Приобщение к чтению: инновации для родителя, инструментарий библиотекаря.

Глава 1. Проблемы «нечтения» детей.

Ранее детство. Мечты, ожидания,

Игры без устали, счастье без края,

Смех без причины и плач без страдания —

Дни благодатного рая.

Сколько подарков на праздник блистающий.

Спрятано в доме! Ищи же смелее —

Холодно, просто мороз ужасающий,

Ближе, теплее, теплее…

И наконец – горячо! И желанные.

Ружья, машины, воздушные змеи,

Сладости, куклы и платья нежданные.

Руки берут, пламенея.

Детство… А после – труды и прощания,

Стон от усталости, слезы от боли,

Краткое счастье, расплата, ветшание,

Жизни последние роли.

Сколько даров невозвратно утрачено —

Кануло в омут глубокий и вечный!

За наслаждение щедро заплачено.

Ранами смуты сердечной.

В доме надежды – смятенно и голодно,

К шествию зла не дано притерпеться.

Холодно, холодно, холодно, холодно…

И никогда не согреться.

Д. Киршин. Пробуждение.

1.1. Чтение вслух в проекции произведений художественной литературы и не только.

В городе, и на селе мы имеем сегодня одну и ту же проблему: наши дети почти не читают. Библиотекари жалуются, что не могут «заманить» читателя в библиотеку, педагоги – на слабую подготовку к школе и восприимчивость к новым знаниям, воспитатели детских садов (особенно на селе) – на недостатки семейного воспитания. Очевидно, если было бы просто, уже давно нашелся бы выход; тенденция «отказа от чтения» захватила не только Россию, и ее можно назвать мировой. Тем не менее, кое-что все-таки сделать возможно… и в этом активное участие должны принять оба родителя.

Глава родительского опыта адресована в первую очередь родителям, педагогам и воспитателям, которые хотят мотивировать детей к чтению.

К двум годам лексический словарь здорового ребенка включает около 300 слов. Великовозрастная Эллочка Щукина (И. Ильф, Е. Петров. «12 стульев») осталась на этом уровне; и ей комфортно. Но у развивающегося ребенка любого пола в течении следующего (третьего) года жизни происходит знаковый прорыв: количество знакомых слов, которыми он свободно оперирует, увеличивается втрое, а понимать он способен уже ¾ понятий бытовой лексики. Десять новых слов в день, которые может запомнить в этом возрасте ваш взрослеющий ребенок, нужно использовать по максимуму: читайте вслух и, повторяя, учите его новым словам. На несколько месяцев это вечернее занятие с дочкой в моей семье стало увлекательной игрой. Скорость усвоения новых слов зависит от количества и качества услышанного текста. Данный прием чтения вслух является дополняющим к уже широко признанному обучению детей с помощью картинок, на которых подписано определяющее слово (характеристика): изображен жираф – подписано – «Жираф». Многие родители совершают ошибку, полагая, что этого достаточно. Нет! Кроме того, чтобы пояснить картинку «жираф большой – он может видеть далеко» необходимо взять в руки книжку и, по согласию ребенка, прочесть ему отрывок сказки о жирафе. Вовремя остановитесь, убедитесь, что ребенок еще не потерял внимания к вашему чтению или не заснул. Вообще в данном примере всегда лучше остановиться много раньше, чем чуть позже, провоцируя интерес ребенка к следующему отрывку (книге); тогда он будет ждать вашего следующего занятия-игры с нетерпением. В восприимчивом возрасте ребенок подражает: ваш подражает вам, мой ребенок – мне и они оба – телевизионному действию, радиотрансляции, музыкальному исполнителю, рекламному ролику… Артур Конан Дойль устами своего героя Шерлока Холмса убеждал Уотсона в том, что человеческий мозг – это ограниченный по размерам «чердак», куда можно спрятать полезную информацию и навыки (вкупе называемые опытом). Ребенок копирует туда свой рекламный ролик, многократно повторяемый и хорошо усвояемый. Вне зависимости от того, как часто дети смотрят телевизор и видят конкретный сюжет, уже «спрятанный» в их маленьком мозгу, память сразу же возвращает отложенное и… ребенок занят уже только этим. На восприятие другой, подчас более полезной информации уже нет ни времени, ни места на «чердаке», а опосредовано уже нет и желание; поэтому возникают конфликты с родителями или воспитателем, которые не знают или не умеют понять – что творится в детском «чердаке». Вот почему архиважно занять место в детском сознанием чтением, чтобы там поселились герои сказок из книг раньше, чем герои «мультиков». Киноискусство (включая телевизионные мультфильмы) все равно возьмет верх, поскольку основано на визуализации; сюжет живо представляем видеорядом. «Хлеба и зрелищ» – кричали римляне много веков назад, и этим выражали самые актуальные во все времена желания человека. Но если приучить ребенка слушать чтение вслух мамы и папы раньше, чем узнать телевизор и компьютер, то последние только дополнят, но не вытеснят книгу из сознания маленькой личности, познающей мир. Некоторые, вероятно, остановятся на этом месте и спросят: «что за бред пишет этот автор, свалившейся, вероятно, с луны? Мы не можем в ХХI веке отказаться от благ цивилизации, отменить телевизор, не пользоваться компьютером. Кто тогда будет работать и, что немаловажно, зарабатывать? Мы не допустим, чтобы наш ребенок был хуже других». Все так… Но, дорогие мои, ни один компьютер или телевизор не заменит вас, не сможет обнять ребенка, поговорить с ним по душам. Это нужно делать как можно чаще, ибо одно из проявлений любви – общение и познание; что, впрочем, вполне сочетается с самым динамично развивающимся именно в XXI веке направлением – коммуникацией. Разумеется, я не призываю запретить «зомбоящик»; столь радикальное желание как запрет ИНН или ПК ни к чему не приведет (хотя, признаюсь честно – в возрасте 38-ми лет, я хотел бы ограничить их влияние на наших детей), но… это все равно, если бы удалось ограничить или запретить саму Луну. Исходя из реальной ситуации, надобно изменить свое отношение к ней. Не запрещать продажи отвлекающих источников, ориентированных на получение удовольствия, а учить читать книги. И делать это, если возможно, с тройным усилием. Чаще читать вслух ребенку с самого раннего детства, обнимать его, говорить о своей любви, и показывать ее. Джон Стейнбек в свое время писал: «Люди, вырастая, забывают об этой ужасной обязанности научиться читать. Это, пожалуй, величайшая задача, которую необходимо решить человеческому уму, и решать ее необходимо в детстве». Да, это некоторая хитрость; да это труднее достичь (для этого надо потрудиться, кое-что сделать), чем сесть вечером у телевизора, и не мешать ребенку знакомиться с «голубым экраном» глубже. Но те из родителей, кому это удастся – лучше всяких учителей приобщат своего ребенка к чтению в будущем. А для этого и нужно то немного; учитывая то, что ребенок активно копирует и ваше поведение, то не садитесь надолго смотреть телевизор в присутствии ребенка. Занимайтесь компьютером без него. С другой стороны не приученному в детстве к книге (чтению) малышу впоследствии вряд ли помогут психологи – специалисты по чтению, учителя. Они лишь корректируют, слегка огранивают алмаз, который вырос в семье. Кардинально изменить этот благородный камень уже невозможно. Маленький героя романа Харпел Ли «Убить пересмешника» сидел на коленях и внимательно слушал, в то время как палец родителя двигался по страницам до тех пор, пока постепенно не установилась связь между звучанием конкретного слова и видом составляющих его букв. Основной фактор успеха в чтении вслух текстов маленьким детям и таким образом приобщения их к чтению заключается в том, что общение между родителем и ребенком происходит tet-a-tet в непринужденной обстановке, когда никто не мешает и исключены все отвлекающие факторы (сотовый телефон тоже к ним относится), можно задать доверительный вопрос и получить ответ. Индивидуальные занятия очень эффективны для обучения; вне семьи такую локальную и доверительную обстановку создать удается очень редко. И поэтому тоже заменить родителя (семейное чтение дома) никто не сможет. Поэтому у родителей (и семьи, включая старших родственников) такая важная роль, и такая серьезная мера ответственности; прежде всего перед ребенком и перед самими собой. Потом уже перед школой и обществом. В дальнейшем обучении наиболее важным фактором для развития является чтение вслух детям. Эта практика должна продолжаться из года в год. Если нет возможности читать каждый день, пусть это будет осуществляться два раза в неделю; но обязательно стабильно и с удовольствием, ибо ребенок тут же прочувствует малейшую фальшь. Когда дома детям читали вслух, они приходят в детский сад с хорошим лексическим запасом слов, умеют дольше удерживать внимание (усидчивы), лучше понимают печатный материал в школе, и в результате эффективнее впитывают новые знания и навыки. Это подтвердит вам любой воспитатель в детском саду – хоть в частном, хоть в «стандартно-бюджетном». И родители в большинстве своем – не только не против иметь читающих детей, а даже двумя руками – «за». Факторы, мешающие чтению стать общеупотребительным, вполне известны, и я не открою здесь Америки: большое количество отвлекающих моментов – от так называемых благ цивилизации (частично мы их обсудили выше) в домашних условиях и синдром «тестирования» и всепроникающего семиотического подхода (тесты, измерения) во всем. Они питают друг друга и обостряют проблему. В данном случае может помочь (и помогает) обоснованное и изолирование обучение (специальные частные школы и сады, надомное обучение без посещения «общих» мест – садов и школ, обучение в общинах единомышленников). Если вы думаете, что приверженцев такого воспитания подрастающего поколения сегодня мало – ошибаетесь. Эти родители – наиболее свободная (во всех смыслах, если предполагать, что в этом мире вообще существует свобода) и обеспеченная часть нашего общества. Не хочу спекулировать на тему достатка, но думаю, что такие дети, которых мне приходилось видеть не раз (хоть моя дочь посещает обычную школу), более здоровы морально и даже физически. Другое дело, что у подавляющей части населения современной России нет такой возможности – обучать детей в специальных пансионах, или нет достаточных знаний (и материальных возможностей) для обучения на дому. Без всякого сомнения – здоровые гармоничные личности воспитывались и в дворянском кругу (цвет нации) еще 3–4 поколения назад. Сегодня же будем исходить из того, что имеем. Сегодня в стране задействованы несколько десятков общественных и государственных программ в поддержку чтения; среди них деятельность МАЧ-РАЧ (соответственно международных и российских ассоциаций чтения), Программа Государственной поддержки чтения в России, Российский детский Фонд, Российский книжный союз (оба постоянно пропагандируют чтение), в школах проходят открытые уроки чтения, на общегосударственном уровне периодически заявляются «годы чтения», на протяжении нескольких лет действуют проекты «Успешное чтение», «Молодая России читает», различные программы по продвижению чтения готовят новых специалистов по данному профилю (что стоит одна только СПТРКЧ-2010; «Социально-педагогические технологии развития культуры чтения» в РГПУ им. А. И. Герцена), многочисленные конференции и семинары, и еще многое другое. Не учитывать при развитии – поддержке чтения новые стандарты было бы неверным. Но… во всем важен результат. А в данном случае – он не для хвастовства. Очевидно, права Ираида Ивановна Тихомирова, к.п. н, доцент ГУКИ (Санкт-Петербург), ведущий специалист по детскому чтению в России говоря, что нужно «не столько научить читать, но воспитывать чтением». Это огромная проблема сегодня. Впрочем, как и вторая ее составляющая: перед тем как учить читать, надо научить хотеть читать. Низкая личностная мотивация приобщения к чтению детей – вот вторая составляющая проблемы «нечтения». Очевидно, без мотивации обучения в автошколе водитель «далеко не уедет». Желание – основная и первая составляющая среди прочих – в искусстве, бизнесе, спорте и, конечно, в образовании – там, где человек становится успешным, он мотивирован. Чем больше занятие нравится – тем больше им занимаешься. Этот постулат работает и в чтении. Мотивация и личностный интерес тогда срабатывают, когда вы видите и слышите, что это важно в обществе, это «круть» (новый молодежный сленг, услышанный от 13-летней дочери: вместо «круто» – «круть»; вами восхищаются и вы восхищаетесь теми, кто вам интересен. На первых порах вовлечения в чтение – этот человек – родитель, открывающий ребенку богатство литературы. Логично, что, не зная о столь разностороннем богатстве, нет и желания приобщаться к нему. Поэтому и рекомендуется читать детям вслух художественные книги – через их призму открывается смысл и разнообразие жизни. У ребенка должны быть свои книги, которые можно ему подписывать, и свое место – где их читать: это может быть кухня, спальня и даже… ванная комната. Главное, чем нам в свое время удалось убедить дочь – это собственным примером. Когда она видела, как и где мы читаем (а читали мы везде), маленький «попугайчик» в точности скопировал поведение своих родителей. 1.1.2. Несколько практических советов Скажите ребенку, что: • чтение вслух можно записывать на диктофон, а затем с помощью персонального компьютера создавать аудиокниги для старших родственников, которые читать уже не в состоянии, но чтение любят – для наших бабушек и дедушек. Голос родной внучки (внука), записанный на «семейную» аудиокнигу продлит им жизнь. • или, что нет на свете ни одного писателя, который бы не умел и не любил читать. • чтение книги вслух сейчас уменьшит боль и недомогание (при наличии таковых). И вы получите ошеломляющие результаты. Адресуйте свое послание ребенку, который находится в восприимчивом возрасте. Нет смысла ждать, когда ему исполнится 15 лет, чтобы убедить его в пользе чтения. Результат будет убедительнее, если это проделать – когда ребенку от 2-х до 5-ти. Убедитесь, что то, что вы вслух читаете, интересно детям, волнует их, и может помочь вам сформировать их воображение. А чтобы завладеть вниманием ребенка и удержать его – избегайте скучных моментов. Предпосылку к чтению надо сделать краткой, несколько раз повторяющейся – возможно, в виде рифмовок, нравоучения должны заканчиваться еще до того, когда ему станет скучно. Читайте вслух сначала небольшие отрывки текста, постепенно увеличивая объем прочитанного. В заключение хотел бы напомнить о том, что очень верно подметил Джим Трилиз: «Дети «покупают» то, что культура продает. Почему мы должны остановиться на людях, для которых требуется больше времени, чтобы прочесть напечатанное сообщение, чем прочесть надпись на футболке?»Любой ребенок полюбит книгу, если узнает, что это «круть». Но кто ему об этом расскажет? Может быть, на этот раз, вы?

1.2. Личностная мотивация к чтению.

Каждый человек – отдельная определенная личность, которой вторично не будет. Люди различаются по самой сущности души; их сходство только внешнее. Чем больше становится кто сам собою, тем глубже начинает понимать себя, – яснее проступают его самобытные черты.

В. Я. Брюсов.

Человек – уникальная личность, и именно это является одним из основных постулатов личностно-ориентированного чтения.

Главными компонентами подхода являются признание уникальности каждого читателя и его индивидуального выбора. Здесь роль библиотекаря состоит не в передаче знаний, посредством передачи книг, а в организации такой среды, которая позволяет читателю опираться на свой творческий потенциал, мотивацию и соответствующую технологию чтения. Читатель и библиотекарь созидают совместную деятельность, которая направлена на индивидуальную самореализацию читателя и развитие его личностных качеств.

В личностно-ориентированном чтении выделяются следующие принципы:

1. Признание уникальности каждого читателя. При этом подходе должно учитываться то, что все читатели в зависимости от возраста, жизненного опыта, и многих иных факторов (включая образовательный ценз и индивидуально-характерно-генные особенности) имеют разную предрасположенность к чтению. Она реализуются в форме индивидуального отношения к книге и последующим результатам этой деятельности.

2. Каждый читатель понимает уникальность любого другого человека, включая и автора книги, признавать существование индивидуальной ценности любого другого человека, в том числе библиотекаря. Осознание уникальной ценности человека – залог не только чтения как такового, но и личностно-ориентированного обучения.

3. Посредством книги, анализа действия героев на ее страницах, читатель стремится понять и, возможно, даже принять для себя другую точку зрения или мотивы деятельности другого человека; так он реализует свою социальную роль. Взаимодействие читателя и автора в процессе чтения книги предполагает наличие, сохранение или изменение изначальной позиции первого.

4. Знакомство и выстраивание читателем отношений с общечеловеческими достижениями происходит только после того, как он сам осознал сущность изучаемого явления, процесса или вещи. Взаимодействие читателя с культурно-историческими аналогами происходит подобно тому, как происходит коммуникация с другими людьми. Результатом личностно-ориентированного чтения должно быть личностное приращение читателя к культуре, толерантности, внешним стандартам поведения.

5. Личностно-ориентированный смысл чтения может быть заложен в любом возрасте. К примеру, детское, развивающее, творческое или познавательное чтение имеет в своей основе личностную ориентацию. Без нее никуда; навязывание добровольно-принудительных домашних заданий в рамках школьной программы по литературе, нерезультативно, ибо не сочетается с личностной мотивацией к чтению.

Таким образом, о личностно-ориентированном чтении можно говорить тогда, когда при создании, осуществлении и диагностике образовательной деятельности учитываются природные, личностные и индивидуальные особенности человека. Только совместная деятельность, в основе которой лежат эти принципы, позволяет участникам процесса чтения всесторонне развиваться в рамках гуманистической направленности.

Книга – тот ресурс, от которого происходит удивительный энергообмен между читателем и автором. То, ради чего существует книга, поэтому она будет актуальна вечно… Между зрителем и телевизором, Интернетом энергообмен не произойдет, сколько бы там «не заряжали воду». От «зомбоящика» можно взять информацию, развлечение (не будем забывать, что современное общество ориентировано именно на него), но душевными переживаниями – таким образом – люди не обмениваются.

Собственно, поэтому жаждущие культурного просвещения и берут в руки книгу – бальзам для души. И, если, слава богу, случится катарсис и читатель прочитав ее эпизод или целиком, станет размышлять, «навернется слеза», значит автор и книга выполнили свою задачу.

Библиотекари стоически продолжают работать для нас и наших детей. Продлится ли это достаточно долго, если все больше людей выходит в глобальную Сеть для того, чтобы скачать там электронную версию не только одной какой-то книжки, но и целые собрания сочинений интересующего автора?

Мы привыкли к мониторам компьютеров, появились разные технические средства, с помощью которых можно уже читать не книгу, а «текст», который теперь доступен в новых формах. А если задуматься о том, что происходит сегодня в мире современной литературы, куда сегодня уходят авторы, которых становится все больше и больше?

Современный литератор старается идти в Интернет, открывая там странички и сайты, проявляя свою активность на блогах.

Интерес к книге в печатном виде ослабевает, и будет ослабевать. Да, сегодня чтение становится все более элитарным занятием, сами книги стоят недешево, доступны не всем людям. Даже когда молодой человек может покупать книги, когда ему это по карману, он все равно сегодня будет скачивать и читать в Сети… Это необратимый процесс. В перспективе в книжных магазинах и среди подписчиков периодики (уже сейчас сокращаются тиражи даже у наиболее массовых журналов и газет) будет все меньше людей, и все больше и больше людей в глобальной Сети, читающих самым разным образом; ибо технические средства для чтения книг в этом смысле постоянно развиваются.

К сожалению, примерно то же запустение, на наш взгляд, ожидает библиотеки, если их не модернизировать в культурно-досуговые центры, сохранив главное их предназначение – обеспечение книжного фонда и книговыдачу – популяризацию книги; очевидно, нужно сделать библиотеку привлекательной для читателя, принятый Закон практически не оставляет нам иного выхода. Библиотеку (и ряд других учреждений социальной сферы) ставят в условия, когда она должна будет «зарабатывать» сама. Что из этого получится – покажет время, но думаю, времена идут не простые…

С другой стороны литература в Интернете находит все больше читателей, чем литература книжная, еще и потому, что читатели могут высказаться, оставить свой комментарий, вступить в полемику с другими читателями и даже запросто – с самим автором произведения. Такое раньше было совершенно невозможно, ибо автор находился на недосягаемой высоте, встреча с ним была редким событием.

Интернет изменил облик литературы, и это надо понять и прочувствовать. Искать новые формы общения с книгой и взаимодействовать с библиотеками – на пользу всем.

1.3. Дневник читателя: новое, и основательно забытое старое.

В 70-80-е годы ХХ века читательские дневники учащихся являлись необходимым атрибутом по предмету русский язык и литература. Это был документ строгой отчетности, который школьники 4–5 классов прилежно вели по литературе. Сегодня таких дневников нет, а может, зря… Учитывая прошлую (самая читающая страна в мире) и современную специфику школьного образования, возможно, Дневник читателя будет далеко не лишним в системе приобщения школьников к чтению.

Ведение дневника научит замечать в книгах не только героев и сюжет, но и – имя-фамилию авторов. Предполагаю, что нововведение хорошо забытого старого повысит «градус» образованности в сфере литературной, ибо сегодня книги перестали были историями о жизни, но стали – произведениями таланта и ума писателей и литераторов.

В свое время читательский дневник (далее – ЧД) помогал хоть бы и в малой степени ориентироваться в литературном море: читать уже можно было не то только точечно, что учитель велел и библиотекарь рекомендовал, но даже самостоятельно формировать список любимых писателей – и по списку работать с собраниями сочинений – о чем сегодня в современной школе приходится только мечтать.

Ведение ЧД способствовало формированию навыка собирать и анализировать информацию, а также – иметь собственное мнение (хотя бы – о прочитанной книге) и в кратком объеме излагать его на бумаге. В данном случае мы имеем повторение опять же старого постулата: чтобы научиться писать – надо писать, тренироваться. Чтобы научиться читать – надо тренироваться в чтении книг.

Раняя практика работы над читательским дневником в немалой степени способствует эмоционально-рационализаторскому анализу прочитанного – чтоб быстро научиться читать, обдумывать прочитанное, рассказывать о своих думах – и, освоив письмо, – записывать эти рассказы.

Что особо ценно – вести такой дневник может родитель ребенка, еще не научившегося писать; для этого малыш диктует свои впечатления о книгах, которые начитываются вслух. Потом, овладев грамотой и письмом, может записывать собственные соображения самостоятельно.

К ЧД недурно было бы восстановить списки летнего чтения, и лелеять приказ – к началу учебного года явиться с ЧД, в котором летнее чтение следовало описать. Интересно – как сейчас в школе относятся к ведению читательских дневников? Школьные педагоги (у меня есть возможность опрашивать таковых в рамках магистратуры Психолого-педагогического факультета РГПУ им. А. И. Герцена) отвечают: в начальной школе мы дневник требуем, в средней – на усмотрение учителя. Это в активе.

В пассиве – нет надежнее способа отвратить ребенка от того или иного занятия, как заставлять его что-то делать.

Тем не менее, с читательским дневником дети научаются читать и понимать прочитанное. С моей дочерью можно вместе хихикать над опечатками, стилистическими ошибками, дурными стихами – что опять же «в плюс» культивирует семейное общение и прививает хорошие традиции.

1.4. Как современная книга открывается читателю?

Одним из признанных шедевров для школьников (и даже старших дошкольников) до сих пор является «Понедельник начинается в субботу», А. Стругацкий, Б. Стругацкий – «Сказка для научных сотрудников младшего возраста».

Те, кто читал это произведение среди взрослых и сегодня может без усилий и с удовольствием вызвать в памяти образ лохматого Сани Привалова, Выбегалло с его французскими фразами (оказывается, он почти в точности говорит фразами Анны Павловны Шерер из Войны и мира, льва Николаевича Толстого), гекатонхейр с отдавленной рукой, веселенькая косыночка с Атомиумом Наины Киевны Горыныч… Музейный неразменный пятак… Сворачивающий пространство Идеальный Потребитель…

«Кто библию прочтет, тот с ума сойдет».

Слой за слоем открываются новые смыслы книги. Взрослеет молодой читатель, веют вихри времен над ним и над миром – и смыслы рождаются, проявляются, почти по аналогии – как фотобумага в старом проявителе…

1.5. Как вырастить читающего человека?

Молодые люди время от времени актуализируют те или иные моменты литературного наследия: и Бунин, и Бродский непредсказуемо становятся читаемы.

Главное – личный пример. Если вы книги читаете – дети примут это как нормативное поведение. Если не читаете, а лишь вспоминаете, как читали в детстве, – не ждите, что дети вдохновятся этими рассказами.

С полуторагодовалого возраста мы с женой стали дочке книги читать по вечерам. Ей, вероятно, было сложно понять все, – но, безусловно, и интересно. Впоследствии любимыми книгами дочери стали: «Капитан Сорви-голова», «Остров сокровищ», «Белый Бим-черное ухо», «Белый отряд», «Властелин колец», «Три мушкетера», «Ким»…

Кроме приключений, во множестве читались сказки. Любимая – «Муфта, Полботинка и Моховая Борода»; «Буратино» и «Пиноккио»; серия о мумми-троллях; сказки братьев Гримм; двухтомник «Сказок и историй» Андерсена, шесть книг Александра Волкова – о путешествиях в Волшебную страну девочек Элли и Энни; потом Фрэнк Баум – четыре книги о стране Оз… Эта традиция закончилась только тогда, когда дочка набрала нормальную для чтения-понимания скорость.

Отказ от «зомбоящика» наряду с органичностью книг в жилище является первым и самым важным шагом для воспитания человека читающего? «Зомбоящик» дает информацию – максимально подготовленную к усвоению. Разжеванной, ферментированной и даже фрагментированной – в той части, что комментарии уже есть, и они соответствуют «политике партии». На это восприятие – работают звук, цвет, свет, формы и образы, ритм и темп восприятия уже заданы, и конечно, реклама. Даже в современной книге реклама нет-нет, да и проявит себя: сколь часто в тексте можно встретить определенные марки кофе, напитков, бренды производителей…

Общаясь же с книгой, все это – темп, образы, формы, а также живой, эмоциональный отклик на читаемое – читатель генерирует для себя сам, в своем воображении – он свободен, ибо он сам себе и режиссер.

Молодым читателям не лишне еще раз вспомнить: чтобы читать книгу, надо потрудиться, первым делом надо овладеть кодом культурного человека – постичь грамоту. Чтобы посмотреть кино или телевизор – нужно только поудобнее расположиться в кресле (или иной лежанке).

Одна знакомая поделилась своим опытом решения проблемы чтения: сторговалась с сыном: она ему покупает новый телефон, он ей – читает пятьдесят книг. Что ж, тоже вариант… Но, Господи, куда же мы все пришли?

1.6. Читать и записывать: идеи и средства для продвижения чтения.

Как получать пользу от прочитанного? Этот вопрос неизбежно встает перед каждым родителем, библиотекарем и педагогом. Вас, уважаемые коллеги, пользе чтения убеждать не надо: то, что увлеченное чтение – это основополагающее умение, от которого во многом зависит развитие интеллекта ребенка и взрослого, успешная учеба, развитие гармоничной личности – известно каждому родителю. Но вот как донести наше взрослое знание до ребенка, как помочь ему войти в волшебный мир книг, и найти в этом мире друзей – задача не из легких. Она усложняется тем, что современного ребенка с самых ранних пор окружают сильные визуальные впечатления и влияние сверстников; современные дети рано приобщаются к телевизору и компьютеру, последние затмевают собой не только чтение, но и живое человеческое общение, которое в свою очередь переходит в виртуальную сферу, в социальные сети. Дети – во все времена – дети; если вспомнить самого себя, то и тогда я не был идеальным ребенком: любил поиграть с ребятами, «плющил» монеты на рельсах железной дороги (это только самое безобидное из моих увлечений), вместо того, чтобы – как хотела мама – сесть и почитать книжку…

Получать пользу от прочитанного можно несколькими простыми способами, лучший из которых – записывать в произвольный (специальный) дневник цитаты. Понравившиеся высказывания героев повествования, сюжеты, характеры, выходные данные книги – для последующих ссылок с номерами страниц – все то, что «цепляет за душу» непосредственно вас. К слову, выходные данные лучше сразу записывать в соответствии с принятыми ГОСТами, поскольку корректное цитирование предполагает именно правильное указание авторства цитаты. На каждую прочитанную книгу рекомендую завести отдельный дневник читателя, и, если вы ведете дневник в ПК, соответственно – озаглавливать сей файл по названию книги и фамилии автора. На практике отдельные файлы я складываю в обобщенную папку «Дневник читателя» с указанием года, к примеру, присваиваете Word-файлу имя «ДЧ_2011» – это помогает лучше сориентироваться впоследствии. Внутри файла рекомендую выделять темы, связанные с цитатами (пример – ниже). Некоторые, наиболее актуальные цитаты, рекомендовал бы выделять жирным шрифтом или курсивом. В сплошном тексте (когда цитат в файле много) их найти проще, и они сразу бросаются в глаза. Помните и то, что в разные периоды жизни, и даже при различном настроении, нас могут «цеплять» совершенно разные высказывания автора: «человек в течение всей своей жизни задает себе одни и те же вопросы, но с годами меняются ответы» (Октавио Паса).

Таким образом, создается мой домашний архив-дневник, который уже не раз оправдывал свое существование.

Учитывая строгую индивидуальную организацию каждого читателя, конкретный дневник читателя совершенно неповторим, и его можно будет с успехом применять для собственного литературного творчества (ежели таковое станет актуально в перспективе) или в процессе повышения уровня образования, выступлений, подготовки докладов, статей, и даже для обывательского общения с вашими соседями и коллегами по работе. Этим методом уже давно пользуются литераторы и писатели. В любом случае от ведения «дневника читателя» – как называю его я, ваши интеллектуальные способности и личностный рост только выиграют. Пример записи в дневнике читателя представляю ниже.

Здесь приведу пример «Дневника читателя»; папка «ДЧ_2011», встроенная папка «Милан Кундера», в ней – Word-файл «М_Кундера_Шутка». Далее содержание файла.

Подзаголовок «Любовь».

<Одна моя добрая знакомая, женщина весьма легкого нрава (чем я изрядно злоупотреблял) обручилась с одним физиком, и на сей раз была готова, наконец, испытать любовь; но чтобы суметь почувствовать ее как любовь настоящую (отличную от десятков любовных связей, через какие прошла) она отказывала жениху в телесной близости вплоть до самой брачной ночи: бродила с ним вечерними аллеями, жала ему руку, целовалась с ним под фонарями и так давала своей душе (не обремененной телом) воспарять на головокружительную высоту. Через месяц после свадьбы они развелась с ним, горько сетуя на то, что он обманул ее большое чувство, ибо показал себя плохим любовником, едва не импотентом.

Это объяснение (столь мелодраматическое и, однако же, столь правдоподобное) навеяло мне мысль о печальном разладе между душой и телом> [1].

<Некоторые люди заявляют, что любят человечество, а иные с полным правом возражают им, полагая, что любить можно лишь кого-то определенного, то бишь отдельную личность; соглашаясь с этим, я хочу лишь добавить, что замечание относится равно как к любви, так и к ненависти. Человек, существо, взыскующее к справедливости, уравновешивает тяжесть зла, которая была ему взвалена на плечи, тяжестью своей ненависти. Но попробуйте-ка нацелить ненависть на чисто абстрактный мир принципов, на несправедливость, фанатизм, жестокость, или, придя к тому, что достоин ненависти сам человеческий принцип, попробуйте-ка возненавидеть все человечество! Такая ненависть слишком надчеловеческая, и потому человек, чтобы облегчить свой гнев (сознавая его ограниченные силы), сосредотачивает его, в конечном счете, лишь на отдельном лице> [2].

Подзаголовок «Мщение» <С затянувшейся отсрочкой мщение превращается в нечто мнимое, в личную религию, в миф, отторгаемый с каждым днем все больше от действующих лиц, которые в мире мщения остаются прежними, хотя на самом деле (лестница в постоянном движении) они уже давно другие: сейчас другой Ян стоит перед другим Земанеком, и удар, который я задолжал ему, нельзя ни воскресить, ни возродить, он окончательно потерян, и стукни я его нынче, спустя годы, мой удар был бы совершенно непонятен, а поскольку непонятен, приобрел бы затем и совершенно иные, чужие, не продуманные мною значения, он стал бы чем-то другим, чем был в моем замысле, он мог бы обратиться в совсем иную сторону, и я бессилен был бы направить, а тем паче оправдать его > [3].

< Все будет забыто и ничего не будет искуплено. Задачу искупления (отмщения и прощения) выполнит забвение. Никто не искупит учиненных неправд, ибо все неправды будут забыты > [4]. Очевидно, много читающий человек имеет в своем активе не один такой дневник, что со временем и возрастом входит в привычку (привычка – вторая натура). Записи по результатам прочитанного являются тем более эффективным методом пополнения словарного запаса, расширения литературного кругозора, что вполне соответствуют и другим подзабытым правилам, в частности правилу повторения. Отсутствие же привычки к записям сродни «склерозу» языкознания; даже хорошо владеющий иностранным языком homo legens теряет свои навыки, если не подтверждает их практическими упражнениями (общением) с носителями языка. То же происходит при чтении книг. Записывайте, тренируйте память и процветайте!

1.7. Углубленное понимание личностного интереса ребенка как наиболее детерминирующего фактора развития гармоничной личности.

В педагогических вузах и в частности в РГПУ им. А. И. Герцена (Санкт-Петербург) традиционно и целесообразно ведутся научные изыскания по теме педагогики, психологии поведения и социализации детей. Огромный, не подвластный представлению обывателя, пласт исследований постоянно подвергается беспристрастному анализу научного сообщества, у представителей которого учусь и я. Конечно, оное сообщество неоднородно: оно состоит из разных людей, а потому по-своему привлекательно, но в то же время и спорно – в части некоторых методов и особенно выводов. В Герценовском университете я еще раз убедился в непреложной жизненной аксиоме: «не место красит человека, а человек – место». Тем не менее, имея обширнейший материал по исследовательской практике, я не волен дать его широкому читателю. Ибо… подобное информирование, конечно же – не секретно, но уж больно наукоемко или, сказать по-простому – насыщено терминами и научным сленгом. Поэтому, с вашего позволения, я несколько разбавлю научный текст, навыкам написания которого меня здесь безуспешно учат, своими, понятными и для вас, комментариями, чтобы любой отец, любая мама могла бы понять суть вещей, касательно разработок вечно реформируемой системы российского образования. Итак, прошу меня простить, уважаемый читатель за столь пространное начало и пояснение, но, как сказал бы здесь Д`артаньян из «Трех мушкетеров» А. Дюма – «но только за это!».

Когда мы спорим о том, что же хочет наш ребенок, почему он непредсказуем («не слушается» или не слышит «разумное, доброе, вечное»?), ничего не хочет (не знает, что хочет, и можно ли это сказать вслух?), не читает (а зачем читать, ежели читать «нечего»?), разговаривает на непонятном сленге (а как же иначе – все так говорят, вот хотя бы даже в телевизоре?), никем не хочет стать; «я ж его куда угодно: в Кембридж, в Сорбонну – только б знать – куда этот болван хочет» – эмоционирует знакомый папа (еще как хочу, и стану, только не тем, кем меня хотят видеть – думает ребенок, этакий маленький «нехочуха») – очевидно мы спорим впустую. Очевидно, что в мире не происходит ничего, что так или иначе не имело бы под собой почвы или весьма разумного – хотя бы со стороны ребенка – объяснения. И если мы, взрослые, не видим этих причин, то это еще не значит, что их нет. Как увидеть истинные причины, мотивирующие ребенка (и вообще человека в широком смысле) на конкретные поступки?

Надо встать на его место. Вспомнить себя. Или абстрагироваться от обстоятельств и посмотреть на мир – его глазами. Любой психолог только помощник родителю – затем его и учат, но никак не заместитель и не заменитель (не съеденного в детстве сахара, к примеру).

Принципиально важно, чтобы каждый ребенок смог прожить каждый день так, как бы ему (не вам) хотелось, при этом максимально реализуя свое «хочу» («я-копцепцию»), он, как минимум не нарушал бы права и свободы другого, а как максимум, чтобы в этом свободном пространстве шло взаимообогащение и взаимная поддержка. Какими средствами этого добиться?

Понятие деятельности в российскую педагогику ввел А. Н. Леонтьев, ученик Л. С. Выготского. У Леонтьева деятельность – это процесс, который сопряжен с целями, задачами и их решениями. А для меня деятельность – это процесс, когда ребенок чем-нибудь интересуется. Первые спонтанные, но осмысленные интересы фиксируются у двух– трехлетнего ребенка – один играете в грузовик, другой в книжку «тычет пальчик». И то, и другое деятельность. И то и другое познавательный стихийный интерес. Поскольку в данном контексте интерес четко привязан к конкретному ребенку – он и является личностным. Соответственно, как и любой наставник, учитель, родитель, я могу войти в сопровождение конкретной деятельности своего ребенка.

Прежде всего, для меня, как и любого родителя, важно, чтобы ребенок понимал – что он хочет. Причем его «хочу» начинается всегда с малости – чем хочется сейчас заняться, что хочется кушать? И далее продолжается в смыслополагающих вопросах – что хочу от программы, что хочу от жизни? Этот интерес малости и есть самый главный личностный интерес. Глубина его зависит от индивидуальных качеств: способности ребенка осознавать себя и сформулировать свое «хочу». Внутренняя работа по прояснению детских желаний не всегда видна и не всегда эффективна – из-за ряда отвлекающих факторов, к примеру, удовольствий, которые перекладывают внутреннюю работу «на потом». Такая работа требует времени и желания, а также умения взрослых поддержать этот «диалог».

После того, как личностная мотивация прояснена – задача взрослых поддержать маленькую личность в ее реализации.

Первое, что рекомендую сделать – это начать с малого – совместно планировать занятия и программы на день. Родитель и ребенок состыковывают свои желания, возможности, придумывают план на каждый день с вечера (предыдущего дня) и через сутки подводят итог: что и насколько удалось. Не отмахивайтесь от планирования (помню на закате брежневской эпохи – понастальгировать можно – в стране вовсю работали плановые отделы, и не зря), практика показывает, что это действительно важно; много важнее по результатам деятельности, чем хаос и ситуативные импровизации. Как только ребенок чувствует вкус жизни – самостоятельно заявлять о том, что на самом деле хочется, и воплощает свои желания в реалии, состыковывая свои интересы с предпочтениями других, как только видит, что это действительно возможно, с его мнением считаются, тут же пробуждается огромный интерес к жизни, доверие и уважение ко взрослым (казалось бы – все наоборот, да, скажет мне здесь папаша с ремнем и жестким пафосным «я сказал!») и почти одновременно чувство собственного достоинства личности. Именно в этом сценарии развития событий у ребят удивительно быстро взрастает ответственность и самостоятельность, над которой в иных семьях (и в иные времена) бьются поколения родителей и педагогов.

Итак, первая с позволения сказать, заповедь: дайте ребенку право жить так, как ему хочется и делать то, что хочется. Одновременно он чувствует ответственность за свои поступки. Работа с «личным вызовом» предполагает и результаты: вместо «скажите, что мне нужно делать?» ребенок сам предлагает конкретные вещи.

На этом этапе личностная мотивация достигнута.

Проблема выбора в том, что ребенок может хотеть то, что не вписывается в конъектурные интересы родителей, это вечная проблема отцов и детей. Если не обращать внимания на стихийный и подчас неосознанный интерес личности ребенка, ребенок считает свою деятельность не важной или даже ошибочной, изживает свой личностный интерес, у него появляется комплекс, что в современном мире это не важно, не популярно, не востребовано.

Мне приходилось слышать от девочки 11 лет о том, что она хочет стать «элитной проституткой» с просьбой рассказать «как и что делать». Вы знаете, я прежде всего поблагодарил ее за честность; это так редко сегодня встретишь – честность почти на вес золота… Ситуация абсолютно безопасная, это не тестирование и не эмпирический эксперимент, в котором необходимо принимать решение «здесь и сейчас» кем она будет. В данном случае надо не отмахиваться и не ругать (тем более, что так квалифицируется детская провокация), а вполне включиться в этот вопрос: «давай, исследуем этот вариант, профессиональные риски, твои шансы…». Не стоит переубеждать, опираясь на мораль, «эту одежонку, которую берут на прокат все кому ни лень» (Р. Стивенсон. «Приключения титулованной особы»). Мы, психологи, никогда не переубеждаем, это не наша задача. Мы посильно создаем человеку комфорт. Тем более, что для этого вполне морального результата не нужно иметь семи пядей во лбу. После трех получасовых разговоров с девочкой об особенностях работы и опасности быстрого старения кожи вопрос более не возникал.

Вот где проблемное поле – «не пахано». Основная родительская ошибка – в данной части – замещение личностного интереса ребенка своим, родительским, опытным.

И здесь без договора с собственным ребенком не обойтись. Если мы признаем, что перед нами личность, то и договариваться нужно – как это делают равноправные партнеры. Манипуляция, то есть управление ребенком при помощи скрытого шантажа, угроз или эмоционального подкупа в данном случае недопустима. Прямые указания взрослых возможны только в режиме обучения и в ситуациях ЧП, когда взрослый может занять позицию эксперта или руководителя. Не стоит прибегать к этому стилю часто.

Второй вариант менее оптимистический. Здесь с большой долей вероятности сработают наводящие вопросы к ребенку, проясняющие его интересы. К некоторым детям понимание того, что им хочется (если только это не сладкая конфета) приходит только в общении с понимающим (искренне ориентированным) взрослым. Взрослым, который не опасен, которому можно доверять. Вы можете сказать это о себе – детскими глазами и устами?

Безопасность – самое главное и непременное условие, которое привлекает ребенка к общности. Если общность опасна для него, перестает быть привлекательной, он не верит там в свои силы, это все ему – чужое – набор непонятных разнородных лиц, которые конкурируют с тобой при каждой возможности. А зона его безопасности? Из этой точки относительной безопасности легко совершать подвиги, переделывать мир, потому, что не надо оглядываться за спину, смотришь вперед, смотришь в цель. И ее достигаешь.

На этом этапе родителям нужно быть готовым к тому, что ребенок, достигнув некоторых успехов, требует к себе с их стороны другого отношения – как к равному, он может сказать вам «нет» в ситуациях, где раньше молчал, может попросить привести аргументы и обосновать вашу позицию по любому вопросу. Вы готовы? Как бы это не казалось пугающим (для вас) – сие очень хороший промежуточный признак развития личности.

Все это помогает стать детям успешными в жизни и гармонично воспитать своих детей.

Теперь давайте подумаем, как применить возникшую мотивацию ребенка к самому непростому вопросу современности (пойдем «узкими вратами») – приобщению к чтению.

1.7.1. Вариативность способов приобщения к чтению.

Итак, в центре всей нашей работы ребенок с его возрастными потребностями, познавательными интересами, индивидуальными способностями. Он не просто субъект образовательной деятельности (наряду с родителем, учителем), а главный, основной ее субъект. Роль родителя, учителя, воспитателя вспомогательная.

Проблемное поле связано с соотнесением двух сущностных компонентов гармонизации детской личности (субъектности): «личностных интересов» и «способов эффективного взаимодействия». В недостаточном взаимодействии между двумя этими факторами причины отсутствия интереса маленькой личности к чтению. Поддержать мотивацию ребенка в освоении новых знаний – важнейшая задача родителя: будет в этой части личностный интерес – будут и хорошие результаты.

При выборе книжки многих детей пугает неумение разделить большой объем текста на мелкие части; здесь вполне помогает тактика помощи – показать, как «огромное и непонятное» делится на маленькое и посильное. При наличии уже оформленного личностного интереса предложите ребенку небольшие кусочки текста для прочтения и последующего анализа (пересказа). Вначале приобщения к чтению всегда более важно не количество, а качество учебного материала или внимания к конкретной теме. Предлагайте не тексты, а абзацы.

Приведу пример лагеря летнего отдыха под Лугой (Ленинградской обл.).

Воспитатель интересуется: сколько и что именно 9-ти летняя девочка желает освоить за трехнедельную смену? План записывается в двух экземплярах (один у воспитателя) и выполняется.

По мере того, как дети приобретают навыки уверенного чтения, у них возрастает интерес, и они сами предлагают увеличивать объем осваиваемого текста. Построить работу разумно по следующему плану:

• намечается конкретный индивидуальный план подготовки (самостоятельного прочтения текстов): что, как и когда будем читать?

• дается облегченный текст и аудиозапись к нему;

• совместно с ребенком вырабатывается план через вопросы: «что, как ты думаешь, нужно делать, как в какой последовательности, что сможешь прочесть сама, для чего требуется помощь воспитателя?».

Девочка самостоятельно реализовала согласованный план – читала текст, слушала аудиодиск, выписывала в отдельную тетрадку непонятные слова, термины, выражения, записывала свои вопросы; консультировалась раз в неделю. Воспитатель своевременно отвечает на вопросы, формирует задания для тренировки, тестирует пройденный материал. Таким образом, интерес ребенка к чтению поддерживается и даже усиливается.

Тем не менее, личностно ориентированное обучение в большинстве основных школ скорее имитируется, чем реально осуществляется. Массовая школа, провозглашая учет индивидуальных особенностей детей, использует их только для того, чтобы повысить эффективность социализации в рамках классно-урочного воспитания.

«От человека к человеку можно передать только значение; смысл же нельзя передать по определению» (М. М. Бахтин). Смысл – личностная характеристика, личностный феномен. Однако можно создать некоторые условия – когда смыслы возбуждаются в другом сознании, мышлении, и идет активный процесс смыслополагания, который неизбежно приводит к текстопорождению, созданию текста, облечением смыслов в новое значение для читающего. Можно понимать свой предмет, быть носителем мудрости и отдельных, подчас душещипательных, историй из жизненного опыта, но если мы не поймем систему ценностей ребенка, не сможем наладить личностный диалог – все наши знания никогда не понадобятся; что и происходит сегодня почти повсеместно. И это хорошо описано как проблема отцов и детей. Не поэтому ли ни количество книг в домашней библиотеке, ни разговоры-влияния-рекомендации родителей не оставляют и следа на современных детях (массовое явление; имеются, конечно, и исключения).

Современные дети не опосредованы; в течение всего ХХ века (тенденция сохранилась и в нынешнем) заметно упрощение коммуникативного общения. Прямота и краткость выражения чувств является прямым следствием отсутствия чтения книг классической художественной литературы. Приглядитесь, и вы увидите, что речь лишь редкого современного ребенка опосредована культурой, разнообразна метафорами, сравнениями, деепричастными и развернутыми предложениями. Даже объяснения в любви сегодня похожи (их копируют), односложны и являют собой компиляцию из интернета. Спросите у своего ребенка про романтизм, и вам ответят, что речь идет о романтическом ужине, включающем непременные атрибуты – один или несколько цветов и набор свечей. Теперь представим читающего ребенка, имеющего понятие о романтизме, донесенное через классическую литературу из «мохнатого» XIX века… Он уже выигрывает среди сверстников (противоположного пола, особенно, если этот объект – мальчик) «умом и сообразительностью».

Навыки применения полученного знания могут и должны дать ребенку родители. Личностная мотивация (как уже рассмотрено выше) прямо связана с интересом объекта. Интерес же мотивируется перспективным результатом в виде собственной успешности по факту применения полученного из книги знания. На этих понятиях разумно строить образовательные концепции в отношении непрерывного образования, проносимого через всю жизнь, где доминантой для личности может служить востребованность (для собственной успешности и результативности) новых (хорошо забытых старых) знаний, получаемых из книг, посредством добровольного и желанного «впитывания» содержательной составляющей художественной литературы, переносящей через века обычаи, традиции, мировоззрения, переживания героев, непреходящие духовные ценности.

Личностный интерес прямо связан с инициативностью. Уместно рассмотреть три наиболее перспективных варианта развития личностного интереса ребенка:

• ребенок обращается за помощью и получает ее от взрослого;

• помощь предлагает взрослый, постепенно передавая инициативу в руки ребенка;

• помощь первоначально предлагает взрослый, и такое положение дел сохраняется лонгэтюдно, перерастая в длительные отношения «потребителя» и «специалиста по сопровождению».

Полагаю, что для развития гармоничной личности наиболее перспективен второй вариант развития отношений. Ибо первый – не является массовым явлением, а третий – слишком массовый, развращающий потребителя, ориентирующегося, в конце концов, на легкие удовольствия, на так называемого избирательного «нехочуху». В данном случае факторы виктимизации связаны с условием возрастного развития: нездоровый образ жизни родителей и неудовлетворительные психоэмоциональные состояния, отрицательное влияние сверстников, формирование негативных привычек образа жизни. Нельзя не отметить, что несвоевременное или некачественная помощь (отсутствие таковой вообще) в первом варианте часто оборачивается значительным сокращением и (как частный случай) полным отсутствием личностного интереса ребенка к чтению, получению и анализу информации.

Первый этап отклика на инициативу и предоставление помощи – самый важный. Именно на этом этапе – когда взрослый наставник принимает на себя координационные функции – необходимо помочь маленькому читателю почувствовать «вкус успеха». В этой связи важны три фактора:

• комплексный, междисциплинарный подход к решению проблемы инициативности ребенка в вопросах интереса к книге;

• гарантия непрерывного сопровождения и помощи ребенку в удовлетворении запросов его личностного интереса;

• взрослый, родитель, наставник априори находится «на стороне ребенка», воздействуя личным примером и опытом, «учит не уча».

Совершенно очевидно, что такую работу вряд ли можно эффективно вести в группе 2–3 десятка человек. Зато с бОльшим успехом – индивидуально с 1–2 детьми, что под силу семейному патронажу над собственным ребенком.

В данном случае имеют место быть несколько проблемных точек:

Точка пассивности. Характеризует отсутствие и непроявленность интересов ребенка, прямую пассивность и безынициативность, сопровождается осознанным избеганием взаимодействия со взрослым в части интереса к чтению (к книге), либо заметна фиктивная деятельность показного желания, дающая безжизненный псевдопродукт. Имеющиеся условия обычно используются в качестве «заслона» для любой деятельности по обучению чему бы то ни было.

Бессмысленное взаимодействие. Характеризуется тем, что способы и процедуры периодически трансформируются. Они могут даже усложняться, но смысловая причастность ребенка и взрослого наставника к процессу межличностного взаимодействия и приобщения к чтению может отсутствовать. Может иметь место не выявленный взрослым личностный интерес ребенка.

Точка неразрешенности. Характеризуется тем, что при выявленном и четко оформленном личностном интересе со стороны ребенка (причем максимально обоснованном и осмысленном) отсутствуют или не найдены способы взаимодействия и оказания помощи в формате «взрослый – ребенок». Как правило, в данном ключе имеет место быть упущение взрослого наставника, ибо поиск ответа на вопрос «что можно сделать, чтобы реализовать или мотивировать имеющиеся детские интересы» – прямо зависит от него.

Осмысленное эффективное взаимодействие. Характеризуется максимально оформленными и зафиксированным личностным интересом ребенка к чтению книг. Ребенок и взрослый производят совместный поиск взаимодействия в конкретных имеющихся условиях. Выстраивается инклюзивное пространство деятельности, что в результате приводит к еще большему педалированию личностного интереса ребенка и мотивации его интересов – как доминирующих в поступательном развитии личности.

1.7.2. Выявление личностного интереса со стороны педагога.

Для возбуждения личностного интереса важно и необходимо создать благоприятные условия для возникновения доверия между ребенком и взрослым в семье, самосовершенствования и развития маленькой личности.

Пообщаться с ребенком один на один, выяснить его мотивацию, страхи и опасения (риски), надежды, связываемые объектом с самостоятельным чтением книг.

Поговорить с родителями об их видении приобщения к чтению ребенка, семейных традициях в этой части, планах, образовательном цензе и статусе родителей.

Собрать информацию у классного руководителя, школьного библиотекаря и школьного психолога.

Как известно, страх рождается от незнания и парализует активность. Снять тревожность можно экскурсией по библиотекам, информирования о правилах пользования и расписанием, уверенной ориентацией в читальном зале. Объяснение доступным языком и благожелательным тоном о том, «как и от кого» ребенок может получить конкретную помощь для удовлетворения своей потребности в конкретной книге (ее поиска), получения ответов на беспокоящие вопросы в части интереса к книге, библиотеке, конкретным знаниям.

Поддержка личностного интереса возможна только тогда, когда ребенок уважает взрослого (не боится) и доверяет ему, ибо в ситуациях нейтрального отношения, страха и тем более производной ситуации недоверия, динамика развития отношений практически невозможна. Взрослый наставник должен доступным языком аргументировать свою позицию, объяснить – почему вы думаете именно так; тогда ребенок будет готов с вами работать, обсуждать, совершенствоваться.

К сожалению, то, что я вижу в обычных (основных) школах, на конференциях по психологии и педагогике чтения, говорит о сложностях не только в обучении детей из-за неподготовленности и немотивированности их личностного интереса, а более всего о непрофессионализме и даже ставшей уже традиционной обособленностью педагогического сообщества. « Тюрьма, больница, школа, казарма – вещи дисциплинарные » Мишель Фуко. Не спроста в школе до сих пор много «случайных людей»: а если культивировать принцип «черное и белое», как можно увидеть – какой цвет фиолетовый? В этой связи известный специалист педагогики поддержки О. С. Газман поговаривал: «Хорошо бы, чтобы образование поддерживало в ребенке его свободоспособность». Действительно, хорошо бы. А пока…

По сути, каждый родитель – прежде всего, педагог не по специализации конечно, а по призванию в жизни. Лучше вас никто не расскажет вашему ребенку о всей ее прелести.

...

Иллюстрация-дополнение.

В опросе среди учеников 2-го и 3-го класса 111 школы Санкт-Петербурга в 2010 году участвовали 36 человек. Даная репрезентативная выборка сделана для выявления личностного интереса группы младших школьников. Самые популярные ответы (выделены маленькими респондентами среди прочих вариантов) представлены ниже:

1. Я независимый мыслитель: твердо знаю, чего хочу.

2. Мне нравится работать и самому думать в тишине.

3. Я лучше всего учусь, когда мне нужно делать что-то самому.

4. Я хорошо себя знаю.

5. Я легко волнуюсь и становлюсь беспокойным.

Выводы делайте сами.

1.8. Возбуждение личностного интереса ребенка как фактора приобщения к семейному чтению.

Каждый человек – отдельная определенная личность, которой вторично не будет. Люди различаются по самой сущности души; их сходство только внешнее. Чем больше становится кто сам собою, тем глубже начинает понимать себя, – яснее проступают его самобытные черты.

В. Я. Брюсов.

Человек – уникальная личность, и именно это является одним из основных постулатов личностно-ориентированного чтения. Главными компонентами личностно-ориентированного подхода в приобщении к чтению являются признание уникальности каждого читателя и учет его индивидуального выбора. Если говорить о приобщении к чтению в семье, роль родителя состоит не в передаче знаний, посредством передачи книг, а в организации такой среды, которая позволяет молодому читателю опираться на свой творческий потенциал, мотивацию и соответствующую технологию чтения. Ребенок и родитель созидают совместную деятельность, которая направлена на индивидуальную самореализацию читателя и развитие его личностных качеств.

В личностно-ориентированном чтении выделяются следующие принципы:

1. Признание уникальности каждого читателя; все читатели в зависимости от возраста, жизненного опыта и многих иных факторов (включая образовательный ценз и индивидуальные генные особенности) имеют разную предрасположенность к чтению. Она реализуется в форме индивидуального отношения к книге и последующей рефлексии.

2. Каждый читатель понимает уникальность любого другого человека, включая и автора книги, признает существование индивидуальной ценности любого другого человека, в том числе библиотекаря. Осознание уникальной ценности человека – залог не только чтения как такового, но и личностно-ориентированного обучения.

3. Посредством книги, анализа действия героев на ее страницах, читатель стремится понять и, возможно, даже принять для себя другую точку зрения или мотивы деятельности другого человека; так он реализует свою социальную роль. Взаимодействие читателя и автора в процессе чтения книги предполагает наличие, сохранение или изменение изначальной позиции первого.

4. Знакомство и выстраивание читателем отношений с общечеловеческими достижениями происходит только после того, как он сам осознал сущность изучаемого явления, процесса или вещи. Взаимодействие читателя с культурно-историческими аналогами происходит подобно тому, как происходит коммуникация с другими людьми. Результатом личностно-ориентированного чтения становится личностное приращение читателя к культуре, толерантности, внешним стандартам поведения.

5. Личностно-ориентированный смысл чтения может быть заложен в любом возрасте. К примеру, детское, развивающее, творческое или познавательное чтение имеет в своей основе личностную ориентацию. Без нее никуда; навязывание добровольно-принудительных домашних заданий в рамках школьной программы по литературе нерезультативно, ибо не сочетается с личностной мотивацией к чтению.

Таким образом, о личностно-ориентированном чтении можно говорить тогда, когда при создании, осуществлении и диагностике образовательной деятельности учитываются природные, личностные и индивидуальные особенности человека. Только совместная деятельность, в основе которой лежат эти принципы, позволяет участникам процесса чтения всесторонне развиваться в рамках гуманитарной направленности.

Многие семьи привыкли к мониторам компьютеров, появились технические средства, с помощью которых можно уже читать не книгу, а «текст», который теперь доступен в новых формах.

Как в этой ситуации привлечь внимание ребенка через содержание книги?

В 70-80-е годы ХХ века читательские дневники (далее ЧД) учащихся являлись необходимым атрибутом по предмету русский язык и литература. Это был документ строгой отчетности, который школьники 4–5 классов прилежно вели. Сегодня такие дневники есть, но их вводят «на свой страх и риск» учителя начальных классов и педагоги дополнительного образования далеко не во всех школах, а может, зря…

Учитывая прошлую и современную специфику ФГОС школьного образования, дневник читателя будет и далее полезен в системе приобщения школьников к чтению. Ведение дневника научит замечать в книгах не только героев и сюжет, но и – имя-фамилию авторов. Предполагаем, что нововведение хорошо забытого старого повысит «градус» образованности в сфере литературной, ибо сегодня книги перестали быть историями о жизни, но стали – произведениями таланта и ума писателей и литераторов. Читательский дневник помогает ориентироваться в литературном море: читать уже можно было не только «точечно», что учитель велел и библиотекарь рекомендовал, но даже самостоятельно формировать список любимых писателей – и по списку работать с собраниями сочинений – о чем сегодня в современной школе приходится только мечтать. Ведение ЧД способствует формированию навыка собирать и анализировать информацию, а также – иметь собственное мнение (хотя бы – о прочитанной книге) и в кратком объеме излагать его на бумаге. В данном случае мы имеем повторение опять же старого постулата: чтобы научиться писать – надо писать, тренироваться. Чтобы научиться читать – надо тренироваться в чтении книг.

Ранняя практика работы над читательским дневником способствует эмоционально-рационализаторскому анализу прочитанного – чтобы быстро научиться читать, обдумывать прочитанное, рассказывать о своих думах – и, освоив письмо, – записывать эти рассказы.

Интересно – как сейчас в школе относятся к ведению читательских дневников… Некоторые школьные педагоги отмечают: «в начальной школе мы дневник требуем, в средней – на усмотрение учителя». Это в активе. В пассиве – нет надежнее способа отвратить ребенка от того или иного занятия, как заставлять его что-то делать. Тем не менее, с читательским дневником дети научаются читать и понимать прочитанное. С моей дочерью можно вместе хихикать над опечатками, стилистическими ошибками – что опять же «в плюс» культивирует семейное общение и прививает хорошие традиции.

Что особо ценно – вести такой дневник может родитель ребенка, еще не научившегося писать; для этого малыш диктует свои впечатления о книгах, которые начитываются вслух. Потом, овладев грамотой и письмом, может записывать собственные соображения самостоятельно. Не смотря на то, что в некоторых ГОУ начальной школы ЧД применяют, мы ведем речь о целенаправленном и систематическом вводе ЧД повсеместно. Сегодня идет апробация ведения ЧД и на электронном ресурсе тоже. То же самое касается и системного «восстановления» списков летнего чтения.

Библиотекари стоически работают для нас и наших детей. Продлится ли это достаточно долго, если все больше людей выходит в Глобальную Сеть для того, чтобы скачать там электронную версию не только одной какой-то книжки, но и целые собрания сочинений интересующего автора?

Интерес к книге в печатном виде ослабевает, и будет ослабевать в перспективе. Да, сегодня чтение становится все более элитарным занятием, сами книги стоят недешево, доступны не всем людям. Даже когда молодой человек может покупать книги, когда ему это по карману, он все равно сегодня будет скачивать и читать в Сети… Это необратимый процесс. В перспективе в книжных магазинах и среди подписчиков периодики (сокращаются тиражи даже у массовых журналов и газет) будет все меньше людей, и все больше пользователей Глобальной Сети, читающих самым разным образом; ибо технические средства для чтения книг в этом смысле постоянно развиваются. Как вырастить в этой ситуации читающего человека?

Молодые люди время от времени актуализируют те или иные моменты литературного наследия: и Бунин, и Бродский непредсказуемо становятся читаемы. Главное – личный пример. Если вы книги читаете – дети примут это как нормативное поведение. Если не читаете, а лишь вспоминаете, как читали в детстве, – не ждите, что дети вдохновятся этими рассказами.

С полуторагодовалого возраста мы дочке книги читали по вечерам. Ей, вероятно, было сложно понять все, – но, безусловно, и интересно. Впоследствии любимыми книгами дочери стали: «Капитан Сорви-голова», «Остров сокровищ», «Белый Бим-черное ухо», «Белый отряд», «Властелин колец», «Три мушкетера», «Ким»… Кроме приключений, во множестве читались сказки. Любимая – «Муфта, Полботинка и Моховая Борода»; «Буратино» и «Пиноккио»; серия о мумми-троллях; сказки братьев Гримм; двухтомник «Сказок и историй» Андерсена, шесть книг Александра Волкова – о путешествиях в Волшебную страну девочек Элли и Энни; потом Фрэнк Баум – четыре книги о стране Оз… Эта традиция закончилась только тогда, когда дочка набрала нормальную для чтения-понимания скорость.

Великий швейцарский ученый К. Г. Юнг говорил: «Многие проблемы воспитания одаренных детей, пожалуй, в наибольшей степени связаны с развитием эмоциональной сферы, чувств и переживаний… Дары сердца зачастую не столь явны и навязчивы по сравнению с интеллектуальными или техническими способностями. Они часто остаются в тени. Озабоченные воспитанием взрослые даровитость ума ценят выше даровитости сердца. Хотя именно она выдвигает весьма высокие требования к взрослым». Интернет изменил облик литературы, и это надо понять и прочувствовать. Нам предстоит искать и находить новые формы общения с книгой и взаимодействовать с библиотеками – на пользу всем.

1.9. К вопросу об эффективности программ продвижения чтения и… роли современной библиотеки.

Изучение формальных закономерностей предполагает изучение закономерностей исторических.

Владимир Пропп, лингвист (1928) «Морфология волшебной сказки».

Вопрос, поставленный самой реальностью современной жизни в России в 11-м году XXI века, волнует многих… Речь пойдет о настоящем и будущем библиотек. Один предполагаемый вариант – без книг и чтения как универсальный информационный центр на примере библиотеки им. Б. Ельцина в Санкт-Петербурге. Другой вариант – гуманистический центр на базе библиотеки с целью и задачей поддержки читающего человека в информационно насыщенном обществе с развитой коммуникацией. Поговорим не о чтении как таковом, а о воспитании чтением. Относительно руководителей или активных специалистов программ по продвижению чтения – наша цель другая – эффективное воспитание человека, помощь в его становлении гармоничной личностью, а лишь средство – чтение. Не секрет, что ничтожно малое количество – только 5-10 % доброкачественной литературы (от общего числа распространяемой в магазинах и в глобальной сети Интернет), а остальное «имитация», то есть те произведения, что хоть и попадают в общую канву художественной или познавательной литературы, но, по сути, в полной мере таковыми не являются. Очевидно, что чтение само по себе – еще не показатель развития личности.

На тему продвижения чтения в последние годы написаны много статей уважаемых авторов. Действительно уважаемых, поскольку некоторые из них являются моими учителями и сегодня. Но у меня другой путь: мне не интересно констатировать факты (о «нечтении» в России и понижении интереса к библиотекам вообще), писать беззубое, комплиментарное сочинение. Я не хотел бы, чтобы уважаемый читатель еще раз прочувствовал свою ущербность в части малой возможности влияния на ситуацию, активности в чтении, считал себя виноватым, винил собственных детей в безынициативности и лени или клял собственное невезение от того, что родился в этой стране… Как показывает многовековая практика на всех континентах – козла отпущения найти не сложно. Но ни наша жизнь, ни активность читателей в лучшую сторону не изменится; для того, чтобы что-то изменить в настоящих реалиях, сделать эффективными новые жизненные стратегии нужен коренной пересмотр взглядов, инициативные люди новой формации и… поддержка государства. Пока этого не будет, мы, специалисты по детскому чтению в России напоминаем горе-врачевателей, которые лечат флюс, нежно поглаживая щеку и приговаривая: «икотка, икотка, ступай до Федотки», что, с позволения сказать, на мой взгляд, непрофессионально и даже вредно. Нужно учиться добиваться устранения проблем (а для этого устранить их причины), и только в крайних случаях принимать как должное – их последствия, если «болезнь нечтения» в масштабах страны действительно неизлечима. Мне импонирует прямой путь обозначения проблемы. Обратите, пожалуйста, на это внимание и будьте готовы к нелицеприятному разговору. Ведь если какая-то тема, или вопрос вызывают у вас сильные чувства (гнев, раздражение, негодование) – значит вольно-невольно автор зацепил проблемную зону, которую – для улучшения – нужно срочно проработать. 1.9.1. Гармония и самоорганизация Чтобы учиться и расти как личность, вы должны свободно устанавливать связь с тем, чем хотите, и отказываться от всего, чего не хотите.Стив Павлина Главное, что требуется сделать для воспитательных целей гармоничной личности – сформировать у ребенка потребности и способности самоорганизации, большой частью которого сегодня является умение работать (анализировать) с информацией и коммуникативные навыки общения. Что касаемо глобальной сети – Интернета, на мой взгляд, виртуальные коммуникативные навыки вытесняют натуральные (на которые времени остается все меньше); информативность глобальной сети бесконечно огромна, но без анализа, умения мыслить, имея за плечами стержень моральных принципов и установок, отделить «зерна от плевел» сможет далеко не каждый. В этой части хорошую книгу, которая прививает ребенку именно способность думать, сопереживать, анализировать – пока не заменит никто и ничто. Энергия и сила активных читателей множится в десятки и сотни раз на энергию и силы автора, и их соединенным силам будут не страшны никакие трудности обучения и воспитания первых. В этом смысле глобальная сеть хороша лишь тем, что позволяет очень оперативно (при надобности) связаться с самим автором, обсудить, предложить, критиковать… Форумы читателей в рунете, измеряемые тысячами, где единомышленники и оппоненты делятся впечатлениями, тоже способствуют интересу к чтению, продвижения культуры. Поэтому в Сети есть дельный сегмент и для детей (тем более, что они и без этих слов активные пользователи, что бы мы тут не говорили), нужно только уметь правильно использовать их личностный интерес. «Без интереса никакого созидания не бывает», – сказала Ирина Ивановна Тихомирова, ведущий специалист по детскому чтению в России. И я с ней полностью согласен. Сухомлинский говорил: «Воспитание, побуждающее к самоорганизации, – это и есть… воспитание». Очевидно, что любое воздействие родителя, педагога, наставника только тогда эффективно, когда оно созвучно внутренним потребностям ребенка, когда оно вызывает их собственную активную деятельность, направленную на осуществление поставленных задач, то есть – дополнительно к мотивировке интереса – еще и на самоорганизацию. Президент России говорит о высокой значимости русского языка и повышении грамотности, а в комплексе документов новых стандартов (ФГОС второго и третьего поколения) и нового закона об образовании, нет ни одного слова, касающегося школьной библиотеки, будто ее вообще не существует на свете. Хорошо пенять библиотеке: но что она может сделать в этом аспекте? Родитель маленького читателя может сделать намного больше – этой проблемой давно растревожены библиотекари. 1.9.2. Идеи и методы Чтобы расти, нужно постоянно отвечать на новые вызовы и обдумывать новые идеи. Если же вы просто пережевываете одни и те же впечатления, то впадаете в застой, а ваши умственные способности атрофируются.Стив Павлина Как правило, именно простые решения – в соответствии с реальной ситуацией – становятся наиболее эффективными. К примеру, ресурс популярного сайта «Дневник. ру» (www.dnevnik.ru) можно успешно использовать как мотивационный в части чтения – школьного и внешкольного. Исходя из постулата «Читают взрослые – читают и дети, а не наоборот», который подтверждается исследованиями не только отечественных ученых (Беленькая, 2005; Тихомирова 2003, 2009 и др.), но и нашими зарубежными коллегами (Дж. Трилиз, 1996 и др.), мы считаем приобщение к чтению родителей школьников действенным способом опосредованного приобщения к чтению самих школьников. Основанием для такой гипотезы является фактор подверженности детей семейному влиянию и хорошей восприимчивости детей к влиянию со стороны в возрасте 2-12 лет. Очевидно, в качестве инновации полезна разработка программ, направленных на повышение мотивации детского чтения в семье. Казалось бы, в чем здесь проблема, ибо нужно только мотивировать или приучить взрослых читателей к книге, и навыки чтения, личностный интерес будет привит их детям почти «автоматически»? Проблема в том, что родительская индифферентность к чтению вообще и к проблемам детского чтения – в частности, стала главной преградой реформы чтения. Издание методических рекомендаций для родителей; программа предотвращения «Летнего спада чтения» (Summer Slide); программа «Общие начинания» (Shared Beginnings), представляющая собой систему социально-педагогического сопровождения родителей в процессе развития культуры чтения ребенка. Одним из важных составляющих приобщения к чтению также является роль педагога начальной школы. В качестве реального приобщения к чтению родителей младших школьников мы предлагаем работу педагога детского чтения в формате интерактивного «Читательского дневника для родителей» . Как Вы знаете с 1.01.2011 сеть «Дневник. ру» заработал на новом уровне: теперь отметки выставляются в интерактивном режиме, видны всем родителям, есть возможность общения с преподавателем в режиме вопросов и комментариев. Введение в данный формат еще и «Читательского дневника» предполагает расширение функциональности первого с пользой в приобщении к чтению – как родителей, так и их детей. В марте-апреле 2011 года на базе Регионального центра оценки качества образования и информационных технологий (РЦОКО и ИТ, Санкт-Петербург) сделана реальная попытка создания такой сети «Читательского дневника» с соответствующими методическими рекомендациями. Системная организация в пределах федерального и регионального компонента наглядно представлена на рис. 1. Приобщение к чтению: инновации для родителя, инструментарий библиотекаряРис. 1. Организация сетевого дневника читателя в электронном виде.

Это специально организованное общение с особой целью – приобщения к чтению. Ведет проект педагог детского чтения (учитель начальных классов, школьный библиотекарь, педагог-психолог дополнительного образования по специализации детского чтения). Как это происходит в реалии? 1.  В читательском дневнике родители описывают впечатления по прочитанным книгам; так достигается рефлексия родителей на прочитанное. 2.  Впечатления родителей-читателей в интерактивном режиме доступны для других родителей; так возникает рефлексия других родителей (рефлексия родителей на информацию других родителей). 3.  В этом же формате рефлексируют на прочитанную книгу дети. 4.  Рефлексия детей (школьников) на информацию по теме одноклассников (рефлексия детей на информацию детей). В процессе рефлексии, то есть анализа и понимания своих интересов как учащегося, ребенок осознает, что произошло после прочтения книги, познает («пропускает») саму ситуацию и себя. Рефлексия проходит в групповой и индивидуальной формах – с записью в соответствующем поле интерактивной программы. Организация данного процесса предполагает нестандартный форум общения, с непременной отличительной чертой и одновременно кажущейся «сложностью» в том, что подобные сообщества являются самоорганизующимися; поэтому ими относительно сложно управлять. Здесь нужен модератор с четкой постановкой правил и направленностью обсуждения в «Читательском дневнике». Задачи и особенности «Читательского дневника»: 1.  Повышение эффективности и результативности в приобщении к чтению родителей 2.  Организация существующих Интернет-проектов на примере «Дневник. ру» (и аналогичных) с добавлением специально организованных форумов «Читательский дневник родителя» 3.  Ограничение доступа. Допускаются локальными группами только родители одного класса (параллельного школьного потока). Функции модератора возложены на педагога чтения, который является главным организатором процесса. В результате рефлексивного общения происходит формирование «библиотеки класса», обмен ссылками, обсуждение новинок литературы, обмен книгами. После подведения промежуточных (скользящих) итогов педагог-ведущий читательского дневника обеспечивает электронную рассылку (один раз в месяц) с рекомендациями о новинках литературы. Все это, безусловно, приобщает родителей к чтению, а косвенно и их детей («читают взрослые – читают и дети»). Здоровая конкуренция предполагает соревновательный процесс – «кто больше прочитал» за определенный (рекомендуется месячный – с подведение скользящих итогов) период времени; этот процесс заставляет родительское сообщество самоорганизоваться с вполне очевидной мотивацией к чтению, нацеленной на конкретный результат – «быть не хуже других». Итак, родители на страницах «Читательского дневника родителя» записывают свои мнения о прочитанной книге в трех форматах: 1.  О том, что прочитали сами в порядке личной инициативы 2.  О том, что прочитано вместе с детьми 3.  О том, что прочитано в рамках внеклассного чтения: что надо было прочитать по школьной программе. Во время рефлексии родителям помогают опросы: «Что вы хотели получить в процессе чтения конкретной книги?» «Что получили на самом деле?» «В чем совпадения и несовпадения планов, ожиданий и реальных результатов?», «В чем причины несоответствий?». Важно, чтобы результаты рефлексии стали основанием для планирования родителем (и педагогом) последующей деятельности. Рефлексивная деятельность взрослого профессионала развивает его способность видеть проблемы собственной профессиональной деятельности, модифицировать ее за счет своих внутренних ресурсов, самостоятельно осуществлять свой выбор, принимать ответственность за свои решения. В данном случае основная стратегия состоит в создании условий, обеспечивающих приобретение профессиональных рефлексивных знаний, заинтересованное отношение к рефлексивной деятельности, стимулирующей собственно рефлексивное поведение профессионала в целом. Она помогает человеку сформулировать получаемые результаты, предопределить цели дальнейшей работы, скорректировать свой профессиональный путь; ведь рефлексия – не столько констатация наличия или отсутствия профессиональных качеств, сколько стимулирование их развития, обогащения, усиления. Читательские дневники в «бумажном» оформлении (особенно в начальной школе) и списки летнего (внеклассного) чтения активно практикуются в ряде школ. Но эта практика на сегодняшний будничный учебный день весьма разрознена, не систематизирована, и, как следствие – не обязательна к применению педагогами. Мы предлагаем системный подход – и это главное отличие (кроме электронной сетевой оболочки программы и формата записей, рефлексии на прочитанное) от уже существующих проектов. Альтернативным путем заинтересования детей в части чтения станет и создание отдельного сайта по той же методике. Причем заинтересованные педагоги, библиотекари, родители не лишены возможности сделать подобный проект в любом регионе. Нужно обязательно выделить для данного ресурса отдельного администратора (группу для смены), наделив их всеми полномочиями виртуального общения с детьми. По заказу одного из издательств методисты РЦОКО и ИТ написали информационный ресурс, где дети от старшего детсадовского возраста до выпускников школы могут отвечать на вопросы викторины по книгам, которые они прочитали, и получать за это призовые очки. В свою очередь призовые очки с положительной стороны стимулируют соревнование. Неправильные ответы приводят к потере очков. Это разделение сделано намеренно – чтобы те, кто не прочел книгу, не могли угадывать или повторять правильные ответы. Регистрация на сайте производится учителем в индивидуальном или групповом порядке. Дополнительным стимулом является то, что активные читатели, набрав определенной количество призовых баллов, получают в конце полугодового периода работы реально осязаемые призы – книги, сувениры, программы для развития (не компьютерные игры) – по собственному выбору. Очевидно, что у лучших читателей вполне закономерно будет высокая оценка по предмету, ведь учитель контролирует («мониторит») успехи своим подопечных. Тем не менее, участие в данном проекте должно стать абсолютно добровольным; это главный принцип демократии образования. 1.9.3. О библиотеке замолвите слово Как сказал Апостол Павел, «нет ничего в себе самом нечистого; только почитающему что-либо нечистым, тому нечисто».К Римлянам 14:14 Библиотека от общества не оторвана. Какие читатели (в частности дети) есть в обществе сегодня – с теми и надо работать, иначе все уйдет в слова и изоляцию и без того мало популярную среди основной массы людей библиотеку. К примеру, мздоимец работает в полиции, и при этом не перестает быть сыном своего отечества (хоть его и ругают направо и налево). Возьмем любую сферу – от медицины до юриспруденции – все то же самое. Значит, изолироваться библиотеке от общества, ориентированного на удовольствия, нельзя (мотивация: «образование + удовольствие», и использовать ли это удовольствие как поощрительную конфету для того, чтобы мотивировать образование?). Но потакать тоже нельзя. Одна знакомая мама уже достигла в своем частном опыте поразительных «вершин» педагогического искусства в части чтения: 12-летний сын читает 18 книг, она за это покупает ему новый «мобильник». Такова мораль общества потребления, гедонистического общества, ориентированного на удовольствия, на удовлетворения собственных потребностей. Принцип «ты мне я тебе» давным давно (к сожалению) работает в связке родитель-ребенок. К слову, взросление моей 14-летней дочери тоже не проходит без изменений, наверное, также и потому, что она не «на Луне» живет. Так и с библиотеками в настоящее время: обособленно от веяний общества остаться нельзя (Интернет технологии надо принимать), полностью поддержать ориентацию на запад или заигрывание с детьми (поощрения за каждую прочитанную книгу) тоже нельзя, да и ресурсов маловато (и душа протестует), викторины, которыми безмерно увлекаются питерские (да и не только) библиотекари весьма напоминает репетицию ЕГЭ. Вижу один выход: учиться и ждать. Впитывать знания, новации, думать, анализировать. Придет время: не исключая Интернет-технологий (без прогресса никуда) вернуть читателя к душевному общению с книгой. Воспитывать его на примере вдумчивого чтения, а не простого (бездумного) получения информации, что практикуется сегодня. «В наше время потребительство до такой степени завоевало все пространство вокруг нас, что найти круг общения, например, для разговоров о том же Чехове становится все сложнее и сложнее. Запретить детям ничего нельзя, как и любому человеку, а способов получения информации сегодня так много! Но это время такое, что уж тут поделаешь. При этом невозможно человеку сразу дать читать Кафку или смотреть Сокурова, если перед этим он не прочитал Маршака или не посмотрел Рязанова. Тут в крайности переходить никак нельзя. Все происходящее вокруг ребенка – это ежедневный образовательный процесс, он должен быть вдумчивым и обстоятельным, торопиться в изучении любого предмета не надо – будь то кинематографический или литературный язык. Но сегодня все происходит в беготне и в спешке. Да и учиться никто не хочет. А телевидение делает все, что возможно, чтобы внушить нам: мы не хотим работать, не хотим учиться и постигать вершины, человек видит и верит в то, что можно ткнуть пальцем в правильный ответ и получить за это миллион просто по воле случая. Народ сидит перед ящиком и думает, что он все знает и обучается. Наше будущее поколение – заложники того, что им предлагают школа и улица. И все наши с женой попытки пресечь поглощение безумного контента из телевидения и Интернета не очень успешны пока. В интервью Метро TV Guide 31.03.2011 (с.8) актер Алексей Серебряков.

...

Это интересно!

На базе средней школы № 343 в Архангельске открылось кафе, где за чашкой чая педагоги, родители и дети могут совместно обсудить любые проблемы в неформальной обстановке. В рамках работы кафе намечено проведение тренингов, психологических бесед, ролевых игр и совместных праздников. Школа финансирует проект самостоятельно.

...

В образовании нуждается не столько общественное мнение, сколько общественные деятели.

Оскар Уайлд.

Если бы меня спросили – что нужно делать сегодня, чтобы приобщить ребят к чтению, я сказал бы: забудьте о библиотеке! Переучить библиотекарей труднее, чем новых читателей научить читать. Как выход – ориентированный на подростков книжный рынок и Интернет… Для этого нужно иметь открытую культуру, волевое решение демократической власти и команду специалистов-профессионалов, способных разработать, запустить и в перспективе поддерживать программы продвижения чтения. Без этих предпосылок тезис о духовно-нравственном воспитании в гедонистическом обществе будет лишь красивой сказкой.

1.9.4. Современные библиотечные проблемы – что делать?

Я сужу о городе по количеству имеющихся в нем книжных магазинов.

А.Г.Рубинштейн.

Интересно, что те из директоров библиотек, кто каким-то образом захотел (успел) в 90-е годы XX века вписаться в коммерциализацию, и сумел сделать это, тот «живет». Сегодня для этого существует масса препятствий законодательного плана. Государство не заботится, по большому счету, о библиотеках, но и практически ничего не дает делать. А законы «нулевых» ставит массу палок в колеса практически по любому поводу.

К примеру, если мы хотим за это получить какие-то денежки, то нужна лицензия на оказание телематических услуг. В современной библиотеке (за редчайшим исключением библиотек федерального уровня) элементарно нет кадров (экономистов, юристов, бухгалтеров), чтобы всем этим заниматься. На практике иногда фирмы проводят свои семинары (банальная аренда), но всегда нужно договор составить так, чтобы это не показывать, в противном случае пожалуйте в Госимущество и отдайте все заработанные за аренду зала деньги им. Да, библиотека остается сегодня привлекательной (при всех многих составляющих и если заработан авторитет) местом, где услуги бесплатны. Правда это иногда вредит (там, где бесплатно – плохо, не придут товарищи, которым надо тряхнуть мошной, да они и так не ходят).

Сегодня главенствующая проблема, которую все же можно решить, не прибегая к радикальным шагам, что называется – «на лицо»: все государственные, федеральные, муниципальные, школьные библиотеки озабочены оказанием государственных услуг в электронной форме (электронные каталоги и оцифровка документов). Это требуют «сверху», это востребовано «снизу». Но… не продумано, ресурсов, по большому счету, нет, но результат – «вынь да полож».

В большинстве библиотек по стране нет главного – это не прихоть, а жизненная необходимость – электронного каталога и доступа к нему из глобальной сети (что уже давно практикуется в библиотеках многих и действительно развитых зарубежных стран).

Сегодня в отечественной библиотеке нет харизматических личностей, не лоббируются наши библиотечные интересы на уровне власти (даже муниципальной) и почти нет библиотечных традиций. Вот где работы – «поле непахано».

...

Интересно: сегодняшний финский опыт.

Местные библиотеки в финском городе Иматра (неделеко от границы с Санкт-Петербургом) имеют каждая – свое название: «Коскен кирьясто», «Патсаан кирьясто» и «Вуоксеннискан кирьясто», но по способу организации работы мало чем отличаются друг от друга; зато сильно – от соседней России. Этот опыт может быть интересен отечественным библиотекарям.

«Читателей городской библиотеки, число которых постоянно растет, ждут новые знания и впечатления. В фондах библиотек имеются газеты, журналы, книги, учебные пособия, аудиозаписи, DVD, CD-диски и другие самые свежие материалы. Информацию о фондах библиотеки можно найти в Интернете по адресу http://priima.imatra.fi. Библиотечный каталог системы «Priima» объединен с каталогами местных библиотек муниципалитетов Йоутсено, Пуумала и Руоколахти.

Благодаря комплексному обслуживанию, предлагаемому библиотекой, читатели могут получить исчерпывающую информацию об официальных учреждениях и немедленно связаться с ними. В пунктах комплексного обслуживания, в частности, можно взять буклеты и бланки органов городской администрации, «KELA», магистрата, полицейского управления, местной общины и бюро по трудоустройству, заполнить и отдать бланки, здесь помогут навести любые справки и найти нужные адреса.

В пункте комплексного обслуживания главной городской библиотеки работает также государственная касса по продаже билетов на культмассовые мероприятия».

Перевод А. П. Кашкарова с сайта http://imatra.fi.

1.10. Как избежать дислексии в современном обществе или анализ влияния художественной литературы.

Мировые художественные шедевры, выдающиеся произведения литературы многим до сих пор служат только для удовольствия и отдыха, и являются источником прагматической информации. Это прямое следствие разрыва между обучением – передачей лишь утилитарных знаний и нравственным воспитанием.

В. А. Левидов {1, с. 9–10}.

Во всех странах, использующих в качестве алфавита латиницу или кириллицу, растет число легастеников (легастения – заболевание интеллектуально здоровых людей, проявляющееся в неспособности обучиться читать); по разным источникам самое большое количество легастеников насчитывается в США и Франции – до 9 % от числа представителей взрослого населения старше 14 лет (по статистике 2010 года) – см. в {5}. В то же время в странах Востока легастении нет вообще, что связывается некоторыми исследователями (Штернберг Л. В., 2010.) даже со степенью условности применяемых слогово-звуковых или фонемо-буквенных азбук {5}.

В России проблема отдельных категорий потенциальных читателей стоит не менее остро, и ее принято называть дислексией. Дислекси́я (от греч. δυς– «сложность с» и греч. λέξις – «слова» или «словарь») – избирательное нарушение способности к овладению навыком чтения и письма при сохранении общей способности к обучению (определение – энциклопедия «Википедия»).

В педагогической практике, говоря о дислексии, часто ограничиваются лишь симптомами непосредственно нарушения чтения (ошибки в чтении), причем ребенок, которого диагностируют как дислексика, на годы вперед получает ярлык «отсталый», что ведет к еще большим потерям в развитии гармоничной личности – в самый важный период взросления. Мы же, изучив проблему, и предложив свои методы ее локализации, убеждены в том, что общая проблема нарушения чтения конкретного ребенка (и даже взрослого) должна быть разделена на более частные случаи. Они – не в отсутствии навыков чтения или хорошего здоровья (включая вестибулярный аппарат ребенка), а в отсутствии понимания значимости чтения, реальных жизненных примеров (родительская дислексия) и личностной мотивации к обучению чтению.

Наверное, было бы неправильным поднимать данную проблему с долгой историей, если бы мы не имели для этой проблемы реального практического решения. В 2010 году была выпущена в свет книга «Детское чтение. Пособие для отцов» {2}, а в 2011 году – «Чтение подростка. Пособие для отцов» {3} – в которых (соответственно) описана методика обучения чтению ребенка 4–6 лет и подростка 12–15 лет с помощью мотивации личностного интереса. В обеих методиках за основу выбрано воздействие на ребенка личным примером, а за реальные шаги – ежедневное правильное мотивирование – для приобщению к чтению.

Одно из самых губительных для культуры заблуждений – люди часто не знают о том, что сегодня есть хорошие поэты и писатели, и есть «настоящие» книги. К сожалению, такое отношение к книгам спровоцировано отчасти и авторами некачественной литературы. Как сказал по этому поводу Александр Мень – « совесть занимает в поведении человека должное место лишь тогда, когда ее веления исполняются как императивы, не требующие логических аргументов. Расчеты по принципу «Ты мне, я тебе» – мало что оставляют от совести и морали ».

Как в литературе, так и в общении должна рекламироваться модель консолидированного поведения, а не приоритетный образ себя «мы – придурки» и насаждаемая уверенность, что «обмануть и нажиться», «срубить бабла любой ценой» – типичное поведение человека в XXI веке; ибо как показывает опыт, оно не находят столь уж абсолютного подтверждения. Очень многие люди ведут себя человечно. Говорить в примерах – нужно, прежде всего, о тех, кто пропагандирует активные формы проживания в трудных и кризисных условиях.

В современной семье ребенок должен быть понят, и правильно мотивирован в соответствии со своим личностным интересом, с тем, что он хочет. Для этого ему потребуется наша «взрослая» помощь-сопровождение.

Под сопровождением ребенка в приобщении к чтению мы понимаем метод, обеспечивающий создание условий, для принятия им оптимальных решений развития в различных ситуациях жизненного выбора, которые выражаются в оказании помощи ребенку в предварительном ситуационном анализе и принятии таких решений. Сопровождение – в данном случае – это форма оперативного реагирования на запросы ребенка в части чтения книг. Поэтому приобщение к чтению, очевидно, будет эффективным только тогда, когда его продумывают на разных уровнях. В итоге – растут притязания, основанные на мотивации – личности в области будущей профессии, места в обществе. Повышается удельный вес самообразования, крепнут самостоятельность и готовность к будущей работе. Кто-то, вероятно, заметит, что сегодня «все упирается в деньги» – от возможностей до образования. Позвольте не согласиться, и в отечественной истории тому не столь уж редки подтверждения.

Да, бедные не станут богатыми. Однако они могут переместиться ближе к центру своей социальной страты, что и произошло с 19-летним Ломоносовым, юбилей которого все здравомыслящие люди отметят в 2011 году. После того, как Михайло ушел с обозом в Москву, отец-помор отрекся от него, и запретил возвращаться в родной дом… Может быть в результате именно такой необычной ситуации, когда назад отступления быть не может, возникают национальные герои, вскормленные девизом «только вперед!».

Равно как и проблемы современных школьников и семей в части нежелания читать – родились не вчера. Вот, что написал об этом В. И. Немирович-Данченко много лет назад:

« что Отелло был ревнивец – это знает каждая лавочника… а попросите кого-нибудь рассказать вам содержание Гамлета и вы легко убедитесь, как мало знают эту величайшую из драм… Поручите школьнику, оканчивающему курс и имеющему «5» по русской словесности, изложить содержание «Горе от ума». Можно поручиться, что не напишет больше, чем на тройку ».

Главная особенность детского возраста – осознание уникальности, индивидуальности ребенка. Условие развития творческого потенциала должно исключать ситуативные, личностные помехи, недостаток времени, состояние стресса, провоцирующее детскую тревожность и эмоциональную подавленность. Слишком слабая или слишком сильная мотивация к новым знаниям вредят одинаково. Конформизм (соглашательство) провоцирует неспособность к творческому развитию. Из этого следует, что способы передачи знаний в части литературы и русского языка – определяющие факторы для приобщения к чтению. Новомодное сегодня тестирование – в чтении совершенно противопоказано. Поскольку сегодня обученность сама по себе – не главное, метапредметные результаты – есть способность действовать в разных областях знаний, способность учиться новому. Так, за последние две декады лет произошло существенное изменение в сознании детей. Вот лишь некоторые зафиксированные мной особенности:

• дети стали свободнее в высказываниях, их почти ничто не сдерживает;

• имеет место расслоение детей по социальному статусу.

• в старших классах все меньше детей читает (и учится) «по необходимости».

• способы подачи информации в современном мире сомнительны с точки зрения моральных принципов.

1.10.1. Литературу надо преподавать через сопереживание.

Приобщенность к чтению в результате дает повышенный уровень общего интеллектуального развития, способность к овладению будущей профессией, навыками, компетенциями.

Сегодня обществу не хватает специалистов по восприятию художественного текста. Потому, что главное – это не текст, а мысли, чувства и образы, которые рождаются в процессе чтения. Библиотекарь более свободен для понимания истины, к примеру, чем учитель.

Одним из самых эффективных способов прививания навыков и желания читать остается художественная литература. И вот почему.

...

«Убедительность истинно художественного произведения совершенно неопровержима и подчиняет себе даже противящееся сердце. Политическую речь, напористую публицистику, программу социальной жизни, философскую систему можно по видимости построить гладко, стройно и на ошибке, и на лжи; и что скрыто и что искажено – увидится не сразу….

Произведение же художественное свою проверку несет само в себе: концепции придуманные, натянутые не выдерживают испытания на образах: разваливаются и те, и другие, оказываются хилы, бледны, никого не убеждают. Произведения же зачерпнувшие истины и представившие нам ее сгущено-живой, захватывают нас, приобщают к себе властно, – и никто, никогда, даже через века, не явится их опровергать».

Солженицын А. И… Нобелевская лекция. Новый мир, с. 137–138.

«Писатель должен заставить читателя забыть об авторе, своим искусством создать иллюзию, что автора нет, – есть только изображаемая действительность. И чем сильнее читатель поддастся этой иллюзии, чем больше ему будет казаться, что он сам произносит приговор, сам решает вопросы, сам делает выводы, которые напрашиваются во время чтения и после него, сам определяет свое отношение к персонажам, к их словам и действиям, тем активнее творчество читателя, тем живее его мысли, ярче эмоции, тем определеннее его положительная или отрицательная реакция на добро и зло» {1, с. 124}.

Нельзя навязывать художественные произведения, тем более выдающиеся до которых школьники не доросли из-за незначительного – по естественным причинам – жизненного опыта. Какой может быть личностный интерес у современного школьника к салону Анны Павловны Шерер, с описания которого начинается первая глава эпопеи Л. Н. Толстого «Война и мир»?

Ирония великого писателя не доходит до подростка с куцым опытом жизни и малой общей культурой, а негативные чувства от активного неприятия, скуки закрепляются на всю жизнь. Необходимо сообщать о существовании великих произведений, но не требовать их обязательного чтения по школьной программе. В произведении Л. Н. Толстого достаточно типичных ситуаций, затрагивающих личностные интересы разных возрастных аудиторий. И эти ситуации в прочесе чтения «Война и мир», композиционно объединенные в сознании с подобными ситуациями из других произведений художественной литературы, обязательно затронут души и сердца школьников.

Люди мыслят с помощью образов, с применением воображения: посмотрели – увидели – вообразили. Любой чтец – гуманитарий, потому, что живет в мире слов и воображения.

Нельзя научиться анализировать – просто читая книги. Мышление – это импровизация, которая невозможна без творческой мысли; отсюда так важно умение работать с текстом. Читать и слушать – разные вещи: активно воспринимать речь можно около 7 минут, ибо за одними образами следуют новые, и происходит «наложение». Время же чтения книги – не ограниченно.

«Да, и ученый, и художник убеждают. Только по разному. Разница же существенная: если ученый действует на ум своих читателей или слушателей, то писатель-художник действует на фантазию своих читателей. В отличие от науки истины искусства сообщаются нам не прямо: они рождаются, они индуктируются в нас самих. И поэтому убедительность фактов искусства совершенно неопровержима. «действуя на фантазию» – то есть на творческое воображение, на эмоциональную сферу человека. Побуждая его к сопереживанию, – они становятся его внутренним убеждением. А когда человек приходит к убеждению сам, когда знание проходит через его эмоциональную сферу, то художественная истина надежно закрепляется в его эмоциональной памяти. Знание через сопереживание, вовлекающее «память сердца», – самое прочное знание ». {1, с. 37}.

Отдадим должное и «западникам»: доктор К. Гудман определяет чтение как «психолингвистическую игру разгадывания». Нейрофизиологи с помощью многолетней лечебной практики показали, что происходит в мозгу человека при его встрече с печатным текстом {6}. Поэтому сколько бы ни было методов обучения эффективному чтению с опорой на разные исследования, очевидно, что без одухотворенного сопереживания с художественным текстом не обойтись, поскольку « художественное произведение редко поражает душу читателя сильным впечатлением с первого раза: чаще оно требует, чтобы в него постепенно вглядывались и вдумывались; оно открывается не вдруг, так что чем больше его перечитываешь, тем дальше углубляешься в его организацию, уловляешь новые незамеченные прежде черты, открываешь новые красоты и тем больше ими наслаждаешься». В. Г. Белинский. Полное собр сочинений в 13 томах, т. 4 стр. 35.

Секрет столь знакового влияния на человека художественного текста очевиден: описываемые в книге обстоятельства сами по себе конкретны. Но типичность обстоятельств – абстракция. Поэтому человек прибегает к столь естественному самообману для сохранения своего душевного комфорта, и становится в хорошем смысле зависим от книги.

1.10.2. Метод домашнего чтения в семье.

Для приобщения к чтению в семьи почти все методы хороши. Можно читать и делать пометки, а можно слушать и анализировать. Как этим занимались мы в формате нашей «классической» семьи из трех человек? Мама читает, папа помечает (записывает) – вопросы, цитаты, созвучные мысли – по тексту, дочка задает устные вопросы, тут же рисует персонажей (и даже сценки); сразу понятно, какая часть или абзац текста произвел на нее наибольшее впечатление.

Потом меняемся ролями: читает папа, мама помечает и записывает, дочка задает вопросы и зарисовывает. Потом даем читать дочке. Если еще остались вопросы – спрашиваем ее мнение о том, что ей уже известно о героях и по теме книжки. Дочка вспоминает, что ей известно, отвечает, делает предположения вслух – о чем не знает, что в свою очередь систематизирует информацию еще до ее фундаментального изучения, она задает вопросы нам, и сразу хочет получить ответ. Так у ребенка происходит самостоятельная постановка собственных целей, что, в свою очередь, развивает ее личностный интерес.

Постановка вопросов предполагает активное обучение, поэтому семейные встречи проводятся почти ежедневно, перед сном. В результате – тренируется память и эффективно усваивается текст.

В данном случае всякое действие, предполагающее наличие собственной рефлексии идет на пользу воспитания ребенка. Описанная технология вполне воспроизводима: так заниматься с ребенком поистине может каждый… если захочет и найдет время, главное делать это систематически – с обязательным закреплением результата.

Кроме этого метода для усвоения текста и его творческого анализа существуют и другие, к примеру, построение кластеров и заполнение простых для понимания ребенка таблиц, состоящих из трех столбцов – «знаю», «хочу узнать», «узнал»; в столбцы заносится соответствующая информация по каждому конкретному новому для ребенка понятию, взятому из прочитанного текста.

Вопросы, предлагаемые ребенку в помощь – для аналитического мышления мы применяем следующие:

• что ты уже знаешь о…?

• в чем разница между героями?

• в чем они похожи?

• приведи пример похожей истории, которую ты знаешь;

• что случится если…продолжить повествование.

И другие.

Рассмотренный метод позволяет сгладить «критические точки» в воспитании и скорректировать намечающиеся проблемы:

• состояние изоляции ведет к неадекватной идентификации ребенка;

• уход от тесных межличностных отношений провоцирует страх взросления и перемен;

• непринятие личностного интереса ребенка родителями ведет к размыванию продуктивных и творческих способностей личности, сосредоточения на главной деятельности, отказу от самоопределения и выбор отрицательных образцов для подражания.

1.10.3. Этапы становления ребенка.

1. Доверие– недоверие – до 1 года.

2. Самостоятельность либо чувство стыда – от 1 до 3 лет.

3. Активность или пассивность, зависимость – от 3 до 5-ти лет.

4. Трудолюбие либо неполноценность – 5-11.

5. Жизненная мотивация или путаница – 13–18 лет.

6. Межличностная коммуникация либо изоляция – от 18 до 40 лет.

7. Творчество либо застой – 40–60 лет.

8. После 60 лет – полнота жизни или отягощение («кто не обучился в юности – того старость бывает скучна» Екатерина II).

В процессе взросления ребенок переживает четыре этапа собственной идентификации:

1. Неопределенная размытая идентичность.

2. Досрочная преждевременная идентификация (следует чужому мнению).

3. Этап моратория: выбирает из множества именно свой, единственный вариант.

4. Достигнута зрелая идентичность.

Сегодня много спорят – есть ли вообще будущее у чтения как такового? Я бы сказал иначе: у человека без чтения нет будущего. Деньги, власть, эффективный менеджмент, технический прогресс, валовый доход, Интернет, телевидение, реклама – все это «пыль». Особенно хорошо сие понимают те, кто находится на грани жизни и смерти, или находился в ситуациях, сопряженных с подобной. Когда задумываешься – чем кончается жизнь, невольно понимаешь: от человека в сухом остатке останется даже не каменный памятник, нет. Остаются мысли, облеченные в книгу, переданные как импульс для размышления другим.Вернемся к проблемам дислексии и бездуховности. Что может помочь нашему благому делу? Создание научно-исследовательских центров (лабораторий чтения и духовного возрождения) в разных регионах – ускорит процесс гуманизации общества. Творческие лаборатории чтения вполне уместно создавать в школах. Центры чтения уже созданы на базе крупных библиотек; это, несомненно, требует их финансовой поддержки. Но если не поддерживать сегодня – завтра может быть совсем поздно.

1.11. Как читать детям, если ты не родитель?

Чтение само по себе еще не показатель развития ребенка, тем не менее, читать детям вслух можно и нужно. Кризис чтения (по статистическим данным 2010 года Россия на 43 месте по качеству чтения) и расцвет одаренности детей оказались сегодня явлениями тесно связанными. Развитию детей через воображение, способствует чтение ребенку вслух одного из взрослых. Но кто бы это мог быть? В первую очередь, конечно, родитель. Однако, в современной ситуации такими взрослыми вполне могут стать как мужчина, так и женщина, организующие новую ячейку общества из неполной (ранее) семьи. Вот несколько практических рекомендаций – как это сделать.

Искренне поприветствуйте малыша. Не будет лишним сказать ему еще раз привет, даже если Вы уже виделись ранее.

Устраните помехи, позаботьтесь, чтобы вокруг вас было как можно меньше шума: закройте дверь в соседнюю комнату, выключите телевизор и радио; если возможно, смените на время чтения комнату – на более тихую. Шум ремонта в соседней квартире, к которому вы сами уже давно привыкли, неприемлем для чтения с ребенком.

1.11.1. Подготовка к чтению вслух.

Перед чтением старайтесь не переводить ребенка в режим ожидания, и тем более не стоит говорить с другими людьми (в том числе по мобильному телефону) в то время, пока общаетесь со своим маленьким читателем.

Перед чтением не игнорируйте предварительную беседу на отвлеченную тему предварительное установление контакта – между ребенком и взрослым), но и не увлекайтесь ими. Если маленький читатель в хорошем расположении духа, и не прочь немного поговорить об игрушках, не стоит его прерывать, но нужно быть осторожным и в поддержании такой беседы: желательно избегать длинных историй, анекдотов и серьезных тем, которые сами по себе могут стать более значительными, чем последующее знакомство с книгой.

Культивируйте в себе терпение и внимание. Когда ребенок комментирует, старайтесь больше слушать, чем говорить, а если случается нечаянно перебить ребенка, обязательно дайте позволить ему закончить свою мысль.

Старайтесь общаться на чистом русском языке – без сленга, жаргона, разумеется, бранных слов и слов-заменителей. Во-первых, это вежливо, во-вторых, уместно в ситуации, когда вы мало знакомы с ребенком, в-третьих, важно в педагогических и воспитательных целях, ведь дети – маленькие «попугайчики»; копируют как поведение, так и слова.

1.11.2. Чтение вслух.

Читая вслух, практикуйте рефлексивное слушание. Техника рефлексивного слушания со (в двух словах) означает перефразирование услышанного в ответной реплике взрослому чтецу. Кажется, что это необязательно… Однако, с учетом индивидуальных особенностей восприятия, такая «избыточность» полезна (если не необходима), учитывая невысокую эффективность голосового общения по сравнению с непосредственным чтением. Рефлектируйте особенно конкретные ситуации, знаковые моменты в повествовании текста.

1.11.3. Завершающая часть сеанса.

Заканчивайте коротким резюме о прочитанному отрывку. Это тоже техника рефлексивного слушания, только уже по отношению ко всему прочитанному за один сеанс.

Не забудьте похвалить маленького слушателя, искренне попрощаться с ним и обозначить новую встречу.

Умение читать детям вслух – важный педагогический навык, который необходим как заинтересованному в перспективе развития ребенка родителю (в первую очередь), так и педагогу. Совершенствуйтесь, оттачивайте его, и неизбежно получите результат, выраженный в гармоничном становлении личности ставшего уже вашим сокровища.

1.12. Исследование изучения личностного интереса детей как фактора приобщения их к чтению.

...

Многие проблемы воспитания одаренных детей, пожалуй, в наибольшей степени связаны с развитием эмоциональной сферы, чувств и переживаний… Дары сердца зачастую не столь явны и навязчивы по сравнению с интеллектуальными или техническими способностями. Они часто остаются в тени. Озабоченные воспитанием взрослые даровитость ума ценят выше даровитости сердца. Хотя именно она выдвигает весьма высокие требования к взрослым.

К. Г. Юнг.

1.12.1. Общая концепция исследования.

Общая концепция исследования базируется на проблематике «читательское развитие» и «личностный читательский интерес», которые тесно связаны друг с другом. Влияние среды на читателя (читательская социализация), характер взаимодействия с ней зависят от персонализации, включенности личности в этот сложный процесс. Именно личность, осваивая социализированный читательский опыт, присваивает его себе и делает уникальным. Импульс к развитию невозможен без интереса личности, а тот, в свою очередь без мотивации.

К мотивации прямо относятся взаимосвязи между внутренними противоречиями в читательском сознании, читательской деятельности, читательском общении; между уровнями читательского развития, необходимостью и свободой, а также противоречия в закономерностях динамики потребностей, многообразии интересов, иерархии установок. Читательское развитие личности может характеризоваться в антонимичных аспектах: стереотипности – оригинальности, репродуктивности – творческой продуктивности, эволюционности – инволюционности, стагнации – динамики; фрустрации и комфортности. Оно происходит в трех сферах (читательском сознании, читательской деятельности, читательском общении); проявляется на трех уровнях: актуальном (реальном), актуализируемом (реализуемом) и потенциальном (связанным с зоной ближайшего развития); осуществляется тремя путями (стихийным, целенаправленным; самоуправлением).

В процессе своей деятельности читатель мир не только воспринимает, познает, переживает и оценивает его, но и преломляет в своем сознании в соответствии с разнообразными личными и общественными потребностями, а затем использует (применяет) полученное в других видах жизнедеятельности (профессиональной, досуговой, семейно-бытовой и т. д.).

Особенность читательской деятельности заключается в том, что проникновение в предметный, содержательный мир, стоящий за текстом, происходит с помощью общепсихологических и психолингвистических механизмов читательской деятельности. Поэтому значимы понятия «квалификация читательской деятельности», отражающая уровень сформированности психологического механизма осуществления читательской деятельности в сочетании с филологическими и культурологическими составляющими; и коэффициент читательского развития, который мы вводим впервые.

Личность читателя – человек как носитель сознания, имеет определенный читательский статус в обществе, исполняя социально-психологическую роль в соответствии с этапом читательского развития, сознательно удовлетворяет свои многообразные жизнедеятельностные потребности с помощью чтения различной литературы.

В структуре личностного интереса читателя несколько «срезов» (пластов):

• социологический: социально-демографические данные, социальный статус и социальная позиция личности;

• социально-психологический – подструктура направленности: мировоззрение, убеждения, идеалы, ценностные ориентации, потребности, мотивы, интересы, установки;

• социо-психологопедагогический – подструктура опыта: жизненный и читательский опыт; общие и профессиональные знания; общие интеллектуальные и речевые умения, навыки, привычки; содержание и культура чтения; коммуникативное мастерство.

Что касается читательского развития детей, важно понимать психофизиологические основы чтения, связанные с развитием речевой деятельности, особенности читательского развития детей в самом раннем, дошкольном и младшем школьном возрасте.

1.12.2. Обоснование технологического инструментария исследования.

По В. А. Бородиной полисистемное понятие «читательское развитие личности» обосновывается теорией читательского развития личности. Категория «развитие» содержит эвристический и прогностический потенциал, являясь системообразующей в структурном и функциональном планах в обосновании и решении научно-практических задач в области чтения. Развитие – закономерное количественное и качественное изменение, характеризующее необратимость и направленность, в результате которого возникает новое качественное состояние объекта. Развитие человека (индивидуума, личности, субъекта деятельности) происходит в биогенезе, социогенезе, онтогенезе как процессе перехода из одного состояния в другое, более совершенное; от простого – к сложному, от низшего к высшему, от старого качественного состояния к новому. Это же происходит с читательским развитием личности. Оно же включает виды речевой деятельности (слушание, говорение, чтение и письмо), связанные с филологическими, культурологическими и психическими процессами в интеграции этих и других составляющих. Культура чтения – достижение личности, уровень читательского развития, количественные и качественные показатели сознания, деятельности и общения, одновременно является и продуктом, и фактором развития личности.

Опираясь на проведенный М.П. Воюшиной и О.Л. Кабачек сравнительный анализ программ обучения чтению в начальной школе, нами сделан вывод о том, что ни одна из существующих методик обучения не обеспечивает эффективного подхода в читательском развитии личности.

Читательское развитие ребенка будет продуктивно в том случае, если в нем будут непрерывно участвовать все социальные институты, координируя корпоративную деятельность, на основе учета закономерностей психического, возрастного и образовательно-культурного развития.

«Рациональное» текстологическое направление, во главе угла которого анализ структурных элементов текста, в соответствии с мнением И. Тихомировой не так уж и рационально, ибо «главное в чтении – не текст сам по себе (не важно как считанный – с печатного носителя, экрана монитора или прослушанный посредством аудиокниги – вербальный и интеллект, а мысли, чувства, образы, вопросы, которые рождаются в душе читателя» (Н. А. Рубакин). Научная школа Тихомировой вполне самостоятельна и ярко выражена. В ее концепцию заложены следующие положения:

• реализация гуманитарной миссии при работе с детьми;

• отечественные традиции руководства чтением художественной литературы, направленные на духовно-нравственное воспитание детей;

• понимание природы чтения художественной литературы как особого вида эмоциональной творческой жизни, главной чертой которой является сопереживание читателя;

• «детский» способ постижения искусства – наглядно-образное и эмоционально-непосредственное восприятие, естественная потребность ребенка в расширении жизненного опыта, в возможности пережить пока непережитое, в познании себя и других;

• подход к детской литературе с точки зрения ее воспитательного потенциала, скрытого в системе художественных образов, в отборе ситуаций, развитии действия, в освещении поведения персонажей. Постановка педагогической задачи – помочь ребенку через усиление сопереживания и читательской рефлексии вскрыть этот потенциал и направить его на развитие личности;

• убеждение, что интерес к чтению и его эффективность напрямую зависят от включенности произведения в контекст жизни ребенка: в прошлом, настоящем и будущем, от соединения читаемого (отождествления) с его субъективным «я».

Основным методом, педагогически обеспечивающим воспитательный эффект от чтения, является межличностный диалог взрослого с читателем-ребенком – интеракция читающих личностей. Из вышесказанного следует, что Ирина Ивановна делает основной упор на воспитание читателя художественной литературой, причем не столько перечитыванием самих книг (или иных источников), сколько вдумчивому отождествлению себя как читателя с главными героями книги. Здесь необходимо пояснить, что область научных интересов Тихомировой, или как недавно было сказано, представителя библиотечной школы с гуманистическим вектором развития, далеко не вся литература, а лишь узкий акцент на художественной ее составляющей. Кроме того, для понимания мировоззрения Тихомировой важно, что на приобщение к чтению огромное внимание оказывает семья (социализирующая педагогическая функция) и то, что эффективное обучение невозможно без мотивации ребенка и его личностного интереса (последние три позиции положений концепции Тихомировой). Отсюда логично: в тесной связке с вышеприведенной концепцией и исследованиями Тихомировой находятся и мои научные интересы: проблемное поле личностной ориентации человека для интереса к книге, к чтению. Как заинтересовать ребенка, чтобы он захотел читать, в первую очередь художественную литературу, ибо именно она развивает гармоничную личность через книжные «образы». Таким образом, мы сузили проблемное поле до конкретных аспектов, проиллюстрированных в табл. 1.

Таблица 1. Объекты, субъекты и другие особенности проблемного поля Приобщение к чтению: инновации для родителя, инструментарий библиотекаря Характерная особенность процесса научения (по Тихомировой) чтению посредством художественной литературы является его непрерывность и незавершенность; то есть процесс актуален на протяжении всей жизни. 1.12.3. Методология Методологической основой теоретико-экспериментальных исследований в сфере читательского развития может стать тезис Н.А. Рубакина о читателе, представляющего собой разные «факты» (юридический, экономический, исторический, географический, психологический, анатомический, физиологический, химический, физический, космический), изучаемые одновременно множеством наук. Описание диагностических методик представлены далее. 1.12.4. Характеристика группы детей Группа респондентов – дети в возрасте 6–9 лет предполагается их анкетировать в дошкольном учреждении «Город Солнца». 1.12.5. Ожидаемые результаты После проведения занятия (см. выше) с группой 8 детей получить анкетированные данные – ответы на вопросы по изучению чтения с упором на изучение восприятия, внимания, памяти, мышления, воображения, чувств и логики. Проанализировать их, предложить обоснованное с научной точки зрения решение жизненных задач с помощью теории читательского развития личности – с учетом индивидуального (персонифицированого) психолого-педагогического сопровождения читательского развития личности . 1.12.6. Диагностическая методика развития читательского интереса «Твоя формула интереса к чтению» Нужно не просто читать, но…воспитывать посредством чтенияавтор Многие из психолого-педагогических методов могут применяться в изучении читательского развития личности. Среди них личностные опросники, социометрия, тесты по изучению восприятия, внимания, памяти, мышления, воображения . Они применяются в целях выявления психологических особенностей личности читателя и их влияния на читательские характеристики и зависят от теоретических подходов. Продуктивным является целостный подход в изучении читателя. Интересно получить результаты для решения жизненных задач с помощью теории читательского развития личности – с учетом индивидуального (персонифицированого) психолого-педагогического сопровождения читательского развития личности. В этом направление нам представляется важным работать в двух аспектах: 1. Аналитический обзор опыта изучения читательского развития детей в сопровождении взрослых; педагогов, родителей, библиотекарей. 2. Обобщение личного опыта и методика психолого-педагогического сопровождения (воспитания своих детей в семье). Диагностическая методика на развитие читательского интереса «Твоя формула интереса к чтению» Назначение Методика предназначена для изучения: • отношения младшего школьника (6–9 лет) к чтению; • читательской активности; • среды жизнедеятельности ребенка, способствующей (тормозящей) приобщение к чтению. Методика может использоваться как способ системной диагностики приобщения школьников к чтению в разных условиях (школьного и внешкольного воспитания – в частности планируется к апробации в формате НИП в детском учебно-досуговом центре «Солнечный город») – стартовый этап. Данные аналитических отчетов могут быть использованы при проведении родительских собраний, заседаний педагогических и попечительских советов начальной школы; учитывая возраст детей, методика может быть полезна в аналитическо-практической работе и в старших группах детского сада, совещаний предметных комиссий центров внеклассного (дополнительного обучения. Вопросы (разделы) характеризуют школьную среду приобщения к чтению, «Семейное чтение»: относятся к семейной атмосфере приобщения ребенка к чтению, характеризует способ «восприятия книги», критерия выбора книги и косвенно – причину чтения, определяют – какие книги любит конкретный ребенок, его будущие перспективы в развивающемся интересе к чтению. Формат: Личностный опросник (29 вопросов) Правила и формат мероприятия Перед описанием непосредственно методики, необходимо сказать два слова о правилах ее реализации.Внимание! Задание выполняется только под руководством и наблюдением взрослого. Оно персонифицировано, а потому обязательно озаглавливается в следующем формате:

Фамилия, имя _______________________мальчик / девочка Школа _____ класс _____ дата и время заполнения _________

Чтобы не возникло искушения поставить рядом со всеми вопросами утвердительные «галочки», мы прочитаем каждый вопрос вслух, и проконтролируем, чтобы каждый ребенок в группе ответил на него самостоятельно, с пониманием задания. Таким образом, дети самостоятельно отвечают «плюсами» и «минусами» напротив каждой строки опросника – на отдельных листках при общей работе в группе (в одной комнате) с участием и под контролем ведущего преподавателя; им может быть учитель начальных классов, сменный учитель группы продленного дня, педагог дополнительного образования, школьный психолог или школьный библиотекарь. В некоторых случаях, к примеру, если наблюдается явные сомнения – что ответить – можно попросить ребенка объяснить свою позицию или прокомментировать мысли. Готовые опросные анкеты детей подпишите, для анализа и дифференциации подхода к детям с разным уровнем подготовки в части опыта и мотивировки чтения. Реализация мероприятия: Узнай свой читательский интерес! Прочитай данные утверждения:Если тебе это подходит, ставь +, не подходит —

Вопросник Я выполняю задания по русскому языку и литературе на «хорошо» и «отлично» Мне нравится вслух рассуждать о причинах поступков героев книги Я согласен(на) с мнением: «Лучше один раз прочитать, чем сто раз услышать» Когда мне читают вслух – важно звучание и интонации знакомого голоса (родители, учительница, сестра, брат) Читая, я часто замечаю в книге вещи, которые другие упускают Как здорово, когда сложные вещи выражены в книге в простой и понятной форме Я люблю читать летом Я могу читать в перерывах между уроками Я легко могу подбирать слова, когда надо выразить мысль Я люблю сравнивать разных героев – по прочитанному материалу У меня лучше получается думать, когда я читаю Мне нравится играть со словами и текстами Для меня важно, чтобы автор писал интересно Мне важно ощутить (потрогать) книгу руками Мне нравится читать в тишине Мне нравится читать и одной (му) Читая, я всегда сравниваю то, что написано в книге, свои знания и собственный опыт Описываемые в книге природные процессы и явления вызывают у меня интерес и любопытство Я всегда задумываюсь – для чего я читаю? В книах меня интересует история и перспективы развития всего человечества Прочитав книгу, я рассказываю о ней товарищу Мне интересно читать только то, что хочется самому Прочитав книгу, я могу рассуждать о том, что такое хорошо и что такое плохо Читая, я думаю о будущем моей семьи Я запоминаю прочитанное лучше, если обсуждаю книгу с мамой Мне нравится читать в группе ребят Я люблю читать Читая, я вижу себя частичкой большой Вселенной Мне нравится самому читать вслух.

А теперь проверим твои результаты. За каждый «плюс» начислим себе по ОДНОМУ баллу.

Таблица 2. Подсчет суммы баллов и рекомендации [1] Приобщение к чтению: инновации для родителя, инструментарий библиотекаря Заключение Дальнейшая работа в рамках методики включает следующие направления: • Изучение практики эффективных и неэффективных приемов приобщения к чтению в динамике перехода от начальной к основной школе; • Подготовка инструментария рефлексии и самодиагностики, проводимой в группах детей для оценки эффективности применяемых стратегий, в том числе формирования грамотности чтения (на начальной и основной ступени);• Определение стратегий поддержки наиболее нуждающихся в помощи групп детей и учителей (руководителей чтения) и разработка необходимых рекомендаций.

Существует много приемов и методик (хороших и разных) методологические основания которых – в части исследования чтения в разных научных парадигмах – не бесспорны. Научная школа д.п.н., профессора Бородиной В. А с позиции системно-деятельностного подхода, исследования к.п.н., доцента Тихомировой И. И (обе школы рассматривались выше) мне наиболее близки. Развитие исследований в данном направлении нам представляется очень полезной работой по осмыслению перспектив исследования чтения в России, в частности, для ответа на вопрос, насколько западнические подходы (их приверженцы также имеют место быть) к исследованию чтения могут решить проблемы относительно низкого качества чтения российских школьников.

1.13. К вопросу об измерении читательского интереса к книге.

Если Вы можете измерять и выражать в числах то, о чем говорите, то об этом предмете Вы кое-что знаете. Если Вы не можете этого делать, то Ваши познания скудны и неудовлетворительны.

У. Кельвин.

На основе данных, полученных в результате социологических исследований, дается представление о жизненных приоритетах и читательских компетенциях современной молодежи. Сделана попытка анализа причин глобального падения интереса к чтению. Подчеркнута особая роль динамики и развития читательской культуры в семье.

Для измерения качества в чтении необходим особый инструментарий, который до сего дня вполне еще не разработан. Есть лишь некоторые приемы и варианты, сочетающиеся с «замерами» СОУ (Степень обученности учащихся) и КОУ (Качество обученности учащихся, научные интересы к.п.н. И.Ю. Гутник), с понятиями квалитологии и квалиметрии (научные интересы и исследования д.п.н., профессора ГУКИ Санкт-Петербург В. А. Бородиной), которые позволяют приблизиться к проблеме, и глубже понимать ее составляющие. В работах ведущих специалистов этой области Аристовой Т.А., Беленькой Л. И., Бородиной В. А., Глубоковой Е. Н., Гутник И. Ю., Гончаровой Е.Л., Кабачек О.Л., Корнева А.Н., Левидова В. А., Рубакина Н. А., Тихомировой И. И., и других констатируются серьезные трудности современной ситуации, сложившейся в системе общего и специального образования по данному вопросу. Все эти заслуженные авторы пытаются предложить конструктивное видение необходимых организационно-педагогических условий приобщения к чтению детей, (которых по полученным «замерам» и коэффициентам разделяют на «одаренных», «средних» и детей с особыми нуждами (последнее приближено к коррекционной педагогике). Уже в этом разделении заложена некая оценка, что, на наш взгляд, уже не бесспорно и субъективно – в части результатов исследований. Напомним, что СОУ измеряется как кол-во «5» (оценка «отлично») + кол-во «4» (оценка «хорошо») × 0.64 + кол-во «3» (оценка «удовлетворительно») × 0,36 поделенное на 100 % (общее количество учащихся). В итоге получается значение коэффициента (в %). Качество обученности есть отношение количества отличников и хорошистов к общему количеству учащихся класса. КОУ = кол-во «5» + кол-во «4» поделенное на 100 % (общее количество учащихся). По аналогии с СОУ и КОУ читательский интерес можно совершенно реально можно измерить. Если ввести в этом контексте понятие «коэффициент читательского интереса», то он может иметь вполне осязаемую формулу, которая достойна последующего изучения: количество добровольно прочитанных книг (ДПК) – в числителе, количество отложенных книг, не вызвавших интереса (НК – непопулярные книги) – в знаменателе, и все это умножить 100 %. Период потраченного времени берется фиксировано – для обеих частей формулы. Эта упрощенная формула достойна дальнейшего исследования и, разумеется, дополнения, поскольку на данные вычисления оказывают влияние несколько скрытых факторов, как то – исходное воспитание, пример родителей, личностная мотивация и опыт чтения, количество прочитанных (до замера) книг и их принадлежность к тому или иному разделу (виду) литературы, состояние здоровья, поставленные цели и время, затраченное на чтение – все это является как факторами, так и слагаемыми успеха в приобщении ребенка к чтению. При этом родительский пример будет оказывать определяющее (более, чем школа) влияние на ребенка: привязанность, привычка родителя к чтению книг с большой долей вероятности будет передаваться «по наследству». Почему мы так думаем? Очевидно, что обучение и образование без педагогического воспитания личности могут привести к страшным результатам: появления высокообразованных, агрессивных личностей, нивелирующих духовные ценности, циников и полноправных представителей гедонистического общества, нацеленных на удовольствия. Таким путем уже идут некоторые деятели и нанотехнологи, пытающиеся все «оцифровать», «тестировать» и поставить на службу некоему, весьма спорному успеху (в жизни); они утверждают, что «успешное чтение» прямо связано с успехом в жизни. К слову, всегда нужно четко понимать, что именно подразумевается под «успехом», под «успешным чтением» и под методами обучения, которые, как сорняки, занесенные «западным» ветром, осваивают нашу почву, после того, как по ней прошла перестроечная «лава». Сегодня ушлые люди зарабатывают на всем, даже на детском чтении, предлагая сомнительные методики в школы, набившие уже оскомину викторины – в библиотеки, бесталанные опросники в дошкольные учреждения. Но чтение, как и ряд гуманитарных дисциплин, невозможно тестировать с претензией на сколь угодно точный результат, если это, конечно, не скорость чтения, о которой нужно говорить особо. Таким образом, научить читать технически, трансформирую буквы в слова, с опорой непосредственно на текст, не сложно, но это не значит сделать человека «человечным» и одухотворенным (обучение «языку цифр» созвучно с научными интересами Галактионовой Т. Г, пропагандирующей семиотический подход в чтении). К примеру, знание таблицы умножения без освоения и осознания важности художественной литературы, даст лишь односторонний эффект, не сделает гармоничной личности из детской «заготовки». По В. А. Бородиной [1], [2] научное обоснование теории и технологии читательского развития проверяется квалитологией и квалиметрией – наукой о качестве и измерении его. Сложность и трудоемкость решения проблем квалитологии и квалиметрии связаны с самим явлением чтения, его поли– и междисциплинарным характером, что иллюстрирует схема психологического анализа восприятия художественного текста: пять психологических проявлений личности читателя: • восприимчивость и наблюдательность; • память; • понимание основных идей и мировоззрения автора; • эмоции с эстетической оценкой; • волевая переработка с рефлексией полезности чтения. На основе теоретико-экспериментальных работ по поиску и обоснованию обобщенных критериев читательского развития на основе уже имевшегося квалиметрического зарубежного и отечественного опыта профессора В. А. Бородиной выбрана продуктивность читательской деятельности. Она «отражает уровень сформированности познавательных психических процессов личности, которые выступают в качестве психологического механизма процессуальной фазы читательской деятельности, в свою очередь связанной с мотивационно-побуждающей и оценочной фазами, а также с рядом личностных свойств читателя» [2]. Поаспектный анализ зарубежных исследований в части и на основе теории читательского развития личности (далее – ТЧРЛ) выявил основные тенденции в следующих аспектах: • формирование навыков чтения и грамотности в сочетании с языковой грамотностью; • использования теории «уровневых» книг, грамотности как социальной практики, восприятия текста, «культурного капитала», лингвистического содержания и познавательной нагрузки. Дальнейшая детализация поаспектного анализа получена с помощью контент-анализа. Он проведен по статьям журнала «Reading Research Quarterly» – (RRQ) за 2005–2009 гг. Выбраны следующие единицы анализа: 1) читательское сознание и читательская направленность; 2) читательская деятельность и формирование грамотности; 3) читательское общение; 4) категории изучаемых субъектов: дошкольники; младшие школьники; подростки; старшеклассники; студенты; взрослые; учителя; родители; отдельные группы; 5) исследовательские методы: анкетирование; беседа; интервьюирование; тестирование; методы математического анализа; аудио-запись; видеозапись; дискурс; эксперимент; дневник; сравнительный анализ; моделирование; наблюдение; 6) лексический опыт и связь с чтением; 7) гендерные проблемы; 8) национальные, этнические и расовые различия; 9) сетевое чтение и восприятие информации в электронной форме; 10) текстовая деятельность в решении жизненных и профессиональных задач; 11) читатели с проблемами (дислексия, асоциальное поведение и др.); 12) семейное чтение 13) методы обучения. Всего выделено в 41 публикации 13 единиц наблюдения. В них отражено 229 аспектов изучаемой проблемы. Среди изучаемых субъектов – дошкольники, младшие школьники и подростки, то есть дети в возрасте 6-12 лет. К ним примыкают родители, которые изучались не сами по себе, а опосредованно – вместе со своими детьми, что позволяет увидеть основные тенденции в исследованиях по чтению в рамках Международных исследований PIRLS разных лет (мы исследовали доступные на сегодняшний день результаты 2001 и 2006 гг.), которые, в свою очередь, интересны не только тенденциозностью результатов, но и обнаруживают общее и различия в исследованиях в России и за рубежом. Вновь обратимся к исследованиям В. А. Бородиной. Критерии качества читательского развития включают такие основания: • личностный интерес и мотив чтения; • обновляемый круг чтения художественной литературы; • особенности межчитательского общения. Читательский социометрический статус прямо зависит от рефлексии в структуре сознания, читательской деятельности и общения, внимания к библиотечным фондам, фонду домашней библиотеки, в том числе информационных (не печатных) и Интернет-ресурсов. Совокупность названных выше критериев отражает акмеологическую составляющую чтения, где каждый отдельно взятый критерий обладает акмеологическим смыслом. Так, «типология продуктивности чтения по двум основаниям (скорости чтения и коэффициенту усвоения) позволяет индивидуализировать обучение чтению, продвигая читателя к акме. При этом достижение акме в продуктивности чтения невозможно без включения всей психической, речевой и культурологической деятельности человека читающего [2]. Найдем методы диагностики детей, в результатах Международных сравнительных исследований качества образования PIRLS; рассмотрим – для чего и что по ним диагностировали. По данным PIRLS-2006 выпускники начальных школ России демонстрировали бОльшую (относительно аналогичных исследований 2001 года) успешность в грамотности чтения: 61 % учащихся в PIRLS-2006 обнаружили высокий уровень читательской грамотности (по трехуровневой шкале), достаточный для того, чтобы чтение читалось ресурсом обучения в основной школе. Этот показатель значительно улучшился по сравнению с 2001 годом (на 22 %). В 2 раза уменьшилось число детей с низким уровнем читательской грамотности. О чем это говорит? О том, что в начальной школе увеличилось число относительно хорошо читающих детей, а в основной школе увеличилось число относительно плохо читающих детей. Переломным является переход из начальной школы в основную (возраст школьников 10–11 лет). Особое место в причинах явления отводится слабой адаптационной политике в отечественных школах. С другой стороны, там, где максимально «сглажены углы» при переходе младшего школьника (весь класс ведет один учитель начальных классов – она же классная дама) на следующую (основную) ступень (разные учителя предметники и одна классная дама), там откровенно «провальных» итогов, или результатов спада интереса к чтению в основной школе нет. Хотя средние достижения российских школьников в тесте (565 баллов) оказались выше международного среднего уровня (500 баллов), в регионах России отмечен большой разброс между «крайними» результатами: самое низкое среднее значение достижений по школам – 424 балла, самое высокое – 649 баллов. Явно выделяется часть школ, где грамотность чтения младших школьников находится на очень низком уровне, что, безусловно, отражается на их перспективных достижениях – на следующих ступенях обучения. Регрессионный анализ данных PIRLS-2006 показал, что наиболее значимым для уровня читательской грамотности российских школьников стало влияние семьи. Измерялась «Домашняя политика в отношения чтения (динамика результатов +0,26). Второй по значимости показатель – «Самооценка учащегося в чтении» (+0,18) и третий по значимости полученных результатов показатель – «Установка учащегося к чтению» (то есть – мотивация) +0,14. Таким образом, имеем основания предположить, что чем больше активности проявляли родители в обучении ребенка чтению (показывали свой пример), чем выше родительский образовательный статус и собственный интерес к чтению, а также материальные образовательные ресурсы семьи, тем лучше показатели ребенка в PIRLS. «На достижения детей из семей с низким индексом домашних образовательных ресурсов оказывает влияние ресурсная обеспеченность школы. В то же время, факторы, относящиеся к образовательным стратегиям школы и учителя, не оказали значимого влияния на достижения школьников в PIRLS-2006. Одной из причин этого может являться ограниченность контекстной информации, которая собрана при анкетировании администрации школ, учителей, детей и их родителей, сопровождавшем исследование PIRLS» [4]. Все вышесказанное позволяет предположить (и впоследствии проверить эмпирическим путем), что:Родитель, практикующий чтение в собственной семье, и добившийся отличных результатов по приобщению к чтению ребенка в семье, способен передавать свой опыт далее, широко трансформируемый на группы детей и родителей, не имеющих опыта положительной динамики в части чтения в других семьях. Этот аспект положен в основу нижеследующей диагностической методики «Твоя формула интереса к чтению», цель которой дать рекомендации детям (младшим школьникам, в начальный период их адаптации в основной школе) по читательской деятельности на реальном, реализуемом и потенциальном уровнях.

В процессе своей деятельности читатель мир не только воспринимает, познает, переживает и оценивает его, но и преломляет в своем сознании в соответствии с разнообразными личными и общественными потребностями, а затем использует (применяет) полученное в других видах жизнедеятельности (профессиональной, досуговой, семейно-бытовой).

Особенность читательской деятельности заключается в том, что проникновение в предметный, содержательный мир, стоящий за текстом, происходит с помощью общепсихологических и психолингвистических механизмов читательской деятельности. Поэтому значимы понятия «квалификация читательской деятельности», отражающая уровень сформированности психологического механизма осуществления читательской деятельности в сочетании с филологическими и культурологическими составляющими; и коэффициент читательского интереса, который мы вводим впервые.

Семейный опыт ориентирован, прежде всего, на чтение литературы, профессионально значимой для читательского развития личности. Понятие «круг чтения» связано с другим – «распространенность чтения», характеризующее широту и глубину проникновения информации в читательскую среду. Она зависит от особенностей содержания книги, квалификации читателя и определяет «динамику чтения», характеризуемую рядом факторов и показателей, к примеру, фактор «лидерства в межчитательском общении», к которому тесно примыкает понятие «диалог между автором и читателем» [5].

Коммуникации, дискуссии – результат профессионального чтения и форма межчитательского общения; это теория читательского развития. «Начитанность» соотносится с понятиями «кругозор» и «информированность». Последние являются более широкими по отношению к «профессиональному чтению» как восприятию информации печатных и электронных текстов. Начитанность связана с читательской деятельностью. В рамках устной коммуникации и практической деятельности приобретается осведомленность, определяющая профессиональный кругозор и информированность.

В связи с вышеизложенным нам представляется важным продолжать исследования и развивать читателя по следующим направлениям:

• формировать систему осознанных установок на значимость читательского развития – фактора личностного роста и успешности в жизнедеятельности;

• нести личную ответственность за результаты читательского развития;

• обучать читателя самодиагностике культуры чтения и формированию у него внутренней потребности к рефлексии читательского развития и дальнейшему самоуправлению в непрерывном движении к акме в целях информационного обеспечения собственной жизнедеятельности.

Последнее прямо связано с практическим применением ТЧР для решения жизненных задач конкретного индивидуума, для чего и потребовалось предложить новый подход в измерении читательского интереса.

1.14. Как оценивают в России: оценка или отметка?

«Мы весьма посредственно умеем оценивать уровень знаний и умений учащихся, но практически совершенно не умеем оценивать уровень развития тех или иных способностей, личностных качеств, а часто даже не знаем – какие способности и качества надо оценивать».

А. М. Новиков.

В России оценка, оценочное суждение – ярлык, от которого не так то просто отмыться, если предположить, что кто-либо захочет это сделать. Учитывая некоторые особенности нашего русского менталитета, оценочные суждения весьма распространены среди совершенно разных социальных страт и отдельных носителей статуса. Они естественны (оценочные суждения-осуждения, сомнительные комплименты мотивированные завистью) особенно в сельской местности (где автор изучал ментальность местных жителей на протяжении двух неполных лет), и вполне отражены в фольклоре: «У соседа корова сдохла; пустячок, а приятно» («История Аси Клячиной, которая любила, да не вышла замуж»). На протяжении веков оценочные суждения, а попросту – оценки – влияют на судьбы русских, причем часто не лучшим образом влияют. В начале XIX века скорая оценка общества способствовала тому, что у подлых людей выжигали на веках слово «вор», когда носитель «ярлыка» опускал веки – все могли прочитать. Когда же случались (бывало) ошибки, на тех же веках «выписывали» приставку «не»…

Я затронул столь животрепещущую тему, совсем не к ограничению свободы слова, печати и информации, а к тому, что любой, дающий себе труд задумываться – вполне понимает сегодня, что любая оценка – субъективна, и зависит от конъектуры ситуации, истории взаимоотношений, мотивации, и личности ее автора. Учитывая традиционную ментальность, административные санкции, а также то, что в России и сегодня в оценке видят (не только в педагогике) исключительно контролирующую функцию и рычаг (механизм) воздействия на личность, следующий анализ и предложения могут заинтересовать широкого читателя.

В чем разница? Наверное, лучше всего эту разницу проиллюстрируют высказывания великих и признанных ученых. Под оценкой понимается «процесс соотношения реальных результатов с планируемыми целями». «Отметка – результат этого процесса, его условно-формальное (знаковое) выражение» (Перовский Е.И.). Выдающийся психолог Б. Г. Ананьев писал: «оценка знаний учащихся есть выражение отношения между тем, что ученик знает по данным вопросам программы, и тем, что он должен знать к данному моменту обучения. Отметки же, или баллы, есть одна из форм выражения этого отношения, то есть оценки». 1.14.1. История оценивания Если вспомнить историю оценивания в отечественных образовательных учреждениях, то необходимо упомянуть одну из первых и весьма ярких попыток иметь определенные критерии – в предложенной М. В.Ломоносовым градации, согласно которой все, что учеником сделано или упущено должно быть обязательно обозначено с учетом следующих критериев.М. В. Ломоносов «Проект регламента академических гимназий» 1758 год. «Что кто исполнил или пропустил и прочее, назначивать в клетках против каждого дня и имени первыми буквами слов знаменующих: В. И. – все исполнил, Н. У. – не знал уроку, Н. Ч. У. – не знал части уроку, 3. У. Н. Т. – знал урок нетвердо, Н. 3.– не подал задачи, X. 3.– худа задача, Б. – болен, X. – не был в школе, В. И. С. – все исполнил с избытком, Ш. – шабаш» (об этом определении – в какую категорию его включать – в самую высокую или низкую – ученые спорят до сих пор). Интересные проекты предлагал «отец русской литературы», которому, к слову, в этом году исполняется 300 лет – со Дня рождения (отмечают в ноябре).

Учебные заведения разных типов – классические гимназии, приходские, уездные, реальные училища, духовные семинарии в ХIХ веке применяли интересные системы оценки. Основание: «Табель об успехах, прилежании и дарованиях лицеистов» 1811–1817. «В российском и латинском языках: успехи в латинском хороши; в русском не столь тверды, сколь блистательны. Слабо прилежания. Одарен понятливостью и вкусом. Во французском языке: считается между первыми. Весьма прилежен. Одарен понятливостью, проницателен. В логике: хороши успехи. Неприлежен. Весьма ленив. Оценки на экзаменах: очень хорошо, хорошо, слабо, имеет сведения, не имеет». А вот другой пример, датированный 1848 г.: 12-ти балльная система оценки на примере Табеля успеваемости кадета Н. Римского-Корсакова: «получил баллы в науках и поведении» от 6 до 12 и «был в числе прилежных 32 раза и в числе ленивых 0 раз» Примечание: «баллы менее 6 считаются неудовлетворительными и препятствуют переводу в следующий класс» «0» – совершенное незнание предметов.Основа – материалы экспозиции музея Н. А. Римского-Корсакова в Санкт-Петербурге.

Постановление Народного комиссариата по просвещению «Об отмене отметок» А. В. Луначарский 1918 г., выдержки. «Социалистические принципы построения системы народного образования: отмена домашних заданий, наказаний и поощрений, оценки знаний и экзаменов». Активно применяется новая форма стимулирования: запись лучших и худших учеников на «красных» и «черных» досках; в основе контроля – принцип самостоятельности учеников формы активного самоконтроля учащихся. С 1918 по 1937 год в школах СССР не было оценок. Зато активно и почти повсеместно применялся так называемый самоконтроль учащихся. Даже сегодня в центральных архивах и библиотеках со старыми фондами можно (при желании) найти «круговые тетради самоконтроля». А многие ли о них еще помнят?Еще один «штрих» к портрету 20-х…30-х годов ХХ века. Многие, наверное, помнят Н. К Крупскую, не только как жену «товарища Крупского» (из анекдота), но и как активного деятеля Народного комиссариата просвещения тех лет. Так вот (мало кто знает) она в означенный период времени была приверженцем (и автором) теории «Свободного воспитания личности» и даже выступила с интереснейшей статьей «Самоубийство среди детей» (в данном контексте, конечно же, речь шла о метафорическом самоубийстве, прочтите, кому интересно – у вас отпадут всякие сомнения о событиях тех лет).

Инструкция о применении цифровой пятибалльной системы успеваемости и поведения учащихся начальной, семилетней и средней школы Наркомпроса РСФСР (1944 г.). В 1944 году СССР переходит к пятибалльной системе оценок, действующей в России до сих пор. «5» ставится в том случае, если учащийся исчерпывающе знает весь программный материал, отлично, понимает и прочно усвоил его. «4» ставится в том случае, когда учащийся знает весь требуемый материал, хорошо понимает его, и прочно усвоил его. «3» ставится в том случае, когда учащийся обнаруживает знание основного программного учебного материала. «2» ставится в том случае, когда ученик обнаруживает незнание большей части программного материала. В последнюю декаду лет в изучение проблемы оценки школьных достижений в России, на примере Санкт-Петербурга, огромный вклад внесли такие видные ученые Петербургской высшей школы, как проф. Семикин В. В, проф. Радионова А. П, и проф. Тряпицына А. П, долгое время возглавлявшая кафедру Педагогики в РГПУ им. А. И. Герцена. Далее рассмотрен несколько типичных мнений о современной школе и соответствующие методы диагностики (с целью изменения к лучшему) в каждом из наиболее распространенных случаев. 1.14.2. Типичные мнения о современной школе Мнение: «школа – конвейер» (применяется почти повсеместно) Школа представляется конвейером, через который проходят ученики. В их головы, как в пустые бутылки, требуется «залить» определенные ингредиенты: чтение, правописание, математику, историю, естественные науки. Диагностика в этом случае направлена на выявление «объема» полученного и недополученного содержания образования, о пропорциях, его «ингредиентов». Учащиеся оцениваются с точки зрения способности воспринимать это содержание в требуемом программой темпе, объеме. По сути, сегодня применяется почти повсеместно.Мнение: «дети – подопытные животные» (применяется почти повсеместно) Образовательный процесс строится по принципу выработки условных рефлексов «стимул-реакция» (задача – награда или наказание). «Положительное подкрепление» – это улыбки учителей, хорошие оценки на экзаменах, перспектива поступить в престижный вуз, найти хорошую работу, преуспеть и зарабатывать много денег. «Отрицательное подкрепление» – это замечания учителя, оскорбительный смех товарищей, страх остаться в аутсайдерах (на второй год), выйти из школы «со справкой».Диагностика при этом направлена на выявление степени «восприимчивости» стимулирующих воздействий, степени продуктивности этих стимулов. При этом ребенок также не признается в качестве субъекта своей жизни.

Мнение: «образовательное учреждение как больница» Взгляд на школу как на особое место, где исправляют, «лечат мозги», – пожалуй, самый опасный стереотип. Кто из коллег скажет, что это в большинстве школ не так – пусть первый бросит в меня камень, хотя как родитель, я имею право на подобное мнение. В школе бытует странное предубеждение, что если ученика удалось чему-то выучить, то это всецело заслуга педагогов. Если же ребенок остался неучем, то это исключительного его вина. В этом случае диагностика направляется на выявление и оценку уровня способностей ребенка, а не на поиск эффективных способов помощи в его изучении себя и окружающего мира. С такой открытой системой становится понятным, что анализ усредненных результатов образовательного процесса «средняя температура по больнице» совсем не транспорентен. 1.14.3. Типичные ошибки, допускаемые при оценивании • ошибка центральной тенденции. Оценивающие часто не решаются давать объективные оценки лицам, которых они знают недостаточно хорошо; • тенденциозность. Качества оцениваемого оцениваются тенденциозно под влиянием общего к нему отношения, положительного или отрицательного, срабатывает «эффект ореола», «стигмы»; • ошибка контраста состоит в тенденции давать оценку другим людям на основании сопоставления с другими людьми; • логическая ошибка. Оценивающий дает аналогичные оценки свойствам, якобы логически связанным между собой;• ошибка великодушия. Оценивающий склонен давать несколько завышенную оценку знакомым лицам, и предпочитает больше говорить о положительных свойствах и меньше о недостатках.

Эффект Пигмалиона В данном контексте показателен так называемый «эффект Пигмалиона». Это лишь одна из доступных мне историй [3]. В класс пришли психологи и попросили учителя дать им список двоечников. Они долго обследовали всех этих детей и выделили группу ребят, которые, по их словам «пойдут», так как у них есть все предпосылки, чтобы прекрасно учиться. Про остальных неуспевающих детей сказали, что пока трудно понять, в чем дело, и обещали через полгода посмотреть их снова и дать рекомендации. Спустя полгода они снова обследовали тех же детей по списку. Что же они увидели? Мало того, что те, про которых они сказали «пойдут», значительно улучшили свои результаты; гораздо более высокими стали объективные показатели их памяти, внимания, разных типов мышления.У детей, про которых ничего сказано не было, успеваемость так и осталась очень низкой. Однако, дело в том, что это был специальный эксперимент: двоечников разделили на две группы совершенно произвольно, независимо от показателей психологического тестирования; группы практически не отличались друг от друга. Но учитель, веря, что часть детей можно научить, так перестроил свое отношение к ним и методику обучения, что они не только стали понимать его объяснения и лучше учиться, но у них начали бурно развиваться и некоторые психические функции, необходимые для успешного обучения.

Выученная беспомощность К самой страшной, разрушающей фазе стресса относится так называемая «выученная беспомощность», которую я наблюдал лично не только в школе, но и с позиции родителя. Когда учитель начальной школы говорит: «Я так и знала, что ты не решишь» или «Это задание не для тебя» – это и есть обучение ребенка личной беспомощности. Проведем эксперимент. Трем группам детей дадим математические задачи: первой группе очень легкие, заведомо решаемые всеми, второй – разной степени трудности, среди которых пусть будут – для разнообразия и легкие, и требующие значительных усилий, третьей – задачи, решить которые в классе невозможно. Затем всем ученикам дадим одинаковые задачи – очень трудные, но которые дети на данном уровне знаний все же могли решить. В результате их решили только дети второй группы, а те, у которых был опыт беспомощности, справлялись с задачей гораздо хуже. 1.14.4. Объективность школьной оценки Поразительно, но в соответствии с мнением И. Ю. Гутник (Заведующая лабораторией педагогической диагностики РГПУ им. А.И.Герцена, научный руководитель ОУ № 307), а также анализом, представленном в [10] на вопрос: «Считаете ли Вы, что современная отметочная система выполняет достаточную диагностическую функцию в школе?» – 100 % учителей отвечают отрицательно. Рейтинг причин неудовлетворенности отметочной системой, распределился следующим образом: • у каждого из учителей свой подход к критерию выставления отметки; • отметка обычно оценивает уровень знаний, не учитывая других характеристик; • отметки не всегда бывают объективны. Очевидно, следует глубже рассмотреть сами критерии выставления оценки. Какой должна быть оценка? Оценка должна быть объективной, понятной ученику, понятной родителям, транспорентной, прозрачной, критериальной. Выставляя оценку, учитель, должен учитывать следующие критерии: 1. Нормативный критерий, когда результат контроля оценивается с точки зрения установленной нормы, образца проверяемого объекта. 2. Сопоставительный, когда результат контроля одного ученика сравнивается с аналогичным результатом другого ученика. 3. Личностный, когда результат контроля ученика сравнивается с прошлыми результатами этого же ученика и тем самым устанавливается динамика его продвижения в овладении оцениваемыми знаниями, умениями и навыками. Динамика оценок будет выражена знаками – стрелочками, «+», «-«или иначе, но не цифрами. 1.14.5. Два слова о рейтинге Хороший учитель не вызывает ученика к доске: он ставит всем условные оценки во время дискуссии, и школьники знают об этом. Раз в две недели или раз в месяц ставится итоговая открытая и гласная рейтинговая оценка, в которую входит (но не выделяется) оценка по поведению. Гласность итоговой оценки означает, что учитель ее конфиденциально сообщает каждому ученику или вывешивает ранговый список, где вместо фамилии стоит его код (к примеру, в США – код «Ай-Ди», выраженный в буквах и цифрах, к примеру «С7»), известный только ученику, учителю и его родителям. Это прием называют «рейтингом». Оценка – «приватная информация», она не должна ущемлять самолюбия ученика и вызывать нездоровый дух соперничества Преимущества рейтинга заключается в том, что он более информативен и предохраняет от детских (и даже родительских) амбиций: учиться, к примеру, только на пятерки, когда первая же «четверка» вызывает стресс. При рейтинге нет никакого страха, никакой суеты: не нужно срочно исправлять «двойку», что бы затем успокоится до следующей. В ранговом списке ученик видит свое место, и понимает, что разница с теми, кто немного впереди или сзади, невелика, и есть возможность подняться на следующую ступеньку. 1.14.6. Негативные особенности современной отметочной системы Различные виды познавательной деятельности, выполняемые учеником и являющиеся неравноценными по своей значимости для развития личности ученика, оцениваются по единой оценочной шкале. Существующая сегодня в России пятибалльная система оценки по своей сути является двухмерной, ибо предназначена в основном для отражения факта знания или незнания, умения или неумения, и практически не учитывает тот путь, те усилия, которые стоят за каждым из оцененных факторов. При выставлении оценки, как правило, не проводится различие между собственно успеваемостью и личностью школьника, что приводит к фактическому навешиванию ярлыков по типу «хороший – плохой – средний» на ребенка в целом. Существующая система оценивания очень часто имеет характер травмирующий, Объем усвоенного материала считается рядом исследователей наилучшей мерой эффективности обучения. Это отношение количества усвоенного к тому количеству, которое должен обучающийся усвоить по программе; он может быть выражен и в процентах.Но сложность в том, что учителя, основывающиеся на современных критериях выставления оценок (принятым в России), к примеру, выставляют оценку «3», если усвоено 50–70 % материала, а оценку «4» – при освоении 71–90 % учебного материала, «5» при 91-100 % овладении учебным материалом. Никто не задумывается о том, что практикующему педагогу весьма трудно не поддаться искушению личностных оценочных суждений, и разобраться в пограничных состояниях 70–71 % и 90–91 %. Здесь безусловно помог бы более широкий диапазон шкалы оценивания. Для примера рассмотрим табл. 1 [10], где сведены оценочные шкалы (и их соответствия) в разных странах Мира.

Таблица 3. Система Взаимозачетов Европейского Сообщества (ECTS) Приобщение к чтению: инновации для родителя, инструментарий библиотекаря 1.14.7. Тенденции изменения оценочной системы в школе Отказ от отметки и замена ее «содержательной оценкой», развернутой оценкой, вербализированной характеристикой промежуточных результатов обучения школьников; при таком подходе на первое место выходят оценочные суждения учителя. Попытка оценивать только выполненные задания. Вспомним, как замечательный педагог В. Ф.Шаталов в 90-х годах ХХ века предлагал вариант, при котором ребенок сам выбирает количество задач и темп выполняемой работы, при этом оценивается только то, что сделано; оказывается, это «изобретено» в России, надо лишь вспомнить «хорошо забытое старое». Расширение балльной шкалы с добавлением суммарного веса каждого из рассматриваемых параметров– при таком подходе оценка всего комплекса учебной деятельности рассматривается как 100 %, далее эта комплексная оценка делится на отдельные «проценты», которые можно набрать, выполняя отдельные виды деятельности, например 70 % за поурочную работу и 30 % – за экзамен или зачет. В свою очередь 70 % также делится на отдельные проценты, выставляемые за домашнюю работу, за работу на уроке, за выполнение творческих работ, за дополнительные инициативы (варианты решения). Ученику можно ставить две и более оценок по различным показателям, за одну и ту же работу. Рейтинг также может быть выстраиваться из различных составляющих (абсолютный, относительный, «по среднему баллу», количественный или качественный). Также допустима самооценка (различные виды и способы) и дробная оценка; об этом поговорим ниже.Попытки предпринять подходы не к качественному, содержательному изменению оценки, а к ее чисто количественному выражению: вместо пятибалльной отметки предлагается 50, 12, 100-балльная (вспоминаем опыт других стран, к примеру, Франции – максимальная оценка «17+», Голландии – «90+», Италии– «31» – см. табл. 1), при этом подходы к выставлению оценки используются те же, что и при пятибалльной системе. Сюда же относятся возможности заменить цифровую оценку на выраженную определенным цветом, символом.

1.14.8. Методика развитие оценочной самостоятельности детей.

Как пример рассмотрим формирования и использования самооценки в начальной школе по грамматике правописания. Учитель не употребляет ни пятибалльной системы оценивания, ни какой бы то ни было другой готовой шкалы. Смысл работы в том, чтобы к концу начальной школы построить эти шкалы вместе с учениками. Эта работа проводится в три этапа:

1. Самооценка ученика предшествует учительской оценке. Несовпадение этих двух оценок становится предметом обсуждения, в котором начинается объективация критериев оценивания. Для самооценивания выбираются только такие задания, где существует объективный однозначный критерий (к примеру, количество звуков в слове) и не выбираются те, где неизбежна субъективность оценки (к примеру, красота написания буквы).

2. Самооценка ученика дифференцируется. Ребенок учится видеть свою работу как сумму многих умений, каждое из которых имеет свой критерий оценивания. Никогда не оценивается «правильность выполнения задания», всегда выбираются несколько элементарных критериев:

• «я правильно написал(а) все/не все гласные буквы».

• «я поставил(а) все/не все точки».

3. Предметом совместных усилий ребенка и взрослого становится способ производства оценки. К примеру, из пяти заданий самостоятельной работы сообща определяется самое легкое, и ему приписывается «цена» – 1 балл.

«Стоимость» остальных заданий и действий по их решению в класс обговаривается, и принимается за правило (критерии) большинством голосов. Вычисляется максимальная возможная оценка всей работы, а каждый ученик самостоятельно оценивает свой результат. Итог фиксируется в виде дроби, так что за одну работу ребенок может получить, к примеру, 17/21, а за другую 7/11. Такой подход не обижает ученика: во-первых, не ставит в крайние положения пятибалльной системы, что само по себе (психологически) для отдельных детей невыносимо, во вторых, ребенок понимает справедливость оценки, поскольку сам в ней участвовал, в третьих видит перспективу – куда стремиться. В данном случае ни один из принципов гуманистической педагогики не страдает, зато, наоборот, личность ученика не подавлена, а продолжает развиваться. Не к этому ли мы так стремимся – на словах?

Два подхода к школьной оценке.

Давайте со своей стороны (не претендую на истину в первой инстанции, ради интереса) сравним два подхода к школьной оценке с точки зрения ее объективности и, главное, к сохранению уважительного отношения к ученику, что позволит ему развиваться более успешно, без комплексов единожды повешенного «ярлыка». Первый вариант – факторы школьной оценки, применяемые в России сегодня.

1. Оценка осуществляется исключительно учителем.

2. Оценка – конечный показатель эффективности обучения.

3. Оценка сосредоточена на отдельном предмете и теме.

4. Цель оценки – наказание за ошибку.

5. Оценивание в стрессовых условиях ограничения времени и непредсказуемости.

6. Учитель – в роли контролера.

Второй вариант – моделированный – какой мог бы быть подход к школьной оценке.

1. Сочетание педагогической оценки и самооценки учащихся.

2. Оценка признается как промежуточный результат непрерывного процесса самообразования.

3. Оцениваются только предметные и общеучебные умения.

4. Цель оценки – предупреждение ошибки (профилактика), с учетом того, что ученик имеет право на ошибку.

5. Оценивание в условиях, исключающих стресс (камень в сторону ЕГЭ).

6. Учитель – помощник, консультант.

В этой случае школьная оценка не уничтожает, а поддерживает познавательный интерес ребенка к учебе, новым знаниям, дающимся педагогом. Ученик – заинтересован развиваться, не боится оценки, как «ярлыка». Здесь, применительно ко второму варианту оценивания, так и просится цитата из Г. И. Щукиной: «Наличие познавательного интереса обеспечивает более быстрое и основательное овладение знаниями, что в свою очередь связано и с приобретением высших форм психической деятельности» [9, 47].

1.14.9. Проблемы отношения родителей и учеников к оцениванию учителями.

Мнение педагогов таково, что учителя, выставляя оценку, имеют четкие критерии выполнения задания. Подавляющее большинство учителей считает, что при оценивании они руководствуются четкими критериями.

Это было бы вполне достаточным и замечательным, если бы мы не имели другие данные, полученные с помощью научных исследований и тестов, в частности, основывающихся на выводах в признанного специалиста, к.п. н, доцента каф. Педагогики, заведующей лабораторией педагогической диагностики РГПУ им. А.И.Герцена, научным руководителем школы № 307 Санкт-Петербурга И. Ю. Гутник, и опубликованные в [5] и [10].

Ученики, а более всего их родители, к коим принадлежу и я, согласны с этим лишь в половине случаев, а 10 % опрошенных респондентов (учеников и родителей) считает, что никто из учителей не придерживается определенных критериев. К слову, мнение студентов кафедры Педагогики РГПУ им. Герцена близко к мнению учеников. Родители – как отдельная опрошенная категория – на 100 % уверены, что таких критериев сегодня вообще не существует.

Наличие четкой полярности во мнениях учителя и родителей, а так же лишь частичное согласие учеников, с мнением учителя позволяет предположить следующие выводы:

• учителя недостаточно знакомят учеников с критериями выставления отметок;

• родители недостаточно осведомлены о критериях оценивания, осуществляемых учителями.

Под сомнение ставится и само наличие таковых критериев у большинства учителей.

К наиболее серьезным недостаткам, требующим пристального внимания педагогов, относятся:

1. Направленность оценки предпочтительно на внешний контроль, сопровождаемый санкциями, а не на мотивацию улучшения результатов.

2. Преимущественная ориентация контрольно-оценочных средств на проверку репродуктивного уровня усвоения (на проверку фактологических и алгоритмических знаний и умений).

3. Отсутствие системного подхода к созданию измерителей и пакетов эффективных измерителей, предназначенных для аутентичной оценки (оценки ученика себя самим).

Что необходимо сделать сегодня, что усовершенствовать систему оценивания? Очевидно, первоочередные меры должны быть таковы:

1. Отказаться от преимущественной ориентации контрольных проверок на оценку результатов зазубривания, на проверку алгоритмических знаний и перейти к оценке компетенций, к интегральным многомерным оценкам, характеризующим способность учащихся к творческой деятельности.

2. Ориентироваться не на абсолютные, фиксированные оценки, а на относительные показатели успешности, на сравнение сегодняшних достижений учащегося с его собственными прошлыми достижениями.

3. Обучать самостоятельному оцениванию учащимися собственных результатов.

4. Внести изменения в системы оценивания: дифференциация оценивания по видам работы, само– и взаимооценивание, максимальная объективация оценивания, открытость критериев для учащихся.

В дополнение к этому необходимо использовать аутентичную оценку, предполагающую выставление оценок по результатам выполнения значимых для учащихся заданий и широкую проверку комплексных умений.

Сменить практику разовых выборочных проверок на отслеживание динамики изменения личностных достижений каждого обучающегося, на оценку комплекса работ, выполненных за определенный период. И, наконец, перейти на накопительную систему отметок:

300 и выше приравнивается к отметке «отлично» или «5».

240-299 – «4».

160-239 – «3».

100-159 – «2».

Менее 100 – «1».

Данный вариант начисления баллов представляется наиболее объективным.

1.14.10. Правила «оценочной безопасности».

В системе многокритериальной оценки не должно быть отрицательных отметок («отметка – бальное выражение оценки»): отсутствие положительного результата – не отрицательный результат, а начало пути к успеху. Если смотреть на процесс обучения с этой позиции, у вас не будет ни плохих, ни хороших учеников: все выдающиеся.

Помогайте, а не наказывайте (без комментариев).

Помогите ученику закрепить свой пусть скромный успех.

Ученик сам хочет быть успешным – это его нормальная, с психологической точки зрения, личностная мотивация; вы нигде не встретите деструктивного ученика или маргинала. Не путайте весьма распространенную ситуацию, когда ученик «не раскрыт» (потому, что не изучен), вредничает или «все отрицает». Это значит лишь то, что у вас нет с ним контакта, а это уже проблема… не ученика. Учителя, не знающие психологии детей, не умеющие правильно и своевременно применять профессиональные знания, не могут преподавать в новой школе (см. ниже).

Ставьте перед ребенком только конкретные цели.

Оценивайте лишь то, чему научили.

Избегайте оценочных суждений вне темы образовательного процесса.

Хвалите исполнителя, критикуйте только исполнение.

Не скупитесь на похвалу и одобрение.

Не спешите с оценкой, дайте ученику оценить себя самому.

Забудьте о «двойке», не упоминайте о ней, и не ищите ей замены.

Практика оценочной безопасности начинается с самооценки учителя.

Допускайте ученическую самооценку (оценку самого ученика) и со вниманием относитесь к ней.

1.14.11. Предложения для улучшения ситуации.

В заключении хотел бы поделиться с коллегами анализом и предложениями по теме.

Что можно предпринять?

1. Ответственность и профессионализм педагога. Достигнув большего профессионализма в оценивании, создав «прозрачную» критериальную шкалу (транспорентность – понятность, наглядность оценок) и, что немаловажно ответственности за нее, мы, возможно, придем к тому, чтобы обучение детей превалировало над преподаванием, а не наоборот. То, какой психологический климат создает учитель, сильно влияет на успехи его учеников. Этика соблюдения педагогических норм сегодня весьма хромает, и это видно любому сколь угодно внимательному и заинтересованному родителю, но педагоги в этом не признаются.В условиях не только возросших требований к педсоставу, но и повышенных зарплат (чего все мы ждали довольно долго) родители вправе требовать и повышения качества образовательного процесса. Педагоги, которые не справляются с новыми требованиями, должны будут уйти. При этом, чтобы не «наступить на грабли» и не быть превратно понятым, здесь же уточню: таковыми педагогами считаю тех, кто не развивается, не применяет творческое мышлением, рефлексию, а не тех учителей высшей категории, кто в силу опыта и возраста трудно осваивает компьютер или затрудняется со сбором портфолио (к слову, на западе сбор портфолио – это процесс, от которого педагог получает удовольствие, эстетическое наслаждение; в России – это некий набор формализованных сертификатов, за которыми теперь гоняются и их «штампуют», поэтому обесценивают).

2. Реальное изменение вектора отношения к гражданам со стороны институтов государства. Я не очень ратую за бездумный перенос «западных» традиций на отечественную почву, тем не менее, должен признать, что в части подходов и приемов оценивания, западные коллеги далеко впереди нас, если предположить, что и мы и они следуем одним и тем же гуманистическим принципам, прикладывая их в дело воспитания гармоничной личности. Личности, для которой будет работать государство, а не наоборот. Вот почему, между строк я веду речь о значительно бОльшей (широкой), но невидимой, на подобие айсберга, у которого под водой огромная часть, проблеме российской имперской государственности, подминающей личность под себя. В такой ситуации гражданское общество может декларироваться только на бумаге.

3. Введение и применение новой шкалы оценок Речь идет не только о расширении «бальной шкалы», что само по себе пойдет на пользу (см. выше). В Великобритании, Скандинавии и даже в Европейских школах распространено аутентичное оценивание (аутентичное – от первоисточника), то есть самооценка учащегося. В процессе образования ребенок сам выбирает темп выполнения заданий и учителем оценивается только правильность того, что сделано (у нас – в соответствии с заданием – все его составляющие: к примеру, из пяти заданий пять, даже если выполнены из-за нехватки времени только три).

4. Многоплановость оценивания За одну и ту же работу ставиться не одна, а две и более оценок – по разным критериям. Здесь уместно вспомнить определение триамбуляции (Г. И. Щукина) – когда одно и тоже явление (результат) оценивается с трех независимых позиций, иначе итоги (результаты) оценивания не валидны.Необходимо учитывать особенности оценивания образовательной деятельности школьников; в разном возрасте они будут отличаться. К примеру, вспоминая слова Л. С. Выготского о том, что есть ведущие виды деятельности для определенного возраста, понимаем, что в начальной школе – это, прежде всего, игра, в основной – общение, коммуникация. Поэтому, в зависимости от возраста и других параметров оцениваемого ученика изменяются критерии измерений – результаты надо смотреть по прямой триамбуляции (по Щукиной).

Итак, мы бегло проанализировали – как оценивают в России школьные знания (и не только). Не просто использовали технологию критического мышления, и уж, тем более не увлекались критикой – ради критики, а старались предложить некие решения, обосновав их эффективность проверенным опытом или, в ряде случаев, научными исследованиями. Меня лично, как и других отцов, прогресс в российской школе интересует не «риторически», я воспитываю ребенка, и желал бы, чтобы отечественная школа, как и ее яркие представители – педагоги, проявляли больше тата и профессионализма детям, у которых в свое время появятся собственные дети. Так замыкается круг нашей цивилизации. А мы до сих пор, такое впечатление, что «черновик пишем».

Глава 2. Организация семейного чтения.

Новое видение обыденности это уже талант.

(расхожее выражение).

2.1. Системный подход в изучении личностного интереса ребенка для его приобщения к чтению.

Проблемное поле – личностная ориентация человека в контексте интереса к книге, к чтению. Как заинтересовать ребенка, чтобы он захотел читать, в первую очередь художественную литературу, ибо именно она развивает гармоничную личность через книжные «образы»?

Система нашего исследования не является безусловно законченной, зафиксированной, навсегда данной: она подвижна и может динамично изменяться в части какого-то участка структуры, но если предположить, что может меняться один участок, к примеру, под воздействием внешних условий или корректировки на входе системы характеристик (хотя бы части их) исходного материала (ресурсов), то, очевидно, может меняться или корректироваться и выход – другие части системы также приходят в движение или изменяют свое положение в большей или меньшей степени, в зависимости от силы воздействия внешних факторов. Положение других частей системы не обязательно будет меняться сразу, единовременно – возможна инерция и лонгэтюдность в части изменений, необходимо предусматривать (резервировать) время на такую реакцию.

Полагал бы важным выделить (и изучать) фактор эффективности систематического подхода в детском чтении как результирующую составляющую, зависящую от многих других различных факторов. Окинуть, по возможности, всю поляну взглядом, осмотреть на картину в целом – вот что я пытаюсь претворить в нашей работе. Среди многообразия научных школ по данной проблематике (наиболее глубоко изучены исследования д.п.н. Бородиной В. А, к.п.н. Тихомировой И. И., к.п.н. Усачевой И. В), которые частично коррелируются друг с другом, не просто уйти от сфокусированной проблематики каждой из них. Активно используется когнитология разных научных школ. Недостаток подходов различных школ к проблематике детского чтения заключается в том, что они сосредоточивают внимание на одном, двух (иногда трех-пяти) важном элементе, в то время, как наиболее рационален (на наш взгляд) комплексный подход, ибо решения проблемы всегда зависит от нескольких факторов; таким образом, мы ведем речь о полисистемном подходе к проблематике приобщения детей (7–9 лет – наша фокус группа исследования) к чтению. Полисистемный подход (к чтению) многосторонне описан у В. А. Бородиной.

В нашем исследовании (подпадающем под определение системы) также имеет место быть главные составные части, как то – структура, задачи, технологии и методики, цели и, конечно же, объекты и субъекты в подчеркнутыми взаимосвязями – дети, их родители, педагоги, библиотекари (и др.). Речь идет, конечно же, об открытой системе, реагирующей (см. выше) на динамичные изменения во внешней среде, что и обеспечивает ее лонгэтюдное функционирование (на наш взгляд, сие является ценностью, ибо такая система может быть практически востребована (с возможной модернизацией) и функционировать в течении относительно перспективного периода времени.

Наше исследование насыщено подсистемами (значимые части общей системы, которые сами являются системами). Их примерами служат – педагогические и психологические методики исследования детей.

Особенность читательской деятельности (как подсистемы) заключается в том, что проникновение в предметный, содержательный мир, стоящий за текстом, происходит с помощью общепсихологических и психолингвистических механизмов читательской деятельности.

В структуре личностного интереса читателя несколько «срезов» (пластов).

• социологический: социально-демографические данные, социальный статус и социальная позиция личности;

• социально-психологический – подструктура направленности: мировоззрение, убеждения, идеалы, ценностные ориентации, потребности, мотивы, интересы, установки;

• социо-психолого– педагогический – подструктура опыта: жизненный и читательский опыт; общие и профессиональные знания; общие интеллектуальные и речевые умения, навыки, привычки; содержание и культура чтения; коммуникативное мастерство.

Кроме того, понятие цели – единое для общей системы – предполагает их внутреннее (внутрисистемное) множество: теория читательского развития личности рассматривается не просто как набор возможных решений, а с упором на практические шаги – нам интересно получить реальные результаты для решения жизненных задач с помощью теории читательского развития личности – с учетом индивидуального (персонифицированого) психолого-педагогического сопровождения читательского развития.

На входе нашей системы социальный заказ общества (и его составляющих), также ресурсы – дети, немотивированные к чтению (входы) В процессе преобразования в соответствии с систематическим подходом (в т. ч. влияние переменных) ресурсы становятся объектом тройственного эксперимента, преобразовываясь под воздействием методик и техник. На выходах получаем продукт; кроме приобщенных с помощью мотивации личностного интереса к чтению детей дополнительно констатируются (выходы) – такие как гармоничное развитие личности, повышенный уровень общего образования, толерантности, ответственности, успешности, перспектив личностного роста (и др.).

Таким образом, на выходе – по результатам системного подхода (открытой системы) имеем основания предположить, что чем больше активности проявляют родители в обучении ребенка чтению (показывают свой пример), чем выше родительский образовательный статус и собственный интерес к чтению, а также материальные образовательные ресурсы семьи (вот уже перечислены две подсистемы), тем лучше показатели конкретного ребенка (что подтверждается – в части анализа причин в результатах исследования PIRLS-2006) [2] .

Приобщение к чтению: инновации для родителя, инструментарий библиотекаря

Рис. 1. Результаты исследования PIRLS-2006.

Полномочия родителей в воспитании своих детей априори бесспорны (не подлежат сомнению), как и связанная с ними ответственность; тем не менее, один из выводов диссертационной проблематики (как системы) в обмене 2.1.1. Методики по семейному чтению Стиль поведения ребенка и его ответные реакции среди сверстников в детском саду, школе изначально формируется в его собственной семье. «Читают взрослые – читают и дети, а не наоборот», поэтому в организации досуга семьи важную роль играет воспитание книгой; в не читающих семьях в первую очередь проигрывают дети, они заложники поведения и стиля жизни своих родителей. Они недополучают то, что потом, будучи взрослыми им придется наверстывать, чтобы не отстать от более успешных, образованных, всесторонне и гармонично развитых сверстников: недополучают общения с книгой. Родители воспитывают своих детей, искренне желая тем всего самого хорошего: каждая семья уникальна, она живет и развивается по своим законам, тем не менее, законы эти закономерны. Кто об этом знает заранее «видит на два шага вперед», имеет шанс избежать многих конфликтных ситуаций. В свою очередь ситуация любой сложности имеет индивидуальное решение даже в нескольких вариантах. Принимать верные для вашей семьи решения помогают анализ ситуации, полезная информация и работа над собой. Если Вы действительно заинтересованы в том, чтобы узнать, какого внимания недостает Вашему ребенку для его успешного гармоничного развития, с помощью предлагаемого модуля (тренинга-семинара) Вам представится возможность понять и прочувствовать на собственных ощущениях, что переживает Ваш ребенок, когда читает ту или иную книгу, и когда не читает совсем. Что такое «семейное чтение», «стиль родительского общения», почему он так сильно влияет на формирование личностных интересов, потребности в чтении и, в итоге – гуманистической составляющей личности ребенка? Почему от реакций взрослых на ту или иную книгу зависит стратегия дальнейшего поведения ребенка не только в семье, но и в его ближайшем социальном окружении? Как отношения родителей к чтению влияют на жизнь ребенка? Каким образом приобщать детей к чтению?Каждый родитель хоть раз в жизни задавал себе или окружающим вопросы: «Почему мой ребенок не хочет читать, плохо слушается, и ничем не интересуется?», «Как я могу помочь ему?», «Что делать, когда сын или дочь любят смотреть фильмы, но не хотят читать и делиться с родителями своими переживаниями?».

Тренинг поможет: 1) исследовать семейную динамику отношений между родителями и детьми, определять и эффективно использовать ресурсы семьи для благополучия ребенка в самостоятельной жизни; 2) научиться понимать и узнавать особенности чтения собственного ребенка в той или иной ситуации; 3) учиться читать с выражением; 4) учиться читать ребенку вслух перед сном; 5) учиться бесконфликтно решать задачи летнего и внеклассного чтения ребенка; 6) уметь определять и рекомендовать хорошие книги; 7) учиться показывать в чтении пример своему ребенку; 8) исследовать и определять динамику формирования собственного интереса ребенка; 9) уметь без конфликтов приобщать ребенка к чтению, используя мотивацию его личностного роста; 10) своевременно замечать и предотвращать типичные ошибки в выборе книг;11) жить в мире и взаимопонимании со своим ребенком, выслушивать его переживания и рефлексию на прочитанную книгу.

Семейное чтение в последнее время не то, чтобы не актуально, скорее его нет вообще. Недавно столкнулся со сложной задачей: девочке, перешедшей в 4-й класс, и отдыхающей сейчас в детском оздоровительном лагере задали «рекомендованный» список литературы для прочтения летом. Навестив девочку буквально вчера, и привезя рекомендованные педагогами книги, я не обнаружил не только желания их читать («времени нет»), но и какой бы то ни было активности в части посещения библиотеки (не знает – где находится «храм книги», и не хочет знать). Мне стало интересно – почему? Список этот мало чем (в части рекомендованной литературы) отличается от аналогичных списков, которые задавали в школе на лето нам – теперь 40-летним… Те же (за редким исключением) авторы: В. Короленко, Л. Кассиль, Ролан Быков, Джанни Родари, Г-Х Андерсен; как будто бы время остановилось или вернулось в ту же точку, сделав круг. Очевидно, что произведения современных детских авторов (к примеру, Тоон Телленген, Михаил Яснов и др.) не входят в этот список. Не в этом ли причина безучастного отношения детей к чтению вообще, и детским книгам в частности, даже в том случае, когда родители (мама– кандидат наук, папа – ваш покорный слуга) активно читают. Очевидно, родительский пример еще не главное в активном семейном или внеклассном чтении; требуется нечто еще. А что? Об этом, и о практических методах организации семейного чтения в проекции родительского опыта вместе поразмышляем далее.

Как и когда приучать ребенка к чтению Начинать читать ребенку надо как можно раньше, буквально сразу после годовалого «юбилея». Чтобы ребенок впоследствии любил читать, ему, прежде всего, нужен пример для подражания. Методика для таких крох проста. Читать вслух перед сном, когда динамичные игры и движения затухают, малыш лежит в кроватке и готовится ко сну. При этом мы дополнительно применяли такой метод. Читая дочке перед сном, сохраняли контакт рука-рука (родителя и малыша), незначительно массируя ладонь. Прикосновения любящего родителя всегда на пользу ребенку. Кроме того, массаж положительно сказывается на нервной системе. Импульсы, поступающие от кожных рецепторов ладони в кору головного мозга, помогают развиваться расположенным там отделам. Это визуально заметно: ребенок становится спокойнее и…внимательнее. В таком состоянии он способен лучше воспринимать чтение вслух, другие окружающие воздействия, работа всех внутренних органов молодого организма совершенствуется, полученные знания лучше запоминаются. И время перед сном в данном случае не помеха восприимчивости ребенка. Главное, на мой взгляд, отсутствие посторонних звуков (звонков, громкой музыки, падающих кастрюль).В чтении вслух перед сном главным действующим лицом (хотя и молчащим) является сам ребенок, лежащий в кроватке, а пространство окружающего мира выстраивается вокруг маленького человечка через противопоставление теплого дома-защиты и относительно опасного внешнего мира, темного леса, волка, поля, куда ребенку пока самому ходить не надо.

Начните с чтения перед сном Чтение перед сном – отличный, практически освоенный метод привития ребенку интереса к чтению и его всестороннего умственного развития. Не пропустите первое время в жизни вашего малыша, когда он наиболее восприимчив к непосредственному обучению. Нашей дочке очень нравились такие «игры» с чтением и прикосновением, времени они много не занимают, а польза – огромная. Достоинством данной методики является, прежде всего, ее доступность и простота, для нее не требуются специальные пособия или игрушки. Буквально через месяц после начала предсонной практики чтения мы заметили, что девочка стала слушать с большим интересом, «гудеть» голосом, делать плавные движения ручками, сжимать пальчики в такт нашему прикосновению, и глаза ее выражали осмысление. «Сорока ворона кашку варила, деток кормила: этому дала (загибание детских пальчиков), это дала, этому дала, а этому не дала». Для ребенка лучшим приобщением к определенной системе ценностей стало воплощение мира в виде словесного и поведенческого текста, донесенного малышу через игру. Такой воспитательный процесс может быть легко и полно усвоен ребенком в возрасте 1–3 лет. Причем колыбельные песенки с удовольствием слушала наша девочка и позже в 3–4 года.По сути, этот метод изобретен много лет назад (его автор – народ). Суть его в материнском фольклоре (колыбельные песни, частушки, прибаутки). Тот же метод использовали и мы, разнообразив его детской книгой, сказками, напечатанными на бумажном носителе информации и воспроизведенными родительскими устами, сдобренными прикосновениями. Чтение ребенку перед сном в отличие от традиционного материнского фольклора, несет новую идею – сохраняется родительская интонация и подача новой информации знакомым голосом, при этом есть книжка – ее можно потрогать, посмотреть картинки.

Почему важны сказки или сказкотерапия Это не праздный вопрос. Психологически сказки связаны с магической силой и заклинаниями. Фольклорные образы необычно емки, они проникают в душу ребенка, поскольку близки ей, говорят «на детском языке», тем более добрым голосом родителей. В возрасте 2–3 лет наша девочка через сказки освоила язык и подсознательно научилась метафорам. В ее разговорах впоследствии проявлялись сравнительные примеры и детский анализ, таким образом, ее удалось ненавязчиво развить всесторонне: аналогии и сравнения были ей усвоены именно из этого первоначального периода.

Действия для закрепления результата: первые походы в библиотеку Во-первых, постарались, чтобы дочь ходила в библиотеку с нами, в тот период взросления, когда она еще посещала детский сад. Ей боязно находиться одной в незнакомом месте, спокойней и увереннее ребенок чувствовал себя с папой или мамой. Мы это поняли и, перед походом в «храм книги» рассказали дочке в игровой форме о необычной книжной стране, где существуют интересные города, поселки с названиями книг и журналов. Первые посещения библиотеки с ребенком младшего возраста не должны быть длительными, утомлять непоседу. В читальном зале мы проводили всего 15–20 минут, во время которых полностью посвящали время дочери – брали для нее детские сказки, которые тихо читали вслух, почти шепотом, и вместе смотрели картинки. Уже очень скоро сказок оказалось недостаточно по двум причинам. Во-первых, сказки у нас есть и дома, и в этом смысле библиотека не дала чего-то не изведанного, во-вторых – и здесь огромное спасибо библиотечным работникам – дочь обратила внимание на красочно оформленные стенды, выставки книг, полки с журналами. И…попросила именно их, выбирала сама. С разрешения библиотекаря, и под нашим контролем, интересующие книжки с выставочных полок были выданы дочке и рассмотрены.Так мы открыли для нашей девочки библиотеку.

Школьная практика и внеклассное чтение Когда наша дочь пошла в первый класс, мы столкнулись с ярко выраженной тревожностью, причиной которой было непонимание учебного материала. Помощь взрослого необходима тогда, когда ребенок сталкиваются с проблемами, для решения которых у нее еще недостает собственных ресурсов (или проблемы находятся вне компетенции ребенка). Были моменты, когда дочь просто боялась делать некоторые шаги в обучении, в частности ее почерк оставлял желать лучшего, и она комплексовала из-за этого. Мы с мамой смоделировали для дочери реальную ситуацию, и рассказали, как сами учились в первом классе, какие у нас были тетради-прописи, учителя и уроки. Иногда достаточно рассказать несколько эпизодов из собственного детства, подробно описав чувства, мысли и действия героев, значимых для ребенка событий.Для первоклассницы важно рассказывать, что было в школе, на уроке. Мы проявляли заинтересованность в первых школьных шагах девочки, и это позволило в ранний период заметить, на каком уроке ей скучно, а какой – вызывает неподдельный интерес.

Внеклассное чтение здесь помогает как никогда. Оно отвлекает от надуманных проблем, переносят еще детский, по сути, организм в мир выдуманный, но мягкий, спокойный и безопасный. Дело в том, что в этом возрасте (6–8 лет) ребенок находится во внестатусном режиме: посторонние взрослые уже не считают его ребенком, полагают, что младший школьник должен учить уроки, заниматься в кружке, быть в школе, помогать по дому, но никак не играть. А ребенок (есть ребенок), он «не может все и сразу». По сути, для него школа – маленький стресс, и как бы не говорилось заученными фразами «я люблю школу» (или сад) – дома все равно лучше. Дома он может быть самим собой, ему комфортно и все знакомо (безопасно), рядом находятся любимые люди, за которых всегда можно спрятаться. Примерно тот же мир наша девочка увидела, окунувшись в чтение вслух. Это отвлекает от надуманных проблем, интересно и познавательно. Это мир игры, которой так не хватает младшему школьнику. В книге дочь находит возможность играть, мечтать, действовать, сопереживать, не опасаясь непонимания взрослых, критики и порицания; там она играет не таясь.

Беседы о прочитанном – не пустое времяпровождение И не забывайте «проживать» вместе с ребенком – спрашивайте его (ее) о прочитанном, что больше всего понравилось, что особенно не понравилось. В результате ответов ребенок не только совершенствует мыслительный процесс, тренирует память и развивает анализ, но и улучшает дикцию. В такой беседе внимательный родитель обязательно отметит для себя, зарождающиеся или развивающиеся черты «маленького» характера. И вот здесь есть реальная возможность стать своему ребенку ближайшим другом, сопереживая с ним и объясняя те или иные поступки героев книги детским языком. В этом, на мой взгляд, особенно важном моменте воспитания, кроется формирование стержня (принципов) характера будущего дееспособного члена нашего общества.Как показала практика анкетирования и анализ родительских ответов, проведенная мною в период обучения в ГУКИ в различных школах и библиотеках, наиболее успешные дети вырастают из тех, чей характер формируется в период 2–5 лет из общения (объяснений) с родителями.

Факторы речевого развития и пересказывания текста Для понимания процесса речевого развития ребенка, связанного с навыками пересказа прочитанного ранее (беседы о прочитанном), обратимся к краткому исследованию речи ребенка в самом начале овладения языком. При передаче сообщения в мозг маленького человека вводится два вида информации: о предметах и явлениях действительности и о правилах языка, на котором подается сообщение. Последний вид информации вводится в неявной форме, так как правила языка применяются, но о самих правилах ребенку еще ничего не известно. Развитие речи есть не что иное, как введение в мозг ребенка языка в неявном виде, то есть «через речь». Слушая сказку на ночь, он не только запоминает слова, сочетания слов, предложения, интонацию, и даже тембр голоса, он улавливает аналогии в языке, связывает аналогии значений с аналогиями форм. Так, уже на ранних ступенях развития ребенок не только пользуется уменьшительно-ласкательными формами, но с помощью встречающихся суффиксов оценки сам образует их. Например, когда моей дочери говоришь «кошка», она пересказывая впоследствии, говорит «кошечка». Восприятие чужой речи опережает собственную речь ребенка: он начинает понимать речь взрослых несколько ранее, чем сам делает попытки говорить. Этот разрыв позволяет практически, на уровне «внутренних общений» усвоить простейшие правила языка, хотя ребенок не осознает их и не может сформулировать. Факторы речевого развития ребенка общеизвестны: • потребность контакта с близким человеком, сначала эмоционального (гуление, лепет – у маленьких), а затем содержательного общения; • многолетняя тренировка произносительного аппарата, мозговых центров, аппарата аудирования, памяти – долговременной и оперативной, координирующих систем, а при развитии чтения и письма – зрительных и рукодвигательных систем; • потребность общения возникает в познании окружающего мира, служит основой не только овладения речью, но и всей учебно-познавательной деятельностью ребенка; • фактор речевой активности ребенка предполагает общую активность в игре и в социальной жизни, быстрые речевые реакции в диалоге, быстрый выбор слов, интенсивное построение фразы; впоследстивии о таком человеке наверняка скажут «коммуникабельный» и «за словом в карман не полезет». Эти факторы формируют у детей чутье языка или языковую интуицию – автоматизированное неосознаваемое предпочтение в использовании общепринятых, продуктивных моделей языка. Очень важно, чтобы эти предпочтения действовали в рамках нормативного, литературного языка, а не просторечия или ненормативной лексики. Беседы о прочитанном предполагают пересказ текста ребенком «близко к тексту» и, как правило, осуществляется маленьким слушателем с удовольствием. В повествовании излагается последовательность событий, текст имеет сюжет, действующих персонажей. Присутствующие в повествовании диалоги, описательные вставки, рассуждения (для доказательства или опровержения какого-то утверждения используются различные доводы, аргументы, примеры) помогают маленькому слушателю и чтецу делать выводы. В процессе чтения вслух отвечайте на все вопросы вашего ребенка, разбирайте поступки сказочных героев, проводите параллели со взрослыми людьми и поступками, анализируйте финал произведения. Постарайтесь сделать чтение перед сном хорошей семейной традицией, оригинальным обязательным ритуалом. И постарайтесь не нарушать эту традицию. Проводить время вместе – значит отдать ребенку все внимание целиком. Тогда ребенок с нетерпением будет ждать того момента, когда вы дружно сядете вместе, и возьмете в руки книгу или журнал. Чтение, став для ребенка интереснейшим и любимым занятием, является хорошим подспорьем и в педагогической деятельности. Готовится к вечернему чтению ребенок ответственно (если здесь уместно такое определение), опасаясь расстроить маму или папу своим «расшалившимся» поведением.Это напоминает детское поведение перед днем рождения или новым годом, когда ожидается любимый подарок. Подарок становится символом любви, когда ребенок видит, что родители заботятся о нем. Чтение перед сном также является нашим скромным подарком нашей дочери, только поймет она это чуть позже.

...

Кстати.

Сам по себе спокойный и счастливый сон ребенка является подарком. Вашим подарком. Но подарок надо заслужить.

Под детскую сказку хорошо засыпают и взрослые, даже страдающие бессонницей. Этот метод неоднократно проверен на моей жене, когда я ей читал сказки несколько вечеров подряд.

Все мы немножко дети. Во взрослой жизни вполне допустимы детские увлечения, и ролевые игры, в частности учитель – ученик, библиотекарь – читатель, чтец-декламатор – внимательный слушатель, помогают «взрослому» общению. К сожалению, это «забытая» тема, но от этого не менее важная. Доскональное изучение которой дало бы нашему миру множество открытий, как в области психологии чувств, так и в области здорового сна.

Провокация или «запрещенный» прием прививания интереса к самостоятельному чтению.

Перед родителями часто встает вопрос, как найти подход к ребенку, научить его, подобрать ключ к его чувствам. Попробуйте вот это. Читайте нечто очень занимательное для ребенка, а на самом интересном месте прерывайтесь. Сделайте вид, что вспомнили про неотложное дело или у вас сел голос. Ребенка буквально распирает от любопытства, и тогда он сам берет в руки книгу. Этот метод хорош для всех детей, уже умеющих читать.

Этот же метод подходит и для самых маленьких. Для тех, кто читать еще не научился. Ребенок подсознательно поймет, ожидая продолжения читаемого вслух рассказа, насколько интересным является процесс чтения, узнавания нового.

Один из «языков любви» – поощрение. Похвала, благодарность, ласковая поддержка, прикосновения, ободряющие слова выражают любовь и заботу. Не забывайте поощрять ребенка, когда он находится на правильном пути.

2.1.2. Некоторые авторские рекомендации.

Читайте ребенку книжки вслух, не жалейте на это времени и сил. По собственному опыту знаю – трудно только начать. Организм (и ваш и ребенка) устроен так, что быстро привыкает (приспосабливается) к заданному и поддерживаемому режиму работы, поэту, ни ранние подъемы (хорошо знакомо «ранним пташкам»), ни чтение перед сном ребенку (после отнимающей силы работы) не являются препятствием для организма. Остановить вас может только лень.

Весьма вероятно, что приучение ребенка к чтению в раннем возрасте 3–6 лет, в дальнейшем составит сильную мотивацию для нее (него), и избавит от необходимости заставлять ребенка учиться. Чтение вслух делает ребенка любознательным, отвлекает от телевизора и компьютера, на интересных литературных примерах учит жизни. Совместное чтение и сопереживание сблизили нас с дочерью. Надеюсь, она будет помнить эти моменты всю жизнь (как они не забываемы для меня). Вспомним А. С. Пушкина, главный человек, запомнившийся с детства, и связанные с ним вечерние сказки – кто? Няня. У нас нянь нет, поэтому мы тут «сами сусами».

Игры и игровые формы Если «урок» с собственным ребенком провести в играх-загадках, он запомнится надолго. Забота о содержательности, о логической последовательности и правильности детских высказываний должна быть одной из первых забот родителей при работе с детьми над их речью. Речь нужно развивать все время, опираясь на мышление. Архиважно одновременно с заботой о речи возбуждать у ребенка работу мысли. Я говорю дочке: Загадка – это задачка, которую надо решить. Это красочное описание предмета, главных его черт. Чтобы избежать ошибки при отгадывании загадок тебе необходимо: 6. внимательно слушать вопрос; 7. подумать над каждым признаком отгадываемого предмета;8. не торопиться c ответом, а внимательно взвесить все признаки.

Игры для группы детей Такие интеллектуальные игры отлично подходят в ограниченном пространстве купе поезда или в иных случаях, когда требуется занять время маленьких слушателей. Например, игра, в которой слова-отгадки должны следовать одна за другой в виде цепочки слов. Последняя буква первого слова является первой буквой следующего слова. И конечно, не забываем о духе здорового соревнования.Например:

Сторож плохой: слепой, глухой, не тронешь – молчит, а тронешь – кричит.

(Звонок).

Мордочка усатая, шубка полосатая,

Часто умывается, а с водой не знается.

(Кот) По окончании игры для поощрения детей важно, чтобы кто-то (лучше, если это будет победитель предыдущего конкурса), вручил сладкие призы лучшим отгадчикам.

Игры на развитие эмоциональности речи В загадке каждое слово важно. Поэтому его нужно произносить четко, ясно, с логическим ударением, выдерживая паузы. А для того, чтобы рассказчика было приятно слушать – важно, чтобы речь была выразительной и эмоциональной.

Смена игр и время обучения Для передачи (пересказа) прочитанного текста ребенку нужно учиться говорить «своими словами», а взрослому – всевозможно поощрять детскую инициативу. Для развития собственного словарного запаса маленькому слушателю и чтецу важно понимать значения максимально возможного количества слов. Но и переусердствовать нельзя – каждые 30 минут интеллектуальных упражнений давайте ребенку отдых, лучше всего физический. Мы редко продолжали занятия с дочкой в возрасте 5 лет в общей сложности более одного часа.

Детские размышления полезны Как загадки, так и отгадки учат ребенка думать, размышлять, восхищаться и меткостью русского слова, его выразительностью и образностью.Например:

Громыхнул далекий гром,

тучка брызнула дождем.

И в пол неба вдруг повисло.

против солнца коромысло.

(Радуга) Вопросы ребенку (старайтесь, чтобы ребенок давал многосложные развернутые ответы, не ограничиваясь «да» или «нет», на ответ «не знаю» я просил подумать еще): • Как ты определила, что это радуга? • Сколько цветов у радуги? Назови. • С чем сравнивается радуга? Почему? • Какая строчка звучит неправдоподобно, как впонарошку? • Вставь пропущенные буквы в слово к..р..мысло. Или, например, второй вариант: С неба падал легкий пух, он похож на белых мух. Запушил леса, поля – стала белой вся земля. (Снег) • Как ты догадалась, что это снег? • В каком месяце выпадает первый снег? • Какой самый главный праздник зимой?• Какие еще зимние праздники ты знаешь?

Правильные и неправильные ударения Как правило, с простыми словами (вода, глаза, зима и аналогичными) ребенок в возрасте 5–9 лет не имеет проблем в ударении. Безударные гласные в корне слова он определяет по наитию, а позже в школе закрепляет результат. В сложных словах подойдет простое правило:

...

Если буква гласная вызвала сомнение,

То ее немедленно ставь под ударение.

Например, в словах «скворец», «сова» подбирают проверочное слово (скворушка, совы) и делают вывод: безударная гласная «о» проверяется ударением.

Есть и безударные гласные, не проверяемые ударением. Такие «трудные» слова нужно постепенно запомнить.

Когда ребенок освоил богатый материал об особенностях загадки, научился их отгадывать не механически, а путем логического, последовательного рассуждения, правильного обоснования своего выбора, тогда можно переходить к следующему творческому этапу – к самостоятельному составлению загадок.

Но это…совсем другая история.

Анюта начала сама практиковать сочинение загадок в семилетнем возрасте. Она сочинила: «что вниз растет, звенит и капает?».

Я мучился два дня, потом жена подсказала: сосулька. У любого ребенка самое нешаблонное мышление на свете.

Еще раньше из детского сада она «принесла» загадку, которую не разгадала без подсказки даже жена, все приготовились , внимание на текст:

...

Это черная?

Нет, красная!

А почему белая?

Потому что зеленая!

В ходе разгадок и составления загадок у детей вырабатывается положительный мотив к занятиям словесным творчеством, овладению приемами художественной речи.

Время загадок не пройдет никогда. И не случайно, что этот жанр широко применялся в обучении детей великими педагогами К. Д. Ушинским, Л. Н. Толстым и др.

Работают не только взрослые, но и дети. Только детская творческая работа по формированию выразительной, грамотной речи не оплачивается явно. Она оплачивается опосредовано, вкладом в будущее успешное обучение и карьеру. Ребенок еще «не понимает все совсем». Но как это важно понять нам, родителям, сегодня.

Зачем все это нужно О некоторых людях сегодня говорят в череде характеризующих качеств – общителен, коммуникабелен, корректен, начитан… Это показатели того, насколько человек может самовыражаться и поддерживать контакты с такими же как и он сам. Постоянное чтение в данном контексте является предтечей необходимых навыков. Оно позволяет развивать память, запас слов, в том числе устаревших и давно забытых, личный словарь делового общения и, наконец, творческую жилку. Навыки, сформированные чтением, позволяют от homosapiens перейти к человеку, цивилизованно и культурно выражающему чувства. Чем больше способов выражения своих чувств знает ребенок, тем легче ему общаться с другими детьми, будущим супругом, друзьями, коллегами, по работе, начальниками, с редколлегией… Только так человек вырастает гармоничной личностью, с разносторонними интересами, сможет легко адаптироваться в обществе, станет отзывчивым и заботливым, удовлетворяя свои собственные эмоциональные потребности и потребности окружающих людей. С чем можно сравнить читающего и мало читающего человека? С огранкой алмаза (если мало читающий – алмаз). Мне приходилось общаться с очень многими людьми. Один мой знакомый по имени Х, ничего не читал, кроме букваря (и этим горд). «Сейчас много и других способов получения информации», – говорит он (хотя букварь он прочитал задолго до этого). Казалось бы, ничего страшного, служит человек, на хорошем счету, образование среднее. Конечно, пусть будет много людей «хороших и разных». Но хотели ли бы вы «одноклеточного» общения?Подумайте об этом сегодня, пока ваш ребенок восприимчив к миру книг.

...

Читать ребенку вслух, разумеется, можно и нужно днем. Однако, такая возможность в современных ячейках общества есть не всегда по причине занятости родителей на работе. И если нет бабушек, нянь, домработниц (о качестве воспитания наемным персоналом – отдельная тема) – читать придется в освободившееся время, наиболее стабильное из которого – вечер, перед сном.

Продолжительность модуля: 6 академических часов – авторские лекции для раскрытия – с примерами, презентациями (6), обсуждениями и рекомендациями.

Рекомендую специально для научно-методического оснащения школьных лабораторий психологии, философии и педагогики чтения; для повышения квалификации педагогов, педагогов ДО (и групп продленного дня), школьных психологов, школьных библиотекарей.

2.2. Практические методы беседы с детьми о книгах.

Текст отсутствует.

2.2.1. Что такое чтение.

Текст отсутствует.

2.2.3. Детский интерес (до и во время чтения).

Текст отсутствует.

2.2.4. Понимание.

Текст отсутствует.

2.2.5. Усвоение и согласие воспринимающего.

Текст отсутствует.

2.2.6. Влияние книги.

Текст отсутствует.

2.3. Как найти ребенку нужные книги?

Текст отсутствует.

2.4. Семья плюс чтение (о взаимодействии педагогов начальной школы с родителями).

Текст отсутствует.

2.5. Семья и библиотека. Аспекты взаимодействия.

Текст отсутствует.

2.5.1. Вижу школьного библиотекаря – учителем. Мнение родителя.

Исходя из постулата «Читают взрослые – читают и дети, а не наоборот», который подтверждается исследованиями не только отечественных ученых (Беленькая, 2005; Тихомирова 2003, 2009 и др.), но и нашими зарубежными коллегами (Дж. Трилиз, 1996 и др.), я считаю приобщение к чтению родителей школьников действенным способом опосредованного приобщения к чтению самих школьников. Основанием для такой гипотезы является фактор подверженности детей семейному влиянию и хорошей восприимчивости детей к влиянию со стороны в возрасте 2-12 лет. Очевидно, в качестве инновации полезна разработка программ, направленных на повышение мотивации детского чтения в семье.

Казалось бы, в чем здесь проблема, ибо нужно только мотивировать или приучить взрослых читателей к книге, и навыки чтения, личностный интерес будет привит их детям почти «автоматически»?

Проблема в том, что родительская индифферентность к чтению вообще и к проблемам детского чтения – в частности, стала главной преградой реформы чтения.

Издание методических рекомендаций для родителей; программа предотвращения «Летнего спада чтения» (Summer Slide); программа «Общие начинания» (Shared Beginnings), представляющая собой систему социально-педагогического сопровождения родителей в процессе развития культуры чтения ребенка. Одним из важных составляющих приобщения к чтению также является роль педагога начальной школы, которым сегодня вполне может быть подготовленный школьный библиотекарь.

Школьные библиотекари стоически, учитывая небольшое финансирование, продолжают работать для наших детей, и опосредовано – для нас, родителей. Продлится ли это состояние достаточно долго, если все больше и больше школьников выходят в глобальную Сеть для того, чтобы скачать там электронную версию не только одной книжки, по которой есть задания, но и целые собрания сочинений интересующего автора? Интерес к книге в печатном виде ослабевает, и будет ослабевать. Да, сегодня чтение становится все более и более элитарным занятием, сами книги стоят недешево, наиболее дорогие – доступны уже не всем людям. И даже когда мы можем покупать нужные книги – когда это по карману – школьник, как наиболее близкий прогрессу член общества все равно сегодня пойдет скачивать и читать в Сети, а не покупать в магазине ту же самую книгу… Это необратимый процесс. С дальнейшим перспективным развитием Интернета мы будем видеть все меньше людей в книжных магазинах и все больше – в глобальной Сети, читающих самым разным образом; ибо технические средства для чтения книг в этом смысле постоянно развиваются. Ту же самую тенденцию подтверждают и факторы, казалось бы, второстепенные: наверное, вы замечаете, как в последние годы сокращается тираж печатных журналов (а некоторые, к примеру, «Семейное чтение» – закрываются совсем); и дело здесь не в редакционной политике или авторском коллективе. Большинство издаваемых сегодня книг (как автор более 40 изданных – библиография на http://ru.wikipedia.org/wiki/Кашкаров,_Андрей_Петрович – я знаю предмет) копируются в электронный вид самими издателями, желающими идти (и получать дивиденды от своих вложений) в ногу со временем. Цена готовой книги в магазине на 35-200 % превышает издательскую (прайсовую) цену, с которой получает отчисления (гонорар) автор – самый главный (после читателя) объект в этой «книжной» цепи; такова особенность современного книгоиздания, вполне соответствующая принципам развития рыночной экономики. Всего этого я вскользь коснулся для того, чтобы читатель моей статьи глубоко (не поверхностно) представил себе механизмы перспективного развития не только книжного бизнеса, и книгораспространения, но и гедонистического общества (ориентированного на удовольствия), членами которого уже являются наши дети – школьники – пользователи школьных библиотек. Проблема чтения находится в зоне особо пристального внимания специалистов. Диапазон мнений варьируется от констатации глубокого кризиса читательской культуры до утверждения новой модели чтения в современных условиях. Традиционно миссия воспроизводства социальных и культурных ценностей осуществлялась во многом благодаря и посредству чтения. Поэтому снижение интереса к чтению, которое наблюдается в последние годы во многих странах мира, вызывает тревогу не только у педагогов, филологов, специалистов книжного и библиотечного дела, но и у широкой общественности. Тенденция падения интереса к чтению в России – тревожное явление для страны, в которой чтение всегда было занятием исключительно интеллектуальным, личностно значимым и неизменно возглавляло перечень любимых занятий образованных людей. Почему дети не читают? Во-первых, в школе учителя по-прежнему гонятся за высокими показателями скорости чтения. Но из-за этого у учеников плохо формируется сам навык чтения, его качество, – говорит Татьяна Филиппова, ведущий научный сотрудник Института возрастной физиологии РАО, – в итоге ребенок, прочитывая за минуту положенное число слов, не понимает сути прочитанного, не может пересказать текст. Чтобы исправить ситуацию мы разработали инновационный продукт, который проходит апробацию в течении нескольких лет в 689 школе Невского района Санкт-Петербурга. Сегодня школьный библиотекарь должен иметь статус учителя, преподавателя начальной школы. Какими знаниями и умениями он должен обладать и почему сегодня статус педагога для него органичен?. Как поделить обязанности школьного библиотекаря и учителя начальной школы в плане поддержки чтения? Над этими вопросами мы поразмышляем дальше. Повышение статуса школьного библиотекаря с одновременным повышением его материального стимулирования и уровня образования – это то, за что сегодня борются неравнодушные люди, дипломированные специалисты, возглавляющие и пропагандирующие по мере сил чтение – Президент РАЧ Т. Жукова, специалист по детскому чтению Ираида Ивановна Тихомирова и многие, многие другие. Не чтение ради чтения, а чтение ради влияния на ребенка, на его ум и душу – вот какой девиз должен, на наш взгляд, стоять перед школьным библиотекарем. Девиз, ориентированный на результат приложения творческих идей – чтобы наши дети «людьми выросли», а не «заготовками» и не «продукцией», как пытаются именовать их в соответствии с западными стандартами в образовании.Тем не менее, уже накоплен некоторый опыт активного участия школьного библиотекаря в работе с детьми; рассмотрим его подробнее.

Первые ласточки Продукт апробируется в соответствии с техническим заданием на создание научно-методической продукции на определенный период с 01.01.2007 по 31.12.2011 по теме «Социально – педагогическое взаимодействие семьи и школы в процессе приобщения ребенка к культуре чтения» и направлению «Воспитательный потенциал образовательной среды» в рамках отдельно взятой начальной школы (№ 689, Санкт-Петербург). Почему начальная школа выбрана в качестве экспериментальной площадки? Да потому, дорогие мои, что каждый здоровый ребенок с детства имеет фонетический слух и уже по этому очень восприимчив; ребенок способен (и создает) даже придумать свой собственный язык. Затем, в процессе взросления это качество трансформируется в другое или теряется совсем. Исходя из этого, на мой взгляд (и это подтверждается моим родительским опытом, описанным в Кашкаров А. П. Детское чтение. Пособие для отцов. – М.: Либерея-Бибинформ. – 2010. – 96 с. – вып. 123, Кашкаров А. П., Овсянкина З. Н. Чтение подростка. Пособие для отцов. – М.: Либерея-Бибинформ. – 2010. -256 с. – вып. 129 (серия: «Библиотекарь и время. XXI век) прививать новации в образовании надо с самого раннего возраста. В современной начальной школе мы еще можем воздействовать на ученика максимально эффективно, относительно более позднего, старшего возраста. Основная методика это повторение и оценивание (оценка мотивирует).В отдельном здании обучаются школьники только младших классов, без соприкосновения и влияния старших школьников (это безусловное достоинством проекта). Библиотекари 689 школы работают по специальному плану, занимаются научной исследовательской деятельностью и разработками технических решений для приучения школьников к чтению. Сама же школа в данном случае являются опытной площадкой, и способствует превращению перспективных идей в готовый конкурентноспособный новаторский продукт.

Инновационная деятельность школьных библиотекарей Два раза в неделю после занятий – в соответствии с техническим заданием, в школьной библиотеке собираются школьники и их родители, и по программе, предложенной библиотекарем и его помощником (чаще всего это школьный психолог, реже – в качестве подмены – классный руководитель) читают отрывки разных книг; затем детям предлагается обсуждение прочитанного. Дети разделены на небольшие подгруппы по 5–6 человек, и рассажены за соответствующими столиками. Рядом со своими детьми присутствуют и родители, которые по проекту принимают активное участие в обсуждении. Для обсуждения на каждую конкретную встречу библиотекарь заранее отбирает книги с соответствующим читательским адресом, к примеру, «Выстрел», «Пух» или иные. Программа каждого минисеминара-обсуждения не ограничивается чтением отрывков книг и последующего обсуждения. Библиотекарь и его помощник ведет викторины с вопросами по прочитанным отрывкам, в которых также участвуют родители. В результате это приводит к тому, что учащиеся «загораются» желанием прочитать книгу до конца, а родители опосредованно также приучаются к чтению. Далее процесс углубленного чтения переносится уже в семью. Необходимо отметить, что библиотекарь и классный руководитель в данном случае провоцирует небольшое соревнование между родителями и между учащимися – это два разных соревнования – результатом которых также является увеличение спроса на книги, как фактор приобщения к чтению и мотивации личностного интереса, включая и мотивацию к победе в минисоревновании (быть не хуже других). В результате применения инновационного продукта достигаем увеличения интереса к чтению в отдельно взятой школе. В рамках этих встреч в школьной библиотеке, которые можно вполне назвать клубной работой, решаются еще две важные задачи: • проводится диагностика готовности родительской общественности к взаимодействию со школой; • проводится совместные мероприятия для учащихся, педагогов и родительской общественности, способствующих повышению интереса к чтению; В результате описанной работы ребенок (младший школьник) не только приобщается к книге совершенно ненавязчивым способом (инициатива исходит от него самого – что очень важно), но, переходя в среднюю школу, обладает значительно более раскрытыми способностями к восприятию новой информации, умеет анализировать, грамотен и гармонично развит относительно своих сверстников, не прошедших инновационную школу под руководством школьного библиотекаря. Такой ребенок более подготовлен к школе в части последующих занятий в старших классах; этот результат деятельности школьных библиотекарей (осуществлено уже несколько выпусков в старшие классы полной средней школы) надо признать основным эффектом и перспективным шагом для отечественного образования. Это также можно занести в «актив» применения инновационного продукта и порекомендовать другим школам.Кроме того, родители, привлеченные школьным библиотекарем для участия в воспитании и развитии своего ребенка, начинают реализовывать весь свой потенциал (и продолжают его реализовывать дома). Семейное воспитание, в частности и семейное чтение, таким образом – с помощью школьного библиотекаря получает новый (а в некоторых семьях и единственный) импульс для развития гармоничной личности ребенка – будущего полноправного (дееспособного) члена нашего общества. На основании успехов данного инновационного эксперимента, можно сделать вывод об обоснованности и необходимости утверждения нового статуса школьного библиотекаря в начальной школе – статуса школьного педагога – по предварительно разработанной программе, с введением штатной единицы и расписания.

Актуальность, цель и методы инновации Актуальность инновации определяется необходимостью решения в теоретическом и практическом плане задачи приобщения ребенка к культуре чтения посредством социально-педагогического взаимодействия семьи и школы. Такая задача порождена совокупностью как минимум 3-х социокультурных процессов современности: А) трансформацией роли и места чтения в условиях информационного общества; Б) утратой традиционных форм культурной преемственности поколений.В) стремительно развивающейся коммуникацией.

Цель эксперимента Доказать целесообразность и результативность разработанной системы социально-педагогического взаимодействия семьи и школы по приобщению ребенка к чтению, получение статуса педагогов начальной школы школьными библиотекарями – после соответствующей переподготовки. Способствовать установлению взаимопонимания и диалога между старшим и младшими поколением в вопросах чтения.Создать в школе условия, способствующие оптимальному развитию познавательной, эмоциональной и коммуникативной сфер через приобщение ребенка к чтению.

Методы достижения цели 1. Анализ отечественного и зарубежного опыта социально-педагогического взаимодействия семьи и школы в приобщении к чтению подрастающего поколения (то есть перед внедрением инновационного проекта проведен мониторинг со всеми его признаками – имеет цель, обязательная систематизация, лонгэтюдность, интерпретация результатов для потребителя) 2. Апробация комплекса диагностических методик «Читательский профиль» для определения уровня читательской культуры школьников. 3. Разработка и апробация системы методов социально-педагогического взаимодействия семьи и школы для приобщения ребенка к чтению; 4. Апробация учебно-методического комплекса «Портфель читателя». 5. Определение концептуальных подходов к повышению ценности и престижа чтения у детей и взрослых (педагогов, библиотекарей, родителей) для возрождения традиций семейного чтения. 6. Определение условий и принципов эффективного взаимодействия институтов семьи и школы в приобщении ребенка к чтению.7. Повышения профессиональной компетентности педагогов и библиотекарей, в вопросах взаимодействия с семьёй по приобщению ребенка к чтению.

Данный продукт признан инновацией по нескольким причинам-основаниям В процессе выполнения технического задания по приобщению детей к чтению педагоги и школьные библиотекари самоорганизуются, а кроме того происходит модернизация программ взаимодействия с младшими школьниками и их между собой (обсуждения прочитанных книг). Изменение ценностно-ориентированной шкалы ребенка (от материального – к духовному – посредством книг) тоже является результатом инновации.

Инновационный эксперимент еще не закончен, он рассчитан до конца текущего года, результаты будут проанализированы к весне 2012 года, когда будут сделаны соответствующие методические рекомендации для педагогов школы по проведению эксперимента по социально-педагогическому взаимодействию семьи и школы по приобщению детей к культуре чтения. Глобальным выводом инновации может стать будущие рекомендации введения курса «Детского чтения художественной литературы» силами школьного библиотекаря – для учащихся начальной школы. Таким образом, школьный библиотекарь должен иметь и другой (повышенный) статус преподавателя начальной школы (это глобальный аспект апробируемой инновации). Библиотекарь будет читать ребятам книги на уроке вслух, (есть и американский опыт Джона Трилиза – о результативности чтения вслух детям для достижения личностной мотивации к чтению). В соответствии с «требованиями к учителю чтения» новый специалист (школьный библиотекарь) должен: 4. обладать профильным образованием; иметь фундаментальные знания по литературе (в том числе зарубежной), знать феномен массовой литературы XXI века (чтобы быть «в теме»), педагогике, психологии; 5. уметь создавать и поддерживать мотивацию к чтению; оценивать индивидуальный прогресс каждого учащегося (ибо оценка – мотивирует восприимчивых людей); 6. хорошо ориентироваться в современных методах обучения чтению; 7. уметь проводить групповые и индивидуальные занятия, понимая, что каждый ребенок способен научиться читать и писать. Особое внимание в данной новации занимает профессиональная подготовка педагога по чтению – как специалиста. С этой задачей, на мой взгляд, вполне могут справиться педагогические и библиотечные вузы (по Санкт-Петербургу – Государственный университет, ГУКИ, РГПУ им. А. И. Герцена и др.).Но почему именно школьный библиотекарь?

Роль педагога-библиотекаря в приобщении школьника к чтению Ключевой фактор в успешном решении задачи приобщения к чтению детей в школе – профессиональный уровень педагогов. Педагог чтения – особый специалист, который помогает детям преодолеть сложности, связанные с процессами чтения. В современной России этим педагогом чтения мог бы стать школьный библиотекарь при условии соответствующей квалификации и материального обеспечения. Такой опыт имеется уже сегодня в ряде школ Санкт-Петербурга; к примеру, в школе № 689 Невского района, где программу развития чтения активно реализуют школьные библиотекари. В данном случае сама концепция организации школьного процесса (на примере 689 школы) и даже обособленное расположение здания начальной школы от школы полной, на наш взгляд, весьма способствуют тому, чтобы школьный библиотекарь имел особый статус педагога по чтению, возможно с выделением и финансированием отдельной штатной единицы. Применять (нагружать дополнительной программой) учителя широкого профиля в начальной школе, на наш взгляд, нецелесообразно, чтобы не снизить качество преподавания и без того загруженного специалиста.

Уже сегодня, на промежуточном этапе инновационного эксперимента наблюдается повышение результативности обучения детей в начальной школе и по приобщению ребенка к чтению вообще. Как промежуточный результат – достоинство продукта мы также хотели бы указать – успешный выпуск в среднюю школу детей, принимающих участие в программе данной инновации. Этот вывод уже можно сделать, поскольку несколько выпусков состоялось.

Инновационный продукт, предъявляемый по окончании работ: 1. Рекомендации для педагогов начальной школы по взаимодействию семьи и школы в интересах приобщения ребенка к чтению. 2. Рекомендации по совместному чтению для родителей учащихся. 3. Статьи в научно-методическом журнале по данной исследовательской работе. 4. Компьютерную презентацию результатов проведённой работы для научно-практических конференций и обмена опытом с коллегами– педагогами и библиотекарями.Это та самая работа на микроуровне, которая впоследствии может дать макроэффект, в части духовного воспитания детей, по которому уже все (и педагоги и родители) соскучились.

Опытно-экспериментальная деятельность Опытно-экспериментальная деятельность проводится по нескольким направлениям: 1.  Педагогическое . Используются методы наблюдения и педагогических диагностик, разных способов приобщения детей к культуре чтения, анализ успеваемости, отработка методических приёмов работы с детьми и сотрудничества с родителями по проблемам чтения.2.  Организационно-методическое . Анализ необходимого организационного, методического, финансового и кадрового обеспечения экспериментальной программы.

Обоснованные риски Нет специально подготовленных специалистов-библиотекарей, ибо не любой школьный библиотекарь способен хорошо провести занятия с детьми, и имеет психологические данные для этого. А те, кто есть – недостаточно материально мотивированы. Не профессионал может зарубить дело на корню.Недостаток идеи в том, что, на наш взгляд, сегодня он не может использоваться глобально в средних (полных) школах.

В заключения, уважаемые коллеги, хотел бы вас немного заразить… пессимизмом, в том понимании, что пессимист – это информированный оптимист. При подготовке раздела (кроме прочего) активно изучал форумы по образовательным проблемам современности, спорил, консультировался и обсуждал, и вот один из респондентов – к.т. н, доцент Астраханского университета, г-н Антонов Олег Викторович по поводу этой животрепещущей темы любезно сообщил: «можно их ( статьи, книги, доклады – прим. автора ) готовить с утра до вечера десятками тысяч всем преподавательским составом страны – ничего не изменится. Кому-то все это очень нужно. Явно не нам». То есть (это уже мой комментарий) нам в этой системе позволят делать только то, что позволяют. Ни о какой творческой автономии школьного библиотекаря или педагога в широком смысле эксперимента (в школах в масштабах страны) речи пока быть не может. Это «мягкая и пушистая» мечта. Вот на этой оптимистической ноте я позволю себе закончить – с надеждой на лучшее. 2.5.2. Что дает компьютер в библиотеке? Сегодня библиотекам уже недостаточно предоставлять читателям информацию только в виде изданий на бумажном носителе, большой объем информации по различным темам существует в мультимедийном варианте, и в сети Интернет. Совмещение в единой точке доступа традиционных и электронных источников информации – необходимый залог успеха библиотечных Интернет-залов. Интернет-клубы не могут предоставлять те же возможности, поскольку не располагают, как библиотеки, фондами на печатных носителях и сотрудниками высокой квалификации в области информационного поиска, каковыми являются библиографы. Тем не менее, интересно наблюдать, как сегодня некоторые, давно существующие Интернет-клубы (кафе), идут встречным путем, и создают свои небольшие книжные собрания. В компьютерном зале читатели библиотеки могут пользоваться доступом в сеть Интернет (в том числе точки беспроводного доступа Wi-Fi) со всеми вытекающими отсюда возможностями: работать в различных редакторах, распечатывать документы на «библиотечном» принтере, брать мультимедийные диски из каталога библиотеки. Еще одно несомненное достоинство работы Интернет-зала в том, что с помощью электронного журнала Интернет-броузера (Internet Explorer, Opera или иной программы, установленной на конкретном компьютере) можно увидеть динамику просматриваемых читателями (пользователями) Интернет-сайтов, и затем делать анализ по статистике и популярности (предпочтениям) тех или иных пользователей; на основе статистики наиболее востребованным Интернет-ресурсов. Подобный анализ несомненно помогает формировать как базу полезных Интернет-ресурсов, так и рекомендательный список сайтов – для пользователей.Кроме того, возможностей применения компьютерного Интернет-зала в наших условиях бесконечно много, и организация библиотечного дела должна быть поставлена так, чтобы их, эти возможности генерировал сам библиотекарь, личностно и материально (что немаловажно) мотивированный; далее рассмотрим некоторые из возможностей.

Анкетирование и анализ на библиотечных компьютерах На компьютерах, установленных в библиотеке можно проводить также и анкетирование очень удобным для читателя способом: в начале работы пользователю в специальном окне монитора предлагается ответить на несколько вопросов анкеты, актуальных для сотрудников библиотеки – для усовершенствования дальнейшей работы с читателями, формировании печатного и мультимедийного фонда библиотеки; это могут быть вопросы о книжных предпочтениях, литературных новинках, составе домашней библиотеки, а также личные анкеты читателей, которые ранее «утомительно» оформлялись непосредственно на абонементе, отнимая время с обеих сторон, и носили, как правило, формальный характер. Ответы посетителей сохраняются на жестком диске компьютера для последующей обработки; сохранение подобной информации вариативно может носить как анонимный, так и идентифицируемый (ответы пользователей естественным образом будут разными не только из-за предпочтений, но и таких факторов как уровень образования, возраст, пол, место работы и даже жительства) характер. Основной направленностью анкетирования является выяснение эффективности использования Интерент-зала в учебных целях и интересов читателей. Вот лишь небольшой пример общих вопросов для подобной электронной анкеты (обратите внимание на уважительный формат вопросов): • какими поисковыми серверами Вы чаще всего пользуетесь? • самая интересная для Вас область информации в Интернете; • какие ресурсы Интернета Вы применяете в учебе? • используете ли Вы справочные порталы и какие? • посещаете ли Вы периодические издания в сети и какие? • посещаете ли Вы электронные библиотеки сети? • ваши пожелания по работе Интернет-зала библиотеки; • информацию по какой тематике Вы хотели бы видеть в библиотеке?На основе запросов читателей сотрудник отдела библиотечного Интернет-зала создает путеводители по глобальной сети (полнотекстовые библиотеки, энциклопедии, словари, переводчики, газеты, журналы, информационные листки, оповещающие читателей о наиболее масштабных и полезных порталах Интернета), оформленные в виде web-страниц с гиперссылками, аннотациями и скриншотами, которые выставляются на рабочие столы каждого компьютера в Интернет-зале.

Медиатека в компьютерном зале Достойный Интернет-зал библиотеки должен иметь свою медиатеку, которая включает в себя востребованные читателями компакт-диски и банки данных (для определения востребованности и формирования фонда медиатеки применяется анкетирование на библиотечных компьютерах). Их основу составляют диски и банки, содержащие справочную и энциклопедическую информацию – по самым разным наукам. Расчет здесь на то, что с электронными энциклопедиями, имеющимися в сети Интернет или банках данных конкретной библиотеки работать много удобнее, чем с энциклопедиями, изданными в печатном варианте; в последних зачастую можно найти меньший объем информации.

Услуга абонирования компьютера Услуга абонирования компьютера для работы с пакетом программ Microsoft Office востребована студентами, аспирантами и другими категориями читателей: позволяет прямо в библиотеке создавать курсовую, автореферат, диплом, корректировать диссертационную работу; делать это гораздо удобнее, имея под рукой все многообразие источников на печатных носителях, хранящихся в фондах библиотеки и, кроме того, использовать многообразие информации, получаемой в Интернет. Здесь важно так организовать работу компьютерного зала со стороны администрации библиотеки, чтобы время работы на компьютере не ограничивалось, а цена за услугу была минимальной и конкурировала с другими точками доступа в Интернет, находящихся в одном микрорайоне с библиотекой (на селе – это почта и школа). Еще одно из актуальных направлений работы библиотечного компьютерного зала – проведение на его территории библиотечно-библиографических занятий по современныминформационно-библиотечным технологиям и сервисам с библиотекарями в рамках курсов усовершенствования квалификации.

Библиотечные занятия в рамках курсов повышения квалификации Здесь эффективность занятий обеспечивается совмещением лекции-презентации и самостоятельной работы обучаемых – на предоставляемых компьютерах. В ходе подобных занятий освещаются возможности самого Интернет-зала, то есть параллельно идет обучение библиотечных кадров компетенциям обслуживания читателей – тех, для кого, собственно, и служит сама библиотека с ее новациями в духе времени. Содержания занятий с библиотекарями определяется основными проблемами, которые возникают у них как пользователей компьютера: подробно рассматривается работа в среде новых версий операционных систем Windows, пакетов Microsoft Office, программ «MARC-SQL» и ознакомлению с возможностями справочно-правовой системы «Консультант Плюс», а также другим информационно-образовательным технологиям. Для удобства сотрудников, им раздают памятки по данным занятиям. По итогам занятий повышения квалификации наиболее перспективные и мотивированные сотрудники (имеющие подходящие морально-деловые качества) могут быть назначены руководителями компьютерного Интернет-зала при «своей» библиотеке.Несомненно, что компьютерный Интернет-зал как библиотечная структура будет в дальнейшем развиваться, потому, что это движение библиотекарей навстречу читателям соответствует духу времени, духу научно-технического прогресса.

Интернет-зал как выставочно-презентационная площадка Сеть книжных магазинов «Буквоед» широко развитая в Петербурге и Москве создала при своих магазинах специальные презентационные площадки, куда приглашаются не только авторы книг (и я имел удовольствие выступать с трилогией издательства БХВ-Петербург «Бывший горожанин в деревне»), музыканты, творческие личности, но и ведущие тренинг-семинаров, курсов, образовательных модулей и даже миниконференций. Все это способствует приобщению людей к чтению. Для библиотеки это не новость: почти каждая библиотека любого уровня организует у себя творческие встречи, литературные гостиные и клубы по интересам. На селе (на примере МЦБС Верховажья, Вологодской) частые гости библиотек – местные авторы, пишущие о красоте родного края, священники, областные поэты и писатели. В городе (на примере филиала центральной библиотеки им. В. Г. Белинского, Калининский район, Санкт-Петербург) на «библиотечные встречи» регулярно приглашаются детские писатели, литературоведы, критики, музыканты и другие представители творческих профессий.Тем не менее, такие встречи обычно происходят в читальном зале. Выделение отдельного помещения под компьютерный Интернет-зал позволит проводить встречи с интересными людьми – наиболее эффективно – там.

В этом полезном и перспективном деле имеются проблемы: необходимость отдельного медиа-зала (аудио– и видеопрограммы, работу в сети Интернет и использование различных редакторов), поскольку работа с разными типами носителей требует определенного набора технических возможностей; для успешного ведения такой работы с читателями библиотечные кадры должны быть соответствующим образом подготовлены. И эта подготовка включает в себя не только знание технических особенностей предоставления пользователям компьютерных услуг, но и психолого-педагогические навыки (компетенции) работы с пользователями. В свое время этому обучали на Библиотечно-информационном факультете ГУКИ (Университет культуры и искусств, Санкт-Петербург), который закончил и ваш покорный слуга. Тем не менее, обучали по-старинке, инертно. Есть куда стремиться и в другом направлении библиотечной деятельности – администрировании: современное штатное расписание превышает возможности зала и его сотрудников. Тем не менее, совершенно очевидно, что в компьютерном зале библиотеки должны работать (без совмещения обязанностей) ответственные и специально подготовленные библиотекари. Сегодня на профильные вузы легла задача по подготовке библиотекарей-психологов-преподавателей именно в этом ключе. Современный библиотекарь должен идти в ногу со временем, а для этого иметь в своем багаже соответствующий набор навыков и умений, чтобы читатель (пользователь) захотел прийти за услугами, представляемыми библиотекой снова. Для этого мы и работаем. 2.5.3. Традиции в библиотеке: новый импульсОдна из хороших традиций, действующая уже много лет в Библиотеке им. Белинского (ЦБС Калининского района Санкт-Петербурга) в начале года приглашать в гости своих лучших читателей, чтобы сказать им слова благодарности за любовь к книге. Эта традиция, богатая давней историей, и сегодня приносит пользу, что, несомненно, можно «взять на вооружение» библиотекарям в своей работе.

Все, кто пользуется услугами библиотеки знают, насколько многообразна ее деятельность. Ведь библиотека – по определению – предоставляет в распоряжение читателей огромное книжное богатство, ее работники внимательно и терпеливо помогают в нем разобраться, найти то, что требует душа, учеба или работа. И уходят люди с нужной книгой или информацией, с ответным теплом в сердце, с желанием возвращаться снова. Кропотливая работа персонала библиотеки (библиотекарей, библиографов) с книгой и читателями направлена на формирование правовой культуры, гражданственности и патриотизма, на пробуждение читательского интереса к истории и краеведению. Работники библиотеки приобщают читателя к традициям народной культуры, используя новые формы культурно-досуговой деятельности, занимаются возрождением духовной культуры, активно внедряют в своей работе современные информационные технологии; по всем разделам регулярно (несколько раз в год, согласно плана) проводятся массовые мероприятия, встречи, как в самой библиотеке, так и в различных учреждениях, включая школы района. Оформляются интереснейшие книжные выставки, фотовыставки, тематические папки, выставки картин и репродукций, литературно-музыкальные композиции, встречи, тематические обзоры литературы, часы информации и краеведения, вечера-встречи, презентации книг. Для удобства пользования книжным фондом постоянно обновляются и пополняются различные каталоги и картотеки, тематические подборки, папки-накопители, альбомы, библиографические указатели. Сделанные с любовью выставки и презентации настолько притягивают взгляд, что невольно поражаешься – сколько терпения, мудрости и такта нужно для создания красоты! Сегодня в любой библиотеке у читателей есть возможность пользоваться Интернетом, электронной почтой, информационными ресурсами городской и областной библиотеки. В библиотеке можно вести клубы по интересам, к примеру, «Встреча», «Ориентир», «Абитуриент» и «Твоя родословная» (по опыту ЦБС Калининского района Санкт-Петербурга). Оценкой работы библиотеки служат и такие показатели как количество читателей, посещений и книговыдач. Еще одна интересная традиция, которой рекомендовал бы воспользоваться – проведение конкурсов среди наиболее активных читателей с номинациями «Суперчитатель» и «Литературный гурман» (и подобные конкурсы). Разумеется, очень важно приготовить и небольшие (а лучше большие) призы победителям, подводить итоги каждые полгода-год. Как показывает опытная практика, такие конкурсы среди читателей, и особенно среди детского контингента, очень популярны, вызывают живейший интерес к чтению и косвенно… к библиотеке. Конкурсы можно создать буквально за один присест: «на лучший отзыв о прочитанной книге», «на лучший сценарный материал о жизни и творчестве знаменитого земляка» и другие. Не будем забывать психологию наших читателей, с учетом духа здорового соревнования, побуждающего (во всех стезях) прогрессивную деятельность и активность, и вспомним время императора Франции Наполеона I. Когда императорский архитектор (по нашему – дизайнер) предложил ему новый проект ордена за воинские заслуги, то неосторожно заметил, что это всего лишь игрушки. Наполеон ответил: «игрушки управляют людьми», и был, несомненно, прав. Конкурсы и призы – важная, а подчас и основная система управлением интересом современного читателя. О, – скажут мне старые, умудренные опытом библиотечные кадры, – эко куда хватили, Андрей Петрович. А как же книга, искренняя любовь к ней, перерастающая в потребность читать в любые времена, которую никак не спрячешь, и многолетние традиции чтения? Отвечу: коллеги, одно другому не мешает. Просто современный читатель, потому и современный, что… другой: ибо все течет и все меняется (Paula rhei – буквально: «все движется»; первоисточник – слова древнегреческого философа Гераклита из Эфеса). Сегодня в материалистичный век уже недостаточно просто зазывать лозунгами и словами. Однако, подобные традиции не ограничиваются «раздачей слонов» и подарков. В сельских библиотеках, где я частый гость, читателя награждают званием «Супердаритель» за большую подборку подаренных библиотеке книг. Это также стимулирует приток новых читателей и активность старых друзей библиотеки. Применять или «отставить» до лучших времен (а, значит, навсегда) приведенные традиции – директора библиотек, разумеется, решат самостоятельно. Скажу лишь, что все эти несложные приемы, не изобретенные мною сегодня, если их применять не разово, а систематически, реально работают на пользу библиотечному делу. Популяризируется чтение, вовлекаются новые, подчас азартные – в хорошем смысле слова – люди; на выходе – результат – больше читают. Чтение в свою очередь, не только обогащает внутренний мир, но, по утверждению специалистов и ученых-психологов чтения, успешнее всего снимает стрессы. А это ох как актуально в современной жизни.Нельзя забывать и том, чтобы на встрече с читателями по-хорошему рекламировать (ставить в пример) своих коллег, влюбленных в библиотечное дело, отдавших выбранной раз и навсегда профессии многие годы. Такие сотрудники есть в каждой библиотеке. И внимание к ним – это не только дань уважения за профессиональный труд, но и пример для молодежи, еще один шаг к популяризации чтения.

2.5.4. Межличностное взаимодействие персонала библиотеки.

Гармоничное сочетание традиционного и современного сродни образу старой хорошо организованной библиотеки, где на строго отведенных местах и манускрипт и издания с последними достижениями науки.

Сегодня библиотекарем быть непросто. Необходимо постоянно познавать новое, соответствовать возрастающим запросам и представлениям своих.

Читателей. Читатели – это продвинутая молодежь, которая и сама хочет обладать всем самым современным, и к библиотеке, в частности, предъявляет те же требования. Как правило, читателя не волнуют ни наши возможности, ни методы, которыми мы достигаем цели; главное – результат и услуги, которыми в XXI веке библиотека может быть полезна конкретному пользователю.

Примерно такие же требования читатели предъявляют к самому библиотекарю. Мы не можем попросить их подождать еще пять-десять лет, мы должны сегодня и сейчас не только соответствовать их представлениям, но и работать на опережение; в этом залог общего успеха.

Уровень изменения знаний и возможностей сотрудников В последнюю декаду лет произошла прогрессивная технизация библиотечной работы. В арсенале библиотеки появились компьютер, принтер, сканер, ксерокс, аудио-видеотехника. Библиотекарь должен уметь работать с ними столь же квалифицированно, как и с книгой. Компакт-диски, DVD-диски встают на полку рядом с печатными изданиями, являются полноценными источниками информациями, обладают, по сути, теми же правами, что и издания на бумажных носителях. Библиотекари с большим опытом работы, кадры «старой школы» не могут поставить «в один ряд» милые их сердцу книги и электронные средства информации, воспринимают последние как разные виды источников информации и, соответственно, не используют активно их в профессиональной деятельности и в обслуживании читателей. Как это ни печально, молодежь ходит в такую библиотеку неохотно, по необходимости. Для разрешения данной проблемы стоит начать с тренинг-занятий с библиотекарями, постепенно изучая способы работы с компакт-дисками, и начать можно с энциклопедий (к примеру, Брокгауз и Эфрон), существующей также и в печатном виде. При сравнении двух вариантов (печатного и электронного) оказывается, что в текстовой части обоих ресурсов различий нет, а возможности эффективного поиска, работы с блоками текста, перекрестные ссылки в тексте статей – это привилегия именно электронной версии, записанной на CD. Достигнув этой промежуточной цели, разумно пойти еще дальше – вполне последовательным путем: найти в глобальной сети Интернет ссылки на материалы и сайты той же энциклопедии и в формате тренинга показать, что информация в открытом доступе может быть получена библиотекарем (по запросу читателя) еще быстрее – с помощью всего нескольких «кликов», что займет меньше минуты времени. Вывод из этого примера очевиден: Интернет позволяет динамично получать необходимую информацию, связываться с людьми, помогавшими библиотекарям в составлении каталогов. На сегодняшний день Интернет – как глобальная база информации незаменим. Сегодня уже многие понимают эту простую истину, тем не менее «на местах» пользуются «новинкой» неохотно, системного фактора, особенно на селе, где в библиотечном обслуживании имеется своя специфика, еще нет. Вот таким образом мы придем к ситуации, когда повсеместно библиографы будут активно пользоваться возможностями сети Интернет. В процессе освоения современных технологий персоналом библиотеки, руководителю очень важно вовремя преодолевать неизбежный момент инертности и ощущения достаточности уже освоенного, который возникает у большинства сотрудников. Вот что я наблюдаю сплошь и рядом: библиотекари с большим опытом работы при освоении нового пытаются отобрать для себя тот узкий круг шаблонных знаний и умений, которые, по их мнению, позволят им вполне успешно работать в дальнейшем и не осваивать новые операции. Чтобы изменить этот «анахронизм эпохи» в части организации библиотечного дела очень важно находить стимулы к освоению нововведений, ставить перед сотрудником такие задачи, при выполнении которых лично он придет к мысли о недостаточности знаний о той или иной программе, оборудовании, технологии. После того, как в нашу библиотеку поступило новое проекционное оборудование, произошло освоения презентационной программы Power Point. предоставляющей большие возможностей для создания выходных форм (списков), отражающих информацию о найденной литературе.Необходимость корректирования данных списков в текстовом редакторе Microsoft Word вызвала потребность в более глубоком освоении этой программы. Создание локальной сети библиотеки, разделенной на рабочие зоны, взаимообмен данными через доступ к папкам компьютеров коллег, – все это стимулирует сотрудников заинтересованно относиться к совершенствованию навыков работы с папками и файлами в среде Windows, своеобразных компетенций, как сегодня принято говорить.

Дайте дорогу молодым В стенах библиотек встретились специалисты библиографы и технические специалисты по информационным технологиям. Им трудно найти общий язык: разный стиль мышления, подготовки, подход к одному и тому же предмету, и даже различия в возрасте – все эти факторы имеют огромное значение. Искусство руководителя найти точки соприкосновения одних с другими, потому что в современных развивающихся библиотеках и те, и другие специалисты должны эффективно взаимодействовать. Важно гармонизировать и отношения между поколениями самих библиотечных работников. Молодые специалисты быстрее и охотнее осваивают новое, инициативно стремятся узнавать каждую инновацию подробнее и в деталях. Такие попытки нужно всемерно приветствовать. Сотрудники с опытом работы не так стремительны, и даже не столько в умении освоить новое (это им по плечу), сколько в желании отказаться от старого. Директор обязан следить и предвосхищать неизбежные межвозрастные конфликты, создавать для молодых специалистов такие ситуации, когда они будут вынуждены обратиться за помощью к опытным коллегам и оценить важность и актуальность их знаний. Лидер сегодняшней библиотеки – это творческая личность, способная самостоятельно ставить и вместе с коллективом решать задачи модернизации. Директор библиотеки должен уметь вовремя распознать и поддержать нестандартные идеи подчиненных, а также создать в коллективе благоприятный инновационный климат. Управление библиотекой сегодня становится глубоко творческим процессом. Направленность на освоение прогрессивных форм и методов работы выявляет кадровые проблемы, снижающие результативность прилагаемых коллективом библиотекарем профессиональных усилий. К таким проблемам можно отнести недостаточный уровень квалификации работников, низкий уровень мотивации рядовых сотрудников, недостаточный уровень доверия персонала руководству и прочее. Сложившаяся ситуация не нова, хотя и не перестает быть неприемлемой. Сложности в кадровой работе прямо связаны с нестабильным финансированием и небольшим уровнем оплаты труда библиотекаря. В большинстве известных мне библиотек (не менее пяти десятков по всей России, с которыми я так или иначе связан) директора ведут очень интересную и, на мой взгляд, сомнительную кадровую политику. Библиотекари у них замещают несколько штатных должностей и работают на несколько ставок». Все это, конечно, сделано не от хорошей жизни. Тем не менее, сложившаяся ситуация ведет к еще большему осложнению; библиотекари получают за свой труд чуть больше (именно – чуть, меряя моими мерками), но из-за невозможности своевременно и качественно исполнять должность по «утроенной» нагрузке страдает все библиотечное дело в целом. Вторая проблема, позволения сказать вытекающая из первой в том, что кадры старой школы, заняв, таким образом, несколько должностей в небольшой библиотеке (особенно актуально на селе, где работу по гуманитарной специальности найти не просто) «не пускают» в дело новые, недавно обученные и не менее профессиональные кадры. Директор в такой библиотеке также «дрожит» за место, дотягивая к пенсии (или на пенсии – как можно дольше) как и рядовые сотрудники на абонементе, поэтому существует необъявленный и негласный сговор в пределах одного учреждения или даже района. И даже если эти проблемы замечены и руководство понимает, что не получает должной отдачи от персонала, тем не менее оно не готово к поиску и устранению причин этого явления. В результате страдает само библиотечное дело, кадры старой формации не желают (в большинстве своем) обучаться новому, библиотека морально «стареет» и становиться еще меньше привлекательной для молодежи, ориентированной как раз на новации. Такая ситуация складывается часто в силу сложившейся у директоров библиотек системы приоритетов, когда кадровые проблемы отходят на второй план, считаясь менее важными, чем проблемы, относящиеся к системе управления в целом, к финансовой или производственной сфере. Чтобы обеспечить стабильную работу библиотеки, необходимо располагать молодым персоналом, способным творчески подходить к работе, стремиться к нововведениям, добиваться оптимального конечного результата. Мне не раз приходилось слышать банальное: «если не мы, то никто и не будет работать» (понимай – не придет, и вся библиотечная система рухнет). Еще слышал, что молодые кадры не профессиональны, дескать, их «не тому учат в вузах». Неправда. Желающих работать в библиотеке, в том числе и на селе – предостаточно. «Новые» люди обладают совсем не меньшим творческим и профессиональным потенциалом, чем их «старшие товарищи», к тому же первые ориентированы на новые информационные технологии и в конечном итоге лучше понимают молодого читателя – за которым, собственно, будущее процветание этой самой библиотеки. А отговорка – вечный спутник тех, кто ищет причин «теплого застоя». Не допуская к работе в библиотеке молодежь, мы никогда не получим новое поколение профессионалов, ибо нельзя обучить компетенциям (навыкам работы) дистанционно; так можно дать только теорию. Директора говорят, что «в связи с недостатком квалифицированных библиотечных кадров (нежелание выпускников соответствующих факультетов работать по специальности, отток кадров в книготорговые организации) – из-за невысокой заработной платы, библиотекам необходимо вырабатывать свою систему приоритетов». Согласен и с этим (сие оборотная сторона одной проблемы), но, дорогие мои, кто же, как не вы вольны изменить в библиотеке эти самые приоритеты. Или, если не можете, уходите: дайте дорогу молодым и энергичным в части приложения идей (а сами можете консультировать, делиться опытом, что тоже ценно). Интересно и одновременно ужасно, что для многих руководителей библиотек кадровый консалтинг служит возможностью поиска внутренних резервов, для других – возможность переложить часть проблем на чужие плечи, разделить ответственность. Консалтинг персонала должен быть направлен на обеспечение сближения целей библиотеки и ее работников, связанных с профессиональной деятельностью. Кроме того, его всегда (по желанию сторон) можно представить в форме повышения квалификации, деловых игр, «круглого стола», семинара-тренинга, сбора информации с помощью опросов, анкет или тестов. Последующий анализ позволяет выделить наболевшие проблемы в этой области и варианты решения. Консультирование замечательно еще и тем, что предполагает обмен мыслями и опытом, а это всегда полезно при выработке модели поведения. В части прерогатив дальнейшей работы персонала библиотеки включая директоров – на первом месте – профессиональные навыки и умения, на втором – инициатива и творческое отношение, затем объем и качество выполнения работы, оперативность ее выполнения, надежность.Как всегда дело осталось за малостью – за желанием директоров к разумным переменам, за отказом от политики застоя и стагнации, и созданием условий (финансированием) – для реализации задач в части использования инновационных форм деятельности остальным персоналом библиотеки.

2.6. Гуманистические воспитательные технологии в логике работы библиотеки и приобщения к чтению наших детей.

Лучшим орудием воспитания является личность педагога, его пример, способный вызвать подражание.

В. Н. Сорока-Росинский.

Стремительно изменяется мир. Еще совсем недавно (несколько лет назад) почти повсеместно наблюдался коллапс в части современной методической литературы по воспитанию детей, психологических советов, образовательных приемов и методик, обмена родительским опытом. Библиотеки оказались на обочине широкого «нанотехнологичного» потока, устремленного в светлое будущее.

Сегодня – другое дело. Недавно свою позицию высказала Ирина Ивановна Тихомирова статьей «Гуманистический вектор развития российских библиотек». Уже можно с уверенностью сказать, что в Петербурге, усилиями нескольких экспертов с ученой степенью в полной мере сформировалась гуманистическая школа библиотековедения новой волны. От этого явления уже никто не сможет отмахнуться. Вольно или невольно, но методом проб и ошибок (как это часто бывало в России в иные времена) мы научились вырабатывать и отстаивать позицию противостояния установкам на безоглядную информатизацию библиотек, как магистральное направление их развития. Слоган: «библиотека – гуманистический символ нации» оправдывает себя. Эту необыкновенно светлую идею активно поддерживают библиотекари.

Часть коллектива Российской Государственной детской библиотеки инициировал открытое письмо министру культуры г-ну Авдееву о разрушении их библиотеки, а с ней вместе и всех детских (и не только) библиотек в стране; масштабы действий поистине впечатляют, и создается ощущение, что деструктивное управление осуществляется из единого центра.

Открытое письмо спровоцировало много интересных откликов. Скромные тихие библиотекари зашумели.

У той и другой сторон есть заслуживающие внимание аргументы, но главное, на мой взгляд, происходит разделение по формальному признаку: на гуманитариев и на «технологов». Чем то это напоминает «физиков» и «лириков», которые, впрочем, могли вполне эффективно взаимодействовать на пользу делу. А дело наше – не будем забывать – это ребенок.

Личность ребенка может являться как объектом, так и субъектом воспитательной технологии. Эмоции и сознание личности, которая является психической и духовной сущностью человека, проявляющейся ситуативно в различных качествах, вот почему – к слову – я не сторонник – «оцифровывания» и «отестирования» на каждом шагу.

2.6.1. Совместная деятельность библиотек и школ: смена парадигмы?

Внедрением в стране новых образовательных стандартов начался XXI век; ситуация и сегодня характеризуется усложнением задач как образовательных учреждений, так и библиотек. Поле совместной деятельности библиотек и школ очень широко, и не сводится «токмо лишь» к созданию насыщенной информационно-образовательной среды и условий для ее использования учащимися. Модернизация образования, даже ориентированная (мода такая) на интеграцию образовательных пространств учреждений различных ведомств, требует особенно четкого и продуманного управления; здесь нельзя ошибиться, ибо ошибки будут иметь слишком дорогую цену, а исправляться – поколениями.

Сегодня уже все, кому не лень ругают реформы отечественного образования. Активно обсуждается стратегия взаимодействия библиотек и учреждений образования в условиях новых федеральных образовательных стандартов. Гуманитарии считают, что противостояние небесспорным образовательным стандартам может взять на себя (и берет) библиотека. Если библиотеки окончательно перейдут на коммерческую основу (что уже происходит), то они окончательно перестанут быть нужными детям. Что касается личностного интереса детей к чтению, то боюсь, что от подобных нововведений сей интерес не улучшается, а скорее наоборот: читали о ведьмах, и будут до конца жизни читать о них – из под палки.

Чтобы этого не происходило, требуются не столько новые технологии и «горе технологи» (которых уже девать некуда), сколько реализация уже известных, с опорой на мотивацию ребенка, его личностный интерес. К слову, опора на материальное (или иное) вознаграждение за прочитанную книжку не является технологией; это всего лишь небесспорный прием, который в долгосрочной перспективе приведет наше общество к деградации, соревнованию (за так лелеемую «технологами» успешность) и… войнам.

В противовес этому, воспитание терпимости к различным точкам зрения, цвету кожи и вкусовым характеристикам – в части выбора тематики чтения, сферы информации наилучшим образом возможно на примере качественной художественной литературы; именно она… все еще воспитывает, врачует (пользует), умиротворяет наши души.

Разберем особенности двух эффективных воспитательных технологий, и поговорим о том, как их лучше всего применять в контексте приобщения ребенка к чтению.

2.6.2. Технология раннего и интенсивного обучения грамоте.

Частно-предметная педагогическая технология раннего и интенсивного обучения грамоте (Н.А. Зайцев) выстраивает учебный процесс на основах естественного сообразного развития ребенка, через отношение и деятельность, всесторонне активизируя познавательную мощь детского мозга. Н.А.Зайцев утверждает, что «абстрактно-логическая неразвитость мозга ребенка компенсируется невиданной мощью восприятия импульсов, идущих от тактильности, зрения, слуха, обоняния, интуиции. Эта техника имеет очевидные преимущества – способствует активному усвоению знаний, вовлекает в предметную работу учеников с любыми уровнями подготовки. При этом внешний рисунок поведения учащихся одинаков, что также способствует гуманизации обучения».

Приведенный пример – это– педагогика сотрудничества, которая лучше реализуется в личностном общении, либо в системе малых групп – «дифференциация + «репетитор». Для классно-урочной школьной системы она малопригодна, зато в формате детской библиотеки или семейного чтения – милое дело.

2.6.3. Личностно-ориентированное развивающее обучение (И.С. Якиманская).

Прагматическая система Якиманской предполагает индивидуальность личности, проявляющуюся в избирательности к познанию мира (содержанию, виду и форме его представления), устойчивости этой избирательности, способах проработки учебного материала, эмоционально-личностном отношении к объектам познания (материальным и идеальным). Для каждого ребенка составляется образовательная программа, которая в отличие от учебной носит индивидуальный характер, основывается на знании особенностей ученика как личности со всеми только ей присущими характеристиками. Программа должна быть гибко приспособлена к возможностям ученика, динамике его развития под влиянием обучения.

Система также ориентирована на малые группы, семейное чтение и библиотеку.

Глубже познакомиться с описанными технологиями можно в книге Селевко Г.К. Современные образовательные технологии: Учебное пособие. – М.: Народное образование, 1998. – 256 с. А вот еще одна, проверенная на практике, технология.

2.6.4. Игра: чему никто не может научить.

Игра – это единственная центральная деятельность ребенка, имеющая место во все времена и у всех народов. Детей не нужно учить играть; и не нужно заставлять их играть. Дети играют спонтанно, охотно, с удовольствием, не преследуя никаких определенных целей. Чтобы легче было принять детскую игру, некоторые взрослые пытаются найти в ней особый смысл, назвав ее работой.

Стремясь ускорить процесс превращения ребенка во взрослого, многие взрослые не выносят, когда «ребенок теряет время на игру», с высоты собственных лет им это кажется пустым времяпрепровождением. Им кажется, что ребенок должен упорно учиться, работать, чтобы достичь какой-то цели (быть усидчивым, не отвлекаться), которая ему, взрослому, кажется достойной. На мой взгляд, это неправильный подход. Детство ценно своим внутренним смыслом и не является этапом подготовки к взрослости, поэтому игра имеет свою внутреннюю ценность, и важна независимо от того, к каким последствиям она может привести.

Все хорошо, и все важно вовремя. Игра не зависит от поощрений извне и приводит внешний мир в соответствие с имеющимися у ребенка представлениями, как, к примеру, в том случае, когда ребенок пользуется ложкой как машинкой, детство имеет свой внутренний смысл. Приведу еще один жизненный пример. Совершенно нормально, когда ребенок в возрасте 10–11 лет ездит по квартире с ситом в руках (вместо руля) и, поглядывая наверх, копируя дядю-водителя, контролирующего троллеи, «жужжит», рычит, имитирует собою движение троллейбуса. Гораздо хуже, если ребенок лишен этого естественного в данном возрасте элемента самоутверждения; значит, зреет проблема. Да, ребенок подсознательно понимает, что он «в игре», но ведь и играет он в таком возрасте во «взрослые» игры; имитация «вождения троллейбуса» по квартире красноречиво свидетельствует о своевременном развитии маленькой личности, ее мечтах и чаяниях, стремлениях и задумках.

Его никто не может научить водить троллейбус и машину. Но он сам подсознательно занимается исследованиями и ориентируется в реальном мире, пространстве и времени, технике, вещах, животных, структурах, людях.

Дети более непосредственно выражают себя в спонтанной, инициированной ими самими игре, чем в словах, поскольку в игре они чувствуют себя более удобно. Для детей «отыграть» свой опыт и чувства – наиболее естественная динамическая и оздоровляющая деятельность, которой они могут заняться. Только они не отдают себе отчета в том, что отыгрывают. Каждый из нас, надеюсь, сможет припомнить запомнившиеся истории и детские мечты. К примеру, я в возрасте 4-15 лет (довольно долго и последовательно) мечтал, когда вырасту, работать машинистом тепловоза (локомотива), причем обязательно на пассажирских (не грузовых) перевозках и обязательно – с разными по географическим точкам – маршрутами. Кто знаком с реальной работой машиниста пассажирского поезда, тот знает, что поездные бригады следуют по одному маршруту и даже по одной дистанции пути (затем на узловой станции локомотив отцепляют и далее следует уже другой машинист). Ребенок этого всего не знает. Но отсутствие реальных знаний не мешает ему играть; это тоже метод самовыражения, доступный лишь ему и его сверстникам.

Дети общаются посредством игры. По исследованиям Пиаже известно, что дети не способны к полноценному абстрактному мышлению и рассуждению примерно до 11 лет. «Слова состоят из символов, а символы – это абстракции». Мир ребенка – это мир конкретных вещей, и так к нему и следует подходить, если мы хотим установить контакт с ребенком. Многое из того, о чем мы можем рассказать словами, носит абстрактную природу. Игра является для ребенка тем же, чем речь является для взрослого. Большинство развитых детей, случается, сталкивается с проблемами, которые кажутся неразрешимыми. Но, проигрывая их так, как ему хочется, ребенок может научиться самостоятельно справляться с ними.

Детская реакция на внешние процессы может быть глубоко в бессознательной. Взрослые беспокоятся, поскольку не знают, какой цели служит очередная игра, и чем закончится. Когда нет непосредственной опасности, лучше всего отнестись к игре ребенка с одобрением и не вмешиваться, поскольку он полностью поглощен ею. Попытки помочь ему в усилиях, хотя и делаются с добрыми намерениями, могут помешать его поиску нужных решений, которые будут для него наиболее удобны.

В структуру игры как деятельности органично входит планирование, реализация цели, а также анализ результатов, в которых личность полностью реализует себя как субъект. Мотивация игровой деятельности обеспечивается ее добровольностью, возможностями выбора и элементами соревнования, удовлетворения потребности в самоутверждении, самореализации. Это ее очевидные преимущества: игра – как метод обучения.

Учитель задает вопрос, предлагает продумать ответ, сказать учителю и после свое мнение предложить всему классу для обсуждения. К примеру, на основе вопросов-загадок, заданных таким образом, чтобы вызвать размышления ребенка, активизацию ассоциативного ряда в его сознании, анализ, сравнение осуществляется так нужный для развития гармоничной личности мозговой процесс размышлений и запоминаний в памяти. Ответ на вопрос учителя и проговаривание своей версии вслух, перед классом, усиливает эффект, развивает навыки уверенности в себе, декламации, начал ораторского искусства.

2.7. Простые решения: приемы для привлечения детей и мероприятия в библиотеке.

Далее рассмотрим проверенные авторским опытом и полезные приемы, которые может организовать любой библиотекарь – было бы на то желание «благо и непринужденно».

2.7.1. Переплетная мастерская».

Библиотекарь не лишен возможности организовать мастер-класс «переплетная мастерская» прямо в читальном зале. Дети, пришедшие со своими родителями смогут окунуться в атмосфер изготовления книги ручным способом и самостоятельно «вылечить» наиболее потрепанные книжные экземпляры, познакомятся с инструментарием современного переплетчика. Можно организовать работу и так, чтобы посетители занятия под руководством ведущего – библиотекаря изготовили, оформили и забрали с собой небольшую брошюру (блокнот), сделанную своими руками. На первой обложке или титуле должна «красоваться» родная библиотека; как показывает практика – это становится хорошей памятью и традицией на годы.

2.7.2. Составьте аннотацию.

Занятие очень полезное не только для младших школьников, но и для детей (и их родителей) более младшего возраста. Конкурс организуется библиотечными работниками в течении месяца. Для этого в формате наглядных иллюстраций публикуются и вывешиваются правила для участников: в конкурсе уместно участвовать семьями, нужно (с применением сложных предложений) уметь написать о чем прочитанная книга, что в ней понравилось, что не понравилось, почему и кому вы рекомендуете для прочтения. Три выбранных в библиотеке книги выдаются на дом – на 1 месяц. По окончании этого срока в специально оговоренное время читатели встречаются в библиотеке, сдают книги, и представляют (каждый по-своему) написанную аннотацию на 5–8 предложений. Самая лучшая аннотация выигрывает приз.

Особенность этого приема – соревнование, способствующее развитию и движению вперед, раскрытию лучших своих качеств, мотивированное стремлением к успеху.

2.7.3. Образы и события – с книжных страниц.

Эффект визуализации, или то, что можно потрогать, не стоит недооценивать. Так для детей 3–5 лет можно на пару часов организовать небольшую выставку, очутившись на которой маленькие читатели попадут в мир образов и событий, созданных талантом известных детских писателей. Если взять за пример всем известного К.И. Чуковского, то необходимо подготовить «оживших» героев «Мухи-цокотухи». «Чуда-дерева», «Путаницы-нутаницы» в виде объемных объектов-иллюстраций. Здесь же можно исследовать потерянный великаном башмак, посадить на грядку туфельку, выследить злодея-паука, пройти по скрюченной дорожке, порисовать в «Мурочкиной тетради», послушать громкие звуки, издаваемые «бежавшей от Федоры посуды», и конечно же, сделать многое другое. Запас приемов ограничивается только фантазией ведущего библиотекаря. На мероприятие приглашаются и родители. Всем вместе рекомендую выделить 40 минут на то, чтобы почитать новые детские книжки.

2.7.4. Школа занимательной науки в библиотеке.

Мероприятие с предварительном анонсом и рекламой (на стендах библиотеки в местных СМИ и иначе) предполагает конкурсное обсуждение прочитанных книг.

Участники дискуссии сначала выражают (по очереди) свое мнение об истинности или ложности расхожих убеждений, а затем проверяют их с помощью «фолиантов», книг признанных философов и историков.

2.7.5. Что мы знаем о рыцарских турнирах?

Мероприятие из разряда «круглый стол» или «обсуждение в библиотеке». Участники дискуссии за круглым столом делятся знаниями по проченным книгам: как изготавливали доспехи в рыцарские времена, что должен был знать и уметь подмастерье, чтобы стать настоящим оружейником, какова цена доспеха и можно ли заниматься их изготовлением в наши дни.

2.7.6. Музей в библиотеке.

По сути, этим уже занимаются как библиотекари, так и музейные работники – каждый по своему. Это слово– определение известно и нам, и не таит в себе никакого секрета: выставка.

Ее можно делать практически на любую тему – от вышивки крестиком и картин, написанных акварелью, бумажной аппликации, до оригами или пластилиновой лепки. Но я рекомендую не повторять чьи-то разработки, а находить свои, свежие решения, а затем и совершенствовать их. Уверен, что в каждой библиотеке все же есть своя «харизматическая личность», которая наиболее креативно и удачно «генерирует» идеи именно на местом материале. Для примера же скажу, что можно организовать в библиотеке, чтобы отличаться от коллег: «Музей Республика Кошки», «Одежда для Нюха», «Подземные обитатели под микроскопом» (понадобится микроскоп) и тому подобные необычные разработки. Детям это нравится. Впрочем, вскоре после начала подобной не совсем библиотечной практики вы почувствуете, что сами ребята генерирует необычные идеи, и, естественным образом начнете учиться уже у них. В этом безусловная прелесть взаимного общения.

2.7.7. Библиотечный «театр».

Хорошо проходит игровая программа для детей 6–9 лет «Театр, который построил ты». По рассказам детского библиотекаря – ведущего мероприятия – ребята знакомятся с традициями домашнего театра теней, получают навыки изготовления такого театра и совместно с библиотекарем готовят спектакль-сюрприз своим родителям. Библиотекарь рассказывает о книжках, описаниях театра, его обязательных элементах, показывает мультфильм о театре, рекомендует литературу для чтения.

Мероприятие предполагает несколько занятий, и заканчивается «выпускным спектаклем, продолжительностью 20–30 минут.

2.7.8. Сливки прогресса или экскурс в историю связи.

Это особо современное занятие с детьми можно и нужно доверить наиболее молодым и способным библиотекарям, умеющим и, что немаловажно, любящим работать с детьми.

Дети охотно придут на мероприятие с броским названием «SMS XIX века». Ребята узнают, когда и как в стране появился телеграф, сколько стоила телеграмма. В иллюстрированных книгах (подобранных заранее) дети увидят подлинные телеграфные аппараты, и служащих в присущих им исторических костюмах. Далее нужно рассказать– когда и как появился сотовый телефон (почему он именно «сотовый», а не «мобильный»), и как он выглядел.

Можете использовать и авторскую литературу (см. книги А. П. Кашкарова) по этому поводу:

Не забудьте подготовиться к каждому занятию: халтура не пройдет, дети интуитивно «разбирают вас по косточкам»; подбирайте нужные книги и основывайтесь на проверенных источниках. Главное во всех приведенных выше занятиях – знать предмет и увлечь своим примером детей. Если у вас получиться – новые читатели обеспечены, а главное вы поймете, что раскрыли библиотеку шире, осветили еще одну ее грань, заронили детский интерес в их души, нашли искренних приверженцев книги. Приобщение ребенка к книге можно использовать в качестве замещения родительского внимания, что очень актуально сегодня – в век занятости и информативности. К примеру, данное свойство человеческой психики помогает там, где требуется подготовить ребенка к расставанию. Читайте с ним как можно больше; можно сесть рядышком и нарисовать вместе с ним героев рассказа. Попросите своего ребенка изобразить себя самого, как он видит себя героем прочитанной книги, кого встретит на ее страницах, с кем познакомиться, каких животных увидит. Пусть рисует и машины и коров: такие рисунки, на наш взгляд, прекрасная терапевтическая методика. Уезжающему малышу вручите любимую книжку, которую особенно любит ребенок (главный герой которой для него особенно значим). Придумайте вместе с сыном или дочкой новую историю про этого героя – как он отправляется в поездку, какие приключения его там ждут, как он знакомится, играет, весело проводит время. Так ребенок сможет в лицах проиграть новую для себя ситуацию. Но самого малыша делать главным героем сказки не стоит: крохе полезно абстрагироваться от личных переживаний, перенести свои эмоции на любимого героя, с которого он хочет и может брать пример, которого он по-своему любит и уважает. Бывает ситуация с точности до наоборот – когда ребенок остается, а уехать необходимо вам. Подойдет другой, не менее интересный способ – спрячьте несколько небольших подарков в потаенных местах квартиры (не забудьте оповестить об этом папу, бабушку или няню) и скажите, что в такой то книжке на такой-то странице есть подсказка о том, в каком месте хранится сюрприз. У нас в семье это срабатывает. Простые решения не всегда правильные, но есть ситуации, когда, как говорится «чем проще – тем лучше». В части проблем с чтением Россия в мировом сообществе не является лидером: во всем мире школьники мало читают, и как следствие имеют проблемы с грамотностью (изложение мыслей, письмо). Можно бесконечно критиковать систему образования, СМИ или «нанотехнологов», предлагающих «новые» информационные технологии и, в первую очередь, компьютерные игры; школьнику от этого не легче. Дело в том, что смотреть на экран монитора проще, чем самостоятельно анализировать информацию, полученную из книг. А что если призвать на помощь – в данной части – те же информационные технологии? Это уже делается; тем не менее, нельзя сказать, что делается систематически и последовательно, особенно у нас, в России, похвастаться последним в масштабах страны нельзя. К примеру, в Германии для популяризации чтения создали специальный сайт www.antolin.de; принцип его работы стар, как мир, и прост одновременно. В его основе мотивирование школьников посредством здорового соревнования в части чтения книг. Работает система так. В интерактивном режиме дети (всех школьных возрастов) отвечают на вопросы викторины по прочитанным книгам, и получают за это призовые очки. Банальное угадывание правильных ответов исключено тем, что за неверный ответ уже набранные очки теряются. В Германии на этом сайте регистрируются целыми классами и даже школами (регистрацию проводит педагог). Важно, что соревновательный дух викторины никто не навязывает; регистрация для школьников добровольна. Интерес в том, что при подведении годовых итогов (по окончании учебного года) читатели-школьники получают уже не очки, а вполне осязаемые призы. Возможно, подобных сайтов в формате виртуальных литературных викторин для школьников, действующих с совершенно «прозрачной» главной целью – вернуть им любовь к чтению – много. Так, в 2010/2011 году на отечественном сайте www.dnevnik.ru уже можно наблюдать группы (по интересам), члены которых обсуждали не только вопросы детского чтения, но и сами произведения. Как участник, исследователь феномена и даже организатор нескольких таких групп, могу заметить, что интерес к ним детей прямо обусловлен соревновательным началом. Там где он есть – количество зарегистрированных участников (заинтересованных педагогов, детей и их родителей) переваливало за сотни. Там, где «призов не предложено», желающих посещать группу – единицы. Не будем сейчас касаться вопросов ориентированности современного общества на доход (пусть даже и в такой форме) и удовольствия; это уже очевидно. В связи с этим хотел бы отметить два важных момента. Для мотивации школьников вовсе не обязательно создавать фонды или иметь в распоряжении круглые суммы на покупку призов. Участники читательских групп в «Дневнике» получали грамоты и сертификаты. Другое дело, как не формально провести мероприятия по выявлению и награждению победителей и школьников, проявивших в подобных литературных викторинах недюжинное усердие. Это надо сделать торжественно, пригласив детей и их родителей на «официальное» торжество; тогда соревнование будет у его участников считаться престижным и иметь успех. Второй момент, требующий внимания – в качестве самой литературы, которое, как известно, оставляет желать лучшего. Педагоги и даже родители сегодня руководствуются в основном личными предпочтениями по выбору литературы, оценивают только количество прочитанных ребенком книг, впрочем, надеясь, что со временем «высокая» литература в списке прочитанного догонит и перегонит легкое «чтиво». Мне представляется, что все вышесказанное можно более активно и систематически использовать не только в начальной школе, но и в библиотечной работе тоже, ибо библиотека не лишена возможности создавать подобные сайты. Скорее, пока в нашей сфере имеется явный недостаток харизматичных личностей, или сказать иначе – библиотека не заинтересована в их появлении и развитии. Вот это, я считаю, еще одна наша проблема; о ней мы поговорим на страницах журнала в следующих номерах.Тем не менее, детей надо «возвращать» к чтению и заново прививать им любовь к книгам, а заодно и к семейным ценностям, духовности, вере. И один из предложенных выше методов – для достижения поставленной цели вполне реален.

В результате широкой компании по борьбе с бульварной литературой уровень издаваемых книг значительно повысился. И уже есть публикации писателей и поэтов, которые считаются классикой «новой» русской литературы для детей (Михаил Яснов, Михаил Попов, Сергей Махотин, В. Чубара, Е. Мурашова, Т. Сапрыкина – «Дом на одной ноге», Нона Ермилова и ее сказочная повесть «Сильберт», Е. Ракитина и ее повесть «Похититель домофонов», О. Гарнат «Найди свою трою» и многие другие). Эти авторы продолжают смену парадигмы в детской литературе: в их рассказах главный герой – ребенок с его радостями и переживаниями показан полноправной личностью, достойной пристального внимания и уважения. Если удается максимально верно сфокусировать энергию книги, чтобы она заряжала школьников на достижение положительного результата, не только благодаря иллюстративным ноу-хау, но и рядом смысловых находок, школьник-читатель анализирует свое внутреннее состояние, мотивацию, и все это перерастает в личную силу, которая в результате дает развитие вербального интеллекта. Поэтому этих авторов будут читать и у них учиться.

«Занимайтесь в жизни только любимым делом, и тогда у вас в жизни не будет ни одного рабочего дня» – так сказал китайский мудрец Конфуций (более 500 лет назад). Самое любимое дело – это работа в собственной семье, воспитание ребенка, и радость от его успехов. Но и эту работу нужно делать с желанием, с понимание аспектов творчества и инноваций. Об этом мы подробно говорили книге. В приложения даны вспомогательные материалы для понимания методик организации детского чтения, анализа мирового опыта и помощи в формировании собственной родительской позиции – в части мудрого и эффективного воспитания детей не только методами тестирования и фрагментарных знаний, но с обязательным применением духовности, элементов сопереживания, что так глубоко и традиционно воспитывала в детях русская классическая литература.

Инструкция по введению рефлексии на удаленный сервер «Читательского дневника родителя».

Первоначальное обращение.

В левом нижнем углу экрана нажмите на кнопку "Пуск". В открывшемся меню выберите браузер. Кликните по нему мышкой. В открывшемся браузере в командной строке "Адрес" (рис 1) наберите адрес сайта http://do.rcokoit.ru/

Приобщение к чтению: инновации для родителя, инструментарий библиотекаря

Рис. 1.

Нажмите на клавиатуре клавишу "Enter". Загрузится сайт дистанционного обучения (рис 2). Приобщение к чтению: инновации для родителя, инструментарий библиотекаряРис. 2.

В правом верхнем углу сайта кликните мышкой по кнопке "Вход" (рис 2). В открывшейся форме в строки "Логин» и "Пароль" необходимо ввести ту информацию, которую Вы получили у куратора обучения (Андрея Петровича). В строке "Пароль": при вводе пароля вводимые буквы будут отображаться точками или звездочками (см рис 3). Приобщение к чтению: инновации для родителя, инструментарий библиотекаряРис. 3.

Эти действия необходимо будет повторять при каждом входе в систему, поэтому логин и пароль нужно запомнить. Если Вы забудете логин или пароль, то можете воспользоваться возможностью восстановления пароля, нажав на соответствующую кнопку.

Знакомство с интерфейсом Все курсы, расположенные на сайте, имеют одинаковую структуру. В верхней части страницы обычно располагаются логотип, название сайта и Ваше имя, под которым Вы зарегистрированы в системе (рис. 4). Приобщение к чтению: инновации для родителя, инструментарий библиотекаряРис. 4.

Щелкнув на своей фамилии и имени, Вы можете просмотреть и изменить информацию в личной карточке (рис. 5). Приобщение к чтению: инновации для родителя, инструментарий библиотекаряРис. 5.

Вкладка «Редактировать информацию» позволит Вам внести дополнительную информацию о себе. Вернемся к основной странице сайта. В верхней ее части находится панель навигации, которая включает в себя название курса, в котором Вы сейчас находитесь. Вам необходимо ввести название ресурса в строке «Поиск курса» (рис. 6) – Успешное чтение Приобщение к чтению: инновации для родителя, инструментарий библиотекаряРис. 6.

Нажимая на слова-ссылки в этой панели, можно перемещаться по страницам (рис. 7). Приобщение к чтению: инновации для родителя, инструментарий библиотекаряРис. 7.

Любая страница сайта состоит, как правило, из трех частей: блоков, размещенных в левой и правой колонках, и основного, расположенного по центру. Вы можете развернуть или свернуть содержимое блока, нажав на кнопку, расположенную справа от его названия (рис. 8). Приобщение к чтению: инновации для родителя, инструментарий библиотекаряРис. 8.

Блоки левой колонки содержат служебную информацию (табл.1). Приобщение к чтению: инновации для родителя, инструментарий библиотекаряТабл.1.

Центральная часть содержат информацию, которая относится к содержанию курса текущей недели. Здесь расположены уроки, задания, опросы, тесты, форумы (рис. 9). Приобщение к чтению: инновации для родителя, инструментарий библиотекаря Рис. 9 Блоки правой части содержат служебную информацию (табл.2). Приобщение к чтению: инновации для родителя, инструментарий библиотекаряТабл.2.

Рассмотрим более детально последнюю функцию. «Обмен сообщениями». В этом блоке цифрами показывается количество сообщений от каждого собеседника, на которые Вы еще не ответили (рис. 10). Приобщение к чтению: инновации для родителя, инструментарий библиотекаряРис. 10.

При нажатии на кнопку в виде конверта откроется окно для отправки сообщения пользователю. Нажав на кнопку «Обмен сообщениями», Вы попадете на страницу, на которой выводится список пользователей, с которыми Вы общаетесь (рис. 11) Приобщение к чтению: инновации для родителя, инструментарий библиотекаря Рис. 11 Нажав на значок Приобщение к чтению: инновации для родителя, инструментарий библиотекаря, Вы сможете прочитать так называемую историю сообщений.

О разных подходах и педагогических традициях в России и на Западе.

Проблемы отечественного образования, векторы развития и программный фундамент на долгосрочную перспективу прямо определяют то общество, что мы получим лет через «надцать» (и уже получаем), мне представляется важным познакомить коллег с некоторыми тенденциями и противоречиями в данной теме.

Разница между отечественным (в России) образованием и тем, что предложено на Западе – значительная. У нас все иначе, другая специфика труда, направлений подготовки специалистов, иная мотивация выбора места учебы и даже специальности самой, а главное… главное – у нас иной менталитет и традиции отечественной педагогики, о соответствии, точнее – не соответствии которых я хотел бы поговорить далее.

В сентябре 2011 года на кафедре Педагогики Психолого-педагогического факультета РГПУ им. А. И. Герцена проведено мини исследование по проблематике зарождения страха у детей в начальной школе. По результатам анкетирования учащихся и педагогов (общая репрезентативная выборка 56 человек) в школах №№ 328, 111, 689, частной школе семьи Шостаковичей (и др.) обозначилась проблема: российские школьники бояться оценок взрослых. Посредством методики fichbot выявились причины (в скобках рассмотрены факты и аргументы):

• школьники бояться наказаний со стороны родителей (последние проявляют физические наказания, бьют, ограничивают свободу передвижения);

• боятся быть хуже других (не желают быть аутсайдером в школьном коллективе, страдает самооценка ребенка;

• бояться промежуточной и итоговой аттестации (боятся не закончить школу, маленький бал ограничит перспективу, станет препятствием дальнейшей успешной карьере, высшему образованию).

Страх ученика вряд ли полезен для эффективной учебы, и тем более не ведет к улучшению ее качества. В дополнение к анализируемым выводам приведу лишь один пример из собственного опыта. В 111 школе в бытность мою учащимся 5-го класса (1984 г), учитель географии (женщина за 50) и одновременно завуч школы, «снизошла» до того, что в ответ на наше детское хихиканье, не будучи в силах управлять классом профессионально (методом убеждения), ударила меня указкой по рукам (весьма больно, доложу вам голосом). Это возымело действие. На несколько минут мы все в испуге затихли, но вскоре смех стал проявляться вновь. Тогда она не нашла ничего лучше, как вывести меня – в прямом смысле за руку из-за парты, у всех на виду поставить в угол лицом к стене и, когда я и там еле сдерживал смех (а он шел уже о всему классу), школьная дама с громким названием «педагог» неожиданно ударила меня по затылку. По инерции я влетел лбом в угол (между стен) и получил огромную шишку. До сотрясения мозга дело не дошло, хотя кто его знает, ведь мы его не диагностировали. Родители дома удивлялись, переживали, но, кроме разговоров с директором школы, дела возбуждать не стали. Результат рукоприкладства завуча средней школы помню хорошо: учительница извинилась через три дня, когда шишка спала, и я смог наравне со всеми посещать занятия. Но… память осталась.

Это описание из разряда «non fashion», не исключено, что и наши дети сегодня не лишены возможности вынести собственное представление о российской педагогической практике. Западные методы обучения, которые, к слову, мне не очень импонируют, такое было бы невозможно ни ранее, ни сегодня. И вот почему.

На Западе российскую педагогику представляют наукой о том, как напичкать голову ученика ненужной ему информацией, проигнорировав при этом его собственную волю и интересы. Все дальнейшие разработки советских педагогов на эту тему, к примеру, технология внедрения информации, или устройство головы, в которую предстоит внедрить, или «что такое воля и как ее подавить» – как бы эти исследования ни были точны и скрупулезны – Западу они не интересны, они там кажутся в основе своей аморальными. А потому игнорируются.

Вот живой пример, который и сегодня нередко подается с трибун отечественных конференций, симпозиумов и семинаров разного толка – под эгидой педагогических новаций и реформы образования: все ученики и учителя должны изучать технику эффективного чтения, чтобы затем глубоко понимать современную литературу. При этом предлагаются проекты, которые называются – ни много, ни мало: «Читающий город», и по логике скоро возникнет «Читающая страна». И есть директора школ, которые готовы этот проект внедрять.

Ни этим директорам, ни устроителям конференций в голову не приходит мысль, что 95 % учащихся города (школы, класса) не желает читать серьезную литературу (в широком ее смысле, как видится мне – прозу и поэтику) вообще, а уж тем более не желают глубоко ее понимать (см. авторское исследование, специально проведенное к Санкт-Петербургскому Книжному салону– 2011: Кашкаров А. П. Беспорядочный хаос моды.//А.П. Кашкаров. – Литературная Россия № 16 от 22.04.2011. – режим доступа http://www.litrossia.ru/2011/16/06142.html, есть и рефлексия – телепередача «Нужное подчеркнуть» с участием автора; эфир 9 мая 2011 канал «100ТВ» в 21.30).

Возможно, курсы, подобные рассмотренным выше, действительно очень технологичны и эффективны; очень может быть. Но уже сама идея построить целый город в одну шеренгу – идея эта на Западе вызвала бы возмущение и учеников, и родителей, и учителей.

Другой пример, для нас, реальных и будущих педагогов еще более актуальный. В нашей стране все насаждают. Уже эта ментальная традиция «работает» не по западному, чисто отечественное изобретение.

Там не насаждают, а предлагают среди множества иных предложений. И любой учитель, любой родитель, любой школьник вправе свободно выбрать свое (едва сдерживая себя от танца), или отказаться. При этом генеральное право выбора имеет только школьник, а не директор школы, не учитель и не родитель. Если вдруг родитель попытается силком заставить своего ребенка делать или учить то, в чем ребенок не имеет желания благого и непринужденного – последний в любой момент может обратиться в ювенальные органы, и сибаритствующий родитель рискует освободиться от своих родительских прав и обязанностей. В подтверждение этому в Финляндии ученики начальной ступени приносят домой и с гордостью вешают в комнате своеобразный «Билль о правах» – с перечнем того, что можно и что нельзя делать родителю с ребенком-школьником, на основании чего и как можно подать «апелляцию».

При существовании на Западе иной правовой системы там развивается совсем иная педагогика. И потому старые советские разработки там не в почете.

«Это совсем не важно, много или мало будет знать тот или иной человек! Главное, чтобы он чувствовал себя самостоятельным человеком, и уважал самостоятельность других!» – так сегодня говорят западные педагоги. Несомненно, традиции педагогики тесно переплелись с традициями политики – для тех, кто умеет задумываться о сути вещей.

Конечно, и там не все столь идеально, как декларируют наши зарубежные партнеры, но это другой вопрос. Поверить, что российский ученый способен всерьез разработать что-то приличное в теме «Свободное самоопределение учащегося» – нет, такого от русских не ожидают. От русских ожидают что-нибудь вроде «Стимулирование детей в принудительном учебном процессе».

В данном случае мы столкнулись с грустной проблемой чисто российского свойства. Возникает кажущийся справедливым вопрос: «Почему бы не заняться, хоть и с запозданием, тем, что от нас традиционно не ожидают – уверенными в правоте этого курса – развивать свободное самоопределение учащихся на разных уровнях?». Наверное, найдутся те, кто заявит, что такое уже делается. Не могу с этим полностью согласиться. В масштабах страны, разумно и систематически – нет, не делается. И не может делаться. Ибо вся окружающая действительность не позволит российскому учащемуся самоопределяться. Российский учитель не может сегодня позволить школьнику делать в классе то, что самим учителем не запланировано (а иначе – куда девать учебные планы, заготовленные за год и заранее?).

Российское государство не может обеспечить каждому «высвободившемуся» подростку собственное жилье и карманные деньги, позволяющие прожить без родительской «кормушки». А российский подросток не способен элементарно отличить ответственную свободу от безответственной анархии. В России нет ни правовых механизмов, ни культурных традиций (в части рассматриваемой темы), ни материальной базы, чтобы обеспечить самоопределение школьника. Заметьте, что именно вопрос о свободном выборе учебных предметов вызвал у российского «учительства» и «родительства» отрицательную реакцию. А ведь это только намек на самоопределение, пробный шар, не бесспорный, но нужный для развития уважающих себя свободных и гармоничных личностей.

Сегодня существует много отечественных проектов с оглядкой на западные стандарты. К примеру, в рамках одной из магистерских программ в РГПУ им. А. И. Герцена в преувеличенном масштабе навязывается американец Говард Гарднер с его теорией множественного интеллекта, вероятно потому только, что сие близко к научным интересам профессора-преподавателя Галактионовой Т. Г. И те, кто не «копает глубоко» не знает, что теми же вопросами и много ранее занимался отечественный ученый Н. А. Рубакин. И таких примеров много.

Мне, как будущему педагогу, почему-то хочется свободного (если предполагать, что в этом мире вообще существует свобода), престижного и хорошо оплачиваемого творчества, но… не тут то было. Во главе угла – банальное освоение денег, на этот раз взятых в долг у своего отечества. А под это дело можно все, что угодно разработать и насадить. Идет банальная купля-продажа, паразитирование на детях…

Сие чисто отечественное изобретение, постперестроечное. Собственно, «перестройка» все еще продолжается. В нашем обществе вот уже тридцать лет идет социальное землетрясение, с мощным и затяжным смещением всех тектонических платформ. Что ж тут удивляться, что многие здания оказались в руинах, образование в том числе. И вместо прежнего здания приходится наспех строить времянки, иногда картонные или соломенные, подчас и из тех конструкторов, которые присылаются «в подарок» с Запада. Кстати сказать, в Россию с Запада сейчас проникают вовсе не конвенциональные педагогические технологии, а те, которые там, на Западе, наименее укрепились. Они неглубоки и легковесны, а потому пригодны к быстрой экспансии новых территорий. По сути это сорняки, не имеющие корней. Так оно в природе и происходит на землях, выжженных лавой – сначала сорняки…

Что делать? Честно сказать, не знаю.

Важно отметить (это применимо к любой педагогической образовательной технологии), что методы и формы их – относятся к дидактике, в то время, как педагогическая техника (средства и приемы, элементы ноу-хау) – сиречь чистая практика реализации работы с учениками – зависит во многом от применяемых средств и конкретного педагога, его морально-деловых качеств, профессиональных компетенций и этических норм, то есть личностных особенностей учителя (интуиция, манера поведения, мимика, жесты, отношения и т. д.), и является педагогическим искусством или, к сожалению, встречается и такое – полным его отсутствием. Но… ни один педагог, как правило, в этом не признается ни себе, ни окружающим, поэтому на сегодняшний день мы и имеем ряд проблем в реализации на практике даже самых «мудрых» педагогических технологий, которые остаются неэффективными оттого, что педагоги не хотят (не понимают), не умеют (не компетентны) их использовать.

Воспитываю дочку-подростка, поэтому мне нравится думать, что нахожусь «в теме». Сейчас в России совсем не та ситуация, что была раньше, еще 10–15 лет назад… С другой стороны, нет и разумного (лучшего) копирования – в части педагогики – Запада. Вектор развития смещен в обратную от прогресса сторону; человек и ребенок в частности – снова остаются за бортом «горе технологов».

Когда-то я сочинял в своем уме модель образования, подобную советским домам пионеров: кружки по интересам, свободное посещение, спонтанные, но креативные и потому перспективные проекты, «деятельность впереди знаний», творческие педагоги, разновозрастные группы, отбор педагогов дополнительного образования… Думаю, что когда-нибудь к этому и придет, лет эдак через двести, но для сегодняшнего дня это утопия.

Думаю, что свободный выбор предметов – это все-таки самый первый и необходимый шаг. Он повлечет за собой кучу неприятностей для учителей. Плохим учителям придется уйти, конечно же, со скандалами (но… кто признается, что он плохой?). Далее выяснится, что хорошие учителя-профессионалы и педагоги-психологи за «кость голодной собаке» в виде зарплаты работать не хотят, забюрократизированность (заорганизованность) учебного процесса хорошим учителям не по вкусу (лучше авторитетность – чем авторитарность). И если государство решит сохранить хороших учителей, то оплата труда и система образования изменятся тоже через большие скандалы. А это значит, что ближайшие поколения останутся в образовании без чубов, пока паны дерутся.

Это именно Россия с ее вековым менталитетом, с ее состоянием быть вечно «не готовой». Вспомним драму «Моонзунд», отечественного писателя В. Пикуля:

«Россия такая страна, где к людям всегда относились с особой черствостью»; в отечественном образовании в частности еще одна беда – думают всегда потом, и разводят руками.

Ну а пока можно надеяться на развитие веб-образования как альтернативы. Уже сейчас в глобальной сети доступна масса курсов, и они очень похожи на виртуальные дома пионеров. Наиболее сильные педагоги учатся вести вебинары и делать видеокурсы. А для учителей начальной школы обучение первоклассников элементарному чтению скоро явно уйдет в прошлое, я в этом не сомневаюсь. Закончить хочется все же нотой оптимистической: нет сомнения и в том, какое интересное нас ждет время.

Литература.

1. Livre des abstracts Book of abstracts– 17th European Conference on reading 31/07-03/08/2011/– Mons, Belgium, 2011. – 284 c./ Andrei kashkarov (Herzen State Pedagogial University). Childrens personal interests as a factor in familirisation with reading. – c. 216.

2. Ахаян А.А. О восприятии международных Интернет-проектов на уровне общественного сознания как средства повышения качества образования в сельской школе // Письма в «Эмиссия. Оффлайн»: электронный научный журнал. – ART 1304, 2009 г. – СПб., 2009. – URL: http://www.emissia.org/offline/2009/1304.htm.

3. Беленькая, Л. И. Ребенок и книга. [Текст]/Л. И. Беленькая. – М.: ВЦХТ, 2005. – 144 с.

4. Вальдгард С. Л. Очерки психологии чтения. [Текст] // С. Л. Вальдгард. – СПб.: Изд-во РНБ, 2010.– 135 с. (Библиотековедение: изучая прошлое – созидаем будущее. Вып. 2.).

5. Ивашина М. В. Роман с библиотекой. Параллели и парадоксы. – Библиотечное дело № 23. – 2010. – с. 15.

6. Кашкаров А. П. Детское чтение. Пособие для отцов. – М.: Либерея-Бибинформ. – 2010. – 96 с. – вып. 123.

7. Кашкаров А. П., Овсянкина З. Н. Чтение подростка. Пособие для отцов. – М.: Либерея-Бибинформ. – 2011. -256 с. – вып. 129 (серия: «Библиотекарь и время. XXI век).

8. Кашкаров А. П. Альтернатива Интернету. – Рязанские ведомости. – 3193 (3474) – 12 октября 2010. – с.3.

9. Кашкаров А. П. Школа до школы. – Домашний ребенок. – № 10. – 2010. – С. 107.

10. Кашкаров А. П. Беспорядочный хаос моды. Литературная Россия – № 16 от 22.04.2011, с. 1–3.

11. Кашкаров А. П. Личностный интерес ребенка. Вестник детской литературы. Выпуск 2. – СПб:, 2011, с. 124–130.

12. Кашкаров А. П. Читатель: личностный и познавательный интерес. – Личность и культура.– № 1. – 2011. – с. 66.

13. Кашкаров А. П. Эффективный менеджмент в библиотеке. Что это такое?//Библиотека.– 2011. – № 1. – С. 20–25.

14. Читать и не читать. Читать или не читать: Профессиональными секретами делится Андрей Кашкаров – психолог детского чтения из Санкт-Петербурга. – Свердловск. Большая Библиотека № 1(13)-2010. – с. 25–32.

15. Кашкаров А. П. Не упустить время. – Семейное чтение. – № 2–3. – 2009. – С.52–54.

16. Кашкаров А. П. Две истории. – Семейное чтение. – № 5–6. – С. 24–27.

17. Кашкаров А. П. Сотрудничество с книгой, и что бывает, когда его недостает. – Семейное чтение. – № 3. – 2010. – с.2.

18. Кашкаров А. П. Особенности торговли книгами через Интернет. – Печатное дело № 18. – (11) 2008, – С. 9.

19. Кашкаров А. П. Чтение «с выражением». Как возродить забытую традицию. – Библиотечное дело № 10. – 2008. – с. 35–38.

20. Кашкаров А. П. Дом, где окрыляется душа. – Библиотечное дело № 16. – 2008. – с. 41–44.

21. Кашкаров А. П. Дело было в Сметанино. Сельская библиотека в центре пилотного проекта. – Библиотечное дело № 3 (93). – 2009. – с. 29–32.

22. Кашкаров А. П. Тайны детской души и секреты родительского успеха. – Библиотечное дело № 5. – 2010.– с. 34–38.

23. Кашкаров А. П. Библиотека как центр культурной жизни. – Библиотечное дело. – № 15. – 2010. – с. 13–15.

24. Кашкаров А.П. Педагогические инновации, как фактор стратегии опережения в образовании. // Интернет-журнал «Эйдос». – 2011. – 15 февраля. – http://www.eidos.ru/journal/2011/0215-07.htm. – В надзаг: Центр дистанционного образования «Эйдос».

25. Кашкаров А.П. К вопросу о целесообразности и эффективности насаждения в России «западнических» теорий в педагогике. // Интернет-журнал «Эйдос». – 2011. – 25 марта.

26. http://www.eidos.ru/journal/2011/0325-05.htm– В надзаг: Центр дистанционного образования «Эйдос».

27. Кашкаров А.П. Интерактивный читательский дневник, или Как приобщить к чтению родителей школьников? // Интернет-журнал «Эйдос». – 2011. – № 5. – 25 мая.

28. http://www.eidos.ru/journal/2011/0525-04.htm. – В надзаг: Центр дистанционного образования «Эйдос».

29. Конфуций. Суждения и беседы/ Пер. с кит. П. С. Попова. – СПб.: Азбука-классика, 2005. – 224 с.

30. Кругликов В. Н и др. Деловые игры и другие методы активизации познавательной деятельности. [Текст] /В. Н. Кругликов, Е. В. Платонов, Ю. А. Шаранов – СПб.: П-2, 2006 г. – 190 стр.

31. Кундера М. Шутка: Роман/ Пер. с чеш. Н. Шульгиной. – СПб.: Издательская группа «Азбука-классика», 2009 – 416 с.

32. Ларошфуко Ф. Максимы/ Пер. с фр. Э. Линецкой. – СПб.: Амфора, 2000. – 287 с.

33. Монтень М. Опыты: сборник эссе в 3 кн. Кн. 1 и 2/ М. Монтень// Пер. со старофранц. – Мн.: ООО «Попурри», 2004. – 832 с.// О воспитании детей – сс. 155–192.

34. Муштавинская, И.В. Технология развития критического мышления на уроке и в системе подготовки учителя [Текст]: Учебно – методическое пособие / И. В. Муштавинская. – СПб.: КАРО, 2009. – 144с. – (Серия «Уроки для педагогов»).

35. Ницше Ф. Так говорил Заратустра/ Пер. с нем. Ю. М. Антоновского. – СПб.: Азбука-классика, 2004. – 336 с.

36. Педагогика текста: Текст науки: Сборник материалов научно-практической конференции «педагогика текста. Текст науки», 15–16 декабря 2010 г., Санкт-Петербург/ Под ред. Т. Г. Галактионовой, Е. И. Казаковой, М. М. Эпштейна// Кашкаров А. П. Личностный интерес ребенка как фактор приобщения к чтению.  – СПб.: АНО «Образовательный центр «Участие», 2010. – 32. с.

37. Проблемы развития современных психодинамических концепций в России и за рубежом: материалы межвузовской научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 26 ноября 2010 г. / Под общей ред. проф. Ю.А. Шаранова. СПб.: Санкт-Петербургский институт психологии и акмеологии, 2011. – 331с.// А. П. Кашкаров. Психодинамические теории как фактор развития личности . – с. 183–188.

38. Пеннак Д. Как роман: эссе / Даниэль Пеннак; пер. с фр. Н. Шаховской. – М.: Самокат, 2005. – 196 с.

39. Развитие специального образования в современной России: психолого-педагогические аспекты социокультурного взаимодействия лиц с ограниченными возможностями здоровья. Материалы межвузовской научно-практической конференции молодых ученых 19–20 апреля 2011 года, в 3-х частях, Ч. 2. / Под ред. Л. М. Шипицыной, С. М. Посоховой. СПб.: НОУ ВПО Институт специальной педагогики и психологии, 2011. – 112 с.// А. П. Кашкаров. Проблемы семьи с двумя детьми, воспитывающей ребенка с психическими отклонениями . – с. 35–38.

40. Селевко Г.К. Современные образовательные технологии: Учебное пособие. – М.: Народное образование, 1998.

41. Тихомирова И. И. Как воспитать талантливого читателя/часть 2: Растим читателя-творца/ Кашкаров А. П. – Я и дочь. Читаем вместе. – сс. 170–180. – М.: РШБА.– 2009.

43. Чтение детей и взрослых: книга и развитие личности: материалы научно-практической конференции 23–34 апреля 2010 года, Санкт-Петербург, Ленэкспо. /ред. – сост.: Т. Г. Браже, Т. И. Полякова// А. П. Кашкаров. Опыт и роль отцов в поддержке и развитии интереса детей к чтению . – сс. 54–59. – СПб: СПбАППО, 2010. – 174 с.

44. Успешное чтение: теория и практика: Методическое пособие для педагогов [Текст]: СПб.: Изд – во «ЛЕМА», 2009. – 168 с.

45. Шолпо И. Л. Как научить подростка читать? Практические советы учителю 5–7 классов/ И. Л. Шолпо. – М.: Ломоносов, 2009. – 624 с.

46. Щукина Г. И. Педагогические проблемы формирования познавательных интересов учащихся. [Текст] / Г. И. Щукина. – М.: Педагогика, 1988. – 312 с.

47. Халперн Д. Психология критического мышления. – СПб.: Питер. – 2000. – 512 с.

48. Этнос в условиях глобализации: этнопсихологические процессы и теорико-методологические проблемы их исследования: Материалы региональной научно-практической конференции; сев. – Осет. Гос. ун-т им. К. Л. Хетагурова. Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2011. //А. П. Кашкаров. Анализ исторических последствий как причин современных межгрупповых конфликтов на Кавказе.  – с. 34.

Примечания.

1.

Список рекомендованной литературы (представленный для примера) может корректироваться в зависимости от особенностей группы детей – возрастных, гендерных, психологических.

2.

Международный проект «Изучение качества чтения и понимания текста» PIRLS (Progress in International Reading Literacy Study). «Свежие» данные по следованиям 2011 года в открытом доступе пока не опубликованы.

Оглавление.

Приобщение к чтению: инновации для родителя, инструментарий библиотекаря. Глава 1. Проблемы «нечтения» детей. 1.1. Чтение вслух в проекции произведений художественной литературы и не только. 1.2. Личностная мотивация к чтению. 1.3. Дневник читателя: новое, и основательно забытое старое. 1.4. Как современная книга открывается читателю? 1.5. Как вырастить читающего человека? 1.6. Читать и записывать: идеи и средства для продвижения чтения. 1.7. Углубленное понимание личностного интереса ребенка как наиболее детерминирующего фактора развития гармоничной личности. 9. 1.8. Возбуждение личностного интереса ребенка как фактора приобщения к семейному чтению. 1.9. К вопросу об эффективности программ продвижения чтения и… роли современной библиотеки. 12. 13. 14. 1.10. Как избежать дислексии в современном обществе или анализ влияния художественной литературы. 16. 1.11. Как читать детям, если ты не родитель? 1.12. Исследование изучения личностного интереса детей как фактора приобщения их к чтению. 19. 1.13. К вопросу об измерении читательского интереса к книге. 1.14. Как оценивают в России: оценка или отметка? Глава 2. Организация семейного чтения. 2.1. Системный подход в изучении личностного интереса ребенка для его приобщения к чтению. 24. 25. 26. 27. 2.2. Практические методы беседы с детьми о книгах. 2.3. Как найти ребенку нужные книги? 2.4. Семья плюс чтение (о взаимодействии педагогов начальной школы с родителями). 2.5. Семья и библиотека. Аспекты взаимодействия. 2.6. Гуманистические воспитательные технологии в логике работы библиотеки и приобщения к чтению наших детей. 2.7. Простые решения: приемы для привлечения детей и мероприятия в библиотеке. Инструкция по введению рефлексии на удаленный сервер «Читательского дневника родителя». О разных подходах и педагогических традициях в России и на Западе. Литература.