Слово о собаке.

Бигль: «Я тебя боюсь, ты такой громадный!».

«Говорить» собаки могут и молча: поджатый хвост означает робость, виляющий — радость и тому подобное.

Как-то узнал из печати: некий дотошный профессор, прослушав шестнадцать тысяч магнитофонных записей лая, пришел к выводу, что собачья «фонетика» располагает 39 звуками. В том, что сторожевые, охотничьи и прочие псы понимают команды, сомнения нет. А вот разбираются ли они в звуках, из которых складывается словесная команда? Приспособлены ли к этому собачьи слух и мозг?

Поисками такого ответа занимались в Институте физиологии имени И.П. Павлова. Здесь опробовали звуки, которые всеми безоговорочно воспринимались как «а», «е», «и». Ибо сказать «а» можно в тысяче вариаций. Потом такие вариации слушали собаки. Их приучали поднимать одну лапу, когда из динамика неслись разновариантные «а», другую — если «и».

Четвероногие, смекнув, чего от них хотят, стали безошибочно поднимать нужную лапу. Тогда их попробовали сбить с толку: вперемежку с прежними звуками из динамика стало доноситься «е». Собаки сразу же дали понять, что этот звук не имеет отношения к данному эксперименту. Вот так-то.

Опыты эти описаны в статье А.В. Бару «О классификации стационарных гласных собакой». Она кончается примечательным выводом: волей эволюции слуховая система и собачий мозг подготовлены к восприятию речи людей…

Есть у собак еще одно особо прекрасное качество. Они на добро всегда отвечают только добром. Не то что кошки. Их приласкаешь — они оцарапают. Не всегда, конечно, но могут. В этом они ближе к людям.

«Новое слово в гостиничном сервисе сказала администрация одного из парижских отелей: она разрешила гостям держать в номерах собак. Об этом уведомляет специальное объявление, вывешенное в холле: «Мы пускаем собак в нашу гостиницу потому, что они не чистят обувь шторами, не коллекционируют чайные ложки, не берут на память салфетки и простыни, хорошо относятся к людям и приводят с собой только прекрасных постояльцев».

Журнал «Собачье Обозрение», Франция.
Слово о собаке