НЛП. Техники россыпью.

Глава 7. НЕЯВНАЯ И СКРЫТАЯ ГИПНОТИЗАЦИЯ.

Наведение транса через кинестетическую неопределенность.

С. Горин: Теперь я намерен перейти к способам наведения транса, которые можно было бы назвать «полуофициальными». Применяя их, вы можете наводить транс, не упоминая о нем, но обилие ритуалов наводит пациента на мысль, что был применен гипноз. Эти способы основаны на искусном создании разного рода неопределенности.    Что происходит с человеком, который не может спрогнозировать в будущее актуальные текущие события? Сначала у него развивается ориентировочная реакция (по терминологии Павлова), или ситуация ожидания (по терминологии Эрик-сона). И если эта реакция или ситуация затягивается при отсутствии чувства опасности извне - человек погружается в транс (или уходит в себя). Мы уже говорили о том, что человек уходит в себя тогда, когда события внешнего мира чрезмерно предсказуемы (то есть когда во внешнем мире не происходит ничего интересного). То же самое происходит тогда, когда внешний мир предельно непредсказуем - и в то же время безопасен. В данном случае человеку удобнее находиться во внутреннем мире.

Есть несколько возможностей создать ситуацию непредсказуемости, неопределенности, при одновременном чувстве безопасности. Мы можем, например, как-то манипулировать телом пациента, не обозначив, для чего мы это делаем. Это будет кинестетической неопределенностью.

Мне будет проще объяснить этот шаблон по ходу демонстрации. Нужен доброволец. (Выходит молодая девушка). Как мне к вам обращаться?

Девушка: Лена. По имени и на «ты».

С. Горин: Хорошо, Лена. Садись сюда, на этот стул. (Ведущий встает за спиной у Лены). Первый шаг шаблона -прикосновение к телу пациента или партнера. Здесь мы опять делаем то, что в обыденной жизни делать не принято: вторгаемся в интимную и суперинтимную зону человека. (Кладет руки на плечи партнерши). И теперь надо дать пациенту время для адаптации к этому прикосновению. Понятно, что я не просто так держу руки на плечах Лены, хотя это и само по себе приятно - я оцениваю тонус мышц. Первая реакция на прикосновение - напряжение мышц. Когда человек адаптируется к прикосновению, мышцы расслабляются...

Второй шаг - прикосновение к голове и навязывание пациенту бессистемных движений головы. Прикасаться к голове надо осторожно, мягко (берет голову Лены в свои руки)... Голова -достаточно чувствительное место... И теперь мы даем пациенту инструкцию... (Говорит с подстройкой к дыханию партнерши)... Сейчас, Лена, я буду как-то наклонять твою голову... (начинает бессистемно двигать головой партнерши).. . в разные стороны... вперед и назад... И иногда я будупостоянно двигать... твою голову... аиногда остановлю движение (останавливает движения головы, затем продолжает их)... И твоей задачей будет... не помогать и не мешать мне... потому что движения... которые я буду делать... совершенно бессистемны... беспорядочны... (Лена закрывает глаза)... Ты их все равно не сможешь предугадать... поэтому сделай так... чтобы голова следовала за движениями моих рук... сама, без твоего осознанного участия... Я не знаю, когда именно... это произойдет... в то время как иногда я обращаюсь к тебе... а иногда - к аудитории...    (Продолжая совершать движения головой партнерши, ведущий обращается к аудитории, меняя интонацию и громкость речи). Инструкции, которые получает пациент, сводятся к тому, что надо расслабить мышцы шеи, лица, и начать подчиняться навязанным извне движениям. Таким образом, мы готовим пациента к каталепсии, и когда она наступает, нам остается только использовать состояние транса. Здесь нужно руками уловить момент, когда мышцы шеи полностью расслабятся и не будут создавать каких-либо препятствий для тех движений, которые совершаю я. Дождитесь, когда возникнет ощущение, которое бывает при лепке из пластилина - полная податливость материала.    (Вновь меняет интонацию и громкость речи, слегка наклоняется к голове партнерши). И теперь я снова обращаюсь к тебе, Лена... Ты уже достаточно расслабилась... и я хочу сказать.. Лена, детка, будь спокойнее... Я все время держу твою голову в руках... Каждое движение я контролирую. Можешь мне доверять в этом смысле... И теперь я снова скажу что-то для аудитории...    (Обращается к аудитории). Я хочу, чтобы вы обратили внимание на этот момент, запомнили его. Вам с мест не все видно, позже я немного прокомментирую то, что здесь было. И вот теперь можно показать каталепсию - голова замирает в том положении, которое вы ей придадите (демонстрирует каталепсию). И можно приступить к использованию транса.

(Обращается к партнерше). Ты успокоилась, Лена, все хорошо... Вокруг тебя все успокаивается... становится тише... звуки приглушены... и даже мой голос становится тише (начинает говорить тише)... И я знаю, что у тебя есть все нужные тебе ресурсы... для того, чтобы начать решать твои проблемы... наилучшим способом... И сейчас ты получаешь доступ... к этим ресурсам... к запасам энергии... к разнообразным видам поведения... которое тебе нужно...

Через некоторое время я уберу руки... и ты постепенно вернешься... в эту комнату... к этим людям... а пока отдохни еще немного... перед тем как вернуться к нам... с чувством свежести, бодрости... прилива сил и нового понимания.. . (Ведущий говорит громче)... И ты уже готова к тому, что твоя голова... и все твое тело... будут двигаться так, как этого захочешь ты... Теперь я убираю руки... и ты возвращаешься к бодрствованию!        I.

(Ведущий обращается к аудитории). Понятно, что сразу я руки убирать не буду, на всякий случай я их подержу рядом с головой пациента еще немного. (Лена открывает глаза). О, Лена вернулась! Посмотри вокруг, подвигайся... Как ты себя чувствуешь?    Лена: Хорошо. Но мне не хотелось возвращаться. Я бы еще так посидела...

С. Горин: Невербальный ответ был, кстати, таким же. Лена открыла глаза и посмотрела на меня, потянулась ко мне телом... Был совершенно однозначный ответ: «Продолжай!» Ничего, Лена, в состоянии бодрствования есть свои прелести.

Да, я хотел кое-что прокомментировать. Эта техника при работе с пациентом противоположного пола часто провоцирует перенос, возникновение нетерапевтических чувств к терапевту (как, впрочем, и другие техники, связанные с поглаживаниями, пассами). Почему это происходит?    У Десмонда Морриса есть описание стадий сексуального контакта.

1. Взгляд на тело. Взглянув на человека, можно сразу многое о нем сказать: пол, размеры, общие формы, возраст, черты характера, социальное положение. Взгляд- весьма важный критерий. От этого зависит, будет один человек привлекательным для другого или нет.

2. Глаза в глаза. Когда незнакомые друг другу мужчина и женщина случайно встречаются взглядами, они поспешно отводят глаза, чаще всего, в смущении. А если их взгляды вновь набредут друг на друга, они начинают улыбаться. И это признак того, что они бы не прочь познакомиться поближе.

3. Голос к голосу. Поначалу их разговоры могут быть совершенно тривиальными, типа: «Как Вас зовут?» или «Чем Вы занимаетесь?» На протяжении всей этой довольно длительной стадии люди узнают многое друг о друге: мнения о самых разных вещах, как они проводят время, чем любят заниматься, привычки, увлечения, что любят - чего не любят. И если все это между собой совмещается, они становятся друзьями.

4. Рука к руке. Первый физический контакт достаточно прозаичен. Мужчина может помочь женщине спуститься с высокой ступеньки или подняться на нее либо вообще преодолеть какое-то препятствие. Это может и остаться лишь проявлением этикета. Однако, если люди продолжают держаться за руки, это уже свидетельство начала романтической привязанности друг к другу.

5. Рука на плече. Мужчина может обнять женщину за плечи, хотя данный факт еще ни о чем не свидетельствует. Это может быть проявлением подлинной дружбы - люди «шагают по жизни» рядом. Они все еще заняты миром вокруг них, а не друг другом. Тем не менее, когда физические контакты между людьми принимают форму «рука на плече», это уже нечто большее, чем обыкновенная дружба; возможно, однако, еще и не настоящая любовь.

6. Рука на талии. Это уже нечто, чего люди одного пола обычно не делают. Что-то явно романтическое. На этой стадии люди уже достаточно близки, чтобы доверять друг другу секреты и говорить на своем интимном языке. Но им предстоит пройти еще долгий путь прежде, чем они станут действительно близки друг другу.

7. Лицом к лицу. На этой стадии развития отношений люди начинают пристально смотреть друг другу в глаза, обнимать и целовать друг друга. И если они не пропустили ни одного из предшествующих шести шагов, то между ними устанавливается особая система коммуникаций, которая позволяет им понимать друг друга практически без слов. В это время сексуальные желания становятся важным фактором взаимоотношений.

8. Руки на голове. Это самое непосредственное развитие того, что возникло между людьми на предыдущей стадии. Они начинают гладить друг друга по голове, разговаривая или целуясь при этом. В нашей культуре люди очень редко касаются головы другого человека, только если это член семьи. В романтических отношениях это указывает на глубокую эмоциональную близость между людьми.

9-12. Последние шаги. В течение этих последних четырех стадий отношения между людьми приобретают преимущественно сексуальный и исключительно интимный характер. Это: «руки касаются груди» (9), «губы касаются груди» (10), «прикосновения ниже талии» (11), «соитие» (12) Очевидно, что это качественное усложнение отношений, и оно наступает, когда люди живут друг с другом. Поэтому все эти четыре стадии относятся к тому времени, когда люди уже вступили в брак.

Так вот, прикосновение рук к голове - по Д. Моррису, восьмая стадия (из двенадцати) подготовки к сексуальному контакту. Нет ничего удивительного в том, что это прикосновение получает интимно-сексуальную интерпретацию. Во время демонстрации шаблона был момент, когда (вы этого могли не заметить) у моей партнерши появились колебательные движения тела на уровне таза. Я это расценил как перенос, и, поскольку я не собирался его использовать, назвал Лену «деткой». Тем самым позиция Лены по отношению ко мне была изменена и колебательные движения прекратились.

Вопрос из зала: А что, перенос можно было использовать?

С. Горин. Ну, если бы Лена была очень состоятельной пациенткой, я мог бы усилить перенос и стать оплачиваемым членом ее семьи (смех в зале).    Бледный юноша: Сергей, почему вы ничего не говорите о том, что при демонстрации работали с энергетикой Лены? Кстати, у вас очень сильная энергетика;

С. Горин: Что у меня сильное?

Бледный юноша: Биоэнергетика.

С. Горин: А, это... Как у нашего окна аура зеленая... (долгая пауза).

Бледный юноша: Ну и что?..

С. Горин: А то, что карма в «Гастроном» бежать, привезли «Крепленое» (смех в зале). Уронила в речку я четку сто восьмую, чакры все перемешались, кто ж возьмет такую?

Бледный юноша: Вы что, не верите в биоэнергетику?

С. Горин: Есть вопросы, которые задают не для того, чтобы получить ответ, а для того, чтобы оценить реакцию на вопрос. В эту серию входят вопросы о национальности и об отношении к биоэнергетике (смех в зале). Прежде чем я отвечу, хочется обратить ваше внимание на то, что в вопросе вы употребили такую категорию, как «вера» - верю я или не верю?.. Верить или не верить можно в то, что не подтверждено экспериментом, не так ли? А по поводу вашего вопроса... Для целей обучения будет полезнее считать, что я не верю в биоэнергетику. Хотя с реальным пациентом я бы, конечно, согласился: «Да, энергетика у меня - будь здоров!».

Вопрос из зала: Имеет ли значение то, в какое ухо пациента, правое или левое, вы произносите внушение?

С. Горин: Да. При демонстрации я старался говорить, не отклоняясь от средней линии, но ваш пациент имеет определенную специализацию полушарий, и внушение, сказанное только в одно ухо, может оказаться более эффективным. Поскольку общение с пациентом обычно не ограничивается одним сеансом, вы можете выяснить, как пациент реагирует на внушение, сказанное только в правое ухо (или только в левое).

В свое время я обратил на это внимание не в общении с пациентами, а в общении с собственными детьми. Знаете, маленьких детей приходится ночью подсаживать на горшок, и желательно, чтобы они все сделали быстро - спать очень хочется. Я говорил ребенку свое «пс-пс-пс» сначала в правое ухо, потом в левое, сравнивал скорость реагирования на внушение, и потом пользовался только тем ухом, которое обеспечивало более быструю реакцию.    Теперь я предлагаю вам освоить шаблон наведения транса через кинестетическую неопределенность. Запишите его последовательность:

Упражнение 15. Наведение транса через кинестетическую неопределенность.

Выполняется в парах.

Шаг 1. Вторжение в суперинтимную зону партнера. Встаньте за спиной партнера, сидящего на стуле, и прикоснитесь ладонями к его плечам или спине. Оцените тонус мышц. В течение 2-3 минут ведите нейтральную беседу, ожидая расслабления мышц партнера.

Шаг 2. Прикосновение к голове и навязывание бессистемных движений. Осторожно возьмите руками голову партнера и начинайте мягко (осознавая, пределы движений) двигать головой партнера, стараясь делать это случайным образом, бессистемно. Дайте партнеру инструкцию о том, что голова может сама отслеживать направление движения, что партнер не обязан помогать или мешать вам.

Шаг 3. Достижение каталепсии и использование транса. Оцените тонус мышц шеи партнера. Если вы не чувствуете сопротивления своим движениям, если голова партнера замирает в том положении, которое вы ей придали в данный момент- переходите к использованию транса. (Напоминаю, что в упражнении использованием транса будет неопределенная приятная инструкция конструктивной направленности).

Шаг 4. Возвращение из транса. Свяжите возвращение к бодрствованию с тем, что вы уберете руки от головы партнера.    Визуальная неопределенность    Освоенная вами техника лучше работает с пациентами, которые специализируются в кинестетической модальности. У пациентов-визуалистов вы можете создать неопределенность в визуальной модальности, предложив им постоянно воображать некоторые пространства, имеющиеся в их теле.

Здесь нет четких пошаговых предписаний, поэтому легче будет освоить эту технику через демонстрацию. Доброволец?..    (Выходит Илья). Хорошо, Илья, сядь удобнее... Расслабься. .. и представь себе пространство между висками... какое оно большое... и чем оно заполнено... Одновременно с этим представь себе пространство... между затылком и лбом... какие у него размеры... и чем заполнено оно... в отличие от первого пространства... Представь себе пространство позади глаз... (Илья закрывает глаза) какое оно приятное... и пространство между кистями рук... одновременно с тем, что ты представишь себе... пространство между плечами... какое оно расслабленное... и пространство между затылком и... ступнями ног... какое оно большое... и какую форму оно имеет... обрати особое внимание именно на это пространство.. насколько ты чувствуешь в нем защищенность и комфорт... И теперь обрати внимание на пространство между... плечами и кончиками пальцев... какое оно удобное... и спокойное. .. И если ты почувствуешь плывущее ощущение... в пространстве между... затылком и пятками... то ты можешь наслаждаться этим ощущением... по мере того как я усложню твою задачу... по воображению пространств...    Теперь я попрошу тебя представить... какие из перечисленных мною пространств... пересекаются... и что получается в этом пересечении... Обычно при пересечении пространств. .. образуется какое-то новое пространство... но может образоваться плоскость... или прямая линия... или даже точка... хотя твое знание геометрии может утверждать... что невозможно получить точку... при пересечении объемов... Но ты знаешь и то... что при пересечении пространств... может образоваться не только точка... но и прямая линия... что бы ни утверждала геометрия... А может образоваться и какой-то еще контур... или объем... или рисунок на плоскости... И то, что образуется на пересечении пространств... которые ты с легкостью и удовольствием можешь себе представить... видишь только ты... и только ты знаешь... что именно нового ты сейчас узнаешь... по мере того как тебе становится... все легче... представлять себе новые и новые пространства... из тех, которые я называл... и тех, которые я не называл... потому что я не знаю, какое из пространств... наиболее интересно для тебя...

И я также не знаю... сходятся ли все эти пространства... в какой-то одной точке... независимо оттого, позволяет ли это геометрия... или нет... Потому что если пространства сходятся вместе... это означает, что ты нашел некое решение... и если они не сходятся... это означает, что такое решение существует. .. и ты ищешь его... и найдешь не скорее... чем это тебе нужно... по мере того как твое воображение... благодарит тебя... за достаточно трудную задачу... которую ты решаешь. .. или уже решил... работая с воображением...

(Долгая пауза). А теперь ты можешь открыть глаза и вернуться от воображения к реальности. Это можно сделать с чувством свежести, но не слишком большой свежести. Или ты можешь сделать это с чувством прилива сил. Я не знаю, что ты выберешь, возвращаясь в эту комнату, в этот день и час.    Как ты себя чувствуешь?

Илья: Хорошо.

С. Горин: Спасибо за помощь.

Наведение транса через гипнотические феномены («рычажное» наведение).

С. Горин: Теперь мы начнем плавно переходить к скрытым способам наведения транса - таким, где пациент не догадывается, что для воздействия на него был применен гипноз. Эти способы уместны как в клинической практике, так и в обыденной жизни. Что касается использования методов скрытого наведения транса в терапии, то хочу вас предупредить - пациент не заметит вашей хорошей работы, поэтому, если вы с блеском провели скрытое вмешательство, потом все равно потратьте 5-10 минут на «официальное» наведение транса. Доставьте человеку удовольствие осознать, что его лечили гипнозом... или что он не поддается гипнозу.

Наведение транса через гипнотические феномены и будет нашей переходной ступенью от явного гипноза к скрытому. У Гриндера и Бэндлера эти техники называются «рычажным» наведением, потому что мы пользуемся изолированно вызванными гипнотическими феноменами как рычагом, с помощью которого усиливаем свое воздействие. Чаще всего для быстрого наведения транса применяют такие феномены, как каталепсия, внушенные галлюцинации, возрастная регрессия.    С наведением через каталепсию мы только что имели дело при создании кинестетической неопределенности. То, что мы делали с головой пациента, можно сделать проще - с одной рукой. (Обращается к сидящему рядом мужчине). Можно подержать вашу руку? (Берет правую кисть партнера и кладет ее себе на ладонь). Можно подержать ее еще немного?.. Можно я ее подвигаю, поверчу?.. (Начинает совершать рукой партнера бессистемные движения). Могу я осознать ее тонус... когда я совершаю движения... или когда останавливаюсь?..

(Продолжает совершать бессистемные движения рукой партнера, иногда прекращая их). Рука может быть расслабленной.. . или не очень расслабленной... Рука может замереть... или не замереть... Может вашей руке бытъудобно вот в таком положении?.. (Демонстрирует каталепсию руки, убрав свою ладонь из-под ладони партнера и поддерживая руку партнера одним пальцем своей руки).

О том, что это - каталепсия, я думаю, вы спорить не будете. Споры могут быть об интенсивности наблюдаемого явления или о том, что мы наблюдаем начальные проявления каталепсии, но принадлежность данного явления к классу гипнотических феноменов сомнений не вызывает.

Теперь о внушенных галлюцинациях. Мне Галя задавала вопросы, как человек с опытом работы в классическом гипнозе... Галя, ты можешь увидеть кошку на этом стуле? (Показывает рукой на пустой стул).

Галя: Я могу ее представить себе.

С. Горин: Увидеть не можешь, а представить можешь?    Галя: Да.    С. Горин: А когда ты ее себе представляешь, ты ее видишь, слышишь или чувствуешь?

Галя: Я не могу увидеть кошку.

С. Горин: Не можешь увидеть... Что ж, проблемы с воображением. А ты вообще когда-нибудь кошку видела?

Галя: Да, конечно.

С. Горин: А если бы ты увидела кошку, сидящую на этом стуле, какого бы она была цвета?

Галя (пристально глядит на стул, отвечает слегка замедленно): Очевидно, серой.

С. Горин: Очевидно, серой... Галя, здесь нет кошки. Почему мы обсуждаем ее цвет?

Галя: Мы обсуждаем, какую кошку я могла бы себе представить.

С. Горин: И тем не менее, когда мы говорили о том, какую кошку могла бы себе представить Галя, она пристально смотрела на этот стул...

Кто из вас, сидящих здесь, мог бы увидеть протекающий по этой комнате ручеек?.. (Показывает рукой на пол). Многие... А чего вы сюда смотрите, здесь нет ручейка?..    Мы опять можем завести спор об интенсивности явлений, которые мы наблюдали. При том, что сами явления характерны для глубокого транса, мы можем вызвать их в ослабленном виде в состоянии бодрствования и через них навести транс. Галлюцинации по структуре весьма близки к процессу воображения, представления... Если бы мне хотелось, чтобы галлюцинаторная кошка поцарапала Галю за ногу и там остался бы видимый рубец, я должен был бы достичь третьей стадии гипноза по классической классификации, то есть сомнамбулической стадии. Или если бы мне захотелось, чтобы кто-то из присутствующих здесь дам разделся, чтобы совершить омовение в этом ручейке, мне тоже понадобилось бы какое-то время...

(Меняет интонацию). Но Галя смогла представить себе кошку на этом стуле... и вы все смогли увидеть ручеек в этой комнате... и на воде, которая текла в этом ручейке... могли бы играть солнечные зайчики... и вы бы пристально продолжали смотреть на воду... все глубже уходя в себя... в свой внутренний мир... и через некоторое время вы могли бы услышать журчание этого ручейка... и успокоиться еще лучше...

(Вновь меняет интонацию). Понятно, как можно было бы продолжить наведение транса, но я не ставил такую цель. Да, здесь был (в который уже раз) использован прием под названием «как если бы...» Когда пациент или партнер говорит, что он не может вообразить какие-то явления внешнего мира или какие-то свои действия, вы спрашиваете примерно так: «Ну, а как это бы выглядело, если бы вы могли это себе представить?..».

И у нас осталась возрастная регрессия. Напомню вам прямую связь: гипнотический транс - подробные воспоминания периода детства. Обратной связью будет: подробные воспоминания детства - гипнотический транс.

Есть некоторые детали, которые легко использовать для наведения транса через возрастную регрессию. Например, предложите пациенту вспомнить одежду, в которой он ходил в детстве. Эту деталь все легко вспоминают. Предложите вспомнить друзей детства и их голоса... Предложите вспомнить тот дом, в котором ваш пациент жил, когда был ребенком... Предложите вспомнить определенное время года, определенное приятное событие... Если пациент говорит, что приятных событий у него в детстве не было, вы можете сделать обходной маневр: «Да, ваше детство могло быть тяжелым... Но ведь ребенка так легко обрадовать! Вы можете вспомнить просто солнечный день, когда вам было радостно... Вспомнить леденец, который вам было приятно попробовать...» и так далее.

Я предложу вам варианте использованием реального запаха. (Открывает два флакона с эфирными маслами - апельсин и кедр - наносит по капле из каждого флакона на электролампу настольного светильника и включает светильник). Все ли вы помните цвет снега? Он не просто белый, он какой-то особый... Это именно цвет снега... Помните ли вы ощущение бодрящего морозца зимой?..

Это была прелюдия к тому, что я скажу дальше... потому что дальше я предложу вам вспомнить некоторый приятный запах из детства... связанный с зимой и морозом... и я не знаю, какой запах вы выберете. Я не могу знать, что именно будет вашим приятным запахом... который вы ощущали в детстве... перед каким-то праздником... Много ли в нашем детстве было праздников?.. Конечно их было не много... и самым ярким среди них был Новый Год... Хотя вы могли бы вспомнить любой другой праздник... из вашего детства... Но ведь может оказаться так, что вам будет удобнее... и приятнее вспомнить именно Новый Год... с его елкой и подарками... с приходом Деда Мороза...

Я не знаю, обращали ли вы внимание на то... как дети любят наряжать новогоднюю елку... они начинают играть с этими хрупкими яркими шарами... они забывают о том, что шары надо развешивать на елке... потому что новогодние игрушки - это очень красиво... Дети по-особому наряжаются... перед Новым годом... и им нравится быть нарядными, красивыми ... независимо от того, мальчики это или девочки... Я думаю, что единственный день в году... когда мальчики позволяют наряжать себя... а девочки наряжаются с особым удовольствием... это Новый Год...

И возможно вас удивит... насколько подробно вы можете вспомнить... свою детскую нарядную одежду... которую вы надевали на Новый Год... И будет интересно, если окажется... что вы очень хорошо помните голоса... ваших тогдашних друзей... или просто соседей... или голоса ваших родителей... такими, какими они были тогда... очень далеко... от настоящего времени... которое тоже становится сейчас... очень далеким от вас... потому что вы находитесь... в своем собственном внутреннем мире... и своем собственном внутреннем времени... и какая разница, что показывает сейчас календарь... если вы можете перенестись... мысленно... в свое детство... и получить там заряд особой энергии... которая всегда была при вас... но вы не всегда знали... что вы можете воспользоваться этой энергией... легко и свободно... в любой момент... в том числе и тогда... когда я вам об этом говорю... по мере того как вы все лучше отдыхаете... и можете побывать в своем приятном детском воспоминании... о празднике... еще немного... перед тем как вернуться сюда... в том темпе... который вам приятен... который вас устраивает. .. и не быстрее, чем вам этого захочется... и не быстрее, чем вы почувствуете... прилив той энергии... о которой я вам говорил... чтобы понять, что вы можете почувствовать... прилив сил... и бодрости... сразу же по возвращению сюда... в этот день и час... или на две минуты позже... Это может произойти тогда... когда я продолжаю говорить... или тогда... когда я замолчу... (шепотом) Возвращайтесь... (громко). Возвращайтесь!

Вы можете увидеть компоненты рычажного наведения в других техниках... или вы можете включать компоненты рычажного наведения в другие техники. Например, техника левитации руки или техника сведения рук («АВПГ», глава 7) предусматривают фиксированную позу пациента - то есть компонент каталепсии. Техники работы с воображением легко сочетаются с внушенными галлюцинациями... Действительно, легко (внезапно начинает прислушиваться к чему-то). И возрастную регрессию можно включить в наведение транса... (опять прерывает речь и начинает прислушиваться к чему-то)... кто-нибудь еще это слышит?.. Так вот, возрастную регрессию легко включить в наведение транса по методу путаницы, который мы будем изучать... Все-таки, кто-нибудь еще из вас слышит этот оркестр?.. Довольно далеко отсюда... У меня не очень хороший слух, поэтому я могу различить только барабан... но, может быть, кто-нибудь слышит и мелодию? (Двое участников группы начинают согласно кивать головами, затем еще трое участников группы начинают пальцами рук «отбивать такт»). Услышали, да? Ну вот вам еще один пример наведения транса через внушенные галлюцинации (смех в зале).

Теперь давайте соединим два способа наведения транса: наведение через рассказывание историй о трансе и наведение через гипнотические феномены. Что у нас получится? Да, это будет рассказывание историй о гипнотических феноменах. Эту технику можно использовать уже не столько для наведения транса, сколько для его утилизации.    Например, нам нужно обеспечить пациенту контроль над болевыми ощущениями. О чем мы можем ему рассказать, чтобы вызвать анальгезию? В каких обыденных ситуациях люди получают травму, но не чувствуют боли?

Ответы из зала: Когда человек увлечен достижением цели, он может не почувствовать боли. Спортсмены во время ответственных состязаний не ощущают боли от травм. Когда с кем-то дерешься, чувство боли значительно притупляется.

С. Горин: Все верно. Более редкие контексты: очень тяжелая травма в первые минуты обычно не сопровождаются болью; угрожающая жизни ситуация притупляет чувство боли. Один из примеров работы Милтона Эриксона - пациентке, страдающей от хронической боли, Эриксон сказал что-то вроде: «Да, вам сейчас больно, но что бы вы почувствовали, если бы в комнату вошел тигр?» Понятно, что в такой ситуации боль теряет смысл - тигр сожрет вас вместе с болью; то есть обозначена ситуация, угрожающая жизни человека. Впоследствии эта пациентка, переставшая чувствовать боль, говорила окружающим о причинах этого такими словами: «У меня под кроватью сидит тигр, и он рычит».

Бывают случаи, когда достаточно вызвать анальгезию в кисти руки, в стопе ноги, то есть нужна анальгезия по типу «перчаток» и «носков». Здесь тоже можно рассказать историю о том, как надевание реальных перчаток и носков изменяет ощущение в конечности: «Когда вы надеваете перчатку, ваша рука согревается, и ощущения становятся очень приятными, комфортными...».

Теперь возьмем другой феномен - внушенные галлюцинации. О чем здесь можно рассказать пациенту? Что сравнительно легко вспоминают люди с галлюцинаторной точностью? Или что они конструируют легко, что они легко принимают одно за другое? Приведите примеры для положительных и отрицательных галлюцинаций.

Ответы из зала: Типичная отрицательная галлюцинация - старушка ищет очки, которые находятся у нее на лбу. Легко вспомнить запах духов любимой женщины...

С. Горин: Слишком романтично, наверное. Думаю, что запах хлеба вспомнить легче.

Ответы из зала: Когда приезжаешь в новый город, часто кажется, что узнаешь в толпе кого-то из знакомых, оставшихся дома, в своем городе. Ребенок, увлеченный мультфильмом, не слышит, как его зовет мать.

С. Горин: Я хотел бы обратить ваше внимание еще и на те явления, которые мы в свое время изучали в разделе «Психопатологические синдромы», но они весьма распространены и у здоровых людей, так что описание этих явлений будет достаточно универсальным средством вызвать положительные или отрицательные галлюцинации. Я имею в виду «deja vu» и «jamais vu» - чувство уже виденного и никогда не виденного. Расскажите пациенту о том, что иногда идешь по знакомой улице и видишь ее так, будто увидел впервые в жизни... дома и деревья кажутся какими-то другими... возможно, изменился их цвет или их форма... и будьте уверены, что пациент хорошо поймет вас и найдет в своем личном опыте соответствие этому переживанию.    Хорошо, что мы придумаем в качестве сюжета, провоцирующего искаженное восприятие времени?

Ответы из зала: Когда смотришь интересный фильм, время летит очень быстро. Когда сидишь в приемной и ждешь, время тянется очень медленно. В кресле зубного врача каждая минута кажется часом.

С. Горин: Еще один контекст - «счастливые часов не наблюдают», общение влюбленных. Это тоже - искажение чувства времени.    Самые простые контексты для использования этого феномена... Например, вы хотите вызвать у пациента ощущение того, что работали с ним очень долго, и рассказываете историю о посещении стоматолога. При повременной оплате работы это бывает актуальным (смех в зале). Или вы хотите, чтобы пациент за короткое время сделал большую работу при использовании вами какой-то сложной терапевтической техники - расскажите предварительно историю про общение влюбленных.

Так, истории про каталепсию?..

Ответы из зала: Рыбак, который сидит у речки в застывшей позе. Шофер, который замирает вместе с автомобилем перед красным сигналом светофора. Разрыв шаблона рукопожатия вызывает каталепсию, можно об этом рассказать. Когда сделаешь очень тяжелую физическую работу и ложишься потом отдыхать, тебе удобно в любой позе.

С. Горин: Прекрасно. Есть еще один гипнотический феномен, о котором мы не говорили: автоматическое письмо, автоматическая речь. Рассказывая истории о проявлении этого феномена, вы можете углубить транс, убрать фобию публичных выступлений, ускорить написание пациентом диссертации... Вы можете также получить от пациента некоторую новую информацию, скрываемую им ранее или подсознательно скрытую от него самого; можете активизировать творческие способности пациента.

Самый простой пример автоматического письма - каракули, которые вы рисуете в блокноте во время скучной конференции. Автоматическая речь появляется, когда вы с кем-то крепко ругаетесь. У этих феноменов есть примеры в истории - так, пророк Мухаммед передавал людям информацию от Аллаха через автоматическую речь.    Для удобства можно свести то, о чем мы говорили, в таблицу.    Метод путаницы и разрыв шаблонов    С. Горин: Среди методов скрытого наведения транса метод путаницы является не самым технологичным, самым... как бы это сказать?..

Реплика из зала: Творческим?

С. Горин: Нет, не то слово; они все творческие... Самым непошаговым, что ли, методом. Я очень люблю его применять, особенно на молодых интеллектуалах, но рассказывать о нем мне трудно. Давайте познакомимся с тем описанием метода путаницы, которое дал сам Милтон Эриксон.    Фрагмент из книги Милтона Эриксона «Передовые техники гипноза и терапии».

МЕТОД ПУТАНИЦЫ ПРИ ГИПНОЗЕ.

Много раз меня просили, чтобы я опубликовал в литературе отчет о методе путаницы, который я разработал и использовал в течение многих лет, включая описание этого метода, его определение, иллюстрирующие примеры, различные наблюдения его применения и открытия, сделанные при его применении.

Прежде всего, это - словесный метод, хотя в целях путаницы можно использовать и пантомиму, о чем я расскажу в другой статье. В качестве словесного метода метод путаницы основан на игре слов, один из примеров которого легко может понять читатель, но не слушатель; такой, например, как: write (писать), right (правильно), right (справа), hot write (мастер), or write (писать). Если произнести эту фразу внимательному слушателю с полной серьезностью, то на него возлагается задача понять ее значение, и, прежде чем он откажется от этой задачи, можно сделать другое заявление, чтобы удержать, зафиксировать его внимание. Эту игру слов можно показать на другом примере: например, вы говорите, что человек в результате несчастного случая потерял левую руку и теперь его правая рука является левой (left- левая, оставшаяся) рукой. Таким образом, два слова с противоположными значениями правильно соотнесены с описанием одного предмета, в данном примере, описанием оставшейся руки. Например, легко заявить, что «настоящее» и «прошлое» можно легко объединить в одном предложении: «То, что сейчас будет, вскоре станет было, даже если это было сейчас есть». Чтобы проиллюстрировать этот пример, привожу такую фразу: «Сегодня есть сегодняшний день, но это было уже вчерашним будущим так же, как это будет завтрашним было». Таким образом, прошлое, настоящее и будущее используются со ссылкой на реальность «сегодняшнего дня».    Следующим пунктом метода путаницы является использование несообразностей, каждая из которых, взятая вне контекста, может показаться убедительной и взаимосвязанной. Но при их употреблении в контексте они запутывают, сбивают с толку и постепенно приводят субъектов к серьезному желанию и необходимости получить какую-то информацию, которую при их возрастающем состоянии разочарования и безысходности они могут легко воспринять и на которую они могут легко ответить. Во многих случаях это представляет адаптацию повседневного обычного поведения, в частности, рассматриваемого с точки зрения юмора, той формы юмора, от которого автор получал массу удовольствия с раннего своего детства. (...).

Случай, одна из непреднамеренных юмористических ситуаций, происходивших со мной, которая привела к его адаптации как возможного гипнотического метода, заключался в следующем. Однажды, когда был ветреный день, я шел на первое запланированное заседание семинара по гипнозу, который вел в США Кларк Л. Гулл в Висконсинском университете в 1923 году, где я должен был делать доклад о своей экспериментальной работе, а аспиранты факультета психологии должны были обсудить мои открытия, я лицом к лицу столкнулся с мужчиной, огибающим угол здания. Он столкнулся со мной в тот момент, когда я боролся с очередным порывом ветра. Прежде чем он набрал дыхание, чтобы сказать мне что-то, я демонстративно внимательно посмотрел на часы и вежливо, как будто он уже спрашивал меня о времени, сказал:    «Сейчас точно 10 минут третьего», хотя фактически стрелка часов приближалась к 16.00, и спокойно пошел дальше. Пройдя полквартала, я оглянулся и увидел, что он еще стоит и смотрит на меня в явном замешательстве и недоумении.

Я продолжил свой путь в лабораторию и по дороге размышлял об этой неожиданной ситуации, и вспомнил другие случаи, когда я делал подобные этому замечания своим одноклассникам, сокурсникам, друзьям и знакомым, и о том, как в результате возникали смущение, замешательство и ощущение душевной напряженности с их стороны и стремление, желание понять что-то. В частности, я вспомнил случай, когда мой товарищ из лаборатории по физике сказал своим приятелям, что он уже изучил вторую из двух (и наиболее интересную) частей будущего лабораторного практикума и собирается заставить меня выполнить первую (и более обременительную) часть этой лабораторной работы. Я узнал об этом, и когда мы собрали наш материал и аппаратуру для опыта и разделили все это на две кучки, я сказал ему в критический момент спокойно, но очень выразительно: «Та ласточка действительно полетела направо, потом неожиданно повернула налево, а затем взлетела вверх, и я сейчас просто не знаю, что случилось потом». Когда он непонимающе взглянул на меня, я взял оборудование для второй части опыта и занялся работой, и он, будучи в замешательстве, просто последовал моему примеру, усевшись за работу с оборудованием для первой части эксперимента. Только почти в самом конце работы над опытом он прервал молчание, которое обычно было характерным для нашей совместной работы. Он спросил: «Как случилось, что я выполняю эту часть работы?» На что я ответил просто: «Это произошло само собой».

Когда я пересмотрел и проанализировал эти случаи и многие другие подобного характера, оказалось, что во всех них заложены некоторые определенные психологические элементы.

1. Существовали межличностные отношения такого рода, которые требовали совместного участия и опыта какого-то рода.

2. Произошло неожиданное и необъяснимое введение не имеющей отношения к делу идеи, понятной только в ее собственном контексте, но которая совершенно не связана с непосредственной ситуацией и не имеет к ней отношения.

3. Таким образом, перед человеком встала: а) вполне понятная ситуация, для которой легко найти соответствующий ответ, б) ситуация, совершенно не имеющая никакого отношения к реальной ситуации, но вполне понятная сама по себе, непоследовательная, которая не оставляет человеку никаких средств для ответа до тех пор, пока не пройдет достаточно времени для осуществления адекватной душевной реорганизации, чтобы найти выход из такой ситуации.

Таким образом, в первом примере неожиданное столкновение вызывает обусловленные социальные реакции между двумя людьми; но вместо этого непоследовательность, не вызванная данными обстоятельствами и представленная как серьезное реальное сообщение, несмотря на его противоречие с реальностью, не дала человеку возможности дать какой-то вразумительный ответ, а непоследовательная заявка, сама по себе понятная, не вызвала никакого ответа, так как не было задано никакого вопроса, тем самым оставляя человека в состоянии замешательства, пока он не смог реагировать на свою душевную деятельность, чтобы поскорее забыть эту последовательность и пойти по своим делам.

Во втором примере в тот момент, когда Джордж знал, что собирается делать он, я выразительно произнес для него фразу, понятную саму по себе, но не дающую ему возможность дать соответствующий ответ. Потом, как само собой разумеющееся, я взял часть материала и аппаратуру, выбранную мной, а он, сдерживаемый безответным неуместным замечанием, автоматически и пассивно последовал моему примеру, взяв оставшийся материал, и мы просто взялись за работу в своей обычной молчаливой манере. К тому времени, когда он уже вытеснил это неуместное замечание из своей головы, было слишком поздно, чтобы он смог сказать: «Ты делаешь это, а я - то».

4. Таким образом, здесь имеет место конструирование ситуации, на которую могут быть вызваны определенные и соответствующие реакции, но, прежде чем они могут быть даны, в ситуацию вводится неуместное замечание, которое само по себе представляет вразумительное сообщение, тем самым не давая другому человеку дать единственный ответ на первоначальную ситуацию. В результате это приводит к состоянию замешательства и путаницы и постепенно ведет к глубокой потребности сделать что-то, без критического подхода и без упорядоченности. В первом примере человек просто беспомощно уставился на меня; во втором -Джордж пассивно последовал моему примеру, но выполнил задание, которое было правильным и соответствующим в общей обстановке лаборатории, хотя прежде он явно отказывался от него, о чем я не должен был знать.

В действительности, в психологии действий двух мужчин не было существенного различия. Оба они не смогли найти свой естественный ответ. Оба они были смущены и запутаны, и у обоих возникла глубокая необходимость сделать что-то, все равно что, но некритическим, беспорядочным образом. Первый человек стоял пассивно, беспомощно, на сильном ветру, глядя вслед мне, пока время или другой какой-то стимул не вывел его из состояния путаницы. Джордж же не мог дать естественный ответ, он просто пассивно, автоматически, без критического подхода последовал моему примеру и занялся своей работой.

5. Короче говоря, если в какую-то простую небольшую ситуацию, вызывающую простые естественные реакции, непосредственно перед ответом ввести какое-то случайное простое неуместное замечание, в результате возникает путаница и препятствие для естественной реакции, ответа. Это неуместное замечание вполне вразумительно само по себе, но фактически оно не имеет никакой другой цели, как только прервать первоначальную ситуацию, вызывающую естественную реакцию. Появляется потребность ответить на первоначальную ситуацию, а непосредственное препятствие для такой реакции в виде кажущегося вразумительным сообщения приводит в результате к возникновению потребности что-то сделать. Вполне вероятно, что эта повышенная потребность представляет собой сумму потребности ответить на первоначальный стимул и потребности понять необъяснимое, кажущееся многозначительным неуместное замечание. Если эту процедуру продолжить в целях гипноза, то тогда часто возникают непереносимые состояния замешательства, путаница и непреодолимая, все возрастающая потребность для субъекта этой процедуры дать какой-то ответ, реакцию, чтобы облегчить растущее напряжение, и он с готовностью хватается за первое четко выраженное, легко понимаемое сообщение, связь, предлагаемую ему. Между тем, ему было представлено множество, казалось бы, связанных идей, которые все в основном выражали первичное, но неопознанное значение, ведущее к появлению гипноза или гипнотических феноменов. (...).

Первоначальная процедура состояла в следующем:

1. Упоминание какого-то обычного факта, этапа повседневной жизни, например, принятия пищи.

2. Отнесение этого этапа, как действительного факта или его вероятности для субъекта, на сегодняшний день или в настоящее.

3. Упоминание его как абсолютной вероятности в будущем, определив какой-то один определенный день, лучше всего текущий день недели.

4. Замечание о его вероятном возникновении (принятие пищи) в тот же самый день на прошлой неделе.

5. Замечание обыденности дня, предшествующего заданному дню на прошлой неделе, подчеркнув, что такой день - часть настоящей недели, даже если это произойдет на будущей неделе.

6. Добавить, что сегодняшний день произошел на прошлой неделе, даже в прошлом месяце, и что заучивание названий дней недели представляет собой определенную проблему в детстве. (Так ненавязчиво вводится период нужной регрессии).

7. Упоминание о том, что, как и в прошлом, какой-то определенный месяц последует за настоящим месяцем, даже если настоящему месяцу предшествовал предыдущий месяц, в течение которого какая-то еда была съедена в какой-то названный день недели. И этому дню недели предшествовал другой день недели в точности так же, как и на предыдущей неделе был день с первым порядковым положением. (Чтобы читатель лучше понял, давайте предположим, что текущим (сегодняшним) днем является вторая пятница июля 1963 г., что в следующую пятницу произойдет принятие пищи даже в том случае, если это было сделано в эту пятницу, и, как это несомненно происходило в прошлую пятницу, которой предшествовал четверг, как это происходило и в настоящем, этом месяце, и как это произойдет в будущие недели. Дни недели, месяцы, прошлое, настоящее и будущее - все смешалось в этом предложении).    Затем нужно упомянуть, что в прошлом месяце (мае) также был четверг, фактически несколько четвергов, каждому из которых предшествовала среда, в то время как месяц апрель предшествовал маю - другая задача детства по заучиванию названий месяцев года. (Таким образом, от пятницы 14 июня 1963 г. простым вразумительным заявлением используется внушение времени, которое пробуждает мысли о детстве или другом периоде в прошлом без прямого внушения).

8. Эта перемещающаяся и постоянно изменяемая ссылка на настоящее, будущее и прошлое с постоянно возрастающим подчеркиванием прошлого с намеком на то, что дейсгвительное прошлое имеет отношение к настоящему и, следовательно, к будущему. Чтобы читатель более четко понял все вышеизложенное, нужно привести следующий пример: «Вы не только (читатель должен помнить, что речь идет о второй пятнице июня 1963 г.) съели завтрак в среду на прошлой неделе, но до этого вы съели обед во вторник в мае, и июнь тогда был будущим, но перед маем был апрель, а перед ним - март, а в феврале вы, вероятно, съели то же самое на второй завтрак, и вы даже не подумали о том, что у вас то же будет в следующем апреле, но само собой разумеется, 1-го января, в день Нового Года, вы совсем не думали о 14 июня 1963 г. (намек на возникшую потерю памяти). Это было так далеко в будущем, но вы, конечно, могли подумать о Рождестве в декабре 1962 г., а разве вы не получили такой подарок, о котором вы не могли и мечтать в день Памяти о первых колонистах в ноябре, а обед в этот день был так хорош (отсюда ожидание дается в настоящем времени для целого ряда идей с эмоционально нагруженной достоверностью действительно прошлого, как настоящего, а потом и будущего), но День Труда (первый понедельник сентября) пришел в сентябре 1962 года прежде, чем было 4 Июля, но 1 января 1962 г. вы фактически не могли думать о 4 Июля, потому что это было (употребление слова «было» подразумевает настоящее время) только начало 1962 г. И потом, конечно, в 1961 году у вас был день рождения, и, может быть, в тот день рождения вы предвкушали ваш день рождения в 1962 году, но это было еще в будущем, и кто может предугадать, что будет в будущем? Но действительно удивительным был день вашего рождения в год окончания колледжа! Двадцать один год и, наконец, выпускник колледжа! (Один из пунктов, к которому вы идете и, наконец, констатируете в значениях настоящей действительности с подчеркнутым и явным удовольствием. Или эту процедуру можно продолжать до дня рождения в Пили 10 лет, и вообще до любого возраста в зависимости от вашего желания).

9. Таким образом, произошло быстрое и легкое упоминание реальных фактов сегодняшнего дня, постепенно уходящих в будущее; при этом прошлое становится настоящим и тем самым заменяет упомянутые реальные факты, фактически происшедшие в прошлом, постепенно превращаясь из подразумеваемого настоящего во все более и более отдаленное будущее.

10. Выбираются важные даты, которые сами по себе не оспариваются, и так как обратный прогресс в ориентации во времени продолжается вплоть до определенного, выбранного времени, то упоминается какое-то действительное, положительное, сильно окрашенное эмоциональное событие.

11. В течение всей этой процедуры нужно тщательно следить за употреблением грамматических времен, нужно говорить свободно и уверенно, как бы давая иллюстрации ко дню рождения в 21 год. «А это было именно в 1956 году»; гипнотизер говорит в этот момент радостно и весело о преподавательском составе колледжа, занятия в котором начинаются в сентябре, который еще должен наступить. (Переориентация во времени путем внушения и эмоционально окрашенного оживления событий прошлого).

12. В течение всего этого времени каждое заявление делается выразительно, с адекватными, соответствующими изменениями в интонации, но прежде чем субъект в своей внимательности будет иметь возможность не согласиться или поспорить в душе с тем, что было сказано, предлагается новое заявление, высказывание, отвлекающее его внимание, вызывающее у него другие мысли и вызывающее у субъекта больше усилий, чтобы понять все это, что в результате приводит к полному срыву всех усилий дать ответ.

13. Наконец, произносится ясно выраженное, определенное легко понимаемое предложение, и старающийся найти ответ субъект хватается за него, как за камень спасения в быстро бегущем потоке внушений, за которым он был вынужден беспомощно следовать. (День окончания колледжа и день рождения -это эмоционально окрашенный и достоверный факт).

14. Усиление переориентации пациента в прошлом путем «специальной ориентации» на «общую» ориентацию такой, например, смутной общей ссылкой на «работу его отца» или таким вопросом:    «Давайте посмотрим, шел ли дождь на прошлой наделе», а затем следует упоминание о преподавательском составе. (Две общих смутных вероятных идеи, за которыми следует достоверный факт о преподавателях - все это должно фиксировать регрессию к прошлому, как к настоящему).

15. Затем следует дать определенное заявление: «Теперь, когда все окончено (выпуск из колледжа), что мы будем теперь делать?», и пусть субъект идет самостоятельным путем, но тщательно выстраивая препятствия и возражения на какие-то невероятные замечания, такие, например, как «Давайте поедем на озеро Лейк Мендота и поплаваем». (Это «невозможно», так как отсутствие купального костюма станет непосредственной реальностью!). Вместо этого нужно согласиться с тем, что было бы приятно поехать на озеро, полюбоваться на волны, птиц и каноэ, тем самым вызывая галлюцинаторную активность, и, когда она возникнет, потом может последовать и галлюцинаторное плавание.    Таким образом, нижеследующее описание можно использовать как схему всего вышеизложенного, при применении которой можно добавлять различные детали с готовыми спонтанными модификациями, что определяется реакцией субъекта.

Ноябрь 1962 года с непременной срочностью сделать что-то в будущем декабре, эмоционально-достоверное воспоминание об обеде, все в 1962 г (Все эти многочисленные новогодние Рождественские праздники и Дни Благодарения носят эмоционально окрашенный характер).

С этого момента делаются постепенно увеличивающиеся этапы, основанные на фактических и достоверных событиях. День Труда, 4 Июля, Новый Год, воспоминание о том, что в декабре 1961 года исполняется какое-то желание, и, наконец, 21-й день рождения (совершеннолетие) и год окончания колледжа, все послужило конечной кульминацией, определенным интегрированием обычных для колледжа стихов Чосера, цель для определенной регрессии во времени, что стоят на раннем этапе схемы и поэтому не опознаются... (Но нужно осторожно использовать такую ссылку, как стихи Чосера, только после того, когда убедитесь, что субъект читал Чосера). Так, можно использовать песню, связанную со сбором винограда. Несколько хорошо поставленных вопросов, даже в том случае, если имеется дело с совершенными незнакомцами, могут дать подробные сведения, вокруг которых можно построить непосредственные детали этого метода. Но следует постоянно помнить, что хотя июль - настоящее время, он принадлежит также ко всем событиями прошлого, а также ко всем прошлым дням рождения субъекта, а также ко всем прошлым дням выпуска. При регрессии во времени любые небольшие серии установленных, многозначительных для личности событий могут быть использованы и хитроумно упомянуты в процедуре в какой-то едва уловимой фразе.

...Все предыдущее показывает, что метод путаницы - это длинная, очень сложная и комплексная процедура.

Ее разработка и нахождение рационального зерна для всей процедуры действительно представляет собой длительную трудную задачу, но если экспериментатор проделает ее несколько раз и научится узнавать основные процессы, возникающие при ее использовании, тогда можно получить очень удобную и быструю индукцию транса при самых неблагоприятных условиях.

Чтобы доказать это, автор расскажет об одном произвольном экспериментальном случае и об одном клиническом случае. Первый из них произошел на лекции перед медицинским обществом. Один из присутствующих врачей очень интересовался гипнозом, хотел изучить его, очень внимательно слушал лектора, но за час до лекции он несколько раз демонстрировал свое враждебное, к гипнозу одному из своих коллег. Когда он знакомился с автором, он так крепко сжал ему руку, что автор почти потерял равновесие (пациент был, по крайней мере, на 6 дюймов выше автора и фунтов на 60 тяжелее), и агрессивно заявил без всякого вступления, что ему хотелось бы «удивить того глупца, который попробует загипнотизировать меня».

Когда для демонстрации опыта потребовались добровольцы, он подошел, широко шагая, и громким голосом объявил: «Ну, я собираюсь доказать всем, что вы не сможете загипнотизировать меня». Когда этот человек поднялся на сцену, автор медленно встал со своего стула, как бы собираясь приветствовать его рукопожатием. Когда доброволец протянул свою руку, снова собираясь продемонстрировать свое сокрушительное рукопожатие, автор нагнулся и начал завязывать шнурки на своих ботинках медленно и тщательно, оставив стоять этого человека беспомощно, с вытянутой рукой. Человек, будучи в замешательстве, смущении, окончательно сбитый с толку непонятным поведением автора, в полной растерянности, не зная, что ему делать дальше, стал вполне уязвимым для первого вразумительного сообщения в соответствии с этой ситуацией, которая была создана для него. Когда завязался шнурок на втором ботинке, автор сказал: «Глубоко вдохните, сядьте в то кресло, закройте глаза и войдите в глубокое состояние транса». После недолгой реакции испуга мой субъект сказал: «Черт возьми! Но как? Теперь проделайте это снова, чтобы я мог знать, как вы это делаете».

Ему был предложен выбор из нескольких традиционных методов. Он выбрал метод левитации руки, который показался ему самым интересным, и этот метод был использован медленно как ради него, так и ради аудитории, в результате возник другой сомнамбулический транс.

Таким же образом и многие клинические пациенты показывают одинаковые проявления враждебности, агрессивности и сопротивляемости; однако они всерьез нуждаются в лечении. Метод путаницы изменяет ситуацию спора между двумя людьми и преобразует ее в терапевтическую ситуацию, в которой создается совместное сотрудничество и соучастие во взаимной задаче, концентрируясь на благополучии пациента, а не на споре между индивидуальностями -пункт, который клинически устраняется в пользу терапевтической цели.

Давайте рассмотрим клинический случай, который был отрегулирован подобным образом. Пациентка вошла в кабинет на первую встречу с автором, явно колеблясь и довольно неуверенно, но походкой, которая, казалось, выражала желание быть очень волевой и очень недоверчивой.    Она очень прямо села в кресло, крепко прижав руки к коленям, и слабым, запинающимся голосом сказала: «Меня к вам послал доктор X., который несколько часов работал со мной. До него я обращалась к доктору Y., который тоже потратил много часов на меня. А до этого доктор Z. 30 часов работал со мной. И все они говорили мне, что я слишком сопротивляюсь гипнозу, но все они сказали, что вы сможете помочь мне. Но сначала я пошла к двум другим врачам, потому что они живут недалеко от моего города. Я вообще не хотела ехать в Феникс гипнотизироваться, но даже мой домашний врач сказал мне, что вы могли бы помочь мне, чтобы преодолеть сопротивление лечению». Ее робкое, неуверенное, колеблющееся поведение и голос, ее решительная походка, ее жесткая прямая поза, ее явное преувеличение относительно числа часов, напрасно потраченных на попытку индуцировать состояние транса, ее полное сожаление, что она не хотела ехать в Феникс гипнотизироваться, и ее поездка к двум другим докторам, хотя трое прежних, да и эти тоже, рекомендовали обратиться к автору, дали повод предположить: 1) что она будет сопротивляться гипнозу; 2) что она смущена своей амбивалентностью; 3) что к ней нельзя подходить с обычными методами индукции; 4) что она, конечно, желает вылечиться, и 5) что она попытается вовлечь автора в спор вместо того, чтобы принять лечение.

Соответственно ей было сказано довольно бесцеремонно, даже грубо: «Давайте выясним все с самого начала. Три врача, все трое - хорошие специалисты, такие, как и я, много работали с вами. Они нашли, что вы слишком сопротивляетесь гипнозу, что и я найду тоже. Поэтому давайте будем понимать это с самого начала». Затем с явно другими интонацией и тоном речи ей было сказано следующее в виде предложения, состоящего на двух частей: «Я не смогу загипнотизировать вас, только вашу руку».

В явном замешательстве она сказала: «Не можете загипнотизировать меня, только мою руку? Я не понимаю, что вы имеете в виду?».

Снова ей было сказано, явно подчеркивая слова и медленно: «Это именно точно то, что я имею в виду. Я не могу загипнотизировать вас». Потом мягким тихим голосом я добавил быстро, как будто это было одним словом: «Только вашу руку, смотрите».

Когда я говорил слово «смотрите», я осторожно «поднял» ее руку руку вверх, прикосновение моих пальцев служило только для придания руке направленного вверх движения, а не для фактического поднятия руки. Осторожно я убрал свои пальцы, оставив ее руку в каталептическом положении, висящей в воздухе. Так как она следила за тем, как поднимается вверх ее рука, я вздохнул, сказал мягко: «Просто закройте глаза, глубоко вдохните, крепко, глубоко засыпайте, и когда вы это сделаете, ваша левая рука медленно опустится на бедро и останется там на все то время, пока вы крепко и спокойно спите до тех пор, когда я скажу вам проснуться!».

Через пять минут после того, как она вошла в кабинет, она оказалась в глубоком и, как выяснилось потом, сомнамбулическом трансе. Что же случилось? Женщина отчаянно хотела вылечиться, проехала длинное расстояние, чтобы найти выздоровление в ответ на повторный совет; она пришла, явно настроившись против обычных ритуальных и других методов, которые она наблюдала, слышала и понимала. Согласившись и примирившись, она вдруг слышит, как я ей четко и понятно: «Я не могу загипнотизировать вас», а потом добавляю тихо, осторожно и быстро, пока она еще находится в доверчивом настроении, непонятные три слова как бы на одном дыхании: «Только вашу руку».

Таким образом, то самое, что она пришла доказывать, было уже подтверждено, вопрос был уже закрыт. Мы были в полном согласии, ее цель, состоящая в том, что ее нельзя загипнотизировать, была уже выполнена, ее противодействие гипнозу стало ненужным, бесполезным. Но эти три непонятные слова: «Только вашу руку», поставили перед ней вопрос, который смутил ее: «А что это значит?» Тем самым она буквально была вынуждена просить какого-то объяснения. Было дано подтверждение с обдуманной интонацией, и, в то время как ее разум был еще восприимчив, быстро добавлены еще четыре слова, четвертым словом была команда «Смотрите!» С раннего детства мы учимся интерпретировать некоторые тактильные стимулы в значении сдвигаться», и она так же автоматически отреагировала на такое тактильное стимулирование. Этого она не могла понять, у нее не бьшо противодействия этому, и она смогла увидеть свою руку, поведение которой она также не могла понять. Да ей и не было дано такой возможности. Выявление гипнотической реакции легко привело к другой реакции, каталепсии, расширению зрачков, а потом был выдан весь набор всесторонних внушений, чтобы закрепить глубокий транс и сохранить его.    Гипнотерапия и психотерапия были применены к этой пациентке, и успех был достигнут феноменально быстро по той простой причине, что ей не дали поставить свою сопротивляемость между собой и лечением, и она была поставлена в ситуацию, объективно испытывающую эту сопротивляемость. Это бьшо начато почти сразу же, когда автор заявил: «Теперь мы можем перейти к лечению и больше не тратить время на вопрос, ответа на который ни вы, ни я не знали, но на который вы так легко нашли правильный ответ, а именно, что вы сможете создать глубокое состояние транса и поддерживать его и что вам теперь не нужно сопротивляться».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Из вышеприведенных описаний и примеров можно сделать заключение, что метод путаницы представляет собой использование игры слов или сообщений одинакового типа, которые постепенно вводят путаницу, замешательство в вопрос, рассматриваемый пациентом и врачом, тем самым ведя к запрещению обычных ответов, реакций и, следовательно, к накапливанию необходимости дать ответ. Это напоминает детские словесные игры: «Я здесь, а тебя здесь нет, и Нью-Йорк не здесь, поэтому ты, должно быть, в Нью-Йорке, поскольку ты там, а не здесь, и Нью-Йорк там, а не здесь».

Начав с этих элементарных понятий, автор добавил к игре слов модификацию кажущихся противоречивыми или неуместными бессвязных замечаний, непоследовательных реплик и идей, сообщаемых различными образами, и каждое из них вне контекста является простым разумным утверждением, которое само по себе завершено и многозначаще. В контексте такие сообщения, сделанные выразительно, становятся мешаниной, казалось бы, достоверных и в какой-то степени связанных идей, которая заставляет субъекта сделать попытку скомбинировать их в единое целое, на которое можно было бы дать ответ. Но быстрота, с которой делаются эти сообщения, не дает субъекту действительно понять их, тем самым исключая ответ и реакцию на них и дает в результате состояние смущения и чувство безысходности. Это вызывает необходимость в какой-то более четкой и понятной мысли. Когда возникает такое состояние, гипнотизер предлагает четко выраженную, легко понимаемую мысль, которая сразу же схватывается субъектом и служит для пробуждения определенных ассоциаций в уме субъекта. И в этом процессе гипнотизер выдает неуместные замечания и непоследовательные реплики, как бы имеющие какое-то уместное значение, тем    самым увеличивая замешательство. Такого сорта вещи в определенных ситуациях представляют собой форму юмора, как в детской загадке: «Две утки впереди одной утки, две утки позади одной утки и в середине одна утка. Сколько уток всего?» Даже те из моих товарищей по играм, которым я задавал эту загадку, и кто знал, что ответ-три утки, почувствовали бы себя безнадежно запутанными, если бы я к этой загадке подставил такую фразу: «Конечно, вы должны помнить, что они находятся за дверью с левой стороны!» А для тех, кто не знал ответ и кто сражался с этими двумя утками и одной уткой, эта дверь с левой стороны часто становится непреодолимым барьером к нужному ответу, как результат естественной тенденции согласовывать это неуместное замечание с самой задачей.

С. Горин: В русском языке тоже есть несколько шаблонов, которые позволяют быстро запутать собеседника. К таковым относятся: цифры и счет, дни недели, понятия «знание - не знание», «запоминать - забывать»... Сид Розен пишет, что Эриксон любил цитировать Вилла Роджерса: «Нам создает проблемы не то, чего мы не знаем. Нам создает проблемы то, что оказывается не таким, каким мы его знаем». И Эриксон обычно добавлял: «То, что мы знаем, но не знаем о том, что мы это знаем, создает нам еще большие проблемы». Я думаю, что это тоже прекрасный фрагмент метода путаницы.

...Когда Тая, Алла и Наташа возвращались из Смоленска, им в вагоне попался очень надоедливый проводник. Однажды на перроне он, как обычно, начал приставать с вопросами. «Скажите, - спросил он Таю, показывая на Аллу. - Это ваша дочь?» «Да», - ответила Тая, хотя это вовсе не так. «А сколько ей лет?» - поинтересовался проводник. «Восемнадцать», - ответила Тая. «А вам?», - не отставал проводник. «А мне - тридцать два», - ответила Тая. - «Подсчитайте, в каком возрасте я ее родила. Но когда будете считать, учтите, что это - моя старшая дочь, и на самом деле ей двадцать восемь, а мне - сорок». Больше проводник не задавал вопросов до самого конца пути...

Уже в описании метода путаницы можно заметить элементы того метода наведения транса, который Гриндер и Бан-длер позже назвали «разрывом шаблонов». Смысл его в том, что, если прервать поведенческий шаблон, который человек многократно с уверенностью производил в своей жизни, у него наступает состояние замешательства, повышенной внушаемости, что можно использовать для быстрого наведения транса или сразу утилизировать прямой инструкцией. Единственная сложность здесь в том, что нужно заранее хорошо обдумать содержание вашей краткой инструкции, которую вт дадите пациенту или партнеру, после того как вызовете у него состояние замешательства.

В «Формировании транса» описан разрыв шаблона рукопожатия. В свое время у меня был в репертуаре такой прием работы с сопротивляющимися трансу пациентками - я говорил: «Знаете, в ходе работы мне иногда нужно будет прикасаться к вам... И будет иметь значение, к какому участку тела я прикоснусь... Можно прикоснуться к вашей груди?» Обычно на это следовал испуганный ответ: «Да!» и пациентка входила в транс (смех в зале).    Более «бытовые» примеры разрыва шаблонов. Один из них мне рассказала Тая, сюжет был таким - на рынке к продавцу мяса подходит покупательница и начинает торговаться: «Почем мясо? А почему так дорого?» И продавец отвечает: «А вы посмотрите, какой снег!» После этого покупательница, как завороженная, просит взвесить кусок мяса. Тая, кстати, решила тут же испробовать этот прием. Она подошла к другому продавцу, спросила о цене, и узнав ее, сказала: «Вы только посмотрите, какой снег! Продайте дешевле!» И продавец снизил цену...

Хорошее средство прервать ход мысли собеседника - неожиданно сказать ему: «Вот видите!» (или: «Я же говорил!») В споре это, конечно, будет недозволенным приемом воздействия на оппонента, но в обыденной жизни иногда может пригодиться.    Итак, вызывание замешательства через разрыв шаблонов - удобный прием для обыденной жизни. Вы всегда можете сделать примерно то, что делал Милтон Эриксон, когда говорил случайному прохожему: «Сейчас точно десять минут третьего», и уходил. Этот прием может позволить вам    избежать массы неприятных ситуаций - особенно когда к вам ночью приближается прохожий с неизвестными намерениями.

В терапевтической практике отработанным приемом разрыва шаблонов является такой: остановите пациента, который собирается встать со стула, на полпути и дайте ему инструкцию. Или остановите внезапно пациента, который собирается выйти из кабинета, и дайте ему инструкцию. Инструкция должна быть краткой и произносить ее надо очень уверенно.    Ну и еще одно небольшое примечание по разрыву шаблонов... Так, мысли вслух... Периодически приходится сталкиваться с тем, что вас провоцируют на определенное действие, начиная вас хвалить. Когда меня хвалит человек, которого я вижу впервые в жизни, пусть даже при этом он ссылается на отзывы обо мне других пациентов, меня это настораживает. Раньше нравилось, потом стало настораживать. Если вас хвалят с порога, то, скорее всего, вы встретитесь с двумя неприятными моментами: либо вас попросят сделать что-то, выходящее за рамки... у кого - прейскуранта, у кого -должностных обязанностей, либо вы столкнулись с нарушением второй заповеди: «Не сотвори себе кумира». Если человек пришел к вам, уже сотворив себе кумира в вашем лице, то стоит вам ошибиться - и с такой же силой, с какой он вас сейчас хвалит, он будет втаптывать вас в грязь... причем начнет это делать сразу же, как только обнаружит ошибку.

И я решил похвалы «с порога» на всякий случай прерывать. У известного многим из вас М. Е. Литвака есть такой изящный оборот речи, следствие «принципа амортизации», в ответ на похвалу: если он слышит от пациента: «Ах, какой вы хороший специалист, я так много о вас слышал!», он отвечает: «Мне приятно слышать все это именно от вас, потому что я знаю, что за этим нет никаких корыстных намерений». Я в свое время отработал другой шаблон ответа на похвалы «авансом» . Если мне слишком долго говорят о том, как хорошо обо мне отзываются другие пациенты, я прерываю человека и говорю: «Нагло врут!» (смех в зале). После этого можно переходить к проблемам пациента, хотя из этой точки можно вернуться обратно - если я захочу, чтобы меня опять хвалили, я могу попросить продолжать.

Алла: И вы в принципе можете отвергнуть любую похвалу?

С. Горин: Да.    Алла: Ну, тогда вы молодец!

С. Горин: Если я не молодец, то и свинья не красавица... Съела?

Реплика из зала: Сергей, при наведении транса вы иногда включаете очень хорошую музыку...

С. Горин: Я и сам ничего (смех в зале).

Голос из зала: Нет, я уже не по этой теме (смех в зале), мне интересно, как вы подбирали музыку для транса?

С. Горин: О музыке у нас будет отдельный разговор, чуть позже. Пока я хочу предложить вам продолжить изучение методов скрытого наведения транса.    (Демонстрация наведения транса по методу путаницы взята из записей последнего дня семинара, тема «Работа с проблемами участников группы»).

С. Горин:.. .Что тебя беспокоит, Сергей?

Сергей: У меня серьезно усилилась близорукость в последний год. Я читал в «Формировании транса» о лечении близорукости через возврат в детство, и мне хотелось бы попробовать этот метод на себе.

С. Горин: Почему не попробовать?.. Ты предпочитаешь входить в транс с открытыми или закрытыми глазами?

Сергей: С закрытыми (закрывает глаза).

С. Горин: Хорошо. Сегодня суббота, и неделю назад была суббота, и в какую-то из суббот ты понятия не имел, что в эту субботу будешь сидеть на этом стуле и погружаться в транс... в том темпе, который тебе приятен... (Далее говорит, постепенно ускоряя темп речи, соблюдая в то же время условие подстройки к дыханию партнера)... И точно так же сегодня, в субботу, ты не знаешь, что произойдет через неделю, когда тоже будет суббота, и ты вполне можешь задать себе вопрос - что же общего в тех днях, каждый из которых называется субботой?    Это тот самый вопрос, который чрезвычайно труден для любого ребенка, вопрос о названиях дней недели... Ребенок знает, что взрослые называют этот день субботой и говорят, что завтра будет воскресенье, но ребенок знает и то, что воскресенье как будет, так и было... Даже взрослому трудно осознать, что позавчерашнее «будет» - это то же самое, что и сегодняшнее «было», а когда все это сочетается еще и с названиями дней недели... Любому ребенку легко запутаться в названиях дней недели, потому что ребенок знает, что за воскресеньем следует понедельник, но еще недавно, во вторник, ребенку говорили, что понедельник уже прошел... И становится совершенно непонятным, как это день, который уже прошел, может оказаться в будущем, хотя любой взрослый понимает, что названия дней недели есть нечто условное, относящееся как к будущему, так и к прошлому, и не представляет особого труда осознать, что понедельник может предшествовать вторнику точно так же, как и вторник может предшествовать среде, а может и следовать за средой, хотя это будет уже другой вторник при той же самой среде... и этот другой вторник будет по-прежнему следовать за той другой средой, предшествуя в то же время этой среде и этому четвергу, но следуя за этим понедельником и этим воскресеньем, хотя тот же самый вторник предшествует другому воскресенью и другому понедельнику...

Не знаю, как тебе, а мне в детстве очень нравилось читать фантастические книжки о путешествиях во времени... Понятно, что к тому времени я уже учился в школе и умел читать, и мне было забавно представить себе, что я могу пропутешествовать в собственное прошлое и оказаться там в таком состоянии, когда я не умел читать... и те маленькие черные закорючки в книгах можно воспринимать просто как картинки, удивляясь тому, что взрослые могут рассматривать эти маленькие черные значки очень подолгу... находя в них какой-то смысл... Ребенок отличается от взрослого очень многим, но есть вещи постоянные, и одна из этих вещей -размер глазного яблока... Глаза у детей кажутся нам очень большими, но единственная причина этого - то, что с возрастом размер глазного яблока останется прежним, таким, каким он был в детстве, и меня всегда удивляло то, что при путешествиях во времени человек может быть разным, а размер его глазного яблока остается прежним, а значит, что и сам глаз работает так оке хорошо, как и в детстве...

В путешествиях во времени, которые описаны в фантастических книжках, есть еще один удивительный момент -это случай, когда человек, пропутешествовавший далеко в    прошлое, промахивается на обратном пути и попадает в момент чуть дальше настоящего, и тогда встречается с самим собой... Забавно представить, как встречаются два человека, и у каждого хорошее зрение, захваченное из собственного детства, и ты можешь ясно видеть самого себя и думать о том, что, если бы эти ресурсы зрения объединить вместе... потому что ты видишь при этом самого себя, имеющего точно такое же хорошее зрение, то есть ты с хорошим зрением смотришь на самого себя с хорошим зрением... и чем дальше ты погружаешься в собственное детство, тем лучше твое зрение, которое ты можешь позже захватить с собой в настоящее, хотя сейчас ты можешь и не понимать, какой же момент является настоящим, потому что как только я произнес это слово, «настоящее», прошло еще какое-то время, и это слово уже не обозначает настоящее, на чем и основаны все парадоксы путешествий во времени...

А представь себе, что в настоящем времени, которое невозможно определить, встретились не два, а три путешественника во времени, каждый из которых путешествовал в собственное детство за хорошим зрением... и тогда ах ресурсы хорошего зрения тоже могут объединиться, и ты поймешь, что поскольку в твоем детстве и сейчас твое глазное яблоко осталось точно таким же, ты можешь ясно видеть все парадоксы путешествий во времени, наслаждаясь в то же время и тем, что, когда все эти два или три путешественника все же совпадают в одном теле... ведь у каждой книги есть хороший конец, в котором твоя проблема разрешается самым неожиданным для тебя способом... каждый из них прекрасно видит, что все эти парадоксы - всего лишь мысли автора книги, который просчитывает сюжетные ходы своего произведения, отлично предусматривая хорошее окончание, в котором все твои проблемы решаются прямо сейчас, когда автор еще и не написал свою книгу, в которой объединятся некоторые ресурсы, которыми ты располагаешь сейчас, с ресурсами, которыми ты обладаешь в своем детстве и берешь с собой в свое взрослое состояние... В котором ты уже ясно понимаешь разницу в названиях дней недели, и когда ты видишь, что на листке календаря написано слово «суббота», если ты слышишь, что это слово кто-то произносит, ты можешь почувствовать, что это именно та суббота, которая наступила сегодня, и что настоящее время - это именно то время, в котором ты окажешься через пару минут, когда захочешь открыть глаза а ясно увидеть окружающий тебя мир и окружающих тебя людей, и меня, который все время говорил что-то, а теперь замолчал... (долгая пауза. Сергей открывает глаза, надевает очки, затем снимает их).

Как ты себя чувствуешь, Сергей?

Сергей: Хорошо, но я что-то не распутался с этими временами (смех в зале).

С. Горин: Тебе нужна дополнительная помощь?

Сергей: Нет, и пожалуй, я лучше вижу без очков, чем в очках. Спасибо.

Наведение транса через искусственные и несуществующие слова.

С. Горин:.. .И мне хотелось бы уделить внимание еще одному способу наведения транса - через искусственные и несуществующие слова. Этот скрытый способ гипнотизации относится к типу коммуникации с подсознанием через использование «ловушек для сознания».

Мы привыкли, что определенное сочетание звуков является словом и имеет некоторый смысл, более или менее важный для нас. Теперь представьте себе, что в речи вам встретился фрагмент, не имеющий смысла, но имеющий форму слова - что произойдет тогда? Ваше сознание на этом несуществующем слове остановится. Сознание понимает, что определенное чередование гласных и согласных звуков определенной продолжительности должно иметь смысл - и сознание будет искать этот смысл. И если кто-нибудь в своей речи будет постоянно подбрасывать сознанию такой материал из непонятных слов для поиска смысла, то многие понятные слова пойдут прямо в подсознание, в то время как слушатель будет спонтанно все глубже погружаться в транс.

Для иллюстрации приведу пример, понятный многим в этой аудитории. Побеседуйте минут пять с активным шизофреником, который быстро говорит, перемежая свою речь неологизмами - и отдайте себе отчет в том, каким является состояние вашего сознания. Вряд ли оно будет ясным. Такой же результат принесет беседа с любым фанатиком... да хоть от биоэнергетики - быстрая речь, масса непонятных вам терминов, и вы в трансе.

Здесь может быть много вариантов. Непонятными словами будут слова из другого языка, новые для слушателя термины. Такой же эффект, спонтанное погружение в транс, даст многократное повторение одного и того же понятного слова - при повторении слово теряет смысл.    Понятно, в каких контекстах это применимо; один из них - чтение мантр. Санскрит - едва ли не самый подходящий язык для кодирования и спонтанного погружения в транс, что связано со структурой данного языка (пример И. Черепановой).

Отдайте себе отчет в том, как вы меняетесь по мере слушания простой мантры (ведущий включает магнитофон с записью мантры):    Ом, Харе Кришна, Харе Кришна Кришна, Кришна, Харе, Харе. Харе Рама, Харе Рама, Рама, Рама, Харе, Харе.    Проанализируйте состояние вашего сознания - и вы поймете, почему из кришнаистских сект не так-то легко уйти.

Еще один контекст для наведения транса этим способом - «ученая беседа» с пациентом. Для объяснения болезни вы привлекаете какие-то мудреные слова, непонятные больному термины - и он погружается в транс, который ждет только утилизации. Примерно то же самое вы можете сделать для группы, прочитав ей лекцию со многими непонятными словами или с цитатами на другом языке.

Ну и самый, возможно, подходящий контекст для наведения транса этим способом в терапии - использование знахарских молитв и заговоров. В них очень мною устаревших слов, воспринимаемых пациентом как непонятные; и там есть еще один прием, повышающий эффективность речевою воздействия -персеверация, многократное повторение одного слова. Этим приемом активно пользуется Г. Сытин в своих «настроях».

Вот вам для примера пара заговоров «от всех болезней»:

Стану я, раб Божий (имярек), благословясь, и пойду из дверей в двери, и выйду в чистое поле, в чистом поле стоит мерзлое дерево. К тому мерзлому дереву не льнут ни уроки, и ни прироки, ни притчи, ни призоры, ни ветряны переломы, ни лихая дума, так бы к рабу Божьему (имярек) не льнули бы ни уроки, ни прироки, ни притчи, ни призоры, ни ветряны переломы, ни лихая дума. И зоря-зорица, поди к рабу Божьему (имярек), унеси у раба Божьего (имярек) все притчи, и призоры, и ветряны переломы из белого тела, из ретивого сердца, из буйной головы, из ясных очей, из черных бровей за синие моря, за темные леса, за высокие горы. Там таки есть злые люди - и сожгут, и спалят. Век по веку, отныне до веку. Аминь.

Я, раба Божья (имярек), встану, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, на восточную сторону. На восточной стороне-Окиан-море, за Окиан-морем стоит гора, на той горе стоит святая апостольская церковь. В той церкви стоит златой престол, на том престоле сидит Матушка Пресвятая Богородица, Батюшка Сам Иисус Христос, семьдесят семь старцев, семьдесят семь ангелов, семьдесят семь архангелов, семьдесят семь херувимов, семьдесят семь серафимов. Я, раба Божья (имярек), подойду поближе, поклонюсь пониже: Матушка Пресвятая Богородица, Батюшка Иисус Христос, семьдесят семь старцев, семьдесят семь ангелов, семьдесят семь архангелов, семьдесят семь херувимов, семьдесят семь серафимов, укажите, чем излечить раба Божьего (имярек)?

«Идите за Окиан-море, среди Окиан-моря стоит белая береза. На той березе сидят два черных ворона, носы железные, когти булатные». - Черные вороны, помогите, пособите, излечите раба Божьего (имярек) от уроку, от призору, от страху, от переполоху. Выскребите, вычистите железными носами, булатными когтями из ретивого сердца, из черной печени, из красного мяса. Разнеси-располощи по крутым берегам, по зеленым лугам, по макову зерну! Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Во веки веков. Аминь.

Отметьте, что речевое исполнение можно делать по крайней мере в трех вариантах: скороговорка (лучше - шепотом), монотонное чтение без интонаций, волнообразная речь. Для многих пациентов, доверяющих только методам народной медицины, вы можете составить индивидуальные заговоры, которые будут и способом навести транс, и метафорой для использования транса. Некоторые шаблоны построения фраз можно взять в нижеследующем тексте заговора «отпорчи»:

Во имя Отца и Сына и Святого Духа, аминь. Сей заговор не на час, не на день, не на месяц, не на год а на весь век и на всю жизнь, аминь, аминь, аминь, над аминями аминь. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. От Бога святые чудотворцы, преподобные отцы и мученики в море, и возмутится море от облак, сыдо-ша с моря на тридесять поприщ окаянных, нечистых духов, бесов проклятых, видения дьявола. О них же вопрошал их, святые чудотворцы, преподобные отцы и мученики Нифонт и Мароф, Киприан, Иустиния, Конон Исаврийский и Дмитрий Ростовский, что вы за бесы проклятые пришли молитвою Христовою? Иже рекоша: Мы проклятые и духи нечистые, дети Сатаны, князя адского, и прочих вопросиша святые и величие чудотворцы и преподобные отцы и мученики и рече им: почто есть нечистые духи пришли? Они же рекоша: Пришли есть мучить род человеческий христианский, кости ломити, разум и чувство расшибати, болезни и недуги предавати, пакости и вред творити, сердце щемите, в тоску и печаль вдавати, всего рас-слабляти, владение отнимати, разные козни действо-вати, губити и к смерти приводити, кто без молитвы ходит, пьет, ест, и что берет, и кто на пирах и свадьбах бывает, тот наш раб и дом в того вселяемся, гнездаем-ся, живем, в того нас и колдуны сажают и посылают; и возмолятся сии святые великие чудотворцы, преподобные отцы и мученицы, Нифонт и Мароф, Киприан, Иустиния, Конон Исаврийский и Дмитрий Ростовский Богу о болящем рабе (имярек): Господи, Господи, Господи, избави род человеческий от мучительной болезни-порчи, Господь, услыша молитву их, посла им святой крест на прогнание, Михаила архангела, ангела Авоида, Илию Пророка и Николая Чудотворца и уч-нут вас разными муками мучити, мечами и жезлами железными бити, и стрелами поражати, и дающе вам, ненавидящим, по тьма тем ран и ударов на день, они же начата вопити, великим гласом молитися святым: чудотворцы Нифонт и Маров, Киприан, Иустиния, Конон Исаврийский, Дмитрий Ростовский, Михаил архангел, ангел Авоид, Илия Пророк и Николай Чудотворец; не мучьте нас и отпустите нас в гульбище наше, и где мы ваше святое и великое имя услышим, от того раба (имярек) побежим, от роду его и от храмины его никакими кознями не прикоснемся за тридевять поприщ; и вопрошая их, святые и великие чудотворцы, ангелы и архангелы имена назвавши, у нечистых духов, как нареченный, первый рече: имя ми есть Трясун. Не может человек согретися в печи, и тоже падаю, роняю, припадки разные навожу и той буде проклят самим Господом нашим Иисусом Христом и святыми отцами, аминь. Второй рече: имя ми есть Огненный. Как разжигаются дрова смолистые в печи, так разжигаю всякого рода человека сердце, главу; и той буде проклят самим Господом нашим Иисусом Христом и святыми отцами, аминь. Третий рече: имя ми есть Сухотный. И той ложится у человека усердна под ребром и в боку, аки камень взымает, вздохнуть не дает, с души мечет сердце, сосет и щемит, всего крушит, мучит и сушит, и той буде проклят самим Господом нашим Иисусом Христом и святыми отцами, аминь. Четвертый рече: имя ми есть Безумный. Творю забывает ум, счет не по порядку, не знает людей, с ума сбредит, не пьет, не ест, так и одуренность творю; и той буде проклят самим Господом нашим Иисусом Христом и святыми отцами, аминь. Пятый рече: имя ми есть Давотный. Кгорлу подступает, кашлять не дает, у сердца стоит, душу занимает и зажимает, есть не дает; и той буде проклят самим Господом нашим Иисусом Христом и святыми отцами, аминь. Шестой рече: имя ми есть Пухотный. Надуваю у человека брюхо, аки пузырь говяжий, душу занимаю, проговорить не даю, тяжкость делаю; и той буде проклят самим Господом нашим Иисусом Христом и святыми отцами, аминь. Седьмой рече: имя ми есть Ломотный. Ломлю и стреляю у человека кости и спину, главу, руки, ноги, поясницу и спину, грудь и везде, аки древо сырое ломить; и той буде проклят самим Господом нашим Иисусом Христом и святыми отцами, аминь. Восьмой рече: имя ми есть Сухой и Потаенный. В человеке кости и всего сушу, сам таюсь и креплюсь, и тот человек, аки древо, засыхает и погибает; и той буде проклят самим Господом нашим Иисусом Христом и святыми отцами, аминь. Девятый рече: имя ми есть Беснующий, Припадочный и Родимечный. В человеке сижу, мучаю, с места на место перехожу, кличу, плачу, пугаюсь. Божьего всего не люблю, в обмороки и в припадки ударяю, разные действия и зло творю, боюсь, расшибаю; и той буде проклят самим Господом нашим Иисусом Христом и святыми отцами, аминь. Десятый рече: имя ми есть Расслабленный. У человека ноги отнимаю, ходить не даю, члены расслабляю, корчу жилы ручные и ножные, главу ломит, сердце щемит; и той буде проклят самим Господом нашим Иисусом Христом и святыми отцами, аминь. Одиннадцатый рече: имя ми есть Пьяный и Распутный. Человека в запой и пьянство, распутство и на блуд понужаю, в тоску и грусть, задумчивость привожу, в ноши спать не даю, беси приступают, во очах визжат и на месте не уснет; и той буде проклят самим Господом нашим Иисусом Христом и святыми отцами, аминь. Двенадцатый рече: имя ми есть Смертный и Сильный Начальник Нечистых Духов над человеками, Страшный Мучитель и Погубитель в человеках. Силяюся, мучаю, морю, гублю, разные пакости и зло творю, все ругаю, горжусь, ненавижу, во чреве детей гублю, похоть, плоть и уду владение отнимаю, ничего не боюсь, всякую святыню принимаю, крепкий до смерти, вон из рабы не выхожу; и той буде всех проклятей, изиди вон, аминь. И прочие многие рече: имя нам многие есть нас родов и пакостники разные нечистые духи, проклятый ска-рени, бесы, дьяволы, демоны окаянные и прочие родные неисчислимые, ведомые и неведомые пакости, зло и действие творим; и тий все будете прокляты самим Господом нашим Иисусом Христом и святыми отцами, аминь. Побежат все ненавидящие нечистые духи от роду Христа, от роду раба Божьего (имярек), призову на вас архангелов, херувимов, серафимов, престолов, господств, властей, сплав, пророков, апостолов, мучников, преподобных, праведников, угодников и всех святых, а сира сего ошире, аминь. Крест хранитель всей вселенной, крест красота церковная, крест царем держава, крест верным утверждение, крест ангела слава, крест бесам прогонитель и язва. Крест Порченным и больным избавлением и исцелением. Главе, груди, сердцу и животу, рукам, ногам, телу, составам, костям, жилам, удам, частям, членам, крови, чувству и всему человеку на исцеление, самим Господом нашим Иисусом Христом, Михаилом, Авоидом, Илиею, Николаем, Нифонтом, Марофом, Киприаном, Иустинею, Кононом, Дмитрием и всеми святыми Твоими. Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй грешного раба Божьего (имярек), аминь, аминь, аминь.

Ну, и раз уж мы заговорили о знахарских техниках, нельзя не сказать о приеме, облегчающем начало шестишаго-вого рефрейминга (установление контакта с частью личности, ответственной за проблему). Многие экстрасенсы, не знающие о шестишаговом рефрейминге, прекрасно устанавливают контакт с любой частью личности таким примерно способом: «Э-э-э, милый... Да на тебе же порча земляная... Ну что, порча, поговорим?» И вы отзеркаливаете направление взгляда пациента, соответствующее погружению в проблему. Или так: «Кто портил, с тем через тебя говорить буду!» Мне нравится иногда применять такой вот «русский народный» вариант шестишагового рефрейминга, хотя, если говорить о рефрейминге, меня больше привлекает его буквальный вариант. Многие из вас знают буквальный рефрей-минг, описанный К. и С. Андреас: вообразите проблему в виде картины, а затем поместите эту картину в различные рамки - разного цвета и ширины, разного стиля. Обычно проблема теряет значительную часть актуальности на десятой-пятнадцатой рамке. Этот вариант хорош, разумеется, для тех пациентов, которые умеют визуализировать.

Есть вариант буквального рефрейминга в аудиальной модальности, применяемый Александром Арсеньевым. От пациента требуется описать свою проблему одной фразой, написать эту фразу на бумаге, а затем читать ее в качестве окончания предлагаемых терапевтом неоконченных предложений. Каждое предложение помещает проблему в другой контекст, и пятидесяти контекстов хватает для работы с большинством проблем.    Вы можете попробовать эту технику в работе со своими пациентами. Неоконченные предложения, создающие разные контексты для описанной пациентом проблемы, приведены ниже.

С. Горин.:...Тогда давайте немного поговорим о психотерапии под музыку вообще и о наведении транса под музыку в частности. Я уже как-то упоминал, что музыкальная психотерапия была моей первой, еще студенческой любовью; и это чувство я нес в себе сквозь года, не особенно его афишируя, пока не закрыли наш наркологический диспансер и не исчезла вся моя аппаратура и фонотека. Тогда я начал рассказывать о своем чувстве.    Так вот, вчера у вас был сформирован навык более или менее свободного говорения под музыку, и было бы логично спросить, а зачем он вам нужен? На семинарах обычно обучают наводить трансы без музыки, резонно полагая, что, если вы умеете это делать без музыки, то под музыку сумеете подавно. И вроде бы это так, и вроде бы не совсем...

И еще такой момент: сейчас стало модным сочинение музыкальных произведений специально для сеансов медитации, аутотренинга, гипноза. Раньше такой специальной музыки не было, но какую-то музыку мы все равно на сеансах использовали. И возникает как вопрос о том, нужна ли для трансовых сеансов специальная музыка, так и вопрос о том, как вообще действует музыка на человека и каким способом она помогает в наведении транса.

У музыки есть собственное действие, состоящее по крайней мере из трех компонентов. Первый компонент - физический (или физиологический), то есть восприятие звука как такового, восприятие некоторых вибраций воздуха как слуховым аппаратом, так и кожными рецепторами. В этом компоненте интересно то, что на любую музыку возникает резонанс в гортани, поэтому оперным певцам рекомендуют слушать только хорошую мелодичную музыку в хорошем исполнении и не посещать эстрадные концерты, чтобы прослушиванием фальшивого исполнения не портить свой голосовой аппарат.    Второй компонент действия музыки - психический: некоторая эмоциональная реакция на восприятие ритма, тональности, общей эмоциональной направленности произведения, сопровождающаяся добавочными физиологическими сдвигами. Оказывается, довольно трудно разобраться, по каким конкретным критериям мы отличаем веселую музыку от грустной, но мы это делаем... хотя иногда ошибаемся.

И третий компонент- ассоциативный. Здесь подразумевается и восприятие некоторых эмоций, заложенных в музыкальное произведение композитором (или восприятие мыслей и образов, навеваемых данным произведением), и условно-рефлекторная связь определенного музыкального произведения с определенным жизненным событием - то, что мы называем «музыкальным якорем». Согласитесь, что Соната № 2 Шопена сильнее действует на тех людей, которые недавно кого-то хоронили, нежели на тех, которые этого не делали. Далее все то, что входит в третий компонент действия музыки, мы будем называть семантикой музыкального произведения.

Я постараюсь пока говорить только о прикладном значении музыки в психотерапии, не углубляясь в категории собственно музыкальной терапии, где основной упор в лечении делается именно на музыку, на ее действие. Но трудно удержаться, чтобы не сделать один предварительный вывод из понятия о трех компонентах действия музыки: для того, чтобы воздействие музыки было максимальным, следует усилить все три компонента. Усилить физический компонент - то есть увеличить громкость. Усилить психический компонент - то есть сделать произведение предельно эмоционально насыщенным. И усилить семантику произведения-то есть заякорить этой музыкой какое-нибудь подходящее переживание. Единственным недостатком такого подхода является то, что для каждого пациента и для каждой его проблемы придется специально создавать отдельное музыкальное произведение. Некоторые, кстати, это делают.

Есть еще такая точка зрения на действие музыки: в каждом музыкальном произведении заключено метафорическое решение некоторой проблемы. Если последовательность образов и эмоций, вызываемых данным произведением, оказывается изоморфной конкретной проблеме конкретного больного человека, то происходит отреагирование проблемы (катарсис), и больной выздоравливает. Кто-то из писателей-фантастов высказал интересную мысль: если бы люди могли по-настоящему воспринимать тот эмоциональный заряд, который композитор вложил в музыкальное произведение, то никто не смог бы слушать музыку - все бы бились в истерических припадках. Что-то в этом есть...

Как ни странно, действие музыки на человека почти не зависит от его интеллектуального уровня. Субъективное восприятие музыки у людей с различным уровнем интеллекта будет разным, а вот действие музыки - практически одинаковым. Трудно придумать лучшее средство для успокоения большой группы детей с задержкой интеллектуального развития, чем «Хоральные прелюдии» Баха. На одного пациента это, естественно, тоже подействует.

Одна из возможностей применения музыки в наведении транса (об этом уже говорилось) - сделать музыку фоном для вашего голоса. Зачем мы это делаем? Речь, согласованная с некоторым внешним ритмом и мелодикой, является более доходчивой, более суггестивной, но это превращение простой речи во внушающую оказывается скрытым от сознания пациента. Если вы будете говорить под метроном, это тоже хорошо, но метроном является частью ритуала гипноза, а восприятие этого ритуала в качестве начала гипноза может вызвать сопротивление пациента. Речь, наслаивающаяся на музыку или другую речь, идет прямо в подсознание, поскольку сознательное внимание пациента привлечено к музыке.

Для подбора музыки в начале работы есть хороший алгоритм, называемый в музыкальной терапии «изопринци-пом Альтшуллера». В чем он состоит? Эмоциональная направленность музыкального произведения должна соответствовать настроению пациента. То есть депрессивному больному вы включите депрессивную музыку, а гипоманиакальному - веселую, бодрую. Многие начинающие врачи делают типичную ошибку, подбирая музыку под свое состояние. И еще одна рекомендация - в начале работы лучше использовать консо-нансную музыку, а не диссонансную... Вас термины смущают? Ну, после того как тут без перевода говорилось об эклектичности и экзистенциальное™, слово «эвфемизм» можно и в словаре посмотреть (смех в зале).

Далее будет удобнее говорить о наведении транса отдельно под мелодичную музыку и под специальную «медитативную». Последняя встречается в двух разновидностях: с использованием звуков природы (или аморфного шума) и с многократным повторением отрывка из трех-четырех звуков. Послушайте оба варианта (ведущий включает магнитофон) Первый фрагмент - вообще нет мелодии, пустое пространство: морской прибой, отрывочные звуки синтезатора. Второй фрагмент - вроде бы какая-то мелодия есть, но когда мы прислушиваемся, то понимаем, что там постоянно повторяются три-четыре звука, повторяется один и тот же ритмический и условно-мелодичный отрывок.

Для сравнения послушайте мелодичную музыку. (Ведущий включает магнитофон, звучит мелодичная гитарная музыка). Почувствуйте разницу...

Итак, в чем отличие этих двух типов музыки? В мелодичной музыке есть эмоциональное содержание. В музыке, специально написанной для трансов, эмоций нет - и пациент может спроецировать на нее любые свои эмоции. Мелодичная музыка имеет богатую семантику, причем эта семантика может быть связана с определенным событием и с определенным периодом жизни человека. То есть там имеется якорь на событие и якорь на какой-то возраст, в котором эта мелодия была услышана впервые. Музыка «медитативная» свободна от семантики.

И если дальше продолжать сравнивать - плохо или хорошо то, что в одном типе музыки есть семантика, а в другом - нет? Если семантика есть, то во время прослушивания музыки эмоции пациента меняются предсказуемо - но только в том случае, если семантика не травматична для пациента. Для меня некая мелодия - воплощение нежности, а пациентку, возможно, под эту мелодию изнасиловали. А узнаю я об этом только после сеанса. При работе с «медитативной» музыкой риск столкнуться с нежелательной семантикой отсутствует - но отсутствует и вероятность катарсиса, изоморфизма мелодии и структуры проблемы пациента.

Да, в этой связи - в музыкальной терапии рекомендуют использовать редко исполняемую музыку. Ни в коем случае нельзя использовать шлягер сезона. Его семантика слишком свежая, и если она травматична, то она вам сильно помешает, а если она не травматична, то она вам никак не поможет. Его семантика случайна, она не устоялась, она слишком непредсказуема. Редко звучащая музыка в этом отношении значительно лучше, тем более, если это - не эстрадная музыка. (Я по-прежнему говорю о музыке мелодичной).

Продолжаем сравнивать. Музыка «медитативная» хороша еще тем, что она не надоедает врачу. Там нет мелодии, нет эмоций - и врача такая музыка не утомляет. Есть одна кассета, под которую я работал каждый день три года подряд - и она мне до сих пор не надоела! С мелодичной музыкой такое невозможно. И «медитативная» музыка позволяет не учитывать «принцип Альтшуллера» - она эмоционально нейтральна, поэтому подходит для практически любого состояния любого пациента.

Но!.. Среди различных мелодий сравнительно легко подобрать такую, которая совпадает с вашим типичным чередованием интонаций при беседе на определенную тему. Скажем, есть две-три мелодии, которые я отобрал для семейной терапии - под них я веду беседы о любви. Вот послушайте (включает магнитофон): типичное, зарождение чувства, кульминация, приятные воспоминания о кульминации. Здесь мелодия очень сильно способствует усвоению содержания речи - при работе с «медитативной» музыкой такое невозможно.

(Далее автор приводит ряд не поддающихся текстовому описанию примеров соответствия определенных мелодий определенным интонациям и темам терапевтических бесед.).

И при работе с мелодичной музыкой можно в любой момент усилить эффективность вашего воздействия, сделав музыку чуть громче. Несколько чисто технических примечаний. Когда вы говорите под музыку, устанавливайте уровень громкости звуковоспроизводящего устройства не более, чем на 30% от номинальной громкости. Если вы собираетесь увеличить громкость музыки, делайте это постепенно, не оглушайте пациента внезапно. Можно даже предупредить пациента о том, что музыка станет громче. Звуковоспроизводящая аппаратура должна быть первого или высшего класса, чтобы обеспечить самое высокое качество воспроизведения, какое вам доступно. Женщины, как правило, не любят высоких частот - сделайте уровень высоких частот ниже при работе с женщинами. Мужчины недолюбливают средние частоты, предпочитая высокие и низкие. Продолжительность сеанса музыкального воздействия следует ограничить 10-15 минутами (для мелодичной музыки). И если вы серьезно увлеклись работой под музыку, старайтесь пореже прослушивать новые произведения через наушники - слух портится.

И еще один момент, связанный с музыкой. Это больше имеет значение для музыкальной терапии, а не для наведения транса под музыку, но все же... Музыковеды знают «правило третьего раза» - не выносите суждение о ценности музыкального произведения, если вы его не прослушали хотя бы трижды. Так что решение о том, включать данное произведение в терапевтический репертуар или не включать, вам следует выносить после трехкратного прослушивания.

Хорошо. Теперь представьте себе, что в вашей приемной, в вашем офисе, вашем стационаре или вашем магазине звучит вот такая неопределенная, «медитативная» музыка (ведущий включает магнитофон). Вопрос - в каком состоянии к вам в кабинет будут заходить люди?..

Ответ из зала: В спокойном.

С. Горин: В спокойном... Это только часть ответа, а самое существенное - они будут входить в подготовленном состоянии, которое вы в любой момент можете сделать трансо-вым. Да, громкость «медитативной» музыки увеличивать не следует, и если вы перепоручаете музыкальную трансляцию звукооператору, то иногда проверяйте и корректируйте громкость. Звукооператоры склонны устанавливать большую громкость, они все немного глуховаты от долгой работы (ведущий выключает магнитофон).

И продолжая сравнение разных типов музыки... Я бы предпочел пользоваться «медитативной» музыкой при работе с группой, и мелодичной музыкой при индивидуальных сеансах. Оценить действие семантики легче на одном пациенте, чем на группе.

Сергей: Ну, а если на сеансе мы столкнулись с отрицательной семантикой данной музыки, что делать?

С. Горин: Поменять кассету. Или вообще выключить магнитофон. Или перейти на неопределенную музыку.

Сергей: Правильно ли я понял, что мелодичная музыка хороша для решения определенной проблемы, что она нацелена на проблему, в отличие от музыки хаотичной?

С. Горин: Да. Но мне больше нравится слово «неопределенная» музыка, «медитативная» музыка, а не «хаотичная». Хаотичная - это немного другое, это скорее диссонансная музыка... Однажды я наблюдал действие музыки в большом магазине. Я как раз поднимался по лестнице на второй этаж, мне был виден весь первый этаж, и в этот момент по общей трансляционной сети магазина включили что-то очень быстрое, ритмичное и диссонансное... И в каждом отделе магазина начались конфликты! Я остался на лестнице, чтобы досмотреть. Как только прекратилась музыка - прекратились конфликты.

Вопрос из зала: Мелодичная музыка лучше ведет за собой, чем «медитативная»?

С. Горин: Безусловно. Тем более, если она хорошо вами подобрана.

Итак, еще раз некоторые общие соображения о работе под музыку. Если вы работаете с мелодичной музыкой, то выбирайте сравнительно малоизвестные произведения, лучше из репертуара классической, а не эстрадной музыки. Очень хорошо запомните ход мелодии и последовательность мелодий на кассете. Используйте хорошую аппаратуру, не делайте звук слишком громким. Если вы работаете с мелодичной музыкой эстрадной категории, постарайтесь узнать у пациента что-нибудь насчет семантики мелодий; или хотя бы проводите калибровку во время сеанса. Если вы включили музыку и вам хорошо, а пациенту плохо, то приоритет все-таки следует отдать самочувствию пациента... хотя это и необязательно (смех в зале).

Все-таки хорошо, что появилась музыка, специально созданная для наведения транса (ведущий включает магнитофон, меняет интонацию и громкость речи). Правда, мне так и непонятно, почему эта музыка спонтанно способствует наступлению транса... Может быть, это то же самое, что сидеть и смотреть на пламя свечи... или на пламя костра... Почему люди так любят смотреть на пламя?.. Почему даже обезьяны любят смотреть на пламя?.. И медведи тоже любят смотреть на огонь... Считается, что медведи боятся костра - ничего подобного... Что такое древнее заставляет нас концентрировать внимание на случайно меняющихся картинах... плывущих облаков... язычков пламени... бегущих волн... игры солнечных зайчиков на этих волнах?.. Может быть, прав был Милтон Эриксон, когда говорил, что у человека есть потребность в трансе?.. Интересно, есть ли у каждого из нас потребность в трансе?.. Можем ли мы осознать эту потребность прямо сейчас?.. И когда мы выбираем, осознавать нам потребность в трансе... или не осознавать... то выбираем ли мы осознание легкого транса... или более глубокого транса?.. И тот уровень транса, который мы достигаем... зачем он нам нужен, если не для упорядочения внутреннего опыта... для систематизации того, что было только что получено?.. И я не знаю, правда ли то... что люди многому могут научиться... в состоянии транса... А если музыка сейчас звучит громче. .. означает ли это... (долгая пауза)... что ее можно сделать тише?.. Или выключить совсем - одновременно с возвращением к ясному сознанию. Хорошо, вы можете вернуться к бодрствованию, хотя это и не обязательно.

Да, еще один момент, связанный с семантикой. Мелодии прошлых лет способствуют наступлению возрастной регрессии без специальных указаний. Я в свое время записал на кассете мелодичные произведения для наведения и использования транса. Часть из них вы уже прослушали, когда я говорил о связи мелодии и интонации, но там есть еще пара «изюминок». Вот, например, мелодия для пробуждения, для возвращения из транса (ведущий включает магнитофон). Вы легко разберетесь, почему именно эта мелодия способствует пробуждению... Да, именно так. И на обратной стороне кассеты есть мелодии, облегчающие наведение транса через возрастную регрессию, они тоже отобраны со смыслом.