Мужской разговор. Место мужчины в мире. Христианский взгляд.

Четыре часа разговора.

Говорят, идеи носятся в воздухе. Так ли это в действительности – Бог весть, но случилось так, что как-то два человека подумали об одном и том же независимо друг от друга. Сначала подумали, а потом, встретившись, просидели долгих четыре часа, в результате чего и родилась эта книга. Разговаривали двое мужчин, в чем-то очень похожих друг на друга, а в чем-то совершенно разных: оба руководят издательским процессом, оба – многодетные отцы семейства, подвижные, не любящие сидеть на месте люди. Каждый в определенный момент задумался о священстве, только один так и не решился на этот шаг, другой же не только стал батюшкой, но обрел настоящее призвание, снискав любовь москвичей и став для многих мудрым духовником и наставником. При этом протоиерею Максиму Первозванскому (а речь идет именно о нем) удалось сохранить юношескую искренность, что сделало нашу четырехчасовую беседу живой, доверительной и недипломатичной, и идея издать книгу для думающего мужчины, работяги и кормильца семьи, которому, к сожалению, очень нелегко найти свое место в Церкви, по-моему, обрела жизнь.

Мужской разговор. Место мужчины в мире. Христианский взгляд

Случилось так, что как-то два человека, встретившись, просидели долгих четыре часа, в результате чего и родилась эта книга…

Час первый. Мужчина перед Богом.

– Отец Максим, что вы можете сказать о делении семейных обязанностей на специфически «мужские» и «женские»? В какой мере следование ролевой традиции актуально для современных мужчин?

– В прежние времена четкое, и даже жесткое, разделение внутрисемейных обязанностей обуславливалось самим укладом жизни и нередко прописывалось законодательно, но в современном стандартизированном мире многое входит в противоречие с этим излишне усложненным устроением семьи. Сейчас я не вижу смысла в строгом разделении домашнего труда, согласно которому, например, ужин непременно должна готовить мама, а с ребенком обязан гулять отец. Понятно, что существуют традиционно мужские занятия, например связанные со строительством или сложным ремонтом, требующие определенной физической силы, хотя в нынешних городах мужчины делятся на тех, кто может что-то сделать своими руками, на тех, кто ничего делать не умеет, и на тех, у кого достаточно средств, чтобы пригласить специалистов… В результате возникает отчуждение человека от физического труда, что представляется мне не совсем правильным. При этом я отдаю себе отчет в том, что в данном случае мы имеем дело с объективным процессом специализации человеческой деятельности: либо мы должны уходить в тайгу, как старообрядцы, либо так или иначе приспосабливаться к социальным и экономическим законам среды, в которой живем.

Однако, по моему мнению, в собственной семье с этой тенденцией следует бороться. Если появляется возможность, надо приобретать землю и возделывать ее. Пусть с экономической точки зрения картошку целесообразнее купить в ближайшем магазине, но для души все-таки полезнее ее посадить, ухаживать за ней и осенью собрать заслуженный урожай. Разумеется, можно нанять рабочих, которые быстрее и лучше построят вам веранду на даче, но для любого мужчины крайне ценно то, что он смастерит ее сам, а еще лучше – вместе с сыном. Возможно, из-за отсутствия опыта веранда получится недостаточно красивой, но все соображения такого рода отойдут на второй план, ведь совместный труд принесет гораздо больше пользы, нежели идеальная конструкция сооружения.

В связи с этим можно привести такой пример. В последнее время вошло в моду заменять подарки друзьям и знакомым конвертиками с деньгами. Ведь правда, порой нелегко определить, в чем тот или иной человек нуждается на самом деле. А так – вручил деньги или какую-нибудь потребительскую карту – и пусть он сам выбирает себе подарок. Что и говорить, обидно получить в подарок совершенно ненужную вещь, но попытка бездушно откупиться от близкого человека выглядит еще хуже. Мы в семье стараемся делать подарки своими руками, причем вместе с детьми. Это может быть вышивка, аппликация, фигурка, вылепленная из пластилина, да что угодно! Главное, чтобы подарок был согрет теплом ваших рук и сердец.

Проблема отчуждения от земли и отказа от физического труда – чрезвычайно серьезна, и ее необходимо так или иначе решать. В совместной творческой деятельности как раз и должно проявиться отцовство, и не столь важно, какой плод она принесет: появится ли в результате скворечник, дачная беседка или книжный стеллаж.

Говоря о воспитании дочерей, невозможно переоценить роль матерей, которые могут научить их рукоделию и кулинарии, хотя я, например, знал одного чудесного молодого человека, который потом ушел служить в армию десантником и вернулся оттуда крепким мужиком. При этом он очень любил золотое шитье, что, разумеется, нисколько не умаляло его мужественности. Так что если мужчина умеет и любит готовить, то и слава Богу, хотя, если даже не умеет и не любит, в любом случае не стоит сваливать весь ворох хозяйственных дел на жену!

Пожалуй, основное различие между мужским и женским предназначением состоит именно в том, что мужчине должно быть свойственно возлагать на себя ответственность, а женщине – в рамках той ответственности, которую взял на себя ее муж, быть не просто послушным орудием чужой воли, а находить творческие решения для реализации его замыслов, быть ему верной и надежной помощницей и советчицей.

В мальчиках необходимо воспитывать чувство ответственности. Не случайно в сословно структурированных обществах их заранее приучали к будущему служению в рамках сословия. Если сын рождался в царской семье, его готовили к реализации если не на государственном, то по крайней мере на воинском, полководческом поприще, давая ему соответствующее образование. Если это был купеческий сын, его с малых лет отправляли в лавку, если крестьянский – в поле. Сегодня былые сословные различия практически стерты, но все равно осталось мужское и женское служение.

Повторяю, разница заключается не в том, кто именно отдает команды, а в том, кто принимает оптимальные решения и отвечает за их успешную реализацию. Задумаемся, кто чаще всего становится старостой школьного класса? В подавляющем большинстве случаев – одна из девочек, потому что они оказываются гораздо ответственнее и аккуратнее, мальчики же созревают позже и, к великому сожалению, почти с рождения привыкают к пассивности и безответственности. Это – не послушание, поскольку мальчишки не любят слушаться даже учительниц, не говоря уж о своих сверстницах, а, скорее, желание беззаботно плыть по течению.

Точно так же и мужья, как правило, не слишком-то слушаются своих жен, но при этом и не отвечают ни за что. Мне нередко приходится слышать: «Если бы она постоянно не твердила мне одно и то же: “Сделай по дому то-то и то-то!” Я бы давно уже все сделал, дело-то нехитрое! А так я просто не могу заставить себя ничем заняться из чувства внутреннего протеста, хотя и понимаю порой, что не прав. Просто это – не моя инициатива!».

– Получается какой-то замкнутый круг. Самое печальное, что, скорее всего, ситуация едва ли изменится к лучшему: в детских садах будут трудиться те же воспитательницы, преподавать в школах – учительницы, никуда, судя по всему, не денутся и непременные старосты-девочки…

– В полных семьях, где отец не самоустраняется от процесса воспитания детей, вопрос этот обычно так или иначе решается. Супруги обсуждают любые возникающие проблемы и пытаются решать их совместными усилиями. Если же семья неполная и отца нет, матери придется прибегать к каким-то паллиативам – всевозможным кружкам, секциям, дополнительным занятиям, туристическим и военно-спортивным походам.

Мужской разговор. Место мужчины в мире. Христианский взгляд

Как-то мне пришлось беседовать с одним знакомым. Вполне благополучная, хорошая, полная семья с четырьмя детьми старшего школьного возраста. Однако мой знакомый сетовал, что те ничего не хотели делать, а заставить их было просто невозможно. Чувство собственного дома и ответственности за него отсутствовали у них начисто. Он решился отправить сына и дочь на три недели в расположенный в Карелии подростковый лагерь известного полярного путешественника Дмитрия Шпаро. После возвращения отец буквально не узнал детей. Теперь они с готовностью отправлялись по магазинам, сами вызывались мыть посуду и подметать пол. Дело в том, что подростки неожиданно для себя попали в ситуацию, то и дело вынуждавшую их принимать решения и реализовывать их на практике, поскольку никто не поставил бы за них палатку, не собрал хворост, не разжег костер и не сварил суп.

Мне кажется, родителям нужно вовремя переставать водить своих детей по жизни за руку и приучать их к самостоятельности, которая в любом случае наступит через пять или семь лет. К этому их следует готовить загодя.

– Отец Максим, а все-таки, как выразить суть мужского служения в семье и перед Богом?

– Когда у меня спрашивают: «А почему женщина не может быть священником?» – я, как правило, отвечаю: «Потому что мужчина не может рожать!» Самим Богом мужское и женское начала в семье разведены. Понятно, что внутреннее устроение и мужа, и жены в разных семьях различно. У сурового и даже деспотичного мужа может быть покорная, ласковая жена, но вполне возможна и обратная ситуация. В жизни всякое случается, и в каждой семье складывается собственный стиль отношений.

Главное, чтобы в воспитании детей мать с отцом гармонично дополняли друг друга. А вообще-то, мужчина призван к исполнению в семье – малой Церкви, равно как и в Церкви большой, трех важнейших функций – царской, священнической и пророческой. Пророк – это не предсказатель будущего, а избранник Божий, через которого проявляется Его воля. Очень важно, чтобы оба супруга понимали суть и меру этой мужской ответственности.

Цитируя слова святого апостола Павла: Каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа (Еф. 5: 33), часто приходится напоминать о том, что именно жене велено слушаться мужа, а не мужу сказано, что жена обязана ему повиноваться, а значит, муж не имеет права принуждать жену к послушанию. Однако такое уточнение вовсе не снимает с мужчины его ответственности. Даже если жена его не слушается, он не должен отказываться от своей изначальной сущности, не должен переставать быть мужем, то есть тем, кто обязан душу свою положить за жену и детей. И помнить, что «всякому мужу глава Христос» (1 Кор. 11: 3). Ответственность молитвы, предстояния пред Богом за свою семью никакая самая непослушная и взбалмошная жена отобрать у мужа не может.

– Отче, вы упомянули о царском, пророческом и священническом служении. С царем все ясно – он может навязать свою волю при помощи силы. А вот пророков всегда камнями побивали, да и кротких священников в нашем обществе далеко не все жалуют… И внутри семьи часто случается: муж уверен в своей правоте и ощущает возложенную на него Богом ответственность, но жена твердо стоит на альтернативных позициях по всем возникающим вопросам. Как быть, если супруги руководствуются совершенно различной логикой?

– На муже, среди прочего, лежит ответственность и за воспитание жены, впрочем, равно как и на жену возлагается ответственность за воспитание мужа. Разумеется, это не имеет ничего общего с воспитанием маленьких детей, потому что степени возможного принуждения совершенно несопоставимы. Здесь важно чувствовать ту грань, которую переступать не стоит, чтобы еще более не обострить конфликт, и помнить о том, что слова должны непременно подкрепляться делами. Например, если ты говоришь ребенку: «Я тебя накажу», но по тем или иным причинам так и не наказываешь, твое слово оказывается ничего не значащим, пустым звуком. В дальнейшем ребенок будет пропускать твои предупреждения мимо ушей. То же самое относится и к супружеским отношениям. Рано или поздно неизбежно возникновение конфликтных ситуаций, и если жена упорствует и не желает уступить, то муж должен осознать, насколько он готов обострить сложившуюся ситуацию и настоять на своем решении, какова цена, которую он может за это заплатить. Готов ли он к временному охлаждению отношений, к некоторому увеличению дистанции и послужит ли все это в конечном итоге гармонизации брака? К сожалению, ответы на все эти вопросы можно получить лишь опытным путем…

Мне не раз приходилось сталкиваться с тем, как стремление мужей к безусловному доминированию, желание подчинить всех своей воле, неумение благоразумно и вовремя уступить приводят если не к разводам, то по крайней мере к разрыву добрых, доверительных отношений. Для этого и года не потребуется, все происходит гораздо стремительнее. Вместе с тем следует помнить и о том, что, если просто пустить все на самотек по принципу: «Да делай ты что хочешь!» – ничего хорошего тоже не получится. Спорные, конфликтные вопросы и ситуации супруги должны обсуждать между собой, чутко прислушиваясь к мнению близкого человека.

Неоценимым подспорьем для православных христиан является институт духовничества. При этом семейный духовник должен пользоваться безусловным авторитетом у обоих супругов, а не восприниматься в качестве непременного адвоката одного из них. Духовник – не тяжелая артиллерия, вынуждающая противника к отступлению и капитуляции, а вдумчивый объективный арбитр, к компетентному мнению которого готовы прислушиваться обе стороны. Совершенно очевидно, что очень немногие из вовлеченных в конфликт людей готовы возвыситься над ним, увидеть собственную неправоту и, наоборот, почувствовать правоту мужа или жены.

В том случае, если семья не православная, помочь ей может психолог или старый друг, которому доверяют и муж и жена, к чьему мнению они оба готовы прислушаться. Здесь необходим не сухой судебный вердикт: «Ты – хороший, а ты – плохой», а умение направить супругов к разрешению конфликтной ситуации. Вообще, сам по себе конфликт нельзя считать явлением безусловно отрицательным; периодическое возникновение конфликтов свидетельствует лишь о том, что время от времени в противоречие вступают чувства, взгляды и предпочтения нормальных, живых людей. Более того, вовремя и справедливо разрешенный конфликт возводит брак на новый, более высокий качественный уровень. Если же такого беспристрастного и доброжелательного арбитра у семьи нет, ситуация значительно осложняется, хотя опять-таки не становится неразрешимой.

Вообще, готовность пойти на разумный компромисс ради мира и согласия определяется глубиной и масштабом личности. К сожалению, в большинстве конфликтных ситуаций многих интересует не столько конечный результат, как возможность громогласно заявить о своей позиции. К чему это приведет, мужья, как правило, даже не задумываются. На самом же деле надо набраться терпения и понять, что слово должно прозвучать именно тогда, когда собеседник готов его услышать и воспринять. Иногда подходящего случая приходится ждать подолгу, а для этого требуется мудрость. Зато стратегический подход к решению проблем оказывается гораздо эффективнее многомесячных споров и пререканий. Муж должен так развернуть ситуацию, чтобы жена сама осознала свою неправоту, если в действительности виновата она.

– Митрополит Вениамин (Федченков; 1880–1961) считал, что искажение христианства во многом является следствием того, что у нас искажено понятие отцовства, нет по-настоящему сыновнего отношения к отцам, равно как и отеческого отношения к детям. В наше время, пожалуй, ситуация если и изменилась, то лишь к худшему. В чем, на ваш взгляд, должно выражаться отцовство?

– Честно говоря, для меня самого это – загадка. Я стал отцом более двадцати лет назад и до сих пор ищу ответ на этот вопрос. Мне кажется, что семейные уклады, описанные в Священном Писании, невоспроизводимы в современных условиях, причем не только потому, что времена изменились. Изменилась сама семья, отличавшаяся в традиционном обществе патриархальностью и многопоколенностью, значительные изменения претерпели и обязанности ее членов. В старину женщины, как правило, были гораздо менее образованны и социализированы, чем мужчины, и основная задача жен, разумеется, кроме продолжения рода, сводилась к работе по хозяйству и помощи мужьям. С тех пор личностное начало супругов неизмеримо усилилось, вследствие чего их функции претерпели значительные изменения. Например, безоговорочное послушание уступило место уважению.

Конечно же, отец отвечает за своих детей. Но вспомним историю семьи Адама – первого земного отца. Наверняка он старался уделять равное внимание своим старшим сыновьям – Каину и Авелю, но при этом дети выросли совершенно разными. Ответственен ли Адам за грех Каина? Вознаградит ли его Господь за Авеля? Никто не застрахован от педагогических ошибок, никому не гарантирован успех. В конечном счете каждый человек с момента рождения является личностью перед Богом, проживая свою собственную жизнь.

Это – весьма существенный момент, который, к сожалению, современные отцы либо не осознают, либо делают из него неверные выводы, разговаривая с детьми с позиции деспотичных диктаторов. В наших православных семьях мне постоянно приходится сталкиваться с ситуацией, когда уже выросшие двадцатипяти– и даже тридцатилетние дети вдруг начинают вести себя не так, как хочется их родителям (прежде всего, отцам, поскольку матери, как правило, относятся к таким вещам снисходительнее). Когда жизнь вступает в противоречие с родительскими планами, опрокидывая их, например, если сын или дочь выбрали «не ту» профессию или собрались связать свою жизнь «не с тем» человеком, отцы часто занимают жесткую, абсолютно непримиримую позицию и даже готовы идти на полный разрыв отношений. Разумеется, это происходит в том случае, если отец испытывает ответственность за своего ребенка, в данном примере явно чрезмерную. Если же он никакой ответственности не испытывает, то дети начинают расти как трава: мол, что бы они ни сделали, это – их право, их ответственность, их жизнь. Мое дело – прокукарекать, а там хоть не рассветай!.. Обе эти крайности по-своему ущербны.

От прошлого мы унаследовали первую модель внутрисемейных отношений; именно она запечатлена на страницах Ветхого Завета. Родители в те далекие времена нисколько не интересовались пожеланиями детей. Классический пример: женитьба Авраамом сына[1]. С Исааком он вообще об этом не разговаривает, зато подробно инструктирует своего раба, отправляя его с миссией сватовства. Даже Ревекку спрашивают: «Пойдешь ли ты с этим человеком?» – и она отвечает: «Пойду». Мнением же Исаака не интересуется никто. Исаак – образ абсолютного, беззаветного сыновнего послушания, начиная с того момента, когда Авраам возлагает его на жертвенник.

Новый Завет представляет нам уже совсем другой тип отцовства. Самый яркий пример – притча о блудном сыне[2]. Сын проявляет очевидную неблагодарность по отношению к отцу. Согласно толкованию митрополита Сурожского Антония (Блюма; 1914–2003), в реалиях традиционного общества требование выделить причитающуюся часть имения было равнозначно заявлению: «Отец, ты для меня умер!» – ведь дети вступают в наследство лишь после смерти родителей.

Однако даже в этой немыслимой ситуации отец готов, как бы мы сейчас сказали, идти на поводу у сына, а когда промотавший состояние сын возвращается, милосердный отец оказывается готовым его принять, простив ему все. К сожалению, этот евангельский образ отцовства, несмотря на два прошедших с тех пор тысячелетия, так и не был по-настоящему воспринят нашим обществом. Я не говорю об отдельных исключениях, но в массе своей православные христиане сохранили ветхозаветный принцип межпоколенческих отношений: «Я – отец, а значит, имею право повелевать. Ты – сын, и твое предназначение – беспрекословное послушание».

Впрочем, вопрос этот не столь однозначен, как может показаться на первый взгляд. Наблюдая за жизнью в современной Москве христианских кавказских семей, сохраняющих традиционно клановую структуру, и встречая молодого верующего человека, при этом достаточно светского и успешного, приводящего в храм свою невесту, на которой он не может жениться без разрешения дяди, потому что его отец – младший брат в семье, я невольно думаю: «А ведь что-то все же в этом есть!».

То есть, с одной стороны, в моей душе возникает протест против насилия по отношению к свободному выбору человека, а с другой – я чувствую благотворность такого подхода к судьбам младшего поколения. Главное, чтобы отец искал воли Божией, как делал это Авраам, а не просто утверждал свою волю.

Нахождение баланса в отношениях между различными поколениями – задача важнейшая и сложнейшая, требующая исключительно индивидуального подхода, обуславливающего целесообразность и даже возможность применения тех или иных воспитательных мер. Дело даже не в том, можно или нельзя физически наказывать ребенка. Одного можно, а другого ни в коем случае нельзя, потому что такое наказание попросту унизит, а то и сломает его, вызвав эффект, противоположный ожидаемому. Ведь все дети разные, как разные и их отцы. Кто-то из нас обладает даром убеждения, слова же другого окажутся абсолютно бесполезными до тех пор, пока не будет задействован механизм выбора между кнутом и пряником.

Мужской разговор. Место мужчины в мире. Христианский взгляд

В любом случае ответственность отца за своего ребенка – это ответственность любви и долга перед другой равноценной свободной личностью. Слова святого апостола Павла, звучащие во время Таинства Венчания: Как <…> Христос возлюбил церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее (Еф. 5: 25–26), – относятся не только к жене, но и к детям, подразумевая и готовность отдать за них жизнь. При этом трагедия заключается в том, что ребенок может твою любовь принять, а может и отвергнуть – и, получив все, заявить: «Извини, папа, но это – моя жизнь!».

Важно определить для себя, в какой мере ты имеешь право и даже обязан вмешиваться в жизнь своего ребенка, до поры до времени относясь к нему как к некоему пластичному материалу, из которого ты призван вылепить что-то совершенное. Задача эта не из легких, потому что уж слишком много самых разных вопросов ей сопутствует. Как в салате – много чего намешано, но ты чего-то переложил или что-то забыл добавить, и вот уже блюдо становится несъедобным. Так и в воспитании: баланс строгости, ответственности, любви, свободы, доверия и контроля – сложнейшая комбинация. В словах: «Любовь все покроет!» – содержится лишь часть правды. Когда вам рекомендуют: «Читайте книжки по педагогике, в них любые случаи описаны!» – это тоже не безусловная истина. И любовь, безусловно, все покрывает, и книжки, разумеется, помогают, но в конечном итоге то, каким отцом ты являешься, в значительной степени определяется масштабом и глубиной твоей личности, талантами, дарованными тебе Господом, и, конечно же, промыслом Божиим.

Я даже представить себе не могу, какой трагедией стало для Адама убийство одним его сыном другого! Не забудем, что это был первый случай убийства в мире! Когда мои дети дерутся между собой, я пытаюсь достучаться до сознания старшего:

– Ведь сказано же, что ты даже врагов своих должен любить, а ты обижаешь собственного брата! Ведь это же – ближний твой! Как же ты будешь относиться к другим людям?..

– А он мне – не ближний! – вдруг ожесточенно отвечает мне мой ребенок.

Слышать такое и больно, и страшно, хотя я и понимаю, что слова эти сорвались в момент обиды.

Важно помнить о том, что Господь и образцового отца может поставить в ситуацию, перед которой тот окажется бессилен. Мы знаем, что наши возможности воспитания, влияния на собственных взрослеющих детей весьма ограниченны. Они не осознают, что всегда остаются нашими детьми, порой не понимают наших чувств и не вникают в то, сколько ночей мы провели без сна и чего нам это стоило. До всего этого им, как правило, дела нет. Сын может повернуться и бросить: «Папа, отдай мне причитающуюся мне часть имения» – и отправиться «в страну далече»…

В отцовстве, с одной стороны, заключено удивительное счастье. По слову псалмопевца, «Блажен ты, и благо тебе! Жена твоя, как плодовитая лоза, в доме твоем; сыновья твои, как масличные ветви, вокруг трапезы твоей» (Пс. 127: 3). С другой же стороны, этому счастью сопутствует глубинный трагизм и понимание того, что детям предстоит прожить собственную жизнь, совершить массу ошибок… Им самим придется нести ответственность за свой выбор, но каждая их неудача будет ранить не только их сердца, но и сердца их отцов.

– Я ощущаю свою мужскую ответственность перед семьей, но зачастую не чувствую возможности бороться с вызовами жизни, к тому же все силы отнимает работа. Что делать в таких случаях? Положиться на волю Божию?

– На Бога полагаться не только можно, но и нужно, но руки опускать нельзя ни в коем случае, потому что ничегонеделание – худшая из всех возможных тактик.

Отношения между родителями и детьми могут складываться по-разному. Например, знаменитый немецкий физик-теоретик, создатель квантовой механики Вернер Гейзенберг (1901–1976) так писал о своем отце: «Меня воспитывал свет, пробивавшийся из-под двери его кабинета…» Когда в свое время я не мог посвятить своим детям столько времени, сколько мне хотелось бы, эта мысль меня утешала. Я думал: они видят, что их папа трудится, что он – священник, и осознание этого само по себе воспитывает их. Что ж, эта мысль действительно не лишена смысла, и образ жизни отца играет колоссальную роль в воспитании ребенка. Можно привести и такой пример. Кавказский мальчуган, воспитывающийся матерью в каком-нибудь предгорном селении, почти не видит отца, который в горах пасет овец, чтобы обеспечить свою семью. Когда-нибудь отец скажет ему несколько очень важных слов, которые навечно запечатлеются в сердце сына.

Конечно, все эти соображения ни в коей мере не оправдывают отцов, не уделяющих должного внимания своим детям. У понятия «образование» есть очень много различных определений. Мне ближе такое: образование – это когда люди разного возраста, опыта, профессии: отцы и дети, учителя и ученики – заняты совместной деятельностью или творчеством. Иными словами, мы образовываемся теми людьми, с которыми что-то делаем вместе, а не просто находимся рядом. Неважно, готовим ли мы вместе обед, строим ли дачу, копаем ли огород, клеим ли авиамодели, учимся ли читать, писать или плавать. Именно эти люди нас воспитывают. Если отца рядом нет, его воспитательные возможности оказываются ничтожны. Понятно, что раз существуют гены, то «яблоко от яблони недалеко падает», а «от осинки не родятся апельсинки»; понятно, что сезонные рабочие вынуждены по нескольку месяцев в году проводить вдали от дома; понятно, что многим многодетным отцам приходится работать в двух или трех местах, чтобы дети не чувствовали себя ущербными, глядя на сверстников, но все же, если речь не идет о физическом выживании, мужчина должен сделать все для того, чтобы как можно больше времени уделять детям.

Мой духовник часто повторял: «Главное – семья!» – а я никак не мог взять это в толк. Ведь для любого мужчины главное – это служение, а я к тому же – священник! Только лет через пятнадцать до меня стали доходить его слова. Я наконец осознал: от того, что происходит в твоем собственном доме, напрямую зависит то, что ты несешь вовне. Не мною придумано: «Любить дальних не сложно, попробуй полюбить своих ближних!» По-настоящему вкладываться нужно, прежде всего, в них.

Мужской разговор. Место мужчины в мире. Христианский взгляд

Мой духовник часто повторял: «Главное – семья!» – а я никак не мог взять это в толк. Ведь для любого мужчины главное – это служение, а я к тому же – священник! Только лет через пятнадцать до меня стали доходить его слова. Я наконец осознал: от того, что происходит в твоем собственном доме, напрямую зависит то, что ты несешь вовне.

Час второй. Мужчина и женщина.

– Замечено, что в большинстве случаев «генераторами» семейного воцерковления выступают женщины, а их мужья с той или иной степенью готовности следуют за ними. Да и вообще, среди православных христиан женщины составляют очевидное большинство. При этом ощущается и специфика женской религиозности: все эти бесконечные разговоры о «батюшках» нередко вызывают у мужей подсознательный протест и отторжение.

Приведу конкретный пример: обстановка в семье моего знакомого сделалась совершенно невыносимой из-за спонтанно возникшей религиозности его жены. Большую часть свободного времени она теперь проводит вне семьи, посвятив себя послушанию духовнику, но и находясь дома, неизменно «проповедует»: мол, батюшка говорит так, батюшка говорит этак… Помимо прочих проблем серьезнейшим испытанием для ее мужа стало заявление супруги о прекращении интимных отношений в период всех четырех постов, накануне среды, пятницы и воскресенья в течение всего года, а также в дни ее подготовки к причастию. Правомочен ли протест нормального мужика против такой религиозности своей жены?

– Я неоднократно сталкивался с ситуацией, когда мужчины говорят: «Я вообще-то человек верующий, православный, но в храм не хожу, потому что туда ходит моя жена…» Этот парадокс может быть обусловлен различными факторами.

Первый раздражитель состоит в том, что жена присваивает себе функции религиозного «паровоза» и духовного руководителя семьи, что, вообще-то, не свойственно женщине. Достаточно вспомнить слова святого апостола Павла: Жены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит. Если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают [о том] дома у мужей своих (1 Кор. 34–35) или: Муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела. Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем (Еф. 5: 23–24). А что происходит на самом деле? Не успеет муж переступить порог церкви, как жена тут же начинает его подзуживать: «Теперь тебе нужно исповедоваться и причаститься, раз уж ты в кои-то веки до храма дошел!»; «Ну, ты исповедался, наконец? Теперь мы должны повенчаться!»; «Раз уж ты стал регулярно участвовать в богослужениях, то должен мяса не есть!».

Взрослому мужчине, который призван самостоятельно, пусть и под руководством духовника, нащупывать и проходить свой жизненный путь, навязывается роль младшего сына в семье, которому все считают нужным указывать, что и как он должен делать. С христианской точки зрения это абсолютно неправильно. Повторю еще раз: мужчина в православной семье – это царь, священник и пророк, и низведение этих ответственнейших предназначений до уровня «принеси, подай» неизбежно вызовет у него протест.

Исходя из своего опыта, могу сказать, что порой мужчины сами стремятся к воцерковлению, но у них не хватает воли и умения для того, чтобы привести семью в должное устроение. В результате они начинают посещать другой храм, обращаются за советами к другому священнику. Как нередко подростки скрывают свою религиозность от сверстников, так и взрослый мужчина неожиданно для самого себя примеряет на себя статус «полуподпольного» православного. Что ж, в качестве временной меры, особенно если жена пребывает в буйно-неофитствующем состоянии, такое поведение приемлемо.

При этом очень важно, чтобы правила, нормы православной жизни, которые, в отличие от заповедей Божиих, не носят императивный характер, усваивались и воспринимались бы человеком естественно, добровольно, ненасильственно, последовательно и постепенно. По этому поводу позволю себе привести старинное монашеское присловье: «Увидев юношу, устремляющегося пешком на небо, дерни его за ногу». Не надо пытаться решить все вопросы сейчас и сразу, поскольку излишнее рвение может вызвать душевное перенапряжение, чреватое в дальнейшем полным охлаждением к церковной жизни и духовными падениями.

В таких случаях чрезвычайно важна вдумчивая и ответственная позиция духовника неофитствующей жены. Опытный священник сможет непредвзято оценить сложившуюся ситуацию и при необходимости вразумить женщину. Иногда мужу стоит самому поговорить с духовником своей супруги, объяснив свою позицию; если же и у того не встретит понимания, придется поискать другого священника, который возьмет на себя труд переубедить его жену.

Вообще, внешняя, формальная религиозность по-прежнему остается одной из острейших проблем. Сам Господь говорил: Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты (Мф. 23: 27). По-настоящему важно, чтобы каждый из нас день ото дня, год от года становился терпимее, добрее и любвеобильнее, укрепляясь в христианских добродетелях, а эмоционально окрашенные бесконечные разговоры о старцах, таинствах, паломничествах, чудесах, святых источниках, конце света и прочем должны уступить место главному. В противном случае семьи рушатся просто потому, что жена с головой погружается в мнимую, сконструированную реальность, начиная воспринимать своего мужа чуть ли не в качестве врага, поскольку тот не разделяет ее восторженных убеждений. Разумеется, ни у одного мужчины радости это вызвать не может. Специфическую «женскую» религиозность следует вовремя направить в правильное русло, чем в первую очередь и должны заниматься духовники. Хотя «женским» такое своеобразное видение церковной жизни называть не совсем верно, большинство женщин – мудры и тактичны, и перед их мужьями проблемы такого рода никогда не возникали.

Все женщины – разные, равно как и неповторимы внутрисемейные отношения, и я, к сожалению, не знаю, что посоветовать мужчине, если его жена не блещет рассудительностью. Правда, не знаю… Разве что терпеть, как Сократ терпел Ксантиппу. Но вообще-то, желательно жениться на женщинах, с которыми можно разговаривать, и проверить это следует задолго до свадьбы: получается ли вообще какой-либо разговор, можно ли с любимой о чем-то договориться? Если да, то дальнейшая совместная жизнь не покажется вам каторгой. Если же нет, останется только терпеть друг друга.

– Отче! Раз уж мы заговорили на эту близкую большинству мужчин тему, хочется сказать о сложности соблюдения седьмой заповеди, данной Самим Богом Моисею на горе Синай: Не прелюбодействуй (Исх. 20: 14). Не секрет, что в глазах мужчин среднего возраста красота их жен тускнеет и появляется тяга к женщинам помоложе. Через это искушение проходят многие, а некоторые в результате даже уходят из семей. Существуют ли какие-то рецепты, при помощи которых можно преодолеть в себе недовольство тем, что черты лица прежде столь привлекательного человека изменились, а тело утратило былые формы?

– Обозначенная вами проблема обусловлена, в частности, тем, что в психофизиологии любого мужчины, в том числе и верующего христианина, глубоко внедрено неподотчетное, подсознательное, животное желание наделить детьми всех симпатичных женщин в округе. С этим противным христианству стремлением необходимо неустанно бороться. Человек, если он хочет быть человеком, а не приматом – то есть руководствоваться не инстинктами, а духом и разумом, должен придерживаться добрачного воздержания, это – залог будущего взаимного супружеского доверия. Кроме того, очень важную роль в отношениях мужа и жены играют те самые посты – временное воздержание от интимной близости, но, как мы только что говорили, конечно же, по взаимному согласию. Если никак не регулировать эту сторону супружества, действительно, привыкание наступит достаточно быстро. Пост предоставляет уникальную возможность всякий раз после периода воздержания окунуться в полноценную супружескую жизнь словно впервые.

Мужчина с возрастом должен открывать в своей жене все новые и новые личностные, душевные качества; кроме того, супругов связывают их общие дети. Ведь на самом деле контакт между мужчиной и женщиной носит, прежде всего, эмоциональный характер, и лишь после этого – интеллектуальный и физический. К достижению и укреплению такого контакта и следует всемерно стремиться.

Когда мужчина говорит: «Не могу удержаться!», с его стороны это – всего лишь попытка самооправдания. Пусть мы – крупные приматы, но, в отличие от животных, можем с Божьей помощью управлять своими эмоциями и совершенствоваться. Монахи, например, вообще всю жизнь проводят в полном половом воздержании, и ничего страшного из-за этого с ними не случается. Просто перед каждым женатым мужчиной стоит вполне конкретная задача – любить одну женщину, вместе с ней воспитывать детей и вместе с ней встретить старость. Конечно, ближе к пятидесяти годам некоторые женщины начинают терять интерес к интимной стороне супружеской жизни, у мужчин такие перемены происходят, как правило, позже. Что ж, и в этом случае следует искать и находить какие-то компромиссы, способные поддерживать и укреплять единство и любовь супругов, – ведь единомыслие и любовь и составляют смысл, ради которого люди создают семьи.

Мужской разговор. Место мужчины в мире. Христианский взгляд

– Но ведь никто не станет спорить с тем, что человеческая физиология – индивидуальна. В чьем-то организме тестостерона вырабатывается больше, а в чьем-то меньше. Справедливо ли в таком случае предъявлять ко всем одинаковые требования? Например, в случае прелюбодеяния Церковь предписывает всем без исключения покаяние и временный запрет на причащение в качестве средства душевного врачевания. Стоит ли применять одни и те же меры ко всем, без учета различных обстоятельств?

– Супружеская измена – смертный грех в любом случае, и гормональный уровень каждого из нас здесь ни при чем. Да, кому-то приходится проще, а кому-то такая борьба дается с бо́льшим трудом. Но мы вообще все разные: кто-то кроток, как овечка, а кто-то не в меру гневлив… Различные виды страстей распределены между людьми неравномерно.

Известный богослов и историк отец Георгий Флоровский (1893–1979) разделяет половую энергию и энергию пола. Под половой энергией он подразумевает собственно либидо, а под энергией пола – мужскую энергетику. Даже монах, принесший обет безбрачия, отнюдь не подвергает себя кастрации. Более того, оскопление считается серьезным грехом, даже если оно совершено в борьбе с блудными страстями. Таким образом, сам по себе тот факт, что мы – мужчины и ощущаем это в себе, вовсе не является проклятием даже для инока. Напротив, это – дар, с которым нужно научиться правильно обращаться.

По мнению о. Георгия, несмотря на то, что энергия пола и половая энергия не тождественны друг другу, они тесно связаны между собой и перетекают друг в друга, как жидкость, налитая в сообщающиеся сосуды: чем больше ее оказывается в одном из них, тем меньше остается в другом. Иными словами, под энергией пола подразумеваются и творчество, и способность к действию, и активная жизненная позиция.

Известно, что наивысших достижений в разных областях науки и искусства зачастую достигали люди, которые вели воздержанную жизнь, – не только монахи, конечно, но и те мужчины, что не позволяли себе гулять направо и налево, а удерживали себя в узде.

Всему этому необходимо учиться. Это – непростая задача, рассчитанная на всю нашу жизнь: преобразовывать свою половую энергию в творческую, раз уж судил нам Господь родиться мужчинами. Кроме того, если тема преобразования остается для нас туманной, существует масса способов замещения, начиная с простейших физических упражнений. Вспоминается старый фильм «Укрощение строптивого», где главный герой, блестяще сыгранный Челентано, «отводил душу» рьяной рубкой дров, поле чего он спросил у знакомого монаха:

– А ты что делаешь в таких случаях?

– В колокола звоню.

– Ну и как? Часто приходится звонить?

Монах показал свои ладони. Кожа на них была полностью стерта…

Так что при приступах похоти спасительной может оказаться не только молитва, но и простая физическая работа, ведь блудные мысли чаще возникают от безделья, от долгого и бесцельного сидения перед экраном телевизора или монитором компьютера.

Часто мужчины, возвращаясь в город после активно проведенного дачного сезона, признаются на исповеди: «Знаете, я целый месяц провел на даче. Вроде бы там и природа прекрасная, и воздух свежий, и пища хорошая, но к женщинам при этом меня совсем не тянуло. А вернулся сюда, и опять…».

В своих искушениях, а по сути, в потакании собственным слабостям, мы склонны винить женщин, которые «ходят вокруг в мини-юбках». На самом же деле радикально меняется наш образ жизни. Там, за городом, человек постоянно был чем-то занят как умственно, так и физически: то крыша, то крыльцо, то печка, то огород, то рыбалка, а здесь – вернулся с работы и плюхнулся на диван, вместо того, чтобы организовать детям какую-нибудь интересную игру, погонять вместе с ними в футбол или сделать что-либо полезное по дому. Спору нет, любая работа, даже любимая, утомляет, но следует помнить и о том, что лучший отдых – это переключение деятельности. Просто расслабляться и бездумно плыть по течению недопустимо для мужчины. Бездействие, как интеллектуальное, так и физическое, равноценно вымиранию. К этой проблеме следует отнестись всерьез.

– Многие мои знакомые, не живущие в духе христианской традиции, руководствуются известным принципом, согласно которому измена жены – это катастрофа, а измена мужа – извинительное увлечение. Что бы вы, отче, посоветовали мне сказать им, так как мы время от времени полемизируем с ними на этот счет?

– Такая позиция в корне неверна, вот и все. Впрочем, многие цивилизации не просто снисходительно относились к полигамии, но иногда даже поощряли ее. Однако мы не принадлежим к цивилизациям такого рода, хотя и живем в государстве, где измена не является уголовно наказуемым преступлением.

Я не готов рассуждать о том, как следует поступать нехристианам. Считаю, что это было бы некорректно. Если человек не является христианином, для него не существует христианского нравственного закона, и он живет исключительно по закону своей совести. Единственное, что можно ему сказать в этой связи: христианские нравственные законы можно назвать общечеловеческими этическими нормами, и установлены они не потому, что там, на небесах, пребывают какие-то ханжи, которые по своей прихоти ограничивают свободу бедных мужчин или несчастных женщин и мешают им пожить в свое удовольствие. Эти законы, так же как и правила дорожного движения, написаны кровью многих людей. Даже советские атеисты, рассуждая о заповедях Божиих, называли их мудростью человечества, сконцентрированной в кратких текстах. Иначе говоря, если не хочешь принести зло себе самому и обществу в целом – придерживайся этих законов.

Церковь не видит никакой разницы между прелюбодеянием мужчины и женщины. И мужская, и женская неверность рассматривается ею одинаково – как смертный грех, повергающий супружескую любовь и семейное счастье в пучину тяжких испытаний. Общецерковное правило, применяемое в подобных случаях, таково: если произошла случайная ошибка, если речь идет о разовом падении, в котором павший искренне раскаивается, то Церковь призывает супругов сделать все для того, чтобы брак сохранить, хотя, конечно, душевные шрамы могут остаться на всю последующую жизнь. Если же неверность превращается в систему, то страдающая сторона действительно имеет полное право настаивать на разводе, так как брак фактически уже разрушен. Но опять-таки это отнюдь не является требованием Церкви; решение принимает пострадавший супруг, и, если предательство не смогло сломить силу его любви, кто знает, может, эта сила спасет семью и со временем вернет утраченное единство?

Я вполне отдаю себе отчет в том, что далеко не каждый брак может и должен рассматриваться как подлинная ценность – есть и такие союзы, которые лучше было бы вообще не заключать. Но мы же выбираем в жизни не между черным и белым, мы выбираем из нескольких возможных вариантов, а значит, все по-настоящему ценное надо хранить.

Я выскажу мысль, которая, возможно, придется по вкусу не всем. Существует расхожее представление о том, что у мужа и жены не может быть секретов друг от друга, а значит, еще до свадьбы жених должен без утайки рассказать своей невесте о том, со сколькими девушками он был близок прежде, чем встретил ее, а она в свою очередь обязана ответить ему откровенностью на откровенность. К такой же «честности» призывают и семейного человека, если с ним произошло падение. Не нужно этого делать! На мой взгляд, «правдивость» в подобных вопросах чаще всего неуместна, поскольку возлагает на любимого человека непосильные бремена, а мы призваны беречь друг друга. Для сохранения отношений неразглашение, на мой взгляд, в данном случае окажется более уместным.

Практически любой мужчина, проходя по весенним или летним улицам, непременно обратит внимание на проходящих мимо симпатичных девушек, невольно бросит взгляд на их ноги или слишком откровенное декольте. Должен ли он перед сном каяться в этом своей жене? Конечно же, нет. Этого не следует делать, прежде всего, из любви к ней. Это – наш грех, и мы сами с ним боремся по мере своих сил. Так же и в случае падения – в своем предательстве нужно не только внутренне раскаяться, но и покаяться в Церкви на исповеди священнику, а не дома жене!

Вернувшись с работы в дурном настроении, мы вовсе не должны переносить свое недовольство начальником на собственную семью. Это – исключительно наши проблемы, а близкие люди ни в чем не виноваты. Из того, что нам нагрубили, совершенно не следует, что мы имеем право, в свою очередь, кричать на жен, «выпуская пар». Точно так же неуместна и глупая, безоглядная откровенность. В этом случае предпочтительнее промолчать дома и поспешить в храм на исповедь.

– Мужчина, как правило, пять дней в неделю проводит на работе, постоянно сталкиваясь с молодыми женщинами, зачастую незамужними, не имеющими детей. Они стройны, ухожены, накрашены, тщательно следят за собой. Ну а жена – совсем другое дело: она полностью выкладывается дома с детьми, ей не до фитнеса и макияжа. Имеет ли муж моральное право требовать, чтобы его жена выглядела привлекательно, если он действительно этого хочет, опасаясь увлечься кем-то на стороне?

– Полагаю, мужчина должен создать условия для того, чтобы его жена могла уделять больше внимания своему внешнему виду. Женщина же, в свою очередь, ни в коем случае не должна позволять себе ходить по квартире непричесанной и в старом застиранном халате! Разумеется, дома на шпильках и в вечерних платьях не щеголяют, но нормальному мужу стуит время от времени отправляться вместе с женой в театр или в гости, для чего ей потребуется надеть какие-то красивые вещи, вновь почувствовав себя привлекательной и желанной. Мне кажется это очень важным.

Дело в том, что мужчины воспринимают представительниц противоположного пола либо как сексуальный объект, либо как личность, как друга, с которым завязываются и складываются какие-то отношения.

Напомню, в свое время развернулась активная дискуссия, ныне, правда, почти сошедшая на нет: а не ввести ли в школах раздельное обучение мальчиков и девочек, практиковавшееся до революции и в сталинские времена? Я был и остаюсь противником раздельного обучения. Смешанное обучение в наше время, когда интерес к сексуальной стороне жизни в окружающем мире до предела обострен, чрезвычайно благотворно: с девочками, оказывается, можно дружить. Если у мальчиков не будет живого общения с девочками, то не исключено, что их восприятие противоположного пола сложится искаженно.

Конечно, мужчина может неравнодушно отнестись к эффектной, привлекательной женщине, но увлечение обычно проходит, как только он представляет ее на месте своей жены. Не случайно говорят, что гуляют с одними, а женятся на других… Особенно важно, чтобы никакая другая женщина не пыталась занять в сердце женатого мужчины то место, которое должно принадлежать исключительно его супруге. Повторю, любого мужчину могут охватить блудные помыслы. Противостоять им следует со всей решимостью – хотя это и непросто. Но куда опаснее, на мой взгляд, возникновение каких-то «особых отношений», нередко маскирующихся общими творческими или духовными интересами. Например, мужчина начинает выделять какую-то женщину и стремится к встречам именно с ней, пусть даже руководствуясь, на первый взгляд, самыми благочестивыми намерениями, скажем, желанием вместе почитать акафист. Дескать, такая благодать посещает, когда мы вместе молимся! Искушения такого рода представляют особую опасность!

Мужской разговор. Место мужчины в мире. Христианский взгляд

Говоря о собственно внешнем виде, следует заметить, что жена, конечно же, не должна отвращать от себя своего мужа (кстати, это замечание в равной степени относится и к мужьям!) Супруги не должны стесняться друг друга, вместе выходя в свет. Разумеется, если женщина родила пятерых детей и ей уже не восемнадцать, нет ничего удивительного в том, что она не похожа на молодую нерожавшую женщину. Внешне она почти всегда будет проигрывать. Зато при ней остается нечто другое, ничуть не менее важное: ее женское очарование, нежная улыбка и добрые глаза. При этом, повторяю, следить за своим внешним видом следует обязательно!

Как-то я разговорился с одной молодой симпатичной мамой, родившей третьего ребенка. Несмотря на то, что после родов прошло более года, она по-прежнему весила более ста килограммов, располнев за время беременности и кормления. Говорю ей:

– Слушай, вообще-то пора сбрасывать… Мужа-то пожалей!

Женщина отвечает:

– Он говорит, что я ему и такой нравлюсь!

– Врет. Тебя он такую тоже любит, но из этого вовсе не следует, что ты ему такой нравишься!

Не забудем, что христиане женятся и выходят замуж не столько для того, чтобы осчастливить себя, любимого, сколько для того, чтобы сделать счастливым близкого человека.

– Иногда при ссорах с женой в голову закрадываются подленькие мысли, дескать, куда она денется со столькими-то детьми? Значит, по сути, можно делать что угодно, ведь жена все равно никуда не уйдет!

– Это – еще один характерный пример искаженности нашего сознания. Можем ли мы представить себе подобное отношение родителей к своему ребенку: «Буду вести себя как мне вздумается, все равно он никуда не денется»? Или, к примеру, ребенок вдруг решит: «Как захочу, так и поступлю. Все равно они останутся моими родителями. Из дому не выгонят!» Такие помыслы приходят от лукавого, и опять-таки во многом из-за того, что развод, к сожалению, сделался нормой нашей жизни, даже если мы сами разводиться вроде бы и не собираемся. С таким отношением к браку следует осознанно бороться. Ну а помыслы закрадываются, конечно, но им нужно решительно противостоять.

– Отче, вы сказали об опасности возникновения не плотской, а душевной заинтересованности. В связи с этим мне хотелось бы спросить, возможна ли вообще дружба между мужчиной и женщиной, каждый или один из которых связан узами брака? Что делать, если женатый мужчина наконец, пусть и поздно, но встретил женщину, разделяющую его взгляды и интересы, поддерживающую его духовные и творческие устремления, в то время как жена остается к ним равнодушной? В результате завязывается пусть и платонический роман из-за интеллектуального и душевного вакуума в семейных отношениях. Что делать в таких случаях?

– Я вообще считаю, что никакой особой «дружбы» между женатым мужчиной и любой женщиной, кроме его жены, не должно быть в принципе. Это замечание становится особенно актуальным, если между супругами существует какое-то недопонимание. Сказанное относится и к православным людям, привыкшим бороться с блудными устремлениями. Казалось бы, человек действительно испытывает самые чистые, добрые, дружеские чувства, разумеется, не рассматривая объект своих симпатий в качестве возможного сексуального партнера. Но на самом деле все это – лишь иллюзия. Искушение между тем зреет, укрепляется и растет, чтобы в определенный момент прорваться наружу. Хорошо, если человек найдет в себе достаточно сил, мужества и ответственности вовремя сказать себе: «Стоп!», не прикрываясь лукаво апостольскими словами о том, что любовь все покрывает (1 Кор. 13: 7). Святой апостол Павел говорит о совершенно иной любви…

Когда человек понимает, что его чувства и действия неправедны, перед ним открываются два пути. Вариант первый: покаяться, добавить в «черный список» номер телефона, сжечь все мосты, сказав: «Прости, Господи! Все это было моим грехом!» Если же на такой шаг не хватает сил да и желания покаяться не возникает, человек начинает подстраивать окружающую реальность под себя – создавать ложный мир. В этой новой, искаженной картине мира, которую он в таком случае выстраивает, грех начинает выглядеть вовсе не столь отвратительно. «Ничего страшного, в сущности, не происходит», – убаюкивает он свою совесть, тем более что, казалось бы, никакими блудными устремлениями он и не руководствуется. «Я полагал, что знаю, что такое любовь.

Но я ошибался. Настоящее знание пришло ко мне только теперь!» – думает такой человек. Но это – лишь иллюзия, эта «настоящая» любовь тоже непременно пройдет, потому что на самом деле речь идет всего лишь о влюбленности и гормональном бурлении, рядящихся в благочестивые одежды. Все декорации исчезнут, и окажется, что рядом с тобой – опять совершенно чужой человек и ни о какой «удивительной родственности душ» говорить не приходится. К сожалению, часто отрезвление наступает слишком поздно, когда на смену возвышенному псевдодуховному влечению приходит обычное – плотское. Десятое правило Константинопольского собора 861 года так пишет о том, как страсти искажают человеческое сознание: «Явно предавшиеся страстям своим не только не ужасаются наказания, определяемого священными правилами, но… искажают смысл их, дабы, по избытку страстного обольщения зло казалось у них не только не осудительным, но даже божественным».

Для того чтобы на ранних этапах предотвратить трагедию, следует помнить: критерий для беспристрастной оценки ситуации существует. Предположим, мужчине доставляет удовольствие творческое сотрудничество с какой-либо женщиной. Он может часами проводить с ней время на работе, вместе решая какие-то задачи. Но как только он покинул рабочее место, он перестает о ней думать и вообще не вспомнит до следующей рабочей встречи, то есть вне работы его заботят совершенно другие вещи. Да, это – существенная часть его жизни, но ни в коем случае не какая-то особая! В этом случае, если он не вспоминает о женщине, когда ее нет рядом, речь действительно идет о нормальных дружеских или деловых отношениях, имеющих право на существование.

Однако если он продолжает думать о ней дома, стремится к встречам, находит повод позвонить лишний раз, пусть даже вспомнив что-то важное, и тем более начинает сравнивать ее с женой, то считай: опасность – на пороге, а может быть, он уже ее прозевал и ситуация зашла слишком далеко… Дело в том, что сексуальная сфера человеческой личности устроена пороговым образом. До наступления определенной фазы развития чувств человек еще может им сопротивляться, а когда порог перейден, оказывается к этому практически не способен.

Достаточно вспомнить о том, что, согласно статистическим данным, более 80 % изнасилований совершается вовсе не маньяками в подворотнях, а друзьями, товарищами и соседями, в ситуациях, когда женщины не подразумевают интимных отношений, но позволяют им достаточно много. Мужчина же подсознательно принимает такое поведение женщины за призывный сигнал, и в дальнейшем любое сопротивление с ее стороны в его воспаленном мозгу отождествляется с сексуальными играми.

Если же от этих страшных вещей перейти к обыденной реальности, то, повторю, только до определенного момента все мы способны сопротивляться инстинктам. «Завязавшему» алкоголику достаточно выпить лишь рюмку, и он уже не найдет в себе сил, чтобы остановиться. То же замечание в полной мере относится и к мужскому влечению к противоположному полу. Правда, одному достаточно «рюмки», а защитная стена другого рухнет не так просто. Христианин призван бдительно следить за своими чувствами, мыслями и действиями, не обольщаясь по поводу их истинной направленности, и заранее твердо обозначить внутреннюю черту, которую переступать не следует.

Вообще говоря, раз уж возник тот самый вакуум в семейных отношениях, значит, в первую очередь надо приложить все силы к тому, чтобы его заполнить, восстановив супружеское единомыслие.

Что касается общесемейных тем и интересов, то их предстоит искать. Процесс этот долгий, длиною в целую жизнь. Если вы чувствуете, что эмоциональная сфера начинает оскудевать, ее следует выстраивать. Нужно вспомнить молодость, возобновить совместные вечерние прогулки после того, как вы уложили детей спать, неплохо сходить вдвоем в кино или в театр. Конечно, дети сплачивают супругов, правда, иногда до поры до времени. Рано или поздно они вырастут, и тогда вы рискуете остаться у разбитого корыта, а значит, дети не могут быть единственными скрепами вашего союза.

Мужской разговор. Место мужчины в мире. Христианский взгляд

Порой муж пытается поделиться с женой волнующими его мыслями – тем, о чем у него душа болит, а она его попросту не слышит, искренне не понимая душевного состояния своего супруга. Впрочем, чаще происходит наоборот. Женщина всячески стремится к эмоциональному контакту с мужем, ждет от него внимания к себе, а он этого не чувствует: «Вроде бы и зарплату принес, и дома все устроено, и на дачу съездили, и с тещей отношения добрые, и в постели все складывается хорошо… Чего же ей еще недостает?».

У британского писателя Клайва Стейплза Льюиса (1898–1963) есть очень хорошая книга «Любовь». На ее страницах описаны разные виды отношений. Есть там и раздел, называющийся «Дружба». Согласно Льюису, друзей волнует какая-то общая тема, то есть, по мнению автора, люди дружат «по поводу» чего-то. При этом их не слишком интересует личность друга, как складывается его жизнь, с какими проблемами он ежедневно сталкивается. Конечно, наш соплеменник, скорее всего, не согласится с автором; русская дружба – это всегда не просто отношения «вокруг» чего-то, но и серьезный взаимный интерес. Но если между супругами не сложится сфера общих интересов, не будет дружбы, то компенсировать этот пробел будут коллеги старые школьные или университетские приятели, наконец, просто соседи по дому или гаражу. И когда такая дружба «по поводу чего-то», на первый взгляд, вроде бы даже совершенно невинная, возникнет между мужчиной и женщиной, она всегда будет иметь устойчивую тенденцию к перерастанию в «дружбу по-русски». Общий интерес к работе, к творчеству, к спорту, к чему угодно, незаметно подтолкнет смотрящих в одну сторону к тому, чтобы смотреть друг на друга. Неожиданно окажется, что интересная и отзывчивая собеседница незаметно заняла в душе совершенно не подобающее ей место.

То же касается и собеседников в социальных сетях. На мой взгляд, Интернетом всем нам следует пользоваться строго по будильнику. Беседуя с людьми, я нередко говорю им: «Если у вас возникают проблемы с Интернетом, меняйте свой стационарный компьютер на ноутбук!» Почему? Для того чтобы выключить ноутбук, достаточно одним движением опустить крышку. И на это силы воли должно хватить у любого. А чтобы выключить настольный компьютер, нужно подвести курсор к кнопочке «Пуск», отключить операционную систему, а это – уже несколько действий. Настоятельно рекомендую устанавливать звонок будильника на заранее установленное время. Как только раздался звонок, дописывайте фразу до точки и выходите из Сети. Такой подход позволит удержать привязанность к интернет-собеседникам в разумных пределах.

– Одна моя знакомая, многодетная мать, каждую свою беременность переживает не с радостью, а с тревогой и даже скорбью. Она не хочет снова рожать, но считает, что отказ от дальнейшего чадородия войдет в противоречие с христианской верой, да и муж ее придерживается таких же взглядов. Неужели такая позиция может считаться этичной?

– Позволю себе высказать личную точку зрения. Вера предписывает нам определенные запреты. Например, сказано: Не убивай (Исх. 20: 13) – значит, убивать нельзя. Сказано: Не кради (Исх. 20: 15) – и с этим тоже все понятно. То, что человек должен делать ради спасения своей души, тоже говорится напрямую в заповедях Божиих: Плодитесь и размножайтесь (Быт. 1: 28–29) или Чти отца твоего и матерь твою (Исх. 21, 15) или канонических церковных установлениях. Но вот как это сделать, определяется, скорее, опытом христианской жизни. Например, какие молитвы и когда нам следует читать? Как необходимо поститься? Как часто причащаться и как готовиться к причастию? То же самое можно сказать и об устроении семьи, в том числе и о количестве детей в ней. Безусловно, все это – очень важные для духовного развития человека вещи, которым, однако, не присущ столь же императивный характер, как заповедям Господним.

Церковные предписания призваны подталкивать человека к совершению тех или иных действий в том случае, когда у него не хватает силы воли или недостаточно религиозного опыта, но не ломать его, заставляя делать что-то через силу. Ни к чему хорошему, на мой взгляд, это не приводит.

Можно привести такую аналогию. Желая научить ребенка игре на фортепиано, мы отдаем его в музыкальную школу. Если ребенок при этом ленится, приходится принуждать его к занятиям, потому что подавляющее большинство детей предпочтут утомительному разучиванию гамм компьютерные игры или катание на велосипеде. Таким образом, мы стараемся компенсировать недостаток воли ребенка. Однако если мы видим, что он категорически не желает заниматься, что его уже тошнит от инструмента, то все наши потуги окажутся тщетными; более того, своими неразумными действиями мы можем отвратить его от музыки вообще.

Впервые я столкнулся с этим еще в юности. Все мы тогда мечтали научиться играть на гитаре, бренчали и пели что-то у костра и на кухнях. В нашей компании был парень, окончивший музыкальную школу по классу гитары, но никогда впоследствии не бравший ее в руки. Когда его просили сыграть, он категорически отказывался – такое непреодолимое отвращение к этому замечательному инструменту привили ему недальновидные родители и педагоги.

Эти соображения относятся и к заданному вами вопросу. Если люди любят детей, если они хотят ребенка, но при этом у них не хватает воли и решимости наложить на себя дополнительную ответственность, ограничив личностную свободу, религиозное предписание может их подтолкнуть принять волю Божию и напомнить, что, даровав детей, Господь даст и силы для их воспитания. Однако если все в человеке восстает против такого решения, если, например, он помнит, как в прошлый раз жена впала в жестокую послеродовую депрессию и провела несколько недель в психиатрической больнице, то в этой ситуации зачатие следующего ребенка может считаться безответственным.

То, что аборт является убийством, не подлежит ни малейшему сомнению, и абортивные противозачаточные средства недопустимы для христиан. Но ребенок должен расти в атмосфере любви, в противном случае высок риск развития эмоционально и нравственно ущербной личности. Еще Грибоедов писал: «Чтобы иметь детей, кому ума недоставало?» Мало родить ребенка, нужно вырастить его достойным человеком, добрым христианином. Если ребенок категорически нежеланен, ни о каком зачатии не должно идти и речи!

Ответственность многодетного отца многократно возрастает, причем не только из-за количества детей, благодаря ему появившихся на свет, а в силу того, что женщина, согласившаяся стать многодетной матерью, по сути дела, всю свою жизнь полностью доверила ему. Хорошо это или плохо, но многие наши современницы стремятся к самостоятельности и предпочитают сами за себя отвечать. Женщина выстраивает свою карьеру, планирует время рождения ребенка, высчитывает, когда сможет вернуться к любимой работе или учебе и так далее. При этом она не может не принимать в расчет возможность развития негативного сценария, например, муж вдруг поведет себя недостойно и семья распадется, и эти опасения, конечно же, могут во многом определить ее выбор. Поэтому, соглашаясь родить четвертого или пятого ребенка, женщина в большинстве случаев ставит жирный крест на своей карьере. Она может работать где-то на полставки, может стать фрилансером[3], но о какой-либо финансовой самостоятельности ей придется забыть раз и навсегда. Воспитывая детей, вкладывая все свои силы в семью, она неизбежно утрачивает профессиональные навыки и, наконец, по-настоящему выходит замуж, то есть полностью передоверяет мужу свою жизнь. Мера ответственности мужчины в этом случае многократно возрастает, потому что если раньше он хоть как-то мог оправдать свой уход из семьи каким-нибудь стечением «чрезвычайных обстоятельств», то теперь это становится абсолютно невозможным.

Всякий развод, любой разрыв ближайших родственных отношений – трагедия и для мужчины, и для женщины, и для их детей, но, когда распадается многодетная семья, масштаб катастрофы трудно переоценить. Поэтому, решаясь на рождение очередного ребенка, родители должны понимать, что тем самым они вновь и вновь подтверждают свои брачные обеты.

– Отец Максим, скажите: у супругов, по каким-либо причинам не готовых к рождению ребенка, интимная сторона отношений принимает греховный характер?

– Интимные отношения – это очень сложный, запутанный клубок, в котором, по слову протопресвитера Александра Шмемана (1921–1983), любовь и похоть безнадежно перемешались и разделить их не представляется возможным. Мы устроены так, что в браке любим и предаемся похоти одновременно, и попытка добиться любви без похоти ни к чему не приводит, – из этого отец Александр делает вывод о том, что интимные отношения относятся не к области благодати, а к области закона. Именно поэтому на них распространяются правила поста, правила воздержания в определенные периоды.

Мужской разговор. Место мужчины в мире. Христианский взгляд

Необходимо ограничивать себя в разнообразии интимных отношений. Несмотря на то, что Православная церковь ни в одном из канонов не говорит о том, что можно, а что нельзя допускать на брачном ложе, здесь, на мой взгляд, уместна некоторая аналогия с едой. Действительно, обязаны ли мы всегда ограничивать себя черным хлебом, запивая его водой? Конечно же, нет! Постом мы, православные христиане, действительно избегаем излишеств, чтобы противостоять страсти чревоугодия, но в праздничные дни стараемся свой стол сделать праздничным и разнообразным, хотя и в этом случае какая-то изощренная ненасытность все равно останется греховным проявлением. То же самое относится и к сфере интимных отношений: в пост мы стараемся воздерживаться, конечно, при условии взаимного согласия; в обычное же время наслаждаемся брачным даром телесного единства, не забывая, однако, что какие-то извращенные формы половой близости в христианском браке столь же неуместны, как паштет из соловьиных языков или кальян с гашишем на праздничном столе учеников Христовых.

Кстати, у христиан часто возникают вопросы о не прописанных, но ощущаемых совестью границах семейных интимных отношений. Насколько подробно следует исповедовать все это духовнику? Я, как и подавляющее большинство православных священнослужителей, считаю, что в грехах, связанных с интимной сферой, необходимо исповедоваться в самых общих чертах, без какой-либо конкретики.

Благочестивые, на первый взгляд, разговоры о том, что единственной целью интимной близости является зачатие детей, зачастую заканчиваются фарисейскими календарными исчислениями, – когда зачатие возможно, а когда маловероятно. Выскажу свое личное мнение: если по тем или иным причинам вы не можете пока решиться на рождение очередного ребенка, а воздержаться при этом оказываетесь не в силах, то лучше будьте честны перед собой и Богом – сходите в аптеку и купите презервативы. А потом смиренно попросите у Бога прощения за невоздержание. Не стоит устраивать какие-то календарные игрища, обманывая самих себя и пытаясь обмануть Господа!

Да, мы понимаем, что лучше жить безупречной жизнью, но при этом совершенно точно знаем, что человек, возлагающий на себя бремя, которое не способен понести, оказывается на пути к еще более глубокому падению. Неслучайно говорят, что добровольное воздержание в еде, то есть пост, делает из человека ангела, а принудительное воздержание (голод) превращает его в животное.

Необходимо внимательно отслеживать свое духовное состояние, причем не только в краткосрочной перспективе. Если человек говорит себе: «У меня сегодня не было близости с женой, поэтому с утра я зол и раздражителен», – это еще ничего не значит. Возможно, именно преодоление раздражительности со временем приведет его к святости. Но если речь идет об опасности измены или других серьезных опасностях для брака, то, конечно, лучше не отказываться от близости с женой. Неслучайно святой апостол Павел учит нас: [Во избежание] блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа. Муж оказывай жене должное благорасположение; подобно и жена мужу. Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена. Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а [потом] опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим (1 Кор. 7: 2–5). Иными словами, чувствуя себя пока не готовым к рождению ребенка, лучше уж конвертировать свою похоть в укрепление единства с любимым человеком, чем провожать на улице глазами короткие юбки и жадно заглядывать в каждое декольте.

– Отче, о многодетных семьях сказано достаточно, в то время как материалов, посвященных теме бездетности, днем с огнем не сыщешь. Многие мужчины, столкнувшиеся с этим испытанием семьи на прочность, ощущают себя виновными в невозможности зачать ребенка. Что бы вы им посоветовали? И второй вопрос: что вы думаете об усыновлении бездетными парами сирот, содержащихся в детских домах?

– Для начала позволю себе небольшое замечание: я бы все-таки не согласился с утверждением, что причиной семейного бесплодия в большинстве случаев становятся мужчины. Это не так, соотношение составляет примерно пятьдесят на пятьдесят. К сожалению, мы живем в не очень здоровом обществе, и неплодными бывают как мужчины, так и женщины.

Что делать? Прежде всего, осознать, что вообще далеко не все из того, к чему мы стремимся, нам удается осуществить. Не каждый, кто хочет быть здоровым, может похвастаться богатырским здоровьем, не каждый, кто хочет быть умным, на самом деле умен, не все мечтающие о браке женятся или выходят замуж, и не все, кто хотят иметь детей, рожают их. Да и дети вырастают разными: на свет появляются не только Авели, но и Каины. Как бы банально это ни звучало, жизнь полна разочарований и несбывшихся надежд.

Мы должны со смирением и доверием принять то, что посылается нам Богом, решая задачи, которые Он ставит перед нами, не теряя надежды. Надо отметить, что церковь никогда не утверждала, что дети – главная цель брака, главной целью является любовь между супругами. Об этом, кстати, должны помнить и семьи, в которых подрастает много детей.

Иногда возникает соблазн выстраивать свою жизнь только вокруг детей. Это – серьезная ошибка! Именно любовь между супругами должна лежать в основе любой семьи. От качества отношений между отцом и матерью напрямую зависит, какими людьми вырастут их дети.

Отсутствие детей – вовсе не повод для отчаяния и уныния. Неслучайно праведный Иов говорил: Неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать? (Иов. 2: 10). В данном случае мы даже не говорим о том, что Господь посылает нам какое-то зло, просто задачи, которые Он ставит перед бездетными парами, несколько отличаются от тех, которые стоят перед семьями, имеющими детей.

Любая семья неизбежно проходит через разные стадии развития. На первом этапе отсутствие детей вообще не рассматривается молодыми семьями в качестве проблемы. Люди в это время учатся любить друг друга, и это хорошо. Но что делать потом, когда отношения в основном уже выстроены, а супруги друг на друга нагляделись? Двое – это всегда если не противостояние, то в любом случае противопоставление, наилучшим образом разрешающееся третьим. И рождающийся ребенок учит мужа и жену смотреть не только друг на друга, но и вместе в одну сторону. Бездетным же супругам ни в коем случае нельзя ограничиваться лишь созданием более комфортных условий для собственной жизни, им нужно искать общее семейное служение, которое увлечет обоих. Конечно, решать бытовые проблемы тоже необходимо, но ставить их во главу угла не следует.

Дети в семье – это, прежде всего, служение родителей. Конечно, это и большая радость, но в первую очередь – бессонные ночи, необходимость быть всегда готовым забыть о себе и отвернуться друг от друга для того, чтобы повернуться лицом к ребенку. Бездетным людям тоже нужно искать служение. Речь может идти об участии в тех или иных волонтерских движениях, о деятельной помощи сиротам, инвалидам и престарелым. Очень часто нам даже не приходится чего-то специально для себя придумывать. У кого-то живы старики родители, есть инвалиды среди родственников и знакомых, нуждающиеся в постоянном уходе, и, возможно, именно поэтому Господь не дает ребенка, неважно, до поры до времени или вообще. Кто-то поглощен по-настоящему серьезной научной или творческой работой… В любом случае необходимо найти совместные, не мотивированные исключительно заработком занятия, способные по-христиански вдохновить супругов и дать им возможность реализовать свой творческий и духовный потенциал.

Мужской разговор. Место мужчины в мире. Христианский взгляд

Говорят, что, если к сорока годам дом не зазвенит детскими голосами, он наполнится кошмарами. В подавляющем большинстве своем верующие люди не склонны к монашескому пути, и это нормально – ведь мы знаем, что цель жизни у всех христиан, в монастыре ли они пребывают или в миру, одна: борьба с грехами, стремление к духовному совершенству и единению с Богом.

Если оба супруга способны всецело сосредоточиться на духовной жизни, став уже не столько мужем и женой, сколько братом и сестрой во Христе, это будет наилучшим решением проблемы. Если же следование по этому пути пока для них невозможно, имеет смысл подумать и об усыновлении.

Социальная концепция Русской православной церкви определяет, какими медицинскими методами и в каком объеме можно пользоваться, для того, чтобы помочь зачатию. Можно попытаться прибегнуть к помощи врачей. Но я знаю многих священников, которые не приветствуют медицинскую помощь в зачатии. «Для чего вступать на этот тонкий лед? Лучше усыновите ребенка из детского дома!» – говорят они. Это – тема, требующая отдельной подготовки. Действительно, и законодательство, и проверенный опыт специализированных общественных организаций предоставляют массу возможностей не бросаться сразу головой в омут. Можно, например, с разной периодичностью приходить в дом ребенка для участия в подготовке праздников, оказывать помощь группе детей или конкретному ребенку лучше усвоить иностранный язык, историю или математику. Есть возможность брать детей на выходные к себе домой, чтобы помочь им социализироваться.

Подготовка к усыновлению действительно очень важна, и не нужно думать: «Зачем мне это? Я и без того все знаю!» Самоуверенность при принятии столь ответственных решений недопустима, она чревата трагическими ситуациями, когда усыновители, сталкиваясь с традиционными последетдомовскими проблемами поведения, возвращают ребенка обратно, нанося ему новую тяжелую психологическую травму.

Поверьте, я никого не хочу пугать, но тем не менее не могу не привести печальный пример из собственной практики. Однажды школа-пансион, в которой я работал, взяла на воспитание по пять детей семилетнего возраста из двух детских домов. Так вот, к великому сожалению, всех пятерых детей из одного детского дома пришлось через месяц вернуть: мы не смогли с ними справиться. Это были настолько неуправляемые, распущенные и сексуально озабоченные дети (заметьте, речь идет о первоклассниках!), их влияние на остальных ребят было столь пагубно, что не нашлось другого выхода. При этом пятеро детей из другого детского дома вполне вписались в коллектив.

Так что на этом пути нас действительно могут подстерегать неожиданности. Именно поэтому я бы не советовал спешить. Ведь, кроме всего прочего, в случае усыновления ребенок автоматически лишается прав на причитающиеся ему по закону льготы. Если же вы выбираете патронаж, ребенок сохраняет их, и в том числе право на получение от государства жилплощади. Еще и еще раз советую вам не форсировать события. В какой-то момент, по прошествии времени, взвесив свои силы и осознав всю меру ответственности, супруги могут усыновить ребенка, дав ему свою фамилию и возложив на себя обязанность быть для него настоящими отцом и матерью.

В нашем приходе есть замечательная женщина, долгие годы ухаживавшая за престарелым больным отцом. Уход занимал столько сил и времени, что она так и не вышла замуж; когда же отец умер, ей было уже за пятьдесят. Женщина взяла на попечение восьмилетнюю девочку. Сейчас этой девочке исполнилось уже пятнадцать лет, но наша прихожанка до сих пор ее так и не удочерила, несмотря на то, что бо́льшую часть времени они проводят вместе. Все дело в том, что женщина трезво оценивает свои возможности: «Я сделаю все, на что хватит моих сил, – говорит она, – но принять на себя полную ответственность не могу». Я часто вижу их вместе в храме и отмечаю, насколько благотворным оказалось влияние нашей прихожанки, как изменилась девочка за прошедшие годы.

Обычно люди предпочитают брать из детских домов младенцев, и в этом есть определенный резон, поскольку, чем раньше ты возьмешь ребенка в семью, тем больше тепла и любви он получит. Впрочем, я знаю немало православных людей, усыновлявших детей дошкольного и даже школьного возраста, и это – счастливые семьи, сумевшие преодолеть неизбежные в таких случаях сложности, так что каких-то общих рецептов на этот счет не существует.

Некоторые психологи утверждают, что усыновленного ребенка приемные родители никогда не будут считать полностью своим, кровным. Но ведь этого и не требуется! Не считаем же мы, например, кровными родственниками родителей или братьев жены, притом что у нас с ними вполне могут сложиться самые добрые, теплые и доверительные отношения. Не нужно во что бы то ни стало втягиваться в игру в маму и папу. Куда важнее то, что вы можете реально помочь маленькому обездоленному человеку, подарив ему нормальную жизнь и надежду на будущее.

К сожалению, мы часто относимся к нашим родным детям как к собственности, желая реализовать через них свои мечты и амбиции. Мы все время ставим перед ними задачи и расстраиваемся, если они не оправдывают наших надежд. Но расстраиваемся мы потому, что они не удовлетворяют наше родительское тщеславие.

С приемными детьми такие проблемы возникают реже. Ведь нет кровного родства – отражения себя в ребенке, а стало быть, желание восполнить в нем все собственные пробелы не будет проявляться так очевидно. В данном случае легче смириться с истиной – ребенку предстоит прожить собственную жизнь, может быть, совсем не похожую на нашу, и родительская задача состоит в том, чтобы помочь ему найти себя в этом мире, не развивая его насильно, не таща куда-то за шиворот, а способствуя наиболее полному и гармоничному раскрытию того лучшего, что заложено в его душе Самим Господом.

Да, приемные родители не могут полностью заменить маму и папу, но они в состоянии дать ребенку добрый совет, вовремя подставить свое плечо, помочь материально и подарить ему любовь, которой он был лишен.

Мужской разговор. Место мужчины в мире. Христианский взгляд

Мужчина с возрастом должен открывать в своей жене все новые и новые личностные, душевные качества. Ведь контакт между мужчиной и женщиной носит, прежде всего, эмоциональный характер, и лишь после этого – интеллектуальный и физический. К достижению и укреплению такого контакта и следует всемерно стремиться.

Час третий. Мужчина и дети.

– Переходя к «детской» теме, стоит заметить, что и в крепких семьях папа с мамой порой обсуждают семейные проблемы на повышенных тонах в присутствии детей. Происходит это не только из-за того, что не всегда получается сдерживать накопившиеся эмоции, но и потому, что наши квартиры – мягко говоря, невелики, и родители, особенно многодетные, часто не могут обсудить свои проблемы наедине. Посоветуйте, батюшка, как поступать в таких случаях?

– При детях выяснять отношения не нужно ни в коем случае, это неправильно. Особенно недопустимо срываться при этом на крик и тем более опускаться до взаимных оскорблений. Ожесточенные споры между папой и мамой неизбежно роняют авторитет и того и другого в детских глазах и ни к чему хорошему привести не могут. Муж с женой должны заранее договориться: при детях мы не ссоримся и отношений не выясняем, несмотря ни на что, оставляем любые дискуссии на потом. Хотя и в этом случае кто-то из супругов вполне может повести себя «неспортивно», продавливая свои решения в силу того, что дискуссии при детях оказались под запретом. Но благополучие семьи во многом как раз и определяется тем, насколько жена склонна слушаться мужа, насколько муж может уступить и передоверить жене решение каких-то важных вопросов.

Я часто думаю о том, как должна быть устроена современная православная христианская семья. Принцип, сформулированный апостолом Павлом: Как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем (Еф. 5: 24) и Жены, повинуйтесь мужьям своим (Кол. 3: 18), – зачастую воспринимается мужьями не в евангельском духе, а в духе армейского устава, согласно которому: 1) командир всегда прав; 2) если командир все же оказывается не прав, смотри пункт первый. Но армейский принцип, спасительный в боевых условиях, в мирное время и в неармейских структурах обычно не срабатывает. Человеческая природа не рассчитана на безусловное подчинение поступающим извне жестким, однозначным сигналам. Всегда возникает какая-то обратная связь, вступают в силу другие протоколы общения.

Супруги должны научиться договариваться между собой полюбовно, справедливо распределяя обязанности и сферы ответственности. Но если уж жена приняла какое-то решение и приступила к его реализации, мужу следует по крайней мере сделать вид, что все это он санкционировал сам и со всем согласен, отложив объяснения до тех пор, когда им удастся остаться наедине. Как бы ни хотелось сразу же расставить все точки над «i», ни в коем случае нельзя пускаться в выяснение отношений на глазах у детей.

– Действительно, ссорясь при детях, мать с отцом роняют свой авторитет в их глазах. Позже они могут примириться, попросив друг у друга прощения, но способствует ли примирение родителей возвращению детского уважения – или, напротив, вызывает у детей недоумение, подчеркивая родительскую «непоследовательность»?

– Хочу уточнить: на самом деле авторитет разрушают не просто какие-то абстрактные дискуссии между родителями, а их яростные споры, особенно по поводу методов воспитания детей. Например, если мама говорит, что пора усаживаться за уроки, а папа тем временем предлагает поиграть на компьютере, то такие противоречия неизбежно порождают детское непослушание. Разумеется, даже если родители конфликтуют по каким-то своим, только взрослым ведомым причинам, это все равно нежелательно, поскольку любое противостояние самых близких людей формирует в детских душах негативную модель поведения.

Мужской разговор. Место мужчины в мире. Христианский взгляд

Безусловно, дети должны найти в себе силы помириться друг с другом после того, как поссорились, и родители призваны показать им достойный пример. Вопрос в том, по какому поводу и как часто возникают такие конфликты. Постоянные цепляния друг к другу, даже завершающиеся примирениями, могут превратить семейную жизнь в пытку. Тут уж сами родители должны задуматься над тем, сколько времени им удается ежедневно проводить вместе. Час? Два? Три? А может, всего минут пятнадцать? Так стоит ли тратить на ссоры и выяснение отношений время, которого и без того катастрофически не хватает? Понятно, что иногда требуется серьезно обсудить возникающие проблемы, но превращать эту необходимость в повседневное выяснение отношений по меньшей мере непродуктивно. Обоим следует учиться уступать.

Молодым людям, еще не вступившим в брак, я обычно предлагаю: «Представь, что ты гуляешь с любимой девушкой и она предлагает тебе, скажем, отправиться в музей. Ты не в восторге от такой перспективы и предпочел бы сходить в кино. Сможешь ли ты отказаться от своих желаний ради того, чтобы она осталась довольна? Насколько легко это тебе дается, насколько ты спокойно и даже радостно готов уступить любимому человеку – или тебе непременно нужно настоять на своем?» Человек должен честно ответить самому себе на эти вопросы, чтобы оценить перспективы своего будущего семейного союза.

– Существует проблема не менее острая, чем бесконечные ссоры по поводу и без него: хроническая нехватка времени на вдумчивое общение с детьми. В мечтах мы создаем интереснейшие семейные проекты и даже представляем, как можно было бы их воплотить в жизнь, но сделать что-либо в действительности не получается. Как быть, чтобы в непрестанных заботах о материальном достатке своих домашних окончательно не потерять духовную связь с ними?

– Сложно переоценить значение дел, собирающих и сплачивающих вокруг себя всех членов семьи. Ими могут быть даже всего лишь традиционные завтрак и ужин, но, прежде всего, конечно же, общая молитва. Подмечено: большинство людей, у которых жизнь не организована должным образом, жалуются на то, что никак не могут наладить регулярное чтение утренних или вечерних молитв. Не получается. Когда все дела вроде бы наконец переделаны, мама вдруг говорит: «У меня уже сил на молитвы не осталось!» Дети вторят ей: «А нам уроков опять много задали!» – или происходит что-нибудь в этом же роде. Дело в том, что если мы специально что-то не запланируем, то у нас ничего и не получится. Поэтому семьям, особенно многодетным, я настоятельно рекомендую по крайней мере ужинать вместе, а после этого, даже еще не убирая посуду, сразу же приниматься за общие вечерние молитвы, как это делается, например, во многих монастырях, где братья молятся перед сном не отдельно – по кельям, а все вместе – в храме. Я знаю много семей, которые прекрасно с этим справляются.

К сожалению, во многих семьях ужин пытаются совместить с кинопросмотром. На мой взгляд, этого делать не стоит. Не экономьте на семейном общении! Как долго может продлиться ужин? Минут двадцать, не больше. Выключите на это время свой видеоплеер, а после окончания ужина и совершения вечерних молитв продолжайте просмотр.

Что касается завтрака, то он должен стать отправной точкой, началом дня, определяющим наше доброе настроение. Перед завтраком – общее краткое молитвенное правило. Если кому-то нужно помолиться подольше, он может продолжить самостоятельно.

Организация времени – вещь очень важная. Если семья, например, в восемь утра собирается отправиться на дачу, то с вечера все, как правило, договариваются о времени подъема и сборов. Если такой договоренности нет, никто не выйдет из дому ни в десять, ни в одиннадцать, ни в двенадцать. Так же и с воскресным посещением храма: если не рассчитать время заранее, не успеешь собраться на Литургию. Всякое семейное мероприятие требует планирования и серьезного отношения к себе, и, если стремиться к тому, чтобы, работая, находить возможность жить общими интересами со своей семьей, необходимое для этого время, несомненно, найдется.

Мужской разговор. Место мужчины в мире. Христианский взгляд

– Отче, что вы можете сказать о распределении домашних обязанностей среди детей, исходя из своего опыта многодетного отца? Желательно ли, чтобы каждый из них отвечал за какое-то конкретное дело? Интересно, как все это происходит в вашей семье?

– За каждым достаточно взрослым ребенком закреплены одна-две обязанности. Разумеется, в учебный период мы стараемся не перегружать детей, так как много времени и сил у них отнимает выполнение домашних заданий, но летом количество обязанностей увеличивается.

Например, наша старшая дочь отвечает за приготовление ужина. Эта забота всецело возложена на нее. Правда, она уже не школьница, а студентка. Сын отвечает за то, чтобы мусор в доме никогда не скапливался, средняя дочь накрывает на стол, еще одна – загружает посудомоечную машину. Это – их прямые обязанности. За малышами закрепляются менее замысловатые задачи: скажем, вытереть обеденный стол, подмести пол, разложить вещи по местам. Есть и общие для всех семейные обязанности, такие, например, как уборка дома.

– Уборка вообще вещь хлопотная, особенно там, где несколько малышей собираются вместе. Могут ли, на ваш взгляд, многодетные родители на какие-то бытовые проблемы просто махнуть рукой? Например, одна моя знакомая пара вовсе отказалась от глажения одежды, потому что времени на это попросту жалко…

– Моя жена всегда любила готовить, при этом сразу после свадьбы на приготовление супа у нее уходило часа два. Однако вскоре ситуация в корне изменилась, и супруга научилась варить борщ минут за двадцать. Правда, бульон из мясного превратился в овощной, причем не из-за экономии средств, а потому, что так получается гораздо быстрее.

К счастью, ныне мы можем воспользоваться стиральными и посудомоечными машинами, которые, конечно же, значительно облегчают быт. Между прочим, с многодетными семьями связан любопытный финансовый феномен: какие-то покупки, которые для малых семей кажутся чрезвычайно дорогими, многодетным вовсе не представляются неподъемными. В самом деле, если тебе приходится тратить на приобретение продуктов порядка пятнадцати тысяч рублей в неделю, то заплатить семь-десять тысяч за стиральную или посудомоечную машину не представляется событием из ряда вон выходящим, тем более что бытовая техника экономит массу времени.

Понятно, что если в семье нет помощников (кухарки, няни или уборщицы), а в подавляющем большинстве случаев их, конечно же, нет, на некоторые вещи приходится просто закрывать глаза. И в этом нет ничего постыдного. Например, процесс той же глажки радикально упрощается. В частности, рубашки заменяются водолазками, а в тех ситуациях, когда рубашка носится под жилеткой и пиджаком, достаточно отутюжить воротнички и манжеты.

Разумеется, мы поддерживаем чистоту на кухне и в гостиной, но постоянно следить за порядком в детских комнатах, конечно же, оказывается нам не по силам. Как правило, генеральная уборка происходит раз в неделю, по субботам, потому что в праздник кто-то может приехать с нами после службы: бабушка, дедушка или крестный – и дом должен выглядеть по крайней мере прилично.

Даже одинокому человеку то и дело приходится заниматься уборкой, чтобы не превратить свое жилье в берлогу. Когда же вас окружает множество маленьких детей, которые, кажется, заняты исключительно сотворением хаоса и наведением беспорядка, когда, только отвернись, и все мамины нитки будут перемешаны, фотографии вынуты из альбомов и вывалены на пол, раковина на кухне окажется переполненной, а вода вот-вот прольется на головы несчастных соседей снизу, в ванной комнате тюбики с зубной пастой и кремом для бритья будут безжалостно выдавлены, а их содержимое – перемешано… Главное, что все это происходит чуть ли не ежедневно. За четырехлетним ребенком уследить невозможно. Конечно, нужно устанавливать задвижки и снимать ручки, но все меры такого рода помогают бороться с излишней активностью годовалого малыша, а позже оказываются малоэффективными, поэтому то и дело приходится экстренно ликвидировать последствия детского творчества. В такой ситуации мечтать об образцовом порядке, разумеется, не приходится…

– Отец Максим, в последнее время количество многодетных семей в нашей стране увеличивается, и слава Богу! Тем не менее на них по-прежнему посматривают с любопытством, причем интерес этот не всегда оказывается доброжелательным. «Детей-то вы рожаете, – думают некоторые, – а создать нормальные условия для них оказываетесь не в состоянии!» Действительно, не ущемляются ли интересы ребенка, растущего в многодетной семье, тем, что мама не может уделить ему должное количество времени, да и сам он зачастую просто не может побыть в одиночестве, а отец даже при солидной зарплате не в состоянии купить ему многое из того, что давно есть у сверстников?

– Безусловно, такие упреки отчасти обоснованны, и, поскольку серьезно рассчитывать на государство не приходится, заботу о многодетных православных семьях, как мне кажется, должны взять на себя приходы. При этом не стоит дожидаться, когда родители сами обратятся за помощью, потому что ходить с протянутой рукой нормальные люди не станут, если речь не зайдет об элементарном выживании. Приходы должны выявлять такие семьи, определять, в чем конкретно они нуждаются прежде всего, и, возможно, закреплять за новорожденными состоятельных крестных, ведь восприемник без труда сможет подарить своему крестнику на именины или на день рождения какой-нибудь гаджет, который родители купить не могут. И сам он не разорится от того, что раз в год что-то подарит, и ребенок будет счастлив.

Прежде существовала социальная рента. На Западе это явление ушло в прошлое не так давно, лишь во второй половине XX века, в связи с эмансипацией женщин. А до того, еще в 1960-х годах, в тех же Соединенных Штатах существовала общепринятая практика, в соответствии с которой на одной и той же фирме за одну и ту же работу многодетный отец получал больше, чем однодетный или тем более бездетный. То есть каждый работодатель соотносил зарплату своего работника с количеством едоков в семье. Понятно, что сегодня призыв к работодателям платить за одну и ту же работу различное вознаграждение, скорее всего, не найдет у них отклика и просто повиснет в воздухе. В таком случае функцию социальных рентодателей тем более должны возложить на себя приходы. Сейчас практически при каждом храме есть социальная служба, соответственно, любой священник, не обязательно настоятель, вполне может в эту службу обратиться и сказать: «У меня исповедуется такая-то семья, которая нуждается в помощи. Давайте начнем оказывать им ежемесячное вспоможение».

Я не знаю многодетных семей, которые бы отказались от такой помощи, а средства, необходимые для этого, не столь уж велики в масштабах социальной работы храма. Только делать это следует регулярно, а не от случая к случаю. Многодетные семьи должны чувствовать, что о них помнят и заботятся.

Придется приложить определенные усилия к тому, чтобы сломать и отбросить стереотип, сложившийся в сознании у многих наших соотечественников, согласно которому многодетные семьи – результат безответственности социально неблагополучных людей. Нужно помнить: большинство таких родителей – прекрасные христиане, просто не только средние, но и относительно высокие заработки отца, поделенные на пять или семь детских ртов, неизбежно превращаются в сумму совершенно недостаточную.

– При достижении детьми так называемого переходного возраста обостряются проблемы, связанные с их непослушанием. Родители неожиданно понимают, что воспитательные методы, прежде успешно срабатывавшие, действовать перестают. У только формирующейся личности уже складывается собственное мнение буквально по всем вопросам, причем мнение, зачастую опирающееся не на здравый смысл, а на какой-либо внешний авторитет. Как отцу не разрушить мостик к душе подростка, как уберечь сына или дочь от роковых ошибок?

– Вообще-то, вы затронули отдельную, большую тему; отвечая коротко, могу сказать, что следует приложить все силы к тому, чтобы сберечь доверительное общение со своим ребенком. Важно, чтобы взаимопонимание между вами сохранялось. Избегайте неоправданно жестких требований, которые способны вызывать в его душе протест, полное недоверие к отцу и матери и, как следствие, отчуждение и закрытость.

Во-вторых, родители должны осознать, что еще через четыре или пять лет их ребенок станет взрослым человеком. Они уже не смогут диктовать ему свои решения, а будут лишь давать советы, да и то лишь в том случае, если он захочет услышать. Временной период от начала переходного возраста до совершеннолетия предназначен именно для постепенной подготовки сына или дочери к самостоятельности. Одновременно это и время подготовки родителей к отказу от принципов «ручного управления» и «короткого поводка».

Препятствуя каким-то жизненно или нравственно опасным устремлениям подростков, следует предоставлять им определенную свободу в решении вопросов второстепенных, там, где допущенные ошибки не чреваты по-настоящему фатальными последствиями. Да, вполне возможно, что они ошибутся и набьют себе шишки, но все это – не смертельно, зато ваш ребенок поймет: несмотря на несогласие, родители все же позволили ему поступить по-своему; он заупрямился и теперь за это расплачивается, значит, впредь имеет смысл внимательнее прислушиваться к советам близких людей.

Почему авторитет отцов и матерей падает в глазах подростков? В первую очередь потому, что в личностном плане родители оказываются несостоятельными. Мало лишь раздувать щеки и твердить: «Я – твой отец, и поэтому ты обязан меня слушаться!» – важно завоевать у ребенка искреннее уважение. Причем финансовая состоятельность родителей отнюдь не является в данном случае определяющим фактором; нередко даже очень богатые отцы авторитетом у своих детей не пользуются. Важно понимать, что именно в настоящий момент интересует вашего ребенка, какие книжки он читает; нужно регулярно обсуждать с ним прочитанное и увиденное. Сын или дочь должны понимать, что отец руководствуется гораздо более глубоким житейским опытом, чем они, что с ним интереснее проводить время, нежели с одноклассниками или соседями по двору.

Мужской разговор. Место мужчины в мире. Христианский взгляд

В любом случае юношеский бунт неизбежен и нужен для того, чтобы ребенок перестал ощущать себя ребенком и научился самостоятельному, ответственному принятию решений. Но этот бунт окажется значительно мягче, а его последствия – гораздо менее разрушительными, если отец и мать будут готовы относиться к своему ребенку как к полноценной, хотя пока еще и не до конца сформировавшейся личности.

Кстати, в многодетных семьях эта проблема разрешается намного проще, потому что у таких родителей не остается ни времени, ни сил в полной мере контролировать и отслеживать каждого из детей. Как только ребенок что-то начинает решать сам, папа и мама только радуются.

– А может ли отец поставить ребенка перед выбором: например, либо ты порываешь все отношения со своей сомнительной компанией, либо ставишь крест на мечте о мотороллере и забываешь о летнем отдыхе на море? Вправе ли отец предлагать своему ребенку такую альтернативу – и как определить грань, отделяющую «смертельное» от «не смертельного»? Я имею в виду все ту же подростковую дружбу. Если, например, отец подозревает, что приятели его сына покуривают «травку»…

– «Травка» – это уже смертельно! Все, что в дальнейшем может привести к трагедии, а «травка» запросто приведет, должно пресекаться решительно и на корню.

Отвечая же на ваш первый вопрос, хочу подчеркнуть, что, начиная чем-то шантажировать своего ребенка, особенно ребенка уже достаточно взрослого, родители должны отдавать себе отчет в том, что это средство – далеко не панацея. Представьте себе такую ситуацию: рано или поздно сын заявляет отцу:

– Знаешь, я хочу жениться на этой девушке…

Отец решительно возражает:

– Нет, я против твоего скороспелого решения!

Тогда сын говорит:

– В этом случае я обойдусь и без твоего согласия.

– Значит, ты мне больше не сын! – восклицает разгневанный отец.

Конечно, этот разговор я описываю весьма условно. Как правило, семейному разрыву предшествует длительная, иногда многомесячная, перепалка. Все это время отец шантажирует сына или дочь финансовой помощью будущей молодой семье или предоставлением ей жилплощади. К сожалению, я знаю немало отцов, целиком и полностью убежденных в собственной правоте и, как результат, годами не видящих своих детей и внуков. Такого допускать ни в коем случае нельзя!

Важно понимать, что степень нашего возможного воздействия даже на маленького ребенка весьма ограниченна. Педагоги и психологи спорят между собой о том, в какой мере человек выстраивает свою личность сам, а насколько этот процесс определяется родителями. Мне при этом опять вспоминаются двое первых сыновей Адама – Каин и Авель. Как видим, нравственный и духовный выбор братьев радикально не совпал.

Каждый человек, взрослея, самостоятельно определяет собственную судьбу. Конечно, очень многое зависит от воспитания, полученного в детстве, но все равно свой выбор человеку предстоит делать самому. Прибегая к вынужденному шантажу, не стоит забывать о третьем законе Ньютона, гласящем, что всякое действие вызывает равное ему по силе противодействие. Иначе говоря, мы либо провоцируем жесткую ответную реакцию, либо подавляем и подчиняем себе человека, тем самым, возможно, даже уничтожая его личностное начало, готовность принимать решения и отвечать за свои поступки – те качества, которые мы сами так высоко ценим в людях.

Если повзрослевшие сын или дочь во что бы то ни стало настаивают на своем, родителям остается только молиться и ждать, что рано или поздно и полученный детьми негативный опыт, и все предыдущее воспитание, и генетика, и, главное, промысел Божий, заставят их взяться за ум. Причем не стоит тешить себя иллюзиями: процесс этот может затянуться и на тридцать, и даже на сорок лет. Жизнь наша неслучайно не заканчивается с совершеннолетием, а продолжается дальше. Почему? Не только потому, что перед каждым из нас Господь поставил определенные задачи, которые нам предстоит выполнить. Главное – это то, что с человеком постоянно что-то происходит. Он изменяется, решая проблемы, перед которыми ставит его жизнь, и, принимая ответственные решения, душа его продолжает формироваться до глубокой старости. Мы знаем и массу примеров того, как ребенок, без особенных проблем переживший переходный возраст, получивший хорошее образование и удачно женившийся, лет в сорок вдруг пускается во все тяжкие, хотя его родители в свое время сделали все для того, чтобы вырастить сына порядочным человеком и добрым христианином. Возможно, в чем-то и они серьезно ошиблись, раз их ребенок, войдя во взрослую жизнь, пошел по такому пути…

Очень важно отдавать себе отчет в том, что, рождая ребенка на свет, мы делаем это не для себя. Господь при нашем участии творит новую душу, нового человека. Кем он вырастет, Каином или Авелем? Это его собственный свободный выбор.

– А если ребенок, взрослея, теряет желание идти на Литургию? Бывает и так, что сами родители причащаются крайне редко, зато регулярно причащают своих детей. Есть ли какой-либо смысл в том, что родители, не прибегающие ко Христу через Таинство, тем не менее, в силу каких-то, возможно магических, соображений стремятся приобщить детей к Святым Дарам?

– По моему глубокому убеждению, по крайней мере до двенадцати-тринадцати лет ребенок вообще не должен задаваться вопросом: обязан ли он идти вместе с семьей в храм или может в выходной день отдохнуть дома. Разве что он заболел или действительно очень устал – но все это лишь исключения из общего непреложного правила, состоящего в том, что участие в воскресной Литургии столь же естественно, как завтрак, обед и ужин. Что касается вечерней субботней службы, то я не требую от своих детей, которые к тому же по субботам учатся, чтобы они всякий раз бывали на всенощном бдении. Однако, живя во время каникул на даче, всенощные дети не пропускают. Мне кажется, проблема эта должна решаться индивидуально, с учетом различных семейных обстоятельств.

В переходном возрасте нежелание собраться на богослужение, как правило, связано с недостатком воли – не выспался подросток, не лег вовремя спать, вот и не хочет теперь подниматься с постели. В этом случае его можно и подтолкнуть, впрочем не перегибая палку: когда вы чувствуете, что он действительно переутомился, вполне можно разрешить ему остаться дома. Если же вы сталкиваетесь с очевидным бунтом, с неприятием церковной жизни как таковой, значит, к сожалению, так проявляется свободная воля вашего ребенка. В этом случае ни к чему хорошему насилие не приведет, вам остается лишь с любовью и терпением убеждать, а главное – молиться.

Что касается отношения к участию в Евхаристии, о котором вы спрашивали, – в основе его лежит дореволюционная практика редкого причащения. Большинство христиан тогда причащались только раз в году, и лишь особенно ревностные – еще по разу в течение многодневных постов.

Сегодня для многих воцерковленных людей, тех самых, кто к причастию подводит лишь своих детей, препятствием является практика подготовительного трехдневного поста перед принятием Святых Даров. До революции в России непременное ежегодное причащение предписывалось государством – а люди русские зачастую не постились по средам и пятницам, считая это «монашеской» добродетелью. В той ситуации единственному в году причащению действительно должен был предшествовать недельный период подготовки.

Сейчас, пытаясь выстроить литургический ритм нашей жизни, мы застряли где-то посередине. Люди стали причащаться гораздо чаще, но все-таки большинство духовников продолжают придерживаться мнения, что перед принятием Тела и Крови Христа следует предварительно три дня поститься. Однако при этом, в случае причащения еженедельно или раз в две недели, жизнь превращается в непрерывный пост. Кстати, священнослужители вовсе не постятся перед причастием, и отнюдь не оттого, что они – какие-то «особые» люди, а потому, что соблюдают все полагающиеся посты. Полагаю, что в вопросе правил подготовки к причастию еще долго будет сохраняться разнообразие практик. Те, кто не соблюдает всех положенных многодневных и однодневных постов, будут перед причастием специально поститься. А от соблюдающих посты и молитвенное правило и желающих часто причащаться перестанут требовать поститься дополнительно.

Что касается маленьких детей, то для них вообще никакой подготовки к причастию не требуется. Любой священник скажет родителям: «Причащайте их как можно чаще. Как пришли в храм на Литургию, так и причащайте!» Вот родители и причащают, и ничего худого я в этом не усматриваю.

– Для предыдущего поколения многодетность – все-таки экзотика, причем часто негативно окрашенная. Нередко многодетные родители чувствуют, что бабушкам и дедушкам приходится очень нелегко. С одной стороны, они стремятся помочь, а с другой – делают это с каким-то раздражением. Как вы полагаете, должны ли родители мужа и жены участвовать в воспитании детей или все-таки им уже пора отдыхать?

– Такое отношение наших родителей к многодетности не в последнюю очередь обусловлено тем, что сами они в большинстве случаев рожали одного или двоих детей, а тут – пятеро или шестеро! Такая модель семьи для них непривычна, а следовательно, представляется неправильной. К тому же есть поговорка: «Война веселит юношу и страшит старика». Действительно, юноша мечтает о победах, о славе и наградах, а старик за свою жизнь насмотрелся на оторванные руки и ноги, на вдов, сирот и другие последствия войны.

Мужской разговор. Место мужчины в мире. Христианский взгляд

Семейная жизнь – тоже вещь непростая. Пока мы молоды и полны сил, мы бросаемся на амбразуру, рожаем много детей, а умудренное опытом старшее поколение прекрасно осознает, что каждые роды – это игра со смертью, а каждый ребенок – terra incognita[4], и неизвестно еще, будет ли он здоров и кем вырастет. В данном случае старших не обязательно слушаться, но прислушаться к ним и попытаться понять все-таки стоит: просто они лучше нас отдают себе отчет в сложности ситуации.

Моей старшей дочери уже двадцать лет, а младшей – всего три года. Это значит, что я уже два десятилетия не сплю по ночам, заплетаю косички, помогаю делать уроки, хожу на родительские собрания. При этом я понимаю, что с младшей мне предстоит провозиться еще по меньшей мере пятнадцать лет, а это – немалый срок! В молодости мы не до конца осознаем, что, родив ребенка, берем на себя обязательство вкладываться и безостановочно пахать в течение десятилетий, а наши родители осознают, поскольку когда-то сами прошли через это. Они понимают, скольких усилий стоит поставить на ноги одного или двух детей, и именно поэтому многодетность порой представляется им безответственностью.

Рассуждая о желательности или нежелательности активного участия дедушек и бабушек в воспитании внуков, следует учитывать один немаловажный психологический момент. Вы создали семью, живущую по своим законам, и родители ваши уже не имеют права (и, кстати, обязанности) распоряжаться в вашем доме. Это – ваши дети и ваша ответственность, а ваши родители теперь, перестав главенствовать, сделались бабушками и дедушками и перешли в разряд помощников, призванных, занимаясь с внуками, проводить не собственную политику, а ту, что определяют их дети. Согласитесь, для многих такое изменение статуса может оказаться весьма болезненным. К тому же годы берут свое, и, действительно, люди могут уже и устать, кроме того, они имеют право строить собственные планы на старость, к которым мы обязаны относиться с должным уважением.

К сожалению, я нередко сталкиваюсь с многодетными семьями, искренне убежденными в том, что отныне им все кругом должны. Государство обязано выделять пособия. Приход призван помогать. Школа должна делать скидки и оказывать всевозможные преференции. Дедушки и бабушки, в их представлении, для того только и существуют, чтобы заниматься с внуками. Да никто нам ничего не должен! Мы сами выбрали для себя эту стезю; ни государство, ни наши родители нас к многодетности не принуждали! Если предложат помощь – прекрасно, но изначально рассчитывать на нее, требовать ее от окружающих мы не имеем права. Только при таком неискаженном взгляде на жизнь любая поддержка дедушек и бабушек будет восприниматься с благодарностью им и Богу, а не как что-то должное и причитающееся нам по определению.

Мужской разговор. Место мужчины в мире. Христианский взгляд

Почему авторитет отцов падает в глазах детей? В первую очередь потому, что в личностном плане родители оказываются несостоятельными. Мало лишь раздувать щеки и твердить: «Я – твой отец, и поэтому ты обязан меня слушаться!» – важно завоевать у ребенка искреннее уважение.

Час четвертый. Мужчина в окружающем мире.

– Бывает так: человек обратился к Богу и при этом осознал, что его работа в той или иной степени противоречит христианской этике. При этом он неплохо зарабатывает и не может уволиться со службы, предварительно не найдя какую-то альтернативу, потому что обязан кормить семью. Что ему делать в таком случае?

– Большинство проблем, с которыми нам приходится сталкиваться в жизни, нельзя рассматривать исключительно в качестве выбора между ослепительно белым и беспросветно черным, между абсолютными добром и злом, как в сказке: пойдешь в эту сторону – и все сложится счастливо, направишься по другому пути – добра не жди! На самом деле нам, к сожалению, то и дело приходится выбирать лишь между различными оттенками серого…

Ужасно, если работа входит в постоянное и непримиримое противоречие с совестью; это – действительно мучительная ситуация, которую так или иначе придется разрешать. По крайней мере об этом следует горячо молиться, прилагая максимум усилий к тому, чтобы найти работу, более соответствующую христианскому устроению души. В 1990-х годах многочисленные представители воспетого Борисом Гребенщиковым «поколения дворников и сторожей», приходя к Богу, осознавали невозможность по-прежнему работать в НИИ и конструкторских бюро. Им непременно хотелось если и не стать священнослужителями, то по крайней мере подвизаться в церковной среде – сторожами, звонарями, пономарями… Чувство это вполне естественно для неофитского сознания. Для восторженного новообращенного человека все напрямую не связанное с Церковью как бы перестает существовать и даже если не начинает выглядеть греховным, то по крайней мере полностью теряет былую привлекательность. Но вообще-то, это неправильно. Если молодой человек еще имеет право на подобные эксперименты, то зрелый мужчина – уже нет. Христианином можно и нужно оставаться всегда и везде.

Кстати, в «нулевые» годы ситуация резко изменилась и маятник качнулся в другую сторону, как всегда проскочив точку равновесия. По крайней мере до того большинство детей из христианских, воцерковленных семей старались по возможности учиться в православных школах и гимназиях, а высшее образование получать если не в семинарии или в регентско-певческой или иконописной студии, то непременно в Свято-Тихоновском или Иоанно-Богословском университетах. В начале же нового тысячелетия даже дети священников вдруг осознали для себя возможность получения светского высшего образования.

Здесь важно придерживаться «золотой середины», непредвзято оценив устроение души как своего ребенка, так и своей собственной. Мне искренне жаль людей, которые были в свое время по-настоящему талантливыми конструкторами или инженерами и оставили свое призвание. И хорошо еще, если они отправлялись преподавать в школы или действительно занимали какие-то достойные места в Церкви, но гораздо чаще шли просто «в никуда». Такой дауншифтинг[5] ни к чему доброму привести не мог, потому что период неофитства неизбежно заканчивается, а полученное образование, способности, квалификация и компетентность требуют реализации в определенной сфере деятельности. Сама душа этого требует, тем более что в подавляющем большинстве профессий христианину вполне возможно найти достойное применение дарованным ему Богом талантам.

– Отче, неужели есть «золотая середина» в заработке? Как можно определить эту грань? Обычно, когда доходы увеличиваются, а уровень жизни повышается, возрастают и наши запросы. Удастся ли разорвать этот порочный круг и по каким признакам можно определить, что стремление к финансовой стабильности семьи превратилось в губительную страсть сребролюбия?

– Это тоже очень непростой вопрос. Очевидно, что денег будет не хватать всегда. Мне кажется, многое определяется основными затратами, которые вынуждена нести семья. Если негде жить, придется зарабатывать на жилье, пусть и на съемное, поскольку на собственную квартиру, скажем, в Москве или в Санкт-Петербурге обычный человек, к сожалению, заработать сегодня не сможет.

Мне представляется принципиально важным вырваться из так называемой застойной бедности. Что это такое? Стойкое ощущение того, что вне зависимости от любых твоих усилий ничего измениться не может. По телевидению регулярно показывают семьи, живущие в убогих, «убитых» трущобах с дырами в потолках, без воды, тепла и газа, в местах, где человеку жить попросту унизительно. Говорят: «Государство не обеспечило!» Верно, не обеспечило и, более того, вряд ли когда-нибудь обеспечит. Если речь идет об одинокой пенсионерке, она действительно не может ничего изменить, но зачастую жалуются и достаточно молодые люди. Спрашивается, а зачем они там сидят, чего, собственно говоря, ждут? Возможно, эта пустая надежда на «доброго барина» или на государственный патернализм засела в нас со времен крепостного права или, наоборот, привита при социализме, я не знаю. Непреложным же остается наш страх перед любыми переменами, даже в том случае, если и терять-то нам, в сущности, нечего. Почему бы таким людям, например, не отправиться из Москвы во Владивосток или из Владивостока в Москву, из города в деревню или из деревни в город? Хуже им все равно вряд ли будет. Между прочим, на Западе большинство людей именно так и живут.

Конечно, у каждого из нас разный запас духовных, нравственных и эмоциональных сил, душевные «батарейки» у всех разные, но, пока люди молоды, они должны быть готовы к принятию самых радикальных решений. В этом нет ничего страшного, потому что, делая что-то, мы, так или иначе, зарабатываем не только деньги, но и драгоценный опыт.

Очень важно всегда занимать активную жизненную позицию. Остальное зависит от целей, которые ты перед собой ставишь. В чем еще мы по-настоящему нуждаемся, кроме жилья? Прилично одеваться. Проблема одежды в наше время решается достаточно легко: если ты не считаешь необходимым одеваться исключительно в модных бутиках, то в магазинах попроще и на вещевых рынках найдешь все, что твоей душе угодно!

Нам нужно питаться здоровой пищей. Ну, опять-таки гастрономические приоритеты у каждого свои, однако не подлежит сомнению, что продовольственный рацион наших семей должен быть разнообразным и полноценным, а на это действительно придется зарабатывать.

Еще одна немаловажная статья расходов – образование, которое мы мечтаем дать своим детям. Понятно, что, начиная с какого-то этапа, за его качество тоже придется платить. Причем эти затраты даже не связаны напрямую с последними реформами в этой области, а, прежде всего, с тем, что детям придется нанимать репетиторов, чтобы «подтягивать» их к поступлению в университет. Если родители к тому же хотят, чтобы их сын или дочь занимались музыкой, живописью или спортом, им придется раскошелиться на соответствующие студии и секции. Здесь тоже нужно очертить для себя какие-то разумные рамки. Я искренне сожалею, что своих детей, особенно старших, проявлявших очевидные музыкальные способности, не отдал вовремя в музыкальную школу, причем дело было не столько в отсутствии средств, сколько в катастрофической нехватке времени. В результате они так и не получили музыкального образования. Обидно, конечно, но все же не смертельно…

Зачастую приходится слышать, что, дескать, в соответствии с православной традицией, отец должен зарабатывать и приносить домой деньги, а мать – заниматься детьми. Должен сказать, что это – привнесенное и, очень надеюсь, преходящее представление. Наоборот, из традиционной русской сельской семьи отцы не отправлялись куда-то за тридевять земель на заработки, а работали здесь же, в доме или возле него. И отец, и мать, и старики, и дети – все по мере сил и умения вели общее хозяйство. Мне кажется, что со временем для многих отцов такая возможность откроется вновь. С развитием компьютерных технологий все больше людей получают возможность работать дистанционно, а значит, появляется возможность больше времени проводить в семье.

– Существует и другой подход к жизни. Некоторые мужчины не видят смысла заботиться о достойном материальном обеспечении своих семей, оправдывая такую позицию словами Спасителя: Не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды? Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их? <…> И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут: ни трудятся, ни прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них; если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры! Итак, не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться? потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам (Мф. 6: 25–33). Можно ли считать уместным цитирование данного фрагмента Священного Писания в подобных случаях?

– Знаете, в Новом Завете достаточно мест, которые, к сожалению, толкуются превратно. Действительно, если ты не обременен семьей или можешь ее оставить без ущерба для близких, к тебе обращен этот призыв Господа безоглядно следовать за Ним. Но если ты не один, то остаешься в ответе за тех, кто находится рядом. Это утверждение ни в чем не противоречит Священному Писанию. Апостол Павел сказал: Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного (1 Тим. 5: 8). Если ты не женат, то волен влиться в ряды нищенствующей братии, нисколько не заботясь о земном и довольствуясь лишь милостыней. Однако, женившись и, более того, породив детей, ты принял на себя всю полноту ответственности за их будущее. И здесь уже нельзя просто сказать: «Господи, позаботься о них Сам, пожалуйста!».

Ярчайший пример для меня – оборона Троице-Сергиевой лавры от поляков. Понятно, что главная задача монахов – молиться. Они и молились, но в какой-то момент принялись защищать святую обитель с оружием в руках!

Так и здесь. Любой верующий отец просит Бога о том, чтобы Он защитил его семью и помог бы ее прокормить, помог бы воспитать детей, сохранил бы любовь между ним и женой. Однако и сам он при этом не должен сидеть сложа руки.

Переезжая в новую квартиру, глупо надеяться на то, что Господь соберет за тебя мебель или повесит шторы. Это – твой дом и твоя ответственность. Вообще, благополучие семьи, причем не только в материальном плане, но вообще во всех его аспектах, безусловно, является зоной ответственности отца.

Апостол Павел пишет, что священнослужитель должен быть непорочен, одной жены муж, <…> хорошо управляющий домом своим, детей содержащий в послушании со всякою честностью; ибо, кто не умеет управлять собственным домом, тот будет ли пещись о Церкви Божией? (1 Тим. 2–5).

Радение о домашних, равно как и радение о Церкви, изначально возлагается на мужчину. К несчастью для нас, в советские годы у мужчин была фактически отнята возможность быть хозяевами в собственных домах; в войну и послевоенные годы слишком многое непосильным грузом легло на женские плечи, да и в наше время значительная часть будущих мужчин воспитывается в неполных семьях, вырастая без отцов, поэтому область мужской ответственности в нашей стране – это поле глубинных проблем и искажений.

– Практически у каждого из нас с юности, если не с детства складывается круг близких друзей, общением с которыми мы дорожим. Кроме того, после заключения брака никуда не исчезают наши многочисленные интересы, пристрастия, хобби. В результате в семьях нередко возникают конфликты разной степени интенсивности. Что бы вы, батюшка, могли порекомендовать в этой связи?

– Ситуация ситуации рознь, однако в любом случае мне хотелось бы еще раз подчеркнуть особую мужскую ответственность за семейное благополучие, о которой многие представители нашего пола попросту не задумываются. В этой связи приведу весьма характерный пример. Семья отправилась летом на море, сняв жилье в частном секторе. Денег у них было немного, поэтому и выбранное для отдыха место оказалось неудачным: рядом с домом проходила автомобильная трасса с интенсивным движением. А тут еще у беременной жены начались осложнения, из-за которых ее госпитализировали. В результате она потеряла ребенка. Женщину хотели оставить в больнице, но она настояла на выписке, вернулась через два дня и нашла мертвецки пьяного мужа и детей, гуляющих непонятно где и с кем… Произошел серьезнейший конфликт, семья оказалась на грани распада. Разговаривая с мужем, я пытался понять, как такое вообще могло случиться. «Тоскливо мне было! – отвечал он. – И потом, я же на юг приехал, а там – изобилие домашнего вина! Как же его не продегустировать?».

Иными словами, человек оставляет за собой право на то, чтобы выпить, если вдруг стало грустно или, наоборот, на радостях, без учета сложившихся обстоятельств, не оглядываясь на и без того глубочайшим образом травмированную жену и на детей, оставшихся без родительской опеки. Такое вот пресловутое «мужское право» выпивать под настроение, ходить в баню по четвергам, на волейбол по субботам, в гараж по воскресеньям…

Господь предупреждает всех нас: Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня (Мф. 10: 37). Если выбор встает между Богом и семьей, надо, не раздумывая, выбирать Бога, но, выбирая между семьей и друзьями, а тем более привычками и слабостями, безусловно, следует отдавать предпочтение семье. Осознанный и ответственный выбор – прерогатива и одновременно обязанность мужчины, признак его зрелости.

Впрочем, если ситуация не предполагает безусловного противостояния, каждый из нас, конечно же, имеет право на разумную «автономию», на свое «личное жизненное пространство». Это – не столько духовная, сколько психологическая категория. Нам не удастся раствориться друг в друге без остатка, за редчайшим исключением мы не можем целиком и полностью посвятить свою жизнь другому, пусть даже очень близкому человеку. У каждого из нас и после заключения брака неизбежно остаются свои интересы и привязанности. У женщин речь может идти о школьных или институтских подругах, у мужчин тоже остаются старые и преданные друзья. Замечательно, если и муж, и жена относятся к этому с пониманием. Неслучайно в православной культуре отдыхом считалось благотворное переключение с одного вида деятельности на другой. Так же точно и временное перенесение внимания супругов на что-то внешнее лишь упрочит их отношения.

Опять же в каждой семье отношения складываются по-разному, что отчасти обуславливается различной степенью доверия мужа и жены друг к другу. Любой из нас должен взвешивать, на что он готов идти, учитывать ту цену, которую ему придется заплатить.

Один мой знакомый уже двадцать лет прожил в браке, не порывая со своими многочисленными интересами. Он рассказывал мне: «Жена меня отпускает и вроде бы не возражает против моих периодических отлучек, но всякий раз после того, как я проведу вечер вне дома, наши отношения охлаждаются как минимум на неделю. Мне приходится принимать это в расчет и каждый раз спрашивать себя: “Готов ли я за три часа общения с приятелями заплатить неделей плохих отношений с женой?”».

– Не секрет, что каждому из нас едва ли не ежедневно приходится сталкиваться с конфликтами на улице, в метро или в магазине. Как в связи с этим воспитывать мальчиков, не забывая слова, обращенные к нам Господом в Нагорной проповеди: Ударившему тебя по щеке подставь и другую, и отнимающему у тебя верхнюю одежду не препятствуй взять и рубашку (Лк. 6: 29)?

– Начну с послушания – одной из важнейших христианских добродетелей. Чем отличается послушание православного монаха игумену от послушания гуру адепта какого-нибудь восточного учения? Принципиальное отличие состоит в том, что в сектах учитель становится абсолютной ценностью для ученика. Послушник полностью отрекается от собственной воли, отказывается от своих намерений и желаний, фактически растворяя свою личность в личности гуру.

Ну а что же происходит или по крайней мере должно происходить в православии? Свободный человек, понимая, насколько благотворна для его души аскеза, подчиняется воле духовного наставника. Сам он при этом ни в чем не растворяется и никуда не исчезает. Его воля по-прежнему остается свободной и лишь совершенствуется, приучая себя к отказу от потакания страстям, поэтому нередко послушник подчиняет себя даже не духовно более опытному человеку, являющемуся для него духовным авторитетом, а просто предает себя воле Божией, слушаясь поставленных от Бога руководителей. Точно так же, когда свободный и сильный человек отказывается от ответного насилия, он совершенствуется в добродетели.

Отказ от ответа на насилие в отношении себя, безусловно, возвышает человека, но происходит это исключительно в том случае, если этот отказ – сознательный. Если же непротивление насилию происходит от физической и духовной неспособности защититься (а ребенок практически всегда находится именно в такой ситуации), то в этом случае его личность травмируется, а то и ломается. Он будет возрастать в озлобленности, приобретая все новые комплексы. Следовательно, отказаться от применения ответного насилия может только сильный – тот, кто может в любой момент дать достойный отпор, а не тот, кто слаб и поэтому вынужден терпеть и молчать.

Понятно, что мальчики бывают разные. Один из миллиона может, наверное, расти, как преподобный Сергий Радонежский. Услышав от такого ребенка: «Папа, Господь сказал, я не должен давать сдачи, вот я и не дал…» – и глядя в его бездонные, уже почти святые глаза, вы сами поймете, что таков его свободный выбор. Если же явно выраженного духовного призвания не заметно, то мальчик, конечно же, должен воспитываться как воин. Он должен уметь постоять в первую очередь за ближних, должен научиться защищать свою семью. Кроме того, он обязан научиться защищать и себя самого, потому что оставить семью без кормильца из-за трусости и беспомощности – поступок безответственный и мужчины недостойный. Господь говорит: Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин. 15: 13). Это значит, что нам завещано защищать своих близких всеми доступными средствами. Разумеется, ребенок при этом должен осознавать недопустимость немотивированной или чрезмерной агрессии, у него ни при каких обстоятельствах не должно возникнуть желание обидеть слабого, самоутвердившись за его счет.

К сожалению, большинство наших соотечественников к своему телу, к своей физической форме относятся абсолютно безответственно, практически равнодушно, а это в корне неправильно. Тело не менее важно для нас, чем душа. Неслучайно святой апостол Павел пишет: Разве не знаете, что тела ваши суть члены Христовы? <…> Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены [дорогою] ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших, и в душах ваших, которые суть Божии (1 Кор. 6: 15–20).

Мужской разговор. Место мужчины в мире. Христианский взгляд

– А каково ваше отношение к различным секциям восточных единоборств, учитывая, что некоторым из них сопутствует определенная духовная практика? Стоит ли доверять наставникам этих боевых школ своих мальчишек?

– Конечно, всевозможные медитативные практики, «перекачивание энергии», «прочистка каналов», «воздействие на чакры» и прочие духовные и псевдодуховные манипуляции недопустимы для православного человека. Но, например, в дыхательных упражнениях, пусть это будет хоть йога (разумеется, если мы занимаемся ею лишь на уровне дыхания) ничего страшного нет. Если ты учишься правильно дышать, чтобы избавиться от астмы, – да на здоровье, учись! Но как только речь начинает заходить о «пробуждении кундалини» или о чем-то подобном, христианин должен немедленно остановиться.

Личность тренера имеет огромное значение, ведь он может стать для вашего сына непререкаемым авторитетом! Отводя ребенка в первый класс общеобразовательной школы, вы должны отдавать себе отчет в том, что личность учительницы в какой-то мере неизбежно потеснит авторитет родителей. Тем более это относится к личности спортивного наставника. Не надо его бояться, не нужно соревноваться с тренером на его поле, однако понять, какой человек окажет воздействие на вашего ребенка, конечно же, необходимо. Прежде чем принять решение, вы должны непредвзято оценить, насколько он мужественен, благороден, добр, честен и ответственен, носителем каких ценностей он является.

– Традиционная тема для анекдотов – мягко говоря, непростые отношения зятя с тещей, их взаимное неприятие, противодействие и соперничество. Не могли бы вы в этой связи предложить мужьям какие-то общие правила поведения?

– Каждому из нас доводилось встречать как женщин, так и мужчин, ведущих себя неадекватно, человеческие отношения с которыми, как бы ни хотелось, выстроить просто-напросто невозможно. Если мужчина оказался именно в такой ситуации, ему следует приложить все усилия к тому, чтобы выстроить пусть формальные и прохладные, но все-таки ровные отношения, не опускаясь до бесплодных и унизительных скандалов. Если же теща – человек вполне вменяемый, с которым, тем не менее, отношения почему-то не складываются, то удивляться этому тоже не следует. В отличие от вашей супруги, ее мать вас не выбирала, в вас не влюблялась, в верности вам не клялась и вы для нее – всего лишь один из множества мужчин, к тому же посягнувший на ее ребенка, а потому находящийся под подозрением. Так что вы – подозреваемый, и с этим вам придется смириться. Что делает человек, желающий снять с себя несправедливые подозрения? Старается развеять их. Родители вашей жены должны убедиться в том, что их любимая дочь – действительно счастлива с вами, а на это могут уйти долгие годы.

– Иногда вечером, когда дети уже уложены спать, появляется желание выпить, чтобы немножко расслабиться и успокоиться. Что делать, если, с одной стороны, это желание не перерастает в алкоголизм, то есть не возникает стремления непременно напиться, а с другой – человек уже чувствует в этом определенную потребность, ощущая без вечерней выпивки какой-то дискомфорт? Вообще, допустимо ли, на ваш взгляд, снимать стресс подобным образом?

– Возможно, это еще и не алкоголизм, но в любом случае – уже зависимость. А каким образом мы боремся с любой зависимостью? Постами. Поэтому для начала, в качестве первого шага, следует строго-настрого запретить себе употреблять алкоголь во время многодневных постов, а также по средам и пятницам. Тогда сразу станет понятно, насколько мы зависимы от этой привычки. В году более двухсот дней – постные, значит, вы без труда определите, можете ли контролировать себя или нет. Все мне позволительно, – говорит апостол Павел, – но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною (1 Кор. 6: 12).

Если эта страсть мною не владеет, если вино не приводит меня к опьянению, но помогает расслабиться после тяжелого, напряженного труда, оно допустимо, но в любом случае его употребление не должно превращаться в обязательный ритуал. В Церкви есть немало людей, придерживающихся абсолютной трезвости, и мне нечего им возразить. Эта позиция, безусловно, имеет полное право на существование. Но все-таки Господь алкоголь полностью не запрещал, более того, на брачном пиру в Кане Галилейской Сам по просьбе Пресвятой Богородицы превратил воду в вино[6].

Пить можно на праздники, причем не для улучшения настроения, а уже в обретенной радости. В качестве же антидепрессанта алкоголь – далеко не лучший выбор. Если же ты чувствуешь, что даже в пост не можешь воздержаться от рюмки, то от алкоголя лучше отказаться совсем, пока не поздно.

Не менее актуальна и проблема, связанная с наркотиками, только зависимость в этом случае наступает быстрее и почти всегда приводит к необратимым последствиям.

Вообще-то, способы наркотического возбуждения или расслабления могут быть самыми разными. Вспомним хотя бы «Хищные вещи века» братьев Стругацких. В этой повести вообще речь идет о радиоэлектронных наркотиках. Полагаете, такое возможно только в фантастической литературе? Боюсь, что с чем-то подобным когда-нибудь мы вполне можем столкнуться и в жизни…

На мой взгляд, любое выключение из реальности без крайней необходимости недопустимо. По медицинским показаниям человек может использовать наркотики в качестве обезболивающих средств, мы можем выпить валерьянки, если перевозбуждены, или, наоборот, кофейку для того, чтобы взбодриться, но если жесткой необходимости нет, христианин должен от всего этого воздерживаться.

– Если один из супругов умирает, то вдовец или вдова имеют полное право вступить в брак с новым человеком. Но как это воспринимается детьми? Я пытался найти в православных источниках материалы, посвященные осмыслению этой проблемы, но так ничего и не нашел. Не могли бы вы, опять же исходя из своего пастырского опыта, сказать, что происходит в сознании детей при появлении «новой мамы» или «нового папы»? Как обычно складываются их отношения? Нужно ли вдовцу пытаться воссоздать семью или все-таки лучше стараться воздержаться от этого законного права?

– В традиционном обществе семья была в первую очередь хозяйственной единицей.

Поэтому если мужчина оставался вдовцом или если женщина становилась вдовой, никаких вопросов, как правило, вообще не возникало – они всячески стремились вступить в новый брак, чтобы выжить. И это понимали все, в том числе и дети: каждый дом требует хозяина и хозяйку. Несмотря на это, всем на память сразу же приходят страшные сказки, повествующие о злых и коварных мачехах. Ни одного положительного образа мачехи в фольклоре мы не найдем.

Конечно, сегодня вопрос о физическом выживании не стоит, а значит, овдовевшие люди оказываются перед серьезным нравственным выбором. Мы уже говорили о том, что главное в браке – отношения мужа и жены. Так вот, если мужа или жены не стало, то главным становятся отношения оставшегося в живых родителя с детьми. Иначе говоря, исходить следует исключительно из того, в каком случае детям будет лучше. На самом деле я верю в то, что в этой сложной ситуации вполне можно выстроить новую семью, главное – сделать это максимально щадящим, безболезненным для детей образом. Разумеется, никто не устанавливает сроки, по истечении которых вдова или вдовец могут вступить в новый брак, нигде это не прописано, но интуитивно понятно, что торопиться ни в коем случае не следует, в противном случае ребенок может вырасти с ощущением того, что на его глазах совершилось предательство.

Отношение Церкви к этой проблеме однозначно: если человек овдовел, он имеет право на новый брак. Детям тоже лучше воспитываться в полной, чем в неполной семье, разумеется, если пасынок или падчерица не становятся для «новой мамы» или «нового папы» нежеланным и нелюбимым ребенком. Тому, кто намеревается связать свою дальнейшую жизнь с вдовцом или вдовой, необходимо, прежде всего, начать выстраивать правильные отношения с его или ее детьми. Из сказанного не следует, что перед ними нужно лебезить и заискивать: на одних подарках отношений не построишь. Дети этого не примут все равно. В любом случае они будут помнить ушедшего родного человека, причем с течением лет его образ в их глазах будет лишь идеализироваться. Все дурное забудется, а в памяти останется лишь самое доброе, чистое и светлое, притом что в реальной жизни детям неизбежно предстоит столкнуться и со строгостью, и с невниманием «нового родителя». Элемент сравнения всегда будет присутствовать, и об этом тоже не стоит забывать.

– Отец Максим, многие мужчины, перевалившие через пятидесятилетний рубеж, теряют вкус к жизни, их интеллектуальный и духовный мир беднеет. Есть ли у вас какой-нибудь рецепт для них?

– В советские времена любили повторять: «В жизни всегда есть место подвигу!» Этот лозунг справедлив, если понимать под подвигом не геройство, а желание двигаться дальше. Мужчина не имеет права расслабляться, в противном случае он действительно очень быстро деградирует и отращивает брюшко.

Все мы видим вокруг множество пожилых людей, сделавшихся раздражительными, злыми и неадекватными. Отчего это случается? Это происходит потому, что люди позволяют себе ничего не делать и лишь плывут по течению.

Обычно перелом наступает примерно в сорок пять лет, когда период «бури и натиска» остается позади. Поставленные задачи вроде бы решены, дети выросли, материальное благосостояние, пусть и относительное, достигнуто. Однако ни в коем случае нельзя позволять себе расслабляться! Всем настоятельно рекомендую заняться спортом. Если в тридцать лет возможно и без физических упражнений чувствовать себя в форме, то в пятьдесят это уже становится недостижимым – суставы застаиваются, мышцы становятся дряблыми, мыслительные способности, к сожалению, тоже деградируют.

Недавно дочь попросила меня помочь ей с программированием, которым мне в свое время приходилось заниматься. Не без удивления я обнаружил, что мой мозг начинает работать с великим трудом и противным скрипом, напоминая старый, проржавевший механизм. Через какое-то время смотрю: заработало! Дело пошло! Мы должны стараться постоянно использовать свои интеллектуальные ресурсы, если не хотим заживо превратиться в труху и рассыпаться. Мужчина – это, прежде всего, воин, борец, занимающий активную жизненную позицию. Без этого он перестает быть мужчиной.

Бороться с деградацией должны и дух, и душа, и тело. Повторяю, необходимы регулярные занятия физкультурой, причем совершенно необязательно тратить деньги на элитные фитнес-клубы. Можно плавать в ближайшем водоеме, ходить на лыжах, бегать, подтягиваться на перекладине…

Следует заставлять себя читать серьезные книги, не ограничиваясь детективами, смотреть интеллектуальное кино, предпочитая его «блокбастерам». Мы должны непрестанно духовно работать над собой, преодолевая усыпляющее волю расслабление, уделив внимание молитвенному правилу, исповеди и регулярному участию в Евхаристии.

Мужской разговор. Место мужчины в мире. Христианский взгляд

Пятидесятилетний человек уже не может себе позволить, как в юности, не понимать или механически проговаривать слова молитвы. Это становится уже просто неприличным. Необходимо вслушиваться и вдумываться в свою молитву, переживать свое общение с Христом. Можно, посоветовавшись с духовником, варьировать утреннее и вечернее правило, например, в течение какого-то времени читать вместо него Псалтырь или Малое повечерие. Одним словом, необходимо отнестись к своей молитве как к высокой творческой задаче. Если есть внуки, значит, нужно вкладывать силы в них. Нужно обязательно общаться с молодежью, чтобы не окостенеть и не заплесневеть. Не следует думать, что нынешняя молодежь ущербна, а мы в их годы были намного лучше. Такое высокомерие ни к чему хорошему не приведет.

Мужской разговор. Место мужчины в мире. Христианский взгляд

Благополучие семьи, причем не только в материальном плане, но вообще во всех его аспектах, безусловно, является зоной ответственности отца.

Примечания.

1.

Быт. 24.

2.

Лк. 15: 11–32.

3.

Фрила́нсер (англ. freelancer – «вольный копьеносец, наемник»; в переносном значении – вольный художник) – человек, выполняющий работу без заключения долговременного договора с работодателем, «внештатник», нанимаемый исключительно для выполнения определенного перечня заданий.

4.

Неизведанная земля (лат.).

5.

Даунши́фтинг (англ. downshifting – замедление или ослабление какого-либо процесса) – термин, обозначающий в данном случае добровольный отказ от высокой должности и доходов ради простой и неторопливой жизни в кругу семьи.

6.

Ин. 2: 1–11.