Кто такие эмо и готы. Как родителям понять, куда «вляпался» их ребенок.

Откуда вы, дети?

Кто такие эмо и готы. Как родителям понять, куда «вляпался» их ребенок

Как-то моя знакомая, у которой имеется дочка пятнадцати лет, прибежала вся в слезах. С порога она прокричала что-то вроде «ичтомнеделатьнезнаю», бухнулась на табуретку и стала поглощать чай в неудобоваримых количествах и не заедая его ничем. На все наводящие вопросы она лишь мотала головой. – Хорошо, – сказала ей я. – Выпей еще чашку и внятно объясни, что случилось. Отдышавшись после этой чашки, подруга наконец-то выдохнула в меня все свое недоумение и боль: – Если девчонка выкрасилась в черный с розовым, нацепила очочки, хотя с глазами у нее все в порядке, носит кеды с одним шнурком розовым и вторым черным, у нее с мозгами все в порядке? – Если ты в свои сорок пять подстригла голову прядками и частично мелировалась, носишь черный топик с желтой отделкой и туфли с прозрачным каблуком – как с тобой? – спросила я в ответ. – Но я же не пишу в дневнике, что жизнь – юдоль скорби? – зарыдала вновь подруга. – Зато мне это постоянно говоришь и вот сейчас…э…плачешь, – пожала я плечами. – Значит – юдоль. – Не опошляй моих материнских слез! – возмутилась она. – Я не потому, что все плохо, реву, а потому, что к тебе за советом пришла. – Ох, – усмехнулась я на ее негодование, – неужто мои советы так отвратительны?! Наконец-то подруга поняла, что это шутка. На губах появилось подобие улыбки. Кривой, правда. – А теперь, пожалуйста, все по порядку, – попросила я. А по порядку в изложении визитерши получалось, что с месяц назад ее дочка «совсем от рук отбилась», то есть резко изменила внешний облик, и этот облик матери совершенно не понравился. К тому же она (дочка то есть) стала водить дружбу с какими-то непонятными молодыми людьми (не потому непонятными, что выглядят странно, а потому, что не понять, кто они – мальчики или девочки). Но больше всего за судьбу ребенка мать заволновалась, когда на глаза ей попался забытый на диване дочкин дневник, а там на каждой странице про тоску и слезы, и про полное непонимание окружающих, и главное – слово «смерть» написано везде красным цветом и большими буквами. А в одной из последних записей есть кое-что и про самоубийство. Подруга сделала, конечно, вид, что никакого дневника не читала, но на самом деле тут же дочкино творение отксерила и теперь пихала мне в руки этот плод детских раздумий. – Ты только почитай внимательно! – лепетала она.Я почитала.

«На алгебре схватила трояк. А те, кто с меня списал, – пару. После урока в коридоре эти неудачники сорвали с меня очки и хотели растоптать. Но тут вышла математичка. Они позорно бежали. Я надеялась тоже сбежать, но она ухватила меня за плечо и начала выговаривать, что я трояком снижаю успеваемость всего класса. Никто меня не любит. Никто меня не ценит в юдоли скорби. Вот возьму и умру, и пусть все они плачут. Интересно, как лучше умереть, чтобы ненасовсем?».

«Купила миленький рюкзак с тремя плюшевыми мишками. Покрасила волосы. Иду по улице, на меня оборачиваются. Думала, что это из-за рюкзака и волос, а какой-то дядька вдруг и говорит: завяжи шнурки, а то споткнешься. Как печально! Хочется умереть…».

«Дэн говорит, что нужно умереть в молодости. Тогда ты сохранишься в памяти прекрасным. А если умрешь позже, то никто даже не поплачет. Слушала музыку. Плакала. Все так романтично…».

«На улице пристали два гота. Думали, что своя. Я была оскорблена. Разве я на них похожа? Они грубые».

«Восхищаюсь Дэном. У него вся рука в шрамах. Сколько раз умирал!!!!!!! Какой смелый!!!!!!!».

«Дэн сказал: котлеты любишь, значит? А если б твои мишки были живыми? Теперь больше мяса не ем. Поругалась с мамой. Плакала».

«В классе меня никто не ценит. Пришла сегодня в черной курточке с розовыми карманчиками, а Федорова мне говорит: и откуда такие страшные, как ты, только берутся? Федорова у нас считает себя гламурной. А я не хочу. Гламур – ацтой. Готы тоже ацтой. Эмо рулят!».

«Федорова изгваздала мой дневник. Прямо на странице написала „Дэн и Дана – два барана“. Я, конечно, страницу выдрала. А тут классная решила дневники собрать на проверку. Спрашивает: „Почему нет страницы?“ А я и сказать не могу, потому что из-за Федоровой, и придумать ничего не могу. Стою и плачу. Так мне и влепили пару за поведение. Теперь еще с мамкой разбираться. И почему я такая несчастная? Ничего, вот умру, и они еще об этом пожалеют!!!!!!!!!».

Ничего сверхопасного в этих записях я не нашла. Даже посмеялась немного. Подруга очень возмущалась: – Ты бесчувственное бревно! Моя дочка о смерти думает, а тебе только смеяться. – Так о смерти не думают, – покачала я головой, – так рисуются. И вполне понятно. У твоей дочки переходный возраст и она – эмо. – Эму? – переспросила подруга. – Она что – страус? – Не эму, а эмо, – объяснила я. – Такое современное молодежное течение. Или, как говорят, субкультура. Забавные ребятишки. И практически все – подростки. – Никогда не слышала, – удивилась она. – Хиппи знаю, панков знаю, металлистов знаю… – Другое время – другие дети, – пришлось дополнить пояснения. – Хиппи почти не осталось, а панки видоизменились. Эмо и готы – самые близкие родичи панков. Твоя дочка эмо. Они милые, нежные, ранимые и очень романтично настроенные. И у них культ смерти не так сильно развит, как у готов. Так что бояться тебе нечего. Девочка как девочка. – Девочки плюшевым медведям брюхо ножницами не распарывают, а потом черными нитками, как в прозекторской, не зашивают, – хлюпнула подруга носом, но уже спокойнее. – Издержки имиджа, – усмехнулась я. – Положено эмогерлсам носить на сумке или рюкзаке игрушку со вспоротым брюхом, вот и дырявит, и зашивает, как после вскрытия. Ничегошеньки страшного! Что б ты говорила, если бы твоя дочка каждый вечер одевалась в черное и шла гулять на кладбище… – А что…это еще впереди? – ужаснулась подруга. – Нет, она же не гот, – сказала я. – Кладбище – это сугубо готичное место. Эмо туда не ходят. Они самые миролюбивые и лояльные из подростков. Насилие в любом виде отвергают. В этом слегка похожи на хиппи. Те тоже насилие ненавидели, пока, в конце концов, не выдержали издевательств и не навесили тумаков люберам. Тогда, помнится, даже милиционеры не верили, что мирные хиппи могут так отделать клетчатых драчунов с цепями. А после стычек с люберами мирные хиппи и с металлистами дрались. Мне как-то один металлист признался, что самое страшное зрелище, которое он когда-либо видел в своей юной жизни – мирный хиппи с монтировкой в руке и перекошенным лицом. Догадываешься, как нужно было довести людей, чтобы они отвечали насилием на угрозу насилия? И у эмо ненасилие пройдет. А пока…пока они будут писать в дневниках о тотальном непонимании и размышлять о ценности смерти. И в этом нет ничего опасного! Подругу я успокоила, но не до конца. В глубине души она дочкиной субкультуры побаивалась. Периодически, когда страхи совсем одолевали, обращалась ко мне. И вопросов было так много, что мне пришлось поглубже заняться изучением молодежных субкультур и даже завести тетрадь для записей. Неудобно ведь было сказать подруге, что я чего-то не знаю. А когда ее дочка немного повзрослела, с похожими вопросами («Что делать?», «А это не смертельно?») стали обращаться другие приятельницы, с детьми помладше. И я завела еще одну тетрадь для ответов на вопросы обеспокоенных родительниц. Недавно я стала пересматривать эти записи и даже удивилась: в них оказалось много информации, полезной не только для моих знакомых. Формальным поводом решить судьбу этих заметок стал криминальный случай, который произошел год назад в нашем городе: двое готов убили и съели девочку эмо. Как только сведения об этом кошмаре просочились в печать, знакомые мамы подростков кинулись ко мне со слезами и ужасом на лицах. – Ты ж говорила, что эти детские увлечения совершенно безопасны! – стали они меня обвинять. – Под угрозой жизни наших детей! Да, говорила. И еще раз повторю: принадлежность к субкультуре эмо или готов не делает детей потенциальными жертвами или убийцами.Но родители мне не верили. Они боялись. И тогда я поняла, что пришло, наверно, время собрать весь накопленный материал и написать книгу. И начну эту книгу я не с современных молодежных течений, а с размышления о том, почему и как рождаются субкультуры и кто к ним присоединяется.

Что такое субкультура.

Субкультура – это культура узкого круга людей, ответвление общей культуры. Субкультура всегда отказывается от части общей культуры, которая считается массовой. Людям, которые варятся в субкультурном бульоне, не нравится то, что нравится большинству, они читают другие книги, смотрят другие фильмы, пишут другие стихи, рисуют другие картины, то есть у них есть свое собственное кредо, которое отличается от понятого обществом и приятного обществу. Это не плохо и не хорошо, но шагать в ногу и вскидывать руку в едином порыве принадлежащие к субкультуре не будут. У них свои правила, свои взгляды на мир, своя жизнь.

Проще говоря, субкультурой можно назвать любое сообщество, члены которого по идеалам и внешнему виду резко отличаются от общепринятых норм. Например, во времена СССР общепринятыми молодежными нормами считались членство в пионерской, а затем в комсомольской организациях. То есть эти нормы были ориентированы на государственную идеологию. Все молодые люди, которые не желали быть похожими на официальную культуру, считались неформалами, эти молодежные группы совсем не приветствовались, напротив – с ними старались бороться. Но с «не такой молодежью» все равно ничего сделать не могли ни родители, ни даже милиция. У неформальной молодежи были свои любимые книги, фильмы, музыка, что вместе складывалось в идеалы. У неформальной молодежи (у каждой группы) были свои внешние опознавательные символы – значки, нашивки, украшения, прически, одежда. И именно это последнее (внешние отличия) в молодежном кругу вставало на первое место.

Взрослому человеку трудно объяснить, для чего нужно носить драные джинсы, длинные волосы и «пацифик» на одежде, если ты считаешь, что любовь лучше войны и все люди братья. Взрослый человек уверен, что идеалы могут быть любыми, а выглядеть ты должен так, как принято в обществе, то есть «цивильно». А для молодых людей следование общепринятым нормам подразумевает и следование общепринятой идеологии. Одежда и прическа – отличный повод показать остальным, каковы твои идеалы. Взрослые это понимают плохо. И совершенно напрасно они этого не понимают и не принимают. Когда-то и мне мама говорила: доченька, сними ты с себя эту дерюгу с кругом (знак «пацифика» на блузоне из холста), оденься в платьице, ты ж такая хорошенькая! Но свой блузон я стерегла свирепо, боясь (не без оснований), что если не буду в нем спать, так мама его разрежет на мелкие куски или выбросит. И уж тем более она не могла понять, зачем я новые, только что купленные в переходе на Гостином дворе, джинсы тут же «привела в полный порядок», то есть стерла колени до приятного белесого цвета и нескольких дыр. И другие родители того времени этого тоже понять не могли. Они готовы были признать, что джинсы – вполне пристойные штаны, но с отвращением смотрели на джинсы с белесыми коленками или дырками. А вот молодые люди, заполучив желанные джинсы, тут же принимались их «улучшать»! Для родителей наше «улучшать» было синонимом «портить». Но только эти «порченые джинсы» с прочими атрибутами «хипповости» сразу демонстрировали, какие идеалы молодой человек исповедует. «Клевая герла», – говорил исповедующий те же идеалы незнакомый молодой человек, имея в виду совсем не черты лица или фигуру. А что он имел в виду? Прикид и многочисленные знаки принадлежности к группе – бисерные браслеты («фенечки»), вышивки и нашивки в виде «пацификов», божьих коровок и одуванчиков, тесемку или полоску ткани вокруг головы («хайратник») и прочее.

Все правильно: сначала внешнее, потом – внутреннее. Ведь на улице-то сразу нужно понять, кто перед тобой – друг или враг. Учитывая сложные отношения между молодежными группировками, это вопрос самый важный. И когда панки (новое тогда течение) били уже застолбивших место под солнцем хиппи, то отбор они делали именно по внешнему виду: волосатый, с «пацификом» – значит, хиппи. Цивильные молодые люди при этом их совершенно не интересовали.

Не в последнюю очередь молодежные течения и распространялись благодаря эпатажному внешнему виду. Когда-то мне рассказывали, как родилось движение хиппи в провинциальном Армавире. (Потом я слышала аналогичные истории про Урюпинск или Жлобин.) Однажды некий безымянный хиппи, решивший странствовать автостопом, был высажен на трассе у городка Армавир. Поскольку со средствами передвижения ему очень не везло и из простого любопытства он вошел в город. Первыми хиппаря увидели двое местных мужиков. Они вытаращили глаза и стали отодвигаться от него, как от нечисти. Затем его увидел местный милиционер и тоже вытаращил глаза. «Ты кто? – спросил милиционер. – Мальчик или девочка?» Хиппи сказал, что он хиппи. Милиционер не понял, но засвистел. Тем временем образовалась некоторая толпа. С вопросами. Вопросы были такие: «Ты откуда?», «Ты что, шпион?», «Что у тебя на груди?».

Хиппи ответил, что он из Москвы, что он не шпион и что на груди у него «пацифик». Услышав про неприличный «пацифик», толпа под свист милиционера стала наступать. Хиппи только что забил косячок, настроение у него было чудесное. Но при виде диких местных мужиков и баб чудесное настроение тут же улетучилось. Он решил бежать. Как раз притормозил товарный поезд. Хиппи вскочил на платформу с углем и покинул негостеприимный городок. Через год в Армавире появились собственные хиппи. Для обмена опытом они посетили столицу нашей родины Москву…Первым армавирским хиппи был приятель того паренька, которому посчастливилось собственными глазами созерцать настоящего московского хиппи.

Это вам ничего не напоминает? А мне так даже очень напоминает. Когда-то я увлеклась дневниками конца XVIII–начала XIX столетий. Это были дневники, которые вели совершенно обычные люди того времени – семейные реликвии, чудом пережившие два непростых столетия. И вот что я там обнаружила.

Некий молодой человек из городка Воронежа совершил увлекательный вояж в революционную Францию (шел 1789 год). Молодой человек с нескрываемым интересом писал обо всем, что видел. Наиболее любопытные факты из дневника он приводил в своих письмах московским и петербургским приятелям. Огромное место в переписке занимало описание французской моды. То есть именно по внешнему виду молодой человек легко определял, кто из французов революционер, а кто обыватель. И ему так хотелось выглядеть революционером, что он хвалился своим друзьям одеждой, которую носит, и прической, которую выбрал. Известно, что мода на революцию стала переползать и в Россию. Это происходило медленно, но происходило. И, очевидно, масштабы перемен были достаточно велики среди культурного населения, иначе бы зачем императрице Екатерине Великой издавать указы, запрещавшие не только чтение некоторых революционных книг, но и ношение некоторых видов одежды?! Так что в молодежной среде мода может стать синонимом образа мыслей. И сначала новые веяния охватывают внешний вид, а потом уж следуют другие изменения – интеллектуальные, мировоззренческие, политические. В XVIII веке на это уходили десятилетия, в XIX – годы, в XX – месяцы, а в наше время – недели или даже дни. Правда, как относительно массовое течение новые веяния в нашей стране образуются и сегодня очень медленно. Но гораздо быстрее, чем три десятилетия тому назад. Тогда во всем мире уже почти десять лет как субкультуру хиппи сменила субкультура панков, а у нас только еще появлялись первые отечественные панки. Готы и эмо «опоздали» куда как на меньшее время – всего на пару лет. Прогресс, однако. И понятно, почему.

В эпоху Интернета все гораздо проще. Молодежные движения, родившись где-то, очень быстро становятся известными. И если в них имеется хоть что-то, кроме эпатажного внешнего вида, то они превращаются в массовые. Поскольку никакого официального молодежного движения («Наши» не считаются) у нас не существует, то молодежное общество делится все на тех же цивильных и неформалов (которых между собой принято называть нефорами). Каждое из молодежных объединений имеет свои внешние отличия и свое мировоззрение. Но мировоззрение это часто совершенно размыто, иногда оно распространяется только на какую-то одну сферу увлечений (например, анимэ).

К тому же эти движения очень сильно помолодели. Если в советские времена в ряды хиппи или панков вливались ребята лет так с 15, то теперь никого не удивят 12-летние неформалы, а то и младше. На одном из форумов эмо я нашла 10-летних эмогерлс. А говорить об убеждениях девочек 10—12 лет совершенно бессмысленно. Им важнее быть внешне похожими на понравившуюся молодежную группу. Разонравятся эмо – станут готами, разонравятся готы – кем-нибудь еще. Почему? Да потому что так сегодня модно. А для юного человека быть немодным – это диагноз и приговор.

И когда родители говорят детям, что нужно быть такими, как все, они сильно ошибаются.

«Всех» больше нет. «Все» – это усредненная серость. Это Зубрилка Зубрилкина с учебником алгебры вместо головы, даже если взрослые считают, что она гениальна и идет на золотую медаль. А если дети чем-то интересуются помимо школы и школьных оценок, они примыкают к той или иной субкультуре. И бояться тут нечего. С возрастом пройдет. Девяносто процентов малолетних эмо или готов станут к 20-ти годам вполне цивильными людьми.

Десять процентов так и застрянет в молодежной субкультуре. Потому что только десять процентов кроме внешней атрибутики воспринимают еще и идеалы своей группы. И для них это – жизненно важные ориентиры. Но большинство, выйдя из возраста тинейджеров, расстанется и с черно-розовой одеждой эмо, и с устрашающе черной одеждой готов, и широкими штанами рэперов, и с рваными прическами в стиле анимэ, и с заклепками и кожей металлистов. Они будут носить приличные костюмы с белой рубашкой и лакированные штиблеты или нарядные платья и туфли на шпильках. И они будут точно так же, как их родители, пугаться, когда их дети наденут странные наряды, начнут читать странные книжки и слушать странную музыку. Так что все совершенно нормальным образом возвращается на круги свои.

Эта книжка написана для родителей, которые забыли, что они когда-то были подростками. Для родителей, которые хотят понять своих взрослеющих детей. И для детей, которые хотят, чтобы их поняли. Милые дети, если эта книжка вдруг попала в ваши руки, прочтите ее (вам будет очень любопытно), а потом ненароком «забудьте» на своей постели. Пусть папа и мама «случайно» ее обнаружат и тоже прочтут. Это необходимо и для вас, и для них. Для вашего и родительского душевного покоя.

Знакомьтесь – эмо.

Кто такие эмо и готы. Как родителям понять, куда «вляпался» их ребенок

Это сейчас про эмо можно много прочитать. А в 2004 году про них знали только избранные. Так что не удивительно, что столкнувшись в одной тусовке с девицей, одетой в обтягивающую черную джинсу и черную же маечку с розовым сердечком, я ничего такого не заподозрила. Девица как девица, одежда как одежда, сразу зацепила взгляд только странноватая обувка – очень высокие пятнистые кеды, зашнурованные разноцветными шнурками, да прическа – неравномерно состриженная черная шевелюра – и обведенные черным глаза с искусно подрисованными «слезками». Девица оказалась штатовской по гражданству и проживанию, но отечественной по происхождению: родители увезли ее в Америку трех лет от роду. – А такие, как мы, – спросила она, тыча себя в грудь, – на моей исторической родине имеются? – А ты кто? – вяло поинтересовалась я. – Я эмо, – ответила эмогерл. Так вот я и узнала о существовании эмо. Правда, выводов не сделала. И даже не предполагала, что явление окажется столь массовым. Девица хотя и была брюнеткой (возможно, крашеной), по уровню интеллекта мне, честно говоря, показалась блондинкой. Достаточно было понаблюдать, как она любовно обихаживает свои штаны и макияж, чтобы получить дозу полноценного отвращения. Но когда к ней присоединился такой же черно-розовый и со слезками на физиономии паренек в очочках, который постоянно оглядывал джинсу, не прилипла ли к шикарному черному цвету кошкина белая шерсть, да поглядывал на себя, красавчика, в зеркало и даже иногда подправлял обводку глаз, то я решила, что эмо, наверно, транссексуалы. Но паренек, напоминающий внешностью представителя сексуального меньшинства, меня разуверил (по-английски, поскольку русской крови он в себе не имел вовсе), что они с герлой просто так выглядят, а на самом деле они нормальные, только вот носят «унисекс». Я в 2004 году, честно говоря, не могла отличить этот «унисекс» на парне от одежды гомосексуалиста. Так что, mea culpa, то есть, моя вина. Юноши-эмо, действительно, не транссексуалы и не гомосексуалисты. Они просто любят вещи, которые по общепринятому стандарту мы относим к женским. Сегодня меня одинаковая внешность эмо-девочек и эмо-мальчиков не смущает. Хотя различить их, конечно, непросто. Точнее, наши отечественные эмо-мальчики сами плохо понимают разницу между «унисекс» и гомосексуальной модой. Догмат моды в подростковом сознании перешибает все мировоззренческие идеалы, которые по закону жанра должны иметься у порядочного, правильного эмо, которые на эмо-сленге именуются английским словом «тру», то есть, правильный, верный. В Интернете между эмо, которые «тру» и которые не «тру», идет постоянная дискуссия, больше похожая на войну или коммунальную склоку. Основной пункт разногласий – не мировоззрение, а как раз вопрос, можно ли «тру» эмо выглядеть не как эмо, меняет это или не меняет образ мыслей, то есть что важнее «пустой сосуд, в котором красота, или огонь, пылающий в сосуде»? Многие до хрипоты лаются, что огонь, конечно важен, но сосуд обязательно должен выглядеть подобающим образом. Аргумент непрошибаемый: а как иначе докажешь, что ты «тру» эмо?! Позволю себе перенести дискуссию на страницы книги.Итак, как должен выглядеть настоящий, «тру», эмо.

Эмогерлс и эмобойс.

Требования, которые предъявляет эмо-мода к особям мужского и женского пола, – это, действительно, своего рода унисекс. В идеале эмо-бойс и эмогерлс не должны различаться, потому что эмо не имеет национальности, возраста и пола.

Эмо – это вечное дитя, жаждущее любви и счастья. Этому ребеночку может быть и десять, и сорок лет. Он может быть и русским, и финном, и китайцем, и даже аборигеном Андаманских островов. Он может быть и мальчиком, и девочкой, и гомосексуалом, и трансвеститом. Главное, чтобы человек был, а не киборг какой-нибудь. Но в реальности, конечно, все иначе.

Сами понимаете, как будет выглядеть широкоплечий эмобой со склонностью к полноте, если нацепит обтягивающие джинсы (как же, как же! Джинсы обязательно должны обтягивать!) хоть черного, хоть стандартно-синего цвета. И хотя считается, что эмо положено быть худеньким, точно он полжизни питался только духовной пищей, но в жизни эмо разные. Есть и тощие, и длинные, как телеграфные столбы, и коренастые, и толстые. Но если у эмо хоть что-то имеется в голове, он сам разберется, что ему надевать. Ну а если не имеется, тут уж ничем не поможешь.

Другая забавная аксиома гласит, что настоящим эмо подобает носить сочетание черного и розового оттенков. Если эмо мужского пола в силу своего пола с этим вполне справляются, то эмо женского пола стремятся к розовому, как дурная бабочка к липкой субстанции. Да, у них выдержана гамма – черное и розовое, только вот черного…э….чуть-чуть, а розового – море разливанное.

На самом деле черный и розовый просто несут одну конструктивную мысль: мир – дерьмо, а я – цветочек. Мысль, совершенно соответствующая подростковому восприятию неприятных сторон бытия, с которыми они начинают сталкиваться все чаще.

Черное – тьма, в которой эмо вынуждены существовать, потому что взрослые их не понимают, не могут или не хотят сделать их счастливыми, слишком много огорчений и печали подростки вынуждены воспринимать и переживать. Самое неприятное, что все должны пройти через эту тьму, чтобы выжить, и эмо, и не эмо. Эмо всего лишь отторгают миф о счастливом детстве. Для них отрочество – возраст несчастья, когда ты уже не ребенок, которому все прощается, но еще не взрослый, который способен ответить ударом на удар. Подросток от всех зависим. У него нет своих денег. Он не свободен принимать решения. Это не навсегда, но юным эмо кажется, что навсегда. А розовый – цвет любви, доверия, понимания.

«Я хороший, – говорит эмо, надевая одежду с розовыми деталями, – мне нужно говорить, что все будет замечательно, со мной нельзя поступать жестко. Я все еще ребенок, а ребенка нужно любить!».

Правда, когда эмогерлс нацепляют прикид, где мало черного и много розового, они сами не понимают, что говорят миру: «Я кукла Барби! Я капризная самовлюбленная пустышка. Я принцесса. Меня НАДО любить!» Словом, отрубить всем головы!

С цветами, кажется, разобрались. В принципе эмо хотят подчеркнуть одеждой, что они ранимые, нежные, неспособные дать отпор, то есть, что с ними нельзя разговаривать, исходя из права сильного. Розовое с черным – это своего рода фишка эмо, то, что отличает их имидж от близкородственных молодежных групп.

Другая особенность – имидж «маленького уродца», «ненужного ребенка-старичка», «отверженного», то есть страдальца с чистою душой, которого все бросили.

Излюбленная одежда эмо – всякого рода свитера или пуловеры, джемпера и кофты, точно снятые с чужого плеча, висящие мешком, связанные домашним способом. Это пристрастие к мешковатым вещам перешло к эмо от старших братьев по неформальной тусовке – от хиппи и диссидентов, для которых было совершенно не важно, как человек выглядит, а было важно – как он думает.

Для подавляющего числа эмо «как думает» как раз не столь и важно. Для них мешковатые свитера, скорее, напоминание о том, что они младшие и им достаются вещи старших братьев и сестер. По этой же причине эмо носят безрукавки и жилетки, из которых как бы «давно выросли», то есть на пару размеров меньше, чем необходимо: мы – дети, которые выросли из старых вещей. Старые пальто, мятые брюки (такие носят старички), порванные или потертые джинсы, вельветовые штаны в заплатках и заведомо коротковатые, пиджаки неярких расцветок – то, что эмо предпочитают «гламурным» вещам.

Обувь – простые черные ботинки, какие носили дедушки, либо кеды.

По сути, гардероб эмо – это гардероб, который легко набирается в любом сэконд-хэнде, самые простые и неприметные вещи, потертые, поношенные, зачиненные, прошедшие долгую историю. Этот гардероб дополняют всевозможные шарфы, перчатки с обрезанными пальцами, очки старомодного образца. Так в кино минувшей эпохи любили изображать интеллигентов, которые вынашивают блестящую мысль, не заботясь о внешнем виде. Только касательно эмо это ложь: как раз внешний вид им чертовски важен. «Стариковские» вещи выискиваются с упорством землеройки.

Голова продолжает имидж, так что прическа – штука важная. Хотя прическа выглядит намеренно неряшливо и неухоженно, этому первому впечатлению верить нельзя. Эмо тратят на поддержание неухоженности очень много времени. О голове они заботятся. Вы не представляете, как тяжело создать вид, что волосы растрепаны и спутаны, когда они тщательно причесаны. А главный пунктик эмо – волосы должны торчать в разные стороны, точно вы постоянно шарите у себя в голове, вычесывая умные мысли.

При этом они еще должны быть и прямыми. Осанна плойке! Этим нехитрым прибором бедняги эмо, которых угораздило родиться с кудряшками, часами приводят вьющиеся волосы в прямостоящее положение. Точно так же эмо, имеющие светлые волосы, красят их в черный или хотя бы более темный цвет, – в жизни эмо не должно быть ничего светлого, даже волос!

Эмо мужского пола любят также носить прическу под горшок, то есть часть волос срезана по лбу, над ушами и на ту же длину по шее. Некоторые носят бакенбарды в сочетании с бритым черепом и бородой. Бакенбарды – это печальное наследие Элвиса Пресли, лысый череп – наследие родоначальников – панков, а борода – возможно, генетическая память о старике Хэме. Такой вот коллажный боекомплект. Правда, большинство юных эмо обходятся без бакенбардов, бритого черепа и бород. Они выбирают пеп…извините, растрепанную прическу. В растрепанной прическе мальчиков волос столько же, сколько у девочек. Так что не удивительно, что папы и мамы путаются:

– Оленька, как зовут твою подружку?

– Я – эмобой Вася.

– Хм…хм…

Девочек эмо можно представить себе так, как попытался описать свою героиню Антон Соя: «Ее родные светлые волосы, цинично спрятанные под черной краской, существовали только в виде прядей на затылке. Зато спереди красовалась безумная розовая челка, такого же нежно-малинового оттенка, как и полоски на носках, которые в данный момент являлись ее единственной одеждой. Кити походила на плюшевого медвежонка: без капли лишнего – 50 килограммов непосредственности и бешеного темперамента. 1 килограмм, правда, похоже принадлежал украшениям из хирургической стали, которые, казалось, намертво были вкручены в тело подростка. Колечки в заостренных маленьких ушках, лабретты в ноздре и пухлой нижней губе, тоннели с плагами в мочках тех же многострадальных ушей, подковки в твердых девичьих сосках, навелла в пупке, барбеллы в языке…».

Итак, любимый стиль окрашивания – черный с розовым. Непременное условие – черная или черно-розовая, или просто розовая челка, закрывающая один глаз. Большое количество пирсинга. Тут у девушек-эмо большая путаница: стремясь сделать прическу «естественно растрепанной», они нередко делают анимэшные стрижки. Хотя поборники чистоты рядов эмо постоянно издеваются над рваными розовыми челками, искусственно выпрямленными кудряшками. Что же касается пирсинга, то сегодня это стиль общей молодежной моды, так же, как татуировки. По пирсингу и тату эмо отличить нельзя.

Гораздо лучше эмо отличаются по любви к значкам и игрушкам. Это необходимые атрибуты, без которых не обходится ни один юный эмо. Игрушки они любят плюшевые и прочие мягкие, подвешивают на рюкзаки или пояса (видела у одной эмо-герл пару слоников, аккуратно пришитых вместо помпона шапочки). Значки прикалываются везде, куда только можно. Нередко – прямо на штаны. У моей американской эмогерл все карманы были утыканы значками с символикой любви, мира и т. п. Дочка моей подруги полностью преобразила школьный рюкзак. Он буквально скрыт под значками – просто такая разноцветно-металлическая поверхность. Доконав материал, она перешла и на ремни. Кстати, эмо носят значки и на поясе, и на воротнике, и на шапках. Некоторые считают, что чем больше металла, тем лучше. С ними ругаются другие эмо, которые уверены, что значков нужно всего пару, чтобы соответствовали идеалам. Но большинство верит, что чем больше значков, тем эмо более «тру».

Они выбирают розовое сердце с поперечной трещиной или даже разодранное на части, любят черепа с костями, один или пару пистолетиков розового (черного) цвета с надписью «Bang–bang», черные пентаграммы на розовом фоне, рисунки героев мульт фильмов (японских или диснеевских).

Сумки предпочитают на манер почтовых или планшеток, тоже с морем значков, заклепок, пуговиц. Носят яркие силиконовые браслетики, снэпы, напульсники с шипами, крупные яркие бусы, детские совершенно заколки, часто с сердечками, звездочками, фигурками мультипликационных персонажей. Они приходят в восторг от матерчатых тапочек, раскрашенных в шашечку, полосатых гетр, таких же нарукавников.

Девушка из Сети по имени Инна выложила в Интернете такие заметки про эмо: [1].

«На днях видела в троллейбусе девочку-эмо. Говорила она эмоционально, нецензурно и очень жестко, сетовала на «урода», сделавшего ей татуировку. Говорит – больно и паршиво. Да, действительно, жаль ее.

Банду – эмо видела в «Рыбе Пиле». Они там совсем не редкость. Но тут, похоже, день был особенный (не школьные ли выпускные?): уж очень эффектно передвигались они ползком вдоль стен, разметав неизменно черные локоны. Потом увидела их на полу – зрелище завораживающее.

Может, и весьма попсово мое увлечение, но, признаюсь, облюбовала фонтаны на Московской. Приглянулись они и эмо. Тут они (по крайней мере, днем) выглядят бодрыми и довольными. Обливаются водой, осваивают скейты и ролики. Образцовая молодежь! Хожу – выжидаю, когда увижу эмо-юбки. Интересно, бывают ли они вообще? Хотя, джинсы, безусловно, надежней – вдруг вечер закончится в той же «Рыбе Пиле»?

Эмо-значки атаковали все киоски «Роспечати». Удивительная возможность буквально за тридцатник влиться в тему. По моим наблюдениям их обычно носят по 3–4 за раз. I’m emo. Emo-girl. Emo-boy. Не слишком-то разнообразно. Зато просто и выразительно. Рядом со значками продается журнал «Cool Girl».

Далее порадовал следующий диалог в гостях: – Ну, что там она – опять эмит сидит? – спрашивает одна барышня про свою подругу, к слову, заядлую коммунистку. – Извини, не понимаю, о чем ты, – говорю я, признавая свою беспросветную серость. – Ну, это… Расстраивается, типа.

После такой расшифровки, понимаю одно – люди, не имеющие никакого отношения к эмо (ни внешне, ни по идеальным моральным устоям), считают себя очень даже эмо. Ну, или просто так говорят – для красного словца. Так что, дорогие мои, судя по стремительно развивающимся событиям, в ближайшем будущем все мы станем эмо. Хотим мы того или нет. Пойду, пожалуй, пару значков завтра все-таки втарю.

Итак, простите, но я не знаю, кто такие эмо. Не понимаю, что это значит. Похоже, эмо – это индустрия по продаже цветных ободков (желательно с кокетливым бантиком), узких джинсов (чтоб торчали трусы в клетку) и больших кед с яркими шнурками».

К сожалению, любое молодежное движение тут же осваивает индустрия моды. И эмо – не исключение. Но «тру» эмо считают, что настоящий эмо от созданного индустрией отличается все-таки образом мыслей.

Эмо, которые «тру».

Анонимный автор с одного эмо-сайта [2] опубликовал даже протест против предвзятого (и неправильного) отношения к эмо.

«Вот многие говорят, – пишет он, – что есть как бы три подкласса (эмо-позеры, эмо-тру, эмо-пендовки). Я думаю, что есть только один класс людей! Это люди, зависящие от музыки. Эмо – это не стиль и не мода. Эмо – это музыка в первую очередь!».

Далее он объясняет, как сам понимает расслоение внутри культуры эмо.

«Пендовки, – говорит он, – думают что надевая зеленые узкие джинсы и желтую майку со спанч-бобом, прикрепив при этом кучу значков и отпустив челку, они эмо… Если уж гнаться за модой, то красиво, а не обвешиваться с ног до головы значками и одевать все строго под эмо. Если девочка в 13—15 лет одевается как бы в стиле эмо чисто из-за шмоток, это ужасно…».

Поскольку сайт рассчитан на эмо, то автор дает им совет: одеваться по настроению: то есть, когда плохо и грустно – в темное, но чистое, а когда на душе праздник – во что-нибудь веселенькое. Забавно, однако, читать, что дальше этот эмо тут же рекомендует ориентироваться только на дорогие вещи, замечательно подгоняя приоритеты эмо-стиля к гламуру. Позеры, по его мнению, сильно портят впечатление об эмо (а настоящие эмо, по этому высказыванию, должны быть чистыми, опрятными и приятными внешне).«Девочки и мальчики начитались форумов и стали считать себя эмо, – объясняет он, – часто видел ужасные статьи «Как стать эмо?» Там описывалось, что надо носить розово-черные вещи, отрастить челку, красить глаза и самое смешное, брызгать их что бы казалось как будто вы только что плакали, а еще носить с собой лук, что бы лучше плакать получалось. Но это так еще не глубоко мы зашли. А есть реальные позеры, им хочется, чтобы их кто нибудь пожалел или что-нибудь сделал для них. Они плачут на людях, режут вены, чтобы их стало жалко. Может быть они не такие плохие и им как и тру эмо хочется внимания, но не показывать же это на людях? Позеры создали впечатление для простых людей, что эмо – это суицидальная культура, что человек всегда в депрессии, ревет, режет вены на людях … Стало стыдно за то, что люди не понимающие, так позорят субкультуру нашу. Однажды спросил у девочки: «Слушай, а почему ты стала эмо?» Она ответила: «Просто моя сестра стала эмо, я тоже хочу». Меня это очень огорчило. В общем о эмо у всех впечатление очень плохое. А почему, например, эмо-кид стоит с пивом и пачкой сигарет? Это ужасно! Настоящие хорошие, добрые эмоционалы Стрит-Эйджеры ведут здоровый образ жизни». То есть, если бы эмо были опрятными и веселыми, вен бы прилюдно не резали, вели здоровый образ жизни и были включены в общественную жизнь, то и были бы они «тру».

Настоящие «тру» эмо от этих мыслей должны были бы отшатнуться. Или хотя бы удивиться. Стрейт Эджеры (а не СтритЭйджеры), действительно, существуют. Сами себя они считают истинными эмо, то есть «тру». Однако далеко не все эмо разделяют их идеалы. Разберемся с идеалами СтрейтЭджеров. Само их название «тру» происходит от сокращенного девиза этой ветки эмо: «True till death» – «Истинный до смерти». Другой их девиз: «Poison free, drug free» – «Свободные от ядов и наркотиков». Само название СтрейтЭдж (Straight Edge, сокращенно sXe) переводится как «проверочная линейка, четкая грань». Оно появилось после одноименной песни группы Minor Threat. Быть Стрейт-Эджером – это проверять свои убеждения на прочность и идти по выбранному пути. Символом движения стал крест. К христианству это не имело ровно никакого отношения. Просто в клубах на входе охранники требовали у подростков удостоверение личности и ставили несовершеннолетним крест на ладони несмываемой краской, чтобы им не продавали спиртное. У Стрейт-Эджеров как знак отказа от алкоголя появилась мода делать татуировки в виде такого креста. Они не только рисовали или татуировали кресты на руках, но и стали бороться в зале с курящими анашу, принимающими наркотики, пьющими алкоголь на их концертах. К движению тут же прилипли некоторые скинхеды, которые татуировали кресты на лбу и шли бить всех, кто, как им казалось, нарушает порядок на сейшенах. В 1983 году знаменитый музыкант Ян Маккей создал недолго просуществовавшую группу Стрейт Эйджеров Embrace (они записали всего один диск). В Нью-Йорке в рамках движения появились группы Youth Of Today, Underdog, Token Entry, Bold, Gorilla Biscuits. Ян Маккей был не только основоположником «тру» эмо и движения sXe, он еще страстно любил кататься на скейтборде и был известен как один из лучших скейтеров США. Сам музыкант считал катание на доске свободным выражением своей индивидуальности: лучше кататься на доске, чем курить травку. Движение скейтеров по его примеру широко захватило музыкантов. СтрейтЭйдж до начала девяностых годов XX века получил название old school (старая школа). СтрейтЭджеры считали, что: 1. Мышление должно быть позитивным. 2. Эмо должны строго следовать морали и здоровому образу жизни. 3. Они должны отказаться от любых наркотических или одурманивающих веществ (алкоголь, никотин, наркотики, даже тонизаторы). 4. Они должны быть честны по отношению к себе и окружающим (идеалы: семья на основе любви, секс на основе любви, верность в дружбе – некий рыцарский комплекс). 5. Они должны бороться против любого ущемления прав личности (против расовой, половой, возрастной дискриминации). 6. Они должны постоянно совершенствовать себя. 7. Они должны всеми способами отстаивать свободу и свободный выбор. 8. Они должны отказаться от всех веществ, которые изменяют сознание. 9. Они должны жить духовной жизнью. 10. Они должны не сворачивать с избранного пути. Позднее появилась new school (новая школа) СтрейтЭджеров, и добавилась еще парочка пунктов. Начав с избавления от вредных привычек, СтрейтЭджеры отказались и от употребления мяса, большинство из них не просто вегетарианцы, а веганы, то есть не едят вообще никакой животной пищи. Чем дальше, тем яростнее они отстаивали свою истину, по поводу чего даже сказали твердо: есть только одна истина. Недаром группа Стрейт Эджеров нового образца Earth Crisis в песне «Stand By» недвусмысленно заявила, что «отныне не будет никаких компромиссов, если ты отказываешься измениться, ты виновен и должен быть уничтожен… Я не могу стоять в стороне и позволять умирать невинным созданиям». Кроме этого появился принцип «сделай своими руками», то есть СтрейтЭджеры считают, что мебель, одежду, еду нужно делать самим, а не покупать в магазине. Сюда также входит издание журналов (изготовленных по принципу самиздата), своего сайта, радио, приветствуются любые поиски собственного стиля в музыке, живописи, литературе, театре и кино. Огромную массу времени СтрейтЭджеры тратят на проведение акций протеста по наиболее обсуждае мым вопросам или акций, требующих мгновенного отклика на событие (например, широко известна акция СтрейтЭджеров «Еда вместо бомб», когда СтрейтЭджеры раздают пищу и организуют выступления музыкантов для людей, отвергнутых обществом – бомжей, беспризорников, бродяг). Некоторые акции носят экологический характер – в защиту животных, за охрану окружающей среды. Тут нужно учитывать, что акции Стрейт-Эджеров достаточно агрессивны. Они поддерживают такие организации как ANIMAL LIBERATION FRONT, EARTH FIST, SEA SHEPHERD, PETA, EARTH LIBERATION FRONT, DIRECT ACTION DEFENCE, то есть наиболее радикальные группы прямого действия. Так что, если вы убеждены, что эмо – это незадачливый плачущий подросток в кедах и черно-розовом прикиде, то не хотите ли увидеть бритого мужичка с бородой, готового драться за то, чтобы косметическая фирма не проводила проверку нового крема на животных? В отличие от акций гражданского неповиновения, которые проводили хиппи в период вьетнамской войны, эта акция предполагает достаточно агрессивное поведение – ты виновен и должен быть уничтожен! Как видите «тру» эмо предстают как очень активное объединение людей. Совсем не нытики. «Тру» точно знают, чего хотят достичь, и какими методами будут реализовывать свои планы. Это вполне серьезные взрослые, хотя и молодые люди, но уже далеко не тинейджеры. Среди них детей нет, разве что дети из собственных семей. Основной принцип «тру» эмо: всегда оставайся собой, то есть защищай свои идеалы, разрабатывай свой стиль в одежде и в жизни, контролируй свои поступки и будь честен.Все просто. Принципы нормального человека, достаточно зрелого, чтобы суметь их выполнить. Не ребенка. Эмо же, которых большинство, – конечно, дань моде. И права девушка, ответившая на вопрос на эмовском сайте [3] «Как вы относитесь к эмо?» такой репликой:

«Мое отношение к эмо (имо)? Этот вопрос уже бесить немного начинает!!! REAL! Все эти позеры и гонящиеся за модой глупцы просто загаживают, портят мнение о ЭМО в целом! Угадайте, какое первое слово о эмо я услышала? Эмо-мода – этим в большинстве случаев все и сказано! Да, есть исключения: люди, которые не будут сегодня эмо, завтра инди, вообщем не будут слепо следовать моде!!! И если завтра эмо будет не круто, они, несмотря ни на что, будут эмо – будут теми, кем они хотят быть, к чему стремится их душа. Я верю: они не пусты, как большинство людей в этом мире, в котором еще можно отыскать что-то необычайно прекрасное, истину, у них есть свой собственный мир, который продолжают делать с каждой новой минутой они сами, стереотипы на них не повлияют, а если что, будет друг, друзья, что поддержат, когда глаза устали гореть надеждой! О позерстве говорить мне жутко неприятно, ведь порождают эти низкие люди во мне не самые положительные эмоции, лучше конечно настраиваться на чето риал позитивное, а позитив это хорошо. Улыбайтесь чаще, будьте СКА;—). Но иногда не помешает смотреть правде в глаза, все мы знаем че такое горькая правда, а че сладкая ложь (сл. ложь – это ж не тру), нестыковочка получаецо, все эмовское позерство – это типичная сладкая ложь, ведь, бия себя в грудь и говоря «Я ИМО», они лгут, лгут самим себе, а еще и тру себя не стесняются называть, хотя, мне кажецо, слова типа тру именно позеры и напридумывали! В общем не уважаю я таких людей и точка. Но есть канешн люди, коим нравицо эмо-стайл, им просто нравятся шмотки и фсе, они не называют себя ИМО во всех смыслах. А лишь называют свой стиль – ЭМО! В этом ниче ужасного нет!».

Конечно, ничего ужасного нет. Кто бы спорил!

Имо или эмо?

Практически все, кто пишет об эмо, производят название субкультуры от английского слова «эмоции». То есть эмо – это люди, которые умеют сильно чувствовать и не боятся показывать свои эмоции. Музыка эмо – это музыка, которая перенасыщена эмоциями. Однако все гораздо забавнее.

Знаменитый музыкант Ян Маккей, собственно и положивший начало существованию всех эмо – от тру до современных кидов, использовал одно жаргонное словечко, если хотел сказать, что его собеседник полный лох. Словечко это звучало в английской транскрипции как «имо». И вот однажды группу Маккея пригласили выступить в прямом эфире. Музыканты сыграли и спели новые произведения, совершенно не похожие на известные стили в хардкор-музыке. Пели они тогда что-то вроде песен протеста, призывая к такой борьбе за мир, как в известном отечественном анекдоте: чтобы камня на камне от мира не осталось. Забавная была музыка. Ведущий программы слушал группу, слушал, а потом стал допытываться у гитариста, в каком стиле ребята играют. Гитарист не знал, в каком. Он знал точно, что стиль этот изобрел сам, и так до него никто еще не играл. Он стал рассказывать, что это новое направление в хардкоре, совершенно новый стиль, новая манера игры…Оно отличается тем, что в музыке больше скрима [4] , она стала более порывистой. Это он первым упомянул особенности нового стиля: «Визг, плач, стоны, шепот, срывающийся на крик». Говорил он долго, а время эфира вот-вот должно было закончиться. Гитарист ничего не замечал, его, как говорится, несло. Но это заметил Маккей. Когда гитарист стал разливаться соловьем по новому кругу, Маккей подскочил к нему и ткнул в грудь пальцем, проговорив что-то вроде «ну, ты, ха-ха, имо». Ведущий навострил уши, наконец-то услышав ответ на свой вопрос. Он тут же обратился к Маккею: «Так вы говорите, этот стиль называется имо?» Маккей растерялся. Он только беззвучно открывал и закрывал рот, соображая, как бы это получше объяснить, что подразумевается под «имо», но так ничего и не придумал. Зато ведущий был счастлив: теперь он знал, в каком стиле играет группа. Так вот передача и завершилась. Название же закрепилось за новым стилем, прилипло к нему, и Маккей махнул на это дело рукой – имо так имо. Но поскольку музыка, действительно, была весьма эмоциональная, скоро имо превратилось в эмо. И до сих пор одни эмо называют себя имо, а другие – эмо.

Сам Маккей открещивается, что породил имо или эмо. «Если говорить о терминах, – рассуждает он в одном из интервью, – многие почему-то считают, что с первым альбомом Embrace появилось и такое направление в музыке, как «Эмо-панк»… И будто бы я дал это название. Это неправда, я никогда не употреблял приставку «emo». Знаете, у этого слова, действительно, занятная история. В 1985–86 годах в Вашингтоне существовала музыкальная тусовка, из которой вышли такие группы как Rites Of Spring, Embrace, Rain и множество других. Понятно, что многим циничным людям не нравился их стиль и…кто их разберет, что им не нравилось, но они издевались и подшучивали над такой музыкой, вот почему и стали называть ее «эмо-кор». Тогда играли хардкор, а поскольку на хардкор то, что играли группы, не было похоже, эти циничные люди смеялись – это не хардкор, а какой-то эмоциональный кор. Ха-ха-ха. Фанаты «правильных» групп хардкора шутку подхватили: если надо было обругать группу, ее называли «эмо-кором». А потом все уже забыли, что это насмешка и издевательство, и лет через пять стали использовать это слово для определения названия музыкального стиля. Само собой появились группы, играющие в этом стиле. Это на самом деле очень смешно и этого я понять не могу. Почему эмо-кор? Вся музыка изначально эмоциональна, дико ее называть «эмоциональная». Панк-музыка – она вся построена на эмоциях. Сегодня существуют группы, которые называют свое творчество «эмо-панком»…Я их слышал, но не нахожу их музыку какой-то особенно эмоциональной, музыка как музыка, точнее – просто поп-музыка. Я могу объяснить, зачем придумывается специальное название для такой музыки. Это делается для того, чтобы слушателю было проще понять, что он покупает. Обычная имиджевая стратегия. Но я-то здесь при чем?».

Может, и ни при чем. Но легенда красивая.

Если же рассматривать эмо с легендарной исторической стороны, то термин «имо» – весьма не лестный: он определяет имо – эмо как индивидов, которые «плохо врубаются» в ситуацию и выступают этакими не от мира сего «соловьями», в меру завернутыми на собственном внутреннем мире и ничего вокруг не слышащими. Ни о каком внутреннем дискомфорте, противоречивом восприятии мира и прочих благоглупостях и речи нет.

Но, став именем собственным нового течения, имо превратился постепенно в эмо, то есть в то, что подразумевал ведущий передачи – сперва в самоназвание поклонников нового стиля группы Маккея, а потом и в направление образа мыслей, создавшего узнаваемый портрет молодого человека, который, унаследовав многое от своих предшественников – хиппи и панков, получил и толику собственной индивидуальности. От хиппи эмо прихватили страстную любовь к свободе и восприятие мира как жестокого и безразличного к творческой личности. От панков – ненависть ко всякого рода условностям и рамкам. Но настоящие панки, которые мало заботились о том, какое впечатление на окружающих производят, равнодушные к морали как весьма стесняющему жизнь требованию со стороны общества, для эмо оказались слишком радикальными. Панки не боялись проводить разные (в том числе уголовно наказуемые и членовредительские) акции, они не отказывали себе в применении психотропных средств, уважали алкоголь и табак, не считали грехом воровство, то есть выглядели для нового поколения, из которого сформировались эмо, слишком грязными, дикими, агрессивными и непредсказуемыми.

Нужно учесть, что эмо как явление появилось, когда в самом обществе появились положительные яппи – умытые, хорошо одетые, образованные карьеристы. Эмо не могли вписаться в мир яппи, на их фоне они, конечно, выглядели полными неудачниками. Этот мир преклонения перед карьерным ростом и корпоративным духом им был противен. Они и создали свой мир, где главным стала эмоциональная окраска – искренность и честность в отношениях, стремление не к карьере, а к самореализации в творчестве или просто семье, но от «диких» панков они заимствовали склонность к эпатажу. Эпатаж, причем, был чисто внешний.

«Мы ничего не скрываем, – говорили своим видом эмо, – мы такие, какие есть. Мы показываем вам, как выглядит наша душа. Мы не боимся быть эмоциональными. Мы хотим, чтобы нас любили».

Собственно, обществу следовало усвоить: если человек выглядит, как несчастный внук, унаследовавший одни долги, которому негде спать и нечем расчесать шевелюру, то от этого внука не надо шарахаться, его нужно приголубить и понять, и тогда откроются богатства, которые таит его искореженная душа.

Общество усвоило: первые «внуки», сформировавшие движение борцов за гражданские, политические, экологические права человека и призывавшие погрязших в наркотиках и прочем ядовитом безобразии хиппи и панков отказаться от вредных соблазнов, стали называться имо. Но скоро им на смену пришли эмо – они слушали музыку в стиле эмо и с детским простодушием считали, что от всех прочих эмо отличаются, прежде всего, одеждой.

Так вот имо-эмо, просуществовав в западных странах больше десяти лет, преодолели однажды границу бывшего СССР. Это произошло уже после начала нового тысячелетия.

Культура или только музыка?

Молодежная субкультура, чаще всего, начинается с музыки. От того, какую музыку подросток слушает, зависит, как он себя идентифицирует. Хиппи, которые молились на Битлов и Вебера с его оперой «Иисус Христос Суперзвезда», были в этом плане несколько разборчивее. Для них оказывалось важнее музыкальных пристрастий то, как человек думает, что считает наиболее значимым. Образ мыслей и образ жизни были для них непреложным единством. Хиппи, который живет как хиппи, например, с 11 утра до 18 часов вечера – это полный бред. Нельзя часть дня ходить в драных джинсах и тащиться от травки, а вечером напялить цивильный костюм и отправиться в ресторан или хуже того – вечером «зажигать» в тусовке, а днем в цивильной одежде отсиживать рабочее время на рабочем месте. Конечно, у хиппи была своя любимая музыка, но она была только музыкой. Вот панка, наслаждающегося Шопеном, представить уже куда как сложнее.

А эмо начались с музыки определенного стиля, стали питаться этой музыкой и на ней полностью сформировались. Ради забавы зайдите на любой эмо-сайт и напишите в форуме, что вы слушаете, в основном, Битлов. Какими нехорошими словами вас тут же назовут! Хорошо, если кто-то сжалится и примет вас за неофита, сообщив, что Битлы – полный отстой, а слушать нужно Tokio Hotel.

Генерация эмо существует внутри понятной им по настроению и имиджу музыки. Это своего рода музыкальный коктейль. Тут вы найдете и тот же Tokio Hotel, и группы, играющие (или игравшие) в стиле панк-рок, поп-панк, индии-рок и т. п. Эмо считают своей всю музыку, которая способна вышибить у них соленую слезу, то есть это та самая эмоциональная музыка, которую гитарист охарактеризовал как «визг, плач, шепот, срывающийся на крик», все, что хоть немного имеет общего с музыкой, известной как скрим.

Тем, которые волнуют эмо, по сути, немного. Это связано с особенностью текстов песен, которые и так разнообразием похвастаться не могут. Эмо нравятся песни про несчастную любовь, про то, как человеку плохо и одиноко, как ему все время хочется умереть, как он это делает путем самоубийства, как после смерти у всех равнодушных обывателей вдруг открываются глаза – какого человека-то не стало! То есть любовь и смерть, непонимание и смерть. И все это в соответствующей аранжировке – с завываниями, шепотами, воплями, визгами. Как пишет один посетитель форума эмо: «Считается, что в тру-эмо-музыке должно быть два типа вокала – нечеловеческий анальный вопль на границе ультразвука, который может вынести моск неподготовленному слушателю в куда больших масштабах, чем ор грайндеров и труэ блэк митолиздов, и тихий голос. В подобного рода песнях поется про ангсты, кровь, (само) убийства, любовь, боль, страх и прочие архиважные для социума темы».

Поскольку огромное число современных музыкальных групп сочиняют песни именно в таком роде, то у эмо музыкальные ориентиры совершенно размыты. Они сами не понимают, какая музыка им нравится. Честно говоря, вся, которая скребет по душе. А каждого скребет свое. Если у панков и хиппи пристрастия лежали вне коммерческой музыки и их можно было выразить одним словом «андеграунд», то эмо любят всякую музыку. А учитывая, что музыка сегодня коммерциолизирована до предела, то почти все, что понимает и считает своим современный эмо, – музыка совершенно коммерческая.

Кроме музыки у эмо, собственно говоря, никакой иной культуры и нет. Трудно ведь назвать культурой какие-то начала мировоззрения – пусть это борьба за всевозможные права, отказ от наркотиков или здоровый образ жизни с его обязательной пропагандой. Эмо-литература отличается от просто литературы только тем, что главные герои и героини там эмо. Скажем, несчастный подросток из романа Сэлинджера «Над пропастью во ржи» мог бы оказаться вполне эмо, если бы автор надел на него эмо-прикид. Некоторые эмо очень даже понимают сэлинджерова героя. Он им близок, поскольку говорит о тех же проблемах, той же неустроенности, от которых страдают (или должны страдать) и сами эмо.

Живописи эмо тем более не существует.

Но это характерно вообще для субкультур. Как только в их недрах появляется талантливый писатель или художник, он перешагивает субкультурную границу, потому что становится интересен и всем остальным, а не только носителям субкультуры. Поколение битников, например, породившее целую плеяду очень талантливых писателей и поэтов, тут же и потеряло их как своего рода субкультурную собственность, их имена прочно вошли в историю американской литературы. То же самое случилось и с талантами, начинавшими творческий путь среди хиппи и панков. Талант нельзя запереть в рамках субкультуры. Но если хиппи и панки сильно изменили лицо искусства своими идеями или средствами выражения своих идей, то у эмо ничего подобного нет. За двадцать лет существования они «приоткрыли личико» только разве что в музыке, с чего и начинали. Но вокруг музыкальных пристрастий как раз и группируются подростковые тусовки.

Как-то, пытаясь понять эмо, я завела в сети разговор на тему «что есть эмо – особая культура или же сборище фанатов определенного типа музыки?». Обиделись. Стали сразу писать, что они – культура, но речь шла о музыке и только о музыке, об этих «воплях, шепотах, криках», и чтобы обязательно – любовь и смерть. Я не могу похвастаться широкими знаниями по истории современной музыки – если меня попросить перечислить сходу двадцать музыкальных групп, умолкну на восьмой. Так что, разбираясь с музыкальными истоками эмо, мне пришлось основательно прошерстить Интернет. Надеюсь, что, взяв на веру тексты по истории музыки эмо, я не сделала ошибок. Заранее приношу извинения, если что-то путаю. И заранее благодарю всех, кто выложил сведения о музыке эмо в сети.

Музыка эмо: исторические волны.

Эмо-музыка началась в середине 80-х годов прошлого века как ответвление в панк-хардкоре. Во всяком случае, к 1984 году американский панк-хардкор приказал долго жить, перед смертью отметившись диском Minor Threat «Salad Days». После этого панковская музыка взяла курс на создание легкого металла. Появились группы, игравшие джангл-рок, мелодический рок, то есть все то, что в те годы любителями тяжелого рока и хорошего панк-рока воспринималось, как «сопли» и смерть рок-музыки вообще.

Именно в это время ломки старого и поисков нового и организовалась группа под названием Rites Of Spring. В эту новорожденную группу пришли музыканты из трех других групп – The Untouchables, Faith и Deadline. Они стали играть нечто, что один критик именовал «весьма эмоциональным исполнением». Другой критик по тому же поводу отозвался с ухмылкой: «Дерьмо, но как вопит!» Вопил, собственно, вокалист Rites Of Spring – Guy Picciotto. Как хороший панк он пел неистово, в диком темпе, то сипел, то скрежетал, то стонал. В моменты стонов голос у него становился совершенно женским. В этом и была фишка. Если бы Гай орал более мужественно, фанатов у него было бы меньше. А так можно было услышать, как хвалят вокалиста: он стирает границы между мужским и женским диапазоном голоса.

Следом за Rites Of Spring появилась еще одна «чисто эмоциональная» группа из США с альбомом «Zen Arcade». Эти эмо играли медленный вибрирующий рок и тоже завывали. Тексты были больше похожи просто на набор слов. Кто-то, боясь, наверно, обидеть музыкантов, назвал песни «несколько хаотичными». Боюсь, что «несколько хаотичные» тексты выглядели просто бессмысленными.

Летом 1985 года вокалист группы Minor Threat Ян Маккей стал петь в группе Embrace. Вот с этого момента все и завертелось. Музыка была шумной, ритмичной, тексты – простыми и понятными, но периодами Маккей срывался на «эмоции». А потом случилось то самое выступление в прямом эфире, когда Маккей произнес роковое «имо». И новый стиль в тогдашней музыке мгновенно обрел название – эмо-кор.

Ян Маккей стал знаменит не только созданием этого эмо-кора, но и созданием движения sXe, то есть того самого sXe, которое больше известно у нас как «тру» эмо и десять пунктов которого перечислены были несколько раньше. С этого момента эмо-группы полезли как из бездонного мешка.

В 1986 году в Аннаполисе родилась группа The Hated.Чуть позже в том же Аннаполисе появилась еще одна группа эмо – Moss Icon. Это, скажем, были пионеры эмо-музыки. Скоро эти группы было уже трудно перечислить: Tonie Joy, позднее в Born Against, Lava, Universal Order of Armageddon и т. д.

Музыка, которую они играли, отличалась переходами от мягких гитарных аккордов к неистовым и громким, вокалисты то шептали, то переходили на крик и плач. Старшее поколение новую музыку иначе как «кошачьим визгом» не называло. Кому-то больше нравилось играть легкую музыку, кто-то предпочитал побольше воплей.

Эмо-музыка разделилась на три стиля. «Хардкор Сан-Диего» (начало 90-х годов) играл эмоциональный хардкор. «Скримо» предпочитал побольше воплей (собственно, название переводится как «крик»). «Френч Скримо» отличался большей мелодичностью и мягкостью, не отказавшись от крика.

Но настоящим событием в эмо-музыке стал выпуск альбома «Diary» (Дневник) группы Sunny Day Real Estate. Шел 1994 год. Это был первый альбом никому не известной группы. Как ни странно, сразу появилось море поклонников, а альбом стали называть не иначе как откровением. Музыка была более мелодичной и мягкой, и понятно, почему: ребята из Sunny Day Real Estate очень любили индии-рок и гранж. Слушателям это тоже больше понравилось, чем яростный вокал восьмидесятых. Sunny Day Real Estate на ниве соединения стилей были первыми. За ними следом, мечтая ухватить свой кусочек американского пирога успеха, вылезли Christie Front Drive, Braid, Boys Life. Они играли настолько достойную массовой аудитории музыку, что стали непременными участниками эфиров на радио и телевидении. Появилось множество эмо-групп: Heroin, Angel Hair, Antioch Arrow, Universal Order of Armageddon, Swing Kids, Mohinder, Nod, Merel, 1.6 Band, Rye Coalition, Rorschach, Indian Summer, Evergreen, Current, Shotmaker, Portraits of Past, Julia.

Особняком стоит Нирвана Курта Кобейна. Личность самого Кобейна овеяна ореолом мученичества, поэтому не удивительно, что эмо считают Нирвану эмо-группой. Курт Кобейн покончил с собой 8 апреля 1994 года, находясь в глубочайшей депрессии. Он выстрелил себе в голову. До этого выстрела Курт пытался убить себя другими способами – большой дозой героина и таблетками. Это неодолимое стремление к смерти было связано как с личными проблемами Кобейна, так и с обвинениями продюсеров, что группа записала некоммерческий альбом. Вполне вероятно, что даже семейные проблемы были менее значимыми, чем давление со стороны продюсеров. И хотя Нирвана не похожа на эмо-группу (они, в основном, играли инди-рок), трагическая судьба сразу сделала Кобейна настоящим эмо. Впрочем, героем Курт стал не только для эмо, но практически для всего поколения девяностых. В душе Кобейн всегда оставался человеком андеграунда, он не желал становиться частью массовой культуры, мейнстрима.

Настоящие эмо-группы смотрели на это несколько иначе: в мейнстриме они не видели ничего дурного. В 90-х эмо стали делать замечательно коммерческие проекты. На слушателей выступление эмо-групп производило потрясающий эффект: это было подобие шоковой терапии. Как сами музыканты на сцене, так и зрители в зале обливались слезами, повинуясь эмоциональному всплеску, слушатели разражались ответными криками или напротив выходили с концертов примолкшими и разговаривали шепотом. Концерты эмо-групп стали давать отличные сборы.

А еще через десять лет коммерциализация стала неотъемлемой частью эмо-музыки. Например, популярные с 2000 года The Used или Funeral For A Friend запускались именно как совершенно коммерческие проекты. Считается, что группы относятся к пост-хардкору и пост-панку, хотя проще дать им более честное именование – попса. Один из англоязычных посетителей англоязычного эмо-сайта с грустью заметил, что «эта их эмо-музыка – просто испорченный панк-рок… Он ориентирован чисто на средний класс и на тинейджеров» и добавил в сердцах: «Ни на что эта музыка не годится, только для упившихся клерков на корпоративной вечеринке».

Эмо-стилем, например, считается стиль, в котором работает группа Dashboard Confessional и Крис Каррабба (бывший солист группы Further Seems Forever), вокалист поет о любви, которую потерял, о своих тревогах и метаниях и т. п. Подросткам он нравится. К эмо относят группы AFI, Alexisonfire, Brand New, Bright Eyes, Coheed and Cambria, Death Cab for Cutie, Fall Out Boy, From First to Last, Funeral for a Friend, Hawthorne Heights, My Chemical Romance, Yage, Panic! at the Disco, Senses Fail, Something Corporate, The Starting Line, Story of the Year, Taking Back Sunday, Thursday, The Used, From Autumn to Ashes, Cursive, Dead Pop Club, the Mars Volta, The Used, Matchbook Romance, Thursday, Finch, No Knife, Get Up Kids, Fа11 Out Воу, 30 Sесоnds to Маrs, Ви11еt for Му Vа1еntinе, Тhе Аtаris, Simple Р1аn, Кi11rаdiо, Jimmy Еаt Wоr1d, Саrtе1, Еntеr Shikari, Scotch, Wаsаьi, Underoath.

Современные эмо слушают все тех же The Used, Оригами, Such A Beautiful Day, NeverSmile, MAIO, Океан моей надежды, 30 дней февраля, Silverstein, 6000000000 себя, Panic! at the Disco, Orchid, The Kodan Armada, Circle Takes The Square, Second Hand Charity, Saetia, Optimus, Prime, Denova, Dead Pony Riders, Fortunae Verbera, Mona Lisa, Психею и т. д. и т. п. К эмо причисляют и Tokio Hotel – немецкий квартет (Густав Шефер, Джордж Листинг, близнецы Билл и Том Каулицы). Свой третий по счету альбом группа назвала Scream. Одна из песен так и называется. Звучит она на английском. Дабы понять, что приводит в такой восторг фанатов Каулицев, достаточно привести ее текст:

You get up.

And somebody tells you.

Where to go to.

When you get there.

Everybody\'s telling you.

What to do.

Thank you.

It\'s been another.

Bloody Monday.

And noone.

Is asking what you wanted.

Anyway.

NEIN! NEIN! NEIN! NEIN! NEIN! NEIN! NEIN! NEIN!

NEIN! NEIN! NEIN! NEIN! NEIN! NEIN! NEIN! NEIN!

SCREAM \'till you feel it.

SCREAM \'till you believe it.

SCREAM and when it hurts you.

Scream it out loud.

SCREAM \'till you feel it.

SCREAM \'till you believe it.

SCREAM and when it hurts you.

Scream it out loud.

Scream…

О чем песня? Ее смысл можно свести к следующему: тебе все говорят, как себя вести, зачем и куда идти, о чем тебе думать. Никто не спросил тебя, ты этого хочешь? Ты этого хочешь! Нет, нет, нет, нет, нет! Так будь же собой и кричи «нет». Кричи, даже если это последнее, что ты сможешь сделать. Кричи, если чувствуешь это. Кричи, если веришь в это. Кричи, когда тебе больно. Громче кричи. Кричи «нет»!

Песни группы ориентированы именно на подростков. Билл Каулиц признался в интервью: «В своих песнях мы стараемся сочетать интеллигентные, эмоциональные тексты с современной, мистической, насыщенной рок-музыкой. К примеру, в песне «Против твоей воли» (Gegen Меinеn Willen) речь идет о расставании с родителями – проблеме, актуальной как для меня, так и для других членов группы. Быть может, кто-то скажет: это слишком «взрослые» темы, однако, я считаю, что и подростки сталкиваются с серьезными жизненными ситуациями». Для эмо Tokio Hotel – все равно, что Битлз для поколения шестидесятых. Близнецы Каулицы из крохотного городка Магдебург создали свою группу 1 сентября 2001 года в возрасте 12 лет. Неудивительно, что они скоро стали очень и очень знамениты. Первый альбом назывался Durch den Monson («Сквозь муссон»), он сразу понравился подросткам и пару недель возглавлял немецкие чарты, затем был Schrei («Вопль»), который быстро стал платиновым в немецкоговорящих странах (Германии и Австрии), а в нашей стране стал и вовсе золотым. Гастроли 2005 года принесли им славу. На последнем концерте присутствовало 75000 зрителей. 1 сентября 2007 года – день рождения группы – братьям исполнилось 18 лет. За время существования группы немецкие юноши освоили английский и даже русский языки (во всяком случае пару песен поют на русском).

Отечественная эмо-музыка пишется, в основном, в Москве и Петербурге, где с 2003—2004 года музыкантам охотно предоставляют площадки для выступления. Но и в провинции, где еще в 2005 году практически не было эмо-групп, теперь тоже возникают музыкальные коллективы.

Эмо-музыку отечественного образца отличает резкая смена ритмического рисунка, мелодичность, практическое отсутствие женского вокала, хаотичность аранжировок, лиричность и тематическая ограниченность песен. Как утверждают многие специалисты в сфере музыки, никакого отечественного эмо-стиля не существует. Эмо-стилем называют музыку, которую играют очень молодые группы, в основном, андеграундные или просто никому не известные. По сути то, что они играют, это поп-панк. Наиболее известны не создавшие своего стиля и потому назвавшиеся эмо группы «Оригами», «Сакура», «Комната», «Океан моей надежды», «Kimono», «30 дней февраля», Souch a beatiful Day, Мои Любимые Игры, Послезавтра, Мое Сердце Справа, Choo-Joy, MAIO, 3000 миль до рая, 200 по Встречной, CRRUST, Dеаdкеdы, Emily Rose, Jane Air, In Ruins Off…, Maria: Abort Chosen, Neversmile, Radio Cambodia, Scotch, unForMe, the s.p.a, Such A Beautiful Day, Линия, Ayn Rand, Those Days, Monalisa, Marakesh, Chaos of The Heart, Дежавю.

«Российские эмо группы, – пишет музыкальный критик на одном эмо сайте [5] – в основной своей массе полностью соответствуют и стилю и духу эмо, все их композиции чрезвычайно живы и эмоциональны, на концертах российских эмо групп часто создается впечатление, что вокалист пытается вывернуть свою душу наизнанку перед публикой. Искренность, открытость и драйв «подкупают» слушателя, захватывают его внимание и вызывают симпатию, заставляя забывать о вечных бедах российского андеграунда – мелких технических неполадках и невысоком уровне музыкального сопровождения. Однако это самое наследие отдающего непрофессионализмом российского андеграунда, к сожалению, делает практически невозможным прослушивание композиций большинства российских эмо групп в записи». Это одна из причин, почему эмо-группы плохо знакомы жителям других регионов или вообще незнакомы.

Сейчас имеет место попытка собрать все эмо-группы на эмо-фестивалях, чтобы получилось более широкое представление, какие русские группы вообще существуют и чем отличаются друг от друга. Такой «блуждающий» фестиваль проходил два года назад и назывался «Море Эмоций». Целый месяц музыканты из Tenkorr, Those Days, Radio Cambodia, Scotsh, Marakesh ездили по стране и дали концерты в 21 городе России.

Однако, что бы ни слушали эмо-музыканты, собственные песни у всех практически получаются по одному рецепту. Как издевается один пользователь на форуме эмо [6] , общий смысл песен таков: «Она меня бросила, оооо, не хочу жить, убейте меня… жизнь потеряла смысл, все меня ненавидят, все отвернулись от меня…» Он добавляет в сердцах: «Проблема вся заключается в том, что ни одна из этих групп не подходит под стиль «имо». Многие российские группы (да и зарубежные так же) вешают на себя «имо-ярлык» для лучшей продажи своих альбомов, лучшей посещаемости концертов. Некоторые это делают просто из-за своей не компетентности в данном стиле…. Нью скул группы учат только самоубийству, убийству, ненависти, в то время как олд скул учит мечтать, стремиться, добиваться».

По большому счету перечисленные эмо-группы ничему не учат. Коммерческие проекты просто в силу особенности происхождения ничему учить не могут. Они рождены и запущены только ради одной святой цели – получения прибыли. И эту задачу они выполняют. Выполняют вполне успешно. А наши эмо-проекты еще на стадии разработки. Но поскольку численность эмобойс и эмогерлс в нашей стране растет, то произойдет примерно то, что мы проходили на роке, когда в очень короткое время возникло множество рок-рупп. Начнется отбор. Но тут, увы, выживут только коммерческие проекты.

Если у вас в доме живет эмо, то прежде, чем ужасаться или негодовать, попробуйте узнать и понять, что за музыку слушает этот ребенок. Прослушайте хотя бы часть эмо-музыки – глядишь, и темы для разговора появятся.

«Emo».

Moss Icon, Native Nod, Still Life, Hoover, Milemaker.

«Emocore».

Embrace, Rites Of Spring, Split Lip, Four Hundred Years, SOG.

«French emocore».

Fingerprint, Jasemine, Vanilla, Anomie, Amanda Woodward.

«Screamo».

Orchid, Funeral Diner, Joshua Fit For Battle, Circle Takes The Square, Page 99.

«San-Diego hardcore».

Heroin, Swing Kids, Iconoclast, Аntiосh Arrow, Angel Hair.

«Emoviolence».

Union Of Uranus, Shikari, Tristan Tzara, The Apoplexy Twist Orchestra, Jerome’s Dream.

«Emo indie rock».

Sunny Day Real Estate, Mineral, Cursive, Pop Unknown, Monochrome.

«Pop emo».

The Used, Thursday, Early November, Time Spent Driving, Finch.

Эмо-киды.

Эмо-группы в нашей стране очень молоды. Это в западных странах эмо хорошо известны два десятка лет, они там прошли долгий путь эволюции. Но у нас-то эмо практически сплошь тинейджеры. И если там эмо-киду может быть и тридцать лет (в душе ребенок), то наши-то настоящие киды, то есть дети. Поэтому внешняя сторона субкультуры оказывается гораздо важнее внутреннего наполнения. Подростковые комплексы, которые более взрослые эмо за границей культивируют как нечто чистое и искреннее (свобода выражения себя, мгновенная реакция, отказ следовать правилам и т. п.), для наших эмо в силу их возраста – просто естественное поведение.

Если любовь – она на всю жизнь.

Если насилие – то лучше смерть.

Такое вот восприятие. Только черное и белое, точнее черное и розовое (тоска и радость, горе и счастье, смерть и жизнь). Промежуточных цветов не существует. Совершенно нормальное восприятие подростка. Он иным способом реагировать не умеет, потому что подросток.

СтрейтЭджа (sXe) как такового у нас тоже нет. СтрейтЭдж в западных странах прошел долгий путь. Начавшись как реакция на повальное увлечение наркотиками, оно обращалось то к восточным религиям (Общество Сознания Кришны – музыкант Рэй Каппо из группы Youth Of Today, группы Cause For Alarm, Cro-Mags, Baby Gopal, Prema, 108), то к христианству (Tooth & Neil), движение, наконец, пришло к менее тоталитарной концепции, получившей название PRO-CHOICE или свободный выбор. Тут стоит кое-что пояснить. Костяк СтрейтЭдж составляли панки и скинхеды. Это вам не добродушные хиппи предшествующей эпохи. Панки, но особенно скины, были ребята агрессивные. Для них борьба была смыслом жизни. Скины были основной аудиторией на концертах хардкорных групп. Как тогда пел Agnostic Front, «мы будем держаться вместе – панки и скины, объединенные и сильные». Удивительно вообще, что скины оказались последователями Общества Сознания Кришны – так уж получилось. Скажем, большинство не оказалось: они продолжали петь свое «не забудем борьбы, не забудем улиц». Но скины из Cro-Mags стали последовательными кришнаитами. Эволюционировали.

Для того, чтобы стать менее радикальными, sXe потребовались годы. Часть этих лет пришлась на настоящую войну между ребятами из «Белого братства» (куда входили местные национал-социалисты, фашисты, куклуксклановцы и т. п.) и скинами из S.H.A.R.P. (антирасистами и антифашистами, которые боролись с первыми такими же методами). Это была самая настоящая уличная вой на – с ранеными, убитыми и оставшимися калеками. Основные «битвы» происходили на концертах, поэтому клубы в ужасе закрывали двери перед хардкор-музыкантами.

И только к началу девяностых побоища прекратились. Именно в это время изменилась и позиция sXe. Декларирование единственной истины («если ты не согласен, тебя надо убить») заменил более нормальный пункт: «ты сам волен выбрать, как тебе жить, но если выбрал – держись своего пути». sXe стали склоняться к ненасилию, потому что насилие нельзя уничтожить насилием. Новая этика Стрейт-Эджеров получила название «softline» – мягкая линия. Софтлайнеры настроены не так радикально, они отказались от балансирующих на грани криминала методов борьбы с пороками общества. Отсюда, собственно говоря, и возник образ эмо-кида – искреннего эмоционального человека, ребенка, который болезненно реагирует на негативные проявления внешнего мира, но сам не отвечает агрессией, может только отказаться от мира, который ему противен. То самое «нет», которое кричат миру братья Каулицы.

«Нет» тому, что не нравится или вызывает душевные муки, – это и есть идеология эмо. Это чрезвычайно далеко от идеалов софтлайнеров, хардлайнеров (тех, которые выступают против всего, что считают неестественным – табака, наркотиков, алкоголя, секса чаще двух раз в месяц, абортов, опытов на животных, кофе, кока-колы и много чего еще), воинствующих sXe (эти ребята прославились тем, что хотели заставить общество жить по-человечески методами террора). Наши эмо дальше «школьного», подросткового протеста не идут.

Впрочем, и сегодняшние западные эмо-киды, не из числа sXe, тоже никакой идеологии прежних эмо не придерживаются. Они заинтересованы, в основном, имиджем эмо и слушают подростковую попсу вроде Tokio Hotel.

Быть или не быть?

«Нынешние «эмо киды» своим внешним видом очень далеки от образа имо-хардкор-кида, – пишет знаток субкульутры на эмо-сайте [7] , – так как в большей степени являются фриками. Если говорить попросту, фрики – это люди, которые невообразимо одеваются, при этом им плевать на мнение окружающих их людей. У этих людей нет идеологии, только лишь их стиль. Да да… я именно намекаю на то, что все эти черно-розовые причиндалы, скейт-кеды, черные ногти, черные волосы с челками, огромная куча значков, плюшевые медведи, ска-шашечка – это всего лишь часть фрик-стайла, но никаким боком отношения к имо-субкультуре это не имеет».

Эмо – субкультура чисто тусовочная. Им нравится погулять по городу, продемонстрировать новые шмоточные приобретения, покурить, выпить пивка – то есть в этом плане они ничем от прочих молодежных групп не отличаются. И собираются они обычно в местах, которые давно облюбованы всеми представителями контркультуры. В Москве они любят тусоваться на Пушке (то есть у метро «Пушкинская» возле «Макдоналдса»), на станции «Октябрьская», на Арбате, на Чистых и Патриарших прудах; в Санкт-Петербурге – на Невском, у Казанского собора, у Манежа, в клубе «Мод»; в Иркутске – у драматического театра и ресторана «Киото». В других городах места эмо-сходок те же, что у готов, анимешников и прочих неформалов. Очень много времени помимо встреч в реале, эмо-киды проводят в Интернете. Там можно поболтать по аське, войти на эмо-форумы, узнать новости на эмо-сайтах.

В Интернете эмо-киды делятся своими мыслями и проблемами. Мысли, в основном, связаны с обсуждением эмо-стиля, то есть, где купить самые модные шмотки, как правильно сделать эмо-прическу, как выбрать обувь, сколько носить значков, какую музыку слушать и т. д.

Проблемы – это уже конкретные истории, которыми эмо делятся в сети и пытаются понять, как им поступить. Проблемой может стать ссора с родителями, разрыв отношений с любимым человеком, сложные отношения со сверстниками и учителями, непонимание взрослыми, обиды, наказания, слишком жесткое воспитание с системой запретов и т. п. Сотоварищи по группе дают советы, полагаясь, в основном, на собственный опыт или свое понимание, как проблему решить. И довольно часто в качестве оптимального решения выбирается суицид.

К сожалению, попытки самоубийства – это вообще распространенный выбор подростков, когда они не могут отстраниться от эмоций и найти более разумный способ разрешить ситуацию. Не стоит только считать, что эмо изначально настроены на самоубийство. Случаев лишения себя жизни (удачных самоубийств) в эмо-среде ничуть не больше, чем в других подростковых группах. Подросток склонен действовать необдуманно, под влиянием чувств. На то он и подросток. В момент обиды самоубийство кажется подростку лучшим выбором: вот я сейчас умру, и вы будете обо мне плакать. Для них это просто адекватный ответ обидчику, а про то, что для такого ответа нужно умереть навсегда – об этом как-то не думается. Они ведь выросли на компьютерных играх, где для прохождения уровня дается несколько жизней. То, что в реальности это как-то иначе, в момент отчаяния забывается.

Более разумные эмо пытаются о суициде рассуждать. Такого решения всех проблем раз и навсегда они не одобряют. Вот на эмо-сайте [8] пишет одна эмо-герл:

«Вообще я считаю, суицид бывает двух видов: А) когда ты действительно находишься в безвыходной ситуации и это твой последний «шанс» исправить положение, Б) выход есть, но суицид вроде как проще. Тогда когда же бывают безвыходные ситуации? Почитайте рассказ «Гроза». Там действительно некуда деваться. Зато, например, когда мне говорят, типа мне девушка не отвечает взаимностью, я ее 5 лет уже люблю, и поэтому решил покончить жизнь самоубийством, я считаю, это глупо. Поверьте мне, я сама хотела покончить жизнь самоубийством, у меня были ужасные проблемы в семье, я просто пошла на кухню взяла нож… Мне повезло: в самый наверно последний момент, я остановилась, я поняла, какая же я все-таки дура! Ладно, я себя не жалею, умру, ну и ладно, а как, например, мои родные? Как это переживет мама, папа и сестра? Конечно, можно сказать, типа меня родители не любят, они меня не понимают и вообще им на меня наплевать. Но какие бы они не были, но все-таки они родители, да, пусть вы иногда не можете найти общий язык, но где-то в глубине души, они вас очень любят, просто бояться это показать,…показать свою слабость… Конечно, бывают и такие ситуации, когда мать алкоголичка, папа наркоман или его вообще нет, и наоборот, но это ведь еще не повод броситься с 6-го этажа, резать вены и т. д. Сколько примеров того, что люди не имея практически ничего, стали кем-то в этой жизни. Тот же самый Юрий Шатунов, ведь он вообще детдомовец, но благодаря своему голосу в прошлые годы он был звездой! Он добился этого сам, не смотря на то, у него не было родителей, а приют… вы сами знаете, как там относятся к детям, не мне вам рассказывать. А, например, Борис Моисеев (понимаю не очень пример, но все-таки) его вообще мать родила в тюрьме, а когда он был маленьким, его изнасиловали, поэтому наверно у него такая ориентация, но вы посмотрите, чего он добился! У него есть поклонники, которым нравится то, что он делает, они приходят на его концерты, потому что понимают, что всего этого он добился сам, не смотря ни на что, преодолевая все преграды на своем пути! Задумайтесь над этим! Если они смогли достичь таких высот, то чем вы хуже? Просто, когда возникает какая-то проблема, нужно ее просто по возможности пережить, если дело в любви, нужно отвлечься, забыться, уехать куда-либо на пару дней. Или же просто, как поступила моя знакомая: раньше ей нравился парень очень сильно, около 7 лет, и однажды она ему об этом просто сказала, но в ответ получила лишь молчание, и поняла, что это не тот человек, который ей подходит, и все мысли о нем у нее растаяли, хотя, конечно же, первое время было тяжело. Но она это пережила, и теперь я считаю ее морально человеком стойким и даже восхищаюсь ей. Надо же, столько лет парень нравился, и просто одно признание открыло его с другой стороны. Конечно же, все зависит от ситуации, но я считаю, человек должен быть морально сильным, чтобы пережить ту или иную проблему без применения суицида…».

Поскольку эмо в основной массе – это дети из достаточно благополучной среды (из хороших семей, при живых родителях), им не приходится сталкиваться с настоящими трудностями. Они достаточно избалованны и живут в тепличных условиях. Считается, что подростки, которых ограждают от столкновения с темной стороны действительности, склонны реагировать на возникающие проблемы менее адекватно, чем те, кто сталкивается с несправедливостью с раннего возраста и постоянно. Эмо и реагируют точно так, как прогнозируют психологи. Они выбирают суицид не в результате гамлетовского разочарования, не от философской безысходности, а исходя из принципа «пусть вам будет хуже». Что говорить? Подростки. Но к идеологии эмо, настоящих эмо, суицид не имеет ровно никакого отношения. Их гораздо больше волнует другое: насколько они настоящие эмо. А это, увы, определяется только соответствием сложившемуся эмо-образцу. И можно сотни раз напоминать нашим тинейджерам, что суть эмо – не в одежде и не в том, какую музыку они слушают. Все равно на первом месте внешние атрибуты. А в сети больше смеются не над имиджем, а над стилем поведения эмо. Начинающим эмо дают безжалостные советы: [9] «– На любое замечание, сделанное окружающими в ваш адрес, реагируйте бурно, ревите, бейтесь головой о диван или подушки, орите, что все вас ненавидят, вас достал этот гребаный мир, вы хотите совершить суицид, и что…” это типично для эмо-кидов”. – При каждом удобном случае подчеркивайте, что вы прочно сидите на антидепрессантах, поскольку не в состоянии сами справиться со своими эмоциями. Пусть даже ваши антидепрессанты – это валерьянка и безобидный глицин.– Тщательно спланируйте сценарий своего самоубийства. Обмозгуйте, где, когда и как оно состоится, продумайте каждую деталь. После того, как все будет обдумано, расскажите о том, что собираетесь умереть всем, кому только сможете рассказать, и приготовьтесь выслушивать утешения и слова о том, какой вы прекрасный и хороший человек».

Чего боятся дяди и тети.

Честно говоря, дяди и тети боятся и всегда боялись (и будут бояться, будьте уверены) непредсказуемой молодежи. Им удобно, чтобы подростки ходили строем, по команде делали уроки, по команде жили и не причиняли дядям и тетям лишних хлопот. Поэтому дяди и тети очень не любят, если появляется вдруг что-то непонятное, в непонятной одежде и с непонятными мыслями.

Подросток что? Он должен радоваться жизни и хорошо учиться. А если он начинает оглядываться вокруг, и ему не нравится, как устроен мир, и он начинает показывать протест, то это очень плохой подросток, неправильный. Так что не удивительно, что грустные эмо, по малолетству считающие, что как эмо должны показывать страдание на лицах, прилюдно вздыхать и лить слезы, и много рассуждать о самоубийстве как лучшем способе разобраться с обидчиками, дядям и тетям нравиться не могут. Подростковый суицид – это всегда пятно на репутации школы. Значит, преподаватели «проглядели» ребенка, а то и хуже – «помогли» ему сделать такой выбор. Эмо в этом контексте не могли не попасть в черный список дядь и теть. И началось!

Не больше, не меньше, но подростками-эмо занялось ФСБ. Уж не знаю, по какой причине самая безобидная подростковая субкультура удостоилась такой чести, но им приписали суицидальные наклонности. И полетели по школам чиновничьи циркуляры, в которых учителям по пунктам объяснили, как понять, что подросток относится к эмо-группе, чего можно ожидать от эмо и как с ними бороться. Именно так – бороться. Не понять, а устранить.

В Нижнем Новгороде два года назад журналисты сообщили: «В Нижегородской области по данным УФСБ России по Нижегородской области (письмо от 29.10.2007 № 5/7718) начали развитие идеи негативной молодежной субкультуры “эмо”, которое связано с суицидальными наклонностями подростков 12—16 лет». Вполне понятно, почему так засуетились именно в Нижнем Новгороде. В начале нового тысячелетия по городам этой области прокатилась целая волна детских самоубийств. Руку на сердце положа, скажу, что покончившие с собой тогда школьники не имели к эмо никакого отношения. Но новгородские самоубийства тогда прозвучали на всю страну. Всколыхнулась вся пресса. Объяснения самоубийствам искали…и не нашли. Родители упорно твердили, что повода для суицида у школьников не было. Учителя твердили, что склонностей к суициду не замечали. А дети гибли один за другим. Это была целая волна самоубийств. Но никаких эмо, примите к сведению, в нижегородском Кстове и в проекте еще не было. Тогда на слуху были другие слова – терроризм и компьютерные игры. Так что в ходе следствия всплыл и куда-то потом канул некий перстень с арабской вязью. Всплыл и канул и некий пиратский диск с компьютерной игрой «Последняя фантазия» (Final fantasy). Дело это, а точнее с десяток дел, объединенные в одно, так и осталось нераскрытым. А ведь как бы все было просто, если б можно было задним числом приписать тех погибших детишек к суицидальной субкультуре эмо! Как тут не вспомнить легендарный документ времен перестройки, где молодежным тусовкам фанатов (субкультурами многие из них язык не поворачивается назвать) щедро были выданы такие вот ярлыки:

«Секс Пистолс» – панки, пропаганда насилия.

«Б-52» – панки, пропаганда насилия.

«Мэднесс» – панки, пропаганда насилия.

«Стрэнглэрс» – панки, пропаганда насилия.

«Кисс» – панки, неофашисты, пропаганда насилия.

«Крокус» – пропаганда насилия и культа сильной личности.

«Клэш» – панки, пропаганда насилия.

«Стикс» – пропаганда насилия и вандализма.

«Айрон Мейден» – пропаганда насилия и религиозного мракобесия.

«Джудас Прист» – пропаганда антикоммунизма, расизма.

«Ай Си Ди Си» – пропаганда неофашизма, насилия.

«Спаркс Спаркс» – пропаганда неофашизма, расизма.

«Блэк Сабат» – пропаганда насилия, религиозного мракобесия.

Элис Купер – пропаганда насилия.

«Назарет» – пропаганда насилия, религиозного мистицизма, садизма.

«Скорпионз» – пропаганда насилия.

«Чингиз Хан» – пропаганда антикоммунизма, национализма.

«Уфо» – пропаганда насилия.

«Пинк Флойд» (1983) – извращение внешней политики СССР (речь об агрессии СССР в Афганистане).

«Толкинхедз» – пропаганда мифа о советской военной угрозе.

«Перрон» – пропаганда эротизма.

«Боханнон» – пропаганда эротизма.

«Ориннджинелз» – пропаганда секса.

Донна Саммер – пропаганда эротизма.

Тина Тернер – пропаганда секса.

Джанниер Энглиш (Регги) – пропаганда секса.

Кенед Хит – пропаганда гомосексуализма.

Манич Мешин – пропаганда эротизма.

«Рамонэ» – панки.

Бан Хейлен – антисоветская пропаганда.

Хулио Иглесиас – пропаганда неофашизма.

«Язоо» – панки, пропаганда насилия.

«Данич Мод» – панки, пропаганда насилия.

«Вилидж Пипл» – пропаганда насилия.

«Тен Си Си» (10сс) – пропаганда неофашизма.

«Стоджис» – пропаганда насилия.

«Бойз» – панки, пропаганда насилия.

«Блонди» – панки, пропаганда насилия.

Все в одну кучу – и панк-рок, и эстрада. Список рассылался, но не в школы, а руководству дискотек. Удивительное было время… Но и наше время не менее забавное. Умудрился же директор одной из гимназий вывесить приказ такого содержания: «Музыкальный стиль эмо объявляется запрещенным в гимназии, так как он пропагандирует насилие, межнациональную рознь и действия, являющиеся незаконными согласно Конституции РФ. В связи с этим запрещается носить в гимназии розово-черные кофты, рубашки и значки, браслеты с символикой этого стиля». Да-а, чем не «Хулио Иглесиас – неофашизм»?! Запретить, конечно, можно все, но под каким предлогом? А вот, собственно, и предлог. В цитированном мной документе ФСБ для учителей есть просто восхитительные по глупости строки. «Мечта каждого эмо, – сообщает документ, – умереть в ванне от потери крови путем перерезания собственных вен в области запястий. В этой связи некоторые из них носят повязки, которые закрывают нанесенные раны». Откуда дяди и тети взяли, что суицид – мечта каждого эмо, и почему именно суицид в ванне? Мечта каждого эмо совсем другая – они хотят любви и счастья, а больше всего – чтобы их не били. Более агрессивные молодежные группировки используют эмо как своего рода груши для битья. Поэтому эмо предпочитают ходить группами, а не по одиночке. Они ребята не агрессивные, от стычек уклоняются или бегут. Эмо бьют все, кто не эмо. Но сколько бы девочке или мальчику эмо не говорили, что можно легко избавиться от нападающих, то есть не носить привлекающую внимание одежду и прическу, сами эмо на такое не пойдут. Для них мимикрия – это предательство. Вот в чем настоящая проблема. Эту проблему запретами не решить.А суицидальность и слушание депрессивной музыки… И сочинение мрачных стихотворений, калькирующих тексты эмо-песен…

Я помню лезвие, скользящее по вене руки,

И бурые потоки той кровавой реки,

Льющиеся на пол бесконечным водопадом.

Если ты одинок, жизнь становится адом.

Одиночество змеею обволакивает шею,

Если ты одинок, ты не справишься с нею.

Она затянет петлю, обволакивая плечи.

Тебе нечем дышать, ты теряешь дар речи.

Одиночество съедает всегда изнутри.

Тебя никто не услышит, ори – не ори…

Стихи как стихи, в меру плохие, но уж какие есть. В 12—16 лет, возрастной период, о котором так пекутся дяди и тети, тема смерти и любви – наиболее любима. И если взрослые так боятся музыки и стихов про любовь и смерть, то почему бы тогда в довесок к черно-розовой одежде и атрибутам с символикой эмо не запретить кое-что из классики мировой литературы, например Уильяма Шекспира, а точнее – «Ромео и Джульетту». Там ведь и возраст подходящий, и тема про любовь и смерть. Вот не будут дети проходить Шекспира и не станут эмо! Рабочая Аналитическая Группа Института Политической Цензуры [10] заявила (если это, конечно, не интернетовская шутка), что «…самая серьезная опасность для российской молодежи в современном мире исходит от так называемого эмо-движения, эмо-стиля жизни и эмо-музыки. Эта опасность скрытая и, поэтому, еще более опасная, чем мы можем себе представить. Во-первых, эмо пропагандирует унисекс (бесполость), то есть стирание граней между мужчиной и женщиной, что недопустимо и ведет к потере здоровых человеческих особей обоего пола, которые могли бы воспроизводить здоровое потомство, что в нынешних условиях падения рождаемости недопустимо. Во-вторых, эмо – это пропаганда эмоциональности, что молодыми людьми и девушками склонна упрощаться до плаксивости. Это воспитание абсолютной пассивности, апассионарности, равнодушия и нерешительности. Эмо-человек не способен дать отпор врагу в реальной борьбе, он (она, оно) никак не может участвовать в политической деятельности, идеологически бесхребетен, физически слаб, физиологически невоздержан. Наконец, эмо-человек конечно же неспособен к строевой службе в российской армии. В-третьих, эмо-стиль жизни глубоко чужд российским людям, но исподволь насаждается и пропагандируется этой молодежной субкультурой, выводящей из строя молодых граждан нашей страны, самых слабых и сомневающихся, тех, кто легко поддается промывке мозгов этой вредоносной прозападной пропагандой». В прессе то и дело появляются статьи, которые должны насторожить: то расскажут про подростка, который прилюдно порезал себе вены, то про подростков «по виду эмо», которые взорвали не то железную дорогу, не то газопровод, а то и вовсе ужас нагонят, что омские эмо объявили настоящую войну военкомату. «Военные баталии – начались после очередного призывного рейда, по результатам которого, в ряды Вооруженных Сил России призвали группу неформалов – представителей модной культуры «эмо». Друзья призывников посчитали своим долгом отплатить обидчику за несправедливость. В силу тех обстоятельств, что „эмо-boys“ по своей природе не приспособлены к службе в армии, а их ранимые души не способы вынести гнет армейских «дедов», друзья эмо-призывников начали мстить работникам военкомата. Началось все с нецензурной надписи на дверях комиссариата. Далее последовало несколько избиений работников учреждения и постоянные звонки с угрозами расправы. В настоящее время возбужден ряд уголовных дел, ни одно из которых пока не раскрыто», – сообщает омский журналист. [11] Жуть! Всякие нехорошие подростковые действия стали списывать именно на ярких эмо: [12] «В крупных городах России, где культура „эмо“ распространяется особенно быстро, зафиксированы несколько случаев поджога дорогих автомобилей. Сотрудники правоохранительных органов уже не удивляются, когда на месте преступления попадается очередной эмо-подросток. Каким образом будет проходить эволюция течения, прогнозировать сложно. Есть некоторые опасения, что эмо станут социально-опасными, но будем надеяться, что эмоциональные подростки не займут место „скинхедов“ в нашем обществе». Вот так – станут социально-опасными и займут место скинхедов! Почитаешь такое и никак не сможешь соотнести с реальными эмо-группами. Словно чиновники придумали себе каких-то несуществующих эмо, таких страшных и деструктивных, что их нужно держать в клетках и показывать за деньги. Судя по высказываниям взрослых пользователей с педагогическим образованием, эмо – настоящие маленькие монстры. Они режут себе не только вены, но и пальцы надрезают, чтобы через порезы… принимать наркотики. А один доктор-психиатр и вовсе обобщил (http://forums.rusmedserv.com/showthread.php?t=48921): «Неформалы – это, в основном, истерики, демонстрирующие свою неординарность. Они не могут обратить на себя внимание другими способами, поэтому стараются отличиться при помощи каких-то внешних атрибутов. Неформалов можно условно разделить на три группы. Первая группа – это инфантильные, незрелые личности, которые с возрастом становятся вполне нормальными людьми. Вторая группа – отрешенные от действительности шизоиды, которые остаются такими на всю жизнь. И третья категория – это будущие пациенты психиатрических клиник, которые рано или поздно попадут на лечение». Добрый доктор добавил также, что лидерами неформальных движений могут быть пациенты психиатрических клиник, которые способны увлечь незрелые умы своими идеями, повести за собой». Само собой, почитав такие медицинские рассуждения, родители приходят в ужас. И оказываются несовершеннолетние эмо в психиатрической клинике. Только вот от чего эмо лечить? От любви к черно-розовой гамме, игрушкам и пирсингу? Да, детские самоубийства случаются. И это могут быть эмо-девочки или эмо-мальчики. А могут и не быть. В 2006 году две эмочки, разочаровавшись в любви, выпрыгнули с двенадцатого этажа. После них осталась только записка: «Одиночество, самоубийство и героизм, посвященные одиноким воинам, являются декадентством». Но у соседей моих знакомых покончил с собой пятнадцатилетний сын – отличник, умница и спортсмен. Он не был эмо. Он был просто воспитанным мальчиком из хорошей семьи. Причина – неразделенная любовь и издевательства со стороны любимой девочки. К несчастью, бывает и так.Эмо любят и не любят. Эмо сочувствуют и не сочувствуют. Над эмо охают и смеются. Даже сочиняют издевательские загадки про эмо. [13].

«1. У 16-летнего эмо кто-то звонит в дверь. Длина челки – до подбородка. Цвет – черный. Эмо пытается посмотреть в глазок, но челка прикрывает ему глаз. Вопрос: Сколько времени понадобится эмо, чтобы понять, что смотреть надо другим глазом? 2. Эмо-мальчик режет себе вены тупым лезвием поперек, под эмо-музыку в течение 2,5 часов. Вопрос (на 3 балла): умрет ли эмо? (на 4 балла): Через сколько дней заживут те три царапинки на его руке? (на 5 баллов): Через сколько дней заживут те три царапинки на его руке, и как долго он их будет всем показывать, и писать про них в блоге? 3. Эмо-девочка завела блог в Живом Журнале. Частота пополнения дневника тупыми заметками составляет 5–6 сообщений в день. Вопрос: Как быстро сдохнет клавиатура девочки-эмо, если это уже ее четвертый блог?».

Какие они – эмо? Зайдите в сеть и просто почитайте, что пишут эмо о самих себе. [14].

«Порой, когда целый день напролет идет дождь и весь город пропитан атмосферой сырост, я сажусь на свой подоконник и, прислонившись лбом к холодному оконному стекл, у смотрю вниз. Там я вижу огромное множество крошечных людишек, которые суетятся, спешат по своим делам, словно в огромном муравейнике… Какие же они все разные и удивительные. И тут совсем не важно, что один работает директором консалтинговой фирмы, а другой трудится у станка на заводе. Тут куда главней душевное богатство человека, его бесподобная природа личности. Личности, которая хочет самовыразиться и быть понятой. Личности, которая хочет иметь свое мнение, мнение, которое должно быть услышано. Личность, которая хочет чего-то креативного и позитивного. Личность, которая хочет чего-то неординарного и нового. Именно это и является основной идеей эмо-культуры. Помочь людям достать наружу свою неповторимую сущность. Здесь нет места страху и сомнениям, корысти и плагиату. Эмо-общество в первую очередь ценит в людях их неординарную индивидуальность, которая находиться там, где-то глубоко в душе. И которую большинство людей прячут от окружающего мира, боясь насмешек и недопонимания. Эмо-культура всегда готова выслушать и понять твои мысли. Ты нужен ей, такой, какой ты есть на самом деле. Ведь что может быть прекрасней, чем БЫТЬ СОБОЙ?! Это словно в огромном театре каждый играет свою наиглавнейшую роль. Играет самого себя. Эмо-общество отбрасывает излишние комплексы. Ведь каждый человек эксклюзивен и имеет право на существование не только физически, но и духовно. Эмо общество умеет не просто думать, а умеет думать красиво, оно не боится выразить свое мнение по всем сферам жизнедеятельности человека… Оно негативно относится к вредным привычкам и считает, что справиться с депрессий можно гораздо более здоровым способом. С каждым днем великое древо эмо-культуры разрастается, и становится гуще. С каждым днем все больше людей увлекает идея самовыражения. В настоящее время она достигла таких масштабов, что искоренение ее из общества является невозможным. Остается единственное – идти вперед. Вперед к вершине мира. Вперед к будущему, к нашему будущему. Здесь не ждут перемен, здесь творят перемены. Здесь каждый является незаменимой деталью великой системы ЭМО-культуры. Вы скажете: будущее за нами. Я скажу: будущее – это и есть МЫ».

В целом, эмо – обычные ребятишки, выделяющиеся из толпы только внешне. Те эмо, с которыми мне довелось общаться «вживую», ни о каком суициде и думать не думают. У них одна и напряженная мысль – где бы разжиться деньгами, чтобы «оттянуться» по полной программе. Полная программа предполагает покупку новых замечательных вещей, значков, сережек, колечек для пирсинга, игрушек, обуви в эмо-стиле, музыкальных записей, пива, сигарет, сладостей и прочего, что приятно надеть, послушать или съесть. При слове «деньги» у эмо тут же напрягаются ушки, и он трусит к обладателю такой замечательной вещи и расстается с обладателем только тогда, когда деньги иссякли. Какой там суицид! Одна девочка-эмо мне призналась: «Это ж какой дурой нужно быть, чтобы пилить вены! Больно ведь! И сколько кровищи! Потом одежду не отстираешь…» Так что за жизнь наших эмо бояться стоит не больше, чем за жизнь других подростков. Большого желания что-то доказать ценой жизни у них нет. Да и того, что хочется доказать, тоже нет. Опасаться на самом деле нужно нападения агрессивных подростков. Но ведь те посланий ФСБ к учителям не читают, глупость о желании умереть в ванне с бритвой в руках их не волнует. Им просто нравится держать эмо в страхе. И враждебны они не только к эмо.

Готы.

Кто такие эмо и готы. Как родителям понять, куда «вляпался» их ребенок

Готы и эмо.

Скажу сразу: готы гораздо интереснее эмо. Во всяком случае, они более успешно вписались в общий культурный пласт, сделав своим, то есть «готичным», целые отделы истории, литературы, философии, эзотерики, музыки. То есть, если с эмо разговаривать сложно, поскольку круг их тем не выходит за пределы сегодняшнего дня, то с готами беседовать можно, и это бывает очень даже приятно.

Эмо совершенно напрасно называют иногда гламурными готами. По любви к модным шмоткам эмо, конечно, очень близки к гламуру, но совершенно не похожи на готов. У сегодняшних эмо кроме внешнего вида и рассуждений о неприкаянности в мире больше почти ничего и нет. Другое дело готы. Они тоже много внимания уделяют своему внешнему виду, но при этом живут насыщенной внутренней жизнью, многие из них люди творческие. У них своя эстетика – мрачноватая, конечно, но весьма привлекательная.

Готов часто путают с другим молодежным течением – сатанистами. Последние – явление совершенно особого толка, по сути не столько течение, сколько тайное общество, современная религия, отверг нувшая христианство и обратившая взоры к Сатане, то есть выбравшая в качестве идеала позитивное отношение к злу. Сатанисты штудируют евангелие от Лавея, боготворят Люцифера и стремятся овладеть искусством черной магии. Как церковь Сатаны, они, конечно, несостоятельны, но методы освоения чернокнижных дисциплин приводят благонамеренного обывателя в ужас. Еще бы: сатанисты не видят ничего дурного в принесении кровавых жертв. Хорошо еще, что жертвами, в основном, становятся животные. Но и это у нормального человека вызывает отвращение и неприятие.

Готы не сатанисты. Точнее, к Сатане и темным силам у них отличное отношение, это вписывается в рамки готической эстетики, но они никого на кладбищах не режут, черные мессы не служат и больше просто рассуждают на чернокнижные темы, чем сами этим занимаются. Однако у массы неосведомленных людей готы прочно связаны с образом Сатаны.

В то же время готы более понятны не разделяющим их идеалов людям. Хотя бы потому понятны, что готическая тематика прочно вошла в культуру и искусство. Тут готы ничего нового не изобрели. Любимая готическая тема – вампиризм – весьма прочно обосновалась в живописи, литературе и кинематографе. Тема, как говорится, неувядающая. Она облюбована писателями, художниками и режиссерами самых различных школ и направлений. В этом смысле готы пришли на готовое. Эмо в отличие от них бедны, как церковные крысы. Им нечем похвалиться, кроме музыки. Кстати, это одна из причин, почему готов не слишком-то любят, но хотя бы понимают, а эмо и не любят, и не понимают.

Эстетика смерти (а готическое мировоззрение противопоставляет смерть жизни и показывает как нечто притягательное) у готов так же отличается от эстетики смерти эмо, как картины великих мастеров от комиксов. У готов, конечно, подростковое восприятие мира, но по сравнению с эмо готы просто философы. Разумеется, только настоящие готы, а не окологотичные барышни и юноши, которые придумали словечко «готичненько» как высшую похвалу всему, чем они восхищаются.

Так что настоящий гот – философ и поэт, много читающий и стремящийся постичь суть вещей, умный, со специфическим чувством юмора, нередко мрачноватый, но почти всегда одухотворенный.

Достаточно зайти почти на любой готический сайт, чтобы понять разницу между эмо и готами. На сайтах первых вы не найдете ни хорошей литературы, ни хорошего кино. Единственное, что вы сможете почерпнуть на эмо-ресурсах – музыкальные записи эмо-групп. На готических сайтах вы часто найдете целые залежи книг, иногда таких, которые трудно разыскать в сети. В этом плане готы очень активны и охотно публикуют у себя даже исторические и культурологические исследования. Найдете вы и много хорошей музыки как «готичного» уклона, так и просто хорошей, нередко – классической. Некоторые ресурсы целиком посвящены кинематографу и могут служить пособием киноведению. Из одного только этого перечисления видно, насколько более насыщен тот культурный пласт, который воспринимается готами. Эмо по сравнению с ними просто маленькие дети.

Впрочем, когда за готов берутся журналисты, обычно получается, что готы тоже выглядят какими-то умственно отсталыми. Журналисты просто не знают, о чем гота-юношу или гота-девушку спросить.

– Э, – придумывает вопрос журналистка. – И давно ты в обществе готов?

– Давно, – говорит девушка-гот, – три–четыре года (для нее это давно, очень давно).

– А почему ты выбрала готов? – задает журналистка вопрос, вызывающий ступор.

– Так получилось, – говорит девушка (ну как можно объяснить, почему одному нравится общаться с готами, а другому – пить пиво со скинами?).

– А тебе с ними нравится? – пытает журналистка.

Тут уж девушка не выдерживает и отвечает, что не нравилось бы – не тусовалась бы вместе, что совершенно справедливо. Тут журналистка задает тот вопрос, ради которого, наверно, интервью и затевалось.

– А вот вы ходите на кладбище… Тебе никогда не бывает там страшно или какие-то такие ощущения не испытываешь?

Бог весть, что журналистка имеет в виду под «такими» ощущениями, но девушка понимает: мертвые гораздо безопаснее живых, отвечает она, и вообще на кладбище умиротворение и покой, то есть по готическим понятиям, полное счастье. Услышав про кладбищенское счастье, журналистка больше в эти дебри соваться не желает. Для проформы она интересуется численностью готов, а потом плавно переходит к более понятному для пишущей братии вопросу – одежде, а от одежды – к литературе. Одежду журналистка упорно именует готовской, а литературу – готической. Тут-то и выясняется, что для нормального гота не столь важна степень «готичности» литературы, и девушка даже переспрашивает: «А что вы подразумеваете под словом «готическая литература»? Оккультизм, что ли?» И намекает, что кроме художественных произведений есть еще и исследования по магии и демонологии. «Но вас же не интересует демонология или культы языческих богов?» – задумчиво спрашивает она. На что журналистка сознается, что с демонологией у нее плохо, но требует признаться, что еще читает респондентка. Выясняется, что книги о жизни художников и писателей.

– Но это ведь вам не интересно, – добавляет девушка.

– Нет, почему же! – восклицает журналистка. – Вот это как раз наоборот! Мне, например, очень интересно, – и выдает убийственное обоснование своего повышенного интереса. – У них же жизнь не всегда связана с готикой.

От этого замечательного дополнения у респондентки волосы дыбом встают.

– Когда человеку нравится произведение, – замечает она, – то почему бы не прочитать, как оно было написано, как жил писатель?.. Это же просто духовное обогащение! Чувство прекрасного – это, наверное, самое главное, что есть в субкультуре готики.

В субкультуре готов оно точно есть. Но журналистке не о чем больше спросить столь начитанную молодую особу: она вяло интересуется, умеет ли девушка играть на музыкальных инструментах. Оказывается, умеет и не на одном. Беда-то какая. Хотелось получить страшные картинки из жизни «субкультуры готов», а пришлось разговаривать с какой-то слишком умной и одаренной девицей, черт бы ее побрал. Даже про кладбище не сказала ничего криминального.

И, обращаясь к своему зрителю, журналистка забивает последний гвоздь в гроб «готичного» интервью:

– Спасибо, что рассказала нам про готику, про их характер и жизнь.

Все, тушите свет. Поговорили.

К сожалению, интервью с готами или статьи о готах как раз и построены таким образом, что понять, кто такие готы, из них невозможно. И пугаются родители, прочитав откровение борзописцев, что дочка или сын выберут тусовку готов. Ведь кладбище в статьях про готов занимает почетное центральное место. А нормально ли, когда подросток гуляет на кладбище? И читает книжки явно не из детской библиотеки?

Нормально. Для – гота. Гот, как правило, уже почти совершеннолетний человек. По выборке исследователей возраст готов распределяется в промежутке от 17 до 22 лет. Это вам не двенадцатилетние эмо. Это люди со сложившимся мировоззрением.

Смерть в их мировоззрении окружена сияющим ореолом. И каждый гот стремится выглядеть достойным воином смерти.

Манифест готов [15].

«Наша этика.

Прежде всего, гот – это романтик. Романтик с большой буквы, для которого важна Свобода. Свобода тоже с большой буквы.

Но человек живет в мире людей и вынужден считаться с его законами. В этих условиях Свобода трансформируется в разумный эгоизм и прагматизм.

Однако все же далеко не всегда хочется обитать в нашем ханжеском, жадном, вороватом, уродливом и невежественном обществе.

Мы хотим жить в дружественном и благородном сообществе, и намереваемся отказывать вороватой серости в праве вторгаться в нашу жизнь. Пусть называют это эскапизмом – но это защитная реакция от надменного понукания и попыток ханжей влезать в душу своими немытыми лапами.

Однако мы назвали бы этот путь не эскапизмом, а элитарностью. Элитарные группы, подобные готам, не поддающиеся гипнозу пошлым масскультом, существовали во всех культурах в различных обществах.

Мы не хотим иметь в качестве идеала упрощенных и выхолощенных героев в «новорусских» ремейках старых сказок.

Это наш идеал? Не хотим!!!

Мы неагрессивны, хотя и будем пытаться стоять за себя, за свое достоинство и идеалы. Возможно, эта неагрессивность связана с большим количеством девушек, которые имеются в рядах готов. А может – с нежеланием придерживаться морали кулачного права.

Готика – явление европейской культуры. Высокой культуры. Но в этой фразе главным словом является «культура». Культура – это то, что отличает нас от животных.

Культура с большой буквы.

Культура может и имеет право ограничивать Свободу.

«Мы такие, какие мы есть», могут сказать и дети помойки.

Свобода быть свиньей, возможно и имеет право на существование, но готы – не свиньи! Оставим свинство детям помоек и ханжам, которые, прикрываясь разглагольствованиями о христианской культуре, благословляют лысых отморозков разрисовывать могилы фашистскими знаками.

Памятники истории, архитектуры и культуры достойны преклонения.

Избрать местом своего нахождения старинные места скорби, значит сделать их атмосферу частью своей поэзии… Можем ли мы вести себя как вандалы? Нет, не можем и не должны. Темная эстетика предполагает возвышенную утонченность, печальную созерцательность, викторианскую романтичность, сумеречный аристократизм, а не грязное варварство «детей помойки» и кошкодавов.

А вот бескультурье – понятие интернациональное. И нам одинаково неприятны как скинхеды, грабящие в темных подворотнях тех, кто слабей, прикрываясь «расовой теорией», так и таджикские цыгане, приезжающие в наш город «на заработки» – для обворовывания прохожих. Мы выше национализма.

Этические моменты темной эстетики.

Мы приверженцы темной эстетики. Но «темное» не есть зло.

Если «свет» рассматривать как синоним «порядка» – абсолютной и неизменной регламентации, то «тьма» символизирует хаос, изменчивость. Возможно, найдутся фанатики, которые готовы жить при абсолютном «свете» или при абсолютной «тьме», но это уже из области патологии.

Мы живем в мире, где есть место и тьме, и свету, где они постоянно сталкиваются и, словно обволакивая друг друга, образуют причудливые узоры там, где есть место мерцающей красоте, тайне.

Это особенно важно в тех условиях, когда понятие «свет» взято на вооружение ханжами, и, благодаря этим хозяевам криводушных истин, символом «света» стало пуританство.

В «свете» стало неуютно.

Темная эстетика – это поэзия, литература, арт, музыка. Темная эстетика – это то, что дает смысл жизни людям, уставшим от телевидения, желтой прессы, музыки, рассчитанной на примитивные инстинкты приматов… она дает пищу для интеллекта, для созидания, ее могут понять и принять лишь избранные. Она не ограничивает себя какими-то рамками, кроме тех, которые каждый налагает на себя сам.

Темный эстет – истинный ценитель прекрасного. Он чувственен и изыскан, его привлекает все таинственное и необычное. Чувственность и ощущение прекрасного трудно ожидать от людей, не обремененных интеллектом, культурой и аристократичностью.

Для этого плебса важны наращенные на гормонах мышцы, агрессия и выползшая из тюремных бараков мораль.

В противовес этому грубому герою безликой человеческой толпы готы подчеркивают свою утонченную изысканность, интеллект и интеллигентность, которые имеют свои внешние символы: утонченная аристократичность, чувственная нежность, длинные волосы, мягкость поведения, подчеркнуто астеническое телосложение и поэтичность.

Разумеется, у «перекаченных кабанов», имеющих гору мышц и зачатки интеллекта, будут возникать усмешки по поводу утонченно-женственного парня-гота в отношении его некабаньего вида. Он не «дистрофик», не «одевается как баба» – это иная, интеллектуальная культура, ориентированная не на грубую силу, а на отточенность ума.

В нынешнем пуританском обществе принято скрывать проявления дружбы. Любой дружеский эмоциональный взгляд тут же будет истолкован как проявление извращения. Но если готу при обращении к другу не хочется делать свой взгляд искусственно выхолощенным и безжизненным? Это у них – у пуритан – дружба сведена к меркантильным, деловым отношениям. Представьте себе бескорыстного друга – Гобсека или мерзейшего Иудушку Головлева. Ваши ли это идеалы дружбы? И имеют ли моральное право такие нравственные уроды диктовать нам, с кем и как дружить и как внешне проявлять свои чувства к друзьям или знакомым?

При всей меланхоличности в наших отношениях, мы хотели бы открытости в выражении симпатий и антипатий. Поэтому гомоэротика (вспомните «Интервью с вампиром») – это не тема постели – это вопрос эстетики. Хотя для людей с неразвитым интеллектом, вопрос об эстетике слишком сложен. Увидев увлеченную беседу двух парней со светящимися от симпатии глазами, неотягощенный интеллектом пуританин придет к однозначному выводу: беседа закончится кроватью. Это просто другая культура, другая мораль. Во всем видеть только греховное и страшиться всего того, что хотя бы косвенно напоминает это греховное. Мы не пуритане! Пусть ругают за глаза и тайно завидуют! Они этим обделены и знают это. Отсюда и злость. Отсюда агрессия и попытки подачи всего в ущербном и извращенном виде.

Считается, что готам свойственно меланхолическое восприятие мира. Это не признак надменности или спеси. Просто понимание того, что в мире помимо красоты есть и уродство, вызывает грусть, а отстраненность – дает способность оценить изящество такой игры.

На становление и самоосознание готов большое значение оказали сатанисты, от коих готы почерпнули некоторые символы: крест, и, в меньшей степени, пентаграмму. Крест, как прямой, так и перевернутый.

Эта атрибутика воспринимается нами как честь темной эстетики, без привкуса идеологии и философии.

Почитание символов смерти – характерная черта этики готов. Она не связана с сатанизмом, где этим символам придается не эстетическое, а оккультное значение.

Наша эстетика Романтизм и чувство прекрасного, печальная созерцательность и меланхолическая утонченность. Мы любим размышлять на фоне древних развалин, в безлюдных местах суровой дикой природы и покрытых пылью веков местах скорби. К сожалению, не повезло нашему региону с древними развалинами. А развалины того, что есть, обычно усыпаны штукатуркой, битым кирпичом и деревянной щепой. Индустриальная романтика – это на любителя. Однако нам повезло с природой: нордической, сумрачной. Деревья на камнях с лишайником и торчащими корнями. Немногочисленные остатки печально-старых чащоб – древлепущи. Фьорды с ледяной водой. Влажная вата тумана. Хрустальные звуки «В пещере горного короля» Э. Грига. Муаровый закат умирающего солнца тонет в облаках. Пламенеет закатный знак. Томные порывы холодного ветра. Опавшие листья на свинцовой воде. Готическое уединение. Либо тепло друзей, особенно осязаемое на прохладном фоне тронутой тленом природы. О Верлене. Об Уайльде. О Бодлере. «Вы помните, что видели мы летом? Мой ангел, помните ли вы?». Мы растворяемся в чаше мироздания и любви друзей».

Имидж гота.

Несмотря на то, что эмо и готы возникли примерно в одно время, субкультура готов проработана до мельчайших деталей. Если эмо с трудом разделяются на «тру» и всех остальных, то разновидностей готов гораздо больше. Все зависит от того, какую часть готического культурного пласта использует человек. От принадлежности к той или иной группе внутри течения зависит и то, как эта принадлежность будет проявляться внешне. Не всякий гот носит черное и мажет лицо белым гримом. То есть самый очевидный признак принадлежности к субкультуре, по которому принято «узнавать» гота, может оказаться не столь очевидным.

Готы как особая субкультура в свое время выделились из панков (впрочем, и эмо вышли из того же панк-движения, хотя сегодня упрямо это отрицают и стараются забыть). Первыми готами были так называемые темные панки. Внешне они очень незначительно отличались от обычных панков: то есть ставили на голове шикарные ирокезы оглушительно-синего, зеленого, бордового, красного цветов, брили виски, ходили в драных джинсах, черных кожаных куртках и жилетах, перчатках без пальцев, тяжелых башмаках на мощной подметке, очень любили носить английские булавки, цепи, тяжелые браслеты, ошейники, делали пирсинг. Девушки надевали утонченно-драные колготки, часто в несколько слоев, как кочан капусты. «Капустный» стиль им нравился не только в колготках, точно так же по принципу кочана они носили майки и футболки, само собой художественно драные. Настоящие панки. Может быть, только одежда у них выглядела изысканнее, а точнее изысканно-испорченной, грязи было поменьше, а в музыке они отдавали предпочтение только-только появившимся в начале восьмидесятых готическим группам. Никакого лица они белым не гримировали. А вот глаза иногда обводили черным карандашом и губы красили, как девушки, так и юноши. Для общего эпатажа. Внешне панки– готы выглядели весьма колоритно.

Более чем за двадцать лет существования, готы полностью отделились от панков, и внутри течения возникли различные направления. Но всех существующих готов принято разделять на «мопи» и «перки».

«Мопи» – это истинные готы (так же, как «тру» эмо), то есть они в полной мере разделяют идеалы готов и имеют мрачный взгляд на мир.

«Перки» – готы только по одежде, а на самом деле это замечательно веселые молодые люди, которые много сил и времени отдают тусовкам. «Перки» считают себя готами, но больше напоминают обычную клубную молодежь, предпочитающую готический стиль в одежде и музыку готических групп.

«Костюмированные», или антикварные готы.

Это романтическая ветка внутри готического течения, которая отличается тем, что тщательно изучает и копирует одежду минувших исторических эпох. Антикварными их называют потому, что сборище этих молодых людей сильно напоминает костюмированный праздник в духе какой-то эпохи. В основном это очень детальная стилизация с преобладанием черного цвета. Часто в качестве эталона выбирается одежда эпохи Ренессанса или Средневековья.

Девушки носят корсеты, платья с кружевами, накидки и плащи, блузы с воланами, длинные юбки с кружевами по низу или несколькими рядами кружева. Обычно для изготовления готического костюма используется шелк, парча, бархат. Юноши носят камзолы с белой рубашкой (жабо на груди, рукава с кружевами и оборками), разного рода плащи, штаны или панталоны (нередко изготавливаются из современных материалов – винила и искусственной кожи). Из обуви принято носить узконосые сапоги или башмаки.

Волосы девушки собирают в старинную прическу (согласно эпохе) или просто стягивают их в хвост. Юноши носят тот же хвост, распускают длинные волосы, иногда – выбривают виски и зачесывают приподнятые волосы на одну сторону.

Эти готы отличаются обилием украшений под старину, чаще всего – серебряных, с черными камнями или жемчугом. Под костюм они подбирают также «антикварные» аксессуары – сумочки, веера, муфты и т. п. Обязательный элемент костюма – черные перчатки, чаще всего со шнуровкой и уходящие за локоть.

Лица себе антикварные готы не выбеляют, глаза не очерчивают, губы не красят. А волосы у них естественного цвета.

Викторианские готы.

Викторианские готы очень похожи на антикварных. По сути, они из того же направления, но за образец взяли викторианскую Англию. От антикварных готов они отличаются безразличием к любимому готическому цвету. Они носят одежды самых разных цветов, стремясь только, чтобы кроем они идеально соответствовали тому времени. Девушки могут носить кружевные юбки и платья, шляпки. За образец взяты модели одежды высшего общества.

Андрогинные готы.

Андрогинные готы – это готический унисекс. По внешнему виду андрогинного гота трудно понять, кто он – юноша или девушка. Чаще всего именно андрогинные юноши-готы щеголяют в юбках. Юбки могут быть короткими или длинными, к ним надевают сетчатые кофты, топы, узкие штаны, бандажи, корсеты. Основной материал, который выбирается для костюма – винил и латекс. Из обуви они предпочитают военные башмаки, ботинки на высоком каблуке с металлической пряжкой, туфли на высоком каблуке.

Дополняют одежду многочисленные серебряные украшения – браслеты, кулоны, ожерелья, цепочки, серьги, обязательный элемент – анкх (египетский крест). Из несеребряных украшений андрогинными готами используется ошейник с шипами.

Волосы эти готы носят распущенными, они, как правило, длинные и либо прямые, либо, как у эмо, беспорядочно причесанные, торчащие в разные стороны, спутанные.

Лица они не выбеляют, но отчетливо обводят глаза и губы.

Глиттерготы (сказочные готы).

В основном в это готическое течение входят девушки, и этому есть своя причина: в момент возникновения стиля так идентифицировали себя те, кто стремился выглядеть как сказочные феи (отсюда и название). Течение балансирует на грани между готами и гламуром. В одежде глиттерготы предпочитают кич, смешивая самые разные стили.

Глиттерготы не отказываются от черного цвета, но обильно мешают его с другими. Они носят юбки разной длины и покроя, обычно пастельных цветов (розового, салатного, желтого), цветные колготки, армейские ботинки неестественной окраски (пестрые, с разводами, красные, с рисунком в виде паутины), ботинки с меховой отделкой, ботинки с металлическими украшениями и на очень высоком каблуке.

Украшения они носят из серебра (цепочки и браслеты) или из бисера (фенечки). Особое отличие глиттерготов – крылышки фей на плечах.

Волосы окрашивают в неестественные цвета (синий, салатный, розовый). Носят синтетические парики неестественных цветов.

Обязательно подводят брови в виде высоких дуг и обводят глаза, губы делают вызывающе яркими (красными, синими, зелеными и т. п.), ногти красят в разные нетелесные цвета, иногда каждый ноготь в свой цвет.

Цыганские готы (хиппи-готы).

Хиппи-готы, согласно своему названию, романтизируют образ своих предшественников хиппи.

Отсюда и выбранный ими стиль в одежде. Черного цвета они в целом избегают, не уклоняются от него, но используют только в сочетании с другими цветами. Для них характерна «лоскутная» одежда, то есть сочетание разных материалов в одной вещи или же одного материала, но разных цветов. Все это дополняется огромным количеством украшений и амулетов.

И мужская, и женская одежда отличается особой мешковатостью и нередко сложной сборкой. Девушки носят свободные широкие юбки, мешковатые блузы, предпочитая сочетание темных оттенков (но не черного цвета). Юноши надевают свободного покроя рубашки и широкие штаны. И те, и другие любят носить остроносые ботинки.

В качестве украшений используются браслеты и бусы из камней или дерева, разные предметы, сплетенные из бисера и кожи, на украшения наносятся изображения магических символов, руны и т. п.

Волосы они носят либо свободно спадающими, либо вплетают в них ленты (и девушки, и юноши).

Лица не выбеляют, гримом пользуются, исходя из собственного вкуса, но чаще не пользуются вообще.

Готы-фетишисты.

Другое название этого течения – готы-садомазохисты. Но точнее их называть фетишистами. Они предпочитают использовать в одежде синтетические материалы (латекс, винил, искусственная кожа). Покрой одежды – возможно более обтягивающий. Очень любят черные сетчатые блузы.

Мужская и женская одежда не различается между собой. И те, и другие носят очень короткие юбки из винила, или очень длинные и очень узкие виниловые юбки, синтетические лосины, плотно облегающие виниловые брюки, латексные комбинезоны, обтягивающие синтетические топы. При этом обувь выбирается военного образца.

Обычные серебряные или металлические украшения используются в очень ограниченном количестве, зато специфических аксессуаров очень много – это всевозможные бандажи, ошейники, цепи (те, что носят фетишисты, не относящие себя к готам).

Девушки стягивают волосы в хвост, часто поднимают хвост из волос на макушку, кто-то предпочитает в дополнение выбривать виски. Юноши чаще всего сочетают чисто выбритые виски с очень короткой стрижкой. Ногти и те, и другие красят в черный цвет.

Глаза щедро обводят, губы обводят и красят черной помадой.

Западные готы.

Западные готы – это особое течение в готической среде, явление в чем-то удивительное. Причиной их появления стало пристрастие к творчеству музыкальной группы Fields of the Nephilim. Музыканты выступали в ковбойской одежде, такими они и попали на обложку своего альбома. Фаны Fields of the Nephilim мгновенно переняли имидж любимых музыкантов.

Эти готы носят кожаные ковбойские штаны с бахромой по бокам, кожаные жилеты и кожаные куртки, на их головах непременный атрибут – широкая ковбойская шляпа. Чаще всего они выбирают футболки с названием любимой группы. Обуты они в ковбойскую обувь – низкие или высокие чопперы.

В качестве украшений используют бисерные фенечки, серебряные цепочки, браслеты, но очень любят кожаные изделия. Наиболее последовательные дополняют костюм хлыстом и пистолетом. Лицо они не гримируют, волосы не укладывают в прически и не красят, единственное, что себе позволяют – собрать длинные волосы в хвост.

Корпоративные готы.

Это особая разновидность готов, которые не могут позволить себе одеваться так, как пожелают. Все они работают в крупных компаниях и корпорациях, поэтому вынуждены ходить на работу, придерживаясь общего стиля своей компании. Это своего рода инфернальные клерки. Они максимально используют традиционный покрой офисной одежды и традиционную расцветку – сочетают белое и черное, причем белого по возможности минимальное количество. Никаких изысков, никакого грима (только у девушек – в меру необходимости), никаких украшений (или минимальное количество украшений). Обувь стандартная, которую принято носить в офисе.

Трайбл-готы.

Название «трайбл» (от англ. tribe – племя, клан) эти готы получили благодаря пристрастию к пирсингу (так называется стиль в пирсинге, когда носят украшения в носу и губе). Это самые проколотые готы. Ничем остальным они не выделяются. Одежду носят примерно того же образца, что в мейн-стриме, отдавая предпочтение обтягивающей, как у фетишистов, любят носить сетчатые блузы. Из обуви предпочитают военные ботинки.

Выбривают волосы на висках, обычно коротко стригутся и красятся в самые неестественные цвета – зеленый, красный, синий.

Трайбл-готы выделяются обилием тяжелых грубых украшений (всевозможные цепи, браслеты) как на шее, так и на руках. Но особенным образом – пирсингом, настоящим культом шрамов, многочисленными татуировками и клеймами на самых видных местах, нередко – на лице.

К гриму относятся равнодушно, если гримируются, то очень грубо.

Готы-вампиры.

Готы-вампиры к внешности относятся с огромным вниманием. Поскольку эстетика вампиризма замечательно разработана в кино и литературе, готы стараются соответствовать прославленным образцам. Дабы совершенно соответствовать этой эстетике, некоторые готы-вампиры даже протезируют себе настоящие вампирские клыки, более рациональные просто используют вставные накладки. Вампиризм окрашен таким флером романтизма, что одеяние гота-вампира точно соответствует атмосфере старинного замка. Девушки затягиваются в корсеты, носят платья с кружевами, блузы с многочисленными воланами, фижмами, оборками, развевающиеся плащи и короткие накидки без рукавов, длинные юбки. В основном гардероб девушки-вампира шьется из бархата или панбархата черного и ярко-алого цветов. Юноши носят камзолы, белые рубашки с широким рукавом, оборками и жабо, широкие плащи, панталоны или штаны из кожи и винила, предпочтительнее всего – черный бархат. Из обуви выбирают сапоги и ботинки с острыми носами.

Как украшение чаще всего используются ошейники из кожи и металла. Нередко готы-вампиры носят серебро (хотя по традиции для вампира это металл смерти). Обязательный атрибут костюма – анкх (египетский крест).

Девушки распускают волосы или собирают их в прическу. Волосы должны быть длинными, а цвет – естественным. Юноши отращивают максимально длинные волосы и носят распущенными, нередко они бреют виски и зачесывают шевелюру на одну сторону. Кроме накладных клыков готы-вампиры носят очень длинные накладные ногти (часто красят в черный цвет), которые символизируют жизнь вне смерти.

Также они изменяют глаза контактными линзами, выбирая желтые, красные, зеленые или белые линзы. Желтые линзы – цвет глаз Сатаны, красные – цвет крови и силы вампира, зеленые – цвет магического взгляда колдуньи, белые – цвет смерти. Особенный шик – линзы в форме кошачьего глаза, с вертикальным зрачком.

Готы-вампиры особо не гримируются, лишь несколькими штрихами придают своему лицу наиболее выразительный образ.

Классические готы.

Классические готы, в основном, являются людьми творческих профессий (музыканты, художники, писатели, поэты). Каждый из них создает образ, который наилучшим образом отражает его мировоззрение и творческие поиски. Поэтому сложно говорить о стандарте их имиджа – выбирается тот, который отвечает замыслу. Они часто меняют имидж либо находят новые штрихи для старого. Некоторые классические готы только намеком показывают свою принадлежность к течению.

Работая на публику, они чаще других используют «сильные средства» – носят экстравагантную одежду, пользуются изощренным гримом (в том числе и с выбелением лица).

Главное для классического гота – оптимальное выделение из среды себе подобных. Если классический гот «правильный», он не может позволить себе быть похожим на своих собратьев.

Кибер-готы.

Очень большое влияние на часть готов оказали книги писателя Уильяма Гиббсона (начиная с «Нейроманта»), замечательно описавшего постиндустриальное общество. Литературное на правление получило название кибер-панк, а готы, использующие имидж в духе кибер-пан-ка – кибер-готов. Мир Гиббсона страшный, человечество в нем достигло края пропасти, люди все больше сливаются с андроидами, они поставлены на грань выживания – их контролируют государственные и финансовые структуры, преследует элементарный голод и нищета. Но герои Гиббсона вступают в битву с этим отвратительным будущим и выживают, разрушая бесчеловечное общество. Самая главная мысль Гиббсона – как в мире машин и тотального контроля человеку остаться человеком.

На «Нейроманта», на идеи, заложенные в произведении, сразу отреагировала музыка – появился psychedelic thrash metal (группа VOIVOD со своим альбомом NOTHINGFACE). Музыкой кибер-панка считается, например, саундтрек к фильмам «Бегущий по лезвию бритвы» и «Нирвана», песни из «Матрицы» и «Королевы проклятых».

Другой источник нового направления – компьютерные игры, особенно серия «Dark Future» компании «Games Workshop», в которых впервые прозвучало словечко «кибер-гот». Кибер-готами стали называть себя поклонники музыкальных групп Goteki, Nekromantik, Narcissus Pool, Katscan, Mechanical Cabaret. Направление в музыке имеет устоявшееся название Noise. Это электронная музыка, включающая в себя кроме живого звука также обработанные сэмплы, технические звуки, например, бензопила, компрессор, звук взлетающего самолета и т. п., нередко совершенно дисгармоничная (отсюда и noise, что с английского переводится как шум). В Powernoise используются оглушительно резкие звуки, техно-ударные, как в стиле Harsh EBM (наиболее режущая слух форма обычного industrial). Музыкальные предпочтения кибер-готов – электронная тяжелая музыка, техно, даркдрэйв, индастриал (EBM, Dark Electro, Aggrotech, Power Noise). Им нравится также более легкая EBM, известная как Futurepop.

От риветхедов (последователей индастриал) они переняли ношение респираторов, нашивок и табличек радиационной или биологической защиты, сварочных очков, плащей. Предпочитают помещения, обставленные в стиле хайтек.

Любят пользоваться сайферингом (заменой букв в словах цифрами и знаками – например, электри-4ка = электричка, Симферополь= s1mf3r0p07). Занимаются граффити. В речи используют компьютерный сленг. В западных странах появились в середине девяностых, у нас – с большим опозданием, в 2000-х.

Эстетику в одежде кибер-готы переняли у субкультуры рейверов (облегающий латекс, сапоги на высокой платформе, кислотные цвета волос, одежды и т. п.). Они предпочитают одежду с отделкой из проводов, шестеренок и прочих технических деталей, что должно свидетельствовать о наступлении постиндустриальной эпохи. Одежда кибер-готов ультрасовременная и по покрою, и по материалу, из которого она изготовлена. В основном это винил, неопрен и латекс, из которых шьют плащи, куртки, штаны, топы. Гардероб напоминает аналогичный из фильма «Матрица» – длинные блестящие черные плащи, виниловые штаны со светоотражающей поверхностью, такие же жилетки на молниях, футболки с прикольными надписями. Они любят носить сетчатые кофты, а бандажи и корсеты – из винила и флюоресцентного пластика. Девушки предпочитают сочетание коротких виниловых юбок с поперечно-полосатыми (черно-белыми) нарукавниками и колготками или высокими гольфами. Обувь носят того же плана, что андрогинные готы – высокие армейские сапоги или сапоги на платформе с множеством ремешков и пряжек.

Волосы кибер-готы предпочитают окрашивать в разные неестественные цвета, часто анилиново-яркие – синий, фиолетовый, красный, зеленый.

Используется и глубоко черный цвет. Длина волос у кибер-готов чаще всего короткая, либо очень короткая, почти ежик. Нередко они сбривают волосы на висках, делают пряди разной длины (от ежа до «перьев»), выбривают узоры на голове – рисунки, символы, слова. Относительно длинные волосы носят торчащими в разные стороны. Особо нравится им вплетать в волосы провода, так образуются косички и дреды из проводов, обычно кислотного цвета, ирокезы и двойные ирокезы, некоторые носят прически в стиле Velvet Acid Christ. Популярно также сбривать почти все волосы, оставляя пучок на макушке, куда вплетаются провода и прочие свидетельства технического прогресса.

Из украшений кибер-готы могут носить стандартные серебряные, но чаще металлические или пластиковые, очень любят плести браслеты из проводов, вплетать в украшения компьютерные платы, транзисторы и т. п. Носят ошейники с шипами или деталями технического дизайна. Надевают щитки на колени и локти (как у роботов из фильмов). Одежду украшают разными датчиками, розетками, разъемами, используют чипы и штрих-коды.

Лица не выбеляют, грим почти не используют, иногда обводят глаза. Зато сами глаза видоизменяют контактными линзами самых невероятных цветов, иногда с традиционным кошачьим зрачком, иногда – в форме прицела.

Сегодня наибольшее число готов составляют готы-вампиры, и ясно, какова причина явления – целый поток фильмов и книг на вампирскую тематику. На втором месте находятся готы-фетишисты, к которым примыкают готы-геи (у этих образовалась уже настоящая готическая секс-империя, Интернет кипит от предложений подобных услуг в извращенной и особо извращенной форме). Третье место делят между собой пережившие все новые веяния готы-панки (темные панки) и «костюмированные» готы. Последние иногда тесно смыкаются с ролевиками.

Готы-сталкеры.

Совершенно новое явление в готической среде РФ – готы-сталкеры. Существуют они с 2003– весны 2005 года. Их ближайшая родня, о которой они имеют слабое представление, риветхеды, что переводится как заклепанные головы.

Течение риветхедов достаточно близко к киберготам, хотя готами на своей родине (США) не является. Там они появились в конце 80-х–начале 90-х как сообщество любителей индустриальной музыки (EBM, Elektro (Electro-industrial), Power Noise, Aggro-industrial, Martial Industrial, Dark Ambient, Power-Electronics, Death Industrial, Synthpop, Futu repop).

Именно они занялись индустриальным диггерством, то есть посещением заброшенных фабрик, промзон, разрушенных зданий. Как сами говорят, очень близки по мироощущению к кибер-готам, но предпочитают одеваться в стиле милитари, дополняя одежду военными и техническими аксессуарами, а имидж – татуировками и пирсингом. Наши готы-сталкеры пирсингом и татуировками не увлекаются, но удивительно риветхедов напоминают.

Внешне готы-сталкеры выглядят попроще, чем другие сообщества готов – черные джинсы (или черные длинные юбки у девушек), черные рубашки, черные кожаные плащи, высокие черные ботинки армейского образца, дымчатые или черные очки, серебряные или начищенные до блеска символы – армейские бирки, знаки ядреной защиты, патроны, готические символы, анкхи, нередко – противогазы. У них бледные лица, длинные черные волосы. Девушки используют черную обводку глаз и темно-красную помаду, юноши гримом не пользуются. Основное занятие – посещение заброшенных человеком городков и зданий, разрушающихся памятников архитектуры, выморочных населенных пунктов, аварийных зон, мест техногенных катастроф. Эти готы занимаются фотографией подобных объектов. Это своего рода готы постуиндустриального общества, но в отличие от кибер-готов не придают большого внимания изощренному внешнему образу.

«На формирование данного течения, – пишут на сайте http://stalker-goth.narod.ru/, – повлияли и русская фантастическая литература 90-х годов, в частности, Стругацкие, Лукьяненко, и его „дозорная” серия, где самая невероятная магия прекрасно уживается с современной московской действительностью, книги Глуховского, западные готическая и индустриальная культуры, и обстановка в России с ее огромным количеством заброшенных сооружений».

Сталкеры – это, конечно, от Стругацких. Охотников пробираться в зоны всегда было предостаточно – можно вспомнить хотя бы диггеров, которые освоили подземные коммуникации практически всех российских городов и городков. В то же время готы-сталкеры отличаются от любителей игровых тусовок на заброшенных объектах промзоны, они просто ставят иные цели – им нужны не поиски кладов и тайников по «ключам», а само пребывание в такой зоне, получение ощущений от тамошней атмосферы, превращение этого места в факт своей личной истории (для этой цели они много и успешно фотографируют). В мире, где все давно открыто и везде можно купить билет и совершить вояж, такие зоны остаются «неоткрытыми», исключенными из жилого пространства, своего рода постиндустриальной действительностью – таков будет мир без единого человека в нем.

Чушь, конечно, что готы-сталкеры «замкнутые и необщительные люди», но воспоминание о заброшенных постройках, которые начали разрушаться, вряд ли может вызвать оптимизм на физиономии. Готы-сталкеры объединены своей любовью к фотографии, объекты они предпочитают запечатлевать в черно-белом виде, наиболее соответствующим общей эстетике образов. Иногда снимают и самих себя на этом умирающем фоне – в спецкостюмах или хотя бы в противогазах. Наиболее близким к черно-белой фотографии изобразительным средством, передающим атмосферу мира после человека, служит гравюра, карандашный или перьевой рисунок, то есть опять же черно-белая графика. Именно по этой причине готы-сталкеры высоко ценят старую фототехнику, использующую черно-белую пленку, а не навороченные цифровые мыльницы.

Готы-сталкеры вынуждены соблюдать некоторые правила безопасности (для самих объектов) – скрывать местонахождение объекта, соблюдать осторожность при посещении (простая техника безопасности), не обворовывать зону (иногда берут какой-то предмет, но не делают этого в качестве наживы или хищнически), не портить зону (то есть ничего не ломать, не разрисовывать стен и т. п.).

Кроме промзон и заброшенных поселков и городков, некоторые готы-сталкеры, настроенные более мистически и ориентированные на изучение аномальных явлений, посещают так называемые аномальные (гео– или биопатогенные) зоны. Они интересуются не столько постиндустриальным пейзажем, сколько контактом с параллельными вселенными или инопланетными формами жизни. Интересующиеся языческим прошлым Древней Руси посещают древние городища, капища, курганы и прочие археологические объекты.

Для постоянных перемещений готам-сталкерам требуется транспортное средство. Это может быть как машина, так и мотоцикл (определенных требований к средству передвижения нет, это не субкультура байкеров, где обсуждаема марка мотоцикла). Готы-сталкеры выбирают достаточно неброские модели, снабженные светомаскировкой фар, иногда довольно старого образца, внимание обращается на преобладание черного цвета и повышенную проходимость. Лексикон очень близок к диггерскому (это понятно – области интересов весьма близки).

По возрасту готы-сталкеры старше готов других течений, в их среде нет практически никого младше 20 лет. Течение, как губка, собрало в себе не только выходцев из готов, но и ребят из неготических сталкеров, диггеров, байкеров, черных археологов, уфологов, даже простых туристов, но окрашено в готические тона.

К «упертым» готам сталкеры относятся снисходительно, хотя бы потому, что старше по возрасту и имеют гораздо больший жизненный опыт. Многое в имидже других готов их смешит, начиная от культа одежды и кончая выбором личного имени. Сами они не имеют особых пристрастий в музыке, не рассматривают литературу или кинематограф как «готический» или «неготический», не имеют каких-то особых жизненных принципов. Но тем не менее они идентифицируют себя именно как готов. Это понятно: как готы они все люди творческие, имеют очень широкий кругозор, смотрят на жизнь достаточно мрачно, не верят в возможность прогресса. Другого течения, которое бы сочетало творчество, пессимизм, высокую культуру и потребность в получении нового знания, кроме готов в нашей стране нет.

Вот такие разные эти готы. А как же быть со стремлением к смерти, кровавыми жертвоприношениями, магическими заклинаниями? Как видите, подобные излишества либо существуют в очень ограниченном масштабе, либо относятся к мифам о готах. Поскребите гота и получите нормального панка, который знает, что мир у нас дерьмовый, и потому создает для себя иной мир по своим законам.

Готы и готическая литература.

Готичность – это не только особенность мышления, на которой возникло течение субкультуры готов, это вообще-то общее направление человеческой мысли. Молодые люди, которым сильно не нравится современный мир, просто взяли его за базу, на которой построили самих себя.

В отличие от эмо, которым читать было попросту нечего (разве что агитки и журналы эмо «тру»), у готов был настоящий багаж хорошей литературы многовековой выдержки. Первый готический роман появился в 18 веке в Англии. Это был рыцарский роман с элементами ужаса, повествующий о временах крестовых походов – «Замок Отранто» сэра Горация Уолпола. Но настоящее рождение готического романа произошло благодаря творчеству Анны Рэдклифф, тоже английской писательницы, современницы Уолпола. Приемы Анны Рэдклифф и сюжетные ходы до сих пор используются в литературе, претендующей на готичность.

Действие обычно помещено в мрачные или вызывающие страх места (разваливающиеся замки с привидениями, кладбища, запустелые церкви и т. п.), нередко происходит ночью, в кошмарную погоду, сопровождается мистическими происшествиями, угрозами, неожиданно вскрывающимися тайнами, то есть роман постоянно держит читателя в напряжении, вызывая страх. Герои романа обладают особенными качествами, которые выделяют их среди окружающих, а если точнее, то отделяют от всех живущих. Девушка должна быть молода, хороша собой, чувствительна, иметь мечтательный характер, любить одинокие прогулки, часто забредать на кладбища, страдать от неразделенной или невозможной в силу условностей любви, иметь какую-то тайну. Но без хорошего злодея, совершающего злодеяния, сюжет далеко уйти не может. Поэтому злодей направляет свои силы на преследование несчастной барышни, сюжет закручивается, обстановка нагнетается, и до самого конца читатель не знает, что же произойдет в конце. Мастерски написанный готический роман заставляет перелистывать страницы с трепетом. Если готическая окраска вдруг разрушается, вся прекрасная готика в один момент становится убогой и смешной. В этом особенность литературной готики.

Готика как литературный прием дала начало течению в литературе, известному как романтизм. Романтизм по сути готичен, то есть он использует язык противопоставлений (тьма – свет, злодей – жертва, любовь – смерть и т. п.) В этом плане совершенно готичны многие романы Вальтера Скотта. Готичны и романтические поэмы лорда Байрона. Его герой, как правило, изгнанник, он никем не понят, несчастен, разочарован в возможности любви, но дьявольски красив и достоин лучшего жребия. Он ожесточился от страданий, стал циничен, безжалостен, испытывает желание мучить других, и в то же время он корит себя за деяния, ненавидит, ведет спор с высшими силами, то есть в нем постоянно борется добро и зло, и зло чаще одерживает победы. Герой был так привлекателен, что молодежь того времени «косила» под Чайльд-Гарольда (героя одноименного романа в стихах). В Чайльд-Гарольда играл и пушкинский Онегин. О Байроне Пушкин заметил, что тому удалось почти невозможное: «он безнадежный эгоизм облек в унылый романтизм».

Настоящий всплеск готики после длительного обращения к реализму пришелся на творчество американского писателя Эдгара Аллана По. Его рассказы и стихотворения насквозь пропитаны романтикой готики. Достаточно перечитать его «программное» стихотворение «Ворон», чтобы понять особую готическую атмосферу, ощутить ее всей кожей.

Замечательно о творчестве По сказал переводчик и поэт Константин Бальмонт: «Язык, замыслы, художественная манера – все отмечено в Эдгаре По яркою печатью новизны… Метко определив, что происхождение поэзии кроется в жажде более безумной красоты, чем та, которую нам может дать земля, Эдгар По стремился утолить эту жажду созданием неземных образов».

Готическими фигурами были также Лотреамон и Шарль Бодлер (Франция). Его «Песни Мальдорора» произвели на современную публику огромное впечатление как «черная литература», поскольку они наполнены насилием, ужасом, фантастичными сценами, некрофильско-кладбищенской романтикой. Шарль Бодлер в знаменитых «Цветах зла» показал удивительное сочетание эстетики прекрасного и безобразного, показывая картины физического или духовного разложения.

В 1897 году увидел свет роман Брэма Стокера «Дракула», где на готическую сцену вышел герой-вампир. В США появились первые творения Говарда Лавкрафта. Сам автор считал себя продолжателем традиций Эдгара По (за что современные критики обвиняли его в подражательстве). Его произведения наполнены атмосферой ужаса, нависшего над отдельными героями и всем родом человеческим. Мрачные и непонятные события понемногу открывают тайну, что за видимой стабильностью привычной жизни лежит непознанный, жуткий и очень древний мир, где правят существа, совершенно отличные от человека. Этих правителей Тьмы Лавкрафт назвал Великими Древними. По замыслу писателя бог Тьмы Ктулху спит в подводном мире, но случайно его можно разбудить. Тогда и начинается повальный кошмар для человечества.

Готичен и автор «Ангела Западного окна» Густав Майринк, обращавшийся к оккультно-мистической тематике. Магия, колдовство, непонятные и пугающие события, превращения – тема его произведений.

Литература во втором десятилетии 20 века тесно переплеталась с кинематографом, вдруг открывшим для себя готические произведения. Именно кино «вытащило» готику на широкую публику.

Замечательные актеры создали образы, которые доставляют удовольствие и сегодня.

Наиболее талантливыми среди них были Бела Лугоши и Борис Карлофф. Им отлично удавалось изображать вампиров и выходцев из Тьмы.

Самые знаменитые фильмы в готическом колорите – «Кабинет доктора Калигари» (1919), «Носферату: Симфония ужаса» (1922), «Дракула» (1931), «Франкенштейн» (1931), «Мумия» (1932), «Кинг Конг» (1933), «Лондонский оборотень» (1935).

Начиная с шестидесятых годов, готическая эстетика стала возвращаться после некоторого перерыва (военное и послевоенное время имело свою окраску, тогда было не до готичности). И хлынул целый поток современных готических произведений.

Музыка готов: от анархии к инфернальности.

Первыми готами стали темные панки, то есть та часть сообщества панков, которые предпочитали одеваться во все черное и даже носили черные ирокезы, более широкие, чем у остальных панков, а проще говоря – темные готы снимали весь волосяной покров на висках, а оставшуюся часть волос «ставили» в мощный высокий гребень. Для того чтобы эта штуковина стояла на голове, ее обильно начесывали и щедро сдабривали специальным средством – редко лаком для волос, гораздо чаще – густым раствором мыла, иногда с сахарным сиропом. Ирокез по мере высыхания застывал намертво. Состав был надежнее, чем цемент. Так что черные гребни «стирали» редко и неохотно.

По образу мыслей темные панки мало отличались от других. Постулат, что мир – дерьмо, был ведущим, человека с позитивной стороны панки тоже никогда не рассматривали, у них не было уважения ни к личности обывателя, ни к его собственности. Все, кто не принадлежал к панкам, считались никем. Так что панки вели себя, как им вздумается, нарушали все моральные запреты и ничего дурного в этом не видели. Грехом не считалось ни воровство, ни агрессивность, ни оскорбление чужих чувств. Панкам не нравилось общество потребителей, их от этого тошнило. Наиболее интеллектуальная часть панков обосновывала свое отрицание реального мира ссылками на труды современных философов. Для панков была очень привлекательна идея хорошей провокации окружающих обывателей и ломки стереотипов их сознания. На это было направлено и их творчество – яростная музыка и предельно злые тексты. Ничего позитивного создавать они не желали. Самое позитивное, что они могли создать – само их сообщество, в котором каждый панк ощущал себя частью единой неистребимой силы.

Музыка становилась все мрачнее, тексты все злее, но прелесть новизны была исчерпана. Тем более, что панки сильно расслоились. Олдовые (старые) продолжали жить под прежним знаменем свободы воли и полной анархии, часть более молодых сил образовала агрессивное крыло скинхедов, а часть наиболее интеллектуальных панков обратилась к эстетике инфернального. Это и были темные панки, которые положили начало сообществу готов.

Как все молодежные течения, готы тоже тесно связаны с музыкой. Упоминание о готической музыке, которая готической в полном смысле слова не была, впервые мелькнуло в названии одной статейки еще до появления не только готов, но и породившего их течения панков. Статья была посвящена Джиму Моррисону и группе The Doors.

Название выглядело так: «Четверо музыкантов из «Дорз» по дороге к будущему: Мы играем готический рок». Конечно, Моррисон не играл готический рок, но он играл нечто, что попытался определить такими словами: «Мы ориентируемся на те же человеческие потребности, что и классическая трагедия и ранний блюз южных штатов. Считайте, что это спиритический сеанс в среде, которая стала враждебной жизни: холодной, сковывающей. Люди чувствуют, что умирают на фоне губительного ландшафта. И вот они собираются и устраивают спиритический сеанс, чтобы призвать мертвых, умилостивить их и увести прочь посредством декламации, пения, танцев и музыки. Они пытаются излечиться и вернуть в свой мир гармонию». Джим Моррисон был, конечно, великим музыкантом, но он никогда не был готом. Джим пел: «Нам нужен мир и нужен прямо сейчас» (песня «Когда музыка кончится»). Эти слова стали лозунгом всей тогдашней молодежи. С залом Моррисон делал что-то невообразимое: он совершенно не боялся зала, не соблюдал никакой дистанции, выкладывался на сцене, то совершая акробатические трюки, то заставляя людей слушать не музыку, а молчание со сцены, он бросался со сцены в этот зал, как пловец на волю волн. И это была фантастика – он стирал границы между собой и залом, все присутствующие становились творцами музыки. Немудрено, что имидж Моррисона вдохновил и других. Появилась мрачная психоделическая группа The Velvet Underground, полные нигилизма The Stooges и Alice Cooper Group.

Современная готическая музыка возникла, конечно, не на пустом месте. Первым вестником изменений стало появление в Англии в семидесятые годы глэм-рока и наиболее знаменитого его представителя Дэвида Боуи. Это было сочетание музыки, артистизма и имиджа. Именно с Боуи брали пример родившиеся позже готические группы, создавая сценические образы андрогинных существ с одинаковым гримом – мрачным, стирающим половое различие. Боуи представлял на сцене не себя, а своего героя-андрогина Зигги Стардаста, мрачного пришельца, глядящего на человеческий мир глазами пришельца (по задумке Боуи – из Атлантиды). Свой альбом 1974 года Боуи назвал готическим. Во время гастролей Боуи, изображая Зигги, ходил в нестерпимо яркой и странной одежде, с огненного цвета волосами. На сцене он вытворял самые дикие вещи – выходил в набедренной повязке, имитировал половой акт с гитарой. Публика неистовствовала. Как и Моррисон, он разрушал все границы между артистом и залом.

В середине семидесятых появились панки и музыка панков – Sex Pistols, The Clash, The Ramones и The Damned, агрессивная жесткая музыка вкупе с агрессивным сценическим имиджем. На голове красные и зеленые ирокезы, уши проколоты, одежда в заклепках и цепях, губы покрыты неестественных цветов помадой. Появилась мода, скрывающая различия полов, – унисекс. Группа Adam and the Ants использовала тоже андрогинный имидж – обтягивающая одежда, очень яркий макияж. В музыкальной среде позднего панка особенно выделялись две группы – Joy Division и Sham 69. Они еще не играли настоящей готики, но таким названием обозначили то, что играют. Журналисты название с легкостью подхватили, правда, называя готикой вообще весь пост-панк. Мартин Хэннет, продюсер Joy Division, был несколько сдержаннее, он выразился о музыке группы более нейтрально – «танцевальная музыка с готическими нотками». На самом деле, это было то, что позже именовалось как «darkwave». Классическими пост-панк группами были The Psychedelic Furs, Nick Cave and the Bad Seeds, The Fall, Gang of Four, Siouxsie and the Banshees, Orange Juice, Joy Division, Wire, Killing Joke, Echo & the Bunnymen, The Cure, Depeche Mode. От «darkwave» до «полной» готики нужно было сделать небольшой шаг, точнее – разделить волну на готику и индустриальный рок. Группы «darkwave» были все более или менее готичны, менее или более индустриальны.

Наибольший уклон в готичность заметнее в творчестве Joy Division, Virgin Prunes и особенно The Cure, которые играли мощный и мрачный пост-панк. В начале восьмидесятых годов группа The Cure создала несколько композиций, которые можно смело назвать совершенно новой для того времени музыкой, с новым звучанием. Тягучие, мрачные ритмы в сочетании с экзистенциальным содержанием песен дали новое направление в пост-панке – готический рок. Певица группы Siouxsie And The Banshees благодаря своему пристрастию к готическому образу запустила этот имидж в массы – скоро фанаты группы стали выглядеть по образу и подобию Сью.

Но, конечно, первой настоящей готической музыкальной группой стали Bauhaus. Они освоили благодатную ниву вампиризма: и музыку сочиняли замечательно мрачную, печальную, монотонную и психоделическую, и тексты были таковы же – о смерти, о вампирах, о кладбищах, мрачные до жути, и выходили на публику они в таких «вампирских» нарядах, что сообщество готов стало расти день ото дня. В 1979 году группа приобрела всемирную известность и любовь. Она была приглашена написать саундтреки к фильму про вампиров «The Hunger» (то есть Голод). Между прочим, пригласил работать над фильмом их сам Боуи. Песня Bauhaus «Bela Lugosi’s Dead», прозвучавшая в фильме и посвященная первому исполнителю роли Дракулы венгерскому артисту Беле Лугоши, сразу завоевала сердца миллионов. Фильм рассказывал печальную сказку о жизни двух современных вампиров. И одежда героев фильма, и особенности грима, и атрибутика кинематографических вампиров тут же были использованы среди посмотревших это кино готов. Они переняли в первую очередь макияж (белое лицо, черная обводка глаз и губ, кроваво-красная или черная помада) и такую прекрасную деталь, как египетский крест, или анкх, который был так красиво подан в фильме. После «The Hunger» число готов стало быстро расти.

Вмиг были подняты из относительного забвения книжные герои-вампиры – тут лидировал с огромным отрывом Дракула, а каждая девушка-гот мечтала стать возлюбленной Дракулы. Так что больше всего среди готов было как раз вампиров и вампирш. Они носили бритые виски с высоко стоящими черными волосами, белили лица, обводили глаза, красили губы, облачались во все черное, вешали на грудь огромный металлический анкх и выходили тусоваться с закатом дня. Днем готы-вампиры отсыпались от ночных прогулок. Любимым местом прогулок стали заброшенные строения, старинные замки, кладбища и склепы. В этих местах вампиры, конечно, не пили кровь, но предавались пьянству и сексу. Последнее стало едва ли не обязательным готическим занятием: любить по-настоящему они предпочитали в крайне неудобных местах, например на могильной плите. Хорошим местом для секса оказались также склепы, и сколько сторожа не гоняли готов с кладбищ, те умудрялись проникнуть в жилища мертвых, и по ночам оттуда доносились весьма сладострастные стоны.

В кинематографе же после необычайного успеха «The Hunger» прочно утвердился образ вампира, подпитывая среду для появления новых и новых готов-вампиров. Особый успех выпал на долю «Interview with a Vampire» (Интервью с вампиром). Это был уже второй за двадцатое столетие виток вампирского кинематографа. Первые герои-вампиры радовали публику еще во время черно-белого кинематографа. Тогда было снято немало фильмов, посвященных Дракуле (экранизации романа Брэма Стокера) и прочим кровососущим, обогатив искусство талантливыми актерами и талантливо поданными мистическими идеями. Но в двадцатые годы никакого молодежного течения не сложилось. Восьмидесятые в этом плане оказались гораздо плодоноснее. Девиз панков «Punks Not Dead» (панки не умирают) превратился в девиз «Goth’s Undead» (готы бессмертны). Учитывая вампирскую сущность первых готов, это истинная правда – образ был соблюден в самом девизе. После удачного готического дебюта Bauhaus, в середине восьмидесятых появилось сразу несколько групп, работающих в этой эстетике – The Shroud, Rosetta Stone, London After Midnight, Mephisto Walz, Corpus Delicti, The Sisters Of Mercy. Успех последней группы связан с новыми элементами, на которых группа строила свое творчество. Музыка The Sisters Of Mercy была мрачной, медитативной, холодной. Этот ледяной готический рок весьма соответствовал вампирскому мироощущению. Впрочем, до 1983 года название «готика» почти не упоминалось самими музыкантами, они считали еще, что играют пост-панк. Все изменилось, когда в клубе «Бэткейв» стали выступать преимущественно готические группы. Никто специально не оттеснял музыкантов других направлений, но почему-то публика предпочитала концерты этих групп. Sex Gang Children, Southern Death Cult, «Skeletal Family, Specimen, Alien Sex Fiend выступали в клубе «Бэт-кейв». Аналогом английской «готики» в США был так называемый «deathrock». Его играли лос-анджелесские группы The Flesh Eaters, Kommunity FK, 45 Grave, Christian Death, Gun Club, Voodoo Church, Burning Image.

Точнее, в «deathrock» нераздельно еще существовали готический и индустриальный постпанк. Позже индустриальный рок выделился в хардкор-панк (а из него в свою очередь отделился эмо-хардкор). Готика не обошла вниманием и другие страны. В Германии появились Geisterfahrer, Xmal Deutschland, Leningrad Sandwich, Malaria! Belfegore, Girls Under Glass, Pink Turns Blue; в Бельгии – Siglo XX, в Нидерландах – Clan of Xymox, The Essence, в Финляндии – Musta Paraati, Russian Love, в далекой Австралии – The Birthday Party… То есть готика охватила весь мир.

Началась мода на готику и в самом обществе. Необычайную популярность получили романы английской писательницы Анны Райс, вернулись на прилавки переиздания Брэма Стокера, одновременно стали пользоваться успехом книги Говарда Лавкрафта, Эдгара По, Густава Майринка, второе рождение получили книги прародительницы готического романа Анны Рэдклифф. Стали печататься и научные изыскания на «готическую» тему, и старинные манускрипты, и труды хранителей оккультного знания – масонов. И то, что прежде было доступно только немногим – студентам и научным работникам, теперь можно было найти в обычном книжном магазине. За кратчайшее время готы с пылом молодости прочли и усвоили обширный материал, причем усвоенное они тут же использовали для создания своего истинно готического облика.

Музыка готов тоже получила отличное питание. Одни обратились к средневековой эстетике, создав рок с добавлением органа, другие сделали леденящие звуки совершенно инфернальными, появились такие направления как ethereal, dark folk, synth-goth, а также gothic metal (black, dead и doom-metal) – тяжелая рок-музыка, самое мягкое звучание имели группы The Cult, The Mission, самое тяжелое – Fields Of The Nephilim, Balaam And The Angel. В середине девяностых группа Тило Вольфа Lacrimosa записала альбом с говорящим названием «Inferno». Это был замечательный, тяжелый, потусторонний металл, настоящий «gothic metal», хотя впервые этим именем окрестили звучание «Creaming Jesus», это было десятилетие тому назад (а группа играла пост-панк). Готический металл играли также и другие – Dreadful Shadows, Into the Abyss, Mantus, Crematory, Theatre of Tragedy. Если в свое время готы отпочковались от панков, то, создав мощную субкультуру, они стали очень привлекательны для людей из других течений, которые имели мистически-окрашенный взгляд на мир. К готам после появления готического металла примкнуло немало металлистов, то есть ребят, которые слушают и играют металл. Металлисты в плане идеалов были полные невежды, теперь они получили готическую эстетику и с удовольствием вписались в готический имидж.

Этно-готика и этериал представлены группами Silke Bischoff, In My Rosary, Engelsstaub, Annabelle’s Garden, Canticum Funebris, Sopor Aeternus & The Ensemble Of Shadows, Dead Can Dance.

Позже готы освоили и новое направление – электронную музыку, и сегодня в этом именно направлении и идут искания музыкантов. Наиболее известны группы Von Thronstahl, Das Ich, The Days Of The Thrompet Call. Электронная музыка имеет аббревиатуру EBM – Electronic Body Music. Эта музыка очень популярна, например, среди кибер-готов. Электронную готику играют Nitzer Ebb, The Klinik, Bigod 20, Vomito Negro, A Split-Second, Front Line Assembly, Leaether Strip, Wumpscut, Suicide Commando, In Strict Confidence и Velvet Acid Christ. В середине девяностых появился фьюче-поп, сочетающий индастриал, синтетический поп и клубную музыку. В этом стиле играют VNV Nation (Великобритания), Covenant (Швеция) и Apoptygma Berzerk (Норвегия).

Возродился и deathrock. К 2000 году в этом стиле играли Cinema Strange, Quidam, «Black Ice, Bloody Dead And Sexy, Chants of Maldoror, Tragic Black. Но самое примечательное, что вернулся интерес к хорошо забытой старой готике. Две группы The Cure и Bauhaus вернулись на сцену. Готы нового тысячелетия слушают постаревших ветеранов.

Историю развития готической музыки можно свести к следующим направлениям: Пост-панк: Joy Division ‘79 «Unknown Pleasures», Joy Division’80 «Closer», Bauhaus’81 «Mask», Bau haus’82 «The Sky’s Gone Out».

Ранний готик-рок: Skeletal Family’83 «Burning Oil», Sex Gang Children ‘83 «Song & Legend», Spe ci men’83 «Batastrophe», Sisters of Mercy’85 «First and last and always», Sisters of Mercy’87 «Floodland», The Mission’86 «Gods Own Medicine», Fields of the Nephilim’88 «The Nephilim», X-Mal Deutschland «Fetisch», X-Mal Deutschland «Tocsin».

Современный готик-рок: Faith & the Muse’96 «Annwyn, beneath the waves», Die Laughing’95 «Glamour & Suicide», Rosetta Stone’93 «Adrenaline», The Wake’93 «Masked», Inkubus Sukkubus’95 «Heartbeat of the Earth», London After Midninght’95 «Selected Scenes from the End of The World», Nosferatu’96 «Prince of Darkness», Corpus Delicti’96 «Sarabands», Sunshine Blind’95 «Love the Sky to Death», Giant’s Causeway’96 «New Light».

Готик-этериал: Aurora’93 «The Land of Harm and Appletrees», Lycia’93 «The Day in the Stark Corner», Black Tape for a Blue Girl’89 «Ashes in the Brittle Air», Endra-um’96 «Innerlichkeit», Stoa’93 «Urthona», Love is Colder Than Death «Teignmouth».

Индастриал: Raison D\'Etre\'95 «Within the Depths of Silence and Phormations, Mortiis\'95 «Keiser av en Dimensjon Ukjent», Aghast\'95 «Hexeri im Zweilicht», Ildfrost\'94 «Autumn Departure», Pazuzu\'95 «And All Was Silent».

Darkwave: Phallus Dei’96 «Luxuria», Deine Lakainen’93 «Forest Enter Exit», Deine Lakainen’96 «Winter Fish Testosterone», Mordor «Cseithe», Rosetta Stone’95 «Tyranny of Injaction», The Moon Lay Hidden Beneath a Cloud «A New Soldier…», Die Verbanten Kinder Eva’s’95 «Die Verbanten Kinder Eva’s».

Синтетика: La Floa Maldita’96 «L’oasis», Edera’96 «Ambiguous», Derriere Le Miroir’96 «Thieves & Kisses», Xymox’85 «Clan of Xymox», сборники Alien Sex Fiend, Qntal\'95 «Qntal».

Готик-фолк: Current’93 «Thunder Perfect Mind», Sol Invictus «The Death of the West», Sol Invictus’95 «In the Rain», Fire & Ice’94 «Guilded by the Sun», Mer lons of Nehemiah’95 «Romanoir», Merlons of Nehe-miah’96 «Cantoney», The Moon Lay Hidden Beneath a Cloud’97 «The Smell of Blood But Victory», Sopor Aeternus’95 «Todeswunsch», Dark Reality’97 «Oh Precious Haze Pervade the Pain», Ordo Equitum Solis’95 «Hecate», Ataraxia’94 «Simphonia Sine No-mine».

Medieval: Vox’90 «Diadema», Vox’92 «From Spain to Spain», Sarband’97 «Sephardic Songs in the Hispano-Arabic tradition of Medieval Spain», Camerata Mediolanense «Musica Reservata», Estampie’97 «Crusaders-In Nomine Domini» & Ronan Quays’97 «The Ebbing Wings of Wisdom».

Неоклассика: Amber Asylum’96 «Frozen in Amber», Ancho-rage’96 «The Bleak Wooden Tower», Le Orchestre Noir’97 «Cantos», Elend’96 «Les Tenebres Du Dehors», Tony Wakeford’96 «Cupid & Death».

Готик-металл: Creaming Jesus’94 «Chaos for the Converted», Lacrimosa’95 «Inferno», Dreams of Sanity’97 «Ko mod-ia», The Gathering’95 «Mandylion», Paradise Lost’95 «Draconian Times», Cemetary’96 «Sundown», Lake of Tears’97 «The Crimson Cosmos», Cre ma tory’97 «Awake».

Этно-готика: Dead Can Dance’88 «The Serpent’s Egg», Dead Can Dance’93 «Into the Labyrinth».

Псевдоготы.

К готам тяготеют и иные субкультурные сообщества, среди которых чаще всего попадаются фанаты музыкальных групп. Одно из таких окологотических течений – химозники или херки. Поскольку это совсем молодые ребята (от 11 до 17 лет), то и называют их еще и бэбиготами, то есть готичными детишками. Настоящего гота трясет от вида бэбигота, не говоря уж о том, какое общение возможно между нормальным интеллектуалом и плохо понимающим суть разговора малолетним «готиком».

Сами «готики» стремятся выглядеть невероятно «готично»: если они надевают на шею анкх, то это такой огромный анкх, что его невозможно не заметить, шея под тяжестью анкха сгибается, как молодая ветла; если они наносят грим, то это такой грим, от которого шарахнется даже отчаянное привидение – клыки торчат изо рта, черные губы пообмазаны по периметру кроваво-красной помадой, из углов рта проведены вниз кровавые струйки, лицо совершенно белое как стенка, а глаза обведены так мощно, что кажется, что это не обводка, а пролом в черепе, паутинка под глазом скорее напоминает чугунную решетку.

«Готики» свято убеждены, что поголовно обладают магическими талантами, могут вызывать ветер и бурю, высасывать душу и свою собственную с восторгом отдают Сатане или Дракуле. Большинство почему-то убеждено, что Сатана тоже кровососущий. Некоторые выбирают себе «готическое имя» Сатана или Сотана. В этом вопросе они так непросвещенны, что проводят магическое посвящение в свои ряды, делая прокол или надрез в коже, и обмениваются кровью: для этого одна ранка прикладывается к другой, после чего «готики» убеждены, что кровь хорошо смешалась, и теперь они вечно преданы сообществу, то есть, если кто-то захочет выйти из группы, то путь один – ногами вперед…или же нужно сходить в ближайшую церковь и поставить свечку другому богу, христианскому. Но пока они не повзрослели достаточно и верят в волшебные сказки, «готики» считают себя настоящими готами и любят давать советы, как стать готом.

– Знаешь, – открыла мне страшную тайну одна малолетняя готесса (это словцо изобрели именно в среде бэбиготов), – это требует времени. Вот потусишь с мое – и станешь.

– Значит, – сделала я непонимающие глаза, – мне нужно тусо…туситься с тобой?

– Можно и со мной, – с сомнением поглядев на мой старческий для нее вид, недовольно протянула готесса, – но можно и с другими. Главное – тусить.

– А может, – спросила я, – мне чего-нибудь почитать или посмотреть?

– Неа, – твердо отказала готесса, – чтение не поможет. Ты лучше…э…приходи тусить. Вот – держи.

И готесса достала из черной сумки с белым крестом, страшно похожей на сумку инфернального санитара, листочек бумаги. Там четким детским почерком было записано расписание готических тусовок. Расписание было страшно похоже на расписание уроков – дни недели, время сбора, только вместо учебных дисциплин – места тусовок.

– Не благодари, – прервала она мое начинающееся спасибо, – когда ты говоришь «спасибо», прости Сатана, то желаешь здоровья белому богу, ты лучше говори «да будет так». Ну, иди, иди, тусь, мне еще геометрию делать.

Геометрия, оказалось, это не уроки, а рисование мелом пентаграммы…Уважающая себя готесса умеет ее чертить одной линией. Вершина пентаграммы обязательно опущена вниз. Нарисовав большую пентаграмму, готесса ложится в нее, как в люльку, и соединяется с Сатаной. Тайное знание готесс говорит, что лежать лучше на кладбище или хотя бы в темноте и грязи, но чаще они ложатся на уединенный асфальт…

Узнала я также, что средневековая музыка и музыка готических групп – это «не совсем то», а слушать нужно Мерилина Мэнсона и группу HIM. Как в кумиры «готичной» музыки попал сатанист Мэнсон, настоящим готам непонятно. Очевидно, «готикам» нравится его инфернальный образ. Еще бы, Мэнсон даже свадьбу устроил по совершенно готическому образцу. Свадьба с Дитой фон Тиз происходила в старинном ирландском замке, гости пришли в костюмах девятнадцатого столетия, их кормили по рецептам ирландской кухни (разные там устрицы, креветки, знаменитый ирландский лосось и свинина на вертеле) и развлекали на старинный лад – соколиной охотой и стрельбой из лука. Мерилин был в старинном черном костюме, лицо бледное, глаза обведены черным, губы черные, а Дита фон Тиз – вся в фиолетовом, за длинным платьем развевался полупрозрачный шлейф того же цвета, а прекрасным дополнением служили настоящие бриллианты. Словом, Дракула и его невеста. Разве может подобный кунштюк не потрясти душу юного «готика»?!

Но настоящая любовь «готика» все-таки отдана другому герою. От этого героя, точнее от названия его группы HIM (His Infernal Majesty) и произошло ироническое название «готиков» мужского пола – химозники или химики. Женский вариант прозвища – херки. Дело в том, что HIM не только аббревиатура His Infernal Majesty – Его Инфернальное Величество, но по-английски и местоимение «его». В женском варианте это местоимение имеет форму «her», то есть «ее» – вот вам и «херки». Самое занятное, что если в Европе группа была зарегистрирована с товарным знаком «HIM», то в США – с товарным знаком «HER», так что химики и херки – почти официальные имена для фанатов.

Эта финская группа в свое время была увлечена эстетикой готов, сатанизмом и эротикой, смешав эти увлечения в крепкий коктейль, из которого и проросла тяжелая индустриальная музыка. Поиграв этот новорожденный готический панк-рок, музыканты и солист группы Вилле Херманни Вало поняли, что исчерпали запас сатанинских текстов, они плавно перешли к более легкой поп-музыке и стали исполнять баллады с окраской эротики. По сути это была эклектика, мешанина поп-рока, металла, готики, глэма. Но аудитории музыка понравилась. Выступала группа в готической одежде, с готическими атрибутами. И хотя HIM не имеет никакого отношения к готам (кроме тематики песен), фанаты стали считать группу готической. Еще забавнее, фанаты стали и себя идентифицировать как готов. Настоящие готы, столкнувшись с этим явлением, от новоявленных «готов» открещивались. Периодически открещивался от своей принадлежности к готам и солист HIM. Если сатанинский период творчества хоть как-то можно связать с готикой, то новый стиль, названный группой Love Metal, оказался просто легкой попсой со словами про любовь и смерть. Но новоявленные «готы» не сдались, они продолжали верить в «готичность» группы.

Готы не знали, как оградить себя от новых «готиков», потому что это была подростковая аудитория, которая в срочном порядке переняла готическую внешность. «Готики» орали, что они готы, а готы боялись, что о них будут судить по поведению «готиков». Дабы разграничить готов и фанатов, последних стали называть химозниками (химиками). Место самой группы в готической музыке очень неопределенно, о нем споры ведутся и по сей день. Одни считают, что группа частично готическая, другие – что она совершенно попсовая, только фанаты убеждены, что Вилле Вало настоящий гот.

Поклонники Вилле размещают на своих сайтах его фотографии, обмениваются впечатлением от записей и концертов. Вилле давно уже не тот юноша, что создавал «His Infernal Majesty», внешне он не совсем соответствует готической моде. Злые насмешки говорят, что самое готичное в облике Вилле – его черная вязаная шапочка. Они же вывесили на своем сайте [16] «Правила настоящего химика», химика в смысле фаната Вилле Вало, конечно.

«Алфавит настоящего химика состоит из 3 букв: 666.

Настоящий химик может быть готом, но не каждый гот может быть настоящим химиком.

Настоящий химик знает: готика – это не черная одежда, это ее отсутствие.

Сердце настоящего химика не обеспечивает кровообращение в организме, оно любит и страдает.

Кардиограмма настоящего химика представляет собой хартограмму.

Тональность настоящего химика – минор.

Счастливое число настоящего химика – 1 литр.

Настоящий химик знает: Вилле Вало – это не имя, это голос.

Настоящий химик знает: Вилкой не едят, им восхищаются.

Настоящий химик знает: Вилку не суют в розетку, его вешают на стену в комнате.

Настоящий химик знает: любовь и смерть не противоборствуют, они обнимаются.

Настоящий химик знает: 666 – это не число Зверя, это слова из песни.

Настоящий химик знает: Москва – не столица Российской Федерации, это район Хельсинки.

Настоящий химик знает: Хельсинки – не культурный и деловой центр Финляндии, это город, где родился Вало.

Настоящий химик знает: гордость Лапландии – не дом Санты, гордость Лапландии – дача Гаса.

Настоящий химик знает: Элвис – не король рок-н-ролла, это чувак, нарисованный у Вало на майке.

Настоящий химик знает: Крис Айзек – не известный музыкант, это чувак, который написал Wicked Game.

На концерте настоящий химик не смотрит на Вало, он его фотографирует.

Во время химической атаки настоящий химик не надевает противогаз, он машет «козочкой» в такт атаки.

Настоящий химик знает: слово «darling» рифмуется со всеми остальными словами всех языков мира.

Настоящий химик знает: в настоящий момент существует всего 5 химических элементов – Вилле, Микко 1, Микко 2, Мика и Яни.

Настоящий химик знает: МММ – это не Мавроди, это Вало – Металлист, Меланхолик, Мегазвезда.

Настоящий химик знает: главное в делах сердешных – похороны.

Настоящий химик знает: Вало не носит клеш, Вало использует штаны для крепления радиоблока микрофона.

Настоящий химик знает: на концертах Вало не курит, Вало использует сигарету для пения. Настоящий химик знает: во время интервью Вало не курит, Вало использует сигарету для общения.

Настоящий химик знает: Вало не нажирается, Вало использует красное вино для поддержания хорошего расположения духа.

Настоящий химик знает: Вало не лажает ноты, Вало выступает перед публикой.

Настоящий химик знает: ХИМы не развешивают повсюду лифаки и трусняк, ХИМы используют женское белье для создания сценического образа.

Настоящий химик знает: Миж не ранен в голову, Миж замотал ее для красоты.

Настоящий химик знает: Лиль не закодировался от пьянства, Лиль воспитывает ребенка.

Настоящий химик не пользуется Интернетом, настоящий химик просматривает сайты о группе.

Настоящий химик не слушает радио, настоящий химик записывает новые песни.

Настоящий химик не смотрит телевизор, настоящий химик записывает новые клипы.

Если настоящий химик видит голого Вало без татух, значит, он хватил лишнего.

Настоящий химик не дарит цветы, он кладет их на могилу.

Настоящий химик не плетет венки, он их возлагает.

Real himer knows: Valo doesn’t drive, Valo rules!

Настоящий химик не грустит, он пребывает в меланхолии».

Впрочем, химиков гораздо меньше, чем херок. Во всяком случае «химики» меньше бросаются в глаза и больше похожи на людей. Херки, то есть готессы, – вопрос особый. Это они придумали делить готов (прекрасно существовавших прежде без всяких определений) на «тру» и не «тру». Готам просто как-то не приходило в голову, что они могут оказаться не «тру». Но с появлением херок стало ясно, что еще как могут. В ЖЖ по поводу херок даже появился так называемый «Трактат о херках» [17] , выдержанный в сатирическом ключе.

«Херка – это, прежде всего, состояние души, – считает автор. – Если человек просто слушает “Хим”, то это не означает, что он принадлежит к “херовой” культуре…. Херка – это также психология, стиль, образ жизни и мыслей». Ответив на вопрос, что такое херка, автор объясняет, как по внешнему виду выделить херку из толпы школьного возраста. Имея полную готичность в волосах и на физиономии, херка опознается «по обилию значков “HIM” на торбе (торба тоже с ХИМ, естессно), him’овской атрибутике, банданам, балахонам и т. п., которые херка с гордостью носит и всем показывает. Херка обожает также и всевозможную атрибутику, купленную, как правило, на ВВЦ и подобных местах…. Херки также любят носить драные колготки, считая его …космически готичным и гламурным. Одежда у них, как правило, с дешевых вещевых рынков, отличающаяся крайним безвкусием и мало отличающаяся от тряпок».

С интеллектом у херок (в силу возраста) плохо, но они отметились на всех сетевых ресурсах, где кучкуются фанаты Вилле Вало, оставляя там следы своего присутствия – комменты о чистоте готики и стихи на уровне школьной стенгазеты, только выдержанные в мрачно-готичном духе. Один из пунктов «Трактата» называется просто: «В чем заключается вред херок, наносимый социуму?». Приведу эту часть текста целиком и без купюр, несмотря на несколько сильных выражений.

«I. Херки составляют большую часть неформалов, тусующихся на Чистых прудах. Как правило, эти отрепья набираются там до потери пульса, потом начинают бить бутылки, орать что-то вроде «Хим! Хим! Хим!» или же просто издавать пьяные возгласы, привлекающие гопников, которые после этого вполне справедливо пытаются очистить Чистые пруды от подобной швали. II. Херки также одно время любили ходить и на Введенское кладбище, где прославились начертанием заветного магического знака – хартаграммой с концами как у задницы – на надгробных камнях. И из-за них гопники стали п…дить всех без разбору, естественно, не разбираясь, кто прав, а кто – виноват. III. Херки извращают понятие о готической субкультуре у людей, которые начинают судить о готике по ним. Хотя херки – совершенно к готике никакого отношения не имеют. Это те же гопницы, одетые в черное. Они считают, что это готично – раскромсать, например, лезвием руку на глазах у всей публики, что это «типа круто и все такое». Или готично вскрыть себе вены во имя несчастной любви, делая пару надрезов поперек руки, заранее зная, что мама через десять минут придет с работы. IV. Херки так же очень балуют готических мальчиков, бегая за ними и вешаясь на них на многочисленных вечеринках и тусовках, что очень их портит – они начинают воспринимать это как должное. Некоторые мои подруги пострадали от таких херок, которые пытались в их присутствии строить глазки их молодым людям. V. Херки в целом отличаются агрессивностью. Иногда они нападают на готов, как самые настоящие гопники. Сам я этого не видел, но мне рассказывали очевидцы. Классический пример – концерт Lacrimosa в июне. Херки нападали на одиноко идущих готов, избивали их, и, угрожая бритвой, требовали отдать билет, вырывая сумку. В противном случае обещали побрить и искалечить. Были и просто истории, как херки нападали на ЧП на людей. Может, это были их личные разборки – история умалчивает. Также читал историю на дневниках, как дерзкая херка довольно бесцеремонно села на колени к какой-то девушке, достала перочинный ножик и попыталась срезать диадему, требуя подарить ее. От любви до ненависти у херок – один шаг. Достаточно сказать фразу «ХИМ форева, готы круто!» (я говорю ее с откровенно стебной интонацией, как они начинают визжать и душить вас в объятих».

На закономерный вопрос, что же делать с херками и как бороться с таким беспределом, автор отвечает:

«К сожалению, никак. Они были, есть и будут. Медицина против этого бессильна».

Да, можно надеяться только на то, что болезнь пройдет вместе с пубертатным возрастом. А пока саркастически настроенным готам приходится просто сочинять истории про херок и кумира херок – Вилле Вало. Этих историй-анекдотов набралось уже немало. Они популярны почти как анекдоты про Штирлица и Чапаева. Херки аналогичны имо-позерам, то есть заимствуют готическую символику и имидж, но своих мыслей по этому поводу не имеют. Наиболее забавно это выглядит в анкетах херок, выложенных на Интернет-форумах. Обладая небольшим культурным кругозором, херки старательно впихивают в круг своих интересов имена, которые где-то видели и от кого-то слышали. Не редкость, что херка соединяет несоединимое (существует «Анкета херки» – еще один сатирический текст):

«Политические взгляды: ультраконсервативные.

Интересы: Готика, кладбища, вампиры, ночь, холод, снег, цвет мрака, волки, красное вино, бисексуализм, психология, суицид, bdsm, мистика.

Любимая музыка: Otto Dix, Lacrimosa, Nightwish, Deform, M.Manson, Cradle of Filth, Дельфин, В.Цой, Within Temptation, Bauhaus и Joy Division.

Любимые фильмы: Ворон, Интервью с Вампиром, Готика, Королева Проклятых, Призрак оперы + все фильмы с Джонни Деппом.

Любимые книги: Ф. Достоевский, Э. Райс, М. Булгаков «Мастер и Маргарита», Ш. Бодлер «Цветы зла», Гарепоттер.

Любимые телешоу: ненавижу Дом-2!!! (но все равно смотрю его).

Любимые цитаты: «Смерть стоит того, чтобы жить, а любовь стоит того, чтобы ждать».

В разделе «О себе»– херкограмма из псевдографики».

HIM – не единственная группа, которая не являясь готической, породила юные ряды поклонников, считающих себя «тру» готами. Кроме HIM в эту окологотичность вписались поклонники группы из Хельсинки The Rasmus. Эта группа тоже считала себя готической. Готы сомневались. И только третья финская группа – 69 Eyes – дала фанатов, которые наиболее близки самим готам. Стиль, в котором группа играла, называется goth’n’roll.

Готы и сатанисты.

Херки, конечно, были первоначально музыкальным фанатским кругом. Но часть херок полностью ушла (не предав светлого образа своего Вилле) в мистику и магию. И вот это особый разговор: из-за повышенного магического интереса к инфернальному готов стали считать сатанистами. А что еще может решить несведущий человек, столкнувшись с призывами служить Сатане, если сайт именуется готическим? Он сделает вывод, что «готы = сатанисты». И трудно будет ему доказать, что готический сайт может вовсе не принадлежать готам, а создаваться взрослеющими херками.

Однако сатанисты – это совсем другие ребята. Православный справочник по деструктивным сектам относит к сатанистам, грубо говоря, всех, кто не является христианином, начиная с «Церкви Сатаны» и кончая адептами древних религий (вроде Церкви Изиды) и увлеченными эзотерикой гражданами. Готов упрекают в близости именно к последователям Лавея. «Традиционно сатанизм рассматривается как поклонение злу, как религия, основанная на принципах, противоположных христианству, – сообщает справочник [18] . – В центре традиционного сатанизма находится поклонение личностному и могущественному дьяволу. В сатанизме все перевернуто: дьявол христианства становится богом сатанистов, христианские добродетели рассматриваются как пороки, а пороки как добродетели. Жизнь понимается как непрерывная борьба между силами света и тьмы, причем сатанист сражается на стороне тьмы, веруя, что в конце концов она одержит победу».

Главным идеологом сатанинского культа в современном мире авторы считают Алистера Кроули – знаменитого оккультиста первой половины XX века и автора трудов по магии. Алистер Кроули считал магию учением, которое передается от посвященного к посвященному, и так происходит на протяжении всей истории человечества. В своем «Ордене Восточных Тамплиеров» он ввел сложную систему инициации и обязательное обучение магическим практикам. Самого Кроули (в Ордене его имя было Бафомет) последователи именовали не иначе чем Зверем Апокалипсиса (то есть Сатаной). В качестве контрпостулата Кроули ввел следующий: «Сатана – не враг человека, а Жизнь, Свет и Любовь». Поскольку он был убежден в возложенной на него миссии, то поклонение Сатане было равнозначно поклонению самому Алистеру Кроули. Человек он был яркий, талантливый, умный, так что не удивительно, что последователей у Кроули оказалось немало. Но массового увлечения сатанизмом все же не было. В какой-то мере против Великого Мага сыграла его позиция в период второй мировой войны – Кроули симпатизировал Гитлеру. Он умер в 1947 году, не дождавшись массового увлечения оккультизмом.

Этот час настал, когда на горизонте появился новый адепт Сатаны – Энтони Шандор Лавей. После того, как на экраны вышел фильм Романа Полански «Ребенок Розмари» (в шестидесятые годы прошлого века), началось повальное увлечение черной магией. Этому способствовала и страшная история, связанная с фильмом: жена Романа Полански, актриса Шарон Тейт, сыгравшая в фильме Розмари, была зверски убита 8 августа 1969 года мессиански настроенным Чарльзом Менсоном, который считал себя Антихристом (Иисусом-Сатаной), сошедшим в мир людей для искоренения их пороков. Кроме Шарон Тейт адепты Менсона убили еще нескольких «грешников». Убийства были обставлены в мрачном колорите, тела несчастных расчленяли или уродовали, а на стенах кровью жертв писали обязательное: «Свиньи!». Менсон вместе со своими адептами был схвачен полицией и начался шокирующий судебный процесс. 30 апреля 1971 года Чарльз Менсон и трое его последователей были приговорены к смертной казни. Но казни не состоялось: пока приговоренные ожидали своей очереди, в штате Калифорния смертная казнь была отменена.

Лавей воспользовался выпавшим на его долю грандиозным успехом. Он возвестил о создании Церкви Сатаны. Главный труд его жизни – Черная Библия – стал настольной книгой сатанистов. О своей цели в этом мире Лавей высказался так: «Храм великолепной вседозволенности мог бы стать отрадой для людей… Но главная наша цель – собрать группу единомышленников и использовать их соединенную энергию для вызова темной силы природы, которая именуется сатаной… Это вызывающе эгоистическая, грубая религия. Она основывается на вере, что человек – непреодолимо эгоистичное, агрессивное создание, чья жизнь представляет собой дарвиновскую борьбу за существование, где побеждает сильнейший, что землей правят те, кто борется до победы».

Желающих ощутить себя магом и властелином мира появилось несметное количество. Еще бы, Лавей обещал полное сексуальное раскрепощение, эгоизм и гедонизм. Вступающие на путь Сатаны должны были разделять такие девять принципов создателя церкви: «вседозволенность; животное существование; ничем не замутненная мудрость; доброта только к тем, кто этого заслуживает; мстительность; ответственность только по отношению к ответственным; животная природа человека; совершение всех так называемых грехов; лучший друг церкви тот, кто ее постоянно использует в своих целях».

Черная Библия и сегодня пользуется у сатанистов большим пиететом. Авторы справочника выделяют следующие идеи сатанизма, именуя их крайне примитивными: сатана сильнее всех; каждый сам по себе бог; жизнь – это насилие; необходимо потворствовать и подчиняться своим низменным инстинк там и влечениям; необходимо поступать вразрез с требованиями общественных законов или хотя бы быть индифферентным к ним; социальные структуры надо разлагать изнутри; настоящая радость – месть своим врагам; земная жизнь – подготовка к переходу в ад для истязания своих врагов; все связанное с официальными религиями должно по возможности оскверняться; главный враг – Православие».

Если говорить о готах и сатанизме, то готы не удовлетворяют полностью практически ни одному принципу и не разделяют идей сатанистов. Они не призывают ни к совершению грехов, ни к животному удовлетворению страстей, ни к мстительности, ни к вседозволенности. Готы говорят о красоте Темных Сил, но не проверяют силу Сатаны на практике. Они действительно считают, что каждый человек является творцом, но не предлагают заниматься оккультной практикой. Они считают жизнь проявлением насилия, но отказываются от насилия, как от способа жизни. Они говорят о низменных инстинктах человека, но считают отвратительным следование низменным инстинктам. Им очень многое не нравится в устройстве современного мира, но они предпочитают уклоняться от такого мира, отвергать его с эстетической стороны, но не совершать антиобщественные поступки. Они понимают, что некоторые социальные схемы правильнее было бы уничтожить, но не призывают к их уничтожению. Они понимают, почему человек поддается чувству мести, но не предлагают мщение как способ решить свои проблемы. Земную жизнь они рассматривают как подготовку смерти к своему инфернальному рождению, но не рассматривают ад как место для удовлетворения своей мести. Они не разделяют официальной религии, но уважают чужие взгляды, поэтому осквернение церквей и прочих мест культов считается некрасивым и бессмысленным. Они не считают врагом ни православие, ни другие религии.

Впрочем, и не все сатанисты разделяют сказанное выше о принципах и идеях по Лавею. Многое из того, что приписывают православные толкователи сатанистам, убого и не согласуется с действительностью.

«Храмы сатаны должны быть для людского разгула вольностей, беспредела природы зверя. В ритуалах сатанистам необходимо выпускать свою ярость, жестокость и мстительность, чтобы затем любить тех, кто заслужил любовь. В свою очередь, любовь можно познать лишь через познание ненависти. Им важно ощущение освобождения от комплекса вины. Но все извращения должны быть якобы свободными, без насилия», – сообщает справочник.

Однако сексуальные практики у сатанистов аналогичны индийской тантре, они имеют аллегорический обрядовый характер и не имеют ничего общего с извращениями и развратом. Наркотическое опьянение, о котором любят упоминать христиане, тоже не делает из сатанистов наркоманов. В обычной практике наркотические средства не используются. Кровавые жертвоприношения – еще один миф. Человек в качестве жертвы ими не рассматривается. Изредка проводятся обряды, требующие животной жертвы, но некоторые религии до сих «жертвуют» своим богам кур, барашков и прочих животных. Так что обычно сатанисты ограничиваются тем, что не верят в Христа и равнодушны к христианству.

Эстетически им нравится другой древний герой – Люцифер. В целом, этот герой очень симпатичен и готам. Ведь именно Люциферу человечество обязано знанием, бесстрашным взглядом на мир. Но ни один нормальный гот не станет заниматься вызовом из Тьмы ее Князя, чтобы попросить об удовлетворении какого-то мелочного интереса. Это просто недостойно гота: какие бы готические мысли не овладевали готами, они не спешат проверять их на практике.

Не спрашивайте гота, участвовал ли он когда-либо в черной мессе. Обычно – не участвовал, либо участвовал в театрализованном действии на инфернальном сборище готов в особые дни (Хеллоуин и Вальпургиева ночь). Черная месса – это любимое занятие сатанистов, особенно недавно приобщившихся к Церкви. Месса проводится ночью двумя руководителями (жрецом и жрицей), причем по самым различным канонам, в зависимости от направления, нередко – на латыни. Поскольку российские сатанисты в латыни крайне слабы, они чаще говорят на родном языке. Для мессы участники одеваются в черные одежды и украшают себя серебром (черный – цвет Тьмы, серебро – металл Луны). Сначала читается вводный текст, обращенный к Сатане (так называемый вход), чтобы подготовить участников к ритуалу, ввести в транс. Затем на «черном алтаре» совершается животная жертва, кровь жертвы пьют по кругу – это сатанинское причастие. Остатками крови освящаются магические предметы и символы. Читаются сатанинские тексты (обычно христианские молитвы, но задом наперед). Все очень похоже на обычную церковную службу, только искажено – крест на мессе висит вниз головой, движение идет не против солнца, а по солнцу, действия совершаются не правой, а левой рукой и т. п. Обряд именуется литургией, но черной. Сатанисты не молятся, а восхваляют Сатану.

Ни один нормальный гот всерьез такой глупостью не занимается. Зато сатанисты считают, что они-то и есть настоящие готы. И в основном – исключая серьезных мистиков-практиков и сумасшедшую паству Церкви Сатаны – готами себя считают сатанисты-херки, то есть все те же готелки и готессы, которым перерезать котенку горло или свернуть петуху шею – раз плюнуть. Во всяком случае, ничуть не сложнее и не противнее, чем пропороть собственный пальчик и обменяться кровью. Ради чего? Да ради счастья в любви, ясно ведь. Какие еще светлые мечты посещают их темные головы в 12—13 лет?

Эстетика готов.

К началу нового тысячелетия в молодежном обществе произошел поворот от христианской культуры к «темной», то есть языческой. В этом «темном» мире все было расставлено на свои места – Люцифер и Дракула, ведьмы и экзорцисты, люди и бессмертные, зло оказалось невероятно привлекательным, а смерть – шагом в новую жизнь в новом теле, но только для избранных.

Готы, конечно, не первые певцы смерти. Начало XX века удачно использовало смерть и загробную тематику, создав общее направление в искусстве, известное под именем декаданс. Поэты и художники рассуждали о смерти и бессмертии, ученые искали лекарство от смерти, декаденствующие мужчины стремились принять болезненный вид и вели беседы о близкой смерти, декаденствующие женщины стремились к истощению, пили уксус для исключительной бледности лица и для вящей убедительности капали в глаза атропин. Начало века уже имело своих «роковых» женщин и женщин-вамп. Имело оно и лекции, носившие название «Танатос и Эрос», которые проходили в творческой среде с шумным обсуждением и спорами о том, что важнее – Смерть или Любовь. Лекторы же пытались доказать, что Любовь – это стремление к Смерти, а Смерть – высшее выражение Любви. Жизнь в этой концепции рассматривалась как постоянное приготовление к смерти. В наивысшие моменты жизни смерть стоит совсем рядом, любовь – как раз тот самый момент, когда между жизнью и смертью стирается всякая граница, то есть момент бессмертия. Эта позиция оказалась очень близка готам. Как сказал один западный гот: «Готы не ищут смерти. Готы не готовятся к смерти. Готы подготавливают смерть к себе».

Свою эстетику они и построили, исходя из пристального внимания и любви к смерти. Для них смерть имеет притягивающую, слепящую красоту. Отказавшись от всего человеческого, они перешагивают за пределы обычных чувств. Это сфера философии, музыки, мистики. Недаром так детально готы изучают демонологию и оккультизм – тексты, по которым можно узнать устройство темного мира, иерархии его структур, имена его жителей, законы в нем существующие и связи с миром живых и миром небес. Без оккультизма тут не обойтись.

Часть готов исповедует язычество и очень интересуется древней магией. Это, в основном, язычество друидов (а также викка) и руническая магия. Друиды жили в лесах и вся их магия была связана с лесом, который они воспринимали как божественную сущность, эманацию своих богов. Друиды поклонялись деревьям, считали, что душа каждого человека имеет своего покровителя среди деревьев.

Они владели техникой прорицания, вглядываясь в воду или хрустальный шар, знали руны и могли наносить смертельные повреждения, не тронув своего врага даже кончиком пальца. Они умели вызывать ветер и бурю, напускать туман, наводить сон (включая и смертный), исцелять пением и целебными травами, предвидеть будущее. Поклонялись они богине Луны и ее волосатому возлюбленному с рожками и копытцами, который у христиан превратился в дьявола. В более позднее время друидическая магия вошла в европейскую викку. Отсюда у готов огромное внимание к средневековой викке, ведьмам и процессам над ними.

Часть готов тоже поклоняется богине Луны. Свое понимание вопроса они основополагают как раз на европейской викке. Некоторые готы заинтригованы историей скандинавских стран. Руническая магия – это магия народов Северной Европы, у которых замечательно разработанная мифология. Главное божество – Один (в немецкой традиции Вотан), бог подземного мира и искусств – Локи, бог-громовержец – Тор. У готов в главные герои попал Локи, именно ему посвящено большинство их текстов. Некоторые готы серьезно занялись изучением рун и рунической магией. Но это увлечение не имеет никакого отношения к современным расистам, которые заняты разбором и публикацией исследований по германским и скандинавским рунам. Готы не расисты, арийским вопросом они не занимаются. Руны привлекают их как культурное явление.

В плане эстетики понятно, почему в список интересов готов попали и средневековые ведьмы и маги. Во-первых, это «утяжеление» атмосферы, создание мистического колорита, а во-вторых, наиболее близкое соседство со смертью, если учитывать, какая судьба могла ожидать порядочного мага в период гонения еретиков.

В поле зрения готов не могли не попасть и средневековые авторы гримуаров (текстов, содержащих последовательность выполнения магических действий) – Роджер Бэкон, Раймонд Луллий, Альберт Великий, Парацельс, Джон Ди, Фрэнсис Бэкон, Тритемий, Агриппа. Ради чтения этих трактатов в оригинале упорным готам даже пришлось освоить латынь. Впрочем, это им пошло на пользу. Готические музыканты некоторые песни поют и на латыни. Из гримуаров готы почерпнули немало интересного. Во всяком случае они познакомились с церемониальной магией и демонологией. Последней они широко пользуются и вот почему.

Большинство европейских готов считают себя католиками, хотя занимают позицию тех сил, с которыми католицизм боролся. Но именно в лоне западного христианства была разработана демонология как отрасль средневековой теологии. Читая труды ученых монахов той эпохи, готы взяли за основу предложенную схоластами картину мира.

Демонология рассматривает мир как борьбу между собой Сил Света с Силами Тьмы. Враждующие группировки представлены Творцом с ангелами по одну сторону (Силы Света) и низверженным с небес Люцифером со своими демонами (Силы Тьмы).

Силы Света состоят из серафимов, херувимов, престолов, архангелов, ангелов, гениев.

Архангелов числом семь:

Михаил – архистратиг, который должен во время Армагеддона повести народы в битву с Сатаной.

Архангел Гавриил, который должен передавать избранным скрытую информацию о будущем.

Архангел Рафаил, который дает исцеление или облегчение во время болезни.

Архангел Уриил (или Уриэль), наделяющий способностями к творчеству.

Архангел Салафиил, открывающий человеку молитвенное вдохновение.

Архангел Иегудиил, защищающий людей от сил зла.

Архангел Варахиил, дарующий мир и покой.

Ангелы подчиняются архангелам и исполняют их поручения.

Ангел Ариэль занимается делами Юга, он же отвечает и за дуновение южного ветра.

Ангел Аниэль занимается делами Запада, он же отвечает за дуновения западного ветра.

Ангел Ганиэль занимается делами Востока, он же отвечает за дуновения восточного ветра.

Ангел Кафэиэль занимается делами Севера, он же отвечает за дуновения северного ветра.

Ангел Анаил вселяет в человеческие сердца любовь.

Ангел Закхиил дает человеку власть и сам властвует над людьми.

Ангел Захариил занимается тем же самым.

Ангел Касиил вселяет в человека добрые помыслы и проявляет заботу к творению божьему.

Ангел Орифиил занимается тем же самым.

Ангел Михаил несет свет людям.

Ангел Рафаил занимается просвещением людей.

Ангел Самуил приносит разрушения, его задача – уничтожать.

Ангел Азраил – ангел смерти, это он забирает души.

Силы тьмы состоят из высших демонов, демонов низшего разряда, духов ада, вампиров, чертей, духов стихий, элементалей (эльфов и фей). Во главе сил тьмы стоит Люцифер, Князь Тьмы. Его часто изображают как прекрасного юношу с длинными вьющимися волосами и яркими зелеными глазами с вертикальным зрачком. Этот образ чудесно пришелся готам. Поносив гребни из труднорасчесываемых волос торчком, они перешли на эту «люциферову» моду – распущенные черные волосы и нередко контактные линзы зеленого или желтого цвета с вертикальным кошачьим зрачком. Главные заместители Люцифера: Мефистофель – ученый демон, которого сопровождает огромный черный пес. Мефистофеля изображают солидным господином с маленькими рожками и с копытами на обеих или только на левой ноге. Астарот, который руководит 40 легионами безымянных демонов, знает прошлое и будущее, помогает предсказателям, несравненно красив лицом, но обладает отвратительным запахом. Вельзевул – управитель мира насекомых, людям является иногда в виде огромной мухи, за что получил прозвище повелителя мух. Ваал – демон мудрости и проницательности, изображают его с тремя головами – человеческой (в центре), кошачьей и жабьей. Велиал (Левиафан), создающий беззакония. Внешне прекрасный на вид демон, имеет обходительную речь, превосходные манеры и невероятно коварен. Асмодей, уничтожающий злодеев, и в то же время подбивающий на жестокие поступки людской род, иначе демон мести. Имеет три головы: великана-людоеда, барана и быка, также изображается с петушиными крыльями и лапами (воинственность и агрессивность), сидящим верхом на драконе (обязательно огнедышащем). Сатана, создающий обман, князь человеческого мира, легко меняет свои обличья. Абаддон (или Авадонна) повелитель бездны и Князь Смерти, которому подчиняется множество духов-фурий. Мерезин, управитель воздуха и ветров. Мамонна, занимающийся искушением людей. Оробас – демон-прорицатель. Юрином, демон-убийца, морщинистый и с когтистыми лапами, именуемый Принцем Смерти, подчиняется Сатане. Абигор – демон-воин. Ронве – демон-полиглот, способный дать знание многих наречий. Абдусциис – демон, обладающий чудовищной силой, способный вырывать деревья с корнем.Хапхан – демон, раздувающий меха в аду.

Демоны распределяются как по среде обитания, так и по функциям, которые они выполняют. Еще в XI веке один ученый монах распределил их всех по стихиям: одним демонам было уготовано обитать в эфире, то есть в пространстве над луной, и такие невыносимые условия могли выдержать только демоны огня; демоны воздуха живут в воздухе между луной и землей; демоны воды, конечно, населяют все земные воды; демоны земли – всю сушу; демоны подземные – внутренность земли; а демоны-люцифуги, которые боятся даже лучика света, оказались в самых глубоких адских подземельях. Другой монах в XV веке разделил демонов по роду деятельности. Благодаря ему в разряд демонов тут же попали греческие парки и прочие богини судьбы, занятые плетением нити человеческой жизни. Вошли в число демонов инкубы и суккубы, прежде считавшиеся обычными вампирами. Суккубы – демоны, вступающие в любовные отношения с мужчинами, инкубы – с женщинами. Знаменитый средневековый ученый Корнелий Агриппа разбил духов, или демонов ада, на разряды согласно планетарному принципу. На одном готическом сайте можно найти цитату из его труда, переведенную на современный русский язык: «Духи Сатурна. Они являются обыкновенно в теле длинном и тонком с лицом, выражающим бешенство. У них четыре физиономии: первая сзади головы, вторая – спереди, а третья и четвертая на каждом колене. Цвет их черный – матовый. Движения подобны порывам ветра; при их появлении получается впечатление колебания почвы. Признак – земля кажется белее всякого снега. Образы, принимаемые ими в исключительных случаях: Бородатый король, едущий верхом на драконе. Бородатый старик, старуха, опирающаяся на палку. Боров. Дракон. Сова. Темная одежда. Коса. Можжевельник. Духи Юпитера. Они являются в теле полнокровном и желчном, среднего роста, в ужасном волнении, взгляд очень кроткий, речь приветливая, цвет напоминает железо. Их способ передвижения подобен молнии при громе. Признак – появляются у самого круга люди, имеющие вид пожираемых львами. Образы, принимаемые ими в исключительных случаях: Король с обнаженным мечем, едущий на олене. Человек в митре и длинной одежде. Девушка в лавровом венке и украшенная цветами. Бык. Олень. Павлин. Лазоревое платье. Меч. Буксус. Духи Марса. Они появляются длинные и желчные; вид очень безобразный, цвета смуглого и несколько красноватого, с оленьими рогами и когтями грифа. Они ревут, как сбесившиеся быки. Их порывы подобны огню, который ничего не щадит. Признак – можно подумать, что около круга сверкает молния и гремит гром. Образы, принимаемые ими в исключительных случаях: Вооруженный король едущий верхом на волке. Красная одежда. Вооруженный человек. Женщина со щитом при бедре. Козел. Лошадь. Олень. Руно шерсти. Духи Солнца. Они являются обыкновенно в теле широком и большом, плотные и полнокровные. Их цвет подобен золоту, окрашенному в кровь. Появление сходно с заревом на небе. Признак – вызывающий чувствует себя покрытым потом. Образы, принимаемые ими в исключительных случаях: Король со скипетром, верхом на льве. Царь в короне. Королева со скипетром. Птица. Лев. Одежда цвета золота или шафрана. Скипетр. Колесо. Духи Венеры. Они появляются в красивом теле; среднего роста; их вид очарователен и приятен; цвет – белый или зеленый, с позолотой сверху. Походка подобна яркой звезде. Признак – резвящиеся у круга девушки, приглашающие к себе вызывающего. Образы, принимаемые ими в исключительных случаях: Король со скипетром, едущий верхом на верблюде. Девушка, восхитительно одетая. Обнаженная девушка. Коза. Верблюд. Голубка. Одежда белая и зеленая. Цветы. Трава. Казацкий можжевельник. Духи Меркурия. Они появляются в теле среднего роста; холодны, влажны, прекрасны, приветливо красноречивы. С человеческой внешностью, они походят на вооруженного солдата, который сделался прозрачным. Они приближаются, как серебристое облако. Признак – вызывающего охватывает ужас. Образы, принимаемые ими в исключительных случаях: Король, едущий верхом на медведе. Прекрасный юноша. Женщина, держащая прялку. Собака. Медведь. Сфинкс. Пестрое платье. Розга. Палка. Духи Луны. Они обыкновенно появляются в теле большом, широком, вялом и флегматичном. Цветом они напоминают мрачную и темную тучу. Их физиономия одутловата, глаза – красные и слезящиеся. Плешивая голова украшена выдающимися кабаньими клыками. Они движутся с быстротой сильнейшей бури на море. Признак – проливной дождь у самого круга. Образы, принимаемые ими в исключительных случаях: Король с луком, сидящий на лани. Маленький ребенок. Охотница с луком и стрелами. Корова. Маленькая лань. Гусь. Зеленое или серебристое одеяние. Дротик. Человек с несколькими ногами». Вообще, все, что касается демонов, любовно собирается готами и тут же вывешивается в сети. Небезразличные к символике готы взяли на вооружение как цветовую гамму для создания своих костюмов, так и отдельные магические знаки для украшения костюма. Конечно, наибольшей популярностью пользуются материалы о вампирах, к которым неравнодушно сердце каждого гота. Вампиры тоже относятся к демонам. В Средние века вампиров нередко называли вриколаками (волколаками). Итальянский ученый семнадцатого века Леоне Алпаччи писал: «Вриколак (Vrykolakas) – это труп человека, при жизни предававшегося греху и распутству, нередко – одного из тех, кто был отлучен от церкви своим епископом. Подобные тела не подвергаются разложению и не превращаются в прах, но, обладая кожей крайне прочной и упругой, раздуваются во все стороны так, что у них едва можно согнуть суставы; кожа их растягивается, как пергамент, которым обтягивают барабаны, и если по ней постучать, она издает точно такой же звук, вследствие чего вриколак и получил название «барабаноподобный». …Говорят, что это чудовище столь пагубно для людей, что на самом деле может появляться и в дневное время, даже в самый полдень, причем не ограничиваясь деревенскими домами, а посещая огороженные виноградники или выходя на открытую местность, набрасываясь внезапно на работающих в поле крестьян или на прохожих, идущих по большой дороге. Оно способно убивать одним своим видом, внушающим ужас, даже не пытаясь хватать людей и не произнося ни слова… Невозможно, чтобы покойный стал вриколаком иначе чем по воле дьявола, который, желая поиздеваться над некоторыми людьми и ввести их в заблуждение, дабы они навлекли на себя гнев Небес, вызывает эти темные чудеса и столь часто по ночам он насылает чары, благодаря чему людям кажется, будто им является покойник, с которым они прежде были знакомы, и ведет с ними беседы; и в снах они тоже видят странные картины. Иной раз им может привидеться, будто он расхаживает туда-сюда по проселочной, а то и по большой дороге или просто стоит на месте; более того – рассказывают, что он принимался душить людей и убивал их. Сразу же начинается прискорбная суета, по всей деревне поднимается переполох, всюду шум и гам, так что все бросаются к могиле и откапывают покойника… и кажется им, что покойник – тот, который давно умер и был похоронен – сейчас перед ними как живой… И поэтому они общими усилиями собирают громадный штабель дров для погребального костра и поджигают его, положив сверху труп, дабы огонь истребил его окончательно». Вампиры, по Средневековым воззрениям, боятся солнечного света, святой воды, серебряной пули, но живут практически вечно, не болеют, умеют заживлять раны, практически не стареют. В Средние века их изображали с горящими глазами и клыками, с которых капает кровь. Вот в этих пугающих сущностей темного мира и нравится гримироваться готам. Правда, они стараются выглядеть не чудовищно, а утонченно. То, что для христианина XVII века было ужасающим и безобразным, для гота XXI века – притягательно и эстетично. После выхода в свет множества «вампирских» фильмов образ вампира воссоздать несложно. Кто-то предпочитает выбрать совершенно белое, то есть бескровное лицо, имитируя состояние «ни живой, ни мертвый» белым гримом и нередко контактными линзами белого цвета, кто-то наносит на кожу следы шрамов, создает эффект расползающейся кожи. Но даже лицо «трупа» должно выглядеть красиво и создавать реалистичный имидж. К силам тьмы относятся и другие обитатели ада – черти и бесы, элементали (гномы, сильфы, ундины, саламандры), духи стихий (гоблины, лепреконы, тролли, водяные, лешие, болотники, домовые и т. п.), неупокоенные души (лярвы, ламии, лемуры и т. д.), а также «проводники темных сил» из вполне реального мира (пусть навсегда уже ставшего историей) – колдуны, маги, ведьмы. Из всех возможных низших духов готы предпочитают тоже наиболее разработанные в литературе и кинематографе – фей (создав целое течение внутри субкультуры), магов и колдуний. Но, в основном, эксплуатируя эстетику тьмы, готы пользуются только частью «темного арсенала» – это имидж демона или вампира (большей частью великосветского – вроде графа Цепеша или Дракулы), магические ритуалы, сопровождающие вызов демонов, магические символы. Ритуалы – это дополнение для создания «готического духа». Настоящих магов, колдунов и ведьм среди готов нет и быть не может, для этого существуют другие субкультуры и совсем не молодежные. Но в части готических сообществ есть обряды инициации, построенные на ритуальной магии, ритуалы используются и устроителями праздников. Сами праздники тоже привязаны к ритуальным датам – один из самых известных, конечно, Хэллоуин, то есть канун дня Всех Святых, отмеченный необычайным разгулом нечистой силы. Другой (менее массовый) праздник – Вальпургиева ночь, то есть всемирный весенний слет ведьм на шабаш. Без ритуалов праздники не выглядят зрелищно, поэтому без них не обходятся. Но к реальному вызову демонов эти ритуалы не имеют никакого отношения. Это просто «готический театр». Очень мрачно, красиво и вызывает соответствующее эстетическое чувство, точно погружаешься в эпоху Средневековья. Готы педантичны в соблюдении своего имиджа. И ни один готический костюм не будет по-настоящему готическим без соответствующей символики. К магическим символам готов можно отнести следующие: пентакль АГЛА, гексаграмма, рука власти, звезда белых магов (пентакль с вершиной вверх), звезда черных магов (пентакль вершиной вниз), тау-крест, пентаграмма Агриппы, кельтский крест, трескиль, пентакль Соломона, счастливая рука, молот Тора, око Гора, амулет скарабея, а также знаменитый анкх. На самом деле чаще всего используются анкх, перевернутый крест и пентакли. Анкх попал к готам из фильма, но за собой потянул всю цепочку египетских амулетов, связанных с погребальным обрядом. Перевернутый крест использовался черными магами Средневековой Европы, а в наши дни – последователями церкви Лавея, то есть сатанистами. Пентаграммы были многократно продемонстрированы во многих фильмах, к тому же редкая книга про черных магов «забудет» рассказать о Звездах магов. Вампиры в Средневековых хрониках никогда не изображались ни с анкхом, ни с пентаклем. Но готическая мода разрешает носить чуть ли не весь арсенал крестов, чаш, звезд и прочих талисманов и амулетов. Готы, увлеченные язычеством и древней магией, носят иногда демонические крылышки, демонстрируя таким образом, что изображают фей (эльфиек). Еще один символ, связанный с вампиризмом, – летучая мышь. Это то самое существо, в которое перевоплощается вампир. Правда, если перестараться, то вместо порядочного гота получится Бэтмэн. Но это касается вообще неразумного использования символики. Чего стоят, например, фотографии готических неофиток с православными крестами совершенно поповского размера на груди! Но неофитки – это неофитки. Им сложно объяснить, почему православный крест не относится к истинном готическому образу. Они не знают разницы между католическим и православным крестами. Вот и надевают на шею огромный крестище, свисающий на цепи почти на живот. Самое милое, что некоторые «готессы» вдовесок к кресту еще носят и здоровенные клыки, измазанные чем-то красным (вероятно, кетчупом). А из костюма – только классическое «маленькое черное платье». Но к настоящим готам эти «готессы» имеют такое же примерно отношение, как эмообразная молодежь к стрейтэджерам. Мир, созданный готами, отлично продуман и очень старательно воссоздан. Пожалуй, на ритуалы, одевание–раздевание, они тратят не меньше времени, чем на изучение истории костюма, исторических текстов, изготовление необходимых для имиджа вещей. Готы с легкостью тратят деньги на подходящий наряд или украшение. И эту их страсть к полному соответствию образу отлично использует модная индустрия. Готической модой всерьез занялись кутюрье высшего класса, такие как Джон Гальяно (модный дом Кристан Диор). Пресса писала о показе его антично-готической коллекции такими словами: «Брызги крови, тяжелые красные оттенки, кресты, скелеты и много-много грима на моделях превратили показ мод в настоящий бал вампиров». Модели были сплошь блондинками, а одеяния сделаны из красного бархата. Зимняя готическая коллекция 2008 года другого модельера – Джайлса Дикона – была порождена просмотром фильма знаменитого Кормана «Маска Красной Смерти». Дикон использовал более готический колорит – кобальтовый, оливковый, черный и ярко-красный тона, очень насыщенные и глубокие цвета. Его модели были одеты в длинные платья и юбки, соответственно средневековью. Конечно, позволить себе наряд от Гальяно или Дикона могут очень немногие. Но сегодня уже не нужно искать крой старинного костюма, достаточно зайти в магазин, торгующий готическими вещицами, и там вы найдете буквально все – готическую обувь, костюмы для любой разновидности готов, самые невероятные украшения, парики всех цветов и форм, косметику для грима, многочисленные кольца, серьги, гвоздики для пирсинга, даже переводные картинки для временной татуировки. А то, чего нет, можно приобрести через Интернет. Конечно, цены на готические товары, гораздо выше, чем на обычную одежду и бижутерию в обычных магазинах.Не менее щедро снабжают готов и печатной продукцией – для них издается немало журналов. О музыке я и не говорю – фанатам готической музыки есть из чего выбирать. Но ведь гот – это не только внешность, но и суть.

Суть гота.

Если хороший эмо стремится смотреть на мир с улыбкой и всех любить (за что получает пинки, и на всех обижается), то хороший гот смотрит на мир, как на врага. Он знает, что мир не любит его, и он заранее не любит мир. А за что ему этот мир любить, особенно в подростковом возрасте? В мрачные моменты духа гот обычно говорит: «А разве я просил, чтобы меня явили в этот мир? Я выбрал бы совершенно другой».

Настоящий гот ставит себя выше мира и считает себя уникальным. Поэтому ему не нравится, если другой гот похож на него как две капли воды. «Вот ведь попал», – подумает гот и начнет изменять свой имидж.

Гот должен выглядеть так, чтобы он выделялся в среде готов. А это очень нелегко. Готы ведь большие оригиналы.

Разговариваю с девушкой в невероятном готическом наряде и искусном гриме: у нее длинное черное одеяние, частично прозрачно-черное, частично с черной паутинкой, частично бархатное, на грудь стекает волна черного кружева, начинаясь где-то под подбородком. Как это держится – уму непостижимо. Но наряд так очевидно легок, что остается лишь догадываться, что конструкция создана на основе корсета. Волосы уложены в высокую сложную прическу, которую сзади прикрывает ажурная кожаная шапочка с переплетенными серебряными нитями. Пальцы унизаны перстнями, которые охватывают суставы почти до ногтя, создавая иллюзию когтей. Лицо очень бледное, но не белое, оно какое-то мертвенное, матовое, от глаз к вискам полуразмытые прозрачно-черные разводы, такие же разводы идут вниз, наползая на щеки. Губы блестящие, черные, в углу рта детально изображена паутина и маленький блестящий паучок. Глаза прозрачные, видны только черные зрачки. На ногах сквозь прозрачную черную ткань видны высокие сапоги с обилием металлических застежек сзади и вырезом от низа до верха спереди. В прорези видны паутина и паучки.

– Дорогой, наверно, прикид? – спрашиваю.

– Долгий, – отвечает она.

Выясняется, что практически все (кроме украшений и частично обуви) девушка сделала сама.

– Понимаете, – объясняет она, – такой я увидела себя во сне. Не знаю, что это было – видение или сон. Словно кто-то взял меня за руку и подвел к зеркалу. А там стояла она, то есть я. Я глаз не могла оторвать, так меня мое отражение заворожило. Обычно, когда я просыпаюсь, сразу сны забываю. А тут открываю глаза, а сон перед глазами стоит. Я взяла срочно бумагу и карандаш, стала зарисовывать все, как с натуры. Все до мельчайших деталей зарисовала. И сразу отправилась по магазинам. Ничего такого там, конечно, не было. Искала с тем же успехом в Интернете. Нашла, наконец, какого-то мастера, но он мне такую запредельную цену назвал, что я не знала – плакать или смеяться. Решила сделать самостоятельно. Сначала ничего не получалось, потом как-то вошла в струю. Работала понемногу, все делала тщательно. Особенно трудно было с сапогами. Пришлось самой резать кожу и соединять прорезь эластичной нитью. Паучков я тоже сделал сама! На все про все затратила минимум средств и четыре месяца ежевечерней работы.

– А грим? – спрашиваю.

– Это мой бойфренд, – признается немного смущенно. – Он мне и волосы укладывает, и макияж делает. Я только паучка рисую.

– А глаза? Они у тебя от природы такие светлые? – интересуюсь.

– Что вы! – смеется. – Таких у живых не бывает! Это контактные линзы. Если поискать, можно купить. Хотите попробовать?

– Нет, – даже вздрагиваю, представив свое не слишком юное уже личико с глазами настоящего трупа, – лучше не надо.

– А вам пойдет, – сообщает девушка, – нужно только добиться полной бескровности и волосы приподнять… Давайте, покажу, как…

И ко мне тянутся металлические коготки с длинными черными ногтями.

От преображения меня спасает только возвращение бойфренда гота.

– Элизиум, – говорит он своей девушке, – пора выдвигаться, солнце село, – потом замечает меня, делает шаг назад. – А это что за эмо?

– Это не эмо, – обиженно говорит девушка-гот. – Это журналистка, а ноги у нее полосатые, потому что так ей нравится.

– Но почему ей нравится розовое с черным, вот в чем вопрос, – вздыхает гот. – Лучше бы ей нравилось черное с белым.

Не могу же я признаться готам, что розовое с черным как раз потому и надето, что два часа назад пришлось делать вид, что я в душе эмо. Так что я молчу.

– Я не хотел обидеть, – извиняется гот, приняв мое молчание за признак огорчения. – Но черное вам больше к лицу. Если немного поработать, вы станете замечательно готичны…

Я радуюсь только одному: у парочки нет времени на меня.

– Я буду готична в душе, – говорю я мягко.

– Готична в душе? – откровенно смеется гот. – Такого, сударыня, не бывает. Если гот не выглядит как гот, он не гот.

И гот прав. Нельзя быть в душе «немного готом» и носить гламурные шмотки. Недаром готы тратят столько времени на преображение. Если бы им эстетика позволяла, они могли бы просто наносить соответствующий макияж и дополнять его соответствующей символикой. Но тогда создается неполноценный образ. И каждый уважающий себя гот стремится соблюдать единство грима, единство костюма, единство поведения. Мир по сути – это сцена, на которой выступает гот.

Гот не может обмануть своего зрителя. Он будет держаться до последнего, испытывая крайнее неудобство и даже мучение. С этим мне пришлось столкнуться на отдыхе за городом. Стояла чудовищная жара, днем воздух нагревался до тридцати восьми градусов, ночью с трудом опускался до тридцати. Дачники радовались и проводили все дни на ближнем озере. Там было не протолкнуться от обилия народа. Казалось, весь дачный поселок, побросав все дела, переселился на берег. За исключением неходячих стариков и больных… и готов. Да, в этой дачной идиллии имелось двое готов. До сих пор удивляюсь, как они пережили июльскую жару. Не знаю также, проводили ли они часть дня под струей воды из шланга или как-то иначе справлялись со зноем, но на публику они выходили в полном гриме и в своих одеждах. А вы представьте себе, как выглядит грим и костюм при температуре выше тридцати градусов! И самое главное – каково идти в двух черных юбках, сапогах выше колена и с обилием горячего металла, в камзоле поверх кружевной рубашки и в довершение – в тесном черном цилиндре на голове поверх прически! Да и грим, толстым слоем нанесенный на кожу, тоже не позволяет расслабиться. Мимо готов с улюлюканьем проносилась местная шпана – в плавках и босиком, а те шли, мужественно преодолевая метр за метром. Не выходить вовсе они тоже не могли: приходилось то встречать кого-то, то провожать, то просто пополнять продовольствие в магазине. Единственное, что им, очевидно, скрашивало летнюю пытку – холодное пиво. Они его закупали упаковками. А в эти убийственно жаркие деньки к ним из города приезжали приятели и приятельницы – тоже готы и тоже в полной готической форме. Как им удавалось пережить три часа в переполненной электричке? Уму непостижимо! Так что точно: готом нельзя быть в душе. Гот – он всегда гот.

То же касается и самовыражения. Если ты не занимаешься творчеством – какой же ты гот?! Это один из основополагающих принципов сообщества готов. Они все что-то делают. Кто рисует, кто поет, кто сочиняет музыку, кто пишет стихи или рассказы.

Обживая свою эпоху, гот выбирает и художественные средства, которыми пользуется. Викторианский гот пишет в духе поэтов-романтиков. Средневековый гот – в духе трубадуров. Кибер-гот выбирает самые современные средства выражения личности. Гот-вампир не ограничивается эпохой, но ограничивается темой. Все они следуют избранному образу. Не всякое заунывное или мрачное творение – готическое. Можно хоть сотню текстов сочинить про любовь и смерть от перерезания вен, но если колорит текстов не будет готическим, то и сам текст тоже. И тут важно, чтобы была выдержана не часть эстетики, а вся эстетика. Иначе любого романтика можно запихнуть в готы. Помните по русской литературе, такие и в XIX веке встречались. Например, Владимир Ленский. Чем не схожий образ – «всегда возвышенная речь и кудри черные до плеч». Однако готы бы его с презрением отвергли. Ибо в контексте своей эпохи Ленский был внутри тогдашнего мейнстрима. А если говорить о возвышенной речи, которую часто приписывают готам, то вряд ли Шарль Бодлер, которого готы считают своим предшественником, ею отличался. Его поэзия превосходна, мрачна, но совсем не возвышенна. В этом плане она без сомнения – готична.

Готы нередко следуют архаичности формы (например, в поэзии викторианцы и возрожденцы используют стансы и сонеты), но эта архаичность кроме самой формы сочетается еще и с архаичностью словаря. По большей части то, что они пишут, лучше всего называть стилизациями. Они превосходные стилизаторы. Это идет как раз от привычки соблюдать все условности, и чем честнее они придерживаются неписанного правила, тем лучше и талантливее получаются стилизации. Достаточно посмотреть в Интернете личное творчество готов разных направлений, чтобы это понять. Они каким-то образом умудряются втиснуть собственное «я» в давно отжившие оболочки. Но поскольку творчество – это такой предмет, где новая форма всегда синонимична и новому словарю, и новым мыслям, готы не могут претендовать на ведушее место в искусстве. Только в музыке им удается держать планку очень высоко. И музыка, которую они творят, нравится не только готам. А в остальном готическое творчество – это творчество готов для готов.

Но гот рожден, чтобы творить. Если он не умеет ни сочинять, ни исполнять чужих сочинений, он творит в той области, где может: например, шьет готические костюмы, делает готические украшения, мастерит готическую обувь, создает готический макияж. И даже творчески одаренный гот, воплощающий себя в искусстве, умеет своими силами создать индивидуальный образ. А одно это уже совсем не мало! Ведь каждый гот похож на ходячую вывеску: он сразу объявляет, какой он гот, чем увлечен, что умеет, что любит и что ненавидит. Пожалуй, ни одно другое течение не отличается такой сверхличностной ориентацией. Только готы. Вся их личность предельно отражена во внешности: если умеете читать – прочтете, не умеете – не для вас образ создавался. Индивидуальность прежде всего.

Поддерживать имидж – дело очень хлопотное. Когда гот выбирает свою эпоху, он учится всему, что умели люди того времени. Вот почему «средневековые готы» владеют фехтованием, умеют скакать на лошади, многие из них посещают школы верховой езды. Готы викторианской эпохи мастерски владеют искусством танца. Готические танцы – это особый разговор. Они отличаются от обычных старинных танцев крайне стесненными движениями (это связано с тяжелыми и часто неудобными костюмами, которые приходится носить). Набор движений очень ограничен, но тем не менее популярность получили даже танцевальные готические коллективы, доведя умение ограниченным числом движений создать современные готические танцы. Это настоящее искусство. Танец рассматривается как плавная смена поз.

Тайна искусства готов такова: они берут нечто древнее, пропускают через себя и получают совершенно новый продукт. Все, за что они берутся, в результате имеет законченный вид. Хиппи добивались самовыражения, но через поток сознания. Панки самовыражались, практически не заботясь о форме. Готам важен четко выверенный отбор мыслей и слов и соблюдение формы.

Форма – это слово, которым обозначается для гота все – от внешности до творчества. Настоящий гот всегда стремится к совершенству.

38 пунктов для родителей, или как отличить гота от нормального ребенка.

Взрослые всегда боятся того, чего не понимают. Эмо они не понимают и делают вывод, что быть эмо плохо и очень опасно. Поэтому, конечно, эмо следует запретить. К готам отношение еще тяжелее. Если взрослые уверены, что эмо только то и делают, что пилят себе вены, то про готов им уж точно известно: не только в любой момент жаждут помереть, но и помогают другим.

Самые озабоченные в мире американские родители вывесили в Интернете так называемые 38 пунктов [19] . Не могу не привести этот бессмертный плод человеческого гения без комментариев и купюр:

1. Носит черную одежду. 2. Делает пирсинг или татуировки. 3. Носит пентаграмму или анкх. 4. Носит рок-футболки. 5. Слушает готические группы как Мэрилин Мэнсон и прочие антисоциальные и антихристианские группы. 6. Зависает с новыми подозрительными друзьями. 7. Не проявляет интереса к церкви, молитвам и спорту. 8. Принимает наркотики. 9. Убивает людей для забавы. 10. Гуляет по ночам и пьет кровь. 11. Смотрит кабельное телевидение. 12. Сидит в Интернете. 13. Жалуется на головные боли, тошноту и скуку. 14. Стал скрытным. 15. Проводит большую часть времени в одиночестве. 16. Плохо ведет себя в школе. 17. Забывает делать уроки возможно под влиянием наркотиков или алкоголя. 18. Слушает музыку на полной громкости возможно под влиянием наркотиков или алкоголя. 19. Пользуется компом или Интернетом. 20. Читает научную фантастику или приключения. 21. Ведет злобные записи в дневнике, которые вы сможете найти и прочитать, если обыщете комнату ребенка. 22. У него появляются параноидальные фантазии. 23. Исследует опасные религии, культы типа WICCA, сатанизма, индуизма и буддизма. 24. Используют кровь христианских младенцев чтобы надписать пентаграммы или другие символы на церквях и школах. 25. Спит слишком много или слишком мало. 26. Ест слишком много или слишком мало. 27. Смотрит порнографию или иным образом проявляет интерес к сексу. 28. Является гомосексуалистом, бисексуалом, метросексуалом или транссексуалом. 29. Курит. 30. Разбрасывает по дому шприцы или другие подозрительные предметы. 31. Ест готическую еду. 32. Говорит «я гот». 33. Носит значок с надписью «я гот». 34. Ходит по подозрительным клубам и местам. 35. Собирает чугунные котлы. 36. Выплавляет из них таблички «я гот». 37. Танцует под музыку. 38. Ведет себя любым другим странным или пугающим образом.

Для создателей этого списка между готами и сатанистами поставлен жирный знак равенства. И ясно, откуда взялось это творение. Его родили озабоченные граждане, прочитавшие американский вариант нашего отечественного справочника по сатанинским сектам («Новые религиозные организации России деструктивного и оккультного характера»), где совершенно серьезно говорится дословно следующее: «В субкультуре сатанистской молодежи и любительских групп господствуют определенные формы музыки тяжелого металла. Музыка таких рок-групп, как Slayer («Убийца»), Celtic Frost («Кельтский Мороз»), The Who, KISS и Led Zeppelin (сюда же можно отнести и Ozzy Osbourne), может быть выделена из-за ее открытого поощрения сатанистской идеологии. Это в действительности религиозная музыка, если вы признаете предпосылку о том, что сатанизм является религией. Здесь достаточно показательны названия таких песен: “Шабаш, кровавый шабаш”, “Глядя снизу на крест”, “Номер зверя”. Подобная музыка может быть крайне низкого качества, с точки зрения искусства, но ее содержание прямо взывает к сатанизму, и ее атака является чем-то гораздо большим, нежели просто развлечением. Две темы, например, явно возникают в этом “темном металле”. Первая – самоубийство, вторая – ритуальное убийство и расчленение. Самоубийство выдвигается как ответ на жизненные проблемы, как некий вид ритуального или религиозного акта мужества и религиозного рвения. Такие песни, как “Решение – самоубийство”, “Обязательное самоубийство”, “Убить себя, чтобы жить”, “Ветры самоубийства”, превозносят достоинства подобного «решения». В Соединенных Штатах родителями, которые чувствовали, что самоубийство их сына случилось в результате влияния музыки тяжелого металла, было начато судебное дело. Убийство и расчленение других также выдвигается как акт катарсиса. И вновь, вот несколько названий: «Пролей кровь», «Телесное расчленение», «Убийство – это мое дело… И дело это хорошее.» – список продолжается. Группа жесткого рока «Led Zeppelin» обрела значительное место в истории рока главным образом благодаря своему гитаристу Джимми Пейджу (Jimmi Page), который, испытав в полной мере галлюциногенные наркотики, привел группу к явному сатанистскому культу. Из произведений, принесших известность этой группе, наиболее известны: «Stairway To Heaven» («Лестница в небо»), текст которого включает колдовские заклинания и подсознательные сообщения, и «Presence» («Присутствие»), посвященное сатанинским силам». Вот так: «Сегодня он играет джаз, а завтра родину продаст»! Конечно, тексты у многих групп, играющих тяжелую музыку, добродушием и лиричностью не грешат. Но представить себе подростка-гота, отправившегося воровать в котельную какой-то чугунный котел и выплавлять (вы себе это только представьте!) табличку с надписью «я гот»…Да, тут гот явно спутан с «готиком», но даже «готика» сложно вообразить в такой незавидной роли.Гораздо вернее опросник из 17 пунктов [20] , который выглядит так:

«1. Вы тратите массу времени на творчество, занимаясь музыкой, изобразительным искусством, поэзией, философией и литературой? 2. Плоды вашего творчества имеют мрачную, шокирующую, пугающую или просто странную форму? 3. Вы любите музеи и культурные центры? 4. Вы понимаете и любите читать Шекспира, Шелли, Браунинга или других сходных авторов не нуждаясь в прочтении комментариев? 5. Вы хорошо понимаете разницу между нигилизмом и экзистенционализмом? 6. Вы искренне получаете удовольствие от прослушивания музыки самых разных направлений? 7. Вы подлинно чувственная натура, глубоко осознающая цвет, вкус, обоняние и звук? 8. Вы не понимаете, почему люди тратят столько времени на просмотр телепрограмм? 9. Вы чувствуете себя неудобно, когда одеты с кем-то подобным образом? 10. Вы чувствуете себя комфортно, даже если вокруг нет никого, кто бы выглядел подобно вам? 11. Вы часто задаете себе вопрос «почему?» и находите на него интересные ответы? 12. Вы часто задаете себе вопрос «как?» и поступаете так, как считаете нужным? 13. Вы не отбрасываете что-либо лишь потому, что не понимаете это? 14. Вы формируете свое мнение о людях по их поступкам и действиям, а не потому как они выглядят? 15. Вы не боитесь непознанного?. 16. Вы не боитесь темноты? 17. Вы боитесь быть посредственностью?».

Если молодой человек ответит утвердительно хотя бы на 16 пунктов, он может оказаться готом. Надо ли объяснять, что существует разница между переплавкой чугунного котла и чтением Шекспира?

Готические смерти.

Да, 38 пунктов смешны до колик, но страх-то у родителей есть. Они же слышали, что готы склонны к самоубийству. Конечно, и такое бывает. Найдется малолетний идиотик, резанет себя по венам, оставит предсмертную записку «Я иду к моему Властелину» или «Готы бессмертны». Если первая записка хотя бы довольно неопределенна, то вторая совершенно ясно намекает, что несчастный считал себя готом. И дело в шляпе. Завтра все будут знать, что готы склонны к суициду. Как-то со взрослым и умудренным двадцатью пятью годами жизни готом мы обсуждали эту суицидную тему. Долго, до пены у рта.

– У кого больше суицидов – у вас или у эмо?

– Вестимо, у эмо, – со смешком. – Готы бессмертны, если они не херки.

– А херки?

– А херки – это эмо, которые думают, что они готы.

– Ага, – говорю, – они самоубиваются, когда понимают, как ошибались…

– Точно. Как только поймут, хватаются за бритвочку, шарах по венам, а тут и мама идет.

– А если всерьез?

– А всерьез не бывает. Всерьез это у Мисумы. Японский менталитет. Заметила, у них даже эмо другие. Они эмоции из себя выдавливают. Трудно, наверно. По венам или живот взрезать им проще.

– А если жить не хочется, что делает гот?

– Обычно пьет. Потом смиряется. Потом остывает. Потом говорит: смерть нужно растить.

– А по венам?

– Дались тебе эти вены. Можно с крыши шагнуть. Можно в горах замерзнуть. Можно в машине разбиться. Только зачем? Мы, действительно, бессмертны и вернемся проживать себя заново.

– Бардо Тодол? [21].

– Воистину Бардо!

Нет, не желают нормальные готы резать вены, хотя дяди и тети отнесли готов к группе риска. Понятно, что внимание было обращено на «готиков», которые много о смерти рассуждают и шантажируют своих родителей обещаниями умереть. Единицы из них готовы выполнить обещанное. И между прочим, против этого есть лекарство – горькое, конечно, но радикальное.

Как-то раз, когда тринадцатилетний отрок, весь в черных кудрях и с летучей мышью в ухе, сообщил матери, что завтра же положит конец бессмысленному существованию, мать, сделав задумчивое лицо, предложила:

– Давай-ка, сходим лучше ко мне на работу.

И они сходили. В прозекторскую. Мама у него трудилась патологоанатомом. При виде первого же настоящего трупа герой позеленел и стал сползать на пол. Ему безжалостно сунули под нос нашатырь и довели экскурсию до логического конца. После экскурсии он только и смог пролепетать: «И я такой буду?» Мама заверила, что будет. Больше разговоров на тему смерти не было никогда. Великое дело – живой (простите, мертвый) пример! На не имеющего представления о том, как выглядит и пахнет настоящий труп, юного «готика» (а также эмо и сатаниста) это действует безотказно. Одно дело кинематографическая красавица, лежащая в гробу, с лицом бледным и прекрасным, другое – окровавленный кусок плоти, который недавно был человеком.

Многие подростки к выводу, что смерть все-таки не столь уж приятная вещь, приходят самостоятельно. Через личный опыт. О недоведенных до конца самоубийствах родители часто даже не догадываются, однако желание умереть присуще любому подростку, и все учатся его преодолевать. А чтобы преодолеть, бывает необходимо попробовать. Вот и пробуют, и первая проба становится последней. То есть, примерив имидж будущего мертвеца, подросток соображает наконец-то, что сам процесс очень неприятен.

А как же тогда масса публикаций на криминальную тему? Это – о другом. Доведенных до логического конца суицидов не так уж и много, но на них обращают внимание все заинтересованные стороны: чиновники, педагоги, родители, журналисты. Для последних смерть подростка – повод написать рейтинговый материал, потому что он обязательно привлечет читательское внимание. Такой материал предназначен для дискуссии и предполагает поиск виноватых. Готическое мироощущение как нельзя лучше подходит для объяснения, почему подросток свел счеты с жизнью. Кладбища любят? В черное одеваются? Грим непонятный какой-то носят? Значит, зациклены на самоубийстве. И ведь для взрослых-то спокойнее как-то объяснять подростковые смерти мировоззрением и влиянием опасной субкультуры. Иначе придется разбираться, что на самом деле толкнуло мальчика или девочку в петлю, под поезд, к выбрасыванию из окна или перерезанию вен. А часто это может оказаться жестокостью взрослых, а совсем не стремлением эмо до конца проявить эмоции или гота отправиться в гости к Люциферу.

В Казани две семиклассницы бросились под пригородный поезд. Поскольку девочки носили черное и красили волосы в черный цвет, их тут же нарекли готами. Правда, в записке, найденной в кармане одной из погибших, говорилось: «Мы любим группу «Tokio Hotel»!» Девочки были эмо. Но из любви к кумиру совершали самоубийства и девочки, не входящие ни в одну из субкультур…

Новочеркасский студент, «готик» (то есть полный неофит), повесился в общежитии на альпийской веревке и оставил такую записку: «Вы считали, что нужно соответствовать всему этому обществу, стаду, что не нужно выделяться из толпы, что уж лучше выглядеть как все, отвергая мою темную индивидуальность. Но не нужно искать виновных. В своей смерти повинен лишь я. Я все же вас люблю, знаю, как вы сейчас страдаете, проливая слезы на этот листок бумаги. Знаю, что вините себя и наверняка считаете меня немного больным». Он считал себя готом. Но если исключить «темную индивидуальность», так мог попрощаться с близкими любой молодой человек, совсем не обязательно эмо или гот…

Готов обвиняют не только в склонности к суицидам, но и в склонности к убийствам. Этот миф периодически тиражируется прессой, которая любит создавать страшилки. Криминальные разборки, заказные убийства, серийные убийства (в том числе и детей) обсуждаются в обществе, но никто не считает их чем-то непонятным и необъяснимым. Когда же убийца предельно юн, начинается поиск причин, толкнувших его на преступление. Одной из причин называется принадлежность к непонятной субкультуре.

Совсем недавно на всю страну прогремело дело двух молодых людей из Петербурга, которые убили и съели свою ровесницу. История вкратце такова.

Двое молодых людей, работавший на рынке мясником Максим Головатских и флорист Юрий Можнов, убили свою подружку Карину Будучьян, расчленили тело и частично съели. Первая же статья о них вышла под кричащим заголовком: «Юные каннибалы-готы съели школьницу-эмо в Питере». [22].

Юру, не колеблясь назвали эмо (он же букеты из цветов компонует), а Максима – готом (конечно, гот – мясник все же). Распределение ролей связали с профессией. Журналисты не пожалели красок, чтобы описать детали преступления – от каждой строчки веет ледяным холодом. Публикации по теме пошли потоком. Правда, кто-то обратил внимание, что флорист Юра вряд ли эмо – эмо ведь только плакать умеют и вены резать, да и то на своих руках. Так что Юру срочно переквалифицировали тоже в готы. Тут, очевидно, в редакции начался спор, что толкнуло готов на убийство и поедание девушки? Так версия приобрела уже законченный вид: «Готы поиграли в сатанистов и съели школьницу». Сатанинский ритуал – это звучит таинственно, мрачно и непонятно. Что за ритуал? Какие части тела предполагают к съедению? Какое отношение к сатанизму имеют готы? Кто знает… Сказано – «поиграли в сатанистов» – такие, видать, у современных неформалов игры. Правда, милиционер проговорился, что убийцы не просто съели какие-то части тела, но сварили их с картошкой, то есть ели своего рода суп. А это напоминает разве что ритуалы Ганнибала Лектора. Тот, конечно, был эстет, но уж явно не гот.

Впрочем, при ближайшем рассмотрении и Максим с Юрием как-то мало напоминали готов. Выяснилось, что Максим «лечился в психиатрической клинике имени Скворцова-Степанова от расстройства личности», издевался над животными, угрожал людям убийством. Юрий же был осужден за разбой. Однако пресса сворачивать на попятную не пожелала: когда Головатских и Можнова не называли готами, то именовали просто «неформалами-отморозками».

Готам приписали и ярославскую расчлененку, случившуюся за год до петербургской. Там было убито четверо подростков. Характер ран на останках позволил сделать вывод о причастности не то готов, не то сатанистов к убийству подростков.

Журналисты так и не определились, какую субкультуру объявить виноватой, но в качестве доказательства вины были приведены такие «факты»: «Варя Кузьмина (16 лет) очень хотела, чтобы ее молодой человек Андрей расстался с сатанистами; в бумагах погибшей 16-летней Оли Пуховой следователи нашли распечатку «101 правило сатаниста»; Андрей Сорокин (16 лет) считал, что его друзья-неформалы – милые ребята». Правда, когда были арестованы подозреваемые (с замечательными «готичными» именами Граф, Клык, Труп, Мертвый, Ворон, Дистрис), оказалось, что сами себя они идентифицируют как сатанистов. Еще один юноша по имени Доктор Гот в это время находился… в психиатрической больнице. Прежде молодые люди уже задерживались за вандализм (погром на Леонтьевском кладбище в Ярославле).

Объяснив читателю, что сатанизм – деструктивен по своей природе и требует «в обязательном порядке контакта с дьяволом или иными силами тьмы», журналисты дали небольшой комментарий: «Школьников защитят от готов?» Вопрос в конце названия был риторическим: текст обещал, что обязательно защитят, поскольку «черные тона, пирсинг, тату… могут повлиять на психику учеников, вызвав депрессивные состояния». В этом контексте депрессивное состояние явно предполагало переход в агрессивную фазу с извращенными способами группового убийства! Вывод журналистов поразил меня как гадюка, выскочившая из-под башмака: «Знаете, кто считает себя самым пострадавшим в этой истории? Не поверите. Готы… Готы после этой чудовищной истории, действительно, скомпрометированы. Пусть они трижды миролюбивы: произошедшее доказало, что их движение все равно смыкается с сатанизмом. Общий цвет одежды, атрибутика и клички. Времяпрепровождение на могилах и знакомые, переходящие от одних к другим. Готы – как ящик с рассадой для сатанизма. Человек, испытавший обаяние готики, легче наденет сатанинский крест: он как бы уже получил некрофильскую прививку…» Вот так одним махом потерпевшие (а погибших подростков почему-то отнесли к готам) оказались сами же и виноваты – «ящик с рассадой для сатанизма»… Не обошлось и без привлечения «тяжелой артиллерии» – высказываний одного борца со всем, что не есть православие. Профессор ясно сказал: «Они опасны даже для самих себя».

Профессор прав? Скажем так: они не опаснее других молодых людей. Опасны люди с психиатрическими заболеваниями и Сатаной в голове. Опасны окологотические херки и сектанты с сатанинским уклоном, воспринимающие мир скорее как ролевую игру, нежели реальность. А в ролевой игре разрешено все, нужно только действовать по правилам. Вот и получается милицейская сводка:

«Хабаровский краевой суд признал виновными 22-летнего Александра Осипова и его несовершеннолетнего подельника в ритуальном убийстве в Комсомольске-на-Амуре. 13 декабря 2005 года подростка, выбранного для принесения в жертву, заманили в квартиру, обмотали бинтами, положили в центр пентаграммы, начерченной на полу, и нанесли ему 26 ножевых ранений в грудь». Надо ли говорить, что милиция приписала Осипова и его подельника к «молодежной неформальной организации «Готы», которая… пропагандирует суицидальные идеи и сатанинские учения»?

На самом деле с готами и эмо происходят другие неприятности: нападают на них. Причем не всегда ровесники, иногда и вполне зрелые граждане, которым готы и эмо не нравятся, потому что не такие, как все.

Помнится, в моей юности точно такие же граждане избрали мишенью хиппи. И вот ясный летний день, стайка хиппи у фонтана, мимо проходят люди, все вроде хорошо. И вдруг откуда-то появляется группа мордастых дяденек и начинает таскать хиппи за волосы. Хорошо, если просто таскать и отвешивать тумаки, а как-то раз один гражданин даже пытался сжечь (!) «патлы» на корню. То есть один жег, а двое держали. Повезло, что рядом оказались панки. Хоть и относились они к хиппам с неприязнью, но такого беспредела и не стерпели. Хиппарь был спасен, волосы частично уцелели, гражданин понял ошибку и уполз зализывать раны. Примерно так же, как бык на красную тряпку, реагируют на самых нестандартных представителей субкультуры – готов – и некоторые слои общества сегодня. И хотя мода в одежде уже совершенно иная, все равно этим людям не нравится все то, что – по их понятиям – не имеет права на жизнь. Так что трудно определить точно круг хулиганов, нападающих на эмо и готов, трудно даже назвать возрастные рамки борцов за чистоту молодежных рядов. Это могут быть и ровесники (эти отстаивают свое право устанавливать моду), и искоренители, недавно вышедшие из подросткового возраста, и люди зрелые, солидные, от которых как-то нападения ожидать трудно. Почему-то все нападения на эмо и готов списывают на подростков, то есть на другую субкультуру, например, скинов. Но если почитать, что пишут на форумах в Интернете умудренные опытом люди, то начнешь сомневаться, что агрессивны к готам и эмо только их ровесники. Душевной теплотой веет от предложений разного рода «мамочек» насильно переодевать подростков «в одежду, подобающую человеку», обыскивать комнату подростка на предмет «нахождения сатанинской литературы и другой пропаганды извращенного образа жизни». Замечательно воодушевляет «принудительное направление в нервно-психиатрические стационары для прохождения курса пролечивания от готического бреда». Но самое, наверное, добродушное из пожеланий – «плотное взаимодействие с правоохранительными органами и постановка на учет всех школьников, замеченных в принадлежности или хотя бы интересе к неформальным движениям». После подобных рекомендаций по обустройству молодой России, можно только посоветовать вернуть в срочном порядке розгу как орудие воспитания и карцер как орудие принуждения.

Только, смею вас заверить, все эти меры приведут к совершенно обратному результату. Ряды эмо и готов (и так уж совершенно помолодевшие) станут еще моложе, их число начнет стремительно расти, а трещина в отношениях между поколениями превратится в пропасть. Хотите этого? Тогда срочно принимайте законы, ограничивающие права нестандартной молодежи.

Заключение.

Случилось так, что одна озабоченная мама попросила меня провести воспитательную беседу с ее дочкой-готом.

– Дрянь всякую носит, волосы испортила, веснушки свела, глаза дикие, как у бездомной кошки, боюсь, наркотики употребляет, – таков был отзыв о ней.

И вот в назначенный день под предлогом передачи тома философа Канта внушающую опасение дочку отправили ко мне домой.

Звонок в дверь. Открываю. Стоит девчонка лет семнадцати, худенькая, стройная, с кислотно-синими волосами, сильно загримированным лицом и в длинной черно-фиолетовой юбке с кружевами. Стоит и листает моего Канта на лестнице. С интересом листает, по глазам видно. Я ее приглашаю зайти, попутно начинаю расспрашивать, что ее так в Канте заинтересовало. И неожиданно она сразу включается в разговор. Мы обсуждаем «Критику чистого разума». Час говорим, два, от Канта переходим на другие предметы. А через три звонит мне ее мать.

– Моя к тебе заходила? Видела, какая стала уродина? Сидит еще у тебя? Как сидит? Вы разговариваете? Ты с ней разговариваешь? Да о чем с ней говорить? О чем? Я не просила тебя философов обсуждать! Ты про дело с ней говори: чтобы волосы в естественный цвет покрасила и о наркотиках не думала. Как не будешь? Ты же обещала! Ты что тоже этот…как его…гот?

Трудно мне было объяснить маме этой девушки, что у человека есть право думать, как он думает, одеваться, как он одевается, и распоряжаться собственной жизнью, как ему кажется правильным.

Про наркотики мы, конечно, поговорили, но совсем не так, как предполагала ее мама.

– Вы тоже пробовали? – распахнула она глазищи. – Вам тоже не понравилось? А я думала, что одна такая ущербная. Даже травку не могу курить.

– А остальное?

– Я то, что по вене, и пробовать не стану, – покачала головой, – я, наверно, неправильный гот. Я крови боюсь и боли.

О, сколько, оказалось, эта девушка знает о готике! Нет, не о субкультуре, а об истории архитектуры, живописи, литературы. И стихи пишет. Явно готические: «на черном небе миндалевидным глазом смотрит луна мертвецов»… Красиво же, хотя и напыщенно! А мать заботится совсем о другом: почему тощая – не ест, что ли? И задает мне вопрос по одному из 38 осмеянных пунктов – готическая еда это кровь? Нда… И советует: ты ей вены-то проверь, а то я не понимаю, как выглядит след от укола – должен быть синяк или не должен? Нет бы ей сесть и поговорить со своим ребенком. Не о школьных успехах, не о предпочтениях в одежде, а исходя из круга интересов девушки – о поэзии, например, или об истории.

– Мама у меня хорошая, – между тем делится со мной гостья, – только недалекая. Да и какая у нее жизнь между работой и кухней?!

И совершенно безапелляционно делает вывод:

– Я такой не буду. Я умру молодой.

– Знаешь, – улыбаюсь, – в свои семнадцать я считала, что умру в двадцать пять. Думала, что в двадцать пять уже начинается старость. Специально ночью ходила на кладбище, подбирала могилу, в которой мне хотелось бы лежать. Нашла. Был там старинный памятник, кажется, еще восемнадцатого века. Очень колоритный – огромный крест, на котором сидит голубь. И надпись получитаемая – «всяк приходящий пред очи мои да благословен в молчании будет». До сих пор помню.

– Красиво, – соглашается девушка. – Но я умру, чтобы стать бессмертной и вечно молодой. Я очень боюсь постареть.

На это я ей ничего не возразила, потому что бессмысленно – с возрастом пройдет.

Мать девочки, которой я отчет о воспитательной беседе предоставила, так и не поняла, что это было. Но свой вывод она сделала: я с заданием не справилась. Знаю, что было у нее желание отвести дочку к врачу-психиатру, но тут за девочку вступился отец. Запретил.

Прошло два года, девушка стала студенткой, выбрала в качестве будущей специальности медиевистику. От готического имиджа не избавилась, но ей это очень идет. Иногда мы с удовольствием и интересом общаемся.

С эмо у меня контакта так и не получилось. И не потому, что я не старалась, а потому что внешне открытые и эмциональные, они не шли на такой контакт. Сказывалась все же разница в возрасте между эмо и готами. Разговор иссякал и быстро сходил на нет. Правда, как-то мне встретилась девочка-эмо из более старшего поколения – ей было уже шестнадцать лет. И то, что она мне сказала, удивило.

– Да о чем с малолетками говорить? – удивилась она. – У них только одежда эмо, а мозги неразвитые! Я тоже сякну через пять минут. Говорить нужно с нами, но мы не совсем эмо.

Это заявление меня ошарашило. Как это не совсем эмо? Одета как эмо: черное с розовым, на боку черная сумка со значками, на голове полосатая шапочка с длинными ушками на черно-красных волосах, руки в митенках, совершенная эмо.

– Мы тут с эмочками рассудили, – объясняет девочка, – что не хотим быть «тру». Это скучно. Мы эмо-готы.

Вот тебе и на! Об эмо-готах я слыхом не слыхивала.

– Мы переросли себя, – разоткровенничалась эмочка. – У нас отношение к миру не изменилось, он гадость. Мы будет менять себя в сторону готичности. Да и музыка у готов лучше. Каулиц отстой.

Я даже растерялась. Каулиц для эмо – святое, а тут сидит девочка в черно-розовом и говорит про недавнего кумира такие слова.

– А кто же тебе нравится тогда? – спрашиваю.

– Мэнсон и «Девять гвоздей», – говорит, и видя растерянность на моей физиономии, добавляет, – да знаю, знаю, это не совсем готика, но нам нравится. Еще «Найтвиш», еще «Продиджи»… Мы пока в поиске, – скромно добавляет она.

Каюсь, разобраться в сумятице эмо-готского ума мне не удалось. Скорее всего, что этого пока не удалось и самим эмо-готам. Но то, что два течения могут слиться, дело понятное. К этому их подталкивают обстоятельства: если взрослые хотят запретить и тех, и других, то эмо, которые не полностью разделяют идеи эмо, и готы, которые не целиком разделяют идеи готов, вполне могут объединиться. В таком объединении им проще выживать. Эмо и готы уже проводили совместные акции.

Когда сумасшедшие взрослые предложили принять запретительную директиву в своей новой доктрине молодежной политики, эмо и готы в нескольких крупных городах вышли протестовать вместе. Они стояли на площади плечом к плечу с заклеенными пластырем ртами.

Когда это случилось в Красноярске, заместитель руководителя агентства по реализации программ общественного развития и молодежных проектов администрации Красноярского края Светлана Ковригина высказалась так: «Красноярские эмо и готы не знают, чего хотят. Они против какой-то концепции, но концепция – всего лишь чье-то субъективное мнение. Мы обращались к организаторам этого пикета, предлагали им оформиться в группу, изложить свои требования в письме. Но в ответ получили отказ. Я твердо уверена в том, что подобный законопроект не вступит в силу. Еще очень много здравомыслящих депутатов, которые его не пропустят. Насчет обвинения в безнравственности могу сказать следующее – есть такие места, в которых нужно соблюдать этикет в одежде. Неприлично появляться в театре в кедах и джинсах… И эмо, и готы могут ходить, как им заблагорассудится, везде! Только не в каких-либо государственных учреждениях, школах и т. д. Эпатажность неформалов приносит им удовольствие, они думают, что всем интересны. Нужно, чтобы человек этим «наелся». И через год-два он сам попросит у мамы нормальную одежду». Однако страх перед запретом всколыхнул не только Красноярск. Как это не знают, чего хотят? Знают, в том-то и дело. А еще лучше знают, чего не хотят. Трудно было даже вообразить, какое событие заставит эмо и готов участвовать в общей акции. Но здесь эмо стояли рядом с готами. Протестуя молчанием.

Трудно соединить плохо соединяемое. Однако вот пообщалась же я с девочкой, которая считает себя эмо-готом. Заметьте, она не херка, и не «готик».

Как она сказала сама: «Мы люди креативные, возьмем лучшее от эмо, лучшее от готов…».

Может, лет через двадцать, когда и эмо, и готы станут историей, а мир накроет какая-то совершенно пока неведомая новая волна, ее старожилами как раз и станут эти эмо-готы, то есть и не эмо, и не готы, а субкультура, которой пока нет названия?

Поживем – увидим. Но одно могу сказать точно: будущего не запретишь.

Примечания.

1.

Http://www.be-in.ru/journal/phenomena/5648.

2.

Http://emachka14.beon.ru/2.html.

3.

Http://emofans.ru/kultura/page/2/

4.

Scream – вопль, пронзительный крик (англ.).

5.

Http://blogs.privet.ru/community/emoLyudi.

6.

Http://www.emo-emo.ru/post57492185/

7.

Http://style.emoolive.ru/~Hoochie/?show=theme&id=62298.

8.

Http://emofans.ru/2007/12/26/mojj_vzgljad_na_suicid.html.

9.

Http://аnitka-nitka.sitecity.ru/stext_0905105404.phtml.

10.

Http://rusemo.ru/board/1-1-0-72.

11.

Http://go2online.ru/show_556_emo_obyavili_voynu_voenkomatu.html.

12.

Http://dnevnichek.sitecity.ru/stext_2310151710.phtml.

13.

Http://emozimmer483.beon.ru/3088-453-jemo-zagadki-1-u-16-letnego-jemo-kto.zhtml.

14.

Http://emofans.ru/2007/09/05/print: page,1,jemo._vzgljad_iznutri.html.

15.

Http://kirishi.ru/?homepages_diaries_MTI2NHzN4PHy&2&vXg_2158.

16.

Http://valo6.narod.ru/

17.

Http://community.livejournal.com/sgmd/3944.html,ksuxa87.

18.

Http://apologia.narod.ru/ocult/mak_oc/mak_5.htm.

19.

Http://forum.sarkor.com/index.php?showtopic=1537&mode=threaded&pid=87161.

20.

Http://romashka2804.beon.ru/2124-402-1-vy-tratite-massu-vremeni-na-tvor.zhtml.

21.

Транслитерация названия «Тибетской книги мертвых» – (bar-dothos-grol).

22.

Http://www.topnews.ru/news_id_25754.html.