Пить, чтобы бросить пить.

Светлой памяти Розмари Эскапа, Клайва Бека, Родни Барнетта.

Благодарность.

В основе этой книги лежат исследования многих учёных. Один из известнейших – русский физиолог, лауреат Нобелевской премии Иван Павлов, описавший возникновение и отмирание привычек. Джек Фишман и Гарольд Блумберг выделили первые опиоидные антагонистические препараты. Дэвид Синклер впервые продемонстрировал, как эти соединения ликвидируют алкогольную зависимости в мозге. Открытие Синклером эффекта снятия алкогольной зависимости и фармакологического отвыкания позволило создать надёжный, экономически эффективный и достойный метод лечения алкоголизма – без воздержания и неприятных, опасных симптомов абстиненции.

Хочу поблагодарить Финский национальный институт здравоохранения – KTL (прежнее название – Alko Labs) за глубокое понимание проблематики и адекватное финансирование наших исследований алкоголизма, длившихся на протяжении более чем 40 лет.

Не меньшего признания заслуживают все те исследователи, которые не покладая рук работали над проблемой использования опиоидных антагонистов (налтрексона, налмафена, налоксона) в исследованиях алкогольной зависимости.

Следует выделить американский проект «Комбайн» – крупнейшее из когда-либо проводившихся клинических исследований алкогольной зависимости. Хотя проект «Комбайн» – это лишь один из более 70-ти клинических исследований, подтвердивших эффективность налтрексона для лечения алкоголизма, коллектив исследователей во главе с Реймондом Энтоном и Стефани О’Мэлли заслуживает отдельного упоминания. Отмечу также новаторскую работу группы исследователей университета Пенсильвании во главе с Чарльзом О'Брайеном и Джозефом Вольпичелли, а также коллектива финских исследователей во главе с Пеккой Хейнала.

Благодарю доктора Кшама Метра и Панкаджа Догра из Организации Чинмая по развитию сельских районов. Эти исследователи нашли в себе мужество и силы предвидения, чтобы ввести метод Синклер в лечебную практику путём правильного использованием налтрексона при продолжении принятия алкогольных напитков в бедных сельских районах Химачал-Прадеш, Индия. Благодаря их усилиям, мы теперь знаем, что данный метод лечения так же эффективен в слабо развитых регионах, как и в Хельсинки, Нью-Йорке или Лондоне.

Особая благодарность – моей маме Ширли Эскапа и Клер Казье за их ценные комментарии, равно как и Таре Фосс – талантливому, высокопрофессиональному редактору.

Большое спасибо моему отцу Реймонду Эскапа и дяде Грэму Беку за их неизменную доброжелательность и искреннюю уверенность в том, что эта книга необходима людям.

Я глубоко благодарен моему покойному дяде Родни Барнетту за его колоссальный энтузиазм. Моя нежная, постоянно вдохновлявшая меня тётушка Рона Бек с самого начала прониклась уверенностью в том, что метод Синклера – это давно ожидаемое средство лечения алкоголизма. Она помогла мне не потерять веру в успех, невзирая на все трудности. Огромное ей спасибо!

Благодарю Кевина Митника за то, что он познакомил меня с Дэвидом Фьюгейтом, основателем издательства «Лонч Букс». Это очень профессиональный и требовательный агент. Я бы хотел поблагодарить также Гленна Йеффета, Дженнифер Канцонери, Яру Абуиату и Лору Уоткинс из издательства «БенБелла Букс» за их профессионализм и неослабевающий энтузиазм.

Акико Такахаси, Линда и Ричард Гросс и Анил Метр невероятно помогли мне своей поддержкой. Я хотел бы также выразить благодарность моим выдающимся учителям. Это мой наставник, профессор Арнольд Лазарус; профессора Аллен Нойрингер, Лес Сквайер, доктор Реймонд Э.Андерсон, а также великий врач, профессор Моши Сузман. Благодарю за поддержку моего брата Роберта Эскапа; моего молодого друга Макса Казье, его бабушку и дедушку, Эдварда и Ивонну Казье. Спасибо также Исааку Кею за то, что он познакомил меня с Дэвидом Синклером. Благодарю моих старых друзей. Среди них Джулиан и Джо Спектор, Лиза Кэй, Тони и Майкл Леон, Лиза Чиат, Марк и Сэнди Коэн, Джин Флеминг, Джилл, Сандра и Джеффри Вулф, Амикам и Мириам Леванон, Шломо, Дорон и Мириам Энджел, Джон и Люси Ричардс, Эйб Махлангу, Бетти Браун, Шилин О'Меара, Ольга Фор, Пинки, Джорджина Джаффи, Гарольд Нэйкин, д-р Стив Герман, д-р Кеннет Якобсон, д-р Мариос Панос, д-р Рама Мурти, д-ра Рой и Кэти Аронсон, Наванг Дорье, Оливия Гиббс, Прасадо Мунк, Стефани и Пол Коэн, Хелен Бертон, Хасан Гранмайе, Вивек Наранг, Муну Касливал, Кирсти Синклер, Лорет Шайнер, Джилл Сэмюэлс, профессор Джон Лазарус, Рина, Картик и Танви Метр, Рен Яаар Такахаши-Ор, Бупа Патель, д-р Мин Пан, Пэт Барнетт, д-р Фрэнк Феррис, Филипп Жилламонд, покойный Харви Мартин и покойная Филиппа Пуллар, д-р Джош Берковиц, У.Л. Толлман, Атар и Корнелия Султан-Хан. И, конечно, мои дорогие племянница и племянник – Антония и Николас Гросс и двоюродные братья Энтони Бек, Оливер, и Лия Барнетт, а также Терри Крамер.

И,наконец, благодарю моих бабушку и дедушку – Машу и Пепо Эскапа и Леа и Гарри Барнетт, у которых я очень многому научился.

Однажды, когда первый вариант этой книги уже нужно было отправлять издателю в штате Техас, д-р Рой Эскапа находился у подножия Гималаев. Там он проводил презентацию своего метода лечения алкоголизма неправительственной организации КОРД, работающей в сельских районах на севере Индии.

Я тогда был в Финляндии и анализировал научную подоплёку описанного в рукописи метода. На это у меня, как водится, ушло в два раза больше времени, чем я предполагал, так что Рой получил мои комментарии в самый последний момент.

Эта задержка создала проблему. Он мог преодолеть некоторые сложности и получать мои простые электронные сообщения на свой мобильный телефон, причём даже в деревушке неподалёку от города Дарамсала. А вот для того, чтобы переслать издателю всю рукопись, нужен был полноценный Интернет, который там отсутствовал.

Интернет был только высоко в горах, в деревушке Маклеод Гандж, где живут Далай Лама и его последователи. На картах «Гугл» мне даже не удалось найти дорогу к Маклеод Гандж, но, судя по всему, она существует.

Это узкая, извивающаяся тропа с многочисленными выбоинами. Ходят по ней лишь тибетские монахи, козы и коровы, да иногда ездят мотоциклисты. Рой нашёл в Дарамсале человека, давшего ему напрокат старый мотоцикл «Роял Энфилд».

Рой сел на этот мотоцикл и поехал в горы, мимо коз и коров, а в кармане у него была флешка с файлом книги. При подъезде к Маклеод Гандж двигатель принялся чихать и заглох. Теперь мотоцикл мог ехать только вниз. Тогда Рой развернулся и спустился туда, откуда начал путь. В Дармсале ему удалось найти автомеханика, тот быстро починил свечу зажигания, и Рой снова поехал в гору.

Но на полпути мотоцикл опять остановился – на этот раз порвалась цепь. Рой снова спустился вниз. Ремонт длился целый час, но в конце концов Рой снова отправился в путь. И вот, с третьей попытки, ему удалось-таки добраться до Интернет-кафе в Маклеод Гандж.

Переслать весь файл было сложно, т. к. все компьютеры были заняты, но хозяин разрешил Рою воспользоваться своим собственным компьютером. Связь была плохой, постоянно прерывалась, и вот когда файл почти уже ушёл, исчезло электричество. Рой начал всё сначала, и снова сбой. Наконец, с третьей попытки, весь файл улетел из Интернет-кафе, расположенного на вершине мира, перелетел тысячи километров и благополучно прилетел в Даллас, в издательство «БенБелла Букс».

При написании этой книги д-р Эскапа вынужден был преодолевать многочисленные препятствия, хотя приключений, подобных описанному выше, оказалось, к счастью, немного. Благодаря его настойчивости, энергии, преданности делу – не только при написании книги, но и при продвижении этого нового, эффективного метода лечения, – вы сейчас держите в руках книгу «Пить, чтобы бросить пить: научный метод избавления от алкоголизма».

Мне посчастливилось участвовать в разработке этого нового метода лечения с самого начала. Редко учёному выпадает счастье наблюдать за развитием своих идей от теоретических разработок до лабораторных исследований, затем до испытаний в клинических условиях и, наконец, до надёжного и успешного применения на практике. Но я надеюсь стать свидетелем ещё одного этапа, реализации которого должна помочь эта книга. Для того чтобы новый метод лечения алкоголизма был внедрён в полном соответствии с его потенциалом, врачи и больные должны знать и понимать его.

Кроме того, книга «Пить, чтобы бросить пить» должна помочь решить вот какую проблему: сейчас очень немногие из нуждающихся в лечении хотят лечиться. При использовании традиционной методики это вполне понято. Я называю её «Методом Нет». Как по-вашему: многие ли захотят пройти вот эти этапы традиционного лечения?

Признание. Прежде чем вам разрешить начать лечение, вы должны будете признать, что являетесь алкоголиком, т. е. навесить на себя незаслуженный ярлык.

Ожидание. Наконец вы согласились назвать себя алкоголиком, набрались смелости и убедили себя пройти курс лечения. Но вас просят записаться в очередь и подождать несколько месяцев. В некоторых странах это поистине большая проблема, и там, где она существует, вам расхочется лечиться, пока вы будете ожидать своей очереди.

Детоксикация. Начинается лечения с ужасной процедуры: вам не дают алкоголь. Если при этом вы не принимаете никаких лекарств, то детоксикация принесёт вам болезненные ощущения, а может иметь и фатальный результат. Она разрушает клетки головного мозга. Используемые же медикаменты являются, как правило, наркотиками, вызывающими привыкание. Это бензодиазепины, такие как диазепам (валиум) или хлордиазепоксид (либриум), либо барбитураты, такие как фенобарбитал (люминал) и фенобарбитал (нембутал). Эти препараты способствуют абстиненции, но в конце концов часто приводят к появлению ещё и второй зависимости вдобавок к первой.

Контроль. Затем вас в течение нескольких недель держат под контролем в специальном месте, чтобы вы прошли реабилитацию, и пить вам запрещают. Жизнь ваша на некоторое время останавливается. Вам приходится либо лгать друзьям и сослуживцам, либо признаться им в том, что вы носите клеймо алкоголика, и с ужасом ожидать их реакции.

Если вам повезёт, работа подождёт. А если не повезёт?

Призывы не пить. Всё это время самым большим вашим желанием будет пить. Желание пить не исчезло. Наоборот, после нескольких недель воздержания оно даже усилилось. А отовсюду вы только и слышите: «Не пей!».

Издевательства. В некоторых лечебных учреждениях вас попробуют сломать. Вас будут оскорблять, неожиданно будить, заставлять выполнять унизительную работу, публично признаваться в прошлых грехах.

Дисульфирам. Вы лечитесь потому, что не можете побороть желание выпить. Даже не пытаясь как-то повысить вашу сопротивляемость этому желанию или снизить алкогольную зависимость, врачи в этом лечебном заведении могут прописать вам дисульфирам (антабьюз®). И если вы сделаете то, чего требует каждая клеточка вашего организма, т. е. выпьете, вас ожидают ужасные боли и даже смерть. Этот кошмар будет повторяться каждый день до конца вашей жизни. Дисульфирам никак не уменьшит вашу алкогольную зависимость, а если вы решите перестать принимать его, ваша страсть к алкоголю, скорее всего, станет ещё сильнее, чем до приёма этого средства.[1].

Деньги. Подобное лечение стоит очень дорого, особенно ввиду проводимых в стационаре детоксикации и контроля. А где взять деньги, если на период лечения вы не получаете зарплату и можете вообще лишиться работы?

И, наконец, рецидивы. Высока вероятность того, что через 1–2 года алкогольная зависимость вернётся. Тогда вам придётся решать, повторять ли вновь и вновь тот же курс лечения…

Новый метод, подробно описанный в книге «Пить, чтобы бросить пить», отрицает все эти «Нет». Никакого «Признания». Наш метод – для всех, кто хочет контролировать употребление алкоголя. Никакого «Ожидания». Лечение проводится в амбулаторных условиях, ничего ждать не нужно.

Никакой детоксикации. Вы продолжаете пить как пили, но благодаря нашему методу пристрастие к алкоголю постепенно снижается, и вы пьёте всё меньше и меньше, и это не причиняет вам никакого вреда. Никакого контроля. Никакого дисульфирама. Никаких наркотиков и вообще никаких опасных для здоровья препаратов. Никаких издевательств. Ваше достоинство как личности – превыше всего. Цены не завышены, наоборот. И никаких рецидивов, никакой «вращающейся двери»: наш метод даёт постоянный результат, пациенту становится тем лучше, чем дольше длится курс лечения.

Не нужно обвинять врачей в использовании метода «Нет». У них ведь не было ничего более подходящего.

Приведу пример. Я выступил с лекцией перед медицинским персоналом одной из больниц штата Массачусетс. Рассказал о главной концепции новой методики – фармакологическом отвыкании, о том, как они могут помочь пациентам этой больницы. Главный врач, д-р Майкл Перлман, высоко оценил получаемые результаты и с радостью взялся использовать метод отвыкания. После окончания лекции он познакомил меня с пациенткой по имени Кэти и рассказал ей о разработанном мною средстве лечения алкоголизма. Кэти посмотрела на меня с подозрением. «Это что – новое лекарство, когда нельзя пить?» Я сказал, что как раз наоборот: для того чтобы наше лекарство работало, нужно пить. Это ей понравилось. Рассказал об изучении проблем алкоголизма, и она согласилась, т. к. именно это и было её проблемой. Потом я объяснил, как отвыкание может изменить модель поведения. Она слышала о работах академика Павлова и о том, как он применял отвыкание для устранения условных рефлексов собак. Ей понравились идеи, на которых основан новый метод. «Думаю, надо попробовать… Только я не хочу, чтобы это делал мой лечащий врач. Он на меня давит – мол, я мать, и всё такое». Я заверил её, что не собираюсь унижать своих пациентов. «Один из моих принципов состоит в том, что пациента нужно уважать». Она посмотрела на меня с удивлением, т. к. уважения она уже давно не ожидала. А самое важное – это слова д-ра Перлмана: «Дело в том, Кэти, что раньше у нас не было налтрексона и методики отвыкания. Приходилось использовать все доступные методы принуждения, чтобы заставить вас бросить пить, в том числе говорили вам, что раз вы пьёте, то вы плохая мать.

Но сейчас у нас есть более эффективное средство».

Цель, во всяком случае первоначальная, этой книги – рассказать американцам о новой методике. Развитые страны, такие как США и Финляндия, наверняка извлекут из неё пользу. Как говорит название книги, почти все больные найдут в этом методе средство от алкоголизма. Данный метод – надёжнее, дешевле и эффективнее всех других методов.

Но эффективнее всего он сработает в развивающихся странах. Это примерно как в ситуации с мобильными телефонами. Они создают удобства в таких странах, как США и Финляндия, где уже есть инфраструктура домашних телефонов, хотя иногда домашние телефоны конкурируют с мобильными и тормозят их развитие.

Зато в странах, где такой инфраструктуры нет, например, в большинстве стран Африки, мобильные телефоны проявляют себя во всей красе. Там они служат как бы окном в мир, не требуя для этого прокладки дорогостоящего кабеля. А это очень важно для развивающихся стран.

То же самое можно сказать о нашем методе лечения. Он позволяет избежать изоляции. Именно здесь, в Финляндии, впервые в мире в клинических условиях алкоголики прошли курс лечения без предварительной детоксикации. Больным, ещё вчера употреблявшим алкоголь, было предписано перед выпивкой принимать налтрексон или налмафен.

Однажды я проводил презентацию в антиалкогольной лечебнице в штате Вирджиния. Персонал больницы был в курсе того, как действует фармакологическое отвыкание, и позитивно воспринял продемонстрированные результаты. При этом они спросили: «А как же мы теперь будем зарабатывать на жизнь?» На детоксикацию каждого алкоголика эта больница получала определённую сумму денег. Откуда же возьмётся финансирование при отсутствии стационарной детоксикации?

Это может оказаться препятствием на пути внедрения нашей методики в США и других развитых странах, а вот для развивающихся стран это несомненное преимущество. Они ведь не вложили миллионы долларов в создание инфраструктуры детоксикации и изоляции алкоголиков. Там нет огромного числа специалистов в этой области. Поэтому наш метод может послужить развивающимся странам как ещё одно окно в мир, позволить их гражданам избавиться от алкогольной зависимости, не вкладывая огромных средств в создание лечебной инфраструктуры.

Применение нового метода там, где отсутствуют традиционные методы лечения, звучит обнадёживающе, но как этот метод покажет себя на практике? Д-р Эскапа своей книгой внушает оптимизм. Он ознакомил с этой методикой врачей, работающих в рамках программы КОРД на севере Индии. Национальный директор программы, д-р Кшама Метр, недавно прислал мне результаты первых 28 пациентов. Достигнут показатель 75 % успеха. Это аналогично результатам, полученным в клиниках штата Флорида, применяющих данный метод. Конечно, группа индийских пациентов невелика, но нет причин думать, что наш метод покажет разные результаты в зависимости от стран, где он применяется. В отличие от многих других способов лечения алкоголизма, отвыкание с использованием налтрексона или налмафена мало зависит от культурных особенностей.

Недавно я рассказывал о научной стороне нашего метода молодому учёному, посетившему нашу лабораторию в Хельсинки. Было приятно видеть, что он не колеблясь воспринял все важные открытия и выводы, которые мы положили в основу фармакологического отвыкания.

Но не могу сказать, что это удивило меня, т. к. сейчас эти идеи разделяет большинство ведущих профессионалов в данной области. После моих выступлений я часто слышу, что ведущим специалистам по лечению алкоголизма всё это давно известно. Специалисты давно сошлись во мнении, что алкоголизм – это приобретённое поведенческое расстройство, а эндорфин и опиоидная система играют некоторую роль в усилении зависимости. Уже более чем столетие известно, что отвыкание – это механизм устранения приобретённых привычек. Отсюда напрашивается вывод: налтрексон и налмафен можно использовать для избавления от алкогольной зависимости. Не знаю, почему никто, за исключением такого видного специалиста по героиновой зависимости, как Абрам Виклер, раньше практически не говорили об использовании отвыкания при лечении алкогольной зависимости. Однако важнее то, что специалисты в области лечения алкоголизма в массе своей согласны с нашими выводами. Их одобрение означает, что пришло время врачам и больным принять этот метод. Книга «Пить, чтобы бросить пить» несомненно может способствовать этому. Надеюсь, что затем наступит новая, более просвещённая эпоха – эпоха истинного лечения пристрастия к алкоголю.

Д.м.н. Дэвид Синклер.

Национальный институт здравоохранения.

Хельсинки, Финляндия.

С 2003 по 2009 г.г. я перепробовала все способы лечения алкоголизма, существующие в мире.

Это реабилитация, детоксикация, гипноз, психотерапия, витамины… – в общем, вы поняли.

Всё без толку. Я держалась от месяца до почти года, но потом снова срывалась. Говорила себе, что, мол, я же не алкоголичка, а просто выпиваю под настроение. Алкоголизм – болезнь коварная. Вам кажется, что если вы можете какое-то время не пить, то никакой вы не алкоголик. Вы позволяете себе выпить рюмку, и всё вроде бы в порядке. Потом две, потом три. А потом просыпаетесь утром и чувствуете острую потребность опохмелиться. Лежите в постели, у вас детоксикация с галлюцинациями и рвотой. И вы беспомощно плачете, как маленький ребёнок.

Вот что со мной происходило.

Я не стыжусь признаться в том, что была алкоголичкой. Наоборот, это классно – сказать, что я именно была алкоголичкой. Больше алкоголь мною не управляет. Как здорово было бы встать посередине собрания «Анонимных алкоголиков» и заявить во всеуслышание: «Я – Боб, бывший алкоголик!».

Сейчас вы сможете сказать это. Метод Синклера позволяет излечиться от алкоголизма. Я – живое доказательство. Этот метод поддерживает меня с марта 2009 г., с того памятного дня, когда мне попалась книга д-ра Роя Эскапы «Пить, чтобы бросить пить». Я тогда читала о компонентах, входящих в вивитрол, который я собралась испробовать. Стоимость одного укола – 1 тыс. долларов в месяц. Он вроде бы должен был снизить алкогольную зависимость. Мне очень хотелось попробовать этот укол. Надеялась и звонила в центр детоксикации много раз, но никто не отвечал и не перезванивал.

Тогда я купила и прочитала эту книгу. Потом пересняла несколько глав и показала одному врачу. Тот с большим подозрением принялся искать упоминание о налтрексоне в своей чёрной книжке лекарственных препаратов. Ему не доводилось слышать о методе Синклера, с опиатными блокираторами он никогда не имел дела. И всё же он, хотя и неохотно, выписал мне рецепт на 15 таблеток.

С тех пор моя жизнь изменилась. Я не боюсь пить, могу себе позволить посидеть с друзьями и выпить бокал вина. Не могу сказать, что вообще не пью. Иногда я «забываю» о выпивке, а иногда позволяю себе больше 1 бокала вина, как обычный человек. Метод Синклера снова сделал меня такой, какой я была до болезни. Я больше не думаю об алкоголе, и поскольку никто не заставляет меня воздерживаться от выпивки, я не сопротивляюсь трезвости. Метод Синклера позволил мне достичь казалось бы невозможного: я могу пить, а могу не пить.

У меня есть выбор. Я освободилась от ярма алкоголизма и от оков принудительного воздержания.

Многие мои друзья говорят, что с возрастом начали злоупотреблять алкоголем. Неудивительно, что оба мои дедушки после 40 стали злоупотреблять. У меня это вредное пристрастие началось после 30, а до этого я была нормальным человеком. Я не пила днём, а если пила, то не каждый вечер, не напивалась до чёртиков, меня не рвало. Я даже не пила, а выпивала. Многие мои друзья, которые злоупотребляли алкоголем или чувствовали, что становятся алкоголиками, перешли на лечение по методу Синклера и при правильном его применении стали пить намного меньше. Этот метод работает!

Но вы ОБЯЗАНЫ следовать простым правилам: принимать налтрексон или налмафен за 1 час до выпивки в течение 24-х часов. Это – поистине золотое правило. Можете, как я, принять 50 мг, а кому-то может потребоваться 75 мг. Это решать вам и вашему врачу.

Отличная идея – вести дневник выпивки, тогда вы увидите полную картину выздоровления. Мой график поначалу сильно пошёл вниз. Затем наступило воздержание. Несколько месяцев спустя я стала пить так же, как когда мне было чуть больше 20 лет, т. е. немного вина раз в неделю, и никаких запоев. Пользуясь термином д-ра Эскапы, у меня «быстрая реакция», и я счастлива, что метод Синклера сработал в моём случае практически моментально. А для кого-то может потребоваться несколько месяцев.

Средняя продолжительность излечения составляет 3–4 месяца. Одному из моих друзей потребовалось 9 месяцев. Другой был вынужден увеличить дозу до 75 мг, и через 6 месяцев отчаяния почувствовал огромный прогресс. Дневник поможет вам следить за ситуацией и что-то менять в случае необходимости. Прошу вас, не допускайте распространённой ошибки, не говорите себе, как это часто бывает: «Приму лекарство вместе с первой выпивкой» или «В этот раз пропущу, ничего страшного». Таблетку необходимо принимать за 1 час до первой выпивки и никогда не изменять этому правилу. Это даже не правило, это – закон!

Подготовьтесь к этому, тут нет ничего сложного. Больные диабетом справляются со своей болезнью, а чем вы хуже? Пусть ваши таблетки всегда будут рядом: в машине, в бумажнике, в специальной коробочке на связке ключей, в рабочем столе, у вас дома, у ваших друзей. Чтобы как только вам нужно будет выпить, лекарство было под рукой. Один мой знакомый носит цепочку с серебряной пулей, в которой у него хранятся 2 капсулы налтроксена, и это при том, что он вообще бросил пить.

Итак: обращаетесь к врачу, он вам выписывает лекарство, вы принимаете таблетку за час до выпивки, и через несколько месяцев болезнь отступает. Всё очень просто.

Если бы я знала о методе Синклера в уже далёком 2002 году, когда у меня стали проявляться первые признаки алкоголизма, я избежала бы многолетних мучений, потери близких отношений и доверия, физической боли, разлада в семье, финансовых проблем, связанных с лечением, избыточного веса, мучительного чувства вины и страдания. И это ещё не все те ужасы, которые я испытала. Потерянное не вернуть, но нужно идти вперёд. Мне это удалось. И вы или близкий вам человек, страдающий от алкоголизма, может добиться такого же успеха.

Весной 2009 г., после излечения от алкоголизма, я через издательство «БенБелла» заочно познакомилась с д-ром Эскапой. Он ответил на удивление быстро. В его письме чувствовались открытость, доброта, честность и искренность. Мы обсудили с ним преимущества метода Синклера. Я рассказала, что собираюсь написать книгу о том, как преодолела алкогольную зависимость, и попросила позволить мне использовать в ней некоторые результаты его исследований. Он был так добр, что предложил мне целое приложение, введение в исследования, проведённые д-ром Дэвидом Синклером (это ещё один святой человек, заслуживающий Нобелевской премии за многолетнюю настойчивую работу), и с тех пор начались наша дружба и сотрудничество. Это самый замечательный период моей жизни. Эти два человека посвятили свои жизни спасению людей при помощи этого чудодейственного метода, и я делаю всё, что в моих силах, для распространения информации по всему миру. Я мечтаю о том, что однажды услышу в баре или ресторане: «Вы не забыли принять таблетку?» Или в клубе один посетитель скажет другому: «О, так ты тоже лечишься по методу Синклера!».

Я мечтаю о том, чтобы в мире больше не было этой ужасной болезни. Чтобы люди не разлучались друг с другом. Чтобы дети не страдали от насилия, чинимого алкоголиками. Чтобы молодость, красота и талант не приносились в жертву алкогольной зависимости. Где намного уменьшится количество автомобильных аварий и плата за медицинские услуги, а плата общества за алкоголизм его членов сведётся практически к нулю.

Вот о чём я мечтаю и верю, что вы, читатель этой книги, поможете этой мечте свершиться.

Здоровья вам, счастья, избавления от алкогольной зависимости! Мне это удалось. И вам тоже удастся.

Клаудия Кристиан.

5 января 2012 г.

Голливуд, Калифорния.

РАЗДЕЛ 1. Кто сказал, что алкоголизм нельзя вылечить?

1. Как подготовиться к лечению.

«ПИТЬ, ЧТОБЫ БРОСИТЬ ПИТЬ» позволяет понять, как работает метод Синклера. Это – первая в истории научно обоснованная методика лечения алкогольной зависимости. Процент успеха в клинических условиях составляет 78 % и выше.[2]Для сравнения: по данным Национального института злоупотребления алкоголем и алкоголизма и Всемирной организации здравоохранения, современные методы реабилитации дают около 10 %-15 % успеха.

Книга полностью соответствует своему названию – «Пить, чтобы бросить пить. Как избавиться от алкогольной зависимости: способ, одобренный наукой». Теперь алкогольную зависимость можно излечить, причём не посредством воздержания, а путём обязательного приёма лекарства – налтрексона – перед выпивкой. Налтрексон не вызывает привыкания и побочных эффектов.

Снижение степени алкогольной зависимости носит прогрессирующий характер. Улучшения заметны уже через 10 дней после начала курса, а спустя 3–4 месяца результаты будет лучше более чем в 3 раза. За это время ваша тяга к алкоголю уменьшится настолько, что алкогольной зависимости у вас уже не будет. Кто-то захочет вообще больше не пить, кто-то продолжит пить, но на контролируемом уровне. Если вы будете регулярно принимать налтрексон перед выпивкой, улучшения будут становиться всё заметнее.

Начиная с 1990-х г.г., метод Синклера позволил излечить тысячи больных, многих из которых называли безнадёжными. Этот метод подтверждается более чем 70 публикациями в научных журналах, о чём подробно говорится в данной книге. Первые клинические испытания, которые были проведены в университете Пенсильвании и Йельском университете, включали в себя обширное консультирование. В 1994 г. Управление по пищевым продуктам и лекарственным препаратам США одобрило применение налтрексона и указало, что данное средство следует применять в рамках углублённой программы лечения алкоголизма. В мае 2006 г. в «Журнале Американской медицинской ассоциации» были опубликованы результаты проекта «Комбайн», в котором приняли участие 1 383 больных. Это был самый большой процесс лечения алкогольной зависимости за всю историю медицины. Снова было показано, что налтрексон безопасен и эффективен. Оказалось также, что в широком обсуждении просто нет необходимости. Эксперимент показал, что налтрексон можно применять не только в специализированных клиниках. Теперь любой лицензированный врач имеет полное моральное право, не рискуя здоровьем больного алкоголизмом, прописывать ему налтрексон.

Одна из целей книги – дать этим врачам и больным информацию, необходимую для правильного применения налтрексона. Клинические исследования чётко показали, что налтрексон даёт ожидаемый результат только в случае правильного его применения, причём врачебная интуиция обычно подсказывает именно неправильный его приём. Если вы хотите, чтобы ваш пациент бросил пить, вы говорите ему «Не пей!», помогаете ему воздержаться от употребления алкоголя, а затем прописываете это лекарство. Поступать таким образом вам подсказывает ваша врачебная интуиция. Более того, именно так доктора прописывали пнтабьюз® – единственное лекарство, ранее одобренное для борьбы с алкоголизмом. Но клинические исследования, проведённые в Финляндии и США, показали, что при таком применении налтрексон теряет свою эффективность. Результаты исследований свидетельствуют о том, что налтрексон эффективен лишь при продолжении приёма алкоголя.

До настоящего времени большинство врачей и специалистов по аддиктивной зависимости не знали, что для того, чтобы вылечить алкоголизм, следует не просто принимать налтрексон, а продолжать пить. «Это же аморально, – говорят они. – Позволить алкоголику продолжать пить? Даже если приём алкоголя находится под контролем и сопровождается принятием лекарства – разве таким образом можно излечиться?» Это не может не вызвать решительного осуждения в США, где существует сильная традиция трезвости, ставшая когда-то причиной Сухого закона. В соответствии с этой культурной традицией, единственный способ борьбы с алкогольной зависимостью – это ломка, реабилитация и полная, пожизненная абстиненция.

Наша методика требует понимания 3-х ключевых моментов, открытых Дэвидом Синклером. Вот они:

1. Эффект воздержания от алкоголя – объясняет, каким образом абстиненция приводит к прогрессирующему усилению алкогольной зависимости и, как результат, к рецидиву сильного злоупотребления алкоголем; вот почему ранее алкоголизм был неизлечим.

2. Фармакологическое отвыкание – снятие зависимости – апробированный метод Синклера.

3. Углублённое фармакологически-ориентированное обучение – развитие здоровых альтернативных форм поведения.

Книга «Пить, чтобы бросить пить» вызовет гнев представителей индустрии антиалкогольной реабилитации, ведь финансовая мощь этой индустрии – 6,2 миллиарда долларов. Все эти люди настроены против предлагаемого нами лекарства, т. к. в основе их действий лежит философия абстиненции. Несмотря на то, что в Финляндии эта методика позволила излечить примерно 70 000 больных, она по-прежнему почти не известна в США, во многих странах Европы и в Японии. «Пить, чтобы бросить пить» изменит эту ситуацию к лучшему и, главное, поможет спасти человеческие жизни.

Организация «Анонимные алкоголики» и метод Синклера.

В этой книге термин «лечение» имеет глубокий смысл. Метод Синклера – это именно метод лечения, т. к. он позволяет вернуть состояние мозга в то состояние, в котором он был до приобретения знаний о болезненном влечении к алкоголю.

В 1934 г. Билл Уилсон основал организацию «Анонимные алкоголики» («АА»), а 60 лет спустя, в 1994 г., налтрексон был одобрен Управлением по пищевым продуктам и лекарственным препаратам США. Организация «АА» никогда не претендовала на то, чтобы быть средством излечения от алкоголизма. Она говорит, что её члены остаются алкоголиками. Но «АА» считает, что всё, что помогает людям избавиться от алкогольной зависимости, заслуживает внимания, даже если человек продолжает пить в условиях медицинского контроля. Алан Франкс, репортёр лондонского журнала «Санди Таймс», встретился в Финляндии с д-ром Синклером и написал, что «АА» и метод Синклера «дополняют друг друга даже в большей степени, чем изначально предполагал д-р Синклер». Многие из первых врачей и клиницистов, применивших метод Синклера, состояли в «АА». Они были разочарованы тем, что главная идея – принцип «12-ти шагов» этой организации – не сработала для многих из их пациентов. Но теперь, используя фармакологическое отвыкание, они смогли оказать больным практическую помощь.

Антабьюз и метод Синклера.

Изначально считалось, что дисульфирам, или антабьюз (Antabuse), будет отличным и вполне логичным способом борьбы с алкогольной зависимостью. Антабьюз – это лекарство, выдаваемое по рецепту. Его прописывают алкоголикам как средство воздержания от употребления алкоголя. Если человек, принимающий его, будет продолжать употреблять алкоголь, то наступит сильная, неприятная и потенциально опасная реакция. Считалось, что если человек знает об этом, он бросит пить. Увы, этот метод лечения оказался весьма неэффективным. Это равносильно тому, чтоб запереть человека в тюрьме или психлечебнице без доступа к алкоголю. Вынужденная абстиненция не приводит к отвыканию от алкоголя (см. главу 2), лишь усиливая зависимость. Опыты на животных показали, что дисульфирам и подобные препараты увеличивают алкогольную зависимость даже сильнее, чем абстиненция без принятия препаратов. Поэтому хотя большинство больных не могут пить, когда принимают дисульфирам, им очень хочется избавиться от него и снова пить. Пристрастие к алкоголю заставляет людей бросить антабьюз, чтобы снова пить. Есть случаи, когда алкоголики режут себе руки и животы, чтобы удалить медленно растворяющиеся капсулы и снова пить. То есть антабьюз – это не лекарство, т. к. не устраняет причину алкоголизма, не уменьшат алкогольную зависимость, а, наоборот, усиливает эту зависимость.

Он пытается установить логический барьер против принятия алкоголя: больному говорят, что если он будет продолжать пить, то его ожидает сильнейшая тошнота и, возможно, даже смерть, т. е. логика подсказывает, что этот человек должен бросить пить. Но, к сожалению, злоупотребление алкоголем не подчиняется логике.

А метод Синклера устраняет нейронные изменения, вызванные алкоголизмом, – усиленные нейронные пути, которые развил мозг, вызывая тем самым алкогольную зависимость и злоупотребление алкоголем.

Как я открыл для себя метод Синклера.

В начале 1990-х г.г. я начал поиски эффективного метода лечения алкоголизма, действуя от имени лучшего друга детства. Он вёл изнурительную борьбу с алкогольной зависимостью с 20-летнего возраста. Когда я учился в Калифорнии на клинического психолога, нам почти ничего не рассказывали об этой болезни. Бытовало мнение, что пристрастие к алкоголю практически не поддаётся лечению, и если вы не специалист, то лучше всего направляйте человека с пристрастием к алкоголю в организацию «АА» и к врачам-наркологам.

Будучи аспирантом в области клинической психологии, я был обязан посещать в качестве наблюдателя собрания анонимных алкоголиков, наркоманов и игроков. Было поразительно видеть, что эти люди готовы были на всё, чтобы избавиться от пристрастия к алкоголю, героину и азартным играм. Посетив несколько собраний в одной из ведущих клиник по лечению вредных зависимостей, я принял решение не работать с такими больными. Но через несколько лет после защиты и получения учёной степени доктора медицинских наук в области психологии я изменил своё мнение, и причиной были проблемы моего лучшего друга. Я принялся искать способ помочь ему. После длительных поисков и многочисленных неудач я приехал в Финляндию и познакомился там с д-ром Синклером и его сотрудниками. Синклер сказал мне, что может вылечить алкогольную зависимость. Эта зависимость является усвоенным поведением, подвергшимся такому частому и мощному усилению, что больной не в состоянии контролировать её. Принятие алкоголя приводит к привыканию и усваивается через это привыкание. Поначалу я считал преувеличением заявление Синклера о том, что алкоголь вызывает привыкание через ту же систему в мозгу человека, что и морфий (один из опиатов). Но он показал мне результаты своих исследований, в т. ч. свою докторскую диссертацию и публикации в солидном научном журнале «Нейчур». Оказалось, что морфий действует как замена алкоголя, т. к. алкоголь выделяет эндорфины, связывающие те же самые опиоидные рецепторы в мозгу человека, что и другие опиаты.

В лаборатории Синклера в Хельсинки я увидел снимки и графики, показывающие, каким образом алкоголизм усваивается благодаря усилению путей в мозге и как, после усиления, эти пути, вызывающие зависимость от алкоголя, сохраняют силу и способность доминировать над другими видами поведения всю оставшуюся жизнь. На этом основана идея «АА», согласно которой алкоголик остаётся алкоголиком до конца своих дней. Воздержание от алкоголя не означает избавления от алкогольной зависимости. Наоборот, Синклер показал мне, что алкоголь повышает чувствительность путей мозга, усиливая зависимость человека от алкоголя. «Алкогольная зависимость не возникает внезапно, – сказал мне Синклер. – Для привыкания нужны время и усилия. Но после того, как зависимость укоренится, все традиционные методики сводятся лишь к попытке преодолеть всё усиливающуюся зависимость. Это похоже на попытку остановить коленный рефлекс усилием воли. При этом не устраняется причина алкоголизма и тем самым демонстрируется бессилие в борьбе с этим недугом».

По словам Синклера, есть только один способ устранить изменения, вызванные привыканием. Нервная система имеет механизм отвыкания от ранее усвоенного поведения. «Отвыкание – это используемая мозгом «стиральная резинка» для устранения этих способов поведения, которые больше не создают ожидаемого усиления». Отвыкание начинается тогда, когда человек делает то, что раньше приводило к усилению, а теперь по какой-то причине усиление заблокировано.

В случае алкоголизма усиление можно предотвратить путём приёма лекарственного препарата, например, налтрексона, который блокирует рецепторы от эндорфинов. «Человек пьёт, высвобождаются эндорфины, но они просто отскакивают от рецепторов, заблокированных налтрексоном». После этого происходит реагирование нервной системы: она ослабляет нервные соединения, ответственные за алкогольную зависимость.

Синклер показал мне графики, демонстрирующие постепенное уменьшение алкогольной зависимости на протяжении нескольких месяцев у пациентов, постоянно принимающих налтрексон перед принятием алкоголя. Из графиков также следовало, что принятие налтрексона при прекращении употребления алкоголя не приводит к устранению зависимости. Для того чтобы это средство действовало, нужно продолжать пить!

Синклер дал мне некоторые свои публикации и объяснил, каким образом алкоголь вызывает высвобождение в мозгу эндорфинов – естественных опиатов человеческого тела – при употреблении алкоголя. Эндорфины – это «локальные гормоны», подобные опиатам и морфию способствующие привыканию. Скажем, животных можно научить получать пищу от медленного усиления, которое им дают после усвоения пиши и утоления голода, но эндорфины обеспечивают более быстрый и целенаправленный путь. Например, как только вы укусите спелое яблоко, полученная сладость вызывает освобождение эндорфинов, что приводит к быстрому усилению. Наш мозг использует этот короткий путь для усиления многих моделей поведения. Эндорфины высвобождаются при активных физических нагрузках, когда мы потребляем сладкую или острую пищу, ласкаем грудных детей и маленьких животных, делаем ставки в казино, ходим по магазинам, совершаем рискованные поступки, занимаемся сексом. Кроме того, эндорфины являются «естественными болеутоляющими средствами». К примеру, у женщин уровень эндорфинов повышается при родах.

Моё знакомство с проблемой алкоголизма.

Многие из нас знакомы по крайней мере с одним алкоголиком. У меня это мой друг детства Джеймс. Это был всеми любимый, преуспевающий, харизматичный человек с недюжинной силой воли. Он с юмором относился к своей алкогольной зависимости. В течение многих лет он стационарно лечился от алкоголизма в самых известных клиниках. При каждом рецидиве заболевания он повторял попытки вылечиться, делая это смело и с присущим ему юмором. Его целью была полная абстиненция. Никогда не расставался с книгой «12 шагов и 12 традиций», изданной «Анонимными алкоголиками». Его экземпляр книги подписан так: «Жди чуда, Джеймс! С любовью, Джейн». Джеймс не пропускал встреч «АА», вне зависимости от того, где он находится по работе или по личным вопросам.

Помню, как-то раз его дядя со слезами на глазах рассказывал, что отвёз Джеймса в больницу, где тому имплантировали антабьюз. Оба они надеялись, что имплант поможет Джеймсу, поместит его в своего рода «химическую тюрьму», т. е. не позволит ему пить физически. Но имплант не помог, Джеймс продолжал пить. Тогда он обратился к знаменитому лондонскому врачу, о котором говорили, что у него «особый подход к лечению наркоманов». Снова не помогло. Джеймс лёг в известную реабилитационную клинику Отца Мартина Эшли в штате Мэриленд. К кому он только не обращался – к представителям альтернативной медицины, священникам, даже мистикам. Молил Бога помочь ему, не переставая прилагать максимум усилий, чтобы победить тягу к алкоголю. Его друзья и близкие прилагали аналогичные усилия, чтобы как-то помочь ему. Все, кто хоть немного знал Джеймса, молились за него. Они умоляли его бросить пить, он умолял о том же сам себя. Даже нанял личного помощника, чтобы тот удерживал его от выпивки. И хотя он не «сделал выбора в пользу алкоголя», как говорят некоторые специалисты по наркомании, тяга к спиртному в конце концов победила. Будучи в расцвете лет, он проиграл изнурительную битву с алкоголем. Когда ему было 35 лет, он умер. Для всех это было совершенно неожиданно.

Мой вклад в борьбу Джеймса.

В июне 1995 г., за полгода до смерти Джеймса, я пришёл к нему, чтобы поговорить об «открытом» мною, пока ещё малоизвестном методе борьбы с алкогольной зависимостью. В то время Джеймс восстанавливался после тяжёлой травмы ноги, полученной им в результате автомобильной аварии при управлении машиной в нетрезвом виде. В ноге у него блестели титановые штифты. «Есть новый метод лечения, – сказал я Джеймсу. – Тебе нужно принимать налтрексон, его только что официально одобрили. Этот препарат блокирует импульсы подкрепления, которые твой мозг получает от эндорфинов, высвобождаемых при каждом употреблении алкоголя. Ты будешь удивлён, а возможно и рад узнать, что, принимая этот препарат, ты можешь продолжать выпивать. Медленно, но верно каждая выпивка будет твоим «лекарством», если ты при этом будешь принимать препарат. Синклер реализовал свою теорию на практике, и результаты – потрясающие. Этот метод лечения вытирает алкогольную зависимость из мозга человека».

До сих пор вижу его глаза – в них теплилась надежда. Он задумчиво посмотрел вдаль. Джеймс уже встречался со многими людьми, перепробовал всевозможные средства, зелья и заклинания. Врачи из лучших побуждений давали ему многочисленные советы. Все они считали себя экспертами. Джеймс посмотрел мне в глаза и сказал: «В этом есть смысл. Надо попробовать». Но начать курс лечения он не успел, т. к. умер от внезапной остановки сердца, что часто бывает у алкоголиков со стажем. До чего жаль, что я не знал тогда о всех преимуществах налтрексона в качестве средства фармакологического отвыкания! Иногда мне кажется, что будь я понастойчивее в беседах с Джеймсом, членами его семьи и врачами, он сейчас был бы жив. Но против меня была традиционная «мудрость» нашей эпохи – стремление к воздержанию. Формула «Налтрексон + Алкоголь = излечение» считалась в те времена безумием, она была неприемлемой для многих людей, и семья Джеймса не исключение.

После смерти Джеймса прошло 12 лет. Как ни парадоксально и как ни печально, я пишу эти строки в «комнате Джеймса». Она находится на верхнем этаже здания, которое было почти разрушено фашистами в годы 2-й мировой войны. Из окна открывается прекрасный вид на лондонскую площадь, обсаженную величественными деревьями. Розы в саду названы в честь Джеймса.

Сейчас я уверен в том, в чём тогда ещё сомневался: если бы Джеймс воспользовался преимуществами сделанного Синклером открытия – «Налтрексон + Алкоголь = излечение», он сейчас жил бы в этой комнате. Прежде чем алкоголизм захватил его в свои жуткие тиски, Джеймс был так полон жизни, что однажды, после того, как выпал сильный снег, он выбежал на площадь с теннисной ракеткой и написал ею на снегу: «Мама, я тебя люблю!» Его мама навсегда запомнила это.

Я написал эту книгу для Джеймса и для всех друзей, братьев, отцов и матерей, которым поможет это Средство. Доказательство тому – многочисленные научные исследования и рассказы излечившихся больных. Итак: Налтрексон + Алкоголь = излечение. В следующей главе показано, что именно лежит в основе Излечения.

(Дополнительная информация и поддержка – на сайте www.TheCureForAlcoholism).

2. Генезис средства от алкоголизма.

Ни одно великое открытие не совершалось без смелой догадки.

Исаак Ньютон (1642−1727 Г. Г. ).

Я могу бросить пить когда захочу. У меня нет никакой зависимости, просто я люблю выпить. Сколько раз вы говорили это себе и знакомым? Хорошо, пусть у вас нет зависимости, но ведь бросить пить вы не можете, верно? Вы находитесь где-то посередине. Вам известно, что злоупотребление алкоголем опасно для здоровья, что можете перебрать и ляпнуть что-нибудь не то, а похмелья становятся всё более тяжёлыми. Но и «взять и бросить» не выходит, даже подумать об этом страшно. Значит, выхода нет? Есть. Если хотите узнать о нём – прочитайте эту книгу.

Синклер выявил механизм алкогольной зависимости.

Кто бы мог подумать, что школьник из Западной Вирджинии, которого в школьном автобусе одноклассники дразнили из-за его проблемы с речью, когда-нибудь решит сложнейшую задачу алкогольной зависимости, по данным Всемирной организации здравоохранения ежегодно убивающей 1,8 миллиона человек?

Окружающие не понимали, что он говорит, а его правое полушарие при этом активно развивалось. Он рисовал на уровне вдвое старших его людей. Когда ему было 15 лет, он стал заниматься искусством в местном колледже. Директор колледжа присвоил Синклеру звание «Официального художника школы», чтобы поддержать его и позволить ему научиться читать и писать. Синклер обладал уникальными способностями визуального и пространственного представления, которые помогли ему догнать одноклассников и стать одним из лучших учеников в классе. Он хорошо заговорил и сегодня известен своей способностью отлично излагать абстрактные идеи.

Синклер выиграл одну за другой стипендии в области физики в Технологическом институте Карнеги в Пенсильвании в 1961 г. В то время в Карнеги функционировал один из первых в мире компьютеров, «Бендикс Джи-20», оснащённый вакуумными трубками в количестве 32 тыс. штук. По сравнению с моим сотовым телефоном, это примерно половина мощности, но в те дни это было настоящее чудо. Работая на этом компьютере, Синклер приобрел драгоценный опыт, который пригодился ему позже, когда он занялся неврологией. Дело в том, что написание компьютерной программы – это не рисование в чёрном ящике с пометкой «Награда» или «Наказание», т. к. вы должны точно описать процесс. С другой стороны, наблюдая за сложными процессами, которые выполнял компьютер при помощи всего лишь проводов и вакуумных трубок, Синклер предположил, что ему удастся понять физическую основу поведения людей.

В результате у него возник интерес к проблемам алкогольной зависимости, которую он изучал сначала в университете Цинциннати, а затем в университете штата Орегон. Почти случайно Синклер открыл эффект алкогольной депривации (ЭАД). Это был первый шаг на пути к пониманию сути алкогольной зависимости.

В 1964 г. д-р Р. Дж. Сентер из университета Цинциннати взял энергичного студента Синклера в свою лабораторию на работу по гранту в области алкогольной зависимости. В задачу Синклера входила помощь профессору в наблюдении за подопытными крысами. В то время бытовало мнение, что крысы и другие животные не любят алкоголь и поэтому непригодны для изучения алкоголизма людей. Это вроде бы показывали и опыты, проводимые в университете Цинциннати. Крысам предлагали на выбор 2 бутылки – одну с водой, другую – с алкогольный раствором. Примерно 70 % жидкости крысы потребляли из бутылки с водой и только 30 % – из бутылки с алкоголем. Казалось, что крысы предпочитают воду алкоголю.

Синклер придумал свой собственный эксперимент и попросил Сентера дать ему несколько крыс. Тот согласился, но сказал, что даст Синклеру крыс из контрольной группы одного из предшествующих опытов, т. к. денег на дополнительную партию крыс у них не было. В предшествующем опыте крысам дали возможность выбирать бутылку в течение нескольких недель. По окончании эксперимента крыс оставили в клетках на несколько недель и предоставили им беспрепятственный доступ к пище и воде, но не к алкоголю.

Именно тогда Синклер впервые наблюдал то, что существенно повлияло на его исследования причин и возможности лечения алкоголизма людей. Это был совершенно новый подход к пониманию движущих сил алкогольной зависимости, по своей смелости сопоставимый с открытием земного притяжения Исааком Ньютоном, когда создатель теории гравитации увидел падающее с дерева яблоко. Синклер вспоминает:

«В середине дня, когда крысы обычно спят, я спустился к ним в комнату и начал ставить бутылки с алкоголем на их прежнее место – на клетки. К моему удивлению, крысы тут же проснулись, подошли к дверце клетки и принялись жадно пить алкогольный раствор. На бутылку с водой, которая стояла рядом, они не обращали внимания. В течение следующей недели их пристрастие к алкоголю вернулось на прежний уровень. Но после того, как я наблюдал повышение уровня тяги к алкоголю в результате его «возвращения», мне стало совершенно ясно, что у этих крыс была высокая мотивация потребления алкоголя». (Синклер, 1997).

Оказалось, что эффект алкогольной депривации – это один из самых мощных и стойких факторов, управляющих потреблением алкоголя. Сегодня, 40 лет спустя, ЭАД остаётся одним из наиболее изученных явлений в исследованиях алкогольной зависимости. Результаты этих экспериментов убедительно показали, что абстиненция у крыс, уже приученных к потреблению алкоголя, повышает их мотивацию к его потреблению. И так происходит не только у животных, но и у людей. То есть чем больше алкоголику не давать пить, тем сильнее у него желание выпить.

После публикации в 1968 г. статьи об ЭАД этот эффект считают главным звеном в понимании того, почему алкоголизм и многие другие зависимости становятся пожизненными. Для того чтобы возникла алкогольная зависимость, нужно, в первую очередь, употреблять алкоголь в течение длительного времени. Для крыс этот срок составляет несколько недель. После этого, утверждает Т.К. Ли, директор Национального института проблем алкогольной зависимости и алкоголизма, возникновение мотивации к принятию алкоголя становится неизбежным. Это аналогично мотивации к принятию пищи и воды. Если вы хотите изучать проблемы голода, то не следует приступать к этому сразу же после праздников с их чревоугодием. Наоборот, нужно изучать состояние людей, которые длительное время не ели. А для исследования высокой мотивации к потреблению алкоголя нужно изучать поведение крыс и людей, которых длительное время лишали выпивки.

Лучше всего мотивация к алкоголю проявляется при первом возврате алкоголя. Крысы не скажут вам, что умирают от желания выпить, но как только вы снова поставите бутылки с алкоголем на их клетку, они набросятся на свой алкоголь. В первые несколько минут после окончания депривации они выпивают более чем в 15 раз больше алкоголя, чем если бы их не лишали выпивки.

После восстановления запойного питья у крыс, временно лишённых алкоголя, они восстанавливают свою привычную степень потребления алкоголя. ЭАД (Рис. 1) наблюдается не только у животных, но и у людей-алкоголиков. Графики показывают, как увеличивается тяга к спиртному со временем, если исследуемых алкоголиков – крыс или людей – лишить алкоголя, и какова степень запоя при возобновлении доступа к алкоголю.

Пить, чтобы бросить пить

Рис 1. Эффект алкогольной депривации (Синклер, J. D. Презентации в PowerPoint. Финский национальный институт здравоохранения, 1997–2008 г.г.). Данные взяты из публикаций Синклера и Сентера.

Motivation for alcohol – мотивация употребления алкоголя. Physiological dependence and tolerance – физиологическая зависимость и толерантность. Drinking – употребление алкоголя. Abstinence – абстиненция (воздержание).

Понимание ЭАД имеет глубокие последствия для лечения. Типичным способом лечения алкоголизма считается детоксикация с последующим длительным воздержанием. ЭАД является причиной неэффективности абстиненции. Вместо того чтобы лечить алкоголизм, воздержание фактически усиливает тягу к алкоголю и способствует возникновению рецидивов. В Национальном институте по злоупотреблению наркотиками недавно был обнаружен схожий эффект потребления кокаина. Директор института Нора Волкова сообщила, что само по себе лишение пациента наркотика не является эффективным средством лечения его зависимости от кокаина. Именно ЭАД лежит в основе повышения тяги к алкоголю у алкоголиков, на некоторое время лишённых выпивки. Лишение доступа к алкоголю может произойти в результате госпитализации или тюремного заключения. Нередко человек сам себя лишает алкоголя, как, например, в случае Анонимных алкоголиков, где человека побуждают обратиться к высшим силам, чтобы те помогли им «в один прекрасный день» перестать пить. Другие методы лечения алкоголизма также основаны на включении силы воли пациента для того, чтобы бросить пить.

Эксперименты, проведённые Синклером, и все последующие исследования ЭАД доказывают, что воздержание не устраняет тягу к алкоголю и поэтому, как правило, не является эффективным способом лечения.

ЭАД имеет также важные теоретические последствия для причин пристрастия к алкоголю. Когда был обнаружен ЭАД, превалировало мнение, согласно которому причиной алкоголизма является физиологическая зависимость от алкоголя. В то время специалисты понимали, что злоупотребление алкоголем нельзя объяснить удовольствием, получаемым от выпивки. Многие алкоголики свидетельствуют о том, что удовольствия они почти или совсем не испытывают. Возможно, поначалу удовольствие и было, но не на стадии алкоголизма, так что остатки удовольствия не в состоянии перевесить боль и мучения, уже знакомые алкоголику. Тем не менее, пристрастившись к алкоголю, пить человек не бросает. При попытке объяснить этот парадокс возникло предположение, что алкоголик пьёт потому, что хочет предотвратить или остановить отрицательные последствия абстиненции. Отсюда – существующее ныне определение алкоголизма как «алкогольной зависимости». Но это не значит, что алкоголизм является просто физиологической зависимостью, вырабатываемой организмом в результате его привыкания к длительному употреблению алкоголя. Эта гипотеза стала ещё одним оправданием традиционных методов лечения алкоголизма. Считалось, что после болезненного процесса воздержания от алкоголя, т. е. подвергания алкоголика детоксикации, будет устранена главная причина злоупотребления алкоголем. Действительно, если бы причиной алкоголизма была бы алкогольная зависимость (т. е. физиологическая зависимость, вызванная привыканием организма), то детоксикация приводила бы к излечению.

Но из-за ЭАД физиологическая зависимость не является главной причиной мотивации к принятию алкоголя. Простая физиологическая зависимость уходит уже через несколько дней после начала воздержания. У животных, приученных пить, мотивация к употреблению алкоголя не проходит после устранения зависимости, а, наоборот, увеличивается. Более того, это происходит в течение иного периода времени, чем длилось воздержание.

Ещё один фактор, часто ассоциируемый с алкоголизмом (и считающийся критерием алкоголизма), – это повышенная толерантность к алкоголю. Иногда можно было слышать, что, мол, алкоголики пьют так много просто потому, что могут это делать, и у них такая высокая толерантность к алкоголю, что они могут выпить очень много, пока у них проявятся признаки сильной интоксикации. Эту мысль ЭАД тоже опровергает. Толерантность, т. е. способность потреблять увеличивающиеся объёмы алкоголя, равно как и алкогольная зависимость, снижается при абстиненции. А вот тяга к спиртному со временем не уменьшается, вопреки выводу, который можно было бы сделать на основании снижения физической зависимости и толерантности после нескольких недель абстиненции.

Здравый смысл также подсказывает, что если вы хотите убедить человека не пить, вы помещаете его туда, где у него не будет доступа к алкоголю. Это и было традиционным способом лечения алкоголизма, базирующимся на выдвинутой ранее гипотезе о зависимости и толерантности и на здравом смысле. Однако здравый смысл здесь не работает. Дело в том, что если лишить алкоголика доступа к алкоголю, то тяга к выпивке у него не уменьшится, а увеличится. Если поместить алкоголика в условия, когда он не может употреблять спиртное, и подвергнуть его детоксикации, то он на время перестанет пить, но когда выйдет «на свободу», особенно если будет внезапно появившийся повод, например, он испытает стресс или увидит любимый бар, произойдёт неизбежный рецидив.

Фармакологическое отвыкание. Открытие средства от алкоголизма.

К концу 1960-х годов Синклер уже открыл эффект алкогольной депривации и понял, что ЭАД является главной движущей силой в развитии алкогольной зависимости. Для продолжения исследований ему нужны были специально выведенные для этих целей так называемые алко-алкогольные (АлАл) крысы, генетически предрасположенные к алкоголизму. Вывели этих крыс в финских лабораториях «Алко», в лучшем в мире учреждении по изучению алкоголизма. Лаборатории «Алко» входили в состав государственной монополии, активно финансировавшей – причём из налогов на спиртное – исследования, целью которых было «уменьшение вреда, вызываемого потреблением алкоголя».

В то время офис «Алко» находился в Хельсинки. Это было большое здание, окна которого выходили на Балтийское море – покрытое льдом зимой и синее летом. Вино и другие импортные напитки поступали через подвальное помещение. На средних этажах, куда подавалась водка, находились минималистские, чисто скандинавские кабинеты, в которых работали аккуратно одетые сотрудники. А наверху была расположена лаборатория Синклера, и там же находились другие исследовательские коллективы «Алко». Было забавно видеть, что внизу продавали алкоголь, а наверху искали средство от злоупотребления им.

В лабораториях «Алко» Синклер старался найти средство лечения алкоголизма, т. е. состояния, в котором пребывают 10 % пьющих. Одним из главных преимуществ было то, что финны уже на протяжении нескольких лет выращивали особую породу крыс «АлАл», явно склонных к употреблению алкоголя. Это само по себе было большим научным достижением, равно кик и открытие ЭАД, т. к. опровергало мысль о том, что крыс якобы нельзя использовать для изучения алкоголизма, мол они просто не любят алкоголь.

Выращивание крыс «АлАл» в 1960-х г.г. начал финский учёный Калерво Эрикссон. Высокий уровень потребления алкоголя крысами «АлАл» позволил Эрикссону сделать тот же вывод, который сделал в США Синклер, а именно: у крыс выработалась примитивная тяга к алкоголю, очень напоминающая алкоголизм людей. В конце 1960-х г.г. Эрикссон и Синклер обменялись копиями своих публикаций. В 1972 г., когда Синклер завершил работу над докторской диссертацией по алкоголизму, он с радостью воспользовался возможностью понаблюдать особую разновидность крыс, выведенных в Финляндии. Мы должны быть благодарны этим животным за то, что они помогли в исследованиях, которые в конце концов привели к созданию эффективного средства борьбы с этим вредным пристрастием.

Эрикссон вывел 2 группы крыс. Группа «АлАл» была обучена потреблять большое количество алкоголя, когда у них была такая возможность. На протяжении нескольких поколений они стали получать почти весь свой алкоголь из бутылки с алкоголем. Крысы другой группы, «АНА», были выведена путём отбора крыс, потреблявших очень мало алкоголя, причём в конце концов они почти избегали употребления его. Исследования, проведённые Эрикссоном, показали, что генетические факторы играют важную роль в пристрастии к алкоголю. Благодаря многочисленным исследованиям, сначала на крысах, а потом на людях, мы теперь знаем, что наследственность и опыт не являются в равной степени мощными факторами при определении зависимости объёма потребляемого алкоголя и возникновением алкоголизма.

Итак, у Синклера были в распоряжении крысы «АлАл», и от «Алко» он получил практически неограниченное финансирование и карт-бланш на проведение исследований, т. е. даже больше, чем может ожидать исследователь. Исследуя ЭАД, он понял, что причина алкоголизма – не в физиологической зависимости или толерантности. Он также никогда не принимал всерьёз мысль о том, что алкоголизм якобы является проявлением моральной слабости: Синклер говорил в шутку, что у него не было «плохих» крыс. Исследования, описанные в его диссертации, показали, что существует связь с опиатной зависимостью, а также с цинком. Но базовой причины пристрастия к алкоголю он не знал. Если оглянуться назад, то напрашивается простой и довольно очевидный ответ, ведь судить задним числом легко. А в то время ответа не было.

Ответ пришёл как результат кропотливой работы, но всё же довольно неожиданно. Калерво Эрикссон полагал, что все американские физиологи работают с камерами оперантного кондиционирования, также известными как коробки Скиннера.

Поэтому он приготовил Синклеру в подарок новенькую коробку Скиннера, полученную издалека – из Лафайета, штат Индиана. Но Синклер никогда в жизни не работал с коробками Скиннера. К счастью, когда Синклер сотрудничал с Сентером, один из грантов подразумевал работу с оперантными камерами. Большое преимущество Синклера состояло в том, что, как он полагал, крысы действительно любят алкоголь, поэтому он не заставлял их пить. Синклер просто оставил крыс в коробке Скиннера, где они могли нажимать рычажок, требуя алкоголя или воды, и где у них также были бутылка воды и пища. Поэтому они не страдали ни от голода, ни от жажды.

В течение одного дня все крысы «АлАл» научились нажимать рычажок, требуя алкоголя. Вскоре они уже нажимали его по несколько сот раз в день, чтобы им дали выпивку, а воду и соответствующий ей рычажок полностью игнорировали. Позже Синклер попробовал поставить на заднюю часть рычагов гирьки, чтобы затруднить крысам получение алкоголя. Например, учёный может исследовать, какой силы электрический удар крыса может выдержать, чтобы получить алкоголь. Этого Синклер никогда не делал – отчасти потому, что испытывал к своим крысам симпатию, отчасти потому, что полученный ими стресс мог исказить результаты исследований. Утяжеление рычагов показало, что крысы «АлАл» имеют более высокую мотивацию к алкоголю. Они продолжали нажимать на рычаг, когда вес гирек составлял 1/3 веса их тела и единственным способом опустить рычаг было засунуть нос и передние лапы на рычаг и прыгнуть.

Эти эксперименты, а также исследования, проведённые его студентом Петри Хюттия, показали, что алкоголь приводит к закреплению рефлекса. Отсюда следовал простой вывод: алкоголизм является приобретённым нарушением поведения. Некоторые люди с достаточным опытом употребления алкоголя и, подобно крысам «АлАл», имеющие генетические свойства, приведшие их к значительному закреплению рефлекса благодаря алкоголю, так освоили употребление алкоголя, что оно уже не поддавалось контролю. От понимания, что употребление алкоголя является приобретённым навыком, – один шаг до теории Синклера о фармакологическом отвыкании и лечении пристрастия к алкоголю. Со времён академика Павлова известно, что в случае приобретения ответной реакции, способом ослабления и устранения этой ответной реакции является отвыкание. Метод Синклера состоит в использовании лекарственного препарата – налтрексона или налмафена – с целью активизировать собственные механизмы отвыкания данного организма. В результате, впервые в истории, удалось устранить реакции, приводящие к алкоголизму.

Обучение и привыкание.

Синклер обратил внимание на ранние эксперименты Ивана Павлова, русского физиолога, удостоенного Нобелевской премии в 1904 г. за работу о приобретении и уничтожении моделей поведения. Знаменитые опыты Павлова позволили понять, как собаки научаются выделять слюну по звонку перед тем, как им дают пищу (поощрение). Обучение связано с вознаграждением собаки едой при каждом звонке. После того как данная модель поведения была обусловлена и собака выделяла слюну по звонку, Павлов звонил в колокольчик, но еду не давал. Вскоре собака начинала выделять всё меньше слюны при каждом звонке. Не давая собаке еду при звонке, Павлов предотвратил возникновение в её мозгу позитивного рефлекса. Каждый раз, когда это происходило, нервная система собаки реагировала ослаблением ранее приобретённой модели поведения. Выделялось всё меньше слюны, и в конце концов звук колокольчика перестал вызывать слюноотделение. Этот механизм был назван отвыканием. Это – обманчиво простой, но в действительности очень мощный механизм отрицания приобретённой модели поведения.

Отвыкание – это не просто обучение тому, что звонок больше не означает еду. Это – механизм, существующий отдельно от обучения и подчиняющийся другим правилам. Например, обучение лучше всего работает, когда между испытаниями проходит много времени, а отвыкание требует «массированных испытаний». Если бы Павлов звонил в звонок только 1 раз в неделю, не давая при этом еду, слюноотделения было бы мало или вообще не было бы. Но ему приходилось звонить постоянно и часто.

Эксперименты с крысами «АлАл», генетически предрасположенными к алкоголизму, привели Синклера к заключению о том, что пристрастие к алкоголю – это результат обучения и его можно устранить посредством отвыкания. Он знал, что отвыкание происходит, если есть ответ, но ожидаемое поощрение заблокировано. Однако возникает вопрос: как заблокировать это поощрение? Как заставить крысу или человека принимать алкоголь, чувствовать интоксикацию, не получая при этом поощрения? Ответ на вопрос означал бы, что Синклер в состоянии устранить пристрастие к выпивке и вылечить болезнь.

Но чтобы ответить на этот вопрос, было необходимо понять, каким образом алкоголь вызывает привыкание. Ответ был подсказан исследованиями, которые Синклер начал в университете Орегона, когда изучал влияние морфия на употребление алкоголя. Если морфий утоляет страсть к алкоголю (а алкоголь утоляет страсть к опиатам), то вполне вероятно, что оба средства производят усиление одинаково. Исследования показали, что морфий и другие опиаты (напр., героин) действуют как поощрение путём связывания с особыми опиоидными рецепторам в мозгу. Понятно, что мозг не вырабатывает опиоидные рецепторы для связывания экстрактов опийного мака. Вскоре было установлено, что тело имеет собственные эндогенные опиоиды – эндорфины, которые являются натуральным веществом связывания с опиоидными рецепторами.[3] Опиум, героин, морфий и другие опиаты способны оказывать влияние на мозг потому, что у всех этих веществ молекулы по форме аналогичны эндорфинам и поэтому, так же, как эндорфины, они могут связывать и активизировать опиоидные рецепторы.[4].

Поэтому возникло предположение, что алкоголь действует как усиление, выделяя эндорфины.[5] Решением проблемы зависимости была простая блокировка вызываемого эндорфинами усиления при каждом потреблении алкоголя. Синклер решил, что для этого нужно заблокировать опиоидные рецепторы в мозгу, не позволяя им связаться с эндорфинами, высвобождаемыми при каждом потреблении алкоголя. Далее нужно было решить, как это сделать. К счастью для Синклера, уже существовали механизмы проникновения в мозг и блокирования эндорфинов. Это соединения под названием опиоидные антагонисты – препараты, фактически блокирующие опиаты, такие как морфий и героин, и такие опиоиды, как эндорфины, не позволяя им связывать опиоидные рецепторы в мозгу. Они широко известны с начала 1960-х г.г. [6] Синклер воспользовался способностью этих препаратов блокировать влияние эндорфинов и приступил к самому своему успешному исследованию алкогольной зависимости – поиску средств отвыкания. Для снятия зависимости Синклер использовал такие средства блокирования опиатов, или антагонисты, как налоксон короткого действия и близкие к нему препараты длительного действия – налтрексон и налмафен.

Опиоидные антагонисты долгое время применялись при обычной анестезии для устранения действия таких опиатов, как морфий. Опиоидные антагонисты способны блокировать опиоидные рецепторы в мозгу, не позволяя им получать опиоиды. Синклер сравнивает это с ключом, который не подходит к замку. До тех пор, пока налтрексон находится в замке, предназначенном для эндорфина, сам по себе эндорфин и другие опиаты отскакивают, не производя никакого действия. Но налтрексон как таковой – это неподходящий «ключ», и открыть замок он не может. Иначе говоря, когда организм абсорбирует такой опиоидный антагонист, как налтрексон, опиоидная система мозга закрывается и эндорфины не могут активизировать или стимулировать опиоидные рецепторы мозга.

Опиодидные антагонисты не вызывают никаких других процессов и не позволяют вам чувствовать ни подъёма, ни упадка. Но они настолько сильны, что могут устранить действие опиатов в мозгу, даже если вы уже приняли избыточную дозу опиатов. Налоксон, краткосрочный опиоидный антагонист, применяют в клиниках во всём мире в качестве спасительного противоядия для ликвидации последствий наркотического опьянения от передозировки героина.[7].

Фармакологическое отвыкание: устранение зависимости и лечение.

Перед тем как провести клинические испытания на людях, Синклер провёл десятки экспериментов по исследованию налтрексона, налмафена и налоксона на сильно пьющих крысах «АлАл» и других крысах, привыкших к алкоголю. Опыты показали, что если наркотически зависимым крысам дать антагонист для блокирования в мозгу опиоидных (эндорфинных) рецепторов, то отмечается уменьшение потребления алкогольного раствора. Это было важное открытие, т. к. стало понятно, что данные лекарственные препараты могут помочь алкоголикам. Не менее важно было понимание сути уменьшения потребления алкоголя: стал понятен механизм действия антагонистов и, следовательно, выяснилось, как именно людям следует применять эти препараты.

На Рис. 2 приведены результаты типичного эксперимента. Крысы ранее пили алкогольный раствор в течение нескольких месяцев, а теперь им его давали только на 1 час в день – это был «час радости». Вода и пища были им доступны постоянно, но каждый раз, когда на клетках появлялись бутылки с алкоголем, крысы набрасывались на него и принимались жадно пить – вследствие ЭАД. Первый столбик показывает среднее количество алкоголя, выпиваемого в каждый «час радости» в течение недели до начала лечения. Затем крысам давали антагонист (в данном случае – налмафен): его им вводили незадолго до каждого из следующих 5-ти ежедневных сеансов. Отметим, что потребление алкоголя в первом сеансе не уменьшилось. Более того, потребление в первый день лечения было даже чуть выше. Это очень важно. Сам по себе препарат не уменьшал тягу животных к алкоголю. Когда бутылки с алкоголем появлялись на клетках, все крысы подбегали к ним и моментально принимались пить. Лекарство давало результат только после того, как крысы выпивали алкоголь, который абсорбировался, поступал в мозг и высвобождались эндорфины. В этот момент препарат блокировал влияние эндорфинов, препятствуя ожидаемому привыканию, которое обычно создают эндорфины. Тем самым модель потребления алкоголя и тяга к нему становились несколько слабее благодаря механизму отвыкания. Впервые это происходило только на второй день курса лечения. На этот раз крысы не так быстро подходили к бутылкам и выпивали намного меньше алкоголя. Затем, после того, как алкоголь абсорбировался и высвобождались эндорфины, препарат снова блокировал привыкание. Тем самым усвоенная ранее модель поведения ослаблялась ещё больше. На 3-й день крысы проявляли ещё меньший интерес к алкоголю. Каждый раз потребление алкоголя при отсутствии последующего подкрепления было шагом на пути к отвыканию, а тяга к алкоголю уменьшалась. На 5-й день только одна крыса подошла к бутылке во время «часа радости».

Пить, чтобы бросить пить

Рис. 2. Отвыкание крыс от потребления алкоголя.

Среднее значение в предшествующую неделю ➝ Крысам давали алкоголь в течение одного часа в день без опиоидного антагониста = Высокая степень потребления алкоголя Сеансы отвыкания ➝ Крысам давали опиоидный антагонист, а затем алкоголь = Потребление алкоголя уменьшилось, но не в первом сеансе.

Последующие сеансы ➝ Крысам давали алкоголь без опиоидного антагониста = Потребление алкоголя по-прежнему значительно меньше, но начинает увеличиваться.

* < 5 % вероятность того, что понижение на прошлой неделе было случайным.

** вероятность <1 %.

(Синклер, J.D. Презентация в PowerPoint. Финский национальный институт здравоохранения. Отделение исследований алкогольной зависимости, 1997–2008 г.г.). Более ранний вариант опубликован в 1998.

На следующий день, помеченный на рисунке как Post 1, крысам до приёма алкоголя не давали антагониста. Хотя почти всё предшествующее воздействие лекарственных препаратов было устранено, крысы всё равно выпили очень мало алкоголя. Следующий сеанс, Post 2, состоялся через неделю, когда все антагонисты наверняка вышли из организма, но алкоголя по-прежнему потреблялось намного меньше.

Это тоже важный момент. Снова становится очевидным, что количество выпиваемого алкоголя уменьшается не просто благодаря лекарственному препарату: после окончания приёма препаратаколичество потребляемого алкоголя продолжало уменьшаться. А принятие алкоголя с одновременным принятием лекарства – налтрексон + алкоголь – ослабляло в мозгу крыс потребность употреблять алкоголь. Заметим, однако, что употребление алкоголя в отмеченные на графике дни имеет тенденцию дать задний ход. В эти дни испытуемые не принимали антагониста и потреблялся алкоголь: тогда снова возникало усиление и прежняя модель поведения – принятие алкоголя – возвращалась. Это и понятно, ведь известно, что отвыкание часто уступает место новому привыканию. Зависящие от алкоголя животные переставали пить, т. к. антагонист препятствовал усилению от эндорфинов после приёма алкоголя. Синклер назвал этот процесс снятия зависимости фармакологическим отвыканием, которое сейчас известно как метод Синклера.[8].

Синклер чётко показал, что причиной ослабления алкогольной зависимости является отвыкание. Он повторял эти опыты множество раз, в различных вариантах. Эта же модель снижения потребления постоянно наблюдалась для алкоголя и сахарина, которые высвобождают эндорфины в мозгу. Кроме того, при правильном применении опиоидные антагонисты снимают потребление этих веществ, как, например, метадон, действующий подобно морфию.[9] Крысы и люди имеют идентичные кривые привыкания и отвыкания, хотя отвыкание происходит быстрее у крыс, усвоивших приём алкоголя только в одних лабораторных условиях (Рис. 2), чем у людей (Рис. 3 и 4), у которых привычка пить вырабатывалась годами в самых разных ситуациях.

Привычка пить ослабляется у крыс-алкоголиков: отвыкание.

Кривая на Рис. 3 показывает модель снижения у 115 пациентов, страдающих алкоголизмом. Принятие алкоголя уменьшается со среднего значения в 37 единиц до 9 единиц в неделю (описание мер потребления алкоголя см. в Гл. 9).

Пить, чтобы бросить пить

Такая же модель снижения – кривая отвыкания – наблюдалась у крыс, получавших налоксон, налмафен или налтрексон перед принятием алкоголя (Рис. 2).

Уменьшение употребления алкоголя у реальных пациентов.

Отметим, что принятие алкоголя не очень уменьшилось, когда пациенты впервые стали принимать налтрексон перед выпивкой. Через 10 дней, при первом повторном посещении, у них в контрольных записях было сказано, что они по-прежнему потребляли около 32 единиц. Так же, как у крыс, налтрексон не приводит к немедленному снижению тяги к алкоголю. Но комбинация потребления алкоголя с блокированием усиления при помощи налтрексона постепенно ослабляет данную модель поведения. Эти данные получены при исследовании первых 147 пациентов в Финляндии. Курс лечения оказался успешным у 115 из них, – это 78 % на графике. Многие, но не все неудачи приходятся на пациентов, не применявших лекарственного препарата.

Пить, чтобы бросить пить

Рис. 4. Отвыкание от пристрастия к алкоголю.

(Перепечатано из: Sinclair, J. D. (2001) Evidence about the use of naltrexone and for different ways of using it in the treatment of alcoholism. Alcohol and Alcoholism, 36: 2-10, 2001.).

Craving – пристрастие к алкоголю.

Синклер попросил пациентов также оценивать своё личное пристрастие к алкоголю по мере продолжения курса лечения. Оказалось, что пристрастие уменьшалось при продолжении приёма алкоголя и налтрексона. Здесь мы видим, как уровни пристрастия, отмеченные на визуальной шкале аналогий (см. Гл. 9 – Шаг 4: Диаграмма уменьшения пристрастия к алкоголю), уменьшались (Рис. 4). К моменту, когда эти данные были собраны, 75 % больных завершили серию из первых 6 посещений (около 100 дней). Белой линией отмечены показанные ими результаты. В то же время, другие пациенты находились на более ранних стадиях лечения. Результатам, показанным всеми пациентами, в т. ч. находящимися на ранних стадиях, соответствуют красные кружочки и жёлтые линии. В обоих случаях уменьшение тяги к алкоголю соответствовало кривой отвыкания (синяя линия). Примерно через 3 года потребность в алкоголе снова измерили, и она снова, как и ожидалось, оказалась ниже, т. к. каждый раз, когда пациент принимал алкоголь в период между сессиями, продолжая принимать налтрексон, имела место одна или несколько стадий отвыкания, продолжающих подавлять потребность в алкоголе.

Снижение пристрастия к алкоголю у реальных пациентов.

Как показано на Рис. 5 на следующей странице, внешние (бутылка вина, бар поблизости) и внутренние механизмы (мысли, мечты о выпивке, душевное состояние, например, депрессия или, наоборот, желание кутить) способны вызвать желание выпить. Пользуясь терминами физиологии, эти механизмы заставляют некоторые нейронные пути выстрелить, и когда это происходит, человек испытывает потребность в алкоголе. При достаточной мощности этого действия нейронов человек начинает пить.

Когда абсорбированный кровеносной системой алкоголь поступает в нервную систему, он высвобождает эндорфины. Молекулы эндорфинов диффундируют вокруг мозга, как местный гормон, и привязываются к опиоидным рецепторам. Рецепторы активизируются, усиливая только что использованные нейронные пути. При этом именно только что использованный путь заставляет пить и вызывает тягу к алкоголю. Чем чаще это происходит, тем сильнее становятся пути, принуждающие к принятию алкоголя и возбуждающие желание пить.

Усиление упрощает будущее выстреливание нейронов. Изначально, бутылка вина или приподнятое настроение не заставляют человека думать об алкоголе и редко заставляют его пить. Но после усиления нейронных путей в результате многочисленных приёмов алкоголя, человек испытывает желание выпить.

После многих месяцев и лет употребления алкоголя и получения усиления от эндорфинов, пути, создающие модель поведения, ориентированную на выпивку, становятся постоянно зашитыми в мозг. По достижении этого состояния человек почти или совсем не контролирует потребление алкоголя, у него возникает алкогольная зависимость. Зависимость наступает быстрее при наличии генетической предрасположенности человека к алкоголизму. При отсутствии таковой у человека вряд ли возникнет алкогольная зависимость.

Пить, чтобы бросить пить

Рис. 5. Путь к возникновению алкогольной зависимости – 13 шагов.

Даже люди, имеющие генетическую предрасположенность к алкоголизму, не станут алкоголиками, если в первую очередь не станут пить.

У тех, кто имеет наследственный потенциал алкоголика и при этом пьёт, пути в мозгу, отвечающие за приём алкоголя, в конце концов расширяются и становятся «супер-магистралями». Годы принятия алкоголя приводят к запоминанию этих путей, и они остаются отрытыми на всю жизнь, не исчезая и не переходя в пассивное состояние. Вот почему алкоголику так трудно не пить. Вне зависимости от методов лечения, физических и духовных, большинство алкоголиков возобновляют приём алкоголя через несколько месяцев после начала лечения. Организация «Анонимные алкоголики» говорит: «Алкоголик – это навсегда». Алкоголизм является перманентным состоянием, но при условии, что не удалены управляющие им аддиктивные нервные пути. К счастью, теперь мы можем устранить эти пути, записанные в мозгу. Если постепенно закрывать эти супер-магистрали, аддикция уйдёт. Синклер показал, что аддикцию можно устранить через фармакологическое отвыкание, благодаря налтрексону, который блокирует усиление, вызываемое высвобождаемыми при выпивке эндорфинами.

Для лечения методом фармакологического отвыкания необходима комбинация «Налтрексон + Алкоголь». При этом сверхупрочнённая система потребления алкоголя постепенно возвращается в своё предшествующее состояние, когда зависимость отсутствовала. Фармакологическое отвыкание происходит постепенно, постоянно увеличиваясь при каждом принятии алкоголя, а налтрексон при этом блокирует действие эндорфинов на опиоидные рецепторы в мозгу человека. супер-магистрали снова становятся узкими просёлочными дорогами. Рис. 5 показывает, что на Шаге 6 налтрексон не позволяет эндорфинам связывать опиоидные рецепторы. Соответственно, рецепторы не активизируется и усиления не происходит, а Шаг 7 не наступает. Вместо этого включается механизм отвыкания, ослабляющий пути, неспособные обеспечить усиление. При этом ослабляются нейроны, ответственные за тягу к алкоголю и выпивку.

Налтрексон сам по себе, без алкоголя, не может подавить алкогольную зависимость. Если человек не потребляет алкоголь, в его мозгу не высвобождаются эндорфины. Если принимать налтрексон без алкоголя, он просто осядет на опиоидные рецепторы и ему ничего будет блокировать.

Вообще-то это некоторое преувеличение, т. к. другие компоненты также высвобождают эндорфины. Принятие налтрексона без алкоголя может чуть уменьшить потребность в сладком или в сексе, но не в алкоголе. Отвыкание влияет только на те зависящие от эндорфинов модели поведения, которые возникают при принятии этого препарата.

Даже если принимать налтрексон с алкоголем, зависимость уходит постепенно, прогрессирующим образом. У людей алкоголиков результат проявляется не сразу. На Рис. 6 показано сходство результатов, полученных при исследовании людей-алкоголиков и лабораторных крыс. В обоих случаях препарат действовал гораздо эффективнее, чем плацебо, в сочетании с приёмом алкоголя, делая возможным отвыкание, но не при абстиненции, т. к. при этом отвыкание не было возможно. Нижняя часть Рис. 6 иллюстрирует эффективность метода Синклера (Налтрексон + Алкоголь = Излечение) в сравнении с отсутствием эффективности налтрексона, принимаемого при абстиненции. Финские учёные провели 2 параллельных клинических исследования с использованием плацебо. В одном из них пациентам разрешалось употреблять алкоголь, и процесс выпивки контролировался. В другом – пациентам было сказано воздержаться от приёма алкоголя, но принимать препарат. Оказалось, что налтрексон, принимаемый перед контролируемым приёмом алкоголя, даёт намного лучшие результаты, чем при абстиненции, и чем плацебо (напр., неактивная таблетка сахара) при контролируемом приёме алкоголя. Те, кто стремится к контролируемому принятию алкоголя и, в то же время, принимает плацебо, имеют наибольший шанс вернуться к пьянству. Как говорит по этому поводу организация «Анонимные алкоголики», «социальная выпивка» – это недостижимая цель для алкоголика, не принимающего налтрексон. Но если принимать налтрексон и не переставать пить, всё будет иначе. В этом случае контролируемое принятие алкоголя становится реальной целью. Налтрексон + Алкоголь – вот формула успеха данного препарата. При фармакологическом отвыкании, т. е. при реализации формулы Налтрексон + Алкоголь, человек контролирует приём алкоголя до тех пор, пока он выполняет то, что в Разделе 2 называется «Шаг 5», или «Золотой шаг», т. е. никогда не позволяет себе выпить, не приняв лекарство. Многие пациенты говорят после 1–2 месяцев лечения, что могут вообще не пить, а те, кто продолжает пить, пьют умеренно. Финские учёные провели катамнестическое исследование через 3 года после начала курса лечения. Оказалось, что пациенты, продолжающие принимать налтрексон перед выпивкой, теперь в среднем пьют не чаще, чем 1,5 раза в неделю, причём не более 4-х раз за вечер.

Не бросайте пить при приёме налтрексона.

Клинические исследования финских учёных и предыдущие лабораторные исследования показали, что при абстиненции налтрексон даёт менее высокие результаты, чем плацебо. Почти идентичные графики были получены при клинических исследованиях алкоголизма в Йельском университете и в проведённых в Техасском университете клинических исследованиях налтрексона для лечения кокаиновой зависимости.

Приведённые здесь результаты клинических испытаний степень снижение степени рецидивов пьянства. Это – главная мера успешного действия налтрексона. Главной причиной является отсутствие отвыкания, пока пациент не начнёт активно принимать налтрексон. В большинстве же других исследований сначала осуществлялась детоксикация больного, а затем уже начинался курс лечения. После этого и перед первой выпивкой пациенты, принимающие налтрексон, чувствовали себя не лучше, чем принимающие плацебо. Соответственно, во всех этих испытаниях налтрексон не способствовал задержке рецидива до первой повторной выпивки. Но после того, как пациент снова принимал алкоголь, налтрексон сильно задерживал рецидив запоя.

Студенты профессора Шумского меняют его модель поведения.

Многие лабораторные исследования приводили к разработке метода лечения алкогольной зависимости. Но вот что интересно: Синклер Указывает на ещё одно важное исследование, причём не на крысах. По сообщению д-ра Дона Шумского, профессора психологии, у которого Синклер учился в университете Цинциннати, этот эксперимент был поставлен на самом Шумском.

Пить, чтобы бросить пить

Рис. 6. Последовательные результаты доклинического исследования и проведённого в Финляндии двойного дважды слепого плацебо-контролируемого клинического испытания18. В обоих случаях лекарственный препарат (для людей – налтрексон, для крыс – налмафен) дал намного лучшие результаты, чем плацебо, когда было возможно отвыкание, т. е. при приёме параллельно с алкоголем, но при абстиненции уступал в эффективности плацебо Rats – крысы. Human alcoholics – люди-алкоголики. Comtrolled dringking – контролируемый приём алкоголя. Abstinence – абстиненция (воздержание). Benefits from treatment – преимущества лечения.

* Этот результат является существенным и не произошёл бы случайно; погрешность – 1 к 20.

** Этот результат является очень существенным; погрешность – 1 к 100.

Шумский читал студентам лекции о закреплении, привыкании и отвыкании. В один прекрасный день студенты решили проверить то, чему учил их профессор. Они решили изменить модель поведения Шумского путём усиленного привыкания с последующим отвыканием. В течение первых 30-та минут лекции студенты закрепляли модель поведения Шумского: когда он шёл влево, каждый из них поднимал голову. При этом они улыбались, делая вид, что им интересно то, что он говорит. А когда он двигался вправо или стоял на месте, они всего этого не делали. Результат был отличным. По истечении получаса у Шумского закрепилась привычка двигаться в левую часть аудитории, и в конце концов попытался втиснуться всем своим грузным телом в оконную нишу в левом углу классной комнаты. В следующие 20 минут студенты сменили тактику: теперь они не поощряли пребывание Шумского в левой части аудитории. В конце концов он вышел оттуда и перешёл в середину помещения.

После лекции студенты рассказали Шумскому о своём «эксперименте». Он вспомнил, что, находясь в левой части комнаты, хотел сесть на подоконник, не осознавая при этом, что происходит.

«Я заметил, что сегодня вы все более внимательны, но подумал, что вам просто нравится моя лекция», – сказал профессор.

Что же показал этот эксперимент?

Закрепление сильно влияет на поведение человека на бессознательном уровне. Шумский не осознавал, что хочет идти в левую часть комнаты, не осознавал, что стремится к получению удовольствия. Но при этом очень хорошо усвоил данную модель поведения.

Отвыкание, вызванное предотвращением предыдущего закрепления, производит ещё более сильный эффект: оно устраняет приобретённую модель поведения. Отвыкание также действует на бессознательном уровне: Шумский не имел осознанного понимания того, что у него происходит отвыкание. И не принял осознанного решения больше не идти в левую часть комнаты. И тем не менее, приобретённая модель поведения ушла.

Так же, как алкоголизм приобретается через закрепление посредством высвобождения эндорфинов в мозгу при потреблении алкоголя, его можно устранить благодаря блокированию закрепления путём принятия налтрексона при продолжении принятия алкоголя. Это и есть отвыкание. Оно не является результатом осознанного решения, и многие люди могут даже не отдавать себе отчёт в том, что происходит.

Наконец, много лет спустя после того, как Синклер начал свои эксперименты, его формула Налтрексон + Алкоголь помогает людям избавиться от пристрастия к алкоголю. Нечасто учёному удаётся дожить до практической реализации своих идей. А Синклер собственными глазами видел спасённые жизни, лично общался со многим благодарными людьми, членами их семей. Польза, приносимая налтрексоном при лечении алкоголизма, была признана в 2006 г., когда в журнале Journal of the American medical Аssосiаtiоnбыли обнародованы результаты самого большого в истории изучения алкогольной зависимости. Метод Синклера был внедрён в нескольких клиниках за пределами Финляндии, в т. ч. в США. Но, к сожалению для многих больных и членов их семей, этот метод до сих пор не приобрёл должного распространения. Хотя он и является довольно новым, основан он на консервативных научно-медицинских методиках и должен быть широко доступен как надёжное средство от алкоголизма.

Учёные изучают гипотезу «Налтрексон – Выпивка».

В многочисленных научных публикациях Синклер убедительно изложил суть своего метода: препарат действует эффективно только при приёме за час до выпивки. Приведённые им результаты лабораторных исследований показали, что это – первое в истории поистине эффективное средство лечения алкоголизма. Первые два клинических испытания – в университете Пенсильвании и Йельском университете – продемонстрировали эффективность налтрексона. Более того, результаты обоих исследований подтвердили вывод о том, что эффективность налтрексона достигается, только если пациент продолжает пить, но не при абстиненции (см. Главу 3.) На основании теории, результатах лабораторных опытов над животными, клинических исследований и изучения людей-алкоголиков, правильно принимавших налтрексон, можно было ожидать, что вопрос с применением формулы Налтрексон + Воздержание (т. е. отсутствие отвыкания) будет снят по крайней мере в 1992 г., после обнародования результатов клинических исследований, или в 1999 г., после того, как финские учёные опубликовали результаты клинических исследований, подтверждающих ранее сделанные выводы.

Но нет. Учёные продолжали проводить клиническое изучение Налтрексона в условиях абстиненции. Так, исследованию подверглись 63 алкоголика – пациенты стационарного отделения лечебного центра. Результат был негативным. В других исследованиях пациентов сначала подвергали детоксикации, а затем давали налтрексон без последующего приёма алкоголя. Снова и снова оказывалось, что налтрексон ничего не давал до тех пор, пока пациенты снова не начинали пить. Как и предсказывал Синклер, налтрексон не помогал увеличить промежуток времени до следующего приёма алкоголя пациентом, прошедшим детоксикацию. При принятии этого препарата очевидна абсолютная необходимость принимать алкоголь.

И всё же, несмотря на публикацию к 2000 г. 18 статей и отчётов о клинической неэффективности налтрексона в сочетании с абстиненцией и ещё двух аналогичных публикаций по поводу налмафена, ещё одна группа видных учёных Йельского университета провела широкомасштабное исследование методики Налтрексон + Абстиненция, в котором участвовали 627 пациентов. Учёные изучали в первую очередь ранее опровергнутую идею: принимать налтрексон, но отказаться при этом от алкоголя. Ясно, что результаты были удручающие.[10].

Сначала пациенты, как им и рекомендовали, принимали препарат и воздерживались от алкоголя, но не видя улучшений, бросали курс лечения, снова начинали пить, но препарат уже не принимали. Это и понятно, ведь налтрексон никак не понизил из алкогольную зависимость.

К сожалению, пациенты, которым врачи рекомендуют бросить пить и при этом принимать налтрексон, перестают принимать его, как только возобновляют выпивки, т. к. результат такой комбинации – самый плохой. В начале курса лечения у них наблюдается высокая мотивация, и обе инструкции они выполняют охотно: каждый день принимают налтрексон и отказываются при этом от алкоголя. Возможно, они принимают налтрексон за антабьюз. Что касается антабьюза, его действительно нельзя принимать при употреблении алкоголя, т. к. сочетание алкоголя с антабьюзом приводит к очень неприятным, иногда даже фатальным последствиям. Но что касается налтрексона, если принимать его и продолжать выпивать, отвыкание не наступит.

Первый возврат к употреблению алкоголя приводит к чрезвычайно существенному закреплению, в результате чего страсть к алкоголю и объём его потребления повышаются как никогда. Это – следствие фармакологически усиленного привыкания, о котором ранее было сказано как об одном из открытий, сделанных Синклером, способствовавших успеху его методики. При правильном использовании фармакологически усиленного привыкания оно может оказать большую помощь алкоголику в привыкании к иной модели поведения. Но оно может иметь и пагубные последствия в случае формулы Налтрексон + Отсутствие алкоголя. Вот почему, в частности, в клинических исследованиях финских учёных (Рис. 6), результаты группы Налтрексон + Воздержание были ниже, чем у группы Плацебо.

+ Воздержание. Исследования, проводимые в неправильном направлении, как, например, это, просто-напросто задерживают получение больными реальной помощи. Они стоят человеческих жизней и никак не облегчают травм, вызванных пристрастием к алкоголю. Это как проведение клинического исследования, в котором вакцину от полиомиелита давали уже после того, как человек заболел полиомиелитом. Но вакцины так не работают. Если их принимали таким образом, то можно было бы сделать ошибочный вывод, что вакцина от полиомиелита бесполезна, её никогда официально не утвердили бы, и тысячи людей становились бы жертвой этого заболевания. А ведь вакцина даёт ожидаемый результат только при правильном применении. То же самое относится к формуле Налтрексон + Алкоголь = Излечение. Исследования, подразумевающие абстиненцию при параллельном приёме лекарственного препарата, обречены на провал, поэтому исследователи сделали вывод, что налтрексон бесполезен при лечении алкоголизма. Хуже того, врачи и клиницисты, работающие с алкоголиками, читают об отрицательных результатах и делают для себя вывод о неэффективности налтрексона. Очевидно, это одна из причин того, что в США мало кто из алкоголиков принимают этот препарат.

Есть одно важное отличие «пациентов Синклера» от «традиционных». Люди, которых лечат одним из традиционных методов, покажут оптимальные результаты в самом начале курса, но затем результаты пойдут вниз. Типичный график результатов лечения традиционными методами называется «Кривая выживания». Он показывает постоянно уменьшающееся число пациентов, с течением времени остающихся в программе, т. е. не вышедших из неё и не вернувшихся к употреблению алкоголя.

Эти графы бесполезны для тех, кто лечится по методу Синклера, т. к. эти люди движутся в противоположном направлении: их результаты со временем только улучшаются. В первую неделю они все пьют. Затем уровни тяги к алкоголю и объёма выпитого понижаются.

Результаты научных исследований показывают, что фармакологическое отвыкание помогает полностью избавиться от алкогольной зависимости. Её простая формула, Налтрексон + Алкоголь = Излечение, подразумевает, что человек будет продолжать потреблять алкоголь, параллельно принимая налтрексон для блокирования закрепления в мозгу, вызванного высвобождаемыми алкоголем эндорфинами.

Теперь причины эффективности и жизненности метода Синклера стали вам яснее.

3. Суровая реальность, лежащая в основе этого метода лечения.

Интеллектуалы решают проблемы, а гении предотвращают их.

Альберт Эйнштейн (1879−1955 Г. Г. ).

Получаемые ОТОВСЮДУ РЕЗУЛЬТАТЫ клинических исследований подтверждают результаты опытов на животных, проведённых более 20 лет назад. Главный вывод таков: ключ к успеху – это сочетание активного потребления алкоголя и налтрексона. Но есть ещё ряд важных моментов:

До прохождения курса налтрексона не требуется ни детоксикации, ни абстиненции.

Налтрексон нужно принимать только параллельно с алкоголем.

Приём налтрексона позволяет избежать других моделей поведения, усиливаемых опиоидной системой, но эти модели поведения проявляются при отсутствии налтрексона и алкоголя.

Налтрексон следует всю жизнь принимать за час до выпивки. Если выпивка не предвидится, налтрексон принимать не следует.

Современные клинические исследования показали надёжность и эффективность данного метода лечения. Он отлично работает без всякого запугивания и деморализации больного. До начала клинического исследования людей лабораторные опыты показали, что при приёме крысами алкоголя после получения ими опиодидных антагонистов, таких как as налтрексон, налмафен или налоксон, объём выпиваемого алкоголя неуклонно понижался. Эти лекарственные препараты блокировали в мозгу влияние эндорфинов и опиатов, таких как морфий. Тем самым они не позволяли эндорфинам, высвобождаемым при каждом употреблении алкоголя, усиливать мозговую систему, ведущую к алкоголизму.

Пока животные-алкоголики принимали препарат перед употреблением алкоголя, уровень потребления алкоголя снижался и затем неопределённо долго оставался на низком уровне. Но после того, как препарат переставали давать, а доступ к алкоголю оставался, они постепенно усваивали модель поведения, ориентированную на употребление алкоголя и в конце концов возвращались к пьянству. Всё это полностью соответствует предсказанной Синклером приобретаемой модели алкогольной зависимости и его методу лечения этой зависимости путём фармакологического отвыкания. Кроме того, как и ожидалось, налтрексон, налоксон и налмафен оказались неэффективными при приёме их в период абстиненции: это происходило, когда зависимым от алкоголя крысам давали лекарственный препарат, но закрывали доступ к алкоголю. Как оказалось, если принимать опиоидный антагонист и при этом не пить, то уровень потребляемого аддиктивными лабораторными животными алкоголя слегка повысится вследствие фармакологически усиленного обучения. Причиной фармакологически усиленного обучения является усиление закрепления приобретённых навыков благодаря так называемой рецепторной регуляции. Организм откликается на любую особую разновидность блокируемых рецепторов, порождая новые рецепторы данного типа. В результате приём налтрексона приводит к увеличению числа опиоидных рецепторов («регуляция»). А мозг становится сверхчувствительным к эндорфинам и опиатам. Для клинического лечения это означает, что опиодидные антагонисты, такие как налтрексон, нельзя принимать в период абстиненции.

Неэффективность налтрексона при абстиненции проявилась уже в первом клиническом исследовании его использования при лечении героиновой зависимости – см. Renault 1980. Налтрексон прописывали наркоманам, зависящим от героина, причём требовали, чтобы они не употребляли героин на протяжении всего курса лечения. В результате оказалось, что налтрексон не имеет существенных преимуществ по сравнению с плацебо. Но он оказался очень эффективен для пациентов, которые не послушали врача и продолжали, принимая налтрексон, принимать героин или метадон!

Первое клиническое исследование налтрексона при лечении алкоголизма, провёл в 1992 г. Вольпичелли со своими коллегами в университете Пенсильвании. Налтрексон давали алкоголикам, предварительно лишённым доступа к алкоголю. Как и предполагалось на основании экспериментов лаборатории Синклера, налтрексон был неэффективен при абстиненции. Иначе говоря, налтрексон в этой ситуации был ничем не лучше плацебо. Однако налтрексон показал хорошие результаты в тех случаях, когда пациенты употребляли его перед выпивкой. Особенно эффективным лечение было для предотвращения тяжёлых запоев у пациентов, имевших доступ к алкоголю. В статье делался вывод: «Наибольший эффект налтрексона наблюдался у пациентов, употреблявших алкоголь в процессе амбулаторного лечения». Было также установлено, что «налтрексон не производит изменений настроения и не даёт других психиатрических симптомов».

Второе клиническое испытание, которое провёл в 1992 г. О’Мэлли с сотрудниками, неожиданно оказалось испытанием предложенного Синклером лечения посредством отвыкания. Двум группам пациентов были прописаны налтрексон или плацебо, причём те и другие получили строгую инструкцию не принимать алкоголь.

Ещё двум группам были прописаны налтрексон или плацебо, но их попросили принимать при этом алкоголь. (Им сказали, что падение – это неизбежная и нестрашная проблема, главное – научиться справляться с этим и не допустить запоя).

Были получены такие же результаты, показанные на Рис. 6, полученные коллективом Синклера на лабораторных крысах. Налтрексон показал существенное превосходство перед плацебо только в группе, которой случайно посоветовали пить при приёме препарата, а в абстинентной группе он оказался бесполезным.

Наибольшее впечатление производят приведённые в статье результаты сравнения двух курсов лечения налтрексоном и показавшие, что он более эффективен при приёме алкоголя, чем при абстиненции. Кроме того, что касается других критериев, таких как страсть к алкоголю и количество порций алкоголя, выпитых за один вечер, налтрексон + абстиненция вёл себя даже хуже, чем плацебо. Именно это показали клинические исследования, проведённые финскими учёными, – см. Рис. 6. То же самое ранее выявил Синклер, ставивший опыты на крысах, т. к. налтрексон + абстиненция приводит к усиленному освоению поведения. Связанного с приёмом алкоголя.

В открытом испытании на сильно пьющих людях, не являющихся алкоголиками, испытуемым давали налтрексон без предварительной детоксикации. Полученные результаты были почти идентичны тем, которые Синклер получил на крысах (Рис. 2): потребление алкоголя постоянно уменьшалось в соответствии с кривой отвыкания и оставалось подавленным через месяц после окончания приёма налтрексона.

В Швеции было осуществлено исследование, в котором налтрексон предписывали абстинентным и неабстинентным группам испытуемых. Результаты оказались такими же: налтрексон работал хорошо тогда, когда пациентам рекомендовали принимать алкоголь параллельно с приёмом лекарственного препарата, но он был бесполезен при абстиненции.

Проведённые в Финляндии в 2001 г. исследования под руководством проф. Хейняля впервые в истории базировались на понимании сути отвыкания. Поэтому в них намеренно применялось контролируемое принятие алкоголя для половины испытуемых. Результаты (см. Рис. 6) свидетельствуют о том, что налтрексон работает только в сочетании с употребление алкоголя, но не при абстиненции.

Аналогично, исследование, проведённое в Чикаго проф. Максвеллом и проф. Шиндерманом показали неэффективность налтрексона, когда алкоголики, принимавшие его, воздерживались от алкоголя. Но когда алкоголики, страдающие также умственными расстройствами, употребляли алкоголь при принятии налтрексона, последний был весьма эффективен.

Ещё одним подтверждением метода Синклера было исследование, которое провели Генри Кранцлер и его коллеги на отделении психиатрии университета Коннектикута. Была вновь подтверждена высокая эффективность налтрексона при принятии его «при необходимости» обязательно перед выпивкой. Была подтверждена предложенная Синклером модель снятия алкогольной зависимости Налтрексон + Алкоголь. Результаты были опубликованы в 1997 г. в журнале Addictive Behaviors. Положительные результаты проявились спустя 3 месяца после начала лечения: пациенты теперь или не пили вообще, или пили меньше, если они принимали налтрексон перед выпивкой.

Группа испанских исследователей под руководством Хосе Гвардия обнародовала такие же результаты в 2002.Они провели дважды слепые исследования в нескольких центрах с контролируемым принятием плацебо. Это – своего рода «золотой стандарт» в клинических исследованиях, когда ни врач, ни больной не знают, принимают ли они активный ингредиент. У 202 алкоголиков налтрексон дал положительные результаты. Но существенное улучшение было только у тех из них, кто принимал лекарственный препарат параллельно с алкоголем. Была выявлена хорошая толерантность к налтрексону и пониженная вероятность рецидива пьянства. «Главный результат наших экспериментов, – пишет Гвардия, – это то, что у принимавших налтрексон пациентов с алкогольной зависимостью, понижалась вероятность рецидива пьянства по сравнению с пациентами, принимавшими плацебо. Теперь мы знаем, что алкоголизм излечим».

В 1977 г. проф. Лифрак A опубликовал в журнале American Journal of Psychiatry статью о безопасности и пользе налтрексона для взрослых людей, страдающих алкоголизмом. Проф. Ослин сообщил об эффективности налтрексона для алкоголиков старшего возраста, продолжавших пить при принятии данного препарата, тогда как у более молодых пациентов, принимавших его при абстиненции, начало очередной выпивки не отодвигалось во времени.

В общей сложности к настоящему времени позитивные результаты были получены в 72 из 74 клинических исследований с использованием налтрексона или налмафена в случаях, когда отвыкание было в принципе возможно.[11] В то же время, в 35 из 36 случаев, когда отвыкание было невозможно (при лечении больных в стационаре, при обязательной абстиненции, в период, когда отвыкание затруднено (например перед первой выпивкой), ни налтрексон, ни налмафен не были сколько-нибудь эффективны. Больше всего положительных результатов – 85 – пришлось на случаи лечения алкоголизма. Остальные были связаны с лечением зависимости от героина, кокаина или амфетамина, либо от патологической игровой зависимости (см. Приложение A). В этих результатах прослеживается явная логика. Теоретические выкладки, испытания на животных, клинические исследования зависимости от героина и других наркотиков, а также от алкоголя показывают эффективность применения налтрексона по методу Синклера, тогда как при абстиненции налтрексон неэффективен.

К сожалению, врачи нередко прописывают налтрексон при условии, что больной перестанет пить. Одной из причин этого является то, что изготовитель препарата не сообщает врачам о том, что налтрексон полезен только в сочетании с приёмом алкоголя. Кроме того, люди нередко считают, что налтрексон действует только при абстиненции. Даже в США многие врачи, производившие клинические исследования, показавшие, что налтрексон не даёт существенных результатов при абстиненции, говорят, что рекомендуют больному воздерживаться от алкоголя при приёме этого препарата. Признавая что отвыкание необходимо для эффективного действия налтрексона, один активный исследователь категорически заявляет: «Возможно, налтрексон работает только при приёме алкоголя, но это представляет не более чем академический интерес, т. к. нельзя же рекомендовать алкоголику пить. И когда наступит рецидив, тоже невозможно предсказать». К счастью, исследователи в большинстве своём понимают, что налтрексон требует фармакологического отвыкания.

Протоколы лечения зачастую основаны на предположении, что лекарственные препараты можно прописывать алкоголикам лишь после того, как они прошли детоксикацию и перешли к воздержанию. Именно так прописывают дисульфирам и антабьюз (весьма неэффективный препарат, вызывающий тошноту и даже смерть, если пациент, принимающий его, продолжает пить.) Налтрексон часто прописывают вместо антабьюза, хотя он таковым не является. Налтрексон прописывают аналогичным образом при зависимости от опиатов.

Налтрексон можно применять для лечения людей, страдающих алкоголизмом, он намного эффективнее и этичнее. Для этого пациент не должен бросать пить, когда принимает налтрексон.

Итак, налтрексон можно прописывать активно пьющим людям. Эти люди пили и, скорее всего, будут пить, и не нужно требовать от них воздержания. Да, можно посоветовать им контролировать количество потребляемого алкоголя. Но важнее – перед выпивкой принимать налтрексон. Скажите человеку: «Если хотите выпить, примите сначала налтрексон».

Именно так налтрексон применяется в Финляндии с 1995 г., и именно таким образом его применяли финские учёные под руководством проф. Хейняля. Во всех предшествующих контролируемых исследованиях алкоголики подвергались детоксикации, т. е. им предписывалось воздержание от алкоголя в течение 3-х недель, после чего начинался собственно клинический курс лечения. Этим пациентам лишь невзначай сообщали, что они могут выпить, т. к. исследователи не были уверены в этичности предложения выпить, делаемого абстинентному алкоголику. Однако проведённые в Финляндии исследования отодвинули во времени применение налтрексона до детоксикации при приёме алкоголя. Разумеется, безопасность приёма налтрексона человеком, испытывающим физиологическую зависимость, была сначала проверена на крысах. Клинические исследования не только подтвердили безопасность этой процедуры, но и дали удивительные результат: оказалось, что налтрексон вызывает меньше побочных эффектов у пьющих пациентов, чем у абстинентных. Пациенты, которые проходят лечение по методу Синклера, фактически постепенно дерусифицируются в течение курса. В начале курса лечения они имеют физиологическую зависимость от алкоголя, а спустя несколько месяцев, в течение которых они потребляют всё меньше алкоголя, и в конце концов у них исчезает абстинентный синдром. То есть приём налтрексона пьющими алкоголиками – это новая, улучшенная форма постепенной детоксикации. Абстиненция является тяжёлым состоянием, которое может сопровождаться галлюцинациями, тремором, беспокойством, депрессией, судорогами, причём иногда со смертельным исходом. Обычно при тяжёлых симптомах абстиненции больному назначают бензодиазепины, такие как валий® или либрий®. Хотя эти препараты оказываются полезными при наличии абстинентного синдрома, существует реальная опасность того, что у больного выработается серьёзная зависимость от этих препаратов. Кроме того, детоксикация в стационаре является очень дорогостоящей. В отчёте, опубликованном в 1997 г., указано, что её стоимость колеблется от 6 336 без лекарственного препарата до 9 630 с использованием лоразепама и фенобарбитала.

Всегда было известно, что самый безопасный способ абстиненции – постепенное уменьшение количества ежедневно выпиваемого алкоголя. В этом случае организм успевает приспособиться к происходящим изменениям, не будет синдрома абстиненции и не нужно будет давать человеку никаких аддиктивных препаратов. Но дело в том, что алкоголик не в состоянии заставить себя пить меньше. Суть проблемы как раз и состоит в том, что алкоголикам не удаётся контролировать количество потребляемого алкоголя. Зато отвыкания при помощи налтрексон обеспечивает эту более безопасную форму детоксикации. При приёме налтрексона фактическое количество выпиваемого в течение дня алкоголя постепенно уменьшается, и происходит это автоматически и без особых усилий со стороны человека. Налтрексон, в отличие от бензодиазепинов и барбитуратов, не вызывает зависимости. У человека, принимающего налтрексон, не возникает ни наркотического состояния, ни болезненной тяги к нему.[12].

Метод Синклера – налтрексон перед выпивкой – обеспечивает безопасную и эффективную детоксикацию пациента. Постепенно у человека пропадает физиологическая зависимость от алкоголя, а типичные для стационарного и амбулаторного лечения риски отсутствуют.

Метод Синклера имеет также дополнительное преимущество: человек излечивается от алкоголизма: устраняются тяга к алкоголю и прекращается избыточный приём алкоголя.

Было проведено 72 клинических испытания, показавших, что налтрексон и налмафен, используемые так, как этого требует метод Синклера, эффективны при лечении аддикций.[13] Широко распространено понимание того, что это – наиболее эффективный способ борьбы с алкоголизмом. Исследования неоднократно показали, что принимать налтрексон следует параллельно и в сочетании с алкоголем. Об этот свидетельствуют и исследования финских учёных.

Наконец, результаты, полученные в рамках проекта КОМБАЙН, самого большого в истории клинического изучения алкоголизма, когда были изучены 1 383 человек с диагнозом «алкоголизм», а в числе исследователей были ведущие американские специалисты в этой области, были опубликованы в журнале Journal of the American medical Association3 мая 2006 г. Была подтверждена эффективность налтрексона, тогда как у другого препарата, акампросата, существенных преимуществ обнаружено не было. Проект КОМБАЙН позволил сделать важный вывод: налтрексон эффективен для лечения хронического алкоголизма, причём необходимо лишь базовое медицинское сопровождение, тогда как интенсивной психотерапии не требуется. Изначально налтрексон был протестирован лишь в рамках углублённых программ лечения алкоголизма, включающих в себя интенсивное консультирование и терапию. Поэтому Управление по пищевым продуктам и лекарственным препаратам США одобрило его для использования в качестве вспомогательного средства в рамках таких программ.

Проект КОМБАЙН чётко показал ошибочность этого ограничения. Для эффективного действия налтрексона консультирование не требуется. Аналогичные результаты были получены в более ограниченных исследованиях – налтрексона в Австралии и налмафена – в Финляндии. Поэтому изначальное ограничение, связанное с предписанием данного препарата только при весьма специализированном лечении или реабилитации, было устранено. Теперь ваш семейный врач имеет полное право выписать вам налтрексон.

В клиниках Финляндии, применяющих метод Синклера, установлено, что его эффективность составляет 78 % больных. В клиниках штата Флорида получен результат 85 % эффективности. Первые результаты, полученные индийской неправительственной организацией КОРД[14], – 75 % эффективности при использовании метода Синклера.

Примерно в 50 % неэффективности налтрексона приходится на случаи отказа от приёма препарата, что является очень низкой степенью несоблюдения правил лечения алкоголизма. Существует, однако, небольшая часть пациентов, возможно, 10 %, которые, как следует из их «дневников выпивки», правильно принимают налтрексон, но не извлекают из этого пользы. В настоящее время ведутся активные поиски «признаков» того, что для данного человека налтрексон неэффективен. Существуют свидетельства того, что таковы люди, не имеющие алкоголиков среди близких родственников, не любящие очень сильные сладкие растворы и, как показал проект КОМБАЙН, имеющие особенную форму опиоидного рецептора.

Положительные клинические испытания, результаты проекта КОМБАЙН, научная репутация журнала Journal of the American Medical Association – всё это свидетельствует, что применение налтрексона а его родственного препарата – налмафена – значительно увеличится в ближайшие месяцы и годы. Иными словами, при широком внедрении формулы Налтрексон + Алкоголь = Излечение с алкоголизмом будет покончено.

Американская медицинская ассоциация обычно ограничивает доступ к публикациям на своём сайте, но когда были опубликованы результаты КОМБАЙН, Ассоциация оценила их настолько высоко, что позволила посетителям сайта скачивать их на свои компьютеры.

Проект КРМБАЙН начался в 2001 г. В мае 2006 г. Были опубликованы его результаты, сразу же получившие широкое признание и огласку в СМИ как ориентир в исследовании алкоголизма. Реймонд Энтон из Медицинского университета Южной Каролины и Стефани О’Мэлли из Йельского университета возглавили исследование совместно с 20-ю ведущими специалистами в данной области. Хотя проект КОМБАЙН формально не был направлен на испытание метода Синклера, он позволил установить, что налтрексон является незаменимым средством лечения алкоголизма и был рекомендован в рамках обычной лечебной практики, без необходимости в интенсивном консультировании или в собраниях Анонимных алкоголиков. Несмотря на то, что до настоящего времени налтрексон был прописан лишь 2 % алкоголикам в США, результаты его применения таковы, что он может стать новым золотым стандартом в лечении миллионов алкоголиков в США, Европе и других странах. Иначе они не избавятся от разрушительного действия своей прогрессирующей болезни. Даже в Англии, где налтрексон, как ни ужасно, можно получить по рецепту только частным образом (т. е. без субсидии от правительственной Национальной службы здравоохранения), данный вид лечения сулит отличные перспективы, алкоголикам, пьяницам, вообще всем, кто хочет контролировать количество потребляемого алкоголя.

Дэвид Синклер написал о долгосрочных преимуществах налтрексона через 3 года после начала курса лечения, в котором пациенты принимали налтрексон за час до выпивки. В те дне, когда пациенты не пили, препарат они не принимали. В результате их пристрастие к алкоголю, количество потребляемого спиртного, а также степень разрушения печени заметно снизились. То есть через 3 года они пили и хотели пить меньше, чем после 5-ти первых месяцев лечения. При традиционных методах лечения алкоголизма, основанных на абстиненции, наилучшие результаты достигаются в начале курса, а затем, с каждой неделей, пациенты снова начинают пить, причём всё больше и больше, и уровень выпитого превосходит изначальный. Как показывают трёхлетние последующие исследования, фармакологическое отвыкание вырабатывает у человека совершенно противоположную модель поведения. Уровни пристрастия к алкоголю и уровни выпитого алкоголя – выше всего в первые недели курса лечения, но в дальнейшем постепенно снижаются, т. к. каждая выпитая доза алкоголя после приёма налтрексона работает как шаг к отвыканию. Иными словами, чем чаще человек, принимающий налтрексон, пьёт спиртное, тем меньше хочет пить.

Новые клинические испытания также демонстрируют эффективность налтрексона. Например, в работе Морли, опубликованной в 2006 г., сообщается о проведённом в Австралии дважды слепом плацебо-контролируемом исследовании 169 алкоголиков. Это исследование, как и предыдущие показало, что налтрексон эффективно действует на алкоголиков, предотвращает рецидивы пьянства, хотя приём налтрексона на начальной стадии абстиненции не отодвигал во времени первое принятие алкоголя.

В США насчитывается 1 630 судов по делам нарушителей закона, страдающих алкогольной и наркотической зависимостью. В них налтрексон всё чаще дают подзащитным-алкоголикам и вместо того, чтобы сажать их в тюрьму, устанавливается наблюдение за принятием ими лекарства. Судья Верховного суда Калифорнии Стивенс одним из первых ввёл лечение налтрексоном. Результаты произвели на него большое впечатление. Вот что он сказал: «Разве можно не воспользоваться таким отличным методом лечения?».

Судья Стивенс называет себя консерватором, но с энтузиазмом говорит, что тюремное заключение, равно как и традиционные методы лечения не устраняют алкогольную зависимость человека. По его мнению, они неэффективны, т. к. не препятствуют алкогольному и опиатному одурманиванию, а это означает, что у многих правонарушителей происходит рецидив и они снова оказываются на скамье подсудимых. Вы можете найти интервью с Судьёй Стивенсом в Интернете.[15].

Пить, чтобы бросить пить

Рис. 7. «Степень влияния» на уменьшение количества выпивок показывает, что метод Синклера Налтрексон + Алкоголь эффективнее формулы Налтрексон + Абстиненция, и то, что он намного лучше способствует снижению потребления алкоголя, чем любые другие препараты и методики (Agosti, 1995).

Рис. 7 отражает результаты из статьи Агости (1995 г.): сравнивается измеренная в различных клинических экспериментах способность разных способов лечения алкоголизма уменьшать число выпивок. Данные по налтрексону взяты из публикации о результатах исследования, которое в 1992 г. провела группа под руководством О’Мэлли. Эта статья была опубликована довольно давно – в 1995 г., поэтому в ней нет результатов новейших препаратов, таких как акампросат. Однако с тех пор больше не было проведено таких всеобъемлющих исследований, и вывод Агости о том, что если применять налтрексон надлежащим образом, он является самым эффективным средством лечения, он по-прежнему актуален.

Метод Синклера соответствует требованиям экономической эффективности и доказательной медицины. Более подробные научные и академические ссылки на журнальные статьи по клиническим испытаниям см. в Приложении А, в аннотированной библиографии клинических исследований, опубликованных до марта 2008 г.

4. Почему я раньше ничего не знал о методе Синклера?

«ЕСЛИ найдено средство от алкоголизма, то почему об этом не сообщает на первой полосе «Нью-Йорк Таймс»?

Средство от алкоголизма, амфетамина, кокаина и игровой зависимости заслуживает того, чтобы мы о нём знали. Может, на самом деле всё не так замечательно?».

Это повторяли многие: мой агент Дэвид Фьюгейт, мой наставник проф. Арнольд Лазарус, обычные люди, с которыми я встречался во время моих поездок по стране, эксперты – например, мой друг, известный врач д-р Мариос Панос, специалист по циррозу печени. Он работает с трансплантами повреждённой в результате пьянства печени. Он сказал мне: «Слишком уж это хорошо и просто. Что-то мне не верится, что это правда. И почему я раньше об этом ничего не слышал? Я же внимательно слежу за научными публикациями».

Хотя недавно в «Ньюсуик» появилась статья о налтрексоне, где говорится о лекарственных препаратах, которые можно применять для лечения алкогольной зависимости, метод Синклера до сих пор не известен 50 миллионам человек в Северной Америке и Европе, по разным причинам страдающим алкогольной и прочими зависимостями.

История.

Эта проблема возникла задолго до возникновения метода Синклера и применения налтрексона для лечения алкоголизма. В углублённом исследовании, проведённом в 1970-х годах Национальным институтом по злоупотреблению наркотиками США, изучалось использование Налтрексона для лечения опиатной зависимости. Результаты исследования опубликовали Рено в 1978 г. и повторно – Национальный институт по злоупотреблению наркотиками – в 1980 г.

Врачи, спланировавшие данный эксперимент, думали не об отвыкании, а о том, что злоупотребление наркотиками – это рациональное поведение (см. также ниже), в основе которого лежит желание получить удовольствие и избежать боли. Поэтому пациентам вручали карточки с призывом на период принятия лекарственного препарата воздержаться от героина и других опиатов. Там говорилось, что если они примут небольшую дозу, то не почувствуют никакого удовольствия, а если большую, то умрут. Если бы налтрексон мог сам по себе уменьшить аддикцию, то у принимающих его пациентов результаты были бы лучше, чем у принимающих плацебо. Но ни у одного из этих людей налтрексон не имел ни единого преимущества по сравнению с плацебо. Налтрексон работает иначе. Однако 17 принимающих налтрексон пациентов и 18 принимающих плацебо не подчинились требованию и продолжали принимать героин или метадон. Рено пишет, что:

В этой подгруппе у принимающих налтрексон пациентов анализ мочи дал намного меньше положительных реакций на метадон и морфий.

Модель тестирования принимающих налтрексон была такой: 1 или 2 тестирования на героин или метадон и затем прекращение.

К концу периода тестирования у принимающих налтрексон обнаружено существенное понижение зависимости по сравнению с принимающими плацебо.

Рено сделал вывод о том, что налтрексон способствует отвыканию, что ранее установил на уровне теории Уиклер. Отвыкание требует, чтобы реакция – модель поведения, ориентированная на принятие алкоголя, – происходила в присутствии налтрексона. Поэтому естественно, что преимущество от лекарственного препарата получили только те больные, которые принимали опиаты параллельно с налтрексоном. Аналогично, недавнее клиническое исследование подтвердило, что налтрексон эффективен только в том случае, если при приёме опиатов налтрексон находится в крови и тем самым не позволяет опиатам (морфию или героину) укреплять опиоидную систему мозга.

Но ни врачам, ни больным никто не объяснил, что налтрексон следует применять именно таким образом. И вот, 30 лет спустя, мы читаем на вкладыше упаковки налтрексона:

«Если при лечении налтрексоном вы будете принимать героин или какой-либо иной опиат, то положительного результата ожидать не следует. Более того, большая доза героина или иного наркотика (в т. ч. метадона или левометадила) при приёме налтрексон может привести к коме или даже летальному исходу».

Этот вкладыш не упоминает о научных данных о том, что налтрексон принесёт пользу только тем опиатным наркоманам, которые нарушат эту инструкцию! Пока же мы потеряли целое поколение больных, не имеющих доступа к правдивой информации.

Информационная перегрузка: медленное разворачивание нефтяных танкеров.

В Приложении A перечислено более 70 исследований, подтверждающих эффективность опиоидных антагонистов (налтрексона и налмафена), принимаемых корректно, т. е. по формуле Налтрексон + Алкоголь = Излечение. Кроме того, там даны ссылки на обзоры, в которых делается вывод о том, что налтрексон является лучшим средством борьбы с алкоголизмом. В Приложении A также перечислено более 30 исследований, подтверждающих, что некорректное принятие лекарственных препаратов, т. е. формула Налтрексон + Абстиненция, приводит к рецидивам и полному провалу лечения. Если бы такие веские свидетельства имелись, например, для какого-то базового препарата, например, применяемого при лечении вирулентного рака, все мировые СМИ буквально кричали бы об этом, и не услышать их было бы невозможно.

С алкоголизмом же всё иначе.

Хотя мы и живём в эпоху быстро распространяемой информации, общество до сих пор не выиграло от результатов исследований, показывающих, что наиболее недорогим и надёжным из существующих сегодня средств борьбы с алкоголизмом является фармакологическое отвыкание. Отчасти это объясняется обилием литературы по данному вопросу: врачи просто не успевают читать тысячи публикаций в научных журналах и внедрять прочитанное в лечебную практику.

Большинству врачей первичного звена даже не известно об описанном в этой книге исследовании аддикции, осуществлённом сразу же в нескольких научных центрах в рамках проекта КОМБАЙН. Результаты этого углублённого исследования были опубликованы в мае 2006 г. в журнале Journal of the American Medical Association. Американская Медицинская Ассоциация пришла к выводу, что «налтрексон» можно использовать в рамках медикаментозного лечения алкоголизма в медицинских учреждениях, помогая тем самым людям, страдающим от алкогольной зависимости, которые не могут рассчитывать ни на какую другую медицинскую помощь». Врачи и больные просто-напросто тонут в море информации.

Изменение подхода общества к проблеме алкоголизма может быть чрезвычайно громоздким. Это как изменить курс огромного супертанкера. Дело это сложное, требующее много времени. Человечеству потребовалось целое столетие, чтобы принять открытие, сделанное Уильямом Гарвеем (1578–1657 г.г.), заключающееся в том, что сердце, как насос, заставляет кровь циркулировать по телу. Десятилетия ушли на то, чтобы полностью принять идею Эдварда Дженнера (1749–1823 г.г.) о прививках против оспы. А сейчас прививки против смертельных болезней стали в мире привычным делом. Ведущие хирурги, современники Листра (1827–1912 г.г.), отвергали его требование стерилизовать инструменты перед операцией и использовать карболовую кислоту во избежание гангренозного заражения для уничтожения микробов в больнице после проведения операции. В наши дни операционные в приличных больницах находятся в стерильном состоянии. Луи Пастер (1822–1895 г.г.) годами ездил по французским деревням, демонстрируя свою вакцину против бешенства, пока, наконец. Фермеры поверили ему. Сейчас разработанную им пастеризацию применяют во всё мире: молоко и другие жидкости нагревают для предотвращения таких заболеваний, как туберкулёз, но потребовались десятилетия, пока пастеризация была официально признана и разрешена к применению с целью обеспечения безопасности здоровья людей.

Как и прежде, не всё меняется в нашем изменчивом мире, и метод Синклера не исключение. Лечение аддикции по-прежнему целиком зависит от религиозных догм – «Только воздержание» и «Не лечить вредные привычки лекарствами». Широко распространено убеждение, согласно которому существует только одно средство от аддикции. Это – полное воздержание – через подчинение высшей силе, тюремную изоляцию, ограничительную реабилитацию, наклеивание обидных ярлыков, унижение и другие наказания.

Патенты и прибыли движут миром.

Если бы налтрексон был давно запатентованным препаратом, применяемым уже несколько десятилетий, как применяемый при депрессии Прозак[16], у фармакологических компаний было бы больше финансовых причин производить его. Но Компания «Дюпон» получила лишь короткий эксклюзив на свой бренд ReVia, и налтрексон теперь является препаратом общего типа, т. е. неэксклюзивным и поэтому недорогим для потребителя и низкорентабельным для производителя. Неужели руководители фармацевтических компаний, находясь в здравом уме, вложат сотни миллионов долларов в продвижение препарата, который не принесёт их компаниям больших прибылей и цены на который в скором времени будут сбиты на мировых рынках из-за конкурентной борьбы? Конечно, нет. Владельцы акций занимаются бизнесом, а не благотворительностью.

Как ни парадоксально, целью получения патента на метод Синклера (в Приложении C приводится патент) была максимальное и скорейшее ознакомление людей с этим методом, но оглядываясь назад, можно сказать, что патентование замедлило процесс и стоило не одной жизни.

Синклер ответил на вопрос, почему о его методе ничего не известно. Вот это электронное письмо: [17].

Вероятно, одна из причин – это то, что мой метод запатентован. Я нередко задавался вопросом: каковы последствия получения патента? Разумеется, я намеревался ускорить распространение данной процедуры. Но, возможно, процесс только затормозился. Я понимал, что компания «Дюпон» обсуждала возможность подписания контракта с компанией «КонтрАл», владельцем патентов, но затем приняла решение обойти патент и прекратила общаться с со мной и с «КонтрАл»… В их тщательно разработанном упаковочном вкладыше и рекламных материалах ничего не было сказано об отвыкании и правильном использовании препарата. После того как налтрексон стал препаратом общего типа, представитель компании «Маллинкродт», производителя налтрексона – препарата общего типа, сказал мне о своём согласии с идеей отвыкания (Налтрексон + Алкоголь), но добавил, что они не могут действовать вопреки информации, приведённой в предписании, подготовленном фирмой «Дюпон» (т. е. Налтрексон + Абстиненция). На мою просьбу он ответил, что не имеет права даже предоставить врачам копии клинических исследований, проведённых коллективом проф. Хейняля в 2001 г., хотя теперь ситуация меняется благодаря распоряжению Управления по контролю за продуктами и лекарствами.[18] Интересное совпадение: действие моего исходного американского патента истекает 13 июня 2008 г. Так что выход в свет книги («Пить, чтобы бросить пить») совпадает с окончанием действия патента. Теперь по крайней мере все смогут использовать данный метод.

Но проблемами, связанными с патентованием, не объясняется ограничение распространения информации о правильном лечении опиатных аддикций. Это ограничение началось более чем за 10 лет до того, как Синклер получил свой первый патент по проблематике лечения алкоголизма, когда отсутствовали аналогичные патенты по лечению опиатной зависимости, которые ввели бы врачей и больных в заблуждение относительно правильного применения налтрексона.

Коммерческие интересы: преодоление рыночных барьеров.

Хотя налтрексон можно приобрести только по рецепту, этот препарат не следует принимать по какому-либо графику, он безопасен, не вызывает привыкания и не имеет побочных эффектов. Но в 1995 г., когда фирма «Дюпон» начала его реализацию, торговые агенты фирмы действовали с предельной осторожностью. На ярлыке упаковки с налтрексоном было указано, что это лишь один из многочисленных факторов, от которых зависит успех лечения алкогольной зависимости, не более чем дополнение к комплексной программе лечения алкоголизма. Во-первых, тем самым рекламирование налтрексона затормозилось, т. к. его можно было рекламировать только для узких специалистов, а не для семейных врачей и врачей первичного звена, т. е. заведомо отсекалась большая часть врачей и больных. Во-вторых, из-за боязни медицинских ошибок и судебных преследований врачи не рисковали выписывать своим пациентам налтрексон. Это опасение ушло в мае 2006 г, после публикации результатов проекта КОМБАЙН в Journal of the American medical Association. В третьих, в упаковках был вкладыш, предупреждавший о том, что препарат может вызвать разрушение печени. Если принимаемая доза превышала 300 мг, т. е. в 6 (!) раз больше рекомендованных 50 мг, то в печени наблюдалось превышение ферментов. Мысль о том, что налтрексон может привести к разрушению печени, была ещё одним барьером на его пути к больным. Семейные врачи имели дополнительные основания избегать налтрексона, хотя рекомендуемая доза была абсолютно безопасна для здоровья. Несмотря на обзор литературы и утверждение «Дюпоном» об отсутствии у препарата побочных эффектов при приёме рекомендованных доз, в упаковке налтрексона по-прежнему есть предупреждающий ярлык. Кто же захочет выписывать или принимать препарат, который излечивает алкоголизм, но при этом разрушает печень? Более того, это предупреждение порождало требование сдавать кровь на анализ состояния печени перед началом курса налтрексон, а это повышало его стоимость и тормозило принятие в качестве лекарственного препарата. По сути дела, одним из преимуществ лечения алкоголиков налтрексоном является улучшение функционирования их печени, о чём свидетельствуют результаты тех же самых анализов крови.

«Дюпон» стал продавать налтрексон под маркой ReVia™, но при этом возникли дополнительные трудности продвижения препарата на рынке. Не известно, было ли компании известно о том, что налтрексон эффективен только при активном потреблении алкоголя. Но даже если компания знала это, она не получила официального разрешения заявить об этом. Поэтому когда людям выписывали налтрексон, им не говорили о необходимости продолжать пить. При соблюдении полученных инструкций они не видели никаких улучшений – потребность пить и объёмы выпитого не уменьшались, и на этом основании люди прекращали курс лечения. А для врачей это было чем-то вроде «уловки-22». Они могли прописывать налтрексон в специализированных условиях, например, клиниках лечения зависимостей. Кроме того, им запрещалось давать пациентам необходимые рекомендации – принимать препарат за час до выпивки. Тем самым у «Дюпона» руки были полностью связаны и нормально продавать налтрексон компания была не в состоянии. Таня Грейвс, представитель Медицинской Ассоциации Аризоны, заявила: «Страховые компании часто не разрешают лечащим врачам выписывать налтрексон. Бытует мнение, что проблемы аддикции должны решать узкие специалисты». Некоторые страховые компании вообще отвергают этот препарат. Так, сеть лечебных центров в Калифорнии, применявших налтрексон в качестве основного средства лечения алкоголизма, была вынуждены приостановить свою деятельность уже через полгода после начала работы, т. к. медицинская страховка не покрывала этот вид лечения. Фармакологическое отвыкание не привлекает внимания реабилитационной индустрии, стоимость которой оценивается в 6,2 миллиарда долларов. Её представители приводят «идеологические» доводы против налтрексона: «Единственный путь – это воздержание» и «Мы не верим в то, что алкоголиков можно лечить лекарственными препаратами». Но всё дело в том, что метод Синклера не может принести фармацевтической и реабилитационной индустриям прибылей, которые они хотели бы получить. Фармацевтическая промышленность имеет 39,4 % возврата капитала, что в 5,5 раз выгоднее, чем в среднем имеют компании, которые входят в число «Форбс 500». Частные заведения, например, основанные на Миннесотской модели абстиненции («Хейзелден», «Бетти Форд», «Коттонвуд де Таксон»), содержатся на доходы, поступающие от новых и повторных больных.

Процент неудач, к сожалению для пациентов, высок, а для заведения это означает большое число возвращающихся больных.

В США реабилитационный центр обычно берёт от 30 до 42 тыс. долл. За 28 дней (например, «Хейзелден», «Бетти Форд», «Коттонвуд де Таксон»), В Англии – 36 тыс. долл. (например, «Прайори Груп»). Этот бизнес настолько перспективен, что голландский банк «АБН Амро» купил в 2005 г. британскую «Прайори Груп» за 1,5 млрд. долл. Реабилитационная клиника, обслуживающая 400 пациентов в год, может рассчитывать на получение ежегодного дохода как минимум 10 млн. долл. Годовой валовой доход клиники «Бетти Форд», рассчитанной на 800 больных, составляет 20 млн. долл!

Подобные учреждения сильно проиграют, если простой, надёжный и недорогой амбулаторный метод лечения – метод Синклера, для которого требуется один визит к врачу и по возможности – несколько визитов к обученному консультанту, вытеснит традиционные модели лечения, которые длятся 28 дней и предполагают детоксикацию и абстиненцию. Я ни в коем случае не нападаю на истинных профессионалов, искренне желающих помочь своим больным. Это просто описание современной инфраструктуры лечения алкоголизма.

В связи с тем, что пациенты постепенно уменьшают объём выпитого, метод Синклера устраняет необходимость в обычной «ударной» стационарной детоксикации, которая сама по себе разрушает мозг.

Метод Синклера приносит пользу больным, но не клиникам, ориентированных на получение прибыли. Если бы он был повсеместно принятым методом лечения алкогольной зависимости, метод Синклера с его 80 %-м успехом преобразили бы фармакологию как индустрию. Миллионы людей, страдающих зависимостью, могли бы излечиться без всякой абстиненции и волевых усилий. Но это означало бы также, что кроме закрытия частных реабилитационных центров и потери прибыли, тысячи специалистов по алкогольной зависимости и клиник останутся вне бизнеса. Может ли это хотя бы частично объяснить, почему метод Синклера до сих пор не принят на правительственном уровне, кроме Финляндии? Именно потому, что метод Синклера не является привлекательным для большого бизнеса, больные лишены доступа к нему.

Но потери бизнеса детоксикации не объясняют, почему было ограничено лечение опиатной зависимости методом отвыкания. Главное отличие между алкогольной и опиатной зависимостями состоит в том, что для лечения людей, физиологически зависящих от опиатов, необходима предварительная детоксикация. Тем не менее, использование физиологического отвыкания с помощью налтрексона тоже не получило широкого признания для лечения опиатной зависимости. После того как налтрексон впервые был официально одобрен в США, мало было известно о механизме его действия и эффективности, чтобы этот препарат получил широкую огласку. «Дюпон», изготовитель препарата, не обеспечил его должной огласки в виде пресс-релизов.

«Критическая точка»: открытие налтрексона и метода Синклера.

Популярный автор Малкольм Гладуэлл позаимствовал термин «критическая точка» в эпидемиологии для описания точки, когда «социальные эпидемии», как, например, внезапное снижение уровня преступности в Нью-Йорке в середине 1990-х г.г. или необъяснимая новая мода, достигают критической массы. Гладуэлл объясняет это так: «Я убеждён в том, что модели поведения, идеи и продукты охватывают общество подобно болезни, и запустить их в действие может даже малейшее изменение». Одна знаменитая личность может запустить цепную реакцию и породить новую тенденцию, как, например, кроссовки без шнурков, Botox®, новый электронный планшет. В 1990-е г.г. вдруг стало модно «проходить восстановление». Как только увидел знаменитостей на собраниях «Анонимных алкоголиков», восстановление стало считаться вполне нормальным делом. И хотя «зависимость» было ярлыком, признаком личной слабости, её также воспринимали как нечто «классное». Количество частных реабилитационных центров, таких как «Хейзелден» и «Бетти Форд Клиник», а также групп «Анонимных алкоголиков», значительно увеличилось. Гладуэлл пишет, что кто угодно может инициировать» позитивную эпидемию», как это произошло, когда Листер инициировал применение карболовой кислоты и правил гигиены, чтобы положить конец эпидемии гангрены, которая распространялась в больницах по всему миру.

Только представьте себе последствия для всего общества, если бы «Нэнси Рейган» дала позитивные отзывы на метод Синклера, а не стандартное «Скажите нет!». Некоторые влиятельные лидеры в штатах Новой Англии планировали проведение рекламных кампаний, в т. ч. в армии, но по какой-то причине их дискуссии с финскими специалистами, продвигающими этот метод, ни к чему не привели и планы так и остались планами.

США опережают Англию, но и здесь мало знают о налтрексоне.

США не спешат внедрять и правильно использовать налтрексон, но всё равно при этом опережают Англию. Если учесть, что по уровню запойного пьянства, в т. ч. среди молодёжи, Великобритания занимает одно из первых мест в мире, просто ужасно, что британское правительство и промышленность игнорируют налтрексон и налмафен.[19].

Хотя налтрексон получил специальное одобрение для лечения алкоголизма в США и в большинстве европейских стран, включая бывший СССР и Россию, в Индии, Австралии и других странах, а в Великобритании его для лечения алкоголизма до сих пор нет. Причина кроется в следующем. Налтрексон – это препарат общего назначения, а значит, фармацевтической компании в условиях рыночной конкуренции просто нет смысла вкладывать деньги в клинические испытания препарата, требуемые для его одобрения. Невероятно, но факт: в 2005 г. государство потратило 400 млн. долл. на лечение 63 000 больных в специальных заведениях при стоимости 6 тыс. долл. за каждого пациента, игнорируя при этом всю позитивную информацию по налтрексону. Не менее поразителен такой факт. Британская служба здравоохранения не разрешает британским врачам выписывать налтрексон для лечения алкоголизма. И это – в стране, «терпящей поражение в борьбе с бутылкой». Вообще-то современные британские технологии позволяют легко реализовать такую программу. Но даже если человеку известно, как применять налтрексон для лечения алкогольной зависимости, приобрести его в Англии нелегко. Налтрексон одобрен в Англии для наркотической зависимости (героин, морфий), а при других зависимостях, в т. ч. алкогольной, его могут выписать только в частном порядке. То есть любой зарегистрированный английский врач может выписать налтрексон, но больной будет вынужден заплатить за препарат. Британская благотворительная организация «Элкохол Консерн» говорит что, каждое 3-е койко-место в британских государственных клиниках занято алкоголиком. Но, как ни парадоксально и даже дико, Британская служба здравоохранения не хочет оплачивать использование налтрексона для лечения алкоголизма.

Недавно я встречался с американской учёной, в течение более чем 20 лет сотрудничавшей с Британской службой здравоохранения. Она хорошо знакома с литературой по проблемам алкоголизма, но практически ничего не знает о налтрексоне, никогда не слышала о методе Синклера и фармакологическом отвыкании. «Перед нашей встречей я звонила в США нескольким коллегам, они – выдающиеся специалисты, но понятия не имеют, о чём вы с Синклером говорите», – сказала она. Оказалось, что она не знает, почему её коллеги не слышали ни о результатах 70 клинических испытаниях, ни даже о проекте КОМБАЙН, в рамках которого было исследование поведения беспрецедентно большого числа алкоголиков – 1 383 человек. Но её отношение к коллегам такое уважительное, что, по её мнению, они просто не могут ошибаться, поэтому она ответила мне: «Дайте мне данные и ссылки на публикации. Если то, что говорите вы с Синклером, правда, то это – революция в лечении алкоголизма. Она изменит мир».

В главе 3 было сказано, что сейчас многие ведущие американские учёные изучают и выписывают налтрексон, ориентируясь на эффект отвыкания. Налтрексон рассматривают в качестве эффективного средства для сильно пьющих, в особенности для тех, кто не хочет переходить на полное воздержание. Методика принятия налтрексона без предварительной детоксикации сначала была изучена на алкоголиках в клинических условиях в Финляндии (Heinälä et al., 2001), а затем, тоже в клиниках Финляндии, применяющих метод Синклера, налтрексон стал доступен людям. Сейчас всё больше врачей начинают применять его в обычных клиниках. Главным препятствием на пути применения метода Синклера является глубоко укоренившаяся мысль о том, что алкоголик обязан мгновенно бросить пить и что нет пути к излечению, кроме абстиненции. Лишь сейчас это заблуждение постепенно сходит на нет.

Тем не менее, постыдным является тот факт, что лишь менее 2 % американцев, страдающих алкоголизмом, и ещё меньше в Англии, получили возможность использовать налтрексон для лечения своего недуга. Разве прилично скрывать от людей, больных алкоголизмом, эффективное лекарственное средство? Разве это законно? Возможно. Но главное – исправить ситуацию. Книга «Пить, чтобы бросить пить».

Может помочь в этом важном деле, т. к. говорит людям о том, что победить алкоголизм можно, и средство для этого есть.

Злоупотребление алкоголем нерационально.

Возможность отвыкания от злоупотребления алкоголем и опиатами игнорируют, наверно, потому, что она противоречит традиционным призывам «Скажи «нет» алкоголю». Сторонники этого подхода считают, что любое поведение является осознанным и рациональным и направленным на получение максимального удовольствия и сведение болезненных ощущений к минимуму. У человека, думают они, всегда есть выбор, он может не пить и не принимать наркотики, и это же так просто – взять и сказать «нет». Поэтому нужно сделать так, чтобы алкоголь и наркотики заставляли человека испытывать жуткие физические страдания, тогда, мол, алкоголикам и наркоманам останется только отказаться от своих пагубных привычек. То есть «секрет» обращения с алкоголиками прост: нужно наказывать их должным образом за пьянство – давать им большие дозы антабьюза (чтобы они ужасно мучились, если выпью), бросать за решётку (в большинстве стран тюрьмы ужасны), направлять в исправительные лагеря или реабилитационные центры, исповедующие спартанское воздержание.

Метод Синклера не имеет ничего общего с идеей наказания алкоголиков и морализированием на тему алкоголизма. Этот метод ничего не требует от алкоголика, не причиняет ему ни малейшей боли. Наоборот, он устраняет кошмарные, иногда опасные для жизни последствия принудительного воздержания. Он позволяет человеку продолжать пить, стремится к умеренности и не отличаться от большинства членов общества, он не наказывает алкоголика за злоупотребления. Такой подход непопулярен во многих кругах.

Дело в том, что не всегда поведение является рациональным. Спектр моделей поведения – от полной осознанности, как, например, выпить чашку кофе, до вегетативных рефлексов – сердцебиения или желудочных сокращений. Эти рефлексы укоренены в нервной системе, ими нельзя управлять. Если вам предложить деньги за искусственную остановку вашего сердца, вам придётся отказаться. Даже заставить желудок сокращаться вы не сможете. Какими бы ни были последствия и угрозы, вы ни за какие деньги не сможете осознанно контролировать эти процессы. Между этими «крайностями» находятся модели частично контролируемого поведения. Во многих случаях изначальная реакция является почти полностью произвольной, но контроль теряется по мере действия запрета. Например, вы без труда можете задержать дыхание, но ответная реакция (желание дышать) становится всё более автоматической, и приблизительно через минуту выходит из-под вашего контроля. Разумеется, у разных людей – разная степень доминирования над собственными рефлексами, но для большинства людей призывы «Скажи нет!» просто бесполезны. Некоторые модели поведения поначалу выглядят как рационально контролируемые, но при усвоении постепенно становятся более автоматическими. Одним из хорошо известных примеров является вождение автомобиля. Ещё одна такая же поведенческая модель – потребление спиртного. Юноша, впервые в жизни выпивший спиртное, осознанно контролирует своё поведение. Возможно, на него повлияли чьи-то слова или настойчивость приятелей, но и это тоже – часть рационального контроля. Но после длительного, повторяемого принятия алкоголя, когда данная модель становится привычной, она может перейти в состояние автоматического поведения. Один из первых признаков – появление желания выпить или мысль о каком-то конкретном напитке, например: «Сейчас бы классно было выпить холодного пивка!» Эти мысли приходят в голову автоматически, они – продукт деятельности нервной системы человека. Человек начинает обращать всё больше внимания на алкоголь и всё чаще пить, даже когда вроде бы и не планировал этого.

(Интересно, что больные, которых лечат по методу Синклера, сообщают о прямо противоположном процессе. Так, спустя некоторое время после начала лечения, их перестаёт мучить мысль о необходимости выпить). Кое-кто так преуспевает в этом обучении, что выпивка переходит в класс поведенческих моделей, когда ответная реакция иногда выходит из-под осознанного контроля. Большую часть времени такой человек в состоянии воздерживаться от выпивки, если того требуют обстоятельства, но иногда, в соответствующей обстановке и после длительного воздержания, желание выпить становится неконтролируемым. Судя по всему, это и есть порог, за которым начинается алкоголизм. Алкоголик – это человек, не способный реально контролировать принятие алкоголя. После этой точки выпивка «зашивается» в нервную систему. Теперь уже никакие вознаграждения или наказания не могут остановить человека. С этого момента принятие алкоголя не имеет логического смысла. Человек продолжает пить несмотря на то, что получаемое при этом удовольствие намного слабее неприятных ощущений. Многие алкоголики говорят, что выпивка не приносит им почти или никакого удовольствия, неприятных ощущений становится все больше много, – но они всё равно пьют. Ясно, что когда человек стал алкоголиком и принятие спиртного перестало быть рациональным поведением, контролировать этот процесс рациональными средствами просто невозможно. Усиление неприятных и болевых ощущений – жёсткий реабилитационный режим, исправительный лагерь, тюрьма – всё это не принесёт никакой пользы ни при лечении алкоголизма, ни при попытке остановить дыхание. После того как потребление алкоголя «зашилось» в нервной системе, единственное решение проблемы – «разорвать» эти суровые нитки, и именно это обеспечивает отвыкание с использованием налтрексона: он в буквальном смысле разрезает и ослабляет в мозгу схемы, ответственные за аддикцию. Скептики могут возразить, что, мол, человек, принимающий налтрексон, откажется от него, если узнает, что препарат блокирует удовольствие, получаемое от алкоголя. Судя по всему, это – одна из причин, тормозящих внедрение метода Синклера. По мнение скептиков, принятие налтрексона не имеет смысла.

И действительно, в этом не больше смысла, чем в употреблении алкоголя человеком, получающим от этого намного больше отрицательных ощущений, чем положительных (похмелье, несчастные случаи, неудачи в личной жизни, потеря работы, цирроз печени, проблемы с законом). Но алкоголик не бросает пить. Злоупотребление алкоголем «бессмысленно», оно иррационально, именно эта иррациональность делает алкоголика алкоголиком. Человек пьёт из-за усвоенного, записанного в нервную систему рефлекса. Он может ненавидеть этот рефлекс, но остановить его усилием воли не в состоянии. Как только аддикция занимает своё место в мозгу человека, выбора у него не остаётся. Метод Синклера даёт алкоголику рациональный способ избавления от этого болезненного и ненавидимого им рефлекса. Всё что нужно – это принимать налтрексон перед выпивкой. Это просто и поддаётся контролю. При этом получаемое удовольствие не очень уменьшается, ведь алкоголь приносит мало удовольствия или сосем его не приносит. Но в конце концов человек в основном избавляется от неприятных ощущений. Пьянство – нерационально, а приём налтрексона – рационален. Поэтому не стоит удивляться тому, что примерно 90 % людей, которое лечатся по методу Синклера, не забывают принимать налтрексон перед употреблением алкоголя. Первым шагом на пути к излечению алкоголизма является признание того, что некоторые реакции, как, например, дыхание или употребление спиртного алкоголиком, не поддаются рациональному контролю. Алкоголик не в состоянии бросить пить, несмотря на обещанное вознаграждение или ожидаемое наказание. Неспособность врача понять тот непреложный факт, страсть к алкоголю и пьянство являются приобретёнными, неосознанными физиологическими рефлексами, приводит к тому, что алкоголику назначается курс болезненного и неэффективного лечения, в основе которого – ошибочная мысль о том, что алкоголик способен контролировать употребление спиртного. Современный подход к лечению больных алкоголизмом основан на убеждённости в том, что на самом деле эти люди не алкоголики, а просто приняли осознанное решение пить. А гуманная альтернатива этому подходу – метод Синклера – в США в основном игнорируется.

Настройтесь на то, чтобы просто принимать лекарство.

Большинство из нас привыкли раз в день принимать таблетку от какой-то болезни: антидепрессант от депрессии, гипотензивное средство от давления, инсулин от диабета, обезболивающее при болях, антигистаминный препарат от аллергии. Лекарство действует само по себе, дополнительные усилия не нужны. Именно так мы относимся к лекарствам – и спасающим жизнь, и снимающим симптомы болезни.

Но, как уже было сказано, налтрексон и налмафен) действуют иначе. Для того чтобы они оказывали на нас влияние, мы должны принимать алкоголь. То есть сначала мы должны принять таблетку налтрексона или налмафена, подождать не меньше часа, чтобы она усвоилась кровью и поступила в мозг, а затем – совершить не менее важный поступок – принимать алкоголь, а препарат будет при этом блокировать опиоидную систему в мозгу. Иначе обстоит дело, например, с действием антибиотиков при борьбе с инфекцией: нам не нужно ничего делать, только принять антибиотик, этого достаточно, чтобы лекарство могло победить бактериальную инфекцию.

Медики и больные стали жертвами преобладающего настроения относительно приёма лекарств. Считается, что главное – чтобы лекарство попало в организм. Но ничего не может быть дальше от истины, хотя, казалось бы, вполне логично полагать, что налтрексон сам по себе является средством от алкоголизма. Но именно такое предписание нередко получают те, кому прописывают налтрексон: абстиненция во время курса лечения.

Налтрексон также завоевал плохую репутацию при его использовании в сомнительной практике «быстрой детоксикации». Этот метод лечения основан на опровергнутой идее о том, что причиной аддикции является физиологическая зависимость. Данный метод продают по большой цене людям с опиатной (героиновой) зависимостью и их близким. Нередки случаи преследования за судебную халатность на этой почве.[20] Задача данной книги – исправить все эти заблуждения и ошибки.

РАЗДЕЛ 2. Пять шагов на пути к излечению от алкоголизма.

5. Начало: Как пить и сохранить трезвость.

«Удача это то, что происходит, когда подготовка соответствует возможностям».

Луций Анней Сенека (Римский Философ Середины I Века Н. Э. ).

«Мы не можем решать проблемы, используя тот же тип мышления, что и при их создании».

Альберт Эйнштейн.

ПЯТЬ ШАГОВ, о которых говорится в этой главе.

Это план освобождения от пьянства. Вылечиться от алкогольной зависимости и начать снова контролировать потребление алкоголя нетрудно. Воздержание от вас не требуется. Зато требуется тщательная подготовка до, во время и после курса лечения. Эти Пять Шагов не подразумевают комплексной физиологической терапии или изучения вашего прошлого опыта с целью понять, почему вы потеряли контроль над потреблением алкоголя. В отличие от традиционной реабилитации, врач не будет настаивать на интенсивной физиотерапии, болезненной детоксикации в стационарных условиях, воздержании, когда вам придётся сжать зубы и кулаки и любой ценой заставить себя не пить до конца дней. Вот эти Пять Шагов на пути к избавлению от алкогольной зависимости:

Шаг 1 – Понять суть зависимости и начать относиться к ней совершенно иначе.

Шаг 2 – Оценить степень сложности проблемы и понять, нуждаетесь ли вы в помощи.

Шаг 3 – Получить от врача рецепт налтрексона.

Шаг 4- Научиться определять меру выпитого и вести Дневник употребления алкоголя и потребности выпить. Путь к устранению зависимости начался. Теперь вы принимаете налтрексон за час до выпивки. Постепенно стремление выпить и количество выпитого начнут уменьшаться.

Шаг 5 – Через 3–4 месяца, в некоторых случаях через полгода, наступает излечение. После окончания программы лечения вам нужно постоянно оставаться здоровым.

Примечание. В этом разделе будут неоднократно приведены медицинские свидетельства того, что для избавления от алкогольной зависимости необходимо параллельно с налтрексон принимать алкоголь. Иначе выздоровление не наступит. Революционность данного метода состоит в применении алкоголя для борьбы с алкоголизмом. Сайт www.TheCureForAlcoholism.com предоставляет дополнительную информацию, а также поддержку в режиме онлайн.

6. Шаг 1: Суть лечения.

Революционное мышление.

На первом этапе лечения необходимо кардинальным образом изменить взгляд на пьянство и алкоголизм. Метод Синклера базируется на совершенно новом понимании развития алкогольной зависимости и Возможности полного её излечения посредством устранения зависимости из мозга и нервной системы больного.

Понимание механизма лечения позволит вам решить проблему эффективно и безболезненно. Кроме того, те, у кого начинает формироваться алкогольная зависимость, поймут, что нужно сделать для её предотвращения. Многие считают безумием употребление алкоголя для лечения алкоголизма. Но исследования показали, что пить – необходимо, если вы при этом принимаете налтрексон.[21].

Многие из нас считают аддикцию глубинной проблемой, победить которую практически невозможно. Но клинические исследования метода Синклера показали обратное. Действительно, пьянство и сильное пристрастие к алкоголю – это очень серьёзная проблема. В то же время, последние исследования показали, что её не так уж и сложно вылечить и предотвратить. Теперь от этой ужасной привычки можно спасти миллионы жизней, и для этого не требуется применять устаревшие мучительные методы лечения.

Абстиненция запрещена.

В отличие от других методик, метод Синклера не требует от вас бросить пить. Возможно, вы отказались от лечения не только потому, что на вас при этом навесят ярлык алкоголика, но и потому, что, как вы полагаете, вам необходимо будет бросить пить. Совершенно понятно, что многие люди не представляют своей жизни без алкоголя, с ужасом думают о воздержании и не удовлетворяемой тяге к алкоголю. Метод Синклера – отличное средство для тех, кто хочет продолжать умеренно выпивать, т. к. в конце концов они смогут или вообще бросить пить, или делать это безопасно для здоровья. Многие из вас уже, наверно, пытались контролировать процесс принятия алкоголя, прибегая к высшим силам, силе воле, религии, самостоятельно, обращаясь за профессиональными рекомендациями или вступая в традиционные группы, такие как «Анонимные алкоголики». Кто-то прошёл дорогой частный курс лечения. Результат – один и тот же: рецидив пьянства.

Исследования показывают, что многие алкоголики способны воздерживаться от принятия спиртного в течение нескольких недель или даже месяцев подряд. Особенно это относится к начальной стадии реабилитации, когда человек ещё полон оптимизма. Но со временем потребность в выпивке усиливается. Первый, второй, третий позывы можно подавить, но рано или поздно желание выпить становится непреодолимым, и человек снова начинает пить. Вы можете давать себе обещания пить умеренно, однако стоит вам выпить раз или два, как наступят запой, депрессия и синдром похмелья.

В главе 2 сказано, что когда крыс, уже имеющих пристрастие к спиртному, лишали алкоголя на несколько дней, недель или даже месяцев, они начинали пить запоем, потребляя гораздо больше алкоголя, чем их дневная норма при отсутствии запрета. У обезьян тоже проявляется эффект алкогольной депривации (ЭАД). Аналогично – у людей, страдающих алкоголизмом. Метод Синклера в корне отличается от традиционных реабилитационных методик. Он состоит в том, что для преодоления аддикции следует пить, но с существенной оговоркой: пить нужно, только принимая препарат, являющийся блокирующим эндорфины опиоидным антагонистом, т. е. налтрексон.[22] В главе 3 приведена кривая, показывающая, что при отказе от употребления алкоголя при принятии налтрексона успеха вы не достигнете, т. к. не позволите активизировать физиологический механизм, уничтожающий аддикцию. В первые несколько недель курса лечения вы увидите постепенное уменьшение потребности выпить и объёмов выпиваемого алкоголя. Это усилит вашу решимость продолжать курс лечения, а клинические исследования свидетельствуют о необходимости потребления алкоголя при приёме налтрексона в течение ещё 3–4 месяцев или больше, пока будет достигнут реальный прогресс.

Прямолинейное мышление – опровержение мифов.

Подобно многим людям, злоупотребляющим алкоголем, вы, возможно, думаете о своём пристрастии так:

Вас вылечить невозможно.

Алкоголизм – это навсегда.

Вы человек «слабый, зависимый от алкоголя».

Стараться взять под контроль выпивку или уменьшить потребление алкоголя – значит мечтать о невозможном.

Хотя примерно 10 % алкоголиков в состоянии самостоятельно бросить пить, победить алкоголизм можно лишь при полном Воздержании до конца жизни.

То есть нужно постоянно бороться с демонами, вызывающими желание пить, а для этого необходима сила воли, ведь только она позволит достичь цели – полного воздержания.

Запущенный алкоголизм обычно неизлечим.

Вы родились алкоголиком.

Единственный способ победить алкоголизм – вести жестокую борьбу с ним при помощи «12 шагов», пребывания в суровом оздоровительном лагере или при помощи другой программы полной абстиненции.

Необходимо пройти через суровую детоксикацию и протрезвление.

Прежде чем обратиться за помощью, нужно достичь дна.

Эти заявления имели смысл, пока не был открыт метод Синклера. Раньше алкоголизм был неизлечим. Стоило человеку пристраститься к алкоголю, как эта вредная привычка мучила его до конца жизни, а за воздержание приходилось бороться изо всех сил. Исследования показали, что почти все попытки контролировать потребление алкоголиками спиртного заканчивались крахом. В мире не существовало никаких других методик кроме использования силы воли, обращений к высшим силам или разного рода реабилитационных программ, основанных на полной абстиненции. Увы, несмотря на то, каким были намерения и какая методика использовалась, всё заканчивалось рецидивом пьянства.

Перед тем как был открыт метод Синклера, сложные и зачастую опасные для здоровья стационарные процедуры детоксикации считались обязательными, и пациенту приходилось просто выдерживать их. Но метод Синклера – это более безопасный, менее дорогой и более простой способ устранения этой физиологической зависимости. Вам больше не нужно бояться страшных заявлений, постоянно звучащих в реабилитационных центрах: «неизлечим», «у 85 % алкоголиков происходит рецидив» и т. п. Метод Синклера развеивает эти опасные заблуждения. Вы вполне можете справиться с алкогольной зависимостью:

Клинические испытания показывают, что у вас есть веские основания ожидать полного устранения своей зависимости, т. е. излечиться. Если вы сильно пьёте или имеете пристрастие к алкоголю, это не значит, что вам до конца дней не удастся избавиться от этого. Вы можете победить свою зависимость благодаря открытому Синклером фармакологическому отвыканию, которое выражается формулой.

Налтрексон + Алкоголь = Излечение.

Пьянство и алкоголизм не имеют ничего общего со «слабостью» и «аморальностью». Просто не исключено, что вы унаследовали аддитивную биохимию мозга.

Исследования показывают, что метод Синклера позволяет контролировать объём потребляемого алкоголя. Формула Налтрексон + Алкоголь = Излечение означает, что ваша степень желания выпить и уровень потребляемого алкоголя могут быть снижены до безопасных. И даже самые тяжёлые случаи алкоголизма теперь не означают медленного умирания.

Вы не родились алкоголиком. Пьянство – это сочетание наследственной генетической предрасположенности и приобретённой аддикции, укоренившейся в вашем мозгу из-за повторяющихся приёмов алкоголя.

Для устранения потребности выпить и тяжёлого или аддиктивного пьянств больше не нужно «достигать дна», лечиться в специализированном учреждении, вести изнурительную борьбу с этим недугом посредством «12 шагов» в составе «Анонимных алкоголиков» или посредством других программ полной абстиненции. Безусловно, эти программы кому-то помогают, но метод Синклера значительно более эффективен и менее радикален.

Заслуживают похвалы те немногие алкоголики, которым удалось добиться полной, безвозвратной трезвости в результате многолетней борьбы. Но всё равно остаётся вероятность того, что у них произойдёт рецидив пьянства: он происходит в течение первого года после курса лечения у 85 %-90 % людей. Одна-единственная рюмка может привести алкоголика к рецидиву даже после нескольких лет воздержания.

Посетители собраний «Анонимных алкоголиков» встречают там людей, вернувшихся к пьянству спустя десятки лет полного воздержания. Как сказано в главеr 2, ЭАД в мозгу означает, что the аддикция навсегда остаётся в «постоянно включённом» состоянии. До внедрения отвыкания посредством по Синклеру никак не удавалось устранить причину алкоголизма, устранить фундаментальную нейронную схему активизации аддикции. Никакая сила воли и никакая традиционная реабилитация не в состоянии убрать сверхпрочную аддиктивную схему в вашем мозгу. Если не применять метода Синклера, аддиктивная схема в мозгу навсегда останется неповреждённой. То есть даже если вы не пили 30 лет, пристрастие никуда не делось и всегда существует опасность рецидива. Вы живёте по правилу: «Одна-единственная рюмка – и всё насмарку». Метод Синклера изменяет эту установку, т. к. устраняет аддиктивные нервные пути из вашего мозга. По завершении курса лечения по снятию аддикции тяга к спиртному исчезнет, т. е. вы излечитесь.

Детоксикация по методу Синклера является постепенным, сравнительно безболезненным процессом. Принимая препарат, вы будете продолжать пить, при этом тяга к спиртному и объём выпитого будут автоматически уменьшаться. Идеальный способ детоксикации – делать это не торопясь, шаг за шагом, чтобы организм постепенно научился жить без алкоголя. Фармакологическое отвыкание – это более лёгкий, не ущемляющий достоинства путь к достижению цели.

Каким образом вы утратили контроль и как восстановить его.

Исследования на животных и людях показывают, что есть 2 основных причины потери контроля над потреблением алкоголя, желания выпить и аддикция:

1. Вероятно, вы унаследовали сильную генетическую предрасположенность, в результате которой легко научились потреблению алкоголя. Иными словами, в вашем мозгу – унаследованная вами очень сильная эндорфинная (опиоидная) система. Потребление алкоголя приводит к высвобождению в вашем мозгу морфиноподобный веществ, называемых эндорфинами. Д-р. Кэндис Перт, знаменитый невролог, сотрудница Института Джонса Хопкинса и Национально института здоровья, открывшая в 1973 г. опиоидные рецепторы в мозгу, называет эндорфины «молекулами счастья».

2. У вас большой опыт потребления алкоголя. Комбинация генетической предрасположенности к алкоголизму и опыта употребления алкоголя приводит к возникновению алкогольной зависимости. После того как вы выпьете, эндорфины постепенно укрепляют «зашитые» у вас в мозгу пути, которые ещё недавно были активны. Это нейронная схема, вызывающая потребность выпить.

При каждой выпивке выделяются эндорфины, которые укрепляют эту схему, в особенности если у вас есть генетическая предрасположенность к алкоголизму и вы получаете существенное подкрепление от эндорфинов. Эти нервные пути закрепляются в вашем мозгу, как тропы, протоптанные а горах. Чем больше вы пьёте, т. е. чем лучше протаптывается тропа, тем прочнее и шире становятся нервные пути. В конце концов эта сверхпрочная система становится такой установившейся, что вы теряете возможность контролировать тягу к спиртному и количество потребляемого алкоголя. Теперь вы зависимы от алкоголя.

Это лекарство предотвращает алкоголизм.

Метод Синклера помогает предотвратить алкогольную зависимость до того, как она войдёт в привычку.

Если генетически предрасположенным к алкоголю крысам дать свободный доступ к алкоголю, они скоро пристрастятся к выпивке. Но если им сначала давать налтрексон, то и при свободном доступе к алкоголю у них никогда не разовьётся схема алкоголизма.

Так что же делать, если вы думаете, что спиваетесь? Предположим, вам кажется, что вы просто слишком много выпиваете в гостях, в самолёте, в ресторане или даже за рулём. Или можете наговорить лишнего, когда выпьете. Более того, вам известно, что у вас в роду есть алкоголики и, возможно, вы унаследовали тягу к алкоголю. Если вы хотите точно знать, что не становитесь алкоголиком, или хотите снизить уровень потребляемого алкоголя до безопасного или вообще бросит пить, забыть о похмелье, повысить самооценку, вести здоровый образ жизни, – всегда принимайте налтрексон перед выпивкой. Если вы будете это делать, вскоре усиление тяги к выпивке прекратится. («Предотвращение алкоголизма» иллюстрируется в Приложении B).

Пользу от этого лечения получают не только «алкоголики».

Одним из преимуществ метода Синклера является то, что он полезен не только для людей, страдающих алкогольной зависимостью. Если вы склонны к избыточному потреблению алкоголя в некоторых ситуациях и просто хотите пить меньше, принимайте налтрексон перед каждой выпивкой.[23] Исследования показывают, что это позволит вам держать количество выпиваемого под контролем и постепенно уменьшить его. Если захотите, вы будете периодически употреблять спиртное, но в умеренных и безопасных дозах. Метод Синклера легче, чем диета, т. к. он не требует от вас не пить. Формула Налтрексон + Алкоголь действует автоматически. Это формула избавления от алкогольной зависимости.

Как быть с негативом.

Необходимо быть готовым к негативному восприятию метода Синклера.

Не все воспринимают эту методику положительно, в особенности если человеку неизвестны её научные основы. И действительно, как алкоголику может помочь употребление алкоголя, даже если он при этом принимает налтрексон? На вашем пути встретятся скептики, которые знают у вашей проблеме и видят, что вы продолжаете пить, несмотря на то, что вы скажете им о принимаемом вами лекарстве и о том, как оно действует. Главное для вас – доверять результатам научных исследований.[24].

Вам встретятся и профессиональные медики и непрофессиональные консультанты, которые не будут давать вам покоя заявлениями вроде «Нельзя лечить зависимость от одного препарата другим препаратом. Нужны реабилитация, «Анонимные алкоголики», «12 шагов», полное воздержание. Нужно взять и бросить пить. Никак иначе». Возможно, вы услышите отрицательные отзывы от кого-то из врачей на этот метод, ведь о фармакологическом отвыкании ещё мало известно в мире.

Если вам скажут, что не нужно быть «подопытным животным», вы вполне можете ответить, что времена испытания этого метода на животных давно в прошлом, формула Налтрексон + Алкоголь уже позволила вылечить десятки тысяч людей. Научные данные полностью подтверждают: фармакологическое отвыкание – это самое эффективное средство борьбы с аддикцией, когда-либо применявшееся в медицинской практике.

Некоторым людям другие методики лечения помогли избавиться от тяги к спиртному. При этом для преодоления алкогольной зависимости использовались самые мощные инструменты, известные психологии. Но после того как аддикция полностью установится в мозгу, ни один из традиционных методов не в состоянии бороться с жёстко-проводной нейронной схемой, генерирующей потребность в алкоголе. Все методики, кроме Метода Синклера, оставляют мозг в состоянии постоянной аддикции. До начала лечения методом отвыкания ваша аддикция означала непрекращающуюся борьбу за воздержание, подтверждавшую трюизм «алкоголизм – это навсегда». Поэтому для абстинентного алкоголика чрезвычайно опасна даже небольшая доза алкоголя. В отличие от фармакологического отвыкания, традиционным методам лечения никогда не удавалось «вырезать» механизм аддиктивности из нервной системы.[25] И действительно, Национальный институт по злоупотреблению алкоголем и алкоголизму, Всемирная организация здравоохранения и другие правительственные организации подтверждают, что традиционные методы лечения алкоголизма предотвращают рецидивы лишь у 10 %-15 % алкоголиков. Поскольку алкоголизм традиционными методами не излечивается, у большинства алкоголиков происходит рецидив – 85 %-90 % снова начинают пить в течение 1года после начала лечения. Это происходит после того, как ЭАД и стимулы окружающей среды особенно сильно повысят тягу к спиртному и вызовут опасные запои. Именно в этот период алкоголики наиболее опасны для окружающих и для самих себя. Приготовьтесь к непониманию, когда попробуете объяснить, как именно действует метод Синклера. Интересно, что многие из тех, кто активно борятся с алкоголизмом, понимают суть лечения отвыканием лучше, чем те, кто не знаком непосредственно с проблемами алкогольной зависимости и запоев.

Кому противопоказан этот метод лечения.

Беременным женщинам противопоказаны алкоголь, а также налтрексон и другие медицинские препараты.

Если у вас развилась аддикция к опиату, например, героину или морфию, либо к синтетическому опиату, например, к оксикодону, сообщите об этом своему лечащему врачу, т. к. налтрексон может спровоцировать опиатную абстиненцию, которая, в свою очередь, может иметь фатальные последствия. Если вы зависите от опиатов, принимать налтрексон нельзя. Если вы сейчас воздерживаетесь от алкоголя и у вас нет рецидива, нет смысла начинать курс лечения. Если текущий курс лечения эффективен, продолжайте его. Метод Синклера – для тех, кто в настоящее время много пьёт, вне зависимости от того, часто это происходит или изредка, или хочет предотвратить усиление пристрастия к алкоголю. Налтрексон не вызывает реакцию абстиненции.

Вас нельзя обвинять в том, что пьёте.

Общепризнанным фактом является то, что около 10 % обычных людей наследуют генетическую возможность стать алкоголиками. Но даже если вы генетически предрасположены к алкоголизму, аддикция разовьётся у вас, только если вы начнёте пить. На этой стадии вы ещё можете принять решение – пить или нет. Многие люди генетически не предрасположены к алкоголизму. Когда они начинают пить в обществе, они обычно не получают от эндорфинов подкрепления, достаточного для того, чтобы стать алкоголиком.[26].

Но если вы генетически предрасположены к алкоголизму и начали пить, пристрастие к алкоголю усиливается и постепенно программируется у вас в мозгу. В течение нескольких лет программа закрепляется, а потребляемые дозы – увеличиваются. Вы замечаете, что 2–3 рюмок вам становится недостаточно, и вы пьёте всё больше. И хотя вы не ставите перед собой задачу напиться, это происходит всё чаще.

Пристрастие к алкоголю, осознанные и подсознательные мысли и чувства, требующие выпить, всё усиливаются. Замечаете ли вы это, зависит от того, как именно вы пьёте. Если вы придерживаетесь средиземноморского стиля, т. е. выпиваете ежедневно, за едой, вы можете не испытывать потребности выпить до тех пор, пока не попробуете перестать пить. Для многих людей мотивация выпивки – всего лишь дело личного графика. Это – результат действия ЭАД. Алкоголики, которые придерживаются средиземноморского стиля потребления спиртного, могут испытать чрезмерную потребность выпить лишь после того, как лишатся этой возможности на несколько дней. На этой стадии усвоения аддикции вы можете почувствовать, что алкоголь начинает становиться помехой в жизни, и попробовать пить меньше. После нескольких синдромов похмелья и необдуманных поступков, о которых вы сожалеете, вы даёте слово – больше ни капли… но всё равно срываетесь. Теперь контроль над потреблением алкоголя потерян, его употребление стало сильным бессознательным биологическим рефлексом. Подобно естественному стремлению есть и пить, в вашем организме теперь поселилась новая потребность – потреблять алкоголь. После того как это произошло, тяга к алкоголю становится постоянной физиологической аддикцией, и «потребность» в алкоголе становится такой же, как, например, к воде. Вы уже не можете решать – пить вам ли нет. Так же точно, как ваш мозг запрограммирован на то, чтобы заставить вас пить воду, когда вы испытываете жажду, он теперь заставляет вас употреблять алкоголь, и у вас просто нет выбора. За вас выбор делает ваш мозг, в котором запрограммирована аддикция. Вы стали рабом, потому что выпивка стала бессознательным, автоматическим, неконтролируемым «приобретённым рефлексом».

Когда вы впервые выпили, вы, наверно, не осознавали, что обладаете генетической предрасположенностью к алкоголизму. Но спустя годы, когда уже был потерян контроль над потреблением алкоголя, выпивка для вас стала означать нечто иное. После второй или третьей рюмки вы не можете остановиться, теперь это как бросать масло в огонь. Вы не можете удержаться и перестать пить, причём вы пьёте всё больше. Первая рюмка вызывает настоящий приступ – желание пить ещё и ещё. В гл. 13 мы увидим, как телекоммуникационный программист Дэвид, излечившийся от алкоголизма, смотрит на своё пристрастие с профессиональной точки зрения. «Железо» компьютера – это как «провода», ведущие к привыканию, «нейронная электрическая схема» в мозгу, вызывающая страсть к алкоголю, а программирование – это примерно как привычка постоянно пить для получения эндорфинного подкрепления, неоднократно поступающего от алкоголя. Применяя метод Синклера, не будьте к себе жестоки, как это делают многие алкоголики. Никакой вы не слабый или аморальный человек. Самокритика не излечит вас. Вы как и миллионы таких же людей не виноваты в пристрастии к алкоголю, так же точно, как не виноваты ни в каких наследственных заболеваниях. Но так же, как больные диабетом обязаны регулярно принимать инсулин, и также, как для безопасного секса необходим презерватив, вы ответственны за своё исцеление. Обязательно принимайте препарат перед выпивкой. Теперь вы уже знаете, что метод Синклера блокирует подкрепление (которое не есть удовольствие), поступающее от эндорфинов, которые высвобождаются в мозгу благодаря алкоголю. Вы были запрограммированы на стремление к алкоголю через повторяемое подкрепление от эндорфинов при многочисленных принятиях алкоголя. Точнее говоря, нервные пути, заставляющие вас думать об алкоголе и пить его, становятся сильнее каждый раз, когда вы их активизируете и погружаете в эндорфины.

Опиоидергическая система.

Некоторые нейроны мозга высвобождают субстанции, подобные морфию и другим опиатам. Они называются эндорфинами и энкефалинами и вписываются в те же рецепторы, что и морфий и героин. Подобные субстанции высвобождаются также в самых примитивных организмах. Даже некоторые бактерии высвобождают опиат-подобную субстанцию, что, судя по всему, сообщает другим бактериям о вторжении в их сообщество. У организмов с более высокой организацией естественные опиаты участвуют в кишечных сокращениях. Они могут также заблокировать передачу болевых ощущений, вызванных, например, травмой или родами. Это делает морфий эффективным болеутоляющим средством.

В мозгу эндорфины обычно высвобождаются в свободное место между нейронами, не ограничиваясь небольшим пространством внутри синапса. Таким образом, 1 нейрон, высвобождающий эндорфины способен воздействовать на сотни или даже тысячи находящихся рядом с ним нейронов. Эндорфины, следовательно, действуют не как синаптические передатчики, такие как глутамат, серотонин или ацетилхолин, и могут быть названы местными гормонами. И внешние опиаты, и природные эндорфины производят усиление. То есть они усиливают связи внутри пути нейронов, которые они только что использовали. Поэтому та модель поведения, которая проявилась непосредственно перед появлением опиатов или эндорфинов, скорее всего проявится снова в будущем. (Некоторые исследователи полагают, что эндорфины производят усиление, выделяя допамин, но теперь представляется более вероятным, что эндорфины сами по себе обладают способностью производить усиление). Иначе говоря, при каждом использовании пути, вызывающего модель поведения, способствующую высвобождению эндорфинов, эндорфины укрепляют этот путь. В результате активизация данного пути потребует в будущем меньшей стимуляции, и другому пути будет сложнее затормозить его и предотвратить наступление данной модели поведения см. Приложение B). Опиоидная система развивала функцию закрепления моделей поведения в особенности на основе сенсорных нейронов. Например, если положить на язык каплю сахара или сахарина, то сенсорные нейроны «выстрелят» и высвободят эндорфины в мозгу. Это обеспечивает очень полезную с эволюционной точки зрения функцию выживания. Вместо того чтобы ждать, пока усвоится пища и тем самым закрепится модель поведения, породившая эту пищу, используем мгновенный химический сенсор – наш язык. Мы погружаем его в пищу, и он анализирует количество сахара в ней. Если оно велико, высвобождаются эндорфины, и мы быстро и эффективно привыкаем потреблять спелые фрукты с нужными нам питательными веществами, а не незрелые и вредные. Эндорфинное усиление требует только наличия сенсора, а не фактического проглатывания питательных веществ. Следовательно, хотя это и полезный способ обучения, можно схитрить, например, используя сахарин, имеющий сладкий вкус, в результате чего высвобождаются эндорфины, но потребление пищи отсутствует.

Что происходит при употреблении алкоголя параллельно с налтрексоном.

Усваивание сахара, сахарина или алкоголя приводит к высвобождению эндорфинов в мозгу. Налтрексон способен полностью блокировать влияние эндорфинов, диффундирующих в мозгу; в противном случае они активировали бы миллиарды опиоидных рецепторов, а это привело бы к усилению путей, вызывающих тягу к алкоголю. Но каждый раз, когда вы употребляете алкоголь параллельно с налтрексоном, усиление от эндорфинов блокируется в вашем мозгу. Налтрексон не только препятствует усилению опиоидных путей в вашем мозгу, но каждый раз, когда вы употребляете алкоголь, принимая налтрексон, вы тем самым ослабляете укреплённые эндорфинами пути – супер-магистрали, укоренившиеся в вашем мозгу и теперь управляющие потреблением алкоголя и вообще всей вашей жизнью. Метод Синклера постепенно снимает вашу зависимость, удаляет её из вашего мозга, уменьшая супер-магистрали до прежнего состояния – узких путей, какими они были до того, как вы начали пить.

Решение вашей проблемы – не воздержание, а параллельное принятие налтрексона и алкоголя.

7. Шаг 2: Самооценка. Нуждаюсь ли я в помощи?

Это – болезнь. А значит, есть и лекарство.

Документ «Алкоголизм как болезнь» Американской медицинской ассоциации (АМА) гласит: «Необходимо изменить федеральное законодательство с тем, чтобы Управление по делам ветеранов определило правила получения льгот в связи с тем, что алкоголизм является заболеванием». Вопрос о том, «является ли алкоголизм болезнью», имеет наибольшее значение в смысле финансирования. Если человек болен, то ему легче получить доступ к оплате лечения через программы частного и социального страхования. АМА считает алкоголизм «заболеванием, которое характеризуется значительным расстройством здоровья, непосредственно связанным с постоянным и чрезмерным потреблением алкоголя. Это расстройство здоровья может включать в себя физиологическую, психологическую или социальную дисфункцию». Количество выпитого не так важно, как то, что происходит с вами после употребления алкоголя. Поэтому и говорится: «Если у вас есть проблемы, когда вы пьёте, значит, у вас – алкогольная проблема». Одна из проблем – это просто ухудшение состояния здоровья из-за интоксикации. Другие проблемы вызваны те, что алкоголь обычно усиливает всё то, что мы чувствуем, когда пьём. Если мы чувствуем радость и желание поговорить, радость усиливается и мы болтаем до упаду. Но отчаяние и депрессия тоже усиливаются. А если человек зол и агрессивен, алкоголь способен довести его до неконтролируемого бешенства. Но главное в оценке действий алкоголика – это его поведение в период трезвости. Насколько велико у него желание выпить? Некоторые алкоголики, придерживающиеся «средиземноморского стиля», не знают о том, что они – алкоголики, пока не попробуют не пить и не поймут, что не могут остановиться. Вероятно, главный признак алкоголизма – неспособность человека не пить.

Алкоголизм – это «прогрессирующая болезнь», которая проходит несколько стадий. Все ли из них применимы к вам? На какой стадии находитесь вы – на ранней или на средней? Относится ли это к вашим близким или друзьям? Итак, вот эти стадии:

Ранняя стадия:

1. У вас начинаются проблемы с выпивкой. Выпивка становится для вас важной сама по себе, вы всё чаще пьёте украдкой, чувствуя вину за пристрастие к спиртному.

2. Иногда вы напиваетесь так, что не помните, своих слов и поступков.

3. Вы с нетерпением ждёте очередной попойки в компании сильно пьющих друзей. То, что не связано с выпивкой, вам теперь не очень интересно.

4. Члены вашей семьи и друзья обеспокоены вашим пристрастием к спиртному. Алкоголь мешает вам работать. Вы можете взять на работе отгул из-за того, что находитесь в состоянии похмелья.

5. Когда вы стараетесь не пить, у вас возникают симптомы абстиненции – раскаяние, депрессия и тревога.

Средняя стадия:

1. Осознаёте вы это или нет, но выпивка стала для вас проблемой.

2. Вы не в состоянии контролировать себя. Хотя вы хотите уменьшить количество потребляемого алкоголя, вам это не удаётся.

3. Теперь вы пьёте, чтобы снять депрессию, но на самом деле похмелье только усиливает депрессию.

4. У вас начинаются проблемы со здоровьем, врач рекомендует вам пить меньше или вообще бросить пить.

5. Вы прогуливаете, потом теряете работу, вас штрафуют за управление машиной в нетрезвом виде, на почве пьянства вы ссоритесь с родными и друзьями. Проблемы со здоровьем усугубляются, у вас болит печень, сердце, развивается диабет.

6. Выпивка становится неотъемлемой частью вашей жизни, у вас развиваются симптомы абстиненции – тремор, депрессия и тревога.

Поздняя стадия:

1. Вы полностью потеряли контроль над своей жизнью.

2. У вас возможны гепатит, цирроз, панкреатит, высокое кровяное давление, внутренние кровотечения.

3. Усиливается депрессия, возникают проблемы со сном, ухудшается память. После многолетнего употребления алкоголя вы можете испытывать нарушение памяти, которое называется синдромом Вернике-Корсакова; это состояние приводит к необратимому поражению мозга. В своей книге «Человек, который принял жену за шляпу» Оливер Сакс рассказывает о своём пациенте, который полагал, что живёт на несколько десятилетий раньше, т. к. многолетнее употребление алкоголя вытерли целые участки его памяти.

4. Если вы стараетесь не пить, то можете испытывать галлюцинации, судороги и припадки – белую горячку. Это может привести к летальному исходу, поэтому вам нужна срочная медицинская помощь.

Поможет ли мне это лекарство?

Соответствует ли одна из этих стадий вашему нынешнему состоянию? Вы согласны с утверждением: «Если у вас есть проблемы, когда вы пьёте, значит, у вас – алкогольная зависимость»? Управляет ли вами алкоголь? Хотите ли вы восстановить контроль над количеством потребляемого алкоголя? Хотите ли вы совсем бросить пить? Мешает ли пьянство вашей семейной жизни, отношениям на работе и в обществе? Ухудшилось ли ваше здоровье? Бывает ли, что вы, находясь в нетрезвом виде, падаете и получаете травмы? Бывает ли, что, напившись, вы ничего не помните? Нарушали ли вы закон в нетрезвом виде?

Если хотя бы на один из этих вопросов вы ответите положительно, вам обязательно нужно воспользоваться методом Синклера, т. к. это – в высшей степени научный подход, испытанный в клинических условиях. Метод Синклера предлагает вам эффективный способ прервать ваш цикл пьянства, не требуя от вас при этом бросить пить. Если вам раньше не помогли другие способы борьбы с алкоголизмом, тем более имеет смысл попробовать эту методику. В своём исходном виде Метод Синклера предусматривал проведение 8 сеансом при строгом наблюдении со стороны терапевта и психолога. Однако последующие исследования показали, что вы можете лечиться самостоятельно при минимальной терапии, при условии, что здоровье позволяет вам принимать налтрексон.

Ваше умственное здоровье.

Метод Синклера может принести вам пользу, даже если вы, кроме алкоголизма, имеете физиологические или психиатрические проблемы. Например, если вы страдаете клинической депрессией, не имеющей отношения к вашему алкоголизму, курс лечения может помочь вам избавиться от болезненного пристрастия к спиртному. Однако если вам поставили психиатрический диагноз, необходимо, прежде чем начинать лечение по методу Синклера, проконсультироваться у квалифицированного терапевта.

Изучая в Финляндии поведение людей, страдающих алкоголизмом, Синклер обнаружил, что лечение по его методике значительно снижает уровень депрессии. Больные прошли тест на депрессию (Инвентаризация депрессии Бека) до начала лечения и через 3 месяца после курса налтрексона. Сам по себе налтрексон не имел антидепрессивного эффекта, но депрессия уходила из-за уменьшения потребления алкоголя. Это помогает ответить на старый вопрос: вынуждает ли депрессия людей злоупотреблять алкоголем, или, наоборот, алкоголь способствует развитию депрессии? Тот факт, что применение налтрексона позволило снизить депрессию до нормального уровня у большинства пациентов, говорит о том, что обычно именно алкоголизм вызывает депрессию. Однако были и исключения: пациенты с первичной проблемой депрессии остались в таком состоянии даже после того, как потребление ими алкоголя было взято под контроль.

Лечение без осуждения.

Метод Синклера основан, в частности, на принципе «не суди пьющего». С философской и практической точек зрения, очень важно постараться избежать навешивания ярлыков, осуждения и запретов, которые очень часто ассоциируются с алкоголизмом. Да, вы, к сожалению, пьёте, не считайте себя при этом человеком аморальным, слабым или неполноценным.

Метод Синклера не имеет ничего общего с осуждением и оскорблением человека, тем более что они никоим образом не помогают лечению. Но вы сами должны задать себе вопросы о своём пристрастии к алкоголю. В этом вам помогут приёмы и анкеты, приведенные в этой главе. Раньше огромные усилия тратились на то, чтобы провести разделительную линию между алкоголиками и неалкоголиками. Но на самом деле отграничить одних от других сложно: кого-то заболевание поразило сильнее, кого-то слабее. Так же точно сложно отграничить, скажем, красное от жёлтого: невозможно сказать, на каком оттенке оранжевого заканчивается красный цвет и начинается жёлтый. Попытка разграничения имела бы смысл, если бы алкоголиков лечили иначе, чем сильно пьющих, или если бы лечение было таким опасным, болезненным или дорогостоящим, что его можно было бы прописывать только алкоголикам. Но в действительности для метода Синклера это не так. Он позволяет излечить алкоголика, но полезен и для сильно пьющего человека – для предотвращения алкоголизма. Он безопасен, безболезнен и недорог.

Говоря о положительных моментах, можно сказать, что диагностирование у человека алкоголизма может помочь убедить человека начать лечиться. Приводимые ниже способы самодиагностики помогут вам заняться лечением. Если вы поняли, что соответствуете предложенным критериям, это значит, что вам нужна помощь. Но метод Синклера поможет и тем, кто хочет в большей степени контролировать количество потребляемого алкоголя, или стремится предотвратить возникновение проблем в будущем. При этом вам совершенно не нужно носить на лбу красное «А», что означает «Алкоголик».

Анкеты и способы самооценки.

Пить, чтобы бросить пить

Положительный ответ на вопрос 1 означает, что вы можете стать алкоголиком, если начнёте пить. Если вы ответили «да» на вопросы 2–4, задумайтесь! Окружающие могут быть неправы, но иногда они помогают вам понять, что вы наносите себе вред, даже если вы сами этого ещё не осознали.

Анкета Юинга.

Эту анкету разработал в 1970 г. для семейных врачей и специалистов в области лечения алкогольной зависимости д-р Джон Юинг, директор-основатель Боулз Центра Алкогольных Исследований. Анкета состоит из четырёх важных вопросов:

1. Вы когда-нибудь задумывались над тем, что нужно пить меньше?

2. Окружающие действуют вам на нервы своими замечаниями и советами бросить пить?

3. Вас когда-нибудь мучила совесть за то, что вы много пьёте?

4. Вам когда-нибудь хотелось выпить с утра, чтобы привести нервы в порядок?

Интерпретация анкеты Юинга.

Эти вопросы имеют важное значение, если вы ответил утвердительно по отношению к последним12-ти месяцам. Ответ «Да» на 2 вопроса из 4-х является чётким свидетельством наличия у вас зависимости от алкоголя. Утвердительный ответ на 3 вопроса из 4-х подтверждает: у вас есть алкогольная зависимость.

Эти анкеты не являются основанием для окончательного диагностирования, они могут помочь вам задуматься над своим образом жизни.

8. Шаг 3: Ваш рецепт налтрексона.

Получение рецепта: пить параллельно с принятием налтрексона – это «хорошая медицина».

В гл. 1 рассказано, как налтрексон получил в 1994 г. официальное одобрение в качестве средства лечения алкоголизма в США, а затем и во многих других странах. Тогда же Всемирная организация здравоохранения и одобрила применение налтрексона, а Национальный институт по злоупотреблению алкоголем и алкоголизму подтвердил, что это первый в мире действительно эффективный препарат, помогающий победить болезненное пристрастие к алкоголю.[27] Но прошло ещё 12 лет, пока, наконец, Американская медицинская ассоциация (АМА) признала необходимость широкого применения налтрексона для лечения алкоголизма в обычных медицинских условиях: в мае 2006 г. были опубликованы результаты проекта КОМБАЙН, самого большого клинического испытания аддиктивной зависимости, проведённого сразу же в нескольких центрах.

К сожалению, мы недостаточно слышим о том, что сам по себе налтрексон не является достаточно эффективным средством, при абстиненции он просто не работает. В большинстве своём врачи и больные считают, что каждое лекарство следует принимать при определённом заболевании. Например, аспирин снижает болевые симптомы, антибиотики лечат бактериальное заражение, инсулин контролирует диабет. Врачи выписывают лекарственные препараты. Больные следуют предписаниям и принимают выписанные лекарства, которые должны излечить конкретный недуг. Лекарственные препараты – антибиотики, гипотензивные средства, антидепрессанты – творят чудеса, и больному больше ничего не нужно делать, только принимать прописанное врачом лекарство. Но с налтрексоном и алкогольной зависимостью дело обстоит иначе, т. к. здесь лекарство – это лишь часть лечения. Весь курс состоит из приёма препарата параллельно с употреблением алкоголя. Как мы уже видели, более 70-ти научных публикаций, в которых описаны результаты клинических исследований, подтверждают: данный препарат даёт ожидаемый результат, только если больной следует формуле Налтрексон + Алкоголь = Излечение.[28].

Исходя из юридических требований, фармацевтические компании всегда перечисляют все мыслимые побочные эффекты своих препаратов. В то же время, они характеризуют налтрексон как легкопереносимый и безопасный препарат. Изначально налтрексон (50 мг) распространялся в США и нескольких других странах под маркой ReVia™. В Великобритании он продаётся как Nalorex®. В США он также известен как Depade®. Другие торговые марки налтрексона – это Naltima и Nodict (Индия), Narpan (Малайзия), Antaxone и Celupan (Испания) и Narcoral (Италия). В США налтрексона длительного действия для ежемесячных инъекций известен как Vivitrol®.[29]Налтрексон доступен также как медленно высвобождающийся препарат, который непрерывно поступает в кровь и постоянно остаётся в организме. При этом происходит непрерывная, в течение месяца или более, блокировка опиоидных рецепторов. Эта процедура имеет некоторые преимущества перед принятием таблеток. Инъекции Vivitrol® ежемесячного замедленного высвобождения показали хорошие результаты.

Однако долгосрочные результаты действия таких препаратов ещё не полностью изучены. Кроме того, непрерывное использование препятствует выборочному применению налтрексона для ослабления только алкогольной зависимости, но не других моделей поведения (см. Главу 9), препятствуя также фармакологически усиленному обучению альтернативных здоровых моделей поведения.

На Шаге 3 вы начинаете думать о том, что употребление алкоголя параллельно с налтрексоном «полезно для меня» или, по крайней мере, «необходимо для того, чтобы излечиться». Поначалу это может показаться странным, но вскоре у вас выработается привычка. Запомните: Налтрексон + Алкоголь – это ваше лекарство, путь к освобождению от зависимости. Но каждый из них по отдельности – выпивка и налтрексон – не помогут вам в этом.

Результатами применения модели Налтрексон + Алкоголь через 3–4 будут:

Снижение алкогольной зависимости без необходимости «взять и бросить пить».

Снижение интереса к алкоголю и мыслей о выпивке.

Снижение количества выпитого до нормального и безопасного уровня: не более 24 раз в неделю для мужчин, не более 5 раз за один вечер; не более 16 раз в неделю для женщин, не более 4 раз за один вечер. (Различные источники указывают разные предельные значения. Выше приведены значения, рекомендованные ВОЗ).

Возможность осознанного выбора полной абстиненции – но только после 3–4 месяцев лечения по методу Синклера.

Автоматическое и постепенное прекращение употребления алкоголя и очистка организма.

Установление собственных целей: полная абстиненция или умеренное и безопасное употребление алкоголя.

Что значит пить параллельно с принятием налтрексона?

Принимать налтрексон без алкоголя – это примерно как принимать мультивитамины: вы практически ничего не будете чувствовать.

Менее 10 % больных во время клинических исследований в период абстиненции сообщают о временной тошноте. У пациентов, которые продолжали употреблять алкоголь, побочных эффектов было ещё меньше. Это не психотропный препарат, он не вызывает наркотических ощущений. Налтрексон не способствует снятию алкогольной зависимости, как, например, лекарство от головной боли снимет головную боль. Некоторые пациенты говорят, что первая выпивка параллельно с принятием налтрексона «не заводит» их. Но даже если вы принимаете налтрексон параллельно с алкоголем, у вас не возникает ощущения его действия в вашем организме. Одно из преимуществ налтрексона и других опиоидных антагонистов состоит в том, что блокируемая ими эндорфинная система остаётся большую часть времени относительно неважной. Эндорфины участвуют во многих формах усиления, но обычно в качестве резервной системы. Их роль как обезболивающих средств может быть велика в диких условиях, где животным, чтобы выжить, нередко приходится преодолевать серьёзные травмы, но в нашим мире мы почти не попадаем в подобные ситуации. Другие нейрохимические вещества, модулирующие поведение, такие как допамин, серотонин, адреналин, эпинефрин, критически важны для регулирования огромного числа действий, поэтому нужно быть очень осторожным с препаратами, которые изменяют эти системы. Однако что касается эндорфинной системы, большинство людей даже не могут сказать, что она у них заблокирована антагонистом вроде налтрексона. Это было проверено в ряде дважды слепых клинических испытаний, целью которых было показать, что больные действительно не могут утверждать, что именно они получили – опиоидный антагонист или плацебо.

Помните, что налтрексон сам по себе не сможет снизить вашу тягу к алкоголю – ни за 15 минут, ни за 15 дней, ни за 15 лет. Если вы читаете в Интернете, что налтрексон избавит вас от зависимости за 15 минут, знайте: это – обман. Описанные в Главе 3 научные исследования метода Синклера показали, что налтрексон эффективен только в сочетании с употреблением алкоголя, и этот курс лечения должен длиться не менее 3–4 месяцев. Отвыкание требует времени. Чтобы полностью избавиться от зависимости, нужно принимать налтрексон и не переставать пить, причём активно.

Злоупотребление алкоголем и алкогольная зависимость – иррациональны.

Иногда звучат сомнения, будут ли пациенты принимать налтрексон. Если налтрексон блокирует «удовольствие», разумный пациент просто перестанет принимать препарат, чтобы вернуть удовольствие от спиртного.

Начнём с установленного факта. Люди очень чётко соблюдают условия метода Синклера. Более 85 % алкоголиков, которым прописан налтрексон, принимают его несмотря на то, что им было сказано, что он блокирует исходную эйфорию, вызываемую алкоголем. Вы можете сказать, что это – иррационально. Вы ошибаетесь. Дело в том, что злоупотребление алкоголем не является рациональным поведением, результатом логического выбора за его способность вызывать эйфорию. Наблюдение над социальными алкоголиками показывает, что алкоголь усиливает эйфорию лишь эпизодически. Если вам грустно, красное вино усилит это состояние. Если вам хочется веселиться, шампанское поднимет вам ваше хорошее настроение. Если вы чувствуете отчаяние, вы можете стать агрессивным, т. е. алкоголь может привести вас к преступлению. Если на вас надет больничный халат, сейчас 9 утра и вы находитесь в больничной лаборатории из нержавеющей стали, без еды и питья, то алкоголь не вызовет эйфории. Это показала позитронно-эмиссионная томография мозга, проведённая в Финляндии с целью изучения влияния алкоголя на мозг. Были установлены некоторые мгновенные результаты воздействия алкоголя на мозг, и оказалось, что опиоидный антагонист блокирует это влияние. Исследователи надеялись узнать, происходит ли также блокирование эйфории, но не смогли, т. к. алкоголь не производил сколько-нибудь существенного усиления эйфории в лабораторных условиях. Алкоголики получают мало (или вообще не получают) удовольствия от того, что пьют, и этого совершенно недостаточно для того, чтобы компенсировать неприятные ощущения, получаемые от злоупотребления алкоголем. Алкоголик пьёт потому, что у него в мозгу запрограммирована такая модель поведения. Человек не может осознанно выбрать модель поведения, связанную со злоупотреблением алкоголем, так же, как невозможно осознанно дёрнуть ногой, когда доктор ударит молоточком по коленке. Вздрагивание коленки – это рефлекс, а рефлекс алкоголика – пить.

Итак, налтрексон может частично заблокировать удовольствие от принятия алкоголя, если таковое вообще было. Но алкоголики пьют не потому, что получают от этого удовольствие. Поэтому блокирование получаемого от алкоголя удовольствия отвратило лишь немногих пациентов от приёма налтрексона. Если бы им сказали, что нужно перестать пить, они вряд ли соблюдали бы эту рекомендацию. Алкоголизм, по определению, это невозможность воздержаться от употребления алкоголя. По этой причине клинические испытания, в которых от пациента требовалось воздержание, были очень затруднены. С другой стороны, принимать таблетку перед выпивкой – совсем нетрудно. Удовольствие от выпивки может не иметь значения для алкоголика, но радости жизни для него важны. Многие модели поведения усиливаются благодаря эндорфинам, и мы не хотим потерять эти удовольствия в нашей жизни. Для решения этой проблемы метод Синклера использует процесс, который называется выборочным отвыканием. Он устраняет модели поведения, связанные со злоупотреблением алкоголем, но поддерживает и укрепляет другие модели поведения, усиленные эндорфинами. (Это обсуждается в Главе 9, в разделе «Выборочное отвыкание. Как добиться максимального результата). Ваши личные ощущения, чувства и эмоции практически не изменяются при параллельном употреблении алкоголя и налтрексона. Однако пути, контролирующие принятие алкоголя, всё больше ослабляются при каждой выпивке. Это происходит на микроуровне триллионов связей между нейронами и мозгом.[30] Так же, как вы не можете ощущать метаболические процессы, происходящие у вас в печени или почках, вы не ощущаете процесса устранения алкогольной зависимости при возвращении вашей нервной системы в нормальное состояние. При употреблении алкоголя параллельно с налтрексоном вы не будете ощущать ослабления своих нервных супер-магистралей и уменьшения их до исходного состояния. Этот процесс сводится к постепенному, но неуклонному ослаблению схемы привыкания, зашитой в вашем мозгу и нервной системе.

Употребляя алкоголь параллельно с налтрексоном, ваш мозг больше не получает усиления от эндорфинов. Тем самым осуществляется фармакологическое отвыкание, которое и является поразительным научным открытием, которое сделал Синклер и которое автоматически ослабляет зашитую в вашем мозгу аддикцию. Устранение алкогольной зависимости происходит медленно, но неуклонно. Исследования показывают, что чем чаще вы употребляете алкоголь, принимая при этом налтрексон, тем существеннее ослабляете свою зависимость.[31] Можно ли предложить более красивый и достойный путь к избавлению от алкогольной зависимости? Вы пьёте, чтобы добиться трезвости.

Врач поможет вам вылечиться.

Восстановить контроль над потреблением спиртного значит как можно скорее перехватить инициативу. Для этого вам нужна помощь врача, который выпишет вам налтрексон.[32] Главная ваша цель на 3-м этапе – получить этот рецепт, чтобы вы могли реализовать простую, но действенную формулу Налтрексон + Алкоголь 3–4 месяца = Излечение на Шаге 4.

Врач не обязан напоминать вам о необходимости употребления алкоголя параллельно с налтрексоном. Он просто скажет вам, что когда вы собираетесь выпить, обязательно нужно сначала принять налтрексон. Он скажет также: «Не принимайте налтрексон в те дни, когда не пьёте, т. к. налтрексон сам по себе не снимает алкогольную зависимость.[33].

Вопрос того, насколько этичным для врача является рекомендовать вам пить, особенно если вы страдаете алкогольной зависимостью, имеет простой ответ. Если у вас уже выработалась такая зависимость, вы не перестанете пить, что бы и кто бы вам ни сказал. В этом случае врач может просто сказать вам: «Я не советую вам пить, но перед выпивкой примите налтрексон».

Цель метода Синклера – уменьшить зависимость от алкоголя и количество выпиваемого. Поскольку воздержание от эффективного лечения – не в интересах больного, о чём свидетельствуют результаты исследований отвыкания, можно возразить, что неэтично требовать от больного принимать лекарство неправильным образом, т. е. не пить при приёме налтрексона. Успех достигается употреблением алкоголя параллельно с принятием лекарства, чтобы изменить программу в мозгу и снова свести зависимость от алкоголя к нулю. Исследования опиодидных антагонистов (налтрексона, налмафена, налоксона), о которых рассказано в Главе 3, показали, что программа алкогольной зависимости, которая записывалась в мозгу на протяжении многих лет, функционально восстанавливается до того состояния, в котором она находилась до возникновения аддикции.

Если у вас доверительные отношения с врачом, покажите ему Главу 17 («Для профессионалов») и посоветуйте ознакомиться со статьями, на которые даны ссылки в этой книге, особенно если ваш врач не знает, как именно налтрексон действует в рамках метода Синклера. Можете также рассказать врачу о том, что фармакологическое отвыкание – это элемент современной медицины и за последние 30 лет оно получило значительное научное обоснование, подтверждено более чем 70 клиническими исследованиями и соответствующими научными публикациями (см. аннотированную библиографию). Вы можете также рассказать врачу, что налтрексон был одобрен в 1994 г. Управлением по контролю за продуктами и лекарствами США, рекомендован ВОЗ в 1994 г. для лечения алкоголизма (1994) и более чем 20 ведущими американскими исследователями проблем алкоголизма, опубликовавшими результаты исследований, проведённых в рамках проекта КОМБАЙН, в «Журнале Американской Медицинской Ассоциации» в 2006 г. (Anton, O’Malley et al., 2006).

Поскольку налтрексон является опиоидным антагонистом, он не приводит к наркотической зависимости, в отличие от транквилизаторов и ряда других выписываемых препаратов. Он не вызывает привыкания. Поэтому врачи вполне могут выписывать этот препарат в обычных условиях. Нормальная доза – 50 мг за 1 час до употребления алкоголя. Некоторые врачи рекомендуют начинать лечение с половиной дозы (25 мг), т. е. разделять таблетку на 2 половинки, во избежание привыкания к препарату. Это можно делать в первые 2–3 раза.

Перед тем как выписать налтрексон, врач предложит вам сдать анализ крови, чтобы проверить состояние вашей печени. Дело в том, что исследование действия сильной дозы налтрексона (300 мг в день) показало, что это влияет на печень. Свидетельств какого-либо влияния на печень меньших доз налтрексон нет. Более того, одним из показателей эффективности налтрексона является то, что лечение налтрексоном улучшает состояние печени. Тем не менее, существует мнение, что налтрексон не следует рекомендовать людям, у которых обнаружены серьёзные проблемы с печенью. Поэтому необходимо проверить, как функционирует печень пациента, и небольшой процент людей не смогут начать принимать налтрексон. Хотя дозы 100–150 мг выписывают в некоторыхособых случаях, лучше, если вы будете принимать рекомендованную вам дозу 50 мг налтрексона, если врач не выписал вам более высокую дозу, т. к. увеличение дозы не будет способствовать устранению алкогольной зависимости быстрее, чем в течение 3–4 месяцев. У большинства людей доза в 50 мг блокирует 100 % опиоидных рецепторов. Дозы в 100 и 150 мг тоже блокируют100 % рецепторов и поэтому не ускоряют процесс лечения.

Одним из преимуществ налмафена, родственного налтрексону, является то, что он не метаболизируется в печени, поэтому врач не попросит вас пройти обследование печени, чтобы прописать вам этот препарат. Если вы пьёте по выходным, принимайте препарат только по выходным. В рабочие дни принимать его не нужно, если только вы не захотите выпить среди недели. Если вы пьёте каждый день, принимайте препарат ежедневно. Если пьёте 6 дней в неделю, принимайте его 6 раз в неделю, за час до выпивки.

Если вам вдруг захочется выпить и вы случайно забыли принять препарат, сразу же примите таблетку. Всегда держите лекарство при себе. Некоторые люди на всякий случай годами держат при себе лекарство, даже после того, как полностью перестали пить.

Налтрексон + Алкоголь = Излечение.

Не волнуйтесь, если столкнётесь с непониманием сути рекомендуемого метода. Многие считают, что когда принимаешь налтрексон, нельзя пить. Это заблуждение объяснимо. Бытует мнение, что «от такой-то болезни нужно принимать такую-то таблетку». Хотя это мнение и ненаучно, в нём есть смысл. Для многих из нас принятие лекарства – процесс пассивный, мы так привыкли. Примем таблетку от головной боли – и головная боль уходит, вот и всё. Лекарства отлично помогают снять боль, помогают нам уснуть, убивают инфекцию, восстанавливают нормальный сердечный ритм, и всё это они делают сами по себе.

Иное дело налтрексон. Принятие этого препарата требует продолжать употреблять спиртное, т. е. устранение зависимости является активным процессом. Вы активно принимаете налтрексон, а затем, тоже активно, – алкоголь. Помните: устранение зависимости требует времени. Но если вы будете следовать формуле Налтрексон + Алкоголь = Излечение, ваши шансы победить зависимость и восстановить контроль над потреблением алкоголя составят 80 %. Главная цель Шага 3 – добиться того, чтобы вам выписали налтрексон. Большинство американских врачей с радостью это сделают, в особенности потому, что в мае 2006 г. АМА опубликовала результаты проекта КОМБАЙН, и там содержится рекомендация применять налтрексон для лечения алкоголизма в обычных медицинских условиях. Но если по какой-то причине ваш врач считает, что метод Синклера находится вне его компетенции, не отчаивайтесь. Ваш врач вполне может направить вас к другому врачу, или же вы сами можете проявить инициативу и который найдёт время для ознакомления с многочисленными научными доказательствами эффективности этой методики. См. Главу 17 («Для профессионалов»), а также посетите сайт www.TheCureForAlcoholism.com, там вы найдёте дополнительную информацию.

9. Шаг 4: Планирование уменьшения алкогольной зависимости и потребления алкоголя.

Начинаем избавление от зависимости: Налтрексон + Алкоголь.

Теперь, когда у вас в руках заветный рецепт, самое время активно начать лечение. Результаты научных исследований позволяют вам смотреть в будущее с оптимизмом. Продолжайте пить как раньше, но перед каждой выпивкой обязательно принимайте налтрексон.

Рассказать ли родственникам и знакомым о курсе лечения – это решать только вам. Возможно, вы захотите поделиться информацией с самыми близкими людьми. Им не следует переживать о том, что вы бросаете пить, т. к. вы принимаете налтрексон, а формула Налтрексон + Алкоголь позволит вам через 3–4 месяца избавиться от алкогольной зависимости. В то же время, возможно, вы решите не рассказывать о своём лечении тем, с кем вы не так близки, – коллегам по работе, приятелям, знакомым. Следует учитывать также культурные различия. В некоторых культурах здоровье человека – это интимный вопрос, тогда как в других – дело семьи или всего сообщества.

Привычки и стиль употребления алкоголя очень индивидуальны. Кто-то ежедневно сильно пьёт, начиная день с выпивки. Кто-то выпивает в 6 вечера и пьёт до ночи. Некоторые уходят в запой по выходным, другие – после того, как желание выпить становится нестерпимым. Проблемы с алкоголем принимают разные формы, а причин пристраститься к спиртному, наверно, так же много, как видов спиртного.

Это как научиться прыгать с парашютом.

Теперь вы уже знаете, что попытки воздержаться от употребления спиртного не помогут вам избавиться от зависимости. Если обычные способы лечения, физиологические или духовные, не помогают вам, вам необходимо прибегнуть к методу Синклера.

В начале курса лечения вы, возможно, будете чувствовать себя так, как будто начали учиться прыгать с парашютом. Ваш инструктор будет показывать вам обучающие видеофильмы, которые продемонстрируют вам, как выпрыгнуть из самолёта, как справиться с боязнью высоты, как воспользоваться запасным парашютом, если основной не раскроется. Инструктор будет повторять одно и то же много раз, и, возможно, вам станет скучно всё это слушать. Конечно, вы понимаете, почему он всё это повторяет, – чтобы вы успешно приземлились с высоты 5 км. Главное – всё выполнить правильно, и тогда ваша жизнь будет вне опасности. Это же относится к методу Синклера.

Теперь, когда вам хочется выпить, выпейте, но сначала примите своё лекарство. Каждая выпивка с параллельным приёмом налтрексона – это часть вашего графика лечения, первая из многочисленных сессий цикла Налтрексон + Алкоголь, целью которого является освобождение от алкогольной зависимости. Помните: лечение происходит по нарастающей, выпивка за выпивкой. При этом микроскопическая, но туго переплетённая система активизации пристрастия к алкоголю в вашем мозгу постепенно ослабляется, демонтируется и, наконец, полностью разрушается благодаря отвыканию.

Измерение потребления алкоголя.

Начиная с самого первого применения метода Синклера, у пациентов просили вести дневник потребления ими алкоголя. Но дело, конечно, не в дневнике. (Крысы ведь дневников не вели, метод Синклера, тем не менее, дал хорошие результаты). В то же время, если вы будете аккуратно вести дневник, вам легче будет следить за прогрессом, который будет стимулировать дальнейшее применение этого метода. Поэтом очень рекомендую вам вести Дневник употребления алкоголя. Перед тем как начать курс лечения по Синклеру и приступить к Дневнику, ознакомьтесь с мерами потребления алкоголя: это число единиц алкоголя в одной порции пива, стопке водки, стакане вина. Многие полагают, что есть разница в том, что человек пьёт – пиво, вино или крепкий напиток, но мозгу это безразлично, ведь алкоголь есть алкоголь.

Ниже приводится Дневник употребления алкоголя, в котором указано содержание алкоголя в каждой порции выпитого. Хотя в ресторанах, барах и пабах алкоголь измеряют стандартными порциями, известно, что люди обычно выпивают больше. Исследования показали, что люди склонны преуменьшать количество выпитого и частоту потребления алкоголя. Используйте в своём Дневнике потребления алкоголя предложенный ниже формат и не забывайте о пределах безопасности.

Дневник употребления алкоголя.

Синклер рекомендует следующий формат Дневника. Старайтесь постоянно носить дневник с собой, пусть он будет небольших размеров.

Пить, чтобы бросить пить

Комментарии:

Пить, чтобы бросить пить Пить, чтобы бросить пить Пить, чтобы бросить пить

Измерения тяги к спиртному.

Тяга к спиртному, чрезмерное употребление спиртного и алкогольная зависимость тесно связаны. Вы должны еженедельно оценивать уровень своей тяги к спиртному. Визуальная аналоговая шкала влечения к алкоголю (ВШ) – это простой инструмент, который поможет вам составить график снижения уровня вашей тяги к спиртному по мере прохождения вами курса лечения. Вы сможете построить график уменьшения этих уровней в течение нескольких недель и месяцев. Если вы сотрудничаете с опытным советником, периодически показывайте ему (ей) свою ВШ.

Визуальная аналоговая шкала влечения к алкоголю (ВШ).

Предположим, вы оказались в ситуации, в которой вы обычно выпиваете. Возникает вопрос: как сильно вы захотите выпить? Отметьте на приведённой ниже линии точку, которая больше всего соответствует вашей тяги к алкоголю, и проведите вертикальную линию от этой точки.

Пить, чтобы бросить пить

Начните Дневник употребления алкоголя.

У вас есть налтрексон. Что делать дальше? Сразу же начните вести Дневник употребления алкоголя и продолжайте употреблять алкоголь, принимая 1 таблетку налтрексона каждый вечер, когда вы будете выпивать («вечер» – это условное обозначение «сеанса» принятия алкоголя; речь может идти и об утре, и о вечере – прим. переводчика). Одна пациентка остроумно заметила: «Вот что значит бросить пить, не бросая пить». Начните с половины дозы налтрексона – 25 мг каждый вечер, в первые 2 вечера. Можете разделить таблетку в 50 мг на 2 половинки или попросить об этом фармацевта. Затем, после первых 2 полудоз, начните принимать полную, официально рекомендованную дозу – 50 мг.

Дневник употребления алкоголя является неотъемлемой частью вашего курса лечения. Это ваша карта, указывающая вам путь к цели. Если вы пьёте только по выходным, то у вас будет график уменьшения выпивок по выходным. Если вы пьёте каждый день, график покажет, что вы пьёте меньше с каждый днём. Поначалу вы не увидите особой разницы, но со временем наметится устойчивое уменьшение потребления спиртного. Большинство людей замечают существенное уменьшение тяги к алкоголю и фактическом количестве выпитого за неделю в течение первых 6 недель. Не переживайте, если в начале курса лечения увидите, что объём выпитого намного превышает предел безопасности или даже вашу желаемую норму. Метод Синклера вам поможет. Некоторые люди выпивают намного больше предела безопасности, составляющего 24 единицы в неделю не более 5 единиц за один вечер для мужчин и 18 единиц за неделю для женщин и не более 4 единиц за вечер – каждую неделю. Важно знать, сколько вы выпили. (Кстати, в некоторых ресторанах подают порции, фактически равные двум или больше). Тогда вы сможете следить за прогрессом, достигаемым каждую неделю. Клинические исследования показали, что метод Синклера помогает в течение 3–4 месяцев снизить потребление алкоголя в среднем менее чем до 9 единиц в неделю.[34].

Важные замечания. Во-первых, ни в коем случае не водите машину после выпивки и не используйте никакую другую технику. Налтрексон может усилить некоторые аспекты интоксикации. Синклер обнаружил у крыс увеличение двигательной недостаточности от алкоголя. Дальнейшие исследования показали, что из-за алкоголя возникает разделение внимания, необходимого при вождении автомобиля. Налтрексон не блокирует алкогольное отравление. Во-вторых, не выпивайте за вечер больше, чем вы привыкли. Внимание! Налтрексон не блокирует алкогольное опьянение.

Чего следует ожидать?

Дело в том, что в мире нет двух одинаковых людей. Кто-то реагирует на лечение быстрее, кто-то медленнее. В целом, побочные эффекты от налтрексона возникают не часто и включают в себя такие симптомы, как мягкий зуд или периодическая тошнота. Пациенты чаще всего говорят, что по сравнению с побочными эффектами, которые вызывает злоупотребление алкоголем, налтрексон влияет на них намного в меньшей степени и вызываемые им недомогания быстро проходят, поэтому принимать его имеет смысл. Большинство пациентов говорят, что налтрексон имеет мало побочных эффектов или вообще их не имеет. При этом даже на первых этапах лечения вы периодически можете испытывать удивительную способность остановиться после 1–2 порций выпитого. Но это только кажущееся уменьшение потребности выпить в результате лечения. Налтрексон блокирует часть эффектов первой порции и стимулов выделения эндорфинов, что помогает заблокировать так называемый «эффект первой порции». Это полезный, но слабый эффект. Существенные результаты фармакологического отвыкания проявляются намного медленнее и не могут вылечить вас за 1–2 недели. У вас ушло много времени на то, чтобы установился нынешний уровень тяги к алкоголю и объём потребляемого спиртного, и уйдёт ещё как минимум 3–4 месяца на снятие зависимости. Кому-то нужно больше времени на то, чтобы программа алкогольной зависимости в мозгу уступила место нормальному, здоровому состоянию, которое у вас было до возникновения зависимости.

Темпы выздоровления, конечно, весьма индивидуальны. Но для достижения успеха обязательно нужно соблюдать правило: Налтрексон + Алкоголь = Исцеление. И вы добьётесь успеха так же, как 75 % человек на Рис. 8, у которых за 3–4 месяца уменьшилась потребность в алкоголе.

Вы можете добиться уменьшения порций выпитого до примерно 15 в неделю в течение первых 3–4 месяцев, а затем, как показано на Рис. 9, это количество уменьшится до 9 порций в неделю.

Цели, к которым следует стремиться в процессе курса лечения, излечения, устанавливаете вы сами. Только 3 % пациентов, проходящих кус лечения по Синклеру, захотели полной абстиненции, но при этом около 25 % пациентов достигли абстиненции через 3 месяца лечения. До лечения может быть трудно представить себе жизнь без алкоголя, а к концу курса тяга к спиртному у вас снизится настолько, что полное воздержание будет уже делом вашего личного выбора. Страх перед алкоголем исчезнет. Вы вырветесь из этого плена, перестанете быть слугой и марионеткой алкоголя. Алкоголь станет для вас чем-то обыденным. Однако конечная цель – сломать алкогольную зависимость, чтобы вы могли управлять алкоголем, а не он вами. Кто-то захочет выпить 2–3 раза в год, например, на Новый год и Рождество. Никаких проблем, только не забывайте принимать своё лекарство за час до выпивки. Метод Синклера позволит вам сократить объёмы выпитого или вообще бросить пить и не ощущать себя при этом лишённым выбора и не опасаться рецидивов, возникающих при традиционных методах лечения от алкоголизма и основанных на абстиненции. Вам не нужно будет посещать никакие собрания, если вы этого не хотите. Если вы примите решение периодически выпивать, то метод Синклера приведёт к сильному уменьшению вашего влечения к алкоголю и фактического количества выпитого.

Пить, чтобы бросить пить

Рис. 8. Взято из Sinclair, J. D. (2001). Evidence about the Use of Naltrexone and for Different Ways of Using it in the Treatment of Alcoholism. Alcohol and Alcoholism, 36: 2-10, 2001 – Данные об использовании налтрексона и различных способах его применения для лечения алкоголизма.

Craving (for alcohol) – потребность в алкоголе;days – дней; years – лет.

На вечеринке вы почувствуете, что она интересна вам сама по себе, а не потому, что там можно выпить.[35] Избавление от зависимости происходит на мельчайшем – опиодином (эндорфин) уровне и затрагивает рецепторы и синапсы мозга, вас, по неизвестной вам причине, перестанет мучить внутренний голос, раньше твердивший вам: «Надо бы выпить» и «Одну рюмку можно». Вы как по мановению волшебной палочки избавитесь от своей зависимости. В этом, конечно, нет никакого волшебства, просто действует замечательный метод Синклера.

Окружающие, скорее всего, заметят происходящие с вами перемены: исчезнут депрессия, нетрезвость, неуправляемость, агрессивность, вы снова сможете управлять своим поведением и здраво оценивать события. Выпивка + Налтрексон позволят вам достичь постоянного физиологического отвыкания.

Пить, чтобы бросить пить

Рис. 9. Установите, чего именно вы хотите достичь в процессе лечения.

График показывает снижение потребления алкоголя у 115 вылечившихся пациентов (78 % из первых 147) – в среднем до 9 выпивок в неделю.

По вертикали: к-во выпивок в неделю. По горизонтали: продолжительность лечения, дней.

Выборочное отвыкание. Как добиться максимального результата.

Выборочное отвыкание – это метод, который вы можете использовать для повышения своей сопротивляемости алкоголю и развития позитивных моделей поведения. После 1–2 месяцев лечения вы заметите постепенное уменьшение влечения к алкоголю с каждой сессией Налтрексон + Алкоголь. Будут дни, когда вам вообще не будет хотеться пить. Выборочное отвыкание означает, что в такие дни вы не принимаете налтрексон и не выпиваете, а вместо них делаете что-то другое, не менее приятное.

Постарайтесь до начала курса лечения составить список здоровых, полезных, интересных дел, которыми вы, возможно, любили заниматься раньше, прежде чем алкогольная зависимость вторглась в вашу жизнь. В больничных условиях врач подскажет, какое из этих занятий подкрепляется эндорфинами, но вы можете выполнять их самостоятельно. Например, это может быть секс или активные физические упражнения – туризм, парусный спорт, бег, теннис, йога, аэробика. Выполнение приятных материнских и отцовских обязанностей, а также забота о домашних животных, почти всегда приводят к выделению эндорфинов. Это относится к разнообразным увлекательным занятиям (например, вы можете кататься на аттракционах в парке), приобретению нового опыта, вы можете есть ароматизированные продукты, особенно сладости и пряные блюда. Чувственные удовольствия обычно приводят к выделению эндорфинов. Это относится и к таким занятиям, как участие в спектаклях и концертах, пению и т. п.

Вообще, действия, стимулируемые небольшой порцией алкоголя, такие как закуска перед едой, являются опиоидергическими, т. е. они усиливаются эндорфинами. С другой стороны, модели поведения, включающие в себя периоды повышенного внимания и неподвижности, например, учебная стрельба, вероятно, не являются опиоидергическими. Разумеется, существуют нездоровые опиоидергические модели поведения, такие как повышенный риск, азартные игры, употребление опиатов и других препаратов, которые для вас должны быть исключены. Во время курса лечения с помощью налтрексона не следует участвовать в здоровых опиоидергических занятиях; перенесите их на дни, когда вы не пьёте и не принимаете налтрексон. В такие дни опиоидная система в вашем мозгу будет более чувствительна к усилению, получаемому от выделяемых эндорфинов благодаря регуляции рецепторов, вызывающей сверхчувствительность рецепторов. Налтрексон приводит к регуляции, но пока он находится в мозгу и блокирует рецепторы, никакого эффекта не возникает. Но если вы на какое-то время перестаёте принимать налтрексон, он в течение нескольких дней уходит из вашего организма, т. е. освобождается огромное количество опиоидных рецепторов, вызывающих укрепление при каждом выделении эндорфинов. Вы можете воспользоваться суперчувствительностью рецепторов, т. к. все ваши занятия, в которых участвуют эндорфины, дают вам вознаграждение, превышающее норму. Тем самым вы замещаете «плохие» действия, связанные с эндорфинами, такие как выпивка, «хорошими», такими как активные занятия спортом. Вы заметите, что получаете от этого всё больше удовольствия, заполняя тем самым вакуум, который образуется по мере уменьшения потребления вами алкоголя.

Налтрексон создаёт окно возможностей для фармакологически усиленного привыкания к здоровым моделям поведения. Если в предыдущий раз вы приняли налтрексон в пятницу вечером, то суббота будет днём очистки, когда препарат выводится из организма. Начиная с воскресного вечера, примерно через 2 дня после предыдущего принятия налтрексона, вы будете находиться в таком состоянии, в котором, как говорят пациенты, альтернативные модели поведения являются особенно укрепляющими. Ароматная еда имеет прекрасный вкус. Первый же кусочек шоколада приносит огромное удовольствие. Физические упражнения воспринимаются замечательно. Сверхчувствительность постепенно исчезает в течение ближайших нескольких дней, так что в этот период, когда вы получаете более сильное подкрепление, имеет смысл участвовать в здоровых занятиях.

В любой момент вы можете снова начать выпивать. Только не забывайте принимать налтрексон за час перед первой порцией алкоголя. Обычно пациенты начинают с того, что не пьют и не принимают налтрексон только по входным, причём участвуют в здоровых занятиях днём и вечером воскресенья, после чего возвращаются к формуле Налтрексон + Алкоголь, избегая других опиоидергических моделей поведения. В дальнейшем периоды без алкоголя и налтрексона постепенно увеличиваются. В конце концов выпивка параллельно с принятием налтрексона происходит раз в неделю или реже, а периоды без алкоголя и налтрексона увеличиваются до 6 дней и больше.

Подробнее об избирательном отвыкании см. рассказ Ричарда в Главе 12.

Последующее наблюдение и его окончание; терапия.

Желательно периодически, хотя бы раз в месяц, встречаться с лечащим врачом, даже если у вас есть действующий рецепт и постоянные визиты к врачу вроде бы не нужны. Но даже если это по какой-то причине невозможно, вы и самостоятельно сможете добиться успеха. При этом следовать методу Синклера вы можете или втайне от окружающих, или не делая из этого секрета. Необходимо лишь всегда – сейчас и в будущем – следовать Золотому правилу: перед выпивкой обязательно принимать налтрексон. Метод Синклера требует личной мотивации. Налтрексон необходимо принимать всегда, всю оставшуюся жизнь, но только – если вы собираетесь выпить. Начав курс лечения, ни в коем случае не останавливайтесь.

Не бросайте лечения. На всё нужно время.

Исследования показывают, что минимальный период времени, необходимый для того, чтобы метод Синклера дал наилучшие результаты, составляет 3–4 месяца. Не обманывайте себя. Программа алкогольной зависимости, записанная в вашем мозгу, за все эти годы стала суперсильной. За 1–2 месяца даже метод Синклера не в состоянии убрать эту программу из вашего мозга. Если вы не пройдёте 3-4-месячный курс лечения, получится что-то вроде полуфабриката, а значит, алкогольная зависимость никуда не денется.

Можно сказать, что лечение никогда не заканчивается, а в первые 3–4 месяца налтрексон должен быть постоянно при вас. Но время, когда можно будет пить без налтрексона, никогда не настанет. Если вы прекратите принимать налтрексон, даже после того как излечитесь, алкогольная зависимость вернётся. Излечиться не означает, что вредная привычка не вернётся.

10. Шаг 5 – главный: как остаться здоровым.

Как узнать, что излечение наступило?

Излечение означает существенное уменьшение тяги к спиртному. Поскольку устранение зависимости является результатом действия формулы Налтрексон + Алкоголь, с течением времени вам будет становиться всё яснее, что выпивка становится для вас всё менее важной и что каждый раз вы употребляете всё меньше алкоголя. Интерес к алкоголю пойдёт у вас на спад. Потребность выпить исчезнет. Вы сможете принимать решение – выпить или нет.

Итак, вот показатели успеха:

Вы не превышаете пределов безопасности или вообще не пьёте.

Тяга к спиртному сильно снизилась или вообще исчезла.

Настроение у вас улучшилось, вы себя чувствуете лучше физически и эмоционально.

Синдром похмелья исчез.

Окружающие говорят, что вы стали пить меньше.

Алкоголь больше не управляет вашими мыслями и поступками, вы больше не испытываете мучительного желания выпить.

У вас пропал болезненный интерес к выпивке, вы сами решаете, выпить или нет.

Вы стали увереннее в себе, ваша самооценка повысилась.

Ваша личная жизнь не страдает от алкоголя.

Вы лучше себя чувствуете физически и морально. Депрессия прошла. Печень работает лучше.

Вы выздоровели, т. к. ваш мозг вернулся в то состояние, в каком он был до того, как вы стали пить. Это значит, что рефлексивной программы алкогольной зависимости в вашем организме больше нет. Лечение, основанное на эмпирически проверенном фармакологическом отвыкании, проявило себя как самое мощное средство избавления от алкогольной зависимости. И в самом деле, другие методики – это как стрельба из лука, тогда как метод Синклера предвещает новую эру в лечении этого и подобных недугов, т. е. не только алкогольной зависимости, но и зависимости от многих других веществ (например, героина, кокаина, амфетамина) и при несубстанциальных аддикциях (например, игровой зависимости).[36].

Вам не нужна длительная, дорогая, неприятная госпитализация. Не нужно испытывать делирий и судороги. Не нужно нарушать обещания больше не пить. Снятие алкогольной зависимости не будет трудным и болезненным. Вам не нужно принимать новую идеологию или религию, и жестокие методы лечения тоже не нужны. Зачем страдать понапрасну? Вы больше не являетесь причиной разочарования – ни для себя, ни для окружающих. Теперь вы можете выпить, но не перебрать. И вы сами, впервые за много лет, решаете, выпить ли вам сегодня.

После успешного прохождения полного курса фармакологического отвыкания ваш мозг вернётся в то состояние, в котором он находился до того, как вы впервые почувствовали потребность пить и у вас возникла алкогольная зависимость. Внутренний голос, побуждавший вас выпить, притих или замолчал.

Золотое правило.

Если вы лечитесь по методу Синклера, вам необходимо строго следовать золотому правилу: принимать налтрексон перед выпивкой. Никогда не нарушайте это простое правило, принимайте налтрексон только перед тем, как выпить.

Если вы начнёте пить, не принимая налтрексон, все достижения пойдут насмарку. Даже после окончания полного курса лечения и кажущегося излечения употребление алкоголя без налтрексона скорее всего приведёт к рецидиву. И через 3–6 месяцев тяга к алкоголю и количество выпитого восстановятся, а программа алкогольной зависимости снова запишется у вас в мозгу.

Конечно, одна выпивка бе налтрексона после окончания лечения по метод Синклера не приведёт к восстановлению алкогольной зависимости. Но подумайте, имеет ли смысл рисковать. Помните, что ушедшая модель поведения может быть снова усвоена, если она реализуется при не заблокированном усилении, причём теперь привыкание пройдёт быстрее, чем в первый раз. Налтрексон – это ваш страховой полис против повторного усвоения программы алкогольной зависимости, т. е. против рецидива. Не забывайте принимать налтрексон перед каждой выпивкой.

«Выздоравливать» и «выздороветь».

При скрупулёзном следовании 5-шаговому плану в течение хотя бы 3–4 месяцев программа, управляющая алкогольной зависимостью в вашем мозгу, будет настолько ослаблена, что ваша нервная система практически восстановится до того состояния, в котором она находилась перед тем, как вы начали пить, перед тем, как у вас возникла тяга к спиртному и вы утратили контроль над собой. Вот что значит излечиться от алкогольной зависимости, и вот почему метод Синклера является настоящим прорывом в психологической медицине.

Месяцы лечения позволяют уничтожить первопричину алкоголизма – сверхусиленную систему. Связи между нейронами в вашем мозгу, которые так часто и успешно усиливались эндорфинами при употреблении алкоголя, теперь ослаблены и затихли. Впервые в истории создана методика лечения, позволяющая устранить аддикцию из нервной системы и тем самым вылечить человека. Устранение зависимости означает, что ваш усиленный опиоидами мозг вернулся в то состояние, в котором он был до вашей первой выпивки (и тысяч последующих), которая привела к усвоению вами алкогольной зависимости.

Иначе говоря, после завершения курса отвыкания вы вылечитесь. Таким образом, в отличие от других методик, вы не будете находиться в состоянии постоянного лечения. Вы не будете выздоравливающим алкоголиком, который в любой момент может сорваться и вернуться к запойному пьянству. В биологии термин «метаморфоза» означает «глубокое изменение состояния от одной стадии к следующей в истории жизни организма, как, например, от гусеницы к куколке, от куколки к бабочке». Фигурально выражаясь, метод Синклера превращает вас во взрослую бабочку.

В результате успешного лечения по методу Синклера у вас исчезнет алкогольная зависимость. Вы излечитесь от алкоголизма и никогда не вернётесь в прежнее состояние, если будете следовать Золотому правилу.

Поздравляю! Вы победили свою зависимость от алкоголя.

РАЗДЕЛ 3. Что говорят исцелившиеся люди.

Надеюсь, что эта книга задела вас за живое и что приведенные ниже свидетельства помогут вам понять, что вы не одиноки, а также то, что вы можете самостоятельно справиться со своим недугом – алкогольной зависимостью.

11. Рассказ Джулии: лечение по методу Синклера «Делюкс».

«Самое удивительное о чудесах, что они происходят».

Г. К. Честертон (1874–1936 Г. Г. ).

Хотя интенсивная не является обязательным требованием для успешного лечения, я решил включить в эту книгу рассказ Джулии, т. к. он позволяет хорошо понять теоретические и практические аспекты метода Синклера и показывает, как можно повысить эффективность лечения при условии тесного индивидуального общения пациента с компетентными, заботливыми профессионалами.

Джулии 38 лет, у неё любящий муж по имени Джеймс, они женаты уже 18 лет. Живут они на Тихоокеанском Северо-Западе, в красивом доме на берегу озера. У них две дочери-подростка. Чуть больше 2-х лет назад Джулия утратила контроль над употреблением алкоголя. У неё бывали периоды абстиненции, но зачастую, особенно на выходных, она испытывала непреодолимую потребность выпить. Члены семьи привыкли к тому, что Джулия напивалась на вечеринках, а также по вечерам в пятницу и субботу.

Но со временем она стала напиваться и в будние дни. Её черты стали грубыми, а цвет лица – из нежного и светящегося превратился в бледный и грубый. По понедельникам, когда дома никого не было, она взяла за привычку опохмеляться.

Джулия – талантливый гончар, когда-то у неё дома была процветающая гончарная мастерская. Но теперь она превратилась в свалку мусора, Джулия больше ею не пользовалась. Джеймс, всеми уважаемый юрист и активный защитник окружающей среды, которого все считали человеком тихим и спокойным, постоянно ругался с ней на почве её пьянства. Джеймс всегда обожал Джулию, но теперь их некогда почти идиллическая жизнь стала напоминать театр военных действий. Он с ужасом поймал себя на мысли, что начал подумывать о разводе. Это вынудило его просить её обратиться к специалистам, но это лишь рассердило Джулию. «Ты не понимаешь: я не могу не пить, – сказала она. – Кому это не по душе, может уйти. Я не держу. А пить бросить я не могу». Через несколько дней после этого разговора Джеймс прочитал в газете статью о методе Синклера. В отчаянии он позвонил во Флориду, в клинику, предлагающую курс лечения. Сказал, что жена очень боится лечиться, т. к. слышала, что людей с алкогольной зависимостью кладут в больницу, заставляют бросить пить, посещать коллективные мероприятия, а главное – пройти мучительную детоксикацию, похожую на пытки. Ещё она слышала, что многие из тех, кто прошёл реабилитацию, не достигли никакого успеха, а наоборот – их бросает из крайности в крайность, они то не пьют, то у них возобновляются запои, и чувствуют они себя ещё хуже, чем до лечения. Секретарь, настоящий профессионал, ответила, что метод Синклера – это совершенно иной подход к лечению, не требующий полного воздержания, и выслала Джеймсу информационный пакет с описанием новой методики.[37] Умело преподнесённая информация убедила Джулию поехать в клинику и встретиться с врачом. «Алкоголиками не рождаются, – говорилось в одной из брошюр, вложенных в пакет. – Пристрастие к спиртному – это приобретённая привычка. При каждом употреблении алкоголя он приводит к высвобождению в мозгу эндорфинов, субстанций, подобных морфию». Эндорфины – это «молекулы эмоций», способные подавлять боль. Эндорфины укрепляют привычку пить и всё, что этому сопутствует: человек постоянно думает о выпивке, о том, чтобы сходить в бар, ему хочется выпить, он ищет такую возможность и, наконец, пьёт. Это может произойти с каждым, но некоторые люди, в силу своих генетических особенностей, получают особое подкрепление от эндорфинов. Со временем алкоголь начинает управлять ими, и они становятся зависимыми от него. Но в брошюре было сказано, что этот порочный круг можно разорвать или существенно ослабить благодаря «естественному процессу отвыкания с использованием налтрексона – лекарственного препарата, блокирующего эндорфины и производимое ими усиление в мозгу».

Вся семья прочитала этот информационный пакет, из которого следовало, что предлагаемый курс лечения не требует госпитализации. Для Джулии это было особенно важно, т. к. она терпеть не могла больницы и всё, что с ними связано. В брошюре было написано, что её конечная цель – «уменьшение, контроль, абстиненция», но воздерживаться от употребления алкоголя с самого начала курса лечения вовсе не нужно. Курс лечения снизит её тягу к спиртному, но при этом она будет продолжать употреблять спиртное! В брошюре было также сказано, что она станет меньше пить, но не потому, что её кто-то будет заставлять, а просто потому, что потеряет интерес к спиртному. Метод Синклера в корне отличается от методов «Анонимных алкоголиков», он «хорош и для тех, кто имеет сильную алкогольную зависимость, и для тех, кто пьёт больше, чем сам считает нормальным».

Неужели это правда? Как здорово, что не нужно будет принимать все эти барбитураты и бензодиазепины, к которым можно пристраститься так же, как к алкоголю. Из брошюры Джулия узнала также, что Всемирная организация здравоохранения и Управление по контролю за продуктами и лекарствами уже признали, что налтрексон безопасен и не вызывает серьёзных длительных побочных эффектов, если его принимать параллельно с алкоголем. Курс лечения занимает обычно 3–4 месяца, но необходимо предписание врача. Индивидуальное лечение не является обязательным, но может быть полезным как часть углублённой программы лечения. Джулия и члены её семьи решили, что ей нужно записаться на приём в эту клинику.

Первый визит оказался не таким, как она ожидала. Персонал отнёсся к ней с большим уважением, никто не называл её «алкоголичкой» и «слабовольной». Джулии сказали, что её осмотрят врач, д-р Андерсон, и психолог-консультант, д-р Саймон. Наличие 2-х специалистов, как ей пояснили, не было необходимостью, но могло быть полезным.

Во время первого осмотра д-р Андерсон объяснил Джулии причины её алкогольной зависимости. Он решил принять её в качестве пациента, сказав: «Метод Синклера – не для тех, кто заставляет себя не пить».

«Вы хотите сказать, что если бы я уже несколько месяцев была членом «Анонимных алкоголиков» и старалась не пить, я бы не могла пройти этот курс лечения?» – удивилась Джулия.

«Верно, – улыбнулся д-р Андерсон. – Этот метод лечения – только для тех, кто сейчас пьёт. Он действует только при условии, что вы принимаете лекарство за час до первой выпивки. Тем, кто воздерживается от алкоголя, мы этот курс лечения не прописываем».

«Значит, хорошо, что я пью?».

«Я тоже не мог в это поверить, пока не ознакомился с исследованиями д-ра Синклера, – ответил д-р Андерсон. – У нас уже было несколько сот пациентов, и результаты – просто отличные!».

Кроме стандартных психотерапевтических процедур «внушения надежды», д-р Андерсон убедился, что Джулия не беременна, не больна, не принимает опиаты, например, героин. В качестве последней меры предосторожности Джулии были назначены лабораторные процедуры по выявлению каких-либо ранее не установленных проблем со здоровьем. Джулии было очень приятно, что доктор и не думает осуждать или поучать её. У неё появилась надежда. «Люди тут такие заботливые!» – подумала она. «Они действительно хотят помочь мне». Д-р Андерсон показал ей интересные наглядные пособия, объяснявшие как связи и пути в её мозгу укрепляются из-за приёма алкоголя. Потом Джулия говорила, как приятно ей было узнать, что дело не ней самой, а во временных нарушениях в её нервной системе. Теперь она поняла, как у неё с годами усугубилось пристрастие к алкоголю. «Непреодолимое желание выпить у меня появилось не сразу. И по утрам я никогда не пила и не уходила в запой. Сначала я вообще пила вполне умеренно».

В следующий раз Джулия пришла к д-ру Андерсону с Джеймсом. Доктор проверил Дневник употребления алкоголя, который дал ей на первой их встрече. И провёл медицинское обследование пациентки. После первого визита к врачу Джулия пила не каждый день, но из записей в её дневнике следовало, что у неё были запои: она пила более 60-ти раз в неделю, в основном на выходных. «После первой рюмки просто не могу остановиться. Почему это происходит, доктор?» Врач показал ей биологические схемы, иллюстрирующие «программирование» аддикции в её мозгу в течение всех этих лет благодаря механизму подкреплённого обучения.

(Эти иллюстрации и пояснения см. в Приложении B).

Биологические иллюстрации, или, пользуясь термином д-ра Дэвида Синклера, «Фиолетовый дождь», показывают, как алкоголь вынуждает эндорфины усиливать пристрастие к алкоголю, усиливая тем самым нервные пути. Следующий набор иллюстраций показал, как употребление налтрексона перед выпивкой в конце концов уничтожит её алкогольную зависимость. Теперь Джулия видела перспективу. Она была счастлива, что дело было не в каких-то её личных недостатках, а в «биологии мозга». Генетическая предрасположенность к алкоголю и частое употребление спиртных напитков сделали её алкоголиком.

Привыкание было связано со стимулами. Привычка пить выработалась в ответ на различные внешние и внутренние стимулы, которые вынуждали Джулию пить. Один набор стимулов, постоянно присутствовавший при каждом употреблении алкоголя в течение дня, кроме самого первого, – это ощущения, производимые уже выпитым алкоголем; сюда относятся вкус и запах, а также стимулирующий эффект небольших доз спиртного. Поэтому, поняла Джулия, она и не могла остановиться после первой выпивки. Она «выучила» модель поведения, связанную с выпивкой, как ответ на стимулы, вызванные первой выпивкой.

«Я просто лучше других выучила эту модель», – воскликнула Джулия.

Д-р Андерсон сказал, что исправить положение можно было бы за несколько месяцев, причём для этого не нужны никакие усилия воли пациента.

«Всего-то и нужно было – за час до каждой выпивки принять одну белую таблетку», – думала она.

Джеймс недоумевал: как же так – поощрять выпивку, пусть и после таблетки налтрексона? На эмоциональном уровне его по-прежнему раздражало то, что его жена стала алкоголичкой, что алкоголь уничтожал их жизнь. Почему она не возьмёт и не бросит пить? Но в конце концов Джеймс понял теоретические основы новой методики. Его оптимизм усилился, когда ему показали графики уменьшения алкогольной зависимости излечившихся больных.

Д-р Андерсон выписал Джулии рецепт налтрексона и сказал, что это вовсе не «лекарство для трезвости». Когда выпьешь, нельзя садиться за руль. Рассматривая таблетки, Джулия думала: неужели они помогут? Начала курс лечения она с предписанной дозы – 25 мг, и приняла таблетку за 1 час до первой выпивки. Через 2 дня она приняла полную дозу (50 мг) перед первой выпивкой.

«Особых изменений я не замечаю, – сказала она своему психологу д-ру Саймону на следующей встрече с ним. – «Может, немного меньше тянет выпить, но я не уверена».

Д-р Саймон поддержал её. «Реакция организма не может быть правильной или неправильной», сказал он Джулии.

Она показала ему свой Дневник употребления алкоголя и визуальную аналоговую шкалу, на которой была отмечена её тяга к алкоголю по шкале от 0 (тяга отсутствует) до 10 (сильнее быть не может). Потребление алкоголя немного снизилось и составило в ту неделю 46 порций, а потребность выпить была высокой. Налтрексон – это ведь не какое-то волшебное средство, ему нужно время, чтобы побороть вашу алкогольную зависимость. Зависимость Джулии оставалась сильной.

«Золотое правило, – повторил психолог, – гласит: «Обязательно принимать таблетку за час до выпивки». Снижение количества выпивок за неделю произошло у вас потому, что налтрексон блокирует влияние эндорфинов, тем самым снижая стимулирующее влияние алкоголя и первой выпивки. Отвыкание началось, но вам нужно не останавливаться на достигнутом. Это только начало».

Джулия была в восторге от наметившегося прогресса. Надежда на успех усилилась. Доктор объяснил ей действие стимулов и механизмов тяги к спиртному. Он попросил Джулию рассказать ему об истории потребления ею алкоголя, как всё началось. Она ответила: «Сначала я просто расслаблялась по выходным. Дети были маленькими, мы с Джеймсом укладывали их спать и оставались одни». Сидеть у камина и потягивать красное вино было так романтично. Больше всего я люблю красное вино. Оно улучшало наши отношения, снимало запреты. Потом я стала выпивать в компаниях, хотя в подростковом возрасте я не пила. Теперь повод мне уже не был нужен, я пила просто по привычке».

Джулия рассказала д-ру Саймону, что сначала она напивалась на вечеринках. Джеймс эти вечеринки терпеть не мог. Он считал, что Джулия, напиваясь, поступает как эгоистка. Он просто не знал, что биология её мозга не позволяла ей сдержать слово и не пить. В этой беседе с доктором Джулия поняла суть действия особых механизмов, заставлявших её пить. В течение нескольких лет она стала ассоциировать выпивку с различными ситуациями. Идея курса лечения состояла в том, что Джулия должна была принимать алкоголь параллельно с лекарством во всех ситуациях, в которых она привыкла выпивать: дома, в гостях, в любое время года, утром, днём, вечером. И каждый раз налтрексон должен был ослаблять её аддикцию.

«Хочу обо всём этом рассказать семье, – сказала она д-ру Саймону. – Я старалась пить втайне от домочадцев, это как роман на стороне, его ведь держишь в тайне и который перевешивает всё, что ты любишь и чем дорожишь. Теперь я понимаю, почему алкоголь был для меня даже важнее семьи. Всё дело в том, что мой мозг стал действовать вопреки моим истинным желаниям».

«Через несколько месяцев вы вернёте контроль над выпивкой, вам нужно будет всегда иметь при себе это лекарство – на случай, когда вы почувствуете потребность выпить. А пока продолжайте принимать его параллельно с выпивкой. Возвращайтесь домой и, как обычно, примите лекарство и выпейте алкоголь. Не забывайте вести Дневник употребления алкоголя. В следующий раз мы можем обсудить, где и когда вам нужно употреблять алкоголь. Но перед этим у вас будет короткая встреча с д-ром Андерсоном».

Следующий визит Джулии к д-ру Андерсону длился всего лишь 10 минут. Врач спросил, вызывает ли у неё препарат побочные эффекты. Она сказала, что нет. Показала доктору свой Дневник употребления алкоголя, он оценил уровни её алкогольной зависимости. Число принятых доз алкоголя и тяга к спиртному были по-прежнему высокими. Затем он предложил ей стандартные анкеты. Оценил уровень её депрессии по шкале Бека и потребность в алкоголе – по Обсессивно-компульсивной шкале.

Следующий сеанс консультаций с д-ром Саймоном состоялся 2 недели спустя. Целью сеанса была подготовка Джулии к будущему. Психолог исследовал её привычки потребления алкоголя. «У каждого человека есть свои собственные уникальные механизмы, – сказал д-р Саймон. – «Из вашего дневника следует, что вы стали пить чуть меньше, за прошедшую неделю – 46–48 порций. Это нормальный темп изменений».

Джулия по-прежнему ощущала потребность в выпивке, как одна, так и в компании. «Семья понимает, что мне нужно пить, чтобы бросить пить, и я им благодарная за это, – сказала она д-ру Саймону. – Правда, дочкам поначалу сложно было это принять. Зато сейчас они радуются, когда видят у меня в руках бокал вина, потому что понимают, как работает этот метод лечения».

«Будьте осторожны! Вы обязательно окажетесь в ситуации, когда не сможете избежать выпивки. Это всевозможные праздники, эмоциональная встряска и т. п., – напомнил ей д-р Саймон. – А главное – помните: алкоголь – только после налтрексона!».

В конце визита д-р Саймон сообщил о начале работы группы поддержки и пригласил Джулию присоединиться. Но Джулия отказалась.

К концу 8-й недели Джулия выпивала намного меньше – 23 порции в неделю. Прогресс был налицо, но всё равно это было чуть выше предела безопасности для женщин. Она рассказала д-ру Андерсону об изменениях в своей жизни: «Отношения с Джеймсом у меня улучшились. Впервые за долгое время у нас была близость. Я уже не спотыкаюсь, колени стали сильнее, я не натыкаюсь на кофейный столик. Меньше дней, когда мне нужно опохмелиться. Есть дни, когда я вообще не пью. На прошлой неделе мы всей семьёй ездили на пикник. У меня с собой были налтрексон и бутылка хорошего калифорнийского вина. Но я её даже не открыла. Девочки были поражены, а Джеймс похвалил меня за стойкость. Но всё дело в том, что никакой стойкости не было! Мне просто не хотелось пить. Интересно, можно ли вообще «завязать»? Выходит, можно».

Д-р Андерсон заметил, что у Джулии было в течение 2-х прошлых недель 3 случая, когда за один раз она выпила больше 5-ти порций. Он сказал, что прогресс очевиден, но в её мозгу ещё действует программа сильной зависимости от алкоголя. «В те дни, когда вы не выпиваете и не принимаете лекарство, займитесь чем-то приятным, – посоветовал доктор. – В обществе вы пьёте уже меньше, чем прежде, но когда остаётесь одна, выпиваете больше 5-ти бокалов подряд».

Настроение у Джулии было отличное. Теперь она понимала, что может контролировать потребление алкоголя. Впервые за долгие годы у неё в жизни появилась цель.

Придя домой, она первым делом пошла в конец сада, в заброшенную гончарную мастерскую. Погода была прекрасная, синело небо, воздух был свежим, яркие осенние краски отражались в озере. Джулия была счастлива. И вдруг она почувствовала желание выпить, потому что одновременно с радостью чувствовала грусть – из-за того, что целых 6 лет у неё ушли впустую, она забросила гончарное дело. Из-за того, что алкоголь почти разрушил её семейные отношения. Предметы в мастерской покрылись пылью, а ведь когда-то она с такой любовью придумывала, лепила и обжигала их. Её реакция была автоматической – она всегда так поступала, когда нервничала: пошла на кухню, налила себе стопку водки и выпила её без лекарства.

Сразу же после этого её охватила паника и она позвонила д-ру Андерсону:

«Неужели у меня рецидив?» – взволнованно спросила она.

«Когда вы выпили?».

«Минуть 15 назад».

«Как только повесите трубку, примите лекарство, оно ещё может помочь. Не беспокойтесь, Джулия! Для вас нет ничего хуже, чем самобичевание. Всё будет хорошо».

Джулия последовала совету врача. Потом вернулась в студию, в руках у неё были бутылка водки и портативный CD плеер.

«Чёрт знает что! – подумала она. Хорошо, что приняла лекарство». Следующие 3 часа она занималась уборкой студии, слушая музыку.

Внезапно в мастерскую вошла её старшая дочка Соня. Джулия вздрогнула от неожиданности.

«Что ты тут делаешь, мама?», – с тревогой в голосе спросила Соня.

«Ничего особенного. Решила вот навести порядок. Пойду, наверно, приготовлю обед». Её взгляд упал на бутылку водки, о которой она совсем забыла. Желания выпить не было. Это было так здорово и удивительно, что она рассказала о случившемся Соне.

«Мама, ты на правильном пути! Мы снова одна семья! – воскликнула дочь. – Давай расскажем папе».

Следующий визит был к д-ру Саймону. Психиатр пригласил Джеймса, т. к. у них с Джулией была тесная связь.

«Это невероятно, доктор! Моя жена возвращается ко мне! – сказал Джеймс. – Она выпивает, но уже намного меньше. Исчезли приступы безумия, настроение улучшилось. Ведь правда, Джулия?».

Джулия улыбнулась:

«Дело идёт, доктор. Но мне ещё нужно время. Желание пить не исчезло, но уменьшилось. Я перестала думать о следующей выпивке, как раньше».

Спустя 4 месяца Дневник употребления алкоголя показал, что Джулия не выходит за пределы безопасности: меньше 18-ти порций в неделю и не больше 4-х за 1 раз. Д-р Саймон проявил осторожный оптимизм.

«Вы прошли долгий путь, Джулия, – сказал он. – Мы ожидали этого. Важно, что вы захотели пройти его! Советую вам продолжать наши лечебные сеансы. Посмотрим, хотите ли вы продолжать выпивать и принимать налтрексон или вообще бросить пить».

Через 6 месяцев Джулия поняла, что алкоголь больше не управляет её жизнью. «Тогда зачем мне вообще пить?», – задала она себе вопрос и ответила, что выпивка потеряла для неё смысл. Можно ходить на вечеринки без выпивки. Вместо того чтобы пить, было так здорово рассказывать людям о лечении по методу Синклера! «Это отличный метод! – сказала она подругам на одной из вечеринок. «Многие люди знают меру, а я не знала и ничего не могла с этим поделать».

У Джулии всегда при себе есть налтрексон – на всякий случай, если вдруг захочется выпить. Она совершенно не пьёт уже в течение 5 лет, но с налтрексоном не расстаётся.

12. Рассказ Ричарда: Лечение по методу Синклера «Лайт» – менее интенсивное, но не менее успешное.

«Чудеса не просто случаются. Они случаются потому, что люди стремятся к чуду».

Мисата Кацураги.

История Ричарда – доказательство того, что данный метод лечения приносит успех при минимальном вмешательстве врачей.

Во время творческого отпуска в Южной Африке я посетил прекрасный город-оазис, находящийся в окружённой горами долине. Улицы города были засажены дубами. Люди в Южной Африке очень дружелюбные и гостеприимные, и вскоре после того, как мы устроились в домике для гостей, нас пригласили на вечеринку, которую устроила местная семья, с которой мы чуть раньше познакомились в одном из городских баров. Был прекрасный воскресный вечер. Мы обсуждали великие свершения Нелсона Манделы, говорили о том, куда ещё имеет смысл съездить, и, конечно, не забыли поговорить о замечательных южноафриканских винах. Во время нашей беседы было выпитого много спиртного, что типично для Южной Африки, где алкоголизм является проблемой.

На вечеринке я познакомился с дружелюбной и симпатичной женщиной по имени Маргарет. У неё был смелый, прямой взгляд. Когда Маргарет узнала что я – психолог и занимаюсь проблемами зависимостей, она рассказала мне о своём муже Ричарде, который страдал сильным алкоголизмом.

«Если бы я знала, что он будет пить, то, наверно, не вышла бы за него, – сказала она и вздохнула. – Думала, что он просто любит иногда пропустить рюмочку».

«А давно вы женаты?» – спросил я.

«5 лет и 3 месяца. У меня это второй брак, а у него – первый. Когда я выходила за него, у меня уже было двое детей. Мой покойный муж был прекрасным отцом. Он умер внезапно, от рака. Я решила переехать с детьми из города в посёлок. Тут хорошая школа, а я хотела, чтобы дети росли в чистоте и порядке. Встретила Ричарда, мы полюбили друг друга. Он потрясающе относится к моим детям…» Она сжала свои бусы и продолжала через силу:

«Мне и в голову не приходило что он алкоголик».

«Какой смысл вы вкладываете в слово «алкоголик»?

«Он может встать в 3 часа ночи, чтобы выпить. Это невероятно! Никогда бы не поверила, если бы не увидела собственными глазами. Он пьёт и не может остановиться. Это настоящая алкогольная зависимость».

Её 12-летняя дочка Алиса кивнула в знак согласия и сказала:

«Он всё время пьёт. Это ужасно».

«Он очень хороший, – уточнила Маргарет. – Мы его любим. Он не такой, как другие алкоголики. Когда выпьет, ни на кого не набрасывается, не обижает».

Вскоре, когда Алиса ушла, Маргарет стала откровеннее:

«Ричард пьёт с утра до вечера. Я беспокоюсь о его здоровье. Мы с ним давно не были близки. Не знаю, как быть. У него начались припадки, я посоветовала ему обязательно поехать больницу. Несколько лет назад он не пил целых полгода. Вступил в местное отделение «Анонимных алкоголиков, посещал собрания других организаций. Ничего не помогает. Наш врач – очень хороший человек, но он говорит, что помочь ничем не может».

Я упомянул метод Синклера и сказал:

«Благодаря этому методу, уже тысячи людей излечились от алкоголизма».

«Прошу вас, умоляю скажите, можем ли мы воспользоваться этой методикой здесь? Честно говоря, не верится, что что-то может помочь, но я готова на всё. Боюсь, что Ричард погибнет».

Она перешла на шепот:

«Если не бросит пить, он умрёт».

Я рассказал ей о сути метода Синклера, о необходимости медицинского обследования больного перед тем, как ему будет прописан налтрексон. Пояснил, что необходимо совмещать принятие налтрексона с употреблением алкоголя, сообщил, что эту методику поддерживают авторы десятков публикаций о клинических исследованиях. Сказал, что Ричарду будет нужно вести Дневник употребления алкоголя. В конце беседы заверил её, что у неё есть все основания для оптимизма.

«А не могли бы вы поговорить с моим мужем?» – попросила она.

Ричарду было 45 лет, но выглядел он гораздо старше своих лет. Лицо у него было румяное, он был чересчур худощав, но в целом выглядел здоровым. Он был очень энергичен, дружелюбен и верил, что вполне может справиться со своим пагубным пристрастием.

«Для меня бутылка вина – сущий пустяк, – сказал он мне. – Другие теряют контроль уже после 1–2 бокалов. Я всегда всё помню, но только не при запоях. Да, я – алкоголик, это ясно. Когда я пробую не пить, меня всего трясёт. Маргарет говорит, что вы знаете какое-то средство. Я уже миллион раз говорил: готов испробовать на себе всё что угодно. Поймите: я подскакиваю в 2–3 часа ночи, чтобы выпить. Не могу ни есть, ни спать. Работа у меня отличная – мой собственный бар, так что могу пить сколько хочу, и никто меня не уволит».

Мы договорились встретиться на следующий день у него в баре и всё обсудить с глазу на глаз. Мы встретились, а спустя час к нам присоединилась Маргарет.

Раньше Ричарду удавалось не пить в течение примерно 3 месяцев, а затем начинался рецидив. «Я был в «Анонимных алкоголиках», 3 месяца участвовал в ежедневных собраниях. Дело это хорошее, некоторым помогает. А я всегда срываюсь. Всё начинается с 1–2 бокалов. В меня как будто дьявол вселяется, и я срываюсь с катушек. Мне самому это жутко не нравится».

Он выглядел озабоченным. «Обожаю тут ходить в горы.

Когда-то ездил верхом, брал туристов в 3-дневные поездки. Уже и не припомню, когда это было в последний раз. Так хочется снова увидеть дикую природу! Тут вокруг водятся леопарды и дикие кошки… – Он уставился на свой бокал. – Но эта гадость меня не отпускает. Маргарет жалко. Я люблю её детей как моих собственных. Им так тяжело со мной…».

Я рассказал об успешном применении метода Синклера в США, Европе и Австралии. В этом деле важно иметь надежду на успех, она играет большую терапевтическую роль. Затем я объяснил ему суть этого метода. «Шанс успеха – 80 %, но важно вести дневник и, конечно, принимать налтрексон за час до принятия алкоголя. И особенно важно то, что вы действительно хотите излечиться. Значит, всё будет хорошо».

Затем я сказал, что налтрексон доступен во многих странах мира, в т. ч. в Южной Африке под торговой маркой ReVia™. Ричард согласился попробовать, и я вызвался поговорить с его лечащим врачом.

Врач Ричарда д-р Гордон был приятным, открытым человеком. Суть метода Синклера он понял почти моментально, даже пошутил над тем, что я постоянно твердил: препарат нужно принимать только перед выпивкой, но не сам по себе.

«Звучит немного странно, – сказал он мне, – но не доверять научным исследованиям у меня нет оснований». Попросил выслать ему по электронной почте публикации по отвыканию и согласился провести медицинское обследование Ричарда, дать ему направление на анализ крови и выписать рецепт.

Мы с Ричардом договорились, что созвонимся, а через месяц встретимся. Врач знал, что раньше ему для смягчения симптомов абстиненции прописывали диазепам (валий). И Ричард, и д-р Гордон понимали, что лечение продлится не меньше 3–4 месяцев, а возможно и дольше.

Маргарет очень хотела помочь, но боялась чрезмерного оптимизма.

«Вы себе даже не представляете, как я вам благодарна за то, что вы хотите помочь нам, – неоднократно говорила она. – Мы всё будем делать так, как вы говорите. Дай Бог, чтобы всё получилось».

Я сказал, что главное – желание самого Ричарда излечиться, но и её помощь будет чрезвычайно важна. Она очень любила Ричарда и была готова помогать ему.

Перед визитом к д-ру Гордону, до начала курса лечения, Ричард завёл Дневник употребления алкоголя. Его уровень был намного выше нормального: в день он выпивал в эквиваленте более 15-ти порций спиртного, т. е. больше 100 в неделю, что аналогично 3-м бутылкам вина крепостью 12,5 % в день. Но несмотря на это, анализ показал относительно небольшое увеличение печени. Д-р Гордон посчитал, что давление у Гордона слишком высокое и прописал ему антигипертензивный препарат.

Ричард начал с половины дозы налтрексона – 25 мг в первые 2 дня. Затем он перешёл к 50 мг в день, и в следующие несколько дней чувствовал лёгкую тошноту. Через неделю Ричард сказал:

«Я делаю всё точно так, как вы сказали. Принимаю лекарство за час до первой выпивки – 3 часа ночи. Пью примерно столько же, как и раньше, может на 1–2 бокала в день меньше. Но тошнота уменьшилась. Можно я позвоню вам на следующей неделе?».

К концу 2-й недели Ричард сообщил:

«Я стал пить меньше. А в среду и четверг вообще не пил».

Он рассмеялся: «Нет, лекарство я в те дни не принимал, вы ведь сказали не принимать его, когда я не пью».

«Именно так действует механизм отвыкания. Для этого требуется время», – ответил я.

Но не всё у Ричарда было гладко. Однажды поздним вечером, через месяц после начала курса лечения, позвонила Маргарет. Она была в отчаянии. «У Ричарда дрожат руки, его всего трясёт! – сказала она. – Неужели снова приступ?».

«Позвоните д-ру Гордону, скажите, что это могут быть симптомы детоксикации, – посоветовал я. – Понимаете, у него идёт детоксикация. Несмотря на то, что он пьёт почти в 2 раза меньше, возможны симптомы отвыкания. Если бы он взял и бросил пить, очень не исключено, что его пришлось бы госпитализировать.

Но метод Синклера позволяет снижать количество потребляемого алкоголя постепенно».

Д-р Гордон пришёл к выводу, что это были симптомы отвыкания и сказал, что может выписать лекарство, но не хотел бы этого делать. Ричард проходил стадию постепенного отвыкания от алкоголя. Поскольку уровень потребления алкоголя у него был очень высоким, симптомы отвыкания с уменьшением количества потребляемого алкоголя были вполне нормальны и ожидаемы. Но в связи с тем, что метод Синклера способствует постепенному отвыканию при продолжении употребления алкоголя и приёме налтрексона, симптомы Ричарда были намного менее выраженными, чем если бы он попробовал мгновенно бросить пить. В этом – главное преимущество метода Синклера. К концу 7-й недели Ричард выпивал меньше 30-ти порций спиртного в неделю, причём несколько дней вообще не пил.

«Ни в коем случае не думайте, что вы уже вылечились! – сказал я ему по телефону».

Ричард понял идею выборочного отвыкания: на время принятия налтрексона следует забыть о походах в горы. В связи с тем, что при активных физических нагрузках эндорфины также выделяются, нельзя ездить на велосипеде и ходить по горам в те дни, когда принимаешь налтрексон. Активные физические занятия разрешаются только в те дни, когда он не принимает своё лекарство и не выпивает.

К концу 12-й недели потребление алкоголя вошло у Ричарда в безопасные пределы, составив менее 24-х порций в неделю и не более 4-х порций за один раз.

«Меня просто не тянет выпить, – сказал он. – Сплю намного лучше. Вернулся аппетит, Маргарет не даст соврать – я ем за двоих. Как будто заново родился. А главное – желание выпить намного уменьшилось».

Прошло несколько месяцев, и алкоголь перестал играть важную роль в жизни Ричарда.

«Теперь я спокойно обслуживаю посетителей бара и совершенно не испытываю желания выпить, – сказал он. – Наверно, я со стороны выгляжу немного смешным, но это не проблема. Дети довольны, моя любимая и ненаглядная Маргарет– тоже».

Прошло 7 месяцев, и Ричард уже почти не пил. Правда, он не исключал в будущем возможности выпить.

«Знаю, что вы скажете: перед выпивкой обязательно нужно принять лекарство».

Примерно год спустя мы встретились, и Ричард показал мне золотой цилиндрический кулон работы местного ювелира. Он носил этот кулон на шее. В кулоне были таблетки налтрексона. Ричард рассмеялся:

«Знаю, что вы скажете!».

«Что же?» – спросил я.

«Выходя из дому, не забывайте надеть свой кулон».

Одним из важнейших моментов всей этой ситуации было то, что лечение потребовало лишь небольшого числа очных встреч. Обычных психотерапевтических процедур тоже не потребовалось.

В то время результаты проекта КОМБАЙН ещё отсутствовали, они были опубликованы в Journal of the American Medical Аssосiаtiоnв мае 2006 г. Эти исследования показали, что больные могли проходить курс лечения налтрексоном в учреждениях первичной медицинской помощи без интенсивной психотерапии. И всё же следует сказать, что этот «облегчённый» вариант не всегда годится для больных с психологическими проблемами, усугублёнными алкоголизмом. Таким людям может понадобиться дополнительная психотерапевтическая поддержка. Но Ричарду, жившему в идиллических сельских условиях, это наверняка не помогло бы и он продолжал бы страдать от алкогольной зависимости. Так же точно вскакивал бы в 3 часа ночи и бежал на кухню выпить, его домочадцы были бы всё так же несчастны, а его здоровье становилось бы всё хуже и хуже. А так он здоров, живёт по-прежнему за городом и обожает длительные походы в горы.

13. Рассказ Дэвида: успехи неоднократно лечившегося пациента.

«У каждого больного внутри – его собственный врач».

Альберт Швейцер (1875–1965 Г. Г. ).

История, произошедшая с Дэвидом, показывает, что метод Синклера может оказаться эффективным средством самолечения при условии, что больной получает базовую медицинскую помощь и принимает базовую, научно испытанную формулу: Налтрексон + Алкоголь = Излечение.

У Дэвида, 30-летнего специалиста по компьютерам из Силиконовой Долины, было, кажется, всё необходимое, чтобы стать высокооплачиваемым консультантом международной компании сотовой связи. Но он пил, причём всё больше и больше, постепенно начал прогуливать работу по понедельникам. Он пил так сильно, что компания расторгла с ним контракт. Дэвид уже не контролировал себя, но напивался только по выходным, поэтому говорил: «Какой же я алкоголик?» Как многие алкоголики (см. гл. 2 об Эффекте алкогольной депривации – ЭАД) и в соответствии с результатами исследований, он мог неделями не пить.

Однажды, катаясь пьяным на лодке, он чуть было не утонул. Тогда-то Дэвид наконец-то понял, что обязательно нужно лечиться. Его девушка сказала, что уйдёт от него, если он будет катиться по наклонной плоскости. Тогда Дэвид записался на амбулаторную программу «Анонимных алкоголиков». Но всё равно продержаться ему удавалось не больше 1–2 месяцев, после чего он вновь срывался.

Наконец девушка не выдержала и ушла. Дэвид пребывал в отчаянии. В поисках спасения он облазил Интернет, пока, наконец, не нашёл информацию о налтрексоне. Затем он связался с психиатром, проявившим к нему большое сочувствие.

«Поразительно, как мало врачи знают о привыкании и отвыкании, – сказал он мне. – Но этот доктор был так добр ко мне, внимательно меня выслушал. Прочитал все статьи, которые я ему дал и был очень рад начать курс лечения, показал себя опытным специалистом. Прописал мне налтрексон, но сначала взял у меня анализ крови и направил к терапевту для общего физического осмотра».

Прошло около 2-х месяцев, и Дэвид заметил значительное снижение потребности в спиртном. Однако он упорно продолжал заниматься лечением.

Прошло ещё около 2-х месяцев. Дэвид рассказывает:

«Мозг работает, как компьютер. У новорожденного «жёсткий диск» наполовину заполнен – или наполовину пуст». Программного обеспечения там ещё мало. Установить программу – это примерно как обучить мозг. Но установка новой программы чревата заражением вирусами. Употребление спиртного было для меня подобно сбою компьютерной программы, в результате чего я был запрограммирован на алкогольную зависимость. Возможно, я унаследовал эту программу. Мой дядя был алкоголиком и азартным игроком, поэтому кто знает? Но вот чего у меня точно не было, так это «антивирусной программы» для защиты мозга. Налтрексон действует, как программа медленной очистки памяти от вируса. Каждый приём налтрексона был подобен постепенному удалению вируса – моего пристрастия к алкоголю.

И желание выпить пошло по убывающей. Как ни удивительно, употребление алкоголя параллельно с налтрексоном оказалось полезным!

Время от времени я оставлял вино недопитым. Потом поймал себя на мысли, что не думаю о выпивке и не планирую, где и когда выпью в следующий раз. После напряжённого рабочего дня мне уже не нужно было «расслабляться». Не пить – это было что-то новое для меня! Раньше я ждал очередной возможности выпить, особенно на выходных. Алкоголь стал частью моей жизни, он придавал мне храбрости при знакомстве с девушками, сделал меня другим человеком. Я превратился в клоуна, и мне это нравилось. Другой жизни я себе уже не представлял, но не видел в этом никакой проблемы. А теперь я стал мягче, у меня появилось больше времени для работы. Окружающие говорят, что со мной стало легче общаться, как бы удивительно это для меня ни звучало, потому что раньше мне для общения нужно было сначала выпить. Ну, разве что я теперь чересчур поглощён работой, но оно того стоит!».

Прошло полгода. За это время Дэвид принимал налтрексон перед каждой выпивкой и поначалу иногда даже напивался. Зато теперь он почти бросил пить. Периодически он выпивает, но теперь уже в совершенно иных масштабах. Теперь выпивка для него не имеет такого большого значения, как раньше. Дэвид говорит, что выпить без налтрексона – это как запустить компьютер без антивирусной программы: в этом случае «вирус» снова заразит «программу» и алкогольная зависимость вернётся.

14. Рассказ Пита: Неравнодушный, неоднократно лечившийся алкоголик и кокаинист, которому наконец-то был прописан налтрексон.

«Будущее – уже здесь. Просто оно ещё не очень распространилось».

Уильям Гибсон (Род. В 1948 Г. ).

А вот история моего знакомого по имени Пит, страдавшего сильным алкоголизмом. Когда употребление алкоголя вышло у него из-под контроля, он принялся за кокаин. Дальше падать уже было некуда.

Питу было тогда 38 лет. Это весёлый, жизнелюбивый мужчина ирландского происхождения. Работает парикмахером, живёт в Лондоне.

«Мои родители всегда боялись алкоголя, т. к. мой дедушка был горьким пьяницей, – рассказал он мне. – Он утонул, когда меня ещё не было на свете. Говорят, он тогда был мертвецки пьян, вот и утонул. А я пошёл по его стопам. Все, кто знает меня, осудили меня за пьянство и употребление кокаина. Кому я нужен? Мой брат – совсем другой человек. Купил дом, помогает родителям после того, как наш отец пережил инсульт».

Пит пристрастился к спиртному, когда ему было 16 лет.

«Всё как обычно. Ходил в бары с друзьями, пил пиво по вечерам, особенно на выходных. Пиво мне нравилось. С девушками заговаривать стеснялся, но после нескольких кружек становился смелее, мог обратиться к кому угодно и не обращал внимания на ответную реакцию».

Однажды он пришёл домой поздно, его вырвало, на следующий день пришлось опохмеляться, его охватила депрессия. Родители думали, что это у него возрастное. Время шло, Пит продолжал по выходным напиваться. Школу он бросил, т. к. у него была дислексия и учителя говорили, что на уроках он не может сконцентрироваться. Чтобы компенсировать свой недостаток, он стал в классе острословом.

«Думаю, алкоголь помогал мне расслабиться, снимал с меня напряжение. Теперь я чувствовал уверенность в себе, даже когда был трезв».

Школу он бросил, когда ему было 17. Устроился на работу в известный салон красоты в фешенебельной части Лондона, учеником знаменитого стилиста. Дело шло хорошо. Посетители салона видели в молодом человеке не только талантливого парикмахера, но и весельчака, над шутками которого невозможно не смеяться.

«Я стал для моих клиентов чем-то вроде врача, много зарабатывал, работая на дому. Съездил на Карибские острова, где проходили киносъёмки, познакомился с моделями, звёздами кино. Одной из моих клиенток была суперзвезда, и она брала меня с собой».

«Дело шло хорошо» означало для Пита вечеринки, секс, а главное – алкоголь. Многие из его клиенток были жёнами и подружками банкиров, юристов, преуспевающих бизнесменов, с которыми можно было повеселиться на славу. Он часто бывал в эксклюзивных лондонских ночных клубах, ресторанах, барах. К 30-ти годам он обнаружил, что может проснуться утром в воскресенье и не понять, где он, с кем провёл ночь, что было накануне.

«У меня начались провалы памяти. Не помню, когда это началось, – может, и раньше. Пристрастился к кокаину, но принимал его только по выходным».

Кокаин давал Питу ещё больше уверенности в собственных силах. Депрессия, усугубляемая пьянством, временно отступала.

Утром в понедельник он не приходил на работу, т. к. плохо себя чувствовал. Лучше всего в таких случаях было выпить и лечь в постель. Зарабатывал он достаточно, чтобы купить себе жильё, но продолжал жить с родителями. Если не мог идти на работу, просил свою девушку или родителей позвонить к нему на работу и отпроситься. Пользуясь принятой терминологией, они были «созависимыми», т. е. людьми, помогающими алкоголику продолжать пить. В конце концов из салона его уволили. Ему было 32 года.

Он менял места работы одно за другим, переходил из салона в салон. Личные клиенты теперь избегали его.

«Из-за алкоголя и кокаина я потерял профессиональные навыки. Иногда забывал, что у меня встреча с клиентом, иногда отменял из-за похмелья».

Гуд спустя, Пит влюбился в преуспевающего модельера, её звали Морико.

«Мы любили друг друга. Ей было весело и хорошо со мной. Она знала, что я пью, но о моём пристрастии к кокаину ей не было известно. Какой же я был дурак! Она дала мне $50 000, чтобы я основал собственный салон. И что же я? Нашёл себе бизнес-партнёра, который облапошил меня, а оставшиеся деньги я потратил на поездки в Таиланд и США, растранжирил деньги на всяких случайных приятелей, чтобы показать себя с лучшей, как мне казалось, стороны».

Доведённая до отчаяния Морико вынуждена была бросить его.

Пит решил во что бы то ни стало исправить положение. Устроился в большую компанию на полную ставку в качестве парикмахера, работающего на дому. Не пил несколько месяцев, но потом снова сорвался. Повинуясь импульсу, рассказал обо всём менеджеру салона.

«Как-то пришёл в салон в понедельник утром, когда там было несколько клиентов, и ляпнул во всеуслышание, что пью, употребляю наркотики и страдаю от депрессии».

Снова на какое-то время перестал пить. Как многие алкоголики и наркоманы, он мог продержаться несколько недель. Но по мере усиления ЭАД (см. Главу 2) и мучительного желания выпить, он сдавался.

«Стоило выпить один раз, и всё повторялось снова. Я стал другим человеком, потерял контроль, не мог обойтись без кокаина.

Остановиться уже не мог. Примерно 2 года назад познакомился с плохой компанией».

Пит стал пропадать в сомнительных домах, где употребляли наркотики – крэк и кокаин. У него украли машину и всё его парикмахерское оборудование. У него набралось карточных долгов на $30 000. Шеф уже не скрывал своего презрения к нему.

К счастью, в соответствии с внутренней политикой, шеф направил Пита к врачу их компании. Позднее Пит вспоминал:

«Мне повезло, т. к. врач собирался увольняться, ему оставалось доработать всего лишь 2 недели. Это был приятный человек. Если бы я его не встретил, то, наверно, не вылечился бы. Кому он только не звонил, чего только не делал, чтобы страховка компании покрывала моё лечение!».

Программа, на которую записался Пит, стоила $30 000 и проводилась в стационаре. Она проходила в соответствии с программой «Миннесота Модел», в которой применяется принцип «12-ти шагов» организации «Анонимные алкоголики». Питу прописали специальное антиалкогольно средство и новый антидепрессант. Он участвовал в коллективных лечебных сеансах, где общался с психиатром и советником по зависимостям. Его родители и брат посещали семейные лечебные сеансы. Пит узнал, что «его» наркотиком был не кокаин, а алкоголь. Ему объяснили, что у него – «неизлечимая болезнь», а значит до конца дней своих ему придётся жить с алкогольной зависимостью. Узнал он также, что вполне возможны рецидивы, и тогда ему следует приходить на собрания «Анонимных алкоголиков».

«Пришлось сменить номер мобильного телефона, т. к. мне продолжали звонить торговцы наркотикам и старые приятели». То, что я пережил в больнице, это был сущий ад».

Пит позвонил мне и сказал:

«Угадайте, где я».

Я не удивился. Когда несколько недель спустя я встречался с ним в разрешённое для посещений время, он показал мне свою незапирающуюся палату. Я познакомился с несколькими больными разного возраста – от подростков до стариков. Оказалось, что некоторые из них проходят этот курс лечения уже не впервые.

Я как раз тогда писал эту книгу о методе Синклера и потому захотел проследить за лечением Пита. Он понял, как и почему у него развилась алкогольная зависимость. Он понял также, что эта зависимость не просто опасна, но и намного сильнее его силы воли. Ему пришлось бы подчиниться высшим силам.

Как показано в Главе 2, Эффект алкогольной депривации привёл к тому, что, несмотря на 24-дневное лечение в стационаре, тяга к алкоголю у Стива не уменьшалась. Правда, у него были редкие, драгоценные моменты, когда потребность выпить оставляла его.

Он продолжал посещать собрания «Анонимных алкоголиков», выполнял всё, что ему говорили консультанты.

Я позвонил Питу через 3 месяца после того, как закончилась его программа реабилитации, и спросил, как дела.

«Всё в порядке, – ответил он. – Только вот нелегко проходить по улице мимо винных магазинов. Ужасно тянет выпить красного вина, особенно когда вижу хороший ресторан французской кухни.

Приходится сидеть дома. В субботу вечером никуда не хожу, смотрю передачи в Интернете. Моя девушка говорит, что если я выпью хоть каплю, она меня бросит навсегда».

Питу удалось устроиться на неполный рабочий день в один из лондонских салонов красоты, но денег едва хватало на жизнь. Он уже давно не был знаменитым стилистом. Пришлось объявить банкротство. Прошло полгода, и он ни разу не притронулся к спиртному.

В следующий раз я позвонил ему через 7 месяцев после завершения его реабилитационной программы и спросил, как он себя чувствует.

«Что касается выпивки, то всё в порядке. Но я чувствую сильную депрессию, часто хочется плакать. И к выпивке тянет. Не знаю, как мы с моей девушкой и её семьёй отпразднуем Рождество». Курс лечения, который прошёл Пит, помогал ему как-то справляться с желанием выпить, но сильнейший ЭАД не отпускал его. Оказалось, что из 27 членов группы, начавших лечение вместе с ним, 17 снова пили. Один из его одногруппников, которому было всего лишь 35 лет, умер от передозировки алкоголя вместе с наркотиками. Пит из всех сил старался не употреблять алкоголь, и ему это удавалось.

Спустя год после начала программы стационарного лечения, Пит позвонил и сказал мне:

«У меня уже было несколько рецидивов, я потерял водительские права. Как-то очутился в баре возле дома, жутко хотелось выпить, просто никакого сладу. Менты гады. Пришли в кабак в штатском, вроде люди как люди. Шли за мной до самой стоянки, дождались, пока я поеду, потом остановили и взяли тест на алкоголь в крови. Пришлось целую ночь просидеть в кутузке, а моим соседом был какой-то здоровый лоб. В общем, я сам виноват, напился как дурак, вот и влип».

Метод Синклера вселил в меня энтузиазм, я был вдохновлён результатами клинических исследований налтрексона и налмафена в сочетании с употреблением алкоголя. Объяснил Питу, как он может воспользоваться новой методикой, но при единственном условии: если он видит, что тяга к спиртному неизменно приводит его к сильным и постоянным рецидивам. Метод Синклера не рассчитан на успешно воздерживающих от спиртного алкоголиков, чтобы не требовать от них возобновления употребления алкоголя. Но было очевидно, что Пит пил всё больше и больше, в результате впадая в депрессию и испытывая приступы самобичевания. Я понимал, что тяга к спиртному его не покинет. Объяснив Питу суть метода Синклера, я подчеркнул, что он обязательно должен принимать налтрексон за час до выпивки, и что ему следует находиться под надлежащим медицинским наблюдением. «Здорово! Значит, опять можно пить!» – пошутил Пит.

«Пит, злоупотребление алкоголем – это не повод для шуток, особенно на такой стадии, как ваша», – резко возразил я.

«Это я просто так. Не знаю, что скажут родители… Девушка точно будет возражать. Правда, думаю, им понравится, что налтрексон блокирует удовольствие от алкоголя. Ну, и покажу им научные статьи…».

Я объяснил ему, что налтрексон, безусловно, не блокирует алкогольную интоксикацию, это не «таблетка трезвости».

«Вы по-прежнему будете напиваться и ощущать действие алкоголя. Возможна блокировка эйфорического подъёма, который бывает у некоторых людей, особенно у тех, кто какое-то время не пил. Состояние опьянения неизбежно, вы, возможно, даже будете чувствовать более сильное опьянение. Садиться за руль в этом состоянии запрещается, лекарство тут не поможет. Зато примерно через 1–1,5 месяца тяга к спиртному у вас начнёт уменьшаться и пить вы станете меньше. Обязательно ведите учёт употребления алкоголя и тяги к спиртному. Лучше всего поэтому общаться с теми, кто хорошо знаком с методом Синклера. Недостаточно просто дать человеку таблетку, не понимая сути методики. Она несложна, однако совет всё же необходим».

Хотя Пит продолжал посещать собрания «Анонимных алкоголиков», но по-прежнему постоянно срывался, хватало его только на несколько дней. Это был какой-то порочный круг. Пит позвонил мне и посоветовался насчёт налтрексона.

«Хочу попробовать! – сказал он. – Позвоните, пожалуйста, моему врачу. Он мне уже выписывал антидепрессанты. Может, и налтрексон выпишет? Вы говорите, он не вызывает привыкания?».

Я написал врачу Пита, приложил копии научных статей с результатами клинических исследований и упоминанием о том, что налтрексон был официально одобрен в США в 1994 г. для борьбы со злоупотреблением алкоголем, а также во многих странах Европы. Ещё я приложил копию открытого письма д-ра Еноха Гордиса к коллегам от 1995 г. (см. Приложение D). Д-р Гордис, бывший директор Национального института злоупотребления алкоголем и алкоголизма (США), подчеркнул, что налтрексон – безопасный препарат, способный помочь алкоголикам справиться с тягой к спиртному. В письме есть такие слова: «Миллион американцев ежегодно обращаются за помощью в борьбе с алкоголизмом, причём часто – неоднократно. Примерно 50 % тех, кто прошёл курс лечения, снова начинают пить через несколько месяцев после окончания курса. Налтрексон – это не какое-то чудодейственное средство, но он позволяет многим из этих людей победить хронические рецидивы болезни».

Врач отказался прописать Питу налтрексон, т. к. в Англии он был одобрен только как средство от наркотиков (героина, морфия, других опиатов). Британские врачи не могут выписывать лекарства вне сферы предписаний, разрешённых Британской службой здравоохранения, работающей за счёт общественных фондов. Служба обеспечивает гражданам Великобритании бесплатное медицинское обслуживание, но проявляет повышенную осторожность в выписывании лекарств ввиду их высокой стоимости.

Программа государственного финансирования лечения налтрексоном, которой мог бы воспользоваться Пит, отсутствовала. Оплатить услуги частного психиатра, практикующего вне Службы (300–600 долл. за консультацию) он не мог. В отличие от американского доктора, охотно выписавшего налтрексон Ричарду, врач Пита вынужден был подчиняться решениям Национальной службы. То есть либо Пит найдёт несуществующую программу, либо не видать ему налтрексона. К счастью, друг семьи сделал Питу подарок – оплатил его визит к частному врачу. Несмотря а то, что в Англии разрешено использовать налтрексон для опиатной зависимости и его можно купить по рецепту в любой аптеке, в государственном реестре антиалкогольных средство он отсутствует. Но лицензированный частный врач имеет полное моральное и юридическое право прописать его для борьбы с алкоголизмом. Я посоветовал Питу частного врача, специализирующегося на лечении зависимостей и хорошо разбирающегося в налтрексоне как компоненте метода Синклера.

Спустя несколько месяцев Пит сказал мне:

«Благодаря этому курсу лечения, я стал совершенно другим человеком! Пью намного меньше. Если прохожу мимо ресторана и вижу на столе бокал красного вина, уже не вздрагиваю о возбуждения. Как здорово, что есть такой метод лечения! Всё получилось точно как вы говорили. Я хочу вообще бросить пить. Тяга к алкоголю намного уменьшилась, я уже почти не пью».

РАЗДЕЛ 4. Трезвое, счастливое будущее.

15. Другие вредные пристрастия. (Героин, кокаин, амфетамин, чрезмерный секс, азартные игры, шоколад, курение, хакерство, поиск нездоровых приключений).

В этой главе анализируется применение метода Синклера для лечения других аддикций. Предложенная Синклером концепция фармакологического отвыкания от алкоголизма аналогична первой вакцинация против оспы Дженнера. Оба служат планом действий по использованию фундаментальных научных открытий.

Вакцинацию Дженнера, изначально направленную на противодействие оспе, затем стали использовать для прививок против многих других инфекционных заболеваний, таких как бешенство, полиомиелит, туберкулез. Аналогично, идею Синклера о фармакологическом отвыкании стали применять для лечения многих других аддикций. Синклер продемонстрировал 100 %-ю эффективность формулы Налтрексон + Алкоголь при испытаниях на лабораторных животных-алкоголиках. Такой же успех был достигнут при исследовании животных с зависимостью от конфет (сахарина) и метадона, что имеет непосредственное отношение к морфию и героину. В клиниках, где алкоголиков лечат методом фармакологического отвыкания, успех достигается в 80 % случаев, т. е. больные либо вообще бросили пить, либо количество потребляемого алкоголя снизилось более чем на 50 % по сравнению с тем, которое они потребляли до начала лечения, или ниже уровня, вызывающего повреждение тканей организма.

Предварительное исследование показывает, что налтрексон имеет хорошие перспективы в борьбе с зависимостью от таких опиатов, как кокаин, амфетамин и др. В сочетании с селективным отвыканием, опиоидные антагонисты могут быть эффективным средством лечения некоторых расстройств пищевого поведения. Несубстанциальные аддикции, такие как азартные игры, клептомания, членовредительство, компьютерное хакерство, экстремальный спорт, чрезмерный секс, когда в организм не попадают какие-либо вещества, также можно успешно лечить путём фармакологического отвыкания. Во всех этих случаях, вероятно, происходят взрывы эндорфинного усиления в мозгу.

Однако не все аддикции в первую очередь опосредованы эндорфинной или опиоидной системой. Например, табачная зависимость, вероятно, опосредована никотиновой рецепторной системой. Тем не менее, список аддикций, с которыми может успешно бороться фармакологическое отвыкание посредством налтрексона и налмафена, открыт.

Опиаты – морфий, героин. Синтетические опиаты – оксикодон.

Наилучшие результаты использования отвыкания и опиоидных антагонистов, например, налтрексона, могут быть достигнуты при лечении зависимостей от героина, морфия, оксикодона и других опиатов.

Опыты на животных показали, что применение опиодидных антагонистов приводит к отвыканию от употребления метадона и морфия. Аналогично, как уже было сказано в Главе 4, углублённое исследование, профинансированное Национальным институтом по злоупотреблению наркотиками, продемонстрировало эффективность налтрексона для лечения героиновой зависимости, но только у той подгруппы испытуемых, которые принимали опиаты параллельно с лекарственным препаратом, что обеспечивало отвыкание. В эту подгруппу входили больные, нарушившие инструкцию и продолжавшие во время прохождения курса лечения принимать опиаты.

Недавно метод Синклера был протестирован за рубежом. Это было дважды слепое плацебо-контролируемое испытание людей с героиновой (опиатной) зависимостью. Оказалось, что налтрексон намного эффективнее, чем плацебо. Появились также сообщения о нескольких группах с медленно высвобождающимися имплантатами или инъекциями налтрексона для детоксикации опиатных наркоманов.[38] У данной методики есть очевидный терапевтический и превентивный потенциал. В то же время, лечение зависимости от героина и морфия оказывается более сложным и опасным, чем лечение алкоголизма, – в первую очередь потому, что налтрексон и другие опиодидные антагонисты сразу же вызывают прекращение приёма наркотиков, а это может иметь фатальные последствия для опиат-зависимых людей. Поэтому перед курсом налтрексона опиатные наркоманы обязательно должны пройти детоксикацию, тогда как для лечения алкоголизма она не требуется. Кроме того, сильные опиаты способны убить легче и быстрее, чем алкоголь. Иначе говоря, передозировка опиата более вероятна, чем алкогольная. Поэтому при работе с опиодидными антагонистами и опиатами нужна особая осторожность. Наконец, лечение зависимости от героина и других незаконных опиатов чревато юридическими проблемами.

В большинстве стран врач не имеет права рекомендовать больному принимать героин параллельно с налтрексоном, т. к. героин находится вне закона. Врач может постараться выйти из этого положения, сказав больному: «Не принимайте опиаты. Но если решите принять один из них, то сначала выпейте таблетку налтрексона». Можно также посоветовать пациенту переключиться на разрешённый опиат, например, метадон или бупренорфин, а затем подавить его действие посредством налтрексона или налмафена. Это сработало на животных и должно сработать на людях, имеющих опиатную аддикцию.

Не следует путать лечение опиатной аддикции отвыканием и «быструю детоксикацию», которую предлагают во многих странах на коммерческой основе, когда героиновым наркоманам дают под наркозом налтрексон. Тем самым все эффекты отвыкания от опиатов концентрируются в одном коротком, но интенсивном сеансе. В клиниках, применяющих быструю детоксикацию, рекомендуется иметь аварийное реанимационное оборудование. Безопасность таких процедур весьма сомнительна. Прежде чем обращаться туда, нужно хорошенько подумать.

Лечение устраняет физиологическую зависимость, так же, как устранили бы её несколько дней без опиатов, но не устраняет заученную модель поведения – принятие опиата и тягу к наркотикам.

Кокаин.

Некогда считалось, что порошок кокаина и крэка, твёрдый курительный вариант того же наркотика, действует в первую очередь через допаминовую нейрохимическую систему. Однако новые данные дают основания полагать, что существует также возможность лечения кокаиновой наркомании с помощью налтрексона.

Первые эксперименты показали, что употребление кокаина заучивалось крысами путём закрепления от опиодергической системы. Оказалось, что налтрексон подавляет употребление кокаина кокаин-зависимыми крысами. Клиническое исследование, проведённое в Техасе, дало результаты, подобные показанным на Рис. 6, т. е. полученным в Финляндии при исследовании алкогольной зависимости. Пациенты, принимавшие налтрексон в соответствии с протоколом отвыкания, полностью освобождались от кокаина в течение последней трети эксперимента. Арезультаты пациентов, принимавших налтрексон при традиционном воздержании, были хуже, чем у принимавших плацебо. Биотехнологическая компания Xenova начала тестирования вакцины от кокаиновой наркомании – TA-CD 82 мкг. Вакцина производит антитела кокаина, тем самым активизируя разновидность фармакологического отвыкания путём блокирования в мозгу усиления от кокаина при каждом его употреблении. Однако необходимы дальнейшие исследования.

Амфетамин – «возбудитель», «спид», «тик».

Хотя амфетамин также влияет на допаминовую систему в мозгу, зависимость от амфетамина может стимулировать в первую очередь опиоидную систему мозга. Одно из самых убедительных и новаторских исследований, подтверждающих, что налтрексон ослабляет или уничтожает пристрастие и значительно снижает амфетаминовую аддикцию, было проведено в 2007 г. в Отделе клинической неврологии Каролинского института в Стокгольме под руководством проф. Нития Ярам-Линдстрем в Стокгольме.[39].

Ярам-Линдстрем пишет, что число зависимых от амфетамина – примерно 35 млн. человек, т. е. больше, чем общее количество героиновых и кокаиновых наркоманов.[40] На заключительном этапе исследования использовался двойной слепой метод исследования с плацебо-контролем – «золотой стандарт» клинических исследований. Была установлена эффективность применения налтрексона для лечения амфетаминовой зависимости.

На первом этапе изучалось поведение 19 человек, не зависящих от наркотиков. Было установлено, что «предварительное лечение налтрексоном значительно снижает субъективные эффекты амфетамина».

На втором этапе изучалось поведение 20 человек, зависящих от амфетамина. Снова оказалось, что налтрексон «значительно снижает субъективные эффекты амфетамина» и «притупляет тягу к амфетамину». Полученные данные «доказывают правильность концепции, в соответствии с которой налтрексон не только гасит субъективное влияние амфетамина при его употреблении, но и уменьшает вероятность дополнительного употребления наркотика» уже зависимыми пациентами. Проф. Ярам-Линдстрем пишет:

«Затем мы исследовали в открытом (не слепом) эксперименте эффект хронического лечения налтрексоном амфетамин-зависимых лиц. Целью эксперимента была оценка переносимости налтрексона этими людьми. В результате лечения налтрексоном в течение 12 недель наблюдалось снижение как частоты, так и количества потребляемого наркотика. В целом налтрексон давал минимальные побочные эффекты и хорошо воспринимался организмом.

Наконец, мы испытали налтрексон как средство лечения зависимости от амфетамина в рандомизированном плацебо-контролируемом исследовании. Пациентам был назначен или 12-недельный курс налтрексон, или плацебо. Дважды в неделю брались токсикологические анализы мочи и, кроме того, пациентам проводилась еженедельная противорецидивная терапия.

Исследования показали, что налтрексон – терапия снижает процент амфетамин-позитивных образцов мочи у лиц с хронической зависимостью от амфетамина. Продолжительное лечение налтрексоном также вызвало уменьшение тяги к наркотику по сравнению с плацебо. Кроме того, исследование этой группы больных продемонстрировало медицинскую безопасность налтрексона.

В заключение следует отметить, что налтрексоновая фармакотерапия существенно уменьшает усиливающий эффект амфетамина при острых и хронических дозировках. В целом, диссертация содержит данные, поддерживающие потенциальное использование налтрексона для лечения амфетаминовой аддикции… Результаты клинического исследования поддерживают мысль о том, что хроническое лечение налтрексоном производит устойчивое воздействие на поведенческие и субъективные корреляты вознаграждения, т. е. вызывает устойчивое сокращение потребления амфетамина и тяги к нему.

Это 4-этапное исследование открыват новую эру борьбы с амфетаминовой зависимостью в США, Европейском Союзе и развивающихся странах, таких как Индия и пост-апартеидная Южная Африка. В тех странах, где употребление амфетамина или «тика» вышло из-под контроля, оно привело к катастрофическим последствиям, таким как увеличение числа различных преступлений, банкротств, убийств и самоубийств. Несмотря на то, что в данном исследовании не рассматривается механизм действия налтрексона, выдвинуто предположение, что амфетаминовая зависимость передаётся через опиоидную систему.

В заключение отметим следующее. С зависимостью от амфетамина или «спида» можно бороться одним из 3-х способов употребления опиоидных антагонистов: 1) Посредством кратковременного назального спрея, содержащего налоксон. При этом у амфетамин-зависимого больного аддикция будет постепенно уменьшаться благодаря вдыханию налоксона, поступающего через ноздри перед нюханием, глотанием, курением или вкалыванием амфетамина. Препарат быстро блокирует опиоидные рецепторы в мозгу, приводя тем самым к отвыканию от амфетамина. 2) Налтрексон или налмафен – более мощный и дольше действующий препарат (с самым сильным эффектом связывания или блокирования опиоидных рецепторов из всех 3-х ныне известных опиоидных антагонистов) – следует принимать в виде таблетки по крайней мере за 30 мин. до наркотика, чтобы добиться отвыкания. 3) Постоянные ежемесячные инъекции налтрексона (напр., Vivitrol®)или налмафена (напр., REVEX®), или имплантаты.

Необходимы дополнительные исследования лечения зависимости от кокаина и амфетамина, особенно в труднодоступных районах и среди сопротивляющихся лечению групп. Весьма вероятно, что максимальный эффект может быть достигнут, если, например, начать курс лечения с 1-3-месячного курса пролонгированных инъекций долгодействующего налтрексон или налмафена, а затем давать больному налтрексон или налмафен в виде таблеток для после-аддиктивного курса лечения – но только при условии, если больной чувствует приближающийся рецидив.

Даже после снятия зависимости человек может находить то, что он ассоциирует с употреблением алкоголя или наркотика, причём эти стимулы или ассоциации могут быть настолько сильны, что способны привести к рецидиву даже спустя несколько лет воздержания. Поэтому все больные, которые лечатся по методу Синклера от алкогольной, а в будущем кокаиновой или амфетаминовой зависимости с наличием также алкогольной зависимости или без неё, должны всегда иметь при себе таблетки налтрексона или налмафена. Как уже отмечалось, лечение опиат-зависимых людей, особенно при героиновой зависимости, требует большой осторожности при приёме опиоидных антагонистов, таких как налоксон, налтрексон и налмафен, т. к. прекращение приёма наркотиков указанного класса может быть опасно для жизни человека. В таких случаях требуется повышенная медицинская осторожность. Налмафен имеет то преимущество перед налтрексоном, что оказывает меньшее воздействие на печень. Если доза налтрексона в 6 раз превышала обычно рекомендуемую при алкоголизме, то страдала печень. Поэтому существует противопоказание от применения налтрексона людьми, страдающими серьёзным заболеванием печени. У налмафена этой проблемы нет, поэтому его можно прописывать без предварительного анализа крови для выяснения состояния печени. Следовательно, его можно рекомендовать для лечения ряда зависимостей. Многочисленные предварительные исследования определённо позволяют рассчитывать на успешное лечение амфетаминовой, кокаиновой и – при условии большой медицинской осторожности – даже героиновой зависимости. Теперь, как уже было сказано в Главе 4, общество должно, наконец, повернуться лицом к использованию фармакологического отвыкания.

Сексуальная аддикция.

Бурное развитие Интернета в 1990-е годы способствовало росту зафиксированных случаев «сексуальной Интернет-зависимости». В статье об использовании налтрексона для предотвращения подростковых преступлений на сексуальной почве, опубликованной в «Журнале клинической психиатрии», описываются результаты проведённого в 2004 г. небольшого исследования, показавшего эффективность налтрексона для лечения сексуальной зависимости, при использовании более высоких доз, чем обычно рекомендуется для лечения алкоголизма: «Признано, что 15 человек из 21 имеют позитивную реакцию и продолжали реагировать не менее чем 4 месяца на среднюю дозу 160 мг в день понижением сексуальных фантазий и мастурбации… Ежедневные дозы налтрексона 100–200 мг являются безопасным первым шагом лечения подростков – сексуальных правонарушителей». Можно предположить, что полученные результаты будут в будущем распространены на не асоциальных гиперсексуальных лиц – «сексуальных наркоманов».

Тот факт, что это небольшое исследование дало положительные результаты, свидетельствует о значении опиодергической системы для развития сексуальной аддикции. Иными словами, можно предположить, что различного рода сексуальные зависимости возникают из-за высвобождения эндорфинов. Если это так, то существуют далеко идущие социальные последствия в плане стоимости (поимка нарушителей и взятие их под стражу) и предупреждения рецидивов. Например, хорошо известно, что насильники и педофилы, выйдя из тюрьмы, обычно совершают повторные преступления. Это напоминает модель поведения алкоголиков и героиновых наркоманов, которые, каким бы суровым ни было наказание (тюремное заключение, а возможно, обморожение или несчастный случай) и как бы с ними ни обращались (через различные группы, оказание знаков внимания, применение методов самопомощи): они просто не в состоянии удержаться от своего пристрастия после выхода из тюрьмы или лечения. Лица с сексуальной зависимостью могут на некоторое время ограничивать себя в своих навязчивых желаниях, но в конце концов обычно срываются. В обществе бытует мнение, что это развращённые и слабовольные люди, заслуживающие изоляции от общества. Но по истечении срока тюремного заключения большинство из них снова совершают правонарушения. Газеты пестрят подобными историями.

Как можно использовать фармакологическое отвыкание для лечения сексуальных правонарушителей? В 1982 г. я был на собрании комитета по этике в психиатрической тюрьме штата Калифорния под названием «Государственная больница Атаскадеро». Комитет изучал возможность кастрации насильников в сравнении с лечением их при помощи «антисексуального» гормонального препарата длительного действия Depo-Provera®. Учёный, выступавший за лечение, вспоминал, как один насильник просил кастрировать его, уверяя, что после выхода на свободу снова станет совершать преступления. Он сказал: «Не могу избавиться от мысли о том, что я насилую женщин. Но чем сильнее стараюсь не думать об этом, тем чаще думаю. Меня хватает на несколько дней, когда я не представляю себе насилия, но потом всё возвращается. Лучше кастрируйте меня, чтобы я вышел на свободу и не мучился». Он был уверен, что после освобождения снова совершит преступление и ему дадут пожизненный срок в печально известной калифорнийской тюрьме «Сан Квентин». Соблюдая нормы политкорректности, Комитет по этике отказался рассматривать эту просьбу. Учёного даже не выслушали. Калифорнийские политики и слушать не хотели о кастрации. Так или иначе, кастрация могла оказаться неэффектиной, т. к. половые гормоны производятся не только яичками, но и надпочечниками. Кроме того, иследования показывают, что мужчины, у которых по медицинским причинам удалены яички, могут испытывать половое влечение. В то время не было известно, что компульсивные компоненты сексуальности вполне могут передаваться посредством опиодергической системы. Но тогда, возможно, удастся излечить секс-преступника с использованием метода отвыкания? Лечение не будет намного сложнее, чем аналогичное лечение алкоголизма. Больному будут давать налтрексон или налмафен, блокирующие опиоидные рецепторы мозга. Затем ему предложат испытать возбуждение до состояния девиантной фантазии. Это будет осуществляться под контролем, в специальной личной кабинке, где насильнику будут показывать видео, соответствующее его фантазиям. Курс лечения будет длиться несколько месяцев, в течение которых его сексуальное желание и поведение будут быстро сходить на нет. Затем лечение будет направлено на селективное отвыкание. Больному будет предложено мастурбировать в соответствии с социально приемлемыми фантазией и стимулами без принятия лекарства. Разумеется, лечение будет проходить при тщательном наблюдении, а после выхода на свободу состояние пациента будет контролироваться.

Соответствующие исследования требуют наличия законодательной базы и финансирования. Нужно учитывать, что многие сексуальные преступники всё равно рано или поздно выходят на свободу. Если их по-прежнему не лечить от сексуальной зависимости, они могут вновь совершить аналогичные преступления. Государство призвано защищать общество. Если предоставлять или даже сделать обязательным фармакологическое отвыкание сексуальных преступников не менее чем за год до освобождения, то это может снизить число повторных преступлений на сексуальной почве.

Игровая зависимость.

Примерно 2 %-3 % американцев зависимы от азартных игр, а у 1 % это пристрастие носит патологический характер. Одно исследование показало, что 86 % американцев играли в азартные игры хотя бы раз в жизни, а 60 % играли в том году, когда было проведено исследование. За последнее время азартные игры распространились в США, частично благодаря онлайновым системам и частично благодаря росту популярности казино. Популярные во многих развивающихся странах азартные игры – лотереи, новые казино, онлайновые ставки, всевозможные гонки – приводят также к серьёзному оттоку капитала. «Пристрастие к азартным играм стало причиной того, что мать троих детей покончила жизнь самоубийством после того, как выснилось, что она постоянно воровала на работе крупные суммы, чтобы иметь возможность играть» – SundayTimes(Южная Африка), 28 октября 2001 г. Эта газетная заметка – о женщине по имени Ронелл Поварелло, страдавшей сильной игровой зависимостью и в конце концов покончившей жизнь самоубийством. Она занимала высокооплачиваемую должность в комании «Еврокоптер», у которой женщина похитила более 5 млн. долл., чтобы иметь возможность играть в азартные игры. У неё развилась игровая зависимость, от которой ей никак не удавалось избавиться, и она застрелилась, чтобы избежать позора и избавиться от угрызений совести. Произошла трагедия, ведь она была хорошей матерью и никакими другими заболеваниями не страдала. Её дети остались сиротами.

Трагедии можно было избежать, если бы Ронелл имела доступ к лечению с помощью налтрексона, как Бет Ирвин, историю которой я расскажу ниже. Вы будете удивлены, но весьма вероятно, что эндорфины, т. е. имеющиеся в теле человека натуральные морфиеподобные гормоны, производят мощное усиление в мозгу тех, кто имеет генетическую предрасположенность к игровой зависимости. Если бы это было не так, то такие опиоидные блокираторы, как налтрексон и налмафен, были бы эффективным средством контролирования этой аддикции.

В США Национальный центр ответственной игры (НЦОИ) финансирует исследования в этой области. Эти исследования показали, что налтрексон существенно уменьшает потребность играть у патологических игроков, как сказано в отчёте Университета Миннесоты, – см. журнал Biological Psychiatry за 1 июня 2001 г.

НЦОИ выделил грант в $54 000 для проведения клинического исследования, в результате которого выяснилось, что у 75 % пациентов, принимающих налтрексон, потребность играть уменьшилась. В связи с действием налтрексона в участках мозга, отвечающих за удовольствие и желание, ведущий исследователь д-р Сук Вон Ким предположил, что данный препарат будет полезен для лечения игровой зависимости. Налтрексон показал хорошие результаты в лечении алкоголизма и булимии.

«Азартные игры полностью управляют моей жизнью, – говорит Бет Ирвин, которая сейчас проходит курс лечения налтрексоном. – Мне ничего не помогало, как я ни пыталась избавиться от игровой зависимости. А этот новый метод лечения – просто чудо современной науки». Публикация об изучении налтрексона последовала сразу же после обнародования результатов ещё одного исследования, профинансированного НЦОИ, – изучения записанной в мозгу программы вознаграждения. Центр выделил грант в $175 000 Главной больнице Массачусетса для проведения исследования, результаты которого опубликованы на прошлой неделе в журнале Neuron. Исследовалась реакция человеческого мозга на ожидание денежного вознаграждения.

Коллектив исследователей во главе с д-ром Гансом Брайтером, содиректором Центра мотивации и неврологии эмоций при Главной больнице Массачусетса, применили процесс нейровизуализации под названием «функциональная магнитно-резонансная томография» для контроля активности мозга добровольцев, участвовавших в азартной игре. «Впервые было показано, что денежное вознаграждение в эксперименте с азартной игрой производит активацию мозга, очень похожую на наблюдавшуюся у кокаиновых наркоманов при приёме кокаина», – говорит д-р Брайтер.

По словам председателя НЦОИ, генерал-майора в отставке Пола А. Харви, «мы горды тем, что поддержали передовые исследования, которые помогут нам изучить и излечить игровую зависимость. Более того, нам очень приятно, что 2 самых престижных академических журнала подтвердили правильность тщательного отбора нами проектов для финансирования».

Начиная с 1996 г., НЦОИ выделил в общей сложности 3,7 млн. долл. и ещё 2,3 млн. долл. на создание Института исследований игровой зависимости и подобных расстройств на Отделении аддиктивных зависимостей Гарвардской медицинской школы. В рамках проведённого в 1997 г. в Гарваде важнейшего исследования, профинансированного НЦОИ, было установалено, что к числу людей с патологической игровой зависимостью можно отнести примерно 1 % всего взрослого населения. Сейчас это наиболее надёжная статистическая оценка распространения игровых зависимостей. Можно утверждать, что алкогольной зависимостью управляет усиление посредством эндорфинов, высвобождаемых благодаря алкоголю. Но как объяснить роль опиодергической системы в таких несубстанцинальных моделях поведения, как игровая зависимость?

Налтрексон может быть эффективным средством лечения игровой зависимости, т. к., анлогично алкоголизму, данная модель поведения, судя по всему, передаётся посредством усиления, получаемого от эндорфинов. Возможно, одержавший победу игрок получает дополнительную эндорфиновую дозу в мозгу. Или, скажем, рискованная ставка приводит к высвобождению эндорфинов, вне зависимости от того, выиграл человек или проиграл.[41] В любом случае, для некоторых людей азартная игра является мощным усилителем, а болезненное пристрастие, вероятно, является следствием генетической предрасположенности.

Внутренний выброс эндорфинов может оказаться проблематичным для людей, унаследовавших такую генетическую предрасположенность, которая может привести к возникновению у них игровой зависимости. У такого человека, возможно, мозг от рождения исключительно чувствителен к эндорфинам. Это отличает его от большинства игроков, у которых данная модель поведения не в состоянии дойти до уровня компульсивной или патологической зависимости. Кроме открытых и плацебо-контролируемых исследований, показывающих, что налтрексон эффективен при лечении патологической игровой зависимости, недавно были опубликованы результаты исследования, показавшие также эффективность налмафена для лечения игровой зависимости. Весьма вероятно, что эффективность опиодидных антагонистов при лечении игровой зависимости вызвана фармакологическим отвыканием, как и при лечении алкоголизма и нарокомании. Однако до сих пор ещё не было проведено клинических исследований этого механизма. Требуется дополнительное изучение того, как фармакологическое отвыкание влияет на игровую зависимость и несубстанциальные расстройства, такие как сексуальная аддикция и клептомания. Что касается последней, то, возможно, возбуждение от кражи чужих вещей приводит к мощному усилению, идущему от внутренних выбросов эндорфинов аналогично тому, как это происходит во время азартных игр. Возможно, тот же самый механизм задействован при членовредительстве и таких зависимостях, как хакерство и зависимость от Интернета. Все они могут аналогичным образом усиливаться от опиодергической системы.

В начале 1990-х годов СМИ заинтересовались делом афериста Ника Лисона. Он работал дериватным трейдером в Сингапуре, в банке «Бэригс», которому нанёс колоссальный ущерб, т. к. тайно от всех залез в долги на общую сумму более 1 миллиарда долл. США. Ему безумно нравилось рисковать, поэтому он, в надежде с лихвой отыграться, вкладывал огромные суммы в азиатские рынки. Но отыграться не удавалось. Он скрывался, был пойман, отсидел 6 лет в одной из тюрем Сингапура, после чего вышел на свободу. Лисон описал свои мытарства в захватывающей, хотя и печальной книге Rogue Trader: How I Brought Down Barings Bank and Shook the Financial World (Leeson, 1997). Книга повествует о насыщенной событиями жизни трейдеров в Сингапуре в начале 1990-х годов, получающих острые ощещения от неистребимого желания заключать сделки. При этом трейдеры испытывали наркотическое возбуждение. Это похоже на поиск острого эндорфин-подобного возбуждения, которое описывает Кевин Минтрик в книге, посвящённой хакерам – The Art of Deception. Возникает вопрос, может ли фармакологическое отвыкание с использованием налтрексона или налмафена, применяться для лечения людей с бизнес-зависимостями? Как это проверить? Просто дать человеку налтрексон или налмафен – и злоупотреблениям конец?

Шоколад, сладости, избыточный вес.

Всем известно, что человек может всерьёз пристраститься к шоколаду. Шоколад содержит жиры, теобромины и сахар, поэтому эта аддикция является, судя по всему, более сложной и может включать в себя больше систем, чем высвобождение эндорфинов в мозгу. Тем не менее, весьма вероятно, что опиоидная система является для большинства из нас наиболее важной. Для других людей сильная зависимость отсутствует, они могут съедать 1–2 кусочка шоколада в день, не испытывая болезненного желания съесть ещё и ещё. Но есть люди, которые просто не могут остановиться, т. к. у них развилась аддикция. Точно так же, как у алкоголика «я свою норму знаю» превращается в 2 бутылки водки, 1 кусочек шоколада может закончиться огромным количеством шоколадных батончиков.

Шоколад и вообще ошущение сладости приводят к высвобождению эндорфинов в мозгу. В лабораторных экспериментах Синклера, посвящённых селективному отвыканию, испытуемым животным давали раствор сахарина в качестве альтернативной модели поведения, упроченной привыканием, фармакологически усиленным во время перерывов в лечении налтрексоном или налмафеном.

Крысы AA, выращенные для испытания сильной алкогольной зависимости, имеют чрезвычайно сильное влечение к сладкому, особенно к очень сладким растворам, которых стараются избегать крысы, ненавидящие алкоголь. Для того чтобы убедиться в том, что это не случайное совпадение и всё дело действительно в алкогольной зависимости, Синклер обратился в Центр исследования алкогольной зависимости при университете «Пердью» в Индианнаполисе и протестировал там своих крыс с алкогольной зависимостью – «P-крыс» и без такой зависимости – «NP-крыс». Результат был таким же. С тех пор было проведено много исследований, показавших, что алкоголики и дети алкоголиков также имеют сильное пристрастие к сильному вкусу сладкого. Оказалось также, что опиодидные антагонисты – налоксон, налтрексон и налмафен – способствуют отвыканию от потребления сахарина так же, как и от потребления алкоголя. Ниже мы увидим, как финские учёные использовали специальный «Тест на сладость» для предварительной оценки того, насколько хорошо пациент будет реагировать на метод Синклера. Наконец, алкоголики, пытающиеся «завязать», употребляют сладкое вместо алкоголя, причём иногда небезуспешно.

Связь между алкоголем и сладостями – это результат того, что они приводят к высвобождению эндорфинов. Возникает интересный вопрос: можно ли использовать фармакологическое отвыкание для лечения зависимости от сладкого? Напрашивается утвердительный ответ, по крайней мере – в некоторых случаях.

Несмотря на то, что единичные исследования не являются научным доказательством, стоит упомянуть любопытный случай. Приступая к работе над этой книгой, я побеседовал о налтрексоне и фармакологическом отвыкании с одной моей знакомой по имени Доминик, американской писательницей, живущей в Лондоне. Она сказала, что имеет пристрастие к шоколаду, о котором никому больше не известно. Каждый вечер, уложив сынишку спать, Доминик устраивает церемонию: садится за стол и съедает 2 больших плитки шоколада. Если она пропустит пару дней, тяга к шоколаду становится невыносимой. Женщина следила за своим весом, в частности, ежедневно посещала ближайший спортзал.

«Если бы пришлось выбирать, я бы ела один только шоколад, – заявила Доминик. – Обязательно начну принимать налтрексон!».

«Вам его не продадут без рецепта, но я сомневаюсь, что врач выпишет вам налтрексон для лечения зависимости от шоколада!» В Англии налтрексон разрешено применять только при наркотической зависимости – например, от героина или морфия» – ответил я.

Однако доктор, приятель Доминик, выписал ей рецепт налтрексона на 2 упаковки по 50 мг, т. е. на 2 месяца. Доминик позвонила мне и сказала:

«Что бы вы мне ни говорили, я приступаю».

Я объяснил ей, как она теоретически может действовать, но предупредил её об отсутствии научных исследований именно этой зависимости.

«В принципе, можно поступить следующим образом. Попробуйте принимать налтрексон за час до шоколада. Этим вы будете блокировать выпуск эндорфинов, который вызывается употреблением шоколада. Каждый день записывайте, сколько съели шоколада, и следите за своим состоянием».

Я также предупредил её о том, что она может отвыкануь от других моделей поведения, например, от потребности заниматься спортом, если лекарство останется в её организме на следующий день, т. е. перед посмщением спортзала.

«Обедать я буду в 5 вечера, так что на следующий день всё уже усвоится».

Я посоветовал ей осуществить селективное отвыкание от шоколада: один день – шоколад с налтрексоном, другой – занятия спортом без налтрексона.

Доминик ежедневно взвешивала шоколад перед тем, как съесть его. Через 6 недель она сказала:

«Всё идёт отлично! Теперь я уже ем не 2 плитки шоколада, а только половинку. Всё произошло как-то само пе себе. Повышенный интерес к шоколаду прошёл. Зачит, этот метод работает!».

Гипотеза о способности фармакологического отвыкания вылечить зависимость от сладкого нуждается в научном обосновании, однако эта история свидетельствует о том, что опиодидные антагонисты могут успешно справляться далеко не только с алкогольной зависимостью.

Было проведено несколько исследований налтрексона при лечении проблем питания. Одним из них было изучение комбинированного воздействия налтрексона и трициклического антидепрессанта. Проф. Алгер с коллегами (Alger, 1991) провёл 8-недельный дважды слепой эксперимент с плацебо-контролем. Исследователи изучали поведение 33 человек, страдающих ожирением и при этом злоупотребляющих едой. Оказалось, что налтрексон (100–150 мг в день) позволяет значительно уменьшить продолжительность и частоту употребления пищи больными булемией. Результаты этого исследования описаны в американском журнале American Journal of Clinical Nutrition. Сделан вывод о том, что, возможно, «налтрексон и имипрамин можно применять для лечения зависимости от еды». Но несмотря на это открытие, опиодидные антагонисты всё ещё не получили распространения как средство лечения проблем с питанием.

Не вызывает сомнения тот факт, что механизмы, отвечающие за переедание и обильное потребление карбогидратов, жиров и сладостей, чрезвычайно сложны и включают в себя далеко не только опиодергическую систему. Если бы эта система – эндорфины – была главным мехинизмом влечения к этому типу еды, то мы, очевидно, наблюдали бы существенное уменьшение этой зависимости у десятков тысяч людей в Финляндии, успешно использующих налтрексон для борьбы с алкогольной зависимостью. Некоторые из этих людей действительно теряли в весе, но большинство пациентов – нет. Одним из возможных объяснений, по мнению Синклера, является то, что эндорфины усиливают много различных моделей поведения, связанных с едой. В лаборторных условиях эти действия удаётся вычленить и показать в одном эксперименте, что налтрексон уменьшает потребность в еде, а в другом – что он усиливает её. В реальной жизни эти эффекты являются взаимоисключающими. Синклер предложил использовать селективное отвыкание для разделения различных действий. Но эта идея нуждается в клиническом исследовании.

Никотин и курение.

Многие задаются вопросом: «А как насчёт курения?» Существующие данные свидетельствуют против того, что опиоидные антагонисты смогут излечиться от табачной зависимости. Так, в одной из клиник Техаса было проведено исследование: налтрексон давали лицам с сильной алкогольной и табачной зависимостью одновременно. В результате алкогольная зависимость у них снизилась классическим образом, а курение осталось на том же самом высоком уровне. Клинические исследования алкоголиков, принимающих налтрексон, не дали информации в пользу снижения табачной зависимости. Как уже было сказано, это, вероятно, связано с тем, что усиление от никотина не связано с опиоидной системой. Пока ещё неясно, какая именно система даёт это усиление, но первым шагом, вероятно, является активизация никотиновых рецепторов для нейротрансмиттера ацетилхолина.

Я пишу о непростой проблеме никотиновой зависимости, т. к. весьма вероятно, что фармакологическое отвыкание окажется эффективным средством устранения путей, контролирующих эту зависимость в мозгу, однако, наверное, не через опиоидную систему и налтрексон. Курение – это чрезвычайно сложное явление с точки зрения влияния никотина на гормоны и нейротрансимссию в мозгу человека. Вопрос применения налтрексона и налмафена для лечения никотиновой зависимости пока открыт, но можно сказать, что доказательства эффективности этих препаратов для её лечения отсутствуют.

Тем не мнее, метод Синклера можно использовать для борьбы с никотиновой зависимостью. Вместо налтрексона и налмафена нужно будет применять особые никотин– блокирующие препараты, такие как мекамиламин, варениклин и/или эрисодин. Это показали исследования группы учёных под руководством проф. Цю Лю (2006).

Принцип снятия аддикции – такой же: курильщик принимает блокирующий агент перед тем, как начнёт курить, в результате чего потребность курить и количество выкуриваемых сигарет начнёт уменьшаться.

Вот что говорит о применении мекамиламина для снятия табачной зависимости д-р Джед Роуз, руководитель Программы анализа никотиновой зависимости в Медицинском центре г. Дурхама, шт. Северная Карлина:

Мекамиламин – это давно известный препарат, который много лет назад применяли при высоком кровяном давлении, но он фактически блокирует рецепторы, реагирующие на никотин. В мозгу и остальных частях нервной системы есть рецепторы, на которые действует никотин, стимулируя события, вызывающие аддиктивное чувство удовольствия, а мекамиламин блокирует почти всё или всё влияние никотина. В результате проведённых исследований мы установили, что если давать курильщикам мекамиламин при условии, что они продолжают курить, то примерно в течение 2 недель, выкуривая ежедневно одну сигарету за другой, они не будут испытывать обычного воздействия никотина. В результате зависимость уходит, т. к. человек не получает ожидаемого вознаграждения. Мы увидели, что курильщики постепенно теряют влечение к табаку, а процент успеха увеличивается на коэффициент, равный 2. А в наших экспериментах это означает двойной успех по сравнению с никотиновым пластырем, т. к. мы фактически даём пациентам никотиновый пластырь после того, как они бросят курить, и у них по-прежнему наблюдаются симптомы облегчения от снятия зависимости благодаря никотиновому пластырю, причём курение теперь менее приятно из-за оказываемого мекамиламином блокирующего эффекта. Как мы видим, это значительно эффективнее, чем полное воздержание от курения. Мекамиламин блокирует многие механизмы вознаграждения, получаемые человеком от курения. Никотиновый пластырь по-прежнему вызывает некоторые симптомы облегчения от отвыкания. И между 2-мя приёмами лекарства курильщик чувствует себя лучше, т. к. сигареты приносят ему намного меньше удовольствия.

Полученные результаты впечатляют. Если мекамиламин является эффективным блокиратором никотина, то он может помочь миллионам заядлых курильщиков избавиться от вредной привычки так же, как налтрексон помогает алкоголикам. Теперь наша формула будет выглядеть так: Мекамиламин + Курение = Излечение. Это было бы огромной победой всемирного масштаба, ведь курение известно как наиболее предотвратимая причина смерти.[42].

Джед Роуз прав, утверждая, что человека с никотиновой зависимостью можно подвергнуть лечению с использованием мекамиламина в качестве блокирующего агента. К сожалению, он полагает, что после прохождения курса отвыкания человеку следует прописать никотиновый пластырь и прекратить блокирование никотина посредством мекамиламина. То есть не исключено, что человек изучит новую модель поведения, усиливаемую никотином, а именно – применение никотинового пластыря. Разумеется, носить пластырь или жевать никотиновую резинку – это совсем не означает бросить курить. По сути дела, это и есть курение, просто человек получает никотин не через сигареты, а через пластырь или резинку, т. е. тот попадает в организм не через лёгкие, а через кожу или рот. Возможно, эти альтернативные пути дают некоторый положительный результат при попытке бросить курить, но они не устраняют аддикцию, а лишь способствуют её удовлетворению. Спустя несколько лет, человек, вроде бы бросивший курить, снова чувствует потребность в сигарете.

В соответствии с методом Синклера, человек для снятия зависимости должен продолжать курить параллельно с принятием лекарства. Многие курильщики пытаются не курить в течение длительного периода времени между рецидивами, принимая при этом лекарство. Однако это не имеет смысла, т. к. отвыкания не происходит. Это было продемонстрировано в 1987 г. в работе д-ра Померло. Оказалось, что при однократном введении мекамиламина человек начинает курить больше, если перед этим он прошёл курс мекамиламина (в отличие от плацебо) без параллельного курения.

Д-р Померло объясняет «увеличение потребляемого никотина компенсаторным поведением, направленным на преодоление блокирующего воздействия мекамиламина». Но если это так, т. е. мекамиламин продолжает действовать, когда человек не курит, то это не отличается от результатов экспериментов, показавших уменьшение никотиновой аддикции при употреблении мекамиламина. Очевидно, этот результат похож на результаты изучения алкоголя (Рис. 6) и кокаина, в соответствии с которыми употребление налтрексона при абстиненции оказывалось менее эффективным, чем употребление пациентами плацебо, т. к. у них наблюдалась повышенная степень привыкания к алкоголю или кокаину сразу же после окончания курса налтрексона при фармакологическом усиленни, поступающем от эндорфинов. «Афоризм» организации «Анонимные алкоголики»: «Алкоголик – это навсегда». При этом «Анонимные курильщики» сказали бы, наверно: «Курильщик – это навсегда». Алкоголики и курильщики, бросившие свои вредные привычки, всегда рискуют сорваться, в особенности если сами себя убеждают, что это, мол, «всего лишь одна рюмка» или «всего лишь одна сигарета». Дело в том, что нейронные пути, связанные с конкретной аддикцией, со временем превращаются в нейронные супер-магистрали. Эти нейронные сети в мозгу могут выстрелить в любой момент – достаточно «одной рюмки или сигареты». Говоря об отвыкании, важно помнить, что сразу по окончании курса лечения курильщик должен вернуться в то биологическое состояние, в котором он находился до своей первой затяжки.

По сравнению с исследованиями алкоголизма, объём работ в области курения незначителен, и предстоит ещё очень много работы в этом направлении. Исследования следует проводить надлежащим образом, не подвергая курильщика риску восстановления зависимости посредством никотинового пластыря и никотиновой жевательной резинки после завершения курса лечения. Следует также учитывать качественные отличия между алкогольной и никотиновой зависимостями, т. к. они действуют на различные нейронные системы мозга.

Несмотря на это, курильщик может найти врача, который выпишет ему мекамиламин, хотя этот препарат ещё не получил официального одобрения как средство лечения никотиновой зависимости. Так, д-р Гейб Миркин объясняет, что фармацевтические компании не захотели вкложить «10–20 млн. долларов, необходимых для доказательства того, что мекамиламин способен вылечить человека от никотиновой зависимости, т. к. закончилось действие патента на этот препарат.

Хотя исследователи доказали, что мекамиламин излечивает от никотиновой зависимости, кто угодно мог заработать на его рекламе. Прошло 4 года с тех пор, как фирма «Мерк» прекратила изготовление мекамиламина, но я очень рад тому, что компания «Лейтон Биосаенс» будет продавать его под фирменной маркой «Инверсин» для лечения синдрома Туретта – состояния, при котором человек испытывает неконтролируемую дрожь. До сих пор не проведено исследований, необходимых для доказательства эффективности мекамиламина в борьбе с никотиновой зависимостью, но я всё равно буду его выписывать с этой целью моим пациентам-курильщикам для приёма по 2,5 мг 2–3 раза в день».

Хакерство, Интернет-зависимость, поиск острых ощущений.

При компьютерном хакерстве у человека проявляются классические признаки зависимости. Более того, сейчас ведётся работа по включению «Интернет-зависимости» в реестр заболеваний, признанных Американской психиатрической ассоциацией.

Кевин Митник, в прошлом знаменитый хакер, которого разыскивало ФБР, а в настоящее время – всеми уважаемый консультант по вопросам Интернет-безопасности, в своей интереснейшей книге «Искусство обмана» (Mitnick 2002) обсуждает проблему компульсивного хакерства.[43] Он высказывает предположение, что хакерство во многом напоминает зависимость от наркотиков. Сейчас Митник – преуспевающий консультант и известный автор. В своей книге он рассказывает о хакере, одержимом идеей взломать компьютерную систему компании и похитить секретные файлы:

Дэнни приближался к цели, его возбужение росло. Он предчувствовал максимальное наслаждение, охватывавшее его каждый раз, когда он добивался того, чего могли добиться очень немногие.

Оставалось совсем немного. До конца выходных ему удастся проникнуть в компьютерную сеть компании, куда он так стремился, благодаря руководителю компьютерного центра… Оставался решающий, самый сложный шаг. Дэнни позвонил Ковальскому из отдела компьютерных операций и пожаловался: «Никак не могу подсоединиться со своего сервера. Зарегистрируйте меня, пожалуйста, на одном из компьютеров вашего отдела, чтобы я подсоединился через Телнет». Загрузившись с временного адреса, Дэнни подсоединился через сеть к компьютерной системе Группы секретной связи. Потратил час на онлайновый поиск технически уязвимого места для доступа к главному серверу и, наконец, сорвал джек-пот. По-видимому, система или администратор сети не знали об ошибках в обеспечении безопасности операционной системы удалённого доступа. Но Дэнни знал. Вскоре он нашёл нужные ему файлы исходников и осуществил их удалённый перенос на сайт электронной торговли, на котором предлагалось место для бесплатного хранения информации. Даже если бы на этом сайте файлы были обнаружены, никто бы не подумал, что записал их он. Перед выходом из системы нужно было аккуратно удалить все следы. Работу он закончил перед тем, как закончилось вечернее телевизионное шоу Джея Лено. Для Дэнни это был весьма успешный уик-энд. Никакого риска, зато какие острые ощущения! Похлеще сноуборда и парашюта. Когда Дэнни рассматривал украденные файлы, он чувствовал опьянение – но не от алкоголя, а от собственного могущества.

Сам не понимая сути своих ощущений, Дэнни, судя по всему, «поймал кайф» благодаря внутреннему выбросу эндорфинов в мозгу. Компьютерное хакерство, ощущение «кайфа» от взлома системы похоже на на то, что ощущает игрок, искатель острых озущений и даже делец, заключающий крупную сделку. Подобно действию кокаина, душевный подъём быстро заканчивается. Тяга усиливается, подобно эффекту депривации, описанному Синклером относительно алкогольной зависимости.

Можно ли было вылечить Дэнни при помощи метода Синклера? Если желание острых ощущений передаётся посредством эндорфинов – а скорее всего так оно и есть, – то ответ, судя по всему, будет утвердительным. При этом больному нужно дать налтрексон или налмафен и потребовать от него снова взломать какую-нибудь компьютерную систему.

Хакерство запрещено законом, что создаёт огромные проблемы для клинициста, т. к. он не может предложить пациенту нарушить закон. Зато он может сказать ему: «Хакерство запрещено законом. Но если вы чувствуете, что не можете контролировать себя, то хотя бы не забудьте предварительно выпить налтрексон».

Выше мы видели, как со временем пристрастие превращается в зависимость. И это не просто слова. Так, Джулия и Ричард постепенно усваивали тягу к алкоголю, а у Пита развилась зависимость от кокаина и алкоголя. Мы видели также, что метод Синклера помог Джулии и Ричарду, несмотря на периоды воздержания, а у Пита не проходила тяга к красному вину и он продолжал срываться даже после стандартной 28-дневной детоксикации и постоянного участия в собраниях «Анонимных алкоголиков».

Появляется всё больше фактов, свидетельствующих в пользу того, что эта проблема возникает при навязчивом хакерстве и при сексуальной Интернет-зависимости, если главной их причиной является высвобождение эндорфинов в мозгу. Также вероятно, что налтрексон или налмафен в сочетании с активным повторением нежелательных действий позволит снять новые зависимости, связанные с появлением новых технологий.

Экстремальный спорт, чрезмерное увлечение спортом.

Выше мы говорили о лечении опасных и повсеместно осуждаеммых заболеваниях, таких как пристрастие к алкоголю, кокаину, азартным играм, а также к новым технологиям. Но возникает вопрос: можно ли испытывать аддикцию к здоровому образу жизни, в т. ч. занятиям спортом, бегу, бодибилдингу? Или к банджи-джампингу и кайтсерфингу, тоже вызывающим острые ощущения? Ответ, судя по всему, будет «да».

Миллионы людей имеют физиологическую зависимость от занятий бегом, упражнений в спортзале, стремления к острым ощущениям. Вот, например, Джон, бывший профессор университета, сейчас на пенсии. Он говорит: «У меня зависимость от экстремального спорта. Раньше это была зависимость от серфинга и виндсерфинга. Сейчас я занимаюсь кайтсерфингом и впадаю в депрессию, если нет ветра. Мне необходимо заниматься этим хотя бы раз в день независмо от температуры воды и воздуха, т. к. я испытываю обсессивную зависимость. Надеваю гидрокостюм и занимаюсь любимым делом. Если зимой нет ветра, лечу на Гавайи или Маврикий, планирую поездки заранее. Наверно, я сошёл с ума, ведь мне уже далеко не 20 лет». У Джона наблюдаются признаки аддикции по отношению к кайтсерфингу. Он постоянно думает о кайтсерфинге, особенно при отсутствии возможности заниматься им. Весьма вероятно, что когда он входит в воду, у него проиисходит усиление из-за высвобождения эндорфинов в мозгу. Очевидно, он унаследовал гены с влечением к занятиям экстремальным спортом. Но если бы он никогда не занимался экстремальным спортом, у него не развилась бы эта зависимость.

Главное здесь – это то, что Джон не причиняет себе сильного вреда. Но непреодолимое желание заниматься спортом в открытом море может привести к трагедии, а значит, его пристрастие является болезненной зависимостью. Можно ли его вылечить по методу Синклера? Скорее всего, да. Если бы Джон принимал налтрексон перед занятием кайтсерфингом, он не испытывал бы выделения эндорфинов, вызываемого получением острых ощущений. Теоретически пристрастие к кайтсерфингу можно вылечить налтрексоном, поэтому при лечении алкогольной зависимости пациентам рассказывают о селективном отвыкании. На практике Джон контролирует своё пристрастие к кайтсерфингу. Он уделяет время семье и друзьям, ведёт здоровый образ жизни. Так что пусть он продолжает заниматься любимым делом, а вот Джуди нуждается в помощи.

Джуди – медсестра. Это привлекательная женщина, ей чуть больше 45 лет, она замужем за известным хирургом-ортопедом по имени Саймон. Поженившись, они через некоторое время переехали с Восточного побережья в Южную Калифорнию, где Саймону предложили интереснейшую работу в университете, а параллельно он продолжил работу в клинике. Вскоре после переезда в Сан-Диего Джуди родила двоих детей и стала набирать вес. Семейные заботы отбирали у неё массу времени, речи о работе не было. Сидя дома, она сильно располнела. Когда старшему ребёнку исполнилось 10 лет, Джуди попробовала сбросить вес. Она села на диету и стала заниматься спортом. Диета и спорт стали её главным занятием. Джуди похудела на 15 кг, но при этом пристрастилась к занятиям спортом.

Утром, днём, а зачастую и вечером она пропадает в спортзале.

«Меня туда тянет, – говорит Джуди. – Если заболею и вынуждена сидеть дома, мне становится грустно. Даже мой тренер говорит, что я перебарщиваю. Спасибо Саймону, он всё понимает и любит меня. Но моё пристрастие отнюдь не укрепляет наш брак. После спортзала у меня уже ни на что нет сил, я чувствую себя как выжатый лимон. В спортзал я хожу даже по воскресеньям».

Всё дело в том, что Джуди утратила контроль над своим поведением и впала в зависость от своей привычки заниматься спортом. Она ждёт очередного похода в спортзал, как наркотика. Каждый раз, когда она занимается физическими упражнениями, высвобождение эндорфинов даёт ей, можно сказать, наркотические ощущения. Подобные сверхнагрузки опасны для её здоровья, разрушают семейные отношения. Если другие средства окажутся бессильны, возможно, ей следует прописать налтрексон.

Налтрексон не имеет официального одобрения для лечения «зависимости от занятий спортом» и может быть рекомендован только в качестве особого вида лечения этой зависимости. Можно сказать, что существовали бы разумные основания применять налтрексон для уменьшения зависимости Джуди от занятий спортом и доведения этого желания до нормальных пределов, если бы ситуация полностью вышла из-под контроля и существовала бы реальная угроза браку. В этом случае можно было бы применить метод Синклера.

Возникает вопрос: существует ли модель поведения, усиливаемая эндорфинами, но не обязательно перерастающая во вредную зависимость? Синклер рассказал мне, что в своё время они с д-ром Марком Шиндерманом искали ответ на этот вопрос. Перебрав все модели поведения, вероятно испытывающие опиоидергическое усиление, они в конце концов остановились на материнском инстинкте. Известно, что эндорфины контролируют реакцию самок крыс на крик их детёнышей. Материнский инстинкт – великая сила. Но при углублённом анализе учёные поняли, что он может превратиться в аддикцию, как, например, в случае дочерей алкоголиков.

Марк привёл пример из своей клинической практики. Женщина всю свою сознательную жизнь ухаживала за отцом-алкоголиком. После его смерти она вышла замуж за алкоголика и посвятила жизнь заботе о нём. Желание заботиться, если оно находится в разумных пределах, имеет огромное значение. Однако у подобного рода женщин оно приобретает такие маштабы, что меняет их жизнь, искажает мышление. Такие женщины становятся раздражительными, им физически необходимо проявлять заботу, и их желание превращается во вредную для них же самих зависимость.

В заключение отметим, что зависящие от алкоголя крысы AA (финские исследования) и зависящие от алкоголя крысы P (исследования, проводившиеся в Индианаполисе) являются отличными матерями, но в обеих программах возникали проблемы селекции мало пьющих крыс.

16. Плата за алкоголизм.

«Моя алкогольная зависимость была опсной, но не какой-то уникальной. Другие девчонки тоже пьют, таких, как я, полно. За последние 9 лет я встречала разных пьющих девушек. Одни из них падали со ступенек, другие вырубались прямо на улице, третьи отключались на задних сиденьях автомобилей. Кого только среди них не было! Это и преуспевающие дамы, и спортсменки, и художницы, и снобы, и зануды, и красавицы, и дурнушки, и интеллектуалки».

Карен Залкас. Из Книги «Пропитая Юность», 2005.

Большинство людей, употребляющих спиртные напитки, не становятся алкоголиками. Это хорошо, т. к. по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), 2 млрд. человек, т. е. 1/3 человечества, регулярно выпивают. 76, 3 млн., или 3,8 %, из них могут быть отнесены к хроническим алкоголикам. ВОЗ говорит также о том, что в результате злоупотребления алкоголем, каждый год в мире умирают 1,8 млн. человек. Для сравнения: СПИД забирает ежегодно 3 млн. жизней во всём мире.

К сожалению, алкоголизм приносит не только смерти. Только случайные травмы составляют по всему миру около 1/3 из 1,8 млн. людей. Алкоголизм является причиной паралича, заболеваний сердца, диабета, рака. Сами не желая того, родители из-за бутылки бросают детей. Зачастую они перестают быть добытчиками, из-за чего разрушаются семьи. В результате миллионы людей, особенно дети, испытывают невероятные страдания. Алкоголь делает человека импульсивным, он перестаёт отдавать себе отчёт в своих поступках, а отсюда – самоубийства, депрессии, насилие, преступления, аварии, гибель на воде, наркомания (например, употребление кокаина, амфетамина, опиатов), а также несубстанциальные аддикции, такие как пристрастие к азартным играм. Многие алкоголики с удовольствием бросили бы пить. Возможно, именно поэтому собрания «Анонимных алкоголиков» по программе «12 шагов» посещают 5 млн. человек во всём мире.

Но существуют и другие средства лечения. В 1995 г. Енох Гордис, работавший директором Национального института по проблемам злоупотребления алкоголем и алкоголизма (НИАА), написал «Письмо коллегам». Там, в частности, было сказано следующее: «Ежегодно около 1 млн. американцев обращаются с просьбой помочь им избавиться от алкогольной зависимости, причём некоторые обращаются с этой просьбой не раз». По данным НИАА, 17–18 млн. американцев имеют серьёзные проблемы, связанные с алкоголем, а 8 млн. страдают алкоголизмом. В рамках национального опроса американских семей было установлено, что общее число несовершеннолетних алкоголиков, выпивающих за 1 раз больше 5 порций спиртного, составляет ни много ни мало – 46 млн. детей и подростков.

Алкоголная зависимость – проблема мирового масштаба. По оценке Британской медицинской ассоциации, 1 из 25 взрослых англичан «зависит от алкоголя». Центр общественного здравоохранения при Университете Джона Мура в Ливерпуле, Англия, установил, что 18,2 % взрослых англичан хотя бы раз в неделю превышают ежедневный рекомендуемый предел выпитого в 2 раза и больше. По данным Британского агентства переписи и опросов населения, 7,5 % мужчин и 2,1 % женщин «зависят от алкоголя». Общественные затраты в Соединенном Королевстве составляют 2,3 млрд. фунтов стерлингов в год, причём промышленность ежегодно теряет 1,4 млрд. фунтов из-за прогулов по причине алкоголизма и 207 млн. фунтов из-за ежегодных выплат Национальной службе здравоохранения.

Хотя в разных отчётах приводятся разные цифры, общей тенденцией является неприемлемо высокий уровень употребления алкоголя в США и Великобритании.

В странах Европейского Союза алкогольная зависимость является причиной «тяжёлых заболеваний и смерти» более 20 млн. человек, т. е. около 10 %». Осуществлённый в 2006 г. Европейский проект обследования школ в связи с потреблением алкоголя и наркотиков позволил установить, что в Европейском Союзе – «самая высокая в мире пропорция пьющих и самый высокий уровень потребления алкоголя в мире».

В США специалисты НИАА установили, что алкоголизм является наиболее дорогостоящим заболеванием. Он ежегодно обходится американскому обществу в 187 млрд. долл., что составляет почти половину бюджета Пентагона на 2003 г. Злоупотребление алкоголем составляет 9 % «бремени болезней» в развитых странах. Он вызывает несчастные случаи, требует рецептурных лекарств для лчения таких заболеваний, как гепатит, цирроз печени, рак, болезни сердца и инсульт.

По данным Американской медицинской ассоциации, в США алкоголизм каждый год является причиной 105 000, т. е. 3,5 %, смертей.

Алкоголизм, несомненно, является проблемой мирового масштаба. Он не только уносит жизни и приводит к финансовому краху, но и является причиной тяжёлых преступлений и наибольшего числа тюремных заключений на душу населения в мире.

В связи с тем, что алкогольная зависимость является результатом соответствующей генетической предрасположенности и привычки потребления спиртных напитков, в наше время подростки подвергаются риску стать алкоголиками благодаря наличию сладких и вкусных безалкогольных, а в действительности – слабоалкогольных напитков. Общее число алкоголиков постоянно растёт, поэтому можно ожидать новых несчастных случаев, прогулов, болезней, загубленных жизней, преступлений и преждевременных смертей. Исследования показывают, и любой опытный врач это подтвердит, что средний процент неудач лечения алкоголизма традиционными методами, к сожалению, превышает 85 %. Сюда относятся психотерапевтические методы, посещение групп «Анонимных алкоголиков», стационарная детоксикация и др. До появления метода Синклера перспективы были весьма нерадужными.[44].

Цифры и факты.

Центры по контролю и профилактике заболеваний США, Национальный институт по проблемам злоупотребления алкоголем и алкоголизма, Национальный институт по борьбе со злоупотреблением наркотиками, Управление прикладных исследований в области наркологии и психиатрии и другие организации говорят следующее:

Около 7 % американцев в возрасте 18 лет и старше, т. е. 17,8 млн. человек, имеют проблемы с употреблением алкоголя; 8,1 млн. из них – алкоголики.

Несмотря на чрезвычайно высокий процент неудач лечения, каждый год около 3 млн. американцев (около 1,4 % людей в возрасте 12 лет и старше) проходят то или иное лчение от алкоголизма.

20 % людей, покончивших жизнь самоубийством – алкоголики.

2/3 жителей страны потребляют алкоголь, но на 10 % из них приходится половина выпиваемого.

Употребление алкоголя является причиной 105 000 смертей каждый год, т. е. в США алкоголь является 3-й по значимости причиной предотвратимых смертей.

В 2004 г. 22,5 млн. американцев в возрасте 12 лет и старше имели субстанциальную зависимость или проблемы злоупотребления (9,4 % всего населения), т. е. примерно как и в 2002 и 2003 г.г. Из них 3,4 млн. имели зависимость от алкоголя или злоупотребляли алкоголем и запрещёнными наркотиками, 3,9 млн. имели зависимость от запрещённых наркотиков или злоупотребляли ими, но не алкоголем, а 15,2 млн. имели зависимость от алкоголя или злоупотребляли им, но не запрещёнными наркотиками.

В 2004 г. 19,9 % безработных подростков в возрасте 18 лет и старше имели зависимость от вредных субстанций или злоупотребляли ими, равно как и 10,5 % занятых на полную ставку взрослых и 11,9 % взрослых, работающих неполный рабочий день. Однако большинство взрослых, у которых была выявлена субстанциальная зависимость или злоупотребление, имели полную или частичную занятость. Из 20,3 млн. взрослых с зависимостью или злоупотреблением, 15,7 млн. (77,6 %) имели работу.

В 2004 г. 3,8 млн. человек в возрасте от 12 лет и старше (1,6 % населения страны) в течение предыдущих 12 месяцев прошли курс лечения от алкогольной или наркотической зависимости. 2,3 млн. из них прошли курс лечения в учреждении, специализирующемся на субстанциальных зависимостях, в т. ч. 1,7 млн. – амбулаторно в реабилитационных центрах, 947 000 – стационарно в реабилитационных центрах, 775 000 – стационарно в больницах, 982 000 – амбулаторно в центрах психического здоровья. К неспециализированным организациям по оказанию помощи были отнесены группы самопомощи (2,1 млн. человек), частные клиники (490 000 человек), палаты скорой помощи (453 000 человек), места тюремного заключения (310 000 человек). (Примечание: некоторые из опрашиваемых указывали больше одного места лечения).

В 2004 г. число людей старше 11 лет, зависящих от какой-либо субстанции или злоупотреблявших ею в последние 12 месяцев либо прошедших специальный курс лечения в последние 12 месяцев (т. е. людей, нуждающихся в лечении зависимости от алкоголя или запрещённого наркотика), составило 23,48 млн. (9.8 %). 2,33 млн. из них в течение предыдущего года прошли курс лечения в специализированном учреждении. Таким образом, в 2004 г. нуждались в специальном лечении, но не получили его 21,15 млн. человек. С 2002 г. по 2004 г. число таких людей существенно не изменилось.

Из 21,15 млн. человек, нуждавшихся в 2004 г. в лечении, но не получивших его, около 1,2 млн. (5.8 %) сказали, что, по их ощущениям, они нуждаются в лечении алкогольной или наркотической зависимости. 441 000 (35,8 %) из них, сообщили, что пытались, но не получили доступа к лечению, а 792 000 (64,2 %) даже не пытались.

Из тех, кто не получил лечения от субстациальной зависимости, хотя считал, что нуждается в нём, наиболее часто называемыми причинами неполучения лечения были неготовность бросить (40,0 %) и стоимость страховки (34,5 %). Однако из числа тех, кто попробовал получить доступ к лечению, 42,5 % назвали высокую стоимость страховки и только 25,3 % – неготовность бросить. Эти результаты базируются на совокупных данных за 2003 г. и 2004 г.

Число людей, нуждающихся в лечении из-за употребления запрещённых наркотиков, составило в 2004 г. 8,1 млн., т. е. больше, чем в 2003 г. (7,3 млн.). Аналогично, число людей, проходивших курс лечения от наркомании в специальных заведениях в 2004 г. (1,4 млн.) человек было больше, чем в 2003 г. (1,1 млн.). Цифры за 2004 г. были сопоставимы с аналогичным показателями за 2002 г. (7,7 млн. нуждавшихся в лечении, 1,4 проходивших курс лечения).

В 2004 г. 6,6 млн. Человек нуждались в лечении из-за употребления запрещённых наркотиков, но не получили его. Из них 598 000 (9.0 %) ощущали, что нуждаются в лечении. Это число выросло с 362 000 в 2002 г. и с 426 000 в 2003 г. Из 598 000 человек, считавших, что нуждаются в лечении в 2004 г., 194 000 (32,4 %) сообщили, что попробовали, но не смогли получить лечение, а 404 000 (67,6 %) сообщили, что не пробовали получить лечение.

Вождение автомобиля в нетрезвом виде очень распространено в экономически развитых странах. На Рис. 10 приведены данные по США, полученные Управлением по вопросам субстанциональных злоупотреблений и психиатрических служб и прикладной статистики (SAMHSA – OAS). Результаты проведённого в 2004 г. общенационального исследования по вопросам здоровья и употребления наркотиков. Вождение под воздействием алкоголя в прошлом году, по возрастным категориям: 2003 г. Центр изучения рынка алкоголя и молодёжной политики при Джорджтаунском университете сообщает следующее:

Употребление алкоголя молодёжью в возрасте до 21 г. является основной проблемой злоупотребления наркотическими веществами в США.

Стоимость употребления алкоголя несовершеннолетними американцами составила 53 млн. долл. в 1996 г. и 62 млн. дол. в 2001 г. (это самые свежие данные).

В США больше пьющих, чем курящих табак и марихуану, т. е. алкоголь является самым популярным у молодых американцев наркотиком.

Ежедневно 5 400 американцев в возрасте до 16 лет выпивают свою первую рюмку.

В 2005 г. 1 из 6 восьмиклассников, 1 из 3 десятиклассников и примерно 1 из 2 двенадцатиклассников регулярно принимали алкоголь.

Пить, чтобы бросить пить

Рис. 10. Мужчины примерно в 2 раза чаще женщин (соответственно 18,2 % и. 9.3 %) управляют автомобилем в нетрезвом виде. По вертикали: % случаев вождения в нетрезвом виде. По горизонтали: возрастная категория.

Согласно обнародованным в сентябре 2005 г. данным, более чем 7 млн. американцев в возрасте от 12 до 20 лет сообщили, что являются пьяницами, т. е. выпили не менее 5 порций алкоголя не менее чем в 1 случае за последние 30 дней в 2004 г.

Девушки пьют и пьянеют в большей степени, чем юноши, о чём свидетельствует общенациональное исследование, проведённое Управлением прикладной статистики (OAS) Управлением по вопросам субстанциональных злоупотреблений и психиатрических служб (SAMSHSA) (www.samhsa.gov/ и www.oas.samhsa.gov): http://www.oas.samhsa.gov/nsduh/2k6nsduh/2k6results.cfm.

Девушки пьют больше, а юноши реже пьянеют или же у них это происходит более медленными темпами, чем у девушек.

В то же время, девушки-двенадцатиклассницы и запойные пьяницы употребляют крепкие алкогольные напитики чаще, чем пиво.

Новые «слабоалкогольные напитки» особенно привлекательны для девушек и наиболее популярны среди самых молодых пьющих.

Исследования, проведённые до 2006 г.г. SAMHSA и OAS, показали усиление запойного пьянства у девушек и юношей, но у девушек это происходит быстрее, чем у юношей: http://www.oas.samhsa.gov/p0000016.htm#Standard.

В то же время, предпочтения девушек изменились в течение последних 10 лет: излюбленным алкогольным напитком пьющих и запойных двенадцатиклассниц (единственная возрастная группа, по которой собраны эти данные) стало не пиво, а крепкие напитки. Употребление алкоголя несовершеннолетними имеет следующие серьёзные последствия:

Из-за вождения в нетрезвом виде ежедневно погибают 3 подростка.

Ещё как минимум 6 человек в возрасте до 21 года умирают ежедневно из-за употребления алкоголя, но не за рулём. Сюда относятся убийства, самоубийства и смерть на воде.

Ежегодно более 70 % студентов становятся жертвами связанных с алкоголем насильственных действий сексуального характера или изнасилований на свидании.

Проведенные недавно исследования показали, что алкоголь может оказывать пагубное влияние на развитие мозга подростков, приводить к потере памяти и важных навыков.

Несовершеннолетние по-прежнему считают алкогольные напитки легкодоступными.

Согласно результатам общенационального исследования, обнародованным в 2005 г., более 60 % восьмиклассников и более 80 % десятиклассников ответили, что достать алкоголь им легко или очень легко.

Согласно результатам исследования, проведённого в 2005 г. По заказу Американской медицинской ассоциации, примерно половина опрошенных всех подростков сказали, что смогли достать алкоголь.

Подверженность молодёжи рекламе алкоголя весьма велика:

Например, с 2001 по 2004 г.г. среднее число телевизионных реклам алкоголя, просмотренных людьми в возрасте от 12 до 20 лет, выросло с 209 до 276, т. е. на 32 %.

В 15 показанных в 2004 г. Телепередачах рекламировался алкоголь, при том, что у них была огромная молодёжная зрительская аудитория всех возрастов.

Проводившиеся в течение длительного времени исследования показали, что подростки, которые смотрят, слушают и читают рекламу алкоголя, с большей, чем их ровесники, вероятностью станут пить:

Первый долгосрочный всеамериканский опрос молодёжи, профинансированный Национальным институтом изучения злоупотребления алкоголем и алкоголизма, позволил установить, что подверженность несовершеннолетних подростков рекламе алкоголя приводит к усилению на 1 % потребления спиртных напитков, причём на каждого подростка приходится усиление потребления алкоголя на 3 % на каждый доллар, затраченный на рекламу алкоголя на местном рынке.

Было проведено ещё 2 долгосрочных исследования, финансируемых из федерального бюджета, а также есть результаты нескольких исследований, проведённых в других странах. Все они убедительно показывают, что реклама алкоголя влияет на потребление спиртного молодёжью.

Общенациональное исследование влияния наркотических средств на здоровье, результаты которого были обнародованы в сентябре 2005 г., показало, что в 2004 г. около 11 млн. людей в возрасте от 12 до 20 лет сообщили, что употребляли алкоголь в предыдущие 30 дней.

В результате проведённого в 2005 г. общенационального исследования «Мониторинг будущего» было установлено, что 1 из 6 восьмиклассников (17 %), 1 из 3 десятиклассников (33 %) и почти 1 из 2 двенадцатиклассников (47 %) постоянно пьют, т. е. за последние 30 дней употребляли спиртное.

6 % восьмиклассников, почти 18 % десятиклассников и более 30 % двенадцатиклассников были пьяны по крайней мере однажды за последний месяц.

Более 7 млн. людей в возрасте от 12 до 20 лет сообщили в 2004 г. о том, что пили за последние 30 дней, т. е. в течение 2 часов выпили 5 или более раз.

Имеющиеся данные говорят о том, что процент подростков, выпивавших 5 и более раз подряд за прошедшие 2 недели, резко уменьшился с 1983 по 1992 г.г., однако, как показывает проведённое в 2005 г. исследование, только восьмиклассники сейчас находятся на уровне значительно ниже уровня 1992 г.

Данные, полученные в результате Общенационального исследования употребления наркотиков и здоровья (NSDUH), показали увеличение общего уровня запойного питья в период с 1991 по 2003 г.г. с 15.2 % до 18.9 %.

К 14 годам более половины детей, сообщивших о том, что пили за прошедший месяц, сказали также, что в этот же период времени пили запоем.

99 % алкоголя, потребляемого лицами в возрасте 12–14 лет, потребляется при запойном питье.

Молодёжь пьют больше в отдельных случаях, чем взрослые:

Согласно результатам исследования, проведёного в 2005 г. Национальным институтом злоупотребления алкоголем и алкоголизма, по сравнению с людьми 26 лет и старше, подростки и молодёжь пьют реже, но больше. В среднем взрослые пьют 9 дней в месяц, а подростки в возрасте от 12 до 17 лет – в среднем 5 дней в месяц. Однако взрослые в среднем выпивают меньше рюмок или бокалов за один раз, а подростки – 5.

Метод Синклера – это недорогое и эффективное решение проблемы пристрастия к алкоголю. Сделанное Синклером открытие – это более чем просто паллиативное средство лечения алкогольной зависимости. Это – настоящее лечение.

17. Для профессионалов-медиков.

Эта глава адресована врачам, которые планируют выписывать своим пациентам налтрексон. Изначально налтрексон был официально одобрен в качестве одного из средств, используемых в углублённых программах лечения алкоголизма. Сейчас ситуация изменилась. Проект КОМБАЙН – самое большое контролируемое клиническое исследование в области алкогольной зависимости – позволил установить, что налтрексон эффективен даже без интенсивного врачебного наблюдения.[45] Для него требуется лишь минимальное наблюдение, которое могут обеспечить врачи-терапевты. То же самое было установлено в результате исследований, проведённых в Австралии и Финляндии.

Поэтому теперь налтрексон могут выписывать не только крупные антиалкогольные лечебницы и клиники с углублёнными программами лечения, но и обычные врачи.

Информацию о применении налтрексона можно получить при анализе многочисленных клинических исследований, но, к сожалению, её нет на вкладышах в упаковках этого лекарства. Как правило, они дают безукоризненную информацию о всех связанным с этим препаратом проблемах, однако, в той или иной степени, в зависимости от страны, эти вкладыши не говорят или недостаточно говорят о способах достижения оптимального результата. Отсутствуют новейшие данные, полученные после одобрения налтрексона. В конце этой главы приведена копия вкладыша из упаковки налтрексона, продаваемого под торговой маркой Depade®. Там же даны необходимые комментарии. Но сначала в этой главе суммируется информация, необходимая врачам для безопасного и эффективного применения налтрексона.

Кто может получить данное лечение.

Налтрексон можно рекомендовать тем, кто хочет контролировать количество потребляемого ими алкоголя, в т. ч. как тем, кто отвечает критериям алкогольной зависимости, так и сильно пьющим людям, которые хотят уменьшить количество выпиваемого, чтобы предотвратить развитие алкоголизма. Его могут применять не только те, кто стремится к полному воздержанию, но и те, кто хочет просто оставаться в пределах допустимого.

Тем, кто принимает или недавно принимал опиаты (такие как героин или содержащие опиаиты обезболивающие препараты), налтрексон прописывать нельзя.

Лица, страдающие острым гепатитом или расстройством печени, также не могут принимать налтрексон до того, как сдадут анализ крови и пройдут тест на функционирование печени. Не рекомендуется применять к пациентам, у которых выявлено расстройство функций печени, насильственную 2-недельную абстиненцию для снижения этих значений до приемлемого уровня: кратковременная абстиненция может привести к незначительному улучшению, но не к восстановлению деятельности печени. Налмафен, если он получет одобрение, вероятно, снимет это ограничение.

Налтрексон следует в первую очередь выписывать активно пьющим людям, а не тем, кто воздерживается от употребления алкоголя более чем 1 неделю.

В первую очередь налтрексон следует рекомендовать тем, кто добивается не абстиненции, а уменьшения объёмов выпитого и/или контроля над употреблением спиртного. Лечение налтрексоном – это единственный способ лечения, приемлемой целью которого является контроль над употреблением алкоголя. Однако изучение групп, принимающих плацебо в клинических исследованиях, показывает, что процедуры, направленные на контроль над потреблением спиртного, дают особенно слабые результаты, если при этом не применяется налтрексон.

Предварительные исследования показывают, что лица, у которых есть родственники-алкоголики, а также, возможно, предрасположенные к употреблению очень сильных сладких растворов, особенно хорошо реагируют на налтрексон. Ведутся активные поиски генетических признаков лучшей реакции на налтрексон, но пока рано говорить о получении чёткого ответа на этот вопрос.

Дозировка.

Стандартная дневная доза налтрексона – 50 мг, причём исходная доза – 25 мг в первые 1–2 дня. Налтрексон можно начинать принимать сразу же после того, как станут известны результаты анализа печени. Пациента не следует подвергать детоксикацию и/или принудительной абстиненции.

Налтрексон следует принимать только в те дни, когда человек употребляет алкоголь или, по крайней мере, собирается принимать его. Таблетку налтрексона следует принимать за час до первой выпивки. Его можно принять утром (тем самым всё равно будет обеспечена блокада опиоидных рецепторов на период, включающий вечер того же дня), но при этом человек может не быть уверенным в том, будет ли он сегодня пить. Поэтому рекомендуется принимать налтрексон именно за час до выпивки, а не раньше. Несмотря на тенденцию пропускать употребление налтрексона в те дни, когда человек не пьёт, не имеет значения, будет ли человек периодически принимать налтрексон без выпивки. Но ни в коем случае нельзя пить, не приняв таблетку налтрексона. Обязательно доведите до сведения пациента Золотое правило: перед первой на сегодня выпивкой обязательно примите налтрексон. Это особенно важно в течение первой недели помле перерыва в продолжительном употреблении налтрексона, т. к. в этот период времени происходит фармакологически подкреплённое усиление (см. ниже). Лечение налтрексоном продолжается неопределённо долго, но частота употребления налтрексона автоматически уменьшается месяц за месяцем по мере того, как уменьшается количество дней недели, в которые человек выпивает. Результаты показывают, что спустя 3 месяца употребление налтрексона снижается до 2,1 таблетки в неделю, а спустя 3 года – до 1 таблетки в неделю. Даже если в результате лечения человек полностью бросает пить, рекомендуется постоянно иметь налтрексон при себе – на случай возможной выпивки, например, в праздничные дни.

Информация для пациентов.

Настоятельно советуйте пациенту принимать налтрексон перед выпивкой. Ни в коем случае не рекомендуйте ему абстиненцию. Наоборот, пусть человек продолжает пить, как привык. Но ни в коем случае нельзя увеличивать дозу алкоголя, выпиваемого за один раз, т. к. существует опасность алкогольного отравления.

Категорически запрещается водить машину и работать с техникой в нетрезвом состоянии. Налтрексон не блокирует алкогольную интоксикацию. Наоборот, есть основания полагать, что он может усилить некоторые формы интоксикации, например, ухудшить периферическое зрение, привести к рассеянию внимания, а это очень опасно при вождении автомобиля. Обычно пациентам рекомендуется записывать информацию о потреблении алкоголя и о выпитом налтрексоне. Хотя эта практика является необходимым условием фиксации эффективности лечения, считается (хотя это ещё не доказано), что ведение Дневника употребления алкоголя тоже полезно.

Клинические исследования доказывают эффективность налтрексона без проведения дополнительных консультаций. Если же консультирование само по себе приводит к уменьшению количества употребляемого алкоголя, то на эффективность налтрексона оно не влияет. При принятии налтрексона достаточно минимального медицинского сопровождения. Рекомендации принимать налтрексон перед выпивкой полезны, т. к. помогают человеку адаптироваться к новому образому жизни, в котором его внимание сфокусировано не на алкоголе. Однако эффективность обеих форм сопровождения требует дополнительного исследования.

Некоторые клиницисты считают желательным понимание пациентами физиологических основ алкоголизма и производимого налтрексоном отвыкания. Поэтому врач могут заинтересоваться иллюстрациями, приведёнными в Приложениих B, например, показывающими, как происходит привыкание к алкоголю и отвыкание от него. Затем, если врач считает необходимым, он может помочь больному понять суть этих механизмов.

Фармакологическое усиление альтернативных здоровых моделей поведения.

Больному нужно объяснить, что, принимая налтрексон, он должен избегать любых моделей поведения, приводящих к выделению эндорфинов, кроме потребления алкоголя. В противном случае возможно ослабление этих моделей поведения, что может иметь пагубные последствия. Наоборот, желательно усилить другие модели поведения, чтобы они были противовесом употреблению спиртного и заполнили пустоту, которая образуется после отвыкания от выпивки. Достичь этого можно, практикуя эти альтернативные модели поведения во время пауз в приёме налтрексона.

Организм реагирует на блокировку опиоидных рецепторов налтрексоном, увеличивая количество этих рецепторов, т. е. повышет регуляцию. Это наблюдается у различных живых существ, в т. ч. у человека. Пока в организме присутствует налтрексон, ничего подобного не происходит, но в течение нескольких дней после прекращения употребления налтрексона человек становится супер-чувствительным к эндорфинам. В течение этого периода времени модели поведения, связанные с высвобождением эндорфинов, приводят к повышенному усилению. Очень важно, чтобы человек не употреблял спиртного во время пауз в приёме налтрексона. Вместо этого следует заниматься чем-то полезным для здоровья, что приводит к выделению эндорфинов.

В реальной жизни людям, только что начавшим лечение, предлагают составить список моделей поведения, которые они считают приятными для себя, и во время приёма налтрексон избежать поведения, приводящего к выделению эндорфинов.

Врач может помочь больному установить, какое именно поведение приводит к выделению эндорфинов. Затем, спустя несколько недель употребления алкоголя параллельно с принятием налтрексона, больному советуют провести выходные без налтрексона и без алкоголя, начиная с вечера пятницы. (Если человек считает тягу к спиртному невыносимой, паузу следует перенести на более поздний срок и немедленно возобновить приём налтрексона). Суббота – «чистый» день. Во второй половине дня в субботу больной, по-прежнему не принимающий ни налтрексона, ни алкоголя, активно занимается альтернативными здоровыми делами. Обычно люди находят это очень приятным. А в понедельник больной может вернуться к налтрексону и выпивке.

В дальнейшем эту процедуру следует постоянно повторять, постепенно увеличивая число выходных дней без налтрексона и расширяя спектр альтернативных моделей здорового образа жизни. В конце концов, периоды, когда больной не употребляяет алкоголь и налтрексон следует расширить на большую часть недели или всю неделю.

Для приёма налтрексона не должно быть какого-то особого фиксированного периода времени. Если, скажем, принимать налтрексон только 3 месяца, то большинство людей почувствуют улучшение, а по окончании этого периода у них восстановится привычка пить, и в течение нескольких месяцев они окажутся там, где были перед началом курса лечения. Короткий перерыв в употреблении спиртного может оказать положительное влияние на работу печени, но это будет единственный положительный результат для организма человека. Налтрексон следует принимать всегда. И в этом нет ничего сложного: просто нужно всегда иметь при себе таблетку на случай, если в той или иной ситуации человек будет употреблять алкоголь.

Вкладыш в упаковке налтрексона.

(Были добавлены ПРИМЕЧАНИЯ).

Depade® (налтрексон гидрохлорид tablets, USP).

(25 mg, 50 мг and 100 mg).

Rx only.

DESCRIPTION.

Депад® (таблетки налтрексон гидрохлорида, фармакопея США), опиоидный антагонист, является синтетическим когенером оксиморфона без свойств опиолидного агониста. Структура налтрексона отличается от структуры оксиморфона тем, что метильная группа на атоме азота заменена циклопропилметильной группой. Налтрексон гидрохлорид также связан с мощным опиоидным антагонистом, налоксоном, или n – аллил-оксиморфоном.

Химическое название налтрексона – 17-(цикло-пропил-метил)-4, 5-эпокси-3, 14-дигидроксиморфинан-6-1-гидрохлорид.

Он имеет следующую структурную формулу:

НАЛТРЕКСОНГИДРОХЛОРИД.

C20H23NO4∙HClMW=377.86.

Налтрексон гидрохлорид – это белое кристаллическое соединение. Гидрохлорид растворим в воде до степени около 100 мг/мл. Таблетки налтрексона, рекомендованные фармакопеей США для перорального употребления, можно получить в виде таблеток с пленочным покрытием, содержащих по 25 мг, 50 мг или 100 мг налтрексона гидрохлорида.

Кроме того, каждая таблетка содержит следующие неактивные ингридиенты: кросповидон, гидроксипропилметилцеллюлозу, моногидрат лактозы, стеарат магния, микрокристаллическую целлюлозу, полиэтиленгликоль, полисорбат 80, диоксид кремния, диоксид титана, желтый оксид железа и красный оксид железа.

КЛИНИЧЕСКАЯ ФАРМАКОЛОГИЯ.

Фармакологические действия: Налтрексон – это чистый антагонист опиоидов. Он заметно ослабляет или полностью блокирует – при этом обратимо – субъективные эффекты внутревенного введения опиоидов. При совместном введении с морфином на хронической основе налтрексон блокирует физическую зависимость от морфия, героина и других опиоидов. Налтрексон оказывает мало (если вообще оказывает) внутренних воздействий помимо блокированмя опиоидов. Тем не менее, блгодаря неизвестному ещё механизму, он приводит к некоторому сужению зрачков. Налтрексон не приводит к развитию зависимости или толерантности. У лиц, физически зависимых от опиоидов, налтрексон будет способствовать снятию этой симптоматики.

Клинические исследования показывают, что 50 мг налтрексон гидрохлорида способны заблокировать фармакологический эффект 25 мг введённого внутривенно героина на период до 24 часов. Другие данные свидетельствуют о том, что удвоение дозы налтрексон гидрохлорида доводит срок блокировки до 48 час., а тройная доза – примерно до 72 час.

Налтрексон блокирует воздействие опиоидов посредством конкурентного связывания (аналогично конкурентному ингибированию ферментов) на опиоидных рецепторах. Это делает блокаду потенциально преодолимой, но полное преодолениея налтрексоновой блокады путём введения очень высоких доз опиатов приводило к чересчур выраженным симптомам высвобождения гистамина у испытуемых. Механизм действия налтрексона при алкоголизме пока недостаточно изучен, однако доклинические данные говорят в пользу того, что при этом задействована эндогенная опиоидная система. Налтрексон, антагонист опиоидных рецепторов, конкурентно привязывается к этим рецепторам и может блокировать действие эндогенных опиоидов. В результате клинических исследований стало очевидно, что опиодидные антагонисты снижают потребление алкоголя животными, и налтрексон уменьшает потребление алкоголя. [46].

Налтрексон не связан с аверсивной терапией и не вызывает дисульфирам-подобной реакции ни в результате употребления опиатов, ни в результате приёма этанола.

Фармакокинетка: Налтрексон – это чистый антагонист опиоидных рецепторов. Хотя налтрексон хорошо усваиваетя при пероральном приёме, он подвержен значительному первичному метаболизму, причём пероральная биологическая доступность колеблется от 5 % до 40 %. Считается, что активность налтрексона связана как с исходным, так и с 6-β-натрексол метаболитом. Как исходный препарат, так и метаболиты выделяются в основном почками (от 53 % до 79 % всей дозы, однако мочевая экскреция постоянного налтрексона составляет менее 2 % пероральной дозы, а фекальная экскреция является вторичным способом выведения. Средние значения полувыведения (Т-1/2) для налтрексона и 6– β-налтрексола составляют 4 часа и 13 часов соответственно. Налтрексон и 6-β-налтрексол пропорциональны дозам, что касается AUC и Cmax в интервале от 50 до 200 мг и не накапливаются после 100 мг суточных доз.

Абсорбция: После перорального приёма налтрексон претерпевает быструю и полную абсорбцию, причём приблизительно 96 % всей дозы абсорбируется через желудочно-кишечный тракт. Пиковые уровни плазмы как налтрексона, так и 6-β – налтрексола достигаются в течение 1 часа дозирования.

Распределение: Уровень распределения налтрексона после внутривенного ведения оценивается в 1350 литров. Иследования ин-витро человеческой плазмы показали, что налтрексон на 21 % связан с белками плазмы в диапазоне терапевтических доз.

Метаболизм: Ситемный клиренс (после введения внутривенно) налтрексона составляет ~3.5 л/мин., что превосходит печёночный кровоток (~1,2 л/мин.). Т. е. можно предположить, что налтрексон является высоко экстрагируемым препаратом (метаболизируется >98 %) и что существуют внепечёночные участки метаболизма данного препарата. Главным метаболитом налтрексона является 6-β-натрексол. Два вторичных метаболита – это 2-гидроксил-3-метокси-6-β-налтрексол и 2-гидрокси-3-метил-налтрексон. Налтрексон и его метаболиты также конъюгируют и образуют дополнительные метаболитные продукты.

Элиминация: Почечный клиренс для налтрексона составляет от 30 до 127 мл/мин и позволяет предположить, что почечное выведение происходит в основном путём клубочковой фильтрации. Для сравнения, почечный Клиренс для 6-β-налтрексола составляет от 230 до 369 мл/мин и позволяет предположить наличие дополнительного секреторного механизма почечных каналов. На уринарную экскрецию неизменённого налтрексона приходится менее 2 % одной пероральной дозы; на уринарную экскрецию неизменённого и конъюгированного 6-β-налтрексола приходится 43 % одной пероральной дозы. Фармакокинетический профиль налтрексона позволяет предположить, что налтрексон и его метаболиты могут претерпевать энтерогепатическую утилизацию.

Печёночная и почечная недостаточность: Налтрексон, как представляется, имеет экстра-печеночные участки метаболизма данного препарата, и его основной метаболит подвергается активной анальной секреции. (См. выше раздел «Метаболизм»). Пока ещё не было проведено углублённых исследований влияния налтрексона на больных с сильной печёночной или почечной недостаточностью (см. «МЕРЫ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ: Больные из особой группы риска»).

Клинические исследования.

Алкоголизм: Эффективность налтрексона как средства борьбы с алкогольной зависимостью была исследована при помощи плацебо-контролируемых дважды слепых амбулаторных испытаний. Доза налтрексон гидрохлорида составляла 50 мг, 1 раз каждый день в течение 12 недель как дополнение к социальным и психотерапевтическим методам при приёме в условиях, способствующих выполнению пациентом поставленных задач. Лица с психозом, деменцией и вторичными психиатрическими проявлениями были исключены из этих исследований.

Одно из исследований состояло в том, что 104 человека с алкогольной зависимостью были рандомизированы для приёма либо налтрексон гидрохлорида по 50 мг ежедневно, либо плацебо. При этом налтрексон доказал своё преимущество перед плацебо в том, что касается количества выпитого, включая процент абстиненции (51 % и 23 % соответственно), количества дней, когда человек употреблял спиртное, и проценте рецидивов (соответственно 31 % и 60 %). В рамках другого исследования группа испытуемых состояла из 82 зависящих от алкоголя лиц. Те, кто принимал налтрексон, имели меньший процент рецидивов (21 % против 41 %), меньшую тягу к влкоголю и меньше дней употребления спиртного по сравнению с теми, кто принимал плацебо, но эти результаты были получены в результате особой процедуры анализа. [47].

Клиническое применение налтрексона в качестве добавочной фармакотерапии при лечении алкоголизма также оценивалось в рамках многоцентрового изучения безопасности данного лекарственного препарата. Были изучены 865 человек с алкогольной зависимостью, в т. ч. люди с коморбидными психическими расстройствами, сопутствующими проблемами, политоксикоманией и ВИЧ-инфекцией. Выяснилось, что налтрексон оказывает аналогичное побочное действие как у алкоголиков, так и у страдающих опиоидной зависимостью и что серьезные побочные эффекты встречаются редко.

В клинических исследованиях лечение путём применения налтрексона для поддержания абстиненции предотвращало рецидивы и уменьшало потребление алкоголя. Неконтролируемое исследование, показало, что закономерности абстиненции и рецидива были аналогичны тем, которые наблюдались в контролируемых исследованиях. Налтрексон не был одинаково эффективен для всех пациентов, и ожидаемым результатом его применения является умеренное улучшение обычного курса лечения.

Лечение опиоидной зависимости.

Как показали исследования, налтрексон производит полную блокаду эйфорического эффекта опиоидов как у волонтёров, так и у людей, страдающих зависимостью. При правильном его приёме он производит эффективную опиоидную блокаду, однако отсутствуют свидетельства того, что он влияет на употребление кокаина или других неопиоидных препаратов, допускающих злоупотребление.

Отсутствуют какие-либо доказательства однозначно положительного влияния налтрексона на темпы рецидива у детоксифицированных людей, ранее страдавших опиоидной зависимостью, самостоятельно принимавших данный препарат. Можно предположить, что причиной неэффективности препарата в данном случае было несоблюдение пациентом медицинских рекомендаций.

Как сообщается, препарат наиболее эффективен для лиц с опиоидной зависимостью и хорошим прогнозом, если они принимают его в рамках комплексной программы профессиональной реабилитации, поведенческого контракта или какого-то иного протокола, предусматривающего повышение степени соблюдения мелицинских рекомендаций. Налтрексон, в отличие от метадона или ЛААМ (лево-альфаацетил-метадола), не повышает степень следования медицинским рекомендациям и, как ожидается, будет производить терапевтический эффект только тогда, когда пациент будет принимать его, если внешние условия способствуют постоянному приёму препарата..

Индивидуализированная дозировка.

НЕ ПРИНИМАЙТЕ НАЛТРЕКСОН, ЕСЛИ ВРАЧ НЕ СЧИТАЕТ, ЧТО СУЩЕСТВУЕТ РЕАЛЬНАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ ОПИОИДОВ В ТЕЧЕНИЕ ПОСЛЕДНИХ 7-10 ДНЕЙ. ПРИ МАЛЕЙШЕЙ ВЕРОЯТНОСТИ ОККУЛЬТНОЙ ОПИОИДНОЙ ЗАВИСИМОСТИ НЕОБХОДИМО СДАТЬ АНАЛИЗ И ПРОВЕРИТЬ РЕАКЦИЮ НА НАЛОКСОН.

Лечение алкогольной зависимости.

В плацебо-контролируемых исследованиях, которые продемонстрировали эффективность налтрексона в качестве дополнительного средства лечения алкогольной зависимости, применялся налтрексон гидрохлорид по 50 мг ежедневно в течение до 12 недель. Другие дозировки и продолжительность в этих исследованиях не изучались.[48].

До сведения лечащих врачей доводится информация о том, что от 5 % до 15 % лиц, принимающих налтрексон для борьбы с алкогольной зависимостью, будут жаловаться на неспецифические побочные эффекты, в первую очередь расстройство желудочно-кишечного тракта. Врачи пытались выписывать этот препарат, начиная с дозы в 25 мг, разделять дневную дозу на части и регулировать время дозирования, но особого эффекта это не принесло. Жалобы больных не зависели ни от дозы, ни от режима дозирования.[49].

Лечение опиоидной зависимости.

Как только человек начинает принимать налтрексон гидрохлорид, ежедневная доза в 50 мг произведёт эффективную клиническую блокаду действия парентерально введённых опиоидов. Как и при неагонистическом лечении аддикции, налтрексон оказывается эффективным средством, только если он является частью комплексного плана управления процессом включающего в себя некоторое средство обеспечения того, что человек действительно принимает данный препарат.

Для того, чтобы пациент следовал медицинским предписаниям, можно реализовать гибкий подход к режиму дозирования препарата. Так, пациент может получать 50 г налтрексон гидрохлорида каждый рабочий день и 100 мг в субботу, или по 100 мг через день, или 150 в каждый 3-й день. В нескольких описанных в литературе клинических исследованиях использовался следующий режим дозирования: 100 мг в понедельник, 100 мг в среду, 150 мг в пятницу. Этот график оказался приемлемым для многих людей, принимающих налтрексон: люди успешно обходились без опиоидов. Опыт контролируемого применения ряда потенциально гепатоксических агентов позволяет предположить, что контролируемый приём и разовые дозы налтрексон гидрохлорида выше 50 мг может создавать повышенный риск гепатоцеллюлярной травмы, несмотря на то, что принятие препарата 3 раза в неделю хорошо переносилось людьми с зависимостью и в рамках исходных клинических исследований алкогольной зависимости. Клиники, использующие этот подход должны балансировать возможные риски и возможные преимущества. Возможно, они захотят поддержать повышенную степень опасений возникновения гепатита, вызванного употреблением наркотиков, и обеспечить, чтобы больные понимали, как необходимо сообщать о каждой неспицифической желудочной проблеме (см. Меры предосторожности: информация для пациентов).

ПОКАЗАНИЯ И ПРИМЕНЕНИЕ.

Таблетки налтрексон гидрохлорида прописывают для лечения алкогольной зависимости и для блокирования действия экзогенно введенных опиоидов. Отсутствуют доказательства того, что таблетки налтрексон гидрохлорида имеют какой-либо терапевтический эффект, кроме как при применении их в рамках эффективного плана управления аддикциями.

ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ.

Налтрексон противопоказан, если человек:

1) Принимает опиоидные анальгетики.

2) Имеет зависимость от опиоидов, в т. ч. содержащихся в опиатных антагонистах[50].

3) Находится в состоянии острого опиоидного воздержания (см. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ).

4) Не прошёл тест или имет положительный результат экрана мочи на опиоиды.

5) Имеет историю чувствительности к налтрексону или любым другим его компонентам. Неизвестно, существует ли перекрестная чувствительность к налоксону или фенантрену, содержащего опиаты.

6) Страдает острым гепатитом или печёночной недостаточностью.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ.

Гепатотоксичность:

Налтрексон имеет способность вызывать гепатоцеллюлярные травмы, если его принимать в чрезмерных дозах.

Налтрексон противопоказан при остром гепатите или печеночной недостаточности. Если человек страдает активным заболеванием печени, то принятие данного препарата находится под вопросом ввиду его гепатотоксического воздействия.

Граница между явно безопасной дозой налтрексона и дозой, вызывающей травму печени, имеет коэффициент не более, а возможно и менее 5-ти. Налтрексон, принимаемый в рекомендуемых дозах, не является гепатотоксином.

Пациентов следует предупреждать о риске травмы печени и необходимости прекратить принимать налтрексон и обратиться к врачу при наличии симптомов острого гепатита.

Данные о гепатотоксичном потенциале налтрексона получены в результате плацебо-контролируемого исследования, в котором налтрексон гидрохлорид получали люди с ожирением; доза препарата превышала примерно в 5 раз рекомендуемую для блокады опиатных рецепторов (300 мг в день). При этом у 5 из 26 людей, принимающих налтрексон, наблюдалось повышение сывороточных трансаминаз (т. е. пиковые уровни аланинаминотрансфераз колеблются в диапазоне от 121 до 532, что в 3-19 превышает их бызовые значения) после 3–8 недель курса лечения. Несмотря на то что в эксперименте в основном участвовали клинически асимптоматические лица, а уровни трансаминаз всех тех испытуемых, по которым были получены повторные результаты, через несколько недель вернулись или были на пути к базовым значениям, отсутствие увеличения уровня трансаминаз аналогичной степени у всех 24 пациентов, принимающих плацебо в рамках того же исследования, является убедительным свидетельством того, что налтрексон является прямым (т. е. не идиосинкратическим) гепатотоксином.

Этот вывод подтверждается также результатами других плацебо-контролируемых исследований, в которых принятие налтрексон-хлорида в дозах, превышающих рекомендуемые для лечения алкоголизма или для блокады опиатов (50 мг в день) постоянно приводил к более многочисленным или более значительным увеличениям уровней сывороточных трансаминаз, чем при принятии плацебо. Отмечено повышение уровня трансаминаз у 3 из 9 пациентов с болезнью Альцгеймера, принимавших налтрексон гидрохлорид (до 300 мг в день) в течение 5–8 недель в открытом клиническом иччледовании.

Несмотря на отсутствие случаев травм печени, вызванных употреблением налтрексона, врачам рекомендуется учитывать этот риск и выписывать налтрексон с такой же осторожностью, как и при выписывании других препаратов, могущих вызывать травмы печени.

Непроизвольная реакция на абтиненцию.

Для предотвращения острого синдрома абстиненции или обострения ранее существовавшего синдрома субклинический абстиненции пациент должен находиться в состоянии, свободном от опиатов как минимум в течении 7-10 дней перед, как начать принимать налтрексон. В связи с тем, что отсутствие в моче опиоидных веществ зачастую не может служить доказательством отсутствия опиатов в организме, следует провести тест на воздействие налоксона в том случае, если врач считает, что существует риск ускорения реакции на абстиненцию в результате принятия налтрексона. Тест на использование налоксона описан в разделе «Дозировка и применение».

Попытка преодолеть блокаду.

Налтрексон – это мощный антагонист длительного фармакологического действия (от 24 до 72 часов), и блокада, производимая налтрексоном, может быть преодолена. Это полезно в тех случаях, когда пациент нуждается в обезболивании, но потенциально опасно для тех, кто пытается собственными силами преодолеть блокаду путём потребления большого объёма экзогенных опиоидов. И действительно, любая попытка больного преодолеть антагонизм путём употребления опиатов очень опасна и может привести к фатальной передозировке. Причиной травмы может быть то, что концентрация в плазме крови экзогенных опиоидов сразу после их однократного введения в организм, может быть достаточной для преодоления конкурентной блокады рецепторов. В результате этого больной оказывается перед непосредственной опасностью опиоидной интоксикации с угрозой для жизни (имеются в виду остановка дыхания, циркуляторный коллапс). Больному следует сказать о возможных серьёзных последствиях попытки преодолеть опиатную блокаду (см. раздел «Меры предосторожности. Информация для пациентов»).

Существует такжее вероятность того, что пациент, принимавший налтрексон, будет реагировать на более низкие дозы опиатов, чем ранее использовавшиеся, особенно при таком приёме, когда высокие концентрации плазмы остаются в организме после того, как налтрексон проявляет своё терапевтическое действие. Это может привести к угрожающей жизни опиоидной интоксикации (среди них – дыхательная недостаточность или остановка дыхания, циркуляторный коллапс и др.). Больной должен знать, что у него может быть повышенная чувствительность к меньшим дозам опиатов после прекращения курса налтрексона.

Чрезвычайно быстрая опиоидная абстиненция.

Безопасное применение налтрексона в программах быстрой опиатной дотоксикации не является установленным фактом (см. «Неблагоприятные реакции»).

МЕРЫ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ.

Общие положения.

Когда необходимо прекращение налтрексоновой блокады. В особых случаях, у пациентов, получающих полностью блокирующие дозы налтрексона, предлагается применение местного обезболивания, сознательная седация при помощи бензодиазепина, использование ненаркотических анальгетиков или общей анестезии. В тех случаях, когда необходимо опиоидное обезболивание, количество требуемого опиата может быть выше обычного, а дыхательна недостаточность может быть сильнее и длиться дольше.

Предпочтительно применение быстродействующего опиоидного анальгетика, который сводит к минимуму продолжительность дыхательной недостаточности. Количество анальгетика должно соответствовать потребностям больного. Вероятны проявления нерецепторного характера (например, отёк лица, зуд, генерализованная эритема или бронхоспазм), предположительно из-за высвобождения гистамина.

Вне зависимости от того, какой препарат применяется для остановки налтрексоновой блокады, больного должен внимательно наблюдать лечащий персонал в палате, оборудованной всем необходимым для сердечно-лёгочной реанимации.

Случайно ускоренная абстиненция. У опиат-зависимых пациентов наблюдался сильный синдром опиоидной абстиненции, усиленный случайным попаданием в организм налтрексона. Симптомы абстиненции обычно проявлялись в течение 5 мин. после получения налтрексона и продолжались до 48 часов. Имели место такие психические изменения состояния, как смятение, сонливость, зрительные галлюцинации. Значительная потеря жидкости в результате рвоты и диареи требовала внутривенного введения жидкости. Во всех случаях пациенты находились под постоянным наблюдением, причём осуществлялось лечение с помощью ненаркотических анальгетиков с учетом индивидуальных потребностей. Применение налтрексона не снимает и не уменьшает симптомов абстиненции. Если начать принимать налтрексон на ранней стадии процесса абстиненции, он не будет препятствовать тому, чтобы пациент в полной мере ощутил все признаки и симптомы, имеющие место, если налтрексон не принимать. Как известно, абстиненция вызывает различные неблагоприятные являения.

Группа риска.

Почечная неостаточность. Налтрексон и его основной метаболит выводятся из организма преимущественно в моче, поэтому необходимо осторожное применение этого препарата людьми с почечной недостаточностью.

Печёночная недостаточность. Осторожность необходима также в случаях печёночных заболеваниях. Было произведено сравнение увеличения дозы налтрексона в 5 и 10 раз у пациентов с компенсированным и декомпенсированным циррозом печени, соответственно, и у людей, имеющих нормальную функцию печени. Полученные данные свидетельствуют о том, что изменения в биодоступности налтрексона связаны с тяжестью заболевания печени.

Риск суицида. Известно, что риск суицида выше у больных, склонных к передозировке, с сопутствующей депрессией или без таковой. Применение налтрексона не способствует снижению этого риска (см. раздел «Небоагоприятные реакции»).

Информация для пациентов. Врач, выписывающий лекарство, должен довести до сведения больного следующую информацию при выписывании ему налтрексона: «Вам выписан препарат Depade® (таблетки налтрексон гидрохлорида фармакопея США) как компонент комплексного лечения вашей алкогольной или наркотической зависимости. Вам необходимо иметь идентификационный знак, который даст знать медикам, что вы принимаете налтрексон. Вы можете получить медицинскую карточку налтрексона у своего лечащего врача и использовать её как идентфикационный знак. Наличие при вас этой карточки гарантирует вам получение необходимой помощи в случае экстренной необходимости. Если вам потребуется медицинская помощь, обязательно сообщите врачу, что принимаете налтрексон.

Принимайте налтрексон в строгом соответствии с рекомендацтями врача. Если вы попытаетесь ввести себе малые дозы героина или другого опиата, проходя курс лечения налтрексоном, никакого результата вы не почувствуете. Но очень важно помнить следующее: если, принимая налтрексон, вы введёте себе большую дозу героина или другого опиата (напр., метадона или ЛААМ), это может иметь очень тяжёлые последствия для вас, в т. ч. кому или смерть.[51].

Налтрексон хорошо переносим в рекомендуемых дозах, но может привести к нарушению работы печени у людей, склонных к печёночным проблемам, вызываемым другими причинами. Если у вас желудочные боли, длящиеся больше, чем несколько дней, белый кал, тёмная моча или желтизна в глазах, следует прекратить принимать налтрексон и как можно скорее обратиться к врачу.

Лабораторные тесты. Травму печени, вызванную налтрексоном, необходимо диагностировать как можно скорее. Рекомендуется производить все необходимые последовательности тестов с частотой, которую допускают ситуация в клинике и принимаемая доза налтрексона.

Налтрексон не влияет на проведение тонкослойных и газожидкостных тестов и тестов с использованием жидкостной хроматографии под высоким давлением, которые могут применяться для отделения и обнаружения морфина, метадона или хинина в моче. В зависимости от специфики теста, налтрексон может мешать или не мешать применению ферментативных тестов обнаружения опиоидов. За подробностями обращайтесь к автору теста.

Взаимодействие препаратов. Исследования взаимодействия налтрексона и неопиатных препаратов не проводились. Поэтому следует быть осторожным при назначении налтрексона вместе с другими препаратами.

Не известно, насколько безопасным и эффективным является сопутствующее применение налтрексона и дисульфирама. Одновременное применение двух потенциально гепатотоксических лекарственных средств обычно не рекомендуется, если вероятные преимущества перевешивают известные риски. После дозы налтрексона и тиоридазина отмечались вялость и сонливость.

Пациенты, принимающие налтрексон, могут не получить никаких преимуществ от содержащих опиаты лекарственных средств, таких как препараты против кашля и простуды, противопоносные препараты и опиоидные анальгетики. В чрезвычайной ситуации, когда пациент, получающий налтрексон, нуждается в опиоидном анальгетике, может потребоваться большее количество опиоида, чем обычно, в результате чего дыхательная недостаточность может оказаться глубже и продлиться дольше (см. Раздел «Меры предосторожности»).

Канцерогенез, мутагенез и нарушение фертильности. Ниже приводятся утверждения, полученные в результате опытов на мышах и крысах. Потенциальное влияние 6-β-налтрексола на карциогенез, мутагенез и фертильность не известно.

Длившееся в течение 2 лет исследование канцерогенности у крыс показало небольшое увеличение числа мезотелиом яичек у самцов и опухолей сосудистого происхождения у самцов и самок. Случаи мезотелиом у самцов, получавших налтрексон при диетической дозе 100 мг/кг/день (600 мг/м2/день; 16 раз выше рекомендуемой терапевтической дозы относительно поверхности тела) составили 6 %, при максимальном историческом значении 4 %. Частота сосудистых опухолей у самцов и самок при диетических дозах 100 мг/кг/день (600 мг/м2/день) составила 4 %, но только заболеваемость у самок увеличилась по сравнению с максимальной исторической частотой 2 %. Проведённое в течение 2 лет диетическое исследование проводимое на самках и самцах мышей, которым давали налтрексон, не дало каких-либо свидетельств канцерогенности.

В анализе генной мутации в линии клеток млекопитающих, в рецессивном летальном анализе дрозофил, а также в неспецифических репарационных ДНК тестах репарации с E. coli было получено слабое свидетельство генотоксического эффекта налтрексона. Однако другие ин-витро исследования, в т. ч. анализ на генную мутацию в бактериях, дрожжах и во второй линии клеток млекопитающих, анализ хромосомной аберрации, анализ на наличие повреждений ДНК в клетках человека, не выявили генотоксического потенциала. Налтрексон не проявил кластогенноти при микронуклеарном анализе мышей ин-виво.

Налтрексон (100 мг/кг/день (600 мг/м2/день) перорально; 16 раз выше рекомендованной терапевтической дозы, в зависимости от поверхности тела) вызывал существенное повышение ложной беременности у крыс. Наблюдалось также снижение уровня беременности сопряжённых самок крыс. Какого-либо влияния на фертильность самцов при этом уровне дозы не наблюдалось. Актуальность этих наблюдений для фертильности людей не известна.

Беременность. Было установлено, что налтрексон категории C повышает частоту ранней потери плода, если его давать крысам при дозе ≥30 мг/кг/день (180 мг/м2/день; в 5 раз выше рекомендованной терапевтической дозы, в зависимости от поверхности тела) и кроликам при пероральной дозе ≥60 мг/кг/день (720 мг/м2/день; в раз выше рекомендованной терапевтической дозы, в зависимости от поверхности тела). Признаки тератогенности наблюдались при пероральном употреблении налтрексона крысами и кроликами в период главного органогенеза при дозах до 200 мг/кг/день (в 32 и 65 раз выше рекомендованной терапевтической дозы соответственно, в зависимости от площади тела).

Крысы не формируют значительного количества основного человеческого метаболита 6-β-налтрексола. Поэтому потенциал репродуктивной токсичности метаболита у крыс неизвестен. Какие-либо адекватные, хорошо контролируемые исследования у беременных женщин проведены не были. Налтрексон следует использовать во время беременности только при условии, что потенциальные выгоды оправдывают риск для плода.

Роды. Пока неизвестно, влияет ли налтрексон на продолжительность родов.

Кормящие мамы. В исследованиях на животных налтрексон и 6-β-налтрексол были выведены из организма в молоке кормящих крыс, получивших перорально налтрексон. Выделяется ли налтрексон из организма в материнском молоке, неизвестно. В связи с тем, что многие препараты выделяются из организма в материнском молоке, следует проявлять осторожность при приёме налтрексона кормящими матерями.

Применение в педиатрических целях. Пока не было изучено, насколько безопасным является применение налтрексона больными в возрасте до 18 лет.

НЕБЛАГОПРИЯТНЫЕ РЕАКЦИИ.

В двух рандомизированных дважды слепых плацебо-контролируемых 12-недельных исследованиях с целью оценить эффективность налтрексона как вспомогательного метода лечения алкогольной зависимости большинство пациентов показали хорошую переносимость налтрексона. В этих исследованиях в общей сложности 93 пациента получали налтрексон гидрохлорид по 50 мг один раз в день. 5 из них прекратили принимать налтрексон из-за тошноты. Никаких серьёзных нежелательных явлений в этих двух испытаниях зарегистрировано не было.

Обширные клинические исследования использования налтрексона для лечения детоксифицированных, а ранее опиоид-зависимых лиц не выявили ни одного серьёзного риска принятия налтрексона, однако плацебо-контролируемые исследования, в которых применялись до 5 раз увеличенные дозы налтрексон гидрохлорида (до 300 мг в день), чем рекомендовано для использования в целях блокады опиатных рецепторов, показали, что налтрексон является причиной гепатоцеллюлярной травмы у значительной части пациентов, принимающих увеличенные дозы этого препарата (См. разделы «Меры предосторожности» и «Лабораторные испытания»). Кроме этого, а также кроме риска усиления эффекта опиоидной абстиненции, отсутствуют какие-либо подтверждения того, что налтрексон, применяемый в той или иной дозе, является причиной какой-либо серьёзной отрицательной реакции у «опиат-свободных» пациентов. Крайне важно признать, что налтрексон может спровоцировать или усугубить симптомы абстиненции у любого человека, который не является полностью свободным от экзогенных опиоидов. Пациенты с зависимостями, особенно опиоидной, подвержены риску многочисленных побочных эффектов, в том числе нарушения функции печени. Данные, полученные в обоих контролируемых исследованиях, свидетельствуют о том, что эти аномалии, кроме описанной выше зависящей от дозы препарата гепатотоксичности, не связаны с использованием налтрексона.

У людей, свободных от опиатов, применение налтрексона в рекомендуемых дозах не ассоциировалось с предсказуемым профилем серьёзных побочных эффектов и неблагоприятных событий (см. «Противопоказания», «Предупреждения», «Дозировка» и «Принятие препарата»).

Неблагоприятные явления.

Отсутствуют какие-либо данные в пользу того, что налтрексон существенно повышает уровень жалоб при плацебо-контролируемых испытаниях со стороны пациентов, свободных от опиатов в течение более чем 7-10 дней. Тестирование зависимых от алкоголя людей и волонтёров в рамках клинических фармакологических исследований показали, что небольшая часть пациентов могут испытывать комплекс симптомов опиоидной абстиненции, среди которых плаксивость, лёгкая тошнота, спазмы в животе, беспокойство, боли в костях и суставах, миалгия и назальные симптомы. Это может означать выявление оккультного употребления опиатов или же симптомы, связанные с налтрексоном. Для снижения частоты этих жалоб было рекомендовано несколько альтернативных моделей дозирования (см. раздел «Индивидуальная дозировка»).

Алкоголь.

В открытом исследовании безопасности приблизительно 570 лиц с алкогольной зависимостью, принимающих налтрексон, последующие новые побочные реакции происходили у 2 % или более пациентов: тошнота (10 %), головная боль (7 %), головокружение (4 %), нервозность (4 %), усталость (4 %), бессонница (3 %), рвота (3 %), тревога (2 %) и сонливость (2 %). Депрессия, мысли о суициде и попытки суицида зарегистрированы во всех группах при сравнении с лечением алкогольной зависимости при помощи налтрексона и плацебо.

ВОЗМОЖНОСТЬ НАСТУПЛЕНИЯ НОВЫХ СОБЫТИЙ.

Хотя не было выявлено какой-либо причинно-следственной связи с налтрексоном, врачи должны знать, что лечение налтрексоном не снижает риска самоубийства у этих пациентов (см. раздел «Меры предосторожности»).

Опиатная зависимость.

Следующие побочные явления были зафиксированы как в исходном состоянии, так и во время клинических исследований употребления налтрексона в случаях наркотической зависимости при коэффициенте заболеваемости выше 10 %:

Проблемы со сном, беспокойство, нервозность, боли/спазмы в животе, тошнота и/или рвота, упадок сил, суставные и мышечные боли, головная боль. Заболеваемость была меньше, чем на 10 %, при таких явлениях, как:

Потеря аппетита, диарея, запор, повышенная жажда, перевозбудимость, плохое настроение, раздражительность, головокружение, кожная сыпь, задержка эякуляции, снижение потенции и озноб.

Менее чем у 1 % испытуемых наблюдались такие проблемы:

Респираторные: заложенность носа, зуд, насморк, чихание, боль в горле, избыточная слизь или мокрота, воспаление носовых пазух, тяжёлое дыхание, хрипота, кашель, одышка.

Сердечно-сосудистые: носовые кровотечения, флебит, отёки, повышение артериального давления, неспецифические изменения на ЭКГ, сердцебиение, тахикардия.

Желудочные-кишечные: излишний газ, геморрой, диарея, язва.

Опорно-двигательного аппарата: боли в плечах, ногах или коленях; тремор, подёргивания.

Мочеполовой системы: частые позывы или дискомфорт при мочеиспускании; повышение или понижение сексуального влечения.

Кожные: жирная кожа, зуд, угри, микоз, герпетические высыпания, алопеция.

Психические: депрессия, паранойя, усталость, беспокойство, спутанность сознания, дезориентация, галлюцинации, ночные кошмары, плохие сны.

Органов чувств: глаза – помутнение, жжение, чувствительны к свету, опухшие, ноющие, напряжены; уши – «засорение» ноющие, звон в ушах.

Общие: повышение аппетита, потеря веса, увеличение веса, зевота, сонливость, озноб, сухость во рту, «стук» в голове, боль в паху, опухание желёз, «побочные» боли, холодные ноги, «горячие» набрякания.

Пост-маркетинговый опыт. Данные о пост-маркетинговом применении налтрексона, показывают, что сопутствующие явления имеют место на ранних этапах курса этого препарата и носят преходящий характер. При этом не всегда удаётся отличить их от проявлений синдрома абстиненции. К таковым относятся астения, боль в груди, усталость, головная боль, приливы, недомогание, изменения кровяного давления, возбуждение, головокружение, гиперкинезия, тошнота, рвота, тремор, боли в животе, диарея, повышение активности ферментов печени или билирубина, аномалии функций печени или гепатит, учащенное сердцебиение, миалгия, тревожность, спутанность сознания, эйфория, галлюцинации, бессонница, нервозность, сонливость, нарушение мышления, одышка, сыпь, повышенная потливость и ухудшение зрения.

В литературе высказывается предположение, что эндогенные опиоиды способствуют различным побочным явлениям. В постмаркетинговом применении налтрексона, принимаемом при лечении опиоидной зависимости, были зарегистрированы депрессия, суицид, попытки самоубийства и суицидальные мысли. Но причинно-следственной связи при этом выявлено не было. У некоторых людей применение опиодидных антагонистов было связано с изменением базовых уровней некоторых гормонов гипоталамуса, гипофиза, надпочечников и половых гормонов. Клиническое значение этих изменений нуждается в дальнейшем изучении.

При применении налтрексон в программах ультрабыстрой детоксикации людей с опиатной зависимостью наблюдались отрицательные явления, в т. ч. симптомы абстиненции и даже смерть. Причина смерти в этих случаях пока не известна (см. раздел «Предупреждения»).

Лабораторные исследования. За исключением нарушений работы печени (см. разделы «Предупреждения» и «Меры предосторожности»), лабораторные исследования, в т. ч. тесты на неблагоприятные реакции, не выявили последовательных аномалий, которые могут быть отнесены к применению налтрексона.

У одного из больных, который, возможно, проявил реакцию на налтрексон в предыдущем курсе лечения налтрексоном, была выявлена идиопатическая тромбоцитопеническая пурпура. Это явление исчезает без осложнений после прекращения принятия налтрексона и курса кортикостероидов.

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ И ЗАВИСИМОСТЬ.

Налтрексон – это чистый опиоидный антагонист. Его применение не приводит к физической или физиологической зависимости. Нам ничего не известно о возникновении толерантности к эффекту опиоидного антагониста.

ПЕРЕДОЗИРОВКА.

Что касается передозировки налтрексона людьми, то такой клинический опыт весьма ограничен. В одном исследовании пациенты получали ежедневно по 800 мг налтрексон гидрохлорида в максимум в течение 1 недели, и никаких признаков отравления у них замечено не. У мышей, крыс и морских свинок пероральные дозы составляли соответственно от 1100до 1550 мг/кг, 1450 мг/кг и 1490 мг/кг.

Высокие дозы налтрексон гидрохлорида (обычно ≥1000 мг/кг) вызывали слюнотечение, депрессии/пониженную активность, тремор и конвульсии. Смертность у животных из-за высоких доз налтрексон, как правило, была обусловлена клоническими-тоническими судорогами и/или дыхательной недостаточностью.

Лечение передозировки. Ввиду отсутствия практического опыта лечения передозировки налтрексон гидрохлорида, больным следует оказывать симптоматическую медицинскую помощь при постоянном наблюдении. Для получения самой свежей информации врачи должны обращаться в токсикологический центр.

ДОЗИРОВКА И ПРИМЕНЕНИЕ.

ПРИ МАЛЕЙШЕМ НАМЁКЕ НА ОККУЛЬТНУЮ ОПИОИДНУЮ ЗАВИСИМОСТЬ СЛЕДУЕТ ПРОВЕСТИ ТЕСТ НА ВОСПРИЯТИЕ НАЛОКСОНА И НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕ НАЧИНАТЬ КУРС НАЛТРЕКСОН-ТЕРАПИИ, ЕСЛИ ТЕСТ НА ВОСПРИЯТИЕ НАЛОКСОНА НЕ БУДЕТ ОТРИЦАТЕЛЬНЫМ.

Лечение алкогольной зависимости.

Обычно рекомендуемая доза – это 50 мг в день (см. раздел «Дозировка»). В плацебо-контролируемых исследованиях, которые продемонстрировали эффективность налтрексон гидрохлорида как сопутствующего средства лечения алкогольной зависимости, применялась такая дозировка: 50 мг налтрексон гидрохлорида один раз в день в течение до 12 недель. Другие режимы дозировки в этих исследованиях не рассматривались.

Человек является кандидатом на лечение налтрексоном, если он:

Хочет принимать лекарственный препарат, чтобы избавиться от алкогольной зависимости.

Свободен от опиатов уже 7-10 дней.

Не имеет тяжёлых или активных заболеваний печени и почек (типичные рекомендации предполагают, что тест функций печени даёт результат, не более чем в 3 раза превышающий нормальный уровень, а билирубин находится в нормальном состоянии).

Не имеет аллергии и других противопоказаний к налтрексону.

См. Разделы «Противопоказания», «Предупреждения» и «Меры предосторожности». Налтрексон следует рассматривать как лишь один из многочисленных факторов, определяющих успех в лечении алкогольной зависимости. Факторы, влияющие на успешное лечение в рамках клинических исследований с применением налтрексона, были тип, интенсивность и продолжительность курса лечения; надлежащее управление патологическими состояниями, работа в рамках общественных групп поддержки и хорошая реакция на лекарственный препарат. Для достижения наилучших результатов следует применять методы улучшения восприятия препарата, равно как и прочих компонентов лечебной программы.

Лечение опиатной зависимости. Инициирование леченияналтрексоном в соответствии со следующими принципами:

1. Курс лечения следует начинать при условии, что пациент свободен от опиатов хотя бы в течение 7-10 дней. Утверждение человека с наркотической зависимостью о том, что он воздерживается от употребления опиатов, необходимо проверять путём анализа мочи пациента на наличие или отсутствие опиатов. Пациент не должен иметь симптомов абстиненции.

2. При подозрении на оккультную опиатную зависимость следует проверить реакцию пациента на налоксон. Если тест покажет симптомы абстиненции, курса налтрексон начинать нельзя. Реакцию на налоксон можно повторно проверить через 24 часа.

3. В начале курса лечения требуется осторожность. Начальная доза налтрексон гидрохлорида должна составлять 25 мг. При отсутствии признаков абстиненции дозу можно увеличить через день до 50 мг.

Проверка реакции на налоксон. Реакцию на налоксон проверять нельзя, если пациент проявляет клинические признаки или симптомы опиоидной абстиненции или у него в моче найдены опиаты. Реакцию на налоксон можно проверить внутривенно либо подкожно.

Внутривенно:

Ввести 0,2 мг налоксона.

В течение 30 сек. наблюдать, есть ли признаки абстиненции.

При отсутствии таковых ввести 0,6 мг налоксона.

Наблюдать ещё 20 мин.

Подкожно:

Ввести 0,8 мг налоксона.

В течение 20 мин. наблюдать, есть ли симптомы абстиненции.

Примечание. Некоторые пациенты, особенно имеющие опиатную зависимость, могут реагировать на более низкие дозы налоксона. Иногда 0,1 мг IV налоксона приводят к диагностической реакции.

Интерпретация. Наблюдайте за наличием или отсутствием важных признаков и симптомов опиатной абстиненции. Сюда входят, в частности: тошнота, рвота, дисфория, зевота, потливость, слезотечение, ринорея, заложенность носа, тяга к опиатам, плохой аппетит, боль в животе, чувство страха, эритема кожи, нарушение сна, суетливость, беспокойство, неспособность сосредоточиться, умственные провалы, мышечные боли или судороги, расширение зрачков, пилоэрекция, лихорадка, изменение артериального давления, пульса и температуры, тревога, депрессия, раздражительность, боли в спине, костях суставах, тремор, чувство «гусиной кожи», фасцикуляции. При симптомах абстиненции следует считать тест позитивным и дополнительно налоксон давать не следует.

Внимание! Если тест оказался позитивным, НЕЛЬЗЯ начинать налтрексон-терапию. Повторите тест на реакцию через 24 часа. Если он окажется отрицательным, налтрексон-терапию можно начинать при условии, что отсутствуют какие-либо иные противопоказания. При наличии сомнений в результатах теста проведите данный тест на налтрексон через 24 часа.

Альтернативный график дозировки.

После начала курса налтрексон гидрохлорида доза 50 мг каждые 24 часа обеспечит адекватную клиническую блокаду действия парентерально поступающих в организм опиоидов (т. е. эта доза заблокирует действие 25 мг вводимого внутривенно героина). При получении препарата под наблюдением, возможно, потребуется гибкий график дозирования. Так, пациенты могут получать 50 мг налтрексон гидрохлорида ежедневно, кроме субботы, и 100 мг по субботам, 100 мг через день или 150 мг каждый третий день. Степень блокады, обеспечиваемой налтрексоном, может уменьшаться в зависимости от этих расширенных интервалов дозировки.

Существует повышенный риск гепатоцеллюлярной травмы из-за разовых доз, превышающих 50 мг. Применение повышенных доз и увеличенных интервалов дозировки должно сбалансировать возможные риски и вероятные преимущества (см. разделы «Предупреждения» и «Дозировка»).

Пить, чтобы бросить пить

ПРИЛОЖЕНИЯ.

ПРИЛОЖЕНИЕ A. Результаты применения налтрексона и налмафена: клинические испытания и обзоры.

Подчёркнутые примечания представляют собой доказательства того, что налтрексон и налмафен вполне безопасны и имеют значительные преимущества, если отвыкание возможно (n = 90; 66 с алкоголем). Примечания расположены в хронологическом порядке, причём недавние испытания приведены в конце списка.

Замечания, выделенные курсивом, показывают, что налтрексон и налмафен неэффективны в тех случаях, когда отвыкание невозможно (например, при абстиненции) (n=36; 34 с алкоголем).

Примечания, выделенные жирным шрифтом, взяты из обзоров или мета-аналитических исследований, в каждом из которых сделан вывод об эффективности налтрексона (n=27).

Примечания, содержащие результаты, противоположные отвыканию или неопределённые, даны обычным шрифтом (n=5). (В одном случае были обнаружены преимущества задержки первого отбора проб, в другом – не было обнаружено существенных преимуществ, ещё в 3-х было неясности относительно протокола). (Длительные исследования с введением/инъекцией препарата оцениваются только с точки зрения эффективности лечения, т. к. во всех случаях присутствовал антагонист).

Если одно и то же исследование было опубликовано в нескольких местах, они приводятся под одним номером и разделяются значком ¶.

Заключение. В случаях, когда отвыкание возможно, в 90 клинических испытаниях из 91 были обнаружены существенные преимущества опиоидного антагониста. В случаях, когда отвыкание было невозможно, в 36 испытаниях из 37 существенных преимуществ опиоидного антагониста обнаружено не было.

1. Renault, P.F. (1978). Treatment of heroin-dependent persons with antagonists: Current status. Bulletin on Narcotics 30: pp. 21–29. ¶ Renault, P.F. (1980). Treatment of heroin dependent persons with antagonists: Current status. In: Naltrexone: Research Monograph 28, Willett, R. E. and Barnett, G. (eds.). Washington, DC: National Institute of Drug Abuse, pp. 11–22. Первое клиническое исследование налтрексона и до недавних пор – единственное контролируемое исследование опиатной аддикции. Большое дважды слепое плацебо-контролируемое испытание (n=197) плюс 1005 пациентов в открытом испытании. Налтрексон был эффективен, но только для тех пациентов, которые проигнорировали инструкцию не принимать опиаты параллельно с лекарственным препаратом. Неэффективен при абстиненции. Был сделан вывод, что налтрексон приводит к отвыканию. На этом основано официально разрешение налтрексона для лечения опиатной аддикции.

2. Volpicelli, J.R., O’Brien, C.P., Alterman, A.I., and Hayashida, M. (1990). Naltrexone and the treatment of alcohol dependence: Initial observations. In: Opioids, Bulimia, and Alcohol Abuse amp; Alcoholism, Reid, L.D. (ed.). New York: Springer Verlag (1990), pp. 195–214. ¶ Volpicelli, J.R., Alterman, A.I., Hayashida, M., and O’Brien, C.P. (1992). Naltrexone in the treatment of alcohol dependence. Archives of General Psychiatry 49: pp. 876–880. Первое двойное слепое плацебо-контролируемое клиническое исследование лечения от алкогольной зависимости. Налтрексон был безопасен и эффективен, причём первые позитивные результаты показали пациенты, принимавшие алкоголь параллельно с лекарством, как и требуется для отвыкания. До первой выпивки параллельно с принятием налтрексона существенных преимуществ обнаружено не было.

3. O’Malley, S., Jaffe, A., Chang, G., Witte, G., Schottenfeld, R.S., and Rounsaville, B.J. (1990). Naltrexone. The treatment of alcohol dependence. In: Opioids, Bulimia, and Alcohol Abuse amp; Alcoholism, Reid, L.D. (ed.). New York: Springer Verlag; pp. 149–157. ¶ O’Malley, S.S., Jaffe, A.J., Chang, G., Schottenfeld, R.S., Meyer, R.E., and Rounsaville, B. (1992). Naltrexone and coping skills therapy for alcohol dependence. Archives of General Psychiatry 49: pp. 881–887. Второе дважды слепое плацебо-контролируемое испытание в дополнение к тесту Вольпичелли, который применялся для официального одобрения налтрексона как средства лечения алкогольной зависимости. Налтрексон проявил себя как безопасное и эффективное средство в «группах Вылечивающей терапии», членов которых непреднамеренно поощряли прервать абстиненцию, но в «группах Поддерживающей терапии», членам которых давали инструкцию воздерживаться от алкоголя, существенных преимуществ обнаружено не было. Не установлено заметных преимуществ перед первой выпивкой при приёме налтрексона. Заметная реакция, показывающая преимущества налтрексона в случае Вылечивающей, но не Поддерживающей терапии.

4. Mason, B.J., Ritvo, E.C., Salvato, F., Zimmer, E. Goldberg, G., and Welch, B. (1993). Nalmafene modification of alcohol dependence: A pilot study. Proceedings of American Psychiatric Association Annual Meeting, San Francisco, CA, May 1993: p. 170 (abstract NR442). ¶ Mason, B.J., Ritvo, E.C., Salvato, F.R., and Goldberg, G. (1994). Preliminary dose finding for nalmafene treatment of alcoholism. Alcoholism: Clinical and Experimental Research 18: p. 464 (abstract 270). ¶ Mason, B.J.; Ritvo, E.C.; Morgan, R.O.; Salvato, F.R.; Goldberg, G.; Welch, B.; and Mantero Atienza, E. (1994). A double blind, placebo controlled pilot study to evaluate the efficacy and safety of oral nalmaphene HCL for alcohol dependence. Alcoholism: ClinicalandExperimentalResearch 18: pp. 1162–1167. Ограниченное дважды слепое, плацебо-контролируемое испытание, показавшее, что налмафен (подобно налтрексону) безопасен и эффективен при лечении алкоголизма. Не выявлено существенных преимуществ до первой выпивки при лечении налмафеном; в статье говорится, что данное исследование подтверждает гипотезу Синклера о том, что данный препарат эффективен для отвыкания.

5. Bohn, M.J. and Kranzler, H.R. (1993). Randomized trial of safety and efficacy of 25 vs 50 мг naltrexone and brief counseling to reduce heavy drinking. Proceedings of the Research Society on Alcoholism (RSA) Meeting, Miami, FL, June 19–24, 1993. ¶ Bohn, M.J., Kranzler, H.R., Beazoglou, D., and Staehler, B.A. (1994). Naltrexone and brief counseling to reduce heavy drinking. The American Journal on Addictions3: pp 91–99. Налтрексон был безопасен и эффективен в открытом исследовании для снижения тяги к спиртному и количества потребляемого алкоголя при применении его без детоксикации и инструкцией не стараться воздерживаться от алкоголя, а попробовать пить меньше. Протокол аналогичен использованному Синклером в доклинических исследованиях и в методе Синклера. «Несколько человек сообщили о сильном снижении тяги к богатым углеводородами продуктам питания и избыточному сексу».

6. Agosti, V. (1994). The efficacy of controlled trials of alcohol misuse treatments in maintaining abstinence. International Journal of Addictions 29: pp. 759–769. ¶ Agosti, V. (1995). The efficacy of treatment in reducing alcohol consumption: A metaanalysis. InternationalJournalofAddictions 30: pp. 1067–1077. Мета-анализ всех методов лечения алкоголизма, для которых были предоставлены контрольные данные. Сделан о вывод о том, что лучшим методом является применение налтрексона в сочетании с протоколом употребления алкоголя.

7. Sinclair, J.D. (1995). The story in Finland behind the new naltrexone treatment for alcoholism (and how I got the patent for it). LifeandEducationInFinland 3/95: pp. 2-16. Популярный обзор с выводом об эффективности налтрексона.

8. Agosti V. (1995). The efficacy of treatment in reducing alcohol consumption: A meta analysis. International Journal of Addictions 30: pp. 1067–1077. Налтрексон вместе с выпивкой эффективен и безопасен.

9. World Health Organization (1996) Programme on Substance Abuse, Pharmacological Treatment of substance use disorders: International issues in medications development. WHO/PSA/96.10 Общий обзор. Сделан вывод: «Один из препаратов, а именно налтрексон, проявил себя как безопасное и эффективное средство лечения алкогольной зависимости» (стр. 24).

10. Mason, B. (1996). Dosing issues in the pharmacotherapy of alcoholism. Alcoholism: Clinical and Experimental Research 20: pp. 10A-16A. Ограниченное исследование, показавшее хорошую переносимость доз налмафена 20 мг и 80 мг. Сделан вывод о том, что доза 80 мг является оптимальной, т. к. 100 % испытуемых завершили испытания, а реакция 62 % была стабильной (не более 2 дней пьянства (не больше 4 выпивок у мужчин и 3 – у женщин).

11. Monti, P.M., Rohsenow, D.J., Swift, R.M., Abrams, D.B., Colby, S.M., Mueller, T.I., Brown, R.A., and Gordon, A. (1996). Effects of naltrexoneon urge to drink during alcohol cue exposure: preliminary results. Alcoholism: ClinicalandExperimentalResearch20 (supplement): p. 92A. При виде своих «традиционных» алкогольных напитков люди, принимавшие налтрексон, проявляли намного менее сильную потребность выпить, чем принимавшие плацебо.

12. Anton, R.F., Romach, M.K., Kranzler, H.R., Pettinati, H., O’Malley, S., and Mann, K. (1996). Pharmacotherapy of alcoholism – 10 years of progress. Alcoholism: Clinical and Experimental Research 20: pp. 172A-175A. В обзоре сделан вывод о безопасности и надёжности налтрексона, особенно для пьющих людей из семей алкоголиков.

13. O’Malley, S. S., Jaffe, A. J., Chang, G., Rode, S., Schottenfeld, R. S., Meyer, R. E., and Rounsaville, B. (1996). Six-month followup of naltrexone and psychotherapy for alcohol dependence. Archives of General Psychiatry 53: pp. 217–224. Значительный эффект налтрексона ощущается в течение нескольких месяцев после окончания курса лечения в группе «Лечение с употреблением алкоголя», а при абстиненции заметного улучшения не было.

14. Litten, R.Z., Croop, R. S., Chick, J., McCaul, M.E., Mason, B., and Sass, H. (1996). International update: New findings on promising medications. Alcoholism: Clinical and Experimental Research20: pp. 216A-218A. Предварительные сообщения о исследовании налтрексона в Англии, налтрексона Балтиморе (США) и налмафена в Майями (США). Все они показали существенные преимущества trial, равно как и широкомасштабное открытое исследование фирмы «Дюпон», выявившее безопасность налтрексона.

15. O’Malley, S.S., Jaffe, A.J., Rode, S., and Rounsaville, B.J. (1996). Experience of a «slip’’ among alcoholics treated with naltrexone or placebo. AmericanJournalofPsychiatry, 153: pp. 281–283. Люди, принимающие налтрексон, пьют столько же, сколько принимающие плацебо, в первый день после «соскальзывания» (перед отвыканием), но у тех, кто принимает налтрексон, меньше вероятность рецидива сильного пьянства и слабее потребность в выпивке.

16. Croop, R.S., Faukner, E.B., Labriola, D.F. and the Naltrexone Usage Study Group. (1997). The safety profile of naltrexone in the treatment of alcoholism: Results from a multicenter usage study. ArchivesofGeneralPsychiatry 54: pp. 1130–1135. Углублённый анализ, проведённый компанией «Дюпон», выявил безопасность и эффективность налтрексона.

17. Maxwell, S. and Shinderman, M.S. (1997). Naltrexone in the treatment of dually-diagnosed patients. Journal of Addictive Diseases 16: A27, p. 125. ¶ Maxwell, S. and Shinderman M.S. (2000). Use of Naltrexone in the treatment of alcohol use disorders in patients with concomitant severe mental illness. JournalofAddictiveDiseases 19: pp. 61–69. Налтрексон проявил свою эффективность для алкоголиков с двойным диагнозом, которым было разрешено употреблять алкоголь параллельно с лекарственным препаратом, но не был эффективен для регулярно пьющих алкоголиков, которым было рекомендовано не употреблять алкоголь во время приёма лекарства. Подтверждена гипотеза Синклера о том, что налтрексон приводит к отвыканию.

18. Volpicelli, J.R., Rhines, K.C., Rhines, J.S., Volpicelli, L.A., Alterman, A.I., and O’Brien, C.P. (1997). Naltrexone and alcohol dependence: Role of subject compliance. Archives of General Psychiatry 54: pp. 737–742. Налтрексон оказался безопасным и эффективным, но низкая степень соблюдения инструкций ограничила результат. Отсутствовали серьёзные улучшения перед первой выпивкой у всех испытуемых, но при обследовании только тех пациентов, которые обращались с жалобами, были выявлен заметный эффект до первой выпивки.

19. Oslin, D., Liberto, J., O’Brien, C.P., Krois, S., and Norbeck J. (1997). Naltrexone as an adjunct treatment for older patients with alcohol dependence. AmericanJournalofGeriatricPsychiatry5: pp. 324–332. Налтрексон оказался безопасным и эффективным средством для пьющих людей старшего возраста, но отсутствовал какой-либо позитив до первого принятия препарата.

20. Lifrak, P.D., Alterman, A.I., OBrien, C.P., and Volpicelli, J.R. (1997). Naltrexone for alcoholic adolescents. American Journal of Psychiatry 154: pp. 439–440. Налтрексон безопасен и эффективен для алкоголиков-подростков.

21. Kranzler, H.R., Tennen, H., Penta, C., and Bohn, M. J. (1997). Targeted naltrexone treatment of early problem drinkers. Addictive Behaviors 22: pp. 431–436. Kranzler, H.R., Tennen, H., Blomqvist et al. (2001). Targeted naltrexone treatment for early problem drinkers. Alcoholism: ClinicalandExperimental Research 25 (supplement 5): p. 144A. Первое исследование, в котором налтрексон давали, только если пациенты параллельно принимали алкоголь, т. е. в соответствии с методом Синклера; налтрексон оказался безопасным и весьма эффективным средством, но не до первой выпивки при принятии препарата.

22. O’Connor, P.G., Farren, C.K., Rounsaville, B.J., and O’Malley, S.S. (1997). A preliminary investigation of the management of alcohol dependence with naltrexone by primary care providers. AmericanJournalofMedicine 103: pp. 477–482. Открытое исследование. Его вывод: «Налтрексон и оказание первичной помощи возможны и эффективны».

23. McCaul, M.E., Wand, G.S., Sullivan, J, Mummford, G., and Quigley, J. (1997). Beta-naltrexol level predicts alcohol relapse. Alcoholism: Clinical and Experimental Research 21: p. 32A. Налтрексон was safe and effective in patients with higher levels of the metabolite, beta-naltrexol and with higher dose (100 mg). Benefits no longer significant at 6 months.

24. Balldin, J., Berglund, M., Borg, S., Månsson, M., Berndtsen, P., Franck, J., Gustafsson, L., Halldin, J., Hollstedt, C., Nilsson, L-H., and Stolt, G. (1997). A randomized 6 month double-blind placebo-controlled study of naltrexone and coping skills education programme. Alcohol and Alcoholism 32: p. 325. ¶ Månsson, M., Balldin, J., Berglund, M., and Borg, S. (1999). Six-month follow-up of interaction effect between naltrexone and coping skills therapy in outpatient alcoholism treatment. Alcohol and Alcoholism 34: p. 454; ¶ Månsson, M., Balldin, J., Berglund, M., and Borg, S. (1999). Interaction effect between naltrexone and coping skills. Treatment and follow-up data. Abstract to «Evidence Based Medicine of Naltrexone in Alcoholism,» satellite symposium to the 7th Congress of the European Society for Biomedical Research on Alcoholism, Barcelona, Spain, June 16–19, 1999. Проведённое в Швеции клиническое дважды слепое плацебо-контролируемое исследование показало безопасность и эффективность налтрексона при наличии рекомендаций по борьбе с алкогольной зависимостью, но его неэффективность при абстиненции.

25. Sinclair, J.D. (1997). Development in Finland of the extinction treatment for alcoholism with naltrexone. Psychiatrica Fennica28: pp. 76–97. ¶ Sinclair, J.D. (1998) Pharmacological extinction of alcohol drinking with опиоидные антагонисты. Arqivos de Medicina12 (Supplement 1): pp. 95–98. ¶ Sinclair, J.D., Kymäläinen, O., Hernesniemi, M., Shinderman, M. S., and Maxwell S. (1998). Treatment of alcohol dependence with naltrexone utilizing an extinction protocol. Abstracts: 38th Annual Meeting, National Institute of Mental Health (NIMH)-sponsored New Clinical Drug Evaluation Unit (NCDEU) Program, Boca Raton, FL, June 10–13, 1998. ¶ Sinclair, J.D. (1998). New treatment options for substance abuse from a public health viewpoint. AnnalsofMedicine 30: pp. 406–411. Сообщения об очень значительном снижении тяги к алкоголю и количества выпитого: результаты проведённых в Финляндии исследований с использованием метода Синклера.

26. Rybakowski, J.K., Ziólkowski, M., and Volpicelli, J.R. (1997). A study of lithium, carbamazepine and naltrexone in male patients with alcohol dependence – results of four months of treatment. Abstract from the annual meeting of the European Society for Biomedical Research on Alcoholism. Налтрексонвсочетаниисабстиненциейнебылэффективен.

27. Sinclair, J.D., Kymäläinen, O., and Jakobson, B. (1998). Extinction of the association between stimuli and drinking in the clinical treatment of alcoholism with naltrexone. Alcoholism: Clinical and Experimental Research 22 (supplement): p. 144A. Курс налтрексона значительно снизил способность любых стимулов (позитивных, негативных, нейтральных) усиливать тягу к выпивке, что соответствует с гипотезе об отвыкании.

28. Anton, R. (1998). Naltrexone compared to placebo when combined with cognitive behavioral therapy in the treatment of outpatient alcoholics. Presented at the Ninth Congress of the International Society for Biomedical Research on Alcoholism (ISBRA), Copenhagen, Denmark, June 27-July 2, 1998 ¶ Anton, R. (1999). Neurobiological approach to alcoholism therapy: The role of naltrexone. Abstract to «Evidence Based Medicine of Naltrexone in Alcoholism,» satellite symposium to the 7th Congress of the European Society for Biomedical Research on Alcoholism. Barcelona, Spain, June 16–19, 1999 ¶ Anton, R.F., Moak, D.H., Waid, L.R., Latham, P.K., Malcolm, R.J., and Dias, J.K. (1999). Naltrexone and cognitive behavioral therapy for the treatment of outpatient alcoholics: Results of a placebo-controlled trial. American Journal of Psychiatry 156: pp. 1758–1764. Слепое плацебо-контролируемое исследование, показавшее, что налтрексон в сочетании с выпивкой безопасен и эффективен. До первой выпивки препарат неэффективен.

29. Hersh, D., Van Kirk, J.R., and Kranzler, H.R. (1998). Naltrexone treatment of comorbid alcohol and cocaine use disorders. Psychopharmacology (Berlin, Germany) 139: pp. 44–52. Ограниченное исследование, не выявившее существенных преимуществ налтрексона перед плацебо для людей, имеющих зависимость одновременно от алкоголя и кокаина.

30. Sinclair, J.D. (1998). From optimal complexity to the налтрексон extinction of alcoholism. In: Viewing Psychology as a Whole: The Integrative Science of William N. Dember. Hoffman, R., Sherrick, M.F., and Warm, J.S. (eds.), Washington, D.C.: American Psychological Association, pp. 491–508. В отчёте показано, что налтрексон эффективен и приводит к отвыканию. Rockville, MD: U.S. Department of Health and Human Services, Public Health Service. Treatment Improvement Protocol (TIP) Series Vol. 28. В книге показана безопасность и эффективность налтрексона и способы его применения. Имеется раздел «Почему налтрексон не используется достаточно широко» – стр. 75.

32. Kim, S.W. (1998). Opioid antagonistsin the treatment of impulse-control disorders. JournalofClinicalPsychiatry59: pp. 159–164. В 3-х случаях налтрексон способствовал снижению расстройства контроля над побуждениями (случай 1: патологическое пристрастие к азартным играм + синдром шопоголика; случай 2: нервная булимия + синдром шопоголика + наркомания; case 3: клептомания + стиральный синдром + синдром накопительства).

33. Heinälä, P., Alho, H., Kuoppasalmi, K., Sinclair, D., Kiianmaa, K., and Lönnqvist, J. (1999). Use of naltrexone in the treatment of alcohol dependence – a double-blind placebo-controlled Finnish trial. Alcohol and Alcoholism 34: p. 433 ¶ Heinälä, P., Alho, H., Kuoppasalmi, K., Lönnqvist, J., Sinclair, D., and Kiianmaa, K. (1999). Naltrexone in alcoholism treatment: Patient efficacy and compliance. In: New Research. Program and Abstracts. American Psychiatric Association 1999 Annual Meeting, Washington, D.C., May 15–20, 1999 ¶ Alho, H., Heinälä, P., Kiianmaa, K., and Sinclair, J.D. (1999). Naltrexone for alcohol dependence: double-blind placebo-controlled Finnish trial. Alcoholism: Clinical and Experimental Research 23: p. 46A (abstract 246) ¶ Heinälä, P., Alho, H., Kuoppasalmi, K., Lönnqvist, J., Kiianmaa, K., and Sinclair, J.D. (2000). Targeted naltrexone with coping therapy for controlled drinking, without prior detoxification, is effective and particularly well tolerated: An 8-month controlled trial. Abstract to 10th Congress of the International Society for Biomedical Research on Alcoholism (ISBRA 2000), Yokohama, Japan, July 2–8, 2000. ¶ Heinälä, P., Alho, H., Kiianmaa, K., Lönnqvist, J., Kuoppasalmi, K., and Sinclair, J.D. (2001). Targeted use of naltrexone without prior detoxification in the treatment of alcohol dependence: A factorial double-blind placebo-controlled trial. Journal of Clinical Psychopharmacology21: pp. 287–292. Finnish dual DBPC clinical trial. Исследование метода Синклера (без предварительной детоксикации, с ориентацией на контролируемое употребление алкоголя, налтрексон больным давали только параллельно с алкоголем, причём курс налтрексона длился 8 месяцев). Было установлено, что этот метод совершенно безопасен и действует лучше, чем плацебо. Налтрексон был также протестирован на фоне абстиненции. При этом он чуть уступал плацебо и вызывал намного больше побочных эффектов, чем в сочетании с контролируемым употреблении алкоголя.

34. Garbutt, J.C., West, S.L., Carey, T.S, Lohr, K.N., and Crews, F.T. Agency for Health Care Policy and Research, AHCPR (1999). Evidence Report/Technology Assessment: Number 3: Pharmacotherapy for Alcohol Dependence. Pharmacological Treatment of Alcohol Dependence: A Review of the Evidence. JAMA 281: pp. 1318–1325. Обзор фармацевтических методов лечения алкогольной зависимости. Сделан вывод о том, что налтрексон безопасен и эффективен, а также превосходит все другие препараты.

35. Mason, B.J., Salvato, F.R., Williams, L.D., Ritvo, E.C., and Cutler, R.B. (1999). A double-blind, placebo-controlled study of oral nalmafene for alcohol dependence. Archives of General Psychiatry 56: pp. 719–725. Второе исследование налмафена, дважды слепое, плацебо-контролируемое. Показана безопасность и эффективность данного средства, но только параллельно с принятием алкоголя.

36. Rubio, G. (1999). How to use naltrexone in different alcoholic patient groups. Abstract to «Evidence Based Medicine of Naltrexone in Alcoholism,» satellite symposium to the 7th Congress of the European Society for Biomedical Research on Alcoholism, Barcelona, Spain, June 16–19, 1999. Открытое, но плацебо-контролируемое исследование, подтвердившее безопасность и эффективность налтрексона. Эффективность достигается только при параллельном употреблении алкоголя.

37. Swift, R.M. (1999). Drug therapy for alcohol dependence. New England Journal of Medicine 340: pp. 1482–1490. Вывод: «Из всех проанализированных препаратов для борьбыс алкогольной зависимостью наиболее эффективными оказались налтрексон и акампросат».

38. Batel, P., Lancrenon, S., and Baconnet, B. (1999). Compliance, tolerance and outcome of 3 months naltrexone treatment among 215 alcohol dependents. AlcoholandAlcoholism 34: p. 452 (abstract 125). Открытое исследование, показавшее хорошую реакцию у 76 % испытуемых и вероятность рецидива пьянства только у лиц с плохой реакцией.

39. Knox, P.C., and Donovan, D.M. (1999). Using naltrexone in inpatient alcoholism treatment. Journal of Psychoactive Drugs 31(4): pp. 373–388. Дважды слепое плацебо-контролируемое исследование 63 алкоголиков показало, что неэффективность применения налтрексона при абстиненции (в стационарной программе).

40. Oslin, D.W., Pettinati, H.M., Volpicelli, J.R., Wolf, A.L., Kampman, K.M., and O’Brien, C.P. (1999). The effects of naltrexone on alcohol and cocaine use in dually addicted patients. Journal of Substance Abuse and Treatment16: pp. 163–167.

Налтрексон существенно уменьшает употребление алкоголя и кокаина.

41. Morris, P. (1999). A controlled trial of naltrexone for alcohol dependence: An Australian perspective. Presented at the 1999 Scientific Meeting of the Research Society on Alcoholism, Santa Barbara, CA, June 26-July 1, 1999. ¶ Morris, P.L.P., Hopwood, M., Whelan, G., Gardiner, J., and Drummond, E. (2001) Naltrexone for alcohol dependence: A randomised controlled trial. Addiction 96: pp. 1565–1573. Налтрексон эффективен при параллельном употреблении алкоголя. Употребление алкоголя обязательно.

42. Dannon, P.N., Iancu, I., and Grunhaus, L. (1999) Naltrexone treatment in kleptomanic patients. Human Psychopharmacology 14: pp. 583–585. Изучение конкретных случаев. Сообщается об излечении с помощью налтрексона двух клептоманов.

43. Sinclair, J.D., Sinclair, K., and Alho, H. (2000). Long-term follow up of continued naltrexone treatment. Alcoholism: Clinical and Experimental Research 24 (supplement): p. 182A. (S16:4) Явные положительные результаты влияния налтрексона спустя 3 года после начала курса лечения у лиц, всегда принимающих данный препарат перед употреблением алкоголя: снижаются тяга к алкоголю и количество выпитого, ниже показатели печёночных расстройств.

44. World Health Organization (2000). Management of substance dependence. Review Series. A systematic review of opioid antagonists for alcohol dependence, 4. WHO/MSD/MSB 00.4 Налтрексон эффективен при борьбе с алкогольной зависимостью.

45. Chick, J., Anton, R., Checinski, K., Croop, R., Drummond, D.C., Farmer, R., Labriola, D., Marshall, J., Moncrieff, J., Morgan, M.Y., Peters, T., and Ritson, B. (2000). A multicenter, randomized, double-blind, placebo-controlled trial of naltrex-one in the treatment of alcohol dependence or abuse. Alcohol and Alcoholism 35: pp. 587–593. Дважды слепое плацебо-контролируемое исследование, показавшее безопасность и эффективность налтрексона для пациентов, соблюдающих врачебные предписания. Без употребления алкоголя неэффективен.

46. Kranzler, H., Modesto-Lowe, V., and VanKirk, J. (2000). Naltrexone vs. nefazadone for treatment of alcohol dependence. Neuropsychopharmacology 22: pp. 493–503. Дважды слепое плацебо-контролируемое исследование не выявило никаких плюсов при применении налтрексона в рамках когнитивно-поведенческой терапии, однако те же самые люди продемонстрировали очень хорошие результаты применения налтрексона – см. Oslin et al., 2003.

47. Auriacombe, M., Robinson, M., Grabot, D., and Tignol, J. (2000). Naltrexone is ineffective to prevent relapse to alcohol in a realistic out-patient setting. A double blind one-year controlled study. Abstract to the 62nd Meeting of the College on Problems of Drug Dependence, Bal Harbour, FL, June 17–22, 2000. Налтрексон всочетаниисабстиненциейбылнеэффективен.

48. Pettinati, H.M., Volpicelli, J.R., Pierce, J.D., Jr., and O’Brien, C.P. (2000). Improving налтрексон response: An intervention for medical practitioners to enhance medication compliance in alcohol dependent patients. Journal of Addictive Diseases 19: pp. 71–83. DBPC 12 trial with naltrexone plus BRENDA or Cognitive Behavioral Therapy. Налтрексон намного лучше, чем плацебо: отсутствие рецидива пьянства = 90 % в группе налтрексона против 61,4 % (или 11,4 % ответивших онлайн) в группе плацебо, p<0,001. BRENDA даёт намного больший эффект, но применение в сочетании с налтрексоном ещё не изучено.

49. O’Malley, S.S. (2001). Getting beyond the research clinic studies: comments on Morris et al. (2001). Addiction 96: pp. 1859–1860. Автор утверждает, что наилучший результат был у пациентов, употреблявших алкоголь параллельно с лекарственным препаратом.

50. Ceccanti, M., Nocente, R., Calducci, G., Deiana, L., Attilia, M.L., Sasso, G.F., Sebastiani, G., Ulanio, F., and Goriale, G. (2001). Naltrexone ed alcol: Esperienze cliniche in Italia. Medicina delle Tossicodipendenze-Italian Journal of the Addictions 30: pp.

47-50. Дважды слепое рандомизированное исследование 60 амбулаторных больных, показавшее, что налтрексон не более эффективен, чем плацебо, для лечения алкогольной зависимости. Вероятной причиной является абстиненция, однако в статье не сказано о том, какими были медицинские предписания.

51. Kranzler, H.R., and Van Kirk, J. (2001). Efficacy of naltrexone and acamprosate for alcoholism treatment: A meta-analysis. Alcoholism: Clinical and Experimental Research 25: pp. 1335–1341, 2001. Налтрексон безопасен и в целом эффективен.

52. Anton, R.F., Moak, D.H., Latham, P.K., Waid, L.R., Malcolm, R.J., Dias, J.K., and Roberts, J.S. (2001). Post-treatment results of combining налтрексон with cognitive-behavior therapy for the treatment of alcoholism. Journal of Clinical Psychopharmacology 21: pp. 72–77. Налтрексон безопасен и эффективен. Его действие продолжается по окончании курса лечения, но в конце концов прекращается вместе с отвыканием от алкоголя.

53. Monti, P.M., Rohsenow, D.J., Swift, R. M., Gulliver, S.B., Colby, S.M., Mueller, T.I., Brown, R.A., Gordon, A., Abrams, D.B., Niaura, R.S., and Asher, M.K. (2001). Naltrexone and cue exposure with coping and communication skills training for alcoholics: Treatment process and 1-year outcomes. Alcoholism: Clinical and Experimental Research 25: pp. 1634–1647. Налтрексон при антиалкогольной терапии надёжен и эффективен. Однако необходимо параллельное употребление алкоголя.

54. Rubio, G., Jiménez-Arriero, A., Ponce, G., and Palomo, T. (2001). Naltrexone versus acamprosate: one-year follow-up of alcohol dependence treatment. Alcohol and Alcoholism 36: pp. 419–425. Налтрексон надёжен и эффективен в сочетании с употреблением алкоголя. Без параллельного употребления алкоголя неэффективен.

55. Monterosso, J.R., Flannery, B.A., Pettinati, H.M., Oslin, D.W., Rukstalis. M., O’Brien, C.P. and Volpicelli, J.R. (2001). Predicting treatment response to naltrexone: the influence of craving and family history. American Journal of Addiction 10: pp. 258–268. Налтрексон безопасен и эффективен, особенно при сильной тяге к алкоголю и наличии в роду алкоголиков.

56. Sinclair, J.D. (2001). Evidence about the use of nа1trехоnен and for different ways of using it in the treatment of alcoholism. AlcoholandAlcoholism 36: pp. 2-10. В обзоре сделан вывод о том, что налтрексон безопасен и эффективен только в сочетании с употреблением алкоголя. Приводятся полученные финскими исследователями данные, свидетельствующие об отвыкании при использовании налтрексона для лечения алкогольной зависимости.

57. Krystal, J.H., Cramer, J.A., Krol, W.F., Kirk, G.F., and Rosenheck, R.A. (2001). Naltrexone in the treatment of alcohol dependence. New England Journal of Medicine 345: pp. 1734–1739. Дважды слепое плацебо-контролируемое исследование применения налтрексона при абстиненции: протестированы 627 давно пьющих пациентов, не выявлено существенных преимуществ перед применением плацебо. ¶ Sinclair, J.D., Alho, H., and Shinderman, M. (2002) Treatment of alcoholism: Efficacious use of naltrexone. New England Journal of Medicine 17: p.1330.

Объясняется, почемуналтрексоннеэффективенприабстиненции.

58. Streeton, C., and Whelan, G. (2001). Налтрексон, a relapse prevention maintenance treatment of alcohol dependence: A metaanalysis of randomized controlled trials. AlcoholandAlcoholism 36: pp. 544–552. Мета-анализ всех описанных и не описанных в литературе исследований. Вывод: налтрексон безопасен и эффективен при лечении алкоголизма.

59. Gual, S.A. (2001). Evolucion clinica del alcoholismo tratado con naltrexona. Efectividad y seguridad en una muestra de 198 pacientes. Medicina clinica (Barcelona, Spain) 16: pp. 526–532. Открытое исследование, показавшее эффективность налтрексона.

60. Schmitz, J.M., Stotts, A.L., Rhoades, H.M., and Grabowski, J. (2001). Naltrexone and relapse prevention treatment for cocaine-dependent patients. AddictiveBehavior 26: pp. 167–180. Двойное дважды слепое плацебо-контролируемое исследование в Университете Техаса показало, что налтрексон безопасен и эффективен при лечении зависимости от кокаина, при применении лечебного протокола, однако хуже, чем плацебо, при абстиненции.

61. Kim, S.W. and Grant, J.E. (2001). An open naltrexone treatment study in pathological gambling disorder. InternationalClinicalPsychopharmacology 16: pp. 285–289. Открытое исследование, показавшее эффективность налтрексона для лечения игровой зависимости.

62. Kim, S.W., Grant, J.E., Adson, D.E., and Shin, Y.C. (2001). Double-blind Naltrexone and placebo comparison study in the treatment of pathological gambling. BiologicalPsychiatry 49: pp. 914–921. Дважды слепое плацебо-контролируемое исследование, показавшее безопасность и эффективность налтрексона для лечения игромании.

63. Mäkelä, R., Kallio, A., and Karhuvaara, S. (2001). Nalmaphene in the treatment of heavy drinking. Programme amp; Abstracts of the 2001 ISAM Meeting, September 12–14, Trieste, Italy ¶ Mäkelä, R. (2002). Multisite study of nalmaphene for the treatment of heavy alcohol drinkers with impaired control. Presented at the 25th Annual Scientific Meeting of the Research Society on Alcoholism, San Francisco, CA, June 28-July 3, 2002. Налмафен безопасен и эффективен, особенно при наличии алкоголиков в семье, причём интенсивного консультирования не требуется.

64. Anton, R. (2002). Multisite study of nalmaphene combined with modified motivational enhancement therapy in the treatment of outpatient alcoholics. Presented at the 25th Annual Scientific Meeting of the Research Society on Alcoholism, June 28-July 3, 2002, San Francisco, CA. Налмафен безопасен, но вместе с мотивационной терапией его эффективность оказывается невысокой, возможно потому, что эта терапия обычно мотивирует абстиненцию (см. нижессылку 78).

65. Guardia, J. (2002). A double-blind placebo-controlled study of naltrexone in the treatment of alcohol-dependence. Results from a multicenter clinical trial. Proceedings of the 25th Annual Scientific Meeting of the Research Society on Alcoholism, San Francisco, CA, June 28-July 3, 2002. ¶ Guardia J., Caso, C., Arias, F., Gual., A., Sanahuja, J., Ramirez, M., Mengual, I., Gonzalvo, B., Segura, L., Trujols, J., and Casas, M. (2002). A double-blind, placebo-controlled study of naltrexone in the treatment of alcohol-dependence disorder: results from a multicenter clinical trial. Alcoholism: ClinicalandExperimentalResearch 26: pp. 1381–1387 Налтрексон проявил себя как безопасное и эффективное средство лечения 202 пациентов, снизив вероятность рецидива пьянства. Эффективен только при параллельном употреблении алкоголя.

66. Kiefer, F. (2002). Randomized controlled trial of naltrexone, acamprosate, and the combination in the treatment of alcoholism. Proceedings of the 25th Annual Scientific Meeting of the Research Society on Alcoholism, San Francisco, CA, June 28-July 3, 2002. ¶ Kiefer, F., Jahn, H., Tarnaske, T., Helwig, H., Briken, P., Holzbach, R., Kampf, P. Stracke, R., Baehr, M., Naber, D., and Wiedemann, K. (2003). Comparing and combining naltrexone and acamprosate in relapse prevention of alcoholism: A double-blind, placebo-controlled study. Archives of General Psychiatry 60: pp. 92–99 ¶ Lesch, O.M. Diagnostic categories. European College of Neuropsychopharmacology Consensus Meeting, Nice, France, March 12–14, 2003. Дважды слепое плацебо-контролируемое исследование, показавшее, что налтрексон безопасен и эффективен сам по себе и в комбинации с акампросатом, причём применение только лишь налтрексона либо в сочетании с акампросатом оказывается эффективнее, чем только лишь при применении акампросата. Анализ результатов проф. Леша показал, что налтрексон полезен для лиц, параллельно употребляющих алкоголь, а не воздерживающихся от алкоголя, тогда как акампросат эффективен при абстиненции.

67. Rukstalis, M. (2002). Comparing responses to alcohol, naltrexone in males and females. Proceedings of the 25th Annual Scientific Meeting of the Research Society on Alcoholism, San Francisco, CA, June 28-July 3, 2002. Налтрексон одинаково эффективен для мужчин и женщин.

68. Berglund, M. (2002). Medications for alcohol dependence. Treatment of Alcohol Abuse: An Evidence-based Review, from The Swedish Council on Technology in Health Care (SBU) Proceedings of the 25th Annual Scientific Meeting of the Research Society on Alcoholism, San Francisco, CA, June 28-July 3, 2002, p. 43. Berglund, M., Thelander, S., Salaspuro, M., Franck, J., Andréasson, S., and Öjehagen, A. (2003). Treatment of alcohol abuse: An evidence-based review. Alcoholism: Clinical andExperimentalResearch 27: pp. 1645–1656. Исследование всех опубликованных и неопубликованных данных показал, чтоналтрексон и акампросат – это единственные средства лечения алкоголизма, имеющие хорошо задокументированные положительные результаты. Налтрексон проявил эффективность во всех случаях, кроме абстиненции. В отчёте, опубликованном в 2003 г., приводится статистический анализ, который свидетельствует о значительно лучших результатах при лечебно-когнитивной терапии (ЛКТ), чем при поддерживающей терапии (p<0,05), а мета-анализ показал значительное превосходство над применением плацебо вместе с ЛКТ.

69. Alkermes, Inc., press release. (2002). Alkermes reports positive results of phase II clinical trial of Vivitrex® for alcohol dependency at annual meeting of the American College of Neuropsychopharmacology. Jan. 3, 2002. Применяемый компанией налтрексон замедленного высвобождения оказался безопасным и эффективным средством лечения алкоголизма.

70. Gastpar, M., Bonnet, U., Böning, J., Mann, K., Schmidt, L.G., Soyka, M., Wetterlingm, T., Kielstein, V., Labriola, D., and Croop. R. (2002). Lack of efficacy of Naltrexone in the prevention of alcohol relapse, results from a German multicenter study. Journal of Clinical Psychopharmacology 22: pp. 592–598. Дважды слепое плацебо-контролируемое исследование в сочетании со строгой абстиненцией: налтрексон не имел преимуществ над плацебо.

71. Latt, N.C., Jurd, S., Houseman, J., and Wutzke, S.E. (2002). Naltrexone in alcohol dependence: a randomised controlled trial of effectiveness in a standard clinical setting. TheMedicalJournalofAustralia 176: pp. 530–534. Дважды слепое плацебо-контролируемое исследование без консультирования позволило установить эффективность и безопасность налтрексона.

72. Leavitt, S.B. (2002). Evidence for the efficacy of naltrexone in the treatment of alcohol dependence (alcoholism). Addiction Treatment Forum (March), Special Report, см.: http://www.atforum.com/SiteRoot/pages/addiction_resources/naltrexoneWhitePaper.pdf. В обзоре сделан вывод о безопасности и эффективности налтрексона, но только не при абстиненции.

73. Grant, J.E. and Kim, S.W. (2002). Effectiveness of pharmacotherapy for pathological gambling: A chart review. Annals of ClinicalPsychiatry 14: pp. 155–161. Открытое применение налтрексона очень эффективно для лечения паталогической игровой зависимости: процент успеха – 90,9 %, тогда как применение селективных ингибиторов обратного захвата серотонина даёт 45,5 %.

74. Sinclair, J.D. and Salimov, R.M. (2002). New effective method of treatment of addiction to alcohol: extinction with the help of opiate receptor antagonists (in Russian). Narcologia 5: pp. 37–40. В обзоре сделан вывод об эффективности и безопасности налтрексона и о том, что он ведёт к отвыканию.

75. Raymond, N.C, Grant, J.E., and Coleman, R. (2002). Treatment of compulsive sexual behaviour with Naltrexone and serotonin reuptake inhibitors: two case studies. InternationalClinicalPsychopharmacology17: pp. 201–205. Анализ 2-х случаев: налтрексон подавлял компульсивную сексуальность у мужчины и у женщин, а также кокаиновую зависимость у женщины.

76. BioTie Therapies Corp., press release, April 24 (2003). Phase III clinical studies in alcoholism and alcohol abuse. http://www.biotie.com/en/research/dependence-disorders/nalmaphene.html.

Углублённое дважды слепое плацебо-контролируемое исследование позволило установить, что налмафен, применяемый без психосоциальной терапии, наполовину уменьшал количество дней пьянства, что сильно отличается в лучшую сторону от применения плацебо. Обследовано 570 больных в Финляндии и Англии. Намного более значительное уменьшение дней пьянства, чем при применении плацебо. Кроме того, намного большее число больных, принимающих налмафен, а не плацебо, показали существенные и очень существенные улучшения как в Финляндии, так и в Англии, по отдельности и вместе.

77. BioTie Therapies Corp, press release, May 30 (2003). Grant, J.E., Potenza, M.N., Hollander, E., Cunningham-Williams, R., Nurminen, T., Smits, G., and Kallio, A. (2006). Multicenter investigation of the opioid antagonist налмафен in the treatment of pathological gambling. AmericanJournalof Psychiatry 163: pp. 303–312. Фаза II дважды слепого плацебо-контролируемого исследования 207 человек. Установлено, что доза налмафена в 20 мг хорошо переносима и улучшает состояние больного, уменьшая пристрастие к игре и желание играть: применение налмафена оказалось примерно в 2 раза эффективнее, чем плацебо; дозы в 50 мг и 100 мг вызвали слишком много побочных эффектов.

78. Anton, R.F., Moak, D.M., Latham, P.K., Myrick, D.L., and Waid, L.R. (2003). A double blind comparison of naltrexone combined with CBT or MET in the treatment of alcohol dependence. 26th Annual Scientific Meeting of the Research Society on Alcoholism, June 21–25, 2003, Fort Lauderdale, Florida. Alcoholism: Clinical and Experimental Research 27 (supplement): p. 191A (abstract S170). Двойное дважды слепое плацебо-контролируемое исследование, показавшее, что налтрексон эффективен в сочетании с употреблением алкоголя, но не с использованием мотивационной терапии (МТ). В 2002 г. проф. Энтон (ссылка 64) получил аналогичные отрицательные результаты применения МТ в сочетании с налмафеном и подтвердил, что МТ подобна методу поддерживаемой абстиненции и не является приемлемым протоколом для опиоидных антагонистов.

79. O’Malley, S.S. (2003). Can alternative behavioral strategies and settings enhance the outcome of Naltrexone and for whom? 26th Annual Scientific Meeting of the Research Society on Alcoholism, Fort Lauderdale, FL, June 21–25, 2003. Alcoholism: Clinical and Experimental Research 27 (supplement): p. 191A (abstract S172). В одном из экспериментов употребление алкоголя параллельно с налтрексоном подавляло желание продолжать выбирать алкогольные напитки, в особенности, когда вторая презентация не была немедленной, а происходила несколько часов спустя, т. е. это было вызвано не рациональным употреблением алкоголя в результате недостаточной эйфории, а неким медленным механизмом (отвыканием или чем-то подобным), инициированным недостаточным усилением. Кроме того, налтрексон эффективно блокировал пьянство курильщиков, принимающих лекарство от курения и не стремящихся сократить употребление алкоголя. Автор делает вывод: налтрексон следует изначально принимать без абстиненции, и только затем следует начать стремиться к абстиненции.

80. Killeen T., Brady, K., Faldowski, R., Gold, P., Simpson, K. (2003). The effectiveness of Naltrexone in a community treatment program. Abstracts of the 65th Annual Scientific Meeting, College on Problems of Drug Dependence, Bal Harbour, FL, June 14–19, 2003. Killeen, T., Brady, K., Faldowski, R., Gold, P., Simpson. K., and Anton, R. (2003). The efficacy of naltrexone in a community treatment program. Alcoholism: ClinicalandExperimentalResearch 27 (supplement), p. 146a (abstract 846). Дважды слепое плацебо-контролируемое исследование позволило установить, что налтрексон существенно улучшает реакцию на выпивку у больных, которые пили в течение 2-х недель до начала курса лечения, но не у больных, находившихся в состоянии абстиненции в начале курса. Авторы делают вывод: «Налтрексон, возможно, более эффективен для больных, которые не смогли выдержать абстиненцию перед началом курса лечения на злоупотребление алкоголем». Налтрексон лучше всего действует на тех, кто «активно пьёт в начале кура лечения».

81. Krupitsky, E., Zvartau, E., Masalov, D., Tsoi, M., Burakov, A., Egorova, V., Didenko, T., Romanova, T., Ivanova, E., Bespalov, A., Verbitskaya, E., Neznanov, N., Grinenko, A., and Woody, G. (2003). A double-blind, placebo controlled trial of naltrexone for heroin addiction treatment in St. Petersburg, Russia. Proceeding of NIDA-Pavlov Workshop «Pharmacotherapies for Addiction: Basic and Clinical Science, St. Petersburg, Russia, Sept. 28 – Oct. 1., 2003. Krupitsky, E.M., Zvartau, E.E., Masalov, D.V., Tsoi. M.V., Burakov, A.M., Egorova, V.Y., Didenko, T.Y., Romanova, T.N., Ivanova, E.B., Bespalov, A.Y., Verbitskaya, E.V., Neznanov, N.G., Grinenko, A.Y., O’Brien, C.P., and Woody, G.E. (2004). Naltrexone for heroin dependence treatment in pp. 285-94. Krupitsky, E., Zvartau, E., Masalov, D. Tsoy, M., Burakov, A., Egorova, V., Didenko, T., Romanova, T., Ivanova, E., Bespalov, A., Verbitskaya, E.V., Neznanov, N.G., Grinenko, A.Y., O’Brien, C.P, and Woody, G.E. (2006). Naltrexone with or without fluoxetine for preventing relapse to heroin addiction in St. Petersburg, Russia. Journal of Substance Abuse Treatment31: pp. 319–328. Дважды слепое плацебо-контролируемое исследование позволило установить, что люди с зависимостью употребляли опиаты во время курса налтрексона, но процент возврата к полноценной наркотической зависимости был намного ниже, чем у принимавших плацебо. Проф. Krupitsky согласен с тем, что полученные результаты говорят в пользу наступления отвыкания.

82. Oslin, D.W., Berrettini, W., Kranzler, H.R., Pettinati, H., Gelernter, J., Volpicelli, J.R., O’Brien, C.P. (2003). A functional polymorphism of the µ-opioid response in alcohol-dependent patients. Neuropsychopharmacology 28: pp. 1546–1552. Обзор 3-х предыдущих исследований, в одном из которых сообщается о положительных результатах (Monterosso et al., 2001), в одном – об отрицательных (Kranzler et al., 2000), а одно в литературе не описано. Все они выявили существенные преимущества применения налтрексона для снижения частоты рецидивов и время первого рецидива, причём результаты были намного лучше у пациентов с аллелями A/G или G/G, чем с аллелями A/A в гене мю-рецепторов, но при отсутствии препарата от взаимодействия генотипов. Приабстиненцииналтрексон неэффективен.

83. Alkermes, Inc., press release. (December 8, 2003) Alkermes Announces Statistically Significant Reduction in Heavy Drinking in Alcohol Dependent Patients in Phase III Clinical Trial of Vivitrex®. ¶ Garbutt, J.C., Kranzler, H.R., O’Malley, S.S., Gastfriend, D.R., Pettinati, H.M., Silverman, B.L., Loewy, L.W., and Ehrich, E.W. for the Vivitrex® Study Group (2005). Efficacy and tolerability of long-acting injectable naltrexone for alcohol dependence: A randomized controlled trial. JAMA 293: pp. 1617–1625. Дважды слепое исследование, проведённое на 624 алкоголиках. Существенное – на 48 % – снижение употребления алкоголя у мужчин, принимающих медленно высвобождающийся налтрексон, тогда как у женщин существенных изменений не наблюдалось. В сравнении с плацебо, 380 мг налтрексона длительного действия давали 25 %-е уменьшение частоты дней приёма алкоголя (P =.03) (n=205). Менее высокая доза (190 мг) не дала существенных результатов. Результаты лучше при абстиненции до начала курса лечения.

84. Laaksonen E. (2004). Comparing disulfiram, acamprosate, and naltrexone treatment of alcoholism. International Society on Addictive Medicine (ISAM) meeting, Helsinki, Finland, June 2–5, 2004. Налтрексон был безопасен и более эффективен, чем акампросат.

85. Bouza, C., Magro, A., Muñoz, A., and Amate, J.M. (2004). Efficacy and safety of Naltrexone and acamprosate in the treatment of alcohol dependence: a systematic review. Addiction99: pp. 811–828. В обзоре сделан вывод: «Акампросат и налтрексон являются эффективными дополнительными терапевтическими средствами при лечении алкогольной зависимости у взрослых людей. Акампросат особенно эффективен при терапевтическом подходе, целью которого является абстиненция, тогда как налтрексон лучше применять в программах контролируемого употребления алкоголя».

86. Deas, D., May, K., Randall, C., Johnson, N., and Anton, R. (2005). Naltrexone treatment of adolescent alcoholics: An open-label pilot study. Journal of Child and Adolescent Psychopharmacology 15: pp. 723–728. Ограниченное открытое исследование, проведённое на амбулаторных больных – 13-17-летних подростках с алкогольной зависимостью, без детоксикации. Установлено, что налтрексон безопасен и в течение 6 недель приводит к значительному снижению употребления алкогольных напитков.

87. Rubio, G., Ponce, G., Rodriquez-Jiménez, R., Jiménez-Arriero, M.A., Hoenicka, J., and Palomo, T. (2005). Clinical predictors of response to Naltrexone in alcoholic patients: Who benefits most from treatment with naltrexone? AlcoholandAlcoholism 40: pp. 227–233. Трёхмесячное открытое исследование, проведённое на 336 мужчинах. Результаты оценивались по истечении 28 дней. «Ожидание положительной реакции на курс налтрексона было наличие алкоголизма в семье (P = 0,010), раннее начало алкогольной зависимости (P = 0,014) и сопутствующее злоупотребление другими препаратами, вызывающими зависимость (P < 0,001)», что обычно ассоциируется с низкими результатами лечения.

88. Sinclair, J.D. (2005). The second generation of anti-relapse drugs: Opioidergic compounds: Clinical. In: R. Spanagel and K. Mann (eds): Drugs for Relapse Prevention of Alcoholism, in the series Milestones in Drug Therapy. Basal, Switzerland; Birkhäuser, pp. 125–134. В обзоре сделан вывод: «Налмафен является эффективным лекарственным препаратом для предотвращения злоупотребления алкоголем, но не для поддержания абстиненции».

89. Srisurapanont, M. and Jarusuraisin, N. (2005). Налтрексон for the treatment of alcoholism: a meta-analysis of randomized controlled trials. International Journal of Neuropsychopharmacol 8: pp. 267–280. В обзоре сделан вывод, что налтрексон хорошо предотвращает наступление у алкоголиков рецидива пьянства, но не помогает остановить первое употребление алкоголя людьми с алкогольной зависимостью в стадии абстиненции.

90. Hernandez-Avila, C.A., Song, C., Kuo, L., Tennen, H., Armeli, S., and Kranzler. H.R. (2006). Targeted versus daily naltrexone: secondary analysis of effects on average daily drinking. Alcoholism: ClinicalandExperimentalResearch. 30: pp. 860–865. Дважды слепое плацебо-контролируемое испытание, n=150, налтрексона в сочетании с употреблением алкоголя показало, что налтрексон является эффективным средством, в особенности при целевом использовании. Только целенаправленное, а не ежедневное применение налтрексона оказалось полезным для женщин.

91. Anton, R.F., O’Malley, S.S., Ciraulo, D.C., Cisler, R.A., Couper, D., Donovan, D.M., Gastfriend, D.R., Hosking, J.D., Johnson, B.A., LoCastro, J.S., Longabaugh, R., Mason, B.J., Mattson, M.E., Miller, W.R., Pettinati, H.M., Randall, C.L., Swift, R., Weiss, R.D., Williams, L.D., and Zweben, A.Z., for the COMBINE Study Research Group (2006). Combined pharmacotherapies and behavioral interventions for alcohol dependence: The combined study: A randomized controlled trial. JAMA 295: pp. 2003–2017. Самое большое дважды слепое плацебо-контролируемое испытание при аддикции (n=1383 алкоголиков, недавно прошедших детоксикацию) показало, что налтрексон при минимальном медицинском вмешательстве является наилучшим средством для увеличения количества дней абстиненции и уменьшения количества дней сильного пьянства. Интенсивная (20 часов) терапия без приёма лекарственного препарата позволила расширить период абстиненции, но не способствовала уменьшению периода сильного пьянства и не смогла повысить эффективность налтрексона (ориентация на частичную абстиненцию фактически снижала положительный эффект лечения). Acamprosate had no significant benefits and taken at the same time as налтрексон did not help налтрексон.

92. O’Neil, G., Parsons, Z., O’Neil, P., Xu, J.X., and Hulse, G. (2006). Naltrexone implants for amphetamine dependence. 3rd Stapleford International Addiction Conference on: Latest developments in effective medical treatments for addiction, Berlin, Germany, March 18–19, 2006. Небольшое открытое исследование, показавшее безопасность и эффективность налтрексона для 73 % лиц с пристрастием к амфитамину, т. к. он позволил уменьшить количество дней, когда они делали себе инъекции, с 58,6 за 3 месяца до 17,1 за 3 месяца при приёме налтрексона (p<0,0004).

93. Grüsser, S.M., Ziegler, S., Thalemann, C., and Partecke, L. (2006). Налтрексон as anticraving treatment: A psychophysiological evaluation. 3rd Stapleford International Addiction Conference on: Latest developments in effective medical treatments for addiction, Berlin, Germany, March 18–19, 2006. Импланты налтрексона прошедшими детоксикацию людьми с опиатной зависимостью позволило значительно уменьшить количество рецидивов, чем при использовании имплантов левометадона, улучшить физиологические показатели, а в итоге – снизить эмоциональную реакцию на потенциальные стимулы употребления опиатов.

94. Singh, J. (2006). Naltrexone implants – an Indian experience. 3rd Stapleford International Addiction Conference on: Latest developments in effective medical treatments for addiction, Berlin, Germany, March 18–19, 2006. Импланты налтрексона показали хорошие результаты для пациентов, злоупотребляющих опиатами или частичными опиатными антагонистами (пентазоцин, бупренорфин).

95. Kunøe, N., Lobmaier, P., and Waal, H. (2006). A matched case-control study of naltrexone implants for relapse prevention in detoxified opioid addicts. 3rd Stapleford International Addiction Conference on: Latest developments in effective medical treatments for addiction, Berlin, Germany, March 18–19, 2006. В этом контролируемом пилотном исследовании было сделано предположение, «что импланты налтрексона являются эффективным средством предотвращения опиоидного рецидива по окончании стационарного курса лечения».

96. Revill, J. (2006). An audited 24 month comparison of the George O’Neill 3-vial налтрексон implant with supervised methadone, in a general practice population. 3rd Stapleford International Addiction Conference on: Latest developments in effective medical treatments for addiction, Berlin, Germany, March 18–19, 2006. 100 % из 25 лиц, принимающих налтрексон, но только 26 % из 25 принимающих адекватные дозы метадона, по истечении 2-х лет не имели в моче признаков запрещённых опиатов.

97. Grant, J.E., Potenza, M.N., Hollander, E., Cunningham-Williams, R. Nurminen, T., Smits, G., and Kallio, A. (2006). Multicenter investigation of the opioid antagonist naplmafene in the treatment of pathological gambling. American Journal of Psychiatry 163: pp. 303–312. ¶ Grant, J.E., Odlaug, B.L., Potenza, M.N., Hollander, E., and Kim, S.W. (2010). Nalmafene in the treatment of pathological gambling: A multi-centre, double-blind, placebo-controlled study. TheBritishJournalofPsychiatry197: pp. 330–331. Дважды слепое плацебо-контролируемое исследование, показавшее, что налмафен существенно снижает патологическую игровую зависимость: показатель успеха («намного лучше») =59,2 % при применении налмафена, 34 % – плацебо. Низкая доза (25 mg) была эффективной и хорошо переносимой; более высокие дозы приводили к непереносимым побочным эффектам. 66 % отсева (в исследовании сообщается о17).

98. Somaxon (press release). Somaxon Pharmaceuticals Reports Positive Results From a Pilot Phase 2 Study of Oral Nalmaphene in Smoking Cessation, San Diego, CA, July 26, 2006. Дважды слепое плацебо-контролируемое исследование 76 курильщиков. В первом отчёте не сообщается о каких-либо существенных преимуществах налмафена, однако отмечается, что 1 из 2-х групп испытуемых, принимавших налмафен (40 мг) численно превосходила группу плацебо (доза 80 мг не применялась). Во втором отчёте об этом дважды слепом плацебо-контролируемом исследовании сделано уточнение и сказано, что у пациентов, принимавших по 40 мг налмафена в течение одной недели, результаты были намного лучше, чем у принимавших плацебо.

99. Morley, K.C., Teesson, M., Reid, S.C., Sannibale, C., Thomson, C., Phung, N., Weltman, M., Bell, J.R., Richardson, K., and Haber, P.S. (2006). Naltrexone versus acamprosate in the treatment of alcohol dependence: A multi-centre, randomized, double-blind, placebo-controlled trial. Addiction10: pp. 1451–1462. Проведённое австралийскими учёными дважды слепое плацебо-контролируемое исследование 169 человек с алкогольной зависимостью показало, что налтрексон сильно удлиняет период до рецидива пьянства, но не период до первой выпивки. «Результаты этого исследования подтверждают эффективность применения налтрексона для предотвращения рецидивов пьянства у лиц с низким уровнем клинической депрессии и низкой. Влияния акампросата в полученном образце обнаружено не было».

100. Comer, S.D., Sullivan, M.A., Yu, E., Rothenberg, J.L., Kleber, H.D., Kampman, K., Dachis, C., and O’Brian, C.P. (2006). Injectable, sustained-release naltrexone for the treatment of opioid dependence: A randomized, placebo-controlled trial. Archives of General Psychiatry 63: pp. 210–218. Дважды слепое плацебо-контролируемое исследование с применением 2 доз медленно высвобождающегося налтрексона. Число пациентов – 60, срок – 8 недель. В зависимости от дозы, налтрексон значительно улучшил показатели невыхода из эксперимента. При этом, когда считалось, что отсутствующие образцы мочи дали положительный результат, он оказался надёжным и эффективно снижал объём опиоидов, метадона, кокаина, бензодиазепинов и амфитамина.

101. O’Malley, S.S., Sinha, R., Grilo, C.M., Capone, C., Farren, C.K., McKee, S.A., Rounsaville, B.J., and Wu, R. (2007). Naltrexone and cognitive behavioural coping skills therapy for the treatment of alcohol drinking and eating disorders features in alcohol-dependent women: A randomized controlled trial. Alcoholism, ClinicalandExperimentalResearch31: pp. 625–634. Дважды слепое плацебо-контролируемое исследование 103 женщин с алкогольной зависимостью, 29 из них коморбидных, с расстройствами пищевого поведения. «Налтрексон может оказаться полезным для женщин, неспособных выдержать полную абстиненцию от алкоголя». Что касается пьющих, то налтрексон существенно отодвигал во времени второй рецидив, а затем и третий, но не оказывал никакого влияния на уровень абстиненции. Наблюдалась тенденция (p=0,06) более активной потери веса (индекс массы тела) при применении налтрексона, чем плацебо. У обеих групп наблюдалось улучшение пищевого поведения, но между группами существенной разницы не наблюдалось.

102. Baros, A.M., Lathan, P.K., Moak, D.H., Voronin, K., and Anton, R.F. (2007). What role does measuring medication compliance play in evaluating the efficacy of naltrexone? Alcoholism, Clinical and Experimental Research31: pp. 596–603. Дважды слепое плацебо-контролируемое исследование 160 лиц, параллельно принимающих алкоголь. Налтрексон оказался намного эффективнее для больных с наибольшими жалобами, причём эффект от лечения оказался примерно в 2 раза лучше, чем для лиц, меньшими жалобами.

103. Gelernter, J., Gueorguieva, R., Kranzler, H.R., Zhan, H., Cramer, J., Rosenheck, R., and Krystal, J.H. (2007). Opioid receptor gene (OPRM1, OPRK1, and OPRD1) variants and response to naltrexone treatment for alcohol dependence: Results from the VA Cooperative Study. Alcoholism, Clinical and Experimental Research 31: 555–563. Дважды слепое плацебо-контролируемое исследование 215 человек, образцы ДНК которых были взяты из предыдущего исследования (#54). «Несмотря на то, что налтрексон не был эффективен что касается рецидива пьянства в целом по выборке в СКП 425 (#54), он значительно снизил вероятность рецидива в подгруппе, предоставившей ДНК для анализа». Данные о связи с типом рецепторов отсутствуют, однако наблюдался существенный эффект при OPRD1 T921, что помогало генотипам GG и AG, но не в случае монозиготного генотипа AA.

104. Karhuvaara, S., Simojoki, K., Antti, V., Rosberg, M., Löyttyniemi, E., Nurminen, T., Kallio, A., and Rauno, R. (2007). Targeted nalmafene with simple medical management in the treatment of heavy drinkers: A randomized double-blind placebo-controlled multicenter study. Alcoholism: Clinical and ExperimentalResearch 31: pp. 1–9. Дважды слепое плацебо-контролируемое исследование 403 человек в течение 7 месяцев при отсутствии интенсивных медицинских консультаций. Налмафен лучше, чем плацебо, способствовал уменьшению алкогольной зависимости (p=0,0065), снижал риск пьянства на 32,4 % (95 % CI: 14.2-46.8 %; p=0,003) лучше, чем плацебо, а также постепенно снижал показатели, повышавшиеся в группе плацебо (GGT p=0,009 и ALT p=0,002).

105. Toneatto, T., Brands, B., Selby, P., and Sinclair, D. (2007). A randomized, double-blind, placebo-controlled trial of naltrexone in the treatment of concurrent alcohol dependence and pathological gambling. Preliminary report at http://clinicaltrials.gov/ct/show/NCT00326807;jsessionid=5057BD239D3C012928C684806432A673?order=20. Налтрексон не показал существенных преимуществ для лиц с алкогольной и игровой зависимостями.

106. Jayaram-Lindström, N., Wennberg, P., Hurd, Y.L., and Franck, J. (2004). Effects of naltrexone on the subjective response to amphetamine in healthy volunteers. Journal of Clinical Psychopharmacology 24: pp. 665–669. ¶ Jayaram-Lindström, N., Konstenius, M., Eksborg, S., Beck, O., Hammarberg, A., and Franck, J. (2008). Налтрексон снижает индивидуальное влияние амфетамина у лиц с амфетаминовой зависимостью. Neuropsychopharmacology33: pp. 1856–1863 (advance online publication 24 October 2007; doi: 10.1038/sj.npp.1301572.) Дважды слепое плацебо-контролируемое исследование 20 человек. «Предварительный курс налтрексона также существенно блокировал тягу к дексамфетамину (p<0,001)…Налтрексон представляется перспективным дополнительным препаратом для борьбы с амфетаминовой зависимостью».

107. Jayaram-Lindström, N, Wennberg, P., Hurd, Y.L., and Franck J. (2005). An open clinical trial of naltrexone for amphetamine dependence: compliance and tolerability. Nordic Journal of Psychiatry 59: pp. 167–171. ¶ Jayaram-Lindström, N., Hammarberg, A., Beck, O., and Franck, J. (2008). Naltrexone for the treatment of amphetamine dependence: A randomized placebo-controlled trial. American Journal of Psychiatry 165: pp. 1442–1448 (doi:10.1176/appi.ajp.2008.08020304) ¶ Jayaram-Lindström, N. (2007). Evaluation of naltrexone as a treatment for amphetamine dependence. Dissertation from Karolinska University Hospital, presented Dec. 18, 2007. Jayaram-Lindström, N., Hammarberg, A., Beck, O., and Franck, J. (2008). Налтрексон for the treatment of amphetamine dependence: A randomized, placebo-controlled trial. AmericanJournalofPsychiatry 165: pp. 1442–1448. После испытаний на добровольцах и проверки соответствия требованиям на лицах с амфетаминовой зависимостью было проведено дважды слепое плацебо-контролируемое исследование лиц с зависимостью. В конечном итоге наблюдалось сокращение тяги к наркотику, а в моче было обнаружено меньше следов амфетамина. Шведский медицинский совет присудил этой работе награду за лучшее клиническое исследование 2007 года.

108. Pallesen, S., Molde, H., Arnestad, H.M., Laberg, J.C., Skutle, A., Iversen, E., Støylen, I.J., Kvale, G., and Holsten, F. (2007). Outcome of pharmacological treatments of pathological gambling: A review and meta-analysis. Journal of Clinical Psychopharmacology 27: pp. 357–364. Фармакологическое вмешательство (в т. ч. исследования с применением опиатных антагонистов, антидепрессантов и стабилизаторов настроения) дало хороший результат (0,78; 95 %, доверительный интервал 0.62-0.92) по сравнению с отсутствием лечения или применением плацебо. «Фармакологическое вмешательство может оказаться хорошим методом лечения при патологической игровой зависимости».

109. Laaksonen, E., Koski-Jännes, A., Salaspuro, M., Ahtinen, H., and Alho H. (2007). A randomized, multicenter, open-label, comparative trial of disulfiram, Naltrexone and acamprosate in the treatment of alcohol dependence. Alcohol and Alcoholism 43: pp. 53–61. Открытое сравнение дисульфирама, налтрексона и акампросата для лечения алкогольной зависимости, с использованием контрольной группы. Все 3 препарата давали значительное снижение употребления алкоголя и повышали качество жизни испытуемых. Лицам, принимавшим налтрексон, было рекомендовано употреблять алкоголь как обычно, но до выпивки принимать налтрексон. Лицам, принимающим дисульфирам, было рекомендовано не употреблять алкоголя, причём их предупредили о серьёзных последствиях в случае нарушения абстиненции. Разумеется, лица, принимающие дисульфирам, дольше выдерживали абстиненцию и, особенно на начальном этапе исследования, пили меньше.

110. Pallesen, S., Molde, H., Arnestad, H.M., Laberg, J.C., Skutle, A., Iversen, E., Støylen, I.J., Kvale, G., and Holsten, F. (2007). Outcome of pharmacological treatments of pathological gambling: A review and meta-analysis. JournalofClinicalPsychopharmacology 27: pp. 357–364. Метаанализ исследований опиатных антагонистов, антидепрессантов и стабилизаторов настроения показал, что фармакотерапия даёт хорошие результаты (0,78; 95 %, доверительный интервал 0,62-0,92) по сравнению с отсутствием лечения или применением плацебо. «Фармакологическое вмешательство может оказаться хорошим методом лечения при патологической игровой зависимости».

111. Tidey, J.W., Monti, P.M., Rohsenow, D.J., Gwaltney, C.J., Miranda, R. Jr., McGeary. J.E., MacKillop, J., Swift, R.M., Abrams, D.B., Shiffman, S., and Paty, J.A. (2008). Moderators of naltrexone’s effects on drinking, urge, and alcohol effects in non-treatment-seeking heavy drinkers in the natural environment. Alcoholism: ClinicalandExperimentalResearch32: pp. 58–66. (doi:10.1111/j.1530–0277.2007.00545.x). Двойное слепое плацебо-контролируемое исследование 180 сильно пьющих людей (63 % зависимых от алкоголя) в течение 3 недель. Установлено, что применение налтрексона уменьшает число дней принятия алкоголя, а также тягу к спиртному у рано начавших пить и время между выпивками у лиц, имеющих родственников-алкоголиков.

112. Grant, J.E., Kim, S.W., and Hartman, B.K. (2008). A double-blind, placebo-controlled study of the opiate antagonist naltrexone in the treatment of pathological gambling urges. Journal of Clinical Psychiatry 69: pp. 783–789. An 18 week DBPC with 3 doses of naltrexone (50, 100 and 150 mg/day) on 77 pathological gamblers. Результаты не зависели от дозировки, однако налтрексон дал значительно более низкие показатели по шкале игровой зависимости PG-YBOCS, чем у 19 пациентов, принимавших плацебо (p=0,0097), желания играть (0,0057) и поведения при игре (0,0134), а также показатели по шкале глобальных клинических улучшений (CGI–I, p=0,0080). У 49 лиц, полностью прошедших исследование, результаты налтрексона были по всем показателям лучше, чем у всех лиц, принимавших плацебо. Поддерживает отвыкание, в отличие от ранее проведённых авторами исследований, когда отсутствие видимых преимуществ в течение первых 1–2 недель было отнесено на счёт слишком низкой дозы.

113. O’Malley, S.S., Robin, R.W., Levenson, A.L., GreyWolf, I., Chance. L.E., Hodgkinson, C.A., Romano, D., Robinson, J., Meandzija, B., Stillner, V., Wu, R., and Goldman, D. (2008). Naltrexone alone and with sertraline for the treatment of alcohol dependence in Alaska natives and non-natives residing in rural settings: A randomized controlled trial. Alcoholism: Clinical Experimental Research 32: 1271 (doi:10.1111/j.1530–0277.2008.00682). Дважды слепое плацебо-контролируемое исследование. Проведено на Аляске. Обследован 101 человек, из них 68 коренных жителей. Установлено, что налтрексон существенно превосходит плацебо, в т. ч. с точки зрения полной абстиненции, но применение сертралина вместе с налтрексоном не имело преимуществ перед применением одного лишь налтрексона.

114. Anton, R.F. (2008). Naltrexone for the management of alcohol dependence. New England Journal of Medicine 359: pp. 715–721. В обзоре подтверждается эффективность налтрексона в свете результатов, полученных в рамках проекта КОМБАЙН.

115. Anton, R.F., Oroszi, G., O’Malley, S.S., Couper, D., Swift, R., Pettinati, H., and Goldman, D. (2008). An evaluation of muopioid receptor (OPRM1) as a predictor of naltrexone response in the treatment of alcohol dependence: results from the combined Pharmacotherapies and Behavioral Interventions for Alcohol Dependence (combined) study. Archives of General Psychiatry 65: pp. 135–144. Аллель Asp40 – это селективный показатель эффективности налтрексона, повышающий процент успеха налтрексона, без интенсивного консультирования, до 87.1 %. Налтрексон не был эффективен для людей с генотипом Asn40/Asn40. Аллель Asp40 никак не проявил себя на испытуемых, принимавших налтрексон и получавших интенсивное консультирование. Возможно, это объясняет, почему в некоторых других исследованиях, включающих в себя интенсивное консультирование, маркеров обнаружено не было.

116. Petrovic, P., Pleger, B., Seymour, B., Kloppel, S., De Martino, B., Critchley, H., Dolan, R.J. (2008). Blocking central opiate function modulates hedonic impact and anterior cingulate response to rewards and losses. Journal of Neuroscience 28: pp. 10509-10516 (doi:10.1523/JNEUROSCI.2807-08.2008). Налоксон Блокировал позитивные эмоции, получаемые от игры.

117. Pettinati, H.M., Kampman, K.M., Lynch, K.G., Suh, J.J., Dachis, C.A., Oslin, D.W., and O’Brien, C.P. (2008). Gender differences with high-dose Naltrexone in patients with co-occurring cocaine and alcohol dependence. Journal of Substance Abuse Treatment 34: pp. 378–390. Длившееся в течение 12 недель дважды слепое плацебо-контролируемое исследование 116 мужчин и 48 женщин, страдающих совместной кокаиновой и алкогольной зависимостью. Ежедневная доза – 150 мг налтрексона плюс BRENDA. Значительный эффект препарата при лечении зависимости от кокаина, причём налтрексон ухудшал состояние женщин, но помогал мужчинам с алкогольной и кокаиновой зависимостью.

119. O’Brien, C. (2008). Prospects for a genomic approach to the treatment of alcoholism: Archives of General Psychiatry 65: pp. 132–133. В обзоре анализируется маркер OPRM1 с точки зрения эффективности налтрексона.

120. Eskapa, R. (2008). Пить, чтобы бросить пить. Даллас, изд-во BenBella Books, 320 стр. Книга рассказывает об эффективном применении налтрексона и налмафена для устранения первопричины алкогольной зависимости.

121. Mann, K., Kiefer, F., Lemenager, T., and Vollstädt-Klein, S. (2009). Searching for the acamprosate and naltrexone responder: results from the Predict Study 12th Congress of ESBRA, Helsinki, Finland, June 7-10, 2009. Abstracts. p. 38 (119). Дважды слепое плацебо-контролируемое исследование с медицинским сопровождением. Налтрексон существенно задерживает первый эпизод пьянства, особенно у алкоголиков, сильно реагирующих на тест ФМРТ при анализе показателей употребления алкоголя (как предсказано теорией отвыкания). Налтрексон не отодвигал во времени первую выпивку.

122. Kim, S.G., Kim, C.M., Choi, S.W., Jae, Y.M., Lee, H.G., Son, B.Ki., Kim, J.G., Choi, Y.S., Kim, H.O., Kim, S.Y., Oslin, D. (2009). A mu opioid receptor gene polymorphism (A118G) and naltrexone treatment response in adherent Korean alcohol dependent patients. Psychopharmacology 201: pp. 611–618. Проведённое в Корее открытое исследование, показавшее более высокий терапевтический эффект налтрексона для лиц с алкогольной зависимостью при варианте Asp40 полиморфизма A118G, что соответствует результатам, полученным для людей европейского происхождения, однако различия в показателях абстиненции отсутствовали.

123. Grant J., Kim, S., and Odlaug, B. (2009). A double-blind, placebo-controlled study of the opiate antagonist, naltrexone, in the treatment of kleptomania. Biological Psychiatry 65: pp. 600–606 (DOI: 10.1016/j.biopsych.2008.11.022). Дважды слепое плацебо-контролируемое исследование дало позитивные результаты лечения клептомании налтрексоном.

124. Sinclair, D. (2009). Selecting patients and replacing detoxification: How opioid antagonists work in treatment. Proceedings of the Annual Meeting of the International Society on Addiction Medicine (ISAM), Calgary, Alberta, Canada, Sept. 23–29, 2009. Обзор, показывающий, что опиоидные антагонисты не оказывают существенного влияния до первой выпивки при параллельном принятии лекарственного препарата, что соответствует теории отвыкания, но противоречит общей практике многих клиницистов.

125. Eskapa, R. (2009). Introducing naltrexone in developing countries and among endogenous people. Proceedings of the Annual Meeting of the International Society on Addiction Medicine (ISAM), Calgary, Alberta, Canada, Sept. 23–29, 2009.

Налтрексон безопасен и эффективен, уровень успеха составляет 75 %. Применялся в северных районах Индии в соответствии с протоколом отвыкания, т. е. без предварительной детоксикации и с объяснением необходимости обязательно принимать налтрексон, причём только перед выпивкой.

126. Treatment of gambling dependence with naltrexone pharmacotherapy and brief intervention: preliminary results. Proceedings of the International Gambling Conference meeting, Oakland, New Zealand, Feb. 23–26, 2010. Lahti, T., Halme, J. Pankakoski, M., Sinclair D., and Alho, H. (2010). Treatment of pathological gambling with naltrexone pharmacotherapy and brief intervention: A pilot study.PsychopharmacologyBulletin 43: 35–44. Открытое исследование налтрексона в соответствии с протоколом отвыкания (принимался только параллельно с занятием азартными играми) плюс фармакологическое усиление альтернативных здоровых моделей поведения. Установлен факт очень существенного уменьшения игровой зависимости и улучшения показателей по шкале депрессии Бека.

ПРИЛОЖЕНИЕ B. Как изучать алкогольную зависимость.

(Иллюстрации предоставлены д-ром Дэвидом Синклером).

Для того чтобы понять суть метода Синклера, нужно сначала понять, как развивается алкогольная зависимость.

Иллюстрации, которые приведены ниже, демонстрируют перепрограммирование нервной системы, в результате которого выпивка превращается из слабой, редко реализуемой модели поведения в такую мощную реакцию, что становится почти автоматическим, легко стимулируемым поведением, которое практически невозможно прервать или контролировать. Иными словами, данные иллюстрации показывают, как развивается алкогольная зависимость.

Что такое алкогольная зависимость и в чём суть метода Синклера.

В основе метода Синклера лежит понимание процесс развития алкогольной зависимости. Думается, читатель тоже должен знать об этом процессе. Суть метода Синклера и суть алкогольной зависимости легче объяснить на иллюстрациях.

Пить, чтобы бросить пить

Словесное описание в данном случае менее эффективно, т. к. язык сам по себе навязывает нам некоторую теорию рассматриваемой модели поведения. С давних времён люди считают, что в голове сидит крохотный гомункулус, повидавший мир и решивший, что именно нужно делать при ожидании удовольствия или боли. Человеческая речь всё ещё отражает это рациональную теорию выбора.

Но после того, как употребление алкоголя переходит в алкоголизм, оно уже не поддаётся контролю.

Пить, чтобы бросить пить

Ошибочный взгляд на алкоголизм как на рациональную модель поведения, причинило пьющим людям больше вреда, чем что-либо другое. Если для получения максимального удовольствия и минимизации неприятных ощущений гомункулус сам решает, пить или не пить, то можно легко вылечить алкоголизм: запретить человеку пить и усилить неприятные ощущения, вызываемые употреблением спиртного. В течение веков с алкоголизмом боролись разными наказаниями, и всё напрасно. Но мы всё равно продолжаем бороться, ведь так нам подсказывает разум.

Пить, чтобы бросить пить

В 1981 г. д-р Синклер написал книгу, в которой изобразил гомункулуса в толпе.[52] К тому времени механику визуальной системы понимали как нечто вроде цветного телевидения, слуховую систему – как стерео, а на выходе – что-то вроде компьютера.

Большинство людей по традиции полагают, что решения за них принимает именно гомункулус, причём делает он это на рациональной основе.

В книге же показано, что поведение человека – это результат работы нервных клеток, гомункулус тут ни при чём, а получение удовольствия является не целью, а следствием некоторых моделей поведения.

Пить, чтобы бросить пить

Фрэнсис Крик, один из первооткрывателей структуры ДНК, назвал эту идею «поразительной гипотезой». Он сказал: «Мне самому иногда сложно не думать о гомункулусе. До чего же просто впасть в это заблуждение!.. Зачастую люди предпочитают верить в наличие бесплотной души, через которую они некоторым загадочным образом видят мир… А наша поразительная гипотеза утверждает, что всё это делают нервные клетки».[53].

Причиной любого поступка является вспышка нервных клеток. Это исходная точка понимания аддикции.

Когда врач постукивает пациента по колену, у того вздрагивает нога. Это – действие нервных клеток, так запрограммирована нервная система человека.

Человек поднимает бокал вина и подносит его к губам, чтобы выпить: это тоже является результатом вспышки нервных клеток.

Рисунки помогают нам освободить мышление. Язык сам по себе уводит нас назад, к рационально мыслящему гомункулусу, тогда как поведение алкоголика не является рациональным. Рисунки снимают эти ограничения и помогают нам понять, каким образом употребление алкоголя становится доминирующим фактором в поведении человека.

Действие.

Программирование, вызывающее аддикцию, происходит на соединении, где одна нервная клетка заставляет другую вспыхнуть.

Соединение, изображённое в нижнем круге, между вспыхивающей при виде алкоголя нервной клеткой и вызывающей употребление алкоголя при вспыхивании, изначально является слабым. Верхней нервной клетке может потребоваться вспыхнуть 100 раз, чтобы зажечь нижнюю и тем самым привести к употреблению алкоголя.

Пить, чтобы бросить пить

Прежде чем разовьётся аддикция, сам по себе вид алкоголя редко приводит к его употреблению. Аддикция развивается потому, что повышается эффективность соединения, пока верхней нервной клетке достаточно будет вспыхнуть один раз, что вспыхнула нижняя.

Чтобы увидеть изменения в соединении, нужно сделать ещё один шаг. Представьте себе, что вы находитесь на нижней нервной клетке и смотрите вдаль…

Вот что вы увидите:

Пить, чтобы бросить пить

Вы находитесь на нижней нервной клетке и смотрите на синапсы верхней клетки. Слева один синапс находится так близко, что вы можете заглянуть в него.

Пить, чтобы бросить пить

Здесь верхняя неровная клетка вспыхнула и тем самым высвободила молекулы глутамата из тех сфер, в которых они находились. Глутамат диффундирует по пространству внутри синапса. Если глутамат прикасается и привязывается к рецептору глутамата на поверхности нижней нервной клетки, рецептор активируется. Если активируется достаточное число рецепторов (при этом верхняя нервная клетка вспыхивает 100 раз), то вспыхивает и нижняя нервная клетка, что приводит к употреблению алкоголя.

Пить, чтобы бросить пить

Алкоголь абсорбируется и затем распространяется по всему мозгу…,… где заставляет некоторые нервные клетки (не показаны) высвобождать эндорфин.

Пить, чтобы бросить пить

Эндорфин, привязывающийся к опиоидному рецептору, запускает механизм, называемый усилением.

Усиление.

Пить, чтобы бросить пить

Усиление порождает новые рецепторы глутамата на нижней Нервной клетке и меняет верхнюю: при вспышке та выделяет Дополнительный глутамат. Теперь верхней нервной клетке достаточно выстрелить всего лишь 10 раз (а не 100), что выстрелила нижняя.

Пить, чтобы бросить пить

Кроме того, усиление порождает новые синапсы, которые помогают упроченным уже существующим синапсам заставить нижнюю нервную клетку выстрелить. Повторяющееся усиление делает соединение таким прочным, что верхней нервной клетке достаточно выстрелить всего лишь 1 раз, чтобы вспыхнула и нижняя нервная клетка и человек принялся пить. Теперь нервная система запрограммирована на алкоголизм.

Пить, чтобы бросить пить

Изображённая здесь связь между тем, что человек увидел алкоголь, и тем, что он стал пить его, – это лишь одна из связей, благодаря которым формируется алкогольная зависимость. В частности, эндорфин также усиливает соединения нервных клеток, благодаря которым осуществляется доступ к алкоголю, тогда поход в бар или ликёроводочный магазин становится нормой жизни. Эндорфин укрепляет связи, вынуждая вспышку нервных клеток, пробуждающих мысли об алкоголе. В результате эти мысли пробуждаются часто и спонтанно, и не потому, что человеку так хочется, а потому, что он так запрограммирован.

Как предотвратить возникновение алкогольной зависимости.

Развитие алкоголизма можно предотвратить, заблокировав усиление, производимое эндорфином, который высвобождается алкоголем.

Налтрексон или налмафен (N), принимаемый перед выпивкой, блокирует опиоидные рецепторы. Это похоже на попытку отпереть дверь не тем ключом: он не активирует рецепторы, а блокирует эндорфин, не позволяя ему привязаться к рецептору. Эндорфин просто отскакивает, не вызывая усиления.

Препарат останавливает усиление, поэтому синапсы от верхней нервной клетки на нижнюю не усиливаются, а новые синапсы не формируются. Верхняя нервная клетка будет продолжать выстреливать 100 раз, заставляя выстрелить нижнюю.

Употребление алкоголя становится слабой, легко контролируемой реакцией. Принимая налтрексон или налмафен, большинство людей могут спокойно пить, не рискуя спиться.

Реверсирование алкогольной зависимости.

Пить, чтобы бросить пить

Если у человека уже развилась алкогольная зависимость, то приём налтрексона или налмафена параллельно с употреблением алкоголя запускает механизм отвыкания. В свою очередь, отвыкание устраняет изменения, ранее произведённые усилением, тем самым ослабляя связь между нервными клетками.

Синапсы ослабляются, и их даже можно полностью сжечь, превратив в «тихие синапсы». В итоге верхняя нервная клетка снова должна будет выстрелить 100 раз, чтобы нижняя тоже вспыхнула и заставила человека пить. Тем самым устраняется механизм алкогольной зависимости и человек снова становится способным контролировать употребление алкоголя.

ПРИЛОЖЕНИЕ C. Метод лечения алкогольной реакции.

РЕФЕРАТ.

Предложен терапевтический метод, используемый в качестве дополнительного средства лечения алкоголизма. Метод включает в себя отвыкание от алкогольной реакции лиц с алкогольной зависимостью в течение сравнительно короткого промежутка времени путём побуждения их принимать спиртные напитки при параллельном блокировании антагонистом позитивного усиления от этанола в мозгу.

Заявка.

1. Метод лечения алкогольной зависимости посредством подавления реакции на употребление алкоголя, включающий в себя:

Постоянное употребление человеком, страдающим от алкогольной зависимости, опиатного антагониста, выбранного из следующей группы: налоксон, налтрексон, циклазоцин, дипренорфин, пентазоцин, леваллорфан, метазоцин, налорфин и их соли, в суточной дозе, достаточной, чтобы блокировать стимулирующее действие алкоголя;

Наличие в организме больного количества антагониста, достаточного для блокирования стимулирующего действия алкоголя, и принуждение больного употреблять при этом алкоголь;

Продолжение принятия опиатного антагониста и алкоголя вплоть до исчезновения реакции на употребление алкоголя.

2. Метод по п.1, содержащий этап наказания пациента после употребления им алкоголя, причём это наказание выбирают из группы, состоящей из введения электрошока, рвотного средства, а также введения соединения, сенсибилизирующего спирт.

3. Метод по п.2, где соединения, сенсибилизирующего спирт, – это дисульфирам или цианамид.

4. Метод по п.1, содержащий этап продолжения введения опиатного антагониста после затухания реакции на принятие алкоголя.

5. Метод по п.1, в котором опиатным антагонистом является налоксон.

6. Метод по п. 5, в котором ежедневная доза налоксона составляет от 0,2 мг 30 мг.

7. Метод по п.1, в котором опиатным антагонистом является налтрексон.

8. Метод по п.7, в котором ежедневная доза налтрексона составляет от 20 мг до 300 мг.

Описание.

ОБЛАСТЬ ИЗОБРЕТЕНИЯ.

Областью изобретения является метод лечения алкогольной зависимости, в котором реакция на употребления алкоголя затухает после ограниченного количества сеансов посредством испускания, в то время как поступающее от алкоголя усиление блокируется опиатным антагонистом, таким как налоксон или налтрексон.

ПРЕДПОСЫЛКИ ИЗОБРЕТЕНИЯ.

Алкоголизм является наиболее дорогостоящим заболеванием во многих странах. Например, в США эта проблема измеряется суммой приблизительно в $117 000 000 000 ежегодно. Применяемые в настоящее время методы лечения алкоголизма являются неэффективными. Алкоголики, как правило, бросают курс лечения спустя 1–2 месяца после его начала. Почти никто из алкоголиков не в состоянии избежать рецидивов и новой стадии злоупотребления алкоголем.

Люди не рождаются алкоголиками. Употребление алкоголя (этанола или этилового спирта) является известной реакцией, усиливаемой в основном действием алкоголя на центральную нервную систему, – эйфорией, получаемой от менее высоких, стимулирующих доз этанола. Алкоголик – это человек, который, в силу генетических и внешних факторов, имеет реакцию на употребление алкоголя, усиливаемую так часто и так сильно, что человек становится не в состоянии нормально функционировать в обществе. Сильная реакция н употребление алкоголя, т. е. постоянная тяга к спиртному, становится доминирующим фактором в жизни и поведении человека.

Современные методы лечения алкоголизма не приносят сколько-нибудь существенного результата, т. к. они не приводят к ослаблению реакции алкоголика на употребление алкоголя. Некоторые из этих методов (медицинское консультирование, участие в группах «Анонимных алкоголиков») направлены на укрепление силы воли алкоголика и его способности противостоять тяге к алкоголю. Но эта тяга не ослабляется, человеку говорят, что он как был алкоголиком, так и останется им, т. е. сильная потребность в алкоголе останется с ним навсегда. В отдельных некоторых случаях эти методы дают результат, но чаще всего малейшее послабление приводит к рецидиву пьянства.

Применяются также различные методы наказания (электрошок, дисульфирам, а также увольнение с работы). Однако наказание является неэффективным способом изменения поведения человека и имеет ряд ограничений. Так, оно неэффективно, если человек по-прежнему получает позитивное усиление за ту реакцию, за которую его наказывают. В связи с тем, что методы лечения, основанные на наказании, не в состоянии заблокировать позитивное усиление той же реакции, которая происходит в мозгу благодаря алкоголю, ожидать от них большой эффективности не следует.

Нами предлагается третий метод лечения. Установлено, что алкоголь и опиаты вызывают позитивное усиление в основном через одну и ту же нейронную систему мозга. В результате опиаты, такие как морфий и метадон, могут быть в состоянии удовлетворить потребность в алкоголе и тем самым остановить употребление алкоголя. Это происходит у крыс и других животных, причём есть свидетельства того, что опиаты могут способствовать прекращение алкоголиками употребления алкоголя.

Однако такое лечение может превратить алкоголика в наркомана, что, разумеется, недопустимо.

Вместо того чтобы противодействовать стремлению к алкоголю или временно удовлетворять его, эффективное лечение алкогольной зависимости должно быть направлено на постоянное ослабление реакции на употребление алкоголя. К счастью, существует хорошо зарекомендовавший себя метод ослабления приобретённой реакции. Он называется «отвыканием». Отвыкание заключается в том, что данная реакция происходит постоянно, но при отсутствии позитивного усиления.

Устранить внешние источники позитивного усиления довольно несложно. К таким источникам относятся, например, получение крысой пищи после того, как она нажмёт на рычажок, или даже социальное усиление, иногда получаемое человеком в результате употребления алкоголя. Но основная доля позитивного усиления от употребления алкоголя носит внутренний характер и происходит от вознаграждающего эффекта употребления алкоголя в мозгу.

Установлено, что алкоголь и опиаты имеют общий механизм усиления, и это показывает, как именно можно заблокировать внутреннее позитивное усиление, получаемое от алкоголя. Различные препараты, называемые опиатными антагонистами, в состоянии заблокировать рецепторы от опиатов и тем самым предотвратить, например, воздействие морфия. Кроме того, имеется свидетельство того, что 2 наиболее часто применяемых опиатных антагониста, налоксон и налтрексон, блокируют позитивное усиление, вызываемое алкоголем. Во-первых, они блокируют стимулирующий эффект алкоголя, который, как считается, связан с эйфорией и позитивным усилением. (Примечание: Синклер избегает термина «удовольствие», который не следует путать с термином «позитивное усиление»). Во-вторых, было установлено, что при их нахождении в организме они уменьшают произвольное употребление алкоголя и внутрижелудочное употребление алкоголя животными.

Налоксон и налтрексон были изначально рассчитаны на лечение передозировки опиатов (таких как героин и морфий). Позже их стали рекомендовать для лечения различных проблем, таких как дыхательная недостаточность, анорексия, булимия, ожирение, рвота и тошнота, шок, сильный зуд, запор, рост новообразований, а также сексуальное бессилие и фригидность. Целью многих исследований было применение налоксона для снятия интоксикации и в особенности комы из-за очень больших доз алкоголя. Несмотря на неоднозначные результаты и сомнения в том, может ли налоксон противодействовать сильной алкогольной интоксикации, важно отметить, что ни в одном из этих исследований не было выявлено никаких отрицательных эффектов от применения налоксона в сочетании с алкоголем. Дозировка налоксона была от 0,2 до 30 мг в день, а налтрексона – от 20 до 300 мг в день.

Предлагается также принимать опиатные антагонисты в сочетании с другими препаратами, такими как опиатными агонистами. Например, патент США № 3,966,940 выдан на соединение, в состав которого входят наркотики или анальгетики плюс налоксон для прописывания в первую очередь лицам с наркотической зависимостью. В этих случаях опиат или другой препарат рассматривается как активный фармакологический агент, а опиатный антагонист противодействует некоторым его проявлениям.

Продолжительное лечение с помощью опиатных антагонистов должно уменьшить потребление алкоголя людьми с алкогольной зависимостью: пока антагонист находится в организме человека, у того практически не возникает побуждения пить, т. к. алкоголь не даёт ему вознаграждения. Однако такое поддерживающее лечение содержит в себе ту же самую проблему, что и другие долгосрочные сдерживающие процедуры, например, с применением дисульфирама: возникает вопрос, как убедить человека не бросать курс лечения. Поскольку тяга к алкоголю у него всё ещё сильна, он вполне может прервать лечение, прекратить принимать антагонист и возобновить употребление алкоголя.

Однако сочетание хорошо зарекомендовавшей себя процедуры отвыкания со сделанным в области фармакологии открытием, согласно которому опиатные антагонисты блокируют усиление, идущее от алкоголя, даёт новый, гораздо более перспективный способ лечения алкоголизма. Этот способ можно назвать первым в истории действенным средством лечения алкогольной зависимости. После относительного короткого периода лечения, при котором опиатный антагонист используется в целях терапии отвыканием, человек перестаёт быть алкоголиком, т. к. излишне сильная реакция на употребление алкоголя, сделавшая из него алкоголика, исчезает. Суть настоящего изобретения – использование описанной процедуры отвыкания.

Идея применения процедуры отвыкания с использованием опиатных антагонистов для лечения алкоголиков ранее не предлагалась. Предлагалась схожая идея использования налтрексона для лечения лиц с опиатной зависимостью (см. P. F. Renault, NIDA Research Monograph No. 28, pp. 11–22, 1981), но отвыкание в клинических испытаниях не рассматривалось. Больных просто подвергали детоксикации, им давали налтрексон или плацебо и отпускали. Им не рекомендовали принимать опиаты параллельно с налтрексоном, что необходимо для отвыкания. В результате получалось то же самое, как если бы эту программу использовали для лечения налтрексоном алкоголиков: очень большой процент пациентов прекратил курс лечения и принятие налтрексона, возобновив употребление опиатов. Из всех 1005 испытуемых «17 принимавших налтрексон и 18 плацебо, испытали на себе блокировку путём употребления опиатного антагониста», когда налтрексон находился в активном состоянии, и «в этой подвыборке пациенты, принимающие налтрексон, имели в моче метадон или морфий… План действий для группы, принимающей налтрексон, состоял в проведении 1–2 тестов на героин или метадон с последующим прекращением тестирования. Применение этих препаратов в группе плацебо на протяжении курса лечения было эпизодическим… [54] больные из группы налтрексона имели значительно мене высокую степень зависимости ближе к концу периода испытания, чем пациенты, получавшие плацебо».

Полученные результаты позволяют предположить, что налтрексон окажется намного эффективнее при лечении опиатной зависимости, если больные во время сеансов отвыкания получат инструкцию употреблять наркотики параллельно с блокировкой позитивного усиления. Что касается данного изобретения, то, показывая эффективность налтрексона в сочетании с лечебным отвыканием людей, мы поддерживаем гипотезу, согласно которой у алкоголиков снизится тяга к алкоголю и злоупотреблением им.

Приводимый здесь пример показывает, что процедура отвыкания постепенно уменьшает и в конце концов почти устраняет употребление алкоголя крысами, причём объём употребляемого алкоголя остаётся уменьшенным в течение длительного времени после выведения налоксона из организма. Высокая прогностическая валидность этой модели поведения животных для выбора курса лечения, которое повлияло бы на употребление алкоголя человеком, обсуждается в работе Sinclair, British Journal of Addiction 82, 1213–1223 (1987).

КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ СУЩНОСТИ ИЗОБРЕТЕНИЯ.

Настоящее изобретение относится к терапевтическому методу, в котором используется способность опиатных антагонистов блокировать позитивное усиление, исходящее от алкоголя, снимать реакцию людей с алкогольной зависимостью на алкоголь. Программа отвыкания состоит из многочисленных сеансов, в течение которых алкоголик принимает опиатный антагонист и параллельно употребляет алкоголь.

Процедура отвыкания позволяет устранить сильную реакцию на употребление алкоголя. В оптимальном случае, влечение пациента к алкоголю возвращается на уровень, предшествовавший первому употреблению алкоголя. То есть человек, по определению, перестаёт быть алкоголиком.

Следует признать, что человек снова может приобрести реакцию на употребление алкоголя и стать алкоголиком, причём повторное приобретение этой реакции происходит быстрее, чем первоначальное. Однако зная не понаслышке о последствиях изначального возникновения алкогольной зависимости и при наличии силы воли и поддержки извне, большинство алкоголиков смогут избежать повторения своих ошибок.

Отвыкание является полезным дополнительным средством в случае применения других методов лечения людей с алкогольной зависимостью. Сюда относятся наказание за употребление алкоголя, процедуры, направленные на повышение силы воли и социальную реабилитацию, а также поддерживающие процедуры, препятствующие возобновлению употребления алкоголя. Эти прочие методы ранее были весьма ограничены ввиду неослабевающей тяги больных к алкоголю, однако их эффективность существенно повышается после устранения реакции на алкоголь.

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ИЛЛЮСТРАЦИЙ (Собственно иллюстрации здесь не приводятся).

РИС. 1: очевидное исчезновение алкоголизма у крыс Лонг-Эванс и АА в результате 4-х ежедневных сеансов употребления алкоголя после принятия налоксона (+– стандартная ошибка).

РИС. 2: очевидное исчезновение алкоголизма у крыс Вистар в результате 4-х ежедневных сеансов, во время которых налоксон вводили за 5 мин. до употребления алкоголя («парная налоксон-группа») и неэффективность налоксона, вводимого ежедневно через 3 часа после употребления алкоголя («непарная налоксон-группа»).

РИС. 3: постоянное уменьшение употребления алкоголя крысами Лонг-Эванс, предварительно прошедшими процедуру отвыкания (см. РИС. 1), по отношению к контрольной группе. В течение этого времени налоксон крысам не давали, однако крысы, ранее получавшие налоксон, пили намного меньше, чем контрольная группа в каждый из первых 7 дней. В конце концов они вернулись к уровню контрольной группы, причиной чего, очевидно является то, что их не вынудили перейти к полной абстиненции, продолжали употреблять алкоголь и тем самым вновь приобрели алкогольную реакцию.

ПОДРОБНОЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДПОЧТИТЕЛЬНЫХ ВАРИАНТОВ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ИЗОБРЕТЕНИЯ.

Процедуру отвыкания можно применять для лечения любого человека, подпадающего под категорию алкоголиков и людей, злоупотребляющих алкоголем, кроме тех, кому противопоказаны опиатные антагонисты, а также для тех, кто страдает синдромом Корсакова.

Больных можно проинтервьюировать для выяснения того, какие алкогольные напитки они обычно употребляют, и в каких ситуациях это обычно происходит. Их можно проинформировать о том, что, в отличие от большинства других методов лечения, данный метод не приводит к немедленной абстиненции; вместо этого они постепенно, в течение длительного периода времени, станут употреблять меньше алкоголя, и только после этого должна будет наступить абстиненция.

Эта процедура должна также помочь смягчить симптомы прекращения употребления алкоголя, которые часто возникают при внезапном прекращении употребления алкоголя.

После этого больной может получить опиатный антагонист незадолго до употребления алкогольного напитка. К опиатным антагонистам относятся, в частности, налоксон, налтрексон, циклазоцин, дипренорфин, пентазоцин, леваллорфан, метазоцин, налорфин и их соли. Из них наиболее предпочтительны налоксон и налтрексон: тот и другой были официально одобрены для лечения людей, и было показано, что они не вызывают сильных побочных эффектов, а также не вызывают привыкания. Предпочтительная дозировка налоксона – от 0,4 до 10 мг в день путём инъекций; при пероральном принятии дозу следует существенно увеличить. Предпочтительная дозировка налтрексона – 50-200 мг в день. В каждом конкретном случае доза будет зависеть от возраста и веса человека, частоты принятия препарата и способа его принятия, но она должна быть достаточной для того, чтобы антагонист присутствовал в организме в необходимом количестве на протяжении вечернего сеанса употребления алкоголя. Антагонист можно вводить в организм таким образом, что он будет постоянно присутствовать в организме человека в течение всего периода отвыкания (нескольких месяцев). Может оказаться предпочтительным такое введение антагониста, при котором организм на следующий день будет свободен от фармакологически активного количества антагониста, т. к. в этом случае алкоголик получает в дневное время возможность есть и пить безалкогольные напитки без вмешательства антагониста. В последнем случае пациент будет обязан перенести выпивку исключительно на вечер после получения антагониста.

Способы ведения антагониста – это, в частности, инъекции, пероральное употребление в любой форме, чрескожное введение, инъекции замедленного высвобождения, назальное введение, сублингвальное введение, имплантируемое введение и др. Предпочтение следует отдать наиболее удобному и безболезненному способу.

Первый сеанс отвыкания (т. е. употребление алкоголя параллельно с антагонистом) можно проводить в условиях пристального наблюдения в лечебном центре. Важно, чтобы последующие сеансы отвыкания происходили в тех же условиях употребления алкоголя и с употреблением тех же алкогольных напитков, к которым человек привык в прошлом. Стимулы, поступающие от этих привычных напитков и ситуаций, помогают выявить относительно специфические реакции данного человека на выпитый алкоголь. Например, для какого-то человека-алкоголика реакция на употребление пива во время просмотра спортивной передачи по телевизору может оказаться хотя бы частично независимой от его реакции на употребление алкогольных коктейлей на вечеринке или виски в баре. При этом необходимо обеспечить универсальность лечения. Хотя в рамках сеансов отвыкания алкоголику можно рекомендовать употреблять алкоголь, окружающие не должны заставлять его делать это.

Число сеансов отвыкания, необходимых человеку, зависит от степени его алкогольной зависимости и количества специфических ситуаций употребления им алкоголя, в которых следует устранить реакцию на выпивку. Поэтому продолжительность программы отвыкания может составлять от 1 до 5 недель.

После существенного ослабления реакции на алкоголь можно провести заключительный сеанс отвыкания с элементом наказания. Примеры наказания: слабый электрошок при употреблении алкоголя, продолжительные отрицательные вкусовые ощущения от очень больших порций алкоголя с рвотными позывами или без таковых, лечебное чувство отвращения, вызываемое алкоголь-сенсибилизирующим соединением, таким как дисульфирам или цианамид, и др.

После заключительного сеанса отвыкания пациент получает инструкцию воздерживаться от употребления алкоголя в будущем. Для того чтобы проконтролировать, что пациент выполняет это требование, существует несколько процедур. Среди них – консультации, психотерапия, семейная терапия, участие в группе «Анонимных алкоголиков» и др. Кроме того, нужно помочь человеку снова начать вести нормальной образ жизни.

Кроме того, пациенту следует сказать, что, хотя его реакция на алкоголь устранена для наиболее частых для него ситуаций употребления алкоголя, некоторые из этих ситуаций, возможно, остались неохваченными. Поэтому если человек предполагает наличие такой ситуации или уже попал в неё, он обязан попросить провести с ним необходимые дополнительные сеансы отвыкания. Или же этого пациента можно подвергнуть лечебной программе поддержки с постоянным применением опиатного антагониста.

Настоящее изобретение далее проиллюстрировано на следующем примере.

ПРИМЕР.

Отвыкание от алкоголя у 3-х штаммов крыс.

Методы.

Эффект употребления алкоголя после инъекции налоксона изучался на крысах мужского пола штамма AA с очень высоким уровнем употребления алкоголя, выведенных селекционным скрещиванием, крысах мужского пола Лонг Эванс и крысах мужского пола Вистар. В каждом случае животные сначала в течение нескольких недель получали постоянный доступ к 10 % (на объём) этанолу плюс пища и вода, и за это время употребление ими алкоголя сначала быстро выросло, а в итоге, спустя 3–4 недели, достигло стабильного асимптотического уровня. Затем им позволили доступ к 10 % спирту в течение только 1 часа в день. После стабилизации употребления алкоголя крысы каждого штамма были разделены на группы в зависимости от употребления алкоголя в последнюю неделю с 1-часовым доступом к алкоголю в день. Затем одной группе в каждом штамме вводили 10 мг/кг налоксон гидрохлорида за 5 минут до того часа, когда они имели доступ к алкоголю, повторяя это в течение последующих 4 дней, а контрольной группе вводили такой же объём солевого раствора. Была также 3-я группа («непарный налоксон») крыс Вистар, которым вводили 10 мг/кг налоксона через 3 часа после окончания их часа доступа к алкоголю. Изучался также объём употребления алкоголя в течение 1 часа на следующий день после последней инъекции. Затем крыс Лонг Эванс возвращали на режим непрерывного доступа к алкоголю и в течение последующих 13 дней измеряли объём потребляемого ими алкоголя.

РЕЗУЛЬТАТЫ.

Применение налоксона до употребления спиртных напитков постоянно уменьшало объём выпиваемого алкоголя у всех 3-х штаммов.

(рис. 1 и 2). На 4-й день тяга к алкоголю во всех штаммах почти исчезла, и потребление алкоголя было существенно (p<0,05) меньше, чем «до» (в течение предшествующей недели) и «после», т. е. после первой инъекции налоксона. Контрольная группа, получавшая солевой раствор, имела тенденцию к увеличению потребления алкоголя на протяжении нескольких дней – возможно, из-за стресса, вызванного инъекциями. Животные этой группы выпивали намного больше алкоголя, чем крысы, получавшие налоксон перед употреблением алкоголя в течение не менее последних 3-х дней отвыкания и в течение 24-х часов после инъекции.

Результаты последующего употребления алкоголя крысами Лонг Эванс показаны рис. 3. Крысы, подвергнутые отвыканию через налоксон, продолжали употреблять намного меньше алкоголя, чем крысы из контрольной группы, т. е. пьющие солевой раствор, в каждый день первой недели, а затем постепенно возвращались к уровню контрольной группы. Это могло быть вызвано повторным приобретением реакции на алкоголь. В соответствии с уже известным постулатом о том, что реакция приобретается повторно быстрее, чем изначальная, у них уходило меньше 2-х недель на повторное приобретение этой реакции, тогда как «наивные» крысы Лонг Эванс (т. е. никогда ранее не употреблявшие алкоголь) достигали этого же уровня употребления алкоголя только через 3–4 недели.

Крысы Вистар, которым давали налоксон через 3 часа после алкоголя («непарный налоксон»), не испытывали существенных неудобств по сравнению с контрольной группой (рис. 2); чуть меньший уровень употребления ими алкоголя можно, судя по всему, объяснить тем, что, в отличие от контрольной группы, они не испытывали стресса от инъекции непосредственно перед получением доступа к алкоголю. Группа «непарного налоксона» выпивали намного больше алкоголя, чем группа «парного налоксона», в каждый из 4-х дней отвыкания. Поэтому можно предположить, что уменьшение объёма употребляемого алкоголя было вызвано, в частности, опытом, полученным при сочетании налоксона с употреблением алкоголя.

Эти результаты согласуются с гипотезой о том, что употребление алкоголя при наличии в организме налоксона приводит к угасанию алкогольной реакции. Объём выпитой воды и вес тела при этом не уменьшались, и не было признаков отрицательного влияния на здоровье животных.

ПРИЛОЖЕНИЕ D.

Заявление Всемирной организации здравоохранения о безопасности и эффективности налтрексона и открытое письмо директора Национального института по проблемам злоупотребления алкоголем и алкоголизма Еноха Гордиса (1995 г.).

ПРОГРАММА «ПРОБЛЕМЫ ТОКСИКОМАНИИ».

ФАРМАКОЛОГИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ РАСТРОЙСТВ, ВЫЗВАННЫХ ТОКСИКОМАНИЕЙ: МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗРАБОТКИ ЛЕКАРСТВЕННЫХ ПРЕПАРАТОВ.

Отчёт о совместной консультации, организованной Фондом изучения аддикций (Торонто) и Программой Всемирной организации здравоохранения По проблемам токсикомании (Женева).

Торонто (Онтарио, Канада), октябрь 1995 г.

ВСЕМИРНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ.

Нами была установлена эффективность налтрексона. Проводимые в настоящее время исследования, в рамках которых изучаются соответствующие опиатные антагонисты (такие как налмафен) могут убедить фармацевтические компании в возможности разработки лекарственных препаратов в данной области медицины. Дисульфирам также эффективен для некоторых больных, однако в контролируемых исследованиях проверить его эффективность оказалось затруднительно.

Об авторе.

РОЙ ЭСКАПА, д.м.н., получил степень бакалавра психологии в институте «Рид Колледж», Портленд, шт. Орегон, после чего приступил к написанию докторской диссертации в Калифорнийской школе профессиональной психологии в Лос-Анджелесе (1983 г.; лицензированный психолог, Нью-Джерси, 1988 г.) Получил богатую последипломную практику в области судебно-медицинской психологии, мультимодальной терапии и аддиктивной медицины. Опубликовал несколько научных статей и глав из книг, а также книгу объёмом 400 стр. по судебной психологии. В 1990-е годы разработал эффективную программу лечения детского энуреза. Параллельно тесно сотрудничал с др. Дэвидом Синклером в области фармакологического отвыкания (метод Синклера), исследовал причины и методы лечения алкогольной зависимости.

Является ассоциированным членом Британского психологического общества и дипломированным психологом. Активно работает над популяризацией метода Синклера как эффективного и недорогого способа лечения. Занимается очной и заочной (по Интернету) практикой. Готов выступать перед представителями фармакологической промышленности, правительства, здравоохранения и сферы образования для разъяснения сути и метода Синклера как революционного средства предотвращения и лечения алкогольной и других зависимостей.

Примечания.

1.

Вскоре после того, как я это написал, моя старая знакомая по имени Пэт задала мне вопрос о капсулах. Дело в том, что мужу её подруги, алкоголику, дали такую капсулу. Я ответил, что, на мой взгляд, лечение этим препаратом – это примерно то же самое, что обращение с узником тюрьмы «Аль-Грейб», которому приказывают поднять и не опускать руки, иначе его будут жестоко пытать и могут довести до смерти. Недавно мы с Пэт встретились и я спросил её: «Помнишь того алкоголика, которому прописали капсулу антабьюз? Я тогда сказал, что он погибнет, если выпьет её. Случилось ли это?» Она сказала, что тот человек примерно месяц воздерживался от приёма алкоголя, но в конце концов не выдержал и снова стал понемногу пить. У него возникли проблемы в личной жизни. Кончилось это тем, что он принял большую дозу алкоголя и умер. Думаю, это похоже на действия заключённого, предпочитающего смерть постоянным мучениям.

2.

Эти данные опираются на результаты, полученные в клиниках Финляндии и Флориды (США).

3.

Захватывающая история открытия опиоидных рецепторов описана в CandicePert.MoleculesofEmotion: The Science Behind mind-Body medicine, New York: Touchstone, 1997.

4.

Нейроны выстреливают, рецепторы активизируются. Если активизируется достаточное количество рецепторов глутамата, они заставляют содержащие их нейроны выстреливать. А опиоидные рецепторы никогда не заставляют нейрон выстрелить. Они обладают тормозящим эффектом, не позволяя нейрону выстрелить и блокируя передачу болевых ощущений. При активизации опиоидных рецепторов они приводят к укреплению – усилению – не самих себя, а только что использованных синапсов с глутаматными рецепторами.

5.

До того как были обнаружены эндорфины, считалось, что алкоголь может производить усиление, производя морфиеподобного алкалоида. Эта идея стимулировала многочисленные исследования и даже сейчас не может быть полностью отброшена. То, что мозг производит собственную морфиеподобную субстанцию (эндорфины), приводит к более простому объяснению алкогольного привыкания, доминирующему в наше время. Налтрексон и налмафен в каждом случае приводят к сходному отвыканию.

6.

См. Essays of an Information Scientist, Vol. 6, pp.121–130, 1983. Current Contents, 16, pp. 5-14, April 18, 1983 – http://www.garfield.library.upenn.edu/essays/v6p121y1983.pdf – история Фишмана и происхождение опиоидных антагонистов. Гарольд Блумберг из Медицинского Колледжа в г. Валхалла, штат Нью-Йорк, также был одним из ведущих исследователей опиоидных антагонистов. Последние помогли спасти тысячи людей, принявших слишком большие дозы героина или морфия – при анестезии. Эндорфины одновременно открыли в 1975 г. Джон Хьюз и Ганс Костерлиц в Шотландии и Раби Симантов и Соломон Снайдер в США.

7.

Однажды я наблюдал мощное воздействие налоксона на героин-зависимого человека, принявшего избыточную дозу героина. Его доставили в отделение скорой помощи центральной лондонской клиники. Было раннее, холодное январское утро. Больной находился в коматозном состоянии, на пороге смерти. Как только санитары ввели ему налоксон, он пришёл в себя. Налоксон полностью удалил героин из опиоидных рецепторов и вывел человека из наркотического сна. Пациенту это явно не понравилось и он был сильно раздражён. Дежурный врач сказал, что они спасли больному жизнь и что подобное может повториться.

8.

См. Приложение C – научное описание метода Синклера в Патенте США, где обосновываются научные факторы, лежащие в основе фармакологического отвыкания от алкоголя.

9.

Морфий и другие опиаты, такие как синтетический оксикодон, тоже можно рассматривать как «внешние» или экзогенные эндорфин-подобные вещества.

10.

С учётом современных данных в пользу фармакологического отвыкания от алкоголизма (см. Приложение 1), я думаю, что неэтично прописывать приём налтрексона и при этом советовать не потреблять алкоголь, т. к. научно доказано, что это – путь в никуда.

11.

Налмафен – это «сестринский» препарат. Он пока не утверждён официально, но в настоящее время принят в качестве средства лечения людей в США, и в скором времени ожидается его использование в Европе. Налмафен, в отличие от налтрексона, не метаболизируется в печени и поэтому не влияет на неё. Кроме того, налмафен имеет более сильную аффинность связывания опиоидных рецепторов, чем налтрексон. Налтрексон сейчас является лекарством общего типа (срок действия патентов истёк), поэтому он не является предметом внимания крупных фармацевтических компаний, т. к. право на его производство не является эксклюзивным. Другими словами, любая законно действующая фармацевтическая компания имеет право производить налтрексон, и конкуренция снижает стоимость этого препарата.

12.

Надёжным показателем «аддиктивного вещества», является желание крыс и людей «трудиться», чтобы получить его. Будут ли они трудиться, чтобы получить подкрепление от алкоголя, кокаина, никотина или героина? Да. Но они не будут трудиться, чтобы получить налтрексон или налмафен.

13.

См. Приложение A.

14.

Организация по развитию сельских районов Чинмая, Сидхбари, Химачал-Прадеш, Индия.

15.

Налтрексон и закон. См. http://youtube.com/watch?v=a88oFbHZS4E.

16.

После того как Эли Лилли ввела Прозак в практику лечения депрессии в США, он произвёл сенсацию и стал приносить прибыль в 3 миллиарда долларов в год. Теперь это беспатентный препарат общего типа, и для сохранения рыночной эксклюзивности фармацевтические компании были вынуждены предложить новые антидепрессанты СИОЗС, запатентованные на длительный срок.

17.

В скобках – мои комментарии.

18.

Ассоциация корректирует свои правила с целью разрешить фармакологическим компаниям демонстрировать результаты исследований их продуктов, кроме специально одобренных для особых условий.

19.

Отмечается присутствие в детских группах «Анонимных алкоголиков» детей в возрасте 11 лет.

См. статью в Wales On Sunday: Sarah Manners. 11-year-olds treated for alcoholism, March 9, 2008. http://icwales.icnetwork.co.uk/news/wales-news/2008/03/09/11-year-olds-treated-for-alcohol-ism-91466-20585094/ Скачано: 9 марта 2008 г.

20.

«State’s Malpractice Case Against Addiction Specialist Opens,» January 4, 2001, Iver Peterson, New York Times.

См.: http://query.nytimes.com/gst/fullpage.html?res=9C01EEDC1E3BF937A35752C0A9679C8B63 amp;scp=22 amp;sq=naltrexone amp;st=nyt. «Prosecutors began their malpractice case here in the suburbs of Trenton today against Dr. Lance L. Gooberman, the South Jersey addiction treatment specialist whose unorthodox cold-turkey method of treating opiate addiction cost the lives of at least seven patients, according to the state’s complaint.» Скачано 27 апреля 2008 г.

21.

Или налмафен, когда он будет доступен.

22.

Или налмафен – после того, как он будет одобрен в качестве средства от алкоголизма.

23.

Конечно, по предписанию врача.

24.

См. Главу 3. Суровая реальность, а также аннотированную библиографию в Приложении A.

25.

Фармакологическое отвыкание буквально «перерезает провода» аддиктивной сети. Поэтому его можно рассматривать как своего рода нано-нейрохирургию, исправляющую сверхпрочные нейро-супер-пути, возвращая их в состояние нормальных путей, т. е. в состояние, в котором они находились до приобретения аддикции.

26.

Это некоторое упрощение. На самом деле возникновение алкоголизма зависит от целого ряд генов, поэтому нельзя провести чёткую разделительную линию между потенциальными алкоголиками и теми, кто не подвержен такой опасности. Существует некий континуум. На одном его конце – те, кто после начала употребления алкоголя становятся алкоголиками через несколько лет. На другом конце – те немногие, кто защищён генетическими факторами от развития алкоголизма. Между ними находится основная масса людей, у которых вырабатывается аддикция, если окружающая среда побуждает их к употреблению больших количеств алкоголя.

27.

В Приложении D приведено «Письмо к коллегам» Еноха Гордиса от 6 февраля 1995. Д-р Гордис был директором Национального института по злоупотреблению алкоголем и алкоголизму. Написано как будто сейчас!

28.

См. аннотированную библиографию по клиническим исследованиям в Приложении A.

29.

Подробности можно узнать на сайте изготовителя – Alkermes: at www.alkermes.com.

30.

Для того чтобы понять масштаб системы путей в человеческом мозгу, учтите следующее: мозг человека насчитывает примерно 1000 млрд. (1триллион) нервных клеток, или нейронов, записанных в путях на пересечениях, называемых синапсами. Каждый нейрон имеет в среднем 7 тыс. синаптических соединений с другими нейронами – 7 тыс. трлн. соединений. Рецепторы ещё меньше в размере, каждое соединение содержит большое количество рецепторов.

31.

Синклер пишет: «Нужно чётко сказать, что мы не призываем больных пить много и сразу. Большие количества алкоголя не помогают (не ускоряют процесс снятия алкогольной зависимости) и могут быть опасны для здоровья. Но частое употребления алкоголя параллельно с налтрексоном полезно, т. к. каждая такая выпивка является сеансом снятия зависимости». (Скобки мои).

32.

Благодаря своей безопасности, налтрексон и налмафен, как и другие лекарства, которые можно получить только по рецепту, в будущем, вероятно, можно будет получать без рецепта. Это вопрос законодательства и спроса. Например, во многих странах препараты против холестерина можно купить без рецепта.

33.

См. Главу 9, раздел «Как добиться максимального результата».

34.

Синклер пишет о проведённом в Финляндии последующем наблюдении над пациентами, проходящими курс налтрексона. Оказалось, что 3 года после начала курса лечения они по-прежнему ощущали эти преимущества.

35.

Некоторым пациентам помогает краткое консультирование или коучинг для приспособления к социальным ситуациям, когда они ошибочно полагают, что алкоголь – это своего рода «лекарство» от социальных проблем.

36.

В Гл. 15 рассказывается об использовании метода Синклера для лечения других вредных пристрастий (героин, кокаин, амфетамин, чрезмерный секс, азартные игры, шоколад, курение, хакерство, поиск нездоровых приключений).

37.

Лечение было проведено в частной клинике в Финляндии.

38.

Инъекции Vivitrol® были одобрены в США, а недавно и в России. Использование имплантатов нуждается в дальнейшем изучении.

39.

Поздравляем Нитию Ярам-Линдстрем с превосходной диссертацией! Диссертацию можно скачать по адресу http://diss.kib.ki.se/2007/978-91-7357-449-5/thesis.pdf. источник: 26 февраля, 2008 г.

40.

Производство амфетамина в подпольных лабораториях по всему миру обходится недорого. Это намного дешевле, чем покупать кокаин или героин на улице.

41.

Классический пример «усиления с переменным коэффициентом» – игровые автоматы, или «однорукие бандиты»: вы не знаете, когда получите усиление и какова будет его степень. Временные интервалы могут быть короткими и длинными, количества могут варьироваться. Этот тип обучения сильнее всего сопротивляется отвыканию. Лечение отвыканием даёт слабые результаты, если усиление, получаемое от патологического игрового пристрастия, фактически возникает благодаря выигрышу денег. По сути дела, человек с игровой зависимостью получает усиление независимо от того, выиграл ли он.

42.

Можно ожидать, что скоро будут созданы более эффективные никотин-блокирующие агенты. Разумеется, может оказаться эффективной курительная трава, оказывающая никотин-блокирующее действие, если её смешать с табаком и курить.

43.

Во второй половине 1990-х г.г. Кевин Митник провёл почти 5 лет в заключении – в Федеральной тюрьме Лос-Анджелеса без права пересмотра дела, и год – в одиночной камере. А сейчас крупные корпорации платят ему за его услуги. Наконец-то он одержал личную победу над дотошными служиткелями закона (см. www.mitnicksecurity.com).

44.

Это даже хуже, чем перспективы зависимости от кокаина и героина. Например, исследование, проведённое по поручению Конгресса, показало, что более 50 % кокаиновых наркоманов и более чем 66 % кокаиновых и героиновых наркоманов употребляли эти наркотики в течение года. (Пегги Оренстейн. «Не стать наркоманом». «Нью-Йорк Таймс», 10 февраля 2002 г.).

45.

Эти результаты были представлены на заседании Исследовательского общества по проблемам алкоголизма (Чикаго, 2007). Д-р Синклер отметил, что он не удивился эффективности налтрексона, не требовавшего дополнительного консультирования. По словам Синклера, его подопытные крысы, принимавшие налтрексон, не обращали ни малейшего внимания на то, что он им говорил.

46.

Механизм действия налтрексона при зависимости от опиатов является, как было показано, отвыканием (Renault, 1980). Доклинические и клинические данные говорят о том, что изначальное действие налтрексона при алкоголизме также является отвыканием от моделей поведения, связанных с употреблениемнаркотических веществ, причём это отвыкание является результатом блокирования усиления данным препаратом (Sinclair, 2001).

47.

На вкладыше не говорится о чрезвычайно важных результатах этого клинического исследования (O’Malleyetal., 1992, а именно об эффекте клинического протокола. В данном исследовании было испытано 2 протокола: КОПИРУЮЩИЙ, когда пациенты пили параллельно с приёмом налтрексона, ПОДДЕРЖИВАЮЩИЙ, когда им параллельно с приёмом налтрексона давали сильную абстинентную поддержку. Оказалось, что эффективность налтрексона существенно зависит от протокола. Все важные преимущества налтрексона над плацебо были достигнуты в КОПИРУЮЩЕМ протоколе, а при ПОДДЕРЖИВАЮЩЕМ особых преимуществ налтрексона над плацебо не наблюдалось. Поэтому не следует прописывать налтрексон, если при этом требуется полная абстиненция. Наоборот: следует использовать протокол, позволяющий принимать алкоголь, когда налтрексон присутствует в организме.

48.

Недавние клинические исследования (напр., Antonetal., 2006) показали, что налтрексон является эффективным препаратом даже при минимальном медицинском наблюдении и нет необходимости прнимать его в рамках комплексной программы лечения алкогольной зависимости. Данный препарат даёт серьёзные результаты без существенного врачебного сопровождения, причём такое сопровождение не способствовало улучшению результатов действия налтрексона. Остаётся выяснить, зависит ли это от конкретной формы врачебного сопровождения. Воможно, комбинация других форм врачебного сопровождения может улучшить действие налтрексона.

49.

На частоту наступления побочных эффектов влияет применяемый протокол. Эти результаты были получены при приёме налтрексона ещё не активно пьющими людьми. Когда налтрексон принимали люди с алкогольной зависимостью, не прошедшие предварительной алкогольной детоксикации, причём с протоколом, позволяющим употребление алкоголя с параллельным принятием препарата, жалобы на побочные эффекты снизились до уровня, который наблюдался при приёме плацебо (Heinälä etal., 2001).

50.

Напр., это метадон или ЛААМ (лево-альфа-ацетил-метадол).

51.

Подчёркнутые выше слова в принципе были использованы как инструкция в первых контролируемых клинических исследованиях налтрексона в случаях опиатной зависимости (Renault, 1980) с целью недопущения употребления пациентами героина и других опиатов при принятии налтрексона. Вкладыш в упаковке не говорит ничего о том, что налтрексон дал отличные результаты среди подгруппы пациентов, не выполнивших эту инструкцию и ввели себе опиаты в то время, когда проходили курс лечения налтрексоном.

52.

Sinclair, J. D. (1981) The Rest Principle: A Neurophysiological Theory of Behavior, Hillsdale, N.J.: Lawrence Erlbaum Associates.

53.

Crick, F. (1994) The Astonishing Hypothesis, London: Simon amp; Schuster, p. 258 and p. 33.

54.

Кроме того, на аналоговой шкале алкогольной зависимости.

Оглавление.

Пить, чтобы бросить пить. Благодарность. РАЗДЕЛ 1. Кто сказал, что алкоголизм нельзя вылечить? 1. Как подготовиться к лечению. Организация «Анонимные алкоголики» и метод Синклера. Антабьюз и метод Синклера. Как я открыл для себя метод Синклера. Моё знакомство с проблемой алкоголизма. Мой вклад в борьбу Джеймса. 2. Генезис средства от алкоголизма. Синклер выявил механизм алкогольной зависимости. Фармакологическое отвыкание. Открытие средства от алкоголизма. Обучение и привыкание. Фармакологическое отвыкание: устранение зависимости и лечение. Привычка пить ослабляется у крыс-алкоголиков: отвыкание. Уменьшение употребления алкоголя у реальных пациентов. Снижение пристрастия к алкоголю у реальных пациентов. Не бросайте пить при приёме налтрексона. Студенты профессора Шумского меняют его модель поведения. Учёные изучают гипотезу «Налтрексон – Выпивка». 3. Суровая реальность, лежащая в основе этого метода лечения. 4. Почему я раньше ничего не знал о методе Синклера? История. Информационная перегрузка: медленное разворачивание нефтяных танкеров. Патенты и прибыли движут миром. Коммерческие интересы: преодоление рыночных барьеров. «Критическая точка»: открытие налтрексона и метода Синклера. США опережают Англию, но и здесь мало знают о налтрексоне. Злоупотребление алкоголем нерационально. Настройтесь на то, чтобы просто принимать лекарство. РАЗДЕЛ 2. Пять шагов на пути к излечению от алкоголизма. 5. Начало: Как пить и сохранить трезвость. 6. Шаг 1: Суть лечения. Революционное мышление. Абстиненция запрещена. Прямолинейное мышление – опровержение мифов. Каким образом вы утратили контроль и как восстановить его. Это лекарство предотвращает алкоголизм. Пользу от этого лечения получают не только «алкоголики». Как быть с негативом. Кому противопоказан этот метод лечения. Вас нельзя обвинять в том, что пьёте. Опиоидергическая система. Что происходит при употреблении алкоголя параллельно с налтрексоном. 7. Шаг 2: Самооценка. Нуждаюсь ли я в помощи? Это – болезнь. А значит, есть и лекарство. Поможет ли мне это лекарство? Ваше умственное здоровье. Лечение без осуждения. Анкеты и способы самооценки. Анкета Юинга. Интерпретация анкеты Юинга. 8. Шаг 3: Ваш рецепт налтрексона. Получение рецепта: пить параллельно с принятием налтрексона – это «хорошая медицина». Что значит пить параллельно с принятием налтрексона? Злоупотребление алкоголем и алкогольная зависимость – иррациональны. Врач поможет вам вылечиться. Налтрексон + Алкоголь = Излечение. 9. Шаг 4: Планирование уменьшения алкогольной зависимости и потребления алкоголя. Начинаем избавление от зависимости: Налтрексон + Алкоголь. Это как научиться прыгать с парашютом. Измерение потребления алкоголя. Дневник употребления алкоголя. Измерения тяги к спиртному. Визуальная аналоговая шкала влечения к алкоголю (ВШ). Начните Дневник употребления алкоголя. Чего следует ожидать? Выборочное отвыкание. Как добиться максимального результата. Последующее наблюдение и его окончание; терапия. Не бросайте лечения. На всё нужно время. 10. Шаг 5 – главный: как остаться здоровым. Как узнать, что излечение наступило? Золотое правило. «Выздоравливать» и «выздороветь». РАЗДЕЛ 3. Что говорят исцелившиеся люди. 11. Рассказ Джулии: лечение по методу Синклера «Делюкс». 12. Рассказ Ричарда: Лечение по методу Синклера «Лайт» – менее интенсивное, но не менее успешное. 13. Рассказ Дэвида: успехи неоднократно лечившегося пациента. 14. Рассказ Пита: Неравнодушный, неоднократно лечившийся алкоголик и кокаинист, которому наконец-то был прописан налтрексон. РАЗДЕЛ 4. Трезвое, счастливое будущее. 15. Другие вредные пристрастия. (Героин, кокаин, амфетамин, чрезмерный секс, азартные игры, шоколад, курение, хакерство, поиск нездоровых приключений). Опиаты – морфий, героин. Синтетические опиаты – оксикодон. Кокаин. Амфетамин – «возбудитель», «спид», «тик». Сексуальная аддикция. Игровая зависимость. Шоколад, сладости, избыточный вес. Никотин и курение. Хакерство, Интернет-зависимость, поиск острых ощущений. Экстремальный спорт, чрезмерное увлечение спортом. 16. Плата за алкоголизм. Цифры и факты. 17. Для профессионалов-медиков. Кто может получить данное лечение. Дозировка. Информация для пациентов. Фармакологическое усиление альтернативных здоровых моделей поведения. Вкладыш в упаковке налтрексона. DESCRIPTION. КЛИНИЧЕСКАЯ ФАРМАКОЛОГИЯ. ПОКАЗАНИЯ И ПРИМЕНЕНИЕ. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ. МЕРЫ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ. НЕБЛАГОПРИЯТНЫЕ РЕАКЦИИ. ВОЗМОЖНОСТЬ НАСТУПЛЕНИЯ НОВЫХ СОБЫТИЙ. ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ И ЗАВИСИМОСТЬ. ДОЗИРОВКА И ПРИМЕНЕНИЕ. ПРИЛОЖЕНИЯ. ПРИЛОЖЕНИЕ A. Результаты применения налтрексона и налмафена: клинические испытания и обзоры. ПРИЛОЖЕНИЕ B. Как изучать алкогольную зависимость. Действие. Усиление. Как предотвратить возникновение алкогольной зависимости. Реверсирование алкогольной зависимости. ПРИЛОЖЕНИЕ C. Метод лечения алкогольной реакции. ПРИЛОЖЕНИЕ D. Об авторе. Примечания. 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13. 14. 15. 16. 17. 18. 19. 20. 21. 22. 23. 24. 25. 26. 27. 28. 29. 30. 31. 32. 33. 34. 35. 36. 37. 38. 39. 40. 41. 42. 43. 44. 45. 46. 47. 48. 49. 50. 51. 52. 53. 54.