Разоблачение магии, или Настольная книга шарлатана.

ПРАВИЛЬНОЕ ОТНОШЕНИЕ К СЛОВАМ.

Давайте еще раз вспомним про депотенциализацию сознания. Человек действует исходя из своей субъективной реальности. А субъективная реальность формируется из слов — это названная реальность. Вы же помните, что наша задача воздействовать на субъективную реальность своего клиента? Вы из слов, как из кирпичиков, выкладываете новое русло, по которому дальше потечет река его поступков. Очень важно отвлечься от значения слов в пользу их инструментальности. Вы постоянно что-то говорите и смотрите на обратную связь.

Есть любопытный и очень действенный путь защиты от словесного воздействия. Анализируйте взаимоотношения, общение, с позиции вопроса: "Что он от меня хочет? Зачем он мне сейчас это говорит?" Задавая себе этот вопрос, вы тут же отстраиваетесь от смысла. Вы ищете: какого поведения собеседник от вас добивается, когда все это произносит.

С этого момента вам становятся скучны практически все объяснения.

Вы понимаете: "Ладно — это введение, к делу, пожалуйста. Чего хочешь?".

А если вы правила учите, математику изучаете, зубрите что-то. Что-то очень абстрактное и опыта по определению своему не имеющее — тогда всеми силами из транса выходите. У студентов таким мощным якорем на вхождение в транс является звонок и само учебное заведение, что зачастую проще давать задания на дом, чем всеми силами вытаскивать их из этого состояния.

Впрочем, так делать стоит не всегда. Есть милое щебетание влюбленных, есть приятный разговор об искусстве, когда полезно погрузиться в процесс и все это переживать от души. Потому что цель такого разговора — доставить удовольствие себе и собеседнику.

Но если вы предполагаете, что сейчас какие-то серьезные вещи решаются, то отделяйте смысловые псевдозначения слов от реальности взаимодействия, когда вы друг от друга хотите каких-то поведенческих изменений.

Если вы это помните — все просто.

Скажем, все проще.

Если вы помните, что слова — это поведение для изменения другого поведения, все получается легко. Его слова — это поведение для изменения вашего поведения или для поддержания вашего поведения, а ваши слова — это поведение для изменения или поддержания его поведения. Ничего более. Слов в природе не существует.

Вы издаете последовательность звуков голосовыми связками и еще чем-то.

Почему люди так легко внушаемы? Потому что человек привык искать смысл. Привык стараться понять, что ему говорят (то есть найти соответствующие картины и эпизоды своего опыта).

ЧЕЛОВЕК ВНУШАЕМ,

ПОТОМУ ЧТО СТРЕМИТСЯ ПОНЯТЬ.

Наверное, вы обращали внимание, что люди, которым "не даются иностранные языки", тем не менее вполне успешно говорят на своем родном (которого тоже когда-то не знали). Почему так легко учится родной язык, а так непросто (у многих) другой? Потому что родной язык мы учим не как значения слов. Родной язык мы учим как поведение. Детям язык нужен как способ воздействовать на мир с целью получить от него желаемое.

Помните, как мы говорим о вежливых выражениях? — Волшебные слова!

Заклинания, по сути.

Волшебное слово "пожалуйста", волшебное слово "спасибо". Они волшебные потому, что после них следует получение вкусного или интересное, или игрушка, или разрешение… Вспомните, как дети обижаются (или просто не понимают), если в ответ на "волшебное слово" слышат отказ. Как же так? Я же "пожалуйста" сказал?

Язык куда легче учится как поведенческий навык,

Навык получать желаемое,

Чем как информация о переводе одного слова другим словом. Чтобы в такой-то ситуации получить то-то, надо воспроизвести следующие звуки. Что тут непонятного?

Если же язык учить как перевод с другого языка, как запоминание сознательной информации, это вываливается из головы почти сразу, потому что не инструментально. И если вы учите любой другой язык, как навык воздействовать на тех людей, которые ваших родных заклинаний не понимают, а на своем языке — воспринимают и поддерживают, тогда очень легко и быстро начинаете разговаривать на другом языке. Этот новый язык тоже становится навыком. При условии, что вам есть на ком практиковаться.

Все достигается упражнением.

Вспомните обычное: 10–15 лет учил язык по разным учебным заведениям — ноль. Потом две недели побыл в стране-носителе и — говоришь. Особенно, если тебе некому переводить: куда ты денешься? Есть захочешь — сообразишь как сказать. Сильно приспичит — найдешь способ, объяснишься. Как только язык приобретает характер инструментальности, бессознательное подхватывает его легко и непринужденно.

Правильное отношение к словам — это "шаманское" отношение к словам. Слова — это заклинания. Обращения к миру, чтобы он что-то дал.

Собственно классические заклинания только кажутся абракадаброй. На деле это текст приказов или обращений к небесам, духам и богам — на древних и/или мертвых языках. Те, кто произносит такие заклинания сегодня, повторяют нараспев ЗВУКИ, но изначально это были — слова. Грозные требования или униженные мольбы.

Вы, как квалифицированный маг, говоря с клиентом, продолжаете подбирать правильные заклинания до тех пор, пока не сработает. Стоит только вам начать думать, что в этой "бомбаре-чуфаре" — голосе эгрегора, течении праны, интерференции энергетик -

Есть иной смысл, кроме призыва изменить поведение, — вы начинаете теряться в мистике.

Почему большая часть мистических учений использует мертвые или тайные (древние, недоступные непосвященным) языки? Рассудите сами: те, к кому обращаются, "понимают" именно эти языки — для них родные. И на индийских богов заклинание иначе, как на санскрите, не действует. Поэтому приходится обращаться к ним, как они понимают. Что ж теперь делать? А римский бог понимает латынь. Или бог католический. Латынь — и всё тут. И больше ничего не понимает. Учитывая родину бога Яхве, вроде бы неразумно, но действует уже сколько веков…

Если вы рассматриваете язык, как поиск возможности воздействия (на людей, духов или богов), тогда вы правильно понимаете язык, и тогда вы его быстро выучите. Будь то язык иностранный или гипнотический.

Очень важно подобрать слова правильно. Ленин Владимир Ильич, 1917 год. Большевики, которые (по рассказам историков) всей душой были против революции, вовремя сказали правильные вещи: "Земля — крестьянам, мир — народам, хлеб — голодным". Никто не говорил, что они будут это делать, они просто сказали нужные слова и за них получили то, что хотели. А потом и дальше говорили нужные слова.

С другой стороны границы другой творческий товарищ, которого звали Адольф, тоже говорил нужные слова. Очень интересно послушать выступления Гитлера. Если не рассматривать с точки зрения смысла слов, а КАК он говорил именно то, что от него хотели услышать. Весьма любопытно это отражено в кинофильме "Гитлер: восхождение зла". А куда раньше вышел фильм "Обыкновенный фашизм". Может быть помните? Там часто показывают Гитлера, который говорит… А что? Он ничего особенного не говорит. Он говорит, что надо работать, что надо строить автобаны, и так далее и так далее. Ничего экстраординарного.

Словом, "как вы яхту назовете, так она и поплывет". Это не только юмор и мелкие фокусы, это не только бизнес и реклама. Это — массовое воздействие. Люди, которые верят в слова, массами, сотнями тысяч, миллионами воспринимают команды и поведенческие изменения со стороны тех, кто в слова не верит, но умеет ими пользоваться.

Посмотрите телевизор ради интереса.

Предупрежден — значит вооружен. В этом смысле очень интересна "политика большой дубины", известная еще со времен Трумэна, если не раньше. Если у вас есть большая дубина, и у меня есть большая дубина, диалог может быть построен… честно. Я вижу вашу большую дубину а вы видите мою большую дубину — ну что ж, придется договариваться.

Полезно уметь это все выше- и нижеописанное хотя бы и для того, чтобы при случае вы могли показать свою большую дубину. После чего, улыбнувшись друг другу, вы, как два коллеги-профессионала попытаетесь поговорить как обычно — "по-человечески".