Проблемы женской груди: диагностика, лечение, профилактика.

Происхождение заболевания.

В принципе, по отношению ко всем опухолям половых органов у мужчин и женщин гормональный фон до сих пор считается одним из основных факторов риска. Просто потому, что объяснить иным путем зависимость их роста от гормонов невозможно. Но в целом онкология пока не имеет четкого, научно обоснованного и доказанного фактами представления о том, что такое рак и откуда он появляется.

В окружающем мире или внутри организма человека существуют некоторые факторы, в присутствии которых злокачественные опухоли появляются чаще, чем без них. Такие факторы называются канцерогенными. В общем их список нам знаком. Это курение, ионизирующее излучение, выхлопные газы, ультрафиолетовое излучение – и т. д., и т. п. Касательно рака груди, помимо колебаний и устойчивых нарушений фона он, как считается, может быть вызван любым из факторов, входящих в общий перечень. Включая также непродолжительную лактацию, отказ от лактации, проблемы с синтезом грудного молока, эпизоды доброкачественных новообразований в прошлом, бесплодие и пр.

Ну, как видим, к этому основному списку обычно добавляется список, так сказать, побочный. Его особенность в том, что он содержит куда больше пунктов. Причем половина из них при разговоре о раке относится к факторам риска, а при разговоре о поддержании здоровья – к факторам безусловной пользы. Например, разве можно представить себе здорового человека, который вообще не принимает солнечных ванн? Или возьмем тот же канцерогенный гормональный фон: сколько бы раз он ни был канцерогенным, а без его нормы здоровья нам не видать как своих ушей…

Так что если мы раздобудем где-то полный список канцерогенных факторов и прочтем его, мы быстро убедимся, что в него входит почти все, что окружает нас сегодня. И даже часть того, что существовало всегда, не изменившись с давних пор ни в малейшей степени. И вот тогда нас посетит вполне обоснованное подозрение, что онкология составила этот список путем случайного подбора. Или при наблюдении ряда случайных совпадений, которые она по ошибке приняла за закономерность.

Скажем прямо, это подозрение не лишено оснований – явно не лишено. Но помимо теории канцерогенных факторов данная область знания выработала еще несколько версий, с чего бы вдруг перерождаться здоровым изначально клеткам. Всего к настоящему моменту таких теорий больше десятка, но несостоятельность части из них уже очевидна. Например, как в случае с теорией травм – одной из первых, кстати, с точки зрения хронологии.

Долгое время лекари всего мира не сомневались: опухоль возникает в тканях, поврежденных когда-то ударом, ожогом и пр. Сейчас уже совершенно ясно, что рак встречается и в органах, которые внешней травме подвергнуть почти невозможно. Например, в желчном пузыре, поджелудочной железе, тканях носоглотки и головного мозга. Так что сейчас данная теория требует либо расширить понятие травмы до инфекций, действия токсинов, аутоиммунных процессов и пр., либо оставить травму в числе просто канцерогенных факторов. Допустим, для разговора о саркомах мышц.

Основными версиями канцерогенеза нынче считаются иммунная и наследственная. Первая утверждает, что рак наследуется – в том смысле, что склонность клеток организма к мутации может быть заложена в определенных участках генетического кода. То есть получена ребенком от родителей. Действительно, обычно в семьях, где имелись случаи рака только по одной линии (отца или матери), эпизоды опухолей повторяются через одно поколение – в точном соответствии с законами наследования признаков. А в семьях, где опухоли встречались по обеим линиям ближайших родственников, заболеваемость раком среди детей составляет 100 % за редчайшими исключениями.

Наследственную теорию можно было бы считать доказанной, если бы не один момент: она фактически утверждает, что все опухоли программируются – закладываются в определенных участках генома. Но законы наследования как нормальных, так и мутантных признаков действуют очень четко – речь идет и впрямь о законе. Потому если бы рак только наследовался, опухоли у потомков неизбежно, обязательно возникали бы именно там, где и у родителей или бабушек/дедушек.

А между тем в реальности опухоли одной и той же локализации, одного и того же типа в пределах одной явно «канцерогенной» семьи встречаются не более чем в 30 % случаев. В остальном же они возникают, но разные. Данный факт заставляет противников этой теории едко намекать, что рак вообще довольно распространен. И что эти все зависимости могут оказаться чисто внешними. То есть, что само по себе высокое число больных раком в пределах каждой отдельной семьи может быть результатом действия не законов генетики, поскольку они тут как раз не проявлены достаточно четко. Версия противников этой теории в том, что эти наблюдения указывают лишь на общую тенденцию к учащению случаев рака по всему миру.

Вторая теория утверждает, что злокачественные клетки в целом – явление для нашего организма нормальное и вовсе не новое. Каждую минуту в нашем теле умирают и появляются миллиарды клеток. И это никак не зависит от того, чем мы сейчас занимаемся, где работаем, какие дефициты испытываем, от чего лечимся… Совершенно очевидно, что в момент зарождения сотен клеток сразу на них могут действовать факторы самые негативные и канцерогенные. Естественно, в такие минуты в нашем теле нормальные клетки появиться не могут – могут только «бракованные».

Уже известно, что в теле каждого человека с рождения имеется и действует механизм проверки тканей на дефектные клетки и их своевременного уничтожения. Этот механизм обеспечивает работа тимуса – вилочковой железы. Вилочковая железа находится за грудинной костью – на груди, между двумя рядами ребер. Она производит особые иммунные тельца, которые распространяются по телу с током не крови, а лимфы. Эти тельца называются лимфоцитами.

Лимфоциты инспектируют все клетки тела, и их анализ весьма точен. Дело в том, что у лимфоцитов имеется «право доступа» внутрь клеток – способность проникать сквозь их мембраны. Тот факт, что старые и дефектные клетки уничтожаются именно лимфоцитами, доказан со всей очевидностью. А вот то, что их количество в лимфе, правильность их работы могут влиять на рост злокачественной опухоли, доказанным считать не следует.

С одной стороны, наука давно научилась выделять из образца крови больного жизнеспособные лимфоциты, размножать их в искусственных условиях и вводить обратно, инъекционным путем. Такие процедуры часто дают потрясающий эффект – устойчивую ремиссию опухолей даже поздних стадий на срок до нескольких лет. С другой стороны, они дают эффект всегда разный – вплоть до самого незначительного. К тому же целый ряд случаев рака зафиксирован у людей с полной нормой работы иммунитета и содержания активных лимфоцитов в лимфе. Потому противники этого взгляда, указывая на такие случаи, задают резонный вопрос: а откуда появляется рак у тех, чей иммунитет здоров по результатам всех известных тестов?..