Слово о собаке.

Эрдельтерьера по праву можно считать распространенной городской породой собак.

Вместе с тем эрдельтерьер представляет собой собаку многоцелевого назначения. Это отличная охотничья собака, с которой смело можно идти на волка или медведя: правильно воспитанный эрдель не ведает страха, он очень отважен.

Эрдельтерьер зарекомендовал себя и как прекрасная служебная собака; во многих странах Европы полицейские предпочитают его традиционной немецкой овчарке: эрдель, бесспорно, отменно умен. Многие утверждают, что эрдельтерьер — соперник пуделя по уму и даже превосходит его.

«Кто хоть раз имел эрдельтерьера, считает, что эта собака способна покорить сердце даже статуи», — пишут американские кинологи в изданной в США книге «Лучший друг человека».

В чистом виде порода эрделей была выведена в Англии в середине XIX века как охотничья на базе жесткошерстных английских терьеров.

Первоначально собака этой породы называлась береговым терьером, рабочим терьером.

Свое нынешнее название порода получила в 1879 году после выставки в английском городе Йоркшире, устроенной Эрдельским сельскохозяйственным обществом.

Несмотря на яростное рвение на охоте, эрдельтерьер в душе остается щенком и обожает, когда его балуют. Дома он отличается внимательностью по отношению к любому члену семьи, терпелив с детьми. Как и пудель, эрдельтерьер прекрасно чувствует себя в квартирных условиях, но нуждается в длительных прогулках, пробежках и, конечно, в посещении площадки для прохождения курса дрессировки.

В Италии в 80-х годах, когда терроризм в этой стране стал повседневным явлением, полиция решила прибегнуть к помощи собачьего носа. При патрулировании городов, в частности в Палермо, стали использовать особым образом дрессированных немецких овчарок, способных обнаруживать по запаху взрывчатку, в том числе пластиковую, а также оружие.

Но собаки обладают еще и, так сказать, проникающим чутьем: они способны разнюхать предметы, укрытые под землей, в почве. Во Франции издавна существует особая порода собак, так называемые трюфельники, которых специально натаскивают на вынюхивание в почве таких деликатесных грибов, как трюфели. Трюфельники, как утверждает парижский журнал «Собачье обозрение», столь преданы своему трюфельному розыску, что не обращают внимания «на работе» на любую живую дичь.

В последнее время собак-ищеек с успехом стали использовать и для обнаружения мест повреждения подземных газопроводов и месторождений полезных ископаемых.

А в одном из советских журналов в 1986 году появилось и такое сообщение: собаки оказались в состоянии определять дома, в которых поселились термиты — пожиратели древесины, особая опасность которых состоит в том, что они выедают бревна изнутри. И казалось бы, внешне невредимый, целый дом внезапно может вдруг обрушиться на своих обитателей… Как и у всех насекомых, у термитов есть свой специфический запах, который собаки легко распознают даже, так сказать, сквозь стены. И беда может быть предотвращена.

А одному из специалистов пришла в голову мысль доверить собакам весьма ответственную роль в… искусственном осеменении коров. Способность коров к оплодотворению высока, но лишь при условии, что правильно пойман момент, отведенный для этого акта природой. Быки ориентируются в коровьем состоянии довольно точно, руководствуясь, по-видимому, обонянием. Зоотехнику с аппаратом искусственного осеменения угадать «час пик» конечно же сложнее. Вот тут-то и пригодился собачий нюх.

Известно также, что собаки чутко улавливают запах алкоголя и относятся к нему отрицательно — они не любят пьяных. В молодости у меня была кавказская овчарка Зитта, которая хорошо слушалась и спокойно ходила рядом у ноги, никогда не обращая внимания на посторонних. Но водить ее без поводка и ошейника по улице я опасался: учуяв пьяного или даже просто выпившего человека, собака молча и стремительно кидалась на него, пытаясь вцепиться ему в горло. Видимо, у нее была своя программа борьбы с алкоголизмом.