ребенка и даже не подавать дурной пример уборки;

• снисходительно относиться к тому, что ребенок бросает вещи на пол, никогда не кладет назад то, что взял, и не подозревает, что у каждой вещи бывает свое место;

• пренебрегать правилами гигиены и скептически игнорировать процедуру мытья рук и чистки зубов;

• проповедовать общий принцип всех нерях: «Бросай в одну кучу потом разберемся»;

• не следить за модой, не обращать внимания на то, как выглядите вы и ваш ребенок.

В общем, путь наименьшего сопротивления. Не умываемся, не убираемся, не прихорашиваемся. Зачем? Зачем тратить время и силы, когда в мире есть масса других, более интересных вещей?

Впрочем, если вам не очень хочется сидеть в бардаке и хаосе, одеваться кое-как и обращать на себя взоры посторонних давно немытой физиономией, есть и другой вариант. Надо признать, более трудоемкий, однако не менее эффективный.

Итак, вариант второй. Полная противоположность первому. Мыться, бриться, вычищаться как можно чаще, выискивать грязь буквально в микроскопических масштабах и тут же ее безжалостно уничтожать, возводить уборку квартиры в ранг решающей битвы. Что означает:

• чистота должна быть культом, то есть на улице не ходить по лужам, обходить грязь, не копаться в песочнице, не лазить по деревьям и не гонять мяч по немытой траве;

• каждый день чистить зубы, мыть руки после каждой взятой вещицы, чистить уши ватной палочкой каждые двое суток, ежедневный душ с противобактериальным мылом;

• дома каждая вещь под инвентарным номером, строго на своей позиции, не допускающей вольного толкования. Штрафные санкции при любой попытке перетащить предмет в неположенное место или (сохрани Боже!) бросить его там, где вздумается;

• образцовый порядок в тумбочках, шкафах, на кроватях и под ними. Лежать в дневное время суток на кровати строго воспрещается во избежание нарушения порядка, кроссовки ставятся в определенную позицию на коврике;

• вещи подразделяются на те, которые ребенку можно трогать самостоятельно (при условии аккуратного обращения и водворения их после использования на законное место), те, которые можно трогать с позволения мамы или папы, и те, к которым нельзя прикасаться вовсе;

• любая небрежность в одежде или во внешнем виде тут же отмечается и жестоко высмеивается.

Конечно, в данном случае усилий требуется не в пример больше, чем в первом варианте. Однако результат того стоит: весьма скоро ваш ребенок будет ненавидеть всяческий порядок больше всего на свете, от чистоты его будет тошнить, а аккуратность вызовет нервный срыв.

Таким образом, при, в общем-то, диаметрально противоположных методиках мы достигаем тем не менее одинакового результата. Чудеса воспитательной науки, не иначе!

Особенности «питания» и ухода.

«Рацион» у настоящих нерях может быть самым разнообразным. Практически неряхи выживают в очень разных условиях и на самой различной «диете». Они всеядны – могут «питаться» упреками и обвинениями в своей безалаберности и неаккуратности, бездельем и непритязательностью. Прекрасно усваивают отвращение к навязанному порядку и болезненное неприятие всяческих уборок, вымываний, чисток.

Чтобы ваш неряха не «похудел», рекомендуется «кормить» его ежедневными порциями внушений под разными гарнирами.

 Первое блюдо: «Когда ты научишься убирать за собой!» – подавать горячим при первом же подходящем поводе. Такими могут являться:

• пришел из школы, портфель бросил у порога;

• оставил за собой немытую тарелку после обеда;

• прекратил уборку на полпути, начав разговор по мобильному с приятелем;

• разбросал и не убрал мусор из тумбочки, выискивая какой-то диск.

Преподносится сразу же по обнаружении данных поводов. В остывшем виде значительно теряет свои «питательные свойства». От случая к случаю стоит подогревать «первое» новыми доказательствами безалаберности и безрукости вашего подопечного.

• На второе прекрасно подойдет утверждение: «Я и не сомневался, что ты ничего не сделаешь». Подается с соответствующим выражением лица (постным и кислым), сопровождается интонациями безнадежности и разочарования (хронического) в следующих ситуациях:

• его просили убрать свои вещи – он засел за компьютер и ему больше ничего не надо;

• с утра ему твердили, что нужно сделать уборку в комнате, – уже вечер, а воз и ныне там;

• понадеялись, что он догадается начистить картошки, – в результате семья осталась без ужина.

Можно подавать горячим, можно подождать – от этого вкусовые качества не ухудшатся. Прелесть данного «блюда» состоит в том, что его можно «подогревать» многократно, сопровождая каждый «прием пищи» тяжкими вздохами и сетованиями на судьбу-злодейку, которая посылает всем обычных нормальных детей, а нам…

Десерт. Обязательно должен быть «с изюминкой». Предлагаю, к примеру, что-нибудь остро-категорическое, вроде этого: «Да каждый знает, какой ты неряха!» Тон – утвердительный, категоричный, выражение лица – каменное. Ближайший пример – оглашение приговора суровым судьей. Сфера применения – самая обширная. Например:

• он (в который раз!) обещает навести порядок в своем шкафу;

• начал уборку, но, как всегда, бросил на полпути;

• отказывается выполнять просьбу (или приказ) родителей;

• получил замечание за неряшливость со стороны посторонних людей.

Список причин можно продолжить самостоятельно. Полагаю, он может быть весьма длинным, если не бесконечным.

Уход за неряхой обычно заключается в тщательной и систематической уборке после него. Работа, конечно, довольно кропотливая, однако несложная. Нужно лишь следовать буквально по пятам и тут же водворять на место брошенные вещи, убирать возникающий спонтанно мусор да оттирать грязные пятна с лица и джинсов перед выходом любимого чада «в свет». Как видим, делов-то на пятак. Зато наш неряха будет находиться в состоянии душевного равновесия, созерцая вокруг себя относительную чистоту и не успевая по-настоящему насладиться плодами своей деструктивной деятельности. Выбравшим данную воспитательную методику смею лишь пожелать терпения и крепкого здоровья. И одно и другое обязательно понадобятся. И в немалом количестве…

Меры профилактики и безопасности.

Естественно, далеко не любой родитель мечтает о том, чтобы его сын либо дочь выросли настоящими неряхами. И, говоря откровенно, понять их можно. Если вы также принадлежите к этой категории родителей, то дальнейшая информация для вас.

Причин неряшливости много. Настолько много, что перечислять их все – занятие утомительное и, наверное, совершенно бессмысленное. Назову лишь одну, главнейшую причину, из которой, как из источника, развиваются все остальные. Эта причина – несамостоятельность. Именно так. Казалось бы, неряхами могут быть вполне самостоятельные, взрослые люди. Но быть взрослым вовсе не означает быть самостоятельным. Самостоятельный человек полностью отвечает за свои поступки, не полагается на других и твердо знает свои возможности.

Вы спросите, какое отношение имеет самостоятельность к аккуратности? Самое непосредственное. Почему ребенок разбрасывает игрушки, совсем не заботясь о том, кто и сколько времени будет их убирать? Только потому, что он несамостоятелен, то есть не несет ответственности за свои поступки.

Зачем беречь, если кредит неограничен? Зачем аккуратность, если за нас уберет кто-то другой?

Не приучая к чистоте, порядку, не требуя убирать за собой, соблюдать правила гигиены, родитель естественным образом позволяет ребенку остаться ребенком, то есть существом зависимым и безответственным. Ответственность подразумевает сознательные усилия и определенный результат, которым человек волен распоряжаться по своему усмотрению. Какая же может быть ответственность, когда ни усилия, ни тем более результата нет и в помине?

Рассмотрим второй вариант, казалось бы, прямо противоположный. Мы заставляем ребенка соблюдать порядок, тщательно следим за чистотой, чуть ли не насильственным путем приучаем к аккуратности. Вроде бы вот он, самый прямой путь в чистюли, лучшая защита от неряшливости. Тем более что благодаря систематическим усилиям иногда удается «приучить» ребенка к чистоте, то есть он начинает соблюдать заведенный в доме порядок. Однако, как всегда, дьявол скрывается в деталях. Маленький чистюля соблюдает аккуратность под принуждением, под давлением воли родителей. Когда это давление ослабнет либо пропадет, возникает опасность скатиться в самый натуральный хаос, ведь внутренней потребности в чистоте и порядке сам ребенок может и не ощущать – чистота была нужна его родителям, но не ему. Более того, зачастую слишком активное приучение к чистоте вызывает скрытый либо открытый протест, который рано или поздно выльется наружу.

Теперь о главном – что же делать?

Вот тут простых решений нет. И, видимо, не может быть. Разве что некоторые рекомендации, которые иногда могут здорово помочь. Например, такая: удерживайте равновесие. По крайней мере старайтесь. Что сие значит?

Это обозначает, что в наших воспитательных усилиях важно соблюдать умеренность. С одной стороны, нужно эти усилия непременно прикладывать, то есть:

• мотивировать ребенка к самостоятельности;

• напоминать ему о необходимости убирать за собой и соблюдать чистоту;

• помогать, где требуется, заставлять, где необходимо;

• поощрять намерения и хвалить за результаты.

А с другой стороны – не перегнуть палку, то есть не перестараться.

Повторяю: задача эта не так проста. Я не являюсь сторонником модного нынче мнения, что современного ребенка ни в коем случае нельзя заставлять, на него нельзя давить, а можно лишь заинтересовывать и искать некие компромиссы. Как показывает практика, далеко не с каждым ребенком можно найти компромисс, который устроит обе стороны, и вообще исключить какое-либо давление можно лишь там, где есть полная ответственность и самостоятельность, что и в среде взрослых людей встречается нечасто. Что уж говорить о детях, которые лишь набираются опыта, лишь учатся новым для них понятиям.

...

Для ребенка зачастую самый ясный ориентир – это не собственное желание, а мнение папы или мамы, то есть взрослого человека. И желательно, чтобы это мнение было высказано предельно ясно и недвусмысленно.

В то же время нужно обязательно аргументировать свою позицию, причем на доступном ребенку уровне (но не сводя объяснения к примитиву – дети не любят, когда их считают «маленькими»).

«Немедленно убери игрушки!» — четко, ясно, но нет аргументации.

«Саша, нужно сейчас убрать игрушки. Скоро тебе спать, а если они останутся на полу, мама может наступить на них и поранить себе ногу. Да и игрушку сломает, с чем ты будешь играть?» — вот так уже лучше.

«Сашенька, как ты думаешь, стоит ли нам собирать игрушки? Давай найдем какое-нибудь решение, которое устроит нас обоих» — просто превосходно, образец высокой психологической культуры родителя. Боюсь, однако, что это самое «устраивающее обоих» решение придется искать долго. Даже очень долго… Почему? Да потому, что ребенок в поступках и словах взрослого ищет в первую очередь ориентир, пример того, что делать и как поступать. Представьте, что вам в незнакомой обстановке вместо простого указания вдруг говорят: «А поступай как хочешь!» Видимо, такой ответ вам помог бы меньше всего. Ребенок тоже теряется в подобных ситуациях и, не находя твердой опоры, начинает просто капризничать: выставлять разнообразные, противоречащие друг другу требования. Эти капризы означают лишь одно: ребенок отчаянно пытается нащупать границы, за которые ему заходить нельзя, точку опоры, за которую можно зацепиться. Зачастую эти поиски заканчиваются стандартным, штампованным детским ответом: «Не буду!».

А означает этот ответ чаще всего одно: ребенок не знает, как ему поступить. Так подскажите ему!

Как приучают к порядку? Процесс этот не сложный, но довольно трудоемкий. В том смысле, что нужно ежедневно, ежечасно следить за этим порядком. Причем следить вовсе не за ребенком – это как раз дело второе. За собой. Как мы одеваемся, как мы убираем за собой, как мы относимся к вещам. Дети копируют взрослых, их подражание – это и есть самый лучший помощник воспитателя. Не крик, не нотации и даже не ремень – именно пример.

Так же очень важно согласовать родительские позиции по отношению к воспитанию. Если папа ругает за каждую недоеденную котлетку, а мама счастлива, что ребенок хоть что-то берет в рот, и смотрит на безобразия на столе сквозь пальцы, дитя будет идти по пути наименьшего сопротивления. Вернее, наибольшего: папа кричит, значит, он плохой, значит, нужно делать все наоборот. Мы зачастую и не подозреваем, насколько коварными бывают дети и что за ангельскими улыбочками и наивными васильковыми глазками нередко скрываются весьма коварные комбинации. Ребенок четко отслеживает разногласия родителей и тут же играет на них, причем, как правило, нередко меняет сторону. Сегодня больше позволяет папа? Что же, значит, слушаю его. Мама пришла «в настроении» и хочет побаловаться с детишками? Понятно: о папе пока можно забыть.

Вот интересный парадокс воспитания: в своих семьях дети, как правило, либо слушаются обоих родителей, либо ни одного. Конечно, бывает и такое: папа, к примеру, не имеет никакого авторитета, зато маму дети боятся как огня. Или наоборот. Правда, в таком случае этот самый суровый родитель трудится за двоих – воспитывая послушание и покорность буквально инквизиторскими методами. Если вы не хотите быть надсмотрщиком для своего же ребенка, выход один: согласовывать воспитательные действия с другим супругом. И не допускать серьезных разногласий (разве что там, где вторая половина допустила серьезную промашку или несправедливость).

В чем еще состоит приучение к аккуратности? В формировании потребности в чистоте и порядке. Ребенок должен сам, на собственном опыте убедиться, что порядок – это:

• красиво, потому что чисто, вымыто и блестит;

• удобно, потому что все лежит на своих полках и не приходится искать игрушку по всему дому;

• здорово, потому что убирать, оказывается, тоже интересно (особенно если мама и папа превращают уборку в игру);

• приятно, потому что и гости, и бабушки, и приехавшие на каникулы двоюродные братья замечают, как у нас чисто;

• нужно, потому что, когда все прибрано, нет опасности нечаянно наступить на деталь от конструктора или сесть на тюбик силикатного клея.

Не хочет убирать? Не беда! Не убирайте. Поиграйте в уборку. Не по-настоящему, конечно, понарошку. Кто быстрее найдет синенькие колесики от паровоза. Ага, у папы уже три… Еще один где-то под стулом. А сколько нашел Ромочка? Если детей двое – еще лучше. Всегда можно устроить соревнование, кто быстрее. Причем проигравшему нужно дать понять, что он проиграл только чуть-чуть, что в его силах в следующий раз выиграть соревнование.

Хорошо, а как поступить, если неряха уже сформирован, если с ним уже приходится как-то сосуществовать?

Есть два основных варианта. Первый – смириться и просто убирать за ним. Или смириться и не убирать – будь что будет. Может быть, в конце концов, он одумается и начнет хоть как-то шевелиться.

Что ж, бывает и такое. Но все же надежнее второй вариант. Это когда мы сами активно сопротивляемся неряшливости нашего подопечного всеми доступными нам методами – активными и пассивными.

К активным относятся те, которые подразумевают ваше непосредственное участие, к примеру:

• приказание, настоятельную просьбу;

• угрозу наказанием в случае неисполнения наказа;

• насильственное приведение в порядок подопечного – скажем, когда вы просто берете неряшливого ребенка за руку и ведете в ванную с целью вымыть ему физиономию собственноручно.

Пассивные методы подразумевают демонстрацию вашего недовольства без применения активных мер или угроз, например:

• выставление условий («Не уберешь в комнате – не пойдем в цирк»);

• отказ что-то делать «за него» («Вот так и иди в школу, я за тебя одеваться не буду»);

• привлечение сторонних авторитетов («Прекрасно, придут твои подруги, пусть полюбуются, какой бардак у тебя в комнате»).

Фактически основа активного метода заключается в одном слове: «заставить». Соответственно, пассивный метод воздействия может быть сформулирован фразой: «Я за тебя ничего не буду делать».

Многочисленные психологические советы при всей их витиеватости и остроумности в конце концов сводятся к этим двум формулировкам. Впрочем, справедливости ради необходимо добавить в число психологических рекомендаций также обман (со всеми его вариациями) и уговоры (иногда весьма хитроумно построенные).

Со своей стороны, не отрицая эффективности методов современной практической психологии, могу предложить еще одну хорошую, простую альтернативу – откровенный, взрослый разговор. С указанием, почему вам не нравится, когда он – ваш ребенок – не убирает за собой или ходит грязнулей, с правдивым признанием, что подобное положение дел вас не устраивает, с прямым вопросом: как он видит ситуацию, устраивает ли она его и как он собирается ее исправлять. С реальным поиском компромисса – когда обе стороны готовы чем-то поступиться и что-то сделать ради другого (а не имитацией оного, когда родитель либо «продавливает» свою линию, либо просто подстраивается под новые капризы своего чада).

И еще – никаких условий, никаких обещаний и заверений. Ребенок еще не раз сорвется, намусорит, бросит вещи на пол и забудет об уборке. Это не катастрофа. Это лишь повод напомнить ему о том, что его ждет работа, оставленная им на время. Обязательная и каждодневная, обыденная. И ее лучше сделать теперь, а не потом, и после нее обязательно придет светлое и чертовски приятное чувство – чувство свободы, чувство честно выполненного дела, которое не заменит никакой психологический трюк…

Книга советов для бестолковых родителей

Глава 4 Конец веселья, или Что со всем этим делать.

Книга советов для бестолковых родителей

Ребенок на заказ. Выбор характера, поведения, привычек по нашему желанию. Мечта многих родителей. Головная боль любого теоретика воспитания. Всегда хочется, чтобы было так, как мы себе представляем. Всегда радует, когда получается по-нашему. Но зачастую бывает немного не так. Даже совсем не так…

Читатель, наверное, уже не раз задал себе вопрос: а почему это автор выбрал для своей книжки такие неприятные, нежелательные типы детей? Какой родитель в своем уме будет воспитывать из своего сына ябеду или из дочки плохую девчонку? В какой семье может понадобиться неряха или лентяй? Кто обрадуется, окрестив своего ребенка бестолочью?

Действительно, выбранные мною типы не внушают большой симпатии. Только в том-то и дело, что очень часто – даже слишком часто – наши дети проявляют качества, которые мы не хотели бы в них видеть. Черты, которые мы в них не собирались воспитывать. Привычки, которые мы им не прививали. Но они есть. И что с ними делать, не совсем понятно.

Зачастую не помогают и советы со стороны – соседей, наших родителей, школьных психологов и журналов «для мам». Почему не помогают? Потому что ответ «со стороны», ответ человека, который не знает, не видел вашей ситуации, – это выстрел наугад, гадание на кофейной гуще. Именно поэтому автор старался избегать конкретных советов – они даются, как правило, только относительно конкретной обстановки, для конкретной семьи или конкретного ребенка. Когда же пишешь для всех…

А вот если проследить всю цепочку, от «а» до «я», расписав механизм возникновения определенных негативных качеств личности ребенка, тогда очень возможно, что в некоторых описаниях родитель узнает себя и постарается избежать типичных ошибок. И, может быть, даже успешно избежит.

Человек – удивительное создание. Мы редко замечаем свои ошибки, зато прекрасно видим ошибки других людей. Предоставляя читателю развернутые программы воспитания различных нежелательных типажей, я старался дать возможность посмотреть со стороны на типичные ошибки воспитания, которые не замечают за собой многие родители. Зато эти ошибки и перекосы прекрасно видны на посторонних примерах, и, связав собственный результат (то есть те черты характера своего ребенка, которые раздражают нас) с примером из книги, читатель имеет возможность найти слабое звено в своей воспитательной политике.

Автор отдает себе отчет в том, что далеко не все родители целенаправленно занимаются воспитанием. Даже наоборот: родителей, воспитывающих своего ребенка по каким-либо методикам, совсем немного. И в то же время нет ни одной семьи, где бы не присутствовало воспитание – в самом широком смысле этого слова.

Мы воспитываем, когда говорим с ребенком, когда молчим, воспитываем взглядом, воспитываем, когда не смотрим на него.

Воспитываем криком, шлепками, улыбками, примером, лаской, даже своим отсутствием. Всеми своими поступками мы как-то воздействуем на ребенка. То есть занимаемся воспитанием.

Специально растить лентяя или эгоиста вовсе не требуется. Проницательный читатель, надеюсь, давно это понял. Они получаются сами собой, как котята. Нам остается только беспомощно разводить руками – «Как же так получилось!». Действительно: чего только для них не делаешь, а вырастает… Разное вырастает. Как правило, совсем не то, что мы хотели бы видеть. Причем без всяких методик и подсказок со стороны.

Вот для этого-то и требуются «вредные» советы для якобы бестолковых родителей, дабы видеть заранее свои ошибки и их последствия. Ведь даже мудрый человек учится не столько на чужих, сколько на своих ошибках, и только дурак не учится вовсе. Но увидеть эти ошибки проще все-таки на примере кого-то со стороны. И даже если этот кто-то будет героем книжным – не беда. Важно, чтобы книжная наука была применима в повседневной практике.

Однако наука наукой, ошибки ошибками, а все-таки где положительные примеры? Где, собственно, советы, рекомендации, методики воспитания хорошего ребенка, ребенка, который действительно станет украшением семьи и гордостью родителей? Чувствуя некоторую вину за то, что среди приведенных типов, положа руку на сердце, трудно найти те, которые возбудили бы истинное желание читателя получить такого ребенка, автор все же попытается загладить свою вину. Признаться, мне и самому утомительно писать о запретах, об ошибках, о родительской беспечности.

Поэтому в заключение я предлагаю бонус – настоящий, стопроцентный, который, думаю, вполне компенсирует все те разочарования и недоумения, которые родились у честного читателя во время чтения данной книги. Прошу прощения, что заставил вас томиться, ждать окончания сего труда, чтобы наконец найти нечто действительно стоящее, однако так уж повелось, что самое сладкое подают на десерт. Итак, встречайте – методика заключительная, необходимая всем без исключения родителям.

Книга советов для бестолковых родителей

Глава 5 Как вырастить идеального ребенка.

Книга советов для бестолковых родителей

Идеальный ребенок – это ребенок, который положительно нравится всем. Его обожает мама, им гордится папа, в нем души не чают дедушка с бабушкой, учителя прямо молиться на него готовы, а соседи каждый раз смотрят ему вслед с затаенной завистью: «Везет же людям!».

Каков он, этот со всех сторон замечательный ребенок? О, он многогранен:

• он тих и нетребователен, будучи младенцем;

• младенцем хорошо сосет грудь, но если маме некогда или она отлучилась – безропотно покушает детскую смесь;

• он прекрасно спит ночью и часто – днем;

• не кричит, не требует, ни капризничает;

• дарит всем пленительные улыбочки и весело машет ручкой из нарядной коляски;

• не болеет или болеет легко и неопасно, хорошо набирает вес и без осложнений переносит прививки.

Потом он подрастает, этот чудо-ребенок, и от него требуется уже кое-что посложнее:

• послушание: пусть он будет послушным, но в то же время не бесхребетным;

• спокойствие: спокойный ребенок – подарок для родителей (и мечта соседей по этажу), однако и здесь должна быть мера, иногда пусть он веселится. Разумеется, не мешая родителям;

• сообразительность – чтобы не приходилось повторять по десять раз одно и то же. Одновременно пусть он не будет «слишком умным», ибо от большого ума больше неприятностей, нежели пользы;

• общительность – забавно поболтать с маленьким человеком, особенно если он не слишком назойлив. Хорошо ощутить себя всезнайкой, отвечая на простые детские вопросы. Опять-таки не хотелось бы, чтобы эта самая общительность принимала гипертрофированные размеры, когда у дитяти рот не закрывается сутками напролет;

• привлекательность – пусть будет симпатичным. Или хотя бы «хорошеньким». Только пусть этим не кичится и не пользуется в своих корыстных целях. Красивым детям ведь многое прощается, не так ли?

А потом он станет подростком, и снова мы желаем, чтобы:

• он не гулял допоздна и всегда возвращался домой на ночь, но в то же время был своим в любой компании и не чувствовал себя изгоем;

• делился своими секретами, пусть и самыми сокровенными, но при этом не выбалтывал секреты семейные;

• чтобы за ним (за ней) бегали девочки (мальчики), однако у сына (дочери) всегда на первом месте были учеба, родители и серьезные намерения, а не «ветер в голове»;

• чтобы он хорошо учился и занимал первые места в различных олимпиадах, в то же время не превращаясь в «заучку»;

• всегда и обо всем имел свое мнение, одновременно с этим беспрекословно слушаясь родителей;

• нормально развивался, при этом счастливо минуя все трудности подросткового возраста.

В общем, портрет идеального ребенка получается достаточно насыщенным. А как же иначе, ведь идеальный ребенок должен устраивать буквально всех! Он должен приходиться по вкусу любому, а вкусы, как известно, у всех разные.

Мыслимо ли такое? Бывают ли на свете дети, отвечающие подобным критериям? Ведь трудно поверить, что в одном ребенке может сочетаться столько прекрасных характеристик.

И тем не менее такие дети существуют. И не только в художественных фильмах или рекламных проспектах воспитательных журналов. Они есть в реальной жизни, и хотя подобное явление встречается не так уж часто, однако и совершенно исключительным его назвать нельзя. Более того, подобного ребенка можно вырастить собственноручно. Своими усилиями.

Конечно, придется постараться, причем достаточно усердно. Однако результат, сами понимаете, того стоит.

Итак, переходим к главному: методическим рекомендациям. Самым важным в этой книге. Рекомендациям по выращиванию идеального ребенка.

Чем же отличается такой ребенок от других, вполне обычных детей? В чем его изюминка? Почему его так любят окружающие? Может быть, за его выдающиеся способности? Боюсь, не совсем. Идеальный ребенок может обладать весьма скромными способностями, и это будет для его родителей не самым большим несчастьем. Восхитительной внешностью? Приятно, глаз радует, но и это не самое главное. Стойким здоровьем? Отличный бонус, однако и это не все.

Тогда, может быть, подойдут другие замечательные качества – умение подстраиваться под любые потребности родителей, превосходная психологическая гибкость? Вот это уже горячее. Даже совсем горячо.

На самом деле под идеальным ребенком, как правило, подразумевается идеально приспосабливающееся к обстоятельствам существо.

А что нужно для того, чтобы вырастить ребенка податливым, гибким и мгновенно реагирующим на малейшие изменения настроения родителей?

• Отсутствие у самого ребенка собственной позиции.

• Чрезвычайно заниженная самооценка малыша, для поддержания которой на минимальном уровне он вынужден будет в буквальном смысле прислуживать взрослому.

• Достаточная чуткость и сообразительность, чтобы вовремя угадать желание папы или мамы и суметь быстро и толково его выполнить.

Звучит, конечно, не слишком обнадеживающе, но что поделать – за мечту надо платить! Закон сохранения энергии еще никто не отменял: если в одном месте будет излишек, то где-то в другом – непременно недостаток. Так же и во взаимоотношениях между родителями и детьми: если слишком комфортно папе или маме, то это вовсе не означает, что то же самое испытывают их дети. И наоборот: если ребенок как сыр в масле катается, это значит, что за данное удовольствие платят (в прямом и переносном смысле) его родители.

Впрочем, к чему эта лирика? Лучше приступим сразу к практике.

Итак, выходит, чтобы воспитать идеального ребенка, нужно следующее.

 Подавить его волю, параллельно уничтожив само понятие «собственное мнение» и «собственная позиция». Причем делать это нужно достаточно тонко. Боже упаси употреблять грубое насилие или мощный психологический прессинг! Дело вовсе не в соблюдении каких-то там «прав ребенка» и нарушении международных деклараций на этот счет. Дело в том, что топорная работа приведет к таким же топорным результатам – дитя, конечно, будет послушным, однако третий пункт (смотри ниже) окажется практически невыполнимым.

• Осторожно и искусно занизить самооценку дитяти, сведя ее практически к нулю. Можно, к примеру, преподносить как сверкающий идеал идею полезности, служения людям. А можно изъясняться проще: «Ты пока никто, и звать тебя никак, а вот будешь слушаться папу и маму – станешь человеком. Когда-нибудь…» Чтобы он не возомнил о себе слишком многое, старайтесь держать его на строго дозированном эмоциональном пайке, чтобы любую похвалу, любое ласковое слово приходилось буквально завоевывать своим примерным поведением.

 Приучить к самостоятельности и развить творческое мышление, то есть, говоря по-простому, «соображалку». Помощь родительская должна быть минимальной, только там, где ребенок действительно сам не справится. Минимум помощи, минимум подсказок. Вместо глупых машинок на батарейках или вертолетиков на радиоуправлении покупайте в качестве игрушек пазлы, лото, шахматы и кубик Рубика. И вообще, пусть вертится между Сциллой и Харибдой: с одной стороны, полный контроль и подчинение родителям, с другой – « крутись как хочешь, но чтобы через час все было сделано».

Как можно подавить волю? В общем-то, это не так сложно. Если ребенок сам по себе достаточно податлив, то и делать ничего не придется, разве что покрикивать время от времени, когда тот начнет робко заявлять о своем «я». Сложнее с теми, кто уже в юном возрасте показывает свой характер. Тут уж действительно придется проявить твердость. Прекрасно в этом плане зарекомендовали себя следующие методы.

• Полное игнорирование пожеланий ребенка, принцип «через “не хочу”». Заключается в том, что пожелания и требования ребенка не учитываются вовсе. Мал еще чего-то хотеть и требовать. Исключения составляют те просьбы и пожелания, которые никоим образом не противоречат родительским установкам и получают полное родительское «одобрямс».

• Строжайшая требовательность и контроль за исполнением родительских поручений. Все, что приказано, должно быть сделано любой ценой. Никакие «нет» не принимаются, всяческие попытки саботировать исполнение строго пресекаются, в том числе и насильственным способом. Исполнение родительских приказов строго контролируется, неисполнение или ненадлежащее исполнение карается.

• Обязательная развитая система наказаний. Не послушался, не сделал, не справился – должен отвечать. Варианты наказаний могут быть различными: от примитивного ремня до лишения прогулок, карманных денег, ограничения личной свободы. Чего только не сделаешь ради дисциплины! Опять-таки важно не перегнуть палку. Запуганный и забитый ребенок редко бывает сообразительным, а без этого ценного качества вырастить идеальное дитя не представляется возможным.

С самооценкой еще проще. Понятие это довольно хрупкое,

В основном формируется родителями и окружением, так что.

Как раз с ее понижением больших трудностей не предвидится.

И все же некоторые советы будут, надеюсь, весьма полезны.

Можно, к примеру, делать следующее.

• Скептически относиться к высказываниям и достижениям ребенка. Эдак снисходительно и иронически. Слушать вполуха, не особенно вникая в суть того, что там собирается сообщить нам эта малявка. Всякие попытки похвастаться своими достижениями воспринимать либо с крайне рассеянным видом («Да-да, молодец, конечно… Что ты там, говоришь, натворил?»), либо подчеркнуто-внимательно, но с видом несерьезным и даже дурашливым.

Есть еще вариант, называется «хорошо, но…»: на любую похвальбу ребенка своими успехами можно отвечать стандартной фразой: «Это все хорошо, но лучше бы ты…» – далее можно вставить любое желаемое достижение по вашему выбору: от уборки комнаты до хорошей оценки на тестировании.

• Отвергать все его предложения и помощь. Это довольно простое и эффективное средство. Действительно, что может посоветовать дитя, которое еще и жизни-то не видело! А уж помощник из него – лучше не нужно! Так «напомогает», что потом еще переделывать придется. Или вообще поломает что-нибудь, разобьет. Нет, никакой помощи! Пусть занимается своими игрушками, а во взрослые дела – ни-ни!

• Не делиться своими проблемами и не советоваться с ребенком. И правда, зачем омрачать счастливое детство взрослыми трудностями? Все равно ничем не поможет, а только разболтает всем. Взрослым – взрослые проблемы, а дитя пусть занимается своими делами. Данное правило должно распространяться также на мероприятия, в которых участие ребенка подразумевается хотя бы формально. Скажем, на выбор детской одежды или школьного инвентаря. Кто лучше знает, какая кофточка больше носится, – мама или пятилетняя дочка? Мало ли что «не нравится», понравится, когда сама будет зарабатывать деньги.

Сообразительность и самостоятельность подобной простоты не обещают. Чтобы воспитать эти качества, придется серьезно постараться. Особенно если пресловутая наследственность не на нашей стороне и ребенок не блещет природными данными. Хотя даже в таком случае можно сделать многое.

• Предоставлять ребенку полную свободу в методах исполнения родительских приказов. Наше родительское дело – поставить задачу. А уж как он ее будет исполнять – его забота. Как хочет, так пусть и выполняет. Что совершенно не отменяет родительского контроля за результатом. Результат должен быть – и это нужно строго контролировать. Более того, попытки обратиться за нашей родительской помощью должны строго пресекаться: «А это уж думай сам». Действительно, почему это мы, родители, должны ломать голову там, где думать должен, по идее, сам ребенок?

• Поощрять проявление смекалки и творческой активности у чада. Сообразил, как выпросить денег у бабушки, – молодец, добавим до нового CD-плеера. Умудрился и в школе «засветиться», и к электричке успеть – что же, поедешь на дачу шашлыки жарить. Естественно, дополнительная стимуляция никак не помешала бы, например качественный конструктор годика в четыре или хорошие обучающие программки и индивидуальный репетитор в четырнадцать.

• Создавать ситуации неопределенности, то есть такие, где не совсем понятно, как действовать. Конечно, в таких случаях туго соображающий ребенок будет теряться – тут уж ничего не попишешь. На первых порах. Однако постепенно время реакции будет уменьшаться. Соответственно будет расти вариативность поведения, то есть дитя сможет реагировать на самые различные ситуации. Насколько эти реакции будут адекватными или эффективными, зависит в том числе и от нас, его родителей. В любом случае они будут – именно реакции, а не ступор, который парализует мозг и волю.

Таким образом, как видим, вырастить идеального ребенка не так сложно. Сложно будет потом – когда этот идеальный ребенок станет взрослым и попытается создать свою семью. Впрочем, это уже его проблемы, не так ли?

Думаю, читатель представлял себе идеального ребенка несколько иначе. Наверное, даже совсем иначе. Видимо, уважаемый читатель думает, что автор в очередной раз решил подшутить, поерничать, подсунув вместо вполне приличного, желанного, положительного со всех сторон дитяти некое забитое, запуганное существо, весь смысл жизни которого заключается в том, чтобы угодить «власть имущим», то есть тем, от кого он непосредственно зависит.

Что же, автор старался. На самом деле старался, движимый обычным чувством справедливости. В самом деле, сколько написано книг о воспитании, и ни в одной – повторяю! – ни в одной не учтены в полной мере пожелания родителей. Все, буквально все авторы «пляшут» вокруг ребенка, как будто он и есть пуп земли. А как же мы, родители? Разве не для себя в том числе мы рожаем сыновей и дочерей? Разве не желаем мы, чтобы дети приносили нам хоть какую-то радость, проявляли хоть какое-то внимание, хоть капельку заботы? Почему во всех книгах по воспитанию говорится только о потребностях детей и ни слова о потребностях родителей? Почему не предлагаются советы о том, как вырастить ребенка таким, каким мы хотим его видеть?

Да, идеальный ребенок идеален для родителей. Идеален тем, что он удобен, им легко управлять, он не создает проблем. Что еще нужно хронически занятым папе и маме? Ну, может быть, чуточку внимания к себе. Так и это может обеспечить идеальный ребенок! Он ведь буквально смотрит в рот родителям, ловит их желания, угадывает потребности на лету. Да и в содержании он не требует больших хлопот – самостоятелен, сообразителен, обслуживает себя сам и многого не требует.

Конечно-конечно, за все нужно платить. Все чего-то стоит. И идеальный ребенок дается не бесплатно. Требуются усилия, требуется жесткая позиция, иногда приходится применять насилие. Нужно установить субординацию. Действительно, почему это мы, взрослые, должны «плясать» от ребенка, а не он от нас? Чем он так ценен? Что он такое свершил? Кем он еще вырастет? А мы – уже состоявшиеся люди, где-то чего-то достигли, добились и кое-что значим.

Получается, что по справедливости должно быть именно так: он, ребенок, то есть будущий взрослый, будущий состоявшийся человек, должен приспосабливаться к нам, к настоящим взрослым, которые уже состоялись.

Впрочем, зачастую так оно и есть. В очень многих семьях «идеальные» дети – не мечта, а действительность. Они не шалят, не создают излишнего шума. Они ловят каждое слово папы или мамы, прекрасно сознавая, что «папа два раза не повторяет». Их ставят в пример своим детям другие взрослые. Они не станут канючить у родителей на мороженое, они знают, как приготовить макароны, они рассчитывают только на себя.

Спросим себя еще раз: хотим ли мы, чтобы наш ребенок был идеальным?

И если у вас возникли сомнения, повремените с его выращиванием. Может быть, вас вполне устроит ребенок, который у вас уже есть. Ваш сын или ваша дочь. Тот, который рядом. Обычный, неидеальный, вполне нормальный ребенок.

Заключение, или Где обитает нормальный ребенок.

Книга советов для бестолковых родителей

Я предложил вам самые различные типы детей – практически на любой вкус. По крайней мере, надеюсь, что каждый из вас найдет себе типаж по душе.

Впрочем, современному родителю трудно угодить, и с этим приходится считаться. Что делать! Наше время – время непростое, насыщенное информацией. Нынче все что-то предлагают, и даже такой уникальный выбор, как выбор характера для своего собственного ребенка, может казаться не таким уж привлекательным предложением.

Что же, я старался, правда. И даже решился на совершенно нечестный, отчаянный ход – вынес на широкую публику предложение, от которого никак нельзя отказаться. Речь идет о ребенке идеальном, о ребенке, который устроил бы всех.

И все же некоторый неприятный осадок мешает мне закончить книгу. Что-то подсказывает, что не все родители, которые прочитают ее, загорятся желанием следовать советам, приведенным на этих страницах. Хотя, признаться, советы даны отменные и часто весьма эффективные (в этом убедится каждый, кто попробует им внимать). Однако мне хочется сказать несколько слов тем, кто решительно отбросит мой труд в сторону, отказавшись от идеи воспитывать кого-либо по книжке.

Не мне судить этого читателя. Скажу одно: именно для него, для того, кто не горит желанием творить из ребенка нечто ему несвойственное, пишу я эти заключительные слова. Слова о нем – о самом обычном, нормальном ребенке. О ребенке таком, какой он есть. А также о том, как просто уживаться в семье, не творя друг из друга идолов или монстров.

И совсем немного о том, что я понимаю под воспитанием, буквально несколько слов и мыслей по этому поводу. Надеюсь, они будут интересны терпеливому читателю, осилившему десятки страниц нудных поучений. Поучений больше не будет. Не будет и советов – просто мысли вслух. О том, где живет обычный, нормальный ребенок.

А живет он там, где есть равенство между ребенком и взрослым. Равенство в уважении, в отношениях. Но равенство с одной важной оговоркой. Хорошо, когда мама или папа на короткой ноге со своим сыном или дочерью, когда отношения в семье дружеские, когда ребенок подходит к родителям без боязни и опасения нарваться на грубость, небрежный ответ или оскорбительно барский тон. Замечательно, когда с папой и мамой можно общаться на равных – так, как будто ты сам уже взрослый. Когда с тобой делятся проблемами, когда у тебя спрашивают совета, когда с тобой не «сюсюкаются» и не хлещут по щекам жестокой фразой: «Не твое дело».

В то же время нужно помнить, что родители – мы. Это на нас лежит ответственность за него – нашего малыша. Это мы должны быть на шаг впереди, это за нами последнее слово, это за нас он спрячется в трудную минуту, а не мы за него.

И еще нормальный ребенок живет там, где есть дисциплина. Что я подразумеваю под данным словом? Если ответить просто – это когда каждый знает свое место и каждый выполняет свою работу. Понимаю, выражение «свое место» отдает казенщиной и часто используется как оскорбление. Однако я совершенно уверен, что найти свое место в семье, коллективе, обществе, во Вселенной – просто необходимо. Иначе сама жизнь теряет смысл. Что значит свое место в семье? Это значит, что папа остается папой, а не играет роль Иванушки-дурачка или великовозрастного балбеса, за которым ухаживает мама-Золушка. Что дочери не придется подменять вечно занятую маму на кухне и по хозяйству (надеюсь, читатель улавливает разницу между «помогать по хозяйству» и «подменять хозяйку»). Что свекрови не придет в голову стать для своего сына второй женой, готовя ему завтраки и обстирывая до пенсионного возраста. Что дети останутся детьми, а родители – родителями.

Что касается своей работы, то и тут сложностей не наблюдается. Пусть мои высказывания звучат архаично, но: папа добывает средства к существованию и защищает семью от внешней опасности; мама отвечает за домашний уют – пищу, стирку, уборку. Дети, собственно, имеют свои обязанности – учиться, расти и помогать родителям. Что вовсе не значит, что папа не будет помогать маме в готовке-уборке, а мама не должна зарабатывать деньги. Без фанатизма, друзья мои! Без фанатизма!

А еще он живет там, где его ценят и любят. Такого, какой он есть. Наверное, тут каждый воскликнет: да какой же родитель не любит своих детей? Действительно, найти таких родителей непросто. Но не менее сложно найти семью, где дети чувствуют и видят эту любовь каждый день, каждый час или даже каждую минутку.

...

Любовь ведь не видна, если ее не показывать, не так ли?

А как ее показать? Лаской, добрым и радостным взглядом, веселыми играми вместе, беседами ни о чем или, наоборот, об очень важных вещах. Посиделками на кухне, заплетанием косичек, поглаживанием по головке, крепкими объятиями, различными «телячьими нежностями», общими секретами, доверием, одобрением, похвалой, свободой. Да, это обязательно – свободой. Он любит свободу, этот обычный ребенок. Он любит играть, шалить, передразнивать, гулять, где ему вздумается, и поступать так, как хочет. Свобода нужна ему как воздух. Но полная и неограниченная свобода опасна для нас обоих – и родителей, и детей. Наша свобода заканчивается там, где… Правильно! Где начинается свобода другого. Поэтому – полная свобода! Но только там, где дело касается только его. Частичная свобода – где затронуты интересы других. И никакой свободы, где дело касается только нас. А значит – ограничения. Они нужны, эти ограничения. Без них тоже обычный ребенок не растет.

А если он не слушается? Если он бунтует, капризничает, требует? Он, этот «нормальный», ведь не идеален! Далеко не идеален! Он может быть очень даже неприятным типом!

Может. И часто бывает. Как все обычные, нормальные дети. И что с этим делать? Не знаю. Не могу ответить за всех. Не вижу ситуации, не знаком с ребенком. Ибо все зависит от обстоятельств. Слишком шустрого – одернуть, слишком смелого – предостеречь, слишком наглого – наказать. Как? Чем? Тем, что на него подействует. Строгий взгляд, взывание к совести, обещание оставить дома, окрик, нотация, шлепок по попе. Каждому свое. То, что подходит активному, шустрому ребенку, может быть неприемлемым для тихого и впечатлительного.

И вообще – больше доверять себе, своему опыту, своему чутью, наконец, своему сердцу, нежели самым умным книжкам. Там, в книжках, ребенок теоретический, условный, средний. Такой, какого и в жизни-то не бывает. Попасть книжным советом в эту самую «жизнь» – это огромная удача. А наш, живой, настоящий, уникальный, непредсказуемый ребенок – рядом с нами. И кто, как не мы, знаем его лучше и подробнее, чем самый умный, самый титулованный психолог, который этого ребенка не видел в глаза. Смелее! Вот он – самый нормальный, самый обыкновенный, самый драгоценный в мире ребенок – наш ребенок. Ребенок, которого, наверное, не стоит переделывать во что-то другое. Он и так вырастет – обязательно! Самым лучшим, самым важным и самым любимым (и любящим) человеком в вашей жизни. Нужно просто не забывать простое правило: относитесь к нему так, как вы хотели бы, чтобы он отнесся к вам.

Потому что это ваш ребенок.

Оглавление.

Книга советов для бестолковых родителей. Глава 1 Нудная, но крайне полезная «теория»: «воспитательная работа» в отдельно взятой семье. ... Глава 2 Страшные глаза правды, или Три циничных вопроса. Глава 3 «Домашний инкубатор», или Уникальные рецептуры выращивания нужного нам ребенка из того, что имеется в наличии. Как вырастить маменькиного сыночка. ... Как вырастить тихоню. ... ... Как вырастить крутого парня. ... ... ... Как вырастить карьериста. ... ... ... ... ... Как вырастить эгоиста. ... ... ... ... ... Как вырастить ябеду. ... ... ... ... Как вырастить плохую девчонку. ... Как вырастить бестолочь. ... ... ... ... ... Как вырастить хозяина. ... ... ... ... ... ... ... Как вырастить лентяя. Как вырастить неряху. ... Глава 4 Конец веселья, или Что со всем этим делать. Глава 5 Как вырастить идеального ребенка. Заключение, или Где обитает нормальный ребенок. ...