Проблемы женской груди: диагностика, лечение, профилактика.

Проблемы женской груди: профилактика и лечение.

О женской груди.

В основной своей массе мы не привыкли обращать внимание на такие органы, как сердце, головной мозг, печень… Работа тела, пока все его элементы здоровы, скрыта от нашего взгляда. Конечно, она скрыта и в болезни, но в такие моменты мы, по крайней мере, безошибочно чувствуем, где у нас расположен больной орган. Мы постоянно ощущаем его наличие в теле и изменения его состояния.

Зато за состоянием наружных органов мы привыкли следить или хоть присматривать. Каждый человек, будь он мужчиной или женщиной, непременно обращает внимание на кожу, волосы, ногти – если не свои, так окружающих. Существуют и моменты особенно, так сказать, придирчивого изучения собственной и чужой наружности. В частности, с него начинается флирт – общение с целью знакомства. А также соперничество – общение с целью доказать свое превосходство.

Нужно сказать, в такие периоды мы часто оцениваем не только детали, но и общее положение дел. Наш взгляд из взгляда косметолога и стилиста (ухоженные ногти, красивая прическа) может быстро обернуться взглядом физиолога (подтянутые ягодицы, тонкая талия). Или даже патологоанатома, если мы замечаем у соперника/соперницы явно увеличенные, искривленные суставы колен, стопы, видим прилив крови к лицу, замечаем короткую шею и пр. Тогда мы даже можем угадать (подчас – весьма точно), что слегка беспокоит его по вечерам уже сейчас и что станет его серьезной проблемой в ближайшие несколько лет. В понравившемся представителе противоположного пола дефекты внешности или строения тела замечать досадно, в сопернике – на удивление приятно…

Все это нам хорошо знакомо. Мужчины склонны обращать внимание на детали своей наружности меньше женщин. Хотя реальную физиологическую привлекательность в представительницах противоположного пола они ценят выше той, что создается с помощью кроя одежды, макияжа, высоты каблука. А женщине ухоженная наружность и безупречность стиля, наоборот, говорят о мужчине куда больше, чем объем мышц или жировой массы на его торсе.

Но в обоих случаях у каждого из нас существуют особые приметы – детали внешности, на которые мы обратим внимание прежде всего. Женский взгляд коснется и одежды, и часов, и маникюра, и тем более состояния волос и кожи. Независимо от того, на мужчину она будет смотреть или на женщину – всегда потенциальную конкурентку. Девушки особенно придирчиво оценивают кожу лица и волосы. Женщины зрелые уделяют больше внимания внешним признакам успеха – вкусу в выборе одежды и аксессуаров, их стоимости. Мужчина же, в первую очередь, обратит внимание на форму ног красавицы и, разумеется, на ее молочные железы.

Да, так уж сложилось, что грудь во всем облике прекрасной дамы выступает и самым акцентированным местом, и самым ярким аксессуаром, и своего рода визитной карточкой в любом обществе. Представители обоих полов сделают мгновенные и далеко идущие выводы из попытки загримировать или скрыть зону декольте, намеренно открыть ее, из малейших дефектов в этой области и пр. Ведь молочные железы не только являются одним из самых заметных вторичных половых признаков. Их форма, размер, состояние кожи в данной зоне говорят о состоянии здоровья и биологическом возрасте своей обладательницы яснее всяких слов. И это далеко не только вопрос привлекательности или соперничества.

Допустим, если дама со стремительно стареющей кожей в вырезе блузки ведет с банковским сотрудником разговор о кредите, его наблюдения за ее декольте будут чисто профессиональными. Особенно если кредит подразумевается долгосрочный, на большую сумму. И отмеченные детали заставят его, пусть и мало осознанно, потребовать от клиентки предоставить более подробные сведения о состоянии здоровья, чем он, возможно, потребовал бы, взглянув на безупречную кожу ее лица.

Так что вопрос здоровья женской груди – это не то же самое, что вопрос здоровья печени или даже других половых органов. Здесь есть и очень важные социальные моменты, и чистая психология, поскольку внешность для многих мужчин и женщин составляет основу уверенности в себе… А от чего это здоровье зависит или как его поддержать, часто знают одни врачи – гинекологи или маммологи.

У большинства обладательниц данного украшения познания в вопросе не отличаются ни широтой, ни глубиной, ни точностью. Иногда этот недостаток не имеет никаких последствий – если женщину отличает хорошее развитие эндокринной и половой системы. А иногда вопрос знания или незнания может иметь решающее значение. Допустим, когда дама самостоятельно лечится от некоего «мастита», не подозревая, что у нее рак. Тем более что состояние, форма и, так сказать, поведение женской груди меняется в зависимости и от цикла, и от процессов, проходящих в организме, и от возраста. Мы же, привычные к этим частым изменениям, рискуем когда не заметить и впрямь сущий пустяк, а когда – упустить драгоценное время, которого у нас и так осталось мало…

Немного о строении молочных желез у женщин.

С одной стороны, все мы знаем, как выглядят эти парные органы. В наше время развитой массовой культуры без них редко обходится полнометражный телевизионный фильм и совсем не может обойтись порнография. Причем, как это ни странно, многие знаменитые обладательницы молочных желез охотно демонстрируют их и за пределами телевизионных съемок. Их даже страхуют на крупные суммы – как и ягодицы, губы, волосы и другие части тела.

По-видимому, вся соль здесь заключена в неугасающей популярности такой темы, как обнаженная натура. Ведь она каждый раз разная, рассматривается с разными целями… Так что хоть тема привлекательности женских форм и стара как мир, по ней этого никак не скажешь. Ради одной этой сцены иногда можно смотреть весь кинофильм – даже довольно скучный во всех прочих моментах.

А получается из этого всего то, что мы знаем, как должна выглядеть идеальная грудь. В художественных целях ее часто изображали скульпторы и художники прошлого. А сейчас ее легко может сделать пластический хирург, косметолог, стилист-визажист… Мы видим ее у античных богинь и современных кумиров. И формируем собственное представление о красоте груди на основании этих далеких от реальности образов. Мы огорчаемся, что у нас (у нашей второй половинки) она не такая. И можем переживать, что она не вполне здорова, неверно сложена, неправильно развита. Хотя в действительности женские молочные железы существуют в теле не как часть его красоты, а как орган, предназначенный для выкармливания потомства.

Представление о красоте женской груди всегда относительно. А представление об идеале этой красоты просто не может иметь слишком уж прямое отношение ко всему разнообразию форм и размеров молочных желез в мире. Потому, с другой стороны, обычно мы не в состоянии на практике отличить здоровую и нормально развитую грудь от больной. В том числе у себя или своих знакомых. Ведь ни размер, ни форма, ни цвет, ни консистенция здесь показателями не являются. И мы, понимая это, теряемся в догадках: что же в таком случае является?..

В принципе, молочные железы образованы всего 15–20 железистыми дольками. Больше всего на вид она похожа на гроздь винограда. Каждая «веточка» грозди – это долька. Каждая «ягода», образующая эту «веточку», – альвеола, или млечная железка. Альвеолы и впрямь похожи на виноградинки – только белые. В норме именно они занимаются производством молока при кормлении грудью. Вся гроздь – это собственно молочная железа. А непосредственно ее ветки – это протоки, ведущие от железки к соску. По ним поступает синтезируемое железками молоко. Нам будет полезно знать, что, ответвляясь в сторону центра груди, мелкие протоки, ведущие от железок, объединяются в один крупный. То есть, что к соску, из которого при кормлении выделяется молоко, ведут не несколько протоков, а один, зато большой. Реже их можно встретить два. Как правило, центральный проток подводит к верхней части соска.

Каждая долька (группа железок) отделена от соседних слоем соединительной ткани, типичной для всех органов тела – не только молочной железы. Но мы-то точно знаем, что грудь по форме на гроздь не похожа. Это потому, что все пространство между «виноградинками» альвеол и соединительной оболочкой дольки занято жировыми клетками. В период кормления грудью жир делает материнское молоко питательным – жирным, богатым холестерином.

При рождении у малышей обоих полов молочные железы выглядят одинаково не только внешне, но и анатомически. То есть, что к постепенному формированию желез по женскому типу приводит общее половое развитие организма. Еще проще, что грудь формируется или не формируется исключительно под влиянием гормонального фона тела, а не сама по себе. Гормональный фон организма для груди очень важен – в том смысле, что, за исключением травмы, именно он влияет на ее состояние больше всего.

Кроме того, как мы уже, наверное, догадались, для нее имеет значение и норма жирового обмена в теле. Разумеется, влияние этого фактора на саму функциональность молочных желез опосредованно. Опосредованно в том смысле, что сами железки продолжат синтезировать молоко даже при близком к нулевому содержании жира в дольках вокруг. Однако это заметно повлияет на степень питательности грудного молока и на теплообмен в данных органах.

Кроме того, нам следует запомнить, что жировая прослойка внутри или снаружи тканей любых органов не только стабилизирует их температуру, предохраняя от резких ее перепадов. Она выполняет также функцию естественного амортизатора – мешает органам подпрыгивать и смещаться при резких изменениях положения туловища. Например, в этом состоит основное назначение большого и малого сальника брюшной полости. И такую же роль отчасти играют (мы можем в том не сомневаться ни секунды) жировые клетки в молочных железах. Ведь их расположение как раз таково, что не зафиксированная дополнительно бюстгальтером грудь заметно колышется при интенсивной ходьбе. И, что греха таить, может буквально подпрыгивать на бегу…

Кстати, целый ряд моделей бюстгальтера не позволяет зафиксировать грудь именно в расчете на бег. Очевидно, предполагается, что прекрасному полу бегать не положено или положено изредка, в белье соответствующего кроя. Ну и, само собой разумеется, весовая категория дамы напрямую влияет на объем ее груди.

Тот факт, что худенькая девушка/женщина с большой грудью – это большая биологическая редкость, секретом не является. Тем более очевидно, что похудение касается объема груди куда больше, чем объема ягодиц. У очень худых женщин большой груди в природе почти не бывает, равно как и наоборот. Согласимся, мы бы несказанно удивились, встретив дородную даму с размерами груди, напоминающими даже не грейпфрут и не апельсин, а среднее яблоко. Хотя благодаря современным технологиям имплантации уже совершенно не удивляемся «экспонатам из анатомического музея» с бюстом, напоминающим то ли щит, то ли таран…

Исключений из этого закона – единицы на весь мир. Как правило, речь идет о женщинах с очень сильной половой конституцией. Для них характерен цикл «как по часам» в течение всей жизни. А также поздний климакс со сглаженными симптомами и высокая детородная способность – в том числе в достаточно зрелом возрасте. Что же до большинства пышногрудых и худых дам, то поспешим разочаровать сильный пол: 98 % вероятности, что такая «красотка» – сплошь «силиконовая». То есть, что ее бюст является произведением искусства – в данном случае искусства пластической хирургии.

Помимо жировых, соединительных тканей и самих железок молочные железы снабжены собственной, весьма разветвленной системой крово– и лимфотока. А вот мышц в тканях самих желез нет – отсюда и их высокая подвижность в ответ на малейшие изменения положения туловища. Мышцы как у мужчин, так и у женщин бывают лишь грудные. Это крупные и длинные волокна с хорошим потенциалом к развитию. У мужчин они просто покрывают грудную клетку, отвечая также за ряд движений руки в плечевом суставе. У женщин они еще и удерживают в правильном положении молочные железы – независимо от их размера.

Считается, что форма молочных желез зависит от развития грудных мышц напрямую. В реальности это не совсем так. Ведь грудь образована сплошь жиром и придающими форму его прослойкам волокнами. В частности, здесь многое зависит и от характеристик кожи, а также ее нижних слоев, отвечающих за упругость. Например, упругость кожи и всех устойчивых к растяжению-сжатию тканей тела поддерживается двумя белками – коллагеном и эластином. А норма синтеза этих, как и любых других белков тела закладывается на генетическом уровне, еще при оплодотворении яйцеклетки. Изменить ее в дальнейшем невозможно – наука до таких высот пока не дошла.

Форма молочной железы, как и ее размер, может меняться в ответ на изменения гормонального фона или ее собственной структуры. Указанная зависимость проявляется, и довольно заметно, в подростковом возрасте, в период активного роста молочных желез.

Вот в это время правильность осанки девочки, ширина ее грудной клетки, развитие всех мышц грудного и плечевого отдела может сыграть решающую роль в том, насколько упругими вырастут ее молочные железы.

Однако речь идет лишь о ближайших нескольких годах после полового созревания – до первой беременности и родов. А у многих – до начала активной половой жизни, которая приносит с собой первые заметные колебания гормонального фона в крови. Затем ситуация может кардинально измениться, по никак не зависящим от самих мышц причинам. Впрочем, правда и то, что сосуды, снабжающие кровью молочные железы, проходят в их ткани сквозь волокна мышц. А это значит, что нарушения кровотока в мышцах (часто встречаются при недоразвитии и атрофии) неизбежно сказываются на кровоснабжении тканей желез. А это, как мы понимаем, уже более чем серьезно.

Нормы и аномалии изменений молочных желез.

Как мы уже уговорились выше, мы знаем о красоте женской груди одновременно и много, и очень мало. То, как мы представляем ее по увиденному на фотографиях или на экране телевизора, часто разительно не совпадает с действительностью, в которой мы живем. В этом нет ничего удивительного, поскольку, подобно любому органу тела, у молочных желез от природы нет эстетического назначения – есть только биологическое. Любые части тела как предмет любования может рассматривать только человек. Соответственно, и каноны красоты здесь создает только он. Потому в разные времена красивыми считались разные размеры, пропорции, объемы груди.

Скульпторы и художники Древней Греции вымеряли идеальную величину молочных желез по миллиметрам – вымеряли относительно прочих пропорций тела. В эпоху Средневековья молочных желез, такое впечатление, что не существовало вовсе. В значении того, что линии верхней половины туловища у женщин и мужчин совпадали полностью, разнилось лишь соотношение ширины плеч и бедер. Эпоха Ренессанса… Словом, мы все помним эти способные поразить любое воображение «телеса» – причем как у дам, так и у кавалеров.

Да и в наше время постоянно меняющейся моды… Сначала «90–60–90» и равномерно развитая мускулатура, а спустя уже несколько лет – «0–0–0». И желательно как можно более точное соответствие «хиту сезона» – мумии фараона из древнеегипетской гробницы. Судя по всему, последнее поколение «дизайнеров пропорций» попало под слишком уж заметное влияние древнеегипетского культа захоронения мертвых – вот и предложило попробовать то же самое живым. А может, речь идет не более чем о психологической реакции на тотальное ожирение человечества, о последствиях которого современная медицина судит явно точнее, чем в эпоху Возрождения…

А в действительности все это время рождались, жили и растили детей женщины с самыми разными формами, размерами, объемами. Многие из них буквально жили не в ту эпоху: рожденная на сотню лет позже или раньше девушка, страдавшая всю жизнь из-за своей «некрасивости», произвела бы фурор в любом обществе. А еще большее их число являло нечто среднее между идеалом и полной противоположностью ему. Да, именно для них и был создан мир «маленьких хитростей» – кроя одежды, многих изменяющих силуэт аксессуаров и пр.

Во всех этих постоянно меняющихся канонах, разных взглядах и личных пристрастиях немудрено запутаться. Вывести из них среднее арифметическое невозможно, в анатомии мы не сильны… Вот мы и не знаем, как должна выглядеть здоровая грудь, хотя уверены, что знаем, как должна выглядеть красивая. Иногда нам на практике доводится постичь разницу между этими двумя словами. Например, когда следствием пластической операции становится невозможность вскармливания. Или когда большой размер обеспечивается серьезной аномалией гормонального фона, ведущей, в лучшем случае, к появлению волос на лице по мужскому типу – так называемых усиков. А в худшем такие патологии ведут и к ожирению, и к бесплодию, и к злокачественным опухолям.

Словом, нюансов здесь так много, что нам срочно необходимо научиться отличать одно от другого. В противном случае нам грозит потерять сон, аппетит и душевный покой, с риском впадения в панику, едва мы обнаружим в собственной груди хоть малейшее изменение. А поскольку, в общем, эти изменения неизбежны, речь идет о весьма серьезной угрозе всей нервной системе.

Самые частые изменения в состоянии и, так сказать, поведении молочных желез зависят от нормального цикла. То есть циклических колебаний гормонального фона, связанных с этапами созревания, опущения в матку, деградации, отторжения и, наконец, выведения готовых к оплодотворению яйцеклеток. Для мужского организма такой цикл не характерен – сперматозоиды в семенниках мужского тела созревают постоянно, с приблизительно одинаковой скоростью. Правда, эта скорость значительно увеличивается в течение некоторого времени после полового акта.

Для нас все это означает, что гормональный фон тела женщины значительно более изменчив, чем фон тела мужчины. Главным образом потому, что за отдельные этапы созревания, опущения и выведения яйцеклеток отвечают разные гормоны. А за синтез и созревание новых сперматозоидов или самой спермы – только один, и это тестостерон. Если говорить более подробно, то с точки зрения гормонов разные этапы менструального цикла выглядят так:

1. Яйцеклетка созревает в яичниках под действием эстрогена – гормона, создающего основной фон в крови еще в период формирования организма девочки по женскому типу. Эстроген содержится в крови женщин постоянно, в большом количестве. Он запасается в жировых тканях тела у обоих полов. Да, в теле любого человека всегда имеется минимальный фон гормонов противоположного пола. Эти гормоны вырабатываются надпочечниками, в то время как гормоны основные – половыми железами. Так что жировые клетки в теле как мужчины, так и женщины содержат эстрогены. Этой «обязанностью» жировых тканей объясняется их большое содержание не только в молочных железах, но и вообще во всем женском теле – во всяком случае, по сравнению с мужским.

Так или иначе, по мере созревания каждая яйцеклетка в яичниках начинает производить все больше эстрогена. Он необходим ей, чтобы вызреть, опуститься в матку и прикрепиться к ее стенке;

2. Когда яйцеклетка созревает, фолликул (оболочка, в которой она созревала) рвется. Яйцеклетка опускается указанным выше путем, и зовется этот процесс овуляцией. А лопнувший фолликул с этого момента называется желтым телом, и весь период жизни яйцеклетки в матке он выделяет другой гормон – прогестерон. Прогестерон заставляет стенку матки разрастаться в месте крепления яйцеклетки. Вместе с нею разрастается и временная система кровеносных сосудов. Они питают яйцеклетку кровью в течение периода ее жизни. А выработку прогестерона в желтом теле стимулирует и поддерживает пролактин – гормон, отвечающий за длительность жизни желтого тела.

3. Неоплодотворенная яйцеклетка через некоторое время отмирает и выводится – это называется менструацией. За процесс, так сказать, деградации (обратного развития) желтого тела в яичниках и гибели яйцеклетки в матке отвечает пролактин, о котором мы упомянули только что. Именно рост его концентрации в крови вынуждает внутреннюю оболочку стенки матки отслоиться – с естественным отмиранием временной капиллярной сетки, соединявшей стенку матки с яйцеклеткой.

Оставшаяся без питания яйцеклетка погибает и подлежит выведению. Чтобы вывести ее в обычном порядке, пролактин запускает каскад процессов, во многом напоминающих роды. Вероятно, многие женщины согласятся, что за несколько дней до менструации у них становится болезненной и заметно набухает грудь. У некоторых в это время из груди даже выделяется молозиво – жидкость, похожая на материнское молоко. Одновременно тонус стенок матки увеличивается, начинаются спазмы. Сперва они малозаметны, хотя кровянистые выделения уже налицо. А затем наступает период самого активного кровотечения. Обычно вместе с ним исчезают и симптомы набухания, болезненности молочных желез.

Вот так выглядит нормальный цикл, повторяющийся ежемесячно. Как видим, даже в его пределах имеются моменты, которые можно принять за патологию. Пусть эти признаки проходят сами – ведь у любого хронического заболевания имеются периоды сезонных или ситуативных обострений. Да, основная проблема именно патологий женского организма связана с постоянной и заметной сменой основного фона. То «первую скрипку» ведет эстроген с присущей ему картиной симптомов, то – пролактин, действие которого выражено совсем иначе. А ведь мы упомянули лишь основные, но далеко не все гормоны женского пола.

Например, мы не сказали, что за сокращение мышц матки отвечает более окситоцин, а за набухание груди – именно пролактин. Или что за поддержание активности желтого тела отвечает не один эстроген, а еще два гормона со сложными названиями – фолликулостимулирующий и лютеинизирующий. Все это подробности, которые мы все равно не запомним ни с первого, ни даже со второго раза. Мерилом нормы гормонального фона считается баланс между количеством эстрогена и прогестерона – основных гормонов женского пола. Однако это еще не означает, что женщина не заметит, если в ее крови резко «подскочит» какой-нибудь из второстепенных гормонов – скажем, тот же пролактин…

На самом деле грань между признаками нормального цикла и нарушения здесь довольно тонка. В особенности если нарушение выражено неярко, является вялотекущим или патология развивается постепенно.

Нормальным для женской груди обычно считается следующее.

1. Форма – такая, какой она стала к 16 годам или, по крайней мере, к моменту стабилизации менструального цикла. Независимо от того, насколько грудь велика или мала, она для данной женщины является нормальной. У женской груди не существует нормы размера самих желез, ареолы (окружающая сосок коричневатая ткань), сосков. Однако нужно отметить, что соски и ареола должны быть одинакового размера и цвета.

2. Размер – если он разный у правой и левой груди, это нормально. Во всяком случае, если разница не превышает один размер. Правая и левая половины туловища асимметричны и обладают разным строением у абсолютного большинства людей. Это связано с различием работы правого и левого полушарий головного мозга. Ведь от рождения доминирующим у нас выступает лишь одно из них. А каждой половиной туловища преимущественно управляет не весь мозг, а противоположное полушарие. В значении, противоположное той половине туловища, которая нас интересует. Например, у правшей доминирующим является левое полушарие, а у левшей – наоборот.

Кора доминирующего полушария активнее, мы обращаемся к ее мыслительным центрам значительно чаще. Другое же полушарие нам необходимо развивать отдельно. У него несколько иные «обязанности», степень активности. И соответственно, иная манера управлять развитием той половины туловища, которой оно «заведует». Отсюда и разница в пропорциях, расположении мимических морщин лица, походке, точности и силе движений конечностей.

3. Степень упругости. Упругость груди обеспечивается не только развитием грудных мышц. Как уже было сказано, немаловажную роль здесь играют унаследованные особенности синтеза и поведения других тканей и белков тела. В частности, соединительных, состоящих почти полностью из коллагена и эластина. Эти параметры не изменяются и мало поддаются даже частичной коррекции – в том числе с помощью питания, физических нагрузок, применения специальных косметических средств.

4. Небольшое количество растяжек, образовавшихся в период полового созревания – быстрого увеличения груди и бедер. В принципе, идеальным вариантом считается полное отсутствие растяжек вплоть до первых и последующих родов. Дело в том, что молочные железы и другие элементы зрелой женской анатомии появляются в возрасте, когда естественные возможности кожи по растяжению максимально высоки. Потому предполагается, что полностью здоровая кожа подростка растянется на нужный объем без сколько-нибудь значимых повреждений.

А вот уже время первой беременности и родов традиционно считается более поздним. Восстановительные возможности кожи в этой возрастной категории (18 и старше) значительно снижаются, активный рост и обновление всех тканей тела уже начинает замедляться. Отсюда и признак: наличие заметных или обширных растяжек в подростковом возрасте говорит о сложностях с формированием/функционированием белков, отвечающих за упругость тканей – в том числе кожи. Вероятно, у подростков с растяжками грудь будет далека от «голливудского» идеала – недостаточно упруга, с повышенными требованиями к косметическому уходу.

5. Периоды набухания молочных желез, увеличения их объема и веса, легкой болезненности, выделения из сосков полупрозрачной белесой жидкости – молозива. Это считается нормой для всех женщин в случае, если такие признаки наступают через примерно равные промежутки времени, в явной связи с приближением критических дней. Они должны непременно полностью исчезать к середине или концу критических дней и наблюдаться в обеих молочных железах сразу. Причем с одинаковым набором признаков и интенсивностью их проявлений. При появлении в молозиве включений крови или гноя (желтый цвет, коричневые тяжи, неприятный запах) необходимо немедленное обращение к врачу. Оно обязательно и в том случае, если разные молочные железы проявляют различный набор признаков (например, выделения наблюдаются только из одной железы). Даже если, как и было оговорено выше, все симптомы проходят в обычном порядке, с окончанием менструации.

6. Постепенное уменьшение объема груди, затвердевание ее тканей после наступления климакса. Это связано с естественным замещением ее железок (альвеол) и жировой оболочки для них фиброзной тканью. То есть разрастающимися соединительными волокнами, которые весь период половой активности составляют лишь прослойку между дольками железы. Следует помнить, что норма такого замещения – равномерная текстура волокон. Иными словами, наличие узелков или уплотнений, в том числе среди волокон фиброзной ткани, считается тревожным признаком и требует медицинского наблюдения.

7. Появление в молочных железах временных аномалий текстуры (уплотнения, узелки, участки небольшой болезненности) в период активного роста молочных желез. У подростков это случается наряду с растяжками и выделением молозива. Если все эти новообразования рассасываются в пределах от одной недели до одного месяца, беспокойства они вызывать не должны. Их природа – такая же, как у нерегулярных поначалу критических дней и других быстро проходящих признаков. Дело в том, что на начальном этапе эндокринная система лишь «учится» работать по-новому, пытается отрегулировать ранее незнакомые ей процессы. И не все ее звенья в данный момент могут срабатывать так хорошо, как хотелось бы.

8. Симптомы ПМСпредменструального синдрома, который нарастает в течение нескольких дней перед критическими днями и исчезает с их началом. Физиологичными здесь считаются:

• небольшой набор веса из-за задержки жидкости в тканях тела – метода естественной компенсации организмом грядущей кровопотери;

• головные боли, связанные с изменениями артериального давления – как правило, в сторону повышения;

• умеренная мышечная слабость и снижение их тонуса – следствие временного понижения гемоглобина в крови.

Перепады настроения – самое заметное, прямое и вполне нормальное следствие действия выделяющихся гормонов на кору головного мозга. За счет этого же механизма у матерей предположительно формируется особый подход к новорожденному ребенку, который называется материнским инстинктом и материнской любовью. То или иное настроение у каждого из нас обеспечивается выбросом в кровь определенных гормонов. Например, адреналин отвечает за агрессию и решимость, кортизон – за страх. Серотонин – за способность обосновывать ответы логикой, выдержку и т. д., и т. п. Материнские же чувства обеспечиваются высокой концентрацией пролактина и окситоцина… Ну и, разумеется, собственными душевными качествами матери!

Наверное, многим женщинам будет интересно узнать, что в самом начале полового созревания грудь болит и набухает не только у девочек. Этому явлению подвержены и мальчики – у них даже нередки случаи выделения молозива из сосков. Разница в том, что их основной гормональный фон быстро становится мужским – в точном соответствии с темпами роста яичек. И синтезируемый в небольших количествах надпочечниками эстроген быстро перестает оказывать на их молочные железы какое бы то ни было влияние. Так что само по себе выделение молозива в определенные периоды нормально – как и грудного молока при вскармливании.

С другой стороны, не секрет, что не все выделения из сосков так уж естественны. И что именно неестественная их часть нередко сопровождает весьма опасные патологии – доброкачественные и злокачественные опухоли, инфекции и пр. Аналогично, грудь может начать болеть и увеличиваться в размере не просто так, а по причине, которая наверняка нам не понравится.

Патологическими изменениями состояния молочных желез считаются:

1. Дискомфорт и боли любой интенсивности, не связанные со стадиями естественного цикла. То есть постоянные или периодические, проявляющие любые другие взаимосвязи, кроме взаимосвязей с графиком критических дней. Следует помнить, что гормоны, которым мы должны быть «благодарны» за нормальный дискомфорт в молочных железах, достигают пика концентрации за два-три дня до начала менструации. Это не зависит от характерной для данной женщины длины цикла и временного промежутка между критическими днями или овуляцией.

2. Разность симптомов, проявляемых правой и левой молочной железой в любой из периодов цикла. Например, более постоянные или интенсивные боли в одной из них, наличие выделений, когда в другой железе они не наблюдаются, разная степень набухания и пр.

3. Постоянные уплотнения любого размера и консистенции внутри тканей или непосредственно под кожей молочной железы. Особое беспокойство должны вызывать плотные, неподвижные узелки – как бы сращенные с кожей или окружающими тканями. Гнойные выделения из соска в сочетании с постоянными, стреляющими болями и повышением температуры всего тела требует обращения к инфекционисту. Изменение вида или цвета кожи над такими новообразованиями, выделения с примесью крови, появление безболезненных припухлостей в подмышечных впадинах, под ключицей или на шее со стороны задетой груди, требует немедленного обращения к онкологу.

4. Очевидное увеличение обеих или одной груди в размере в возрасте, когда нормальный рост молочных желез уже прекратился. Разумеется, речь не идет о периодах перед критическими днями, последних стадиях беременности, кормлении грудью. Тревогу должно вызывать увеличение груди именно в моменты, когда оно очевидно ни с чем не связано и носит притом постоянный характер. Как правило, рост груди является единственным признаком злокачественного процесса, если его очаг расположен глубоко в тканях железы. Или если опухоль является мелкоклеточной – то есть рассеянной, не имеющей сформированного тела.

5. Сочетание изменений состояния молочных желез с нарушениями в ходе менструаций. То есть учащением критических дней или, наоборот, увеличением промежутка между ними. А также появлением слишком скудных/обильных, затяжных кровотечений, кровотечений или кровянистых выделений в промежутках между самими менструациями. В таких случаях изменения в молочных железах едва ли являются проблемой именно их тканей. Однако они наверняка напрямую связаны с глубокой патологией яичников или эндокринной системы. Иными словами, за этими малозаметными и как бы непонятными признаками (нередко они еще и самопроизвольно меняются с течением времени) часто стоит киста, рак, отказ одной из эндокринных желез тела и пр.

6. Отсутствие видимого роста молочных желез в сочетании с уже наступившими менструациями и появлением других вторичных половых признаков. Это явление может означать самые разные патологии развития – от врожденной аномалии тканей молочной железы до латентного гермафродитизма (бывает и такой). В любом случае, речь идет о серьезном, обычно – наследственном отклонении. Устранить его полностью, быть может, и не получится – только откорректировать до некоторой степени. Но о сути патологии здесь следует узнать все подробности, и как можно раньше. Даже если количество требуемых исследований повергнет нас в ужас. Проблема в том, что многие из таких дефектов вообще устранимы без последствий лишь до определенного возраста. Многие корректируются исключительно по принципу «чем раньше – тем лучше». А многие могут без коррекции дать самые печальные последствия. Например, самое распространенное из них – злокачественное перерождение патологических тканей (недоразвитые яички, молочные железы, ткани яичников и матки) с течением времени.

Профилактика заболеваний молочных желез.

Поддержка эндокринной системы.

Как мы понимаем, лечение – это лечение. Оно назначается при уже имеющемся заболевании и зависит от специфики самого заболевания. Уже наступившие патологии и методы избавления от них мы обсудим далее. Но в начале этой малоприятной темы поговорим о периоде, когда наш организм еще молод и может сам справиться с любым начинающимся отклонением – стоит лишь немного ему в том помочь.

Разумеется, далеко не все заболевания можно предотвратить путем естественных и простых мер предосторожности. Ведь многие из них закладываются в нашем организме еще в момент зачатия или внутриутробного развития. Так что с частью будущих патологий мы рождаемся. Хуже того: многие из них не только неизбежны, но еще и не устранимы средствами современной медицины. А на развитие некоторых мы не можем повлиять потому, что не подозреваем об их наступлении до последнего момента. Например, это напрямую касается травм и злокачественных опухолей…

Словом, не стоит думать, что от нас здесь зависит столь уж многое или тем паче все. Просто правдой является и другое – что своевременно принятые и грамотно разработанные меры профилактики действительно помогают избежать половины, если не более, патологий будущего. Иногда – будущего далекого, а иногда – ближайшего.

Кроме того, у медали есть и обратная сторона. Заключается она в том, что молочные железы, в отличие от других органов тела, имеются у нас не с самого рождения. Они формируются по мере взросления, уже в процессе жизнедеятельности. И особенности нашего собственного обращения с ними могут заметно сказаться на их развитии. Сказаться куда заметнее, чем на развитии любого другого органа, включая половые.

Говоря еще проще, если ни девочка-подросток, ни ее родители не имеют представления о правильном и неправильном обращении с растущими молочными железами, ситуация складывается очень опасная. Опасная тем, что для них как никогда высока угроза сформировать серьезную патологию молочных желез по элементарному незнанию. Причем в возрасте, когда заложенные изменения иногда становятся необратимыми за недели – не то что месяцы.

Прямо или косвенно на развитии и, так сказать, дальнейшей жизни молочных желез сказывается работа многих других органов тела. Но самое непосредственное влияние, как мы уже поняли, на них оказывает эндокринная система. Она состоит из почти десятка желез: гипофиза и эпифиза (расположены в тканях головного мозга), щитовидной, вилочковой, поджелудочной желез. А также надпочечников (яичников у женщин) или яичек (у мужчин) и предстательной железы (опять-таки, только у мужчин).

Роль гипофиза в деятельности эндокринной системы.

Уже по количеству желез, входящих в систему гормонального регулирования, можно догадаться, насколько сложны принципы и методы ее работы. Самой главной эндокринной железой тела является гипофиз – одна из собственных желез головного мозга, работа которой управляется именно этим органом и его корой. Именно гипофиз в течение всей жизни организма следит за секрецией каждого гормона в каждой железе, ускоряет или замедляет ее при необходимости, поддерживает баланс между гормонами-антагонистами (гормонами с противоположным действием).

Гипофиз – и сам, так сказать, большой труженик. Ведь он производит около 20 собственных гормонов, а его функции частично дублируются лишь надпочечниками. Зато гипофиз одной своей выработкой способен восполнить недостатки функционирования целого ряда желез – надпочечников, яичек и яичников, эпифиза, щитовидной железы.

Гипофиз отвечает и за начало полового созревания – запуск процессов, которых ранее в теле не было, но теперь они необходимы для продолжения взросления. Если в работе, строении гипофиза имеются отклонения, ничего этого может и не произойти. Едва ли данная аномалия будет лежать на нашей совести, ведь повредить гипофиз можно только при черепно-мозговой травме. А значит, это отклонение – наверняка врожденное, связанное с дефектами развития головного мозга и его подструктур. В частности, среднего мозга, в котором расположены обе железы.

Нарушения работы гипофиза – явление не такое уж редкое, как принято считать. Скажем так: медицина подозревает его в большей части вялотекущих, хронических нарушений со стороны эндокринной системы. Однако доказать именно эту причину невозможно. Потому диагноз «дисфункция гипофиза» она ставит, только когда у нарушения нет вообще никаких других причин. То есть нет патологических изменений в железах, напрямую отвечающих за синтез этих гормонов.

Словом, гипофиз подозревают во всех необъяснимых, но упорных к лечению расстройствах обмена веществ, пищеварения и выведения. А таких случаев как раз в сфере обменных нарушений довольно много. Ведь откровенные проблемы гормонального регулирования начинаются чаще всего с его особенностей, сформировавшихся при рождении. Например, мы знаем, как выглядит гипер– или гипофункция щитовидной железы. Но мы знаем также, что часть этих симптомов у многих наблюдается с детства, в виде замедленного или ускоренного обмена веществ.

По отношению именно к периоду полового созревания и дальнейшей жизни до климакса недостатки работы гипофиза могут проявляться многими «странностями», присущими только нам. Самый распространенный вариант – это установившиеся в самом начале цикла и сохраняющиеся в течение всего детородного периода особенности.

Например, у некоторых женщин критические дни коротки и безболезненны, цикл составляет 25–28 дней. А у других они могут быть очень болезненными и длительными, зато редкими – наступать один раз в 30 и более дней. То же самое относится и к упомянутому выше ПМС – предменструальному синдрому. Кто-то не знает, что означает это словосочетание, а кому ПМС вредит в жизни больше, чем все заболевания на свете… Ведь при ярко выраженном ПМС женщина сама не своя, становится похожа на истеричку, может совершать самые неожиданные и импульсивные поступки. Страдающая ярким ПМС дама почти неспособна к сосредоточенной работе и вообще жизни в цивилизованном обществе. И все это – опять он, гипофиз!

Роль белков и аминокислот в синтезе гормонов тела.

Впрочем, зачастую гипофиз и не «виноват» в своем поведении. То есть нарушений в его тканях или их связях с корой нет, но его манера управлять эндокринными железами все же оставляет желать лучшего. Это происходит чаще всего в условиях постоянных дефицитов – дефицитов каких-либо веществ, необходимых для работы эндокринных желез.

Все мы понимаем, что свойственный женскому организму цикл одновременно и нормален для него, и создает большую нагрузку на те или иные его системы. Допустим, гормоны – это белки. В значении того, что абсолютно все гормоны тела строятся из аминокислот – продуктов распада белка и являются белками по структуре. Это значит, что для женщины вегетарианство не подходит ни как метод коррекции веса, ни как система питания. В том числе в самом его «либеральном» виде. Женскому организму обязательно нужны белки – притом именно животного происхождения.

Разница между растительными и животными белками заключается не только в их вкусовых качествах. Дело в том, что полный набор аминокислот, из которых строится каждая молекула гормона, состоит из 20 элементов. 12 аминокислот из списка может произвести и сам организм человека – путем превращения в них избытка других аминокислот. Потому они зовутся заменимыми. А оставшиеся восемь такому вторичному синтезу не поддаются. Они могут только поступить в организм с продуктами питания и потому зовутся незаменимыми. Так вот, растительный белок, сколько бы дифирамбов его пользе ни опубликовала пресса, не содержит ни одной из этих незаменимых аминокислот. Это значит, что с кабачками и соей мы едим то, что может произвести и наше тело. И совсем не едим того, что оно само не произведет ни при каких условиях.

Продукты животного происхождения, в отличие от растений, содержат полный ряд аминокислот – полный ряд, необходимый для постоянного и даже повышенного синтеза всех гормонов тела. Нет свободных аминокислот в организме – и гипофиз утрачивает возможность регулировать работу эндокринных желез так, как ему положено. При дефиците аминокислот ни подчиненная железа, ни даже сам гипофиз не смогут произвести необходимый гормон так быстро, как это требуется, в нужном количестве. Ведь им не из чего его производить.

Естественно, в этой ситуации кора головного мозга будет требовать неких конкретных мер от гипофиза. Он, в свою очередь, потребует их от определенных желез тела. Те будут вынуждены игнорировать его «распоряжения». Кора, обладающая собственным механизмом контроля уровня тех или иных гормонов в крови (он нужен ей для управления активностью гипофиза), это непременно заметит. Она повторит гипофизу приказание, и он попытается одновременно «нажать» на железы, а также синтезировать недостающее коре вещество сам. Разумеется, у него ничего не выйдет. Но каковы побочные эффекты! Кора так и не осуществила желаемое действие – то, для которого требовался гормон. Одновременно гипофиз некоторое время работал с перегрузкой сам и подверг тому же еще как минимум одну подчиненную железу, хотя та здорова и ни в чем не виновна…

Как видим, чем чаще будут повторяться такие эпизоды, тем большая нагрузка будет ложиться ежедневно, ежечасно на вполне функциональные и нормально развитые железы. При этом стимулировать их к лучшей работе у головного мозга и гипофиза не выйдет никаким способом – даже экстренным. Будь эти железы хоть трижды здоровы изначально, совершенно очевидно, что они «сдадут» под постоянным нажимом гипофиза. И произойдет это очень быстро. Потому как женщинам, так и мужчинам необходимо просто смириться с естественной для человека всеядностью – и чем раньше, тем лучше.

Понятно, что в животных продуктах есть холестерин: в растениях его нет, и это не так хорошо, как кажется. Во-первых, потому, что холестерин все равно вырабатывается и в организме – в печени. Так что от атеросклероза вегетарианство не спасает. Во-вторых, потому, что именно из холестерина состоит львиная доля белого вещества головного и спинного мозга, кора надпочечников, оболочки всех клеток тела. Так что тот факт, что у некоторых из нас он становится причиной сердечно-сосудистых патологий, не должен являться поводом к его ограничению в рационе. В противном случае мы рискуем умереть куда раньше, от заболевания куда более мучительного, чем одышка и боли в сердце.

Роль других элементов рациона в поддержании здоровья эндокринных желез.

Итак, с белками мы разобрались. Но ни для кого не секрет, что ими наш рацион ограничивать тоже нельзя. Ведь и избыток белков, которые телу усваивать просто некуда – совсем не подарок. И потом: для синтеза новой молекулы белка из свободных аминокислот требуются и другие вещества – те, которые химия зовет катализаторами. Ведь основная реакция не всегда происходит сама. Точнее, одни основные вещества участвуют в ней крайне редко. И обычно речь идет о реакции распада, а не синтеза. А для синтеза всегда нужны и другие свободные молекулы – витаминов, минералов, микроэлементов. А также энергия для осуществления превращения.

Универсальным для всех тканей и клеток источником энергии является глюкоза – вернее, аденозинтрифосфорная кислота (АТФ), на которую расщепляют молекулы сахара клетки. В свободном виде глюкоза содержится в крови, немного другая ее химическая форма (гликоген) составляет собственный, так сказать, неприкосновенный запас печени и мышц. Большинству эндокринных желез сахар нужен в периоды высокой синтезирующей активности клеток. И все же, они потребляют его в далеко не рекордных количествах. Больше всего сахара «сжигают» мышцы (при сокращении) и кора головного мозга (при мышлении).

Во всяком случае, нам необходимо помнить, что тяга к сладкому, свойственная многим женщинам постоянно и обостряющаяся у всех женщин в период ПМС, объяснима физиологически. То есть дело здесь не совсем в психологии: компоненты какао и кофе действительно схожи с эндорфином – гормоном хорошего настроения. Конечно, в период сплошь плохого самочувствия и настроения их может хотеться особенно остро. Но, помимо этого, существует еще один нюанс. А именно: в период ПМС гормональный фон меняется активно и быстро – тело женщины готовится к критическим дням. Ускоренный синтез гормонов надпочечниками и яичниками требует больших затрат энергии. А энергия – это сахар. Вот и весь феномен…

Итак, в лишней шоколадке перед критическими днями отказывать себе не следует. Позаботимся о фигуре потом, после заботы об эндокринной системе, которой сейчас просто необходим материал и энергия для работы. Тем более что эта шоколадка «уйдет» на дело за минуты, не создав ни грамма лишнего веса. Ведь наш лишний вес – это лишние же углеводы. Сейчас они лишними не будут, хотя лучше соблюдать осторожность со сложными углеводами – цельными зернами круп и пр. В противовес простым углеводам (кондитерские и хлебобулочные изделия), они расщепляются и расходуются медленнее – могут и навредить талии. Но за пределами этой небольшой детали излишние ограничения сейчас неуместны.

Что же нам делать с витаминами, минералами и пр.? Ходит слух, что для поддержания здоровья женской груди особенно значим витамин С. Ну, на самом деле это только слух. Он ничем не обоснован, поскольку от витамина С или любого другого антиоксиданта не зависит ни синтез грудного молока, ни рост альвеол, ни норма жирового баланса в дольках. Вероятнее всего, назойливые рекомендации кушать побольше апельсинов, других цитрусовых и ягод с кислым вкусом достались маммологии «в наследство» от прошлых времен. Кстати, это же самое «средство от всего» рекомендуют и при ряде других патологий, не только женских и вообще часто не относящихся к проблемам мочеполовой системы. Мы, разумеется, говорим о временах, когда теория пользы антиоксидантов приобрела не меньшую популярность, чем ранее – теория о вреде холестерина.

Предыстория вопроса состоит в следующем. Ближе к концу ХХ века медицина заметила: окислительные процессы в организме, в отличие от восстановительных, обычно связаны с обменом веществ. А восстановление (ощелачивание), соответственно, сопровождает образование почти всех отходов жизнедеятельности. Например, окисление кислорода в клетках происходит при их дыхании. Кислород вообще нужен клеткам для окисления глюкозы – той реакции, при которой выделяется чистая энергия АТФ. Точно так же нормальный баланс крови и мочи – кислый. Благодаря реакции окисления происходит распад белков в желудке – и т. д. и т. п.

А вот щелочные реакции – явление иное. Щелочной реакцией сопровождается распад собственных клеток тела. Она же позволяет образовываться азотистым основаниям (креатинину, мочевине, мочевой кислоте) – то есть всем отходам, которые выводятся из тела почками. Плюс щелочная реакция мочи или кала может спровоцировать патологические изменения микрофлоры прямой кишки, уретры, мочевого пузыря. Да и большинство наиболее опасных для организма бактерий выживает только в щелочной среде, погибая за минуты в среде кислой.

Предполагалось, что на сами окислительные или восстановительные реакции организм способен от природы. То есть, что он проводит их по мере надобности, по собственной инициативе. Однако окислительные реакции, протекающие естественным путем, без поддержки, часто оставляют после себя побочные продукты – свободные радикалы. Судя по всему, под этим оборотом подразумевались остатки расщепленных или объединенных в другие молекул. Иными словами, фрагменты веществ, результат не совсем верно прошедшей реакции.

Естественно, раз речь идет не о веществе, а неведомо о чем, усвоению свободные радикалы не подлежат. Их не опознает как нужные вещества ни одна клетка. Потому что клетка и ее рецепторы «разбираются» только в стандартных химических элементах, входящих в таблицу Менделеева. Оттого свободные радикалы подолгу путешествуют с кровотоком без надобности, могут оседать и накапливаться в отдельных тканях, разрушая их и вызывая преждевременное старение. Медицина предположила, что организму можно помочь – улучшить условия протекания «полезных» реакций окисления за счет поступления в него дополнительных порций кислот.

Кислоты являются основными действующими веществами окислительных реакций, и они же часто выделяются как их основной или побочный продукт. Разумеется, в пищу предлагалось принимать пригодные к употреблению кислоты – не соляную и не серную. Поскольку принятая кислота фактически проведет окислительную реакцию «за» организм, пищевые кислоты были названы антиоксидантами. Читай, блокировщиками «некачественных» окислительных реакций самих клеток, которые приводят к появлению свободных радикалов. Впрочем, «под» новую теорию были выпущены и истинные антиоксиданты – синтетические препараты, которые в прямом смысле останавливали собственные окислительные реакции клеток…

В общем, эта теория выросла не из самих фактов, а из попытки объединить эти факты в некое подобие системы. Никакая серьезная научная работа ей не предшествовала, но рекламная кампания была проведена обширная. В те времена антиоксиданты вдруг стали залогом и здоровья, и долголетия, и вечной молодости… А в действительности пищевая кислота могла сдвинуть баланс крови и мочи вновь в кислую сторону. Правда, это никак не влияло на процесс, из-за которого произошло ощелачивание – на ускоренный распад клеток где-то в организме или мочевыводящих путях. Так что в этом смысле антиоксиданты лишь искажали картину анализов, не влияя на само заболевание.

Еще антиоксиданты способствовали улучшению желудочного пищеварения. Правда, ценой язв двенадцатиперстной кишки, поскольку среда в ней должна быть исключительно щелочная – никаких кислот. Ну и наконец, антиоксиданты блокировали клеточное дыхание – процесс, восстановить который путем приема кислоты с пищей было невозможно. А это вызывало буквально гибель тканей тела из-за постоянного кислородного голодания.

Таким образом, несколько смертей, связанных предположительно (точно доказать так и не удалось) с приемом антиоксидантов, – и эту нелепую теорию «закрыли». Во всяком случае, сейчас ее уже не рекламируют навязчиво и массово – как вред курения, например.

Что ж, припомним, чтобы тут же и забыть: в определенные периоды в рядах «главных вредителей» нашего здоровья до табака успели побывать холестерин, который незаменим для организма настолько, что от его дефицита тоже умирают. И кофе – всего лишь хороший активатор работы коры и обмена веществ. А также алкоголь – незаменимый стимулятор пищеварения и обмена веществ, который на то и вырабатывается в кишечнике, чтобы пища усваивалась с нужной скоростью. И сахар, который, как считалось ранее, и давление повышал, и ожирение вызывал, и зубы портил…

Среди них «отметилась» даже поваренная соль, без которой водно-солевой обмен в организме вообще невозможен. Да, в свое время она звалась «белой смертью» – звалась, пока без нее у больных не начинались неустранимые даже острой жаждой отеки… Человечество поискало причину всех своих бед уже везде. Сейчас вот ищет в никотиновой кислоте, без которой ряд белков в принципе образоваться не может, а ряд – образуется с большим «скрипом». Не говоря уже о ее участии в работе коры головного мозга и о том, что без нее никакой электрический импульс ни из какого нейрона никуда не «побежит»…

Если мы уже поняли, в какой фактической бессмыслице лежат корни совета есть больше грейпфрутов, оставим цитрусовые в покое. Витамины, безусловно, необходимы телу каждый день. Но нужны в дозировках, определенных наукой давно и весьма четко. Следует помнить, что пищевые кислоты разъедают слизистые оболочки органов пищеварения ничуть не хуже кислот непищевых – борной, соляной, серной и др. Фактической разницы между ними нет никакой – и то, и то является антиоксидантом. К тому же гипервитаминоз – явление ничуть не более приятное, чем гиповитаминоз. С избытком витаминов можно получить и аллергию, и отказ печени, и отказ почек, и патологии кожи, и отказ эндокринной системы – все зависит от витамина, поглощаемого в избытке.

Овощей и фруктов необходимо есть чуть больше, чем продуктов животного происхождения.

Нормальная для современного среднестатистического человека пропорция – 2/3 овощей и фруктов на 1/3 продуктов животного происхождения.

Такое деление суточного рациона по квотам учитывает и наш малоподвижный образ жизни, и слабое развитие мышц, и возможные проблемы с сердцем. То есть проблемы, которые при наличии первых двух моментов просто неизбежны. Если мы попытаемся выровнять наше питание в соответствии с этим простейшим правилом, мы быстро убедимся: оно будет как никогда близко к диете!

Кстати, нам не помешает учесть: витамины, минералы, микроэлементы – все это принципиально необходимые «кирпичики», из которых строится работа эндокринной системы и обмен веществ, который она регулирует. Но беда в том, что современные промышленные технологии часто не оставляют в овощах и фруктах и половины того, что мы рассчитываем в них найти. Более того: они еще и привносят в их состав вещества, которые мы там найти не ожидали и не хотели.

И дело не в маринованных или обработанных другим способом овощах – вопрос напрямую касается даже того, что продается в магазине, но под лозунгом «Прямо с грядки!». Ведь на этой грядке или ветке плоды опрыскивали веществами против вредителей и поливали удобрениями для ускорения роста/созревания. А потом их собрали еще наполовину зелеными – чтобы во время долгого хранения на складе они не испортились, а как раз приобрели зрелый вид.

Так что хоть слово «синтетический» нам инстинктивно и не по душе, иногда покупка поливитаминных препаратов и минеральных комплексов остается единственным реальным выходом из положения. Ведь их состав указан подробно. И случайных компонентов там почти нет – за исключением тех, которые понадобились, чтобы сделать таблетку или капсулу. А дозировка всех имеющихся там веществ очень точна. Она указана вместе с составом, и этим указаниям можно верить на 100 %.

Взаимосвязь между физической активностью и здоровьем эндокринной системы.

Конечно, внешне ее нет, или она выглядит весьма туманной. С одной стороны, любое наше движение и линия поведения сопровождается соответствующими изменениями фона. На то у каждого гормона и имеется свойство изменять настроение, эмоции в определенную сторону. С другой же – гормоны выделяются в теле независимо от того, лежит оно или бежит, смотрит ли телевизор «под» чипсы и пиво или моет полы, играет с детьми, совершает покупки для дома…

Ну а реальность такова, что гормоны, подобно любым другим собственным веществам тела, регулируют физиологические процессы, в нем происходящие. Если в теле в буквальном смысле слова не происходит ничего или почти ничего, эндокринным железам, выходит, и работать не нужно… А что им регулировать, кроме дыхания, сердцебиения и перистальтики – постоянных сокращений мышечного слоя пищеварительных органов?

В обычной для современных людей жизни мы сами создаем себе огромные «перекосы» в активности тех или иных желез. К примеру, возьмем работу центральной нервной системы. Ее ускоряют адреналин и серотонин, а тормозят – мелатонин и кортизон. Все эти гормоны выделяют надпочечники и/или гипофиз – в разных обстоятельствах эти железы могут срабатывать вместе или отдельно. Вопрос в том, какие гормоны из четырех названных выделяются ими чаще, в больших количествах?

Ответ очевиден – это адреналин и кортизон. Ведь первый выбрасывается в кровь при каждом стрессе – выговоре от начальства, ссоре в семье, неожиданной ситуации на работе… Второй же является прямым антиподом адреналина – он тормозит работу коры после каждого всплеска ее активности, чем бы он ни был вызван. Дело в том, что нейроны коры переплетены между собой очень тесно. И каждый нейрон, в котором возник сигнал, обязательно рассылает его десяткам других клеток по соседству. А каждая из этого десятка, соответственно, еще десятку. Потому кора от природы склонна к эпилепсии – волнообразным вспышкам активности. И чтобы эпилепсией не страдало все человечество, любой эпизод с выпитой чашкой кофе или выбросом добавочной порции адреналина заканчивается выбросом добавочной порции кортизона, угнетающего избыточную активность нейронов.

Серотонин и мелатонин – это пара, отвечающая за смену дня и ночи не вокруг нас, а в нашем организме. Днем мы собранны и готовы к решению задач благодаря серотонину, а наш крепкий сон по ночам – это мелатонин. День сменяет ночь относительно стабильно – добиться резкого скачка какого-то из этих гормонов в принципе невозможно. И разве при этом мы не замечали, как плохо мы спим после дня, проведенного за компьютером? Мы можем быть уверены, что, проведи мы этот день за рубкой дров для поленницы или на пашне, мы бы спали значительно крепче. В чем же дело?

Дело именно в одном из «перекосов», о которых и речь. Если мы заметили, мозг у нас в размерах за эти годы не увеличился и эйнштейнами мы не стали. Наоборот, каждое утро голова у нас словно опилками набита – по крайней мере, пока мы не выпьем кофе. Мы с трудом засыпаем, хотя усталость и сонливость преследуют нас постоянно. Мы просыпаемся только к середине рабочего дня – вероятно, потому, что засыпаем лишь после полуночи… и если наши проблемы с суставами, сердечно-сосудистой системой и мышцами вполне понятны (мы не двигаемся – чего же мы хотели?), то отчего деградирует наш мозг, мы не понимаем.

Мы не понимаем, пока нам не объяснят: кортикостероидные гормоны созданы для влияния сразу на все отделы ЦНС – кору, спинной мозг, нервные окончания в кончиках пальцев. То есть, когда в нашей крови происходит всплеск адреналина, он в норме должен тонизировать не одну кору, а и все мышцы тела. Если мышц на ожидаемом месте нет, да и периферические нейроны в этих остатках волокон только проводят болевые сигналы, ему, кроме коры, и действовать не на что. И что будет с корой, получившей порцию «как для больших»? Естественно, данный адреналин подействует на нее сильнее разово, и будет действовать на нее дольше, чем ему положено в норме!

Вот так мы и получаем аномалии работы коры. Тем более что, кроме слишком сильного и длительного влияния гормонов, у нее при гиподинамии есть еще одна проблема. А именно: в коре имеются центры координации движения. Более того: у головного мозга имеется вообще отдельная система, основная обязанность которой – регулировать чисто физические, не мыслительные процессы в теле. Эта система зовется лимбической, и у современного человечества она ровно ничем не занята. Она ничем не занята, значит в кору из нее не поступают никакие сигналы. Целые участки серого вещества, которые должны работать наравне со всеми, самым активным образом, оказываются просто «выключены». Зато в других работа идет полным ходом…

Кора человека, живущего полноценной умственной и физической жизнью, подвергается равномерной нагрузке. Наша – отнюдь не равномерной. Одни нейроны в ней гибнут из-за гормональной и мыслительной перегрузки, другие – за ненадобностью. А мы тем временем продолжаем поражаться, почему варикозное расширение появляется у нас в 20 лет, остеохондроз – в 25, атеросклероз – в 35 и болезнь Альцгеймера – в 45 вместо 60, считавшихся стандартом еще 30 лет назад.

Мы взяли в качестве примера не половые, а кортикостероидные гормоны потому, что, как мы помним, одно управляется другим. В значении, женскими яичниками и мужскими яичками управляет головной мозг – пусть даже по многим из нас это и незаметно. Но поскольку фактически это именно так, нам не следует думать, что проблемы коры никогда не станут проблемами гипофиза. Или что проблемы гипофиза никак не отразятся на нашем основном фоне. Отразятся, и еще как. Недаром постоянные стрессы могут привести к аменорее и бесплодию. Недаром нервничать во время беременности – это многократно увеличивать риск и выкидыша, и мертворождения. И кстати, искусственных родов вместо естественных там, где других причин для них объективно не было.

Итого, прямой взаимосвязи здесь нет: как и было сказано выше, неделя или даже месяц, проведенные неподвижно, за компьютерным столом, создадут нам разве что временный застой крови в органах малого таза. На состоянии нашей груди этот период не отразится никак. Да и прочие возникшие мелочи будет легко устранить по его окончании – хватит, буквально, еще одной-двух недель нормальной подвижности. Но уже спустя полгода каждый новый месяц станет приносить нам все больше осложнений – даже там, где мы вовсе не ожидали их встретить.

Безусловно, у нас начнутся дегенеративные процессы в мышцах всего тела. Кости и суставы станут следующими, поскольку нарушение мышечного кровотока и тонуса буквально уничтожает их амортизирующие структуры в течение месяцев – не лет от его начала. Мы же с этим всем получим уже два процесса, прямо задевающих наш гормональный фон и функционирование половой системы. С одной стороны, матка, яичники и вообще все внутренние половые органы женщины, как и мужчины, расположены в области таза. То есть как раз там, где норму кровообращения и в целом обеспечить непросто. Ну а сейчас мы далеки от этой нормы как никогда, потому что сидячая поза – это самая крайняя и дальняя от нее точка, какая только бывает на свете.

С другой стороны, с гормонами у нас сейчас тоже ситуация непростая. Во-первых, потому, что их выработка в яичниках нарушена по факту снижения всех их функций. Во-вторых, наш гипофиз с переходом к такому образу жизни оказался подчинен коре, которая теперь работает совсем иначе. Она отчаянно пытается уравновесить свою активность в новых для нее условиях – в том числе с помощью гормонов гипофиза. Итог – из-за «какой-то» малоподвижной работы мы получаем уже весьма заметные сдвиги фона.

Скажется ли все это на состоянии молочных желез? Ответ очевиден… Мало того, что со временем начнут ослабевать и мышцы, поддерживающие железы. Мало того, что постоянно напряженные в положении сидя за столом мышцы плеч начнут лишать кровоснабжения и грудные мышцы, и сами железы. Нарастающее изменение и угнетение нормального для возраста женщины фона неизбежно приведет к ускоренному старению молочных желез, их дегенерации и деформации.

Как говорится, вот мы и приехали. В данном случае, от гиподинамии к раннему климаксу. Что ж, если теперь суть вопроса нам ясна, обойдемся без традиционных для прессы «передергиваний» в духе «спорт – это здоровье», «движение – это жизнь» и пр. Все, что важно лично нам, мы уже знаем: здоровье и красота женщины зависит от нормы ее гормонального фона. А норма фона создается в том числе железами, расположенными в тазу, и сильно зависящими от хорошего кровоснабжения тканей этой области. Так уж случилось, что как раз требуемая «сидячей» работой поза – самая опасная и вредная для кровоснабжения тканей и органов таза. Малоподвижный образ жизни вреден для нас именно в этом смысле – весьма определенном смысле, требующем вполне конкретных решений.

Как мы будем решать вопрос – это дело наше. Существуют пробежки в парке по утрам и/или вечерам. Существуют беговые дорожки – тренажер, пригодный к установке и в квартире. Существуют спортивные клубы, в которых мы можем заняться многими видами спорта. Можно даже записаться на плавание, восточные единоборства и пр. Вариантов предостаточно. Однако раз уж мы рассказали так подробно о пользе спорта, скажем несколько слов и об обратной стороне – возможном вреде, который он способен нанести и без травм.

Прежде всего, о травмах. Конечно, мы должны понимать: на начало занятий чем бы то ни было наша форма точно будет не лучшей. У абсолютного большинства людей старше 25 лет, занимавшихся спортом только до поступления в вуз, она является отвратительной – без преувеличения. А это создает прекрасные условия для травм и типичных ошибок новичка. Поэтому учтем на будущее:

1. Самостоятельно лучше заняться чем-нибудь простым, не требующим специального оборудования, навыков обращения с ним и техники движений. Например, таков бег, плавание, элементарная утренняя зарядка.

2. Разумнее всего начинать заниматься с инструктором. Речь идет о профессионале более или менее высокого уровня. Но на данном этапе объем его теоретических и практических знаний в любом случае будет на порядок выше нашего – и об этом не следует забывать. Если мы пожелаем, после можно будет отказаться от его услуг, сменить клуб, сменить вид спорта – ведь мы не в пожизненном рабстве!

3. Не стоит с самого начала ставить себе узкие, косметические цели – подтянуть ягодицы, откорректировать форму бедер или той же груди… Все это придет само, с течением времени. Начинать нужно со всего тела, а не отдельных его участков. В противном случае мы будем давать нагрузку целевым мышцам, в то время как сердечно-сосудистая система у них и всего тела общая. И на участках, которые мы пока не трогаем, она останется в самом плачевном состоянии. Останется она такой там – мы не получим нормального кровоснабжения и в области, с которой начали.

А выйдет из этого то, что начало нашей спортивной «карьеры» быстро станет ее концом. Мы не получим улучшений в намеченной области, зато получим множественные очаги ухудшения во всех прочих областях. Так что начинать нужно постепенно, равномерно распределяя нагрузку на все мышечные группы.

4. Важно помнить, что физическая активность тоже поддерживается гормонами. Как было сказано выше, форму больших мышц и мышечных групп обоим полам обеспечивает тестостерон – отнюдь не эстроген. Отсюда и природная разница в физических возможностях мужчины и женщины. И отсюда же предупреждение: тяжелая атлетика, бодибилдинг и другие виды спорта, подразумевающие постоянный рост мышечной массы, подходят не всем женщинам.

Для многих представительниц слабого пола скачок тестостерона может обернуться непредсказуемыми результатами. И не все из них будут хороши. А значит, в целях просто обретения здоровья (если нет личных пристрастий к определенному виду спорта) девушкам и женщинам разумнее обратиться к фитнесу, гимнастике, бегу. А также другим видам активности, дающим равномерное, но не форсированное улучшение формы всего тела.

5. Не следует начинать одновременно диету и физическую активность. Эти понятия противоположны друг другу во всех смыслах. Оттого еще ни одна попытка их совмещения ни для кого не закончилась хорошо. Она просто не может закончиться ничем хорошим, и тому есть целый десяток не зависящих от нас причин. За один-полтора часа до занятий необходимо обязательно и полноценно поесть – независимо от выбранного вида спорта. Даже если мы ставим главной целью не столько стабилизацию работы эндокринной системы, сколько косметические эффекты – такие, как снижение веса и улучшение внешних линий тела.

Следует помнить, что работающие мышцы потребуют сахар – много сахара, которого в крови при диете неизбежно окажется мало. Возникшая разница вынудит нас быстро прекратить тренировку из-за тошноты, головокружения, «зеленых мушек» в глазах и слабости конечностей. В результате своей попыткой совместить несовместимое мы вообще не достигнем ни одной из поставленных целей, так как не сможем ни сидеть на диете, ни заниматься спортом.

6. Женщинам никогда не следует худеть слишком сильно и тем более быстро. Нам нужно запомнить раз и навсегда: эстроген запасается в жировых клетках тела. Недаром у женщин процент жировых тканей вдвое выше, чем у мужчин. Эта разница заложена в нас природой, и обусловлена насущными нуждами организма того или иного пола.

Сброс веса вызывает резкое снижение уровня женских гормонов в крови. Скажем проще: в результате резкого снижения веса у женщины может наступить аменорея (исчезновение менструаций, заметные сбои цикла), последующие серьезные проблемы с зачатием и вынашиванием плода (фактически бесплодие). Если снижение веса сопровождается набором мышечной массы, это может привести вдобавок к оволосению по мужскому типу, критическому уменьшению объема молочных желез, огрублению голоса. Таких сочетаний следует избегать – равно как и излишней худобы как нормы личного веса. В наше время это модно. Но мода изменчива, а бесплодие, увы, часто оказывается вещью куда более постоянной…

Подбор белья и физкультура.

Как мы уже сказали выше, с молочными железами женщина не рождается – оба пола рождаются лишь с их тканями в зачаточном состоянии. Безусловно, разница между зачаточными и зрелыми тканями груди очень велика. А образуется она уже в процессе жизнедеятельности организма. Иными словами, отдельные моменты этой жизнедеятельности, отдельные решения обладательницы молочных желез и ее родителей могут оказать существенное влияние на их развитие. И не всегда это влияние оказывается положительным.

Речь пока не идет о травме как действии непредсказуемых, случайных обстоятельств. Речь идет о хронических травмах, которые можно нанести неумышленно или умышленно – в угоду личному вкусу, привычкам, требованиям моды и пр. Известно, что скорость полового созревания у всех нас разнится. Некоторые из сверстников опережают других по скорости полового развития. Отношение к такому неожиданно возникшему отличию часто неоднозначно – как со стороны сверстников, так и со стороны самого ребенка.

Различие в семейных традициях полового воспитания, общий уровень подготовки ребенка и его родителей, даже особенности национальных или социальных традиций могут сыграть здесь решающую роль. Решающую то, как в итоге воспримет ребенок факт своего взросления. И соответственно, каково будет его отношение к первым внешним признакам этого взросления.

В принципе, своевременное, иногда даже чуть раннее оформление молочных желез – это скорее хорошо, чем плохо. Чаще всего оно наблюдается как показатель сильной половой конституции девочки. То есть означает хорошие природные задатки эндокринной и половой системы. Чуть реже опережающее взросление связано с наличием у девочки лишнего веса. Напомним: потому, что постоянный фон гормонов в крови женщины обеспечивается их способностью накапливаться в жировых клетках. Естественно, такое может случиться из-за серьезной патологии – опухоли яичников, матки, надпочечников.

В любом случае, появление критических дней и рост молочных желез в возрасте до 12 лет считается не вполне нормальным, хотя случается и такое. Просто в этой ситуации родителям разумнее посетить врача вместе с ребенком. Возможно, все идет своим чередом и беспокоиться не о чем – особенно если в семейном анамнезе уже имелись случаи раннего созревания дочерей. Но возможен и другой сценарий – неблагоприятный, который лучше предусмотреть. Тем более что он иногда касается не только злокачественных опухолей эндокринной системы, но и гермафродитизма – в том числе латентного. В последнем случае организм реагирует быстрым созреванием по одному типу в силу стремительного увеличения в крови концентрации гормонов пола противоположного.

Так или иначе, существует проблема – даже несколько проблем. Во-первых, девочка может быть не готова к своему взрослению психологически. Это зависит от того, насколько подробной и доходчивой была ее беседа с матерью по данной теме и каково общее отношение в семье к половому воспитанию. Ведь не секрет, что многие древние, но сохранившиеся до сих пор традиции обсуждения «этих» тем, предполагают полное замалчивание подробностей. Самый распространенный сценарий сохранения этого подхода в наше время – семьи глубоко религиозные, поддерживающие строгую до аскетизма мораль во всех жизненных вопросах.

Во-вторых, для детей в этом возрасте очень значимо мнение и их собственного круга общения. То есть сверстников вообще и друзей – в частности. А это мнение, как понимаем мы, взрослые, нередко имеет негативную окраску. Ведь чувство соперничества у детей развито ничуть не меньше, чем у взрослых… В-третьих, зачастую у девочек уже имеются базовые, мало осознаваемые представления об идеальном размере груди и ее форме. Например, выросшие на основе наблюдений за матерью, другими взрослыми женщинами из числа знакомых, любимыми актрисами, певицами и пр.

В-четвертых, рост молочных желез, как и первые эпизоды менструации, в любом случае сопровождается заметным физическим дискомфортом. Ведь у девочек меняется центр тяжести, железы могут слегка болеть при ощупывании и надавливании. Не говоря уже о болях при спазмах стенок матки и необходимости отказаться, в связи с дискомфортом в груди, от распространенной у детей привычки спать на животе…

Сочетание тех или иных факторов может дать решение ребенка не стимулировать свое скорейшее взросление, а, наоборот, затормозить его. Иногда степень твердости этого решения столь высока, что не помогают никакие родительские доводы, запреты и увещевания. Если в семье сильны религиозные традиции, характерную для них строгость нравственных норм необходимо временно отставить в сторону. Ведь нравственность относится к манере поведения – в основном по отношению к противоположному полу. А увеличение молочных желез – к физическим неизбежным процессам.

Ребенок в силу особенностей возраста и развития пока не в состоянии отличить одно от другого. Хотя бы интуитивное ее понимание возникает по мере формирования полноценного полового влечения. То есть не как отвлеченного понятия, а как вполне конкретного сексуального интереса к противоположному полу. В среднем подростки приходят к этому не с началом полового созревания, а лишь годам к 13–15. Более ранние увещевания «в исполнении» родителей не заменят элементарного внимания с их стороны. Они наверняка будут восприняты им как простой запрет на половое развитие.

Отметим, что и без каких-либо выраженных семейных традиций родители часто пытаются предупредить возможные «сюрпризы» со стороны подростков с помощью системы прямых запретов. Такое негативное отношение со стороны родителей может легко вылиться у ребенка в стремление физически остановить развитие молочных желез. Или, напротив, обернуться естественным протестом против родительского отрицания. Первое грозит ему и нам самыми серьезными патологиями груди в ближайшем будущем. А второе – нежелательным, опасным во многих отношениях ранним началом половой жизни. А также подчеркнутой распущенностью поведения вместо ожидаемой строгости, беременностью и другими «прелестями» свойственного подросткам «бунтовства».

Если теперь мы понимаем, сколько здесь зависит от взвешенности нашего подхода, разберем фактические, предметные пункты, которые он должен обязательно включать. Итак:

1. Бюстгальтер как средство поддержания растущих желез одновременно и вреден, и полезен. В том смысле, что речь идет о поддержке необходимой – ведь молочные железы часто опережают в развитии мышечный и связочный аппарат груди. Но в то же время она и не предусмотрена физиологией тела, поскольку мышцам и связкам грудной клетки нужно как бы осознать, что грудь растет. И соответственно, начать развиваться с учетом необходимости удерживать ее вес без посторонней помощи.

2. Из этого следует, что нам лучше соблюсти золотую середину: не следует торопиться подбирать дочери бюстгальтер. Тем более не следует требовать от нее его постоянного ношения. Бюстгальтер не требуется груди размером менее первого с половиной. Девушки с таким объемом, как правило, чувствуют себя без него комфортно – в том числе, во взрослой жизни. Многие из них надевают его исключительно с косметической целью, чтобы соблюсти рамки приличия – под тонкую, полупрозрачную, сильно облегающую одежду.

3. Поначалу же этот элемент одежды следует носить три-четыре часа в день – во всяком случае, не более шести часов. Все остальное время девочка-подросток может обходиться без него. После снятия бюстгальтера грудь необходимо слегка помассировать – особенно в местах, где ощущалось давление от «косточек» или швов.

4. Первый бюстгальтер разумнее выбрать мягкий – возможно, полностью из ткани (без металлических «косточек» для фиксации чашечки). Идеальный вариант здесь – сшитое индивидуально белье из хлопка. Впрочем, можно обратиться и в магазин фирменного нижнего белья. Точность мерок необходима в любом случае. Ведь слишком большой бюстгальтер здесь бесполезен в своем прямом назначении – давать отдых мышцам и связкам, фиксируя их в правильном положении. А потенциальная угроза от слишком узкого, тесного бюстгальтера тем более очевидна: он может совершенно остановить едва начавшееся деление тканей железы, деформировать их, вызвать отеки, болезненность, опухоли.

Ни в коем случае не следует покупать кружевное белье, а также белье на поролоновом уплотнителе. Такие ткани хорошо переносятся не всякой даже взрослой кожей. А что касается подростка, то кружева будут лишь натирать и колоть кожу формирующейся груди. И это притом, что она сейчас и так вынуждена тянуться…

Поролоновые бюстгальтеры не рекомендуется носить и взрослым женщинам – по крайней мере, не злоупотреблять ими. Они легко создают парниковый эффект – причем в любое время года, включая зиму. Это приводит к постоянному перегреву молочных желез, повышению потливости их кожи, ускоренному рассасыванию их жировых масс.

5. Родителям необходимо обязательно указать девочке-подростку на необходимость периодического исследования груди прощупыванием. Ведь она сейчас как раз формируется, и понятно, что активный рост тканей не всегда проходит так, как задумано природой. Природа иногда «задумывает» такие явления, как мастопатия, другие доброкачественные и не только новообразования в тканях желез. Если обнаружить их своевременно, никакой проблемы они не составят – в молодости патологии устранить проще, чем в зрелом возрасте. Тем более, если обнаружить их на ранней стадии.

Так или иначе, нам следует помнить, что мастопатия в период формирования груди – явление распространенное. А родители, по понятным причинам, не всегда могут проводить эту процедуру на груди дочерей так часто, как это требуется. Потому необходимо обучить этому ребенка, обязательно объяснив ему смысл действия и напомнив об обязательности разговора с матерью по поводу всех обнаруженных дефектов тканей.

Гимнастика для грудных мышц при формировании груди.

В целом в период формирования молочных желез даже современные дети еще не испытывают недостатка в подвижности и физической активности. Однако есть один нюанс: вся эта активность вместе взятая почти не затрагивает ни грудные, ни плечевые мышцы. Иными словами, девочкам, как и мальчикам этого возраста, необходимо отдельно развивать плечевой пояс и грудную клетку. И если для мальчика это имеет значение как средство правильного формирования скелета, то для девочки – как средство развития красивой, упругой груди.

Повторимся: молочные железы крепятся связками к волокнам грудных мышц. Изначально для них в этих мышцах предусмотрено лишь место. Сила, степень развития, поддерживающие возможности мышц на момент начала роста желез могут отставать от нормы, и подчас – весьма заметно. Дело вовсе не в аномалиях развития скелета или мышц тела девочки. Дело в общем уровне ее физической подготовки, равномерности развития тех или иных мышечных групп. У женского пола дела с этим не так уж гладки – у мальчиков традиционно они идут лучше.

Проблема заключается не только в том, что анатомически девичьи плечи уже мальчишеских. Более узкие ключицы и вообще весь грудинно-плечевой пояс создают меньше возможностей для естественного роста мышечной массы. Но есть и еще кое-что. А именно: мы привыкли и считаем само собой разумеющимся, что широкие плечи, грудь и развитая середина спины – это то, что красиво в мужчине. С женским обликом хорошее мышечное развитие верхней части туловища у нас как-то не ассоциируется. Подтянутые ягодицы и ноги – да, а мускулистые руки – нет. В целом данное представление соответствует, так сказать, природной закономерности: сильный пол должен быть сильным физически, а анатомия слабого пола лучше всего рассчитана на рождение потомства. Потому у женщин, в отличие от мужчин, изначально шире и лучше развит таз…

Но в периоде, о котором мы говорим, этот стереотип неактуален. И соблюдать его несвоевременно. Чем дольше будет сохраняться это отставание в развитии мышц, тем сильнее будет разница между растущей массой молочных желез и возможностями мышечно-связочного аппарата по их нормальной поддержке.

Девочке-подростку со слабо развитым грудинно-плечевым поясом грозит вырасти вовсе не идеалом женственности и красоты. Главным образом потому, что лишенная упругости, заметно отвисающая грудь, которую держит один бюстгальтер – это не очень красиво. Плюс без достаточного развития мышц все эти процессы, связанные с появлением молочных желез, изменением центра тяжести, создадут дополнительную нагрузку на позвоночный столб. То есть непосредственно на скелет ребенка, который в это время тоже еще растет и зрелым считаться не может.

Последняя закономерность объясняет, почему сколиоз и другие формы искривления позвоночника у девочек впервые-то появляются рано. А именно, как и у мальчиков – в семь-девять лет, с началом обучения в школе. Вот только у девочек, в отличие от мальчиков, они имеют тенденцию возвращаться впоследствии. И именно по мере увеличения груди. Согласимся, это обидно и неприятно – увидеть у себя уже, казалось бы, устраненное искривление. А главное, неправильная осанка в таких случаях лишь подчеркивает и усугубляет дефекты формы молочных желез.

Как видим, только что мы нарисовали портрет вовсе не красавицы – какая уж тут красота… Потому подростки обоих полов обязательно должны выполнять одни и те же упражнения: посещать плавание, уроки спортивной гребли, заняться большим теннисом, лыжным спортом. Или делать по 20 отжиманий от пола в день, в несколько подходов. Да, мы не привыкли советовать такое юным леди, но это мы, право, зря. Кстати, существуют и варианты – особенно для детей, посещающих тренажерный зал. Девочкам, как и мальчикам, будет неплохо привыкнуть к жиму штанги от груди. И конечно, освоить гребной тренажер – приспособление для такого же развития середины спины, как дает плавание и гребля.

Если говорить об условиях, когда регулярное посещение ребенком какой-либо секции невозможно (такое случается, по разным причинам), можно попробовать организовать хотя бы частично эффективную работу над грудными мышцами дома. Уточним сразу: основная проблема у обоих полов в случае с верхней половиной туловища – это недоразвитие грудных и широчайших мышц. В случае с нижней, аналогичная ситуация обычно наблюдается с бицепсом бедра (составляет всю заднюю его поверхность).

Все это – лишь потому, что грудные и широчайшие (те, что дают V-образное расширение спины к плечам) мышцы в реальной жизни можно тренировать разве что греблей или плаванием. Поэтому процент людей с прекрасным состоянием этих мышц в точности совпадает с процентом увлекающихся именно этими видами спорта. Альтернатива здесь лишь одна – тренажерный зал, поскольку проблему не решит даже фитнес или тем более йога.

Для нас все это означает, что попытки заменить полноценную работу со специальным оборудованием домашними «ухищрениями» останутся только попытками. Они не дадут нам необходимого уровня их развития. Тем не менее при выборе между отсутствием всякого развития и хоть чем-то явно будет лучше выбрать это самое «хоть что-то». Просто не стоит задерживаться на этом этапе и тешить себя иллюзией, что мы сделали все, что смогли. Нет, мы сделали далеко не все. И при первой появившейся возможности нам по-прежнему необходимо записать ребенка в спортивный клуб или в секцию соответствующего профиля.

Ну а коль этот момент пока остается делом будущего, постараемся «подогнать» форму и скорость развития грудных мышц. Будем надеяться, остальное сделает молодость и высокая общая скорость развития детского организма:

1. Прежде всего, отжимания – упражнение технически простое, доступное почти в любых условиях. У них существуют два варианта – с предплечьями и локтями, расставленными в стороны или почти прижатыми к туловищу. Эти варианты созданы для более интенсивной нагрузки на несколько разные группы. Потому запомним: нам сейчас необходим первый метод – с локтями в стороны. Именно он больше касается мышц груди и плеч. А второй создает основную нагрузку на трицепс предплечья – явно лишнее для девочки украшение…

Отжиматься лучше всего от пола, тщательно следя за тем, чтобы упражнение оставалось сгибанием рук, а не прогибом в поясничном отделе позвоночника. Эта ошибка и заодно «маленькая хитрость» очень распространена – мы совершаем ее интуитивно или намеренно, когда хотим перенести часть веса тела с рук на позвоночный столб.

За один раз следует выполнить пять-восемь полных отжиманий. Упражнение можно повторить через несколько часов. Более трех раз в день повторять не нужно – это уж слишком. В случае с девочками легко поверить, что в первые недели им не удастся отжаться ни разу. Но к результату стремиться надо, потому для облегчения «старта» можно поначалу отжиматься от устойчивой скамейки, высокой ступеньки и других прочно закрепленных возвышений над линией пола. Если таковых нет, можно попробовать другой вариант: следует лечь поперек кровати так, чтобы ноги до колен лежали на ней, а верхняя половина туловища свешивалась над полом, упираясь в него ладонями.

2. Если у нас имеется длинная, узкая, устойчивая скамья наподобие лавочки, можно обзавестись «в пару» к этому бесценному спортивному снаряду двумя наборными гантелями с комплектом резиновых дисков. Они займут меньше места, чем микроволновая печь, но помогут нам в деле коррекции мышечного развития несравнимо больше ее. Для упражнений на мышцы груди ребенку (или даже нам – кто знает?) необходимо лечь на скамью вдоль, лицом вверх. Ноги следует согнуть в коленях, чуть расставить в стороны и надежно упереть в пол всей стопой – на скамье им делать нечего.

В каждую руку нужно взять по гантели с минимальным весом, развести предплечья в стороны так, чтобы они оказались перпендикулярны туловищу. Руки следует согнуть в локтях, чтобы кисти с гантелями «смотрели» прямо в потолок. Будут они развернуты пальцами друг к другу, к лицу или к стопам – почти все равно. Для разнообразия нагрузок положение кистей и гантелей можно менять – это лучше разовьет отдельные волокна одной мышцы и упрочит мышечно-связочную структуру запястий.

Итак, руки, согнутые под прямым углом, необходимо поднять вверх, полностью выпрямив их в локтях, не менее восьми раз. Будет лучше, если в самой верхней точке гантели окажутся чуть сближены. То есть, если мы будем выпрямлять руки не прямо вверх, а чуть внутрь, словно стремясь скрестить их, но не скрещивая. Каждый раз их следует возвращать в исходное положение так, чтобы локти и предплечья опускались чуть ниже линии скамьи, к полу. Но лишь чуть ниже – не стоит чрезмерно растягивать рабочие мышцы, да еще под действием веса. Чаще двух раз в день упражнение выполнять нецелесообразно: по мере увеличения силы мышц разумнее увеличивать вес, набираемый на гантелях.

3. Можно обзавестись одним из часто рекламируемых на телевидении домашних тренажеров – упругим обручем небольшого диаметра. Или конструкцией, предназначенной специально для работы с грудными мышцами. Последняя обычно напоминает толстую пластиковую палку, только ее торцы можно сжать. И при попытке сжатия они будут оказывать сопротивление. Такие тренажеры плохи тем, что силу сопротивления конструкции невозможно изменить – то есть увеличить. А мышцы тела быстро привыкают к нагрузке одного и того же уровня. Потому каждые один-полтора месяца эти тренажеры можно смело выбрасывать и обзаводиться новыми, помощнее.

В среднем именно таков период, за который они перестают выполнять развивающую функцию и становятся бесполезны. Но, как мы понимаем, в пределах нескольких недель противопоказаний к их применению нет. Тренажеры такого рода используются в положении сидя, стоя или лежа лицом вверх. Обе руки необходимо выпрямить перед собой, на уровне груди. Взяться кистями за торцы или противоположные стороны снаряда и попытаться сжать их до упора. Кисти при этом будут сближаться. Нужно следить, чтобы обе руки оставались прямыми, расположенными на одном уровне по отношению друг к другу (более слабая попытается согнуться в локте или «съехать» вниз). Сжатие следует выполнять на вдох, расслабление – на выдох. При желании специальный тренажер можно заменить прочным, небольшим, не слишком плотно надутым мячом – например, как маленькие мячи для занятий фитнесом.

4. Осанка девочки, как мы и сказали выше, тоже очень важна при решении вопроса, как сформируется ее грудь. Потому развить и середину спины будет идеей далеко не худшей. Технически, мышцы лопаток сокращаются в момент, когда мы не толкаем какой-либо предмет выпрямленными руками, от груди, а, напротив, тянем его к груди, отводя при этом локти за спину. В домашних условиях это можно организовать, купив эспандер – тренажер, противоположный описанному только что. Будет отлично, если хотя бы часть его пружин окажется съемной.

Упражнения с эспандером выполняются тоже вытянутыми на уровне груди руками, только на растяжение вместо сжатия. Не следует приближать его при попытках растяжения к груди, сгибая руки в локтях. Если ничего не выходит даже при минимальном сопротивлении, его можно совсем прижать к груди и попытаться растянуть с согнутыми локтями. Однако в этом случае растянуть его нужно максимально широко – так, чтобы локти «ушли» за спину как можно дальше.

5. Если у нас имеется тяжелый, очень устойчивый шкаф с прочными ножками, нам осталось лишь обзавестись плотной, прочной резиновой, латексной или другой упруго тянущейся лентой. Она должна быть широкой и тянуться туго. Лент может быть как две, так и одна. Но длина единой не должна составлять менее 1,5 м, а каждой из двух – менее 1 м.

Одну ленту следует обвязать вокруг двух ножек шкафа так, чтобы получилось широкое кольцо – что-то вроде приводного ремня на двигателе. Отдельные ленты нужно привязать по одной к каждой из двух передних или боковых (более удачный вариант) ножек. Ребенка следует усадить на расстоянии предела естественной длины ленты/лент, лицом к шкафу. Затем он должен взяться обеими руками за «приводной ремень» или концы лент. В последнем случае на этих концах можно заранее завязать петли или намотать каждый конец на кисть – чтобы он не выскальзывал при натяжении. Девочкам наверняка будет удобнее работать в специальных перчатках для фитнеса – с кожаной ладонью и обрезанными пальцами.

Суть упражнения ясна: одновременно обеими выпрямленными, вытянутыми перед собой, на уровне груди руками ребенку (или мы – опять-таки, кто знает?) ленту необходимо потянуть в стороны, стремясь развести руки в бока прямыми или согнуть, отведя локти за спину. Усилие не должно быть непрерывным – после каждого максимального растяжения ленты руки нужно возвращать в исходное положение. Повторить 8–10 раз подряд, вернуться к упражнению во второй половине дня или через несколько часов.

6. Продольные мышцы, отвечающие непосредственно за прямое положение позвонков и их повороты в бока, хорошо укрепляет средней тяжести книга на голове. С этим предметом следует ходить по дому как можно чаще. Разумеется, поддерживать равновесие книги руками не следует – нужно постараться сделать так, чтобы она перестала падать при прямом положении туловища. Вес книги (или любого другого широкого предмета с плоским дном) не должен превышать 2 кг.

7. Если мы уверены за свою или нашего ребенка честность перед собой при выполнении упражнений, можно попробовать еще один вариант: встать или сесть, чуть наклонившись вперед. Заложить руки за голову, сплести пальцы на затылке. Затем необходимо попытаться выпрямить спину и шею в то время, как руки оказывают сопротивление этому усилию.

Не стоит переживать за изящество фигуры юной спортсменки. Если после 15 лет она перестанет, подобно большинству, заниматься или оставит в покое лишь свои плечи, уже к 17 годам их ширина окажется вполне пропорциональной. Это можно гарантировать хотя бы потому, что сложение по женскому типу не предполагает рекордов развития верхней части туловища. Сколько бы усилий ни было приложено в детстве и юности, с окончанием тренировок у женщин их результаты быстро сходят на нет. Зато тазовые кости все это время будут утолщаться и расширяться с куда лучшей скоростью – мальчикам такая, как говорится, и не снилась.

Так что своевременное прекращение или перераспределение нагрузок даст нам здесь лишь нормальное, равномерное развитие всего опорно-двигательного аппарата. И разумеется, грудь, которая ближайшие 20–30 лет будет нуждаться в бюстгальтере только как средстве соблюдения приличия. Уже в период с 17 до 25 лет мы оценим этот бонус в полной мере. Наградой за необычные увлечения детства нам наверняка станут наблюдения за девушками, которые, в отличие от нас, просто не могут снять его лишний раз – при всем желании. Не могут потому, что это очень портит им силуэт и имидж. А также делает все их движения без бюстгальтера комичными – даже если речь идет о простой быстрой ходьбе на каблуках.

Во взрослой жизни.

Что касается зрелых с физиологической точки зрения лет, то актуальность многих рекомендаций «родом из детства» сохраняется и здесь. Например, если мы проходили в бюстгальтере слишком долго (целый рабочий день и пр.), то после его снятия лучше не забыть сделать легкий массаж груди. Нам по-прежнему не стоит выбирать поролоновые бюстгальтеры или бюстгальтеры с давящими «косточками». Даже если мы очень ценим именно их за свойство визуально увеличивать бюст на один-два размера. К подбору идеального для наших пропорций кроя изделия и его размеров всегда следует подходить тщательнее, чем к изяществу его ткани или модели.

Следует обязательно учитывать особенности расстояния между молочными железами – у многих женщин оно отличается от нормы в ту или иную сторону, и весьма заметно. Кстати, нередко это становится самым большим препятствием для установки имплантата желаемого размера. А также становится причиной, по которой мы вынуждены отказываться от многих понравившихся моделей белья.

Есть и еще один важный нюанс: как правило, женщины предпочитают нижнее белье с тонкими шлейками – в том числе кружевными, и другими слишком эластичными, чтобы оказывать груди хоть какую-то поддержку. Совершенно очевидно, что некоторые варианты одежды требуют надевать бюстгальтер и вовсе без шлеек… Нам следует запомнить, что подобное изящество на постоянной основе (все бюстгальтеры в гардеробе) могут позволить себе лишь избранные. А именно, женщины с относительно небольшой и очень упругой грудью, которая почти не нуждается в дополнительной поддержке.

Если природа наградила нас размером более третьего или если наши связки с мышцами держат наше «богатство» не так надежно, как хотелось бы, от узких и слишком мягких шлеек разумнее отказаться. В том числе если более широкие и прочные смотрятся на наших хрупких плечах по меньшей мере странно.

Широкая и плотная шлея бюстгальтера сможет оказать нашей груди ту поддержку, которую ей не обеспечивают или обеспечивают с большим трудом грудные мышцы. Узкая не даст нам ничего, кроме давления на ключицы, забавного «колыхания» самих желез при малейшем движении и сводящего с ума давления пояска бюстгальтера прямо под грудью. Когда мы снимем такое белье вечером, мы лично сможем оценить в отражении зеркала ширину, яркость цвета, глубину рельефа, который оно оставило на наших ребрах в этом месте.

Кстати, если у нас выражен лишний вес, по мере его набора необходимо увеличивать и ширину нижнего пояска бюстгальтера – того, что обхватывает тело по нижнему его краю и ощущается как наиболее плотный. Чем он уже, тем сильнее он будет врезаться в мягкие складки жира на животе. А значит, тем меньше комфорта мы испытаем в таком белье в течение дня, и тем больших размеров гематому будем сводить растиранием по избавлении от него вечером.

Даже взрослым женщинам лучше всего шить бюстгальтер на заказ – особенно если имеются выраженные отклонения от стандартов анатомии, на которые рассчитан массовый пошив. Во-первых, эта мера сильно сэкономит наше время – наверняка мы тратим его на поиски нужных моделей очень щедро. Во-вторых, мы сэкономим душевные силы и нервы, которые сейчас тратим каждый раз, когда нам не подходит очередная понравившаяся модель. В-третьих, мы сможем заказать хотя бы часть своего гардероба нижнего белья – несколько бюстгальтеров универсальной модели, из наиболее приятной нам ткани.

К слову, привычка всегда держать в «ассортименте» один-два бюстгальтера из натуральных тканей, идеально подходящих по размеру, не станет лишней ни для кого. Даже если их крой и наши личные предпочтения не позволяют надевать их слишком часто, они очень пригодятся нам в период очередных напряженных поисков. В частности, тем, что нам не придется соглашаться на не вполне подходящие варианты «от отчаяния» и потому, что уже завтра идти на работу будет не в чем.

Косметический и корректирующий уход.

Обычно здоровые молочные железы не требуют никакого особого ухода. Во всяком случае, в периоды между критическими днями, когда женщина не вынашивает ребенка и не кормит грудью. Единственное, их необходимо массировать по вечерам с большим или меньшим тщанием – равно как и «гудящие» от усталости ноги. Эта мера естественна так же, как и любой другой легкий массаж. Она стабилизирует и выравнивает кровоток, позволяет избежать застоя крови на отдельных участках. В конце концов, она позволяет сгладить последствия прямохождения и действия на наши органы силы гравитации.

Любительский профилактический массаж молочных желез вполне допустимо проводить и дома. К услугам профессионального массажиста лучше обращаться по конкретному поводу – при явном нарушении кровообращения, гормонального фона. Когда у нас есть диагностированное, устойчивое нарушение с рядом последствий, помощь специалиста – это именно то, что нужно. Но пока мы здоровы, самостоятельный массаж большинству покажется и удобнее, и практичнее. К тому же у него есть еще один немаловажный плюс: во время массажа, даже если он весьма поверхностен, мы проведем достаточно тщательное и внимательное пальпационное исследование наших желез. Например, на предмет новообразований различного типа.

Несомненно, мы помним, что о вероятности их появления нас предупреждали еще в подростковом возрасте. Но это еще не значит, что они появляются только в юности. А ведь в круговороте ежедневных забот взрослой жизни мы часто забываем эту детскую привычку, проводим обследование все реже или вообще вспоминаем о наличии у нашей груди каких-то потребностей, только когда она начинает откровенно набухать или болеть…

Вполне возможно, если мы свяжем эту процедуру с еще одним соображением пользы, с запоминанием у нас станет лучше. Да и с вниманием при пальпации – тоже. Сама техника не сложна – главное, не пытаться прилагать к хрупкой «грозди» желез, заключенных в капсулу из жира, слишком большое усилие. Право, не лучшее применение нашим выдающимся физическим возможностям… Техника самостоятельного массажа груди такова.

Нам необходимо лечь навзничь на любой поверхности, снять бюстгальтер. Затем положить пальцы одной руки в подмышечную впадину другой и круговыми, легкими движениями «пройтись» по всей нижней полуокружности груди – вплоть до ложбинки между железами. Далее точно таким же образом необходимо подняться пальцами вверх, до начала подмышечной впадины. Саму железу массировать не следует – это неприятно, больно и грозит травмой ее структур. От точки, с которой мы начали и в которую вернулись, следует продвигаться не к соску, а к выступающей «шишечке» плечевого сустава. В этом направлении поднимается основное волокно грудной мышцы – чуть наискосок, как бы от соска к плечевому суставу. Если мы захотим ее увидеть, достаточно просто с усилием поднять из положения, в котором мы лежим, вытянутую руку к потолку. Натянувшееся возле подмышки волокно и будет искомым.

Следует помнить, что сами мышцы, в отличие от молочных желез, достаточно прочны и для глубокого массажа. Просто в нем на этом участке может и не быть необходимости – волокно грудной мышцы у женщин обычно тонкое и легко прощупывается насквозь. Если оно жжет или ноет при нажатии, это не страшно, но говорит о застое крови. Эффект совершенно нам не нужный, потому при наличии ноющих болей мышцу следует разминать по всей длине волокна до их притупления. В идеале, боль должна смениться чувством прохлады или, наоборот, жара, припухания. Если мы все сделали правильно, мы почувствуем также расслабление и приятную тяжесть в данной области.

Поскольку основную часть молочных желез составляют жировые ткани, нам будет полезно ознакомиться с некоторыми их особенностями. Например, с той, что жир, как известно, меняет свою структуру при нагревании. С повышением температуры жировые клетки начинают буквально таять – в том смысле, что из них стремительно уходит вода.

Нередко этот эффект приятен и полезен: например, его используют во всех техниках так называемого термического похудения. Обычно они применяются профессионалами спорта при необходимости быстро достичь соревновательного веса. Для дилетантов в вопросе они смертельно опасны, поскольку дают эффект и перегрева тканей, и их обезвоживания. Но в виде гибридных методик их иногда применяют в косметологии – строго локально (на определенных участках тела), с узкой целью. Чаще всего – для избавления от целлюлита там, где наблюдаются его отложения. Кроме того, эффект быстрого «похудения» жировых масс за счет потери жидкости включен в каждую диету, которая требует отказа от поваренной соли на весь период ее проведения.

Ну, что до подобных диет, то тут все ясно: они обладают такой же эффективностью, как и любые другие, но рискуют обещать более быстрый результат. Он достигается путем «высыхания» жировых клеток, объем жировых тканей уменьшается визуально, оставаясь прежним по факту. Стрелка на весах тоже ползет вниз быстрее, чем обычно, и вообще недостаток у этой «маленькой хитрости» лишь один. А именно: едва мы вернем в наш рацион поваренную соль, все потерянные таким сомнительным способом объемы тут же и восстановятся.

Применительно к тканям молочных желез все это означает, что там-то жир косметическим дефектом не является. Там он выполняет вполне определенные и очень важные функции. Его расположение в молочных железах не случайно – и из-за питательной функции при кормлении грудью, и из-за функции накопления эстрогена в прочие периоды. Следовательно, постоянные колебания количества жира в тканях груди явно не пойдут на пользу ей и нам.

Для жировых клеток очень важен температурный режим. Он должен быть таким, чтобы не вызывать излишней потери ими жидкости. Отсюда и происходит основной побочный эффект постоянного ношения толстых поролоновых бюстгальтеров: они увеличивают грудь визуально, но уменьшают ее объемы по факту. А поскольку потеря жидкости тканями груди происходит через поры кожи, эта самая кожа оказывается в самом невыгодном положении. Невыгодном в том смысле, что она постоянно перегревается и потеет сверх меры. И все это сопровождается контактом с синтетической тканью – сильным раздражителем и аллергеном даже в обычных условиях, не то что в таких.

Ну а помимо вопроса с моделью бюстгальтера это ведет к тому, что прохлада воспринимается тканями груди всегда лучше жары. Следовательно, нам не стоит также загорать летом «по-нудистски», сняв лифчик от купальника. Безусловно, след от купальника на загорелом теле создает косметический дефект – особенно когда мы надеваем обычное белье другой формы. Однако следует признать: некоторые зоны тела просто не предназначены для загара.

Возможно, так было не всегда. Но с периода, когда все люди мира являлись фактически нудистами, прошли столетия и даже тысячелетия. Века, которые человечество провело в одежде и нижнем белье. Кожа в областях, традиционно обнажаемых крайне редко, по особым поводам, отличается тонкостью структуры и чувствительностью к любого рода воздействиям. Особенно таким травматичным, как солнечный ожог. Так что быть может, нам лучше сделать над собой усилие и воспользоваться красящим кремом для кожи, который зовется еще автозагаром?.. Ну а если мы желаем придать молочным железам тонус, улучшить вид их кожи, нам лучше принимать прохладный (только не холодный!) душ.

К числу простых и естественных средств быстрого улучшения состояния кожи в области декольте относятся также быстрые, короткие обтирания пакетом со льдом или горстью льда из холодильника. Будет неплохо, если мы изготовим этот лед из водного отвара лекарственных трав. Например, ромашки, сосновых иголок, подорожника, шалфея, зверобоя, женьшеня и пр. Разумеется, в последнем случае растирать кожу нужно непосредственно кубиком льда, а не наполненными им пакетиками.

Кстати, женщинам, желающим придать коже груди более светлый и равномерный тон, можно порекомендовать разбавить 1 ст. ложку обыкновенного столового уксуса (9 %-ный раствор уксуса с водой) в 1 л холодной воды и каждый день, единожды растирать им кожу декольте. Уксус славится своим свойством придавать коже фарфоровую белизну. В качестве естественного отбеливателя и хорошего тонизирующего средства его применяют даже при веснушках.

Как мы, наверное, уже заметили и сами, кожа груди часто приобретает сухой и тусклый вид даже без изменений упругости железы под нею. Это нередко происходит оттого, что мы забываем – кожа над молочными железами сравнительно тонка и содержит уменьшенное количество сальных желез.

Говоря еще проще, если даже по всему телу у нас кожа жирная, на груди она наверняка нормальная. А если у нас кожа тела нормальная, на груди она сухая или близкая к сухой. Она нуждается в лучшем питании и уходе, чем все тело. А мы обычно ей его не даем – смазываем ее и все тело одним и тем же кремом, полагая эту заботу достаточной. Некоторое время (в среднем до 35 лет) это может и впрямь мало сказываться на ее состоянии. Но совершенно очевидно, что с возрастом восстановительная способность кожи снижается, как и скорость обновления ее коллагенового слоя. В результате мы получаем тусклый вид всех участков с особенно нежной кожей, их преждевременное увядание.

Для начала воспользуемся простыми и полностью натуральными средствами. Если мы еще не достигли климактерического возраста, прибегать к последним достижениям в области косметологии и фармацевтики нам рановато:

Маска № 1. Смешаем и взобьем деревянной ложкой в равной пропорции жирную сметану (лучше, разумеется, домашнего изготовления) и натуральный мед любого сорта. Разденемся, ляжем навзничь на кровать, застеленную клеенкой. Наложим эту массу густым слоем на всю поверхность груди, декольте. По желанию можно заодно сделать маску и для кожи шеи, тоже подверженной старению. Полежим минут 20–30 и смоем маску теплой водой.

Применять средство лучше всего дважды в неделю. Поскольку маска, как мы видим по ее составу, является очень питательной, в периоды строгой диеты ее применение можно сделать вообще основным средством поддержания кожи тела в здоровом состоянии. В таких случаях, а также при желании улучшить цвет кожи, в смесь допустимо добавить морковный фреш. Добавлять его нужно в таком количестве, чтобы маска не стала слишком жидкой. Ориентировочно, на объем для всей поверхности грудной клетки и шеи это количество составит около 15 мл свежевыжатого сока.

Существуют и маски, включающие такие растения, как ламинария (морская капуста), спирулина. Возможно также использовать пекарские дрожжи и эфирные масла. Эти маски лучше применять с элементами обертываний.

Маска № 2. Застелить кровать клеенкой, приготовить большой кусок тонкого полиэтилена и чистое полотенце – махровое или вафельное. Смешать в равной пропорции сливки/жирную сметану и чуть разведенные водой дрожжи, взбить до получения густой, однородной массы. Лечь на кровать, поставив все необходимое в пределах досягаемости рук. Немедленно наложить массу на область молочных желез и декольте. Затем накрыть полиэтиленовой пленкой, поверх пленки – полотенцем. Оставить маску на 15 мин, потом – смыть теплой водой.

Точно так же следует изготавливать маски с отварами сухих растений. Только, разумеется, в данном случае вместо разведения основы теплой водой траву придется измельчить, залить небольшим количеством воды (отвар должен быть насыщенным). Затем поставить на медленный огонь, дать закипеть, накрыть крышкой и варить в течение 10 мин, добавляя воду по мере ее испарения. После чего дать остыть и смешать с жирной основой, не отцеживая;

Маска № 3. Свежую морскую капусту пропустить через мясорубку с частой решеткой или измельчить в блендере/кухонном комбайне. Добавить 2 ст. ложки жирной сметаны/густых сливок, тщательно перемешать и оставить на 5–10 мин. Застелить, тем временем, кровать клеенкой, приготовить полотенце и полиэтиленовую пленку. Все поставить возле кровати, в пределах досягаемости рук. Лечь навзничь, наложить маску на область груди и декольте густым слоем, наложить полиэтилен, обжать его, сверху положить полотенце. Оставить маску на 10–15 мин, затем – смыть теплой водой. По тому же принципу изготавливаются маски изо всех свежих и сочных растений, а также овощей.

Что до эфирных масел, то их следует добавлять по 2–3 капли на всю маску. Лучше капать их в чуть подогретое растительное масло – оливковое или подсолнечное. Затем перемешивать, наносить на область декольте и груди, накрывать пленкой и полотенцем. Если мы ощущаем жжение, значит мы либо добавили слишком много эфирного масла, либо использовали сразу несколько масел. Последнего делать не следует – разумнее применять для каждой маски разные масла. Мы должны чувствовать эффект разогрева от маски, но явно не жжения.

Помимо домашнего ухода сейчас весьма развита практика ухода специализированного, косметологического. Он проводится в клинике, на платной основе. Разумеется, в нем используются препараты самого разного толка – от растительных до полностью синтетических. Нам уместнее остановить свой выбор на масках, обертываниях, содержащих растения, которые сложно найти в свободной продаже. Либо вещества, которые вообще не предназначены для применения неспециалистом. Например, коллаген, другие белки, минералы и стимуляторы выработки тех или иных веществ.

Как правило, причины, по которым эти растения и вещества запрещены к свободной продаже – самые веские. При непрофессиональном их использовании они могут нанести серьезный вред здоровью как груди, так и организма в целом. Оттого за ними и впрямь лучше идти в салон – даже при внешней простоте процедуры и ее кажущемся сходстве с тем, что мы делаем дома.

Но кроме похожих на домашние обертываний и масок, в салоне нам могут предложить и иные процедуры – физиотерапевтические, требующие участия специального оборудования. Его уж точно дома не установишь, потому это – полный эксклюзив. Самые распространенные процедуры такого рода – миостимуляция и дермостимуляция.

Обе процедуры являются вариантами электротерапии – воздействия на различные ткани током низкого напряжения и высокой частоты. Разница в том, что в первом случае разряд тока стимулирует сокращение мышечных волокон, а во втором он скорее прогревает и тонизирует кожные покровы, включая их глубинные слои. Миостимуляция также широко применяется при лечении целлюлита. Эта процедура весьма популярна среди страдающих им дам, не желающих стимулировать тонус мышц естественным путем – в спортзале.

Такого рода физиотерапия широко используется и в больнице – для лечения многих воспалений, в том числе хронических, в залегающих глубоко тканях. Но столь поверхностные воздействия в условиях физиотерапевтического кабинета широкого применения не нашли. В основном потому, что косметические эффекты – это одно, а лечебные – совсем другое. Потому к врачу за этими процедурами опять-таки не обратишься.

Смысл стимулирования мышц заключается в том, что волокно, находящееся в хорошей форме, визуально подтянет грудь и сделает ее более упругой. Как мы и сказали выше, тот же эффект достигается путем жима штанги от груди, отжиманий от скамьи или от пола или других упражнений на укрепление грудных мышц. Улучшение кровотока в кожных покровах освежает и тонизирует кожу, делает ее моложе и плотнее. Потому обе процедуры лучше применять в комплексе.

Следует подчеркнуть, что объем самих молочных желез при этом не увеличивается – они лишь становятся более упругими и подтянутыми на вид. Потому ни одна из этих процедур не подходит для увеличения объема груди, если он нас не устраивает. Побочных эффектов у них нет – во всяком случае, при грамотном применении и отточенном навыке оператора установки. Конечно, если таковой отсутствует или оставляет желать лучшего, можно получить и острый спазм, и даже ожог. Оттого перед записью на процедуру нам следует полюбопытствовать о репутации клиники, сертификатах на оборудование и применяемые препараты, лицензиях и дипломах работающих в ней специалистов.

Ну, помимо техники введения электродов существуют и другие инвазивные процедуры с выраженным косметическим эффектом. Собственно, большинство специализированных средств (кроме смесей растительного происхождения) вводится тем или иным способом в ткани груди. Чаще всего через кожу они не усваиваются. Это касается белков упругости коллагена и эластина, различных аминокислот и их комплексов, витаминов, некоторых гомеопатических средств.

Самый, так сказать, мягкий вариант подобных процедур – озонирование кожи и другие методики, позволяющие временно, но сильно увеличить поглощающую способность кожных покровов. Но самым предсказуемым по результативности и простым с технической точки зрения считается метод инъекций. Множество поверхностных уколов микродозами препарата чаще всего применяется для больших поверхностей тела – например, омоложения сразу и груди, и области декольте. Такие процедуры наиболее безопасны для молочных желез, но и эффект от них более всего отражается на коже и ее состоянии.

Глубокие инъекции требуют более тщательного подбора препарата. Как правило, этот метод используется для введения таких органичных для тканей тела веществ, как белки и аминокислоты, а также иногда жир. В случае с последним, жировой препарат изготавливается из собственных «запасов» тела пациентки, изъятых путем липосакции из других областей – к примеру, ягодиц. Сторонний жир животного или тем более растительного происхождения с этой целью не применяется никогда. Метод более травматичен, но предназначен для глубокого или, если угодно, всестороннего омоложения. Иными словами, для повышения упругости как самих молочных желез, так и их кожи.

Когда другие средства бессильны…

Под «другими» нам здесь следует понимать весь спектр возможностей, которые нам только может предоставить домашний и косметологический уход, а также правильное питание, подбор белья и укрепляющая гимнастика для груди. Ведь пусть нечасто, но случается, что уже в 17–20 лет мы смотрим на себя в зеркало и понимаем: мы с такой формой/размером не сможем ни смириться, ни прожить полноценную жизнь. Нам даже умирать с такой грудью будет стыдно… и тогда мы вынуждены обратиться к возможностям маммопластики – отрасли пластической (косметической) хирургии, которая занимается вопросами коррекции именно молочных желез.

Многие женщины недовольны своей грудью смолоду. Еще у большего числа недовольство возникает со временем – обычно после вскармливания первого ребенка и тем более по мере нарастания возрастных изменений. Кстати, наряду с весьма распространенным желанием увеличить ее объем нередки и случаи, когда женщина хочет уменьшить его.

Последнее явление (большая и даже огромная грудь) называется макромастией. Чаще всего обладательницами молочных желез больше пятого размера являются женщины любого роста, но с широким строением скелета. То есть естественными пропорциями тела, которые анфас выглядят более широкими, чем в профиль.

Для таких девушек и женщин особенно характерны широкие плечи и таз, далекий от «осиной» обхват талии. У этих женщин четче, чем у других, выражена тенденция к набору лишнего веса – даже при быстром метаболизме и высоких показателях физической активности. Независимо от количества лишнего веса у них широка грудная клетка и относительно велики молочные железы. Часто у них рано появляется тенденция к отвисанию молочных желез – несмотря на хорошее развитие грудных мышц. Если же такая женщина и впрямь является обладательницей лишнего веса, ее бюст может достигать очень больших размеров.

Макромастия, несмотря на внешнее представление о ней как о достоинстве скорее, чем о недостатке, на деле не так приятна, как кажется. Безусловно, большая грудь воспринимается как более привлекательный вариант, чем маленькая. Особенно если она сочетается с подтянутой и, так сказать, ухоженной во всех отношениях фигурой. Здесь срабатывает древний как мир стереотип привлекательности именно в смысле наиболее подходящих для деторождения параметров. Ведь широкие бедра и крупные молочные железы с биологической точки зрения означают полноценность полового развития и физиологическую зрелость девушки либо женщины.

Но за пределами «идеала для продолжения рода» большая грудь подарком может и не показаться. Благо современное представление о половых различиях уже давно не ограничивается их ценностью в вопросах воспроизводства… А значит, многим женщинам с большой и очень большой грудью вполне позволительно желать избавиться наконец от болей в пояснице и грудном отделе позвоночника. А также от постоянной угрозы лордоза и сколиоза, нужды носить далекие от изящества бюстгальтеры из плотной ткани и на широких шлеях, от необходимости постоянно бороться с новыми растяжками.

Так что в целом практика хирургического уменьшения груди распространена лишь чуть меньше практики ее искусственного увеличения. Следует сказать при этом, что увеличение, конечно, остается более популярной процедурой. В то же время по мере нарастания тотального ожирения человечества эта разница постепенно уменьшается. Оно и понятно: для женщин, имеющих выраженный лишний вес, проблема маленького размера груди неактуальна. Особенно если лишний вес у дамы относительно невелик, зато постоянен.

Уменьшение размера груди достигается путем липосакции. Нередко – в сочетании с удалением части альвеол в дольках. Обязательная часть операции – удаление освободившейся после уменьшения кожи на молочных железах, которое называется подтяжкой груди. А увеличение может быть проведено двумя способами.

Первый заключается в заполнении пространства между мышцами и самими железами гипоаллергенным, нейтральным по отношению к тканям и иммунной защите гелем с химически устойчивой текстурой. Сейчас он применяется все реже потому, что практика его использования показала: результат он дает краткосрочный и мало предсказуемый. Потому, несмотря на то что пластика груди начиналась именно с него, в настоящее время преимуществ за ним почти не осталось.

На смену технике наполнения груди синтетическим коллоидом пришел второй метод – имплантация. Речь идет о введении под мышечные волокна груди силиконового мешочка, заполненного либо солевым раствором, либо тем же гелем. Подавляющее большинство случаев имплантации, как это ни странно, тоже сопровождается удалением части кожных покровов груди. Это связано с тем, что после установки имплантата грудь меняет форму, хотя, безусловно, и увеличивается в объеме. Плюс, обычно на момент операции состояние кожи груди пациентки оставляет желать лучшего настолько же, насколько и состояние самих желез.

У обеих процедур (на увеличение и уменьшение) имеются свои ограничения возможностей и противопоказания. Ограничение на уменьшение заключается в общем сочетании количества жира и альвеол в железе. Иными словами, если макромастия пациентки обусловлена хорошо развитым железистым аппаратом (то есть небольшим количеством окутывающего альвеолы жира), сильно такую грудь уменьшить не получится. Ведь новые железки на месте удаленных не вырастут, потому кормление грудью после может оказаться проблематичным, даже невозможным..

А ограничение на увеличение груди сплошь сосредоточено на узеньком участке – в ложбинке между железами. Чем уже анатомически этот промежуток, тем меньше ограничение на «прирост» в объеме. А чем он шире, тем меньший размер получится добавить с помощью имплантатов. Дело в том, что расположение мышц на широкой грудной клетке несколько иное, чем на узкой. И установка слишком большого имплантата приведет к тому, что его край будет отчетливо виден именно в этой ложбинке – особенно при разведении рук в стороны.

Конечно, никакие вмешательства на груди не проводятся в период менструации, при беременности и лактации, при наличии острых или хронических инфекционных поражений ее тканей. Однако косметическая коррекция допустима и показана уже спустя один-три года после операции мастэктомии – полного или частичного удаления одной или обеих желез из-за злокачественной опухоли, очага некроза, травмы и пр.

По поводу пользы от косметического хирургического вмешательства на молочных железах можно сказать лишь одно – она и является сугубо косметической. Хотя следует оговорить сразу, что после этих вмешательств непременно остаются рубцы. Самый заметный из них – тот, что остается после подтяжки кожи. Кожу обрезают всегда вокруг ареолы соска, с последующим сшиванием. Хотя, допустим, имплантат при операции, не требующей подтяжки кожи, можно ввести как при таком же разрезе через сосок, так и при разрезе под нижней линией груди. В последнем случае остается рубец менее как бы акцентированный и другого типа. Если операция проводилась таким образом, ее следы легче замаскировать гримом или зашлифовать. Рубцы после уменьшения груди могли бы стать наименее заметными из всех, если бы эта процедура, опять-таки, не сопровождалась обязательным срезанием кожи вокруг соска.

С другой стороны, более 80 % женщин остаются довольны улучшением вида своих молочных желез в одежде. Даже несмотря на резкое ухудшение их вида без нее… После пластики, сопровождавшейся резекцией кожи, особенно показана лазерная шлифовка рубцов. Рубец вокруг соска всегда образуется келоидный – очень заметный, широкий, имеющий тенденцию со временем увеличиваться. Возможность лактации после таких операций сохраняется, хотя нередко она становится нежелательной. Последнее врач определяет по ходу процесса заживления швов и устойчивости достигнутого результата.

В целом эти процедуры достаточно травматичны, чтобы говорить об их нежелательности с полным правом. Особенно если они не оправданы ничем, кроме нашего желания стать красивее. Ведь красивее мы станем, как видим, лишь наполовину, и это неизбежно. Согласимся, ситуация с таким вмешательством, если у нас нет возможности избавиться от ее последствий, складывается двойственная. С одной стороны, мы становимся более привлекательными именно в смысле интереса со стороны противоположного пола. С другой – этот интерес в чистом его виде мы будим для того, о чем только что подумали, – для интимных отношений.

Однако налицо парадокс: как раз когда мы разбудим этот интерес и подойдем к моменту его логического завершения, сказка окончится. Ибо отдадим себе отчет: рубцовые ткани украшают лишь мужчин. Да и то смотря где они расположены и в каком количестве. Мы можем быть абсолютно уверены, что не зашлифованные швы в том виде, в каком они остаются после подтяжки кожи груди, очень, очень портят вид обнаженных молочных желез. Мы выигрываем с пластической операцией в любом моменте, кроме этого.

Потому нам лишь остается решить для себя, когда мы хотим быть привлекательнее – в теории или, так сказать, на практике. Совместить одно с другим нам в любом случае удастся лишь частично, поскольку даже хорошо зашлифованные рубцы видны при ближайшем рассмотрении и заметны на ощупь.

Пластика по поводу удаления молочной железы – это, конечно, дело совсем другое. Речь идет о мере вынужденной, которую можно и нужно понять в любом случае. Ведь особое белье с ватными прокладками, создающими нечто вроде протеза молочной железы – вещь капризная. Они могут смещаться, съемный протез способен выскочить при резком движении, под такую конструкцию можно надеть блузку далеко не любого кроя и пр. Имплантат здесь оправдан с точки зрения надежности, с точки зрения гигиены, с точки зрения нашего законного права на соблюдение медицинской тайны, наконец.

В любом случае, если уж мы решаемся на нечто подобное, нам будет полезно знать, что и в настоящее время нам могут предложить заполнение гелем – просто как альтернативу обширным травмам и рубцам. В таком случае нам совершенно необходимо запомнить: каждый раз, когда мы будем двигать руками в плечах, мышечные волокна будут нарушать текстуру этого наполнителя. Поэтому уже через один-два года (а то и раньше) мы рискуем получить комки под кожей – от маленьких до очень крупных и заметных. Рано или поздно этот момент наступит – он неизбежен, хотя явно зависит от степени развитости и ежедневной подвижности грудных мышц. Из-за неизбежного комкования геля по мере возвращения пациентки к норме подвижности этот вариант и был когда-то заменен более совершенным.

С одной стороны, у имплантатов тоже имеется свой срок годности и ограничения на активность грудных мышц после вмешательства. Дело в том, что мышцы – ткань сильная, способная при спазме даже смещать спаянные хрящом скелетные кости. А имплантат всегда устанавливается между мышечными волокнами – почти так, как располагается сама железа. И если мы вздумаем после выздоровления поднять штангу или разгрузить несколько товарных составов, мышцы запросто могут выдавить имплантат за пределы своего пространства. Именно в недопустимой физической активности заключается ошибка женщин, которые возвращаются в больницу с «третьей грудью» где-нибудь на спине, в подмышечной впадине, между «родными» железами…

С другой – удалить остатки деформированного наполнителя из тканей груди куда сложнее, чем целый протез. Объем новых травм при их удалении будет зависеть от степени деформации, особенностей расположения гелевых вкраплений на момент процедуры. Так что данный вариант можно считать менее травматичным лишь с позиции техники введения препарата. А дальнейший ход событий всегда остается сюрпризом как для нас, так и для самого хирурга. Предсказать итоговое количество травм после вмешательства здесь невозможно. А значит, и давать предварительную оценку отдельным его свойствам – тоже.

Как видим, у гелевого наполнителя основной недостаток – неустойчивость формы. У силиконового имплантата – довольно суровые ограничения на физическую активность и наличие срока годности оболочки. В стремлении усовершенствовать технологии и дальше наука за последние два десятка лет разработала и внедрила имплантаты нового типа – биоимплантаты. Эта конструкция, конечно, не является так уж и био… Но ее оболочка состоит из того же материала, которым протезируют ткани сердечно-сосудистой системы. В кардиологии он применяется для устранения последствий атеросклероза, ишемической болезни сердца, инфаркта миокарда. В маммопластике им заменили силикон, свойства которого со временем имеют тенденцию ухудшаться.

Новая оболочка не «стареет». То есть такой имплантат, в отличие от силиконового, не требует периодической замены. Кроме того, у него имеется еще один плюс: силикон нейтрален для окружающих тканей, но они и неспособны срастаться с ним. Оттого он так и остается незакрепленным на своем месте – подвижным в течение всего периода эксплуатации. Собственно, потому его и не следует считать полноценным протезом. А вот к биоимплантату окружающие волокна и связки крепятся сами, вполне свободно. И по прошествии определенного времени начальное ограничение на подвижность мышц груди снимается. В дальнейшем никаких ограничений на физическую активность пациентки не соблюдают.

Других преимуществ у биоимплантата объективно нет, поскольку его начинка из полисахаридов так же органична для тела, как и, скажем, солевая начинка для силиконового протеза. Оба имплантата весьма прочны. Однако даже при их разрыве в результате травмы содержимое (если только это не гель, но он сейчас и не рекомендован) покидает организм естественным путем, в течение одних-двух суток. Конечно, это не избавляет от нового вмешательства – с целью замены протеза и по поводу травмы. Но, по крайней мере, и осложнений из-за разрыва протеза обоих типов мы не получим…

Инфекционная и гормональная мастопатия.

Есть такой общий термин – мастопатия. Он объединяет целый ряд заболеваний молочных желез, которые проявляются появлением в их тканях доброкачественных новообразований. Мастопатией может называться многое – инфекционные воспаления, нарушения гормонального фона, врожденные патологии, последствия перенесенных операций. Потому перед этим словом в листке с диагнозом непременно будет стоять другое слово – уточнение, о какой именно мастопатии идет речь.

Неофициальным аналогом данного термина выступает название «мастит». В принципе, мастит – это тоже патология молочных желез. Только это термин ветеринарный, обозначающий инфекционные воспаления вымени у животных – коров, коз, лошадей и пр. Даже если у женщины наблюдается такое же инфекционное воспаление, называть его уместнее все-таки мастопатией… Самыми распространенными вариантами мастопатии являются гормональная и инфекционная.

Причины инфекционной мастопатии.

В подавляющем большинстве случаев инфекция настигает кормящих матерей – как правило, через трещины в соске или если у младенца имеются зубки, которые он использует по прямому назначению – для укуса. Иногда дети рождаются с зубами, иногда – мамам просто требуется некоторое время, чтобы совсем отучить растущего ребенка от груди. И пока это произойдет, новое «украшение» детского ротика заметно усложняет ей жизнь… Что до трещин, то они образуются просто из-за постоянного механического воздействия на ткани соска и груди – при лактации это неизбежно.

Значительно реже инфекция может проникнуть в ткани груди через механические травмы ее покровов – царапины, расчесы (особенно под грудью), раздражения, повреждения, возникающие из-за плохого ухода и гигиены. Еще реже она проникает в ткани молочных желез с кровотоком, через некоторое время после заражения других тканей. В последнем случае инфекция является вторичной. Обычно таким путем распространяются бактериальные инфекции – они лучше остальных приспособлены к выживанию в, так сказать, кишащем лейкоцитами кровотоке. Из числа вторичных инфекций молочных желез наиболее распространен туберкулез (палочка Коха), сифилис (бледная трепонема). А первичные поражения чаще всего «осуществляют» стафилококки, стрептококки и запущенная грибковая инфекция (обычно – распространившаяся по восходящей с кожи стоп).

Основная проблема инфекций тканей груди в том, что жир, составляющий их основу, служит прекрасной средой для питания и размножения большинства возбудителей. Ткани молочных желез в общем не обладают так называемой иммунной привилегией – свободой от деятельности таких телец иммунитета, как лейкоциты или лимфоциты. Однако возможности борьбы иммунитета с проникшим в них возбудителем заметно ограничены. Во-первых, тем, что полноценность кровоснабжения касается только молочных железок – в жировых тканях оно выстроено несколько хуже. Во-вторых, по целому ряду причин этот и так не безупречный кровоток может быть нарушен – формой груди, формой белья, патологическими явлениями в тканях или даже костях шейно-грудного пояса. В-третьих, как мы и сказали только что, работу иммунных телец здесь осложняет неравенство изначальных позиций. Ведь жировые ткани для бактерий – среда идеальная, а для иммунных телец – относительно трудно доступная.

Симптомы инфекционной мастопатии.

Они во многом схожи с любым другим воспалением. Особенно в острой стадии, поскольку воспаление, сразу перешедшее в хроническую форму (бывает при ослабленном иммунитете), можно и вовсе не заметить. Поскольку инфекционная мастопатия крайне редко затрагивает обе железы, признаки всегда начинаются лишь в одной из них. Изредка возможно последующее распространение процесса и на вторую железу – особенно когда мы или ребенок несколько раз коснемся здоровой груди сразу после контакта с больной…

Первая, самая острая из всех стадия инфекции называется серозной. Прежде всего, молочная железа в этом периоде набухает и становится болезненной. Поскольку речь идет лишь об одной из грудей, мы должны понимать, что при любом сходстве с ПМС налицо совсем другой процесс, не связанный с приближением критических дней. К тому же это набухание при хорошем иммунном отклике выражено сильнее – вплоть до покраснения и натяжения кожи. А также повышения ее температуры, появления характерного для сепсиса лоснящегося блеска.

Разумеется, температура тканей железы может и повыситься, но повышение температуры всего тела наверняка будет более выраженным. Как и при любой инфекции, нас будет лихорадить по утрам. А вечером будет наблюдаться усиление жара, повышенная потливость, ломота в суставах, припухание ближайших к очагу лимфатических узлов. В случае с молочными железами речь идет о подмышечных лимфоузлах. Из соска обычно наблюдаются выделения – умеренные, пока не гнойные, полупрозрачные. Впрочем, это зависит от типа инфекции – их вполне может и не быть. Безусловно, грудь болит постоянно, боли носят ноюще-стреляющий характер. Причем ноющая боль заметно усиливается при надавливании на железу, а стреляющая – при движении грудных мышц и предплечья с этой стороны.

Вторая стадия заболевания называется острой инфильтративной. Термин сложный и непонятный, но на самом деле он означает, что следом за воспалением в тканях груди начинает скапливаться его прямое следствие – инфильтрат. Речь идет о химическом предшественнике гноя – лимфе, в которой полно погибших из-за инфекции клеток. Конечно, образование инфильтрата неизбежно сопровождается усилением воспаления. Ведь в нем продолжают размножаться бактерии, зачастую – уже совсем другие, присоединившиеся к начальным. Хотя иногда случается, что на этом этапе общие симптомы недомогания начинают спадать, обычно этого не происходит. То есть температура, ломота во всем теле и пр. сохраняются и усиливаются.

Но при любом сценарии мы обязательно обнаружим еще большее увеличение задетой железы в объеме, обострение всех прежних признаков в этой области, появление в ее тканях крупной, мягкой на ощупь опухоли. А вот что произойдет дальше, зависит от очень большого числа факторов, и ни один из них напрямую груди не касается. Третьей стадией патологии может стать как ее переход в хроническую инфильтративную форму, которая наверняка закончится флегмоной, так и абсцесс молочной железы.

Если у нас ослаблен иммунитет, мы проходим терапию антибиотиками по другому поводу, постоянно принимаем противовоспалительные любого рода (от аспирина до отвара чистотела или черемухи), нам угрожает первый сценарий – хронический инфильтративный.

При нем после нескольких дней явного острого процесса стремительно наступает «затишье». То есть с появлением пока плохо оформленного гнойника (опухоль, о которой мы сказали выше) симптомы за пределами тканей железы начинают спадать. Почти нормализуется температура, уменьшаются лимфатические узлы в подмышках, исчезают «прострелы» при отведении руки за спину. Постепенно может уменьшиться даже отек груди. Правда, опухоль в ней останется, и со временем именно из этого гнойника сформируется флегмона – капсула из соединительной ткани, выросшая, чтобы окончательно блокировать его. Флегмона не болит, но ощущается как гораздо более плотное, чем вначале, четче оформленное новообразование значительно меньшего размера.

Если наша иммунная защита всегда отличалась нормой реакции и инфекция не подвергается косвенному подавлению принимаемыми препаратами, у нас, вероятнее всего, будет абсцесс. То есть гнойник оформится и увеличится в размерах, ткани вокруг него подвергнутся гнойному расплавлению, и мы будем вынуждены побежать к врачу по факту появления явного некротического очага прямо под кожей. Температура по всему телу при абсцессах повышена заметно, она очень высока. В области самого процесса боли наблюдаются острые, постоянные, очаг аж «горит». Жизнь с абсцессом невозможна, а заканчивается он всегда прорывом. В нашем случае, к счастью, его прорвет наружу, а не во внутренние полости, как, случается, прорывает абсцессы головного мозга, слепой кишки и пр. В любом случае, будет значительно лучше, если этот прорыв нам обеспечит скальпель хирурга – с иссечением задетых тканей, без эффекта неожиданности и с началом немедленных мер по лечению.

Лечение инфекционной мастопатии.

Только и исключительно антибиотиками. Это, право, не тот случай, когда у нас велики шансы добиться успеха с противовоспалительными травами, согревающими компрессами и прочими средствами «из бабушкиной аптечки». Следует помнить, что при ряде условий мастопатия легко становится хронической. А от флегмоны так просто не избавишься, ведь сквозь ее соединительнотканную оболочку не проходят ни лекарственные препараты, ни тепло. Такое новообразование можно только вырезать – иного пути здесь нет.

У средств альтернативной медицины при лечении конкретных инфекций существует лишь один, зато серьезный недостаток. А именно, что ни одно из них не обладает свойствами сильного антибиотика – только слабого, да и то не всегда. Ведь способность останавливать воспаление и способность останавливать инфекцию – это совершенно разные вещи. А наши предки, не обладавшие научными знаниями, не могли даже приблизительно отличить одно от другого.

Им не было известно, что воспаления бывают как септическими (инфекционными), так и асептическими (начавшимися в отсутствие всякой инфекции). Им никто не мог этого сказать потому, что не существовало микроскопов, в которые можно было увидеть или не увидеть в задетых тканях посторонние тельца – бактерии или простейших. Даже мы, современные люди, научились делать микроскопы с усилением, достаточным для «разглядывания» вирусов (они мельче других возбудителей), не так уж давно – всего в середине ХХ века.

Потому наши предки пытались лечить остеохондроз, подагру и рожу одними и теми же средствами. И веками удивлялись феномену, почему эти средства всегда помогают при остеохондрозе, частично облегчают боли при подагре и бессильны против рожи.

Да, мы, в наше время, можем объяснить различие: воспаление тканей при остеохондрозе обусловлено дегенерацией хряща – прослойки между костями. Все дальнейшее провоцируется постоянным механическим трением костей друг о друга и ущемлением нервных корешков в этих костях. Участия инфекции процесс не требует – это чисто возрастное явление.

Подагра является аутоиммунным заболеванием – формой аллергии, при которой иммунитет нарушает нормальную цепочку реакций по образованию и выведению из организма мочевой кислоты. Кристаллы этого вещества скапливаются в суставных сумках, разрушая хрящи и ликвор, которыми они заполнены. Далее нарастают те же явления, что и при остеохондрозе, только в условиях постоянного присутствия и регулярного обновления основного раздражителя – мочевой кислоты. Опять-таки, инфекция здесь не участвует, но асептические воспаления частично снимаются временным усилением кровотока на участке, к которому приложено тепло. Вместе с кровью в тканях улучшается обмен веществ. А значит, на время ускоряется синтез новых белков в хрящах и рассасывание кристаллов мочевой кислоты. Отсюда и временное, частичное облегчение симптомов обеих патологий.

А вот третий вариант просто так облегчить не получится. Рожистое воспаление – это стафилококковая инфекция кожных покровов, которая стремительно распространяется по ее поверхности. И нередко затрагивает глубинные слои, внутренние органы. До начала эры антибиотиков рожа считалась смертельно опасной, поскольку половина ее случаев заканчивалась летальным исходом. Сейчас она лечится в периоде до двух недель. Но сейчас излечим и туберкулез, который ранее назывался чахоткой и являлся стопроцентно смертельным заболеванием. А разница между рожистым воспалением, туберкулезом и предыдущими случаями заключается элементарно в наличии или отсутствии возбудителя. Иными словами, вполне конкретного, видимого под микроскопом микроорганизма – отдельной, полноценной формы жизни, которая существует и размножается по заложенным в ней генетикой законам.

У этой формы жизни, как и у нас, имеются свои благоприятные и неблагоприятные условия существования, механизмы увеличения популяции. Согласимся, что человека можно убить многими, но всегда вполне определенными методами. Точно так же дела обстоят и с возбудителями. Известно, что тепло лишь ускоряет их размножение. Токсичные вообще для любых тканей вещества могут это размножение затормозить. Отсюда и легкий эффект антибиотика, имеющийся у умеренно ядовитых растений наподобие чистотела, коры дуба, сирени, черемухи. Сильный токсический эффект одинаково губителен как для возбудителя, так и для организма, в котором он размножается. Потому мы не обрабатываем раны соком аконита, белладонны, волчьей ягоды – даже в целях ее санации, когда других средств под рукой нет.

Как мы видим, натуральное не всегда лучше синтетического. Во всяком случае, когда нам нужно вещество, смертельно опасное для одной формы жизни, но почти или совершенно безопасное для нас. В природе таких не существует, поскольку природа как раз создала нас, животных, бактерий по очень похожей «колодке». И большая часть существующих в ней веществ наносит нам и им одинаковый вред. Чтобы разорвать этот замкнутый круг, и были изобретены антибиотики.

Теперь мы понимаем, что попытки самостоятельного и тем более немедикаментозного лечения инфекционной мастопатии не просто обречены на провал. Они опасны целым рядом осложнений, вплоть до летальных. Несколько неожиданно? На самом деле – нет.

Злокачественное перерождение самой флегмоны невозможно – из гнойника рак никогда не возникает. Однако в окружающих ее тканях всегда остаются очаги вялотекущего воспаления. Либо его вызывает раздражение тканями новообразования, либо в них продолжается не столь интенсивное, но размножение возбудителя. А вялотекущие, хронические воспаления обладают доказанной канцерогенностью. В частности, микровоспаления из-за оседания в тканях легких неусвояемых смол считается основным канцерогенным фактором всего курения. Еще проще: стань эти смолы такими же усвояемыми, как и никотин, или перестань они оседать, курение из опасной привычки превратилось бы в такую же стопроцентно полезную, как пробежки по утрам.

Но даже за пределами темы потенциальной малигнизации (ведь этого может и не случиться) у нас имеется еще несколько веских доводов. Молочные железы вместе с воспалением в них находятся достаточно близко к таким жизненно важным тканям, как легкие, диафрагма грудной клетки, сердечная сумка и само сердце. Мышцы, окружающие молочную железу, окружают, помимо нее, еще и две магистральные артерии, ведущие из сердца прямо в головной мозг. Мы их знаем хорошо, поскольку речь идет о сонных артериях – они как раз сходятся в ложбинке между ключицами, в начале грудной клетки, чтобы слиться и войти в сердце.

Плюс, не забудем: молочные железы теснейшим образом связаны с крупнейшими лимфатическими узлами тела – подмышечными. Отсюда и их увеличение при инфекции, и быстрое метастазирование именно в них при раке груди. Так что: выглядит ли угроза распространения инфекции на ткани сонных артерий, сердца, легких достаточно серьезной, чтобы считать ее смертельной? Или мы уверены, что проживем долгую, счастливую жизнь с таким же нарывом в перикарде (сердечной сумке)?.. Если нет, то, будем считать, мы оценили потенциал нашей проблемы достаточно близко к правде.

Нужно сказать, что на начальной стадии воспаления (пока не слишком выражен процесс образования нарыва) операции может и вовсе не быть. Нам назначат курс антибиотиков – возможно, сочетание перорального приема с некоторыми местными процедурами. Если он будет подобран правильно, инфекцию удастся купировать за считаные дни. Но для правильного выбора нам следует немного помочь врачу – сообщить ему все названия антибиотиков, которые мы принимали когда-либо ранее и которые можем вспомнить. В данном случае неважно, помним ли мы название действующего вещества или препарата в целом. Но важно то, что к этим антибиотикам у нас уже, вероятнее всего, сформирован иммунитет – а значит, он сформирован и у всех возбудителей, попавших в ткани нашего тела.

И только если мы обратились с опозданием либо врач подобрал не тот препарат, мы можем и не отделаться столь благополучно. Безусловно, лечить от инфекции молочные железы нелегко, и причину тому мы называли выше. Причина эта – жир, содержащийся в дольках. Чем его больше в железе, тем более питательную среду для размножения получит возбудитель. Так что от ошибок здесь никто не застрахован. Может случиться так, что прием антибиотиков воспаление-то локализует, но и образования нарыва избежать не удастся. В таком случае очаг придется вскрыть, дренировать, некоторое время подержать открытым, постоянно санируя полость местными растворами антибиотиков. Словом, поступить с ним как с абсцессом или флегмоной.

Переживать нам не стоит – вскрытие гнойника по глубине и травматичности вмешательства на пластическую операцию непохоже. Похоже на удаление абсцесса – особенно если вокруг него имеются некротические очаги или образовался свищ… А после иссечения гнойника ткани почти не пострадают, да и след на коже останется минимальный – если останется вообще. Так что с точки зрения последствий безоперационное устранение воспаления либо быстрое образование и иссечение очага нагноения следует считать двумя случаями из серии «легко отделались». Следующие две стадии (абсцесс и флегмона) однозначно потребуют более масштабного вмешательства и более длительной послеоперационной терапии.

Причины гормональной мастопатии.

Что касается гормональной мастопатии, то она начинается и, как правило, протекает без участия инфекции. Как правило потому, что она обычно сопровождается локальным застоем или секрецией ряда жидкостей. И при выраженных застойных явлениях либо недостаточном оттоке этих жидкостей к процессу вполне может присоединиться вторичная инфекция. Тем более что выделяющиеся при мастопатии секреты хоть и не содержат возбудителей, зато раздражают ткани соска, ареолы, самой железы. А это создает прекрасные условия для вторичного инфицирования. Особенно при плохой гигиене или наличии у пациентки инфекций других наружных органов, которых случайно можно коснуться руками перед тем, как заняться гигиеной груди. Например, кожи или половой системы, волос, ногтей.

Основной ее причиной служат гормональные сбои – повышение уровня тестостерона в сочетании с постоянным дефицитом прогестерона или пролактина. Чуть реже – тестостерона. Но последнее – лишь при условии, что на повышение концентрации тестостерона организм реагирует увеличением выработки какого-то из женских гормонов.

«Виновными» в гормональной мастопатии могут оказаться не только надпочечники. Именно к надпочечникам следует обращаться с вопросом, почему «зашкаливает» тестостерон. В остальном причину следует искать прежде всего в деятельности яичников. Особенно часто высокий уровень какого-то гормона (пролактина, эстрогена) связан с кистой или злокачественной опухолью яичников. А, напротив, низкий уровень каких-то гормонов основного фона традиционно сопровождает воспалительные процессы в них.

Но, кроме того, временный гормональный сбой может быть спровоцирован абортом, ранними или искусственными родами, отказом от грудного вскармливания, острым авитаминозом, дефицитом белков в организме, гормональной терапией по другому поводу. В таких случаях он имеет тенденцию закрепляться и усугубляться с течением времени. Тревогу должны вызывать проблемы, которые проявляются уже вторую менструацию подряд. Если же фон нормализовался после сбоя в течение одного витка цикла, в дальнейшем нам ничего не угрожает. Остается лишь добавить, что гормональная мастопатия по мере прогресса может привести к появлению фиброаденомы – патологии, которую мы рассмотрим в следующей главе.

Симптомы гормональной мастопатии.

Они в значительной степени схожи с инфекцией, но в то же время и отличаются от нее. Основное отличие гормональной мастопатии от инфекционной в том, что первая не проявляет никакой зависимости от цикла. Она возникает спустя часы – дни после проникновения инфекции в ткани молочной железы. А гормональная мастопатия на протяжении всего времени своего существования обостряется в период ПМС и начинает постепенно затухать с началом менструального кровотечения. В промежутке между критическими днями ее проявления могут вовсе исчезать.

В принципе, гормональная мастопатия – это те же изменения в молочных железах, которые мы наблюдаем у себя незадолго до каждой менструации, только выраженные ярче, более схожие с патологией. В норме грудь за некоторое время до начала критических дней может набухать. Иногда в ней появляется легкая болезненность – особенно при надавливании. При гормональной мастопатии она набухает и болит не слегка, а весьма ощутимо. Вплоть до проблем с ношением обычного белья и необходимости надевать в этот период белье более просторное, из другой ткани.

Кроме того, при гормональной мастопатии в груди часто возникают уплотнения – мягкие, подвижные, с нечеткими краями. При прощупывании центры основной боли ощущаются именно в них и в прилегающих к ним тканях – в этих местах они значительно сильнее, чем везде. При мастопатии такого рода из сосков выделяется когда молозиво, а когда – жидкость неясного происхождения, но без примеси гноя или крови.

В принципе, происхождение выделений при мастопатии сильно зависит от ее специфики у данной конкретной пациентки. Дело в том, что при этом заболевании изменения могут затронуть как сами альвеолы, так и соединительные ткани долек. Если гормональный сбой наиболее сильно сказался на структуре или поведении молочных железок, из груди будет выделяться скорее молозиво. Если проблема коснулась в основном соединительных тканей, то чаще всего их разрастание сдавливает кровеносные и лимфатические сосуды. Реже – молочные железки. Потому в последнем случае мы можем заметить выделение как молозива, так и лимфы, и даже смеси обеих жидкостей. Кстати, именно при изменениях соединительной ткани припухлости в молочных железах образуются чаще, обильнее. И именно этот вариант патологии чаще заканчивается образованием фиброаденомы.

Следует добавить, что гормональная мастопатия не сопровождается повышением местной или общей температуры, чередованием жара и озноба, покраснением кожи задетой груди. При ней лимфатические узлы за пределами груди не набухают – даже если нарушение тока лимфы в самой железе приводит к появлению припухлостей. И в общем «прострелов» при движении у нас тоже быть не должно. Хотя наверняка будут дискомфорт, усиление болей в самой груди при резких изменениях положения туловища. Такое наблюдается при физических нагрузках (особенно на руки, плечи, грудные мышцы), тряске, беге, прыжках. Разумеется, отсутствие признаков сепсиса действительно лишь при условии, если к процессу на очередном его витке не присоединилось заражение.

Лечение гормональной мастопатии.

Ну, поскольку причины ее возникновения носят гормональный характер, лечится это заболевание тоже гормонами. Стадии лечения здесь предшествует более или менее тщательное исследование на патологии гормонального фона и отдельных эндокринных желез. Нужно сказать, такие исследования в медицинских учреждениях развитых стран всегда проводятся очень тщательно. А в странах развивающихся (к коим относится и наша) оно может быть разным. Степень глубины внимания к проблемам нашей эндокринной системы сильно зависит от уровня медицинского учреждения и оборудования, находящегося в распоряжении врача.

Как мы сказали выше, в нашем теле восемь эндокринных желез. И почти все они (исключая мужские семенники) относятся к числу внутренних органов. Это означает, что «окинуть глазком» или прощупать ни одну из них не получится. Врачу придется применить и УЗИ-аппарат, и рентген-аппарат, и томограф. Кто знает, не понадобится ли ему исследование с радиоизотопами или контрастом…

Мы должны понимать сложность задачи при поиске железы, которая работает неправильно. Когда врач просто проверит нашу кровь на концентрацию тех или иных гормонов, отклонения обязательно будут наблюдаться не по одному из них – всегда по нескольким. Но ведь уровень каждого из них, в свою очередь, мог подняться или понизиться не сам по себе, а в качестве компенсирующей меры. Допустим, ответа на рост или снижение уровня совсем другого гормона другой железы. Да, за все это отвечает гипофиз. Но он не обладает даром речи, чтобы объяснить нам, почему он принял решение стимулировать ту железу, подавить эту… А его действия в каждом конкретном случае на его состоянии не отражаются. Тем паче, если он полностью здоров и просто выполняет свою работу как умеет.

Таким образом, «неполадки» с одним гормоном далеко не обязательно указывают на проблемы с железой, которая его вырабатывает. Во всех этих закономерностях медицине разобраться очень тяжело – не проще, чем нам. И главное, каждый такой поиск исходной точки (с чего все началось) требует времени, усилий, работы специального, высокоточного оборудования, финансовых затрат со стороны клиники и пациента. Если что-то из этого прилагается в недостаточном количестве, вопрос можно решить значительно проще. В частности, методом, которым его решали из-за недостатка знаний в течение всего ХХ века.

Гормоны как часть механизма естественного регулирования тела были открыты в начале прошлого столетия. К его середине наука уже умела синтезировать и выделять некоторые из них. То есть она умела изготавливать гормональные препараты для лечения тех или иных отклонений. А вот знания о том, какие гормоны составляют пары, какие – являются антагонистами, она узнавала постепенно, уже в процессе применения препаратов с этими веществами. Потому поначалу гормональная терапия в ее «исполнении» выглядела довольно примитивно. Взаимозависимость работы отдельных эндокринных желез ею, считай, игнорировалась. А все схемы лечения строились на простейшем принципе: высокий уровень одного гормона компенсировался назначением его прямого антагониста, а низкий – назначением добавочных доз гормона, синтез которого снижен. Вот и вся терапия…

Нас могут «подлечить» так и теперь. Например, назначить при высоком эстрогене тестостерон или пролактин – и отпустить с тем домой. В принципе, симптомы мастопатии при этом утихнут и даже исчезнут – в обоих случаях, что бы нам ни назначили. Правда, едва мы прекратим прием препаратов, они вполне могут вернуться – возвращаются примерно в 70 % случаев. А тестостерон мы будем вынуждены прекратить быстро. Или страдать в течение всего курса от «усиков» на верхней губе, ускорения роста волос на груди и по всему телу, хриплого, низкого голоса и иных признаков «возмужания», которые нам, женщинам, совсем не к лицу.

Как же нам поступить? Ну, на самом деле истинная причина нашего гормонального сбоя может оказаться такой, что избавиться от нее с помощью скальпеля будет куда разумнее и эффективнее, чем с помощью таблеток. Это касается кист, доброкачественных и злокачественных новообразований. А воспаления тем более лечатся физиопроцедурами и антибиотиками – но никак не гормонами. Собственно, даже если нам придется начать гормональную терапию, все равно будет несравнимо лучше, если мы начнем ее с полным пониманием, что это лечение – именно нужное нам.

А получить эту уверенность можно лишь одним способом: получив листок, на котором будет указано точное состояние всех эндокринных желез, какие только могли принять участие в данном сбое. К каждой железе должно прилагаться описание ее состояния – описание, по которому лечащий врач сможет определить, здорова она или больна. Иными словами, перед тем как начинать какое бы то ни было лечение, нам нужно убедиться, что нас обследовали тщательно. А лечение во всех его вариантах здесь сложным не выглядит. Если речь идет о гормональных препаратах, их нужно лишь принимать по определенному графику и следить за интенсивностью проявления побочных эффектов.

Например, в случае с любыми андрогенами – не допускать аменореи и близких к ней состояний. Впрочем, сейчас такое лечение часто проводится с помощью ОК – оральных контрацептивов. Речь идет о препаратах специального назначения, с помощью которых многие женщины просто избегают нежелательной беременности. Микродозы тестостерона, в них содержащиеся, считаются безопасными для функции воспроизводства в целом. Хотя реакция на ОК у многих женщин наблюдается негативная – очень многие дамы не используют их из-за появления головных болей, повышения свертываемости крови, уменьшения менструаций и сбоев цикла. В таких случаях контрацептив рекомендуется сменить и, если подходящий так и не будет найден, вовсе отказаться от этого способа предохранения.

Потому, возможно, если мы не принимали ОК до сих пор, предохраняясь другими способами, нам будет лучше начать с них. Особенно если мы действительно не пробовали этот вариант. Если мы от него уже отказались однажды, возвращаться к нему не стоит, да и к препаратам тестостерона вообще следует отнестись с осторожностью. Нам следует обязательно предупредить врача об имеющемся у нас негативном опыте «общения» с андрогенами, ведь речь идет о безусловном поводе поискать другое решение.

Что до любых хирургических вмешательств, то это лечение от нас, естественно, зависит мало. Все, что можем сделать мы, это как можно точнее следовать предписаниям врача и отвечать на его вопросы по тому или иному поводу. Успех лечения здесь зависит от правильной диагностики, подготовки к операции, навыков хирурга и качества послеоперационного восстановления. Словом, от чего угодно, кроме нашего желания и воли.

Фиброаденома.

Это несколько иной вид мастопатии, который в 99 случаях из 100 вызывается гормональным дисбалансом в организме. Фиброаденома – это единичная или множественная доброкачественная опухоль в тканях молочной железы. В возрасте до 35 лет ее/их появление обусловлено слишком высоким уровнем эстрогена, а после этого периода – аномальным повышением уровня пролактина.

Сама по себе постепенная замена основного фона пролактином вместо эстрогена нормальна. В том смысле, что с возрастом пропорция этих гормонов меняется у всех женщин – данный процесс входит в общую схему возрастных изменений. Напомним, эстроген отвечает за норму созревания, опущения в матку и периода успешной жизнедеятельности яйцеклетки в ней. А пролактин – скорее за ее отмирание и выведение. Если происходит оплодотворение яйцеклетки, пролактин обеспечивает норму родов (вместе с окситоцином), а после – всю лактацию.

Таким образом, эстроген регулирует больше деятельность яичников, а пролактин, так сказать, отвечает за окончание каждого эпизода этой деятельности. Отсюда и возрастное распределение их ролей: постепенное увеличение концентрации пролактина сопровождается уменьшением концентрации эстрогена. Этот процесс плавно снижает детородную способность женщины, подготавливая ее организм к климаксу.

Фиброаденома чаще всего встречается в подростковом возрасте и юношестве. Словом, в течение всего времени, когда молочные железы растут, формируются, изменяются – пока не приобретут свой окончательный вид. Зрелый возраст здесь находится в куда меньшей группе риска. Такая особенность объясняется тем, что в период созревания вероятные аномалии гормонального уровня накладываются на не менее вероятные аномалии роста, заложенные в самих тканях желез – не в гормонах.

Симптомы фиброаденомы.

Как мы только что и сказали, фиброаденома может иметь разную структуру. В одном случае у нас будет прощупываться (это можно сделать даже самостоятельно) хорошо локализованная опухоль с четкими краями, в определенном месте железы. Обычно речь идет об одной железе. Но, как мы понимаем, самый распространенный сценарий – это еще не единственный.

Существуют опухоли и другого рода – множественные, увеличивающие железу визуально и вызывающие дискомфорт, однако оставляющие явное ощущение, что мы можем нащупать не все из них. Множественная фиброаденома имеет вид нескольких более мелких, но четко локализованных опухолей, расположенных в тканях железы без видимого порядка. Поскольку гормональный фон и, следовательно, его сбои одинаково влияют на обе молочные железы, заболевание только одной из них встречается чаще всего, но не всегда.

Сама по себе фиброаденома безболезненна – она болит лишь при прощупывании груди. Однако она сдавливает окружающие ткани – альвеолы и дольки. А они нежны и чувствительны в достаточной степени, чтобы расположенная определенным образом опухоль не сочеталась с определенными моделями бюстгальтеров или одежды. Иными словами, сама по себе она не болит. Но причиняет беспокойство и дискомфорт, когда мы одеты, во время сна, во время гигиенических процедур.

Кроме того, фиброаденома может создавать в груди ряд ощущений, схожих с ПМС. Только в период, когда у нас не наблюдается сам ПМС и не приближаются критические дни. Эта опухоль является полностью гормонозависимой. Оттого в период набухания груди перед критическими днями она может увеличиваться в размерах и создавать более выраженные боли. С началом менструации все симптомы обострения спадают, но происходит это значительно медленнее, чем мы наблюдали за собой раньше. То есть молочная железа дольше сохраняет припухлость, повышенную чувствительность, болезненность при пальпации и массаже.

Лечение фиброаденомы.

Так уж случилось, что на фоне постоянно растущих цифр онкологической статистики мы почти автоматически подозреваем любое уплотнение, обнаруженное где бы то ни было, в том, что это рак. Скажем прямо и честно: эти подозрения оправдываются в куда большем числе случаев, чем всем бы хотелось. Но если уж говорить о различиях между раком и другими опухолями, то у нас есть один не слишком утешительный, хотя диагностически значимый момент. Заключается он в том, что злокачественные опухоли размером больше крупной фасолины – это большая редкость. Как правило, больших размеров достигают саркомы мышц, расположенные, соответственно, именно внутри мышечных волокон.

Что касается разницы между фиброаденомой и раком груди, то прежде, чем впадать в панику, нам следует запомнить три достаточно надежных, различимых без специального оборудования признака. Итак:

1. Злокачественная опухоль груди всегда образует тяжи, хорошо различимые на поверхности железы в положении стоя. Эти тяжи направлены либо к бокам железы, либо вверх, к грудным мышцам – в зависимости от расположения опухоли. Они чем-то схожи с клешнями ракообразных: именно наблюдения за опухолями молочных желез натолкнули древнеримских врачей на мысль назвать рак раком. Так вот, фиброаденома таких клешнеобразных тяжей не имеет. И если мы не видим ничего похожего на поверхности груди, мы можем оставить свои подозрения.

2. Рак груди, подобно любому раку (в противовес саркоме), быстро образует так называемый ближний метастаз (в противовес дальним метастазам – в отдаленные органы и ткани). В случае с опухолями молочных желез ближнее метастазирование всегда осуществляется в подмышечный лимфатический узел. Иными словами, при раке молочной железы у нас в подмышечной впадине образуется явная, совершенно безболезненная, мягкая опухоль. Опухоль будет расположена со стороны той груди, в которой протекает злокачественный процесс. И возникнет она уже через несколько месяцев от начала перерождения тканей.

Таким образом, если мы нащупали шарик уплотнения в молочной железе и еще один, помягче и покрупнее, в подмышечной впадине, нам прямая дорога к онкологу. К счастью, в данном случае велика вероятность, что мы заметили опухоль рано и вся ее деятельность пока ограничилась этим ближним метастазом. Это не просто хорошая – это отличная новость! Если опухоли в подмышечной впадине нет, речь, конечно, еще не идет о гарантии, что она не появится через неделю-другую. Однако в сочетании с отсутствием прочих признаков гарантия составляет уже 70 % и более.

3. Злокачественная опухоль груди, как и фиброаденома, является гормонозависимой. Однако применительно к фиброаденоме это выражается в периодических увеличениях/уплотнениях и уменьшениях – в точном соответствии с графиком критических дней. А применительно к раку это означает, что рост опухолей половых органов, которые бесполезно или невозможно удалить, обычно удается затормозить с помощью гормональной терапии. Злокачественное новообразование в тканях груди не станет увеличиваться с «приходом» ПМС или уменьшаться после наступления менструации. А фиброаденома – станет.

Ни один из этих признаков не является стопроцентно надежным. И ни по одному из них нельзя ставить окончательный диагноз. Мы привели их лишь потому, что особенности лечения рака груди часто отвращают женщин от идеи своевременно обратиться за помощью сильнее, чем общая низкая эффективность методов современной онкологии. А между тем у фиброаденомы (приняли мы ее за рак или нет) имеется одно нехорошее свойство: изначально она доброкачественна. Тем не менее если ее не лечить, со временем она вполне может проявить признаки малигнизации и стать злокачественной. И все это – в то время, как фиброаденому удаляют крайне редко, а рак – всегда.

Таким образом, именно опухоли молочных желез часто приводят к появлению историй по-настоящему трагических. Сюжет их одинаков от случая к случаю.

Женщина обнаружила уплотнение в груди и испугалась, что у нее рак. Понимая, что поход к врачу может закончиться для нее удалением задетой молочной железы, она пришла к выводу, что предпочитает умереть красивой. Она несколько лет осматривала молочную железу каждый вечер – в расчете, что если появятся боли или другие тревожные признаки, она, возможно, и согласится лечь под нож. Словом, она оттягивала наступление «момента истины» как только могла. Когда же и впрямь на коже появились пятна и эрозии, портящие внешний вид ее груди не меньше, чем мастэктомия, она пришла-таки на прием к врачу. На тот момент у нее уже имелся очаг злокачественного некроза на поверхности железы, классическая картина обширного отдаленного метастазирования. Опухоль была признана операбельной и удалена. После операции назначена химио– и радиотерапия для подавления активности неоперабельных очагов метастазирования. Но поскольку при дальнем метастазировании прогноз по выживанию дается обычно плохой, конец истории мы рассказывать не будем. Увы, он печален. Хотя началась вся эта история с опухоли довольно безобидной, чаще всего излечимой без операции…

На самом деле, операция при фиброаденоме назначается в последнюю очередь. И очередь эта наступает после того, как ее попробуют лечить, убедятся в ее подозрительной устойчивости к терапии, проведут биопсию и установят наличие признаков малигнизации в ее тканях. Фиброаденому без вмешательства попробуют устранить средствами, безопасность которых удовлетворит даже самых «пугливых». Речь идет всего-навсего о принимаемых перорально препаратах йода и гормонов – антагонистов эстрогена, пролактина либо прогестерона.

Медикаментозная терапия будет назначена при условии отсутствия видимых аномалий в тканях желез, способных участвовать в процессе. Мы имеем в виду, что обследование на гормональный фон при фиброаденоме должно быть столь же тщательным, сколь и при мастопатии. Во-первых, потому, что фиброаденома нередко становится следующим этапом не леченной, запущенной мастопатии. Во-вторых, потому, что корень у этих патологий часто общий или похожий.

Оттого назначать какие-то меры на основании исследования только гормонального фона в крови (без изучения состояния эндокринных желез) со стороны врача недопустимо. А с нашей стороны недопустимо соглашаться на это лечение, если мы видим, что ему предшествовало неполное обследование. Ведь мы можем начать лечиться своевременно, когда никакой серьезной угрозы новообразование не представляет. Но поскольку эта терапия может оказаться неверной или неполноценной, не факт, что эта угроза не появится с течением времени, под влиянием такого неумелого лечения.

Пример неожиданностей, которые подстерегают нас при разговоре о том, какая железа в чем виновата? Охотно, ведь мы уже привели в пример одну историю о том, как фиброаденома стала раком. Итак:

Когда у нас берут анализ крови на гормональный фон, у нас изначально подразумевают высокий пролактин или эстроген. В зависимости от нашего возраста (нам меньше или больше 30 лет) врач более склонен предполагать либо одно, либо второе. Все было бы прекрасно, если бы проведенное исследование не показало вообще третий результат – низкий прогестерон. Это случай сравнительно редкий – во всяком случае, при беседе о фиброаденоме. Тем не менее врач при виде этого результата понимает: прогестерон вырабатывается яичниками – их желтым телом. То есть образованием, которое остается в месте, где вызрела и откуда опустилась в матку яйцеклетка. На основании полученных данных он делает вывод о «неполадках» со стороны яичников. Сперва он назначает нам их обследование – нет ли кисты или воспаления. Не обнаружив ни того ни другого, он прописывает андрогены, поскольку при повышении уровня тестостерона яичники наверняка начнут работать активнее. Все, на том его врачебный долг выполнен, ибо причину угнетения функций яичников установить так и не удалось. А на самом деле ему следовало направить нас к гепатологу (для исследования состояния печени) или эндокринологу – для исследования состояния вообще щитовидной железы.

Суть ошибки врача здесь в том, что патологии печени часто сопровождаются нарушением синтеза витамина К, а он напрямую участвует в синтезе биологически активного прогестерона. Говоря еще проще, могло вполне получиться так, что яичники-то у нас функционируют нормально. Просто им не из чего вырабатывать нормальный прогестерон, потому его, естественно, и нет в крови.

Точно так же на функционировании яичников заметно сказывается работа не гипофиза, а щитовидной железы и, в частности, ее основных гормонов – тироксина и трийодтиронина. Влияние тироксина в данном случае наблюдается куда более явное: именно он запускает в организме многие процессы обмена, роста, взросления в смысле именно полового созревания.

Если в уже зрелом возрасте у нас наступает патология щитовидной железы, у нас вполне способен отказать не только обмен веществ (наступить базедова болезнь) и вырасти характерный зоб. У нас наверняка понизится уровень гормонов нашего пола и начнет расти уровень гормонов противоположного. Потому-то у женщин с патологиями щитовидной железы нередко имеются усики, волосы на груди и другие признаки «возмужания». Причина проста: помощь врача с его препаратами тестостерона гипофизу, имеющемуся в организме такой пациентки, не требуется. По мере снижения функций яичников он и сам поднимет активность надпочечников, уровень тестостерона в крови. Другое дело, что без лечения щитовидной железы это – мера бесполезная…

Вот именно в случаях, когда обследование проведено тщательнейшим образом, нам наверняка назначат не гормоны, а совсем другие вещества. Если патология щитовидной железы еще не развилась до стадии зоба и налицо только хронический дефицит йода, начало курса йодсодержащих препаратов даст потрясающий результат. В частности, никак не связанная ни со щитовидкой, ни с йодом фиброаденома молочной железы исчезнет. И она не вернется, если мы начнем следить за нормой содержания йода в организме отныне и впредь. Кстати, с нею в таком случае постепенно пропадут и волосы с верхней губы, груди, ног…

Если же дело в патологии печени, то тут лечение тоже будет никак не связано с молочной железой, но оно будет сложнее. Дело в том, что к нарушению синтеза витамина К обычно приводят заболевания масштабные – наподобие гепатита или цирроза. Худший вариант – рак печени, поскольку он операбелен в исключительных случаях и не операбелен во всех остальных. Самая утешительная версия происходящего в том, что мы можем быть скрытыми носительницами гемофилии – генетического дефекта, который проявляется в том числе врожденным нарушением синтеза этого витамина в печени. Витамин К участвует еще и в синтезе свертывающих факторов крови – так называемых коагулянтов. Отсюда и склонность к кровотечениям, если он не вырабатывается и не поступает с пищей.

Женщины никогда не болеют гемофилией в явной форме – тому есть целый ряд причин, включая обязательную «страховку» от этого на уровне тех же генов. Зато они передают дефектный ген сыновьям – чаще всего сами о том не подозревая. Вот если наши проблемы с синтезом витамина К не сопровождаются дегенеративными явлениями в тканях печени (их будет видно и на УЗИ, и на томограмме), у нас как раз появился повод для подозрений на носительство…

Как мы понимаем, рожать мальчиков нам в таком случае не рекомендуется. Но за пределами данной меры предосторожности здоровая в остальном печень – это скорее хорошо, чем плохо. Решить проблему здесь, в отличие от предыдущих вариантов, будет несложно. Ведь витамин К содержится в шпинате, щавеле, печени, сельдерее и пр.

Если же у нас найдут один из вирусов гепатита, лечиться придется наверняка интерферонами – препаратами белков клеточного иммунитета. Например, «Анафероном», «Амизоном» и др. Наконец, если у нас прогрессирует цирроз, его причину придется установить и устранить, если это возможно. Если нет, то, как и в случае злокачественной опухоли, наш прогноз не слишком хорош. И фиброаденома здесь едва ли имеет шансы на малигнизацию. В том смысле, что переродиться она, вероятно, не успеет…

И разве могли мы изначально предположить, что, обратившись по поводу новообразования в груди, будем лечиться в итоге витаминами, микроэлементами, иммуностимуляторами?.. Конечно нет, ведь внешне между одним и другим нет совершенно никакой взаимосвязи! Если теперь наши страхи поутихли, прежде чем паниковать, сходим к врачу: более чем вероятно, что пока у нас вовсе и не рак. Следует помнить, что биопсию фиброаденомы назначают всегда, поскольку случаи ее перерождения и впрямь нередки. Потому сам факт назначения биопсии тоже не должен казаться нам приговором.

Если результат тревоги не вызывает, данное конкретное новообразование почти наверняка полностью исчезнет под влиянием иммунной, витаминной, гормональной терапии. Правда, фиброаденомы могут появляться вновь – часто даже в совсем других областях железы или желез. Пока они поддаются медикаментозному лечению, удалять их никто не станет – даже не предложит. А вот опухоль, которая не реагирует или постепенно перестает реагировать на медикаментозную терапию, и впрямь лучше удалить. Не обязательно, но лучше. Либо за нею нужно, что называется, присматривать – посещать онколога не реже одного раза в полгода, периодически повторять биопсию.

Злокачественные опухоли.

Что ж, раз уж мы косвенно затронули эту малоприятную тему выше, продолжим и завершим ее здесь. Рак молочных желез как вид злокачественной опухоли известен давно. Как и было сказано выше, исторически именно он дал название всем злокачественным опухолям такого рода – с любой локализацией. Включая те, что не имеют, в отличие от опухолей груди, никаких клешнеобразных тяжей.

Сейчас в науке принято разделение опухолей на рак (cancer) и саркому (sarcoma). Разница между ними заключается в том, что рак – это новообразование, растущее из клеток соединительных тканей. А саркома – из клеток мягких тканей, составляющих основную, так сказать, массу любого органа. В каждом органе тела имеются соединительные ткани, которые разделяют прослойкой дольки, оболочки и другие его части. И разумеется, мягкие, образующие само тело органа. Поэтому в любом органе тела может возникнуть и рак, и саркома.

Помимо разделения по типу переродившихся тканей, рак и саркома отличаются еще несколькими особенностями. Саркомы чаще всего имеют больший размер, чем рак. Скажем, саркома мышц нередко достигает размеров, рекордных для раковой опухоли. Рак крайне редко достигает размеров более 3 см, а диаметр саркомы свободно может составлять 5 см и более. В то же время как у рака, так и у саркомы имеются формы диффузные – мелкоклеточные и другие, не образующие четко локализованных очагов.

Как правило, саркома с точки зрения симптомов является опухолью «тихой» – значительно менее заметной, чем рак. Для нее характерно медленное увеличение и метастазирование, в то время как рак развивается быстро и даже очень быстро. Возраст большинства обнаруженных по симптомам сарком исчисляется годами. А возраст опухолей рака может составлять несколько месяцев от начала активного процесса. Кроме более агрессивного прорастания в окружающие ткани, рак отличается от саркомы и более обильным метастазированием.

Впрочем, именно большие размеры и незаметность сарком делают их иногда даже более опасными, чем рак. Ведь на стороне первого – маленький размер очага и скорость метастазирования. Зато на стороне второй – годы скрытого развития, за которые часто успевают полностью сформироваться и дочерние опухоли. Саркомы нередко обнаруживают только по симптомам, которые дает вторичный, не основной очаг. На практике это означает, что саркомы чаще находят на стадии, когда что-либо делать поздно и бесполезно. То есть когда основную опухоль не удалишь (пришлось бы вырезать слишком много тканей), а подавлять еще несколько таких же лучевой терапией смысла не имеет, поскольку совершенно очевидно, что такую популяцию не уничтожат ни яды, ни радиоактивные изотопы.

Нам следует узнать сразу, что опухоли молочных желез фактически ничем не отличаются от опухолей костей, желудка, легких и пр. Прямое тому доказательство – все они успешно метастазируют в другие органы. Метастазы по расположению относительно самой опухоли бывают ближними и дальними.

Первый – почти всегда один, и он всегда образуется в ближайшем к опухоли лимфатическом узле. Исключение составляют лишь особые виды рака – рассеянные, не имеющие четкого очага. Скажем, почти все опухоли костей и ряд мелкоклеточных сарком. А рак самой лимфатической системы приводит к образованию множественных участков перерождения по всей лимфатической системе тела.

Дальние метастазы – это вторичные опухоли, которые начинают расти в совсем других органах тела. К сожалению, сплошь жизненно важных, удаленных от груди с ее первичным очагом. Речь идет о печени, почках, мочевыделительной системе и пр. Хотя именно для рака молочной железы часть дальних метастазов может оказаться как бы ближней. Для него характерно метастазирование в позвоночник, на уровне 7-го позвонка (самый выступающий на шее, если наклонить ее вперед). Кроме того, достаточно редкие случаи рака сердечной мышцы или перикарда, легочной диафрагмы тоже могут быть связаны с опухолями молочной железы.

Нам здесь важно запомнить, что сам по себе метастаз (как ближний, так и дальний) – это ведь, по сути, несколько жизнеспособных клеток опухоли, оторвавшихся от ее тела. Затем их заносит с током крови или лимфы в ближайшую точку, в которой этот ток замедляется по каким-то причинам. В этом месте клетки оседают и начинают новое размножение.

Именно потому, что метастазирование более всего напоминает распространение вирусной инфекции, вторичные очаги всегда обнаруживаются в органах, из которых их либо вообще невозможно удалить, либо возможно в единичных случаях. Ведь как раз печень и почки становятся первыми «жертвами» опухоли оттого, что кровоток в них сильно замедлен. В данном случае из-за особой структуры сосудов, созданной для того, чтобы они могли отфильтровать кровь от определенных веществ. Например, погибших телец, как печень, или мочевины, как почки.

Но, согласимся, в этом есть и еще один очевидный момент. Ни одна клетка здоровой, неизмененной ткани тела не выживет, если ее занесет с кровотоком в ткани другого типа, верно? Из данного правила известны исключения, но они очень редки и строго ограниченны по условиям возникновения. Допустим, в легких и ряде других органов иногда могут выживать ткани селезенки.

А вот метастазам эти законы безразличны. Переродившиеся клетки одного вида легко приживаются и начинают размножение в ткани, образованной клетками совсем другими. Потому бывшие клетки опухоли груди так быстро и просто становятся клетками костного мозга, печени, диафрагмы…

И когда мы говорим, что рак легких, молочной железы, предстательной железы и любого другого органа – это одно и то же, мы выражаемся не фигурально. Мы имеем в виду сходство буквальное: то, что клетки любых злокачественных опухолей под микроскопом выглядят одинаково или без малого одинаково. Хотя вырезают их из тканей, которые на вид никак не перепутаешь.

Вот из-за этого феномена сама онкология не воспринимает слишком всерьез собственные рекомендации избегать тех или иных канцерогенных факторов. Ведь если рак везде одинаков, сложно всерьез предполагать, что один из его видов вызывается одним фактором, а другой – другим. Теории, принятые во внутренних кругах этой науки, значительно сложнее. В том числе во всем, что касается происхождения рака, где бы он ни располагался у того или иного больного.

Происхождение заболевания.

В принципе, по отношению ко всем опухолям половых органов у мужчин и женщин гормональный фон до сих пор считается одним из основных факторов риска. Просто потому, что объяснить иным путем зависимость их роста от гормонов невозможно. Но в целом онкология пока не имеет четкого, научно обоснованного и доказанного фактами представления о том, что такое рак и откуда он появляется.

В окружающем мире или внутри организма человека существуют некоторые факторы, в присутствии которых злокачественные опухоли появляются чаще, чем без них. Такие факторы называются канцерогенными. В общем их список нам знаком. Это курение, ионизирующее излучение, выхлопные газы, ультрафиолетовое излучение – и т. д., и т. п. Касательно рака груди, помимо колебаний и устойчивых нарушений фона он, как считается, может быть вызван любым из факторов, входящих в общий перечень. Включая также непродолжительную лактацию, отказ от лактации, проблемы с синтезом грудного молока, эпизоды доброкачественных новообразований в прошлом, бесплодие и пр.

Ну, как видим, к этому основному списку обычно добавляется список, так сказать, побочный. Его особенность в том, что он содержит куда больше пунктов. Причем половина из них при разговоре о раке относится к факторам риска, а при разговоре о поддержании здоровья – к факторам безусловной пользы. Например, разве можно представить себе здорового человека, который вообще не принимает солнечных ванн? Или возьмем тот же канцерогенный гормональный фон: сколько бы раз он ни был канцерогенным, а без его нормы здоровья нам не видать как своих ушей…

Так что если мы раздобудем где-то полный список канцерогенных факторов и прочтем его, мы быстро убедимся, что в него входит почти все, что окружает нас сегодня. И даже часть того, что существовало всегда, не изменившись с давних пор ни в малейшей степени. И вот тогда нас посетит вполне обоснованное подозрение, что онкология составила этот список путем случайного подбора. Или при наблюдении ряда случайных совпадений, которые она по ошибке приняла за закономерность.

Скажем прямо, это подозрение не лишено оснований – явно не лишено. Но помимо теории канцерогенных факторов данная область знания выработала еще несколько версий, с чего бы вдруг перерождаться здоровым изначально клеткам. Всего к настоящему моменту таких теорий больше десятка, но несостоятельность части из них уже очевидна. Например, как в случае с теорией травм – одной из первых, кстати, с точки зрения хронологии.

Долгое время лекари всего мира не сомневались: опухоль возникает в тканях, поврежденных когда-то ударом, ожогом и пр. Сейчас уже совершенно ясно, что рак встречается и в органах, которые внешней травме подвергнуть почти невозможно. Например, в желчном пузыре, поджелудочной железе, тканях носоглотки и головного мозга. Так что сейчас данная теория требует либо расширить понятие травмы до инфекций, действия токсинов, аутоиммунных процессов и пр., либо оставить травму в числе просто канцерогенных факторов. Допустим, для разговора о саркомах мышц.

Основными версиями канцерогенеза нынче считаются иммунная и наследственная. Первая утверждает, что рак наследуется – в том смысле, что склонность клеток организма к мутации может быть заложена в определенных участках генетического кода. То есть получена ребенком от родителей. Действительно, обычно в семьях, где имелись случаи рака только по одной линии (отца или матери), эпизоды опухолей повторяются через одно поколение – в точном соответствии с законами наследования признаков. А в семьях, где опухоли встречались по обеим линиям ближайших родственников, заболеваемость раком среди детей составляет 100 % за редчайшими исключениями.

Наследственную теорию можно было бы считать доказанной, если бы не один момент: она фактически утверждает, что все опухоли программируются – закладываются в определенных участках генома. Но законы наследования как нормальных, так и мутантных признаков действуют очень четко – речь идет и впрямь о законе. Потому если бы рак только наследовался, опухоли у потомков неизбежно, обязательно возникали бы именно там, где и у родителей или бабушек/дедушек.

А между тем в реальности опухоли одной и той же локализации, одного и того же типа в пределах одной явно «канцерогенной» семьи встречаются не более чем в 30 % случаев. В остальном же они возникают, но разные. Данный факт заставляет противников этой теории едко намекать, что рак вообще довольно распространен. И что эти все зависимости могут оказаться чисто внешними. То есть, что само по себе высокое число больных раком в пределах каждой отдельной семьи может быть результатом действия не законов генетики, поскольку они тут как раз не проявлены достаточно четко. Версия противников этой теории в том, что эти наблюдения указывают лишь на общую тенденцию к учащению случаев рака по всему миру.

Вторая теория утверждает, что злокачественные клетки в целом – явление для нашего организма нормальное и вовсе не новое. Каждую минуту в нашем теле умирают и появляются миллиарды клеток. И это никак не зависит от того, чем мы сейчас занимаемся, где работаем, какие дефициты испытываем, от чего лечимся… Совершенно очевидно, что в момент зарождения сотен клеток сразу на них могут действовать факторы самые негативные и канцерогенные. Естественно, в такие минуты в нашем теле нормальные клетки появиться не могут – могут только «бракованные».

Уже известно, что в теле каждого человека с рождения имеется и действует механизм проверки тканей на дефектные клетки и их своевременного уничтожения. Этот механизм обеспечивает работа тимуса – вилочковой железы. Вилочковая железа находится за грудинной костью – на груди, между двумя рядами ребер. Она производит особые иммунные тельца, которые распространяются по телу с током не крови, а лимфы. Эти тельца называются лимфоцитами.

Лимфоциты инспектируют все клетки тела, и их анализ весьма точен. Дело в том, что у лимфоцитов имеется «право доступа» внутрь клеток – способность проникать сквозь их мембраны. Тот факт, что старые и дефектные клетки уничтожаются именно лимфоцитами, доказан со всей очевидностью. А вот то, что их количество в лимфе, правильность их работы могут влиять на рост злокачественной опухоли, доказанным считать не следует.

С одной стороны, наука давно научилась выделять из образца крови больного жизнеспособные лимфоциты, размножать их в искусственных условиях и вводить обратно, инъекционным путем. Такие процедуры часто дают потрясающий эффект – устойчивую ремиссию опухолей даже поздних стадий на срок до нескольких лет. С другой стороны, они дают эффект всегда разный – вплоть до самого незначительного. К тому же целый ряд случаев рака зафиксирован у людей с полной нормой работы иммунитета и содержания активных лимфоцитов в лимфе. Потому противники этого взгляда, указывая на такие случаи, задают резонный вопрос: а откуда появляется рак у тех, чей иммунитет здоров по результатам всех известных тестов?..

Симптомы заболевания.

Да, выходит, по поводу происхождения нашей опухоли мы можем думать буквально что угодно – на наш личный вкус… Утешает одно: нам явно не следует винить в ее появлении собственные ошибки молодости – аборт, неудачную беременность, раннее начало половой жизни и пр. Но вести о симптомах рака груди тут же огорчат нас вновь: особых признаков у злокачественных опухолей груди мало, и все они довольно ненадежны. Нас могут полгода лечить от фиброаденомы, а потом мы узнаем, что у нас рак…

Злокачественное новообразование – это, в сущности, такая же ткань, как и любая другая. Просто она, в отличие от остальных тканей тела, растет постоянно и очень быстро. Ее рост не объясняется и не регулируется естественными потребностями тела – вот и вся разница. Плюс, этот рост, как и всякий другой, требует от делящихся клеток потребления ресурсов – питательных веществ. А поскольку речь идет о росте слишком уж активном, аппетит, которым страдают все злокачественные опухоли, маленьким не назовешь. Если можно так сказать, рак страдает непомерным аппетитом – своего рода булимией.

Склонность опухоли поглощать все ресурсы, необходимые для поддержания жизнедеятельности других клеток (а также вытеснять окружающие ее тело здоровые ткани), и образует весь вред, всю летальность рака как патологии. Не будь этих двух качеств, мы бы могли спокойно мириться с этими новообразованиями, как миримся иногда с похожими, но доброкачественными.

Симптомы рака полностью совпадают с симптомами постепенного отказа органа, в котором имеется первичная или вторичная опухоль. Нередко первые патологические признаки дает даже не начальная, а дочерняя опухоль – это вполне возможно, если орган с дочерней опухолью «сдаст» раньше. Но поначалу их можно принять (и их часто принимают) за любое другое заболевание, кроме рака.

Наша главная проблема здесь в том, что у молочных желез, в общем, не так много обязанностей – во всяком случае, за пределами периодов беременности и лактации. А потому и нарастающие отклонения в их работе заметить сложно – обычно они не работают, а просто имеются. Но у нас есть и преимущество: тканей в молочных железах не так уж много, и залегают они не так уж глубоко. Грудь у нас вся на виду и она хорошо доступна для прощупывания. Это означает, что вероятность обнаружить посторонние разрастания в ней все же проще, чем, скажем, в прямой кишке или печени.

Как уже было сказано, сами по себе злокачественные опухоли невелики. Нащупать их тяжело, хотя иногда возможно. Не будем полагаться на одну чувствительность пальцев и запомним некоторые особенности, характерные для рака именно груди:

1. Рак груди обычно имеет вид небольшой, но очень плотной опухоли, которая всегда намертво спаяна с кожей или окружающими тканями. То есть, если фиброаденому можно сместить пальцами под кожей, то рак часто не получается сместить ни на миллиметр даже вместе с нею.

2. Саркомы для молочных желез нехарактерны, поскольку в них мало мягких тканей – разве что сами альвеолы. Нам следует запомнить, что саркома наверняка нас не побеспокоит ни изменениями на коже, ни болями в груди. Но она непременно вызовет увеличение и уплотнение той железы, в которой появится – потому что она сама плотна и достаточно велика, чтобы разом прибавить нам один-полтора размера.

3. В отличие от фиброаденомы, в положении лежа злокачественная опухоль перестает прощупываться на том месте, где мы нашли ее в положении стоя.

4. У большинства опухолей половых органов есть свойство стимулировать выработку половых гормонов в железах, где они располагаются. Это значит, что задетая процессом грудь будет дольше и сильнее болеть перед критическими днями, сильнее увеличиваться в размере. Ее сосок может чаще нагрубать, из него возможны более частые и обильные выделения – впрочем, внешне довольно невинные, похожие на молозиво или являющиеся им.

5. Рак груди образует различимые визуально тяжи – обычно их видно только в положении стоя. Однако саркома может их не создавать – особенно если она залегает глубоко.

6. Абсолютно все злокачественные опухоли дают метастаз в ближайший лимфоузел. Просто саркома дает его значительно позже рака. Как мы и предупреждали выше, появление мягких и безболезненных припухлостей неясного происхождения под кожей, на любом участке тела является очень серьезной причиной для обращения к онкологу. Тем более, если их несколько и все сосредоточены в пределах одного участка тела. Скажем, шеи, поверхности бедра, одной половины туловища и пр. В случае с опухолями груди припухлость обычно появляется в подмышечной впадине. Но она может возникнуть и под ключицами или в другом месте неподалеку. Опухший лимфатический узел, в зависимости от его начальной величины, похож на шарик размером, который колеблется от фасолины до ореха в скорлупе.

Лечение.

Суть основной проблемы, возникающей при обсуждении темы лечения рака, сейчас известна решительно каждому. Увы, методы современной онкологии по всему миру отличаются катастрофически низкой результативностью. Подчеркнем: это относится к медицине и других стран – не только к нашей. Когда кто-либо предъявляет нам какие-либо цифры высокой выживаемости после той или иной дорогостоящей процедуры, нам следует знать: эти цифры сами по себе честны и точны. Однако все они без исключения учитывают только результат ближайших пяти лет после проведенного лечения. Иными словами, это обещание «хорошей выживаемости» действительно на ближайшие пять лет. А долгосрочные прогнозы по раку двух последних стадий весьма неутешительны и одинаковы по всему земному шару.

Официальная онкология в случае с опухолью молочной железы предложит нам ее удалить. Нам будет полезно знать, что основную опухоль и ближний метастаз в данном случае удается удалить всегда и полностью. Так что главный вопрос здесь – картина дальних метастазов, обычно неоперабельных у любой опухоли. Традиционно активность в этих очагах «глушат» химио– и радиотерапией. Нам предложат только облучение в случае метастазов в одном позвоночнике («химия» здесь неэффективна), и оба варианта в комплексе, если имеются очаги в мягких тканях любых других органов.

Рак как заболевание известен столь давно, что у альтернативной медицины за это время появились свои рецепты – и их список, кстати, довольно велик. Самой древней является история так называемой растительной химиотерапии – практики длительного приема отваров и настоек сильно токсичных растений. Но как альтернатива им имеется и множество полунаучных, авторских концепций. Последние – это явление, особенно характерное для прошлого и нашего века. То есть времени, когда часть научных знаний стала доступна людям, не занимающимся сугубо научной работой, но способным к анализу и, главное, критике…

О достижениях научной медицины судить легко, ведь она ведет статистику. К сожалению, за исключением редких случаев успеха, когда она сама не может объяснить, за счет чего он был достигнут, ей похвастаться нечем. Впрочем, в этих самых исключительных ситуациях она особенно любит, когда успех достигнут с личностью известной – как, например, произошло с Дарьей Донцовой. Напомним, известная автор детективов обратилась к услугам официальной медицины и ее стандартным средствам с опухолью молочной железы IV стадии, с классической и полной картиной метастазирования. Сейчас всей России известно, что она прошла все типичные этапы – хирургическое вмешательство, радио– и химиотерапию по поводу метастазов. Достигнутая в результате лечения ремиссия длится до сих пор – то есть уже много лет подряд. Писательница наблюдается у онколога, но признаков возрождения активности в оставшихся очагах на данный момент не зафиксировано.

А вот достижения каких бы то ни было альтернативных практик проверить невозможно. Ведь мы не можем просмотреть результаты наблюдения за опухолями их пациентов от момента начала лечения. Часто у больных, повествующих о своем «чудесном» исцелении от опухолей поздних стадий, имеются документы и рентгеновские снимки, подтверждающие диагноз. То есть те самые документы, которые больной просмотрел и на основании которых принял решение лечиться самостоятельно.

Но куда чаще случается, что «исцелившийся» не может предъявить никаких доказательств наличия у себя опухоли потому, что он никогда не проходил медицинского исследования по данному поводу. Последнее случается вследствие чрезмерно развитой фантазии пациента (когда он принял за рак первую припухлость, которая у него появилась – скажем, фиброму, аденому и др.). Или речь идет о человеке совершенно здоровом, наемном работнике, который получает заработную плату за услуги популяризации методики данного конкретного целителя.

Мы не станем давать советы выбрать однозначно тот или иной путь. При разговоре о раке с его стопроцентной смертностью в основном и необъяснимыми никакой теорией случаями ремиссии в виде редких исключений… Нет уж, однозначных рекомендаций здесь нам никто давать не в праве – ни онколог, ни целитель, ни статист. Каждому разумнее полагаться на собственный инстинкт и здравый смысл. Ведь сколько-нибудь стабильной результативности в онкологии не дает ни один метод, зато выборочной результативностью может похвастаться чуть ли не каждый из них. Мы посоветуем лишь то, что поможет лично нам выбрать путь оптимальный – наиболее правильный в нашем случае. Итак:

1. Опухоль без метастазов или с одним метастазом при раке любой локализации удалить будет проще, безопаснее и надежнее всего. С новообразованием I и II стадии нам разумнее всего остаться в больнице – не стоит рисковать жизнью только из страха перед вмешательством или его косметическими последствиями. В случае если все очаги операбельны, скальпель хирурга – это самое быстрое и надежное средство полного излечения от опухоли. А косметическую часть вопроса легко решить потом. Коль мы будем живы и здоровы, у нас будет уйма возможностей обратиться к пластической хирургии. Зато факт нашей смерти исключит все эти возможности сразу – мы можем не сомневаться.

2. Если мы обращаемся к какой-то конкретной методике лечения только потому, что услышали положительный отзыв о ней со стороны больного со случаем, похожим на наш, этот отзыв следует проверить очень тщательно. Обманы и элементарные недоразумения здесь – явление распространенное. У «исцелившегося» на руках должны иметься снимки как основной опухоли, так и метастатических очагов. И он должен предъявить нам стандартный листок с диагнозом – пусть даже пожелтевший от времени, но с полным указанием типа опухоли, ее расположения, стадии, списком обнаруженных дочерних очагов. Если всего этого нет, откуда этот пациент (неспециалист в онкологии) узнал, что у него рак?.. Если ему неоткуда узнать это наверняка, значит его исцеление – результат вовсе не чуда, а недоразумения, стечения обстоятельств, обмана и пр.

3. Следует помнить, что молочные железы в основном своем состоянии хорошо накапливают вещества из организма. Главные очаги накопления веществ – их жировая ткань. Это свойство лишь усиливается в период лактации, набухания перед критическими днями. Потому если мы принимаем растительные или любые другие яды, нам следует помнить: уже через неделю от начала курса их концентрация в молочных железах будет выше, чем в других тканях. Более того: она сохранится повышенной в течение всего курса и будет выводиться из тканей груди дольше, чем из остальных. Однако есть и другой момент: накопление – процесс постепенный. То есть в первые дни курса скорость насыщения тканей молочной железы антибиотиками «химии» или ядами растений будет заметно отставать от любого другого органа. А значит, и эффект от принятых мер наступит несколько позже – ожидать его в течение первых дней или недель не стоит.

4. Опухоли молочных желез очень часто располагаются близко к поверхности кожи. Или образуют выходы на поверхность впоследствии, при появлении очагов злокачественного распада. Сами незаживающие эрозии при раке – явление закономерное. Они образуются в момент, когда клетки, давшие начало росту опухоли, начинают отмирать – из-за дефицита питательных веществ и старости. Отмирает лишь центр – края новообразования продолжают разрастаться с прежней скоростью. Но факт тот, что такие язвы на поверхности кожи – это всегда прямой доступ к тканям опухоли. Пытаться остановить их увеличение и некроз с помощью антибиотиков бесполезно. А вот развести 1 каплей воды 1 каплю отвара барвинка малого, аконита, цвета сирени, ландыша или черемухи, а также коры дуба или чистотела – мысль более удачная. Этот раствор, разумеется, следует капнуть прямо в центр эрозии.

Что до чистотела, то можно смазать края раны и закапать ее центр вообще его свежим соком. Будет больно, но с учетом нашего общего состояния и перспектив это можно и перетерпеть. Только соблюдем некоторые обязательные меры:

• использовать местно нужно не то растение, которое мы принимаем перорально. Разумнее выбрать какое-нибудь другое, лучше – из указанных выше. Дело в том, что часть растений для химиотерапии отличается токсическим действием на центральную нервную систему больше, чем на любые другие ткани. Таковы болиголов и аир. А часть хорошо уничтожает именно клетки тканей тела, включая кожные покровы, мышцы и жир. Таковы кора дуба, ландыш, сирень, чистотел. Что до барвинка малого, то речь идет как-никак о единственном растении, которое используется в качестве химиотерапевтического препарата в медицине как официальной, так и нетрадиционной. Причем научная онкология применяет его именно для лечения опухолей молочных и других половых желез. Согласимся, это заслуживает определенного внимания с нашей стороны;

• не следует повторять местные обрабатывания токсичными препаратами чаще двух раз в день и превышать минимально необходимую дозировку;

• не следует пытаться делать такие же аппликации на кожу над местами расположения метастазов. Сами эти очаги залегают глубоко – с поверхности кожи яд до них точно не доберется. А вот общее отравление можно получить запросто – особенно если эти аппликации сочетаются с другим, основным курсом;

• ни в коем случае не следует применять компрессы из токсичных препаратов – тем более теплые. Это слишком большая порция, чреватая некрозом и ожогом кожи в месте наложения, симптомами интоксикации, летальным исходом;

• как бы мы ни лечились, никогда не следует забывать об общеукрепляющей и особенно иммунной терапии. Конечно, в первую очередь нужно начать прием витаминов, минералов и микроэлементов. Питание должно быть полноценным настолько, насколько это возможно. Однако мы бы рекомендовали еще некоторые иммуномодуляторы – в частности, экстракт акульего хряща и вообще любой источник аргинина.

Аргинин – это обычная аминокислота, которая имеется во всех животных белках. Она вызывает ускоренный рост и активизацию долек тимуса – вилочковой железы.

Напомним, это железа, которую иммунная теория происхождения рака винит в несвоевременном уничтожении злокачественных клеток. И это та же железа, которая вырабатывает лимфоциты – тельца, входящие в препарат для достижения ремиссии некоторых неоперабельных опухолей. Помимо акульего хряща аргинин можно найти не только в мясе, но и других сравнительно недорогих, доступных продуктах. К примеру, в комплексах аминокислот, продающихся в любом отделе спортивного питания.

В заключение.

Я постаралась максимально подробно рассказать вам о том, как долгие годы можно сохранять красоту и здоровье женской груди. Вам остается только выбрать из всего то, что нужно вам в соответствии с возрастом и состоянием здоровья.

Никто за вас не решит, стоит вам заниматься плаванием или гимнастикой для укрепления бюста либо сразу обратиться к пластическому хирургу. Здесь вправе решать только вы. Что же касается непосредственно здоровья, то я бы посоветовала соблюдать несколько «правил безопасности»:

• проводить самообследование грудных желез;

• посещать врача-маммолога, который бы стал вашим постоянным консультантом, особенно если у вас уже проявилась, например, мастопатия;

• хотя бы раз в год наведываться к эндокринологу, поскольку организму свойственно реагировать и на внешние факторы, и на внутренние изменения; если вовремя их заметить и грамотно прореагировать, проблем со здоровьем будет меньше;

• не уподобляться страусу и не надеяться, что «само пройдет»;

• если появились еще только сомнения, проконсультируйтесь с врачом;

• прежде чем вы решите использовать фитотерапию, проконсультируйтесь с вашим лечащим врачом, чтобы траволечение не противоречило основному курсу вашего лечения, если вы его получаете.

Но общим, главным фоном вашего отношения к своему здоровью должна быть уверенность в том, что вы все сделали, все предусмотрели и обо всем позаботились, а значит, вы здоровы, красивы и счастливы!

Оглавление.

Проблемы женской груди: диагностика, лечение, профилактика. Проблемы женской груди: профилактика и лечение. О женской груди. Немного о строении молочных желез у женщин. Нормы и аномалии изменений молочных желез. Профилактика заболеваний молочных желез. Поддержка эндокринной системы. Роль гипофиза в деятельности эндокринной системы. Роль белков и аминокислот в синтезе гормонов тела. Роль других элементов рациона в поддержании здоровья эндокринных желез. Взаимосвязь между физической активностью и здоровьем эндокринной системы. Подбор белья и физкультура. Гимнастика для грудных мышц при формировании груди. Во взрослой жизни. Косметический и корректирующий уход. Когда другие средства бессильны… Инфекционная и гормональная мастопатия. Причины инфекционной мастопатии. Симптомы инфекционной мастопатии. Лечение инфекционной мастопатии. Причины гормональной мастопатии. Симптомы гормональной мастопатии. Лечение гормональной мастопатии. Фиброаденома. Симптомы фиброаденомы. Лечение фиброаденомы. Злокачественные опухоли. Происхождение заболевания. Симптомы заболевания. Лечение. В заключение.