Разоблачение магии, или Настольная книга шарлатана.

СМЕНА ОЦЕНКИ, ИЛИ "ЧТО ТАКОЕ ХОРОШО…".

Обратите внимание на принципиальную штуку: вы ничего не возражаете по существу факта. Вы играете вокруг восприятия этого факта. Вас интересует не факт, а "данные", "мнения".

Нечто плохо? — Нет, нечто вовсе не плохо, нечто хорошо, потому что…

Какой-то у тебя трусоватый кавалер… — Это хорошо, значит он будет вовремя возвращаться домой. Трусоватый — предусмотрительный и это очень здорово, потому что…

Какое у вас мерзкое платье. — Модное, его Муран де Финней ввел в начале сезона.

Что за фигней ты занимаешься? — Не фигней, а серьезным делом. Кроме меня этого никто не сделает.

Словом, "Это совсем наоборот! И вот почему…".

Такие утверждения обычно, мягко говоря, беспочвенны, поэтому необходима депотенциализация.

"А кто не пьет? Называй! Нет, я жду!" — возмущался мастер художественного слова… А кто не беспочвенен?..

Игра со смыслом — это основа основ интервенции в субъективную реальность человека. Ведь он ведет себя именно так потому, что в его восприятии вот это хорошо, а вот это плохо, и никак иначе. А универсальный учебник В.В.Маяковского раз за разом оказывается не совсем универсальным.

Итак, вы помните, что единственной вашей задачей является изменение поведения человека, поэтому его мировоззрение оказывается инструментом.

Ваше, кстати, тоже.

Вы ему как дважды два показываете, что все, оказывается, наоборот. (От чего "наоборот" — неважно, вы же помните, что бредите вслух в любом случае). В этом случае нужные выводы о своем поведении человек сделает и сам.

Идеологию менять надо. Особенно если вы помните, что можно передернуть-перевернуть определения — что есть что на самом деле. Можно ввести наглое безапелляционное суждение, кучу исходных посылок. Можно по ходу псевдологикой многое поменять. Короче, к моменту завершения вашей пятнадцатиминутной речи человек может быть рад и счастлив, что у него есть такие блестящие шансы и перспективы в жизни.

Помните фильм "Что хотят женщины"? Когда врач-психолог быстро изменила картину мира своему клиенту.

Вы же помните, вас интересует, куда вы хотите прийти. По крайней мере, словами. А уж придете вы туда с любого места, любым способом и за любое время.

Если вы живете в теории линейного пространства — тогда отсюда дотуда пять километров, и значит надо топать-ехать-лететь. Но, если вы помните, что все относительно, тогда обязательно найдется вселенная, где это не километры, а сантиметры или килограммы.

Так же и в речи. Если вы думаете, что в словах есть смысл, есть какая-то логика, есть какие-то обязательные и истинные предпосылки и построения, то вам приходится сквозь это продираться долго и нудно. Если же вы знаете, что между этой точкой рассуждения и следующей — ничего, то вы уже там. Все относительно. Особенно на словах.

Нет истины истиннее, чем другая истина. Есть истина лучше, чем другая истина. И в каждый момент вы берете ту которая кратчайшим (или наиболее элегантным, или наиболее радостным) для вас путем приведет к нужному заключению. Но заключение само по себе ничего не стоит. Заключение должно повлиять на поведение.

Слова — это поведение для изменения другого поведения.

НЕТ ИСТИНЫ ИСТИННЕЕ, ЧЕМ ДРУГАЯ ИСТИНА.

НО ЕСТЬ ИСТИНА — ЛУЧШЕ.

Все хорошо и плохо одновременно. И никак. Дело в оценивающем. Пользуйтесь этой свободой. Особенно когда надо уговорить другого выздороветь и порозоветь лицом.