Полезная книга для мамы и папы.

...

Кормить ребенка насильно, если он не хочет есть, НЕЛЬЗЯ! С этим согласны все врачи и педагоги. Ни к чему хорошему это не приведет. Даже если вы силой накормили его один, два, три раза, добьетесь только того, что малыш будет воспринимать процесс еды как нечто агрессивное и отрицательное.

Давайте разберемся в причинах такого хулиганского поведения. Их может быть много, но «караул» следует кричать лишь тогда, когда ребенок СОВСЕМ не ест длительное время, когда к потере аппетита присоединяются вялость, слабость, бледность и потеря в весе. Тогда да, бегом к доктору, и как можно скорее. Но есть другие причины, о которых мама с папой могут просто не знать, а между тем все не так страшно!

В этом разделе мы:

• вначале поговорим о традициях семейной трапезы. Ведь прием пищи – это не только наполнение белками, жирами и углеводами, но и повод избаловать малыша или, наоборот, научить его уважать и чтить семейные традиции и ценности;

• затем коснемся некоторых возрастных особенностей;

• попытаемся выяснить, как еда связана с характером;

• и наконец, обсудим, какие причины могут снижать аппетит.

Кормим малыша. Традиции семейной трапезы.

Мы заботливые и любящие родители. Мы стараемся, чтобы ребенок рос в тепле, достатке, окруженный лаской и любовью. И конечно, худеющий и бледнеющий от голода малыш – это не наш ребенок! Мы накормим любыми способами: уговорим, споем и спляшем, расскажем сказку. Давайте остановимся на минутку и задумаемся: а правильно ли выплясывать перед кривляющимся за столом ребенком, правильно ли упрашивать, идти на хитрости, изобретать «веселенькие» блюда? Может быть, запихивая с танцами и песнями лишнюю ложечку, мы портим малышу характер?

Где грань между «оберечь и накормить» и «избаловать»?

Лакомый кусочек.

Кому дадим самое вкусненькое? Иногда именно из этого вопроса «растут ноги» каприза. Мама и бабушка выбирают самое лучшее, самое лакомое для малыша. А себе? Себе – что останется. Сели за стол. Кому первому налили, положили, кого покормили сначала? Малыша. А сами потом. Очень скоро ребенок делает правильный вывод – я самый главный. Следствие: будет так, как захочу. Не хочу кашу, а хочу конфет – и все тут.

А как правильно? В устроенной по иерархичному принципу православной семье будет так. Все сели за стол. Кому первому наливается суп? Правильный ответ: папе. Кто первый берет кусок хлеба? Папа. И если маленькая шаловливая ручонка потянулась вперед, то мы ее легонечко отстраним и скажем: «Тебе потом, ты младший». А если за столом сидит дедушка? Тогда сначала наливаем ему, потом папе и всем мужчинам по старшинству. Потом – бабушке и дальше женщинам по старшинству. И только потом детям. Может, ваша семья устроена иначе и мужчины занимают в семье позицию, равную с женщинами. Но в любом случае никогда ни ребенок, ни подросток, который еще не вносит вклада в семейное благополучие, не должны получить тарелку раньше старших. Ни одного раза! Вот тогда будет и вывод другой: родители – главные, и следствие: родители сказали, что надо есть кашу, значит, буду.

Посадили за стол, а он ноги на стол.

И такое бывает. Уж что только мы не терпим, лишь бы ел. И кривляния, и ерзанье на стуле, и свинарник в тарелке. Опять заглянем в столовую, где обедают в тишине и мире, без ссор и кривляний. Но вот двухлетняя малявочка капризничает за столом, балуется. Мама сделала замечание – не помогло. Тогда вступает папа: «А почему это Оленька не слушается маму? Если ты не перестанешь, тебе придется выйти из-за стола». И если Оленька не перестала, то мама вынесет ее в комнату и посидит вместе с ней. Посокрушается: «Как плохо получилось, ведь папа не велит, чтобы ты капризничала. Что же нам делать? Попросим у папы прощения?» Пусть кивнет, пусть захочет обратно, к столу, ко всей семье, к папе. Тогда идите вместе, просите за нее, если она еще говорить как следует не умеет: «Оленька больше не будет, прости ее, папа». – «Не будешь?» – «Нет», – помотает головой наученная горьким опытом девочка. И вот когда папа скажет: «Хорошо, садитесь» – тогда и садитесь. А детку постарше выставляете из-за стола одного, пусть подумает сам. Вы думаете, двухлетняя кроха не поймет, что произошло? Отлично поймет. И годовичок поймет, что нужно вести себя хорошо, что папа или мама всегда пресекут плохое поведение. А капризы за столом мы не потерпим – никогда. И малыш это знает и поэтому ведет себя прилично.

Нелюбимая еда.

Все знают, что Петя Иванов, трех лет отроду, не ест борщ. Поэтому в семье Ивановых не готовят борщ. А еще все знают, что Петя любит картошку. И поэтому на обед и ужин Ивановы едят картошку. В страшных снах родители Ивановы видят картошку, а в счастливых – борщ. Правильно ли это? Ниже мы поговорим о кулинарных пристрастиях и скажем, что, конечно, вкусы малыша нужно учитывать. Но учитывать – не значит делать Петины (Машины, Васины и т. д.) предпочтения обязательными для остальных членов семьи.

Вот маленькая девочка тихо плачет над тарелкой каши. Ей положили совсем чуточку, но она и чуточку этой ужасной овсянки проглотить просто не в силах! Не может, и все. И ведь не капризничает ребенок, ей действительно плохо. Сейчас или никогда у вас есть шанс продемонстрировать, что такое семья. Папа не будет читать мораль и ругаться, а мама не уберет тарелку с кашей. Папа берет горсть клубники (ложку варенья) и кладет в тарелку. Овсянки теперь почти не видно, она вся покрыта ягодками. Девочка тяжело вздыхает и берет ложку. И не в том даже дело, что с ягодами ее съесть легче. Дело в том, что она поняла: ее пожалели, поддержали, помогли. Ее семья – рядом. Но в то же время интересы семьи остались на первом месте: мама не шеф-повар в ресторане – она утром успевает сварить только одну кашу, и значит, есть будем ее.

Еда как средство воспитания.

Был в старину такой способ наказания – шалуна или бездельника отправляли в постель без ужина. Сейчас многие родители скажут, что это зверство, издевательство над ребенком. Правы ли они?

Ну, оставшись один раз (и два и три) без ужина, от голода не умрешь. Лишение пищи – нормальный, а не зверский, как кто-то подумает, способ привести зарвавшегося детку в чувство. Если материнское сердце уж совсем разрывается на части от такого издевательства над крошкой, можно дать ему кусок хлеба и стакан воды: «Вот тебе, чтобы ты не был совсем голоден. Но кормить тебя вкусно я сегодня не буду. Ты не заработал свой ужин. Доброй ночи!» В самом деле, родители покрывают его нужды – в еде, одежде, учебниках, во всем. Но и ребенок должен помогать родителям – он должен делать то, что будет облегчать им жизнь (например, вести себя нормально). Иначе вы выпустите в мир, в его будущую семью потребителя и тунеядца.

И он должен это понимать. Что не папина-мамина это прихоть – изощренно и с особой жестокостью наказать его, лишить ужина, а закономерное следствие нарушения правил, требований, которые обязательны к исполнению всеми членами семьи. Обратите внимание! Папа и мама тоже подчиняются этим правилам. Мы, взрослые, знаем, что каждый поступок имеет следствие. А ребенка нужно этому научить. И научит его этому только твердая любящая рука. Очень твердая. Потому что – очень любящая.

Не завтрак, обед, ужин, а трапеза.

Именно так назывался раньше прием пищи. Потому что не просто едят, а принимают с благодарностью хлеб насущный. Перед трапезой все читают молитву. И старший просит Бога благословить трапезу. Потом все садятся за стол – сначала старшие, потом младшие. Причем младший не может сесть, пока не сели все, кто старше него.

Кое-кто еще сохранил древнюю традицию, идущую из седой старины, с апостольских времен, читать за трапезой душеполезное чтение. То есть все едят, а один читает. Конечно, при нынешней семье в 2–3 человека это несколько странно. Но вот если за столом собралась большая семья или дело происходит в православном поселении или в трапезной храма, там вы обязательно услышите чтение чего-то очень интересного. И дети привыкают слушать, не шуметь, сидеть за едой благоговейно. И выскочить из-за стола им не придет в голову, они знают, что сначала нужно поблагодарить Бога, потом маму, приготовившую пищу, а потом попросить разрешения выйти, если остальные еще продолжают есть.

Раннее утро. В каждой семье гонка. Одни уходят в садик, другие – в школу, третьи – на работу. Все должны умыться, собраться, поесть. Общий завтрак получается не всегда. Но что должно получиться всегда, даже если ваша семья не верующая, – это тихий размеренный завтрак, пусть недолгий, но очень мирный, без гонки. Таким же мирным должен быть и обед, а ужин – это вообще семейный праздник: все вместе за одним столом, все по очереди расскажут, что произошло за день. Сначала, конечно, говорят папа и мама, но малыш знает, что придет и его очередь, и ждет с нетерпением возможности поведать о своих приключениях. Ну как тут можно капризничать, не есть, кривляться!

Подведем итог и еще раз повторим принципы поведения за столом, которые не дадут прорасти капризам.

1. Главные за столом – родители. Они получат еду первыми, а малыш подождет своей очереди.

2. Кривляку не оставим за столом, а отправим в свою комнату подумать.

3. Не будем мучить всю семью ради малыша, заставляя есть только то, что он любит.

4. Шалуна и капризулю можем оставить без вкусного ужина. Не заслужил.

5. Завтрак, обед и ужин – не просто насыщение, а трапеза, с традициями, общением. Это особое время, когда вся семья вместе.

Аппетит растет вместе с крохой.

Если с семейными установками у вас все в порядке, а ребенок все же не ест, то можно поискать причины отсутствия аппетита. Каприз за столом иногда может быть и проявлением другой проблемы, и закономерным этапом развития ребенка.

Ему шесть месяцев: он еще не умеет есть.

Моя мама говорит, что начала меня прикармливать с четырех месяцев. Моему уже пять, а все, что я пытаюсь дать ему попробовать, тут же выпихивается языком обратно!

Крик души с родительского форума.

Грудное молоко или обогащенная смесь содержат все, что нужно вашему малышу в период до полугода. Зачем же навязывать ему то, в чем он совершенно не нуждается? Мало того, до шести месяцев у деток сильно развиты рвотный рефлекс и рефлекс выталкивания языком твердых предметов. Так что не переживайте, выплюнув еду, малыш не хотел вас обидеть, а просто сказал вам, что еще не готов. Наберитесь терпения и ждите, когда ребенок окажется готов к приему твердой пищи.

Когда же этот момент настанет, он сам даст вам знать, что готов. Признаки такой готовности:

• ребенка заинтересовало, что и как вы едите;

• у ребенка уже появился первый зубик;

• он уже может сидеть на стульчике для кормления;

• умеет брать предметы «клювиком» (большим и указательным пальцами).

К шести месяцам рефлекс выталкивания пищи языком и рвотный рефлекс постепенно угасают. Ура! Ну, теперь-то вроде уже изо рта малыша ничего не должно вываливаться! Нет, все равно ползет обратно! Что ему только не предлагали! Полный крах кулинарным способностям! Ему ничего не нравится! Стоп, стоп.

Вот если ваш ребенок кривится, передергивается, тогда действительно не нравится.

Если нет таких «острых» проявлений, значит, он просто занят тем, что учится справляться со своим непослушным языком. Ведь надо от передней части ротовой полости перекатить еду к задней, потом все проглотить, да еще при этом держать рот закрытым, а он все время открывается! Конечно, на первых порах все может повалиться в другую сторону! Вот вы, взрослый человек, нарисуйте одновременно правой рукой круг, а левой – квадрат. Что, сразу получилось? Малышу тоже трудно, поэтому наберитесь терпения и потихонечку, понемножечку начинайте вводить прикорм.