Развитие ребенка от года до трех лет.

СОН.

Описание биоритмов.

Давайте начнем с описания биоритма «день-ночь», потому что как раз сон у нас тесно связан с нашими суточными ритмами. Суточные ритмы называются фазными ритмами. Суточный ритм «день-ночь» формируется у ребенка под воздействием на сетчатку глаза солнечного света. Именно дневного, именно солнечного. В результате у ребенка вырабатывается гормон мелатанин, который и выполняет эту регулирующую функцию.

Процесс формирования суточного ритма «день-ночь» начинается примерно в месячном возрасте (4-6 недель) и оформляется в период от 6 мес. до 3 лет.

Оформляется этот ритм с привязкой к географическому месту проживания, потому что там учитывается угол падения солнечного луча.

Помимо того, что у нас существует суточный ритм, ориентированный на светлое и темное время суток, у нас еще существуют базовые ритмы. Эти базовые, или глобальные, ритмы и есть те, с которыми ребенок рождается, и для их проявления ему не нужно ничего. Они свойственны человеку как виду. Этот ритм определяет функцию пищеварительной, выделительной системы, циклы работы головного мозга. Поэтому у ребенка изначально существует дневной и ночной сон. То есть если в родах было все нормально, ребенок у вас не перепутает день и ночь. Этот ритм ориентирован не на свет и темноту, а на пики и спады биологической активности, которые распределяются по суточному времени.

У нас существуют два таких пика в течение суток. Спад биологической активности приурочен к 4 часам утра и к 4 часам дня. От них все и пляшет. Это глобальный ритм.

Суточный ритм всегда ориентирован на наличие или отсутствие дневного света. Он регулируется социально, а вот на глобальные ритм мы повлиять не можем.

Когда мы говорим, что у ребенка нарушены глобальные ритмы, то мы говорим о какой-то травме. Если у ребенка есть статус тревожности и у него нарушен сон, то, как правило, это бывает связано с внутриутробной травмой или травмой рождения. Либо бывают такие социальные деформации, когда сами родители нарушают сон ребенка своими «грамотными» действиями. Особенно когда мы говорим о социально ориентированном ритме – там всегда дело рук родителей.

Теперь, мы должны учитывать, что у ребенка существуют биологически заданные сутки. У нас есть биологически заданные сутки и сутки реального времени. Биологически заданные сутки всегда длиннее реальных, потому что они определяются по срочности. Если вдруг чего-то случится, то чтобы у нас хватило срочности пережить какой-то катаклизм. У человека реальные сутки составляют 24 часа, а биологически заданные – 25. Поэтому раз в месяц мы накапливаем ошибку – этот час накапливается – и у нас что-то происходит с режимом. Поэтому если нас не утомить тяжелой физической нагрузкой, то мы обязательно эту ошибку где-нибудь выдадим. У нас произойдет либо бессонница, либо, наоборот, проспим целые сутки. Это характерно и для взрослых, и для детей.

В связи с тем, что сон необходим всем и он социально ориентирован, у нас в основном есть люди так называемого нейтрального типа, которые подчиняются суточным ритмам и спят тогда, когда им нужно. Скажем, закончилась бытовая активная деятельность, завершили свои задачи, уснули, утром проснулись и опять приступили к активной жизни. И неважно, когда у нас закончилась бытовая задача; когда закончилась, тогда и заснули. И у нас все хорошо.

К нейтральному типу относятся 90% людей, которые ориентируются именно на социальные установки, организуя свой ритм. Но существует 10% людей с врожденными деформациями этого ритма. И называются они как раз «совы» и «жаворонки». Давайте я вам расскажу, как выглядит настоящий «жаворонок» и настоящая «сова». Чистый «жаворонок» просыпается в 4 часа утра, в крайнем случае, в 5. Он не может больше спать. Он встает, у него отличное настроение, у него полно энергии, он готов сворачивать горы. И примерно через час он начинает их сворачивать: если это женщина, то она тарахтит кастрюлями по всей квартире, никому не дает лежать. Жаворонок ведет очень бурную деятельность до 11 часов утра. Потом он чувствует, что слегка устал. Отдохнув, он снова активен часов до 4-х дня. В 4 часа дня он чувствует, что смертельно устал, у него портится настроение, он начинает брюзжать. И заканчивается это тем, что в 8 часов он засыпает. Он засыпает в 8 часов неизменно, ничто не может на это повлиять. Он может спать стоя, лежа, сидя.

И настоящая «сова» – раньше часа дня она никогда не встает. Ее, конечно, можно поднять в 11, но только поднять. Она может стоя поспать, а потом все равно упадет. И вот когда в час дня она просыпается, у нее дурное настроение, она будет брюзжать и ругаться. Часам к 4 дня настроение у нее явно улучшается. Сова после пробуждения никогда не способна работать сразу. И вот к 8 часам вечера она чувствует прилив сил и энергии. Она полна идей, и когда все укладываются спать в 11, у нее как раз самый прилив. Наибольший период активности «совы» – это между 23 и 2 часами ночи. До 3 ночи она усиленно работает, в 4–4.30 засыпает. Если вы действительно «сова» или «жаворонок», ваши ритмы сместить нельзя. Если они «гуляют» туда-сюда, то это нейтральный тип, неправильно наученный. А если у «совы» маленькие ребенок, то это проблема родственников, потому что она не просыпается. Ей можно только подкладывать ребенка с той или с другой стороны, если она кормит грудью, но она будет только слегка приоткрывать глаза.

Это действительно тяжелая проблема, и с этим ничего нельзя сделать. Мы с вами разобрали, какие есть проблемы, и поняли, что, слава богу, нейтрального типа намного больше.

Ночной сон.

Продолжительность ночного сна ребенка от 1 до 3 лет составляет 9–12 часов. Время вечернего укладывания зависит, в первую очередь, от социальной жизни семьи, т.е. как у нее организован ритм. А во-вторых, от состояния ребенка. То есть, если он обычно укладывается в 10 вечера, а тут поспал с 7 до 9, то в этот раз в 10 вечера он спать не ляжет. И еще связано с состоянием здоровья, но это такие эксклюзивные вмешательства. В основном, мы укладываемся в пределах полутора часов в среднем в 10–11 вечера. Это свойственно для города. Есть дети, которые укладываются спать раньше – в 8–9 вечера, но это их личное желание.

После засыпания примерно через 1,5–2 часа у ребенка идет первое пробуждение. Как правило, здесь ребенок прикладывается к груди и ходит в туалет. Следующее пробуждение наступает около 4 часов утра. Затем – около 6 и около 8. Здесь – все то же самое. Эти пробуждения связаны с состоянием нервной системы. У ребенка незрелая нервная система, которая заставляет его просыпаться именно с этой периодичностью. Это происходит у любых детей до 3 лет. Здесь всегда ребенку нужно попить и пописать. Но особенно характерны эти пробуждения для годовалого возраста. С возрастом они немного смещаются. Как правило, к 2 годам пробуждение в 4 утра может уйти. У других детей наоборот – 4-часовое пробуждение сохраняется, а остальные отваливаются. Бывает так, что дети сначала убирают самое первое пробуждение после засыпания. То есть по мере созревания нервной системы продолжительные периоды сна проявляются все более явно.

Теперь затронем вопрос: когда мне мамы говорят, что у них другой ритм, но он все-таки есть. Во-первых, это тот ритм, который вы сами задавали ребенку. Во-вторых, если ребенок просыпается каждые 1–2 часа, то это называется тревожный сон. А тревожный сон, как правило, связан с родами.

Давайте разберем, что влияет на спокойствие ночного сна. Ребенок спит в нормальном ритме, но периодически у него бывают более.

Беспокойные ночи. Что может влиять на малыша? Во-первых, на ночной сон между 1 и 3 годами влияют фазы луны. Даже если до года они не влияли, то потом начинают влиять. Выражается это в том, что дети в полнолуние и новолуние могут более беспокойно спать и очень много писать. Для более чувствительных детей, в частности, для кесарят, на ночной сон влияют изменения атмосферного давления, и достаточно долго влияют. Кроме этого, значительно влияют впечатления дня. Здесь приведу пример. Если вы с утра поехали в гости, там поспали, вечером сходили в цирк, потом в зоопарк и приехали домой, то не ждите, что ваш утомленный ребенок сразу уснет. Вот тут-то как раз вы и узнаете, что такое домашний театр. Просто не нужно таких нагрузок. Приготовьтесь гулять с ним по комнате еще до 3 часов ночи. Он будет капризничать, и у него будут очень большие проблемы с тем, чтобы уложиться спать. Желательно впечатления дня дозировать и выдавать их с утра, чтобы уложились до дневного сна. Получили впечатления, потом поспали, пережили их, и уже вечером нормально укладываемся. Можно небольшие впечатления после дневного сна. При этом нужно оставить до ночного сна 2 часа, чтобы вы успели успокоиться.

Влияет на сон ребенка переживаемое сновидение, которое как раз и активизируется в связи с фазами луны. Отметим, что когда ребенок во сне улыбается, – это он беременность вспоминает. Всю жизнь. А вот если ребенок во сне плачет и гримасы корчит – он роды вспоминает. Как правило, в эти моменты нам снятся погони и кошмары. Тут тоже надо спасибо маме сказать. Как раз в эти фазы луны мы чаще роды вспоминаем, поэтому можем во сне плакать и беспокоиться. Любые роды у нас связаны с ощущением погони. Ваша задача – встретить ребенка при пробуждении и дать понять, что он в безопасности. Во сне его кто-то хотел съесть, а вы должны его спасти.

Состояние здоровья ребенка тоже влияет на качество сна. Если ребенок начинает заболевать, он может заснуть раньше 10 вечера, поспать 2 часа, а затем с 11 до 3 ночи очень плохо себя чувствовать. Если малыш заболевает, он обязательно будет беспокоиться именно в это время. С 3–4 часов наступает период спокойствия.

Качество пищи тоже влияет на ребенка. Если мы вечером съедим селедочки, закусим ее корейской морковкой, а потом перченым шашлыком и выпьем литр воды – «спокойный» сон нам обеспечен. Нужно следить за тем, чтобы ребенок ел острую, бодрящую пищу в течение дня, а не на ночь.

У нас есть такой пункт – ползанье во сне. Бывает, ползают в одном направлении, а бывает – кругами по кровати. Тогда нужно организовать движение ребенка так, чтобы он встретил препятствие. Он упрется в бортик кровати – и вы можете быть спокойны. Ползанье во сне – это тревожность, наличие родовой травмы. Это может быть связано с неврологией. Это компенсируется, и обычно к 3–4 годам ребенок перестает ползать во сне.

Дневной сон.

В отличие от ночного сна, который достаточно стабилен и имеет хорошую социальную ориентацию (т.е. ребенок фактически подстраивается под ритм жизни семьи), дневной сон связан с созреванием нервной системы ребенка и имеет мигрирующий график. Примерно от 1 до 1,5 лет малыши могут спать днем 1–2 раза. Наиболее стабильное расписание дневных снов идет от 1,5 до 2 лет. Здесь у ребенка хорошо выраженный одноразовый сон, который привязан к определенному времени. Мама всегда знает, когда ребенок заснет и проснется. После 2,5 лет у ребенка может начать уходить дневной сон. Он начинает сначала мигрировать. Сначала он засыпал в 2 часа, потом в 3, 4, 6… Вот когда он уже в 6 начал засыпать, то его надо разгуливать до 8-ми. Потому что если ребенок заснет в 18.30, то он обязательно проснется в 8.30 и спать вовремя на ночь уже не ляжет.

Кроме того, что мы смещаем график, мы еще начинаем спать через день. Это может быть для городского ребенка. Давайте отметим разницу между городом и деревней. Вы знаете, что в расписании детских садов дневной сон присутствует до 7-летнего возраста. Это правило существует для деревенского уклада. Вы замечаете, что при переезде из города на дачу режим сна ребенка меняется. Он становится более спокойным. Ребенок может укладываться спать раньше, чем в городе, на 2 часа. И просыпается, соответственно, раньше. Когда ребенок переезжает из города в деревню, он восстанавливает дневной сон. Дети действительно могут спать до 7 лет. Город очень сильно влияет на сон детей, и не в лучшую сторону. В деревне нервная система целее будет. Город со своим огромным количеством коммуникаций, шумом, высоковольтными линиями – как мы вообще спим, непонятно.

Еще хочу отметить, что если у вас режим дневного сна достаточно стабилен, то если он немного нарушился (ребенок вместо одного раза поспал два или поспал на несколько часов дольше), то нужно озадачиться состоянием его здоровья. Такое может быть, когда он начинает заболевать. Недосыпов у детей не бывает, а дневной сон может удлиняться в связи с изменением погоды. Но если погода не менялась, то стоит быть внимательнее к здоровью ребенка. Изменение режима сна бывает за сутки до того, как проявится заболевание.

Особенности сна грудных детей.

Давайте начнем с того, что у ребенка после сна бывает или хорошее, или очень хорошее настроение. Если он просыпается в хорошем настроении, это значит, что он выспался, чувствует себя хорошо, и день у вас пройдет очень гладко. А если он у вас просыпается и начинает капризничать, значит, его надо подхватить и дать ему долежать на руках еще хотя бы 10–15 минут. Эти 10–15 минут спасают положение. После этого он встает совершенно нормальный. Но если вы этот момент пропускаете, то плохое состояние продлится до следующего засыпания. Это касается и дневного, и ночного сна.

Следующая особенность сна, характерная не только для малыша – смена поз во сне. Малыши во сне обычно спят раскинувшись. Они меняют позу каждый раз в фазе быстрого сна. Здесь встает вопрос о том, как должна быть устроена кровать малыша. Она должна быть оснащена, как у взрослого – там должна быть подушка, одеяло. Во сне он подбирает наиболее удобное положение: он может слезть с подушки, сбросить одеяло. Одеяло сбрасывается вплоть до 6 лет. Это связано с тем, что ребенок во время сна заботится о своей безопасности и убирает одеяло, потому что не уверен, что сможет с ним справиться и не задохнуться, не травмироваться никак. Поэтому нужно следить за температурой в комнате.

Следующая особенность сна – это положение тела по магнитным линиям планеты. Это бывает не всегда. Но иногда вы укладываете ребенка вдоль кровати, как она стоит, а во время быстрого сна он разворачивается головой на север и ногами на юг. Если у вашего ребенка это явление есть, то он ложится строго вдоль магнитных линий планеты, как стрелка компаса. Единственная возможность здесь – переставить кровать. Ребенок располагается так, чтобы его магнитное поле совпадало с магнитным полем планеты, и тогда идет минимальный расход энергии на поддержание себя любимого. Если у него есть какие-то проблемы, он обязательно будет ложиться так. Он просто ляжет сверху всего, что находилось на его пути. Некоторые дети укладываются так каждую ночь, а некоторые – периодически, когда плохо себя чувствуют.

Теперь следующая особенность – еда перед сном. Особенно это заметно для детишек, которым больше 2 лет. После 2 лет, когда мы имеем особый интерес к взрослому столу, мы начинаем что-то просить перед сном – хотя бы корочку хлеба. Тогда нужно накормить ребенка, чтобы он спокойно заснул. Это правильно, потому что человек как вид, по идее, находится на грудном вскармливании, которое на 2-3 году жизни в основном связано со сном. И у нас вся еда идет под сон. На сытый желудок спится гораздо лучше. Взрослому малышу, кроме маминого молока, нужно что-то более существенное. Это установлено исследованиями, что перед ночным сном очень хорошо поесть.

Теперь следующая особенность – активность перед сном. Когда мы уже собираемся спать, наступают самые активные и бурные.

Игры. Куда девать энергию, не растраченную за целый день? Получается, что у нас такие условия, которые не дают эту энергию реализовать. Обязательно ребенку нужно дать энергию выпустить, «разгулять» его, потому что иначе он заснуть не сможет.

Следующий момент – ритуал укладывания. Для малышей этого возраста очень важна процедура укладывания. Дети нуждаются в ряде стабильных действий, которые происходят каждый день. Для них это является выражением надежности мира. Поскольку мы эту физическую реальность только что в глаза увидели и ей не очень доверяем, то нам нужно подкрепление ритуалом, чтобы приобрести уверенность в надежности мира. У детей на втором году жизни складывается ритуал укладывания. Если вы знаете о том, что у них этот ритуал должен сложиться в этот период времени, то можете немножко подыграть, чтобы он был удобным для вас. Потому что если ритуал складывается без вашего ведома, то он сложится как придется, и потом вы с ним ничего не сможете сделать. Ритуал тем и отличается, что там есть строгий порядок действий, который произвольно менять нельзя. И если вы не той ногой перешагнули порог комнаты, нужно будет вернуться и повторить сначала. Что может входить в ритуал с точки зрения мамы? С точки зрения ребенка туда может входить все что угодно, включая крик «кукареку» в форточку. А вот с точки зрения мамы туда может входить, например, уборка игрушек, поход в ванную, должное плескание, потом вышли из ванны, побегали голышом 15 мин, потом переоделись, легли в кровать, пососали сисю, съели три корочки хлеба и – спать. Кстати говоря, предшествовать ритуалу укладывания может активная физическая игра, когда папа приходит с работы. Туда может входить и укачивание – это полезно и хорошо.

В норме ребенок укладывается спать за 7–10 минут. Если за 20 минут вы не уложились, бросайте, идите заниматься своими делами, через час снова попробуете. Именно своими делами, а не делами ребенка. У нас такая аксиома: ребенок находится при матери, а не мать при ребенке. Когда он находится при матери, это означает, что мать должна полностью отвечать его психофизиологическим потребностям. Потому что иначе она не является надежной, и такое поведение матери приведет к нарушениям психики у ребенка. Это все мы будем разбирать с вами дальше.

Помимо ритуала укладывания, у нас существует ритуал пробуждения. Ребенок просыпается, оценивает, куда он попал, и после этого может, например, валяться с мамой в постели, нежиться с ней минут 20–30. Ритуал пробуждения может быть очень простым: проснулись, открыли глазки, протерли их кулачками, посмотрели вокруг, взяли мишку, переложили его на стул, открыли дверцу шкафа, похлопали ею, сбросили фотографию на пол и пошли ловить кота. Здесь лучше в него не вмешиваться. Когда ребенок становится более сознательным, части ритуала начинают отваливаться. В 3 года ребенок может не иметь никакого ритуала.

Следующая особенность – борьба со сном. Существует такое явление у некоторых малышей, которые упорно отказываются засыпать. Если они слышат, что нужно идти спать, у них появляется тут же масса дел, и спать они идти не хотят. Такое нежелание засыпать может быть связано с плохими родами, когда ребенку снятся кошмары и он просто не хочет их видеть. Во-первых, таким борцам со сном никогда и ни в коем случае не предлагать идти спать. Там может быть обычный ритуал укладывания, но перед этим вы говорите ребенку, что собираетесь идти в цирк, например. И вот вы сейчас поиграете, уберете игрушки, помоетесь, оденетесь, и перед походом в цирк нужно обязательно поесть. И тут у нас идут увеличенные три корочки хлеба: мы садимся за стол и начинаем сытно есть. Такие дети под сисей, как правило, не засыпают. Надо, чтобы было удобное сидение за столом, желательно, типа диванчика. Вот тогда борцы со сном ломаются и засыпают. Но если вы промахнулись и не успели дойти до стола, нужно ждать, когда оно само наступит. Нужно выдать ребенку спокойные игры и игрушки, и он заснет в игре. На руки он не идет, потому что знает, что на руках может заснуть. Поэтому нужно его отпускать, и он где-то среди кубиков найдет себе пристанище.

Следующий момент – это сон на прогулке. С годовалого возраста нужно завязывать со сном на прогулке. Гулять вы должны пешком, а спать – дома. С 9 мес. ребенку на улице сон не нужен. Как только мы начали ходить ногами, мы выходим на прогулку пешком и ходим 10–20 минут, сколько выдержим. По мере развития моторных навыков время прогулки будет удлиняться. Во время сна лучше ограниченный доступ кислорода, не надо ребенка вытаскивать на открытое пространство. Потому что снабжение организма кислородом во сне сокращается, и способность крови связывать кислород снижается. Если вас кислородом насытить, вы будете плохо спать, и головные боли могут быть спровоцированы. Перед тем как уложить ребенка, вы можете проветрить комнату, потому что там должно пахнуть свежестью. Но во время сна вы окна задраиваете, и там не должно гулять никаких сквозняков и не должно быть сильных запахов. Спать при открытом окне действительно нехорошо, просто некоторые люди выработали себе такую привычку под воздействием неправильных рекомендаций.

Совместный сон родителей с ребенком.

Дети не приспособлены спать отдельно от опекуна, они нуждаются в совместном сне со старшим. И до 3 лет, в период грудного вскармливания, они нуждаются в совместном сне именно с мамой. Потому что, видите ли, сися к ней пристегнута и отдельно не существует. Кроме того, когда ребенок видит во сне неприятности, нужно, чтобы рядом был кто-то, кто его спасет. Кошмары, которые связаны с родами – это именно охота и погоня. Дети старше 3 лет могут спать с кем-то другим, но до сих пор нуждаются в совместном сне. Существуют этнические группы, где вообще не принято спать отдельно. И там вообще нет фобий. В какой-то момент ребенок вам скажет, что хочет спать отдельно и ему нужна своя кроватка. До этого момента вы можете ему ее предлагать, но не слишком навязчиво.

Если вы совершаете какие-то ошибки в воспитании детей раннего возраста, вы даже не представляете себе, какие крокодилы вылезут потом. Лучше исправить все сейчас, потому что те крокодильчики, которые сейчас бегают, – они маленькие и почти безопасные. А вот то, что будет лет в 12–13 – ох какие они кровожадные и опасные! Лучше следовать психофизиологическим закономерностям, а потом все образуется.

Я здесь всегда рассказываю страшную историю про совместный сон, давайте я ее и вам расскажу. Потому что сон с опекуном чрезвычайно важен. Дети действительно пугаются, и вы даже не представляете, что они там видят. Они рассказать вам не могут и даже понять, снилось им это или не снилось. У меня была знакомая, которая спала при включенном свете по всей квартире. Как только спускались сумерки, она включала везде свет, и он горел, пока солнце не начинало хорошо освещать. Так она спала до 26 лет, пока не вышла замуж. Когда я спросила, почему она так делает, она рассказала, что когда ей было года 3, они жили в коммуналке, где отделяли прихожую от комнаты шкафами. И однажды девочка проснулась и увидела, как из проема между шкафом и стеной вышла женщина в белой одежде и в белой косыночке. Вышла в центр комнаты и стала ходить вокруг стола. А она лежала в кроватке с открытыми глазами и смотрела на эту женщину. Женщина почувствовала ее взгляд, подошла к ней, наклонилась. Она говорит: «Никогда не забуду эти пронзительные голубые глаза. И она стала надо мной наклоняться. Что было делать мне, маленькому ребенку?» И она зажмурилась и лежала так некоторое время в оцепенении. Потом она опять открыла глаза и увидела, что эта женщина ходит вокруг стола. Она опять зашла в проем между шкафом и стеной и исчезла. После этого с нее оцепенение спало, и она начала кричать. Подняла весь дом, она залезла на маму, на следующий день она сказала, что не будет спать в кроватке. Родители сказали, что к себе они ее не возьмут. Старшая сестра тоже ее к себе не взяла. И она сказала: «Тогда будет гореть свет!» Устраивала истерики, пока не включали свет по всей квартире. Пока, наконец, она не вышла замуж, не нашла человека, с которым можно спать, и тогда погасила свет. Представляете, 23 года нужно было ждать, чтобы найти хотя бы кого-нибудь, с кем можно спать! По сути, не имеет значения, чего испугался ребенок. Они должны были взять ребенка к себе и не мучить его.

У меня тоже был такой случай, когда я обсуждала на визите совместный сон. Мама пригласила меня к себе, потому что она хотела спать с ребенком, а бабушка ей не давала. Когда мы уговаривали бабушку не нападать на маму, в какой-то момент мама вдруг изменилась в лице и сказала: «А я помню, как вы меня к себе не пускали!» Ей было лет 7–8, и ей казалось, что из-за шторы выйдет черный мужик и ее задушит черными руками. И когда ей становилось совсем страшно, она вылетала из комнаты и билась в комнату родителей. А родители закрывали дверь на замок. Она засыпала на коврике под дверью. Это из той же серии, что дети переживают различные страхи, а взрослые оказываются нечувствительными к ним. Это совершенно неправильно. И лучше пусть спит с опекуном, сколько хочет, чтобы в будущем не испытывать этих страхов. Потому что многие действительно женятся и выходят замуж только для того, чтобы с кем-то спать, и это не всегда помогает! У меня есть две пары, где папы женились, чтобы было с кем спать, потом они делили маму с ребенком и все равно спали с включенным светом. Потому что боялись, что черная рука вылезет из-под кровати и их схватит. Я думаю, что не стоит до такой степени калечить своих детей.

Если дети с самого начала спят с родителями и всегда имеют возможность к ним вернуться, у них такого не возникает. У меня очень часто бывают ситуации на визитах, когда у мамы ребенок 1,5 мес., мы обсуждаем совместный сон, и тут она начинает мяться и смущаться. Я говорю: «В чем дело, ваш муж к этому плохо относится?» Она говорит: «Нет, тут о муже вообще речи нет. Я до сих пор сплю со старшим ребенком». – «А сколько ребенку лет?» – «12». То есть ребенок лет до 8 как-то терпел, потом просто выломал дверь в спальню и сказал: «Так! Папа, быстро бери спальник! Теперь я сплю с мамой».

«ФОРМИРОВАНИЕ ПИЩЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ».

Этапы естественного вскармливания.

До своего появления на свет ребенок получает питание через пуповину и заглатывает околоплодную жидкость. Там он тренирует пищеварительную систему к тому, чтобы потом, родившись, приступить к грудному вскармливанию.

После того как мы появились на свет, у нас идет этап исключительно молозивного вскармливания, который переходит в этап исключительно грудного вскармливания. Вот этот этап исключительно грудного вскармливания длится у нас до 5–7 мес. И заканчивается он тем, что у ребенка возникает стремление познакомиться с другой пищей, о котором он активно и заявляет. До того момента, когда у ребенка появится пищевая активность, когда он лезет на стол и требует все попробовать, у него созревают ферменты в желудочно-кишечном тракте и идет подготовка пищеварительной системы к знакомству с новой пищей. Это поведение ребенка свидетельствует о том, что его пищеварительная система готова к тому, чтобы принять что-то другое. И вот тогда у нас возникает пищевой интерес. Этот первозданный пищевой интерес и позволяет нам начать следующий этап – этап педагогического прикорма. Который как раз начинается примерно в 5–6 мес. и выражается в том, что ребенок начинает пробовать пищу, которую едят взрослые. Мама дает ему пробовать пищу в маленьких дозах – буквально щепоточку. Он практически не ест, его вскармливание остается грудным, но он получает маленькие дозы другой пищи для знакомства с ней.

Знакомимся мы с новой пищей примерно месяц и потом начинаем ее есть. Это знакомство необходимо для лучшего созревания ферментов в пищеварительной системе ребенка и подготавливает его к тому, чтобы он начал усваивать хоть какую-то часть пищи взрослых. У нас начинается этап переходного питания. Он идет от 6 до 12 мес. Ребенок находится на грудном вскармливании и начинает использовать пищу с общего стола. Он ест ее в достаточно больших дозах.

Следующий этап растягивается приблизительно до 2,5 лет. Заключается он в том, что у нас все лучше созревают ферменты, и ребенок все лучше усваивает пищу с общего стола.

Вот так мы жили и дожили до этапа завершения грудного вскармливания. Этот этап у нас начинается на третьем году жизни, примерно с 2,5 лет. В этот период у ребенка готовится к усвоению пищи толстый кишечник, там развиваются колонии бактерий, которые перерабатывают такую грубую пищу, как клетчатка, и там начинается первичное ее усвоение. Это происходит во время грудного вскармливания на этапе его инволюции. То есть грудная железа начинает вырабатывать немного другой состав молока, который является в основном взвесью из иммуноглобулинов. Там почти нет питательных веществ. Стадии инволюции лактации совпадает с периодом, когда ребенок начинает лучше усваивать белковую пищу, и у него идет угасание сосательного рефлекса. Где-то к 4 годам грудное вскармливание заканчивается на фоне сворачивания лактации и угасания сосательного рефлекса. Толстый кишечник получает первичную способность усваивать растительную пищу. Завершение созревания пищеварительной системы происходит к 8 годам и характеризуется тем, что мы уже усваиваем клетчатку.

Основные навыки пищевого поведения должен приобрести ребенок, чтобы он ел всё и охотно.

Во-первых, чтобы есть твердую пищу, ребенок должен приобрести навыки жевать и глотать. Навыки жевания и глотания приобретаются в процессе обучения. Следующее – это умение обращаться с предметами посуды. Следующий момент – умение обращаться с различными видами пищи. Мы должны знать, что есть можно, а чего есть нельзя. Если нам в руки попал рак, то какую часть у него едят, и что надо сделать, чтобы его съесть? А если нам в руки попал мандарин, то нужно как минимум знать, что кожицу у него снимают и едят внутреннюю часть. Мне очень нравится рассказ Задорнова, как им где-то подали омаров и водичку, где руки полоскать, с долькой лимона. И как они не смогли разделать омара, а потом попили водичку, которой надо руки мыть. Еще навык – умение обращаться с пищей разной температуры. Мы должны знать, что холодное надо подогревать, горячее – остужать, что если горячее взять в рот, можно обжечься, и лед тоже в рот не совать.

Здесь я хочу сказать, что навык глотания формируется у ребенка с 5–6 мес., как только он начал знакомиться с твердой пищей. Он окончательно сформированным оказывается к 9 мес. Жевать мы учимся до 2,5 лет. Пока у нас растут зубы и у нас во рту все время что-то меняется, нам приходится приспосабливаться к новому и все время учиться. Вилкой мы учимся есть очень быстро – к году. С самого начала так и даем – вилку. Навык владения ложкой формируется к 5 годам. Это связано с крепостью пальцев – развитием мелкой мускулатуры и наличием хрящевой ткани. Поэтому сначала ребенок держит ложку так, чтобы снять нагрузку с пальцев и переложить ее на всю руку. В 5 лет он уже может держать ее в пальцах.

Навык обращения с различными продуктами и холодным-горячим приобретается к 3 годам. Нам желательно видеть пищу во всех ее стадиях. Как выглядит сырая картошка, почищенная, вареная, жареная. Это разные вещи, и надо знать, как они получаются. Показать, где живут омары. Это можно сделать в магазине, там плавают всякие звери. Купить рака, чтобы он пожил немножко, потом сварить и получить удовольствие.

Основные принципы формирования пищевого поведения.

Первый и самый главный принцип – постепенная адаптация к пищевой экологической нише. С того момента, когда ребенок проявляет пищевой интерес, он начинает знакомство с теми продуктами, которые принято употреблять в его семье. Его физиологической задачей является приспособление к той кухне, в которую он попал. В природе ни у кого никогда не было возможностей произвольно менять нишу питания. Никто тебе специально мандарин заводить не будет. Поскольку человек как вид формировался именно в таких условиях, то он настроен приспосабливаться к данности. Поэтому у ребенка нет другого выбора. Если его родители едят вареную колбасу, то некуда ему деваться с подводной лодки. А если вы не хотите, чтобы он ел вареную колбасу, не ешьте ее сами. Эта адаптация заканчивается к 8 годам жизни.

Теперь – роль грудного вскармливания в процессе адаптации. Грудное вскармливание имеет чрезвычайно важную роль. Во-первых, потому, что оно стимулирует созревание ферментов в пищеварительной системе ребенка. Дело в том, что фрагменты ферментов поступают из материнского молока малышу, и они как раз активируют ферменты, которые находятся в пищеварительной системе ребенка. Если мама и ребенок едят с одной тарелки, то когда пища поступит в кишечник через 2 часа, материнское молоко, которое тоже поступит через 2 часа, встретится с пищей в кишечнике и облегчит ребенку привыкание к этой пище. Это не означает, что он эти кусочки пищи усвоил. Они ему там и не нужны. Они нужны для того, чтобы помочь пищеварительной системе развиваться дальше. Поэтому грудное вскармливание на этапах педагогического прикорма и переходного питания имеет чрезвычайное значение. Во время педагогического прикорма имеет значение буквально еда из одной тарелки с матерью, а на этапе переходного питания мы предполагаем, что мама все равно придет в семью и будет есть эту пищу и в конце концов ребенку нужные вещества поставит. Грудное молоко в этом смысле незаменимо. Грудное вскармливание идет совершенно отдельно от прикорма, это два независимых процесса.

Теперь разберем следующий важный момент – поддержка пищевого интереса. Для того чтобы воспитать в ребенке хорошего едока, мама должна поддерживать у него пищевой интерес. Если ребенку будет есть неинтересно, то он есть и не будет. Ему должно быть есть интересно, азартно. Что же нам нужно, чтобы поддерживать пищевой интерес?

Во-первых, существует такое понятие, как соревновательность. Обычно мама дает ребенку еду со своей тарелки с настроем «на и отвяжись» и продолжает есть сама. Но ребенок должен добывать еду, выпрашивать. Вот если он еду добывает, а мама дает ему по мере требования, тогда ему интересно. Вот они и соревнуются – кто вперед? Мама очень быстро ест, а ребенок требует. Если мама не будет с азартом есть, когда виден ее собственный пищевой интерес, ребенок не будет понимать, в чем фишка. Если мама будет его все время кормить, это точно не интересно. Интересно – когда все уменьшается на глазах, проваливается в бездну, и вот его уже и нету. Соревновательность важна в любом возрасте, вплоть до пятилетнего.

У меня такой прикольный случай, когда родители с двумя детьми, старшей девочке 10 лет, мальчику 5, поехали в Крым дикарями. Забрались бог знает куда, продукты стали заканчиваться, а ходить за ними далеко. И вот – то они детей пичкали, а потом ситуация резко изменилась. Они сварили супчик из последнего пакетика, спросили у дочки с надеждой: «Не хочешь?» – «Нет, не хочу». Они обрадовались и на глазах съели. Она чуть не умерла! «Вы что, с ума сошли, съели все, и ничего не осталось! Я же не совсем не хочу, я сейчас не хочу». Они говорят: «А нету!» Она так обиделась на них! Они ее спрашивали про сейчас. А она поняла, что сейчас не хочу, а потом, дескать, буду. У ребенка дар речи отнялся.

Давайте дальше пойдем – это принцип территориальной принадлежности. Он заключается в том, что нельзя есть где угодно. Едят на определенной территории. Когда лев завалил буйвола, он не таскает его по всей поляне, а ест в одних и тех же кустах. У человека это еще и социализировано. У него есть место, где принято кушать, куда приносят еду и где ее едят, а не бегают с ней по территории всего племени. Проблема заключается в том, что как раз взрослые таскаются со своей едой где попало и расхолаживают детей. Эта территория специально ограничивается традицией. Если мы ходим с сушкой, то мы закрываем дверь кухни и гуляем с сушкой по кухне. Это должно распространяться на всех.

Еще есть принцип разделения. Он заключается в том, что вся еда в доме принадлежит маме. Папе еда принадлежит, если он притаскивает мамонта, до подступа к племени, то есть фактически до двери. За дверью это папино. На входе он может распорядиться: вот эти кусочки отдайте вот тем. Но если он без распоряжений сдал мамонта маме, то дальше им распоряжается мама. Если еду готовит папа, поручает ему это все равно мама. Есть такие моменты, заложенные генетически, которые вы не перепрыгнете. Их желательно соблюдать. То есть мужчина владеет едой до входа на территорию племени, а дальше отдает ее женщине. Она может поручить папе ее готовить, но распределяет ее она. Она знает, кому сколько можно дать, а кого чего можно лишить. И когда ребенку нужно взять еду, он не должен свободно идти к кормушке и оттуда ее вынимать. Он должен еду попросить у мамы. Ребенок любого возраста. Обычно он пристраивается к взрослым, когда они едят. Но если ему нужна еда между приемами пищи, то он приходит к вам ее просить. Это не значит, что ему надо отказывать. Это значит, что он должен к кому-то приходить и просить у него еду. Это касается той еды, которая в доме. Еду, которая растет на дачном участке, вы так не регламентируете. Вы можете только сказать, что эту малину мы едим, а эту – не едим. В доме у вас не должна свободно валяться еда. Но если что-то лежит в свободном доступе на столе – тут никаких претензий, если ребенок это схватит. А то бывает, что ребенок берет вазу с фруктами и выкидывает ее в мусорное ведро целиком. Вам нужно знать, как ваш ребенок использует фрукты, если они у вас стоят в свободном доступе. Но правильно, чтобы ребенок просил еду. Чтобы она стояла типа в свободном доступе, но чтобы ее все равно нужно было попросить. Если он полностью сам добыл еду, поймал дичь на улице, он может сделать с ней что угодно, совсем не обязательно то, что нужно делать с пищей. Тогда у него не формируется отношение к ней как к пище. Ее можно выкинуть, потоптать, попортить и т.д. А так вы все равно имеете право распоряжаться даже той пищей, которую он у вас попросил. И можете не давать ему ее портить, а это очень важный момент.

Существует принцип самостоятельности. Он заключается в том, что мама поддерживает самостоятельность ребенка в приобретении пищевых навыков. Она дает ему возможность исследовать пищу и тренироваться обращаться с предметами посуды. Есть такой момент, когда он больше не хочет сидеть у мамы на коленях и требует отдельных стульчик. Мы должны дать ему возможность тренироваться, потому что иначе он никаких навыков не приобретет.

Следующий момент – формирование базы данных о свойствах и вкусовых качествах пищевых продуктов. На этапах адаптации к новой пище у ребенка в головном мозге формируется база данных о вкусе, составе и тех или иных качествах продуктов питания. Фактически у него на этот процесс уходит год, и по идее туда должны попасть все сезонные продукты. То есть те продукты, с которыми ребенок успел познакомиться с 6 мес. до 1,5 лет – это те продукты, которые он будет считать известными. Про те продукты, которые не успевают туда попасть, он говорит: «Это не едят». Так часто бывает с сезонными продуктами питания, например, клубника, черника. Такие моменты еще бывают, когда в семье ели только жареную картошку. Потом он в 2 года поехал к бабушке, она картошку сварила, а он говорит: «Это не едят». Она говорит: «Это же картошка, твоя любимая». – «Нет, не едят!» Они знакомятся и с самими продуктами, и с тем способом, как их готовят.

Следующий этап, когда они снова начинают знакомиться с продуктами, но уже на другом, интеллектуальном, уровне – это с 4 лет. То, что ребенок не успел попробовать, ему лучше не предлагать. Даже когда вся семья смачно чавкает, он все равно говорит: «Это не едят, это вы меня обманываете». А в 4 года дети начинают соглашаться пробовать неизвестные продукты.

Питание ребенка от 1 до 3 лет.

Рассмотрим адаптацию к продуктам с общего стола. Хотя ребенок начинает пробовать все продукты с 6 мес., он вовсе не все их начинает усваивать. Для разных продуктов совершенно разные сроки начала их усвоения.

В 6–11 мес. ребенок начинает усваивать молочные продукты, богатые белками. Поскольку у ребенка еще в разгаре грудное.

Вскармливание, у него есть очень хорошая способность усваивать казеин – белок молока. Примерно с 11 мес. мы начинаем отказываться от молочных продуктов. Ребенок может отказаться от них полностью или оставить 1–2 продукта. Возвращение к молочным продуктам начинается в 4 года. У меня был такой яркий пример. Пересвет, наш пятый детеныш, хорошо ел молочные продукты до 11 мес., а в 11 мес. сказал: «Все!» И перестал их есть вообще. А в 4 года начал пить молоко литрами. В некоторых семьях мама вообще не готовит ту еду, которую ребенок не ест. Это неправильно. Ребенок тут не при чем. Есть мама с папой, и у них есть своя жизнь, пусть ею и живут. У ребенка от 1 до 3 лет есть функция сопровождения. Вот пускай и пристраивается.

Следующий этап – от 9 мес. до 1 года 4 мес. Здесь мы начинаем усваивать продукты, богатые крахмалом и белками. Это картофель, каши, хлебобулочные изделия, мясо, рыба, яйца, твердый сыр.

Следующий этап: от 1 года 4 мес. до 3 лет. Мы начинаем усваивать сочные овощи и фрукты. К ним относятся помидоры, абрикосы, вишни, персики. Когда мы смотрим на стул ребенка, который ел абрикосы, мы видим, что абрикосовой мякоти там нет, а есть веточки, на которых эта мякоть висела. Это же видно с виноградом. Если ребенок съел раздавленную виноградину, то мякоть исчезает, и на выходе остаются кожица и косточки. А если ребенок съел виноградину целиком, то на выходе у нас виноградина целиком. Мы начинаем хорошо усваивать также продукты, богатые углеводами и жирами – это сладости, масло, сало, сыр, сметана.

В 4 года ребенок начинает усваивать продукты, богатые клетчаткой. Если раньше мы ели морковку, то она выходила в первозданном виде. Недавно было смешно – у меня у Насти немного расстроился желудок, а перед этим она наелась корейской морковки. Так у нее из попы корейский салат так пачками и выскакивал. В почти не изменившемся виде. Но в 4 года морковка, свекла и капуста начинают выходить в изменившемся виде.

Пристрастия ребенка в еде.

Она тоже относится к питанию ребенка от 1 до 3 лет. Какие ведущие пристрастия в еде у детей имеются? Давайте начнем с самого сомнительного с точки зрения взрослого – это сладости. Сладости, а точнее, содержащиеся в них сахара, необходимы ребенку для восполнения сиюминутных энергетических затрат – как моторных, так и мозговых. А еще они необходимы для роста и нормального функционирования мозга. Поэтому сладкое ребенку есть совершенно необходимо. Но вот какое сладкое? Речь у нас всегда идет о качестве продукта. Первое и самое главное – это патока. Патока – это первопродукт, из которого получают сахар. То есть когда сахарный тростник или сахарную свеклу вываривают, сгущают, получается патока. Это продукт коричневатого цвета, из которого потом делают сахар. Конфеты «Коровка» – это она и есть, немножечко осветленная, потому что натуральная патока не выглядит столь презентабельно. Но чистая патока лучше. На восточных базарах она продается на вес. На основе патоки делают щербет. Это и есть самый полезный сахар. Если нет возможности приобщиться сразу к патоке – тогда продукты на основе патоки. Те же самые «Коровки», щербет, ириски, только не тянучки, а мягкие ириски. В некоторых ирисках загустители, которые тянутся, используются в больших количествах. Вам нужны те ириски, которые рассыпаются. Сейчас продается ирис, фигурной плюшечкой сделанный, – это тоже патока. Еще в качестве сладкого может быть халва. Можно любую халву есть.

Сухофрукты – сушеный инжир, дыни. Они очень сладкие. Здесь хочу сделать комментарий. Вот курага – она действительно очень сладкая. Но ее нужно покупать с большой осторожностью. Потому что сушеные ананасы, киви, курага, которые обладают прозрачным привлекательным цветом, – это гадость. Они насыщены химическими веществами, которые поддерживают товарный цвет. Первичная обработка идет серой, между прочим. Настоящая курага выглядит непрезентабельно. Она темного, коричневатого цвета, ее размачивают.

Следующее – это пастила, мармелад, зефир, лукум. Что касается мармелада: мармелад ярких цветов – это тоже кака. А вот натуральный советский мармелад темного цвета, зелено-коричневого – вот это он и есть. Не так давно продавался мармелад в шоколаде «Яблонька» – вот там еще был натуральный мармелад. Еще желтые лимонные дольки – там еще сохранилась старая технология. Лукум также должен быть блеклого, а не ярко-лимонного цвета.

Относительно сладкого и здоровья зубов хочу сказать, что для зубов вредно не мягкое сладкое, а острое сладкое – всякие карамели – и то, что долго нужно держать во рту. Острое в том смысле, что карамель либо грызут, либо сосут. Если они ее грызут, то она раскалывается, и ее края бывают, как лезвие. Хорошо мягкое сладкое, которое прожевал и проглотил. С этой точки зрения шоколад тоже можно есть, только не ведрами. Почему вредна карамель? Потому что острые края травмируют зубы, и еще карамель очень длительное время находится во рту. Тогда появляется питательная среда для болезнетворной флоры.

Моментом, когда можно проверить, сколько ребенок съедает сладкого, являются новогодние праздники, когда конфеты выдаются если не мешками, то литровыми банками точно. Первая литровая банка обычно съедается за день вся, а к вечеру начинает как-то проситься обратно. Следующая литровая банка разворачивается, проверяется, завертывается и начинается хождение по дому с предложениями: «Мама, на, съешь! А огурчика соленого нет в доме?».

Если сладкое появляется в доме, оно должно быть в умеренных количествах, скажем, 2 конфеты через день. Больше они и не хотят. Если сладкого много, то ребенок его сначала ест, потом только пробует, потом начинает портить. Невозможно есть сладкое в больших количествах. Нельзя запрещать сладкое, ведь запретного хочется сильнее всего. Я знаю семьи, где был запрет на сладкое, а потом родители решили его снять. Девочка, извините меня, не кушала, она жрала сладкое полгода. Она им реально питалась. А потом утратила интерес и стала очень привередливо к нему относиться.

Еще хочу отметить, что сладким могут быть печенья. То есть печеные вещи, в том числе торты. Сюда же отнесем варенье. Его тоже можем очень охотно кушать. Вот торты дети не любят до 6-летнего возраста.

Следующим за сладким у нас идет холестерин, который почему-то хотят выжить из всех продуктов питания. В связи с активным ростом мозга после года дети нуждаются в дополнительных порциях холестерина. До года источником холестерина является материнское молоко. А потом постепенно уровень холестерина в молоке снижается: предполагается, что ребенок будет его брать из внешних источников. И откуда же он у нас берет этот холестерин? Хочу отметить разницу: холестерин нужен в любом возрасте. Но детям в связи с развитием головного мозга холестерин нужен просто в убойных дозах. Никакой взрослый такой дозы не выдержит. Во-первых, мы едим сливочное масло, и едим мы его не с хлебом, а просто ложками. Взрослые смотрят на это с ужасом, потому что у них поджелудочная железа себя чувствует плохо от одного зрелища. Ребенок может съесть 150 гр. за один раз. Следующий продукт у нас – сало, которое тоже ребенок ест само по себе. Когда у меня ребенок ел за столом сало, моему дяде стало плохо. Он, оказывается, сидел и считал, сколько ребенок может съесть.

Следующий источник холестерина – это копчености. Чем оно замусоленнее, чернее, тем нам лучше. Нам нужны натуральные копчености, не заводские. У копченой рыбы мы прямо кожуру жуем. Есть скумбрия, красная рыба копченая, ребрышки, натуральные копченые колбасы. Но можно упростить этот ход и воспользоваться шкварками. Это не только выжаренное сало. Это когда вы поставили на противне курицу или гуся в духовку, и на стеночках противня образовалась такая черная, горькая – вот это она и есть. Поэтому когда бабушка вынимает противень из духовки, ребенок прямо ложится грудью и припадает к этому месту, лижет его до обалдения. Вот с каким трудом он добывает нужные ему вещества, бедненький, а вы все время отягчаете ему ситуацию! До 3 лет нам это просто необходимо, а потом идет по мере уменьшения. 6-летний ребенок вообще не ест сало.

Следующий момент – микроэлементы и минеральные вещества. Дети очень любят минерализованные продукты, потому что микроэлементы и минеральные вещества им совершенно необходимы для роста костей, зубов и вообще всех тканей организма. И где же они добывают эти замечательные вещества? Они добывают их из соли, прямо приходят к маме с чайной ложкой и просят. Лучше крупная соль, не поваренная. Точно также мы можем есть перец – черный и красный, молотый и немолотый. У нас дети пробуют все – как только забираются в специи, сразу начинается пробование. В связи с этим мы очень любим есть лук, чеснок, соленые огурцы, лимоны, квашеную капусту. Ради пополнения запасов кальция в организме ребенок может съесть яйцо вместе со скорлупой. Часто можно видеть такую картину, когда ребенок старательно чистит яйцо, аккуратненько складывает скорлупу – не подкопаешься, – а потом отдает яйцо маме, а сам ест скорлупу. Оказывается, он яйцо чистил, чтобы ему внутренности не мешали. Для обогащения себя фтором ребенок может кушать фторсодержащую зубную пасту. С трудом можно оторвать от тюбика. В моем детстве дети очень хорошо ели простой зубной порошок, было очень классно. Есть такая советская зубная паста «Фтородент» – тоже пользуется очень большим успехом в народе. Это не значит, что ребенку даем на завтрак пасту, просто не удивляйтесь, если ребенок ее ест. Все пристрастия ребенка совершенно нормальны. Предполагается, что он берет это из тех продуктов, которыми вы пользуетесь, и что у него не должно быть никаких ограничений. Он должен быть знаком со всем, что есть на столе, и иметь возможность выбрать. Смешно видеть, как сидит ребенок за столом и ест чеснок – плачет, но ест. И пускай ест. Только здесь регулируйте: как только у вас появилась оскомина, можете забрать у ребенка лимон, потому что у него оскомина не появляется. Кислотность у детей пониженная.

Ограничение потребления некоторых продуктов питания.

Я могу совершенно смело заявить, что необходимо ограничить употребление таких продуктов, как водка, пиво. Водку лучше вообще не показывать, потому что он совершенно естественным образом может ее попробовать. Если какие-то продукты ограничиваются для ребенка, то вы не афишируете их потребление и пьете водку тихо, под одеялом. К таким продуктам относятся и грибы. Грибы мы не изымаем из рациона, даем пробовать, но не больше 3 микродоз – это 3 щепотки. С одной стороны, ему необходимо, чтобы это проходило через пищеварительный тракт, с другой стороны, если он больше положенного съест, он может и отравление получить. До 3 лет грибы сильно ограничиваются, после 3 можно увеличить до объема столовой ложки, а с 6 лет они лучше кушают. Но дети не очень-то и любят грибы.

Следующий продукт – орехи, семечки, зерна. Это продукт, насыщенный клетчаткой. Они через пищеварительную систему как вошли, так и вышли. На выходе их можно помыть и еще раз использовать. Их надо ограничивать до объема столовой ложки, потому что возникают боли в толстом кишечнике, где они накапливаются и не могут пройти. До 4 лет дети не жуют семечки, глотают целиком. Также ограничиваются бобовые в сыром виде – больше 100 гр. не давать.

Следующий продукт – продукты, богатые кофеином. Это кофе и зеленый чай. Хочу вам маленькую тайну открыть, что в зеленом чае кофеина больше, чем в кофе, если кто не знает. Практически в 2 раза больше. В черном чае содержание кофеина меньше, поэтому его можно использовать. При ребенке пейте слабый чай или возьмите чайную ложку чая из своей чашки, разбавьте водой, положите сахар и дайте ребенку. Или пейте в отдельном кабинете.

Следующий момент – мед. Ребенок и сам ограничивает потребление меда и говорит, что мед горький. А если едят, то не больше 3 чайных ложек в день. Если есть аллергические реакции, то нисколько нельзя. В 6 лет ребенок может прямо есть мед. Наливается тарелка, он туда хлеб макает и всю тарелку съедает, а потом целый день есть не просит. Соты – то же самое. У нас есть медолюбивые дети, которые едят литровую банку вдвоем за раз.

Следующее – соки. Есть запрет на использование соков до 3-летнего возраста. Вообще соки не рекомендуется пить до 12 лет – ни домашний, ни промышленный. Это связано со спецификой работы почек. У ребенка совсем незрелые почки, и созревают они только к 12 годам. Соки, морсы, наваристые компоты – это высококонцентрированный раствор. При попадании в пищеварительную систему он всасывается в кровь как есть. Кровь фильтруется почками. Там забиваются почечные канальцы, и на почку приходится очень большая нагрузка. В результате, к 12 годам мы можем получить уже нерабочую почку. Когда ребенок съедает тот же сок в абрикосе, там нет концентрированного раствора, там еще мякоть и прожилки. Пока оно усвоится, то в кровь попадет очень мелкими частями. Если еще учесть, что ребенок все запивает водой, как раз получится норма. Поэтому все морсы и компоты должны разбавляться раз в 10.

Я дам вам историческую справку. Первые, кто ввели массовое питье соков – это американцы. Поскольку они первые начали, они первые и получили результат. Там прослеживается прямая связь с использованием сока с раннего возраста и количеством почечных больных. Рекомендации давать по капле сока с 3-месячного возраста и ввела просвещенная американская педиатрия. И наши подхватили, когда те давно отказались. У них очень много народа, которые с 15 лет попадают со всякими пиелонефритами, камнями и песком в почках. Именно потому что Россия – такая страна нерегулярная (кто-то пьет, кто-то нет), у нас эта зависимость тоже есть, но не столь отчетливо.

Минеральная вода – все то же самое. Давайте разделим: есть столовая вода, а есть минеральная. Вот в столовой воде такая же концентрация, как в обычной питьевой воде. Я знаю, что вода, которую разливают в Зеленограде из скважин – это самая настоящая вода. Но надежнее всего – поставить фильтр на свой кран.

Особенности питания ребенка от 1 до 3 лет.

Первая особенность – раздельное питание. Дети маленького возраста буквально садятся на диету по раздельному питанию. Если перед ребенком поставить 4 тазика – с огурцами, хлебом, морковкой и котлетой – он сядет около одного тазика и будет есть, пока не наестся. Он ест один вид пищи за раз. Когда мы едим одну пищу, не смешивая ни с чем, она лучше усваивается. Это вы и по себе знаете: если вы наедитесь одной картошки или одного мяса, то вы через час захотите есть. А если мы съели котлету с картошкой, то оно там колом встало, друг с другом ругается, но в желудке чувство сытости есть. Поэтому вы часа 4 не будете хотеть есть. Пока они там переругаются друг с другом, в очередь выстроятся в кишечник, как раз у вас время и будет, чтобы чувствовать себя свободным от этих забот. Поскольку у ребенка ферментативная система незрелая, у него пока не выращены колонии бактерий, которые помогают усваивать пищу, он и использует раздельное питание, чтобы облегчить себе пищеварение. Сколько раз я видела детей, которым клали традиционный летний салат – огурцы с помидорами – и как ребенок тщательно выбирал оттуда или лук, или огурцы, или помидоры, и на лице отражалась тоска: ну зачем же они все так смешали!

Следующая особенность – это дробное питание. Ребенок обычно не ест большие порции еды. Большие порции он съедает только 2 раза в день – утром и вечером, где-то после 5 часов. Тогда мы едим приличную порцию еды – грамм 200. Остальное время ребенок ходит и прикармливается с остальными членами племени. В племени у нас 30 человек. Присоединяется ко всем, кого он видит с куском в руках, и просит у него кусочек. Поскольку выпросить много он не может, не больше 3 чайных ложек, так у него и получается дробное питание. Но каждый час. Поскольку в племени много людей, так он и насыщается. Мама должна имитировать жизнь в племени и пить чай хотя бы еще 2 раза дополнительно. 2-3 чайных ложки – это может быть печенюшка, долька яблока, кусочек сыра каждые 1–1,5 часа.

Человек – хищник, и у него мыслительные процессы связаны со способом добычи еды. У коровы мыслительные процессы идут в 3 раза медленнее, чем у хищника, потому что трава не бегает. В принципе, человек всеядный, но поскольку он использует животную пищу, он относится к хищникам. Для развития интеллекта ребенка важно, чтобы его пищевое поведение было правильно организовано. Ребенок должен пищу добывать.

Следующий момент, который обязательно нужно знать, – это питье во время еды. Ребенок с 1 года 4 мес. не только начинает с воды практически каждый прием пищи, он еще пьет во время и после еды. Он запивает водой даже слабый сладкий чай. Важно, чтобы вода присутствовала все время. Чай для ребенка – еда. Он бережет свои почки, промывает их. Взрослых это тоже касается. Связано это и с тем, как распределяется молоко в груди. Когда ребенок питается грудью, у него сначала идет питье, потом еда. Соответственно, он так и ест. Сначала он пьет, потом ест, потом опять все запивает. Это не надо регулировать. Жирная пища запивается теплой водой – это надо знать. Когда устраивали казни, давали есть плов с бараньим жиром, а потом ледяную воду. И всё – на тот свет, очень мучительно, но наверняка.

Движение во время еды. Малыши часто во время еды двигаются, а не сидят. Это начинается с года. Выглядит это так: мама сидит, ест, ребенок к ней подбегает, берет ложку еды и убегает по какому-то заранее проложенному маршруту. Возвращается, берет ложку и опять убегает по этому же маршруту. Это не означает, что мама должна сидеть и кормить ребенка, пока он бегает по своему маршруту. Это означает, что она должна сидеть и есть свою еду. А он сколько успел съесть, пока она сидела – столько и успел. Когда он видит, кстати, что мама доедает свою порцию еды, он забирается к ней на колени. Надо принять мысль, что ребенок выполняет функцию сопровождения. Ведущей является мама, а ребенок находится при ней. Вы не должны контролировать, сколько еды осталось на тарелке. Если он голоден, контролировать это должен он. Вы, наоборот, можете злостным образом все побыстрее съесть, чтобы ему ничего не осталось.

Режим питания.

Самое замечательное заключается в том, что режима питания у ребенка нет. Режим питания есть у семьи, а задача ребенка – вписаться в тот ритм, которым живет семья. Специально для него никто никаких обедов не готовит. Встройка ребенка в ритм семьи чрезвычайно важна для его социализации.

Следующий момент – это эпохи питания. Вот захотелось нам есть гречневую кашу, и мы едим ее сегодня, завтра, месяц. Потом три месяца прошло, мы наедаемся гречневой каши и начинаем есть что-то другое. То есть семья питается, как обычно. А ребенок избирательно набрасывается на какой-то продукт, когда он появляется на столе, и ест его до насыщения. Это говорит о том, что в продукте есть вещество, необходимое ребенку на данный момент. Поэтому надо давать возможность им наедаться.

Организация питания.

Для тех, кто еще не понял, сообщаю, что место за столом у ребенка должно появиться отдельное примерно в 1 год и 2 мес. С 5 до 9 мес. мы сидим на руках у мамы и пробуем еду. В 9 мес. мы начинаем ее хорошо есть, все еще сидя у мамы на коленях, из ее тарелки. В год и 2 мес. ребенок начинает требовать, чтобы у него было отдельное место за столом. До этого времени у него не возникает даже мысли, что он может есть как-то по другому. В один прекрасный момент он говорит: «Так, теперь я хочу сесть на большой стул, как вы сидите, хочу получить такую тарелку, из которой вы едите. Я что, рыжий, что ли? Вы за кого меня держите? Почему это я у вас на детском стульчике сижу? Не хочу на нем больше! Хочу на скользкой табуретке». Мы просто организовали свою кухню так, чтобы с одной стороны стола стоял диванчик, сплошной, как лавка. Везде стулья стоят, а там – диванчик. Вот там сидит ребенок. Лавка широкая, место большое, и он становится на колени, потому что, когда он садится, он подбородок на стол кладет, и дальше можно еду лапками загребать. А так он становится на колени, может вставать.

Детский стульчик – это не вариант. Он же не понимает, почему ему выделен особый стул: он что, больной какой-то? Или убогий? Он считает себя полноценным, правильным человеком, который вполне может сидеть на обычном стуле, как все.

Вот эти стремления у ребенка появляются примерно в год и 2 мес., когда он требует, чтобы ему выделили отдельное место за столом, и не какое-нибудь, а правильное, настоящее место под солнцем. Ему же надо на кого-то равняться, ему нужно ориентироваться на образцы. Он пытается идентифицироваться с семьей, он хочет в нее влиться, и ему не надо мешать это делать. Его не надо выделять, задвигать и обосабливать. Вы эту ситуацию разберите со своей точки зрения каждый. Потому что хорошо, когда он сидит в стульчике, а вы готовите: на полу ему надоело, скучно, вы посадили его в стульчик, дали листья капусты, и он с ними занимается. Это одно дело. А другое дело – когда мы хотим сидеть за столом, как все. Подушка может использоваться как подручное средство. Но некоторые протестуют и против подушки. Они говорят: «Вы что подушку мне подсунули? Я вам не инвалид!».

Теперь следующий момент – посуда. Когда мы большие и умные дети, сели на отдельное место за столом, мы же сразу начинаем требовать: «Дайте нам, пожалуйста, отдельную посуду! И почему это вы нам детскую посуду, неправильную даете? Дайте нам такую, как у всех!».

И здесь есть два варианта. Когда ребенок категорически протестует против «выделенности», он говорит: мне вот такую вот тарелку, чтобы как у папы и мамы была. А некоторые принимают, когда им предлагают что-то особенное. Пробовать совсем необязательно. Лучше сразу предложить то, чем пользуются все. Опять-таки вы должны решить для себя: вам выгодно выделять ребенка до конца дней? Нам нужно, чтобы он влился в жизнь, нам вовсе не надо, чтобы он считал себя чем-то отдельно взятым. Отметим, что им начинает нравиться, чтобы у них было что-то персональное, где-то с 5 лет. До этого момента они должны пережить вот это слияние с семьей, а после этого можно как-то себя отметить. На таком уровне, что у меня чашка с подсолнухами, а у кого-то – с пчелками: просто интересно, для разнообразия. А в принципе могу и из любой другой чашки попить. Но когда ребенок вцепляется и кричит: «Кто пьет из моей чашки?!» – я думаю, это не тот воспитательный результат, которого следовало бы достигать.

Теперь – ложки, вилки, ножики. Если мы едим за столом совершенно определенным образом, используя какие-то приборы, то у нас нет причины не давать ребенку вилку и столовый нож. Потому что столовый нож совершенно неопасен. Во всяком случае, ребенок должен с ним познакомиться. Это не острый поварской нож, которым можно порезаться. Хочу сказать, что вилкой ребенок овладевает раньше, чем ложкой – мы уже говорили об этом – и вилка уже должна у него быть на столе. Он должен освоить ее как раз в год – год и 2 мес.: это то время, когда мы очень хорошо справляемся с вилкой. То, что касается вилки для ребенка, то ему можно предлагать на выбор несколько вариантов. Но вариантов не в том плане, что мы его как-то выделяем, а просто чтобы он попробовал, чем ему удобнее есть. Это может быть вилка с длинными зубчиками, может быть вилка для торта с округлыми короткими зубчиками, и может быть вилка средних размеров. И они могут и менять их. Они потом подходят и говорят, что мне для вот этого дайте вот эту вилку. И потом с ней справляются. Вы просто давайте ему вилку в руку, чтобы он сначала научился ее вообще держать. Он же видит, как вы ее держите, и будет пытаться производить с ней те же манипуляции.

Сначала – спецодежда за столом. Для того чтобы нам хорошо пообедать, у нас должна быть спецодежда. Чтобы прикрывать одежду, должны быть всякие слюнявчики и фартучки. Это должна быть одежда такая, которая легко стирается и не очень пачкается. В принципе, если мы прививаем ребенку навыки аккуратной еды с самого начала, как положено, тогда он особой свинюшкой за столом и не выглядит. Больше всего прививает навыки аккуратности как раз голое состояние за столом, особенно когда мы, например, едим арбуз. Вот как раз тогда не одеваться надо, а раздеваться – главное, дешево и практично! Когда холодный липкий сок капает на живот – это же очень неприятно! И поэтому мы стараемся так есть, чтобы нам на живот не капало. Когда мы едим что-то такое, что сильно пачкается, мы раздеваемся догола, а потом нас ставят в ванну.

Следующий момент – игры и игрушки за столом. Когда мы сели есть, ни игрушек, ни игр за столом нету. Все игрушки были, когда мама еду готовила и можно было заниматься на кухне. Как только мы приступили к обеду, все игрушки уносятся в игровую комнату и там играются, пока мы обедаем. Мы едим в нормальной рабочей обстановке.

Еда как тренировка.

Поскольку ребенок еще не владеет достаточно навыками использования пищи, ему, чтобы эти навыки приобрести, еще нужно время. И вот он будет тренироваться и вилку держать, и ложкой пользоваться. В процессе тренировок мы можем еду ронять на пол, поднимать и есть ее с пола. Поэтому когда мы готовим полигон для тренировок, у нас в кухне должно быть достаточно чисто, чтобы те продукты, которые падают на пол, мы могли свободно поднимать. Именно с этой точки зрения нам удобнее есть на диванчике или взрослом стуле, потому что с детского стульчика мы свободно спускаться не можем.

Теперь – как у нас это происходит. В 6 мес., когда мы начинаем тренироваться использовать еду, ребенок сидит у мамы на коленях, и мама ему что-то выделяет. Вот мы дошли до 8 мес. и начали хорошо есть. Когда мама не просто выделяет, а просто запихивает в рот, потому что рот закрыт, только когда там еда, а еда там находится 2 секунды, а потом он его открывает и опять просит. Мама кладет себе двойную порцию, потому что она просто не успевает ничего съесть. Примерно с 9 мес., когда мы начинаем есть большие порции еды, у ребенка появляются хорошие моторные навыки, в основном связанные с навыком ходьбы. Он может пытаться залезть на табуретку или хотя бы проситься, показывать, чтобы его туда подняли. Он почти выделил себе место, но он пока забирается туда не для того, чтобы поесть. Здесь у мамы появляется возможность посадить его отдельно и дать ему съесть свою порцию. Тогда мама берет его и с собой, и периодически дает ему возможность есть самому. Она берет блюдечко, нарезает туда яблоко или кусочек сырка, ставит это хозяйство перед ним, выдает ему вилку или ложку. Он может держать в руке вилку, а есть другой рукой. Или держать в руке ложку, а есть ртом из блюдца. Здесь мы еще не можем сами слезть со стула. Мама не спускает его с табуретки. В этой ситуации все, что упало, съел кто-нибудь. Там кто первый взял, тому и досталось.

В год и 2 мес. ребенок совершенно спокойно слезает со стула, залезает на стул и может с собой управляться. Некоторые дети могут делать это несколько позже, но в принципе год и 2 мес. – это тот самый пороговый возраст. Когда ребенок садится тренироваться, он требует, чтобы ему дали нормальную порцию еды, как большому – положили туда котлету, еще что-нибудь. Вы можете это разрезать, но он может и отказаться. Он может потребовать: «Дайте мне, как есть», пробует ковырять, у него не получается. Тогда вы ему помогаете. И вот когда он ест, особенно когда пытается накалывать на вилку не очень приспособленные для этого предметы – мне очень нравится, когда зеленый горошек вилкой колют, этот горошек разлетается в разные стороны, он спускается на пол, собирает весь этот горошек, кладет на тарелку, и опять его. И потом, когда он уже устал его ловить, он берет горошину в одну руку, другой рукой надевает и ест. Нельзя говорить ему, что это неправильно. Вы должны понимать, что если не давать ему учиться, он никогда и не научится. Тогда валерьяночки приняла, рот платочком подвязала, скотчем закрепила и ждем конца тренировки. А потом открепила и улыбнулась. И все!

Когда ребенок тренируется, это хорошо видно. Очень виден азарт, он действительно занят этим вопросом. Потом, когда он устает есть ложкой и вилкой, он откладывает все в сторону и ест просто руками или хлебает из плошки. Как раз когда вы видите, что ребенок устал, то вы можете его покормить. Очень хорошо видно, где вот эта грань: он просто утомился, и уже всё. И тогда вы подходите и говорите: «Дай я тебя докормлю». И он очень охотно соглашается! И бодро открывает рот.

Следующие момент – это порции еды. Когда мы даем ребенку кушать, порция еды должна быть маленькой. Если вы знаете, что он у вас за час может съесть 200 грамм супа, то дайте сначала 100. Потому что большая порция еды чисто психологически утомляет. Когда мы смотрим на большую котлету и представляем, что мы должны это все съесть, нас одолевает тоска и мы вообще не хотим это жевать. Пока мы едим, мы уже устали. Может, мы и хотим это съесть, но тяжко пережить. Мы даем ему возможность съесть и лучше даем ему добавки. Если у нас все в порядке, они просят добавки. Вот я знаю, например, что у меня Васька съедает три котлеты. Если я ей так и положу сразу три котлеты, то она съест одну, а остальные начнет портить. А если буду класть по полкотлеты, то она три и съест.

Теперь – окончание еды. Когда мы сели, поели, и вот уже добавку не едим, или когда мы заканчиваем тренироваться, изучать еду, а начинаем ее откровенно разбрасывать, размазывать по столу. С такой тоской в глазах сидит ребенок – и банан по столу, и глаза такие грустные-грустные! Это говорит о том, что пришло время прекратить еду. Тогда ребенка молча берут подмышки, банан из рук вынимают и несут его в ванну, моют и отправляют заниматься своими делами. А сами идут в кухню и все это хозяйство убирают, доедают, поступают с ним по-свойски. То же самое происходит с той порцией еды, которую вы выставили, а он не ест. Всё, свободен! Вымыли и отправили гулять. Ничего объяснять не надо, надо говорить, что все, банкет закончен. Проще надо быть, проще! Теперь – культура поведения за столом. Ежели мы хотим, чтобы наш ребенок не сморкался в скатерть, не вытирал руки о брюки соседа и ел с ножом и вилкой, то мы, прежде всего, должны посмотреть на то, как мы сами ведем себя за столом. И ежели у нас папа сморкается в скатерть, очень трудно объяснить ребенку, что этого делать не надо. Мы сами должны есть так, как мы хотим видеть у ребенка. Еще хочу повториться по поводу завершения банкета. Я сказала, что точку нужно ставить конкретно: когда банкет закончен, должна быть поставлена точка в виде умывания, выставления и убирания рабочего места.

Пищевая аллергия у кого-нибудь есть? Тогда просто правила запишите, что касается именно пищевой аллергии. Потому что если у вас аллергия на консерванты, то с этим совершенно невозможно бороться. Аллергия – это сверхреакция на пищевой агент. Проявляется в высыпаниях, в отеках. Когда ребенок что-то съел, и у него появляется красная сыпь, или он просто краснеет, может появляться мокнущая корка или пятно шелушащееся с зудом или без зуда. Бывает, она проявляется в отеке носоглотки, когда он начинает задыхаться. Вот это аллергическая реакция. В основном проявляется в сыпи на коже.

Если есть пищевая аллергия, тогда все продукты убирают и кормят по одному продукту в день. Если аллергия действительно пищевая, то реакция наступает практически сразу. Вот вы поели, и через час она уже должна быть. Если ее нету, у вас нет аллергии. Если вы поели, и у вас сразу реакции не было, рекомендуется этот продукт есть дальше еще в течение трех дней. Если реакции за это время не было, вы этот продукт сохраняете и вводите еще какой-то продукт. И с новым продуктом – тоже пристальное внимание в течение трех дней. Если ребенок прореагировал, этот продукт убирается. Потом он ест три дня продукт, на который нет аллергии, и тогда вводится следующий новый продукт. И так далее. Вот так отслеживают те продукты, на которые есть аллергия. Но есть же она мигрирующая. Когда вы едите – и непонятно на что. И то она вылезла на картошку, а то не вылезла, и разбери-пойми, что это такое.

После того как выявляются продукты, на которые есть аллергия, потом эти продукты начинают вводить в гомеопатических дозах. К примеру, выявили, что у нас есть аллергия на малину. И вот мы взяли эту малину, выдавили из нее сок, взяли пять литров воды и капнули туда три капли. И дали ребенку этой воды попить в течение недели. Потом взяли те же три капли на три литра. Потом, через 4 дня, еще сократили объем воды – взяли полтора литра. И до тех пор, пока не будут три капли на полстакана. И если после этого ничего не вылезло, тогда вы можете есть малину. Если сразу страшно есть малину, то есть такой метод. Сначала в полстакана капают 10 капель, потом 20, так увеличивают до столовой ложки, и тогда точно можно есть малину. Малина – аллерген, хуже, чем клубника. Так можно растереть в мелкий порошок и развести в воде любой продукт, чтобы организм перестал на него реагировать. Не надо ребенка делать аллергиком, можно вот так преодолевать.

Поведение ребенка за столом.

Если ребенок за столом вываливает изо рта или плюет – такой вопрос часто возникает. Тогда вы, зная, что такое поведение может быть, когда он собирается плевать, зажимаете ему рот рукой и ведете к унитазу или мусорному ведру. Пусть плюет в унитаз. Это когда он безобразничает. Если ему что-то не понравилось – тоже пусть выплевывает в унитаз то, что ему не понравилось. А если второй раз начинает плевать – это уже всё. Вообще и первого раза достаточно, чтобы из-за стола выставить. Если вам непонятно, почему ребенок плевался – может, ему просто перец попал – вы возвращаете его за стол и смотрите, что будет дальше. Одна картина – когда он сидит за столом и с удовольствием ест дальше. А если он плевал просто чтобы плевать, то он возвращается за стол, берет ложку в рот и тут же плюет снова. Тогда тут уж все ясно! Вы должны проверить всегда. То есть иногда сразу бывает ясно: вот у него уже грусть в глазах, только еще плюнуть осталось для полного счастья.

Если вы выставили из-за стола ребенка, для него этот вопрос закрыт раз и навсегда. В следующий раз он хорошо подумает, нужно ему есть или не нужно. Если мама ведущая, а ребенок за ней следует, вопрос свинства за столом и плача вообще не возникает. Здесь дело не в характере, а в расположении сил – в любом возрасте. Если плачет – значит, вы не выполняете роль ведущей. Вы просто говорите ему, что ты поел – и свободен. Нужно вести себя соответствующим образом, чтобы было понятно, что я, большая мама, останусь есть, а ты, маленький ребенок, пойдешь гулять.

КОРМЛЕНИЕ ГРУДЬЮ РЕБЕНКА НА ВТОРОМ И ТРЕТЬЕМ ГОДУ ЖИЗНИ.

Мы всегда сначала выясняем один вопрос: как вы считаете, до какого возраста мама должна кормить ребенка грудью? «Как на работу пойдет», «пока не будет готова мама», «чем дольше тем лучше» – это до 18 лет? Короче, мнения разошлись. На самом деле, все достаточно однозначно. Кормление ребенка грудью заканчивается на 4-м году жизни. Все строго определено биологией человека. И связано это со многими причинами.

Во-первых, это связано с формированием и становлением иммунной системы ребенка. Молоко матери в процессе кормления грудью претерпевает изменения. Становится все меньше и меньше питательных веществ в молоке, таких как жиры, белки, углеводы. Молоко представляет собой взвесь из гормонов, микроэлементов и иммуноглобулинов. После года состав молока меняется в сторону преобладания иммуноглобулинов и уменьшения питательных веществ. У нас малыш не имеет сформированной иммунной системы до 6-летнего возраста. И так и было предопределено, что поначалу он использует пассивный иммунитет матери.

Второй год кормления – это самый грудничковый возраст, когда ребенок, между прочим, самое большее время проводит у груди. Собственно говоря, в полноценный грудничковый возраст ребенок вступает с 8 месяцев только. До 8 мес. он только учится общаться с грудью. И мы как раз самые грудные, когда мы можем висеть на сиське часами, если мать есть под рукой. У молока полноценный состав, и ребенок им действительно питается.

К 4 году жизни становится больше не только иммуноглобулинов, но и других неспецифических защитных факторов. Для детеныша это является чрезвычайно большим подспорьем. Фактически с 2,5 лет до того момента, пока лактация не свернется окончательно, ребенок получает такую иммуноглобулиновую подпитку, когда одно прикладывание к груди равно введению 60-ти доз иммуноглобулина. Иммуноглобулины – это антитела, иммунитет. Иммуноглобулин – это такой препарат, его вводят, когда нужно резко поддержать иммунитет.

Вот ребенок выходит в эту стадию, и на 4 году жизни у него начинает угасать сосательный рефлекс. Если у нас все в порядке с психикой, то у нас сосательный рефлекс обязательно угаснет к 4 годам. Когда он это сделает – это его проблемы: все зависит от степени созревания нервной системы ребенка. Кто-то уже имеет этот результат к 3,5 годам, кто-то к 4-м. Дети, имеющие нарушения, могут сохранять этот рефлекс довольно долго, но это уже нехорошо. Это может быть свидетельством травмы или откровенной неполноценности. Как правило, с трех лет уже видно, что у ребенка есть какие-то страдания. Еще это может быть связано с шириной протоков. Если протоки широкие, то сосательный рефлекс будет сохраняться дольше, если узкие – то поменьше.

Какое это имеет значение для иммунной системы? Что примерно в течение года мы едим молоко такого состава. К 4 годам мы заканчиваем кормление грудью, а иммунитет у нас формируется к 6 годам. Соответственно, за этот год мы накапливаем пассивный иммунитет пролонгированного действия, который даст нам возможность спокойно дожить до 6 лет, пока не сформируется наша собственная иммунная система. И тогда мы оказались в абсолютной безопасности. Дать ребенку больше просто невозможно. Это и есть естественная иммунизация. Существует природная схема формирования иммунной системы, которая тесно связана с типом вскармливания.

Теперь: как это для мамы происходит? Мама, естественно, рассчитана на то, что она принадлежит к виду Homo Sapiens, что у нее есть такой ребенок, и ее молоко должно изменяться в соответствии с его возрастными потребностями. Так оно и меняется. И у женщины лактация переживает стадию становления, стадию зрелой лактации и стадию инволюции, то есть угасания функции. Становление лактации мы переживаем до 3 мес., когда у нас молоко приобретает полноценный состав и процесс становится отрегулированным. С 3 мес. примерно до 2–2,5 лет идет стадия зрелой лактации, когда молоко обладает наиболее полноценным составом. А потом и количество, и состав молока начинают меняться. Количество уменьшается, и когда женщина входит в стадию инволюции, она может не кормить ребенка в течение 12 часов и не переживать наполнение груди. Когда у нас идет глубокая инволюция, молоко вырабатывается только по требованию ребенка, то есть когда он начинает сосать. Оно всегда присутствует в молочной железе, но его никогда не бывает в огромных количествах. Мама может сутки-двое находиться вне контакта с ребенком, и наполнение груди не происходит. Потом она может прийти, и вскармливание возобновится. Когда ребенок полностью завершает кормление, мать не испытывает никакого напряжения по этому поводу, потому что у нее молока уже и нет.

Теперь давайте выясним, как это происходит чисто технически. Нет никаких сомнений, что эти процессы отражаются и в поведении. Мы говорили о том, что до 8 мес. ребенок учится общаться с грудью. Ребенок берет грудь в определенном ритме, учится прикладываться, учится сосать в разных позах. Как раз в этом возрасте очень часто встречаются отказы от груди, которые связаны с тем, что ребенок неудовлетворен поведением матери. А после 8 мес. отказы прекращаются. Если мы до 8 мес. дожили с сисей, там мы входим в грудной возраст, и у нас нет никаких проблем. У нас сися – это самая любимая вещь на белом свете.

Когда у нас ребенок учится общаться с грудью и как раз в 8 мес. вводится прикорм – здесь и возникает вопрос с тем, что количество дневных грудных кормлений должно сокращаться за счет отсутствия матери. Потому что примерно с 9 мес. полноценная женщина не сидит на одном месте, а ведет какую-то деятельность. Ребенок биологически рассчитан на это. Он знает, что мама должна по идее уходить, и он ждет этого. Тем, что она уходит, она дает ему возможность, во-первых, адаптироваться к другим людям, с которыми он остается, а, во-вторых, он приобретает возможность использовать пищу как еду, для насыщения. Ребенок как бы рассчитывает, что всю ночь он сосал с определенным ритмом, но вот мы проснулись, потянулись, посидели на ней, пока она не собралась, но вот она часиков в 11 утра куда-нибудь ушла по своим делам. Она отсутствует много, часов 6. А он остался с бабушками, тетушками и т.д. Поскольку мамы нету, то он, с ними общаясь, вынужден есть другую еду и использует ее как еду. Вот мама ходила, гуляла, делала свои дела, вот она пришла, и ребенок, зная о том, что ее не было, набрасывается на нее и сосет сисю. За час-полтора он насасывается, потом это входит в спокойный режим, и потом у него опять переход в ночной график, и потом днем повторяется то же самое. Если у нас мама днем никуда не уходит, а мы ждем, что она должна уйти с минуты на минуту и мы ее не увидим, то мы на нее вешаемся и сосем, сосем, сосем. А она все не уходит и не уходит. И вот мы сосем ее месяц, сосем два, а она все держится и не уходит никуда! Вот уже полгода мы ее сосем, а она опять! Наконец ребенок просто устает от этой ситуации, он берет маму за руку, выводит за дверь и говорит: «Мама, пока!» В ребенке это есть, он от вас ждет этого, и вот это безумное сосание и связано с тем, что вы все время мотаетесь у него перед глазами, а он ожидает, что вы должны уйти. Его природа говорит о том, что вы должны уходить с 9 мес. Вы должны отсутствовать 4-6-8 часов. Он ожидает, что это будет практически каждый день. Но это может происходить и через день, и через два. Ну вот вы не пошли собирать сегодня хворост, лень вам. Брать с собой его не нужно. Какая вам нужда брать с собой ребенка, у которого уже есть свои дела? 9-месячному малышу уже нет интереса постоянно за вами таскаться.

Мама, может, и живет другой жизнью, но из генома она не может вынуть эту информацию. Поэтому когда вы строите свою жизнь, то вы должны это учитывать. Потому что, что пишут мамы, у которых детям уже по полтора года, какие вопросы они задают в массовом порядке? Выйдите на любой форум. «Меня ребенок безумно сосет целый день. Прямо раскладывает меня на диванчике и перепрыгивает от одной сиси к другой». Я хочу сказать, что это такой глупый героизм, в самом деле. Потому что действительно он ожидает, что вы будете уходить. Вплоть до того, что бы будете и нанимать кого-то. Но вы смотрите и по своей ситуации: насколько с остервенением ребенок это делает. Потому что есть довольно спокойные дети, а есть дети, которые очень хорошо проявляют вот это поведение: они вешаются на мать и висят на ней. И честно ждут, когда же, наконец, свершится. А оно все никак не свершается.

Теперь давайте посмотрим, как реорганизация идет у детеныша. В 9 мес. мы начинаем требовать, чтобы мама уходила, и именно за счет того, что она уходит, у нас сокращается количество дневных прикладываний. То есть там бывают два варианта: либо мама уходит и не укладывает нас днем спать, и мы укладываемся спать с опекуном и ее не ждем. Либо, если мама есть на месте, то мы укладываемся с ней. И она в большинстве случаев у нас оказывается под рукой на время дневного сна. То время, когда мама должна присутствовать в 100% случаев – это время вечернего укладывания спать. И ночью. В общем-то, наверно, это и нормально. До 3-летнего возраста у нас есть ночные кормления и есть укладывание спать. С 2 лет само по себе укладывание на ночь может происходить и с другим человеком в том числе. Но когда мама пришла, она может взять спящего ребенка, он совершенно спокойно прикладывается, сосет, но и мама, по идее, уже нагуляла себе столько, что ей нужно сцедиться срочно. У ребенка как раз к 2,5–3 годам сохраняются единичные дневные прикладывания, когда у нас есть какая-то проблема – мы обиделись, ударились или еще что-то – и у нас сохраняются ночные прикладывания. Трехлеток даже днем не подходит: чтобы утешаться после обиды, ему не нужна грудь. У нас сохраняются только ночные кормления. Их сначала 4: на ночь, потом в 2 часа, потом в 4, 6 и в 8. 4–5 кормлений. И они начинают сокращаться. Постепенно уходит кормление, которое через 40 минут – 2 часа после засыпания. Может сохраняться в 4 или в 6, потом какое-то из них выпадает. Продолжительный ночной сон удлиняется. К 3 годам остаются 3 кормления: когда заснули, потом в 4 или в 6 часов и перед пробуждением. Заканчивается это тем, что мы начинаем засыпать без мамы, мы не просыпаемся ночью, и под утро нам это не надо, и вот уже неделю мы про нее забыли, потом вдруг вспомнили: «Мам, да я же, оказывается, сосу!» А мама говорит: «Нету!» Он говорит: «Ну и бог с тобой, золотая рыбка!» Вот так они и расстаются, собственно говоря. Если он не вспоминал 2 дня, значит он может об этом смело забыть. Вот если в этот же день вспомнил, или на следующий, тогда надо прикладываться еще какое-то время. Но если он начал вспоминать через день, значит, что через месяц он уже об этом забудет. У меня был случай, когда ребенок вспомнил, что он сосал грудь, через 2 недели. Он 2 недели об этом не вспоминал, потом сказал: «Мама! Чего-то не хватает!» Вот это как раз на 4-м году, после 3,5 лет. Очень большая разница между ребенком 3, 3,5 и 4 лет, и очень большая разница между четырехлетком и пятилетком. До 4 лет решают каждые полгода, а после 4 – каждый год, и это очень разные дети.

Самое главное, что мы должны были понять в этом деле – что есть такой биологический процесс, он идет таким образом, для этого он нужен, таким образом он распределяется. Нам придется заканчивать эту тему на следующем занятии. Единственное, что я хочу показать, – это как ребенок сосет. Я хочу показать, что ребенок после года во время сосания меняет позы, но положение головы у груди должно всегда сохраняться. Оно должно строго выдерживаться. Вот у нас основные позы для кормления грудью. Вот положение сидя, а вот это положение стоя. Если я стою, готовлю, а он ко мне подходит и говорит, что ему нужна сися. Я говорю, что не могу сейчас. Тогда он пододвигает табуреточку, на нее залазит, берет сисю.

Кормление и беременность.

Начнем тему с репродуктивного цикла человека. Насколько вы поняли из прошлого объяснения, вся система вырастания ребенка и его вскармливания – очень продуманная система, очень точная, где все отрегулировано по срокам и т.д. И было бы очень странно, зная, что существует такая система, думать, что репродукция человека может происходить в какие угодно сроки, правда? Наверное, там тоже есть какие-то закономерности. И закономерности эти действительно есть.

Если женский организм рассчитан на то, чтобы вскармливать ребенка полноценно в течение первых трех лет, и дальше еще год на стадии инволюции, значит, ресурс рассчитан так, чтобы у нас один ребенок вырастал, а другой рождался. Какие существуют у нас, так скажем, биологические препоны, чтобы эта система работала именно таким образом? В частности, первым условием является то, что течение нормальной беременности в женском организме обеспечивает депо железа в печени. Это депо железа определяет нормальное течение беременности и жизнеспособность каждого следующего ребенка. Оно обеспечивает именно беременность; для кормления грудью оно не существенно. К концу каждой очередной беременности оно оказывается разрушенным. И восстановление этого депо происходит после родов, только к 2,5–3 годам. Только тогда можно сказать, что организм восстановился и готов к следующей беременности. Статистические данные, которые наблюдают за состоянием здоровья всех последующих детей, которые рождаются с маленьким интервалом, подтверждают то, что жизнеспособность детенышей падает. Если маленький интервал между родами, дети становятся хуже и хуже по показателям здоровья. В таком случае матери нужно периодически сидеть на железодефицитной диете, которая применяется при анемии. Препараты железа полностью не усваиваются, поэтому надо, помимо всего прочего, есть железосодержащие продукты и пить кагор – очень хороший продукт на все случаи жизни.

Если беременность накладывается на лактацию в стадии инволюции, это не является для организма таким напряженным процессом. Здесь беременность может накладываться на лактацию, а может и не накладываться. И неспроста молоко переходит в конце кормления почти в стадию молозива. Оно используется для старшего ребенка в конце, а для младшего – в начале. Там очень цикличный, гармоничный процесс, в который лучше и не вторгаться. Очередная беременность должна была бы осуществиться после исполнения старшему ребенку 2,5–3 лет. Таким образом, промежуток между рождением детей должен составлять примерно 3,5–5 лет.

Но это еще не все. Существует другой ограничительный механизм. Существует такой биологический закон, который определяет подавление старшим зародышем младшего. Это очень хорошо видно в природе на развитии личинок, икринок и т.д. То есть те икринки, которые в своем развитии вырвались вперед, будут через биологическое поле подавлять развитие остальных зародышей. Это биополевое воздействие, и у старшего ребенка клетки сохраняют свойства зародышевых клеток до 2,5–3 лет. Это биологический закон, который действует не потому, что мы что-то думаем или не думаем, знаем или не знаем. Просто так происходит, практически на всех уровнях. Если дети не вышли за границы зародыша, они всегда будут конкурировать в их пределах. Зародыши всегда конкурируют за право существования. Поэтому и нужно, чтобы дети рождались с таким интервалом, чтобы конкуренции не было, чисто биологической. Вот когда детенышу 3,5–4 года, он уже не конкурирует с зародышем, он уже самостоятельный. Эта война хорошо видна на двойнях. Потому что двойни и тройни – это сразу несколько зародышей, которые тут же и конкурируют. И как раз многие двойни рождаются, когда одна развившаяся беременность, а другая усохшая, то есть один из двойни погибает еще внутриутробно за счет этого подавления. Как правило, выживает и оказывается более крепким тот самый детеныш, который начал первым развиваться, который успел вырваться хотя бы на несколько минут или часов вперед, чтобы давить второго. Близнецы всегда конкурируют по жизни, и они никогда не бывают равноценными. Если они развивались одинаково, секунда в секунду, то они окажутся почти на равных. Если кто-то вырвался вперед, он всегда будет больше по весу и у него будут лучше развиты жизнеутверждающие качества, которые ему позволят выжить. В старшем возрасте они могут по-другому отношения строят, но там и доминанта другая: там социальное довлеет над биологическим. Но если мы возьмем внутриутробный период, то там конкуренция жесткая, и никакой любви у них нет. Еще раз повторю, что это правило, которое действует независимо от того, что вы на этот счет думаете.

Что касается кормления и беременности. Мы уже выяснили, что беременность может накладываться на кормление в стадии инволюции. Но если встает вопрос «кормить или не кормить», то тогда лучше кормить. Старшего ребенка, имеется в виду. При рождении второго ребенка кормление нужно также продолжать. Они будут объедать маму на двоих.

Я хочу еще вернуться к репродуктивному циклу. Если у нас процесс биологически заданного репродуктивного цикла должен развиваться именно таким образом, то как это происходит в бытовой жизни? В бытовой жизни, если это так задумано, у женщины не должна происходить овуляция раньше того срока, когда она освободится от старшего ребенка. И, действительно, в архаичных обществах так и происходит. То есть те общества, которые сохранили первобытную культуру и живут себе спокойно племенем в пампасах и не знают, что тут есть цивилизация с контрацептивами, у них просто нет овуляции до 3 лет. У них жесткая установка, что пока ребенок не встанет на ноги и не станет самостоятельным, никаких других детей в принципе быть не может. И они замечательно и благополучно всем племенем менструируют в одни и те же дни, и овуляции у них у всех наступают как раз через 3 года. И так и в деревнях, между прочим, происходило. Я думаю, вы знаете, представители женского коллектива, что если вы работаете долго в одном женском коллективе, то вы приходите в один и тот же день с замечательным явлением. Заразное это дело, скажу я вам! А связано это с тем, что репродуктивный цикл тоже чувствителен к социальным установкам. Если у общества в голове вот такая вот каша и совершенно непонятно, что к чему и почему, то оно и менструирует, когда ему нравится, и совершенно не понимает, что это такое. Дикая вещь – цивилизация. А эти, которые в пампасах, окультуренные племена, у них все очень стройно происходит, по-людски. Менструация может быть, а овуляции нет. Это нормально, только надо, чтобы вы об этом знали с детства и жили в уверенности, что у вас этого никогда не будет. Внушайте детям! Это действительно так, потому что это действительно так и есть.

А поскольку мы пришли в эту дикую цивилизацию со всеми глупостями, цацками, еще и с контрацептивами и всякими перекосами в виде то одних, то других моральных кодексов, получается так, что пока у женщины наиболее высок уровень пролактина в организме, что происходит до 6 мес. жизни, то есть он настолько высок, что его никакими социальными установками перешибить невозможно, то она до 6 мес. и не менструирует. А потом ее начинает косить, и у нее начинаются всякие проблемы. И конечно здесь, знамши об этом, лучше все-таки контрацептивы использовать, потому что получается так, что все равно не по-божьи выходит, ни так, ни этак. Потому что если детей рожать слишком часто ущербных, это тоже нехорошо, и попробуй-ка разбери, что тут лучше. Наверное, все-таки, здоровье детей должно быть на первом месте, я так думаю. А потом уже всякие взрослые цацки. Потому что они – существа зависимые от нас, поэтому нам про их здоровье в первую очередь и думать.

Еще такая интересная закономерность – что поскольку наше общество совершенно не знает, как это должно быть, то есть нет этого в головах, и у акушеров-гинекологов тоже, причем у них в первую очередь там ничего нет такого правильного. Получается так, что у нас может восстанавливаться месячный цикл с 6 мес. до 3 лет. Таких женщин очень маленький процент, у которых природа настолько сильна, которую действительно ничем не перешибить. А все остальные начинают менструировать на этом отрезке времени. Причем никогда не известно, когда ей это взбредет в голову сделать. Поэтому желательно, если первый ребенок, проследить, когда же это наступит. В очень разные сроки. По тому, что знаем мы, самое позднее, что мы наблюдали, – 2 года 8 мес. Почти 3 года сохранившееся чудом. В основном – это конец второго года кормления. И процентов, наверное, 30 – это те, у которых менструальный цикл восстанавливается от 9 мес. до года и 3 мес. А если женщина беременеет до 6-месячного возраста – это знак гормональных нарушений в организме и вообще нарушений здоровья. Слава богу, таких женщин мало.

Причем, как выяснили какие-то исследования, женский организм и не рассчитан на частые менструации. Потому что огромное количество яйцеклеток нужно совсем для другого. Оно нужно, чтобы поддерживать общий статус репродуктивный. Они нужны не для того, чтобы из каждой появился детеныш. Они нужны, чтобы появились ровно 8–10 детенышей. Потому что иначе невозможно поддержать эту функцию, только массой можно. А получается, что они растрачиваются.

Я думаю, вам известно, что гормональные средства предохранения опасны для всех – для ребенка и даже для фармакологов. Какого бы поколения препарат ни был. Это такое средство наживы за счет разрушения биологического статуса. Биологический статус разрушили, и теперь внедряются в определенную нишу. Это почти как индустрия памперсов и искусственного вскармливания. Представляете этих аборигенов – им ничего не продашь, у них все хорошо!

Я еще пройдусь по такому средству контрацепции, как календарный метод. В результате «грамотного» использования календарного метода у нас родилось очень много хороших детишек! Календарный метод эффективен в течение 5 дней сразу после очищения месячных выделений. Еще 5 дней там ничего не будет. Но там есть большие поправки. Но здесь еще учитывается длина цикла – это 28 дней. То есть когда короче – обычно бывает 24 – то там 3–4 дня. Связано это с тем, способен ли эпителий стенок матки принять оплодотворенную яйцеклетку. Если эпителиальная выстилка готова забеременеть, беременность состоится, а если не готова, то ничего с ней не будет. Яйцеклетка не найдет места, где ей закрепиться, и просто выйдет.

Я хочу определить, что рождение по 12–20 детей не является нормой. Это никогда не являлось нормой, и всегда рассчитывали, что кто-то там перемрет. Полноценных детей женский организм может родить не больше 10. И если вы возьмете посчитаете от момента, когда в принципе может быть полноценная беременность – от 20 лет – до того момента, когда это может закончиться – до 55, разделите на 4, и у вас получится как раз 8–10. А если учесть, что вы имеете право на 3–4 выкидыша и они обязательно должны быть, на то и рассчитано, тогда становится понятно, откуда вот это количество. Все остальное, что привилось и развилось, бывает, как правило, ущербным по биологическому статусу. Как раз кормление и может провоцировать выкидыши, причем очень ранние. Которые еще не были определены как беременность. И риск отслойки плаценты при этом всегда есть. Это связано не с половым актом, а с тем, что организм просто не хочет этого. Преждевременные роды – туда же. Я считаю, что такие вещи женщина должна знать немного раньше, чем у нее родился ребенок. Но хорошо, что хоть сейчас узнала. Мне очень понравилось, как у меня одна знакомая первую беременность вынашивала диким образом, но родила дома, все было хорошо. А со второй беременностью зачем-то поперлась в женскую консультацию, видимо, захотелось острых ощущений. И к ней гинеколог стал приставать, сохранять ли ей беременность. И она ответила: «Да в конце концов это моя беременность. Хочу – сохраняю, хочу – не сохраняю». Именно так вопрос и должен стоять.

Если все-таки произошла оказия, такую оказию организм ваш может выдержать только один раз. Можно сказать, что второй ребенок почти не пострадает. Но это будет за счет вашего ресурса. Просто потому что первый ребенок еще не совсем вас дорезал, не все высосал, и вы на последнем издыхании как-то их приведете в чувство. Третий – уже заметно, а четвертый – заметно совсем. Причем так хорошо заметно, что не скрыть от глаз. Когда они подряд. Сейчас вот Европа повадилась рожать. Они до 35 лет бизнес делают, а потом убойными дозами рожают до сорока. А потом говорят: больше рожать не будем, будем выкармливать. У нас есть время до 60 лет, чтобы последнего поставить на ноги. Они как раз и продемонстрировали, что происходит в результате, поэтому они ограничиваются двумя-тремя.

ФОРМИРОВАНИЕ ПОЛОВОГО ПОВЕДЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА.

И перейдем к ней по той простой причине, что начинает оно формироваться в очень раннем возрасте. Вообще половое поведение человека формируется не одномоментно и не в 20 лет, а в течение длительного периода времени и имеет свои этапы.

Этапы формирования полового поведения.

Первый этап – это первый год жизни ребенка. В этом возрасте ребенок учится контролировать свои сфинктеры и управлять ими. Мы с вами дальше это более подробно разберем. В течение второго и третьего года жизни у ребенка происходит социализация функции мочеиспускания и дефекации, и это является базой. Потому что если мы не контролируем этот процесс, тогда мы вообще ничего с этой стороны не контролируем, просто совсем. На этом этапе он решает еще такую важную задачу: он идентифицирует свои половые органы, то есть определяет, какие они у него есть. Это ему пока еще ни о чем не говорит, но, во всяком случае, он устанавливает, что это такое у него. Между прочим, каждую свою часть тела вы знаете только потому, что вы ее видели и трогали. Вы ведь не знаете, как выглядит ваша печенка, правда? А почему, как вы думаете? Вот если бы вы потрогали, вы бы знали: вот мой желудок, и я чувствую, как он функционирует. Точно также и с половыми органами. Чтобы определить, что они есть, надо потрогать, посмотреть на них. Что это такое – мы выясним потом; главное, что через это писают и какают.

Второй этап – это идентификация с полом. Хочу обратить внимание: это не то, что ребенок начал понимать, что у него половые органы женские или мужские. А это тот самый замечательный момент, когда он начинает приобщать себя к группе девочек или группе мальчиков, хочет тусоваться с ними. Этот этап человек проходит в 5–7 лет, когда их так и тянет в группу, одинаковую по полу.

Ну и третий этап – это собственно половое поведение, которое формируется в юношеском возрасте на основе наблюдений из жизни. Если наблюдений не хватало, то нас так и тянет порнуху смотреть. Вот как у человека интересно: все надо потрогать, посмотреть, оказывается. Что уж про материнское поведение говорить…

Первые три года.

Теперь давайте разберем поподробнее первые три года жизни. Этот период делится еще на этапы. Первый этап – это действие мочеиспускательного рефлекса. Пока ребенок проходит по родовым путям, он испытывает ощущение боли и страха, у него происходит спазм сфинктеров, и как раз у него формируется мочеиспускательный рефлекс. Поэтому после рождения детеныш, когда писает и какает, плачет. Потому что он тут же вспоминает, как ему было неприятно, и он подает сигнал. Это очень важный сигнал, потому что помогает ему контролировать эту функцию мама. Она здесь, по идее, должна была бы быть на подхвате и должна пользоваться мочеиспускательным рефлексом. Она берет ребеночка, похлопывает по половым органам, он расслабляется и освобождается. Да, и еще сисю дает. Сисю в рот вставляет, похлопывает, и он все делает. Он делает это рефлекторно. На то этот рефлекс и рассчитан – для того чтобы матери было просто этим управлять. И те наши матери, которые у нас дома родили и воткнулись вовремя в действие этого рефлекса, – у них нет никаких проблем с тем, чтобы ребенка высаживать. Он у них очень послушно это делает. И они через некоторое время даже не представляют, что могло быть как-то по-другому. А это очень грамотный момент.

Вот этот мочеиспускательный рефлекс будет действовать до 3 мес. жизни. И нужен он нам для того, чтобы наша мама была чистой. Представляете в пампасах обкаканную маму, которой идти далеко до источника, а тут леопарды кругом бегают, тигры – это же источник запаха очень сильный, приятный такой для тигра. Очень легко обнаружить, если за 3 км шибает. И не будет же мама постоянно сидеть в источнике. Так его и высаживают каждые 15 минут. А какие проблемы, если он лежит у вас на руке с голой попкой – каждые 15 мин его по попке постучать над раковиной? Вообще ребенок, по его мнению, находится в лесу. Это у вас – раковины, ковры, унитазы. Поэтому он считает, что это ваши проблемы. Ковры завели – вам и спасаться.

Эти функции обеспечивает одно нервное окончание. Поэтому когда ребенка прикладывают к груди и похлопывают, он и писает, и какает одновременно. Вообще, по мнению новорожденного, все это у него происходит где-то снизу и в одном месте. Разницы он не видит между мочеиспусканием и дефекацией: усилие-то одно он делает.

Еще давайте скажем о том, что новорожденный ребенок мало того, что думает, что он в лесу и у него земля под ногами, да еще он не знает, что у него тело есть. У него есть только рот. А всего остального у него нет. Рот – это очень важно. Надо же сосать, чтобы спастись от бед всяких разных. А все остальное – это потом.

И следующий этап, который мы переживаем – это привязка к телу. Примерно месяца в 2–2,5 ребенок по мельканию перед глазами начинает понимать, что это мелькание как-то с ним связано. И вдруг он начинает определять, что можно что-то с этим делать, и понимает, что вот то, что моталось, оказывается, это его. Так оно и есть – если помните детей, как они руки рассматривают. Как раз примерно в это время, когда они пукают или какают, у них такой настороженный и сосредоточенный вид. У них мысль такая: «Где это? У меня или не у меня?» Потом они приходят к выводу, что у меня, но где-то там внизу. И начинают себя ощупывать. Когда они начинают захватывать рубашечку – это они живот нашли. Потом они начинают захватывать ногу и гениталии. И потом, когда они начинают переворачиваться на живот – это месяца в 3–4. Мама высаживает ребеночка, он ей выдает три капли, потом переворачивается на живот и дует под себя. Он так делает нерегулярно, а только периодически, из исследовательских соображений. Потому что когда он лежит и прикасается половыми органами к поверхности, он чувствует: «О, это происходит у меня!» Он сделал открытие очень важное и понял, что его тело где-то там, внизу, и этим местом он чего-то делает.

Еще хочу отметить важный момент: на этом этапе, когда мы определяем свое тело и хватаем себя за половые органы, очень важно, чтобы ребенок нашел свои половые органы. Если мы нашли женские половые органы, значит в будущем мы будем девочкой, если мужские – то мальчиком, а если мы нашли памперс или штаны, то у нас всю жизнь будет висеть вопрос: кто мы? А потом, когда мы будем жениться или выходить замуж, перед нами будет вопрос: на ком жениться – на колготках или на памперсе Huggies? Это очень сложный вопрос. Особенно для молодых людей, которые никак не могут определиться. Представьте себе, какой кошмар у одетого ребенка: у него нет не только половых органов, но и рук, ног, живота. Только рот. Так на всю жизнь одним ртом и останется. Вот она психология. А все думали: памперс плохо, памперс неплохо. А ларчик просто открывался. Собака была совершенно в другом месте зарыта.

Мы обнаружили свое тело, нашли свои половые органы и пошли дальше. Мы поняли, что это делали мы, вот этим местом. Но тут у нас встает следующий вопрос: а что же мы такое делаем? Этот вопрос встает у ребенка примерно месяцам к 6. Это третий этап. Здесь как раз начинаются рассказы про размазанные какашки, ровным слоем оштукатуренные стены и т.д. Ребенку на этом этапе нужно определить, что он такое сделал. Это же выливается из него, надо знать, что это такое. В психологии и психиатрии считается, что ребенок, который начал интересоваться тем, какие какашки из него вываливаются, – это очень умный ребенок. Действительно, на полном серьезе ученые мужи говорят, что тот, кто интересуется своими какашками, – это интеллектуально продвинутый товарищ. Причем интересно, что они переносят это на подростков еще. Видимо, кто-то не прошел этот этап в раннем возрасте – надо же его когда-то пройти и, наконец, узнать, что там за тайна скрывается!

В 6–8 месяцев, когда ребенок начинает вертеться и ползать, он может покакать и пописать, потом подползти к этому месту, потрогать, понюхать, попробовать на вкус. Мы даем ребенку познакомиться с этим хозяйством, и лучше это дело не затягивать, потому что в природе так и происходит. Кстати говоря, если ребенку не давать знакомиться, то он все равно найдет возможность, но сделает это за занавеской или под столом, и вы определите содеянное уже по запаху. Поэтому лучше делать все под контролем, при старших товарищах.

Следующий этап – установление визуального контроля. Ребенок задается вопросом: «Как же я это делаю?» Это 7–9 мес., когда мы начинаем наблюдать за процессом мочеиспускания. Это очень увлекательный процесс. Мальчики иногда пытаются ловить струйку.

Следующий этап – овладение контролем над функцией. Этот период начинается примерно в год. Овладение контролем выражается в том, что ребенок начинает изощряться. Он начинает писать на разные поверхности, пытаться попасть в кувшины, бутылки, сковородки, тарелки, кошельки. Весь подручные материал может быть использован. Мы начинаем очень любить писать на мягкие поверхности впитывающие. Ребенок же в лесу, он никак не может понять, где же земля. Поэтому все то, что ему хоть как-то напоминает родную землю, он начинает использовать. Процесс этот очень долгий, он долго переселяется из леса в квартиру.

Следующий этап – социализация функции: нас начинает интересовать, а как же это делают все? Здесь начинаются рассказы про то, как ребенок врывается в туалет ко взрослым. Если у нас ребенок оказывается под рукой, мы залазим к нему в горшок, хотим смотреть, что он там делает. Если старший сильно сопротивляется, младший находит позу, залазит туда, голову подсовывает.

Как раз в интервале между 1,5 и 2 годами дети садятся на горшок регулярно. Возраст, когда на горшок садятся все, если они эти стадии прошли, это год и 8 мес. Япония своих детей исследовала, у них тоже год и 8 – год и 10 – самый оптимальный срок. Самый ранний срок – это год и 4 мес., когда есть множество примеров извне. Раньше года и 4 мес. они не садятся категорически: они другим заняты, они же в лесу. Если ребенок сел на горшок раньше, тревожьтесь, потому что он может с него встать и не сесть до 3 лет. Если ребенок позже этого срока не садится на горшок, это может говорить о неврологии или о недостаточном внешнем примере. Надо регулярно приводить в гости тех, кто сидит на горшке, и говорить: «Вот!».

Следующий этап – ритуализация. Ритуализация – это закрепление. Ритуал возникает тогда, когда нам нужна повышенная степень надежности. Если мы все правильно поняли и правильно делаем, все должно повторяться в определенном порядке, чтобы мы совсем устаканились. Если у нас возникнет ритуал усаживания на горшок и вставания с горшка, не очень хорошо продуманный мамой, можно иметь много всяких неприятностей. Как мы идем на горшок? Сначала нам захотелось какать. После 2 лет мы не просто так идем на горшок. Мы сообщаем всей семье, что идем на горшок. Мы берем с собой игрушки, книжки. Подходим к горшку только с левой ноги. Раскладываем книжки только в этом порядке, потом два притопа, три прихлопа, сели. Посидели строго отведенное время. Потом встали с правой ноги. Ошибки быть не должно. Если встали не с той ноги, вернулись и переделали. Дошли до унитаза. Здесь очень важный момент, кто выливает из горшка. Обязательно, чтобы был строгий порядок, кто выливает из горшка. Потому что если вылил не тот, кто должен был, мы будет три часа плакать над унитазом: «Отдай какашку!» Причем никакие предложения принести какашку с улицы или покакать заново нас не устраивают. «Верните ту какашку, которую отобрали!» Этому очень сложно препятствовать, проще отрехтовать ритуал на стадии становления и хорошо подумать, кому какую роль определить. Я вас специально предупреждаю, потому что это действительно так и есть. Если с ребенком сидят разные люди, значит и ритуал должен быть такой, что они выливают каждый в свою смену.

Дальше у нас идет завершающий этап, ближе к 3 годам, и заключается он в том, что ритуал сильно упрощается и превращается в чисто техническое действие. Например, он минимизируется до того, что ребенок подходит к маме и говорит: «Я пошел какать». Очень важно сообщить. Потом он делает свое дело, приходит и говорит: «Я уже!».

Ребенок идет на горшок с самого начала только по собственному желанию. Если вы где-то пережали, то надо исправлять ошибку путем повторения тех этапов, которые были не пройдены. Потому что пока он этих этапов не пройдет, он не устаканится. И очень нехорошо, когда он в более позднем возрасте это проходит. В этом смысле очень показательны дети в памперсах, когда с них снимают памперсы в 3–4 года. Ребенок проживает все те же самые этапы, которые он должен был прожить еще в том возрасте. Просто они проходят немного в другой форме и чуть побыстрее. Но на некоторых местах, особо интересных, он может очень сильно задерживаться.

Организация высаживания.

Давайте посмотрим, как это происходит в жизни со стороны мамы.

Когда новорожденный малыш появляется на белый свет, у него очень мало мочеиспусканий, и маму это очень мало заботит. На 1–2 сутки действие мочеиспускательного рефлекса еще не запущено, и на фоне родового стресса это несущественно для малыша. Начиная с 3–4–5 суток, когда значительно увеличивается число мочеиспусканий, тут и начинается высаживание. По идее, ребенок практически все время спит. Перед пробуждением он начинает шевелиться, подавать телесные сигналы и кряхтения. Мама берет, прикладывает его к груди, высаживает, он опорожняется под грудью. Она ему подтирает попу там же на ходу, и он у нее продолжает спать. Он выходит в стадию бодрствования буквально на несколько минут. Так происходит в течение первых 2–3–4- недель. Он опорожняется, только когда он просыпается, и никогда во сне. Если мама у нас умная, благовоспитанная, 17 лет постигала основы материнского искусства, она именно так и делает. И ребеночек ведет себя именно так, как ему положено себя вести.

Потом у нас периоды бодрствования увеличиваются. Ребенок пробуждается, мама дает ему сисю, высаживает и кладет гулять или с собой носит. Потом он опять подает признаки, что ему что-то там не то. Она его опять высадила. Вот они за время бодрствования высадились 2–3 раза и опять заснули. Во время сна они высаживаются, когда сосут сисю. А некоторые девочки, особо продвинутые, при умной маме писают на ночь, потом через час и потом при пробуждении, а всю ночь спят сухие. Девочки – потому что девочки должны удерживать, а мальчики отдавать. Так они устроены. Когда мы похлопываем по гениталиям, мы просто показываем ребенку, какие местом.

Это делать, а запускается все одним нервным окончанием.

Мы с вами говорили, что это социальная заданность. Во что вы верите, то с вами и происходит. Поэтому давайте на занятиях усваивать, как выглядит норма. Ваши ожидания по отношению к детям определяют их поведение. И я совершенно точно знаю, что когда ко мне на курс ходят, их поведение меняется независимо от ваших действий. Потому что мама начинает понимать, что такое норма, и некоторые вещи начинают ее не волновать. Ребенок тоже успокаивается, и ему становится лучше. Как правило, я удерживаю маму что-то менять, пока она не послушает это. Поэтому вы не волнуйтесь, у вас все устаканится. Природа же возьмет свое, если ей разум мешать не будет.

К месячному возрасту мы совершенно честно тужимся, когда нас мама высаживает. Дети 2–3 мес. от роду очень послушно высаживаются, ни одной мокрой пеленки вообще нету.

С 3–4 мес. ребенок начинает требовать от мамы, чтобы она его не на руках носила, а чтобы он лежал. Потому что ему надо развиваться, ему надо на живот переворачиваться, попу вверх поднимать, у него много дел. Мама его кладет на некоторое время, он начинает вертеться, и у него появляется время, которое он может посвятить исследованию себя и надуть под себя. Здесь имеет полное право, пока он лежит и мама не решила его высаживать. Если она решила, то он слушается, а если пропустила этот момент, то он имеет полное право распорядиться с этим делом сам.

Примерно месяцев в 6, когда ребенок начинает ползать, мама ему дает еще большую степень свободы. Ребенок уже самостоятельный, и мама не старается его все время ловить. Она его ловит только в определенные моменты и высаживает, когда это, по ее мнению, необходимо сделать. Но в принципе, поскольку у нас лес кругом, мы по земле ползаем, он может сам писать совершенно спокойно. И когда ребенок сидит на руках у матери и ему нужно пописать, он всячески выгибается, спускается с рук и там делает лужу. Потому что он знает, что на маму писать не надо. Папа часто не чувствует, когда ребенка надо отпустить пописать. Поэтому в древних культурах мужчине разрешалось заниматься с ребенком с 8 мес. Надо сказать, что пока мама в племени мумба-юмба 17 лет постигала основы материнства, папа тоже постигал основы отцовства, и ему это должно быть известно.

Следующий этап: примерно в 9 мес. ребенок будет стараться делать свое пи-пи отдельно от мамы. То есть она его высаживает в строго определенных случаях: когда она считает, что сейчас будет брать ребенка на руки и куда-то долго с ним идти. Потому что у них там не будет возможности остановиться. И он реагирует на требование матери, выжимает все, что у него есть, она берет его на бедро и идет, куда ей нужно. Если же ребенок находится в свободном полете и мама ни на чем не настаивает, он может писать на свое усмотрение, где и сколько ему нравится. Но в 9 мес., когда нам нужно покакать, мы приходим к маме и говорим о том, что у нас есть большая нужда. И вот здесь мама его устраивает. Многие родители, которые обольщаются, что ребенок преодолел все неправильное, что они с ним делали, и в 9 мес. начинает приходить и проситься, принимаются высаживать его на горшок. Это неправильно, не надо этого делать, лучше его высаживать. Потому что он наблюдает за этим процессом. Если это скрыть в горшке, то он на горшке посидит 3 месяца, а потом встанет и будет наблюдать за этим процессом, но уже в другом возрасте. Нам совсем не нужна такая рокировка.

Как раз к 3 годам этот процесс полностью оказывается освоенным, социализированным. С 3 лет дети начинают заниматься самообслуживанием. У них уходят ночные мочеиспускания, и они больше маму не беспокоят. Единственный случай, когда они могут побеспокоить – это сказать, что они вылили из горшка или сейчас выльют, если вы не успеете, и что им надо помыть попу.

Некоторые дети, если нет младших детей в семье, садятся сразу на унитаз. Они не понимают, зачем нужен горшок, этот промежуточный этап. Мама и папа туда – и я туда же. Просто покупается детская сидушка на унитаз. Единственно что – его нужно на унитазе поддерживать. На унитазе они устраиваются тогда, когда им длина ног позволяет.

Особенности и рекомендации по организации высаживания.

Первое, что мы должны сделать, – наладить высаживание после сна. После дневного и ночного сна детеныш всегда писает по требованию мамы. Даже если это происходит не сразу, а через 10–15 мин, вы должны отследить этот момент и обязательно детеныша организованно высадить.

Следующее важное, что нужно обязательно организовать, – нужно проверить ритм мочеиспусканий ребенка. Вам нужно фактически провести маленькое наблюдение. Вам нужно в режиме дежурства с папой или с бабушкой провести несколько дней, поставить галочки, когда происходит мочеиспускание у детеныша. Когда он просыпается, через сколько минут это происходит, с какой частотой в период бодрствования, через какой интервал после дневного сна и с каким ритмом ночью. Если у ребенка были памперсы, этот ритм у него очень примерный, потому что он будет меняться в зависимости от условий. А если ребенок без памперсов, вы будете иметь четкую картину, как это происходит на самом деле. Если вы знаете, какой ритм мочеиспусканий, вы можете его ловить, когда примерно это будет происходить. Тогда вам нужно еще добавить к высаживаниям после дневного и ночного сна высаживание ночью и днем, когда вы считаете это нужным для вас.

Следующее, что стоит наладить. Нужно отказаться от использования штанишек и трусишек. Нужно пустить малыша разгуливать по дому в дневное время без штанов, без всего. Рубашка – только не длинная, чтобы было видно это место замечательное. Это надо, чтобы он мог свободно распоряжаться своим хозяйством и пописать, когда и как ему надо, чтобы никто не мешался. Так до 3 лет, а потом они просто одеваются и ходят одетыми. Если на полу холодно, еще лучше: закалим свою попу и отрегулируем процесс мочеиспускания еще и в связи с теплом–холодом. Потому что по-разному почки работают в том и в другом месте. Заодно проверим свою выносливость. А потом он штаны сам наденет, он все сделает сам. Успокойтесь, что вы ему так не доверяете?

Теперь следующий момент – знакомство с естественными отправлениями. То, что мы пописали и покакали и размазываем хаотично рукой – вы должны присутствовать при этом моменте и организовать его, похвалить за то, что хорошо все сделал, дать потрогать и вовремя убрать. Как и происходит в племени мумба-юмба. Обычно они это трогают очень аккуратно, особенно девочки.

Гигиена половых органов.

Когда детеныш ходит по полу с голым попом, это не оказывает на него никакого отрицательного влияния. Более того, наша нижняя часть тела, в частности, кожа, осеменяется различными микроорганизмами и развивается устойчивость кожных покровов. Фактически кожа нарабатывает иммунитет. Вот он как раз и будет препятствовать злобному циститу и пиелонефриту, которые захотят в нас внедриться. Надо сказать, что лесные дети благополучно мотают своим хозяйством по листве, и никакой страшный зверь их не берет.

Вот по поводу гигиены половых органов: мамочка проверяет ребенка на предмет состояния половых органов перед сном. Если она днем укладывает ребенка спать, она просматривает попу и пипу, чтобы определить, нет ли там в складках песка или картошечки, которую ребенок ел недавно за столом. Если нет красноты на половых органах у мальчиков и девочек, никаких вмешательств не надо. Попа подмывается просто, как яблоко, как ровный предмет – помыли, и хорошо. Если замечаете красноту, она обрабатывается более тщательно: можно подмыть с мылом, можно подмыть марганцовкой, чтобы немножко дезинфицировать. Если защитные свойства кожи находятся на должном уровне, достаточно одного обеззараживания, чтобы все прошло. Но надо сказать, что у детей, которые ходят без штанов, таких вещей либо не бывает никогда, либо они бывают крайне редко. У меня последние пятеро детей – у них не было вообще никаких воспалений в этих местах, ни у мальчиков, ни у девочек. Единственная была неприятность, когда один из мальчиков прищемил молнией свою пиписю просто потому, что он трусы забыл надеть под брюки, а потом не заметил, что она под замок попала. Никакими кремами мазать не надо – ни детскими, никакими. Вы знаете, есть такое замечательное правило русское народное: больше грязи – толще морда. Вот оно действует и здесь: больше грязи – шире попа. Гигиена жилья – уж какая у вас принята. Я надеюсь, вы хлоркой не посыпаете каждый день помещение. Если вы просто убираете огрызки с пола – уже хорошо. Ребенок адаптируется к тому, что есть. Только желательно никаких дополнительных антисептиков не использовать.

Стимуляция роста половых органов. То, что мама ребеночка высаживала и по половым органам его хлопала, она стимулировала, помимо всего прочего – так уж мудро в природе заложено – еще и рост половых органов. Остаточный. Чтобы они у него росли и выросли именно до того размера, который был определен генетически. Если этой дополнительной тактильной стимуляции не было, то у нас чего-нибудь куда-нибудь не дорастает. У девочек у нас не дорастают внутренние органы, и могут половые губы тоже не дорастать до нужного размера. Ну а у мужчин и подавно может не дорастать. Особое внимание мальчикам.

Если мама у нас чего-то недоделала, ребенку приходится доделывать самому. Поэтому он усиленно тянет, теребит, оттягивает и мама с ужасом говорит: «Он же себе оторвет!» Еще ни один ребенок ничего себе не оторвал. Тогда надо дозировать удовольствие – штаны то надевать, то снимать. Но когда снимаете, оставляйте в покое и вообще не обращайте на это внимание.

Следующий, очень важный социальный момент – это спокойное отношение взрослых к половым органам. Целых два поколения, которые лежали в штанах в кроватке, перевязанные ленточками, – они у нас сформировали какой-то необузданный интерес к этой части тела. У нас бабушки очень трепетно относятся к этому моменту. Родители уже как-то расслабились, но бабушек как будто электрическим током пробивает, когда они видят половые органы. А вы говорите: прошло бесследно! До сих пор интерес сохранился, ностальгия. Должно быть отношение к любой части тела совершенно спокойное. Потому что почему у нас не вызывает буйного интереса рука, ухо, нога, почему никто не кричит: «Боже мой, у тебя рука, спрячь ее!» И, между прочим, именно взрослые и стимулируют интерес ребенка к этим частям тела. Когда ребенок развивается правильно и окружен адекватной обстановкой, у него половые органы вызывают не больше интереса, чем пальцы на руке. Он просто констатирует, что они у него есть, и идет дальше. Первое и самое главное – взрослым надо перестать удивляться, еще раз себя проверить, ощупать своего мужа и сказать: «Это у нас есть!» И нечего тут больше придумывать.

Хочу вам в связи с этим рассказать маленький прикол, очень характеризующий это отношение в обществе. Ребенок, мальчик, заинтересовался, как все писают и какают и, соответственно, его заинтересовало, как там с гениталиями у всех. Вот он у всех ходил и спрашивал, есть ли у него пися, как он это делает, делает ли он вообще это. Увидел, что кто-то писает: это наш! И вот этот тоже наш. И так, переходя от одного родственника к другому, дошел до папы. И говорит: «Папа, а ты писаешь?» – «Нет!» – «Боже мой, а у тебя пися-то есть?» – «Нету!» – сказал папа. Ребенок пришел к маме и сказал: «Мама, ты представляешь, а наш-то папа!..» Она сказала: «Успокойся, сынок, у нас папа – ангел».

Теперь следующий момент – это необходимость разнообразия. В тот момент, когда ребенок устанавливает и совершенствует контроль над функцией и писает на разные поверхности, очень важно, чтобы у него эти поверхности были, когда он начинает тренировку. Его желательно за это не ругать, потому что он совершенно бессознательно идет по пути своего развития: он должен реализовать то, что ему необходимо. Здесь, когда годовалые дети выходят на улицу, они там не высаживаются, говорят: «В чужом месте – ни за что. Своего не отдам, только домой!» Мальчики на прогулке начинают писать на травинки, на былинки и т.д. Такая тренировка совершенно необходима детям, и пускай себе они это делают. Необходимость разнообразия желательно обеспечить теми подручными средствами, которые у нас есть. Если у нас есть возможность разнообразить это хотя бы на прогулке – на божью коровку пописать – значит так и надо делать.

И последний момент, который нам надо обязательно отметить, – это легализация естественных отправлений ребенка. Пока малыш проходит этапы формирования полового поведения, его должны хвалить. Когда он показал, где лужа, ему надо спасибо сказать за то, какой он молодец, как хорошо все сделал. Когда мальчик писает на бегу и кричит: «Мама, посмотри, как здорово у меня получается!» – конечно, надо его похвалить, как он вообще исхитрился. И когда они какают и писают и показывают, что они сделали, негативных установок не должно быть никаких. Только позитив. Негативные установки не дают возможности ребенку открыто это делать, он начинает прятаться. И это как раз самое ужасное. Надо нейтрально относится к этому, по-деловому, чисто технически. Или если он долго бегал, никак покакать не мог и, наконец, у него получилось – похвалить. Если он вам пришел показать лужу – тоже похвалите. Это совершенно точно должно присутствовать.

Ребенок от мамы ожидает, что мама – участник его занятий. Поэтому мама должна убирать после него, или он может убирать вместе с ней. Если он видит, что мама берет тряпку и вытирает, как правило, он сам тоже бежит брать тряпку и вытирать. И очень хорошо. Если он покакал, как правило, он идет звать кого-то, чтобы убрали. С самого начала предполагается, что убираете вы, а он подключается потом. Потому что когда вы говорите: «А ну давай неси сюда тряпку», – то это уже негативная оценка. Но если это свободное партнерство – очень замечательно.

Еще: мама у нас за эти дела никогда не ругает, только хвалит. Это особенно важно для мальчиков. А вот сказать, что он сделал что-то не там и не туда, где-то с 2 лет – это может сделать папа. Сначала он просто молчит, а когда уже началась социализация, папа приходит и спрашивает: «Ну, как вы тут?» А мама говорит, что вот он типа промахнулся мимо горшка. И папа может сказать: «Ну что ж ты промахнулся-то? Надо же было точнее действовать». Вот как раз папа может такую оценку давать. Или другой мужчина, дедушка. А мама и бабушка должны кудахтать и говорить: «Ах, какой молодец ребеночек, все хорошо сделал, вот папа придет – мы ему тоже расскажем».

Использование памперсов.

Теперь такой вопрос у меня: скажите мне, пожалуйста, кто у нас ходит в памперсах? Теперь – у кого из них есть ночные памперсы? А дневные памперсы? Хорошо, тогда давайте начнем с памперсов вообще, потом – памперс в течение дня и ночи.

Памперс на прогулку можно надевать в возрасте до года, примерно до лета. Летом вы снимаете его на прогулку, ребенок перестает в него писать и уже не писает в него никогда. Первоначально вы выходите недалеко, чтобы можно было быстро вернуться, либо делаете это на даче. Либо вы берете с собой сменную одежду и переодеваете, – просто летом это легче сделать – либо домой возвращаетесь, переодеваетесь и опять выходите. Летнее время – для того, чтобы ребенок натренировался не писать на улице. И обязательно писайте перед выходом на прогулку. Кстати, очень хорошая зависимость. Те дети, которые привыкли писать с голой попой где им нужно, когда вы надеваете штаны, делают очень большие паузы до 2–4 часов. Они не писают в штаны. Вот почему надо дожить до теплого времени. Для ребенка это не важно. Это для вас важно, потому что вы своими установками все время куда-то будете сбивать не в ту сторону.

Следующее – дневной памперс. Вот здесь надо выяснить: зачем ему надевают памперс? Чтобы он не писал на ковер из овчины? Или зачем? Тогда надо решить, что нам дороже – ковер или ребенок. И по результатам этого исследования и поступать. Потому что дневной памперс снимается просто: он снимается, и про него забывают. Вот что касается ночного памперса – там немного хуже дела обстоят.

Теперь – что касается ночного памперса. Здесь нужно обязательно провести то исследование, про которое я говорила раньше. Нужно на 2–3 ночи снять с ребенка памперс и посчитать, какой ритм мочеиспусканий у него в течение ночи. Вы можете, например, увидеть, что ребенок не писает до 6 утра. Если ритма у ребенка нет – это могла быть психологическая травма, которая отразилась на функционировании почки. Это ведь психозависимый процесс, и почки – гипофиз – гипоталамус составляют единую систему. Здесь надо просто способствовать регулировке функции почки.

Первое, что мы делаем, – мы выясняем, когда он вообще ночью писает. Ночью мы спим с голым попом, верхняя часть прикрыта. Должна быть теплая комната. В зависимости от того, какой ритм вы нашли, памперс надевается на то время, когда идут частые мочеиспускания. На все остальное время он снимается. Если это идет под утро, вы спите до первого мочеиспускания, а после него надеваете памперс. Если наоборот – тогда по будильнику. Вы надеваете памперс до 2 часов, в 2 встаете и его снимаете. Большую часть ночи он должен спать без памперсов.

Памперсом что вы сделали? Вы разрегулировали функцию почек полностью. Для того чтобы она вернулась к своим первоначальным ритмам, ей нужно создать прецедент. А то с какой радости она будет это делать? Нужно, чтобы были условия. Возвращаюсь к тому, что это психозависимый процесс. Это зависит от того, в какие обстоятельства попал ребенок. Поэтому вы просто берете и снимаете на ту часть ночи, когда он спит более сухим. Вы такую программу себе определяете на месяц, а потом время сдвигается. Допустим, он у вас писает с 9 до 2 часов ночи. Вы это время делите пополам. И надеваете памперс до 11 часов вечера, а после 11 снимаете. Он у вас будет мочить пеленки 2 недели, а потом перестанет это делать. После этого просто его снимаете – и все. Если вы хотите снять сразу и считаете, что можете это сделать, то сначала посчитайте ритм, а потом снимите сразу. Потому что у меня были мамы, которые снимали памперс и обнаруживали, что дети вообще туда и не писали. Это было единственное мочеиспускание, когда он просыпался утром.

Присутствие памперса дает возможность дуть всю ночь. Вы функцию почек нарушаете этим. Потом, без памперса там другой тепловой режим, другие ощущения, другие напряжения в сфинктерах. Как правило, дети, с которых памперсы снимают, перестают дуть под себя. Только не сразу, а через некоторое время, примерно 2 недели. Если есть и дневной, и ночной, то он сначала снимается днем на весь день, а потом снимается на ночь. Потому что за счет того, что ребенок днем бегает с голой попой и регулирует этот процесс, ему легче и ночью его регулировать. Те дети, которые днем ходят с голой попой, а ночью на них надевают памперс, то ночью они и не писают.

Ночью ребенок в этом возрасте уже не какает, а днем приходит и показывает, он уже совершенно сознательный. В норме он какает от 2 раз в день до 1 раза в 4 дня. Если 3–4 раза в день, значит, мы где-то не контролируемся и где-то недокакиваемся. В норме эти 3–4 раза бывают сгруппированы в 2. Нужно вообще расслабиться и перестать приставать к ребенку по этому поводу.

РЕЧЕВОЕ РАЗВИТИЕ.

Я думаю, для вас не является секретом, что для того, чтобы была речь, нам нужен словарный запас. Словарный запас ребенка включает в себя названия всех предметов и явлений, с которыми он знаком. Этот словарный запас можно разделить на пассивный и активный словарь. Пассивный словарь включает в себя все понятия, которые ребенок знает, но их не называет.

Как правило, к годовалому возрасту пассивный словарь ребенка включает все слова и понятия, которые когда-нибудь при нем определялись, назывались или описывались. Он не белый человек, он индеец, которому достаточно один раз наступить на грабли, чтобы понять, что это такое. То есть все, что вы говорили мимоходом, он помнит и знает. Понять, что у ребенка есть пассивный словарь, можно по косвенным признакам. То есть вы говорите кому-то: «Дай мне матрешку». А ребенок побежал и вам несет – значит, он понимает речь. Хочу сказать, что у нас очень любят проверять речь ребенка по наличию активного словаря – это неправильно. Речевое развитие проверяют по наличию пассивного словаря у детей до 3 лет.

Активный словарь включает в себя все понятия, действия, предметы, явления, которые ребенок называет, обозначает как-то. Активный словарь делится на несколько видов речи. Он включает в себя нормальную речь – это все слова, которые используются в данном языке. Условная речь – это условное название предметов и явлений, которое ребенок им присваивает. Например, когда ребенок льва называет «езянь» почему-то, когда хомячка называет «бидя», а звездочку «калька». Следующее – это звукоподражательная речь, когда ребенок использует звуки, изображающие предмет. Например, кошка – мяу-мяу, собачка – ав-ав, идти – топ-топ, пистолет – кых-кых и т.д. И жестовая речь – это использование жестов вместо слов. То, чем мы пользуемся: «до свиданья», «здравствуйте», «вот такой большой», «да», «нет».

Сроки возникновения речи.

Первое осознанное слово нормальной речи относится к 9 месяцам. Это самое раннее время, когда ребенок говорит первое осознанное, оформленное слово. Но в принципе срок, когда он может это слово сказать, начинается с 9 мес. до 3 лет. Вот такой разброс. Есть отдельно взятые личности, в основном это мальчики-первенцы и особо продвинутые девочки, которые начинают говорить действительно в 9-месячном возрасте и к 2 годам рассказывают сказки. Но это бывает очень редко. Мальчики-первенцы относятся к таким детям, потому что у них, как правило, родители сидят на голове и выжимают из них первое слово. Но никому не известно, хорошо ли это.

Обычно первое слово говорят к 1,5 годам и только в 2–2,5 года начинают говорить. Хочу вам здесь привести такой анекдот. Мальчик не говорил до 6 лет, а потом сказал: «Каша подгорела». – «Что ж ты раньше-то молчал?» – «Раньше все было нормально». Пушкин, Эйнштейн, Лермонтов, Толстой тоже начали говорить чуть ли не в этом возрасте. Все исследования, из которых взяты возрастные нормы, проводятся на детях в доме ребенка. Они живут в ненормальной среде. На них нельзя ориентироваться вообще. Они могут заговорить раньше, а чем им там еще заниматься? Надо же как-то потребовать внимания нянечек.

Вообще многие родители жалуются, что их первенцы болтают. Ну и пусть себе болтают, у них же нет детской компании. Следующие дети обычно начинают говорить позже, потому что есть другие дети, которые их понимают без слов. Причем хочу сказать, что они так виртуозно изъясняются жестами, что только полный идиот не поймет, что он хочет.

Отказ от речевого общения.

Когда ребенок начал в свободном полете говорить, когда ему это понравилось, и тут к нему стали приставать: «Ну поговори!» Он заговорил. «А что ты неправильно говоришь? А что ты хочешь?» Тогда ребенок отказывается от речевого общения. Причем может отказаться говорить на год-полтора. Сказать: «Ну и пошли вы все в сад!» Как правило, в этих ситуациях они переходят на жестовую речь и вообще не говорят, то есть даже не используют звукоподражательные элементы. Максимум что может сказать – «не-а». Поэтому лучше не изображать из себя перед ними дурачков, не дергать и не приставать. Тогда дело пойдет гораздо лучше. Отказ от речевого общения возможен еще в тех случаях, когда ребенок пугается. Он может перестать говорить на некоторое время. Ребенок может забывать слова, которые говорил раньше. Например, ребенок начал говорить в 11 месяцев, говорил слова «мама» и «баба», потом в год и 2 мес. их начисто забыл и начал говорить совершенно другие слова. Это нормально, так оно и бывает.

Особенности речи.

Может быть такая особенность, которая бывает в 3–4 года – это заикание. Это такое заикание специфичное, которое выражается в повторении слогов. Они начинают заниматься отработкой артикуляции, и они повторяют слог несколько раз. На стадии отработки их трогать не нужно, не нужно их исправлять и беспокоиться, что они заики. Когда он говорит слово «машина», ему кажется, что слог «ши» он сказал недостаточно четко. Поэтому он говорит «маши-ши-шина». Очень хорошо видно, что он пытается сказать не само слово «машина» а только слог «ши». Специфика такая, что они сначала говорят это в качестве тренировки, а потом у них формируется привычка. Здесь тонкость заключается в том, что надо отследить: когда он уже говорить научился, и это стало привычкой, тогда нужно требовать просто, чтобы он проговаривал слово целиком и правильно и больше слогов не повторял. Исправление наступает в течение 4–6 мес. Причем без особых усилий. То есть не надо целый день сидеть, а когда вы несколько раз в день попросили его переговорить, у него в конце концов откладывается, что нужно проговаривать слово правильно. Только здесь нужно рассчитывать на такой продолжительный срок.

Этапы развития речи.

Первый этап – это до 3 лет. Это этап, когда ребенок учится ориентироваться в речи, в языковой среде. С 3 до 5 лет у нас идет этап уточнения артикуляции, то есть мы выясняем, как у нас работают губы, язык, когда мы произносим какие-то слова. На этом этапе идет проговаривание слогов. От 5 до 8 лет у нас идет этап овладения речью. Это время, когда идет формирование языковой личности, и можно сказать, что только к этому времени ребенок понимает, что такое язык, что такое речь, как она устроена. Это относится к детям любой языковой принадлежности. Только после того как мы поняли, что же такое человеческая речь, мы можем начинать учить какой-то еще язык, и желательно не дома за учебником, а прямо в языковой среде. Те дети, которые учат сразу несколько языков, потому что попадают в такую среду, например, во Франции мама русская, папа итальянец, а дети ходят во французскую школу. Такие дети говорят с мамой по-русски, с папой по-итальянски, а в школе по-французски. Проблема в том, что когда такие дети вырастают, они не понимают границы языка, у них речь перемежается словами разными. Оказывается, что такие дети не говорят чисто ни на одном языке. Им надо сделать хотя бы два языка – один в семье и другой на улице. Или тогда уж всем говорить на французском языке, а русский – потом. Надо, чтобы ребенок все эти этапы полноценно прошел, чтобы он до 5 лет структуру речи понял. Все эти проблемы в возрасте 5–8 лет решаются легко. Правда, при решении артикуляционных проблем всегда рассчитывайте на долгий срок – 6–8 мес. Опять-таки, занятия должны быть не утомительными. Если вы 4 раза в день поправите произношение ребенка, этого будет вполне достаточно. Усиленные занятия усугубляют это.

СОЦИАЛЬНАЯ АДАПТАЦИЯ РЕБЕНКА И СЕМЕЙНАЯ ИЕРАРХИЯ.

Формирование социального поведения.

Начнем с того, что определим, как формируется социальное поведение. Кстати, что это такое? Это поведение по отношению к кому-то. Социальная адаптация – это умение вести себя по отношению к кому-то, фактически умение вести себя в обществе. Общество представляет собой сложную структуру из разных возрастных прослоек, в некоторых местах – кастовых, поэтому надо очень хорошо знать, что там происходит.

Так как же у ребенка формируется социальное поведение? Формируется оно исключительно путем подражания. Мы смотрим, как они себя ведут, и ведем себя точно так же. И если они плюются в окно, то мы тоже будем туда плеваться. Потому что кто же может подумать, что папа делает неправильно? А когда мы хотим выразить свое «фи», мы ставим руки в боки и начинаем гневно что-то говорить. И кто же нам скажет, что мы делаем неправильно, если так делает бабушка? Они же взрослые, они знают, как себя вести. Поэтому мы честно берем у них модели и ведем себя точно так же, как ведут себя они. Мы берем все, а там уже разберемся, что лучшее, что не лучшее. Смотрите сразу, какая на вас ответственность легла.

Хочу отметить, что даже если вам кажется, что ребенок сам по себе себя так ведет, – никогда такого не бывает. Всегда, когда мы начинаем анализировать и разбирать, всегда выясняется, что кто-то внес свою лепту. Иногда это бывает сочетание нескольких моделей. Один брат кричал «кукареку» под столом, другой плевал в окно. Получилось, что мы сначала кричим «кукареку» под столом, потом бежим и плюем в окно. Путем наложения получаем какие-то варианты. Действительно, нет ни одной формы, которая была бы придумана ребенком самостоятельно. У него даже биологически нет такой возможности их придумывать. Вышел на улицу, посмотрел – о, сколько интересного! Сейчас потренируемся!

Ну и, конечно же, в этом подражании старшим у нас ведущую роль играет мама. Это наш первый учитель. Давайте отметим важную роль мамы в течение первых 6 мес. жизни ребенка – это основной ручной период. Здесь мы на нее смотрим и все с нее копируем. Как она у нас улыбается, как она у нас радуется, и если она много не радуется, тогда как она хмурится и как она ругается. За этот период ребенок отрабатывает контакт «партнер – партнер». Он учится вести себя в паре, то есть он учится реагировать на непосредственное обращение к нему. Но это ведь еще не все! С 6-месячного возраста мы начинаем постепенно дистанцироваться от мамы, и нам нужны другие впечатления. Когда мы начинаем ползать, мы становимся восприимчивы к другим контактам. Между прочим, до 6 мес. жизни у ребенка складывается впечатление и об остальных членах семьи, которых он наблюдает. Но он пока с ними в контакт вот так вот не вступает. Он их принимает, закрепляет за ними определенные роли, а вот задействовать это как активную информацию он будет после 6 мес. жизни. Здесь у нас начинается новая отработка. Почему очень важно, чтобы мама с 9 мес. не маячила перед глазами ребенка постоянно? Потому что нам нужно отрабатывать другие контакты, и они должны быть. Потому что мама, конечно, хорошая, большая и замечательная, но это еще не все. А мы должны учиться жить в обществе, то есть нам нужна группа. Мы наблюдали в Индии, как женщины себя ведут. Они ни минуты не сидят с ребенком – то на реку, то на огород, они очень заняты. Они оставляют ребенка в группе старших женщин, которые не ходят так активно, у них другие задачи. У ребенка есть все возможности прорепетировать взаимоотношения с другими членами группы.

Постепенно удаляясь от мамы и приобретая навыки общения с другими людьми, мы к 3-годовалому возрасту готовы перейти к общению в группе. Ребенок к 3 годам может контролировать связи уже не с одним человеком. Он знает, что тому надо подарить палочку, а с этим я могу пойти на охоту, а с этим хорошо рыбу половить, а у этого хорошо на руках посидеть. Этот любит вот это, а тот – вот то. И так – 100 человек.

Сроки социальной адаптации.

Первичная социальная адаптация происходит в течение первых 6 мес. жизни. Ребенок сидит на матери, он полностью защищен, поэтому он спокойно знакомится со всем окружением. Примерно с 9 мес. у нас начинается вторичная социальная адаптация, когда мы начинаем и должны начать взаимодействия с другими людьми.

Структура группы.

Теперь разберем, на какую группу рассчитывает ребенок, то есть по отношению к чему должна происходить его социализация. Как он себе представляет структуру группы? Чтобы нам было понятно, о чем мы говорим, давайте разберем общебиологическую систему для хищников. Потому что человек относится к хищникам, и группа строится по именно таким принципам. Давайте запишем основные единицы.

Иерархия у хищников состоит:

Вершина иерархии – вожак. Это управление внешней территорией, охрана и поддержание рода. Это главная функция, зачем он там нужен.

Старшая мать – это управление внутренней территорией, воспроизводство и воспитание потомства.

Смотрите, они распределены по территориям, и вожак никогда не будет вмешиваться в полномочия старшей матери. Как только старшая мать выползла на внешнюю территорию, она слушается вожака; как только вожак заполз на внутреннюю территорию, он слушается старшую мать. Это настолько все отработано, что просто нет никаких вопросов. Конфликты в принципе не могут возникнуть.

Воин – это помощник вожака. Вот там, на внешней территории, они могут что-то выяснять конфликтно. И младшая мать – это помощник старшей матери.

Следующая иерархическая ступенька – это пестун. К пестунам относятся подрощенные детеныши и престарелые члены группы. Они занимаются уходом за детьми. Причем принудительно. То есть им просто поручают, и они просто занимаются.

Следующая приятная иерархическая ступенька – детеныш, которому обеспечено покровительство всех членов группы. Он может безнаказанно залазить на голову вожака и лупить его ладошкой по морде, если вожак лежит на внутренней территории. Детеныш вполне может себе это позволить. Все, что он делает, это хорошо и отлично.

Последняя иерархическая ступенька – это инвалид. Это уважаемый, но недееспособный член группы.

Теперь в наложении на семью это рассмотрим. То, что касается человеческого сообщества, там может быть незакрепленная единица за вожаком, и вожак может меняться. В свободном сообществе может быть такое: «Ты знаешь, устал я, побудь сегодня вождем, а я отдохну». Чтобы вы понимали, что группа гибко относится к иерархическим взаимоотношениям. Они очень сильно определяются возрастом, потому что возрастные категории жесткие. Тому, кто вошел в возраст инвалида, просто не интересно то, что делают другие. Он никогда не будет претендовать на другую роль, просто потому что у него нет физических возможностей и возрастных интересов.

Давайте опишем, кто в человеческой иерархии существует высшее звено. Этим высшим звеном являются энергичные мужчины и женщины, способные к деторождению. Возраст определяется от 28 до 55–60 лет, в зависимости от состояния здоровья. В семье такими мужчинами и женщинами, как правило, являются мама, бабушка, папа, дедушка. Среди них выделяются ведущие по своим направлениям, кто взял на себя какую-то ответственность. Например, бабушка занимается приготовлением еды, а мама – поддержкой дома. Может быть наоборот – как решили по ситуации.

Мама.

Давайте разберемся с мамой главным образом. Во-первых, мама, поскольку у нас семьи в основном маленькие, наделяется правом принимать решения на внутренней территории. Здесь она организатор, ведущий. Она распределяет обязанности, дает поручения и следит за тем, чтобы все было в порядке. Она выполняет роль судьи в том плане, что разбирает все внутренние конфликты. Если что-то где-то случилось не так, именно она разбирается с тем, кому и сколько положено выдать. Мама обладает абсолютным правом разбираться со своим ребенком. По идее, если он что-то где-то сделал не то, то бабушка, которая может выполнять роль другой ведущей на этой территории, она с ним разбираться не может. Она должна его сдать маме, чтобы с ним разбиралась она. То есть независимо от того, какую роль выполняет мама – доминирующую или нет – что касается ее ребенка, с ним разбирается только она. Все остальные должны ей его принести и сказать, чем он там занимался. А уж она разберется, что с ним надо сделать – помыть, прополоскать, покормить, спать положить. Мама выполняет роль чисто бытовую: она является источником всего обеспечивающего витальные потребности ребенка. К ней мы приходим, когда нам надо спать, есть, помыться. Не обижайтесь на это: мама – чисто бытовая, обеспечивающая жизнь. На ней мы стоим, от нее толкаемся. Нос подтирает мама, короче говоря. Это ее задача, больше от нее ничего не надо. Ребенок именно так и видит ваше предназначение. Это не значит, что он вас не любит, просто такая роль у мамы.

Папа.

Теперь у нас папа. Или дедушка, который тоже энергичный. Но нам все время с дедушками не везет, нам их все время не хватает. А папа у нас организует деятельность за пределами дома. Нашим папам сложно, потому что у нас нет этой территории, которая была бы обозначена, в границах выражена за пределами дома. Но тем не менее. Папа у нас выполняет роль судьи на улице. В этом заключается его авторитет. Он способен защищать семью, восстанавливать справедливость и наказывать того, кто посягнул на благополучие. Когда кто-то обижает кошку на улице и ребенок видит это в окно, то, по его мнению, папа должен просто пойти и убить этого негодяя. Если папа его, по крайней мере, не прогонит, значит он очень плохо защищает внутреннюю территорию, и надо очень побеспокоиться про свою безопасность. От папы ожидается, что он должен ходить в дальние прогулки с ребенком, причем это касается как девочек, так и мальчиков. Это выражается примерно с 2 лет. Тот человек, который может хорошо гулять с ребенком на сложные прогулки, – это как раз папа.

Кроме этого, папа выполняет роль социального ориентира. Его роль – вовремя и правильно оценить поведение ребенка. Понимая, что он оценит и уйдет, а мама с этим останется. А потом ей говорят: «А папа сказал, что это правильно! Правильно бить стаканы молотком». Мама может часто делать замечания, а мы можем игнорировать, что она говорит. Но вот если пришел папа и сказал: «Ну-ка расскажите мне, как вы тут жили». И мама начинает рассказывать. Он говорит: «Да, это вы хорошо сделали. А это не очень, так не надо делать». Этого достаточно, чтобы ребенок принял это к сведению и больше так не делал. Это очень важная роль папы. Ее надо беречь. И мне бывает очень досадно, когда папа этого не понимает. Что его роль в другом заключается – не в том, чтобы тарелки на кухне мыть, а в том, чтобы прийти так красиво и сказать. Я и сама тарелки помою, главное, скажите вовремя ребенку, что он должен делать, а чего не должен делать! Здесь еще проблема в том, что мы говорим о племени, у которого одинаковые культурные основы. Поэтому папа прекрасно знает, что он должен похвалить, а про что сказать, что неправильно так делать. А если вы пришли из разных племен, вам придется это накладывать и состыковывать. Мама может оценить, но потом рассказывает папе, чтобы он дал дополнительную оценку. Вот на эту оценку мы и будем ориентироваться. Поскольку он с внешней территории, он может оценить это со стороны, и ребенок это интуитивно знает. Причем он не вмешивается никуда, он не должен ничего разбирать. Он должен только сказать, что это правильно, а это неправильно. Если ребенок безобразничает при нем, папа берет его, относит к маме и говорит: «Бьет стаканы, неправильно делает. Забери его, пожалуйста». Оценка дается всегда в спокойной форме, ненавязчиво.

Очень часто бывает, что женщины хотят слышать мнение мужчин, потому что он пришел извне, и ему видно то, что вам изнутри не видать. Потом вы можете ругаться, возмущаться, но через какое-то время приходите к выводу, что папа был недалек от истины. Это уж такая женская особенность: поругаться нужно обязательно.

Бабушки, дедушки.

Среднее звено. К среднему звену относятся энергичные бабушки и дедушки. Которым как раз 60 и после. Бабушки и дедушки более мягки по отношению к ребенку, чем родители. Не потому что они их балуют, а потому что у них нет столько энергии и стольких дел. У них нет сил, чтобы так ругаться или чтобы активно восторгаться. Просто возраст определяет это. Они поспокойнее уже, они ко многому привыкли, их многое не так волнует. Ну измазался. Сейчас совсем домажется, тогда помоем. У них нет сил, чтобы каждые 5 минут измазанную щеку вытирать. Это отношение к детям тоже очень важно для них. Они и выполняют роль пестунов. У подростка – другая ситуация. Ему некогда заниматься с ребенком, у него другие интересы. Поэтому он тоже ждет, пока ребенок измажется до безобразия.

Как раз в роль бабушки входит пестование и балование детей. Бабушка балует, угощает и обучает. И не надо этому сопротивляться!

И пусть она его и поит, и кормит, и спать укладывает, и шнурки завязывает. Но если приходит папа и забирает ребенка, бабушка не вмешивается. А он ей может сказать: «Что у тебя ребенок сам шнурки плохо завязывает? Допестовалась!» Пестун делает, что ему скажут, и полномочия не превышает. У него для этого больше времени. У вас-то нет времени ждать, пока ребенок научится ложкой владеть. Это нужно знать очень хорошо, потому что если мы нарушаем иерархию, мы теряем уважение. Поэтому бабушка, которая лезет не туда, куда надо, и делает не то, что ей поручили, теряет уважение. И это очень большая трагедия на самом деле.

Папа тоже может выполнять поручения мамы. Здесь нам нужно понять, что папу следует всегда приподнимать. Он нам очень нужен как социальный ориентир. Он должен на троне сидеть. Он, конечно, может спуститься с трона и сказать: «Где тут вам гвоздь прибить?» Но это должно быть поручение от мамы, когда у него есть время. Это не мама должна приходить с клюшкой и говорить: «Ну-ка, давай-ка!..» Тогда он не будет на троне, это невыгодно, потому что он перестанет быть социальным ориентиром и утратит уважение.

Часто бывает, что опустить папу или маму пытается бабушка. Тогда членами семьи нужно посидеть и разобрать, как вообще должна выстраиваться иерархия, и наложить ее на свои семейные отношения. Потому что на самом деле это очень удобно. Когда вы знаете, у кого какая роль, всё начинает работать само по себе. И только тогда, когда неуемное шило сидит в одном месте, надо все время перескакивать с одной ступеньки на другую. И подавлением кого-то якобы завоевывать себе верхнее положение. На самом деле так не происходит. По сути, в природной иерархии верхнее положение есть только в отношении обязанностей. А не в отношении всего остального. И там роли настолько хорошо отработаны и распределены, что нет никакого смысла это изменять.

Дедушка выполняет роль друга, попутчика и побратима. И для мальчика, и для девочки. Все дети до 8 лет бесполые, им всё надо практически одинаковое. Бабушка обучает ребенка есть, шнурки завязывать, постель стелить. А дедушка учит ребенка ремеслу – лошадок строгать, из соломы кукол делать, делать лук со стрелами, дизайн на огороде замутить. Мы с ним можем пойти за грибами, на рыбалку, можем просто на прогулке весело провести время. Это очень важная роль. Видите опять-таки отличие? Бабушка чисто бытовые вещи делает, а дедушка делает вещи посложнее. Кстати говоря, в деревне дедушки очень ценились. Они как раз и определяли развитие ребенка. Обучение ткачеству, кружевоплетению – это все дедушка. Там умели все всё делать. А потом, когда девочка переходила на женскую половину, там уже уточняли то, что было сделано. Это такая роль пестуна-мужчины, не подростка, а взрослого. Дядя тоже может это делать. Если его нет, на папу ложится дополнительная нагрузка.

Статичное начало – это совсем старые и немощные бабушки и дедушки, которые мало двигаются и в основном сидят на одном месте. Они выполняют функцию тыла. То есть им ничего не интересно, ничего уже не надо в этой жизни, они как заслонка такая, которая сидит и прикрывает род, очерчивает его возрастную границу. Они в основном рассказывают сказки, поют песни, читают книжки, сидят на месте и ведут духовную жизнь. Эти бабушки и дедушки не ругаются никогда. По статусу им не положено. Они пережили все свое, и у них все хорошо и замечательно. Это уже инвалиды. Они не вмешиваются в бытовые дела. Они могут принять ребенка, почитать ему сказку, потом он уйдет. Они не бегают за ребенком, а просто сидят и духовно развиваются. Я очень часто наблюдала, как к такому дедушке или бабушке маленький ребенок, годовалый или полуторагодовалый, приходит, садится на ручки, и вот они сидят молча, и что-то у них такое происходит необыкновенное. Сразу видно: ведут духовную жизнь. И вот они ее ведут минут 30, потом ребенок погладит бабушку, встанет и пойдет заниматься своими делами. Что они там делали? Ни слова, ни полслова. Посидели, помолчали. И так хорошо, светло, ясненько. И пошел ребенок, довольный и обихоженный. Удивительное дело, что дети ожидают такого поведения. И когда такая бабушка или дедушка вдруг начинает проявлять активность, какое-то мнение высказывать или, упаси господи, ругаться, то в такую бабушку может полететь кубик, и палка, и ведерко, и дети будут вести себя очень агрессивно. Потому что она вылезла туда, куда не надо. Когда она утихомирилась, поплакала насчет кубика и встала на свою ступеньку, ребенок тут же меняется, как будто это происходило по отношению к другому человеку. Сколько бы мы ни пытались это ограничить, полностью ограничить это нельзя. Нужно просто выступить в роли социального ориентира и сказать, что не надо бросать в бабушку кубик, забрать ребеночка, вынести из комнаты, дать время бабушке утихомириться.

Я хочу сказать, что по этнографическим сведениям известно, что это действительно было в культуре – такие бабушки и дедушки, которые никуда не лезли. Это сохранилось в племенах. Наши городские бабушки и дедушки очень невоспитанные: они все время вылезают и все время получают кубиком по голове. Учтите на будущее!

Молодые люди.

Следующее звено – молодые пестуны. Это люди от 3–4 до 28 лет. 4 года – это стабильная граница, когда они уже хорошие пестуны. Им просто дается поручение присмотреть за ребенком, чтобы не утонул, не побил стаканы. Очень часто молодые мамы 20–22 лет уважением детей не пользуются, потому что дети чувствуют, что это пестун. Несмотря на то, что она «типа» младшая мать, но она пока только «типа». Возраст, конечно, относителен. Есть племена, которые живут в Сахаре. У них продолжительность жизни 36 лет. Они начинают рожать детей в 9 лет. Рожают их до 30-ти. В 9 лет это уже не девочка, а взрослая женщина, и где-то в 25–30 у нее заканчивается все это мероприятие, а родить она должна 5 детей. А все равно 3 года развивается ребенок. Соответственно, пестуны там младше по возрасту. А у нас в культуре полноценные дети начинают рождаться в 20–21 год, и с первыми двумя детьми она еще не относится к младшим мамам. А поскольку рожать можно до 55 – посмотрите, какой срок нормальный. От 30 до 55 у вас целых 30 лет. По сравнению с этим племенем – целая жизнь!

Есть племена, которые живут 150 лет. В Гималаях, Тибете есть очень ограниченная территория, где живет это племя, у которого очень специфическое питание и такая продолжительность жизни. У них, соответственно, все циклы рассчитаны на такую длину. Поэтому они созревают только к 30 годам, и до 90 лет можно рожать детей.

Дети.

Следующее звено – детская стая. Это все маленькие дети с 3 до 13–14 лет и домашние животные – собаки, козы. Стая отрабатывает свои взаимоотношения в игре.

Чужие.

Теперь разберемся с тем, кто такие чужие. На территории своего племени, где мы живем все вместе – это свои. А кто же такие чужие? А чужие – это те, кто живут отдельно от нас, и видимся мы с ними реже, чем 2 раза в неделю. К сожалению, в нашем контексте это и бабушки, которые живут отдельно. Они почти свои, но никогда не становятся совсем своими, если не бывает достаточно продолжительного периода месяца в 2–3, когда мы живем все вместе.

Эта степень определяется количеством контактов. Рассказывать ребенку, что у него есть бабушка, которая живет на Дальнем Востоке и хорошо тебя помнит, – ребенок понимает, что на Дальнем Востоке есть кто-то, кого называют бабушкой, видимо, она имела к нам когда-то какое-то отношение, но она не является родным человеком. Она чужая, и мы к ней так и относимся. И когда бабушка приезжает через 10 лет и говорит: «Ой, любите меня, я с поезда!», то ребенок не может понять, как это можно так сразу. У нас есть такой опыт, когда к нам приезжает дедушка раз в году, но живет у нас по 2–3 месяца. Первую неделю он чужой. Но где-то через месяц он становится свой, а когда он уезжает, все горюют очень сильно. То есть получается такой человек, которого мы очень хорошо знаем. Он не.

Свой, но хороший, добрый знакомый. Который может помочь, если что.

Какое должно быть поведение ребенка по отношению к чужакам? Во-первых, в присутствии чужого человека ребенок не должен вести себя слишком шумно и совершать любые действия, привлекающие внимание. Это относится к тем людям, которых он видит в первый раз или после большого перерыва. Это относится к периоду знакомства, который продолжается 1–2 часа. Через 1–2 часа у ребенка складывается впечатление о степени осторожности. Сначала это осторожность тотальная, потому что мы вообще не знаем, что у него в голове. Поэтому лучше мы поближе к маме, сесть к ней на руки и тихо сидеть. Потом, когда через 2 часа стало понятно, что он не кусается, ребенок может вступить с ним во взаимодействие, очень аккуратно и осторожно. Если мы сомневаемся в поведении чужака, лучше предупредить его, что лучше дать ребенку время привыкнуть и не бросаться на него. Потому что когда на детей бросаются, а вы еще и позволяете это делать, они могут вообще отказаться от контакта.

Ребенок не должен ничего брать из рук чужого человека. Поэтому если ребенка хотят угостить или что-то ему дать, это дают маме или папе. Очень приятно, что эта традиция сохранилась у некоторых восточных торговцев. Когда у меня муж ездит на рынок с детенышами младшими, то они, когда угощают, дают в руки папе, а не ребенку суют. Это пример того, что это в культуре было. Это было и в нашей культуре тоже. И я очень хорошо помню по своему деду – он очень любил гостинцы носить и отдавал их всегда маме. А мама пускай разбирается, что она кому отдаст. Это до любого возраста, в том числе до подросткового. Если чужая бабушка пришла, она должна все положить на стол и сказать: «Вот я вам принесла». Своя бабушка может сама раздать шоколадки. Ничего сложного, все так и есть. На самом деле, я систематизирую то, что вы и так знали и чувствовали.

Ребенок не должен идти на руки к чужому человеку и отвечать на его заигрывания. Если вы ребенка правильно воспитываете, то он все так и делает. А если неправильно, то надо создать прецедент и объяснить. Потому что у ребенка все это тоже есть, на самом деле сами же вы это все и испортили. Вы и сами можете выступать в роли чужого. Когда вы куда-то приходите, вам тоже нужно время на адаптацию. И я знаю совершенно точно, что на Руси не было принято тиранить гостей. То есть если вы свои, вы можете поцеловаться и обняться, а потом вас сажают куда-то в комнату, пока хозяйка что-то делает, а через какое-то время вы встретитесь, сядете за стол и поговорите. Но всегда отводилось время, чтобы пришедший какое-то время занимался собой и просто привыкал. И это нормально. Кстати, книга Жан Ледлофф – там описывается, как пришедших в племя оставляют одних вообще до вечера. И никто их не трогает. Они смотрят на всё, а все остальные смотрят на них. Это действительно необходимо, и с порога бросаться ни на кого не надо. Когда я прихожу к ребенку, я не отсвечиваю никак. И если ребенок начинает меня трогать, я отворачиваюсь и делаю вид, что мне это вообще не надо. Как раз когда мне это совсем не нужно, он начинает быстрее открываться и приставать. «А что это тебе не нужно? Смотри, какой я замечательный!» Такое правило должно быть, и если с кем-то возможно это оговорить, что лучше оговорить. Чтобы он не налетал с порога.

По вашим глазам я поняла, что это бесполезно. Клинический тяжелый случай. Если невозможно оговорить, мама должна вооружиться скалкой. Она должна хорошо понимать, что если в дом пришел чужой, который начал вести себя агрессивно… То есть вот это стремление вступить в контакт немедленно – это, между прочим, агрессия. Это совсем не миролюбивое поведение. Как вы будете вести себя по отношению к агрессивному? Фактически он вас кусает. И, по мнению ребенка, это так и есть. А когда вы этому, который кусает, еще его отдаете, то что же вы делаете вообще? Это же ужас какой-то! Вы должны мягко или не мягко, с помощью дубинки пресечь эти нападения. Потому что с точки зрения ребенка вы предатель. Вам же с ним отношения строить еще не один год. И как он будет к вам относиться, если вы его взяли и сдали первому пришедшему агрессивному людоеду?

Но если ребенок не плачет и не реагирует, вам нужно обеспокоиться. Надо работать с этим. Потому что это очень опасное поведение. Пока мы с вами из дома не вышли, мы на своей территории. А вот вышли мы на улицу – там сколько ходит совсем больного, которое детей ловит, крадет? А оно как раз и ловит вот таких, которые совсем замечательные. Им сказал: «На конфету» – он тебе и пошел. Если у ребенка поведение правильное, на него никогда не будет маньяк претендовать, потому что у ребенка не будет формироваться поведение жертвы. «Возьмите меня, пожалуйста», – это на самом деле поведение жертвы. Это уже ненормально. Жертва всегда найдет для себя того, кто ее съест.

Если ребенок убегает на улице от родителей и доверчиво относится к чужим, это тоже поведение жертвы. Вы должны понять, что в вашем поведении провоцирует его к этому. Инициировать контакты ребенка с чужими и учить его этому можно только с 8 лет.

Отношение к детям.

Это описание отношений в детской стае. Дети в возрасте от 1 до 3 – если они не жили в большой всевозрастной группе и не видели детскую стаю, то они всегда будут относиться к сверстникам как к неодушевленным предметам, у которых можно проверять на крепкость посадку глаз, прочность щек и посадку ушей. Нос можно проверить, волосы. Они относятся к маленьким детям как к неодушевленным, куклам. На площадке у вас нет возможности заявить, что они живые. У вас есть такая возможность только дома. Потому что когда вы все дома и участвуете в единой деятельности, тогда они живые. А на площадке они неживые, потому что они могут быть роботы, манекены, качели. Тогда вы должны их просто растаскивать в разные стороны и не давать травмировать друг друга. Это напоминание мамам: если вы не живете в большой группе и тут пришли в детскую группу, то вы должны знать, что вашему ребенку спокойно могут настучать лопаткой по голове, и что ваш ребенок может совершенно спокойно. Поэтому вы следите, чтобы на вас никто не отработал прием с лопаткой и чтобы вы никому не всадили чего-нибудь в глаз. Это не значит, что таких мест нужно избегать, но значит, что вы должны быть очень бдительны. И надо сказать, что если ребенок видит детскую стаю и видит группы всех возрастов, понимает их преемственность, то такого в принципе нет. Уже в 9 мес. он понимает, что маленький ребенок живой, и они друг друга не травмируют. Это издержки нашего образа жизни. В 3 года он начнет понимать уже за счет взросления.

Отношение к старшим детям.

Но зато мы очень хорошо понимаем, что старшие дети – это старшие дети, это наш образец для подражания. И полуторагодовалый ребенок может ходить за 4-годовалым как прилепленный, с открытым ртом, и на все готов, лишь бы рядом, и в глаза смотреть. Маленьким детям очень нравится общество старших детей, за которыми можно ходить гуськом, ловить на лету все, что они делают. Потом маме показать, как здорово нас научили, рассчитывая на то, что мама будет очень довольна. В этой группе репетируются те взаимоотношения, которые ребенок наблюдает среди взрослых. По идее, нормальный воспитанный старший ребенок будет отслеживать, когда маленький делает что-то неправильно. Он выполняет роль поводыря-затейника, с одной стороны, а с другой стороны следит за ним и может вовремя позвать старших. Старший ребенок всегда умнее младшего. Поэтому если младший что-то делает не то, старший просто обязан позвать взрослых или принести маленького взрослым и рассказать, что происходило. Он зовет взрослых в такой ситуации, когда физически не может двинуться с места. Например, на него падает стул с младшим ребенком, он держит его и орет. Вы должны быть уверены в том, что старший ребенок зазря орать не будет, а только тогда, когда ситуация действительно безвыходная. Во всех остальных ситуациях он отвечает за то, чтобы не было конфликта. Он должен вести себя с младшим почти как бабушка или дедушка, должен с ним играть, оберегать от опасностей. У нас, к сожалению, старшие дети плохо выполняют роль пестунов, потому что, опять-таки, у них нет моделей.

Старший ребенок должен определить, что из своих вещей он дает младшему, а что не дает. То, что не дает, он должен спрятать, а.

Остальным – делиться. Если старший по оплошности забыл что-то спрятать, а младший это схватил, то это его добыча. Младший не виноват в том, что старший поступил неосмотрительно, он не должен за это отвечать. Тогда он должен меняться, только меняться. Здесь нужно воспитывать старшего, жесткими методами, и все встанет на свои места. Если вы обозначили какую-то вещь, что она ваша, а потом оставили ее в пределах досягаемости, а младший ее схватил, тогда надо молча забрать из рук, а потом сказать: «Ты же знаешь, что это мое. Я знаю, что тебе это интересно, поэтому давай я тебе взамен дам то и это». Но если вы не обозначали, что эта вещь ваша, и младший ее взял, тогда он прав! Никаких общих вещей в доме быть не может. Все в доме принадлежит маме, старшей женщине, а она распределяет и выделяет на временное пользование.

Если между детьми разгорается драка, старший ребенок должен принести младшего к вам и сказать: «Ваш ребенок бьется». Но если вы заходите и видите, что старший бьет младшего, вы хватаете скалку и лупите его по спине. Он бьет вашего ребенка, а вы бьете его, все логично. Вы должны защищать своего детеныша. Даже если младший спровоцировал драку, а старший ответил ему и не принес его взрослым, он виноват все равно. Поэтому он должен получить по заднице. Правило жесткое с самого начала. Старшему даются четкие инструкции. Вы берете его на свою сторону, он должен выступать от вашего имени. Если он их нарушил, он должен получить по ушам за это. Как в деревне папа улаживал драку? Он укладывал обоих. Потом приводил их в чувство и начинал разбираться, что там происходило. Потому что разнять нельзя: пока не уложишь, ничего не получится. Когда дерутся старший с младшим, в ухо получает старший. И конечно, младший это видит. Для него это будет примером. А потом он тоже получит по ушам свое, если он был неправ. У нас дети никогда не дерутся, они возятся. Вот когда они возятся, они берутся, поднимаются, встряхиваются, опускаются: «Теперь рассказывайте, что у вас тут было». И приносят все из школы. Пока до школы, все хорошо. Как только пошел в школу – всё. И потом, пока по ушам не получил: «Понял, что домой пришел?» – «Понял».

Старший ребенок – это с разницей в возрасте от 4 лет, хотя бы от 3,5. Если разница меньше, это сверстники. Таких детей нельзя сводить вместе, если у них не было опыта детской стаи. Вы должны ходить рядом и глаза все время растопыривать. Они могут навредить друг другу просто по неумению обращаться друг с другом. Разница в 2 года – это не разница.

Оставлять старшего ребенка одного с младшим в нашей культуре можно только с 14–16 лет. И то если вы уверены в поведении старшего, если он до этого зарекомендовал себя как нормальный человек.

Гости.

Теперь давайте разберем гости. Начнем с того, что к нам пришли гости. Когда к нам пришли гости, мы должны поздороваться с ними, предложить помыть руки и предоставить место, где они могут посидеть и подождать нас, пока мы к ним придем с разговорами. Гостям нужно обозначать территорию, на которой они могут чувствовать себя как дома. Причем когда вы говорите, чтобы кто-то чувствовал себя как дома, это не подразумевает, что он будет лазать по вашим шкафчикам и вытрясать все ваши полки. Вот на диванчике чувствуйте себя как дома, а вот по карманам не лазать! Эта фраза предполагает, что человек чувствует себя свободно и раскованно. Что ему в этом доме ни в чем не откажут, обогреют, обласкают, накормят, напоят. Не более и не менее. Причем поскольку культурная основа была одинакова, предполагалось, что это известно всем. Потому что очень часто, когда к вам приходят в гости, особенно дети, вот это «будьте как дома» превращается в беганье ребенка по всем комнатам, открывание всех шкафчиков, выдергивание всех ящиков и растрясание всех бумаг. Вы обязательно обозначайте, что можно и что нельзя делать. Вы можете немножко намекнуть на то, что хозяйка здесь вы, что все это принадлежит вам, и вы можете указать: «Скалка висит там». Все игрушки вашего ребенка принадлежат вам. Поэтому когда к вам в гости приходит ребенок, вы выделяете ему игрушки, которыми он может играть. Обязательно это оговаривается. Потому что если ваш ребенок будет после протестовать, вы говорите, что извини, дорогой, когда мы все выделяли, ты был согласен. Согласия своего ребенка нужно спрашивать, но если вы видите, что согласия нет, вы декларативно заявляете: «Вот это мы отдаем гостю. Пока. А тебе на конфету».

Гость должен вести себя как гость. В противном случае вы сдаете его мамашке, чтобы она следила за его поведением. Если это бессмысленно, за его поведением следите вы. У меня в доме, например, мне достаточно сказать один раз – и всё. Никаких вопросов больше нет. Вы должны себя заявлять как хозяин этого места. Потому что действительно у нас очень большая проблема: когда к вам приходят гости, вы начинаете сомневаться, что принадлежит вам, а что принадлежит им. Когда сомнений нет, то и у гостей тоже сомнений нет. Надо сказать, что наши люди в этом плане совершенно не воспитаны. У них настолько все кругом родное и свое, что даже не понимают, что именно из этого всего принадлежит им, вплоть до трусов. Очень важно понимать эту разницу.

Значит, к вам пришли гости, вы разделили игрушки, чтобы у вас были основания, когда ребенок куда-то не туда полезет, сказать, правильно или неправильно он действует. Если вы знаете, что ребенок сильно жадничает, важно оговорить это до того, как они пришли.

Теперь – мы поехали в гости, вышли за пределы территории. Приехали, например, к бабушке. Это бабушкина территория. Бабушка говорит: «Ребенку можно делать все!» Вы тогда уточняете: стаканы бить можно? Шкафы двигать можно? И сразу уточните, где деньги лежат. Спросите: где мы можем присесть? Где мы будем пить чай? Какими игрушками нам можно играть? Если ребенок что-то захотел, вы говорите: «Сейчас мы спросим у хозяйки». И спрашиваете за него, можно ли это брать. Самое главное правило: те вещи, которые вам нужны, вы спрашиваете сами и сами обозначаете. Если вам нужно что-то еще или возник какой-то спорный момент – к хозяйке. Спрашивать за ребенка надо где-то до 4 лет. А потом – смотря по ситуации. В принципе он уже сам способен спросить: «А где у вас чашка, я хочу попить». Нужно его к этому подталкивать.

Отношения на детской площадке.

Теперь мы совсем вышли на неизвестную территорию. Когда вы выходите на детскую площадку, вы должны знать, что вы, ваш ребенок и все ваши игрушки – это ваше. И вот вы пришли с вашим. Дальше ситуация будет разделяться на два случая. На детской площадке может быть принято сваливать игрушки в одну кучу, а может быть, что каждый играет в свои.

Если что-то сваливается в одну кучу, вы просто делите игрушки на те, которые вы отдаете в кучу, и на те, которые вы оставляете себе и никому не даете. Вы имеете полное право оставить себе какую-то личную вещь. Те игрушки, которые общие, делятся по принципу: кто взял первый, тот и прав. Когда кто-то уходит и забирает свою игрушку, то ему отдается то, что было общим. Если же кто-то претендует на ту игрушку, которую вы оставили себе лично, вы говорите, что это мое и, пожалуйста, не трогать. Не ребенок говорит, что это его, а вы говорите, что это ваше. И вы его не даете.

Если же он захочет взять чужую игрушку, то вы его заберете и просто будете препятствовать тому, чтобы он к кому-то приставал. Или выступите в качестве парламентера и проведете переговоры, скажете: «Наш ребенок хочет взять вашу игрушку. Можно?» Только вы говорите не с ребенком, а с мамой. Если ваш ребенок берет игрушку, которая валяется без дела и вообще непонятно чья, я бы не стала ему это позволять. Вам ведь не нужны конфликты, особенно в нашей городской среде. Нужно сказать ему: «Не бери чужое. Если хочешь взять, давай спросим».

Если кто-то забирает вашу игрушку, не нужно говорить своему ребенку: «Поиграет и отдаст». Вот такое поведение дурацкое, идиотское и привело к тому, что у нас делается в масштабе страны. У нас в стране нет благотворительности вообще, это такой мизерный процент, о котором и говорить не стоит. А за рубежом есть меценатство, но там есть и собственничество. Чтобы можно было делиться, нужно, чтобы было что-то свое. У ребенка грудного ничего пока нет, оно ему и не надо. Представление о собственности формируется до 4 лет, и он его отрабатывает. Вот эта так называемая жадность – это необходимая стадия развития, когда мы приобретаем собственность. Пока мы не пожадничаем, мы ее не приобретем. Это значит, что ребенок начинает понимать, что что-то может быть его, а мы берем и разрушаем у него это. Чтобы делиться, нужно что-то свое. Я наберу что-то свое, а когда у меня появится излишек, я решу, что с ним делать. А мы в самом начале полностью разрушаем вот это. А потом говорим: «Почему ты не делишься? Почему ты бабушке воды не подал? Почему кого-то ограбил?» А он до сих пор собственность свою не может найти, в чьем кармане она лежит. Сначала они жадничают, эту собственность приобретают. А потом начинают делиться, и делятся очень охотно. Когда она у них есть. А когда ее нет, то чем делиться-то? Причем это приходит на уровне ощущений. Надо же ощущать себя собственником, хозяином. У ощущения собственности есть определенные возрастные категории, когда оно формируется. И если мы хотим, чтобы наши дети нам помогали потом, мы должны дать ему сформироваться.

Если вы пришли на площадку, где каждый гуляет сам по себе – это гораздо худшая ситуация. Потому что каждый свое охраняет. И если вы не будете охранять, вы будете обижены. Потому что как обычно происходит? Когда приходит новенький на площадку, где уже есть какая-то тусовка детей более старшего возраста, то они нападают на вновь пришедшего, начинают у него все отбирать и бить его лопаткой по голове. Вот тогда вы и нужны, чтобы задвинуть этих всех, но тогда мамы обижаются. Бывают действительно агрессивные ситуации. Тогда вам либо сразу надо закричать: «Мы пришли, всем стоять! Шашки на пол, руки за голову!» Либо отойти в какое-то место, откуда видно, кто к вам приближается, и тогда выяснять отношения, что они от вас хотят. Потому что, как правило, в этой ситуации все контакты бывают в большинстве случаев агрессивные, и очень редко кто-то присоединяется рядом с вами поиграть. Если вы пасете маленького, вы не должны отходить дальше полуметра от него. Особенно если там гуляют незнакомые дети. И если к вам направляется ребенок, вы останавливаете его рукой и спрашиваете: «Чего ты хочешь?» Одно дело, если он подходит с улыбкой. А если он заносит ногу для удара, то вы просто останавливаете ее своей ногой. Если вы знаете, кто вас трогает, тогда это может быть и можно позволить. А если не знаете – не позволяйте приближаться к вам дальше определенной дистанции.

Я могу сказать, вот мы гуляем в Битцевском парке и к нам присоединяются достаточно много детей, от которых я потом не знаю, как отделаться. Они хотят, чтобы мы были их ведущими. Они хотят за нами гулять. А мы совсем не хотим с ними гулять. Эти дети у меня создают очень большие сомнения в том, что они вменяемы. Они просто пристраиваются, начинают что-то рассказывать, что-то лопотать откуда-то слева, совершенно не имеющее отношения к данной ситуации, про что-то про свое про девичье. И потом, когда их родители зовут, они совершенно не реагируют. Они реагируют только тогда, когда я или Андрей Владимирович берет этого ребенка и сдает: «Ребята, ваш ребенок? Тогда забирайте». На интуитивном уровне они просятся в нашу стаю, но они действительно мало вменяемы. На любой вопрос у них широко открытые глаза, они долго смотрят, потом опять начинают про свое говорить. Причем совершенно непонятно, почему они болтаются без родителей. Такой вот прибился к стае. И я не думаю, что моим детям полезны такие контакты. Они смотрят на них: «Боже мой! Это что?» – «Марсианин спустился, сейчас мы его отдадим родственникам».

Так вот, на этой площадке, конечно, нужна дистанция. И вы должны оценить: если там каждый гуляет сам по себе, нужна ли вам такая группа. И если нужна, то зачем? Чтобы потренироваться лопаткой по голове бить? Потому что то, что вижу я на прогулке, то мне даже доброжелательные контакты такие не нужны. Они очень странные. И дети очень странные. Еще я хотела привести здесь такой пример, что мы гуляли, и там какой-то мальчик 3 лет на велосипеде ехал на моего маленького ребенка. Я вышла вперед и ногой остановила велосипед. И сказала: «Ты что тут лезешь? Тут я главная». Он сказал: «Бабушка! А что это?» – «Это я! А вот там – твоя бабушка. Давай дуй отсюда».

ВОСПИТАНИЕ РЕБЕНКА.

Определим понятийные стороны, потому что у нас в основном, в России, в частности, воспитание строится на понятиях «хорошо» и «плохо». Не только в современной – это далеко не 100 лет, и даже не 200. Тяжелые ошибки предков. Религия тоже привнесла свою лепту. Но под христианской религией мы не очень давно находимся: она очень трудно внедрялась, и совсем не так, как все представляют. По-хорошему это у нас делалось где-то уже в XVII веке. Там уже совершенно четко это прослеживалось.

Россия основывается на понятиях «хорошо» и «плохо» – такие совершенно непонятные обобщенные категории, деформированные, и на представлении, что дети – бандиты. Да, этот негативизм по отношению к детям очень давно существует, совсем не 100 лет. Очень много есть фольклорных форм, которые это отражают. И современная дедовщина, которая в армии процветает, она не просто так возникла, а на основе исторических отношений, бытовавших в семье. В семье XVIII века, когда старшие шли войной на младших, а младшие шли войной на старших. Это совершенно неправильная позиция. Потому что в тех обществах, где культура архаичная сохранилась, там такого нет в принципе, это невозможно. А современное общество, к сожалению, впитало те образцы. Но я знаю, что в Латинской Америке есть современное общество, где все по-прежнему адекватно. И в Венесуэле, и в Мексике, где хорошо развита семейственность.

Теперь давайте разберемся, какие же понятия были бы правильные. Я почему об этом говорю – потому что эти вещи очень отягчают воспитание комфортных, нормальных детей, здоровых, здравых. И все большие проблемы между детьми и взрослыми, все конфликтные ситуации, совершенно необоснованные, на ровном месте. Самое страшное начинается потом. Пока ребенок маленький – все более-менее. Он проявляет стремление к партнерству, проявляет себя как нормального адекватного человека, и постепенно, пока он встраивается в наше ненормальное, больное общество, происходит деформация. Потом мы в подростке получаем уже такое, с чем жить бывает просто невозможно. Здесь очень важно, чтобы семья дала основу воспитания правильную. Потому что потом легче отслеживать, что происходило неправильно на внешней территории. Потому что там все-таки чужие и по отношению к ним проще разобрать эту ситуацию, если у вас есть какие-то каноны, которые бытуют в вашей семье. Но здесь большие проблемы, что родственники-то ваши – они тоже оттуда. И они тоже это впитали. И у них тоже есть «хорошо» и «плохо» и что старшие должны воевать с младшими. Я начальник – ты дурак.

Давайте выясним, какие понятия у нас должны быть. Существуют такие замечательные понятия, как «правильно» и «неправильно». И совершенно нейтральные, между прочим. Они несут оценку, но в том плане, что когда чашка падает вниз со стола – это правильно. Только печально, что она разбилась. Все правильно. Может, он экспериментировал. Нейтральная оценка только констатирует событийность. Вот если бы чашка у вас взлетела к потолку, это было бы нечто парадоксальное. Существует еще понятие «удобно-неудобно». Обувь бывает удобная и неудобная. Спать, засунув ноги между перилами кровати, неудобно. А бывает удобно – когда подушка хорошая, там комков нету, на ней удобно лежать. Существуют такие понятия, как «опасно» и «неопасно». Еще существуют понятия «умно» и «глупо». И нужно отметить, что дети очень не любят выглядеть глупо. Еще хочу отметить, что понятия «правильно» и «неправильно» просто констатируют норму. Вообще, я так подозреваю, касаясь религиозных воззрений всяких разных, что, видимо, вот эти понятия «хорошо» и «плохо» и какие-то мерзопакостные вещи и спровоцировали возникновение некоторых религий. Как-то же надо было со всем этим бедламом справляться.

Я рекомендую вам использовать другие понятия, кроме «хорошо» и «плохо», потому что это дает другие нюансы в воспитании. И дает совершенно другую оценку. Если ребенок роняет чашку на пол в порядке эксперимента, то он делает правильно. Другое дело, что вам это может нравиться, а может не нравиться, тогда вы можете так честно и сказать, что не надо разбивать мою чашку. И тогда вы будете правильно говорить, потому что вы соответствуете тому, что происходит внутри вас. А когда вы говорите: «Нельзя бить чашку, это нехорошо!» – «А что ж тут нехорошо? Я проверял, как она бьется, у меня так замечательно получилось!» Вы будете постоянно впадать в конфликт, потому что то, что хорошо для вас, может быть плохо для другого. Когда мы говорим «хорошо» – это значит мне хорошо, а тебе может быть и плохо. Поэтому для ребенка эти категории использовать не стоит, во всяком случае, злоупотреблять этим.

Бить чашку в порядке эксперимента – это хорошо. Иначе как я могу проверить, что она бьется. Другое дело, что маме это не понравится. А вот это уже умно или глупо – бить чашку, зная, что маме это не понравится. Я сделал глупо. Вот подумайте, как сделать так, чтобы не ругаться. У вас есть, что чашку ронять плохо. Но у вас нет расслоения, что это может быть правильно, но вам не нравится. Вы взяли и все объединили, а ребенок по-другому все воспринимает. Хорошо или плохо – это ваше личное мнение, вы говорите о себе. Но вы совершенно не думаете о других. Это очень субъективно. В тех обществах, которые сохранили первозданную систему воспитания, там понятия «хорошо» и «плохо» отсутствуют. Там вообще нет нужды что-то оценивать для себя. Там настолько хорошо все закомпоновано, ладно устроено, что необходимость в такой оценке просто не возникает. И там можно сделать рационально или нерационально.

Средства педагогического воздействия.

Давайте начнем с первых двух. У нас есть такое важное средство педагогического воздействия, как чувство самодостаточности ребенка. Ребенок в возрасте до 3 лет стремится быть правильным. Он не хочет быть хорошим или плохим. И это понятие правильности складывается у него из впечатлений о правильной беременности, правильном рождении и правильном вхождении в мир в первые 6 мес. жизни. И вот в зависимости от того, как вела себя мама, он получит это впечатление полностью правильным, не полностью правильным или неправильным вообще. Для того чтобы быть полностью правильным, надо правильно жить внутриутробно и правильно родиться, надо, чтобы за нами правильно ухаживали первые 6 мес. жизни. Это и есть чувство нашей самодостаточности. Если где-то что-то неправильно нам сделали, то мы будем все время стремиться компенсировать эту неправильность, которая была задана родами, беременностью или неправильным уходом. Это означает только то, что тот ребенок, с которым все произошло правильно, ему не нужны дополнительные доказательства того, что у него все хорошо. Он берет их по мере того, как возникает необходимость. Он сделал что-то, и ему нужно понять – это правильно или неправильно. Вы ему оценили, он пошел дальше.

Ребенок, у которого этого не было, он будет периодически к вам обращаться – каждые 20 минут или каждый час – чтобы вы подтвердили, что он правильный. Ему необходима дополнительная подпитка, чтобы не терять это ощущение себя. Он всю жизнь будет этим заниматься. Компенсируйте это в детстве. У вас максимальные возможности есть сейчас. В дальнейшем правильное воспитание в какой-то степени компенсирует ошибки. Дело в том, что у вас есть генетическое, внутреннее знание о том, как это должно происходить. Если вы сделали что-то не так, что не вписалось в эту схему, – уже было неправильно. И мы уже получили дырку в нашем личностном росте. Это то, что будет постоянно расшатывать наш фундамент. Поэтому мама, когда хочет, чтобы ребенок был нормальный, здоровый и уравновешенный, должна эту брешь исключить по возможности. Например, если вы во время беременности лежали на сохранении и делали 100 раз УЗИ – у вас неправильная беременность, и ничем вы это не заткнете уже никогда. Убежденность мамы, что это правильно, не имеет никакого значения. Это генетически обусловленная информация. Она работает независимо от того, в чем вы уверены. Социальная информация отличается от генетической тем, что она изменчива. А генетическая, к счастью, неизменна. То же касается и родов, то есть роды должны произойти у вас совершенно определенным образом. Если туда были вмешательства, они уже были неправильными. Если вы знаете, что они были, вы должны давать ребенку больше поддержки. Больше сил и уверенности, чтобы он чувствовал себя полноценным.

Дети нуждаются в том, чтобы вы поддерживали в них ощущение правильности себя. Это им позволяет лучше получать ориентиры в мире и лучше в нем устраиваться, привыкать к нему. Вы должны видеть в ребенке друга, его поддерживать, и во всех его начинаниях, которые хороши, обозначать, что он молодец, у него все получится, что вы его любите. Вы должны постоянно ему это подтверждать. Ему нужно быть уверенным в своих позитивных качествах, и вы должны давать ему такую поддержку. Тот ребенок, который уверен в том, что он правильный, легко управляем в том плане, что он не конфликтен. Он с вами всегда будет стремиться найти какой-то компромисс, и вам будет с ним легко вступать в контакт. Правильные дети не делают неправильных поступков и всегда уважают родителей. Это то, что вам нужно!

Все так расстроились... Ничего, ничего! В племенах все это передается от поколения к поколению. Ребенок 4 лет все это знает прекрасно. Причем он знает не только в мыслеобразах, он может вам это сформулировать. У нас такая странная цивилизация, которая дошла до того, что совершенно себя не понимает: куда лечу, куда хочу?

С ребенком разобрались. Он у нас правильный, хороший. Мы не выращиваем бандита. Может ошибаться. Но ошибаться могут все. Ошибку можно исправить.

Материнская воля.

Это такой способ взаимодействия с ребенком, когда что мама про него подумает, то он и делает. Чем отличаются большие мамы. Большая мама точно знает, чего дети делать могут, чего дети делать не могут. Вот они сидят в племени и думают. А дети так себя ведут. Вот подумали: «Хорошо бы им пойти к реке». Они собрались и пошли к реке. «А теперь, наверно, заигрались – пора обратно возвращаться». Они раз – и обратно возвращаются. Это главный способ управления детьми, и, между прочим, у каждой мамочки такой потенциал есть. С опытом он развивается, становится более понятным, и женщина может лучше им пользоваться. Причем, что самое интересное, поддаются воздействию материнской воли даже взрослые дети.

Она всегда действует в той ситуации, когда у матери есть точное знание о поведении ребенка. Мама должна точно знать, как он себя вести должен, а как – не должен. Если ваши знания вписались в биологический закон, то он всегда будет выполняться. Вы можете проверить наличие этого качества вашего по засыпанию ребенка. Если вы ложитесь его укладывать, никуда не торопитесь и сами собираетесь заснуть, то он засыпает очень быстро. А если вы его укладываете, а сами хотите куда-то пойти, то он не укладывается ни в какую. Я могу сказать по своему опыту, что я могу укладывать ребенка независимо от того, тороплюсь я куда-то или нет. Просто я знаю, где у меня есть тумблер, который переключается. Я ложусь и имитирую, что мы спим. И он спит. Это самое простое, с чего вы можете начинать прощупывать эти свои возможности. В действительности мама может влиять на ситуацию, касающуюся ребенка, буквально по всем параметрам. Думать надо убедительно. И я совершенно точно знаю по своему опыту, что мама не справляется с ребенком до тех пор, пока у нее в голове не уляжется, как он должен себя вести. Вот, например, у нас достаточно часто бывает нарушение ритма, у маленьких деток особенно. И вот пока у мамы не уляжется, как он должен себя вести, он себя ведет как попало. Вот когда она поняла, как у него должно быть, он построился и быстро-быстро в этом ритме так и пошел. Всем очень хорошо и удобно. Действительно, изменение в поведении наступает после того, как у мамы вот здесь вот провернулось, включилось, и она сорганизовала свое внутреннее состоянии, и это очень сильно отражается на ребенке. Наверное, здесь и понятно, почему такая связь сохраняется. Потому что внутриутробно вы вообще представляете собой одно целое. И куда же ему с подводной лодки деваться, связь-то так быстро не прерывается. Она и продолжает действовать. Только беда в том, что мама не всегда знает, чего ей нужно ожидать от своего ребенка, она не знает, куда на него влиять.

Здесь хочется вспомнить такой замечательный анекдот. Когда вы влияете на детеныша таким образом и у него есть всё, что вы хотите от него получить, то он обязательно вам его отдаст. А если вы будете хотеть того, чего он не может, это анекдот такой. Пошел товарищ в школу экстрасенсов, выучился. Встретился со своим товарищем, тот его спрашивает: «Ну вот ты закончил школу. Что ты можешь делать?» – «Я могу внушать мысли». – «Ну-ка продемонстрируй» – «Вот сейчас из окна третьего этажа вылетит телевизор». И оттуда летит холодильник, стиральная машина… А потом выходит мужик и говорит: «Ну нет у меня телевизора!» Вот здесь примерно такая же ситуация. От ребенка не нужно требовать того, чего он не может сделать. Не не умеет, а не может в принципе этого. Если он не умеет, он обязательно научится. И мы с вами разбирали поведение – это как раз и есть возрастные нормы, то, чего вы должны от них ожидать.

Воспитание идет как крупное направление, а материнская воля действует и в мелочах. Если вы хотите утром доспать и чтобы ребенок самостоятельно позанимался, то вы можете своим внутренним усилием на него так повлиять, что какое-то время – насколько он вообще может, минут 20 – он может сам поиграть и вас не трогать, когда вам это очень надо. Ему ничего не надо говорить, он просто встает с кровати и идет играть. А потом, через 20 минут, скажет: «Так, все!».

Еще такой пример хочу привести. Скажите мне, на улице ребенок должен убегать от мамы? Не должен. А вы в этом точно уверены? Понимаете, значит жесткого убеждения нет. А раз жесткого убеждения нет, он тоже будет сомневаться, что ему делать – убегать или не убегать, он будет то так, то сяк. Если твердого убеждения нет и есть что-то, что может ваши мысли поколебать очень сильно, ребенок теряет управление. Он тоже перестает понимать, что нужно. Потому что вы его своими ожиданиями провоцируете то к тем, то к другим действиям. Я знаю мам, которые буквально вышли из пустыни в прямом смысле этого слова. То есть у них не было цивилизации, они из каких-нибудь партий геологоразведочных. И у них не было никаких сомнений в том, что ребенок не может никуда уходить. Когда они приехали в город, слава богу, у них это поведение уже сформировалось. И они очень удивились, как такое может быть, что ребенок убегает от матери. Вот потому что они не знали, как такое может быть, у них такого и не было.

Очень эффективно действует, когда ребенок делает что-то такое. И ваша реакция должна быть, что этого не может быть, потому что этого не может быть никогда. Тогда он тоже очень удивится и скажет: «Боже мой, этого же не может быть никогда. Я ошибся. Забудем об этом». Если мама провоцирует ребенка на опасные ситуации, они и будут случаться. Об этом не надо думать вообще никогда. Должно быть твердое знание, у вас внутри сформированное, что с вами будет все хорошо, никогда не произойдет этого и этого. Это не означает, что вы каждый день поименно перечисляете, что именно с вами не произойдет. Это просто уверенность в том, что все у вас уладится и никто не пострадает. То есть это на уровне мысли происходит, но не в том плане, что это мысль буквальная, конкретная, а это именно убеждение такое.

Я вам пытаюсь просто обнаружить инструменты, которыми вы можете пользоваться, а вы попробуйте в себе их найти. Потому что они точно есть, и они точно действуют, и действуют просто потрясающе! Потому что когда я сижу дома и периодически думаю: «Хорошо бы, чтобы сделали что-нибудь вкусненькое», неожиданно приходит мой сын и говорит: «Мама, я принес чего-то такое, например, конфеты». И мы пойдем, попьем чаю, вот как хорошо. Как хорошо действует материнская воля!

Материнская воля есть и у бабушек. В этом плане с бабушкой хорошо бы договориться, потому что у нее есть свое иерархическое положение, с которого она действует.

Личный пример взрослых.

Теперь перейдем к следующему пункту нашей программы – это личный пример взрослых. Это очень важное средство педагогического воздействия, и как раз благодаря личному примеру взрослых у ребенка формируются такие формы поведения, как сочувствие, забота, сожаление, способ обижаться, способность признавать ошибки и извиняться и многое другое. Эти формы поведения ребенок берет напрямую от окружающих. И в зависимости от того, что делают взрослые, так ребенок и будет себя вести. Давайте будем их по очереди разбирать, и давайте начнем с сочувствия.

Вы должны знать, что дети раннего возраста не понимают боль другого человека, то есть не способны идентифицировать себя с кем-то. Когда он таскает вас за волосы, а вы говорите, что вам неприятно, он не понимает: для него это просто игра. Еще очень важно знать, что чтобы возможность сопереживать кому-то возникла, ребенок сначала усваивает форму поведения, и усваивает он ее из того, как ведут себя люди по отношению к нему и по отношению друг к другу. Из этих двух наблюдений у него усваивается форма поведения. Он тоже начинает реагировать на предложения пожалеть кого-то. Он пока не чувствует, что кому-то больно и плохо, он просто копирует поведение. Сначала идет копирование, а потом после копирования начинают возникать переживания. Всегда формирование сопереживания идет по такой схеме: сначала мы копируем поведение, а потом начинаем действительно сопереживать. Причем первоначально мы сопереживаем близким объектам – тем, кто в доме, потом начинаем сопереживать тем, кто находится на улице, а потом – по отношению даже к тем, кто находится на картинке. Это значит, мы имеем развитое, сформированное чувство. Для того чтобы это возникло вообще, у ребенка должен быть опыт наблюдения. Соответственно, и рекомендация такая, что когда мы хотим у ребенка это воспитать, сначала мы даем ему модели. Взрослые должны позаботиться о том, чтобы это присутствовало в семье. Когда никто никому не сочувствует, совершенно невозможно просить у ребенка проявления этого качества. А дальше мы будем иметь просто развитие того, что мы посеяли.

Обида.

Теперь разберемся с обидой. Я периодически выясняю у своих учащихся, что такое обида, как вы думаете? Обижается у нас кто и в каком случае? Если по отношению к кому-то произведено действие, которое он не может преодолеть. Это подавленное действие. Из этого есть вывод, что обижаются слабые. Ведь преодолеть не может кто? У кого нету, чем. Большие и сильные не обижаются; в крайнем случае, он встанет и затопчет. Очень замечательный пример: лев лежит в прайде. Когда львицы пошли охотиться, он присматривает за дитями. И вот дети на нем виснут, кусают, а он только ворчит. А потом встанет, отряхнется и переместится в другое место. Эти тоже встанут, отряхнутся – и за папашкой. А когда они его совсем достают, он встает и рычит. И они так – раз – тихо-тихо и пошли сами с собой. Он не обижается, потому что он в случае чего встал, рыкнул, и все встало на свои места. Это я к тому говорю, что ребенок может обижаться на вас, но вы не можете обижаться на ребенка. Потому что если вы на него обиделись, то это демонстрация вашей слабости. Это очень часто женщины используют: они обижаются на мужчин специально. Когда женщина обижается на мужчину, она требует от него, чтобы он был сильный. По отношению к ребенку этого делать нельзя. А он может и будет обижаться, потому что это демонстрация того, что он маленький, он не все может сделать. Ваша задача – помочь ему выйти из этого состояния. Потому что они далеко не всегда видят, как можно выйти из той ситуации, в которую попали – именно по младости, по глупости. Если он ударился, ему нужно показать опасность и приласкать. Если он не может ботинок надеть, то нужно показать ему, как это делать. Если ребенок обижается, его нужно пожалеть и показать, в чем именно заключалась его слабость. Только не надо говорить, что мы вот сейчас стол побьем – ни в коем случае. Вот стол, вот его угол. Ты проходил и ударился головой. Впредь следи за этим. Там не должно быть никакого назидания, просто чисто технически показали, в чем была загвоздка. Потому что ваша задача – его поднимать, вам же не надо, чтобы он был слабым. Вам надо, чтобы он очеловечивался, становился сильнее, поэтому и надо показывать, как он может стать сильнее и умнее.

При обиде они тоже проявляют формы поведения, которые наблюдают в жизни. Есть такая непосредственная обида, когда забились за дверной косяк, и так больно и обидно, и такой ты маленький дурачок, пожалеть бы тебя – и все будет хорошо. И они так и делают – ищут того, кто их пожалеет, отряхиваются, встают, обозначают, что там действительно была такая неприятность, в следующий раз буду обходить.

А вот когда в семье есть кто-то, кто демонстрирует обиду, бравирует ей, они копируют эту форму поведения и начинают ее применять даже в тех местах, где она совершенно несообразна. Понаблюдал мальчик, как мама обижается на папу, и тоже стал так делать. Сначала никто не понял, чем это он занимается. Очень забавно видеть эти формы поведения у ребенка. Он еще не знает, как их правильно применять, и начинает засовывать туда-сюда и методом экспериментального тыка выявляет, куда они должны быть встроены. «О, хорошо пошло! Теперь именно тут так и буду делать».

Забота.

Следующий момент – забота. Здесь все то же самое. Ребенок заботиться не умеет, не знает, что это такое, и воспринимает это качество из наблюдений. Он должен видеть, как кто-то о ком-то заботится, и совсем необязательно ему каждый раз говорить: «Видишь, я забочусь о папе!» Для того чтобы этот ресурс, который он накапливает к 3 годам, был задействован и выдан в каких-то формах поведения, совершенно необходимо, чтобы у трехлетка появился кто-то, о ком он может заботиться. Здесь можно рассматривать совершенно разные варианты. Вы должны между 3 и 4 решить эту проблему: должен появиться кто-то, о ком можно заботиться. Первоначально это должно быть что-то типа хомячка, черепахи. А потом, по идее, года в 4, должен появиться ребеночек, о котором тоже можно было бы заботиться. Здесь я обязательно хочу вас предупредить, что способность заботиться без практики никогда не возникает. Поэтому если мы хотим, чтобы нам в старости кто-то подал стакан воды, мы должны завести кого-нибудь – хомячков, кошечек – чтобы ребенку было где отрабатывать. Именно в этом возрасте. Если этот возраст пройдет, то мы заботиться не научились. Если появится раньше, там очень большой риск агрессивной конкуренции, там нужны другие методы педагогического воздействия на детеныша, чтобы устранить это. Все хорошо в срок.

Дети в племенах всегда приступали к подсиживанию младших только после того, как они имели опыт заботы о зверушках. Если никого нет, то придется завести, а если кто-то есть, то поручить ребенку о нем заботиться. У нас был целый зоопарк – кого у нас только не было. Слава богу, сейчас только одна кошка. У нас были одновременно и хомячки, морские свинки, черепаха, собака, кошка, аквариумные рыбки и птички. Хорошо, что птичек забрали, рыбки сдохли, свинок отнесли в зоомагазин, потому что они размножались со страшной силой, хомячки тоже. Собака тоже не выдержала этой нагрузки. Остался один кот. Черепаху потеряли, потом она выползла – спала где-то там. Пришел добрый мальчик и сказал: «О, у вас черепаха! Я так хотел черепаху!» Если животное уже в преклонном возрасте, надо периодически объяснять ребенку, что оно себя плохо чувствует. О смерти любимого животного лучше так и сказать, а не придумывать, что собака уехала к тете.

Извинение.

Давайте разберемся с тем, что такое извинение. Это признание своей ошибки. Принести извинение – значит, что вы ошиблись, неловкость произошла, недоразумение, и вам очень хотелось бы, чтобы этого не было. Чтобы извиниться, надо действительно признать ошибку, а формально извиняться нам не надо. У ребенка опять-таки должен быть пример. Поэтому вы должны взять за правило демонстрировать, что если ты ошибся, честно сказать: «Был неправ. Извините». Извиняются умные. Кто может понять, что он ошибся? Только умный!

Ребенок еще не может понять во всех случаях, где он ошибается. Он, может, и рад бы признать ошибку, но он не понимает, где она. Чтобы он это понимал и чтобы у него было стремление это понять, нужно, чтобы была модель. Если он научится это делать на внутреннем уровне, он всегда будет извиняться. И нам не надо будет клещами вытаскивать из него слово «извините». Нам не надо, чтобы он слово сказал. Нам надо, чтобы он понял, что был неправ. Железное правило: за ребенка всегда извиняются взрослые. Если он разбил в гостях стакан, извиниться за него должна мама. Спрятать его за себя и сказать: «Извините, мой ребенок ошибся». До того возраста, пока он извиняться не начнет самостоятельно. Обычно это происходит где-то к 4 годам.

Другое дело, когда ребенок заметил, что взрослому нравится, что он самокритичен. Он берет батарею чашек, сдвигает на край стола, хлоп! «Извини, я нечаянно». И вторую сдвигает. Вот уже пятая, а все нечаянно. Конечно, нам такое извинение ни к чему.

Вежливые и невежливые формы поведения.

Теперь давайте вежливые и невежливые формы поведения обсудим. Здесь я имею в виду просто манеры, которые приняты в той или в другой культуре. Давайте на таком примере. Некрасиво плевать в окно. Когда приходит мама домой, ее дочка прекрасная двухгодовалая ставит табуретку к окну и туда плюет. «Боже мой, что ты делаешь? Ты же этого раньше не делала!» А она говорит: «Я как дядя». Выясняется, что был ее младший брат, который плевал в окно. Дяде 23 года. И скажите после этого, кто был неправ? Она же как дядя, как большая, взрослая, сильная и крутая, плюет в окно. Вот эти формы поведения – вытираться салфеткой, например, а не ходит с макаронами на щеке – берутся из наблюдения. Если принято сморкаться в скатерть, он тоже будет это делать. И когда папа посморкался и говорит: «Что ж ты, сынок, в скатерть сморкаешься?» То как-то это неправильно. Потом говорят: «Наш сын такой невоспитанный, все время в скатерть сморкается».

Дело в том, насколько регулярно это делается. Это не эксклюзивные моменты. Но взрослые часто не замечают, что они делают сами. Они от ребенка требуют, а сами не делают этого. А он в точности копирует, что делают они. И этого не видно до тех пор, пока ребенок не начинает это повторять. Я, например, знаю случай, что обнаружили, что у бабушки есть манера ругаться, поставив руки на бедра, только когда девочка так стала делать. Они, как видеомагнитофончики, все записывают и потом прокручивают вам ваше же. И когда мы начинаем выяснять, почему ребенок так себя ведет, оказывается, что это он взял от этого, это сантехник приходил, брат в окно плевался. И полный комплект!

Если это сантехник, вы можете говорить, что это чужой человек, что в нашей семье так не принято. Гораздо хуже, когда брат. Тогда нужно брать этого брата и говорить: «Ты плевался в окно? Я не хочу, чтобы моя девочка плевалась». Вот он как раз может перед ней извиниться и сказать, что был неправ, не делай так никогда. Достаточно одного раза, чтобы это произвело впечатление. Знаете, как впечатляет, когда девочка подходит к папе или к мальчику и говорит: «Ты все время вот так делаешь. Мне так делать можно или нельзя?» Надо так детей воспитывать. Чтобы они могли вам ваши ошибки тоже обнаружить, потому что мы, к сожалению, их сами не видим.

Управляющее поведение родителей.

К средствам педагогического воздействия относится также управляющее поведение родителей. К нему относятся оценочные.

Реакции. Это не означает, что вы говорите ребенку: «Я оцениваю твое действие так-то». Просто ваша реакция говорит ребенку о том, что это за действие. Оценочные реакции делятся на бурные, безразличные, поощрительные и на реакции опасности. Давайте сразу их разделим на 2 категории: все эти реакции могут быть адекватными и неадекватными. Если раздражитель соответствует вашей реакции, значит реакция адекватная, а если не соответствует – значит неадекватная. Я говорю об этом, потому что дети очень хорошие психоаналитики, и они очень четко знают, была у вас адекватная реакция или нет. Если вы действовали неадекватно, ребенок изменяет к вам отношение: он не будет вас воспринимать как сильного. Сильного и ведущего. Мы говорили о том, что мама у нас выполняет роль ведущей и что она должна быть соответственно сильной для того, чтобы эту роль выполнять. У ребенка ни в коем случае не должны возникать сомнения в том, что она способна это делать. Если мама, папа и бабушка выдают неадекватные реакции, то они становятся слабыми и такими, которых можно не очень уважать.

Давайте я приведу пример, что такое адекватная и неадекватная реакция. Например, мимо человека пролетела муха, а он стал махать газетой, кричать матерные слова, топать ногами и говорить, что это агенты ЦРУ хотят его уничтожить с помощью управляемой мухи. И когда мимо пролетела муха, а человек пошел дальше, совершенно не заметив этого события. Вот неадекватная и адекватная реакция. Это достаточно грубый пример. А теперь давайте пойдем непосредственно по самим оценочным реакциям и будем их делить на адекватные и неадекватные.

Давайте начнем с бурных реакций. Бурные реакции могут проявляться в активной жестикуляции, бурных выражениях и активных перемещениях по комнате, например. Она может быть адекватной, если ребенок сделал что-то совершенно из ряда вон выходящее, невообразимое. Нужно учитывать, что бурная реакция – это реакция, с одной стороны, слабости, с другой стороны, она обозначает, что произошло что-то невероятное. Если она действительно адекватна, ребенок пугается, строится и говорит: «Что произошло не так? Никогда в жизни больше так не сделаю!» Если взрослый начинает активно жестикулировать, бегать по комнате и ругаться из-за того, что ребенок пролил воду, то он очень удивляется. Потому что реакция неадекватная, такого не может быть. Хочу рассказать такой пример замечательный. Если ребенок роняет телефон, он не понимает, почему у вас здесь может быть бурная реакция, потому что с его точки зрения телефон не представляет никакой ценности. Поэтому реакция ваша бурная будет неадекватная. Потому что когда он взял что-то для него непонятное, то ваша адекватная реакция будет взять у него это непонятное и убрать туда, где он не сможет его достать. Потому что он правильно в общем действует. Он заинтересовался интересным. Но чего-то он не знал. А вы начали подпрыгивать. Странная реакция, с его точки зрения. Неадекватная бурная реакция всегда служит эффектом кнопки. А теперь – пример в студию.

Ребенок сбрасывал телефон со столика – замечательного столика телефонного на кухне, на котором он так красиво стоял. Папино сердце не выдерживало. Каждый раз, когда телефон падал, у папы случалась бурная реакция. Он активно жестикулировал, бегал по комнате и кричал, что это безобразный ребенок. Сначала это повторялось несколько раз, потом это приобрело следующий характер. Папа приходил с работы, мама его встречала, ребенок стоял рядом, потом, не обозначая себя, тихонько уходил на кухню, брал телефон в руки и ждал входа папы. Когда папа входил, он ронял телефон на пол. И у папы случалась бурная реакция. После этого он перемещался в комнату, где бегал папа, садился на диван и на него смотрел глупыми глазками. Так продолжалось несколько месяцев, пока мама не пришла на курс, не услышала об этом и не сказала папе, что он не должен так реагировать. Папа запасся валидолом. Вот он пришел. Вот ребенок бросил телефон. Он пошел в ванну, принял и больше не бегал. Ребенок ходил за папой: «Ну папа, где? Ты не заболел? У тебя все хорошо?» Вот так он его проверял дня 4. А потом через неделю ребенку надоело, и он сказал: «Да ну этот телефон! Совсем не интересно. Папа сломался». На самом деле, дети именно так себя и ведут. Когда где-то случается неадекватная реакция, они используют ее как кнопку. А потом наблюдают за театром, который разыгрывается в их присутствии. А они – зрители такие замечательные. И потом скажите, кто кем управляет. Очень показательный пример. Ребенок с крепкой здоровой психикой управлял бедным несчастным папой, пострадавшим в детстве, с помощью телефона. Дистанционное управление.

Я еще хочу привести пример. У нас дома очень много техники. Она стоит на полу. У нас дети технику не трогают, потому что никто на это не обращает внимания и подразумевается, что технику трогать нельзя. Работает материнская воля, и дети ее действительно не трогают. Но как только моя старшая девочка устроила ажиотаж вокруг компьютера, младшая девочка обратила на это внимание и стала рваться включать этот компьютер и тыкать в кнопку пальцем. Причем она это делала исключительно тогда, когда старшая девочка находилась рядом с кабинетом, где стоит техника. Вот когда она находилась рядом, та бежала и включала компьютер и с озорными глазами смотрела, как она сейчас придет и будет визжать. А потом еще бежала к маме и жаловалась, что эта злыдня меня обижает. Не дает компьютер включать.

Бурные реакции должны быть очень адекватные. Нужно очень хорошо оценивать, прежде чем начать подпрыгивать.

Безразличная реакция тоже может быть адекватной и неадекватной, и она по-разному воспринимается. Когда у нас идет речь о социальных моделях, безразличная реакция служит для ребенка ориентиром в эффективности его действий. Если он что-то сделал и у вас есть какая-то реакция, то есть вы заметили его действия, он понимает, можно этим пользоваться или нельзя, и как этим пользоваться. А если вы прошли мимо и не заметили, что он это сделал, получается, что он действовал неэффективно, и эту форму поведения он исключает. Он говорит, что я так не буду делать, потому что никто меня не видит. Например, когда ребенок, насмотревшись в песочнице, как мальчик лежал на земле и махал ногами, пришел домой и решил потребовать что-нибудь запретное с верхней полочки. И стал кричать, ложиться на пол и бить ногами, а мама сделала вид, что ребенок исчез. И сказала: «Ой, что-то цветы завяли, надо полить…» и ушла. Ребенок обычно встает, бежит за мамой, ложится и делает то же самое. Мама говорит: «Ой, кто-то пришел к нам в гости, надо пойти посмотреть». И не видит его. Он попробует так раз и поймет, что это неэффективная форма поведения. Тогда он попробовал по-другому: залез к вам на руки, поцеловал и принялся пальцами туда тыкать. Вы ему сказали: «Ой, ты мой хороший, на, держи». Он сказал: «О, эффективная модель!».

Это не относится к тем ситуациям, когда он попал в неловкое положение и просит помочь из него выйти. Например, он упал и ударился, тогда вы не можете его не замечать, потому что тогда это неадекватная реакция с вашей стороны.

Есть поощрительные реакции – это поведение, которое выражает одобрение действий ребенка. Выражается в словах и в действиях. Телесный контакт тоже является подтверждением, что он действовал правильно. Поощрительная реакция никогда не выражается в бурных восторгах. Потому что бурная реакция на какое-то позитивное действие ребенка воспринимается им неадекватно. Тогда он начинает, что что-то произошло не так. Надо просто спокойно сказать, что ты молодец, у тебя стало получаться лучше.

Реакция опасности. Давайте начнем с примера, потому что реакция опасности достаточно очевидная, и мне хочется, чтобы вы сами поняли, как вы себя ведете и могли бы вести. Представим себе, что у нас горит комната. Дверь в одном конце, в другой конце стул, и на нем сидит ребенок. Что вы будете делать? При реакции опасности вы действуете стремительно и не говорите ни единого слова. А начинаете говорить, когда достигли безопасного места. А пока за вами гонится тигр, вы не будете объяснять ребенку: «Ты знаешь, этот зверь такой опасный, обрати внимание, какие у него клыки!» Когда ребенок попадает в опасную ситуацию, вы просто его уносите, не говоря ни слова, и только потом объясняете, что это было опасно, и демонстрируете, что там такое происходило. Тогда он и относится к этому как к опасному. А если ребенок сует в розетку шпильку, а рядом стоит бабушка и говорит: «Ну что же ты делаешь, сейчас тебя.

Убьет», – он не понимает, что ему говорит бабушка, и будет продолжать спокойно тыкать туда шпилькой.

Если ребенок возвращается к опасным действиям, значит вы дали ему повод с вами бодаться. Когда мама ведущая, там вопросов нет. Еще существует чисто биологическое подчинение, что для ребенка очень важно. Он понимает, что он существо подчиненное, но вы не можете это демонстрировать, вы не знаете, как это делать. И когда он куда-то вылез не туда, куда надо – это еще не опасно, но уже не очень здорово – тогда ребенок просто берется подмышку и какое-то время там носится. Если он там устал и хочет изменить положение, вы можете взять его на руки и носить еще немножко. Как только вы его оторвали от земли, он сразу попадает в подчиненное положение. И если он куда-то лезет, то вы его сразу подмышку, потом на руки и просто не пускаете. Но когда вы его от чего-то блокируете, то вы не должны рассуждать по этому поводу. Если вы говорите: «Зачем ты крутишь печку? Нельзя крутить печку!» – это значит, что все в порядке. Он реагирует, что все хорошо, а мама немножко неадекватная.

Это имеет отношение и к такому моменту, когда он берет вещи, которые брать нельзя. Смотрите, как вы здесь действуете. Это опять из серии чисто биологического подчинения. Если детеныш взял ту вещь, которую нельзя брать, и вы обозначали, что это ваше и это не берется, тогда вы поднимаете его на руки, забираете вещь, кладете на место и только после этого улаживаете ситуацию. Начинаете его успокаивать, отвлекать, развлекать и т.д. Другая ситуация – когда вы лопухнулись, не обозначили, что эту вещь нельзя трогать, не убрали ее, оставили в доступном месте – здесь уж, извините, мама у нас тумбочка, не уследила. Здесь вы должны меняться, потому что-то, что он поймал – это его добыча. И добычей он может с вами не делиться. Он не должен отвечать за ваши оплошности. Тогда вы должны ему что-то предлагать и на выгодных условиях менять эту вещь на другую, более ценную с его точки зрения.

Еще хочу обратить ваше внимание. Если вы смотрели телепередачи из жизни животных, то, как одно животное показывает другому, что оно сильнее? Что делает кошка? Она поднимает котенка за шкирку и трясет. Они поднимают от земли, чтобы пришел в чувство, и всё. Мы прямоходящие, у нас не принято так брать, но мы можем брать подмышку. Это же тоже уходит в далекую историю. Если на племя кто-то напал, то что делают с детьми? Бегущий подхватывает ребенка под грудь и бежит с ним подмышкой. Это самое удобное положение для бега с ребенком, когда есть опасность. Его неудобно держать перед собой, его неудобно держать на бедре. Если вы возьмете его подмышку и будете очень быстро двигаться, он повиснет и не будет вам мешать. Он будет всячески стараться вам не препятствовать.

Единство взрослых в оценке действий ребенка.

Следующий важный управляющий момент – единство взрослых в оценке действий ребенка. Для того чтобы детеныш понимал, что и как ему делать, чтобы у него формировались нужные модели поведения, очень важно, чтобы все в доме одинаково оценивали его действия. Если малыш рассыпал крупу, мама ее собрала, потом пришел папа, и она ему рассказала. Папа сказал: «Нет, у нас крупу не рассыпают». Когда бабушка сказала то же самое. У ребенка складывается впечатление, как ему правильно действовать. Если взрослые не могут прийти к единому мнению, ребенок теряется и расстраивается, он понимает, что можно действовать как угодно. Потом это приводит к манипуляции родителями. Если они по-разному оценивают действия ребенка, то ребенок начинает манипулировать ими. Для того чтобы у детей не было такого соблазна, взрослые должны держаться единым фронтом.

Если у членов семьи разное мнение, лучше, чтобы сначала мама сказала свое слово. Потом, когда все выяснили и утрясли, маме можно простить, когда она что-то наваляла сгоряча. Если она отреагировала неправильно, она извиняется перед ребенком: «Извини, дорогой, я была неправа, теперь все по-другому». А вот если это сделал папа, это клеймо на всю жизнь. К папе больше претензий, потому что мама может позволить себе быть слабой. Я могу сказать по опыту не только своей семьи, что папам очень сложно. Если они прокололись, это будет вспоминаться через 10–15 лет и говорить: «А вот ты, когда мне было 5 лет…». Поэтому лучше, когда сначала реагирует мама, потом они разбираются. И папа с чувством собственного достоинства с высокого пьедестала сошел, оценил и опять поднялся. Это действительно очень важно, потому что папа нам такой и нужен – на пьедестале, большой и сильный, который посмотрел, пальцем покачал, и все. Папа может ограничивать действия ребенка: «Я не знаю, правильно ты делаешь или нет. Мама придет и тебе скажет. Но мне все-таки кажется, что неправильно». Но ему важно не брать на себя эти полномочия, ни в коем случае не наказывать. Это сильно унижает его достоинство.

ПРИЕМЫ ВОСПИТАНИЯ.

Специфика воспитания.

Перед тем как приступить к приемам воспитания, мы обязательно должны сказать два слова о специфике воспитания. Специфика – это то, что есть выше нас, мы ничего с этим не можем сделать. Мы можем только этим пользоваться или не пользоваться. Она заключается в том, во-первых, что ребенок не понимает объяснений.

Дети данного возраста – почему их так не любят педагоги, и родители не знают, что с ними делать – потому что они не понимают объяснений. То есть им нельзя сказать: «Послушай, милый Вася! Нехорошо плакать по ночам. Вести себя надо поспокойнее». Он на такие убеждения совершенно не реагирует. Он понимает именно действия. Для ребенка важен язык действий. Тактильных ощущений. Ваши слова для него – как тарабарский язык. Он просто понимает, что вы шевелите губами и издаете какие-то звуки. Он понимает интонацию – что звуки такие и сякие – но больше ему из этого не понятно ничего. И поэтому он рассчитывает на то, что с ним будут не разговаривать, а будут его поправлять буквально. Вот как ребенок при грудном вскармливании. Когда обучают ребеночка правильному прикладыванию, прямо видно, как новорожденный малыш открывает рот, как он ждет, чтобы ему все вложили, как он готовится, чтобы ему поправили голову – он ожидает этого. Все то же самое по отношению к более старшим детям. И не только по отношению к грудному вскармливанию, а по отношению ко всему. Это до того момента, пока он не начнет с вами разговаривать. Вот когда он начнет с вами разговаривать предложениями, тогда вы сможете с ним именно так и поговорить.

Следующий момент специфики: ребенок этого возраста не понимает разницы между ним и мамой. То есть он понимает, что вы два разных существа, но он себя отождествляет с мамой. Поэтому он не понимает, когда ему говорят: «Ты будешь кушать?» Он не понимает – вы это о чем? Еще давайте мы отметим, что он выполняет функцию сопровождения. Ребенок до 3 лет выполняет функцию сопровождения. Поэтому он должен быть с кем-то, при ком-то, он не может быть один. Мне очень понравилось, когда ребенок научился говорить, и у него спросили: «Ты будешь кушать?» Он ответил: «А все будут кушать?» Он обозначил, что я буду, если будут все. Поэтому ему нужно говорить: «мы идем кушать», «мы пошли мыться», «мы идем гулять». Он не понимает, когда ему задают вопросы, отделяющие его от общества.

Следующий момент, который касается не только, правда, этого возраста, это то, что ребенок должен получить заботу о себе. Воспитание здесь идет по той схеме – мы уже об этом говорили, – что сначала вы ребенка обучаете чему-то, а затем передаете ему полностью заботу в этом направлении. То есть вы научили его спускаться по лестнице и оставили это. Вы полностью доверили это детенышу. Он готов принимать ответственность за себя, за свои действия, за свою безопасность, и вы должны ему ее передавать постепенно. То есть вы его обучаете, даете возможность подняться на ступеньку в своем развитии и сразу же отдаете ему ответственность за то, чему он научился. И больше не висите над этим. Это он делает сам. И это очень хорошо работает уже с детьми с возраста 4–5 мес. Они действительно готовы принимать на себя ответственность, в каких-то пусть маленьких вещах, но она уже есть. Например, переворачиваться на живот, подниматься на четвереньки. Мы не ставим ему подпорки, а даем возможность самостоятельно это делать. И нельзя заменять ответственность ребенка на свою ответственность, ни в коем случае. Вмешательство взрослых необходимо только для обучения, чтобы показать, как. Научил – отойди и отдай.

Еще обязательно хочу здесь такую специфичную черту, свойственную вообще человеку, отметить. Имеет очень важное значение в воспитательном процессе выполнение просьб. Просьба есть адекватная, точно так же как любая реакция, и неадекватная. Когда вы просите, потому что действительно не можете сделать, а не потому, что вы позируете или кого-то хотите припрячь, то у вас всегда есть регламент на время ответной реакции. Когда у вас есть большая нужда, и вы просите, вы должны получить ответ в течение 10 секунд – взрослый человек! Он начинает яриться, и он готов что угодно сделать тому, кто не отвечает на его просьбу. Вы должны получить на свою просьбу ответ – помогут вам или нет. Соответственно, просьба ребенка такая же, как просьба взрослого. Как по отношению к нему вы должны выполнять адекватные просьбы, так и по отношению друг к другу. Это очень важный момент, когда мы организуем воспитательный процесс. Я говорю об этом в свете организации всего воспитательного процесса, потому что взрослые бывают очень невнимательны по отношению друг к другу, и вы можете попросить человека о чем-то, он может уйти в другую комнату и вообще забыть, что вы его об этом просили. И ребенок этого не должен видеть, потому что невостребованная просьба превращается в реакцию стресса и нарушает гармонию поведения полностью. Все окружение должно очень внимательно к этому относиться. Ребенок может в силу возраста не сразу ответить на просьбу, но мы от ребенка-то этого и не требуем. Это требуется в отношениях между взрослыми и по отношению к ребенку, потому что иначе он не может научиться.

По отношению к старшему ребенку, который вырос в нехорошей модели поведения, и этого не умеет, мы делаем так. Какое-то время мы обращаемся к нему с просьбой, если он ее не выполняет, мы отвечаем на нее сами. Например, мы просим его: «Мой свою чашку». А он не моет. Мы повторяем эту просьбу две недели – этого вполне достаточно. Потом просто начинаем мыть чашку сами. И так и моем ее. Через 3 года начнет мыть сам. И это дешевле, чем несколько лет повторять ему «мой свою чашку», а он все равно ее мыть не будет. Тут такая очень щекотливая ситуация. Если вы говорите человеку 2 недели, чтобы он мыл чашку, а он этого не делает, то понятно, что он этого делать не будет. Тогда вы очень странно выглядите, если продолжаете говорить это. Я могу сказать совершенно точно, что если просьба не выполняется – это касается абсолютно всех возрастов, кстати говоря, у нас очень часто взрослые ведут себя как непослушные дети, это все из детства, так и тянется. То есть это когда-то заложенная неправильная модель поведения. У меня со старшим сыном была такая замечательная история, когда он не стелил свою постель. Я ему говорила не помню, сколько, – пока я не въехала. Тогда мне нужно было время – несколько месяцев ему говорила. А он ее упорно не стелил. Потом у меня щелкнуло, и я просто стала ее убирать. После этого через 2 года он начал стелить свою постель сам. Потому что порядок такой, а он должен соответствовать порядку. Когда порядок поддерживается просто и не заявляется ничего, тогда есть смысл его поддерживать. Потому что есть такой эффект, если вы неправильно воспитывали ребенка – а я своего старшего ребенка воспитывала неправильно, совершенно точно – то он начинает яриться от того, что вы сказали ему то, что он типа сам хотел сделать. Поэтому лучше тогда молчать – делаешь себе и делай. Я могу сказать опять-таки из своего опыта в большой семье, что это гораздо эффективнее, чем когда вы будете кого-то заставлять, с палкой стоять, и никакого удовольствия ни тем, ни другим.

Порядок должен быть изначально и быть ненавязчивым. Если вы начинаете чего-то вводить, значит, порядка у вас нет. Я на просьбы обратила внимание, потому что здесь всегда на детей влияет сильно. А исходит от взрослых. Именно взрослые задают такие стереотипы – декларируют, что они это не сделают и это не сделают, и начинают бодаться.

Я исхожу из того, что мне нужен порядок в доме, и мне все равно, кто будет его наводить. Я никогда не принимаю от детей заявления, что это не они разбросали, поэтому это не их ответственность. Я говорю: «Извините! Ведь это твой дом. И ты не можешь проходить мимо того, что здесь творится неправильно». То же самое – на просьбу помыть посуду нельзя ответить, что это не я ел. Просто нужно навести порядок на кухне и помочь маме, иначе все это ляжет на нее. Так что совершенно недопустимо, когда на полу лежит игрушка, а все ждут, что придет маленькая Мася, которая ее бросила, и сама уберет. Это безобразие. Убирает тот, кто проходил мимо и увидел, что что-то лежит не на месте. Это порядок в семье, в который ребенок должен вписаться.

Приемы воспитания.

Теперь давайте по приемам воспитания пойдем. Первый прием воспитания – это совместная деятельность. Это когда вы что-то делаете, и ребенок к вам подключается, или вы подключаете его к себе. Но, как правило, детей этого возраста, от года до 3, не надо ни к чему подключать – они сами лезут везде. Поэтому ваша задача в этой совместной деятельности выделить ему маленький кусочек, который он мог бы делать. Например, вы вытираете пыль или моете пол. А он обязательно должен подключиться и с этой тряпкой там ходить. Ну дайте ему тряпку! Выделите ему предмет мебели, который он должен вытирать, или участок пола, который он должен мыть. Налейте ему немного воды, чтобы можно было эту воду собрать, когда он ее выльет; выльет он ее обязательно. И будет мыться в этой луже. Оденьте рабочую одежду или снимите одежду, и пускай он там возится. Очень важно, чтобы он участвовал в деятельности и пытался выполнить какой-то участок работы, и не важно, как он это сделает. Все равно ему надо сказать, что он большой молодец, что все у него отлично, а в следующий раз будет еще лучше, и именно так надо действовать.

Следующий прием – поручение. Дети этого возраста очень любят выполнять поручения и способны выполнять несложные просьбы. Когда вы просите ребенка что-нибудь принести, отнести, подержать, он вполне может это делать и очень охотно включается в эту деятельность.

Следующий прием воспитания – это переключение внимания. Это очень важный момент, он бывает нужен, когда у нас чего-то перемыкает, мы вперились куда-то, и нас невозможно сдвинуть. Например, хочу рисовать карандашом на мамином белом стуле. Хочу стучать этой чашкой именно по этому месту на полу. Просто вот так хочу. И всё. Когда у детей замыкает где-то там, можно переключать внимание. Как вы можете отвлекать ребенка? Во-первых, вы можете предложить ему заняться какой-то игрушкой, которую он не видел раньше. Но это работает далеко не всегда. Можно использовать другой прием. Когда вы сами честно увлекаетесь чем-то и говорите: «Ах, паровоз летит!» Честно идете к окну и говорите: «Вот полетел, вон, вон!» И сами смотрите. Или говорите: «Ой, у нас под кроватью что-то тарахтит, наверное, там завелась мышка». И идете ловить мышку. И честно ее там ловите. Когда вы начинаете делать что-то необыкновенное и честно этим увлекаетесь, ребенок забывает о том, где его замкнуло, и бежит присоединяться к вашей деятельности. Ловить мышку, наблюдать за летящим паровозом и т.д. Если ребенка крепко где-то переклинило, вам не нужно забывать, что одного отвлечения недостаточно. То есть вы половите мышку, он вылезет из-под кровати, возьмет чашку и пойдет лупить по тому же месту. Поэтому его нужно еще куда-то переключить. И так отвлекать его внимание 3–4 раза и потом сесть и заняться с ним чем-нибудь минут на 10, и после этого он забудет, чем занимался.

Теперь следующий момент – это одобрение и ориентиры. Смысл заключается в том, что если ребенок совершает социально правильные действия, его нужно одобрять, подбадривать и раскрывать какие-то перспективы. Например, он отличился в мытье посуды. Вы ему сказали, какой ты молодец, ты помог кому-то, например, то есть чтобы он видел не только свой интерес, а что это еще служит для.

Чего-то. И немножко раскрывать перспективы, чтобы ему были видны и другие стороны его полезной деятельности.

Следующий прием – он такое забавное название имеет – это зашучивание ребенка. У детей бывают довольно часто такие состояния, когда они запутались в своем поведении и не понимают, как им выбраться из этого. Например, это бывает, когда они начинают вредничать. То есть он понимает, что у него что-то не то, а вот как себя вести правильно он не знает и начинает вредничать. И когда он вредничает, он делает это не по злобе своей, а потому что он просто заблудился. У него на лице написано бессилие: «Понесло меня куда-то, как выбраться из этого, не знаю. Ну помогите кто-нибудь!» И когда с ним начинают баловаться в этот момент – делают ему что-то вроде козы рогатой или начинают щекотать, то есть начинают с ним играть, – вы ему даете нормальную возможность выйти из этой дурацкой ситуации. Потому что он сам ею тяготится, но не понимает, как выйти. Все наверняка видели такие сцены. И если начинают ругаться, то он еще больше расстраивается, потому что он уже и так заблудился. А тут еще серые волки.

Если вы знаете, за чем вы смотрите, то это видно очень быстро. Там хорошо видно, когда чем он занимается. После того как вы лекцию послушали, вам надо еще неделю на усушку и утруску, чтобы вы это применили и понаблюдали. Вот такой пример – Мася играла с мальчишками. Играли, играли, все было в порядке. Потом она решила внести свежую струю в их игру. Свежая струя не понравилась. Она расстроилась, пришла к маме и разбросала все на ее тумбочке. Это ж ясный пень, что она не со зла. А просто заблудилась. Она уже начала разбрасывать, а ей не хочется выглядеть дурочкой, что она пришла и с какого-то непонятного бодуна стала вещи разметывать. Она пошла на поводу у своего желания выплеснуть энергию негативную и все разбросала. И вроде как не учла, что это мамины вещи. И попала в идиотскую ситуацию. Теперь с мамой надо дальше ссориться, а вроде как и незачем. И что делать теперь, она же в глупом положении! И надо помочь ей выбраться, она же совсем не хотела. А потом вы вместе все это собрали. Они, кстати, очень быстро откликаются на эту игру, потому что радуются, что вот выход наконец-то. Я думаю, что вы наверняка эти примеры видели.

Теперь – ограничивающие приемы. У нас их несколько. Давайте, во-первых, запреты. Запреты сразу разделим, что существуют запреты условные и физические. Физические запреты – это то, что нельзя сделать, потому что невозможно. Например, нельзя изменить направление ветра. Нельзя заставить солнце вставать с севера. Нельзя достать луну с неба. И существует условный запрет, когда я говорю: «Нельзя брать этот блокнот!» Не потому что он не отрывается, а потому что я так не хочу. Мое это. Хочу, чтобы так лежало. А когда вы ребенку говорите так: «Нельзя брать чашку!» А ребенок подходит и берет. Получается, что можно. Получается, что вы обманываете. Условный запрет – это когда я прихожу домой с хрустальной вазочкой и говорю: «Это моя вазочка. Я хочу, чтобы она стояла в центре комнаты на полу, и требую, чтобы ее никто не трогал». Я уважаемая мама, мало ли что у меня там случилось. Из уважения ко мне можно пообходить эту вазочку. Но не потому что она не сдвигается, а потому что у мамы случился такой прикол. Ну и пускай. Мы можем ее уважить и не трогать эту вазочку. Наплевать, что все спотыкаются. Но ради уважения к маме мы можем потерпеть.

Ребенок условных запретов не понимает. Он понимает только физические. И у него представление о запрете идет именно от представлений о физическом запрете. Он не понимает слово «нельзя», но понимает, что вы запрещаете что-то. И когда вы запрещаете что-то, что в принципе сделать можно, то получается, что вы обманули. Маленький ребенок физический запрет очень хорошо знает. И вы можете при удобном случае ему подтвердить. Когда он подходит и пытается сдвинуть пианино, вы ему говорите: «Нельзя сдвинуть пианино». И действительно, сколько он ни пытается, оно не сдвигается. Когда вы хитро закрутили дверцы шкафчика, а он подходит и начинает их дергать, вы говорите: «Нельзя открыть шкафчик». И вот он дергает, дергает, а шкафчик не открывается. Мама правду сказала. Нельзя сделать. Не открывается. Мама говорит: «Нельзя достать мой телефончик вон с той полочки!» Он прыгал, прыгал – не допрыгнул. Выходит, опять-таки правильно мама говорит.

Они воспринимают условные запреты только после того, как они усваивают физические. Сначала мы понимаем, что нельзя – потому что невозможно, а потом мы понимаем, что нельзя – потому что потому. Первое, что мы понимаем: «это мое». То есть вы говорите ребенку, который пытается утащить с тарелки ваш бутерброд: «Мое. Не дам». Тогда он понимает, что это действительно ваше. Ну и ладно, твое – забери. Что ж разбрасываешь тут бутерброды свои в доступных местах. Никаких возражений нет. А вот уже после этого можно говорить «нельзя, потому что». Потому что хочу. Хочу, чтобы тут стояло.

Еще когда вы хотите что-то ограничить, вы должны использовать другие слова. Я за собой наблюдала: я не говорю слово «нельзя». В принципе. Я его говорю только там, где могу обосновать серьезно. Я говорю: «Мы этого не будем делать. Мы не будем рвать бумагу. Пошли, пошли скорей отсюда. Мы не будем ломать бачок и сосать ершик». Вы исключаете слово «нельзя» и присоединяете ребенка к себе. Мы же говорили про специфику воспитания. Вы присоединяете его к себе и говорите: «Мы не сосем ершик туалетный. Мы отсюда уходим. У нас не принято это делать». Если мама готовит на кухне, а он постоянно залезает в шкафчики и холодильник, вы можете говорить, что ему не стоит этого делать. А можете ничего не говорить – просто забирайте и оттаскивайте. Будете оттаскивать его 50 раз в день целую неделю, а потом он перестанет это делать сам.

Существует еще ограничивающий прием – это выбор и иллюзия выбора. Он правомерен для применения детям более старшим – 2,5–3 года. Что такое выбор? Это когда вы говорите: «Мы идем гулять». Подходите к двери, а ребенок говорит: «Я пойду в трусах». А вы говорите: «Пожалуйста!» Он сделал выбор, а вы его поддержали. Но вы более взрослый человек и знаете, что в мороз в трусах гулять некомфортно. Поэтому вы говорите: «Хорошо, ты идешь в трусах, но я на всякий случай возьму с собой твою одежду – вдруг тебе не понравится в трусах в метель гулять. По опыту я знаю, что когда я пробовала, мне было некомфортно». Мы же говорим о том, что это его ответственность – пусть ее несет. А вы можете понести комбинезон. И дойти до двери подъезда. И там он сразу вам все скажет. Не волнуйтесь: если вы отдадите ему волю решать самому, он будет все решать правильно. Не переживайте.

А для маленьких действует прием объединения. Мы говорим: «Мы одеваемся». Никаких вопросов. Но когда он начнет выпендриваться, это будет видно. Он скажет: «Нет, я!..» – «Ну и хорошо, пожалуйста. Может, тебе и в майке жарко – давай майку снимем».

Выбор, между прочим, очень тренирует интеллектуальные данные. Когда один раз в трусах выйдешь на мороз, после этого так вот… Выбрал – и держи, что выбрал. Он скажет: «Ох, тяжеловато». Надо было думать раньше!

Теперь – иллюзия выбора. Это касается детей, которые ближе к 3 годам. У них начинается соревнование с окружающим миром. Когда вы знаете, что он точно будет выпендриваться и отказываться надевать курточку, то вы ему говорите: «Ты будешь надевать курточку красную или зеленую?» – «Буду надевать красную». – «А красной нет, только зеленая». Это же иллюзия выбора, чтобы ему казалось, что он выбрал. Он выбрал красную. Красной не оказалось. Пришлось надеть зеленую. Но к вам никаких претензий – вы же предложили. Они никогда сами не говорят, что красной нет. Они от предложения немного шалеют и начинают выбирать очень быстро.

Следующий прием – это преувеличение. Преувеличение относится к ограничивающим приемам. Потому что ребенок из шкуры вон лезет, чтобы стать более взрослым. Но еще не умеет нести ответственности за то, на что претендует. И нужно иметь возможность дать ему представление о том, на что он претендует. Он еще пока не понимает, что он делает. Смысл преувеличения в том, чтобы довести до абсурда конфликтную ситуацию, в которой ребенок находится, и дать ему принять на себя всю меру своей глупости. Например, он говорит: «Хочу сметану на большой тарелке. Дайте мне ложку сметаны». – «Пожалуйста!» – говорите вы. И даете огромную тарелку и кладете крохотную ложку сметаны. И пусть он там ее ест. И вот он там ее возит, развозил, в рот ничего не попало. Он говорит: «Мам, ты знаешь, можно мне теперь поменьше, а сметаны побольше?» И всем хорошо. Он говорит ненавязчиво, что вот я тут поел, а теперь хочу поесть из маленького блюдечка. Маскируется. А вы можете его поддерживать.

Смысл преувеличения заключается в том, что нужно подготовить калошу, посадить туда ребенка специально, и чтобы он просто почувствовал, какая калоша удобная. Чтобы больше не хотелось в ней сидеть. Они действительно очень хотят быть правильными и умными, они очень осторожны. Поэтому если вы дадите возможность в калошу сесть, они потом будут очень стараться обойти эту калошу и еще спрашивать о последствиях. Тот же пример с прогулкой. Когда я точно знаю, что ребенок не будет соглашаться одеваться в таком варианте, я бы выбрала и погоду более подходящую. Если я вопрос буду ставить: «Будешь ты одеваться или не будешь?» – то он обязательно скажет, что одеваться не будет. Я об этом знаю. Я подбираю погоду и ставлю вопрос именно в том варианте, когда он будет со мной конфликтовать. Он говорит: «Нет, я одеваться не буду!» – «Тогда, может быть, мы разденемся совсем?» Он решает, насколько он облегчается, и мы идем на прогулку. Там хорошая стужа, метель, и он выходит и говорит: «Ой, мам, как-то я промахнулся, не подумавши сделал». В такой ситуации он не простудится. Когда он с вами бодается, там столько адреналина, что бедные микробы! У меня дети дальше чем до первого этажа раздетыми не спускались. Они одевались обычно уже к лифту.

Еще пример. Ребенок говорит: «Я хочу идти на прогулку, хочу надеть большие сапоги». Пожалуйста! 43-го размера. Он не обижается. Когда он говорит, что хочет большие сапоги, и ему их предлагают, он очень охотно их обувает. Он подвоха-то не чувствует! Он подвох начинает чувствовать, когда вы его раз пять посадили в калошу. Тогда он начинает говорить: «Мам, а большие сапоги – это какие? Нет-нет, я не эти имел в виду». Когда мы своему ребенку дали сметану на большом блюде, он у меня всегда спрашивал: «А большая тарелка – это какая? Вон та? Блюдо? Нет-нет, мне ее не надо». Он потом очень точно уточнял размер, потому что очень переживал, что ему что-нибудь такое подсунут добрые родители, и будет он потом, как дурак, сидеть.

Мы даем ему возможность обнаружить степень своей глупости. Мы показываем ему моменты, которые он не видит. Пока он бодается, он не видит их. А как вы их покажете? Только так. В этом нет элемента унижения. Он же сам вас просит. Я могу вам сказать как мама со стажем, что есть некоторые вещи, которые мы не можем ему объяснить. Вы можете биться головой об стенку, плакать и рыдать – он вас не поймет, потому что у него нет опыта. И вы ему опыт по-другому дать не можете. Вы можете только предложить ему понять это на практике.

Еще оговорюсь, что надо очень внимательно относиться к детям, которые начинают конфликтовать со взрослыми и на все говорить «не буду, не хочу». То есть вы, например, знаете, что на любой ваш вопрос будет отрицательный ответ. Это ребенок делает опять-таки не потому, что он плохой и нехороший, а потому что он запутался. То есть он чувствует, что у него внутри что-то такое происходит, но не понимает, что это. Они так себя ведут, пока вы им не обнаружите результат того, что они делают. Здесь, как правило, мы пользуемся таким приемом, который рядом с преувеличением стоит, когда вы ребенка можете за счет того, что вы знаете, что он будет отвечать все время «нет», подвести не к тому результату, который он ожидает. Когда он говорит «нет», он не ожидает никакого результата: он просто хочет вам противоречить. Почему-то. У них такое бывает. Он не отдает себе отчет в том, что он говорит; его отрезвляют только конкретные действия.

Например, когда папа задает ребенку вопрос и точно знает, что он даст отрицательный ответ. «Хочешь апельсин?» Он говорит: «Не хочу». – «Ну и хорошо. Мы тогда пойдем есть апельсины без тебя». В принципе он любит апельсины. Но поскольку он сказал «нет», он какое-то время ждет, а потом приходит к вам и делает вид, что ничего не произошло. Нужно давать ребенку возможность понять результаты своих действий. Я знаю совершенно точно, что в нашей культуре вообще этого не принято делать. Во-первых, у нас все родители отличаются тем, что несут ответственность за детей зачем-то. А во-вторых, они не дают возможности детям познакомиться с результатами своих действий. То есть они какие-то действия производят, но они совершенно изолированы от результата. И это, на самом деле, совершенно ужасно, потому что у нас вырастают люди безответственные, безалаберные, сами потом с ними бодаетесь и не знаете, что с ними делать. Поэтому давайте и не будем их выращивать такими.

Теперь следующий момент – это наказание. Наказаний у нас до 3-летнего возраста никаких не существует. Мы говорим о них только с той точки зрения, что их быть не должно. То есть если у вас есть наказания, то это вопрос к вам: почему вы так дурно воспитывали ребенка? За что же его наказывать? Во-вторых, они действительно ничего не делают из вредности. Они делают только в порядке эксперимента. Они учатся, и они имеют право на ошибку. Их в общем-то не за что наказывать. Потому что они ни в чем не виноваты. И они не воспринимают наказание как наказание. Чтобы воспринимать наказание, надо иметь чувство вины. Чувства вины у детей до 3 лет нету. Потому что чтобы иметь чувство вины, надо прекрасно понимать, что такое преступление, и его совершить. А если мы не знаем, что такое преступление, и действуем просто потому, что мы учимся, то преступления быть и не может. И наказывать не за что. Здесь всегда вопрос к родителям: если вдруг ребенок таков, что его нужно наказывать, то качество воспитания какое? Кто же это сделал-то?

И давайте завершим таким общим моментом, как негативная оценка. Негативных оценок действий ребенка быть не должно. Лучше чтобы не было никакой оценки, а все остальные должны быть позитивными. В том плане, что если у него что-то хорошо получилось, так и скажите, что хорошо получилось. Если он где-то ошибся, скажите, что он ошибся. Но это все должно быть легально, цивильно. Он мог ошибиться, но он ничего не сделал плохо. Никогда. Мы говорили о том, что оценки «хорошо» и «плохо» не должны употребляться. Он мог сделать что-то неправильно, то есть ошибиться. Но он не делал ничего дурного. Это очень важно. И даже если что-то не очень хорошо, всегда постарайтесь найти какую-то позитивную сторону. Или нейтральную: лучше отталкиваться от нейтральной, чем от негатива.

Для нас, в частности, для России, это тоже большая проблема. Мы страдаем жутким негативизмом на уровне культуры. Потому что совершенно непроизвольно, когда бабушка та же… Очень часто вижу такую ситуацию, и у меня это было, пока не стали специально за этим следить. Бабушка видит, что какую-то новую вещь купила девочка-подросток. Бабушка первым делом говорит, что это ужас, кошмар, как это можно носить. Потом через некоторое время говорит: «Да, вот тут заклепки вроде ничего. И цвет вроде симпатичный. И на тебе хорошо сидит». Почему не сказать этого сразу или, по крайней мере, промолчать? Почему нужно было сначала обхаять все с ног до головы, а потом выделить, что там вроде что-то нравится? Исторические исследования проводятся – у нас этот негативизм сидит уже давно. В детях это воспитывает совершенно ужасные качества. Поэтому здесь нужно, чтобы негативная оценка – и по отношению к ребенку и вообще вокруг него – или отсутствовала, или ее было как можно меньше. И чтобы все оценивалось не с точки зрения «хорошо» и «плохо», а с точки зрения «правильно – не правильно», «ошибся – не ошибся».

Я могу сказать, что разница между нами и Европой в том, что они пытаются исключить негативную оценку. Но воспитание у них не очень хорошее, потому что там в маленьком возрасте очень многое нарушается совсем и приводит ребенка сначала в непотребное состояние, а потом начинает за счет жесткости его из этого состояния выводить. В частности, воспитание во Франции. Сначала ребенку до 3 лет психику нарушают как могут, а потом начинают его строить постепенно. Сначала дают ему расковаться, а потом начинают жестко зажимать, хотя все это было бы и не надо. Но там такая целая линия воспитания существует. Японцы тоже не очень хорошо воспитывают детей. У них самый большой процент детских самоубийств. Суицидальные попытки с 5 лет.

И еще хочу сказать по поводу негативной оценки и по поводу унижения. Когда вы что-то делаете по отношению к ребенку – это все учебные вещи. Все зависит от того, как вы ставите вопрос. Если вы делаете что-то с целью научить, это никогда не может быть с целью.

Унизить, обидеть или показать свою силу, и от разных целей зависит и результат.

У нас есть время для частных вопросов, вы их можете задать. Первый вопрос – про кусание груди. Я вижу, это объединяет многих мамочек. Во-первых, эта ситуация упущена была несколько раньше, если они кусаются. Она упущена была на уровне сначала 4, а потом 8 мес., когда первые поползновения возникают. Маленький ребеночек, когда он кусает грудь, его просто берут, прижимают носом, вдавливают в сисю. Он открывает рот и ее отпускает. Он делает это 2 раза для проверки и больше этого не делает. Еще дети кусают тех мам, которые сомневаются – ведущая она или не ведущая. Следующее, что вы можете делать. Если ваш ребенок кусается регулярно, вы, когда его кормите, можете держать наизготовку палец, чтобы вовремя его вставить между деснами или челюстями, которые уже с зубами. А потом вы можете просто забирать грудь, отстранять его от себя и говорить, что мы не кусаемся. Если вас укусили и вам больно, вы должны вести себя адекватно. Вы должны вскрикнуть, отнять грудь. Вы действуете с позиции сильного, который знает, что его укусят, но позволяет это сделать, чтобы показать, что этого не стоит делать. Когда вы прижимаете к себе – это тоже адекватная реакция. Потому что если вы начнете отстраняться, вас потреплют очень сильно. Когда сдавленные десна, а вы еще и дернетесь – там может остаться бахрома просто. В лучшем случае. Когда отдавать обратно – смотрите по ситуации.

Мы говорим о той реакции, когда он совершенно сознательно, преданно глядя вам в глаза, прикусывает. Эта реакция управляема. Во сне он тоже может прикусить, но это непроизвольно. Там единственное, что вы можете сделать, – это пальчиком не дать ему стиснуть челюсти.

Вы можете производить только те действия, которые заявляют о вас как о сильном, разумном существе, которое не позволяет кусать себе грудь. Вы любите ребенка, все хорошо и замечательно. Но вот грудь вашу кусать не стоит. Вы и не дадите это сделать. Это должно быть в вашей позиции. Потому что любить ребенка – это не значит позволять ему обгрызать все на свете.

То, что касается битья по мордам. Там большой период – где-то до года и 8 мес., когда они упражняются в этом деле. Вы просто должны это ограничивать, спускать его вниз и не давать ему вас лупить.

80% детей, находящихся на грудном вскармливании, не болеют на первом году жизни. 10% детей болеют простудой один раз в течение первого года. Эти дети вообще не вакцинировались. Те дети, которые вскармливаются подолгу и изначально не были слабенькими, могут не болеть по 2–3 года. А есть дети, которые вообще не болеют никогда и ничем, и даже прививки переживают, – их 5%. Если ребенок часто болеет, это означает, что у него такие свойства иммунной системы. Это вовсе не означает, что нужно прививки делать.

ПРАВИЛА ВАКЦИНАЦИИ И БЫТОВОЕ ЛЕЧЕНИЕ ИНФЕКЦИОННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ.

Жанна Владимировна уехала на роды, и я буду ее замещать. Если у нас заболевает ребенок, как мы знаем, от груди мы его не отлучаем. Наоборот, вешаем на сисю, особенно в период инволюции, когда, казалось бы, остаются совсем маленькие капельки. На самом деле он получает иммуноглобулины, которые ему необходимы. Болезней, при которых надо отлучать ребенка от груди, очень мало. В основном он не сосет только при отите, когда там напряжение и уши болят.

Если заболела мама, опять-таки, мама вырабатывает антитела и передает их в молоко. Ребенок, находящийся на грудном вскармливании, болеет либо значительно меньше, либо не болеет вообще. Бывает часто, что вся семья переболела гриппом, а ребенок даже не кашлянул. Если все-таки в доме появился другой больной, в этом случае вы, во-первых, делаете дополнительную санитарную обработку помещения. Можно с помощью различных антивирусных дезодорантов – лук, чеснок. Больному обязательно дается отдельный комплект посуды и желательно его изолировать в отдельную комнату. При контакте его с ребенком одевать ватно-марлевую повязку. Отдельный комплект посуды, хочу заметить, моется отдельно.

Кормящая мама начинает делать профилактику иммунной системы. Есть спиртовая настойка элеутерококка, она пьется мамой по одной чайной ложке в день в течение недели. Кроме этого, может помочь следующий рецепт: 2 столовые ложки меда, 1 столовая ложка сливочного масла, размягченного до консистенции сметаны, сок половины лимона, 1 столовая ложка кагора, 1 столовая ложка измельченных грецких орехов. Хорошо размешать миксером. Принимать по одной чайной ложке 2 раза в день, утром и вечером. Эту болтушку можно принимать весь период, пока есть вероятность заболеть. Зимой, во время гриппозов различных. Также можно использовать для профилактики иммуномодуляторы. Это интерферон. Это ампулы с сухим порошком. Там есть рисочка, до которой разводится кипяченой водичкой содержимое ампулы, взбалтывается и капается – лучше либо для профилактики, либо когда только-только начинается болезнь. Потому что когда болезнь уже началась, интерферон не помогает. Ребенку капают по одной капле в каждую ноздрю каждые 2 часа. Маме – по 5 капель 3 раза в сутки. Стоит учитывать, что интерферон сделан из крови человека. За рубежом были случаи заражения через интерферон гепатитом и СПИДом. Есть такое замечательное средство, как деринат. Выжимка из лососевых. Капаем по одной капле в каждую ноздрю 2 раза в день, утром и вечером. Это для профилактики. А если какие-то признаки заболевания появились, начинаем капать по 4–5 раз в день. Причем как ребенку, так и взрослому.

Аптечка.

Если все-таки ребенок заболел, что маме необходимо иметь в аптечке? Во-первых, это нутряной жир. Идете на рынок, просите нутряной жир. Если вы курицу готовили, там около попки есть в прозрачных пленочках такие штучки. То же самое есть у животных. Как правило, когда спрашиваете на рынке, там знают, о чем вы говорите. Можно свиной, говяжий, барсучий, медвежий. Только смотрите: на барсучий и медвежий аллергия может быть у ребенка. Есть народные ярмарки, там барсучий жир можно купить. Нарезаете кусочками и перетапливаете. Шкварки убрали, слили в баночки. Он там застывает. И в холодильник поставили. Год он может там стоять. Главное смотреть, чтобы не подгорел, не был коричневого цвета. Дальше: порошок горчицы, мед и камфорное масло.

Если у ребенка начался насморк, первое, что мы делаем для него – это сон в хорошо прогретом помещении. Ставится калорифер и нагревается до 27–28 градусов так, чтобы мама могла спать без простыни. Это такие ингаляции горячим воздухом. Других ингаляций мы ребенку делать не можем. То есть он может, конечно, подышать из чайничка ромашкой, эвкалиптом, но, как правило, его хватает на 10–15 секунд. Если вам уж очень хочется что-то такое сделать, проще прогреть помещение и поставить туда эвкалиптовое масло. Как правило, в течение трех ночей прогреваете, и у ребенка значительно улучшается насморк. Еще мы прогреваем ножки малыша на дневной сон. Ступни растираются нутряным жиром, пока ножка не станет горячей, а затем надеваем носочек – сначала хлопчатобумажный, а затем шерстяной. Также можно надевать носочки с горчицей. Смотрите: кому-то подходит одно, кому-то другое, то есть детишки тоже индивидуально на все реагируют. Горчичные носочки делаются следующим образом. Хлопчатобумажный носок выворачивается наизнанку, припудривается горчицей и ребенку одевается. Горчичные носочки мы ставим на 2–4 часа, не больше. Можно сжечь ножку. Если ребенок начал беспокоиться, сразу же снимаем носок. Протираем теплой водичкой и надеваем чистое, сухое.

Как мы удаляем слизь из носа? Легче всего удалять слизь ртом. При этом маме предварительно нужно почистить зубы и прополоскать рот. Одну ноздрю зажимаем и высасываем. Лучше это делать как бы между прочим, в виде игры с ребенком. Когда вы начинаете постоянно подтирать нос платком, это травмирует кожу носа, она вообще очень нежная. Лучше этого не делать. Если у вас.

Брезгливость повышенная, можно сделать это маленькой грушей, но они очень этого не любят.

Если у ребенка кашель. Кашель бывает самый разный. Обычный простудный кашель может быть сухим, может быть отхаркивающим. Как только у ребенка начался кашель, вы сразу вызываете врача, чтобы он послушал ребенка. Здесь самолечением очень опасно заниматься. Бывает кашель крупозный. Это такой лающий кашель, его ни с чем не перепутаешь. Он бывает очень сильный, приступообразный. Он проходит во влажном помещении. Сразу заходим в ванну, затыкаем пробкой, закрываем дверь, и пусть испаряется. Там ребенку становится значительно легче.

Коклюшный кашель – он тоже приступообразный, с позывами к рвоте или с рвотой. Он значительно улучшается во время прогулок и ухудшается ночью, особенно если душное помещение. При коклюшевом кашле, если хоть пару раз были позывы к рвоте, мы сразу идем в поликлинику и требуем сдать мазок на коклюш. Потому что врачи очень не любят этот мазок. Мало того, что его надо 2 раза брать и 10 дней хранить, он портит статистику прививкам. Они тоже делают очень хитро: идет коклюшевый кашель, они пролечили антибиотиками и на фоне антибиотиков послали делать мазок. Мазок может ничего не показать. Поэтому мазок нужно сделать сразу.

При трахеите, ларингите, фарингите применяются растирания ножек малыша. Это заболевания верхних дыхательных путей. Должен прийти врач и сказать, спустилось ли это вниз. Например, при бронхите мы делаем компресс. При том, что я перечислила, компрессы делать нельзя. Можно делать только растирки. При компрессах мы можем вытянуть, спустить вниз инфекцию. Мы ножки растираем жиром, грудку.

С грудными сборами следует быть осторожнее, потому что ребенок на разные травы может давать самые разные реакции. Поэтому, как правило, мы даем по одной травке.

При бронхитах используют ингаляцию сухим воздухом, компрессы из меда, творога или камфорного масла и растирки грудки и спинки малыша нутряным жиром и медом. Сейчас я расскажу правила постановки компрессов. Нельзя ставить компрессы при высокой температуре – выше 37,3 – и пользоваться памперсом: он сам, как компресс. Ребенку до 3 лет нельзя ставить непромокаемые слои – компрессную бумагу, полиэтилен. Ребенок очень легко нагревается, и можно сделать ему перегрев. Компрессы делают круговыми, то есть обхватывают грудку и спинку. Одеваем сначала хлопчатобумажную кофточку, а потом шерстяную, или плотную хлопчатобумажную, если у вас жарко в помещении. Детям до 3 лет нельзя ставить горчичники. Компрессы ставятся на 2 часа. После этого необходимо компресс снять, ребенка обтереть, переодеть в сухое, чистое.

Компресс из камфорного масла. Можно туда же отнести и мед. На водяной бане растапливается мед или подогревается камфорное масло. Этим теплым обмазывается грудка и спинка малыша. Вкруговую обернули фланелевой тряпочкой подмышками грудку и спинку и прижали футболочкой.

Компресс из творога. Берется 2 части молока и 1 часть кефира. В горячее молоко мы вливаем кефир. Вы его доводите до кипения и выливаете через марлю. Я обычно готовлю на пакет молока полпакета кефира. Слегка отжали, но не сильно. Потом берется тряпочка, в среднюю часть накладывается немного творога толщиной с мизинец. Потом свернули, внутреннюю сторону погрели обо что-то теплое – о чайник или о банку с горячей водой – и положили ребенку на грудь. Со спины – то же самое. Зафиксировали футболочкой, надели хлопчатобумажную кофточку и шерстяную кофточку. Компресс из творога можно зафиксировать трубчатым бинтом из сеточки.

Я вам даю несколько вариантов, а вы смотрите, что ребенку подойдет. Компрессы обычно ставятся на сон.

Повышение температуры. Обычно дети носятся колбасой, даже если у ребенка температура 40. Если ребенок нормально переносит повышение температуры, тогда до 39,5 температуру не сбиваем. Бывают дети, у которых при 37,5 начинаются судороги или они лежат тряпочкой – это другое дело. Сначала вам нужно определиться – медикаментами или народными средствами. Если народными средствами, то мы начинаем с обтирок – слабый уксусный раствор или раствор водки. 2 столовые ложки уксуса или 3 столовые ложки водки на полстакана теплой воды. За счет того, что уксус быстро испаряется, идет понижение температуры. Начинаем обтирать сначала ладони, ступни, лоб. По кругу. Центр – живот у нас получается. Ножки, ручки, грудку. Потом живот. Потом переворачиваем и обтираем спинку. Проводим обтирания 3–4 раза подряд и меряем температуру. Она должна либо стабилизироваться, либо сильно понизиться у 95% детей. Если температура продолжает расти, сразу принимаем жаропонижающее. В качестве жаропонижающего идет парацетамол – он самый безопасный. Нурофен нельзя. Бывает, что ребенок лежит тряпочкой, и в него ничего не вольешь, особенно если его еще и рвет. Тогда лучше вставить свечку.

При повышении температуры отменяем купания. На фоне озноба обтирания делать нельзя. Если ребенка знобит, это значит, что температура пока повышается. Когда температура упала, купания возобновляем, даже если ребенок еще не выздоровел.

Судороги. Судороги бывают у детишек начиная с температуры 37,5. Температура повысилась – он упал, как в эпилептическом припадке. Заваливается язык – тогда вы переворачиваете ребенка на бок, чтобы он обратно вывалился, между зубов вставляют карандашик, чтобы не прикусил. И придерживаете его, чтобы он себя не поранил, потому что он начинает биться. В этом случае никакие обтирания ребенку не подходят – только жаропонижающее. Если судороги начались, мы по максимуму раздеваем ребенка, чтобы температуру хорошо отдавал, даем жаропонижающее и вызываем скорую помощь. Но, как правило, это редкое явление.

Гастроэнтерит. Слизистая оболочка полностью покрывает желудок. Как и вся слизь в организме, она несет защитную функцию – не позволяет проникать в ткани патогенной флоре, идущей извне – из воздуха, из пищи. Гастроэнтерит, явления поноса и рвоты – когда нарушается слизистая. Начинается жидкий стул, понос, вздутие живота, рвота. У детишек очень часто это явление, гораздо чаще, чем у взрослых. Однако это не всегда связано с какими-то инфекциями, серьезными заболеваниями. Такие симптомы могут проходить, если у ребенка полезли зубы, при смене обстановки, питания, если попал сезонный продукт в организм в первый раз. Бывает, если ребенок плохо прожевал продукт, и большой кусок попал в желудок, – он тоже может вырвать очень много. Не стоит так бояться и кричать, что у меня здесь все кошмар. Еще если, например, ребенка рвет, то несвежий продукт ребенок может заметить гораздо раньше, чем взрослые. То есть вся семья поела нормально, а ребенок отреагирует даже на маленькое количество несвежего продукта. Проблемы с пищеварением могут быть также при воспалении среднего уха – отите. При отите ребенок перестает сосать, потому что ему больно, и там очень большая вероятность обезвоживания. Если у ребенка кроме кишечной инфекции – понос, рвота – появляются признаки общей интоксикации, то есть повышается температура, становятся серыми кожные покровы, ребенок слабенький, мало писает, отказывается от еды и питья, тряпочкой лежит, глазки закатываются – обязательно обращаемся к врачу.

При кишечных инфекциях очень велика опасность обезвоживания и обессоливания. Получается, что слизистая травмирована какой-то инфекцией, и желудок пытается это дело из себя рвотой вывести. Рвоту бесполезно останавливать, пока эта инфекция из желудка не выйдет. Рвота – это тоже защитная реакция организма, поэтому лучше просто поддерживать ребенка, чтобы знать, что он не обезводился и не обессолился.

Первое, что вам нужно сделать, – это исключить на сутки все фрукты, овощи, молочные продукты, яйца, выпечку, жареные и жирные продукты и мясо. Диета такая: кисели, сухари, рисовая каша на воде, печеное яблоко, суп из толченых сухарей и сладкий чай. Это вы просто толчете сухари типа гренок и заливаете их нежирным бульоном или кипяточком – получается что-то типа супа-пюре. Предлагать ребенку питье, но при рвоте предлагаем питье небольшими порциями. Питье – сладкий чай и минеральная вода без газа. Минералка – очень хорошо, потому что обессоливание предотвращает, вымывание солей из организма рвотой. Если состояние нормализуется, возвращаемся на обычную диету.

Если не было рвоты, а был жидкий стул, и после переведения на диету состояние нормализовалось, а после возвращения к нормальной пище опять пошел жидкий стул. То сажаем на диету еще на сутки и добавляем закрепляющие средства. Про них я тоже буду вам говорить подальше. Закрепляющие средства мы пьем 1–2 раза, если после этого стул нормализуется, переводим ребенка на нормальную диету.

Если стул нормализовался, потом перевели на обычную диету, и жидкий стул начал появляться сразу же после еды, а не в обычное время, тогда мы делаем закрепляющие средства плюс адсорбенты. Для детишек целесообразнее всего использовать смекту. Если ребенок до года, нужно выпить за день один пакетик смекты в любой жидкости. Как правило, растворяете пакетик в полстакане и маленькими ложечками даете ребенку. За день он должен его выпить. С года до 3 лет – 2–3 пакетика в день. Только делайте между закрепляющим и адсорбентом разнос, а то адсорбент впитает в себя все закрепляющее. После 3 лет – 3 пакетика в день. Как правило, это все делается за час до еды. Еще раз обращаю ваше внимание, что закрепляющее средство мы начинаем давать только после суточного поноса. Потому что организм должен с поносом вынести все, что там есть плохое, а потом только начинаем закреплять.

Если у ребенка и понос, и рвота, и повторяется после каждого приема пищи или сиси, появились признаки интоксикации, мы срочно начинаем следить за мочеиспусканием и начинаем выпаивание ребенка. Когда началось обезвоживание, ребенок вообще не писает. Для выпаивания – какие препараты? Это регидрон, глюкосолан. Там на пакетиках все написано. Это солевые препараты, там нет ничего сложного. Растворяете, как написано на пакетике, и раз в 10–15 мин даете ребенку чайными ложками. Если мы дадим больше, его опять вырвет, а маленькие чайные ложечки как раз хорошо усваиваются. Выпаиваем до улучшения состояния. Если у вас регидрона нет, то можно самому сделать. Это ј чайная ложка обычной питьевой соды, Ѕ чайная ложка поваренной соли и 3 чайные ложки сахарного песка на пол-литра прохладной кипяченой или столовой воды. Лучше растворять в горячей воде, а потом охлаждать до комнатной температуры. Давать можно даже по Ѕ-1 чайной ложке каждые 3-5 минут. Как правило, через час рвота останавливается.

Когда это все помогает и ребенку становится лучше, он начинает хорошо пить, хочет есть. Стул становится гуще, рвота прекращается. Если, несмотря на все ваши действия, ребенку хуже и хуже – обязательно к врачу.

Какие дезинфицирующие травки можно дать ребеночку попить при поносе и рвоте? Это зеленый чай, чай из мяты, ромашки, трехцветной фиалки, иван-чай и брусничный лист. Завариваем из расчета 1 чайная ложка на стакан кипятка. Можно давать отвар шиповника.

В качестве адсорбентов можно использовать еще активированный уголь и полифепан, энтеросгель. Полифепан, сразу предупреждаю, такая гадость, которую не все дети едят.

Закрепляющие средства. Первое – крахмальная болтушка. 1/3 стакана кипяченой воды, 1 десертную ложку крахмала перемешиваете и даете ребенку выпить за 10–15 минут до еды.

Зверобой. 2 чайные ложки на стакан кипятка, настаивать 30 минут. Пить по 1–3 глотка натощак.

Плоды черники. Сухие ягоды – 1 столовая ложка, если свежие – побольше, на 2 стакана кипятка. 15 минут прокипятить и пить по 1–3 глотка за 5 минут до еды.

Гранатовая корка. 1 столовую ложку корки заварить стаканом кипятка. Настаивать по появления красного цвета. Выпить весь стакан, можно с сахаром.

Куриные пупки. Это пленочка от куриных желудков. Желудки продаются часто, их можно купить, снять с них желтую пленочку и высушить, чтобы они были. Они высушиваются и хранятся в сухом темном месте. Растолочь. На 1 прием идет на кончике ножа с глотком кипяченой воды.

Средства типа иммодиума и вообще все химические закрепляющие средства применяем строго по инструкции. Чаще всего это хорошо помогает в условиях дороги или путешествия, где вы уверены, что это отравление, а консультация с врачом затруднительна и народных средств с собой нет. Но не применяют более 2 дней подряд.

Отиты – одно из самых распространенных заболеваний ребенка до 3-детнего возраста. Отиты могут быть как бактериального, так и вирусного происхождения, но, как правило, идут от насморка. Когда из носоглотки возбудители попадают через евстахиеву трубу в среднее ухо. Соответственно, насморку у нас уделяется особое внимание. Потому что у ребенка там все настолько коротенькое, узенькое и маленькое, что это все переходит очень быстро. То есть отит может сделаться из насморка за пару часов. Всякие там «в ухо надуло», всякие шерстяные шапочки с ватными вкладышами – это все ерунда полная. Как правило, это идет именно воспалительный процесс изнутри.

Обычно начинается он очень быстро, остро и, как правило, ночью. Сопровождается сильной болью, повышенной температурой, интоксикацией. Симптомы бывают очень разные, и обычно если еще предшествовал насморк, ОРВИ, желудочно-кишечные расстройства, были обострены аллергические заболевания на этот период. И вот ребенок просыпается ночью с такими признаками, то стоит его проверить на предмет отита. Как правило, ребенок редко когда показывает источник боли, если это в первый раз, тем более. Он кричит, раскачивает маятникообразно голову, такие молительные движения делает. Укачивание не помогает. Грудь ребенок не берет. Или, если берет, то делает 1–2 сосательных движения и кричит еще больше. Потому что движения нижней челюсти легко передаются на ухо, и очень больно. Иногда он берет грудь, но, как правило, противоположную больному уху. Чтобы, когда он лежал, больное ухо было внизу – так ему становится легче. Надавливание на козелок, которое всегда практикуется, не всегда является показателем, потому что бодрствующий ребенок в принципе не любит, когда ему что-то делают с головой, ушами, и этот симптом может показать свои результаты, только если ребенок спит. То есть если ребенок плакал, плакал, и вы его каким-то образом успокоили, уложили, потом надавили, и он закричал, проснулся. Зверство, но как по-другому узнать? Лечить что-то надо. Необязательно сильно надавливать, можно просто палец положить, он уже тогда начнет беспокоиться. Тогда явно что-то с ушами. Он не всегда может указать, что это именно уши. Иногда им кажется, что это зубы болят, они начинают в рот лезть. Если ребенку полтора года, он уже способен объяснить, что уши болят. Если 11 месяцев – то нет: он только чувствует, что где-то болит. Бывает еще, что уши болят от насморка: еще в отит не перешло, но уже близко. При отитах бывает повышение температуры до 40 градусов. Симптомы, как я уже сказала, бывают совершенно разные. Иногда ребенок не спит, он возбужден, его колбасит, а второе бывает, когда наоборот: он вялый, он тихий, и даже необязательно температура повышена, начинается срыгивание, рвота, учащение стула. При отитах практически всегда появляются гнойные выделения из уха. Они отличаются и по цвету, и по консистенции от ушной серы. Они, как правило, или желтые, или бело-желтые, с неприятным запахом, иногда с примесью крови. Эти выделения сопровождаются вместе с понижением температуры улучшением состояния. Если у ребенка температура 40, и ему совсем хреново, то, конечно, мы ее сбиваем. Это же нагрузка на сердце какая – ой-ой-ой!

После перенесенного отита может быть ухудшение слуха на несколько недель. Это не значит, что он на всю жизнь остался глухой. Потому что очень часто мамашек педиатры начинают пугать.

Лечение. Сосудосуживающие капли в нос, например, назилин. Все капли используются не более 4 дней и в четких дозировках, как написано. А если подсаживаешь на них ребенка, то они могут вызвать атрофию сосудов. У меня подруга подсела, уже 15 лет сидит. Когда лекарство перестает действовать, она начинает задыхаться. Лезет в сумку и говорит: «Где мои наркотики?» Поэтому с этими вещами вообще надо быть осторожными.

Дальше: согревающие компрессы. Камфорный спирт напополам с водой, или водка, или камфорное масло. Это все подогревается на водяной бане в маленьком пузыречке, берется ватка, под ватку делается компрессная бумага, делается прорезь для уха. Ухо нам не нужно, нам нужно все, что вокруг. Мочите в теплой жидкости вату, сверху компресс и сверху еще одну вату на все ухо. И надеваете платочек сверху. На пару часов.

Дальше: капли в ухо. Борный спирт, отипакс, левомецитиновый спирт. Если пошло гноетечение, мы делаем ушной туалет с 3%-ным раствором перекиси водорода. Берете палочку и этот гной снимаете с перекисью водорода, немножко надавливая на козелок.

Из народных методов что мы делаем? Паровые картофельные ингаляции. Поставили вариться картошку. Появился характерный картофельный запах. Взяли одеяло, вместе с ребенком накрылись и выставили больное ухо и дышим ухом 5 минут.

Луковая кашица. Берем свежепротертый лук, чуть-чуть, и в марлевом мешочке закладываем в ухо.

Душистая герань. Помяли листочек до появления сока и положили в ухо.

Если после 3 дней состояние не улучшается, уши болят, повышается температура или появился гной, вам обязательно нужен врач.

Вакцинация.

Мы с вами закончили, теперь будем вакцинацию проходить. Для того чтобы говорить о вакцинации, я хочу сначала разобраться с вами, как формируется иммунитет у ребенка. Ребенок сначала находится на молозивном вскармливании и получает очень большие дозы иммуноглобулинов. Фактически, за одно прикладывание к груди ребенок получает 6 доз иммуноглобулинов. Взрослому человеку, который едет в Африку, вводят одну дозу иммуноглобулина, а ваш ребенок получает 6 доз за одно прикладывание к вашему молозиву. Их можно вводить вместо прививок, но они очень дорогие. Одно прикладывание к груди дает ребенку защиту на полгода. Вместе с грудным молоком вы передаете ему свой пассивный иммунитет, то есть то, на что у вас есть иммунитет. У взрослого человека иммунитет сформирован практически ко всему. То есть если сейчас вы пойдете делать с ребенком иммунограмму и посмотрите, что же у вашего ребенка есть, то она покажет ваш иммунитет.

Есть данные, совершенно точно научно доказанные, что иммунитет у ребенка формируется до 6-летнего возраста. Он формируется сам. И в этот период иммунная система ребенка чрезвычайно уязвима. Также есть данные, что все прививки, которые введены ребенку до года без серьезных показаний на то, разрушительно действуют на тимус – вилочковую железу. Это главный орган иммунной системы. Это зарубежные исследования. У нас этого нет. Единственная, кто пытается трубить, – это Червонская. Можно к ней на лекции сходить, если вы хотите подробнее. За счет того, что природой предусмотрено, что женщина кормит ребенка до 3-4 лет, то если ребенок хоть полгода посидел на инволюционной груди, то он защищен от болезней как раз до 6 лет, пока не сформируется его иммунная система.

Говоря про прививки, надо обязательно разобраться, насколько опасны эти прививки, которые сейчас делаются. Не надо забывать, что промышленность должна работать, наше государство должно зарабатывать на этом деньги, и прививки являются точно таким же бизнесом. И хотя они нам якобы делаются бесплатно, на самом деле там все давным-давно уплачено. Там Министерство здравоохранения продает эти прививки, поликлиники из бюджетных денег покупают эти прививки, и вплоть до того, что каждому педиатру на каждом участке за каждого привитого ребенка идет определенная денежка к зарплате. Это далеко не бесплатная вещь. Поэтому я сама встретилась с таким прессингом!.. Я своего ребенка дома рожала, и когда узнали, что я не делала БЦЖ, они только недавно оставили меня в покое, когда я пришла и сказала, что на третьем году жизни кормлю грудью, и они сказали: «Ну и бог с тобой!» Очень много сейчас появляется гриппов, атипичной пневмонии и т.д. – болезней, которые опасны для человечества. Против них прививки ничего не делают. Делают прививки против элементарных детских заболеваний, которые каждый ребенок переносит, в зависимости от иммунитета, в легкой или тяжелой форме. И, перенеся это в детстве, он вырабатывает пожизненный иммунитет. А прививка дает иммунитет только на 10–15 лет. Например, вы девочке сделали прививку от краснухи. Вы должны свою девочку честно предупредить: «Значит, дорогая моя, через 10 лет мы с тобой или переболеем краснухой, или будем возобновлять прививку». И так – каждые 10 лет.

Прививка не защищает от болезней. У меня двое детей, и я живу в однокомнатной квартире. Старший у меня заболел коклюшем, полностью привитый ребенок. Он болел очень тяжело. Младший, при условии того, что мы спали один с одной стороны, другой – с другой стороны рядом со мной – младший непривитый ребенок только покашлял пару дней. Есть такая замечательная вещь, как пассивная иммунизация. Бывает, что беременная или перед беременностью приходит и говорит: «Хочу сделать на краснуху прививку, боюсь. Точно в детстве не болела, и прививку не делали». Умные гинекологи сейчас бывают: есть такой анализ, титр антител, который позволяет узнать, есть или нет пассивная иммунизация. Пошла и сдала: все нормально, у вас есть антитела к краснухе. Кто знает: может, бегала по деревне, ноги обложило – ну подумаешь, крапивой обожглась. Или два прыщика у мамы за ухом вскочило – и все. Кто там что знает. Вообще иммунитет – это настолько загадочная вещь! Даже медики говорят: «Если бы мы все знали об иммунитете, мы были бы богами».

Про ветрянку, корь, краснуху, коклюш понятно – что это детские болезни и не надо паниковать, ничего там ужасного нет, чем меньше ребенок, тем легче он их переносит. Когда мне врачи говорят, что коклюш – это ужасная болезнь, и умирают от нее 9 из 10 – я уже не верю. Потому что я видела много детей, переболевших коклюшем: покашляли, и все. Про ветрянку еще не развернули рекламную кампанию, но скоро и про нее в поликлиниках вас будут пугать ужасно извращенными последствиями. Когда пошли кругом разговоры про вспышки менингита, я сижу и думаю: «Что делать-то?» Звоню Жанне Владимировне и говорю: «Что там с менингитом?» Она говорит: «Очередная рекламная кампания. Вот увидите, скоро на рынок выйдет новая вакцина от менингита». Через неделю!

Про краснуху я сказала, что надо, чтобы девочка либо честно переболела краснухой, либо в детородном возрасте делается анализ титр антител и делается прививка.

Дальше: паротит, свинка. Это заболевание средней тяжести. И если переболеть паротитом, то иммунитет формируется, но очень часто бывает, что болеют по 2 раза. Мальчикам вообще опасно болеть свинкой. Потому что что такое свинка – это воспаление лимфоузлов, в том числе в паховой области, и это действительно может грозить бесплодием. Но дело в том, что прививка дает те же самые осложнения, что и сама свинка. То есть когда вы решаете, сделать свинку или нет, то надо очень хорошо подумать, какова вероятность заболеть мальчику свинкой. Явно, что когда вы делаете прививку, вероятность осложнений гораздо больше. Он может заболеть, а может не заболеть, но если вы наверняка пошли делать прививку, то вероятность больше. Свинка переносится воздушно-капельным путем. От 2 до 9 лет страшно мальчику болеть свинкой.

Дальше: туберкулез. Туберкулезом почти все у нас привиты. Это вообще болезнь предрасположенности. То есть, поцеловавшись с туберкулезником, один заболеет, другой не заболеет. Если есть возможность разрастания туберкулезной палочки. Туберкулезная палочка живет внутри. Вакцина от туберкулеза – это живая туберкулезная палочка, которая якобы должна заселяться в организм и вызывать иммунитет. На самом деле, чтобы победить туберкулез, иммунитет должен вызываться на клеточном уровне. Сделать внешнюю вакцинацию клетки невозможно, не дошли еще до этого ученые. Практически получается так, что вселяется в клетку туберкулезная палочка и сидит там, и ждет, когда настанут хорошие времена. Сейчас говорят, что у нас антисоциальных элементов много, туберкулезом все болеют; подумайте – откуда они болеют туберкулезом, если у нас была обязательная вакцинация с 1932 года по всему бывшему СССР? Прививалась с 1932 года всем поголовно туберкулезная палочка. Когда привитый человек попадает в антисоциальные условия, он начинает болеть. Поэтому наша материнская задача – воспитать наших привитых детишек, чтобы они не попали в антисоциальные условия – ни в тюрьму, ни на войну. Когда туберкулез начали вводить всем поголовно, была группка ученых – ее потом заткнули, – которые предсказывали эпидемию туберкулеза как раз в наши годы. Они говорили, что через несколько поколений у вас будет дикая эпидемия туберкулеза, что и произошло.

Реакция манту – это тот же самый туберкулин, то есть туберкулезная палочка, подселяемая под кожу. Я расскажу замечательный случай. Я своему ребенку в принципе ничего не делала. Когда я поперлась тогда с ребенком, и меня начали давить, и давили очень сильно, я пошла к иммунологу в поликлинику. Сижу в очереди со своим крохой, выходит тетка и говорит: «Что вы сидите здесь?» А она еще завотделением, и слышу: какие-то вопросы решают, ругаются. И тетка вдруг выходит и говорит: «Что вы сидите здесь?» Я говорю: «Вот, хочу посоветоваться, сделать мне прививку от туберкулеза или нет?» – «Сколько вам?» – «Полтора месяца, почти два». – «Значит, у вас осталось 5 дней до двух месяцев!» Я говорю: «А дальше что?» – «А после двух вам придется делать сначала реакцию манту, а потом туберкулез». Я говорю: «А зачем реакцию манту?» – «А это чтобы посмотреть, болеете вы туберкулезом или не болеете». Я говорю: «Так, секундочку. У меня старшему ребенку делали манту каждые полгода. Но он у меня привит. Что же это, получается, что вы сначала прививаете, а потом смотрите, заболели мы или не заболели каждые полгода?» Она говорит: «Да, прививка не защищает от туберкулеза. И, более того, бывает, что после прививки реакция манту бывает не в норме». Я говорю: «А что в таком случае делается?» – «А вас тогда посылают в туберкулезный диспансер, вам делают облучение, а потом начинаем лечить». Я взяла своего ребенка и сказала: «Спасибо, я пошла». То есть, по большому счету, реакция манту – то же самое поселение туберкулеза через кожу. Проверяют, болеете вы туберкулезом или не болеете – для статистики.

Сейчас есть статья – компенсация пострадавшим от прививок. Чтобы получить эту компенсацию, нужно, как только пошли поствакцинальные осложнения, вызывать врача, чтобы он это зарегистрировал в карточке, подтвердил. А они же не признаются. «Нет, какая прививка, о чем вы говорите? Вам прививку делали 3 дня назад, там на первые сутки все проявляется. У вас самое настоящее ОРВИ».

Старшего ребенка я тоже отказалась дальше прививать. Умнеешь ты постепенно, хотя вроде бы, казалось бы, сколько можно… Я как-то не связала, что с младшим я сразу отказалась, а со старшим как-то еще нет. И ему сделали прививку от гриппа в детском саду. На следующий день мы все свалились от гриппа, причем начал старший болеть, потом заболела я, потом заболел младший. У старшего был отит – осложнение после гриппа, у младшего был бронхит; он был еще кроха – 4–5 мес. И у меня был гайморит. Вот прививка от гриппа. Обычно они пишут, что в такой-то день такая-то прививка – мы в этот день в садик не ходим. А тут они мою маму предупредили, а она забыла меня предупредить. И они сделали реакцию манту. На следующий день у меня опять вся семья свалилась, это же понижение иммунитета. Как раз это было на фоне осеннего межсезонья, когда все начинают заболевать.

Про полиомиелит я вам расскажу, потому что его все боятся. Полиомиелит – это заболевание, которое передается воздушно-капельным путем, содержится в воде. В преобладающем большинстве случаев полиомиелит переносится ребенком как вирусная инфекция или как простуда. Осложнения, когда ребенок садится в инвалидную коляску, его парализует и т.д. – это дети с иммунодефицитом. Не может организм вырабатывать антитела к вирусу полиомиелита – бывает такое. Иммунодефицит к какому-то определенному вирусу. Который действительно дает страшные осложнения. Это иммунограммой проверяется. Вот таким детям тем более нельзя делать прививку! Что такое прививка: вводится в организм – должен вводиться ослабленный, а у нас всегда вводился живой, только в последнее время на рынке появилась ослабленная вакцина. Дали ему живой вирус, а организм не может вырабатывать антитела к нему. Буйным цветом полиомиелит начинает размножаться и дает очень сильные осложнения. Это уже судьба. У меня двое знакомых, которые действительно после прививки от полиомиелита сели в инвалидную коляску. То есть страшные картинки, которые нам показывают, – с интернатами и т.д. – это, как правило, жертвы полиомиелитных прививок.

Как правило, стойкий иммунитет к полиомиелиту формируется к 3 годам, он есть уже у всех. Бывает так, что мама кормила грудью, ребенок попил водички, посопливил полчасика – и иммунитет у вас есть, не мамин, а свой собственный. Опять-таки, это раздутая рекламная кампания прививки от полиомиелита, это не такая страшная болезнь.

Столбняк развивается в глубоких открытых ранах, если вы порезали руку, собака укусила, на гвоздь напоролись. В ссадинах и царапинах столбняк не развивается. Со столбняком все тоже очень просто. Если вы где-то на даче, но у вас рядом травмпункт или врач, то вы можете доехать в течение суток. Там главное – делать противостолбнячную сыворотку в течение первых суток. Вот когда вы приедете, травматологу будет по фигу, даже если вы покажете сертификат, что только вчера делали прививку. Первое, что они делают при обращении с такой раной, – противостолбнячную сыворотку вливают. В любом травмпункте она есть. Прививку от столбняка надо делать только в том случае, если вы едете, например, в горы. И вы не сможете доставить ребенка в первые сутки до травмпункта. Причем вы делаете прививку от столбняка, потом идете на титр антител и смотрите: прижилась ваша прививка или нет? А то некоторые умные организмы прививку просто выплевывают. Вот у меня у старшего и младшего ребенка туберкулез вообще не остался. Опять-таки, вероятность того, что у вас ребенок упадет и разобьется, достаточно мала. Если вы нормально воспитываете ребенка, и он у вас без склонности к суициду. А то, что вы сделаете ребенку прививку – велика вероятность поствакцинальных осложнений.

Правила вакцинации. Грудной ребенок не нуждается в прививках. Вакцинации можно начинать только спустя 6 мес. после последнего прикладывания к груди.

Прививки должны делаться строго по показаниям. Показанием для прививки является иммунограмма, или иммунологический анализ на состав антител в крови. Вы получаете полную развертку: что у вас есть, чего у вас нет, к чему иммунодефицит и т.д. Это делается в 5–6 центрах. Иммунограмма очень дорогая, стоит около 100 долларов. Но она действительно имеет смысл: если уж вы задались целью делать прививки, то вы должны их делать вот так, по показаниям. С этим вы идете к иммунологу. Надо, чтобы иммунолог был материально незаинтересованный, то есть сказать ему, что даже если что-то есть, у вас делать прививку все равно не будем. А лучше всего сказать: «Я буду делать гомеопатическую прививку», – такие тоже сейчас есть. И они начинают беситься ужасно.

Абсолютным противопоказанием к вакцинации являются любые формы диатеза, аллергия в анамнезе у родителей и все неврологические нарушения – ПЭП, недоношенность, повышенное внутричерепное давление, гипертонус, дистония и т.д. Прививку нельзя делать, если ребенок болен или ослаблен. Должен пройти месяц от любого неблагополучия, и не важно, были ли это сопли, пятнышко диатеза за ухом или зубки резались. Иммунитет, если уже делается прививка, должен быть в полном порядке. Второй раз я в 5 мес. пошла к врачам. Одна мама заходит, ей говорят: «Ой, у вас горлышко красненькое и зубки режутся. Вам 3 дня подлечиться, а потом ко мне на прививочку». Я обалдела. А потом докажи, что это поствакцинальное осложнение: уже ведь было горлышко красненькое.

Нельзя делать более одной прививки за один сеанс. КДС – это три прививки: коклюш, дифтерия и столбняк. Если поискать, их можно найти по отдельности. Если делать прививки, то только импортными вакцинами в хороших центрах. Это дорого. Наши не делают разрозненные прививки, у нас бывает истекший срок годности, и общее качество наших вакцин намного ниже, чем импортных. У нас идет очень сильное нарушение технологии, они протравлены солями ртути, об этом уже говорят по телевизору. Ну и что, продавать-то надо. Интервал между прививками – месяц.

Вакцинацию не проводят во время эпидемий. Это правило ВОЗ, между прочим. Глупо делать прививку от гриппа, если грипп уже пошел. Вакцинация во время эпидемии служит увеличению ореола заболевания – это тоже исследования ВОЗ.

Нельзя делать живой вакциной. У нас есть две живые вакцины – это полиомиелит и туберкулез. Появился 2 года назад инактивированный импортный полиомиелит – его нужно искать.

Контроль и проверка результатов прививок. Если вы сделали прививку, потом проверяйте, прижилась она у вас или нет, на титр антител. Это на одну прививку, из пальчика кровь берется и смотрится.

Теперь разберем юридические вопросы. Октябрь 1998 года. Федеральный закон об иммунопрофилактике инфекционных болезней, статья 5, пункт 1, который гласит: «Гражданин имеет право на отказ от профилактических прививок». С 1932 года по 1998 была обязательная поголовная вакцинация. Вот этим законом нам дали право самим выбирать. Дальше: основа – законодательство Российской Федерации об охране здоровья граждан, в котором есть статьи 30 и 33. Я вам полностью не буду зачитывать, а просто скажу суть всего этого. Там говорится о том, что любые медицинские вмешательства в организм гражданина могут быть только с согласия самого гражданина. Если этот гражданин не может по каким-то причинам дать свое согласие, за него это согласие вносит его опекун. Соответственно, в конвенции о правах ребенка, вступившей в силу в 1990 году и принятой Россией в том числе, говорится, что опекуном ребенка являются мать и отец. То есть в результате этих хитросплетений получается, что согласие или несогласие за ребенка можем давать только мы.

И еще есть письмо главного эпидемиолога г. Москвы Филатова об отмене инструкции об отказе в приеме непривитых детей в детские учреждения, 2001 год. В других городах не было таких писем. То есть сначала он написал письмо, что никого не брать. А потом вышел федеральный закон. То есть любые законы, которые издаются в областях, местными правительствами, и противоречат федеральным законам, считаются недействительными. И тогда он просто написал такое письмо, что поскольку я сам себе противоречу и нарушаю закон Российской Федерации, я отменяю свое предыдущее письмо.

Главное – прорваться в поликлинике. Если вы в поликлинике прорвались через заведующую детским отделением… Причем не надо с ней спорить, не надо с ней ругаться. Я вот пришла на третий год писать отказ, мне сказали, что мы вас тогда не возьмем. Я сказала, что не имеете права, принесла это письмо, скачанное из Интернета, и намертво вклеила в карточку. И когда мне сказали: «Не пустим, не подпишем, несмотря ни на что», я сказала: «Тогда я буду с вами судиться». Я не скандалила, я тихо и спокойно сказала. Все, как отрезала. Она мне: «Делайте, как хотите», – ну и все. То есть если вы прорвались через завотделением, дальше вы пошли. В детском саду, по большому счету, им все равно: им главное, сколько вы зарабатываете, где у вас муж работает. Им неважно, есть у вас прививки, нет у вас прививок. Сколько с вас можно взять – вот это ее интересует.

В федеральном законе сказано, что отказываться надо обязательно в письменном виде. Если у вас в школе требуют прививочную карту, вы приносите им отказ от прививок, копию закона и письма. Если они не согласны принять вас, пусть дают свой отказ в письменном виде, и вы будете с ними судиться. Только у нас в Москве так требуют. В деревне она пошла корову доить, своего ребенка в садик отвела, кому какая разница, привит он или нет.

Когда вы начнете делать прививки, если начнете, нужно обращать внимание на следующие вещи. Во-первых, когда мама приходит делать прививку, вы должны потребовать обязательный сертификат на прививку, как на нашу, так и на импортную. Прививка – это такой же сертифицированный товар. Если нет сертификата, значит, что прививка не апробирована, и на вашем ребенке сейчас будут ставить массовый эксперимент. Что у нас было до недавнего времени с гепатитом. Когда стали вводить гепатит в роддомах, это была неапробированная прививка. Когда начали выяснять, кто возьмется ее апробировать, согласились только две страны, угадайте, кто? Россия и Китай. Не жалко им наших людей. У нас их много.

Дальше вы требуете список противопоказаний. Врач посмотрит только ваше горлышко и померяет температуру – в лучшем случае. В списке противопоказаний есть подробно, когда делать прививку нельзя. Там написано, что нельзя делать прививку, если 3 дня назад у ребенка был понос. Вы это знаете, а врач не знает. Врач видит вашего ребенка единицы раз в жизни, а вы как мама можете точно определить, можно или нельзя вам сейчас делать эту прививку.

Список поствакцинальных осложнений – мама тоже имеет право с ним ознакомиться. Что ожидать. Все это должно быть у терапевта. Это документация, которая приходит с прививкой. Они дают неохотно. Но вы имеете право это потребовать. На самом деле, я поняла одно: с врачами чем больше ты овца, тем больше они садятся тебе на шею. Когда ты начинаешь размахивать ногами и руками, они тебя так боятся, что «с этой дурой лучше не связываться, давай принесем все, что она хочет». Вы должны точно знать, в каких случаях что может быть и что вам делать.

Обязательно мама смотрит срок годности прививки на скляночке. Медсестра накрывает скляночку салфеточкой и достает уже готовый шприц, а хрен знает, что там. Она должна при вас достать ампулу, показать вам эту ампулу, чтобы вы знали, что колют вашему ребенку, посмотрели срок годности. При вас ее открыть. Распаковать при вас одноразовый шприц, наполнить и вколоть вашему ребенку. Вот то, что она должна сделать по инструкции. А то, что они делают, – это из-за нашей юридической неграмотности. В травмпунктах иногда они выгоняют, потому что мама может в обморок упасть. Но если мама говорит: «Я здесь остаюсь, ребята, и если вы моему ребенку сделаете что-то не так, я вас всех повешу». Тогда пусть дают отказ в письменной форме, и вы грозите им судом. Если нет внутреннего распорядка, запрещающего присутствие матери (например, в хирургической), мама имеет полное право.

ЛИЧНАЯ ГИГИЕНА И УХОД.

Зубы.

Начнем с зубов. Во-первых, все зубы вырастают к 2 годам. На втором году жизни вырастают обычно жевательные зубы. Их должно вырасти на каждой десне 4 зуба. То есть с каждой стороны по 2 получается. Последними растут клыки, так называемые глазные зубы. Это обычно бывает к 2 годам, но бывает, что это задерживается, и остатки вылазят на третьем году жизни.

Следующий момент, который мы должны знать, что то, что травмы зубов – это следствия нарушения внутриутробного развития. Любые травмы – кариес, черные зубы, в белую точечку; бывает, когда они начинают разрушаться, рассыпаться. Зубы закладываются на 7–8–9 неделях развития. Если в этот период времени были какие-то травмирующие факторы, это отразится на здоровье и молочных, и коренных зубов. Например, УЗИ-исследования, применение каких-то препаратов (обезболивающих, антибактериальных и других), поход к гинекологу, стрессы всевозможные. Не рекомендуется попадать в автокатастрофу, например. Можно потом ребенку сказать: «Вот этот зуб у тебя вот от этого такой плохой…». Бирочки заготовьте, и будем наклеивать.

Хочу сказать, что эта травматизация влияет как на молочные, так и на коренные зубы. Потому что они закладываются вместе, практически одновременно.

Следующий вопрос у нас – про чистку зубов. Мы должны знать, что во рту ребенка, который находился на нормально организованном грудном вскармливании или на не очень нормально организованном, но грудном вскармливании, идеальный баланс, который нарушать нежелательно. Этот баланс во рту у детеныша поддерживается практически до 3-летнего возраста. То есть если он находился на нормальном грудном вскармливании, если ему был нормально введен прикорм, так, как это и должно быть, тогда у него во рту все в порядке и там ни о чем не нужно переживать. В чем выражается этот порядок? В том, что белые налеты на языке равномерно окрашены. Ровная поверхность слизистой на небе и щеках. Зубы белые, блестящие, эмаль нормального естественного цвета, и нет налета на зубах. Они гладкие, и, когда вы их трогаете, чувствуется, что там налета очень мало, практически нет его. Если налеты образуются, значит, там нарушена флора все-таки.

В результате чего могут образовываться налеты? Когда нарушается баланс. Баланс в силу чего может нарушаться? Если есть какие-то процессы в организме, например, воспалительные. Если ребенок заболел, обязательно у него во рту будет вот это все. Дисбактериоз может привести к образованию налета. Врезались зубы. Если болезненно режутся зубы, какие-то 2–3 дня там подъем температуры, нарушается баланс. Он восстанавливается за 2 недели, если не трогать. Если, когда мы переболели, образуется сильный налет, можно чистить бинтиком. Бинтик на палец – и очищаете налет, чтобы больше ничего туда не вносилось. И при нормальном питании у ребенка все восстанавливается во рту. Просто следить нужно за тем, чтобы были хорошие чистенькие зубки. Если во рту все в порядке, то кариесные процессы там не будут развиваться. Даже если и есть точки поражения – куда кариес собственно и гнездится. Где он может повредить эмаль? Там, где она была уже травмирована. Поэтому если во рту баланс соблюден, очень низка вероятность, что эти точки поражения станут очагами кариеса. То есть они когда-нибудь станут, но не так сразу. Как правило, это возникает к 6 годам. А вот в маленьком возрасте зубы сохраняются очень хорошие.

Теперь хочу обратить ваше внимание, что ребенок сам начинает чистить зубы, когда видит, чем занимаются его родители. Он тоже хочет эту патологию – берет зубную щетку, зубную пасту… То, что он там ковыряет во рту зубной щеткой, – это он не чистит зубы; и пускай себе, ради бога. Единственное что, для ребенка нужно приобретать детскую зубную пасту, которую можно есть. Потому что он на самом деле пастой зубы не чистит. Он думает, что вы там едите таким образом. Что-то накладываете – и в рот. Он вас не подозревает в этих глупостях, поэтому честно думает, что это такой специальный завтрак космонавта из тюбика. Продаются детские пасты – они карамелевые. Щетку желательно купить такую же, как у вас. Они, как правило, хотят быть очень похожими. И, когда он пристраивается чистить зубы, вы, главное, следите, чтобы он слишком много пасты не съел. Они не все умеют полоскать. Они, как правило, набивают эту пасту в рот, потом водичкой запивают, а остатки сплевывают.

Теперь – про лечение молочных зубов. Хочу отметить, что молочные зубы нужно сохранять. Их нельзя выдирать по любому поводу. Обычно их удаляют на том основании, что это молочные зубы. Но от их наличия очень сильно зависит рост коренных. Чтобы они потом росли ровно, не было смещений и деформаций, нужно сохранять молочные зубы, насколько это возможно. Поэтому за их здоровьем, конечно, нужно следить и вовремя ставить пломбы, если есть такая необходимость. Во всяком случае, нужно, чтобы они как можно дольше оставались в десне. Пломбы можно ставить с любого возраста, если есть хороший специалист, который способен это сделать.

Что еще хочу сказать – про серебрение. После серебрения зубы достаточно часто высыпаются, просто выкрашиваются. Эта технология считается устаревшей, ее рекомендуется не применять, правда, в нашем Институте детской стоматологии говорят: «Да ну, тьфу на них, что они понимают в серебрении. Сейчас как посеребрим!» Сейчас существует Евромед, там есть детская стоматология, и они используют другие методы для лечения зубов. В Москве сейчас можно это найти.

Коренные и молочные зубы по форме похожи, но не одинаковы. Если между молочными зубами есть щели, не факт, что они останутся и между коренными. Более того, бывает, что коренные сначала растут редко, а потом уплотняются, и к подростковому возрасту выглядят совсем по-другому.

Нос, уши.

Давайте про нос и про уши еще скажем. Скажите мне, пожалуйста, – сейчас такой опрос маленький проведем – кто у нас каждый день ковыряется у ребенка в носу? Есть все-таки отдельные аборигены. А вы знаете, что нельзя ковыряться у ребенка в носу вообще? Во-первых, корочки – откуда они вообще берутся? Когда ребенок рождается, у него короткие и узкие носовые ходы. Любая шероховатость и комочек слизи вызывают бурные храпы, но при этом это не мешает ребенку дышать. Абсолютно не мешает. Он и рассчитан на то, что оно у него скопится, сколько надо, подойдет к ноздре и из ноздри выделится. И когда оно будет выделяться, это очень хорошо видно. Эту козявку можно зацепить, и она просто выпадает. Когда она уже в ноздрю спустилась, тогда ее извлекают. Как определить – можно вынимать или нет? Вот так нажимаете пальцем над ноздрей. Если оно вывалилось, значит, оно вывалилось. А если не вывалилось, то это его часть тела! Нельзя трогать. У грудничков, если видно, что козявка застряла, а носик маленький, достать ее нельзя, тогда закапывают молоком. Он чихает, и все выходит.

Если же этого нет, тогда доставать эту слизь нельзя, поскольку приводит к гиперсекреции слизи. Чем больше вы извлекаете, тем больше вырабатывается. Весь организм так работает. Поэтому трогать не надо. В норме знаете, как у ребенка выделяется слизь из носа? Примерно 1 раз в 2 недели. Если его не трогать, она сама вываливается – сухая корочка. А если ковыряются, то там могут быть самые интересные вещи.

На втором году жизни они замечательно умеют высмаркиваться. Если насморк, жидкие сопли, они носом дышат, как паровозики. Если они мешают, тогда просто выдуваются. Там понятно, что гиперсекреция, потому что воспалительный процесс. Обходимся без капель в нос, потому что грудные детки болеют 1 день, максимум 3 дня.

Значит, определили, что в носу мы не ковыряемся. Если ковырялись, что руки приклеиваем куда-нибудь пластырем, чтобы не рвались. И очки черные оденем, чтобы не было видно. И дождитесь, пока там все восстановится. Восстановление – это процесс достаточно длинный, может 2 месяца пройти. Иначе не восстановите баланс. Можно в ванную пойти, распарить его немножко, тогда сухие корочки выпадают. Только не надо в ванную ходить 3 раза в день.

Теперь давайте про уши. А знаете, как уши чистят у детей? Скажите честно, кто ковыряется в ушах? Что значит «чистить уши ребенку»? Откуда вообще пошло это выражение, кстати о птицах? Нет-нет, не ершиком. А детки в детстве так и думают: говорят, и сказка есть такая: в одно ушко залезло, в другое вылезло.

У маленьких деток активно работают ушные и заушные сальники. Там образуются корочки, с частотой примерно раз в месяц, и имеют такой коричневый неопрятный вид. Они могут быть практически по всему уху, в частности, в дужке. Если у вас мало сальников, там будет просто небольшой белый налет. То есть чистить уши – это счищать вот этот коричневый налет. Это не в ушной проход палку вставлять! А именно снимать эти корочки. Сера никогда не удалялась из уха, и удаляется только то, что находится около козелка. Там иногда выделяется кусочек серы – его нужно снять. Если у ребенка с ушами все в порядке, вы его осматриваете раз в месяц и где-то только раз в полгода видите этот кусочек серы, потому что в ухе все хорошо. Оно само с собой разбирается.

Если ребенок болел и был какой-то воспалительный процесс, нарушился баланс флоры – начинаются более активные выделения. Тогда можно после болезни какое-то время достаточно часто видеть, что сера выделяется. Она удаляется только та, которая выделилась, и около козелка. Потом все восстанавливается, и опять выделений нет. Вообще гиперсекреция серы говорит о том, что что-то не в порядке в организме. То есть это может быть не просто ухо нездорово, это может быть что угодно. Или это как раз из-за того, что в раннем детстве нарушили там все. У кого пробки образуются? У тех, кому регулярно чистят уши, как положено, раз в неделю. Приводит это к тому, что нарушается все настолько, что и восстановиться толком не может. Природа же не просто так сделала, чтобы вы не могли войти в ухо и в нос.

Волосы.

Следующий номер нашей программы – это волосы. Мы всегда начинаем говорить про волосы со стрижки. Скажите мне, кто у нас брил детей? Давайте этот вопрос решим с самого начала и начнем со сказочки. Давным-давно, в стародавние времена существовал обряд инициации. Мальчики и девочки, которые рождались в поселениях, считались бесполыми существами. Жили они, жили, считались стихийным бедствием. Их не стригли и вообще ничего им не делали. Доживали они до года, и их приобщали к семье. Потому что считалось, что ребенок – это такая сущность, практически душа, которая очень мало привязана к телу. И в годовалом возрасте считалось, что она, наконец, тело более или менее обретает, и ее нужно приобщить к семье. Если у нее были волосики – у этой души – к этому моменту, тогда осуществляли ритуальный постриг и состригали прядочки по бокам, крестообразно. Вот постригли его таким образом и отпустили на волю вольную. Опять никто его не трогал.

И так он и ходил себе. Косы девочкам не заплетали, мальчикам волосы не стригли и не подбирали никак. Вот они как бегали лохматиками, так они и бегали. До 5–6 лет. И, в зависимости от рода-племени, в 5 или 6 лет проводили обряд инициации, то есть посвящали их в живые. Считалось, что у ребенка бесполый период закончился, и он входит в семью как мальчик или как девочка. То он стал живым в годовалом возрасте (а у некоторых – в трехгодовалом возрасте), а в 5–6 лет он приобретал пол. И мальчиков стригли, а девочкам косы заплетали, и одевали их в одежду по половому признаку. И с этого момента они расходились на две половины – на мужскую и женскую.

Христианство очень много взяло из этих обрядов. Вообще все религии вышли из предрелигии и несут ее черты. Таким образом, это было, и было это замечательно, потом в какие-то религиозные течения эти моменты вошли. И вот дожили они до 19 века. И завелась в 19 веке тифозная вша. И стала она косить народ. И все очень переживали за деток. В волосах-то ее не найдешь! А если побрить налысо, то она замечательно ловится. И стали они всех брить. На всякий случай. Вместо пострига. Вот так они дожили до 20 века, и пока они весь 19 век брили детей, они подзабыли, что это они такое делают. И поэтому стали говорить, что в годовалом возрасте ребеночка надо побрить. Просто. Уже тифозную вшу побороли, но память уходит, поэтому так и стало происходить. И уже никто не помнит, зачем и почему; мы просто говорим, что старые люди так делали.

На самом деле бритье головы никак не влияет на рост волос. Там были эстетические соображения, когда стригли просто ровненько волосы. Потому что у деток очень часто волосы растут неодинаково. Особенно у девочек неприятно, когда вот здесь такая плешечка, а здесь такие пейсики болтаются. Или когда у мальчика головка тут лысенькая, а тут чубчик, как у казака. Поэтому можно, конечно, постричь и привести в порядок, чтобы голова была симпатичная. Потом, есть еще такой момент, когда не вскрываются все луковицы. Волосики тоненькие, не все луковицы могут прорасти. Поэтому чтобы облегчить им процесс прорастания, если волосы очень редкие, тогда брили. Говорят, что если побрить, волосы гуще станут. Но сколько луковиц есть, столько и есть – их от бритья не прибавляется. Но за счет того, что побрили, нарушили слой кожи, смогли волосы прорасти. Вот и стало гуще.

Вот это вещи, которые видны на головке маленькой, прозрачной. Вы можете решать сами, но не потому что память отшибло, а потому что вы ориентируетесь в том, что вы делаете и зачем. То есть в таком бритье нет никакой необходимости.

Причесывать ребенка каждый день нет необходимости. Необходимость возникает, когда мы начинаем выходить в свет. Причесывание усиливает работу сальников. Волосы сразу начинают салиться. У нас Мася берет расческу, поворачивает зубцами вверх, краем себя по голове гладит и говорит, что я уже расчесалась. Мы ее расчесываем, когда видно, что волосы начинают сбиваться. Это происходит раз в месяц. Когда начинают волосы сваливаться? Когда они начинают головой обо что-то тереться. Когда попадает пыль или перышко, вокруг него и начинает сбиваться волос. Его надо просто убрать. А так у них все в порядке с прической. У всех детей лет до 9 нет никакого желания расчесываться. А потом они вдруг становятся такие порядочные, им так хочется что-то с собой сделать.

Теперь про молочную корку скажем. Знайте, что шелушечки снимаются только тогда, когда они шелушатся. То есть когда молочная корка приобретает неопрятный вид, как будто струпья болтаются. Они просто пальчиком сколупываются. Они могут уже и не быть, просто если сальники хорошо работают, они выдают такую корку мощную! Если она есть, мы ее просто сколупываем, и если моем волосы в ванне – смачиваем, и она смывается. Эти сальники, точно так же как и все остальное, лучше лишний раз не трогать. Потому что если начинаешь эту корку активно удалять, она начинает активно вылезать. Если она начинает сама отваливаться, это говорит о том, что она свою работу сделала, и вы можете ее удалять.

Теперь у нас купание и мытье головы. Купать нам рекомендуется ребенка – его можно купать каждый день, можно через день, можно раз в неделю. Только подмывать надо почаще.

Моем мы его без моющих средств. С нашей кожей происходит все то же самое, что с ушами и носами. На нашей коже есть верхний защитный слой, который нельзя разрушать. Если мы этот слой смываем, наша кожа занимается тем, что она его восстанавливает. Когда она занята самовосстановлением, ей не до инфекций, которые могут пройти мимо. Кожа является не только органом эндокринной системы; она является и самым большим органом иммунной системы. И нам не следует бесцеремонно вмешиваться в ее функции, потому что это приводит к прогрессированию кожных заболеваний. И инфекционными заболеваниями человек может болеть чаще, если он часто моется.

Давайте я вам расскажу про эксперимент замечательный, который проводили в Европе в связи с кожей. Они взяли несколько десятков отважных людей, и условие эксперимента было такое, что они не должны были мыться в течение года. Никакими моющими средствами и водой. Только локальные места можно было. Там была одна группа типа здоровых и другая группа с кожными заболеваниями. Ну почему «типа» – потому что в Европе здоровых людей нет, просто кожных заболеваний у них не было, откровенно не вылазило. А те были и с кожными проявлениями – нейродермиты, аллергии разные. Они начали эксперимент, прожили 3 месяца, ничего не увидели, стали уже расстраиваться, но пока они расстраивались, прошло еще 3 месяца, и у них стали уменьшаться кожные высыпания. Стала кожа очищаться. Через год они вышли здоровенькими, причем подлечились даже те, у кого не было кожных заболеваний, а были только внутренние проблемы. С пиелонефритами у них стало полегче, с циститами какое-то облегчение наступило. Результат эксперимента таков, что когда кожа занимается самовосстановлением, иммунная защита направлена не на то, чтобы сражаться с патогенной флорой, а занимается тем, что себя восстанавливает. А те размножаются, им хорошо. Поэтому учащаются заболевания, в частности хронические, связанные с неправильным уходом за собой. Такой вывод из эксперимента был сделан.

Я имею небольшое отношение к культуре Франции. Так, Англия и Франция не умываются, потому что считают, что это вредно для.

Лица. Что кожа становится морщинистая. Они как умываются? Она входит в комнату с влажным воздухом, там 15 мин находится, увлажняется, сколько ей надо, и выходит. Вы себе можете позволить поставить такую установку, которая специально будет создавать влажность воздуха такую, чтобы вы туда вошли, увлажнились и вышли?

Ребенок может мыться у вас раз в день, то есть просто плескаться в воде. Если жара на улице, он может прохладной водой обмываться 4–5 раз в день. Вы можете добавлять череду, ромашку. В большую ванну нет смысла добавлять, только в небольшую емкость, если не пугается темной воды. Но ему не нужно использовать моющие средства. Если мы возьмем саму нашу воду, да еще туда добавим моющие средства с лосьонами, тогда можете поставить памятник своему иммунитету. Пену для ванн лучше ему и не показывать. Забивает поры и ужасно портит кожу. Подмываете тоже без мыла. Подмываете с мылом только тогда, когда там есть какое-то раздражение.

Теперь давайте про волосы. Во-первых, когда мама купается вместе с ребенком в ванне, ей следовало бы научить малыша мыть волосы водой сидя и запрокинув голову назад. Это то, чему ребенка просто учат в маленьком возрасте, пока волос особых нету. Иначе у вас потом проблемы будут очень большие. У ребенка волосы моются просто водой примерно 1 раз в 3–4 дня. Душ портит волосы. Лучше поливать из ковшика или чашечки, когда струя широкая. Вымытые волосы вы можете вытереть, а дальше он у вас ходит с мокрой головой. Шапочек никаких не надо, феном тоже не надо. Оно такое хорошее, не надо его ничем. А то дустом еще потрусите.

Еще отметим, что моющими средствами можно мыть те места, где мы так испачкались, что другими не отмывается. Бывает, когда ребенок залезает во что-то типа мазута, и ничего с ним не сделать. Или пришел с улицы – считайте, что вы контактировали с неотмывающейся грязью. С утра он не нуждается в умывании. Мытья с мочалкой у нас тоже не бывает.

Смотрите, сколько лишних моментов мы сняли, чтобы не грузились. Да, а ногти – это отдушина, оторвемся на ногтях! Ногти каждый день не стрижем. На руках раз в неделю, на ногах раз в месяц. Они с такой скоростью и растут. Первый раз возникает нужда постричь ногти у ребенка на ногах только в 2–3 месяца. Между прочим, там то же самое: чем чаще стрижете, тем быстрее растет. С волосами все то же самое.

Закаливание и самозакаливание.

Теперь у нас следующая замечательная тема – закаливание и самозакаливание. Сначала разберемся с тем, что такое закаливание. Запишем определение. Закаливание – это формирование устойчивости организма к внешним воздействиям. Результатом закаливания должна стать выносливость. Мы считаем, что закаливание – это только по отношению к температурам, причем почему-то только к холодным. На самом деле, чтобы перенести жару, надо иметь недюжинные способности! Закаливание – это самые различные виды выносливости: чтобы мы могли перенести повышенное и пониженное давление, не боялись травм и ссадин, чтобы могли ходить босиком по колючкам. Но нас почему-то заклинило на температурах. Поскольку мы живем в условиях суровой зимы, нам кажется, что это самое главное в нашей жизни.

Теперь обратимся к тому, как ребенок занимается закаливанием и самозакаливанием. В основном он занимается именно самозакаливанием. У детеныша возникает естественная потребность испытывать свой организм на выносливость, и он упражняется в этом. В частности, с 11 мес., с годовалого возраста они могут залазить в разную воду – горячую, холодную – и пробовать, как у них получается – выдержу или не выдержу. Они тренируются ходить босиком, тренируются в самых невероятных вещах, чтобы испытать себя на выносливость, закалить свой организм. Им просто не нужно мешать это делать.

Когда они занимаются сами, у них есть цель, это не вызывает никакого насморка. Он же понимает, что он делает. Это когда с ним что-то сделали, он подавленным оказывается, это не идет ему на пользу. А когда мы сами проверяем себя, с нами никогда не происходит никаких неприятностей. Ребенок сам обучается регулировать свои ощущения. Здесь важно не стоять у него над душой с палкой, чтобы он научился понимать свои состояния, что такое холодно, что такое горячо. Потому что когда мы этот процесс начинаем регулировать и вмешиваемся, единственное, чего мы добиваемся, это сбиваем ребенка с толку. И он не понимает тогда, где он замерз. Он понимает, что перегрелся, когда ему стало так плохо, что уже невмоготу.

Смысл заключается в том, что специальных процедур закаливания для детей до 3-летнего возраста не существует. И они вредны, потому что они дезориентируют ребенка и приводят к стрессу. То есть они угнетают защитные силы организма, а не увеличивают их. Просто надо учить ребенка регулировать свои ощущения. Если вы по опыту знаете, что это уже слишком, можно попытаться мягко вмешаться – унести ребенка, отвлечь. Но они, как правило, обучаются регулировать нагрузки сами и очень хорошо их дозируют. Но если вы уже где-то нарушили этот процесс, вы должны дать ему возможность нормально туда выйти, понять, где и что. Он может разок перегреться и разок замерзнуть. Но ваше вмешательство не для того, чтобы его задавить, а для того, чтобы его сориентировать.

Когда вы выходите на солнце, лучше не одевать головной убор, а дозировать время. Время для каждого ребенка индивидуально.

Солнцезащитные кремы, шампуни, все, что вы мажете ребенку, проверяйте сначала на себе. Мне тут подарили шампунь – гипоаллергенный, супер-пупер, а я как помыла им голову, я просила, чтобы меня срочно спасли после этого.

Прогулки.

Теперь обратимся к прогулкам. Давайте начнем с того, для чего прогулка нам вообще нужна. Прогулка нужна для удовлетворения познавательных интересов, для реализации моторной активности. Еще она нам нужна для закрепления поведения следования – это побочный эффект. Когда говорят, что прогулки у нас для того, чтобы дышать кислородом, меня всегда очень интересует, где он, этот кислород. Ткните пальцем, в каком месте я могу его получить! В Москве кислорода нету даже в лесу. Вот если вы живете на 22 этаже, то там еще появляется кислород, но тут же наступает высокогорное кислородное голодание. Особенно мне нравятся бегуны, которые вдоль трассы бегают – они там дышат свежим воздухом. Мы живем рядом с Балаклавским проспектом, и там были два бегуна. Вот они все бегали вдоль трассы. Потом мы смотрим – уже один бегает. Это точно токсикоманы. Поддерживают имидж.

Теперь обратимся к тому, какая одежда должна быть для прогулки. Поскольку на прогулку мы выходим как на работу, одежда у нас должна быть приспособленная для выполнения работы. Во-первых, она не должна бояться грязи. Это особенно касается весенне-осенней одежды, с которой должна легко убираться грязь. Есть фирма «Шалуны» – говорят, что на ней грязь скатывается и потом просто вытирается. И сама одежда легкая: когда ребенка одеваешь, он не чувствует себя валенком неповоротливым, а двигается. Когда вы подбираете одежду, там должно указываться, как она реагирует на грязь и как она стирается. Потому что она должна быть легкая в уходе. Она будет пачкаться обязательно, и вы не должны дрожать по тому поводу, что он что-то перепачкает. Тогда это будет не прогулка, а сплошной кошмар. Обувь тоже должна быть приспособленная: в ней должно быть возможно ходить по лужам. Потому что ходить по лужам – это самое замечательное занятие, которым можно заняться на прогулке.

Демисезонная одежда: там самое удобное – это комбинезон. Или штаны-комбинезон и сверху курточка. Летняя одежда: и для мальчиков, и для девочек удобно, когда это штаны, которые прикрывают коленки, и кофты, которые прикрывают локти. Во-первых, это связано с тем, что колени и локти – это то, что бьется чаще всего. Кроме этого, насекомые. У нас комары традиционные, слепни и мошки в некоторых местах. Поэтому в лес в трусах мы не идем.

Теперь – цвет одежды. Если есть трава, дети обязательно в траву падают и об траву мажутся. Хаки – самый хороший цвет. Брюки, во.

Всяком случае, должны быть такого цвета, чтобы следы травы не были видны. Когда вы идете на прогулку, они очень хорошо понимают, что все должно быть хорошо и спокойно. Летняя одежда тоже должна быть легкой в уходе, чтобы ее было легко стирать и она потом имела нормальный вид.

Теперь – что касается летней обуви. Обувь подбирается в зависимости от состояния сустава. Если сустав не очень крепкий – часто бывают слабые голеностопные суставы, когда нога в них как бы ходит. Это видно, когда детеныш садится на коленки, и у него ступня очень сильно вращается, как на шарнирах. Вот если сустав слабый, на прогулку лучше обувь, которая поддерживает сустав. Если слабые суставы, нам важно ходить босиком, ходить по ступенькам и лазать по деревьям. Если мы идем по тропинке, где много камушков и можно споткнуться, нам нужна обувь, которая держит голеностоп. Это не только ботинки, есть сандалии с высоким верхом. Ортопеды и хирурги это определяют без всяких трудностей – просто спросите у них, как суставы себя чувствуют. Если у нас нет слабости суставов, мы ходим в любой обуви, какая нам нравится. Вообще любая обувь вызывает атрофию мышц. Мы должны достаточное время ходить босиком, чтобы этого не было. Если идете в лес или на чистый берег, можете ходить босиком.

Дети летом лучше гуляют в открытых сандалиях, но вы смотрите по состоянию ноги. Кому-то и в кроссовках ничего, а кто-то в них умирает. Единственное требование для всей обуви – подошва должна быть мягкой, гибкой.

Теперь по поводу поведения. Прогулка для ребенка отсутствует. Прогулка присутствует для мамы. Поскольку ребенок от года до 3 предназначен для того, чтобы следовать – это его главная задача в жизни – он не понимает, как можно ради каких-то глупостей выходить на улицу. Поэтому гуляет у нас мама. Это мама выходит на прогулку, реализует там какую-то цель и берет ребенка с собой. Он гуляет как бы при ней, сопровождает ее. У мамы цель может быть разной. Она может пойти, чтобы покопать лопаткой в песочнице. Чтобы сломать веточку. Чтобы собрать листья. Вот такая мама – немножечко со странностями. Вы должны придумывать себе какое-то дело и куда-то целенаправленно идти, чтобы за вами можно было следовать. А когда вы возвращаетесь, сделав какое-то важное дело, вы можете задержаться на песочнице или около качелей постоять часика 2–3. Если мама следует, то она следует, как паровоз. Все остальное – проблемы ребенка. У нас тигры в кустах, они могут выскочить, поэтому никуда деться от мамы нельзя. Между прочим, хочу сказать в пользу тигра: дети в лесу себя ведут совершенно по-другому, чем в городе. Когда мы выходим на территорию, где бегает дикий кабан, и это хорошо видно по следам всяким разным, дети – никаких вопросов нет. Тигр – это такая ситуация, где ничего объяснять не надо. Как только попал по факту в эту ситуацию, ничего объяснять не надо.

Как у нас это происходит. Когда мама выходит, она должна четко следовать. Если вы выходите просто поболтаться по улице и никуда не следуете, то, конечно, что за вами следовать. Тогда вы должны следовать за ним. А когда вы следуете, деваться некуда. И как начинается на прогулке тренировка поведения следования? Когда ребенок начинает уверенно ходить, мы отказываемся от колясок и берем ребенка на прогулку пешком. Все причиндалы типа колясок, ходунков и прочих ограничителей убивают реакцию следования. Мы его одеваем, выходим за какой-то маленькой целью минут на 20. И если мы идем к цели, мы поставили ребенка, он прошел с вами за руку, сколько смог пройти, потом вы его берете под мышку и несете какое-то время. Быстро. Потом опять его ставите. Он у вас проходит 2–3 шага, вы его опять подхватываете и опять идете. И так, по мере овладения навыком ходьбы на улице, он учится за вами следовать. Если вы это начинаете делать, у него потом не возникает вопросов, куда идут и зачем идут. Там должен наступить момент, когда он хорошо начинает ходить. И вот он какое-то время идет за вами, потом на что-то отвлекается и идет в другую сторону. Тогда он просто подхватывается и несется в вашем направлении. Причем когда вы его несете, вы должны идти очень быстро. Если вы просто гуляете по Бродвею, вы идете не спеша, и он это понимает. Если вы действительно идете к цели, то вы идете быстро.

Норма – это когда ребенок следует за вами, только начав ползать. Если он не успевает, он сигнализирует вам, и тогда вы подождете, пока он подползет. Уже в этот момент это поведение приобретается. И когда вы начинаете ходить, оно не теряется. Оно теряется только на уровне маминых мыслей, маминого поведения. Вам нужно где-то в себе это найти. Это требуется от ребенка, когда вы пошли на чужую территорию. На защищенной территории это от него не требуется.

Когда вы начинаете переучивать ребенка, вы должны игнорировать его поведение. Вы должны вести себя, как будто ему 10 мес. и вы в упор не видите, что он от вас убегает. Вы его поставили, за руку взяли, провели. Даже если он плачет, вырывается и хочет идти по своим делам, вы на это не реагируете. Просто это невозможно сделать за один раз, и какие-то излияния ваши совершенно бессмысленны. Нужно просто не замечать этого поведения.

Наши дети убегают потому, что за ними бегают и никто от них не требует следования. Нашим детям не нужно следовать. Это все началось с того момента, когда у нас ввели профилактическую прогулку для дыхания свежим воздухом. То есть когда перестали ходить по каким-то делам, а стали праздно шляться по улицам. Если бы вы жили в доме, вы бы тоже гуляли, но это не было бы прогулкой. Вы бы выходили на улицу, потому что вам это нужно по делу. Теперь, с одной стороны, вам нужно выходить на улицу, потому что вы должны знать, что там делается, но профилактически не хочется, поэтому надо придумывать какие-то дела. Ребенку обязательно сообщается об этом деле: «Я иду туда-то и беру тебя с собой».

Остановиться покачаться на качелях можно на обратном пути, когда дело сделано. Но если у вас долгий путь, вы можете сделать привал, покачаться на качелях, потом сделать дело. Ситуация должна быть разная, все зависит от срочности нашего дела. А как же наша социальная адаптация? Он что, будет только к одной модели привыкать? Он потом вам будет говорить: «Мама, ты не сделала дело. А ну-ка встала с качелей!».

А теперь я хотела перейти к бегунам, которые убегают на прогулке. Как делают дети, которые не следуют? Они просто идут в другую сторону и не оглядываются. И они могут уйти очень далеко. Это не 10 и не 20 метров; это 300, 500 метров. А будете за ним бегать – он еще шибче прибавляет ходу. Как раз к 2 годам мы уже можем иметь хороший запущенный вариант. Как правило, бегуны – это результат приобретенного поведения неправильного, которое у нас в обществе декларируется. Я наблюдаю, как в Битцевском парке гуляют родители. Мне всегда это очень нравится, очень меня забавляет. Идет такая девочка, мама ей говорит: «Даша, иди по дорожке!» Мама запыхавшаяся где-то в 20 метрах от девочки, девочка идет впереди. Девочка слышит, что мама кричит, она поворачивается к маме, делает хитрые глазки и идет прямо по кустам. Мама опять за ней бежит по кустам и кричит. Даша пошла, пошла и скрылась в лесу. Непонятно, кто за кем следует. И как она потом будет ее ловить – тоже непонятно. У наших детей такое желание тоже иногда возникает, но пропадает буквально сразу. Потому что у нас на прогулке гуляют мама с папой. А все остальные могут быть при них, могут не быть при них… Потерялся – это твои проблемы. Поэтому теряться никто не хочет. Мы можем, конечно, подождать, если нас предупредили, но можем и не подождать. «Ой, подождите, подождите, я от вас отстал на целых 2 метра!» – «Ничего, мы тебя еще видим. Ты нас догонишь».

Так вот, когда убегают, здесь действительно очень важно это отношение. Когда вы ребенка не ловите, у него пропадает желание убегать. Потому что очень часто это начинается с того, что игра такая получается в догонялки. Ребенок убегает, вы догоняете – это же приятно так, игра чудесная. Поэтому мы на прогулке играем в другую игру: у нас мама идет, а мы ее догоняем.

Здесь очень важно ребенку обозначить опасность. Когда они убегают на прогулке, они не понимают степень своего риска. Рекомендуется такая инсценировка: нужно с кем-то договариваться, чтобы кто-то изобразил чужого дядю или тетю, который бы поймал потерявшегося ребенка и натурально его стал бы забирать или в мешок попытался бы запихнуть. Даже когда ребенок с готовностью идет к чужим, что уже само по себе очень опасно, то когда его начинают в мешок запихивать или изображают такую попытку, он натурально пугается. Тогда мама должна его спасти. Те, которые убегают, они действительно не осознают опасность. И нужно приложить усилия, чтобы они начали ее осознавать.

Когда мы лечили бегунов от 1,5 до 2,5 лет, мы придумали мифическое существо – переодели человека, замаскировали его. И вот мы гуляли, и дети говорят: «Ну и где этот ваш Бабай, покажите нам его!» И тут из кустов выходит Бабай! Дети мигом сообразили, позабирались на мам, прямо на головы. А Бабай прошел и скрылся в кустах. Ничего больше не потребовалось.

Человек, с которым вы договорились, должен понимать, насколько запугивать ребенка. «А ну-ка, мальчик, сейчас я заберу тебя с собой!» – «Пойдем, дядя!» Нормально! Дядя говорит: «Сейчас я тебя запихну в мешок!» – «Сувай!» Дядя запихнул, завязал. «А теперь неси!» – говорит ребенок. Дядя говорит: «Слушайте, что мне делать с вашим ребенком?» Вот вы говорите, что будет у ребенка шок. Шок будет у того, кто его пугает! Когда он не понимает опасности, это очень сложная задача – заставить его испугаться. Я знаю случай: у нас была бесстрашная девочка. Которую дядя специально напугал, а она говорит: «Давай, пошли. Я тебя сейчас приведу к киоску, тут у нас чупа-чупсы продаются». В общем, дядя был не готов. У него мешка не было, он был в шоке. Он потом сказал: «Заберите свою девочку. Пристала ко мне!» Убегал от нее. Она говорила: «Дядя, ну куда ж ты!» И потом эту девочку – так повезло – просто вышла какая-то злобная тетка, они где-то гуляли. Между гаражами. И вышла какая-то смотрительница – такой бабец – и говорит: «Ты что тут без мамы делаешь? Я сейчас тебя в милицию отведу!» Девочка стала кричать: «Мама, мама!» Вот она так непроизвольно вышла, то ли она была под таким настроением… Напугала вусмерть этого детеныша. И он, наконец, испугался и перестал убегать на прогулках. А мама уже думала, что все. Потом она приходила и говорила: «Ой, нам так повезло!..».

Наша задача – не напугать ребенка, а обозначить для него опасность. После этого поведение нормализуется в течение недели. Если они действительно испугались, то первые три дня ходят пристегнутыми или просятся на руки. Если они просятся на руки, то лучше их взять. Их нужно жалеть. Бывают моменты, когда вы не можете их взять, но об этом нужно сообщать заранее. С детьми этого возраста вполне можно договариваться. И говорить, что здесь я могу брать тебя на руки, а вот здесь я не смогу, и тебе придется идти самой. Потом этот страх проходит, и они начинают просто ходить за вами. Нужно не терять этот момент, чтобы это поведение устаканилось и он привык за вами следовать. Где-то через месяц можно повторить этот опыт, чтобы возникла опасность. Уже необязательно мешок, но нужно, чтобы кто-то попретендовал на детеныша, чтобы вы могли сказать: «Вот видишь!..» После этого обычно рецидивов не бывает.

Это же касается животных. Если кошка начинает шипеть, не нужно говорить, что киса хорошая. «Видишь, какая она! Может тебя укусить». Положительное отношение к животным не означает неосторожного к ним отношения. Потому что собачки и кошки бывают разные.

Когда ребенок гуляет с бабушкой, она должна понимать, как поддержать реакцию следования. Но на самом деле на их прогулки вы особо повлиять не можете. Да это и не ваши проблемы. Ребенок ведь у вас существо социальное, и он с каждым членом семьи выстраивает свои отношения. Кстати, с папами и с дедушками дети гуляют гораздо лучше, чем с мамами и с бабушками. За ними они как раз следуют. Потому что папа на всякие глупости не отвлекается. Потому что папа на охоту ходит, а мама сидит на внутренней территории.

Давайте про безопасное расстояние еще скажем. Когда мы начинаем отрабатывать поведение следования, есть такое понятие, как безопасная дистанция. Ваша безопасная дистанция определяется очень просто. Поскольку предполагается, что у вас вокруг тигры бегают, вы должны ребенка спасти сразу. Вы должны сделать шаг и взять его рукой – это ваше безопасное расстояние. Это большой шаг и длина вашей руки. Если ребенок хорошо воспитан, он это расстояние соблюдает сам. Если у вас все шло правильно, то, как бы вы ни двигались, они этот радиус выдерживают совершенно четко. Даже когда они не ходят за руку. Когда вы в песочнице, это расстояние удлиняется. Когда вы идете, вы не сможете быстро спасти его от опасности, если он будет далеко. И у вас обзор закрывается. А когда вы сидите в песочнице, у вас обзор шире, поэтому он может отходить от вас примерно на 5 м.

Аптечка на прогулке и травмы на прогулке. Если мы гуляем в летнее время, нам желательно взять с собой на прогулку маленькую аптечку. Она должна быть действительно маленькая, которая может поместиться у вас в кармане. Это пластырь, желательно уже нарезанный. Бинт. Ватная палочка. Не для того чтобы в носу ковыряться! Йод – фломастер или пузырек. Мазь «Спасатель». Можно взять еще либо «Звездочку», либо есть такие небольшие упаковочки «Травмель-С».

Какие травмы на прогулке может получить ребенок? Это ссадины, рассечения, ушибы и укусы. Что такое ссадины – это когда повреждается верхний кожный покров. Если ребенок получает ссадину, то лучше всего ее смазать мазью «Спасатель». Если ссадина достаточно глубокая, то можно вокруг нее обработать кожу йодом и закрыть пластырем. И продолжать гулять дальше. Когда вы придете домой, вы это место промоете, еще раз смажете и оставите на открытом воздухе, чтобы там образовалась корочка и она начала заживать себе благополучно. Можно посушить феном. Дети, как правило, не обращают большого внимания на ссадины. Только из-за того, что больно было.

Следующая травма – это рассечение тканей. Вот это неприятно. Рассечение – это достаточно глубокая рана, и там, как правило, повреждается кожа на всей глубине и даже мышечная ткань может быть повреждена. Места, где получаются рассечения, – это подбородок, около глаза, колени, ступни и локти. Очень любят биться подбородком, когда спотыкаются и падают. На все рассечения на лице однозначно должен накладываться шов. Потому что если там делают стягивающую повязку, обязательно получается нехороший рубец, и с ним ничего не сделать потом. Поэтому лучше их зашивать – нужно на этом настаивать – и всегда иметь под рукой телефоны травмпунктов. Наш центральный травмпункт для этого не подходит, потому что там человек с открытым переломом может лежать 2 часа, и к нему еще врач даже не подошел. Местные травмпункты очень хорошо работают, но, например, с 10 до 4. Все травмы, пожалуйста, в это время.

Рассечения около глаза зашивают. Это делается в офтальмологических стационарах Филатовской и Морозовской больницы.

Если мы получили рассечение на прогулке, сразу накладывается повязка. Можно вокруг него йодом провести, только ни в коем случае на рану йод ни-ни. Накладывается повязка – и быстро в травмпункт.

Следующее – ушиб. Ушибы – это достаточно частое мероприятие. Лучше всего на место ушиба положить холод, но на прогулку грелку с собой не возьмешь. Поэтому если ушиб произошел, то делают йодную сетку – собственно говоря, проводят мероприятие против отека. Здесь помогает «Траумель-С» – он снимает отечность – или «Звездочка». Если есть холод, его нужно накладывать на 3–5 минут. Но они к нему очень плохо относятся – сопротивляются, не даются. Вот если намазал и отпустил – тогда все хорошо.

И укусы. Там тоже очень важно, чтобы не возникло отека. Даже от комариного укуса могут быть очень сильные отеки. Поэтому, если ребенка укусил комар, он сразу обрабатывается «Звездочкой». Бывает, отекает весь глаз, пол-лица заплывает. Или на руке волдырь образуется. У детей очень часто бывает такая реакция. Если есть аллергические реакции, можно давать антигистаминные препараты, но тогда надо врача приглашать. И если мы знаем, что у ребенка есть аллергия, то его нужно беречь от комариных укусов.

ДНЕВНИК РАЗВИТИЯ РЕБЕНКА.

Сейчас мы с вами рассмотрим развитие детеныша от года до трех ориентировочно по месяцам. Хочу сразу сказать, что все то, что мы говорим о каком-то месяце, важно, чтобы ребенок сделал шаги в возрастном развитии где-то в ближайшем окружении. За 2 месяца до этого или через 2 месяца после этого. То есть не значит, что он точно в этот месяц должен это сделать. Это говорит о том, как у нас в принципе идет развитие, что он должен делать какие-то шаги по своему возрасту где-то в соответствии с этими сроками.

Возрастной кризис.

Теперь отметим, что такое возрастной кризис. Возрастных кризисов в принципе быть не должно, потому что когда у нас есть кризис, это значит, что наше развитие и воспитание пошло совсем не в ту степь. Сначала у нас был только подростковый кризис, потом появился кризис 1 года. Возрастные кризисы – это результат неправильного воспитания детей, это отклонения в их развитии и нарушения, связанные с тем, что существует в обществе. Не имеют никакого отношения к здоровому, нормально развивающемуся ребенку. Как правило, до 3-летнего возраста дети доживают без всяких кризисов. У них бывают некоторые изменения в поведении, и с чем они бывают связаны? Они связаны с тем, что ребенок взрослеет, он чувствует в себе другие возможности, и он начинает перепроверять окружающих. Он перепроверяет это не с целью проверить, правильно ли вы что-то усвоили, а с целью убедиться в правоте своих действий и увериться в своих новых силах и возможностях. Как правило, в течение месяца это все мероприятие нейтрализуется. Это происходит примерно раз в 6 месяцев. Но это не означает, что он будет устраивать истерики и выделывать фокусы. В дневнике это как раз отмечено.

Год и 1 мес.

Теперь начнем с года и 1 мес. Я вам рекомендую смотреть книжку, а дополнения вписывать в конспект. В моторное развитие следует дополнить, что у ребенка начинается активное развитие вестибулярного аппарата. В связи с этим он начинает активно мотать головой, как бы говоря все время «нет». Это нагрузка на вестибулярный аппарат. Кроме этого, они начинают кувыркаться через голову, то есть пытаются: задирают попу и на голову становятся. Свешиваются вниз головой с дивана. Залазят на руки взрослого и тоже пытаются свешиваться вниз. Стучат себя кулачками по голове. Это связано с развитием вестибулярного аппарата, когда требуется дополнительная нагрузка, чтобы он развивался нормально.

Развитие мелкой моторики. Здесь нужно отметить, во-первых, что они начинают расковыривать пальцами дырочки, засовывать пальцы в разные щелочки. Причем чем это опасно – они засовывают пальцы в дверные щели. Поэтому если в доме есть маленький ребенок, перед тем как дверью начинать двигать, надо проверить, нет ли его поблизости. Палец может там быть воткнут. Надо ему обозначить, что дверь может пальцы пришибить, чтобы он поосторожнее к этому относился. Дырочки в розетках пытаемся расковырять. И дырочки на обоях. Если где-то на обоях оказалась дырочка, и взрослые ее не видят, потому что с другого ракурса смотрят, она расковыривается очень красиво. Пальчики мы развиваем таким образом.

Кроме этого, он развивает мускулатуру стопы и поэтому ходит по неровностям. Специально разбрасывает игрушки и по ним ходит. И использует ногу как руку для ощупывания предметов. То есть там рука – нога – рот. Обезьяна такая.

Что касается познавательного поведения. В этом возрасте ребенок начинает проявлять повышенный интерес к природным материалам. Это веточки, листочки, шишечки, цветочки. Мы начинаем их не просто рвать и мять; мы начинаем их рассматривать.

Теперь в пункте исследования себя. Исследуя себя, ребенок начинает исследовать свою голову. В частности, его интересует тот момент, где она у него, наконец, заканчивается. И вот мы начинаем хлопать себя ладошками по башке, чтобы определить, где у нее конец с той стороны.

Теперь особенности поведения. К ним относится то, что они все время пытаются усесться в различные маленькие емкости – сковородки, коробочки, тазики. Причем когда они устраивают туда свою попу, их вовсе не смущает, что емкость слишком маленькая. Попа должна туда поместиться.

Когда вы просите их показать что-то или принести какой-то предмет, они всегда или очень часто приносят не то, что вы просите. Но они это делают не потому, что не понимают, о чем вы попросили. Они как раз очень хорошо понимают. Они просто приносят вам лучшее с их точки зрения. Вы говорите: «Принеси мне бабочку». А он говорит: «Ну смотри птичка какая замечательная. Ну что тебе бабочка эта далась!» Они приносят то, что с их точки зрения кажется более важным, красивым и нужным.

Появляется такая форма поведения, когда мы начинаем лупить по лицу. Сначала, когда мы начинали ощупывать взрослого, месяцев с 7–8, мы начинали трогать лицо – рот, нос, уши проверяли на прочность. А потом мы начинаем, глядя в глаза, просто лупить. Здесь очень важно не запускать, чтобы это поведение не перешло одно в другое. Нужно четко отследить границу, где закончилось ощупывание и началось мордобитие. Если вы не отследили – а это очень сложно отследить – и мордобитие уже началось, нужно его прекращать. Нужно ограничивать движения рук, спускать с рук, ненавязчиво говорить, что мы так не делаем. Не будем маму бить, мы пошли гулять. Здесь совершенно бесполезно обижаться и что-то такое изображать, потому что это вызывает восторг и усиление мордобоя.

Теперь речевое развитие. Здесь единственное дополнение, что обязательно надо разговаривать с ребенком, и при ребенке с кем-то. Это как раз средство, которое помогает перевести пассивный словарь в активный. К годовалому возрасту мы уже имеем достаточно большой пассивный словарь. Чтобы ребенок вывел его в актив, он должен понимать, как это делается. Поэтому он должен слышать, как разговаривают люди. При ребенке ведутся любые разговоры. Только несогласия по поводу воспитания ребенка решаются в кулуарах. Все другие несогласия – при нем, только если вы не решаете свои вопросы с кольтами у виска.

Теперь что касается социальной адаптации. Нужно отметить, что дети проявляют особенный интерес к старшим детям. Они начинают смотреть им в рот и за ними следовать. Прямо «научи меня плохому». Поэтому старших надо показывать отборных.

Теперь – игра. У некоторых детей в этом возрасте появляется первая ролевая игра. Это чаще всего проявляется у девочек. Девочки могут играть с куклами, кормить их с ложки, прикладывать к груди, укладывать спать – все по правилам. У мальчиков обычно позже. Они часто начинают бытовые игры с молотком – забивают гвозди, строят домики. До 6 лет мальчики могут играть в куклы, девочки – в машинки, потом они разделяются.

Год и 2 мес.

Теперь год и 2 мес. Что касается освоения пространства. Ребенок знает название и расположение всех помещений в квартире. Более того, он знает расположение всех предметов мебели, содержимое всех шкафов и полочек, он знает исследованное пространство и неисследованное пространство. Области неисследованного пространства его особенно сильно влекут и притягивают к себе. Он точно знает, что эта область еще не исследована. Кроме этого, он продвигается в своем познании свойств предметов окружающей обстановки. Он понимает, что стулья, табуретки сдвигаются со своих мест, а комоды, диваны не сдвигаются. Он даже знает, кто может сдвинуть, а кто не может. И если нужно сдвинуть, то мы приходим к тому, кто может это сделать, и начинаем требовать. У нас была очень прикольная ситуация, когда игрушки завалились за комод. И Мася прикинула, что, наверно, Светелка может его сдвинуть, поволокла туда и стала ему объяснять, что там лежит. Он попытался – не получилось. Она подумала, пошла, взяла Севу – 19-летнего мальчика – привела его и стала ему показывать. Сева сказал, что сдвинуть он может, но там какие-то проблемы с проводами, и лучше бы папа. Тогда она совершенно быстро сориентировалась и привела папу. Все очень грамотно, между прочим. Они точно знают, кто и что может сделать. При переезде, чтобы освоиться в пространстве квартиры, ребенку достаточно 2 дней.

Еще такой момент, что в качестве подставки дети выбирают самый удобный и легкий предмет, а потом ходят по квартире и подставляют его везде, чтобы можно было достать на уровень выше.

Теперь – познавательное поведение. Сделайте пометку, что у ребенка возникает быстрая ориентация после пробуждения. Проснувшись, они мгновенно оценивают, где оказались.

Особенности поведения давайте отметим такие. Ребенок в этом возрасте перестает сосать руки и тащить в рот предметы. Уже наелся. Мы научаемся ковыряться пальцем в носу – это очень важное достижение. Предупреждаю вас, что очень важно, чтобы вы на это никак не прореагировали. Потому что если вы начнете охать, он будет прямо к вам подходить и вот так вот. Как только возникает гипертрофированная реакция, мы все время будем бегать за объектом и ему показывать: «Ну что же ты не реагируешь?» Если он выковыривает козявку, отведите его в ванную, и пусть там себе выковыривает. А не за обеденным столом.

Речевое развитие. Здесь есть деление на тех, кто говорит, и тех, кто не говорит. Если ребенок уже говорит, то в год и 2 он расширяет словарный запас. Если ребенок не говорит, у него возникает стремление заговорить. Порыв проходит: если он не успел заговорить, значит, не заговорил.

Книги и чтение. Ребенок не может выслушивать длинные сказки – «Теремок», «Колобок» и даже «Курочку Рябу». Зато мы замечательно слушаем всякие стишки: «На зеленом на лугу стоит кринка творогу. Две тетери прилетели, поклевали, улетели». Самое главное, когда вы сказку рассказываете, вы должны именно рассказывать. Она у вас никак не должна задерживаться на страницах. Книжка листается сама по себе, а стишок говорится сам по себе – это два совершенно непересекающихся занятия. У ребенка связи нет, и он считает, что сказка должна говориться, а книжка просто смотрится.

Теперь что касается социальной адаптации. Здесь у ребенка может возникать потребность в подтверждении его правильности. Если были какие-то огрехи, мы можем ходить и запрашивать, чтобы ему лишний раз сказали, что он правильный, замечательный, красавец неимоверный, и все у него изумительно. Они часто в этом возрасте совершают действия для проверки отношения к себе. Ему нужно понимать, правильный он или неправильный. Ему очень нужно. Чтобы вы ему подтвердили, что он хороший и самый любимый, хотя он, может быть, и ошибается.

Что касается игры. В этом возрасте дети начинают заниматься пирамидкой и игрушками, которые устроены по принципу матрешки. Вкладывать одно в другое.

В этом возрасте, что касается бытовых навыков и личной гигиены, мы приходим к тому, что становимся очень грудными детьми. У нас начинается самый замечательный грудничковый возраст.

Кроме этого, в бытовых навыках и воспитании отметьте, что в этом возрасте они начинают класть вещи на место, выполнять однозначные просьбы взрослых и следить за общим порядком в доме.

Те моменты, которые здесь отмечены, начинают носить не единичный, а систематический характер, прямо нарочитый, который трудно не заметить.

Лирическое отступление.

Сегодня у нас 18 апреля, наше предпоследнее занятие.

Начнем занятие с небольшого лирического отступления. Это маленькое краткое руководство по тому, как подготовиться к уходу за ребенком, как стать родителями. Его можно не записывать. Очень простые и полезные рекомендации.

Как готовиться женщинам. «Женщины, для подготовки к материнству наденьте халат, поместите в него спереди мешок фасоли. Оставьте на 9 месяцев. После указанного срока отсыпьте процентов 10 фасоли. Мужчины, чтобы подготовиться к отцовству, отправляйтесь в ближайшую аптеку, высыпьте содержимое бумажника на прилавок и позвольте продавцу взять столько, сколько нужно. Затем поезжайте в супермаркет и договоритесь, чтобы вся ваша зарплата прямиком перечислялась в их центральную контору.

Чтобы почувствовать, какими станут ночи, проделайте следующее упражнение. Ходите кругами по комнате с 3 до 6 вечера с мокрым кульком весом от 4 до 6 кг. В 22.00 положите кулек, поставьте будильник на полночь, проснитесь в 12 и до часу ходите с кульком кругами по комнате. Поставьте будильник на 3 часа. Поскольку заснуть вам не удастся, встаньте в 2, что-нибудь выпейте. В 2.45 опять отправляйтесь в кровать. В 3 вместе с будильником встаньте, пойте песни в темноте до 4 утра. Поставьте будильник на 5 часов. Встаньте, приготовьте завтрак. Повторяйте в течение года. Выглядите счастливыми.

Следующее упражнение. Удалите мякоть из дыни, проделав сбоку небольшое отверстие размером с шарик для настольного тенниса. С помощью бечевки подвесьте к потолку и раскачивайте из стороны в сторону. Возьмите миску размоченных кукурузных хлопьев и попытайтесь засунуть их ложкой в раскачивающуюся дыню, подпрыгивая, как кузнечик. Продолжайте, пока не закончится половина миски. Оставшиеся высыпьте себе на колени. Теперь вы готовы кормить карапуза.

Чтобы подготовиться к первым шагам малыша, перемажьте вареньем диван и занавески. Длинные занавески оторвите вместе с карнизом. Надкусите обеденную котлету, положите за музыкальный центр и оставьте ее там на пару месяцев.

Научитесь одевать маленького ребенка. Купите авоську и живого осьминога. Постарайтесь засунуть осьминога в авоську так, чтобы ни один из щупальцев не высовывался наружу. Время на выполнение – утро.

Приготовьтесь выйти погулять. Затем подождите в ванной полчаса. Выйдите на улицу, зайдите обратно, выйдите, снова зайдите внутрь, выйдите и пройдите по дорожке. Вернитесь. Опять пройдите по дорожке. 5 минут очень медленно идите вдоль дороги. Каждые 10 секунд останавливайтесь и рассматривайте окурки, остатки жевательной резинки, грязные бумажки, дохлых насекомых. Идите обратно, громко кричите, что с вас довольно, что больше вы так не можете. Добейтесь, чтобы соседи вас услышали. Вы готовы попытаться вывести малыша на прогулку.

Забудьте про спортивные автомобили и купите себе семейную модель. Не думайте, что она будет стоять перед домом чистенькая и сверкающая. Семейные машины так не выглядят. Положите в бардачок рожок шоколадного мороженого и оставьте там, пока не растает. Заклиньте монеткой окошко для кассеты в магнитоле. На заднем сиденье раскрошите пакет шоколадного печенья и на полученное крошево вылейте бутылку кока-колы. Проведите детскими граблями по обеим сторонам кузова. Вот так, отлично! Теперь у вас семейная машина.

Отправляйтесь в супермаркет, захватив с собой наиболее похожее на дошкольника существо. Идеально подходит взрослый козел. Если планируете завести несколько детей, возьмите соответствующее количество козлов. Покупайте ваш обычный ассортимент товаров на неделю, не выпуская козлов из видимости. Платите за все, что козлы съедят или поломают. Повторяйте все, что вы говорите, по крайней мере, 5 раз.

Непосредственно перед тем как завести ребенка, найдите семейную пару, у которой уже есть дети, и покритикуйте их способы воспитания, отсутствие терпения и то, что они позволяют детям вести себя буйно. Предложите, как улучшить режим сна детей, приучить их к горшку и просто научиться хорошо себя вести. Не забудьте получить от этого удовольствие!».

Это замечательная иллюстрация представления о детях в современном обществе! Между прочим, когда читаешь беременным, они не понимают, о чем идет речь. Они не понимают, что здесь такого веселого.

Год и 4 мес.

Теперь давайте продолжим заниматься дневником развития ребенка.

Следующее у нас – год и 4. Там, где идет исследование себя. К этому времени малыш находит свой пуп и начинает с ним заниматься. Они начинают там ковыряться и проверять пуп у всех окружающих. Чтобы вы не переживали: они себе ничего там не выковыряют, не проделают дырку в животе. Они просят взрослых показывать наличие пупков для сличения и очень радуются, когда обнаруживают сходство.

Речевое развитие. Если ребенок уже говорит, он расширяет активный словарь и может начать произносить трехсложные слова, во всяком случае, попытка будет присутствовать.

Теперь социальная адаптация и психоэмоциональное развитие. Здесь нужно добавить, что ребенок любит искать предметы, играть в игры, где что-то нужно найти. Они очень хорошо умеют находить предметы, которые не видят взрослые. Дело в том, что ребенок со своего роста лучше видит какие-то вещи, которые вы уже не видите. Вы можете что-то куда-то закладывать и забывать об этом, а ему видно, он знает, где это лежит. А поскольку у него хорошая память, он это еще и помнит. Очень часто бывает ситуация, когда вся семья чего-то ищет и не может найти, а ребенок что-то пытается им объяснить, а они отмахиваются. Тогда он садится, ждет, когда они успокоятся, потом идет и приносит им то, что они искали. Потому что он видел и так, где оно, но его никто не слушал. Можно использовать такое замечательное свойство детей.

Год и 6 мес.

Теперь что касается года и 6 мес. Это следующий этап развития ребенка. Здесь хочу отметить, что ребенок начинает упражнения в спрыгивании, по крайней мере, может начать. Та высота, с которой они спрыгивают успешно, связана с ростом ребенка; это 35–40 см, фактически со стула. Еще такая пометочка: это касается мальчиков. Девочки проявляют стремление спрыгивать с высоты ближе к 2 годам. То есть они могут прыгать на одной ножке, подпрыгивать, перепрыгивать через веревочку, но желания спрыгивать у них нет. Если ребенок не прыгает, может быть, он просто не догадался: примера у него не было. А может быть, испугался. Если вы начнете с ним прыгать, вы поможете ему какие-то страхи отсеять, показать пример. Вы можете и сами попрыгать – представляю картину! – а можете предложить ребенку игру, когда вы ставите его на возвышение и спрыгиваете. Провоцировать его спрыгивать, подтягивая за ручки, можно с небольшого возвышения, буквально книжку положить. Здесь очень важен пример. Надо, чтобы кто-то пришел в гости и попрыгал, и они очень быстро начинают это осваивать.

Теперь что касается познавательного поведения. Исследование себя. В этом возрасте детеныш начинает изучать свои возможности слышать звуки. Он может это делать и раньше, но, как правило, в этом возрасте упражнения носят целенаправленный характер. Что он делает? Он кричит что-нибудь, закрывая два уха, одно, другое, и слушает, что у него получается. Ему просто становится интересно, как это работает. Вот такая проверка. Потом начинает кричать «у-лю-лю», как индеец. Но поскольку у него самого рукой получается хлопать медленно, он приходит к взрослому и просит, чтобы ему сделали «у-лю-лю», чтобы красивее получилось. Моя Мася исследовала эти возможности, когда ей было год и 7. Она садилась на диван, вытянув ручки, что-то бубнила и закрывала уши. Если не знать, что это вот это, то можно и внимания не обратить. Разговаривать в шумном метро, кричать в ведро – то же самое. Они это исследуют, но вы не всегда можете понять, что же они делают такое.

Следующий момент к особенностям поведения. К полутора годам ребенок начинает показывать и приносить маме то, что она просит, а не то, что ему больше нравится. Кроме этого, они с большим удовольствием показывают картинки, предметы и с этого возраста очень любят рассматривать книжки. Картинки им нужно показывать 2–3 раза подряд.

Еще такая особенность поведения: мы начинаем кусаться и биться. А еще мы начинаем раздеваться и бегать голыми. Теперь смотрите: что касается кусания, это такой важный момент. Кусаем мы, как правило, тех, кто маленький – меньше, чем взрослый – и в том случае, если этот детеныш проявляет агрессию в адрес малыша. Так идут разборки в стае, как правило. Если старшие дети вдруг проявляют агрессию по отношению к младшему, с его точки зрения, то есть не бьют его лопатой по голове, а игнорируют его, ведут себя неуважительно по отношению к нему, то те начинают кусаться. Это большая проблема, и она сильно вылезает в детских садах. Там действительно могут приходить покусанные дети. И могут биться – по той же причине. В этом случае надо воспитывать и тех, и других. Без воспитания обеих сторон просто не обойтись. Старший не должен ни в коем делать выходок, которые унижают достоинство младшего. Что они обычно делают? Этот что-нибудь берет, а тот подходит и отнимает, как будто это не человек, а механическая кукла. И тот обижается ужасно и кусается. Поэтому старший должен относиться по-человечески, должен спрашивать, когда что-то берет, предлагать взамен, то есть вести себя, как взрослый. На поведение старшего распространяются те же правила, что и на поведение взрослого человека. А малыша надо учить, что кусаться не стоит. Чем это еще вредно: когда они начинают кусать детей, они могут это еще и на взрослых переносить. Это всегда происходит с отсрочкой по времени, с разрывом в месяц. Вдруг такие плоды замечательные – вот откуда они взялись? Только одно средство от этого избавиться – привести в порядок старших. Пока они будут вести себя безобразно по отношению к младшим, от кусания избавиться нельзя. У них ведь только одно оружие. Очень забавно смотреть, как 9-летний ребенок бежит от полуторагодовалого. Светелка убегал от Маси и говорил: «Она такая кусачая!» – «А ты наверняка у нее что-нибудь отбирал». Это всегда было именно в такой ситуации. Или она что-то устроит, а он придет и переставит. Она тогда начинает с ним разбираться или просто подходит сзади и кусает без предупреждения. Это такое обозначение: «это мое».

Теперь речевое развитие. Во-первых, мы начинаем осознанно говорить «нет», ребенок начинает правильно использовать жесты «да» и «нет». Широко используется звукоподражательная речь – все эти «ав-ав», «хрю-хрю». Если ребенок уже говорит, в этом возрасте они уже значительно продвинуты в речевом отношении. Расширяется словарный запас, и начинают использовать склонения существительных и притяжательную форму местоимений, имен собственных. То есть они могут отвечать на вопрос: «Это чье?» – «Мамино».

Что касается книг и чтения. Обязательно проявляется интерес к чтению сказок, если он не появлялся раньше. Ребенок способен слушать «Курочку Рябу», «Репку» и тому подобные мини-сказки.

Что касается социальной адаптации. У ребенка в этом возрасте появляется личное пространство. Личное контактное пространство есть у каждого: кому-то удобно, когда с ним разговаривают близко – на расстоянии полуметра, а кому-то неудобно, ему надо, чтобы стояли на расстоянии метра. Это зависит, в первую очередь, от культурной основы, и еще есть некоторая индивидуальная специфика, которая связана со всякими опасениями, насколько мы кого боимся, насколько мы кого принимаем. Ребенок этого возраста определяет дистанцию так, что он берет вас и чисто физически отодвигает и придвигает. Мне очень нравится, когда Данька садится с Масей книжки смотреть: она его берет, сажает, как надо, сама садится, отмеряет расстояние, и после этого они начинают заниматься. Причем они люди очень простые, поэтому у них прямо буквально: отмерил сантиметром, поставил, а теперь будем общаться.

Теперь у нас момент естественных отправлений. Появляется такой замечательный момент – ребенок ходит в штанах. Он может надевать штаны, чтобы помодничать. Но штаны у нас до первого пописа. Ребенок в штанах может долго не писать. Если мы штаны одели для моды, мы очень долго держимся, бережем одежду, но потом все-таки не удерживаемся, и она оказывается пострадавшей. Еще детеныш, если одевается, может писать заигравшись.

Теперь бытовые навыки и личная гигиена. Здесь хочу отметить только то, что ребенок начинает делать попытки самостоятельно одеваться, проявляет разборчивость в одежде и начинает предлагать, чтобы ему одели именно эту футболку. И если никаких препятствий нет, то почему бы, собственно говоря, не одеть. Только не ловитесь на удочку, потому что там есть такой финт ушами. Сначала мы просим, чтобы нам одели именно эту и никакую другую, а потом мы начинаем просто вредничать: «Эту не хочу, хочу вот эту». – «Ну давай надевать». – «Нет, уже не хочу, хочу другую». Мама может лопухнуться и не сразу отметить, что пошла совсем другая игра, и надо ее остановить. Рекомендуется ловиться на такие вещи только один раз.

Дети проявляют особую любовь к мытью рук. Она имеет действительно гипертрофированные размеры, когда руки мыть можно каждый час и по любому поводу. Мне родители принесли такие фотки: утро – ребенок моет руки; день – ребенок моет руки. Вечер – на даче все та же поза у колонки, и мы продолжаем мыть руки. Глубокий вечер – он все еще продолжает мыть руки, потом его просто берут и уносят спать. Прямо оттуда. По фотографиям такое впечатление, что он стоит там целый день – у него такая работа. Сильно препятствовать этому не нужно, но если вы чувствуете, что дело зашло слишком далеко, может быть, стоит сходить куда-нибудь по малину или переключить свое внимание.

Год и 8 мес.

Теперь – год и 8. Это немного пограничный возраст в том плане, что здесь происходит так называемый детский кризис. Мы начинаем проявлять немного конфликтное поведение. Это связано с тем, что мы вырастаем до определенного уровня, у нас увеличиваются возможности, мы пытаемся их применить, и это у нас не всегда получается так, как следует. И взрослые еще не привыкли, что у ребенка появились новые возможности, и по привычке ему препятствуют. А он начинает ругаться: «Я уже большой, а вы меня за маленького держите».

Что касается сна. Ребенок может укладываться спать на живот. Может требовать, чтобы его укрыли одеялом, но это еще ни о чем не говорит, потому что в процессе сна оно все равно слетает.

Год и 9 мес.

Год и 9. Здесь я хочу отметить, что с этого возраста ребенок перестает вредничать. Прошел месяц с тех пор, как у него появились первые признаки негативизма, и за это время вы разобрались, что он подрос, у него другие возможности, соотнесли свое поведение, и все закончилось. Такие перемены в поведении ребенка, связанные с его взрослением, всегда сглаживаются за месяц. В общем, нужно 3 недели, чтобы вы поняли, что, где и как, перестроились и опять пошли в светлое будущее.

Ребенок может управлять эмоцией, и у него появляются бессознательные страхи. На это обращаю внимание, потому что у малыша как раз в этом возрасте наступает период бессознательного страха, когда он начинает бояться, казалось бы, безобидных вещей. Например, перышки, которые из подушек вылезают. До этого времени мы с ними играли, а потом вдруг начинаем их бояться. Совершенно неизвестно, почему эти страхи возникают. Здесь приведен примерный перечень того, чего дети часто начинают бояться.

Теперь я расскажу, как с этими страхами обращаться. Во-первых, ни в коем случае – вот я опять в который раз читала в журнале рекомендацию психолога: «Если у вас ребенок чего-то боится, познакомьте его с этим страхом, наполните страхом все комнаты, чтобы страх стал не страшным. Рисуйте его регулярно, вешайте на стенки». Это срабатывает как? Эпопеи с этими страхами я очень хорошо знаю, потому что у меня есть знакомые психологи, которые рассказывают мне, как они это все снимают. Это совершенно безумная, неправильная тактика, неприемлемая для этого возраста. Потому что для ребенка страх становится нестрашным только в том случае, если его можно победить. Он не должен ничего наводнять. Причем это решается буквально за несколько часов. Зачем же нам тогда огород городить и месяцами его к чему-то приучать, сводить его и себя с ума, когда это решается очень быстро. Если ребенок боится перышка, как его можно победить? Его можно собрать и спустить в унитаз. Или сжечь его на свечке. Вы его победили – вы уничтожили страх. Когда он видит пути, которыми можно этот страх уничтожить, он перестает его бояться. Он сохраняет к перышку отношение как к чему-то неприятному, но перестает его бояться.

Гораздо хуже, когда, например, дети боятся черных гладких поверхностей. Потому что черные гладкие поверхности бывают разные. В частности, такая замечательная история с индийским слоном. Стоял себе, никого не трогал, в серванте индийский слоник. Красивый, черный и гладкий. Ребенок ходил, его не замечал, а потом вдруг перестал заходить в комнату. Не могли понять, в чем дело, потом выяснили, что вот этого слона он боится. Хорошо, что выяснили. Сочинили историю: слона спрятали куда-то, а ребенку рассказали, что пришли охотники, забрали слона, посадили в клетку, и теперь он в зоопарке. Ребенка этого возраста не смущает, что слон преобразился: в зоопарке он другой, но это не важно. Страх прошел. Потом, когда в 6 лет ему этого слона показали, он даже не вспомнил, что когда-то чего-то боялся. Просто есть период, на который распространяются эти страхи. Если мы его проживаем нормально, они уходят и не возвращаются.

Следующее: у ребенка может появиться страх темноты. До этого возраста ребенок входит в темное помещение, его ничего не смущает, а тут вдруг мы почему-то останавливаемся около темной комнаты и говорим, что мы не можем туда войти, что нам бы с кем-нибудь туда бы. Он приглашает кого-нибудь, чтобы ему включили свет. С этим страхом не нужно ничего делать – нужно просто порадоваться, что он появился. Это значит только то, что ребенок начал забывать свое внутриутробное существование.

Теперь что касается бытовых навыков и личной гигиены. Должно у нас быть отмечено, что это период наскальной росписи и татуировки. Хочу сделать пометочку: рисование. С года и 9 мес. малыши начинают активно развивать свои художественные способности. У нас прекращается организованное рисование на листах бумаги и начинается период наскальной росписи и татуировки. Выражается он в том, что мы расписываем стены, мебель, собственные руки, ноги, живот. Если до этого мы на себе рисовали эпизодически, то теперь, пока картину маслом не напишем, оторваться нет никакой возможности. Но мы ничего не запрещаем. Удивительно: рисование появляется у детей в год и 9 мес. – это такой магический возраст, когда оно обязательно появляется. И вы об этом узнаете, открыв дверцу шкафа, где уже есть роспись, или вдруг увидев после ремонта красиво расписанную стену, отделанную дополнительно какой-нибудь очень неподходящей краской. Это же отражение истории человечества в индивидуальном развитии ребенка. Вы представляете, какая за этим стоит грандиозная история! Не разрешать нельзя, потому что все равно будет рисовать, но тогда уже до 50 лет, на всех стенах. А только в 50 лет пересмотрит свои ошибки.

Смотрите, что мы делаем: мы выделяем участок стены, оклеиваем его подходящими обоями, на которых можно рисовать, причем приколотые листы ватмана и специальные доски не подходят – надо рисовать именно на стене. Поэтому лучше наклеить обои, окрасить их какой-нибудь краской, чтобы можно было перекрашивать, оклеить их бордюрной лентой – очень важно проложить границу. Если он рисует на мебели, там, может быть, какая-то доска и подойдет. Но если мы рисуем на стене, там требования конкретные: должна быть именно стена. Это не оберегает от того, чтобы рисунки появлялись по всей квартире, но их объем резко сокращается. Если у нас есть своя стена, все остальное оказывается либо совсем не покрашено, либо покрашено только чуть-чуть. Еще такой вариант: сделали ремонт, купили обои с запасом. Когда ребенок отрисовал, просто переклеили стену теми же обоями.

2 года.

2 года. Там, где у нас книги и чтение, давайте отметим, что дети рассматривают книги вверх тормашками. Они обычно начинают.

Рассматривать книги вверх тормашками раньше, а в этом возрасте продолжают и, как бы вы ни крутились, они все равно будут переворачивать книгу вниз головой. В чем сакраментальный смысл этого действия? Да просто в том, что он вам дает книжку смотреть, а не себе. Они прекрасно знают, где у нее верх и низ, но разворачивают ее как бы для внешнего наблюдателя. И если вы находитесь с ним, предполагается, что внешний наблюдатель находится напротив вас вдвоем, которому он опять-таки дает эту книжку. Вы просто берете свою другую книжку и читаете правильно, а эту он продолжает держать. Делаете ему такой реверанс. Или лучше сядьте к нему с другой стороны.

Теперь социальная адаптация. Хочу добавить, что ребенок начинает выделять младших детей. Во-первых, младше себя, во-вторых, самого младшего, кроме себя. То есть если есть группа, он выделит самого младшего в группе, помимо себя, и будет его как-нибудь оберегать. Будем его защищать, а всем остальным делать «ни-ни-ни».

Кроме всего прочего, у нас продолжается провокационное поведение с целью проверки рамок дозволенного. Если вы где-то дали слабинку и как-то эту рамку пошатнули, мы обязательно будем подходить и проверять, как она стоит. Стоит ли ее пододвинуть чуть-чуть подальше? Он, по идее, приходит для самоопределения. «Я вас правильно понял, что я теперь могу посуду бить?» Вы говорите: «Нет-нет! Неправильно! Ничего ты не можешь». Здесь надо быть очень аккуратным, что вы ему наопределяете. Один раз можете промахнуться, второй раз – ни в коем случае. Я здесь всегда рассказываю анекдот про апельсины. Приходит человек в аптеку и говорит: «Взвесьте мне, пожалуйста, 2 кг апельсинов». Ему медсестра объясняет: «Вы понимаете, это аптека, мы апельсины не продаем». – «Так у вас есть апельсины?» – «Нет у нас апельсинов». Он уходит, потом опять: «Взвесьте мне, пожалуйста, 2 кг апельсинов». – «Это аптека, здесь апельсины не продают!» Он уходит и приходит в третий раз. Все делает то же самое. Ему опять объясняют, что это аптека, здесь апельсины не продают. Он уходит. Потом опять возвращается. Медсестра вешает на дверь табличку: «Апельсинов нет». Он заходит и говорит: «Так все-таки они были!» Здесь то же самое.

Бывает, что ребенок уяснил, что с мамой чего-то делать нельзя, а вот окружающие ему позволяют, если он начинает капризничать. Вы представляете, сколько можно так топтаться на одном месте! Лучше уж всем определиться с самого начала. Это плохо для психики ребенка, прежде всего. Потому что его постоянно провоцируют к неправильным действиям, то дают, то забирают. Это странные взрослые получаются, не совсем в себе; это не нужно, потому что он тогда к окружению будет относиться соответствующим образом.

2 года и 1 мес.

Следующий момент – 2 года и 1 мес. Во-первых, здесь ребенок переживает очередной возрастной кризис. Он опять взрослеет и опять заявляет о своих новых возможностях. Опять пересматриваем все свои границы и улаживаем ситуацию в течение 2 недель. Здесь обычно быстрее все получается.

Следующий момент – что касается психоэмоционального развития. Дети очень любят желтый цвет. Они выделяют желтый и красный или оранжевый и предпочитают всем другим цветам. Вплоть до того, что они собирают: желтая чашка, желтые трусы, желтая игрушка и т.д. Выделяют книжки с желтой обложкой. Желтые горшки очень любят. По мнению ребенка, желтое – это красиво и радостно. У меня совсем недавно очередной ребенок отходил в желтом. Наконец стал разнообразить гардеробчик другими цветами. А другой, 19-летний, утратил желтую чашку – она разбилась у него. Так теперь говорит: «Купите мне следующую желтую чашку!» А в детстве он рисовал желтые трактора. «Почему ты все время трактора рисуешь?» – «Потому что они желтые». У него было около 150 этих тракторов, он их регулярно рисовал и складывал. Логика простая: «Почему на улице ветер?» – «Потому что деревья качаются».

Теперь: ограничения пространства. Ребенок тяготеет к ограничению пространства. Если раньше, в год и месяц, мы умещали попу в коробочку, сковородочку, маленькую кастрюлечку, теперь это наше пристрастие несколько увеличивается в размерах. Мы начинаем очень хорошо чувствовать себя, когда мы забираемся под столы, за диваны. Мы очень любим, когда попадается в доме какая-то коробка – мы сразу забираемся в домик. Один раз у нас был случай: купили что-то, коробку поставили в комнате, пока подключали, то да се. Пришли выкидывать – коробка тяжелая. Оказывается, там уже ребенок успел поселиться за это время.

Теперь: чувство юмора. Ребенок начинает осваивать понятие «шутка». Не то что он начинает понимать шутки; шутки он начинает понимать еще до года. А вот теперь он начинает шуткой пользоваться, начинает интерпретировать свои действия как шутку. И если кто-то шутит, он может спросить: «Это шутка была? Можно смеяться? С какого места?» Он начинает регулярно шутить и требует адекватной реакции. Он делает вам шутку и ждет. Если вы не смеетесь, он начинает объяснять, что это шутка была. Смеяться надо после слова «лопата». И будет очень долго над вами работать, пока вы не поймете. Надо потрафить ребенку и все-таки засмеяться. Если вы поняли, в чем заключалась шутка, то смейтесь. Но смейтесь адекватно. Если вы засмеетесь слишком рано, он обидится на вас. Слишком откровенный подлог! Те дети, которые хорошо говорят, могут выдавать свои неловкие действия за шутку. Например, чашку неловко поставил, разлил. И начинает смеяться: типа, шутка. Или папа приходит с работы, он его радостно встречает и кусает от счастья. Папа вскрикивает, а ребенок говорит: «Шутка!» Вот такие мудрецы замечательные.

Кроме этого всего – видите, какое у нас разнообразие идет репертуара – у нас проявляется опыт бессознательного. Сейчас я вам буду вещать о загадочных явлениях в жизни детей. И буду объяснять на примерах. С этого возраста они начинают совершать действия, которые основаны на некоем бессознательном опыте, о котором мы ничего не знаем. Например, начнем с самого простого, когда дети начинают воспроизводить действия, которые как бы им известны, и начинают пытаться обучать этим действиям других. Вот некоторые, отдельно взятые мелкие личности учат кого-то сражаться на мечах. Или объяснять, как ездить верхом. Что очень странно: ребенок, который никогда не сидел на лошади, начинает рассказывать взрослому наезднику, как это надо правильно делать. И приведу такую историю.

Мальчик 2 лет жил в центре Москвы. Было это в 1950-е годы. В настоящем центре, за Белым домом. Он считал себя палеонтологом и каждый раз выходил на прогулку с лопатой и кисточкой и проводил раскопки в песочнице. На прогулки с мальчиком ходила бабушка. В какой-то момент он принес бабушке находку и сказал: «Вот, бабушка, я произвел раскопки и нашел древнее животное». Бабушка взяла, увидела, что это действительно что-то необычное, поразбиралась с этой находкой и решила позвонить в палеонтологический музей. Поехала туда, и ей сказали: «Да, это действительно древнее животное – трилобит». Она сказала: «Может быть, вам нужно?» Они сказали: «Нет-нет, у нас таких полно». Бабушка взяла трилобита, поехала домой, положила его на полочку. Время шло, и где-то через 2,5 года они уехали в Аргентину, потому что папа мальчика был дипломатом. И прихватили бабушку, и она там продолжала гулять с мальчиком, а мальчик продолжал проводить раскопки. Однажды он произвел успешные раскопки и принес бабушке древнюю находку. Бабушка увидела, что это действительно древняя находка, и очень интересная: это была ацтекская лягушка с изумрудными глазами. Бабушка понесла ее в музей, чтобы ее оценили. Ей сказали: «Это действительно ацтекская лягушка, очень редкий экземпляр. Не хотите ли оставить в музее?» Бабушка сказала: «Нет-нет, не хочу! Возьму, пожалуй, себе». И у них стало 2 находки. Мальчик рос, рос. В 5 лет он забыл о том, что он палеонтолог. И благополучно вырос и преобразовался в бизнесмена к 30 годам.

Теперь – случай 2. Девочка двух лет называла все красные мячи и солнце «Ра». Догадываетесь? Причем в семье на египетском не говорили и вообще Египтом не занимались. Периодически, играя с игрушками, она строила пирамидку, сверху ставила шарик и говорила: «Ра!» Потом что-то там делала вокруг этого всего и пыталась вовлечь в свои занятия всех окружающих. Родители, поскольку это повторялось регулярно и очень устойчиво, решили это снять. Они это сняли и по слову «Ра» догадались, что к египтологам нужно обращаться. И отнесли это египтологам. Они сказали: «Что тут удивительного, это древний обряд богослужения солнцу Ра. У вас, наверно, кто-то занимается древним Египтом?» Они сказали: «Нет-нет, ни в коем случае». Конечно, для египтологов тут нет ничего удивительного. А родители просто оставили себе в архив и взяли на заметку. Потом девочка выросла и стала всем говорить, что это они неправду про нее сочиняют. Только пленка доказывала, что это все-таки было.

Случай следующий. Некоторые дети начинают говорить, включая в речь иностранные слова. Это может произойти в год и 8–9 мес.; то есть когда ребенок начинает говорить, он может начать говорить на иностранном языке. Очень часто начинают говорить дети на английском языке, причем здесь непонятно что действует, потому что если бы это происходило в семьях, где говорят на английском, это было бы понятно. А там, где вообще не говорят на английском языке, это немного странно смотрится. Но английский – это не так интересно. Вот такой интересный случай произошел. Женщине, о которой я рассказываю, сейчас около 50 лет. Она жила в татарской деревне под Казанью. В деревне разговаривали на татарском языке. Единственный человек, который знал русский, немецкий и французский, – это учитель, который преподавал в школе. Девочка начала говорить на каком-то непонятном, не татарском языке. Родители долго это слушали, месяца 3, потом решили повести к учителю и спросить, что же она такое говорит. Когда учитель послушал, то оказалось, что девочка говорила 30 французских слов. И она разговаривала с ними на французском языке, и они друг друга не понимали. Понятно, что она ниоткуда не могла взять эти слова. Никто ее не мог научить, потому что преподаватель детей учил на русском и на татарском, больше никаких языков там не использовалось, тем более в начальной школе. Девочка выросла, стала говорить на татарском языке и забыла про французский. Правда, потом, будучи в Москве, она его легко выучила.

Еще есть такие случаи, когда ребенок говорит на иностранном языке по ночам. То есть когда он просыпается, в полусонном состоянии начинает говорить на другом языке. И умные родители записывают это на магнитофончик – у нас тоже был такой случай – и отдают лингвистам. И они могут сказать, что это такое. И есть случаи, когда дети говорят на языках – в частности, последний случай был, когда ребенок говорил на древнероманском языке, который уже умер. И он целых 2 года, просыпаясь по ночам, говорил на этом языке. Причем он требовал, чтобы его понимали, а они его не понимали. У нас-то вопрос практический: если с вами это случится, чтоб вы знали, что психиатр вам не нужен, что у вас все хорошо, что можно на всякий случай просто поинтересоваться, что это за язык или что он такое делает.

Еще интересно, что они могут рассказывать мифы. Если такое с вами произойдет, то записывайте хотя бы.

Вот такие замечательные загадочные вещи с нами происходят. Ученые на всякий случай тихо молчат. Вот скажите: вы часто встречаете заметки об этих случаях? Если со взрослым такое произошло, то как бы взятки гладки. А про детей это скрывается, потому что они такие вещи странные делают – представляете, с вами по ночам говорят на каком-то языке, причем именно на языке, а не на тарабарском «у-лю-лю». Знаете, как страшно? Пойди расскажи кому-нибудь. Это нужно исследовать, причем таких фактов очень много на самом деле. Они, конечно, редкое явление – встречаются примерно 1 к 5 – но если в общей массе, то это очень часто. Это же 20%. И есть кто замечает, а кто-то игнорирует.

2 года и 2 мес.

Теперь 2 года и 2 мес. Что касается психоэмоционального развития. Дети этого возраста используют названия цветов как эпитет. Хочу обратить ваше внимание, что они очень хорошо знают все цвета. Они прекрасно цвета видят, и если вы их хоть раз называли, они знают, как называется этот цвет. Но все дело в том, что они используют их для обозначения совсем другого, чем то, что вы думаете. Они используют название цвета для того, чтобы выразить свое эмоциональное состояние. Например, они выделяют какую-то категорию игрушек, которые им нравятся, и называют их красненькими или желтенькими. «Какая машинка?» – «Красненькая!» А она черненькая.

Здесь чтобы вы не добивались, чтобы ребенок цвета вам называл. Он их знает прекрасно, но по-другому использует. К 3–4 годам это все проходит, если специально не заострять на этом внимание и не пытаться переучить. Тогда он может и до 5 лет этот конфликт протащить. Мы с вами с самого начала говорили, что наше общество не умеет жить с детьми и вообще не знает, кто они такие. Поэтому у психологов появляются дурацкие тесты, знает ли ребенок цвета, рассчитанные на взрослых дальтоников. Вам-то нужно сформировать свое мнение о ребенке. Одно дело – чужой дядя что-то про тебя сказал, другое дело – родные родители на тебя косо смотрят.

Они могут оценивать состояние человека тоже цветом. Например, приходит папа с работы в не очень хорошем настроении, девочка говорит: «Папа пришел сегодня синенький». Или вопрос: «Мам, почему ты сегодня такая черненькая?» В одной семье было несколько знакомых Наташ. Мама говорила: «Пойдем сегодня к Наташе». Девочка спрашивала: «К какой Наташе? Красненькой или синенькой?».

2 года и 4 мес.

Следующий идет 2 года и 4 мес. Отметим, что касается психоэмоционального развития и сферы бессознательного. В этом возрасте дети обычно вспоминают о том, как они рождались, как они чувствовали себя внутриутробно. Особо одаренные это даже рисуют. Я вам покажу сейчас картинки. Я хочу, чтобы вы учитывали, что детям никто ничего специально не рассказывал. Это была их личная инициатива. Вспоминают они все, но выражают в разных формах: могут рисовать, говорить. Вот девочка нарисовала, принесла маме и сказала: «Это как я была у тебя в животе». Мама чуть не упала в обморок. Девочке никто специально об этом не рассказывал. Вот зародыш, а вот хорион. Это до образования плаценты – ворсины хориона, которые питают ребенка. Очень похоже. Вот следующий рисунок: «Я была у мамы в животе». Вот девочка нарисовала, как она рождалась. Она принесла ее маме и сказала: «Вот я нарисовала, как я рождалась». Мама сказала: «А как это вообще, объясни». Она сказала: «Вот это ты. Это я. А это еще что-то». Если вы помните про роды, там еще плацента рождается в конце. Очень логично, правда? Девочка не знала про послед вообще ничего, поэтому она назвала его «еще что-то».

Бытовые навыки и личная гигиена. Ребенок начинает осваивать организованное рисование. Он садится и чинно, как старший, изображает рисующего. То есть идет переход от стены и настольному рисованию на листах бумаги. Ребенок делает попытки разрезать бумагу ножницами. Если у него не получается, он ее просто рвет. А рванье бумаги становится любимым занятием, поэтому собирайте журнальчики!

2 года и 6 мес.

Теперь 2 года и 6 мес. Если ребенок не говорит, то он переживает речевой взрыв. Он уже первые слова сказал – как правило, в 2 года – и в этом возрасте начинает взрывной волной разговаривать быстро-быстро. Буквально в течение месяца осваиваются новые слова и новые формы. Причем они очень быстро могут научиться повторять сложные слова и говорить предложениями. В этом возрасте, если им не хватает слов, возникает взрыв еще тарабарского языка. Когда они хотят участвовать в беседе, но говорить еще толком не могут, они изобретают какую-то малопонятную речь и ее используют. Мне очень нравится случай – у нас на даче был. Когда приехали дети, чем-то занимались с папой во дворе, а маленький ребенок тоже хотел поучаствовать, но у него не получалось. И вот он высунулся с крыльца и закричал: «Папа! Алям бадиньди бум бум бунь!» И выразил свое участие, и радостное сообщение сделал.

Если ребенок уже говорит, он может склонять существительные и спрягать глаголы. Говорит очень грамотно, но делает в речи ошибки. В принципе его лучше пока не поправлять – до 3 лет доживите, потом будете упражняться.

Что касается психоэмоционального развития. В этом возрасте ребенок начинает учиться проявлять гнев. И если у него такие чувства возникают, его нужно учить это делать. Если мы гневаемся, сердимся, и наши чувства справедливы, его нужно учить организовывать проявления этого чувства. В частности, можно предложить, чтобы сбросить негативную энергию, порвать бумагу, побить боксерскую грушу. Когда мы весь свой гнев выложим, мы грушу погладим, бумагу соберем и выкинем ее. Это тот этап, когда мы должны учить ребенка отличать эту эмоцию и учить с ней справляться. Эмоцией управлять нельзя, но можно управлять поведением, поэтому его нужно правильно организовать и в нужную сторону направить. Мы с вами говорили, что мы учим детей организовывать свои эмоции. По нашему примеру он учится радоваться, обижаться и т.д. Это тот самый возраст, когда мы учим детей сердиться – когда они понимают, что сердятся, и есть предмет для разговора.

Топать ногами ребенок начинает не потому, что сердится. Это сохранение комплекса оживления, который идет из далекого детства. И у взрослого иногда возникает желание топнуть ногой – это все одной природы. Только ребенок делает это непроизвольно. Еще годовалый ребенок от радости дрыгает ногами, когда его поднимают – это то же самое.

Следующий момент: мы в этом возрасте приходим к очередному возрастному кризису. Мы резко набираем темп взросления. Он так высок, потому что нервная система уже созрела определенным образом, и нам нужно подравняться, чтобы переходить в группу, в стаю. Мы должны быть большими, сильными, умными, и в 4 года мы должны быть почти как взрослые. Поэтому такой темп. В 2 и 6 мес. применяются воспитательные приемы преувеличения, выбора, иллюзии выбора.

Очень важно дать возможность ребенку ошибиться, понять, в чем ошибка заключается, потому что если он не ошибется, он так и не поймет, что родители хотели ему сказать. Именно в этом возрасте мы учим своих детей по 100 раз наступать на одни и те же грабли. В природе у ребенка нет садомазохистских наклонностей, и они не хотят наступать на грабли 100 раз. Это то, к чему их приучают родители, которые сами наступают на одни и те же грабли. Давайте будем отходить от этой дурной манеры хотя бы на своих детях. Например: «Хочу идти на улицу в больших сапогах». – «Пожалуйста! Вот тебе большие сапоги 42 размера – вперед!» Если он один раз в них пойдет, потом он их больше не попросит – это как раз те самые грабли, на которые наступили один раз, сделали выводы и больше на них не наступаем. Как правило, они делают один такой заход как эксперимент, второй – для проверки. На этом эксперименты заканчиваются. Ребенок делает вывод, что обувь надо по размеру надевать.

«Хочу пускать мыльные пузыри. Хочу сделать пену из лосьона». Бабушка говорит: «Из этого нельзя сделать мыльную пену». – «Нет, хочу!» – «Нет, не дам!» Так они бодались час, пока, наконец, не пришла я и не сказала: «Ну дайте ему, пусть сделает мыльную пену из лосьона. Я хочу посмотреть, как у него получится. Я при этом эксперименте готова поприсутствовать». Когда ему выдали, он побежал, как будто это сокровище невероятное. А пены-то нету! Потом он приходит и скромно говорит: «Вы знаете, как-то вот у меня не хватило лосьона для пены… Надо еще шампуня добавить». Вы им просто не даете ошибаться так, как надо. Они же не дурачки и не хотят дурачками выглядеть. Они хотят встроиться в обычную жизнь и пытаются это сделать. Им просто надо дать такую возможность. Пускай встраиваются, как у них получается. Вы ему раз сказали, что пена из лосьона не получится. Теперь вы ему отдаете, и пускай сделает. Ему надо проверить. Понимаете, он чуток к законам природы, он быстро их усваивает и пользуется. А вы действуете себе во вред. Дайте ему поэкспериментировать.

Я говорю, что взрослые – это непослушные дети, которых испортили в детстве и дали возможность вырасти. Так они и сохранили в себе все эти качества и свойства. Особенно с просьбами – ой, как там все красиво видно! «Сделай, пожалуйста!» – «Сейчас». И все. Бабушка говорит: «Помой после себя чашку!» И на этом остановились. Мы с вами говорили, что все такие вещи повторяются один раз, максимум два. Это особенно касается старших детей. С младшими еще ничего. Вы себя должны честно к этому подготовить, во-первых. Во-вторых, старший ребенок видит, как вы это делаете. Поэтому у него наглядный пример формируется все равно. Ему уже никуда не деться, вы не представляете, какой это страшный капкан. Вы за что переживаете – за данный конкретный момент или за то, что произойдет с ним в будущем? Как правило, вот эти дети, которые ничего не делают, но видят, как все другие работают, в 19–20 лет вырываются на волю, берут на себя непосильный груз и тащат, и все делают.

Теперь следующий момент. Про сон хочу отметить, что ребенок во сне в этом возрасте может садиться. Если раньше они просто вертятся, меняют положение, то теперь садятся в те моменты, когда переходят в поверхностный сон. В 4 утра он садится на кровать, сидит некоторое время, потом перекладывается в другое положение. Головой на прямо противоположную сторону. В этом нет ничего страшного. Особенно те дети, которые укладываются головой на север, вот так меняют позу. Они садятся, настраивают компас, и брык – головой на север.

Что касается естественных отправлений, тут у нас заканчивается ритуализация процесса усаживания на горшок. Мальчики начинают устраивать, например, прицельную стрельбу при писании на улице. Целиться в козявку, букашку, на листок цветочка. Периодически дети выбирают, куда им устраиваться писать: сегодня писает в горшок, завтра в унитаз, послезавтра в тазик. Может садиться на горшок и снимать с себя всю одежду. Чтобы вы не удивлялись. Так легче какать.

2 года и 8 мес.

Теперь 2 года и 8 мес. Сделаем пометочку о психоэмоциональном развитии. В этом возрасте детеныши воспроизводят некоторые бессознательные страхи, бессознательный опыт. Во-первых, что касается опыта. Если ребенок хорошо говорит и может рассказывать о каких-то событиях, у него появляется мечтательное выражение лица, и он начинает рассказывать про себя какие-то истории. Причем очень хорошо рассказывает, где они были, что с ними происходило. Если вы в этот момент подсядете и начнете задавать вопросы, они тушуются и перестают рассказывать. Просто слушайте. Если у него будет настроение, попытайтесь в это настроение вклиниться и что-то спросить. Истории бывают безумно интересные. Могут воспроизводить какие-то мифологические данные. Вы слушайте и записывайте, что говорят. Там бывают перлы чудные.

Следующий момент: они начинают проявлять стремление к ограничению пространства. Мы начинаем строить домики, забираться под одеяло и себя окучивать таким маленьким пространством. Когда они строят домики, они устраивают их с постелью, со всем хозяйством, очень хотят поселить туда кошку, но кошка не соглашается почему-то.

Теперь что касается бессознательных страхов. В этом возрасте дети начинают выделять картинки, которые вызывают у них ужас. Посмотрите, вот такая картинка. Из детской книжки. Человек не мог книжку смотреть, пока ее оттуда не вырвали. Неизвестно, почему именно эта картинка.

Следующий момент: дети начинают выделять на картинках глаза и их закрашивать. Обратите внимание: на картинке страшный человек, и глаза закрашены. Таким образом ребенок победил этот страх. Когда у ребенка, уже говорящего, спрашивают, зачем ты закрашиваешь глаза, он отвечает: «Чтоб не смотрели на меня. Они на меня смотрят». Это не только у страшных картинок, а у всех. Была у меня книжка «Красота и здоровье». И там были изображены сплошные тетки, такие все из себя. Он добрался до этой книжки и всем позакрашивал глаза. На фотографиях тоже.

2 года и 10 мес.

Следующий этап – 2 года и 10 мес. Здесь отметим, что ребенок начинает задавать вопросы и отвечать на вопросы. Появляется связный рассказ из нескольких предложений. Если ребенок не говорил, в этом возрасте только-только появляется связная речь.

Психоэмоциональное развитие. Во-первых, мы продолжаем любить желтый и оранжевый цвет. Во-вторых, мы начинаем подбирать костюм по цвету. Причем, в представлении ребенка, подобрать костюм по цвету – это желтые штаны, желтая рубашка, желтая кепка и желтые туфли. Мне нравится, как они вещи раскладывают: они вываливают свой гардеробчик и начинают раскладывать по цветам: кучка зеленого, кучка желтого…

Что касается бессознательного опыта. Этот возраст интересен тем, что при наличии внешних событий и объектов, которые напоминают о событиях рождения, ребенок начинает этот опыт воспроизводить. В частности, распространенный пример, что дети, с одной стороны, боятся воронки воды. Когда из ванной вытекает вода, там образуется воронка. С одной стороны, они боятся труб и воронок, с другой стороны, их туда прямо влечет. Если у ребенка было обвитие пуповины, которое ему мешало во время рождения, они могут выделять спрутов или где что-то связано с веревкой на шее – они к этим картинкам прямо приклеиваются. Очень часто бывает, что если в книжке есть такая картинка, они картинку закрывают, а с книжкой ходят и носят ее с собой. Ему предлагают: «Ну что ты ее носишь, раз боишься? Давай спрячем куда-нибудь». А он говорит: «А вдруг кто-то откроет». Он чувствует, что это имеет к нему какое-то отношение, но точно не может сказать, какое.

Если было неудачное вскрытие пузыря, ребенок тоже это вспоминает. В частности, он могут бояться струи воды. Или второе – они начинают вспоминать о родах. Это бывает в обычной житейской ситуации: все за столом, идет беседа. Вдруг ребенок как бы отключается: глаза открыты, но он не видит. И говорит: «Вы все здесь сидите, а я уйду в пузырь». Он повторяет это пару раз, потом его спрашивают: «Ты что такое говоришь?» Он голову поднимает: «А что? Что-то случилось?» Как будто бы этого не было. Это не один раз, это носит систематический характер. Продолжается 1–2–3 месяца, потом прекращается.

Теперь что касается игры. У нас развивается сюжетно-ролевая игра. В игре мы пытаемся участвовать на правах партнеров и подчиняться правилам игры. Это мы накануне перехода в группу. К этому моменту должны уметь подчиняться правилам игры – может быть, не полностью, но хотя бы частично.

В 2 года и 10 мес. появляется уверенное вырезание. Начинают вырезать по кругу. А в 2 года и 11 мес. обучаемся вырезать по контуру.

«ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ РЕБЕНКА».

Давайте начнем эту тему с вашего вопроса про пуповинку и спонтанное интеллектуальное развитие. Мария Борисовна вам так ответила, потому что те, у кого были нормальные роды, у кого это все сохранили и оставили, там есть о чем говорить. А те, у кого не было нормальных родов, и они ничего не сохранили и все неправильно сделали, – там не о чем говорить. Не скажу. А то влезете куда-нибудь не туда, и еще сделаете хуже.

Когда малыш появляется на свет, кровь должна перетечь из плаценты к ребенку. Когда малыш рождается, кровь частично выжимается в плаценту, пока он проходит по родовым путям. И когда он родился, она должна вернуться обратно.

Это его собственная кровь, которой он распоряжается; никто не имеет права ее у него отбирать. Это чревато лейкемией. Все, у кого пуповина перерезалась не в сроки, – они в группе риска. А там еще железодефицитная анемия – она тоже с этим связана. Пуповина пульсирует разные сроки – у кого-то одну минуту. Все зависит от того, какой был отток. А у кого-то она пульсирует 11 минут. Причем когда ребенка выкладывают на живот матери – что очень любят в наших роддомах делать – она не может течь, потому что она течет только тогда, когда ребенок физически находится ниже матери. Там же нет насоса, который качает кровь, поэтому она стекает только под воздействием силы тяжести. Эта пульсация очень хорошо видна, потому что пока она пульсирует, она имеет насыщенный фиолетовый цвет. А когда пульсация прекращается, она сворачивается в белый, практически прозрачный жгутик. И пульсацию проверяют пальцами.

Пуповина сохраняется до определенного момента – до 3 лет. Потом с ней производятся определенные действия. Все, у кого были нормальные роды, сохраняют это хозяйство в пакетике до 3 лет, а потом мы с ней разбираемся. Она каким-то магическим образом связана с вашими интеллектуальными способностями. Если там производится определенное действие – не будем вдаваться в подробности, какое – тогда у ребенка интеллектуальные способности гораздо выше, чем были бы, если этого не делать. Но там одной пуповиной, конечно, не спасешься. Там надо делать много чего. На бога надейся…

Это я узнала из народной традиции. Из нашей и не только из нашей. Знаете, законы природы имеют свойство проявляться на всех частях планеты. Там самое главное – оказаться в нужном месте в нужное время. Один раз при рождении сделать и второй раз – в 3 года. И все хорошо. Не обязательно ровно в 3. Когда ребенок начнет разговаривать и решать логические задачки, тогда с ним и общаются.

Интеллектуальное развитие до года.

Пойдемте дальше. Когда мы начинаем говорить об интеллектуальном развитии ребенка, давайте сначала оценим, какое интеллектуальное развитие было у него до года. Потому что мы к годовалому возрасту получаем определенный результат, от которого мы должны толкаться, чтобы двигаться дальше. У нас малыш годовалого возраста имеет мозг, развитый на 60% от объема взрослого головного мозга. К концу первого года жизни ребенок накапливает достаточно большое количество информации об окружающем мире. И овладевает всеми бытовыми понятиями, которыми пользуются взрослые. То есть все то, что вы говорите, все то, что вы называете, – это все ребенок знает. Помимо того, что он усваивает объекты неживого мира, он еще усваивает иерархию и изучает членов группы.

А теперь давайте опишем, какая информация усвоена ребенком к году.

Первое – мы знаем названия всех предметов окружающей обстановки, включая предметы мебели, одежды, утвари, посуды, бытовой техники, книг, различных домашних мелочей и вообще любых мелочей, с которыми мы имели возможность играть. Всякие шпильки, булавки, пуговицы – всю вот эту дребедень мы знаем поименно. Если она называлась, опять-таки. Если она не называлась, мы знаем, как она выглядит, но пока с названием не связываем. Пока нам кто-нибудь не скажет или мы не дорастем до того возраста, когда мы спросим об этом.

К годовалому возрасту ребенок знает о том, какие предметы бывают на ощупь. Всякая информация, которая нам дает тактильные ощущения и которая называется, – мы это все знаем. То есть мы знаем, что такое шершавое, мягкое, колючее, гладкое, жесткое, пушистое, горячее, холодное, сухое, мокрое. Ребенку также известны понятия «больно», «чисто», «грязно», «скользко» и т.п.

Следующая информация: ребенок знает число членов группы, которая его окружает. И он может делать счетные операции в пределах этого числа. Четные операции – это сложение, вычитание и деление. Это 3 счетные операции, которые мы делаем в пределах числа живых объектов, которые мы изучили. Как правило, количество людей, которые входят в это число, – от 30 до 100 должно было бы быть. Это то число, в пределах которого мы можем считать. Сколько в естественной группе людей есть, столько мы способны усвоить. Кроме того, что мы знаем множество людей, мы знаем еще множество, которое включает в себя домашних животных, птиц и растения. Причем они у нас выстроены в иерархию. На вершине иерархии находятся люди, потом идут крупные рогатые скотинки, потом идет птица. Кошка с собакой по уровню находятся рядом с детской стаей. И растения – это не очень уважаемые существа. Но среди них мы выделяем какое-то дерево, куст, отдельно взятый цветок, если у него есть какие-то особые признаки, а все остальное – просто растения. Например, какая-то береза очень толстая, а какой-то куст был поврежден.

Теперь: как видно, что мы считаем в пределах этого числа? Если мы говорим про людей, мы всегда знаем, сколько пришло и сколько ушло. Мы можем определить, что ушли мама и папа – 2 человека – и пришли дети – 5 человек. Мы уже различили, кто они по полу и возрасту.

Когда они смотрят на скотинку, например, на стаю кур, они их знают поименно. Если вы какую-то курицу положите в суп и он ее с утра недосчитается, то он спросит, где, собственно говоря, животное. И будет очень переживать, потому что оно было наше. Как мы делим, если у нас есть корзина яблок и дети? Мы сначала раздаем по одному, потом по второму и знаем, что им хватило по столько. Операции деления он делает. И, кстати, математические способности, которыми периодически блещут товарищи во взрослом возрасте, в детстве проявляются гораздо лучше. Но они их, во-первых, производят непроизвольно, и они проходят с очень большой скоростью, они бессознательны. Чтобы это сохранить, надо специально этим заниматься.

Они способны совершать число счетных логических операций в пределах 10. Как это можно видеть? Если у нас, например, стоит задача достать булавку с маминой полки, мы должны знать, что для того, чтобы достать эту булавку, нужно приставить скамейку, встать на полку, открыть дверцу, достать ящичек, из ящичка шкатулочку, из шкатулочки коробочку. Это логическая операция, он же ее строит, и очень быстро.

Счет в пределах численности группы – это необходимое биологическое условие выживания, на самом деле. Поэтому мы не можем по-другому. Вообще-то нормальная группа включает действительно от 30 до 120 человек. Ее мы и считаем. Это нам и надо для того, чтобы мы ориентировались и выжили. Если группа меньше, получается, что ребенок страдает. Мы еще учитываем, что есть мужчины и женщины. Вот этих мужчин вот сколько, а вот таких – столько. Они точно знают, как делится группа. А в группе мужчин с бородой мы знаем, что вот к этому нужно подходить только с улыбкой, а вот этому надо принести цветок, перед этим надо присесть, а этого по плечу похлопать. Представляете, какой объем информации колоссальный! Так что у нас с интеллектом все нормально. Там есть над чем работать нервным клеткам. Только дайте, пожалуйста, пищу, а то с чего она будет работать, если нет объекта.

Вот это та база, с который мы пришли к годовалому возрасту. Это мы говорим о нормальной группе. Сразу все оценили, насколько всех обрезали.

Нас удивила широта познаний нашего младенца.

Познания ребенка к 3 годам.

Теперь давайте удивляться дальше: что он должен познать к 3 годам. Надо сказать, что ребенок продолжает расти после года. Очень активно растет и развивается до 3 лет. И задачи у него не менее грандиозные, чем были до года. Фактически, до года мы должны усвоить весь объем бытовой информации. Той, которая существует внутри племени. Ну и частично той, которая происходит снаружи, с чем мы сталкиваемся. А вот после года, во-первых, мозг ребенка развивается на 90% от объема мозга взрослого человека. И в этот период, помимо роста нервных тканей, у ребенка идет образование колоссального количества нервных связей. Зачем ему это нужно? Он, во-первых, продолжает накапливать информацию об окружающем мире. Это накопление информации заключается в том, что мы ее систематизируем и уточняем имеющуюся информацию. Ребенок идет как бы от общего к частному. Сначала мы видим, что есть утка – стадо уток. Потом мы начинаем разбираться, кто она такая, что она ест, какие у нее перья, как она себя ведет, как она летает.

Следующая наша задача – нам нужно усвоить эмоциональное значение информации. Что это такое? Мы должны понять смысл таких вещей, как «старое кресло». Что это такое. Когда мы говорим «старое кресло» – это не просто слова о том, что это кресло прослужило 150 лет и уже совсем дряхлое. Мы всегда еще имеем какой-то контекст. Задача ребенка – выяснить, кокой контекст вы вкладываете в свои слова. Когда вы говорите «розовый закат» – что вы имеете в виду помимо того, что просто говорите, что это закат и он розовый? Наверно, у вас есть какое-то настроение, какое-то отношение. Какие эмоции вы переживаете, когда говорите то или это? Когда вы говорите «озорной котенок» – это что? Значит, хорошо, что котенок играет, или нужно «но-но-но» ему сделать? Это очень большой пласт информации, его за раз не освоить.

Следующий момент – мы выделяем социально значимую информацию. То есть ту информацию, которая для нас важна, чтобы устроиться и благополучно жить в группе. Это то самое, что я говорила: у нас есть группа из 5 мужчин, к этому надо подойти и присесть и т.д. Это мы должны знать и уточнить: с какой ноги надо приседать, с правой или с левой, чтобы дядя Вася на нас благосклонно посмотрел. Конечно, здесь нужно выделить информацию о внешнем мире. Если до годовалого возраста ребенок в основном усваивает, что делается на территории его племени, то к 3 годам мы начинаем изучать, что происходит снаружи – в лесу, в поле. Нас интересуют явления природы. По идее, мы должны познакомиться с тем, что такое дождь, снег, ветер, какое у нас небо, что на нем происходит. Без получения информации об окружающем мире мы не сможем нормально жить в группе, мы не сможет безопасно себя вести. Поэтому нам совершенно необходимо эту информацию получить и ею руководствоваться.

Особенности восприятия информации.

Теперь опишем особенности восприятия информации. У детей есть определенная специфика, когда они информацию воспринимают. Во-первых, поскольку у ребенка до 3-летнего возраста есть задача получить представление об эмоциональном видении человека окружающих вещей, то ребенок избирательно обращает внимание именно на эмоционально окрашенную информацию. То, что говорится монотонным, бубнящим голосом, не воспринимается вообще. Мы вообще не воспринимаем это как какой-то сигнал. Нам нужны характерные выражения. Он воспринимает только то, что говорится с какой-то эмоцией. Потому что он на это и ориентирован. Естественно, у него опыт складывается в результате длительного ежедневного общения со взрослыми, слушания сказок, рассказов. И он складывается из переживания различных событий, в которые он вовлекается и вынужден их переживать и наблюдать за переживаниями остальных.

Мы выделяем эмоциональную информацию, и именно поэтому нам нужно читать сказку с выражением 150 раз подряд. Кроме того, мы воспринимаем ее в сочетании: слуховая информация должна сочетаться со зрительной и тактильной. Мы слушаем, трогаем и смотрим одновременно. То, что мы видим, нам нужно обязательно пощупать и проверить, какие звуки оно издает – потрясти, постучать. Именно потому, что он сказку не видит, а только слышит, ему и нужно повторить ее 150 раз. Если бы он ее видел, было бы нужно меньшее число повторений – 10. Когда мама какую-то информацию ребенку предлагает, она должна учитывать эту особенность. Если вы что-то показываете, вы, во-первых, его должны называть, во-вторых, должны дать возможность потрогать это, в руках подержать.

Игры и занятия с ребенком.

Дальше у нас «Игры и занятия с ребенком – движущая сила в развитии интеллекта». Это и тема, и лозунг. Именно в игре дети знакомятся с внешним миром, усваивают какой-то опыт. То, что они где-то видели и слышали, они проигрывают в игре и усваивают этот опыт. В игре они отрабатывают взаимоотношения в группе людей и приобретают элементарные бытовые и хозяйственные навыки. Игры и занятия с ребенком от 1 до 3 лет могут быть достаточно разнообразными.

Сначала выясним участие мамы в играх ребенка. Первое, что мы отметим, – что мама в играх ребенка принимать участие не должна. Это же происходит в условиях детской группы. Дети в основном играют с детьми. Там и есть игра. А мама там просто присутствует. Если детской стаи нет, ситуация осложняется.

Теперь давайте определим, как часто нам нужна мама, когда мы занимаемся. Мама нам нужна примерно раз в 40 минут. И если у вас нет детской стаи, которая возится с ребенком, вы должны примерно раз в 40 минут уделять ему внимание. Он имеет право к вам подходить раз в 40 минут. Если он этого не делает, вы можете и не трогать его особенно. Но в принципе они примерно с такой частотой подходят, чтобы проверить как бы. Вы можете этого и не замечать. Он может заглянуть в комнату, прийти, постоять, потрогать и уйти. Это он пришел как раз за тем самым вниманием, чтобы убедиться, что все на месте, все в порядке, и пойти дальше заниматься своими делами.

Вы можете с детенышем играть по тому режиму, как он спит. Если он спит 1 раз в день, это может быть какая-то организованная игра с утра и какая-то организованная игра вечером. По идее 2–3 раз в день ему достаточно, потому что за бытовыми делами чаще и не получается. Ему достаточно, если вы будете играть с ним минут 20. Только за 20 минут он доходит до чувства удовлетворения от контакта. Под игрой подразумевается рассматривание книжек, катание машинок, игра в дочки-матери – все что угодно. После этого он переключается на самостоятельную игру, а если ему что-то надо, он подойдет. Там все на самом деле спокойно, и никаких надрывов нет. Надрывы у меня бывают, только когда я ухожу на работу, а Мася не пускает. Она очень четко чувствует этот момент. Тогда мы начинаем отбиваться.

Если с ребенком находится не мама, а опекун, они могут играть дольше. Опекуна ребенок грузит по полной программе.

Игрушки.

Давайте еще одну тему осветим – это игрушки. Мы делим игрушки по двум возрастам – возраст от года до 2 и возраст от 2 до 3. От года до 2 дети не играют детскими игрушками. Они их могут носить, раскладывать, разбрасывать, собирать, но в игре они не присутствуют. Играем мы исключительно бытовыми приборами – утварью, посудой. И давайте запишем, какие игрушки – самые игрушки. Это посуда, кухонная утварь, книги, бытовые приборы типа телефона, пультов управления. От года до 2 покупайте те игрушки, которые нравятся вам. Это ваше время, разгуливайтесь. Кроме этого, мы еще любим вкладывающиеся игрушки – матрешки, коробочки, пирамидки, кубики, куличики. Мы любим механические игрушки. Есть замечательная курочка Ряба, которую ключиком заведешь, и она целых 15 минут клюет. Через 15 минут уже не клюет, потому что наклевалась. Если папа отремонтирует, то еще минут 20 может поклевать. Еще мы любим юлу и волчок. Знаете разницу между юлой и волчком? Волчок – который маленький, раскручивается пальцами и сам бегает на заостренном носике.

Следующая категория – это игрушки от 2 до 3. Ближе к 3 годам детям начинают нравиться бумажные игрушки, которые сделали родители или старшие дети. Вспомните девочку Катю, которую вы одевали в детстве. Очень любят бумажную машинку с открывающейся дверцей. Она заигрывается до дырочек. А потом мы плачем и говорим: «Нам, пожалуйста, повторите такую шикарную машинку из бумаги!» Самая обычная плоская машинка. Фотография переводится на рисунок, обводится по контуру, вырезается, наклеивается на картон, к ней приклеивается дверка – вот это игрушка! У нас дети увлекались рыцарями. Рыцарь, который в книжке нарисован, его вырезали и наклеили на картонку – это не игрушка, это можно выбросить сразу. Вот если его перерисовали на бумагу, вырезали, наклеили на картонку – вот это игрушка. У нас старшие дети этим занимаются – а кому еще? Мне очень нравится, когда Сева, старший мальчик, мне говорит: «Я так занят!» Я спрашиваю: «А чем ты занят?» Он говорит: «Вырезаю и наклеиваю игрушка для маленьких детей». Им очень нравится, у них конвейерный цех. Как только Сева приходил из школы, на него загружались младшие 2 ребенка, и они 3 часа делали бумажные игрушки. Уже был полный ящик. Оригами – они очень приятно складываются и потом очень приятно разрываются, это немного другое. А это именно плоская картинка.

Следующее, что мы очень любим и уважаем, – это маленькие игрушки. Это маленькие фигурки ковбоев, птичек, животных, киндер сюрприз. Мы любим маленькие машинки, которые помещаются в детскую ладошку. И мы любим очень большие машины, в которые можно загружаться – в кузов грузовика сесть. Нам не нравятся промежуточные. И нам нравятся конструкторы и кубики. Наконец-то мы начинаем из них что-то складывать. Есть конструкторы, которые легко соединяются и которые трудно. С теми, которые трудно, они возятся и потом их бросают. А те, которые легко, идут хорошо. Это принципиально важно, чтобы он легко соединялся.

Говорящие игрушки я здесь не перечислила, потому что это маленький сумасшедший дом для взрослых людей. Когда нам попадается кричащий слон или ворчащий лев, он приковывает внимание, и ребенок его нажимает с регулярностью раз в 30 секунд. Как только он перестал кричать, он нажимается снова. Он может выдержать 3 часа этих нажиманий. А вы выдержите 3 часа? Поэтому лучше не заводите такие игрушки. Нам подарили слоника, который кричал. Бабушка слушала это 2 недели, а потом подарила слоника соседям. Сыграла злую шутку – теперь у них будет… Даже если у вас играет самое приятное произведение Шопена, вы это не сможете долго слушать. И ребенок от этого дуреет, шалеет. У него становятся совершенно дикие глаза, и там никакого развития не просматривается в этих глазах.

Мы же не просто так сказали, что вся информация, которую мы усваиваем, должна быть каким-то практическим образом связана с жизнью. Все остальное – мусор, который не надо вкладывать в детскую голову. Зачем нам надо, чтобы мычала игрушечная корова? Может, нам лучше помычит живая, и мы на нее посмотрим?

Телевизор.

И давайте я вам скажу про телевизор, и на этом закончим наше занятие. Что телевизор – это очень вредная штука, и особенно реклама, и детям данного возраста не рекомендуется смотреть телевизионные передачи больше 15 минут. 30 минут в день – это предел; тогда должно быть на 2 раза по 15 минут разбито. Здесь должна быть цензура: лучше покупать видео самим и показывать короткие мультфильмы, которые уже отобраны цензурой. Когда нечего совсем делать, и мы в городской квартире, можно и мультик посмотреть 15 минут. Чтобы попросту по потолку не бегать и не кричать: «Мамочка, спаси меня!» У нас дети смотрят мультики, но исключительно от безделья, когда они уже просто дуреют и ничем не могут заняться. Здесь вопрос в родителях: родители должны дозировать свой телевизор в присутствии ребенка. Есть же возможности у телесистемы: вы можете записывать ту передачу, которая вам нужна. А потом можете просматривать ее, когда ребенок этого не видит. Что же мы технику так плохо используем?

Монтессори – это школа для развития неполноценных детей. Поскольку у нас все дети неполноценные, она получила возможность выйти в широкие массы. Это нужно для тех детей, которые ущемлены, которые обездолены. А если вы сделаете то, о чем мы с вами говорим, вам ничего этого не нужно будет. Выезжаете в лес, забываете про телевизор – у вас будет отличное развитие. Только перед этим нормально вынашиваете, рожаете ребеночка и правильно воспитываете его с самого раннего детства.

Я хотела сказать два слова про семинар «Дача». Я, собственно говоря, с него. Мы там уже целую неделю прожили. И, как выясняется на каждом семинаре, дети не умеют себя вести потому, что не умеют себя вести взрослые. Они не только не умеют себя вести по отношению к детям – и это выясняется каждый раз, что никто не умеет вести себя по-человечески – но они не умеют себя вести и по отношению друг к другу… И там мы занимаемся социальной адаптацией мам в том числе. Мы играем в такую игру веселую – как нужно себя вести в обществе. И там, например, выяснилось, что взрослые люди не воспринимают пожелания на телепатическом уровне, им, видите ли, словами надо говорить. А подразумевается у некоторых людей совершенно откровенно, что вы должны воспринимать их мысли. Одна мама подумала, а другая уже восприняла. И возникают претензии: почему никто не воспринимает то, что я думаю. То же самое по отношению к детям бывает очень часто.

То, что у нас на прогулке дети себя ведут, потому что родители себя ведут неправильно. Как они общаются друг с другом – прямо настоящее зеркало. И вот мы там преодолеваем трудности. Очень хорошо получается, дети себя вели очень прилично в этот раз. Там только были два перла, которые себя вели совершенно безобразно. Никто не признавался, какие у него проблемы, но стоило мне отъехать, мне позвонили и сказали: «Жанна Владимировна, как только вы уехали с дачи, дети как будто бы сошли с ума». Они четко поняли, кто здесь главный. Что делать-то? Единственное, что мы решили, – всем изолироваться срочно. И просто не встречаться во избежание физических травм.

Что-то мы корректируем прямо на месте. Кроме того, у нас родительские собрания каждый день, где мы обсуждаем, что же у нас там было. А дети спят в это время. На даче они спят действительно в одно время, кроме особо одаренных, 10-месячных, которые, увы и ах, спят 2 раза в день. 10-месячный у нас есть, бедный и несчастный, совершенно социально неадаптированный ребенок, который пытался проходить сквозь детей. Он шел сквозь ребенка, и только когда на него наталкивался, очень удивлялся: оказывается, здесь препятствие есть! Живет с мамой вдвоем, в изолированных условиях. Ему целых 3 дня понадобилось, чтобы он понял, что они – объекты материального мира.

Поскольку нам нужно организовывать бытовые ситуации, там у нас готовят и убирают сами мамы. Продукты берутся из дому, из Москвы и потом там покупаются. Завозят организаторы. Режим дня там всегда один, но немножечко корректируется в зависимости от того, какого возраста у нас там дети, как они спят. Это не развлекаловка. Там создаются условия для социальной коррекции и социальной реабилитации детей. Там идет самая простая бытовая жизнь, в которой решаются бытовые вопросы. Это тренинг, а не курорт, там все нагружаются по полной программе. Потому что если не возникает ситуации, то что мы будем решать? Если мы опять на курорте в изоляции, то зачем мы приехали? Сейчас там живет 8 мам.

Развитие интеллектуальных способностей ребенка.

Теперь перейдем к развитию интеллектуальных способностей ребенка. И продолжим занятия с бумагой. Перед этим хочу сказать, что дети на третьем году жизни в основном безобразничают от безделья. Им просто нечего в доме делать. А на пятилетке как хорошо это видно! Его надо занимать. У него должна быть масса занятий. При наличии загородного дома все решается легко. Но, опять-таки, смотря какого. Если в доме нет никакой деятельности, он там, бедный, слоняется, и ничем не может заняться. Поэтому его совершенно необходимо чем-то занимать.

Занятия с бумагой: во-первых, бумагу можно рвать. Это очень увлекательное занятие для детей в возрасте 1,5–2 года. Потом, в бумаге можно протыкать дырки. Когда берется какой-то предмет типа ручки, бумага кладется на мягкое, например, на подушку, на диванчик, и начинает тыкаться. И там получаются дырки замечательные. Потом в эту дырку можно смотреть и ее можно порвать. Потом бумагу можно разрезать. Это 2 года и 7–8 мес. Из бумаги можно вырезать. Это 2 года и 10 мес., когда мы начинаем вырезать. Сначала мы вырезаем просто кружочек, а потом начинаем вырезать по контуру. На бумаге можно ставить печати и кляксы. Печати можно ставить рукой, ногой, а кляксы можно ставить разными предметами. На бумаге можно рисовать карандашами, ручками, красками. Дети этого возраста могут делать достаточно приличные рисунки. Начинают они рисовать примерно в 2 года. Некоторые – в 2,5. Девочки немного раньше начинают рисовать, чем мальчики.

Ребенок с 1,5–2 лет может принимать участие в складывании из бумаги различных фигур – оригами. Для ребенка от года до 3 много фигурок не надо. Достаточно вспомнить то, что вы умеете делать. Как правило, мы должны уметь складывать лодочку, самолетик, шапочку. Еще очень просто складываются тюльпанчики, лягушечки, зайчики, собачки. Вам достаточно вспомнить троих, кого вы складывали, и этого уже достаточно, чтобы развлекаться. Потому что одну шапочку вы будете складывать месяца 4. Потом перейдете к самолетикам, которые будете складывать еще 4 месяца. И потом вам нужен еще кто-нибудь, чтобы дожить до 3 лет.

Кроме занятий с бумагой, существуют занятия с пластиковыми бутылками и крышками. Дети, кстати говоря, очень любят заниматься с бытовыми предметами. Это им очень интересно. Что можно сделать: берутся 4–5 двухлитровых пластиковых бутылок, у них срезаются горлышки, и получаются банки. Горлышко желательно отрезать ровненько. И в эти большие пустые банки складываются крышки от бутылок по цветам: красные, желтые, синие, белые крышки. Если они покупаются. Но можно насобирать у соседей, знакомых просить, чтобы приносили вам бутылки. Я могу сказать, что даже люди, которые в семье не используют это хозяйство, способны насобирать достаточно большое количество этого добра. Когда мы имеем большое количество крышек, ими очень интересно играть. Они используются как мозаика, из них можно выкладывать разные изображения. Потом, их можно рассыпать и опять собирать по цветам. Ребенок, который якобы не знает цветов, почему-то сортирует крышки именно по цветам.

Эти бутылки можно использовать как кегли. Они просто выставляются и сбиваются шаром. Еще можно использовать верхнюю часть, которую мы отрезали. Она может использоваться как воронка: через нее можно воду лить. Она используется как дуделка. Если кто не знает, рекомендую попробовать. И если взять пластиковую бутылку темного цвета, ее можно использовать как подзорную трубу.

Есть еще занятия с коробками. Дети очень любят использовать для игры самые разные коробки. У них есть несколько вариантов применения. Во-первых, мы очень хорошо используем маленькие коробки, которые вкладываются одна в другую. Получается такая матрешка. Ее можно в принципе собрать, это сейчас не так сложно, потому что достаточно самых разных коробок. Их можно раскрашивать, что-то на них наклеивать, придавать специальный вид и вкладывать одна в другую. Дети очень любят использовать симпатичные, маленькие, удобные коробочки. Удобство заключается в том, чтобы ее нельзя было порвать, растоптать сразу, чтобы ребенок мог ее легко открыть и закрыть. Тогда эти коробочки – особенно это третий год жизни – используются для того, чтобы складывать туда золото и бриллианты. Наше добро как раз носится в них. Что они туда складывают – когда смотришь, разбираешь: какие-то стеклышки, пушинки, перышки, кусочки ткани. Все это имеет очень большое значение.

У нас еще используются большие коробки, в которые можно забираться. Это коробки из-под телевизора, холодильника – в этой коробке можно делать домик. Делается архитектурный проект, вырезаются окна, двери, там располагается кровать, меблируется все хозяйство, и там можно жить. Это собственный домик, очень хорошее место для жилья. Коробку можно купить отдельно от холодильника, это не проблема. То есть не нужно покупать еще 2 холодильника, чтобы занять ребенка. Там они по году могут жить, потом дом приходит в негодность. Некоторые папы технически подходят к проблеме: широким скотчем фиксируют, и он там живет. Длинные, как труба, коробки от всяких колонок используются действительно как труба: по ним очень интересно ползать и лазать. У нас был такой прикольный случай. Мы купили какую-то колонку, и длинная коробка лежала перед выбросом в комнате. Дети сказали: «О, какая замечательная, чудная вещь!» И стали в ней лазать. Сначала два маленьких ребенка по ней мигрировали. Потом пришла старшая сестра Вася и попросилась к ним. Стали лазать втроем. Потом пришла старшая сестра Сима и говорит: «А можно и я?» И стали они вчетвером по коробке лазать. Пришел старший брат Сева, и они стали лазать впятером. Потом пришел старший брат Сеня, полез по коробке и порвал ее. И все горько.

Плакали. Потом пытались ее склеить, чтобы продолжить это мероприятие. Чистый теремок получился!

Следующая категория – занятия с катушками и пуговицами. Их можно отнести к разряду игр с мелкими предметами. Можно, например, пуговицы нанизывать на нитку или шнурок. Выбирают крупные пуговицы, берут подходящий шнурок, он вставляется в большую иглу, завязывается узелок, и он нанизывает. На третьем году жизни они начинают эти интересоваться. Потом, как правило, ходят и по полу этот шнурок таскают, как паровозик. Потом возникает проблема, как их обратно снять. И никто не может догадаться, что надо снизу отрезать узел, снять, опять завязать и снова нанизывать. Из крупных пуговиц можно строить дорожки и складывать узоры. Катушки тоже можно нанизывать. Старые деревянные катушки были совершенно замечательные: их можно было как колесики использовать. Помимо того, их можно катать ногой, рукой, дудеть в них.

У нас еще есть занятия с водой. Вода – это очень интересный объект для изучения, и дети с годовалого возраста начинают интересоваться ее свойствами, в 1,5 года начинают их целенаправленно изучать. Когда они плескаются в ванной, они ее переливают, набирают, выливают. В воде, кроме этого, можно пускать бульки – когда берется чашка, опускается вниз, поворачивается, и пузырь воздуха выходит. Как еще можно пузыри пускать: можно взять соломинку и просто в воду дуть. Тоже интересно. Если ребенок из ванной пьет, лучше не обращайте внимания, иначе начнет литрами пить. А грамм 50 не повредит.

С поеданием песка – то же самое. Знаете, у нас на даче у мам одни проблемы возникли, о которых они даже не подозревали, а другие сразу отпали: поедание песка, например, выход на прогулки, плохая еда – это сразу решается. Там же расписание, там потом не дадут есть просто вообще, даже если попросят. А какие возникают – это у всех индивидуально. Выяснилось, что Жанна Владимировна видит родовую травму почти сразу: как, где она произошла и на что повлияла. А этого никто не ожидал. Все думали, что всё будет нормально, но травмированными оказались почти все. Например, травма шейных позвонков, перелом ключицы, травма позвоночника в поясничном отделе, повреждение глазного нерва. Это я сразу вижу. А что ж там можно скрыть? Просто родители, которые не имеют опыта наблюдения за детьми, – им не видно. И многие проблемы, которые с этим связаны, а мама не понимала, откуда они взялись.

Адаптация у детей происходит в течение 5 дней: они полностью привыкают и считают, что они дома. И вот тут-то как раз начинается самое интересное.

Теперь про занятия с водой. В воде еще можно пускать лодочки, кораблики, которые мы сложили из бумаги. Можно проверять игрушки – кто тонет, кто не тонет. Когда мы начинаем целенаправленно этим заниматься, мы просто собираем все игрушки, приносим к ванне, вываливаем, потом смотрим внимательно: кто утонул, а кто всплыл. Потом уже, когда мы играем, мы набираем эти игрушки как раз для того, чтобы те утонули, а эти плавали на поверхности. И сценарий разыгрывается, чтобы те, кому положено утонуть, целенаправленно утонули. Я очень хорошо помню, как у меня однажды ребенок просчитался в сценарии и утопил того, который не тонет.

В воде можно делать водопад – это когда делают несколько ступенек и льют сверху из большой емкости. Это можно специально сделать из кубиков. Очень интересно играть с фонтанчиками всякими, сейчас продаются. В ванне можно из мочалки делать дождь. Только вот эти рыхлые мочалки дети еще могут есть: они их откусывают и плюют, потому что она не глотается потом. Зимой при наличии холодильника можно делать лед из воды и можно заниматься со снегом. Снег интересно лепить. Какой-нибудь шарик слепить, а потом посмотреть, как он тает. Интересно заливать снег водой и тоже смотреть, как он намокает и тает.

Следующий момент – занятия с деревом и природными материалами. Начнем занятия с деревом с занятий с кубиками. Есть неокрашенные деревянные кубики. Хорошо дети играют этими кубиками, когда они не все неокрашенные, а только часть – когда сочетается неокрашенное дерево с окрашенными кубиками. Тогда можно делать интересные композиции. Сейчас продаются деревянные конструкторы. Хорошо, когда есть разные формы – не только кубики, но и цилиндры, треугольнички, крыши, колонны, арки. И когда есть частично покрашенные и частично неокрашенные, это превращается в очень интересную игру. Единственное что по отношению к краске: краска должна быть ярких цветов. Потому что тусклая серо-буро-малиновая очень непривлекательная.

Теперь, что касается знакомства с деревом, ребенку хорошо бы показать, как выглядит дерево на прогулке, как выглядит полено, что такое кора дерева. Хорошо бы отколоть щепу от полена, дать ее понюхать. Они очень любят нюхать, между прочим. Хорошо бы познакомить ребенка со стружкой – ее можно понюхать, пожевать. Причем у разного дерева совершенно разный запах. Знакомя ребенка с деревом и природными материалами, никак не обойтись без показа шишек и семян, листьев и цветов. Что касается листьев, можно засушить гербарий. Особенно осенью очень интересно его собирать, когда листья разных цветов. Вы можете на прогулке его собирать – тоже цель для прогулки – потом они вкладываются в толстую книжку и кладутся под пресс. Потом эти засушенные листья могут участвовать в игре. Из них можно делать кустики. Они берут пластилин, налепливают на камушек и туда втыкают листочки. Если вы им идею подскажете на третьем году жизни, у вас будет очень много таких увлечений.

Теперь занятия с песком и камнями. На прогулке можно собирать интересные камешки и позволять вносить в дом то, что наиболее отобрано. И в доме тоже нужно организовать место, где это будет складываться, чтобы они не валялись, где ни попадя.

Дети очень любят играть с песком, но самая хорошая игра получается не в песочнице на площадке, а на берегу реки или пруда. Потому что песок хорошо лепится, когда он влажный. А в песочнице влажного песка не найти. И если есть кто-то из взрослых или старших детей, кто умеет делать замки, это та игра, где мы готовы участвовать, приносить, что надо, поливать, где надо, копать ямки. Это действительно очень интересная игра, но там нужен ведущий, который будет помогать это делать. Самые маленькие очень охотно роют ямку рядом с замком, когда им говорят, что у нас тут должен быть ров или пруд, чтобы враги не прошли.

Посещение публичных мест.

Следующий пункт – посещение публичных мест. Нужно сказать, что до 3-летнего возраста посещения музеев, кино, театров, выставок и тому подобного не несут для ребенка никакого познавательного значения. Вы можете идти на выставку, и ребенок вас сопровождает, но он из этого выносит только одну мысль, что его зачем-то куда-то привели, где нельзя поспать, поесть и поиграть. В музее тоже неудобно, и трогать ничего не дают. Для него интересны только предметы, имеющие бытовое, прикладное значение. Если вы хотите заинтересовать ребенка, его нужно интересовать теми местами, где он может что-то для себя почерпнуть. Потом нужно учитывать, что он к таким походам способен с 2,5 лет и может удерживать в представлении какое-то целенаправленное зрелище в течение 20 минут.

В этом смысле хороша мышиная дорога в театре Дурова – там представление длится 20 минут и как раз рассчитано на 3-летнего ребенка. В дельфинарии представление идет 30 минут и, если туда прийти немножко задержавшись и уйти немножко раньше, мы не заскучаем. Потому что сначала нас очень интересуют дельфины. Но потом мы начинаем с грустью смотреть по сторонам. И его действительно интересуют бытовые предметы, которые можно потрогать. Когда-то давным-давно был такой музей в Кунцево, где были экспозиции, рассчитанные на детей. Там были выставлены бытовые предметы, которые можно было трогать, и с ними можно было играть. Вот там было интересно целые полчаса. Сейчас этот музей закрыли. Театр кошек Куклачева начинался с коротких представлений, потому что одну кошку долго показывать было неинтересно. Дети очень хорошо их посещали. А сейчас, насколько я знаю, они стали трехчасовыми. Это стало для детей, во всяком случае, грустно.

В зоопарк его вести можно. Там можно просто гулять. Вы должны знать, что ребенок не воспринимает зверей, которые сидят за решеткой. Его очень интересуют утки, которые плавают в пруду, в домике что-то делают. Интересно и какое-то выдающееся животное, которое не очень огорожено и хорошо просматривается. Но если есть вольер, где животного не видно или видно, но непонятно, что это, – ребенок не понимает, зачем его сюда подвели. Ему интересны только те животные, которые как-то себя проявляют. В зоопарке можно дозировать внимание. Допустим, вы читали книжку про зайца. После этого можно прийти, прицельно посмотреть на одного зайца, а потом просто гулять по зоопарку. Вы можете посмотреть 1–2 зверей, тогда это впечатляет. Потому что в преобладающем большинстве случаев, когда у детей спрашивают: «Что ты помнишь из зоопарка?», они отвечают: «Я помню, как я ел сахарную вату». – «А ты там зверей-то видел?» – «Да, видел уток». В зоопарк можно ездить гулять, но не в выходные и праздничные дни, когда там ходит большая толпа, а животные сидят спрятавшись.

Вообще дети достаточно осмысленно ходят в публичные места где-то с 5-летнего возраста. Ходить ли с ребенком в ресторан – это зависит от его воспитания. Он может сидеть у вас под столом. Может сидеть под столом у соседей. Может сидеть у вас на руках. Может ходить вокруг и сдергивать скатерти. Все зависит от воспитания и настроения на данный момент. Чтобы понять, что там у вас получится, можно один раз сходить в ресторан с ребенком, но если у вас все в порядке, то можете продолжать. Можно выходить: сделать заказ, сказать, что вы с ребенком, и спросить, через сколько времени вам вернуться.

Чтение и рассказывание сказок.

Теперь разберемся с чтением и рассказыванием сказок. Мы говорили, в каком возрасте у детей появляется стремление и возможность воспринимать сказки на слух. Хочу отметить, что дети в любом возрасте очень любят короткие песенки-потешки. Когда вы что-то делаете и сопровождаете это стишками. Давайте разберемся с систематизацией этого материала, потому что короткие песенки-потешки, которые можно выучить и благополучно рассказывать ребенку, – их достаточно много. Фольклорный материал продается в магазинах в больших количествах, но дается там совершенно без систематизации. Это просто такой хаотичный разрозненный материал, который незнамо как использовать. На самом деле, он всегда использовался прицельно и делится на некие категории, которые и дают вам возможность потом это использовать в быту. Давайте мы их опишем. А какие-то авторские придумки еще не прошли многолетнюю апробацию опытом. Вы, конечно, можете пихать ребенку всякую шелупонь и что-то оставлять или отбрасывать в зависимости от его реакции. Но вам все равно ее придется систематизировать по каким-то категориям.

Во-первых, существуют наборные сказки и песенки. Это то, что набирается. Классический пример наборной сказки – это «Теремок»: когда у нас появилась муха-горюха, потом комар-пискун, мышка-норушка, лягушка-квакушка. Персонажи набираются и приходят к какому-то числу. Туда же относится «Колобок», «Репка». Вот пример наборной сказки:

– Кисонька-мурлысонька, где была?

– Коней пасла.

– Где кони?

– За ворота ушли.

– Где ворота?

– Огонь сжег.

Тоже набирается определенное количество действий. Дети очень любят наборные песни. Такая песня была: «Ах ты дружка, моя подружка, на чем играешь – не понимаю. А я играю, все понимаю, на барабане я играю. Бум барабан!» Там куплет все время повторяется один и тот же: «Ах ты дружка, моя подружка, на чем играешь – не понимаю. А я играю, все понимаю, а я на скрипочке играю. Тили-тили, моя скрипка! Бум барабан мой!» И дальше: «Тирли-ти, моя гармошка, ду-ду-ду, моя дудка, фьюти-фьюти, моя флейта», и в конце всегда «бум, барабан мой». Дети в восторге, а взрослые не понимают смысл этой песни.

Существуют познавательные песенки-потешки. Это те, которые что-то описывают. Они могут сочетаться с наборными. Вот, например:

– Есть ли у тебя твой добрый конь?

– Есть у меня мой добрый конь.

– Есть ли на коне тесьмяная узда?

– Есть на коне тесьмяная узда.

И дальше мы перечисляем. У нас есть седло, стремена и, в конце концов, всю сбрую перечислили. Она и познавательная, и наборная в то же время. Другой пример познавательной песенки: «Как у нашего кота шубка очень хороша. Как у котика усы удивительной красы. Глаза смелые, зубки белые. Выйдет котя в огород – всполошится весь народ». Туда же: «Уж как я мою коровушку люблю». Там описывается, что мы с этой коровой делаем: чем мы ее кормим, как мы ее доим, когда мы ее выгоняем – описаны практически все действия с коровой. Обратите внимание, если не обращали раньше. И вот тоже: «Раным-рано по утру пастушок туру-руру. А коровки в лад ему закричали му-му-му! Ты, буренушка, ступай, в чисто поле погуляй. А вернешься вечерком, нас напоишь молоком». Вот видите – описание бытовой части жизни. Доят корову-то вечером, выходит!

Кроме этого, существуют хвалебные песенки. Это для того, чтобы дитя подбодрить, поддержать, похвалить. Знаете такие: «Наша Маша маленька, на ней шубка аленька, опушка бобровая, Маша чернобровая». «Наша доченька в дому – что оладушек в меду. Что оладушек в меду, сладко яблочко в саду».

Следующий момент – это воспитательные песенки. В частности, пример воспитательной песенки – это «Петушок, петушок, золотой гребешок! Что ты рано встаешь, громко песни орешь, Ване спать не даешь?» Не ори, когда другие спят – очень простой смысл. «Киска, брысь, киска, брысь, на дорожку не ложись! Наша деточка пойдет, через киску упадет». То есть нечего валяться на дороге, когда люди ходят. «Пошел котик на Торжок, купил котик пирожок. Самому ли съесть или Боре снесть? Я и сам откушу, я и Бореньке снесу» – значит, делиться нужно. Таких примеров достаточно много.

Существуют песенки-приговорки, которые сопровождают какое-то действие, событие. Вот, например: «Дождик, дождик, полно лить, наших детушек мочить. Радуга-дуга, не давай дождика, давай солнышка-колоколнышка». Тоже знаете, наверняка, про божью коровку: «Божья коровка, полети на небо, как там твои детки кушают конфетки. Всем собакам раздают, а тебе не дают».

И существует такой разряд песенок, как прибаутки. Прибаутки – это такое «тра-ля-ля», когда просто «тра-ля-ля» и так занимательно и, в общем-то, ни про что. «Как на нашем на лугу стоит кринка творогу. Две тетери прилетели, поклевали, улетели». «Чики-чики-кички, березовые лычки. Летели две птички ростом невелички. Как они летели, все люди глядели, как они садились, все люди дивились». И вроде бы и язык работает, и ни про что. И ребенок доволен до упаду. У меня дедушка знал таких песенок огромное множество. Я помню, когда он начинал со мной заниматься в 10 утра, у него рот не закрывался до часу дня, но я так и не помню смысла наших собеседований. Тоже, кстати говоря, очень известная: «Тень-тень-потетень, выше города плетень. Сели звери на плетень, похвалялися весь день». Это тоже прибаутка, там информации очень мало. «Похвалялася лиса: всему свету я краса». Никакого описания нет, но очень весело. «Скок-поскок, молодой дроздок. По водичку пошел, молодичку нашел». Смысла никакого, но так хорошо! И попрыгать можно.

Еще существуют сказочки. Сказочки отличаются от сказок тем, что они даются в стихотворной форме. Пример такой сказочки – это сказка про козла бабушки Варварушки. Я вам немножечко расскажу.

«У бабушки козел, у Варварушки седой. Он под печкой живал, всё сухарики едал. Отпросился козелок у бабушки на часок погулять во лесок». Короче говоря, он просился, просился, бабушка его сначала не пускала, говорила: «Волки тебя съедят». Потом-таки согласилась. Он пошел в лесок и встречает зайца. И говорит зайцу: «Ах ты зверь, ты зверина, ты скажи свое имя. Ты не смерть ли моя, ты не съешь ли меня?» А заяц ему отвечает: «Бог с тобой, и не смерть я твоя, и не съем я тебя. Я заинька уже серенький, зимой беленький. Я по лесу хожу, себе корму ищу». И пошел он дальше, встретил лису, медведя, а потом на него напали семеро волков, он каким-то чудом спасся, пришел к бабушке Варварушке, и всё у них стало очень хорошо. Но у каждого зверя он так и спрашивает всю сказочку: «Ах ты зверь, ты зверина, ты скажи свое имя. Ты не смерть ли моя, ты не съешь ли меня?» И все говорят, что сильно это нам надо.

И еще существуют приговоры. Они отличаются тем, что сопровождают действия по отношению к ребенку. Когда умывали, приговаривали. Дитя если сопротивляется, когда его умывают, ему зубы заговорили, оно расслабилось и умылось. Вот ему говорят: «Водичка, водичка, умой мое личико, чтоб глазоньки блестели, чтоб щечки краснели, чтоб смеялся роток, чтоб кусался зубок». «Расти, коса, до пояса, не вырони ни волоса». Они в основном служили, чтобы отвлечь ребенка. Мы говорили, что он умываться и расчесываться не любит, а если надо? Заговорили ему зубы и расчесали его под эту лавочку. Вот и весь мистический смысл.

Теперь – колыбельные. Те колыбельные, которые пишут в книжках, например: «Баю-бай, баю-бай, ты, собачка, не лай, белолапа, не скули, мою Таню не буди». Очень ее часто печатают. Эта песенка предназначена не для того, чтобы баюкать ребенка: не та здесь стихотворная форма, которую поют. Эти песенки не поют, их рассказывают, когда готовят ребенка ко сну. Мы с вами говорили о ритуале укладывания. Это как раз используется в ритуале, когда мы готовим ребенка ко сну. Вот она начинает проговаривать эти песенки. А потом, когда совсем уже засыпают, начинают колыбельную петь. Но поют другую колыбельную, у которой совершенно другая форма стиха и которую можно петь. Урок пения в нашу программу не входит. Давайте я вам скажу опознавательные знаки. Настоящая колыбельная песня – это та песня, под которую взрослый засыпает в течение 5 минут. А ребенок – в течение 3 минут. Все остальное – это ерунда. Ставили эксперименты фольклористы: действительно, целый зал заснул за 5 минут. Это все есть, но его надо уметь искать и различать – это большая программа. Я уже давно закончила заниматься фольклором, и у меня связи утрачены, к сожалению. Их можно восстановить, но мы еще не дошли до этого места нашей программы, чтобы включить вокал в воспитание детей. Думаю, у нас все впереди.

Страх как стимул для развития интеллекта.

Следующий пункт – это страх как стимул для развития интеллекта. Я хочу отметить, что страх, здоровое опасение служит для работы мысли и развития интеллектуальных способностей ребенка. Существовали такие страшилки про деда Бабая. Наши дети, которые расту без страшилок, очень любят себя пугать. Знаете, что существует целый фольклорный пласт – детские ужастики. Про красную женщину, про черную руку, про гроб на колесиках. Успенский их в свое время собрал, и они были изданы. Это целый пласт культуры получается. Происходит это потому, что они бывают недопуганы в нужное время. И, если вы вспомните себя в детстве, им очень хочется вечером зажечь свечки, рассказать страшную душещипательную историю, чтобы потом было страшно спать. Это природное стремление, потому что ребенку для развития интеллекта не хватает здоровых опасений. Вы его обезопасили настолько, что дикие тигры и кабаны не бегают, никто не тревожит. А нужно же бояться, иначе у нас мозг не развивается так, как надо. Никогда не забуду, как у меня дети бодали бабушку. Они каждый вечер собирались, зажигали свечи и говорили: «Бабушка, расскажи про ведьму, бабушка, расскажи про ведьму». – «Я вам уже рассказывала 100 раз!» – «Все равно, еще расскажи, очень надо!».

И существует детская страшилка про деда Бабая, которая позволяет в некотором смысле соблюсти природную потребность в опасениях. Хочу сразу отметить, что эти страхи имеют продуктивное значение, только когда страх имеет ограниченное в пространстве и времени действие и мы можем от него спастись. Безысходный, тотальный страх совершенно непродуктивен, потому что понятно, что если от него никак не спастись, то надо просто повеситься, и все будет нормально. А когда страх дает возможность к спасению, тогда и есть, о чем размышлять. В частности, страшилка про деда Бабая говорит о том, что дед Бабай – это такой страшный дядька, пришел он к нам от татаро-монгольского ига, с тех времен укоренился. Это татарский дедушка Бабай. Он властвует над поселением, этот дух, в сумеречное время – вечерние сумерки, ночь, утренние сумерки. Причем хватает он детей не всех подряд, а только тех, которые как-то выдаются, не слушаются маму: например, не ложатся спать, шумят, безобразничают. В частности, его использовали, когда ребенка угоманивали, чтобы он ушел спать. Здесь очень просто: днем он не ходит, вечером, если ты себя ведешь спокойно, опять тебя не трогает. Если спать лег, опять он тебя не трогает. А если безобразничаешь, можно сказать, что сейчас дед Бабай придет и заберет тебя. Можно даже показать его в окно и сказать: «Вот он пошел. Что ж ты так задержался, он уже успел уйти». Нужно сказать, что Бабай появляется одновременно в нескольких местах и собирает детей в большой мешок. Он проделывает процедуру каждый вечер, а потом несет к яме, которая называется «буково», и их туда бросает. Видите, какое грозное название – в буково бросает. Дальше можно ничего не объяснять, потому что буково само по себе очень страшно и никакие объяснения больше не требуются. Они начинают воспринимать Бабая с того момента, как начинают бояться темноты – это год и 8 – год и 10. Это здоровый стимул. Зачем мы будем придавать этому всему ненормальные формы, если можем так просто решить эту проблему? Как правило, когда они дорастают до 5 лет, они уже понимают, что это такое. Но в этом возрасте они уже нормально спать ложатся.

В дневное время есть такой домашний дух – хок. Это очень продуктивный дух и его очень хорошо использовать, когда ребенок начинает капризничать. Когда он руками размахивает и теряет координацию движений, он может удариться, споткнуться. Вот тут как раз можно сказать, что это тебя хок наказал. А хок просто следит за порядком в доме, чтобы никто не безобразничал, зазря не орал. Выглядит он в виде маленького беленького старичка. Это педагогический прием, потому что дети должны антропоморфизировать что-то такое. Он появляется тогда, когда ребенок начинает бедокурить, запутывается и сам себя спотыкает, роняет, ударяет. Но очень эффективно действует. Мы начинаем вести себя спокойно, и перед тем как махать руками, интересуемся – как там у нас, все в порядке? И потом можем даже передумать.

До 5-летнего возраста нам нужны такие страшилки, а потом – более усложненные формы рассказов. Это может быть в виде волшебных сказок.

Познание мира.

Теперь разберемся с познанием мира. Что малыш должен к 3 годам хорошо знать? Я буду вам просто комментарии делать. Во-первых, мы должны знать домашних животных – как они называются. Давайте я вам покажу, как должна быть организована книжка для ребенка этого возраста. Нам надо, чтобы на картинке было изображено одно то, про что мы рассказываем: вот корова, у коровы теленок, корова говорит «му». Нам не надо, чтобы другие объекты нас отвлекали. Это коза, у козы козленок, коза говорит «ме». Мы должны знать, как домашние животные выглядят на картинке и как они выглядят в жизни. Нужно позаботиться о том, чтобы ребенок все-таки увидел корову, козу, овцу, свинью живьем. Пару раз точно нужно показать. Но если вы лето проведете рядом с коровой, этого будет достаточно.

Теперь птицы. Мы должны знать про самых распространенных домашних птиц, как они выглядят, как кричат и как пищат их дети. Помимо домашних птиц, у нас есть городские птицы. Среди городских птиц – голуби, вороны, воробьи, скворцов даже можно найти, стрижей и ласточек. С грачами сейчас напряженно. Из лесных птиц кого бы хорошо увидеть? Кстати говоря, в наших лесопарках много птиц. Соловья вы не увидите, но хотя бы услышите и увидите на картинке. Сойку можно увидеть, сороку, дятла, синицу, трясогузку, чайку. Каких-то птиц можно увидеть в зоопарке.

Вот с лесными зверями у нас напряженно. Лесных зверей только в зоопарке или на картинке можно увидеть. Здесь у нас дается список, кого хорошо было бы, чтобы ребенок знал, как выглядит. Кого можно показать живьем? Белка, крот, землеройка, ежик. Кстати, мы в Битцевском парке видели зайца и даже успели его рассмотреть.

Земноводные пресмыкающиеся и улитки. У детей это относится к одной категории – мокрые звери. К ним относятся змея, уж, лягушка, земляная жаба. Вы знаете, что есть разница между лягушкой и земляной жабой? Лягушка гладкая, а жаба пупырчатая, у нее бородавки на коже, размером она побольше и квакает попротивнее. Ящерок можно увидеть, они на дачах бегают и хвосты роняют. Тритонов, черепах можно увидеть в зоомагазинах. Это даже лучшее место, чем зоопарк; и на Птичий рынок можно съездить. Улитка, слизняк – можно посмотреть на прогулке. Он замечательно прячет рожки, потом их высовывает. Правда, ребенок в конце почему-то очень хочет его затоптать, но его можно увести. Слизняк – без раковины. Моллюск – в раковине. Моллюсков можно посмотреть в зоомагазинах и в супермаркетах, где продается живая рыба, живые раки. Черепаху тоже хорошо бы посмотреть в зоомагазине – сухопутных и плавучих.

Следующий момент – рыбы. Аквариумные и речные. Аквариумные рыбки у ребенка относятся к одной категории, он их не различает. Он знает, что это что-то такое пестрое плавает. Из речных рыб у нас перечислены щуки, окуни – это хорошо посмотреть в обычном магазине. Еще у нас отличаются раки и крабы.

Теперь что касается бабочек и насекомых. Ребенок вполне может выучить бабочек и насекомых средней полосы России, которые наиболее распространены. У вас дается список, кого он может выучить. Бабочек они очень хорошо различают по видам и требуют сказать, как они называются. Если вы сами ориентируетесь, кто у нас лимонница, кто голубянка, а кто адмирал, и можете их показать ребенку, то мы их выучиваем сразу. Еще среди бабочек выделяются мотыльки. Знаете, чем бабочка отличается от мотылька? Мотылек отличается от бабочки быстротой взмахов крыльев. А бражник знаете, как выглядит? Это толстая бабочка, которая быстро-быстро двигает крыльями и пьет нектар из цветов, вися в воздухе. Это как раз мотылек.

Если вы знаете, как выглядят жуки, вы их можете показывать. Майского жука можно найти в Москве. Я один раз видела лёт майских жуков. Они почему-то решили все летать перед въездом на мост. Их было так много, что на мост было нельзя ни въехать, ни наступить. И это все шевелилось, жужжало, летало. Они очень долго тусовались на земле, а потом все вместе полетели. Вот когда они полетели, стало можно туда заезжать, потому что до этого машины просто останавливались и не решались туда ехать. Потому что они же крупные, это такая масса огромная, и очень неприятно. Это какие-то бессознательные страхи, вы просто не показывайте ему, спасайте его от этого безобразия. У вас еще есть возможность показывать насекомых в магазинах, где они продаются сушеные, за стеклышком. У меня ребенок так заинтересовался, говорит: «Мама, смотри!» Я как посмотрела, чуть в обморок не упала: там всякие многоножки, мокрицы, скорпионы. Но скорпион – это еще благородный зверь по сравнению с тем, что там демонстрируют и продают. И покупают же!

Муравьи – это отдельная категория, они все одинаковые для ребенка пока еще. Мухи. А вот пчелы, шмели и осы среди них выделяются. Из пауков выделяются только косиножка и паук-крестовик.

Паук-крестовик – за характерную окраску: у него на спине крест. Черви – они просто черви, а гусеницы – они гусеницы. Есть выдающиеся хвостатые, пестрые гусеницы – они выделяются. Сюда же относятся кузнечики, сверчки. Знаете, чем отличается кузнечик от сверчка? Сверчок ползает, у него нет крылышек. Он черный. Он похож на кузнечиков, у него такие же лапки, согнутые в коленях. Он очень красиво поет. Живет в земле в норках. Цикады тоже стрекочут. Они живут в траве – такой полужучок, полукузнечик.

Теперь разберемся с тем, кто такой светлячок. Это насекомое, которое светится. А светиться могут жуки и червяки. Вот как раз червяк, который наелся гнилушек и светится, – это светлячок. Вы можете гулять вечером по лесу и увидеть пень. От пня свечение идет зеленоватое. Потом утром просыпаетесь, подходите к тому же пеньку и видите там здоровых белых опарышей. А жуки сами по себе светятся – у них брюшко светится, и только ночью.

Сейчас мы переходим к растениям. Я вам рекомендую приобрести определители растений. Была такая замечательная энциклопедия «Флора и фауна Средней полосы». В этой энциклопедии даются различные виды растений и описания всех животных и насекомых. Вы можете этим определителем пользоваться. А то ребенок пока молчит, а потом через 2 года будет спрашивать, и вам на прогулке нужно будет обозначать, что вы видите. А у нас мама, когда выходит на прогулку, знает два растения – береза и елка. Те, кто знают побольше, – это уже очень интеллектуальные мамы. У меня регулярно вопрос возникал на занятиях, чем отличается елка от лиственницы? Она сбрасывает хвою. Мама же должна называть не только деревья, но и кустарники. Причем должна уметь отличить кустарник от дерева. А еще она должна знать различные виды трав. Когда она видит полынь, она не должна перепутать ее с чертополохом. Давайте запишем, что ребенок в 3 года может знать примерно 100 видов растений. А к 5 годам он может знать 1000 видов растений, если их знает мама.

Смотрите, какой колоссальный объем информации ребенок должен знать. Причем, он это и хочет знать, просто вы его ограничиваете. Здесь хочется взять определитель и определиться, о чем рассказывать ребенку. Потому что его интересует именно это. Это вы ему и должны давать. Вы должны и сами это знать, хотя бы прочитайте об этом. Лучше на прогулке замять этот вопрос, дома посмотреть, а на следующей прогулке выдать себя за умную.

Представление о времени.

Следующий момент – представление о времени. Разберемся, из чего оно складывается. Оно складывается у ребенка из представления о повторяющемся суточном ритме, в частности, день-ночь. Потом имеются в виду и сезонные явления – это тоже повторяющиеся события, за которыми мы наблюдаем и делаем какие-то выводы. Чтобы иметь представление о времени, надо иметь понятие о цикле. Что-то такое происходит регулярно – это время и есть. Чтобы время стало для нас объектом, здесь важны не только день-ночь, темнота и свет, но и сопровождающие их события. Например, ночь чем отличается? Ночью ложатся спать, на небе хорошо видны луна и звезды, облака приобретают характерный вид. День – облака выглядят совсем по-другому, у нас есть солнце, и солнце может подниматься и садиться. Вечер и утро – когда солнце определенным образом подсвечивает облака на небе, и они становятся красными. Закат и восход тоже принимают участие в формировании представлений о времени. Сюда же, как ни странно, относятся все погодные явления – осадки, тучи, радуга, которую можно видеть в дневное время. Ребенок знает, как выглядит луна, он знает, что такое полная, растущая и убывающая луна. Очень забавно, когда двухлетний шпингалет тыкает пальцем в небо и говорит: «Молодой месяц». Еще есть такое явление, как ветер, которое также принимает участие в формировании этих представлений.

Теперь сезонные явления. Что ребенок должен знать и понимать относительно весны? Весна отличается тем, что у нас тает снег, становится теплее, прорастает трава. А лето чем отличается от весны? Очень жарко и все цветет. Осень замечательна тем, что появляются плоды в больших количествах, листва начинает опадать и меняет окраску. Ну и зима. Холодно, снежно и очень противно в городе, еще и снег грязный.

Чтобы ребенок лучше формировал эти представления, в них участвуют семейные праздники. Мы будем обсуждать семейные праздники именно с педагогической точки зрения. К нам на курсы приходят люди совершенно разной ориентации, некоторые вообще без праздников, некоторые имеют какие-то религиозные праздники. Здесь мы говорим относительно ребенка. Годовые праздники, поскольку повторяются всегда одинаково, помогают детенышу создать представление о времени. Я хочу на примере традиционных русских праздников показать, что лучше для ребенка, чтобы он усвоил эти понятия. А каждая семья будет для себя решать, что из этого делать.

Будем ориентироваться на то, как сложилось у нас в традиции где-то на начало 20 века. Новый год, 31 декабря. Как для ребенка должен проходить этот праздник? Во-первых, потому что у нас существует еще Рождество и старый Новый год, и все это связано с елкой, то елку рекомендуется наряжать именно 31 декабря. Если это происходит так, то ребенок понимает, что если наряжают елку, то это особый день, связанный с Новым годом. В частности, мы так делаем. Если елка наряжается в другой день, дети спрашивают, что случилось. Это к тому, что такая связь действительно у ребенка есть, и очень важно это понимать. Если она помогает, то мы должны помогать ему правильно. Для маленького малыша от года до 3 праздник начинается с того момента, когда делалась уборка, наряжалась елка и должен быть накрыт стол. На его режим это особо не влияет, если все знают, что мы встречаем праздник, а дети должны спать в это время. У нас работает материнская воля. У нас происходит ритуал, мы наедаемся на ночь, берем правый сапог, ставим его под елку и отправляемся спать. Мы это делаем вместе с мамой, потому что для ребенка эти вещи пока непонятны. Но это та самая отметина, которая будет отмечать для нас праздник.

Новый год для вас и малыша должен еще отличаться тем, что на Новый год готовится совершенно определенный стол. Должны быть какие-то блюда либо семейные, либо традиционные, существующие в культуре, которые приурочены именно к этому празднику. Самой же семье будет удобнее, когда она точно знает, что ей нужно делать, и не мечется в поисках того или другого. Традиционно на Новый год ребенку в сапог клали съестное. Ему туда засыпались печенье, конфеты и экзотические фрукты – яблоки, мандарины, апельсины. Делалось это так, чтобы там торчала гора. Когда утром ребенок просыпается, его торжественно ведут под елку и показывают сапог. С ним он вправе делать все, что ему нравится. Кстати говоря, дети по этому сапогу очень хорошо запоминают, что был Новый год. Потом обычно с сапогом случается следующее: он высыпает его на пол и ест. Прямо сразу рядом.

Новогодний цикл праздников начинается и начинался 31 декабря. Вообще наш народ очень любит праздновать. Следующий праздник идет Рождество, 7 января. 6 января – это рождественский сочельник. Рождество отмечается в ночь с 6 на 7 января. Все большие подарки всегда дарились в России на Рождество. Рождество сильно отличалось от Нового года. Во-первых, елка там уже стояла. Потом, дом специально убирали, и это можно использовать. Когда менялись скатерти, занавески, ему придавали праздничное убранство. Это тоже один из способов показать, что происходит что-то отличительное. Традиционно на Рождество готовили такое блюдо, как кутья. Это сладкая каша с компотом. У меня есть книжка «Рождество в разных странах мира». Везде на Рождество готовится специальное блюдо и применяется особая сервировка стола. Вплоть до того, что даже в Китае это происходит. Там есть свой сервиз, который используется только в этот день. Но вечер для маленького ребенка заканчивается тем же, чем и всегда: он готовится ко сну, ставит сапог и укладывается спать в обычное время. На Рождество – это есть во многих странах – детям дарится большой подарок. На отличительный праздник и подарок должен быть отличительный. Под подушку кладут первый подарок, который ребенок должен найти утром. Кровать ребенка за ночь можно украсить мишурой. Считалось раньше, что этот подарок приносит ангел-хранитель. Кровать увивалась и посыпалась блестками, то есть вы просыпаетесь в празднике. В сапог засыпается все то же самое – печенье, конфеты, фрукты. Туда же кладется большой подарок. Туда обязательно входила книжка, игрушка, предмет одежды и сюрпризы. Еще этот подарок делался многослойным, интересным. Чтобы когда вы открыли книжку, оттуда выпала наклейка; где-то оказался какой-то конверт, в конверте оказалась какая-то игрушка. Если вы хорошо продумали подарок, ребенок будет заниматься им 3 дня. Может дариться коробка конфет. Когда утром ребенок находит эти подарки, он отправляется ими заниматься, и занимается ими очень долго.

Старый Новый год празднуется с 13 на 14 января, это Васильев вечер. В России он считался праздником святого Василия – это покровитель свиней. Поэтому на старый Новый год готовился холодец, запекался поросенок или свиная голова. Эти дни новогодия опять-таки отмечались с сапогом под елкой. На старый Новый год тоже готовится определенный ужин, определенное убранство стола. Это могут быть минимальные отличительные знаки. У ребенка вечер точно такой же. Но ко всему тому, что засыпалось в сапог на Новый год и Рождество, туда добавляется какой-то теплый подарок. Потому что считается – собственно говоря, откуда дед Мороз-то взялся? У нас же Мороз традиционно назывался Мороз Васильевич. Это как раз самые дни мороза, на Рождество Мороз не ходит. И Санта Клаус – это совершенно другой персонаж, он не имеет отношения к Морозу. Их тоже путать не нужно. От деда Мороза дарился маленький теплый подарок – что-то вроде варежек, шапочки, шарфика, носочков. Деда Мороза приглашать не надо – они их пугаются, и клоунов тоже. Поэтому цирк не любят.

Следующий праздник – это Крещение или водосвятие. Он обычно завершал в русской традиции Святки, и в этот день, 19 января, детей всегда купали. Не в прорубь окунали, а обычно они мылись в бане в первой половине дня. И обливали теплой или холодной крещенской водой. Считалось, что это купание снимает с человека все грехи и беды.

Мы закончили новогодие. Дети эти праздники очень хорошо знают и запоминают. Когда приходит зима, они уже ждут, подсчитывают время.

Следующий праздник – масленица. Это последняя неделя перед Великим постом, и считалось, что в эту неделю нужно печь блины. Собственно говоря, блины пеклись только на масленицу, и всю неделю. Еще чем отличалась масленица? Поскольку подходила весна и снег становился влажным, там лепили снеговиков, устраивали катания с гор и катали с гор снежные шары. Блины ели с чем угодно – с рыбой, с икрой, с творогом, с маслом, с вареньем, с сыром. Дети тоже хорошо запоминают, когда блины едят.

Что касается Пасхи и Страстной недели, там свои обрядовые привязки, она расписывается достаточно строго по дням. Для ребенка она отличается тем, что пекут куличи и красят яйца. Это и должно присутствовать. На Пасху еще дарили подарки, особенно крестные крестникам. Было принято подарками обмениваться. Были даже специальные пасхальные подарки, которыми обязательно нужно было обменяться. В частности, были вышитые пасхальные медальончики. Эта традиция утрачена, к 1930–35 году она ушла. Осталась только в отдельных местностях. Но есть находки, которые говорят о том, что она была довольно распространена. В Европе она, кстати говоря, осталась. Их специально вышивают к Пасхе, это такое специальное занятие, которому можно посвятить себя. В деревенском доме над кроватью висел ковер, и эти медальоны туда прикалывались такими солнышками. Солнышек могло быть несколько. Чем их больше, тем считалось лучше: как бы уважаемый человек, которому все хотят подарить. Можно было ограничиться медальончиком, а можно было сделать впридачу какой-нибудь подарок.

Это я привела примеры наиболее отличительных праздников. Еще давайте скажу, как празднуется детский День рождения – какой оптимальный сценарий нужен для того, чтобы День рождения для такого маленького ребенка прошел хорошо. День рождения – это особый праздник. Начнем с того, что в годовалом возрасте День рождения празднуют для мамы, а не для ребенка. Маму поздравляют. Дарили подарки и маме, и для ребенка, но это все было адресовано маме.

А уже в 2 года праздновали День рождения и самого ребенка. Здесь устраивался детский праздник. На этот детский праздник обязательно нужно приглашать детей, потому что малышу иначе не интересно. Достаточно пригласить 2–3 детей, чтобы это было праздником. Нужно знать, что когда вы приглашаете детей, например, к 4 часам, с ними приходят еще взрослые, и примерно час они собираются. Поэтому у нас должна быть развлекательная программа, где в течение часа этих гостей можно занимать – что-то им показывать, например, предложить им игру.

Через час от того момента, когда все должны были прийти, накрывается стол. Стол делается детский. Это не полная обеденная программа, а стол, который приятен детям. Это в основном десертный, сладкий стол, у которого нет второй перемены. Еще хочу отметить, что когда к нам приходят гости, нельзя, чтобы они дарили подарки сразу с порога. Просите гостей заранее, чтобы они этого не делали. Что будет специальный тождественный момент, когда они смогут поздравить и подарить подарки. Вот у нас прошла первая перемена блюд, потом может быть какое-то развлечение, когда все встали из-за стола и кто-то детей занимает, а в это время стол убирается, меняется на чайный стол. И если это происходит в зимнее время, тут у нас гасится свет и вносится торт со свечами. Торт ставится на стол, включается свет, и мама вместе с ребенком должны эти свечки задуть. Задувает свечки мама. Потом идут поздравления. Здесь мама вынимает большой мешок для подарков. Каждый из гостей выходит, поздравляет ребенка и складывает подарок в мешок. После этого ребенка уже совершенно не интересует, что происходит на столе. Он берет мешок и уединяется со своими маленькими гостями в соседней комнате, чтобы эти подарки разбирать. Они где-то час эти подарки разбирают, а за это время взрослые могут тоже посидеть за столом и поотмечать. В общей сложности организация Дня рождения занимает 3 часа. После этого дети утомляются, и им это совершенно не нравится. Этот момент с подарками имеет большое значение, потому что ребенок не знает, чем ему заниматься – идти встречать гостей или играть с этой игрушкой. Могу сказать из практики, что если сценарий идет таким образом, все происходит очень организованно и все остаются с хорошим впечатлением от Дня рождения. Особенно ребенок оказывается непострадавшим.

По поводу праздников не воспринимайте буквально, потому что я сказала вам только общую схему, которую вы сами должны как-то раскрашивать.

Рисование.

Теперь мы с вами перейдем к рисованию. Это вы с ребенком развлекаетесь и заодно учитесь рисовать. В год и 8 уже можно пробовать это сделать. Первую картинку мы рисуем толстой кисточкой. Картинка номер раз. Это мухи, снег, дождь, осенние листья. Вообще это рисуется на большом листе бумаги, когда мама с ребенком садятся на пол и кисточкой тыкают. Это рисуется кончиком кисти – ставятся точки, кляксочки. Если это осенние листья – краска желтая или оранжевая, если снег и дождь – голубая. Если мухи – коричневая и черная.

Следующий рисунок – это следы. Вы берете кисточку и кладете ее плашмя, и потопали. Только следы имеют организованный характер.

Дальше – линии. Это может быть забор, зебра, столбики, колышки, змеи. Можете дополнять, чем вам нравится. Это рисуете просто кистью.

Следующий – забор, дорожка, рельсы, ленточки. Пальчиковыми красками рисовать очень хорошо, тогда кисточка не нужна. Большая экономия.

Следующее – улитка, юла, волчок, клубок. Рекомендую нарисовать улитку толстой и тонкой кисточкой и посмотреть, какие они разные. Рисуете от центра наружу.

Следующее – приготовили фломастеры. Это шарики и мячики. Шарики – это то, что просто обведено, а мячики – то, что закрашено. Шарики рисуете фломастером, а мячики – толстой кистью в два мазка. Тонкой кистью в два мазка не получится, придется закрашивать.

Дальше – фломастер. Клетки.

Следующую картинку рисуем тонкой кисточкой. Травка. Зеленым цветом.

Следующее – это фломастером. «Пишу письмо». Все эти рисунки можно делать и кистью. Но в быту с маленьким ребенком это не всегда получается. Это должно быть организованное мероприятие. А когда ему просто хочется покалямалякать, вполне это можно сделать фломастерами.

Следующее – рисуется разноцветными фломастерами. Окошки. Они могут быть разными. Вы можете рисовать типа дом на большом листе, рисовать разнокалиберные окошки. Очень хорошо получается, когда у вас один фломастер, у ребенка другой.

Следующий рисунок – рисуется тонкой кистью и фломастером. Называется «обведи точку». Точку вы ставите кисточкой, а обводите ее фломастером. Тонкой кисточкой, потому что точка должна быть небольшая, чтобы ребенок мог ее обвести. Но если он ставит точки, то кисточка может быть толстой. Это можно делать по очереди.

Дальше: «соедини бусы». Разноцветные бусы рисуются широкой кистью в два мазка, как мы рисовали мячики. Нужно фломастером их соединить. Лучше бусы нарисовать заранее, чтобы ребенок мог их соединить, когда они подсохнут.

«Привяжи нитку к шарику». Шарик рисуется кисточкой, а ниточка привязывается фломастером. Карандашом ребенок пока не может отчетливо нарисовать: у него не получается нажим.

«Сделай дорожку для мяча». Мяч рисуется кистью, а дорожка – фломастером.

«Нарисуй лопате ручку». Это все рисуется кистью. Лопаты бывают разные. Есть квадратные снегоуборочные.

«Прибей планки к забору». Толстые линии делаются кистью, а фломастером рисуются планки.

«Сделай лестницу». Длинные линии рисуются кистью, а перекладины фломастером. Здесь перекладины не должны выходить за края толстых планок. Это же может быть «сделай железную дорогу» – рельсы и шпалы.

Последняя картинка – «нарисуй солнышку лучи». Это все рисуется кисточкой.

И еще одна картинка с рассказом. Это рисуйте фломастером и запишите стишки.

«Точка, точка, два крючочка,

Носик, ротик, оборотик,

Палка, палка, огуречик,

Ножки – вышел человечек!».

Есть другой вариант этого стишка:

«Точка, точка, два крючочка,

Носик, ротик, оборотик,

Ручки, ножки, огуречик,

Вот и вышел человечек!».

Попробуйте к ручкам и ножкам, уже нарисованным, пристроить огуречик – это неудобно.

Так можно рисовать раз 50 подряд – ребенку очень нравится.