Разоблачение магии, или Настольная книга шарлатана.

ВОПРОСЫ С ДОПУЩЕНИЯМИ.

Допущения — штука тонкая.

Как одно связано с другим?

Как именно ты будешь помогать это делать?

Где конкретно мы с тобой встретимся?

С чего лучше начать работу?

Когда вам удобнее это оплатить?

И вот нас уже не интересуют подробности ответа. Если человек вообще взялся отвечать по существу на такой вопрос, он уже согласился, что:

Одно связано с другим.

Он будет помогать.

Мы встретимся.

Мы начнем работу.

Он будет платить.

В допущение попадает именно то, что вы хотите. Допущение — это способ представить само собой разумеющимся то, что еще спорно, и сместить сознательное внимание на другое. На детали.

Все вопросы, которые кажутся конкретизирующими, на самом деле являются формулами внушений. Да и вообще, какой бы вопрос вы ни задали, это вопрос, внушающий ответ.

ЛЮБОЙ ВОПРОС.

УЖЕ СОДЕРЖИТ ОТВЕТ.

Быть может, это ответ на вопрос, которого вы еще не задавали. Но ответ там есть. Проверьте!

Если вы спрашиваете, как одно связано с другим — вы утверждаете одновременно, что одно с другим связано. Если вы спрашиваете, откуда это взято — вы предлагаете поверить, что это взято откуда-то.

Будьте внимательны, задавая вопрос. Отслеживайте, что в это же самое время вы вносите помехи в ответ. Вы определяете границы ответа самим фактом своего вопроса.

Если человек говорит: "Я не могу туда пойти", вы задаете ему классический вопрос: что тебе мешает? Одновременно это внушение о том, что что-то мешает!

И человек обязательно найдет что.

Или — "что будет, если ты туда пойдешь?" — Это внушение о том, что что-то будет. И человек найдет, что ответить.

Вы самим вопросом предполагаете ответ в этом направлении. Задавать вопросы — это способ исказить информацию. Задайте любой вопрос, и вы увидите, насколько неотъемлемо он содержит внушение, насколько он добавляет ваши ожидания в предполагаемый ответ.

САМ ВОПРОС ИСКАЖАЕТ ОТВЕТ.

Поскольку мы живем в субъективном мире (точнее — в своих субъективных мирах), посреди иллюзии понимания, вы все равно не соберете никакой "объективной" информации. Максимум, что вы можете выяснить, какими словами человек что-то называет в своей субъективной реальности. Ну и что вы с этой информацией будете делать дальше?

Максимальное приближение к взаимопониманию достигается, когда вы не объясняете, а показываете. Затем следует описание в принятых единицах измерения и в более-менее одинаково воспринимаемых образах.

Заметьте, "более-менее".

Задавая вопросы, вы можете собрать информацию о субъективном мире человека. О том, каков его личный бред, которым он руководствуется и управляется. Одновременно вы вторгаетесь в этот субъективный мир и вносите туда свои — нет, Читатель, не исправления — дополнительные искажения.