Слово о собаке.

Дороже человеческих душ.

Слово о собаке

В средние века, в эпоху феодализма, расцветает слава охотничьих собак. Короли и герцоги, бароны и графы содержали охотничьи своры, в которых насчитывались многие сотни голов. Например, граф Гастон де Фуа, автор манускрипта об охоте с собаками, даже в путешествие брал с собой до полутора тысяч четвероногих охотников. Так было во Франции в XIV веке.

Но и Азия не отставала от Европы. Венецианский землепроходец Марко Поло рассказывал, что у великого хана Хубилая, завоевавшего Китай, два брата были заядлыми охотниками, каждый из которых имел более 2 тысяч охотничьих мастифов. Сам же великий хан выезжал на охоту в сопровождении 2 тысяч охотников и 10 тысяч охотничьих собак. Можно себе представить, сколько было гама и лая!

Обилие собак в охотничьих сворах в средние века объяснялось, видимо, тем, что в те времена, когда еще не было огнестрельного оружия, для травли серьезного зверя требовалось большое количество псов. Велики были среди них и потери. По данным французских средневековых хроник, при охоте на кабана, устроенной в XVI веке дворянином Жаком дю Фулу, в своре от полусотни собак в живых осталась лишь дюжина. А потому, так же как и средневековые рыцари, особо ценные псы облачались псарями в специальные латы и кольчуги…

Забота вполне понятная: хорошие охотничьи собаки ценились исключительно высоко. Натасканная гончая в Англии в XI веке приравнивалась по цене к рабу. Потом цены на собак резко возросли. Спустя пятьсот — шестьсот лет в Российской империи в эпоху крепостного права помещики за хороших охотничьих собак расплачивались целыми деревнями вместе со многими населяющими их человеческими душами…

Некоторые французские короли предписывали калечить чужих собак, дабы те не гоняли дичь в королевских угодьях. Исключение делалось лишь для мелких шавок: их вымеряли специальным «собакомером» — металлическим кольцом диаметром семь дюймов. Почему именно семь, а не шесть или восемь дюймов — старинные хроники не сообщают. Возможно, потому, что семерка относилась к числу «магических» цифр: «семь пядей во лбу», «семь раз отмерь, один раз отрежь», «у семи нянек дитя без глазу» и так далее.

Слово о собаке

А спустя столетия, в XIX веке, во французском департаменте Бордо на собак свалилась иная беда: местные каниды пристрастились к поеданию винограда. И владельцы виноградников получили право повесить любого пса, появившегося вблизи без намордника…

Уже в эпоху средневековья больных собак заботливо лечили в специальных лечебницах. Миниатюры, изображающие псовую охоту, демонстрируют и различные приемы, и способы врачевания недужных собак псарями и ветеринарами. В лечебницах существовали особые фонтаны для снабжения этих пациентов чистой проточной питьевой водой. И даже особые столбы, обвязанные соломенными жгутами, для удобства исполнения непременного собачьего ритуала.

Но в то же время, как и в древности, в средние века собака у многих народов вызывала и всякого рода суеверные чувства. Скажем, немцы полагали, будто собака состоит в сношениях с чертом и прочей нечистью. Прежде всего это касалось особей черной масти. Черная собака и дьявол в мышлении средневекового человека объединялись в зловещем единстве. И черный пес представал для них внешней оболочкой дьявола.

Слово о собаке