Советы опытного доктора. Как помочь себе и близким в экстремальных ситуациях.

Как накладывается шина при переломе бедра.

Советы опытного доктора. Как помочь себе и близким в экстремальных ситуациях

Правильно наложенная лестничная шина.

При переломах бедра покой поврежденного участка может быть обеспечен, если наружная шина располагается от подмышки до лодыжки, а внутренняя — от промежности до лодыжки.

При переломах голени надежная иммобилизация достигается шиной, которая накладывается от середины бедра (лучше от ягодичной складки) до стопы.

В наборах первой помощи имеются проволочные лестничные шины. Эти шины можно изгибать с учетом щадящего положения, которое возникло у пострадавшего. Перед тем как накладывать лестничную шину, ее нужно обмотать тканью.

Если готовых шин нет, используются подручные средства — дощечки, бруски, прутья, лыжи и лыжные палки, куски плотного картона, проволока.

В крайнем случае сломанную ногу можно привязать к неповрежденной — она выполнит роль шины. Только не забудьте положить мягкие прокладки между коленями и лодыжками.

Аптечки первой помощи на даче и в автомобиле.

В городской квартире, то есть когда врачебная помощь может быть оказана в обозримо короткий срок, нет нужды хранить дома наборы лекарств и медицинских принадлежностей на все случаи.

Совсем другое дело, если вы живете в загородном доме или в садоводческом товариществе среди лесов и болот.

Как правило, до ближайшего медицинского учреждения путь неблизкий, дороги плоховаты, а вероятность получить травму гораздо больше, чем в городе. Особенно на первых порах, когда загородное хозяйство активно развивается. Блаженное ничегонеделание — это несбыточная мечта садоводов и дачников. На самом деле, состояние дачевладельца можно характеризовать как перманентный ремонт и другие хлопоты. Причем не всегда только приятные.

Опасности, подстерегающие мини-помещиков, многочисленны и разнообразны. Ведь ты сам себе и плотник, и столяр, и каменщик, и конюх, и кучер.

Аптечка для дачи.

Включать в такую аптечку нужно то, чем вы умете пользоваться.

Врач — это, бесспорно, завидный сосед. Шприцы, лекарства в ампулах и другие медицинские принадлежности у него скорее всего окажутся. Хотя мечтой любого доктора является возможность отдохнуть от профессии на лоне природы, среди грядок и клумб.

Мы же поговорим о наборе для аптечки, которая выручит, даже если медика рядом не окажется.

Помимо перевязочных средств, в аптечке должны быть некоторые лекарства. Рекомендуемые средства обеспечат лечение почти всех мелких бытовых недомоганий.

Анальгетики. Подразумеваются средства для утоления слабой и средней боли (зубной, головной и боли в ушах). Анальгин, парацетамол, кетонал, помимо обезболивающего действия, понижают также температуру. Кодеин (отпускается по рецепту врача) отлично подходит не только для уменьшения боли, но и для облегчения кашля. Кодеин может вызывать запор, поэтому он поможет и в случае расстройства кишечника. Нельзя давать кодеин детям, людям с больной печенью и при астматическом удушье.

Успокоительные для кишечника. Имеется в виду лечение диареи (поноса). Сейчас предпочитают давать имодиум (по две капсулы в первый прием, затем по одной таблетке после каждого жидкого стула). Бабушки наших бабушек пользовались гомеопатическими средствами, прежде всего камфарой рубини.

Антигистаминные препараты можно применять при аллергиях (в том числе и на лекарства), а также при укусах насекомых. В нашей стране чаще всего рекомендуют супрастин или тавегил. Побочным действием антигистаминных препаратов является сонливость, поэтому можно использовать их также в качестве слабого снотворного. Не принимайте их вместе с алкоголем и не превышайте рекомендованные дозировки.

Диапазон применения марганцовокислого калия необычайно широк. Слабо-розовый раствор стерилизует воду (можно промывать раны, пить при рвоте и поносе), темнорозовый придает ей антисептические свойства (используется как замена йода или зеленки), темно-красным раствором лечат грибковые заболевания кожи стоп (если, конечно, под рукой нет чего-нибудь более современного).

Автомобильная аптечка.

Автомобилистов стало гораздо больше, чем дачников. Впрочем, нынче и дачник без автомобиля скорее исключение, чем правило. Автомобиль, в сущности, это тоже своего рода домик, только что на колесах.

Однако дружок Бибишка является средством повышенной опасности.

Бензин, масло, электричество при технических неполадках совершенно неожиданно могут взрываться и полыхать ярким пламенем с черным дымом. Прибавьте к этому плохие дороги, малопредсказуемое поведение других участников движения. Все это чревато сюрпризами, опасными не только для автомобиля, но и для здоровья хозяина.

Словом, автомобильная аптечка, как и огнетушитель, вещь необходимая. Лишь бы никогда не пришлось пользоваться ею!

Конечно, невозможно держать в машине все, что может понадобиться в экстренном случае, но все же следует иметь под рукой в салоне автомобиля в удобном ящичке некоторые вещи, полезные при незначительных травмах — стерильный бинт, несколько полосок лейкопластыря и так далее, на ваше усмотрение. Когда вы чем-то воспользовались, не забудьте пополнить запас. А теперь слово предоставляется ГИБДД.

В настоящее время все транспортные средства, за исключением мотоциклов без бокового прицепа, должны быть оснащены медицинской аптечкой, состав которой утвержден Минздравом РФ и согласован с МВД РФ.

В большой автомобильной аптечке, соответствующей требованиям ГОСТа и ГИБДД, непременно должны находиться:

— лекарство против укачивания и болеутоляющее;

— термоизолирующее одеяло;

— спирт, перекись водорода, «хром-ртуть» (так — в инструкции. — Прим. авт.), компрессы из стерильной марли, вата и бактерицидные пластыри для небольших ранок;

— эластичный бинт для случаев растяжений и другие материалы для перевязки ран.

В такой аптечке вы найдете бактерицидные салфетки «Колтекс ГЕМ» с фурагином, предназначенные для остановки капиллярного и венозного кровотечения, а также атравматическую повязку МАГ с диоксином или нитратом серебра, предназначенную для перевязки ран.

Теперь пробежимся по страницам еще одного официального документа для автомобилистов. Эти чеканно-корявые строки должны быть знакомы всем, кто сдавал экзамены на водительские права. Надо надеяться, что они не совсем выветрились из памяти каждого водителя. Но, во всяком случае, вреда от повторения не будет.

Извлечение из Пособия по сдаче экзаменов в ГИБДД.

Курсивом выделены комментарии автора. Если в результате дорожно-транспортного происшествия имеются пострадавшие, следует оценить их состояние.

Если человек неподвижен, не пытается шевелиться, не реагирует на звуки и болевые раздражители, но дышит, то скорее всего он находится без сознания. Эти признаки дают основания предположить получение пострадавшим черепно-мозговой травмы. Она обычно сопровождается потерей сознания (мозговой комой) и напоминает глубокий сон. Основная опасность такого состояния — резкое снижение тонуса подъязычных мышц и мягкого неба и, как следствие, удушение собственным языком, который, прилипая к задней стенке глотки, полностью прекращает доступ воздуха в легкие. В медицинском обиходе пользуются другими словами, но по существу все изложено верно.

При прекращении дыхания и сердечной деятельности (состояние клинической смерти) пострадавшего укладывают на спину, на твердую поверхность и расстегивают его одежду. Пальцем руки, обмотанным платком или салфеткой, прочищают рот и глотку, проверяют, не запал ли язык. Затем делают искусственное дыхание. Если оно не дает результатов, то следует немедленно приступить к непрямому массажу сердца.

Для проведения искусственного дыхания методом «рот в рот» следует использовать специальное устройство, находящееся в автомобильной аптечке.

К сожалению, воздуховод, которым укомплектована стандартная автомобильная аптечка, практически бесполезен — он сразу же забивается слизью и другими выделениями. Лучше действовать так, как описано дальше.

Откройте рот пострадавшего, очистите его от слизи, крови, остатков пищи и т. п. (при наличии искусственной челюсти ее необходимо вынуть). Далее необходимо запрокинуть голову пострадавшего, чтобы освободить дыхательные пути. После этого выдвиньте подбородок пострадавшего вперед, запрокинув ему голову, вставьте в рот пострадавшего специальное устройство из медицинской аптечки (штатный воздуховод может быстро забиться слизью). Если же его не оказалось, то наложите на рот марлевый бинт и, предварительно зажав нос пострадавшего, приступайте к искусственному дыханию.

При подозрении на травму позвоночника следует уложить его на спину, на твердую ровную поверхность.

При наружном кровотечении наложите давящие повязки или кровоостанавливающие жгуты.

Рану запрещается промывать водой. Имеется в виду вода из лужи и других неподходящих мест. Питьевая вода из бутылок вполне подходит для первоначального удаления загрязнений. Протрите участки кожи возле нее раствором йода или бриллиантовой зелени. При наличии бактерицидной салфетки, не обрабатывая раны, накройте рану полностью этой салфеткой и зафиксируйте ее лейкопластырем или бинтом.

В автомобильной аптечке также имеется жгут для остановки артериального кровотечения с дозированной компрессией (сдавливанием). Его можно заменить ремнем, поясом, подтяжками и т. п. При артериальном кровотечении жгут на конечность накладывается выше места кровотечения двумя, тремя оборотами и только поверх одежды или же под него делают подкладку из несколько слоев бинта, платка, полотенца или любой материи. Затягивание жгута прекращают в момент остановки кровотечения. К жгуту необходимо прикрепить записку с указанием времени его наложения. Поскольку жгут прекращает доступ крови к тканям, то его можно накладывать зимой не более чем на 0,5 часа, а летом не более чем на 1 час.

При венозном кровотечении давящую повязку накладывают на место ранения.

Опасность обильного носового кровотечения заключается в нарушении дыхания из-за проникновения крови в дыхательные пути. Чтобы этого не произошло, пострадавшего усаживают, голову наклоняют вперед, а на нос в области переносицы прикладывают холод.

Неестественное положение пострадавшего, деформация конечностей указывают на переломы костей. В этом случае переносить пострадавшего нельзя даже на небольшое расстояние. Перемещение может привести к смещению обломков костей, усилению кровотечения, углублению шока. Пострадавшего транспортируют только при угрозе взрыва, пожаре и т. п. с особой осторожностью.

Поврежденные конечности необходимо обездвижить (иммобилизировать), зафиксировав любыми подручными средствами.

При переломе костей плеча используют специальную металлическую шину Крамера, входящую в состав медицинского имущества постов дорожно-патрульной службы ГИБДД. При ее отсутствии поступите так:

— положите в подмышечную впадину легкую тканевую прокладку;

— осторожно расположите сломанную руку у бока, предплечье под прямым углом поперек грудной клетки;

— наложите две шины (можно сделать их из подручных материалов, подойдут даже газеты и журналы) с внутренней и наружной стороны плеча;

— зафиксируйте руку в согнутом состоянии косыночной повязкой.

При переломе кости голени для иммобилизации используйте две шины, которые необходимо положить с внешней и внутренней стороны ноги от конца стопы до середины бедра.

Пострадавшего с переломами ребер и грудины транспортируют сидя или полулежа, подложив под колени валик.

При переломе ключицы подвешивают руку на косынке и прибинтовывают ее к туловищу.

При повреждении руки или ноги одежду снимают с неповрежденной конечности, т. к. при необходимости с ней можно манипулировать безболезненно для пострадавшего.

Шок — ответная реакция организма, характеризующаяся глубоким расстройством его функций. Различают две фазы шока: возбуждение и затем угнетение. При оказании первой помощи пострадавшего следует освободить от травмирующего фактора, обездвижить, предоставив полный покой, согреть. При возможности дать обезболивающие — средства (анальгин, аспирин, панадол), контролировать дыхание и пульс.

Обморочное состояние возникает при резком понижении давления, что приводит к ухудшению кровоснабжения головного мозга и других органов. Пострадавшего, находящегося в таком состоянии, следует уложить на спину и приподнять ему ноги для улучшения притока крови к голове.

Автомобилем обзаводятся не для того, чтобы становиться специалистом по оказанию первой медицинской помощи, но любая дорога полна неожиданностей. Да и вообще, жизнь уместно сравнить с дорогой. Поэтому эта глава завершается разделом.

Не думай о плохом, будь готов ко всему. Профилактика неотложных ситуаций.

У молодых людей и детей основной причиной смертности являются травмы и несчастные случаи. У многих людей желание рисковать не проходит с возрастом — ведь поступки, связанные с опасностью, делают жизнь интересной. Даже робкие люди временами испытывают тягу к приключениям.

Впрочем, жизнь неразрывно связана с опасными ситуациями и без развлечений, вызывающих выброс адреналина. Во всем мире ежедневно тысячи людей погибают в результате полученных травм.

Несчастные случаи происходят не только из-за рокового стечения обстоятельств. С некоторыми людьми они случаются чаще, чем с остальными, — в силу врожденной неосторожности. В хромосомах бедных Макарок, на которых все шишки валятся, наверное, есть ген безрассудства.

От генетики и судьбы, конечно, не убежишь, но не все так безнадежно. От многих неожиданностей можно защититься предельно простыми средствами. Собранность и организованность — дело наживное.

На первый взгляд, все эти рассуждения кажутся занудными и паникерскими. В действительности все обстоит совершенно наоборот.

Привычка просчитывать свои действия приучает к принятию быстрых и точных решений. При определенной последовательности действий и настойчивости можно подготовить себя и членов своей семьи правильно и разумно действовать во многих обстоятельствах, выходящих за рамки привычного образа жизни.

Начинайте с элементарных вещей. В квартире на видном месте (лучше всего рядом с телефонным аппаратом) прикрепите листок бумаги, на котором будут указаны номера телефонов всех подразделений неотложной медицинской помощи, ваш домашний и рабочий телефон.

Листок с необходимыми сведениями о вас и членах вашей семьи приклейте на крышку отсека для мелких вещей («бардачка») в вашем автомобиле.

Подобные сведения должны включать ваш точный адрес и номер домашнего телефона, телефоны родственников и друзей, к которым можно обратиться за помощью в случае необходимости. Следите за тем, чтобы информация не была устаревшей.

Как только дети научатся пользоваться телефоном, объясните им, как вызывать службы экстренной помощи.

Если у вас имеется серьезное заболевание, например эпилепсия, диабет, сердечные заболевания, или вы страдаете аллергией, при себе следует постоянно иметь карточку, которая предупреждала бы о вашей болезни, о возможных аллергических реакциях, дозировку и название принимаемых лекарственных средств. Кроме того, укажите имя и фамилию ваших врачей, не забыв их телефонные номера.

Если вы человек по-настоящему ответственный, приучайте к тому, что следует делать в любой непредвиденной ситуации, не только членов вашей семьи, но и друзей, и коллег по работе.

Не могу себе отказать в удовольствии привести обстоятельную цитату из замечательной книги Пола Уайзмена «Полный курс выживания».

«Мы все привыкли «выживать» в обыденной жизни — хотя мы, возможно, и не думаем об этом. Каждый раз, пристегиваясь ремнем безопасности в своей автомашине, вы повышаете свои шансы на выживание. Посмотрев по сторонам при переходе улицы или убедившись перед сном в нормальном функционировании камина, вы инстинктивно используете приемы выживания. Именно такой склад ума вы должны развивать наряду с умениями и навыками.

По мере того как ситуации, в которых оказываются люди, становятся все более разнообразными, важно быть готовым к любой ситуации. Знание базовых принципов выживания и того, что делать в экстренных ситуациях, сделает мир более безопасным для вас.

Все мы стали больше ездить по миру по делам службы и на отдых. Все больше и больше людей отправляется в воздушные и морские путешествия, взбирается на скалы и горы. Да и сам мир за последние десятилетия стал особенно нестабильным.

Любой человек, молодой и старый, какого угодно сословия и профессии, может оказаться в ситуации, где поставлен вопрос жизни и смерти. Тот, кто действительно хочет выжить, должен научиться выживать, попав в незнакомую обстановку или когда эта обстановка кардинально меняется в результате воздействие человека или природы.

Можно оказаться в одиночестве в любом месте земного шара — в арктических льдах и в пустыне, в тропических джунглях и открытом океане, но проблемы выживания аналогичны везде.

Конкретная окружающая обстановка требует своих методов выживания. Горы, джунгли, открытые равнины и болота могут выглядеть для попавшего туда и пытающегося там выжить человека опасными, но в каждой местности есть какие-то полезные вещи, и там можно искать пищу, топливо, воду и укрытие — если вы знаете, как.

Весьма важны климатические условия. Надо знать, как перенести жгучий мороз и как выжить в палящем зное — они создают разные проблемы.

Отсутствие или недостаток снаряжения не означает того, что вы обезоружены, так как у вас всегда с собой умения и опыт, но нельзя давать заржаветь этим умениям и опыту и надо постоянно пополнять свои знания.

Но методы выживания актуальны не только в экстремальных ситуациях: авиакатастрофы на вершине горы, кораблекрушения в тропиках или посреди пустыни, сложные туристические маршруты.

Отправляясь в путешествие, пройдите полное медицинское обследование и сделайте все прививки, которые необходимы для той местности, куда вы собираетесь отправиться. Существует вакцинации против желтой лихорадки, холеры, тифа, гепатита, оспы, полиомиелита, дифтерии и туберкулеза, и в любом случае обязательна противостолбнячная прививка. Отведите достаточно времени на вакцинацию, — например, полная защита от тифа предполагает три укола в течение шести месяцев. При следовании по малярийной местности имейте достаточный запас таблеток против малярии. Вы должны начать их прием за две недели до путешествия, так чтобы защита организма была готова к действию до того, как вы попадете в опасный район, и продолжать принимать антималярийное средство месяц после возвращения оттуда.

Посетите дантиста и проверьте зубы. Те зубы, которые не болят в обычной обстановке, могут разболеться в холодных погодно-климатических условиях. Но хотя бы отправьтесь в дорогу в нормальном состоянии.

Соберите походную аптечку, которая удовлетворит все ваши вероятные потребности, а если вы путешествуете группой, то и все индивидуальные нужды каждого. Если кто-то не находится в достаточной физической форме, следует ли исключить его из группы? Трудное решение для друзей, но в конечном итоге оно должно быть принято. Продумайте также вопрос о способности каждого участника группы преодолевать трудности, выдерживать напряженность опасных ситуаций и переносить лишения, которые могут встречаться на вашем пути. Стресс часто открывает ранее неизвестные стороны натуры человека, и при планировании любой групповой экспедиции требуется какая-то форма отбора компаньонов.

Сохранение здоровья — задача первостепенной важности для любого человека не только в чрезвычайной ситуации. Придерживайтесь разнообразной и проверенной системы питания и обязательно отдыхайте в достаточной степени. Не подвергайте себя неоправданному риску получить травму.

Вы должны стать своим собственным доктором и постоянно контролировать свое состояние. Сразу обрабатывайте царапины, мозоли, волдыри, не доводя их до инфицирования и воспаления.

В любой экспедиции должен быть по крайней мере один человек с соответствующими медицинскими знаниями, но КАЖДОМУ УЧАСТНИКУ следует знать, что делать в случаях распространенных травм, расстройств и болезней. Следите за состоянием товарищей и решайте проблемы по мере их возникновения. Если они хромают, отстают или странно себя ведут — сделайте остановку и предпринимайте немедленные действия».

Не правда ли, советы мистера Уайзмена великолепны!

Советы опытного доктора. Как помочь себе и близким в экстремальных ситуациях

Глава III. Не светило, не горело, а вдруг припекло. Что делать при нарывах, нагноениях и тому подобных неприятностях.

Вернемся из мира медицины катастроф (ведь именно о ней шла речь в предыдущей главе) в более привычную домашнюю атмосферу.

Быстро и разумно действовать нужно не только тогда, когда произошел несчастный случай. Хирургический подход требуется при воспалительных заболеваниях, нагноениях да и во многих других ситуациях.

Речь, разумеется, идет не о том, что разрезать и зашивать каждого захворавшего. Имеется в виду, что ваши действия должны быть осознанными, решительными и четкими — как у хирурга.

Нарывы и нагноения.

Эти процессы можно сравнить с пожаром — начинаясь с пустяка, они могут быстро превратиться в бедствие.

Пожарное дело и лечение гнойных заболеваний схожи в главном — чем раньше будет начато тушение (лечение), тем меньше будут повреждения и разрушения.

Горящую спичку можно задуть, тлеющий уголек затоптать. Когда пламя пляшет на площади величиной с ладонь, для того, чтобы потушить его, достаточно кружки воды. Но если дать огню разгуляться, воду приходится расходовать ведрами и цистернами. В ход идут багры, топоры, а то и более мощные орудия.

То же самое можно сказать о нагноительных процессах. Первичный очаг заражения может быть крошечным — заноза, небрежно обрезанный заусенец, потертость или мозоль, выдавленный прыщик. Все эти неприятности останутся пустяками, если «входные ворота инфекции» будут сразу же обработаны перекисью водорода и продезинфицированы.

Если же пустить дело на самотек, микробы могут прорваться через преграды защитных сил организма, и воспаление превратится в нагноение.

К сожалению, в таких случаях одними домашними средствами не всегда можно обойтись. От ограниченного нагноения до общего заражения крови (сепсиса) путь может оказаться гораздо короче, чем хотелось бы.

Хорошо, если дело ограничится лечением в поликлинике. Случается, что заболевание приводит в больницу.

Попасть в отделение гнойной хирургии, поверьте, никому не пожелаешь. Лечение распространенных гнойных процессов вроде абсцессов, флегмон и сепсиса — занятие, весьма мучительное для пациента и многотрудное для врача. Помимо широких разрезов и частых болезненных перевязок требуются большие дозы антибиотиков и многое другое.

Хотя кругозор от таких приключений и расширяется, но следы в памяти и зарубки на теле остаются на всю оставшуюся жизнь.

Всего этого в большинстве случаев можно избежать. Нужно только вовремя обращать внимание на то, что с вами происходит.

Студенты-медики уже несколько сот лет распевают песенку про симптомы воспаления: «Dolor, Calor, Rubor, Tumor et Functio lesa». В переводе с латыни это означает: «Боль, жар, покраснение, припухлость и нарушение функции».

Если вы нашли у себя хотя бы три из этих пяти признаков, знайте — начинается воспаление. Пришла пора переходить от созерцания и размышлений к активным действиям. Если они не помогут — обращайтесь к хирургу.

Домашние методы лечения воспалительных заболеваний.

Редко кто может похвастаться тем, что личного знакомства с прыщами и чирьями у него не было. Поэтому народные и самодеятельные методы лечения гнойничков и фурункулов (так называются прыщи и чирьи на врачебном языке) для многих людей были, есть и будут первым знакомством с медициной. Отдать предпочтение какому-нибудь из этих методов трудно да и незачем. Заслуживают право на существование все, кроме изуверских и «героических».

Выдавливать, прижигать спиртом или крепким растворами марганцовки (особенно если гнойники на лице) не надо. В большинстве случаев помогает активное невмешательство: хочется кое-что стиснуть или подцепить ногтем, а ты не трогай.

Для надежности можно налепить поверх гнойничка бактерицидный пластырь. Остальное природа сделает сама.

После того как прыщик вскрылся, надо обработать его перекисью водорода или водой с мылом, а затем вновь заклеить бактерицидным пластырем. Мыться можно, но после душа или ванны следует обрабатывать зону гнойника перекисью водорода, хлоргексидином и заклеивать бактерицидным пластырем.

При начинающихся нагноениях пальцев кистей и стоп, когда боли стали постоянными или пульсирующими, появилась краснота, начните с нехитрого, но надежного способа — горячей соленой ванночки (припарки).

Вымойте миску или небольшой тазик. Приготовьте крепкий соленый раствор (4–5 столовых ложек поваренной соли на 1 литр кипящей воды). Когда раствор остынет до 35–40 °C, опустите в него больную часть тела. Длительность процедуры 15–20 минут. Разумеется, за это время вода остывает, поэтому регулярно добавляйте в тазик горячую воду из чайника.

Эффект от ванночки усилится, если слегка перетянуть руку или ногу выше воспаленного места. После припарки наложите повязку из 5 или 10 %-ного раствора поваренной соли — ее медицинское название гипертоническая повязка.

Раствор для гипертонической повязки тот же, что и для горячей ванночки. Готовить отдельно не требуется. Перед тем как сделать ванночку, отлейте небольшое количество раствора в чистую посуду. Удобнее всего использовать для повязки марлевые салфетки. Обмакнув салфетку в раствор, слегка отожмите ее и прибинтуйте не слишком туго к больному месту на всю ночь.

В 90 из 100 случаев этой процедуры окажется достаточно, чтобы организм справился с угрозой нагноения.

Если припарка (горячая соленая ванночка) не помогла и вы провели ночь без сна из-за болей, утром, отложив все дела, отправляйтесь к врачу. Это первое правило гнойной хирургии — правило первой бессонной ночи.

Можно добавить к этому и второе правило гнойной хирургии: если к болям и покраснению кожи добавился озноб и высокая температура, не ждите утра. Вызывайте «скорую помощь» или добирайтесь в больницу самостоятельно. Лучше услышать в свой адрес: «Слишком уж вы о себе беспокоитесь», нежели: «Где же вы были раньше?».

Нагноительных заболеваний, которые возникают, что называется, на ровном месте и разгораются, словно пожар, много.

Поговорим немного о некоторых из них — тех, которые, как правило, лечатся не в больнице, а в поликлинике.

Паронихия (воспаление околоногтевого валика).

Возникает чаще всего после маникюра, удаления заусениц, травмы. Сначала появляются постоянные боли в области ногтевой фаланги, которые усиливаются при движении и прикосновении. Затем боли становятся пульсирующими. Кожа вокруг ногтя становится горячей, красной и отечной. Спустя какое-то время сквозь кожу начинает просвечивать гной.

Вначале паронихия лечится горячими солеными ванночками и спиртовыми повязками. Если эти процедуры не помогают и появляются признаки формирования гнойника, требуется амбулаторная операция — вскрытие гнойника. Если этого не сделать, паронихия может перейти в следующую, более тяжелую фазу, которая называется.

Кожный панариций.

Этим термином обозначается гнойное воспаление более глубоких слоев кожи пальца. Жалобы при панариции те же, что и при паронихии: вначале возникает легкая боль в фаланге, по мере формирования гнойника происходит уменьшение кожной чувствительности в области поражения.

В отличие от паронихии, покраснение, болезненность и образование пузыря с гнойным содержимым не обязательно возникает рядом с ногтем.

Как и паронихия, кожный панариций вначале лечится солеными припарками. После соленой ванночки следует наложить повязку с крепким солевым раствором, либо со спиртом (для спиртовых повязок требуется спирт крепостью 70–96°).

Если образуется гнойный пузырь, можно осторожно удалить отслоившуюся кожицу чисто вымытыми маникюрными ножницами, затем обработать образовавшуюся поверхность раствором перекиси водорода и наложить высыхающую повязку с хлоргексидином или мирамистином. Однако упорствовать в намерениях обойтись собственными силами не стоит.

Даже при кожном панариции уже могут появиться общие реакции: повышение температуры, воспаление лимфатических сосудов (лимфангит) в виде красных дорожек на коже. Реакция со стороны лимфатических узлов проявляется болями в подмышках.

Общие реакции — это сигнал, что надо обращаться к врачу. В таких случаях продолжать попытки лечить гнойные процессы самостоятельно, домашними средствами очень опасно.

Более тяжелые нагноения (подкожный панариций, абсцессы, флегмоны, воспаление подмышечных потовых желез — гидраденит), в обязательном порядке лечатся под наблюдением врача.

Особенно рискованно оттягивать обращение к врачу при гнойно-воспалительных процессах в области «ворот» тела — глаз, рта, ушей.

Эти зоны организма снабжены мощными защитными механизмами. Поэтому, если инфекция столь сильна, что прорвалась сквозь эти естественные преграды, бороться с ней будет очень нелегко. Вены и лимфатические сосуды лица и головы имеют обильное сообщение с сосудами головного мозга. Да и расстояния здесь невелики. Иммунная система просто не успевает справиться с микробами и их ядами.

По этой причине никогда не выдавливайте прыщи на носу, верхней губе и щеках.

Иногда такое занятие может привести к абсцессу мозга или гнойному менингиту. Гораздо разумнее заклеить болячку бактерицидным пластырем. Если в течение суток неприятные ощущения в области прыща пойдут на убыль, значит, организм справился с инфекцией. Если боль, покраснение и припухлость стали больше, необходим осмотр хирурга.

Нередко пациент идет к врачу позже, чем следовало бы, из-за того, что гнойник возник в уголках тела, которые в старину назывались «срамными», а теперь почему-то стали именоваться «деликатными», — в заднем проходе, около мочеиспускательного канала и половых органов.

Вполне понятная стыдливость загоняет человека в тупик. С коллегами на работе, дай с домашними на такие темы не поговоришь. Между тем медлить с началом лечения гнойных процессов в области малого таза чрезвычайно опасно. Заслуженно недобрую славу имеет парапроктит — гнойный процесс в жировой клетчатке, которая окружает прямую кишку. Если на фоне сильных болей в заднем проходе возникают температура и озноб, не занимайтесь самолечением, а постарайтесь скорее оказаться в хирургическом отделении. Лучше, если это будет специализированное проктологическое отделение.

Как лечат гнойные раны врачи.

Лечение гнойных ран и трофических язв. Фазы раневого процесса.

В тех случаях, когда лечение гнойно-воспалительных заболеваний проводится в поликлинике да и после выписки из больницы пациенту и его близким поневоле придется овладевать знаниями в области гнойной хирургии. Прежде всего, потому, что уход за раной в значительной степени ложится на их плечи.

По мере выздоровления (а процесс этот может занимать немало времени) походы в амбулаторию будут становиться все более редкими, а перевязки станут преимущественно домашним занятием.

Когда человеку понятен смысл того, что он делает, пользы от его усилий бывает гораздо больше.

Амбулаторному хирургу, принимающему за рабочий день не один десяток пациентов, заниматься просветительской работой, говоря по правде, некогда. Попытаемся немного облегчить участь коллеги. Следующий раздел — это небольшая лекция о заживлении ран.

Раневой процесс.

Раны — это повреждения организма, сопровождающиеся нарушением целости кожи или слизистых оболочек.

При небольших размерах раны, как правило, заживают самостоятельно, так как этот процесс запрограммирован генетически. Смысл раневого процесса можно сформулировать как очищение раны и заживление ее.

Раневой процесс состоит из трех этапов (фаз):

Первая фаза — воспаление;

Вторая фаза — регенерация (восстановление целости тканей);

Третья фаза — реорганизация рубца.

Фаза воспаления проявляется покраснением, отеком (припухлостью), местным повышением температуры (жаром), распирающими пульсирующими болями, усиливающимися при движениях или при надавливании. Воспаление — это нормальная реакция организма на любое повреждение или вторжение микробов. При воспалении, организм посылает к месту агрессии защитные клетки, усиливает там кровообращение и обмен веществ. Все симптомы воспаления объясняются именно этими процессами.

Если агрессия невелика, а сил у организма достаточно, воспаление бесследно проходит — когда источник инфекции ликвидирован, все симптомы воспаления исчезают. Соленые ванночки и припарки, компрессы и физиотерапевтические процедуры усиливают естественные защитные реакции организма.

В тех случаях, когда микробы попались «злые», а сил у организма оказалось недостаточно, воспаление переходит в фазу нагноения.

Признаки нагноения — появление гнойников (пузырей и нарывов), просвечивающих через кожу, либо (если гнойник глубокий) симптом «зыбления». Те, кто ходил по болоту, легко поймут смысл этого термина. Зыбкая почва колышется под ногами. При «зыблении» воспалительное уплотнение (инфильтрат) становится зыбким как полупустая резиновая грелка.

Гной — это останки погибших микроскопических агрессоров и клеток-защитников организма. Организму гной не нужен. Для избавления от гноя ему нужна помощь извне. Врачи античных времен говорили: «Если появился гной, выпусти его — пусть вытечет».

Когда появляется гной, тепловые воздействия следует прекратить, иначе по расширенным сосудам инфекция может прорваться через защитные барьеры и станет захватывать все новые и новые области организма. Поэтому гной должен быть выпущен наружу — хирурги говорят «дренирован».

На этом этапе без помощи врача не обойтись. Выбрать наиболее подходящий метод лечения может только профессионал. Не откладывайте визит к хирургу. Только он может определить — нужен ли разрез или можно подождать.

Фаза восстановления (регенерации).

Вскрылся ли гнойник самостоятельно, или дорогу гною приложила рука хирурга, в организме возникает гнойная рана, своего рода поле после битвы микробов и организма.

Гуляя по паркам и лесам в окрестностях Петербурга и на Карельском перешейке, иногда воспоминаешь, что несколько десятилетий назад все эти красивейшие места лежали в развалинах и были изуродованы окопами, рвами и воронками от взрывов. Со временем природа зализала все эти безобразия. Следов человеческого варварства почти не осталось.

Нечто подобное происходит при заживлении гнойных ран. Как уже говорилось, процессы заживления запрограммированы генетически. Наша задача не мешать природным силам. Общий принцип любого лечения «Не навреди» в случае заживления ран можно сформулировать как «Ничего лишнего». Избыточно влажную рану подсушивают либо отсасывающими (гипертоническими) повязками, либо присыпками. Если рана слишком сухая, применяются мази и масляные повязки.

Подробный разговор о фазе реорганизации рубца пойдет у нас в главе «Жизнь после операции». Сейчас скажем лишь, что рубцы, оставшиеся после заживления гнойных ран, требуют внимания и ухода несколько месяцев, а то и лет. Если пациент проявит должную настойчивость, эти рубцы, хотя и не исчезнут, но могут стать незаметными.

Хирургическая инфекция.

Несмотря на микроскопические размеры, бактерии являются полноценным живым организмом, который при наличии соответствующих условий окружающей среды (достаточное количество питательных веществ, присутствие или отсутствие кислорода, подходящая температура) способен к активному самостоятельному существованию.

Проникая в организм человека, некоторые бактерии находят условия вполне пригодными для размножения и питания, причем происходит все это за счет «хозяина». Вот так и возникает инфекционное заболевание — борьба живого с живым.

Все живые организмы, помимо питания и размножения, способны и к самозащите. Самый робкий «хозяин» станет протестовать против незваных гостей. В организме человека существует целая система механизмов самозащиты, которая называется иммунитет.

До XX века борьба врачей с бактериальными инфекциями сводилась к тому, чтобы помочь организму выстоять и справиться с болезнью своими силами. Иммунитет выручал, но не всегда. Например, знаменитый португальский мореплаватель Васко да Гама умер от фурункула.

Возможности современной медицины заметно увеличились. Произошло это благодаря созданию лекарственных препаратов, позволяющих убить микроб и не нанести при этом существенного вреда человеку. Про эти средства сейчас мы и поговорим.

Об антибиотиках и о лекарственном лечении гнойно-воспалительных процессов вообще.

Антибиотики относятся к группе лекарств, которые называются антимикробными средствами.

Принцип использования любых антимикробных препаратов лучше всего объясняется с помощью неполиткорректной народной пословицы: «Что русскому в пользу, то немцу смерть». Другими словами, от антимикробного препарата микробы должны погибнуть, а организм облегченно вздохнуть.

Антибиотики — это одно из мощнейших средств в арсенале современной медицины, их появление произвело переворот в лечении инфекций. Антибиотики помогли сохранить десятки миллионов человеческих жизней. Они спасали и продолжают спасать жизнь при многих опасных заболеваниях, вызванных микробами, предотвращают тяжелые осложнения после хирургических операций. Пересадка органов, лечение смертельных заболеваний крови стали возможными, когда появилась возможность надежно защищаться от микробов при помощи антибиотиков.

Антибиотики существовали и существуют в живой природе столько же времени, сколько существует сама природа. В борьбе за жизненное пространство и за ресурсы микроорганизмы способны вырабатывать вещества, защищающие их от повреждающего действия других микроорганизмов. Вот эти вещества и являются антибиотиками. Производят антибиотики некоторые грибы (пеницилиум, цефалоспориум) и некоторые бактерии (актиномицеты).

Ученые лишь открыли антибиотики, а не изобрели их. Повсеместно и повседневно применять антибиотики врача начали после Второй мировой войны. Таким образом, медицинская эра антибиотиков длится чуть больше 70 лет.

Антибиотики бывают естественными и синтетическими. Примерами естественных антибиотиков являются пенициллин, цефалоспорины, тетрациклин, стрептомицин.

Ученые пытаются сделать естественные антибиотики более активными против микробов и менее опасными для человека. Например, путем изменения структуры пенициллина получены его синтетические производные — оксациллин, ампициллин; путем изменения тетрациклина — доксициклин, метациклин и т. д.

Антибиотики — вовсе не единственное средство, способное уничтожать в организме болезнетворные микроорганизмы. Кроме антибиотиков существуют антибактериальные лекарства, полученные при химическом синтезе: сульфаниламиды, нитрофураны и другие. Эти препараты не являются антибиотиками. Некоторые из них применялись задолго до открытия антибиотиков, а некоторые появились позже.

Йодная настойка, зеленка, растворы марганцовки, хлоргексидина и тому подобные средства также угнетают жизнь микробов. Поэтому их тоже относят к группе антимикробных лекарств. Эти растворы используются преимущественно наружно. Антимикробным действием обладают настойки и настои из некоторых лекарственных растений (ромашки, календулы, шалфея и т. п.).

Когда и почему применяют антибиотики в хирургии.

Все только что перечисленные лекарственные антимикробные препараты — антибиотики и сульфаниламиды, ифторхинолоны и нитрофураны являются химиотерапевтическими средствами для лечения бактериальных инфекций — заболеваний, вызванных микробами, в том числе при гнойно-инфекционных процессах — абсцессах, флегмонах, рожистом воспалении, отитах, гайморитах, остеомиелитах и т. д.

Антибиотики часто назначаются при плановых хирургических операциях и в послеоперационном периоде — для того, чтобы предотвратить осложнения.

Без антибиотиков не обойтись, если больной находится между жизнью и смертью. Если начались перитонит, эмпиема плевры или сепсис, эти препараты спасают жизнь пациентов.

Незаменимы антибиотики при внутрибольничных инфекциях.

Возникновение внутрибольничных инфекций связано с пребыванием, лечением, обследованием и просто обращением за медицинской помощью в стационарное лечебнопрофилактическое учреждение. Присоединяясь к основному заболеванию, эти болезни ухудшают течение и прогноз заболевания, в связи с которым был госпитализирован пациент.

Обратная сторона медали.

Но применение антибиотиков требует обязательного знания и выполнения правил их использования. Как говорится, граната в руках обезьяны может взорваться невпопад или, наоборот, не сработать.

Вернемся к началу эры применения антибиотиков. На волне энтузиазма и первоначальных восторгов врачи стали применять антибактериальные средства слишком часто, что называется, налево и направо — даже лишь при подозрении на угрозу бактериальной инфекции.

Микробы, которые постоянно контактировали с антибиотиками, в свою очередь, стали вырабатывать устойчивость к этим лекарствам.

Нечувствительность к антибиотикам обозначается термином резистентность. Чем активнее и чаще применяется тот или иной антибиотик, тем больше вероятность, что лечение им рано или поздно приведет к появлению устойчивых микробов.

Между врачами и возбудителями бактериальных инфекций началась своеобразная «гонка вооружений». Ученые создавали все более сильные новые антибактериальные препараты, а бактерии, возбудители болезней, на все лады вырабатывали устойчивость к этим препаратам.

К концу девяностых годов этот процесс приобрел еще один, довольно неожиданный оттенок. Антибиотики стали такими мощными, что пациенты стали их бояться больше, чем микробов.

Современные врачи все чаще слышать от своих подопечных опасливый вопрос: «Доктор, а лекарство, которое вы мне назначили, случайно не антибиотик?». Скрытый смысл этого вопроса: «Одно лечим, другое калечим».

Пациент, конечно, нынче хилый пошел, но ведь и микробы стали злющими. В списке микроорганизмов, чья резистентность к антибиотикам развивается особо стремительно, все чаще отмечаются возбудители болезней, с которых начиналось триумфальное шествие антибиотиков: пневмококковой пневмонии, менингита, туберкулеза, инфекций кожи, легких, мочеполовой системы (например, гонореи или хламидиоза). Стало очевидным, что ситуация с инфекционными болезнями угрожает вернуться на круги своя.

И что прикажете делать? Вряд ли микробы отреагируют на приказ сделаться добрыми, мягкими и пушистыми. Поэтому вся надежда на то, что антибиотики будут применяться точно и аккуратно, с соблюдением всех предосторожностей.

Правила применения любых антимикробных средств по поводу всех воспалительных, в том числе и гнойных, процессов одинаковы. То, что будет рассказано про антибиотики, в равной мере относится и к остальным антимикробным лекарствам.

Правило первое: антибиотиками лечатся у врача, анев аптеке.

Применение антибиотиков требует медицинского профессионализма — важно не только знать названия лекарств, но и располагать опытом их применения, интуицией, практическим здравым смыслом. Выбор подходящего препарата, дозу, сроки использования да и сам факт назначения антибиотика должен определять врач, а не работник аптеки.

И уж тем более, не пациент. Окончательную сумятицу в головы граждан внес слоган «Нам болеть некогда». Мол, купил, принял и пошел дальше.

Мало того, что вместо того, чтобы отлежаться при простуде, а не таскаться на работу, наевшись фервекса, терафлю или колдрекса, особенно «образованные» люди для быстроты и надежности выздоровления начинают принимать сульфаниламиды и антибиотики. Эффекты такого самолечения не только сомнительны, но и зачастую неожиданны.

Не антибиотики вредны, а самонадеянность.

За так называемой простудой чаще всего скрываются вирусные инфекционные заболевания.

Против вирусов применять антибактериальные препараты не то чтобы бесполезно, но зачастую вредно.

Против вирусных заболеваний, в том числе таких, которые называют простудными (грипп, ОРВИ, ОРЗ), антибиотики не действуют. Назначение антибиотиков оправдано лишь при болезнях, вызываемых микроорганизмами (бактериями и грибками).

Кроме того, на фоне приема антибиотиков в организме нарушается и гибнет часть естественной бактериальной флоры, а освободившееся место начинают занимать другие, нередко болезнетворные микроорганизмы.

Про дисбактериоз сейчас разговоров больше, чем про полеты в космос. Явление действительно стало массовым. Управу на дисбактериоз найти можно, но занятие это требует знаний, понимания и тщательности.

Правило второе: перед началом приема антибиотиков необходим подробнейший инструктаж.

Итак, вы проявили благоразумие — обратились к врачу. Врач осмотрел вас, поставил диагноз, объяснил план лечения и выдал листок с назначениями. Но успокаиваться рано. Не торопитесь расшаркиваться и бежать в аптеку.

Откланивайтесь и покидайте кабинет врача лишь после того, как уясните себе все конкретные детали приема каждого лекарства: сколько раз в день, до или после еды, чем запивать лекарство, сколько дней длится курс лечения, какие незнакомые ощущения могут появиться на фоне приема. И так далее.

Разумеется, в дотошности лучше соблюдать середину. Не надо стараться выглядеть умнее или глупее, чем вы есть на самом деле. Суетливое «я знаю.» ничем не лучше въедливого тупоумия.

Правило третье: применяя антибиотики, тщательно следуйте указаниям, полученным от своего лечащего врача.

Распространенная ошибка при лечении антибиотиками заключается в том, что больной при улучшении самочувствия тут же прекращает принимать выписанный антибиотик. Не менее часты случаи, когда больной принимает препарат в более низкой дозе по сравнению с той, что назначена врачом. Мол, меньше «всякой химии» — организму легче.

Такое самоуправство является основной причиной возникновения лекарственной устойчивости. Из-за неэффективности лечения назначенным вам препаратом потребуется назначение другого антибиотика или синтетического антибактериального препарата. Так что никакой экономии здоровья не получится.

Второй частой ошибкой является прием антибиотиков в больших дозах и дольше, чем рекомендовал врач. Чем продолжительней влияние антибиотиков на организм, тем выше возможность проявления побочных эффектов лечения антибиотиками. Чаще всего это проявляется аллергией и дисбактериозом.

Третья распространенная ошибка: помогло один раз — поможет и еще. Мнение, глубоко ошибочное. Риск аллергии многократно увеличивается при повторном применении одного и того же антибиотика или сульфаниламида.

Борьба с дискабтериозом — дело всенародное.

При лечении болезни антибактериальными препаратами заодно с болезнетворными микробами страдает и нормальная микрофлора, обитающая в организме. В первую очередь, это «население» толстой кишки.

Без этих милых малышей наш иммунитет становится слабым. Много хорошего и полезного вырабатывают микробы, живущие в здоровом кишечнике.

Чтобы восстановить нормальную микрофлору, после завершения курса антибиотиков или во время него назначаются препараты, которые называются пробиотики: линекс, хилак форте, бифифром, бификол и многие другие. Сейчас происходит бум этих препаратов. На каком из них остановить свой выбор, посоветуйтесь со своим лечащим доктором. Принимать пробиотики нужно не менее 2 недель. Немалая часть необходимых витаминов попадает в организм не только с пищей, но и вырабатывается миклофлорой кишечника. Одновременно с пробиотиками принимайте поливитаминные комплексы, но не более одного месяца.

Очень пригодятся в период восстановления и молочные продукты с биодобавками — йогурты, кефир, творог и сметана. Впрочем, эти продукты можно есть постоянно — хорошие помощники для профилактики дисбактериоза.

В основу диеты в период восстановления здоровой микрофлоры кишечника должны войти продукты, содержащие «грубые» углеводы: овсянка, гречка, зерновой хлеб и хлеб грубого помола. Овощи и фрукты, помимо того, что они источник большинства витаминов, содержат много клетчатки и очищают кишечник естественным путем. Не забывайте, про мясо и жиры. Человек существо всеядное. Наше питание должно быть разнообразным. Однако сдобные булочки, пирожные и сласти в период восстановления нормальной микрофлоры кишечника нежелательны.

Роль мазей и масел в лечении гнойных ран.

Для лечения воспалительных и гнойных ран до сих пор, как и во времена античности, средневековья и эпохи Просвещения, используются различные мази и масла, в том числе растительного происхождения — масло облепихи, масло шиповника, просяное масло (милиацил).

Милиацил применяется гораздо реже, чем масло шиповника или облепихи, а напрасно.

У просяного масла по сравнению с ними более широкий диапазон действия на микробов.

Повязку, пропитанную маслом или мазью легче снимать, рана под такой повязкой меньше болит — поэтому такие повязки широко применяются в фазе регенерации раны.

Надо, однако, сказать, что антибиотики, добавленные в мази на жировой основе, недостаточно эффективны. Вазелин препятствует проникновению антибиотика в глубь тканей, где находятся микробы. Происходит это потому, что вазелиновая пленка нарушает отток раневого отделяемого. Антибиотик, оставаясь на поверхности раны, действует кратковременно. Нередко из-за этого острые воспалительные заболевания переходят в хроническую форму.

Мази на водорастворимой основе (левасин, левамеколь, диоксиколь и др.) действуют не менее 18 часов, при этом они обладают широким спектром антимикробной активности.

Несмотря на то что водорастворимые мази, содержащие левомицетин или диоксидин, применяются уже более 15 лет, их эффективность (антимикробная активность) остается по-прежнему высокой, составляя 76—100 %.

Для лечения воспаленных и гнойных ран предпочтительнее водорастворимые мази с антибиотиками.

На новом витке медицинской образованности читателя можно вновь вернуть к теме формирования домашней аптечки.

Если ваша жизнь протекает в условиях относительной автономности — вы живете в загородном доме или усадьбе, вдалеке от людей, или вам предстоит дальний поход или экспедиция, разумно обзавестись более фундаментальным комплектом перевязочных материалов. Назовем его (не без оригинальности).

Хирургическая аптечка первой помощи.

Такую аптечку можно купить. Но ее легко укомплектовать и самому. Все ее компоненты следует держать в подходящем пластиковом контейнере, например в большой коробке для завтраков с плотно прилегающей и надежной крышкой. Такую коробку можно брать с собой в дорогу или хранить дома в шкафчике для лекарств. Вот что рекомендуется в ней хранить:

2 крупных и 2 маленьких запечатанных и стерильных перевязочных пакета для закрывания ран;

1 большую упаковку стерильных бактерицидных пластырей большого размера;

1 упаковку маленьких стерильных бактерицидных пластырей различного размера;

2 запечатанные пачки стерильных марлевых салфеток 1010 см для закрытия ран и липкая лента шириной 2,5 см;

1 упаковку стерильных марлевых салфеток с парафиновым покрытием (воскопран);

3 косыночные повязки для иммобилизации переломов и растяжений;

4 больших (шириной 12–15 см) марлевых бинта;

2 пачки стерильных ватных тампонов для очищения порезов, ссадин и др.;

2 пачки нестерильной ваты для очищения ран и для прокладок;

1 флакон парацетамола или других болеутоляющих таблеток;

1 термометр;

1 щипчики или пинцет с плоскими концами, без насечки, для удаления инородных тел;

1 ножницы с закругленными концами для разрезания бинтов и пластырей. Английские булавки разной величины;

2 пластиковых флакона с антисептическими растворами для очистки ран, порезов и ссадин (3 %-ный раствор перекиси водорода, раствор хлоргексидина).

Укусы и раны, нанесенные домашними любимцами.

Речь идет не о вышедших из-под контроля ротвейлерах, доберманах или кавказских овчарках, не о нападении крокодилов и прочих экзотических обитателей домашних зоопарков и террариумов — раны от когтей и зубов крупных животных поистине ужасающи. К счастью, подобные происшествия случаются редко. Понятно, что в таких случаях возможностей домашней хирургии недостаточно.

Гораздо чаще царапают и кусают своих хозяев или их гостей мягкие и пушистые (до поры, до времени) котики и кошечки. У хомячков, кроликов и морских свинок тоже есть зубки и коготки, которые эти зверюшки могут пустить в дело — для защиты своей чести и достоинства от посягательства назойливых детей.

Относитесь к таким ранам внимательно, даже если они кажутся поверхностными — все это первично инфицированные повреждения.

Позволю себе привести обстоятельную цитату из «National Geographic» (Россия. 2008. Июль).

Болезнь кошачьей царапины.

«Даже небольшой ранки от когтей домашнего любимца может оказаться достаточно, чтобы заболеть доброкачественным лимфоретикулезом, или болезнью кошачьей царапины. Но кошки — всего лишь носители инфекции. Возбудитель передается им с блохами либо от грызунов, на которых они охотятся. Бактерии, вызывающие заболевание (Bartonella hensellae и Bartonella clarridgeiae), содержатся в кошачьей слюне и на когтях. В организм человека инфекция может попасть при тесном контакте, в основном — из-за царапин и укусов животного. Через ранку она проникает под кожу и добирается до ближайшего лимфоузла, который вскоре увеличивается и становится болезненным. Обычно при лимфоретикулезе болит голова, появляется слабость, поднимается температура. Чаще всего воспаленный лимфоузел через некоторое время начинает уменьшаться, и за два-три месяца организм сам справляется с инфекцией. Но чтобы исключить осложнения (поражение глаз или нервной системы), лучше обратиться к инфекционисту, тот назначит необходимое лечение.

От человека к человеку эта болезнь не передается — заразиться можно только напрямую от кошки.

Бактериями, вызывающими ретикулез, заражены не все кошки. Чаще всего их носителями становятся те животные, которых выпускают гулять на улице.

Надежным средством профилактики болезни кошачьей царапины служит своевременная обработка ранок.

Нужно промыть их водой с мылом или обработать трехпроцентным раствором перекиси водорода, а затем смазать спиртовым раствором зеленки либо йодом.

Кошки могут заразить также токсоплазмозом, сальмонеллезом, чесоткой, некоторыми видами глистов».

В общем, люди, будьте бдительны!

При укусах и глубоких царапинах начинайте лечение солевыми ванночками или припарками, не дожидаясь симптомов воспаления (дергающих болей, покраснения, появления болезненных лимфоузлов), — ив большинстве случаев беды минуют вас. Как делаются солевые ванночки, вам уже известно.

Если напавшее животное вам незнакомо, есть все основания обратиться в ближайшую антирабическую лабораторию и провести вакцинацию от бешенства.

Любителям лесных прогулок.

Лесная страшилка номер один: если в ухо залез жук.

Порой случается, что в слуховой проход заползают мелкие букашки и жучки. Это не опасно, так как за барабанную перепонку они проникнуть не могут.

Однако, пытаясь выбраться из наружного слухового прохода, живое насекомое иногда может биться и стучаться в барабанную перепонку, что вызывает сильный шум в голове, а иногда головокружение.

В таких случаях дети и нетерпеливые взрослые места себе найти не могут от беспокойства — им кажется, что жук прогрыз тонкую преграду и хозяйничает в мозгу. А если жучок завязнет в мягкой ушной сере и перестанет подавать признаки жизни, наступает зловещая тишина — человеку кажется, что он оглох, причем навсегда.

Пытаться извлечь злополучного визитера прямо в лесу не стоит. Лучше вернуться домой и попробовать предпринять что-нибудь не слишком экстремальное, в более спокойной обстановке.

Удаление насекомых из уха.

Начнем с курьезных рекомендаций, не один десяток лет кочующих по страницам справочников по оказанию первой помощи.

«Если живое насекомое заползет в слуховой проход, нужно отвести пострадавшего в темную комнату и посветить в ухо керосиновой лампой или электрическим фонариком. Насекомое, привлеченное ярким светом, немедленно выползет или вылетит.

Если этот способ не принесет успеха, надо убить насекомое, закапав несколько капель спирта или водки. Сразу же после этого налейте в ухо специальным шприцем капельку теплой воды, которая вынесет убитое насекомое наружу».

Второе средство из тех же справочников:

«Если в слуховой проход попало насекомое, его можно вымыть оттуда, осторожно выливая теплую воду в ухо из маленькой кружки».

Попробовать разок-другой можно. Но если таким образом насекомое извлечь не удастся, ни в коем случае не надо даже пытаться вытаскивать его пинцетом, спицей или заостренной спичкой. Вводя такого рода инструменты в ухо, вы лишь затолкнете насекомое еще глубже, рискуя, к тому же, повредить стенки слухового прохода.

Поэтому, если вам не удалось извлечь насекомое, обратитесь в ближайшее лечебное учреждение, где есть возможность сделать это, что называется, легкой рукой, без шума и пыли.

Лесная страшилка номер два: энцефалитные клещи.

Из газет: «Если несколько десятков лет назад группой риска заболеть клещевым энцефалитом считались люди, чья работа связана с пребыванием в лесу: геологи, лесники, охотники, то теперь большая часть заболевших — это люди, которые выехали в лес отдохнуть или поработать на своих дачных участках».

«Можно сказать, что группой риска стало все население лесной зоны нашей страны. В России заболевания энцефалитом отмечаются в 46 субъектах федерации, причем число заболевших постоянно увеличивается».

«Заболевание чаще всего протекает с высокой температурой, сплошь и рядом встречаются формы, когда необратимо поражается центральная нервная система. До сих пор не так уж редки смертельные исходы».

Есть ли основания для паники, друзья? Дыма без огня не бывает, но, в общем, вероятность заболеть энцефалитом не так велика. Несколько несложных правил предосторожности надежно защитят вас.

Как уберечься от клещей.

Существует миф, что клещи прыгают на свою жертву с деревьев. Это мнение возникло из-за того, что присосавшегося клеща часто находят на шее или голове.

Под сводами густого ельника или орешника начинающий таежник невольно напрягается и начинает всматриваться — не притаилась ли на ветке жаждущая его крови восьминогая тварь. На всякий случай, поднимается капюшон куртки или глубже напяливается шапка.

Однако опасность подстерегает с другой стороны. На самом деле клещи живут в траве. Жизнь в сумрачных дебрях им не по душе. Они любят лужайки, тропинки, просеки, то есть места, где много солнца и воздуха.

По стеблям травы и кустов клещи могут заползти на высоту до одного метра, то есть не выше пояса. Оказавшись под вашей одеждой, они начинают инстинктивно двигаться вверх в поисках открытого участка тела.

Поэтому уже на опушке заправьте брюки в носки, опустите рукава и застегните манжеты. Этот простой способ доказал свою эффективность во время Великой Отечественной войны.

Во время вспышки энцефалита на Волховском фронте в 1942 году, когда вакцины от энцефалита еще не было, солдатам было приказано не разуваться и не раздеваться в лесу, гимнастерки заправлять в брюки, рукава не закатывать. Для надежности воротник и манжеты гимнастерок обрабатывали дустом ДДТ. К следующей весне численность войск в этих местах увеличилась в 10 раз, а количество заболевших осталось на прежнем уровне.

Теперь вместо дуста можно обрабатывать открытые участки тела репеллентом от клещей в виде спреев или кремов.

Если же заправленные в ботинки брюки и наглухо застегнутые рубашки с длинными рукавами кажутся вам не самой подходящей одеждой для летнего отдыха, надо заранее, еще с осени начать профилактику антиэнцефалитной вакциной, потому что до начала сезона надо сделать две прививки.

В Австрии привито от энцефалита более 90 % населения, и если раньше там возникали сотни случаев заболевания в год, то теперь регистрируется не более 20–30 случаев за сезон.

Что делать, если вы обнаружили присосавшегося клеща.

Откажитесь от самого популярного народного средства! Не надо заливать клеща маслом или другими жидкостями — от этого у него усиливается слюноотделение. Поэтому, если клещ окажется зараженным, в организм попадет больше вирусов.

Ухватите клеща как можно ближе к коже и, держа строго перпендикулярно, вывинчивайте его. Именно вращательные движения помогают расслабить хватку острых шпор-крючьев. Удобнее делать это при помощи пинцета. Если пинцета нет, можно «вывинчивать» и пальцами, но надо защитить их резиновыми перчатками, в крайнем случае, чистым носовым платком или марлей. При попытках снимать клеща голыми руками можно заразиться.

Место присасывания следует обработать перекисью водорода, затем спиртом или зеленкой. После этой обработки можно нанести тетрациклиновую или левомицетиновую мазь и заклеить бактерицидным пластырем.

Даже после успешного удаления, а тем более, если хоботок остался в коже, надо обратиться к врачу. Удаленного клеща следует поместить в стеклянную баночку и положить туда влажную салфетку.

Доставить клеща в лабораторию необходимо в течение двух суток. Если вы не привиты от энцефалита, а клещ оказался зараженным, заболевания можно избежать при помощи лекарства, которое содержит готовые антитела, способные бороться с вирусом. Таким средством является человеческий иммуноглобулин против клещевого энцефалита. В случае заражения иммуноглобулин следует вводить в первые трое суток после укуса.

В случае укуса клеща жителям Санкт-Петербурга следует обращаться в больницу им. Боткина (если укушен взрослый) или, если пострадал ребенок, в детскую инфекционную больницу № 3.

Если что-то попало в глаз.

В глаз могут попасть песчинки, реснички, мошки. Удаляют инородное тело увлажненным чистым носовым платком или стерильным бинтом.

Посадите того, с кем это случилось, на стул или на пень (если дело произошло в лесу).

Не разрешайте потерпевшему тереть глаз, вместо этого он должен постоянно моргать. Этот прием поможет потоку слез сместить инородное тело к внутреннему краю глаза — в так называемое слезное озерцо. Из слезного озерца удалить то, что попало в глаз гораздо легче, чем из-под века.

Если моргание не помогло, попросите потерпевшего откинуть голову назад и осмотрите оба глаза. Глаз надо осматривать при хорошем освещении — под лампой или на солнце. Поочередно оттяните вниз нижнее и верхнее веко, при этом человек сначала должен смотреть вверх (когда осматривается нижнее веко), а потом вниз (когда осматривается верхнее века).

Нижнее веко оттягивается за кожу ниже глаза, верхнее — за ресницы. Разглядев инородное тело, вытащите его кончиком чистого носового платка.

В случаях, когда дело происходит дома, можно попытаться промыть глаза. Для этого налейте в таз или миску чистую воду, полностью погрузите в воду лицо, задержите дыхание и активно моргайте, стараясь раскрывать глаза пошире.

Если с трех попыток не удалось ни найти, ни удалить то, что попало в глаз, лучше всего, завязав потерпевшему глаз, отправиться в ближайшее медицинское учреждение.

Советы опытного доктора. Как помочь себе и близким в экстремальных ситуациях

Глава IV. Ум — хорошо, а два — лучше.

В пожилом возрасте обмен впечатлениями о самочувствии и недомоганиях нередко становится неисчерпаемой темой для общения, вроде разговоров о погоде, о футболе или о рыбалке.

Занятие почти приятное, в чем-то похожее на взаимное почесывание, которое среди обезъян служит признаком симпатии и доверия. Поговорили всласть про ломоту и «острохондроз», перемыли косточки соседям и знакомым — глядишь, привычные болячки вроде бы на время притихли.

Однако все воспринимается по-другому, когда быстро нарастающие, ранее не знакомые проявления болезней появились впервые в жизни. У самого отважного человека из потаенных уголков души и ума тотчас начинают выползать темные мысли и страхи: «Что делать? За что хвататься?! У кого спросить?!».

Труднее всего в этой ситуации приходится деятельным людям, способным своротить горы. Для них капризы и неполадки организма — дело непривычное, поэтому и обсуждать «эту пакость» им нелегко. Для человека, склонного к лидерству, даже намекнуть кому-то о том, что с ним происходит нечто неладное, немыслимо.

Как выбрать правильное решение в обстоятельствах, когда здоровье, казавшееся незыблемым, затрещало и зашаталось?

Чаще всего заболевший человек начинает с того, что пытается поделиться своими неприятностями с кем-то из окружающих.

Советы советчикам.

Наверно каждому из нас хоть раз в жизни случалось давать советы о здоровье или болезнях кому-то из членов семьи, друзьям, соседям и коллегам по работе.

Надо сказать, что роль искушенного человека и всеведущего эксперта полна соблазнов. Так и тянет сразу же поделиться собственным опытом и выдать на гора пяток-другой способов лечения под лозунгами: «Проверено на себе» или «Одной даме помогло…».

Не стоит спешить. Даже если какие-то лекарства и процедуры в похожих обстоятельствах доставили облегчение вам или вашему знакомому, совершенно не обязательно, что они окажутся полезными другому.

Рассудительность гораздо важнее вороха из обрывков медицинской премудрости. Нужную линию поведения человеку, который оказался в затруднительной житейской ситуации, тем более связанной со здоровьем, вернее всего подскажут ваше душевное спокойствие и взвешенность.

Огромную пользу приносит умение внимательно слушать и сочувственно молчать. Учитесь этому постоянно. Пауза, неспешная тишина подчас бывают убедительнее слов. Особенно если собеседник ощущает подлинное участие и душевное тепло, исходящие от вас. Да иу вас появляется время привести в порядок свои мысли, а не ляпать с ходу первое, что пришло в голову.

В большинстве случаев, особенно если заболел ребенок, самой правильной рекомендацией следует считать совет обратиться к врачу. Только не торопитесь давать его, оборвав собеседника на полуслове.

Врач, по крайней мере на первых порах, для большинства людей лицо постороннее и вызывающее настороженность: «А мне по телевизору такое показали!..».

Не секрет, что скандальные ток-шоу, экранные злоключения героев сериалов могут сильно затуманить восприятие телезрителями обстоятельств и событий их настоящей, «реальной» жизни. Особенно, если в квартире постоянно работает несколько телевизоров.

Друзья мои! Не забывайте — телевизионная передача это, прежде всего, проект и продукт, говоря иначе, товар, который нужно продать — выпустить в эфир. К сожалению, лучше всего продаются нездоровые сенсации. Можно сказать, сведения с тухлинкой. Образы медицинский работников зачастую рисуются в них такими красками, что человека, которому нужна медицинская помощь, охватывают уныние и отчаяние: чего можно ждать от циников, хапуг и пьяниц. Да и лекарства сплошь поддельные.

Выключите телевизоры, девчата и ребята, а включите здравый смысл. Пользы от этого будет больше. Ваш внутренний врач (здравый смысл) обязательно шепнет вам, что употреблять любые дурно пахнущие продукты вредно для здоровья, в том числе нравственного и умственного.

Определенную сдержанность следует проявлять и в отношении медицинских сведений, почерпнутых в Интернете. Как источник информации Интернет удобен и незаменим. Несколько щелчков мышью — и можно найти ответ на большинство интересующих вас вопросов. Но не надо ставить знак равенства между бурным информационным потоком и систематическими медицинскими знаниями. И уж тем более не стоит заниматься самолечением под руководством Интернета.

Каждый пользователь Интернета сталкивается с тем, что рекомендаций в Сети попадается много, но зачастую они противоречат друг другу.

Безусловно, на вершину горы не одна тропинка, и от пяти врачей нередко можно услышать пять несовпадающих мнений, но многие из интернетовских рекомендаций либо устарели на многие десятилетия, либо выдают за новейшие достижения такие лекарства и методы лечения, которые еще не прошли испытания практикой.

В итоге неведомо откуда взявшийся анонимный советчик растворяется в виртуальном пространстве, а доверившийся ему человек остается наедине со своими проблемами. К тому же эти проблемы могут сильно усложниться.

Совсем другое дело — живое общение с врачом. По крайней мере, так кажется докторам.

О самонадеянности, нигилизме и ответственности.

С сожалением приходится наблюдать, как у некоторых пациентов высокая самооценка феноменально быстро сменяется унынием и отчаянием. Чаще это происходить с людьми, которым кажется, что их жизненный опыт является эталоном.

Да разве можно всецело полагаться на врачей? Может быть, они и специалисты, да мы для них лишь объекты интересных наблюдений. А на то, что больной человек чувствует, им плевать. Уж как-нибудь мы своими силами обойдемся. Нам ли не знать, как лучше распорядиться своим собственным здоровьем! Организм-то у нас еще о-го-го!

В общем, «постелите мне степь, занавесьте мне окна туманом.». Если вдуматься поглубже, содержание большинства анекдотов и шуток на медицинские темы и про врачей тоже можно свести к тем же идеям. По-видимому, сочиняют все это люди, не собирающиеся болеть никогда. Но оставим тему зубоскальства, которым маскируют страхи и комплексы.

Лучше поразмышляем вместе, друзья мои, над историей, которую автору довелось прочесть в книге под интригующим названием «Свинья, которая хотела, чтобы ее съели».

Всю свою долгую жизнь Дхара Гупта прожила в деревушке на берегу большой индийской речки, вдали от Гималаев. Дело происходило давным-давно, в XIX веке — когда путешествия были уделом единиц.

Среди односельчан Дхара слыла очень мудрой — благодаря ясной голове, твердой памяти, сообразительности и рассудительности. Как-то раз ее племянник Махавир ударился в воспоминания о своих странствиях по торговым делам. Среди множества поведанных им историй о разбойниках, удивительных животных, диких племенах, высоких горах и других невероятных вещах, внимание Дхары привлек рассказ о превращениях хорошо известного ей вещества.

«Я путешествовал в местах, в которых было так холодно, что вода в реках прекращала свое течение и превращалась в твердые, прозрачные куски и пластины, — заливался соловьем Махавир. — Самое удивительное, что свободно текущая вода была лишь немного теплее той, которая становилась твердой».

«Да, паренек! Хватил ты через край — ври, да не завирайся», — подумала мудрая старушка. К побасенкам про какой-то лед она отнеслась с тем же недоверием, что и к россказням об огнедышащих драконах и прочих «чудесах» природы. Ведь то, что она услышала, противоречило всему ее жизненному опыту.

Мы, жители северных широт, знаем, что почтенная Дхара была не права в своих сомнениях относительно возможности превращения воды в лед. Рассказ ее племянника является точным описанием того, что происходит с водой при замерзании, а не фантазией сродни той, которая содержится в историях о драконах.

При поверхностном взгляде, мнение Дхары ошибочно из-за ее ограниченного кругозора: «Ну, что вы хотите от темной бабки». Однако не все так просто.

Неграмотная старушка из индийской глубинки совершенно права в том, что знания и утверждения должны опираться на точные факты.

Многие десятилетия она ежедневно смотрела на текущую рядом с деревней реку, но никогда не видела, чтобы вода превращалась в твердое тело при некой волшебной температуре.

Если кто-то утверждает, что он способен силой мысли остановить часовой механизм, воспарить к потолку и сделать там пару кругов или обладает возможностями избавлять от болезней с помощью магических словесных формул, звуков бубна или амулетов, у нас тоже есть основания не доверять этому рассказчику.

Вероятнее всего, что это будет правильной реакцией. Не стоит слепо верить всему, что нам рассказывается о непознанных тайных устройства окружающего нас мира.

Но мы не вправе просто отмахнуться от какой-то идеи только из-за того, что она не соответствует привычным для нас представлениям. Именно в этом заключается проблема восприятия всего нового.

Для здравого смысла Дхары слов одного человека было недостаточно, чтобы изменить ее представления об окружающей действительности.

Однако Дхаре следовало бы признать факт, что она не бывала в холодных краях, а ее собеседник бывал. Таким образом, ее жизненный опыт был хотя и велик, но не безграничен. Следовательно, обо всем, что существует за пределами этого опыта, ей приходилось судить лишь на основании чужих рассказов и мнений.

Человек далекий от медицины, заболевший впервые в жизни и обратившейся к врачу, в известной мере отказывается в положении Дхары Гупты.

Он чувствует, что в его организме, знакомом ему в рождения, происходит нечто, с чем он прежде не сталкивался. Объяснения врача (на первых порах малопонятные) заставляют пересматривать то, что казалось неизменным и очевидным. Ведь самые умные и образованные из нас могут заблуждаться по убедительным, очевидным, «правильным» причинам.

Вдобавок, в ситуации с болезнью, в отличие от случая Дхары Гупты, дело не исчерпывается «верю — не верю». От признания того, что вода может превращаться в лед, жизнь Дхары не изменится.

Когда же врач говорит, что требуется хирургическое вмешательство, возникает необходимость принятия решений, которые серьезным образом повлияют на житейские планы, а то и на всю жизнь пациента. Причем это касается не только его, но и близких ему людей.

Как быть заболевшему человеку? Как справиться с тяжким бременем ответственности, наваливающимся на него одновременно с болезнью?

Это возможно, но нелегко.

Болезнь заставляет каждого человека по-новому, более здраво взглянуть на самого себя. Представления о том, что все успехи в его жизни обусловлены исключительно гибким умом, быстрой сообразительностью и мощной интуицией, оказывается, не так уж верны. Развивая эту мысль дальше, следует предположить, что неудачи или нежелательные события тоже следствие его решений. Согласитесь, признать это гораздо труднее.

Довольно часто человек начинает без конца вспоминать и анализировать все события, предшествовавшие появлению первых симптомов: «Где, когда и в чем я ошибся?».

Занятие это бесплодное — обстоятельства, при которых болезнь стала явной, и причины, взывавшие болезнь, совсем не одно и то же.

А во-вторых, оно неконструктивно. Когда болезнь разгулялась, нужно думать не о том, откуда она взялась и насколько ты виноват в ее возникновении, а том, как ее вылечить.

Для облегчения бремени ответственности за собственные решения и действия умишко непременно займется составлением набора правил и принципов. Что-то вроде:

Я готов полностью отвечать за то, в чем разбираюсь;

Я не могу отвечать за то, в чем не разбираюсь;

За те обстоятельства моей жизни, о которых мне известно кое-что, но далеко не все, я ответственен наполовину.

Увы, ценность подобных моральных кодексов невелика. Больше всего они похожи на клятвы, которые вы давали самому себе в щенячьем возрасте, перед вступлением во взрослую жизнь, или того хуже — на предвыборные общения политиков.

Реальное воплощение таких правил и обещаний в жизнь весьма сомнительно. Впрочем, стремление к идеалу всегда похвально.

В общем, когда в голове воцаряется окончательная неразбериха, нам становится ясно, что в большинстве областей знаний мы со своим выдающимся интеллектом — отнюдь не знатоки.

С этого момента и начинает возникать правильное отношение к тому, что с нами происходит. Нет ничего зазорного в том, что нам иногда нужно спросить совета у более осведомленных людей. В ситуации болезни это можно сформулировать так: «Я заболел. Какая у меня болезнь и как лечиться, я не знаю. Надо обратиться к врачу».

Но прежде чем отправиться на прием к врачу, рассмотрим еще одно соображение. Если быть честным до конца, одна из причин, почему мы спрашиваем мнение других людей, заключается в том, что нам хочется услышать собственные мысли, произнесенные чужими устами. Ведь один из способов уклонения от ответственности за свои решения и действия — это ссылка на то, что ты действовал «по совету».

На самом деле это лишь изменяет нашу ответственность. От болезни шутками типа: «Я — хозяин своего слова. Хочу — дал, хочу — взял обратно» — не отвертишься. Мы в ответе не только за выбор своих действий, но и за выбор своих советчиков, и за готовность следовать из совету. Нужно не только решиться на просьбу помочь, но и быть готовым эту помощь принять.

Человек отражается в другом человеке, как в зеркале. Если пациент видит во враче равнодушного человека или недруга и ведет себя соответствующим образом, то и врач может ощутить пациента своим мучителем. Не надо требовать от врачей, чтобы они были словно ангелы — безгрешны и бесстрастны. Врачи могут обижаться, ошибаться, что-то забывать и упускать из вида, утомляться, в конце концов. Если пациент понимает это — все в порядке. В одной упряжке с врачом они одолеют любые трудности.

Вот теперь можно отправляться за светом и помощью к врачу. От доктора вы не услышите ничего похожего на наши с вами разглагольствования о том, почему, зачем и как надо общаться с врачами. Он станет задавать вполне конкретные вопросы о ваших ощущениях. К такому разговору нужно подготовиться.

Учитесь понимать сигналы собственного тела.

Для чего это нужно.

Для никогда не болевшего человека смысл призыва наблюдать за жизнью своего организма непонятен.

Да кому это нужно. Еще чего — прислушиваться к себе! Так и впрямь заболеешь.

Друзья мои! Оттого, что вы не хотите смотреть в лицо реальности, болезни не появляются и не исчезают. Книга наша не о том, как жить десятки лет, не болея, и не старея. Это дело, может, и хорошее, но маловероятное.

Поговорим лучше о том, как правильно и точно выразить словами то, что ты чувствуешь, когда заболел.

Людям, далеким от медицины, нередко бывает сложно описать свои болезненные ощущения — симптомы болезни. Впрочем, и врачи, когда они оказываются в роли пациентов, сталкиваются с теми же трудностями. Более того, часто они оказывают медвежью услугу своему коллеге, когда вместо бесхитростных описаний пользуются медицинскими словесными клише. Вместо «у меня колотится сердце» говорится «возникает тахикардия». Или, к примеру, не «вздувается и урчит живот», а «беспокоит метеоризм». От таких подсказок правильный диагноз быстрее не появится. Более того, мысли врача, который лечит врача, могут быть направлены по ложному следу. А представляете положение врача, чей пациент — профессор медицины?

Но вернемся к тому, зачем нужно точное и правильное описание ваших симптомов. Старинная медицинская мудрость гласит: «Правильно лечит тот, кто правильно диагностирует».

При правильно проведенном опросе и первичном осмотре опытный врач в девяти случаях из десяти может поставить правильный диагноз и подобрать необходимое лечение. Или, по крайней мере, определить какие уточняющие методы диагностики могут понадобиться.

Ах! Если бы у врача было достаточно времени, чтобы не торопясь расспросить нас.

Но, как правило, времени на неторопливую беседу у него нет. А сейчас, по мере ускорения прогресса и технической оснащенности медицины, времени на доверительные задушевные разговоры остается еще меньше. Все чаще пациента ожидает перспектива быть пропущенным через конвейер диагностического процесса, регламентированного должностными инструкциями и рекомендациями.

Компьютерная томография, ядерно-магнитный резонанс, эхография, биохимия, гистология, цитология — все это впечатляет, и без этого сейчас никуда, но источником наиболее ценной информации остается и останется навсегда первый разговор врача и пациента, впервые пришедшего на прием.

Коль скоро времени мало, разговор должен быть толковым, что называется, «по делу».

Разговор хозяина и тела.

Прежде чем разговаривать с врачом, поговорите с самим собой: «Что у тебя болит?». Иногда разговаривать приходится, как с капризничающим ребенком, — участливо и терпеливо, но настойчиво. Временами строго. С собой можно не миндальничать. Но когда вы помогаете разобраться в жалобах не себе, а кому-то другому, не забывайте, что строгость и грубость — это совсем разные вещи.

Отвечая на вопрос «Что у тебя болит?», мысленно пройдитесь по всем уголкам тела — от макушки до пяток. Вопросы должны быть четкими, а ответы краткими: «да» и «нет».

«Лоб болит?», «затылок болит?», «ухо болит?», «глаз болит?» и так далее. Не обходите вниманием и те места, которые находятся «ниже пояса».

Итак, вы определили, откуда идут предупреждающие сигналы. Ведь боль, жар и другие ощущения — это не что иное, как язык, на котором говорит ваше тело.

Теперь начинается самое трудное — решить, что делать дальше. Задайте себе вопрос: «Что-нибудь подобное со мной раньше бывало?». Предположим, что нечто похожее случалось. Вспомните, как вам удалось выйти из положения в прошлый раз.

Если теперешнее состояние вам незнакомо, спросите себя: «Представляю ли я, что сейчас можно сделать?».

Когда следует обращаться в «скорую помощь».

В главах «Краткий курс домашнего рукоделия» и «Сам себе МЧС» перечислены ситуации, когда следует вызывать «скорую помощь» в экстремальных ситуациях и при неотложных состояниях — травмах головы, шеи, позвоночника, переломах крупных костей, сильных кровотечениях из ран, обширных ожогах, отравлениях.

В этой главе мы подробнее рассмотрим ситуации, когда «скорую помощь» необходимо вызвать в связи с внезапно возникшими болезнями. Хотя многие из этих заболеваний лечатся не хирургами, а врачами других специальностей, действовать нужно оперативно, то есть быстро и четко.

При: 1) непрекращающихся болях в груди; 2) сильных болях в животе; 3) выделениях крови из естественных отверстий тела (из носа, ушей, с мочой, из заднего прохода); 4) кровохаркании, кровавой рвоте; 5) судорогах; 6) сильной головной боли, сопровождающейся внезапно возникшими нарушениями чувствительности, движений, либо невнятной речью, — не следует терять время, пытаясь найти через своего врача или знакомых самых лучших в городе специалистов.

Во всех этих случаях нужно обращаться в «Скорую помощь». В большинстве случаев ваш семейный врач поступил бы точно так же, особенно если дело происходит ночью.

Иногда заболевший человек может просить вас не вызывать «Скорую помощь». Если вы считаете, что налицо неотложная ситуация, не теряйте драгоценное время на препирания — звоните в службу «Скорой помощи» незамедлительно.

Однако до прибытия бригады «Скорой помощи» оказывать первую помощь пострадавшему придется вам. Если вы принялись оказывать первую помощь (искусственное дыхание и другие мероприятия), предпочтительнее, чтобы вызовом «Скорой помощи» занимался кто-то другой. Это позволит вам безотлучно оставаться с пострадавшим.

Но люди болеют не только по ночам. Как поступать, когда симптомы возникают при свете дня?

Боли в груди.

Иногда боли, возникающие в грудной клетке, могут вызываться повышенной нервной возбудимостью. Такие повторяющиеся боли на фоне переутомления, недосыпания или стресса не приводят к нарушению трудоспособности и не склонны к прогрессированию.

Однако сильная сжимающая или давящая боль за грудиной или боль в сочетании с одышкой или нарушением сердечного ритма может быть признаком тяжелого заболевания сердца или легких и требует неотложной медицинской помощи.

Причиной болей, возникающей в грудной клетке, могут быть заболевания легких, плевры, сердца, позвоночника, мышц, межреберных нервов.

Общее правило: при возникновении болей в грудной клетке больной должен быть осмотрен терапевтом. Вызывайте участкового врача или неотложную помощь.

Боли в животе.

Если очаг воспаления разгорается в брюшной полости, поставить правильный диагноз бывает нелегко и врачу.

При болях в животе пациента прежде всех специалистов должен осмотреть хирург. В ожидании осмотра хирурга нельзя применять грелки, ставить клизмы, принимать слабительное и промывать желудок. Единственной лечебной процедурой может быть лишь холод на живот (пузырь со льдом, бутылка холодной воды и т. п.). Разумеется, больной в это время не должен ни пить, ни есть.

Итак, при внезапных болях в животе, которые не прекращаются сами в течение получаса, вызывайте врача.

Как сказал один мудрый терапевт, размышлять о том, что стряслось у вас в брюшной полости, лучше, когда вы едете в больницу.

Полезно запомнить еще одно правило: причиной любой боли в правой нижней части живота следует считать аппендицит, пока не доказано, что это не так. Понято, что доказательства надежнее искать в приемном отделении больницы.

Септические состояния.

Температура выше 38 °C, головная боль, озноб, покраснение или посинение лица, рвота, спутанное сознание (бред) могут являться начальным проявлениями многих инфекционных заболеваний. При этих симптомах следует обратиться в неотложную помощь или вызвать на дом участкового врача. Только он может определить, нужна ли консультация хирурга.

Самым частым хирургическим заболеванием, которое сопровождается септическим состоянием, является рожистое воспаление, или по-старинному, рожа.

Начинается рожа внезапно, наряду со всеми проявлениями септического состояния у больного появляются очаги воспаления кожи, формой и цветом напоминающие языки пламени. На поверхности воспаленных участков кожи могут появляться пузырьки, как при ожогах. В тяжелых случаях кожа может некротизироваться (омертветь). В эпоху антибиотиков рожистое воспаление перешло из разряда грозных болезней в епархию хирургов, работающих в поликлиниках.

Когда следует обращаться к хирургу поликлиники.

Традиционно хирурги, работающие на амбулаторном приеме, занимаются, помимо гнойно-воспалительных процессов, лечением болезней суставов и позвоночника, заболеваниями вен — прежде всего варикозной болезнью, болезнями прямой кишки и заднего прохода. К хирургу направляют пациентов, у которых имеются крыжи брюшной стенки. Если терапевт нащупает у вас какое-нибудь уплотнение, скорее всего он направит вас к хирургу полклиники. Человека, который перенес хирургическое вмешательство, выписывают под наблюдение хирурга по месту жительства.

Как видите, круг занятий амбулаторных хирургов чрезвычайно широк. Поэтому неудивительно, что попасть к нему на прием бывает нелегко — и количество номерков ограничено, и очереди перед кабинетом умопомрачительные. Правда, сейчас ситуацию можно упростить, обратившись в платное медицинское учреждение. Там всегда рады каждому пациенту.

Одной из важных сторон деятельности амбулаторного хирурга является направление пациентов в хирургическое отделение больниц.

Возвратимся в дни, когда мысли об операции только начинают посещать пациента. Пожалуй, даже еще не мысли, а так — дуновения. Промелькнут легким облачком и исчезнут, оставив после себя холодок в груди и под ложечкой.

Безусловно, лечение не должно быть мучительнее болезни. С одной стороны, симптомы многих заболеваний, по поводу которых проводятся плановые (необходимые) операции, нарастают так медленно, что человек способен притерпеться к неблагоприятным изменениям в своем существовании.

Аллохол, но-шпа и грелка на правый бок; трость, радикулитный пояс, болеутоляющие растирания и таблетки; холодные примочки, мази и свечи, эластичные чулки и бинты позволяют сосуществовать с болезнями многим тысячам людей, страдающих желчнокаменной болезнью, деформирующими артрозами, геморроем, варикозной болезнью.

С другой стороны, если все это «домашнее» лечение перестает помогать и повседневные житейские дела — приготовление пищи, уборка в квартире, стирка — становятся для вас непомерно хлопотными и тяжелыми, опомнитесь.

Задумайтесь: не рано ли зачислять себя в инвалиды? Может быть, настала пора исправить положение хирургическим вмешательством?

Возникает ситуация, лучше всего определяемая пословицей: «Ум — хорошо, а два — лучше». Для того чтобы взвесить опасности хирургического лечения и перспективы улучшения качества жизни, нет ничего лучше, чем обстоятельный разговор с врачом.

Безусловно, участковый или семейный врач, наблюдающий вас многие годы, лучше осведомлен о «подводных камнях» вашего здоровья. Но у него, как выражаются живописцы, может «замылиться глаз».

Консультация специалиста поможет и вам, и вашему врачу. Свежий взгляд способен увидеть возможности улучшения вашего здоровья без операции или, наоборот, обнаружит признаки, которые делают вмешательство оправданным. Кроме того, возможности хирургии развиваются сейчас так быстро, что врачу, не работающему в специализированном учреждении, трудно уследить за появлением новых методик, позволяющих достичь результатов, кажущихся фантастическими.

Словом, не стесняясь, попросите своего лечащего врача направить вас на консультацию к специалисту. Собираясь с мыслями перед встречей с медицинским «зубром», будь то авторитетный врач или профессор, не забывайте простую истину: каков вопрос, таков и ответ!

Согласитесь, что фразы вроде: «Профессор, у меня что-то страшное?» или: «Доктор, я не умру?» — отнюдь не лучшее начало разговора о выборе метода лечения вашего заболевания.

Для того чтобы консультация оказалась полезной, приготовьтесь рассказать о своей болезни коротко и ясно. Приблизительно так:

Временами у меня возникает. Затем перечислите свои жалобы. Причем не стоит рассказывать урологу о глаукоме, а офтальмологу о геморрое. Когда разговор дойдет до сопутствующих заболеваний, доктора и сами обо всем расспросят.

Лечился так-то и тем-то.

Сейчас лечение перестало помогать. Симптомы болезни стали более мучительными, а обострения — частыми.

Что вы посоветуете?

Несколькими фразами в считанные минуты вы направите диалог в нужное русло, что, несомненно, доставит удовлетворение обеим сторонам. Завершится этот разговор, скорее всего, приблизительно так:

— Хорошо бы нам с вами, глубокоуважаемый доктор, ограничиться лишь приятным знакомством и обойтись без всяких операций!

— Разумеется, любезный пациент, было бы замечательно, чтобы до скальпеля дело не дошло. Но, к сожалению, это зависит от меня меньше, чем хотелось бы. Все определяется болезнью, которая есть у вас.

То есть и самый уважаемый медицинский авторитет не станет принимать решение вместо вас.

Побывав на приеме у специалиста, повстречайтесь еще раз со своим лечащим врачом. Это будет не только учтивый, но и дальновидный поступок.

Одобрив ваше решение сделать операцию, наблюдающий врач возлагает на себя моральные обязательства помогать вам в восстановлении сил после того, как вы благополучно выпишетесь из больницы.

А если вы продолжаете колебаться, доктор, растолковав мнение маститого коллеги, может упорядочить ход ваших мыслей.

Когда болезнь подтачивает силы и все настойчивее звучат речи об операции, вполне естественно, что человеку требуется поддержка семьи и друзей.

Из-за ограниченного времени на амбулаторном или консультативном приеме вам едва ли удастся подробно посвятить доктора в домашние обстоятельства, которые могут существенно влиять на решение об операции.

То, что в старину называлось семейным советом, в этой ситуации — дело не лишнее. Неторопливое, без взглядов украдкой на стрелки часов, обсуждение важнейших вопросов вперемежку с болтовней о всякой ерунде снижает напряжение, успокаивает волнение и незаметно для собеседников вносит ясность в мысли.

Вряд ли нужно стремиться к тому, чтобы к концу чаепития был выработан коллективный план действий и принята итоговая резолюция. Решение должно созреть именно в вашей голове. Когда семья дружная, а друзья преданные, такое решение непременно окажется взвешенным и разумным.

Но ведь это только на бумаге решение принимается легко. На самом деле хоровод мыслей в голове может продолжаться долго.

Нередко для того, чтобы выбраться из этой круговерти, необходимо рассуждать жестко. Сказал — как топором отрубил.

Любое хирургическое вмешательство — это вынужденный метод лечения, следствие того, что лучшего выхода из положения нет. Идеальное излечение — это устранение болезненных отклонений и нарушений с помощью механизмов саморегуляции, которые заложены природой в человеческом организме.

К сожалению, идеал недостижим. Но в человеке сидит желание добиться невозможного. Этим стремлением объясняется неиссякаемый интерес непрофессионалов к так называемой альтернативной медицине. А вовсе не дремучим невежеством и глупостью людской, как иногда искренне считают члены медицинского сообщества. Безусловно, надежды и фантазии больных нередко эксплуатируются недобросовестными людьми. Но целью нашей книги не является обличение жуликов и шарлатанов.

Перед принятием очень ответственного решения уместно поговорить о том, что же такое хирургическая операция.

Советы опытного доктора. Как помочь себе и близким в экстремальных ситуациях

Глава V. Обстоятельно о нежелательном.

Один из корифеев хирургии прошлого века, выйдя на покой, сказал что, оглядываясь на пройденный путь, самыми большими своими удачами он считает те операции, которые удалось предотвратить.

Действительно, еще совсем недавно любое хирургическое вмешательство могло обернуться осложнениями, иногда смертельными. Впрочем, и сейчас это случается. Операция есть операция. Но не только в осложнениях дело.

Хирургия основана на том, что путь к избавлению от болезни идет через повреждение тела. Оперативное вмешательство — это всегда травма, нарушение целости организма. После операции в организме неизбежно остаются неустранимые следы. Даже тончайший и нежнейший рубец после пластической операции — это все-таки рубец. Что уж говорить об ампутации конечности или удалении части, а то и всего органа!

Бесспорно, развитие хирургии за прошедшие век-полтора вполне заслуженно можно отнести к высшим достижениям нынешней цивилизации.

Вживление искусственного хрусталика глаза, замена суставов или их составляющих металлическими или комбинированными конструкциями, восстановление кровообращения в сердечной мышце, пересадка почки и других органов — все это и многое другое, столь же фантастическое, вошло в повседневную хирургическую практику на глазах одного поколения врачей.

Сегодняшний уровень безопасности при хирургических вмешательствах в большинстве случаев позволяет врачам уверенно говорить пациенту: «Мы не дадим вам погибнуть во время операции». Хирургические инструменты все меньше похожи на средневековые орудия пыток. Приборы и аппараты, лекарства и материалы, которые применяются во время операций, непрерывно совершенствуются. Плоды генной инженерии и нанотехнологий на подходе.

И тем не менее хирургическая операция, сколь бы совершенной она ни была, не может не пугать любого, кто оказался в роли пациента.

Что такое информированное согласие больного на операцию.

В поисках ответа на вопрос — соглашаться на операцию или воздержаться от нее — самый здравомыслящий человек на какое-то время теряет душевное спокойствие.

Кто не ужаснется умом и сердцем при мысли, что его тело будут резать, жечь и сшивать!

Вот было бы здорово, если некий оракул возвестил или хотя бы шепнул о том, чему суждено случиться. А еще лучше — заснуть бы ненадолго, а проснувшись, узнать, что все уже само собой уладилось.

Такие мысли, конечно, никому чести не делают. Проявить малодушие в отношении самого себя ничуть не лучше, чем отвернуться от другого человека, которому нужна помощь.

Можно раздуваться от пафоса, можно прятаться за шутливые слова, но от необходимости принимать решение никуда не деться. Как говорится, дура леке, что в переводе с латыни значит: «Закон суров…».

«Статья 32. Согласие на медицинское вмешательство.

Необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является информированное добровольное согласие гражданина.

В случаях, когда состояние гражданина не позволяет ему выразить свою волю, а медицинское вмешательство неотложно, вопрос о его проведении в интересах гражданина решает консилиум, а при невозможности собрать консилиум — непосредственно лечащий (дежурный) врач с последующим уведомлением должностных лиц лечебно-профилактического учреждения.

Согласие на медицинское вмешательство в отношении лиц, не достигших возраста, установленного частью второй статьи 24 настоящих Основ, и граждан, признанных в установленном законом порядке недееспособными, дают их законные представители после сообщения им сведений, предусмотренных частью первой статьи 31 настоящих Основ.

При отсутствии законных представителей решение о медицинском вмешательстве принимает консилиум, а при невозможности собрать консилиум — непосредственно лечащий (дежурный) врач с последующим уведомлением должностных лиц лечебнопрофилактического учреждения и законных представителей.

Статья 33. Отказ от медицинского вмешательства.

Гражданин или его законный представитель имеет право отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения, за исключением случаев, предусмотренных статьей 34 настоящих Основ.

При отказе от медицинского вмешательства гражданину или его законному представителю в доступной для него форме должны быть разъяснены возможные последствия. Отказ от медицинского вмешательства с указанием возможных последствий оформляется записью в медицинской документации и подписывается гражданином либо его законным представителем, а также медицинским работником.

При отказе родителей или иных законных представителей лица, не достигшего возраста, установленного частью второй статьи 24 настоящих Основ, либо законных представителей лица, признанного в установленном законом порядке недееспособным, от медицинской помощи, необходимой для спасения жизни указанных лиц, больничное учреждение имеет право обратиться в суд для защиты интересов этих лиц».

Автор цитировал «Основы законодательства российской федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. № 5487-1 (с изменениями от 2 марта 1998 г., 20 декабря 1999 г., 2 декабря 2000 г., 10 января, 27 февраля, 30 июня 2003 г., 29 июня, 22 августа, 1, 29 декабря 2004 г., 7 марта, 21, 31 декабря 2005 г., 2 февраля, 29 декабря 2006 г., 24 июля 2007 г.)».

Какими же путями достигается это пресловутое информированное согласие? Как принимаются решения о хирургических операциях? Начнем с объяснения, что подразумевает термин «показания к хирургическому вмешательству».

Неотложные и плановые операции.

Операции по жизненным показаниям.

Проникающие ранения груди и живота, наружные и внутренние кровотечения, закупорка крупной артерии или вены, ущемленная грыжа, увеличение предстательной железы, которое вызвало острую задержку мочи и тому подобные состояния ни у кого не вызывают сомнений, что операция необходима для спасения жизни.

Эти вмешательства так и называются — «экстренные операции по жизненным показаниям». Выполняются они в течение нескольких часов после того, как установлен диагноз.

Хирургическое лечение по жизненным показаниям требуется также при большинстве онкологических заболеваний.

Злокачественные опухоли молочной железы, легких, желудка, толстой кишки, матки и ее придатков, некоторые опухоли кожи непременно приведут к смерти, если вовремя не вмешается врач.

В странах, где достигнут высокий уровень развития кардиохирургии, к операциям по жизненно важным показаниям отнесены стентирование и шунтирование венечных (коронарных) артерий сердца, имплантация кардиостимулятора, исправление (коррекция) или замена клапанов сердца.

На первых порах симптомы большинства онкологических заболеваний не слишком беспокоят пациента. В то же время риск операции и наркоза, а также масштабы изменений в организме, которые возникнут вследствие обширного хирургического вмешательства, кажутся неоправданно большими.

Ломая голову над вопросом: «Соглашаться сейчас или немного отложить?», не забывайте, что врач, предлагающий вам операцию, знает о вашей болезни гораздо больше, чем вы. И, вероятно, ему не раз доводилось видеть, каковы последствия отказа от своевременного выполнения операции.

Когда есть подозрения об онкологическом заболевании, проводится большое количество диагностических исследований. Этот процесс занимает немало времени, как говорится: «Семь раз отмерь — один раз отрежь».

Пока «созревает» диагноз, у пациента появляется возможность привести в порядок свои мысли и чувства.

Не подтвердилось подозрение — слава Богу, все страхи позади. Если результаты обследования говорят о том, что операция необходима, — что же, наступила пора бороться за свое здоровье и жизнь.

Необходимая хирургия.

При большинстве так называемых хирургических болезней операции нужны для того, чтобы предотвратить ситуации, когда изменения в организме внезапно могут стать опасными либо существенно ухудшить качество жизни.

Большинство плановых операций в отделениях общей хирургии выполняются по поводу заболеваний, которые непосредственной опасностью для жизни не угрожают: грыжи брюшной стенки; камни желчного пузыря; варикозное расширение вен нижних конечностей; доброкачественные опухоли щитовидной железы. К области необходимой хирургии относится также львиная доля операций, выполняемых в специализированных хирургических отделениях: гинекологических, урологических, глазных, ортопедических, отделениях сосудистой хирургии.

При грыжах могут ущемиться петли кишок. Камни желчного пузыря способны вызвать желтуху или острый холецистит. Варикозная болезнь приводит к нарушению кровообращения во всех тканях нижних конечностей, из-за чего могут образоваться трофические язвы, закупорки (тромбозы) главных сосудов и, как следствие, гангрена.

Доброкачественные опухоли щитовидной железы метастазов не дают, тиреотоксикоза не вызывают, но могут сдавливать пищевод и трахею, то есть мешать дыханию и глотанию, обезображивать внешность, ограничивать движения и так далее.

Когда речь идет о так называемой необходимой операции, долг врача объяснить пациенту:

— какой диагноз поставлен в результате обследования, другими словами, о лечении какого заболевания идет речь;

— какие методы, кроме хирургического, могут применяться для лечения этого заболевания; какие преимущества имеет хирургическое вмешательство по сравнению с другими методами лечения;

— какая польза для здоровья пациента ожидается от операции;

— какие осложнения могут возникнуть во время операции и в послеоперационном периоде;

— какие меры будут предприняты для того, чтобы эти осложнения не возникли.

Итак, право и обязанность хирурга — попытаться убедить пациента согласиться на необходимую операцию.

Если хирург не делает этого или не обеспечивает больному полное понимание последствий отказа от лечения, он пренебрегает своим врачебным долгом.

Получение информированного согласия больного на операцию является таким же обязательным элементом процесса оказания медицинской помощи, как и лечебные действия.

Однако решающее слово при решении вопроса об операции все равно остается за пациентом — никто не вправе заставлять человека соглашаться на хирургическое вмешательство, если он твердо решил отказаться.

Надо сказать, что иногда в основе такого отказа могут лежать мотивы, которые даже с самым близким человеком обсуждать не станешь. Но гораздо чаще это, несомненно ошибочное, решение объясняется просто сиюминутным страхом.

Действительно, когда обсуждается такая пугающая тема, как собственная операция, трудно размышлять последовательно и логично.

Но как хочется врачам, чтобы решение больного о том, какой метод лечения выбрать, оказалось взвешенным и разумным.

Какие слова и доводы должен найти доктор, беседуя с больным об операции? Какими приемами может он помочь пациенту обуздать страх и растерянность?

Конечно, рассудок не всемогущ. Одних лишь рассуждений (что называется, умничанья) для того, чтобы в душу снизошло спокойствие, скорее всего будет недостаточно.

И все же начнем с рассмотрения аргументов, которые чаще всего слышат пациенты от врачей при разговорах об операциях.

Дырочку заштопать легче, чем поставить заплату.

Иначе говоря, лучшие результаты удается получить на ранних стадиях болезни, когда организм еще не очень разрушен и можно применять более щадящие методы хирургического лечения.

Риск возникновения осложнений во время плановых операций снижается.

По сравнению с экстренными операциями, обстановка во время плановых вмешательств более спокойная. Чем меньше суматохи, тем меньше возможность совершить ошибку. К тому же плановые операции, как правило, выполняются с утра. Участники операционной бригады в это время свежи и полны сил. Более вероятно, что все их решения будут точны, а действия — верны. Не зря говорится: «Утро вечера мудренее».

Вернемся к разговору о том, как принимается окончательное решение об операции.

Еще раз повторим — право выбора метода лечения остается за пациентом. Но этот выбор должен быть осознанным и разумным.

К врачу приходят за советом и помощью. Демонстрировать ему собственную медицинскую и юридическую образованность столь же неуместно, как и восклицать: «Доктор, я пришел выслушать свой приговор! Что у меня?! Как вы скажете, так и будет!».

Не надо навязывать врачу роль вершителя чужих судеб. Да, доктор долго и многому учился. Да, вступая во врачебное сообщество, он дал клятву Гиппократа: выполнять свой долг как можно лучше, не жалея ни сил, ни времени. Однако он не сверхчеловек. И не чужды ему человеческие слабости. Он может уставать. Он может оказываться во власти собственных амбиций. Тогда он ошибается чаще.

Не ожидайте от врача слов, которые, «как пудовые гири, верны». Он советует, основываясь на своих знаниях и опыте. Он всего лишь рекомендует. Врач может рассказать вам, что происходит в вашем организме, какие действия можно предпринять, что может случиться, если ничего не делать.

Близкие вам люди примут на себя ваш страх и вашу неуверенность, поделятся с вами душевным теплом. Однако делать или не делать операцию — решать вам. Никто другой за вас этого не сделает. Да, болезнь мучит вас. Да, вам страшно за себя и не только за себя.

В минуту отчаяния, когда вера и надежда покидают вас, вспоминайте слова, которые две тысячи лет звучат на земле: ".Сила Моя в немощи совершается». Они позволят вам отрешиться от страха. Повторяйте эти могущественные слова вновь и вновь. Это поможет сделать вам выбор. Истина звучит в глубине каждого из нас. Надо лишь услышать ее. Вслушивайтесь — и вы услышите. Однако навык и тем более дар молитвы в современном обществе явления гораздо более редкие, чем болезни.

Большинство читателей научно-популярных медицинских книг, как правило, не имеет опыта церковной жизни.

В повседневном обиходе нашему современнику привычнее говорить и думать не об испытаниях и скорбях, а о стрессах и кризисах.

Преодоление пациентом психологического кризиса.

Незавидно состояние человека, которому предстоит хирургическая операция. Болезнь постоянно напоминает о себе неприятными, порой мучительными, ощущениями.

Операция — это возможность прервать губительное действие болезни. Но ведь она сама по себе тоже огромное испытание. Как выдержать его? Откуда взять спокойствие, силу и надежду?

Страшит пребывание в больнице. Трудности больничного быта, зрелище чужих страданий — как избежать всего этого?

Вгоняет в дрожь ожидаемое лечение — наркоз, боль, потеря крови и — эх! если бы только крови.

Возможно ли полноценное существование после того, как будет утрачена часть тела, пусть даже эта часть и невелика? Тревожат возможные перемены в отношениях с окружающими. Выдержит ли семья испытание на прочность? Как отнесутся к болезни и операции на службе? Как преодолеть денежные и другие материальные затруднения, которые возникнут в связи с лечением? И так далее, и так далее.

Все это проявления кризиса, прежде всего психологического.

Человека, который оказался в кризисном положении, на первых порах одолевает чувство неопределенности и тревоги. Временами тревога доходит до суетливого беспокойства («Не знаю, что делать, куда бежать, за что хвататься»).

Угнетает его пессимизм в оценке собственной личности («Это могло случиться только со мной», «Я ни на что не годен» или даже «Такие, как я, не должны жить»).

Мысли о настоящем и будущем окрашены в мрачные тона («Болезнь отнимает все силы», «Я ничего не успеваю сделать», «Бороться бесполезно», «Операция только увеличит мучения», «Кому я буду нужен!»).

Все эти переживания мучают не меньше, чем болезнь. В сущности, они — составная часть болезни.

К счастью, в каждом человеке заложено стремление жить. Кризис имеет начало и конец.

Слово «кризис» происходит от греческого глагола «кри-но» — «решаю». В словаре древнегреческого языка у этого слова имеется добрый десяток толкований, но среди них не встречается значений «тупик, крушение, провал».

Китайцы выражают понятие «кризис» сочетанием иероглифов, означающим: «Внутри опасности содержится возможность».

В зависимости от особенностей характера болеющего человека, тяжести болезни, объема предстоящей операции кризисное состояние может продолжаться несколько минут, а может тянуться много дней. Но все равно у каждого человека процесс выхода из кризиса будет складываться из одних и тех же этапов: психологический шок —> тревога и душевное смятение —> восприятие болезни и операции как части жизненного пути —> готовность к испытаниям.

Путь от слов «ВАМ ПРЕДСТОИТ ОПЕРАЦИЯ» до «Я ГОТОВ» помогут вам сделать более кратким: умение управлять своими чувствами и мыслями, понимание и поддержка со стороны близких людей, участливое отношение медицинских работников.

Стресс и контроль над ним.

Состояние, которое испытывает человек перед лицом грозных обстоятельств, наши предки именовали «страх и трепет». В наше время его чаще называют стрессом.

Стресс — это совокупность физиологических и психологических процессов, возникающих в результате восприятия значимых для личности, субъективно трудных ситуаций.

Разберем подробнее эту простенькую цитату из учебника психологии.

Значимые для личности, субъективно трудные ситуации…

Когда человек здоров, его обыденно заботят дела, связанные с положением среди других людей: материальное и моральное удовлетворение от работы, устойчивый достаток и спокойная атмосфера в семье, успехи детей и многое другое. Стрессы, разумеется, случаются у всех, и очень сильные, но даже в самых огорчительных соприкосновениях с жизнью здорового человека не покидает уверенность, что он способен влиять на обстоятельства.

Стрессы, вызываемые болезнью, влияют на личность гораздо сильнее. Исчезают иллюзии, что все зависит от тебя, что жизнь не имеет ни конца, ни края. Стоит заболеть, и система ценностей меняется. То, что казалось важным, отходит на второй план. Самым главным становится все, что связано со здоровьем. Когда же лечение требует хирургического вмешательства, стресс особенно силен. Операция страшит так же, как шаткий мостик без перил над пропастью.

На опасность реагирует все живое. Некоторые растения сворачивают листья и прячут цветы. Насекомые затаиваются в укромных местах. Многие животные убегают или принимают угрожающие позы. У человека подобные реакции называются тревогой.

Иногда не готовыми к преодолению хирургического стресса оказываются не только беспечные, но и чрезмерно уверенные в себе люди. Безмерное упование на собственные силы обманчиво — нередко оно приводит к своеобразной психологической слепоте. Для людей, которые не видят поводов для тревоги, встреча с опасностью может стать губительной. Мобилизация защитных сил их организма часто запаздывает или оказывается недостаточной.

Без страха спасение невозможно. В минуты опасности тело реагирует быстрее рассудка.

Дыхание становится частым и глубоким — от этого кровь сильнее насыщается кислородом. Под действием адреналина более частыми и мощными становятся сокращения сердца.

В крови увеличивается количество сахара (глюкозы) — источника энергии. Бешено колотящееся сердце разгоняет заряженную кислородом и энергией кровь по самым дальним уголкам тела. Мышцы напрягаются. По коже пробегают мурашки, вызывая ощущение, что «волосы встают дыбом». Зрение и слух обостряются. Все это физиологические проявления стресса.

Стресс — это совокупность физиологических и психологических процессов.

На опасность реагирует не только тело, но и психика. Срабатывают механизмы психологической защиты.

Все мы родились разными. Кто-то от страха становится агрессивным («бросается на окружающих»). Кто-то покрывается испариной и падает без чувств. Не надо понапрасну тратить силы, стараясь произвести «правильное» впечатление на окружающих. Незачем зайцу изображать льва. Гораздо полезнее дать разуму занятие, для которого он создан: понять, откуда исходит угроза, оценить степень опасности и выбрать подходящую линию поведения в сложившихся обстоятельствах.

Когда хирургическое вмешательство требуется для лечения длительно существующей болезни, стресс имеет не острый, а хронический характер. Много недель, а то и месяцев подряд болезнь вызывает истощение сил организма, на первых порах незаметно для вас. Тревога, уныние, неуверенность вытесняют из сознания спокойствие, радость, веру в себя. Человек чувствует, как иссякают и телесные силы. Если отказаться от операции, болезнь продолжит свое разрушительное действие и может стать неизлечимой.

Операция — это возможность прервать губительное действие болезни. Но ведь она сама по себе — огромное испытание. Как выдержать его?

Вернув спокойствие и веру в себя, вы поможете организму собраться, выдержать лечение и победить болезнь. Но откуда взять спокойствие, силу и надежду?

Первое, что приходит пациенту в голову: «Пусть доктор пропишет таблетки. Сейчас появилось много хороших препаратов против депрессии. А еще добрая слава идет о женьшене, маральем корне, пантокрине. Многим помогают сеансы доктора Коновалова».

Уповать на чудо-таблетки, волшебные корешки и оленьи рога, амулеты бабы Нюры и т. п. весьма небезопасно. Полагаясь на внешние источники исцеления, человек отказывается от борьбы, пытается убежать от реальности, поддается собственной слабости. Между тем болезнь и не думает исчезать, а времени для лечения остается все меньше.

Впрочем, трезвые напоминания о том, что болезнь не стоит на месте, а времени для лечения остается не так уж много, вряд ли добавят спокойствия человеку, оказвшемуся в ситуации стресса, когда кажется, что все пропало.

Но это не так. Не все потеряно. Запас прочности у нашего тела и разума огромен. Даже в самых тяжелых обстоятельствах в глубине души каждого из нас сохраняется главное — стремление к жизни.

Подручные средства для контроля над стрессом.

Есть у каждого из нас мощное орудие, которым мы пользуется каждый день, каждый час, каждое мгновение, — наши тело и разум.

Изменяя физиологические процессы, мы можем изменить и психологическое состояние.

Что делает наше тело, когда мы испугались? Оно начинает дрожать. Дрожь — это проявление мышечного напряжения. Одновременно с этим дыхание становится частым и неровным. Руки холодеют.

Сознательно начиная дышать медленно, глубоко и равномерно, расслабляя мышцы, неотступно говоря себе: «Я дышу медленно, ровно и глубоко», мы включаем механизмы естественной самозащиты организма.

Мысли приходят в порядок, появляется спокойствие, исчезает холодок под ложечкой, мышцы делаются мягкими и теплыми. Страх и напряжение отступают. И оказывается, что времени вполне достаточно, чтобы успеть сделать все необходимое.

Глубокое размеренное дыхание и мышечное расслабление одновременно влияют на все звенья цепи событий, формирующих защитные реакции организма:

— оживляют работу эндокринных желез;

— уравновешивают активность центров головного мозга;

— усиливают процессы заживления.

Тому, кто занимается дыхательной гимнастикой в сочетании с мышечным расслаблением, и лекарства от депрессии помогут больше, и женьшень с настойкой пиона принесут пользу.

Велика сила молитвы, велика сила самовнушения. Но слова молитвы или формулы самовнушения останутся пустыми звуками, если произносить их без веры, умственного и душевного сосредоточения. Легко это сказать или написать. Но воплотить это сразу же современному человеку вряд ли сразу удастся.

Впрочем, тяжелые болезни многому учат. Оказавшись на больничной койке, выпав из ритма привычного существования человек вдруг оказывается лицом к лицу с самим собой. Состояние, что и говорить, для многих непривычное, пугающее. Ну, да ладно.

Операционный риск.

«Доктор, операция, которую вы предлагаете, очень сложная?» — скорее всего, пациент задает этот вопрос не потому, что хочет расширить свой медицинский кругозор.

Человек страшится предстоящих ему испытаний, но прямо сказать об этом не готов. Говорится «сложная», а подразумевается «опасная».

Каждое хирургическое вмешательство связано с риском. Любые действия, результаты которых неопределенны, следует считать рискованными. Но риск тем меньше, чем меньше неопределенность.

Советы опытного доктора. Как помочь себе и близким в экстремальных ситуациях

Шансы на успех увеличиваются, если человек знает, как действовать в обстоятельствах, когда не все от него зависит.

Риск вмешательства можно уменьшить во много раз, если быть внутренне мобилизованным — готовым встретить истинные опасности и отогнать прочь страхи перед мнимыми угрозами.

Продолжим обсуждение опасностей, сопровождающих хирургическое лечение.

При хирургических вмешательствах врач наносит больному раны. Если операции выполняются на внутренних органах, инструменты и руки хирурга проникают в брюшную или грудную полость. Иногда в обе полости одновременно.

Степень операционного риска большинства плановых операций зависит, прежде всего, от объема и травматичности вмешательства. Рассмотрим, каким образом распределяются операции на органах пищеварительной системы в зависимости от их объема.

Примером операций небольшого объема являются грыжесечение, аппендэктомия, геморроидэктомия.

К операциям умеренного объема относятся холецистэктомия, резекция желудка.

Операциями значительного объема считаются субтотальная резекция желудка, резекции тонкой и толстой кишки.

При операциях большого объема удаляется либо весь орган — (гастрэктомия — удаление всего желудка), либо большая его часть (субтотальная колэктомия — удаление большей части толстой кишки; брюшно-промежностная экстирпация — полное удаление прямой кишки).

При операциях очень большого объема удаляется несколько органов. Например, при панкреатодуоденальной резекции производится удаление двенадцатиперстной кишки, большей части поджелудочной железы и резекция желудка.

В соответствии с объемом операции можно оценивать и степень риска. При грыжесечении или аппендэктомии она невелика, при удалении пищевода — очень большая.

Точно так же оцениваются хирургические вмешательства и на других органах.

Разумеется, любая классификация условна. Степень риска может увеличиваться в зависимости от множества причин — начиная от избыточного веса больного и заканчивая составом операционной бригады. Однако всегда более рискованны операции большего объема.

Степень операционного риска зависит также от тяжести общего состояния больного. Драматизм и парадоксальность ситуации заключается еще и в том, что наиболее рискованные операции приходится выполнять самым ослабленным больным.

Целиком перекладывать ответственность за результаты операции на плечи врача («Как доктора скажут») неправильно.

Болезнь — это испытание, которое послано вам лично. Если ощущение, что операция вам поможет, что она необходима вам, идет изнутри, из глубины сердца, — значит, у вас хватит сил выдержать все трудности. Ресурсов у вашего тела и духа гораздо больше, чем вы можете себе представить.

Когда вы всем своим существом будете готовы к борьбе, у доктора будут все основания сказать вам: «Да, эта операция сложна, но не столь опасна, как кажется».

Хирургия малых доступов.

Хирургия малых доступов (минимально инвазивная, щадящая хирургия, эндовидеохирургия) — бурно развивающееся в последние двадцать лет направление в медицине, причем это не только лапароскопические вмешательства.

Для хирургии малых доступов требуется сложное высокотехнологичное оборудование и специальные навыки оперирования.

Преимуществ у операций малых доступов много. Основными из них являются:

1) отсутствие большого послеоперационного рубца;

2) незначительные боли в послеоперационном периоде;

3) значительное снижение частоты ранних и поздних послеоперационных осложнений;

4) снижение риска образования спаек;

5) уменьшение сроков послеоперационного пребывания в больнице;

6) раннее восстановление физической активности и возможности трудиться.

Эти операции гораздо меньше угнетают иммунитет, что особенно важно у иммунологически ослабленных пациентов.

Лапароскопические методики действительно произвели переворот в традиционной хирургии на органах брюшной полости. Они позволили снизить частоту осложнений, уменьшить операционную травму и, следовательно, значительно облегчили период послеоперационного восстановления пациента.

Благодаря хорошему косметическому эффекту и возможности быстрого возвращения к привычной жизни и работе хирургические вмешательства перестали быть устрашающими.

Эти технологии показаны не только в «простых», с точки зрения врачей, ситуациях. Они подходят и для лечения тяжелых заболеваний у лиц пожилого и старческого возраста, а именно этих пациентов будет все больше и больше — цивилизованный мир стремительно стареет.

На сегодняшний день операции малых доступов нашли наиболее широкое применение в хирургическом лечении желчекаменной болезни. Но в ближайшее десятилетие каждые семь из десяти случаев вмешательств на органах живота и грудной клетки станут операциями малых доступов.

Однако не надо забывать, что лапароскопическая хирургия — это не новая отрасль медицины, а лишь метод проведения оперативного вмешательства.

В связи с этим принципы обследования, диагностики и определение показаний к операции остаются такими же, как и в традиционной, «классической» хирургии.

Врачи, занимающиеся хирургией малых доступов, должны освоить, помимо всего спектра хирургических навыков и умений, навыки врачей-специалистов в области современной лучевой диагностики. Им нужно научиться понимать, как соотносятся информация, полученная естественным путем (зрением и осязанием), и «картинки», возникающие на экранах и дисплеях умных машин. Выполняющие лапароскопические операции хирурги должны владеть достаточным опытом традиционной хирургии, чтобы при необходимости перейти к выполнению операции открытым способом и успешно завершить ее. На наших глазах подрастает поколение хирургов завтрашнего дня.

Конечно, хирургия малых доступов не лишена недостатков. Прежде всего, это высокая стоимость оборудования, увеличение длительности операций и наркоза. В период освоения эндовидеохирургических методов отмечается некоторое увеличение осложнений. Впрочем, про все эти недостатки можно сказать то же, что обычно говорится про молодость, — они быстро уходят в прошлое.

Об осложнениях, врачебных ошибках и неудачах.

Вполне возможно, что читателю захочется пропустить этот раздел. Человек, которому предстоит операция, и так еле-еле справляется со страхом и неуверенностью. А тут навязывают разговор об оплошностях, промахах, невезении.

«Чего себе нервы трепать чтением о том, на что повлиять не можешь. Точность действий врача зависит в большей степени от твердости его руки и глаза, рентгена и анализов, а не от пациента».

Это не совсем так.

Действительно, компьютерные томографы, установки ядерно-магнитного резонанса, ультразвуковые исследования с допплерографией позволяют увидеть мельчайшие детали строения внутренних органов и скелета, движение крови в сердце и жилах. Современные методики лабораторных анализов дают возможность уловить самые незначительные отклонения в работе организма.

Однако не все, что можно измерить, важно. И, увы, далеко не все, что поистине важно, доступно измерению.

Вильям Ослер, один из самых выдающихся врачей XX века, не уставал повторять: «Медицина — это наука о неопределенности и искусство вероятности». Но, даже не зная откровений медицинских светил, любой здравомыслящий человек понимает, что практическая медицина не относится к числу точных наук.

Накануне любой операции врач и больной обязательно обсуждают возможность нежелательных результатов лечения, другими словами — медицинских неудач.

Давая согласие на хирургическое вмешательство, пациент непременно спросит:

«Доктор, какие гарантии вы можете дать, что все будет хорошо?».

Ответ будет примерно таким: «В медицине не бывает стопроцентных гарантий успеха. Одно могу обещать — быть рядом с вами независимо от того, победим ли мы болезнь или потерпим поражение. Постараюсь, чтобы успех был на нашей стороне».

Неудачный исход лечения далеко не всегда зависит от действий врача и тем более больного.

К сожалению, есть болезни, которые при существующем уровне развития медицины надежно вылечить не удается. Нельзя забывать и о возможности трагических побочных эффектов. Пусть это будет только один случай из миллиона.

Но все-таки чаще медицинские неудачи случаются из-за врачебных ошибок.

Ошибаются все врачи, даже гениальные. «Если вы никогда не совершали ошибок, повлекших за собой тяжелые последствия, а может быть, и смерть больного, значит, вы занимаетесь медициной недавно», — пишет, обращаясь к коллегам, наш современник профессор М.Р. Липп.

Ошибаться можно по незнанию и по недомыслию.

Ошибки по незнанию (иногда применяется юридический термин «по неведению») возникают, когда у врача не хватает знаний и навыков для того, чтобы действовать правильно.

Чтобы применять знания, нужно ими обзавестись. Это тяжелый длительный труд. Мало запомнить множество сведений, их следует привести в систему. Не случайно обучение врачебному делу длится долго, намного дольше, чем другим профессиям.

Следует заметить, что ошибки по незнанию подстерегают не только начинающих специалистов.

Много работающему, пользующемуся всеобщим уважением врачу нетрудно убедить себя, что его компетентность безупречна. Однако у знаний есть коварное свойство: если не заниматься их пополнением, они убывают. Поддерживать свой профессионализм на должном уровне можно по-разному.

Врач черпает знания из книг, журналов, лекций, бесед с собратьями по профессии, но не только. Ежедневное общение с пациентами — вот важнейший источник ничем не заменимого опыта.

Ошибки и неудачи случаются также из-за неумения определить границы своих возможностей.

Врач, который не понимает, кому и как он может помочь, обречен на неудачи. Конечно, хирурга некоторая лихость и кураж украшают. Однако не меньшего уважения заслуживают доктора, которые, внимательно выслушав и осмотрев вас, считают, что им необходимо посоветоваться с коллегами.

Столкнувшись с тем, что можно назвать «медицинским высокомерием», не поддавайтесь обиде и негодованию. Доктор и больной могут научиться друг у друга деликатности, терпению, умению сказать и выслушать правду, какой бы горькой она ни была.

Вполне вероятно, что врач, который кажется вам заносчивым, действительно выдающийся профессионал. Но если его снисходительная манера общения задела ваше самолюбие, не стесняясь, скажите ему об этом. Разумеется, делать это нужно вежливо и сдержанно. Может быть, доктор почувствует себя задетым, однако, в конечном счете, он будет благодарен вам. Умение уважительно общаться с пациентом, несомненно, обогатит его врачебные качества.

С другой стороны, тактичность больного сослужит добрую службу прежде всего, самому пациенту. Не надо спрашивать у свежеиспеченного врача, хорошо ли он учился в институте, ни к чему интересоваться у седовласого ветерана, давно ли он посещал курсы повышения квалификации.

Пусть врачи спокойно занимаются пополнением своих знаний, вместо того чтобы зализывать уязвленное чувство собственного достоинства.

Все же гораздо чаще медицинские несчастья происходят из-за ошибок по недомыслию.

Эти ошибки возникают в результате ложных умозаключений. Глупости нами делаются чаще всего из-за торопливости или утомления, а не потому, что голова плохо устроена.

Наверное, поэтому доктора, за плечами которых десятилетия работы, совершают гораздо меньше ошибок по недомыслию, чем их молодые коллеги.

Может быть, потому, что «старая гвардия» ощутила на себе: самая цепкая память может подвести, самый светлый ум начнет давать сбои, а многообещающие научные направления нередко иссякают, никуда не приведя. Поистине, с годами огонь энтузиазма сменяется светом понимания.

Надежным средством защиты от ошибок по недомыслию является информированное согласие больного на вмешательство.

Готовясь к беседе перед получением информированного согласия больного, врач еще раз обдумывает:

— на основании каких данных поставлен диагноз;

— почему предлагается именно это лечение;

— какие результаты ожидаются;

— какие осложнения могут возникнуть во время операции;

— что предполагается сделать, чтобы осложнения не произошли;

— какие меры будут предприняты в случае их возникновения.

Но это на бумаге все так гладко. Решение о согласии на операцию требует больших умственных и нравственных усилий от обоих собеседников: и от больного, и от врача. Тяжело услышать правду о себе. Непросто сказать правду другому человеку. Труднее всего быть правдивым с самим собой.

Все это так. Но когда предстоит хирургическое вмешательство, без этого не обойтись.

Не надо воспринимать себя как жертвенное животное, над которым произносятся ритуальные заклинания. Во время этого нелегкого и ответственного разговора, не таясь, расскажите врачу, чего вы ждете от операции, с какими тревогами вам удалось справиться, а что продолжает волновать.

Ведь главное общее оружие врача и больного в схватке с болезнью — взаимное доверие — выковывается в неспешном откровенном общении. Может быть, вы лишитесь каких-то иллюзий, но взамен обретете под ногами твердую почву фактов и ближе узнаете врача.

Советы опытного доктора. Как помочь себе и близким в экстремальных ситуациях

Глава VI. Повседневная жизнь в больнице.

В больничной жизни есть многое, к чему врачи относятся как само собой разумеющимся мелочам. Для человека, далекого от медицины, эти «пустяки» порой кажутся непреодолимо трудными.

Прочитав эту главу, вы не только убедитесь, что большинство подобных проблем разрешимо, но и удивитесь, как просто с ними справиться.

Что брать с собой в больницу.

Собираясь в хирургическое отделение, представьте, что вы отправляетесь в командировку — не берите лишнего, но и не забудьте необходимое. Если «командировка» предполагается дней на 10–15, возьмите с собой:

— туалетное мыло в мыльнице и небольшое полотенце;

— зубную щетку и зубную пасту. Если вы пользуетесь съемными протезами, не забудьте коробочку для их хранения;

— принадлежности для бритья (они могут понадобиться и женщинам при подготовке операционного поля);

— расческу, гребень или щетку для волос. В общем, то, чем вы привыкли пользоваться. Женщинам, которые придают большое значение своей прическе, стоит взять с собой шампунь и фен;

— ножницы (лучше взять и хозяйственные, и маникюрные);

— складной острый нож;

— чашку, из которой вы привыкли пить. Хорошо, если у чашки будет крышка;

— ложку и вилку. Имейте в виду, что в послеоперационном периоде удобнее есть десертной, а не столовой ложкой. О том, брать ли с собой тарелку, лучше узнать в приемном отделении или у выписывающихся больных;

— электробезопасные устройства для подогревания воды и пищи. Еще недавно представители пожарного надзора за найденные в палатах электроплитки или электрокипятильники могли оштрафовать заведующего отделением. Теперь в особо благоустроенных палатах есть и электрочайники, и холодильники, и микроволновые печи.

Тем не менее, когда будете пользоваться электроприборами, не забывайте, что правила пожарной безопасности в больнице нужно соблюдать гораздо строже, чем в других местах, — ведь вокруг вас много беспомощных людей;

— кусок хозяйственного мыла или флакон моющего средства для повседневной стирки носков, трусов и других мелких вещей;

— рулон туалетной бумаги;

— очень облегчат существование полиэтиленовые или бумажные мешки для мусора (возьмите штук 10–15);

— по желанию можно взять радиоприемник (обязательно с наушниками).

Если время пребывания в больнице затянется, всегда будет возможность отправить домой то, что оказалось лишним, и попросить принести то, в чем возникла необходимость.

В общем, можно приспособиться ко всему. Для этого требуются только время, наблюдательность, рассудительность и терпение.

Какая одежда удобнее в больнице.

В большинстве лечебных учреждений Санкт-Петербурга больные могут носить свою собственную одежду. Постельное белье, как правило, больничное.

От жары, конечно, одеждой не спасешься. Сделать ее переносимой можно с помощью вентилятора, пульверизатора, влажных полотенец. А вот для защиты от холода правильный выбор одежды приобретает решающее значение.

В прохладное время года всем пациентам, независимо от пола и возраста, удобнее всего облачиться в тренировочный костюм. Впрочем, пожилые женщины все-таки предпочитают носить привычные для них халаты.

Желательно, чтобы одежда и белье были хлопчатобумажными. Ткани, в которых много синтетического волокна, хуже пропускают воздух, меньше впитывают пот и влагу. Одежду из синтетики и шерсти нельзя кипятить и гладить горячим утюгом, а ведь это простейший и одновременно самый надежный и экологически безопасный способ дезинфекции.

В хирургическом отделении нежелательно носить бюстгальтеры и прочие предметы одежды, сдавливающие тело.

Требования к носкам и чулкам такие же, как и к белью. Лучше, чтобы они были хлопчатобумажными, хорошо стирались и гладились. Отправляясь в операционную, лучше надеть совершенно новые носки.

В некоторых больницах требуют, чтобы волосы были спрятаны под косынку или шапочку, иначе в операционную не пускают. Поэтому на всякий случай возьмите с собой хлопчатобумажный платок.

Обувь для больницы должна легко сниматься и надеваться, быть нескользкой. Больше всего подходят тапочки без задников. Если вы предпочитаете обычные домашние тапочки или кроссовки, захватите с собой в больницу рожок для обуви с длинной рукояткой — он может очень пригодиться в первые дни после операции, когда наклоняться противопоказано или больно.

Кто нас лечит.

Многие огорчения минуют пациента, если ему будут известны неписаные правила и обычаи, принятые в хирургических отделениях. Прежде всего, для этого нужно знать, как вести себя с теми, кто работает там.

Труженики хирургической клиники делятся на три сословия: врачи, сестры, младший персонал.

Слово сословие использовано неслучайно. Первые больницы появились в эпоху феодализма при монастырях. Нужно сказать, что и сегодня в повседневной жизни каждого хирургического «цеха» легко обнаруживаются черты средневекового уклада.

В феодальном обществе каждое сословие имело свои права и обязанности, закрепленные традициями и законами. Каждый должен был поступать и действовать так, как того требовали сословные правила. Придворному не полагалось заниматься изготовлением одежды, ремонтом колесниц и другими полезными ремеслами; ткачи, пекари и кузнецы помыслить не могли о написании научных и философских трактатов.

Советы опытного доктора. Как помочь себе и близким в экстремальных ситуациях

Разумеется, в хирургическом отделении работают наши с вами современники. Социальных барьеров между врачами, сестрами и санитарками не существует — они могут вместе отдыхать и веселиться, создавать семьи. Но на работе каждый из них делает то, что ему полагается по статусу.

Сословие первое — врачи. В хирургическом отделении все врачи заняты в первую очередь лечением — оперируют или ассистируют оператору.

В отделении, где все врачи обладают приблизительно одинаковым опытом, оператор и ассистент могут меняться ролями. «Сегодня ты» (помогаешь мне на операции), «а завтра я» (ассистирую тебе).

Оператор является вершиной пирамиды людей, каждый из которых вносит свой вклад в успех операции. Ассистент является членом хирургической бригады, разделяющим с хирургом ответственность за качество выполнения операции. Поэтому бестактно задавать вопрос: «Доктор, а вы присутствовали на операции?». Зрелый мастер улыбнется и постарается загладить допущенную вами неловкость. Молодой, только начинающий свою деятельность врач может всерьез обидеться.

Обучение мастерству хирурга — процесс длительный. Продолжается он не один год после окончания института. Чтобы заслужить честь и право самостоятельно оперировать, врач постоянно занимается теоретической подготовкой и ассистированием опытным мастерам.

На первых порах ему доверяют держать крючки, которыми раздвигают края раны, и срезать нити завязанных швов. Потом разрешают завязывать швы и так далее, шаг за шагом. Наконец подмастерье уже вполне способен выполнить все этапы операции, он жаждет встать на место оператора. Но заведующий отделением все медлит и медлит. У молодого врача должна наступить внутренняя зрелость, дрожь нетерпения смениться неколебимой уверенностью. Умение уловить этот момент делает хирурга-наставника не только Мастером, но и Учителем. Так что все разговоры вроде: «Операция не удалась, потому что ее делали студенты и практиканты» — не более чем больничный фольклор.

В нашей стране предоперационной подготовкой больных и их выхаживанием после операции традиционно занимаются те же доктора, что работают в операционной. Эта система имеет несомненные достоинства. Прежде всего, потому, что больной убежден — все его индивидуальные особенности станут известны врачу и будут учтены на всех этапах лечения. Нельзя забывать и о роли душевного контакта. Это — очень сильное лекарство!

На практике все не так радужно. Врач — не более чем человек. Он не может быть един в нескольких лицах. По большей части общение хирурга с пациентом сводится к нескольким минутам разговора утром, когда мысли доктора в большей степени заняты предстоящей операцией, и в конце дня, когда душевных сил у доктора хватает только на то, чтобы сказать несколько подбадривающих фраз.

Помимо хирургической работы много времени уходит на так называемую писанину — ведение истории болезни, составление выписных эпикризов, справок для больных, которые уходят домой, и т. д., и т. п.

Врачу нужно изучить и осмыслить результаты обследования больного, сформулировать диагноз, обосновать план операции. Результаты повседневного наблюдения за больными, которые поправляются после операции, тоже должны быть внесены в историю болезни. Словом, работа с документами действительно очень важна.

Но пациент этого может не знать и, во всяком случае, не ощущает. Временами ему кажется, что он лишний в больнице. Как тут не обидеться на врача. А вот это напрасно! Врач тоже человек. Видеть вокруг себя надутые и обиженные физиономии ему так же неприятно, как и его подопечному.

Когда время общения ограничено, нужно использовать его как можно эффективнее. Дружелюбную атмосферу можно создать одной-двумя фразами: «Доктор! Как я рад вас видеть!». И продолжить: «Хочу сказать вам, что.». Взаимная любезность не только приятна, но и продуктивна.

Кроме лечащего врача-хирурга пациенты хирургического отделения имеют дело с врачами-консультантами — терапевтом, гинекологом и т. д. Роль консультантов — помочь лечащему врачу уточнить детали диагноза, придать окончательный блеск процессу лечения. Попытки пациента выведать у консультанта, о чем недоговаривает (как кажется больному) лечащий врач, разузнать страшные тайны своей болезни, скорее всего поставят обоих собеседников в неловкое положение. Более уместно обсуждать с узким специалистом детали имеющихся у вас сопутствующих заболеваний.

Столь небезопасное занятие, как хирургическое вмешательство, нуждается во всесторонней защите больного, прежде всего в обезболивании. Этой частью хирургического лечения занимается врач-анестезиолог.

Отношения между хирургами и анестезиологами своеобразны. Подобно кошкам и собакам, живущим в дружных семьях, они души друг в друге не чают, однако всячески подчеркивают свои различия.

«Они портят — мы чиним», «Хирург может сделать ровно столько, сколько мы ему позволим», — говорят анестезиологи. «Вот идут бойцы невидимого фронта, доктора, которые усыпляют», — с грубоватой нежностью балагурят хирурги. Шутливый тон не мешает этим сентенциям точно выражать суть дела.

Ни одна хирургическая операция не выполняется сегодня без анестезиологического пособия — последовательности лечебных действий и манипуляций, изменяющих восприятие боли, обеспечивают устойчивую работу всех систем организма во время вмешательства и в первые часы после него. Безопасность вмешательства, максимальная вероятность благополучного исхода — вот за что отвечают анестезиологи.

Пациенты проводят в отделениях интенсивной терапии немного времени, к тому же в одурманенном состоянии. Мало кому удается запомнить лица тех, кто в буквальном смысле держал в руках нить его жизни.

Друзья мои, когда ваша хирургическая эпопея благополучно закончится и придет пора выписываться домой, найдите возможность выразить благодарность всем, кто работает в реанимации, — ведь они сделали все возможное для того, чтобы один из самых опасных моментов вашей жизни миновал, не причинив вам вреда.

Второе сословие — сестры.

Ошибочно делить врачей и сестер на специалистов первого и второго сорта. Они делают общее дело, но с разных сторон.

Разумеется, тщательное и умелое выполнение назначений врача остается и останется навсегда важнейшей задачей сестры. Но доброе слово, ласковое прикосновение и ободряющий взгляд порой могут придать сил не меньше, чем таблетка или укол.

Далеко не каждая женщина может стать медицинской сестрой.

Великий австрийский хирург Теодор Бильрот писал: «Особый талант ухода за больными предусматривает внутреннюю склонность к этому занятию, сердечную доброту, понятливость, кроткий нрав и дар наблюдательности, чтобы уметь читать в глазах больного его желания и помогать врачу в его действиях. Сестра милосердия должна быть помощницей больного и врача».

Обратите внимание на слова: «больного и врача». Усилия врачей направлены на борьбу с причиной болезни. В современную эпоху, когда в медицину хлынул поток высокотехнологичных методов диагностики и лечения, врач оказывается заложником обилия информации, которую ему нужно усвоить, чтобы соответствовать высоким требованиям, предъявляемым ему «умными» машинами. Эмоции и настроение пациента в этой ситуации волей-неволей отходят на второй план.

Деятельность сестры устремлена, прежде всего, на болеющего человека. Сестра свободнее от давления технического и научного прогресса.

При должной наблюдательности и сообразительности она может сообщить врачу, что, по ее мнению, угнетенное состояние больного вызвано не действием лекарств, а тем, что его никто не навещает, или тем, что по религиозным соображениям он не может есть пищу, назначенную ему врачом. А пациента надоумить, какими домашними средствами уменьшить неприятные ощущения, сопровождающие лечение.

Сословие третье — младший медицинский персонал. Мало толку в мраморных полах и кафельных стенах, если по углам скопились кучи мусора, в ванной и туалетах кишат микробы, а пациенты давятся остывшим супом и холодной кашей.

Образцовый порядок и чистота на отделении сами собой не возникают. Создавать и поддерживать их — занятие нелегкое и, что самое тяжкое, не имеющее конца и края.

Пока человек живет, он производит большое количество мусора и грязи. Объедки, судна, утки, использованное белье, десятки тарелок, кастрюль, ложек ит. д. и т. п. Ведь не само же собой оно куда-то все это девается.

Палаты, коридоры, холлы, душевые, туалеты — сотни квадратных метров поверхностей, на которых оседает пыль.

Когда заболевает или уезжает в командировку заведующий отделением, каких-либо внешних изменений в деятельности отделения посторонний человек не заметит. Стоит внезапно не выйти на работу санитарке или уборщице, масштабы происшедшего сразу же бросаются в глаза.

Чтобы было чисто, кто-то должен выполнять грязную работу. Читатели старшего поколения помнят лозунг «Уважайте труд уборщиц!». В советские времена бытовал еще один забавный афоризм, украшавший парки и пляжи курортов Крыма и Краснодарского края: «Чисто не там, где убирают, а там, где не мусорят». На самом деле, чисто бывает там, где не только не мусорят, но и убирают.

Конечно, в больницу ложатся не для того, чтобы заслужить похвалы санитарок, уборщиц или буфетчиц. Но не стоит своей показной небрежностью зарабатывать их неодобрение. Пусть ваш дух парит в сферах, где нет ни мух, ни комаров, ни тараканов, пусть вы не опускаетесь до мелочей быта, пусть. Но разве выздоровление не идет быстрее, когда в палате чисто, белье на постели свежее, в тумбочке порядок, а на душе легко?

Как работает хирургическое отделение.

Теперь поговорим о том, как работает хирургическое отделение, кто кем руководит и кто в клинике главный. Пройдемся снизу вверх по ступеням иерархической лестницы.

Первая руководящая должность в больничной табели о рангах называется «сестра-хозяйка», в просторечии — «хозяйка». Она следит и за общим порядком на отделении, и за постельным бельем, больничной одеждой и обувью, занавесками и т. п. Если требуется заменить матрац, одеяло, постельное белье и т. д., следует обращаться за помощью именно к ней.

Ни лечащий врач, ни старшая сестра отделения, ни заведующий отделением, ни даже сам главный врач больницы не решат проблемы такого рода быстрее и легче, чем сестра-хозяйка. Починить испортившийся кран, заменить перегоревшую лампочку, заделать щель в окне — со всеми хозяйственными вопросами обращайтесь к сестре-хозяйке. У нее же и нитки с иголками, и пуговицы найдутся. Сестра-хозяйка следит за тем, чтобы в палатах было убрано, а постели заправлены. Следовательно, ей подчиняются санитарки и уборщицы.

А вот в работу буфетчиц она не вмешивается. Эта ответственная часть жизни отделения контролируется старшей сестрой отделения.

Счастлив заведующий отделением, рядом с которым работает хорошая старшая сестра. Это больше, чем правая рука. Если кто и может быстро и эффективно разрешить большинство проблем, так это старшая сестра.

Круг ее обязанностей обширен, как у премьер-министра. Поступление и выписка больных, распределение их по палатам, аптечное и прочее медицинское снабжение, контроль за тем, как кормят больных, санитарно-эпидемиологический режим, психологический климат и дисциплина в коллективе… Это далеко не полный перечень того, чем приходится заниматься старшим сестрам отделений.

Распоряжения старшей медицинской сестры отделения обязательны для медсестер, буфетчиц, сестры-хозяйки, санитарок. Но и врачи не обижаются, когда старшая напоминает им, например, что документы больных, которые выписываются домой, должны быть готовы заранее.

Для тех, кто лечится на отделении, старшая сестра — защитница и советчица во всех затруднениях и огорчениях больничной жизни: будь то отношения с соседями по палате или невнимательность и забывчивость палатных сестер.

Нужно только не забывать, что одновременно на отделении лечится не один десяток больных, а «старшая» — одна.

Сколь юной ни казалась бы вам старшая сестра, называйте ее по имени-отчеству и оказывайте ей подобающие знаки уважения. Не ошибетесь. На этой должности взрослеют очень быстро. Гораздо быстрее, чем стареют.

К числу немногочисленных больничных радостей можно причислить общение с процедурными и перевязочными сестрами, которые работают в процедурных кабинетах и перевязочных. Конечно, не из-за того, что они делают, а как. Это элитные (что в переводе с латыни означает «отборные») работники. Природные способности и долгие годы совершенствования в своем деле превращают их в специалистов такого класса, что сам заведующий отделением не стесняется советоваться с ними.

Больничная жизнь не различает дня и ночи, времен года, будней, выходных и праздников. Вечером и ночью, в выходные и праздничные дни полномочия старшей, процедурной и перевязочной сестер сосредоточиваются в руках дежурной сестры. Ночные и праздничные дежурства тяжелы, но это великолепное испытание и школа руководящей работы для медсестер.

Еще раз процитируем Теодора Бильрота: «Здесь не должна иметь значение выслуга лет, а исключительно особенные способности, относительно которых гораздо важнее сама личность и характер, чем медицинские познания: практический ум, ясный взгляд на житейские вопросы, знание людей, беспристрастие, терпение, доброта, спокойные и внушающие уважение манеры. Этим качествам научаются не из книг, они отчасти врожденны, отчасти могут быть выработаны многолетним опытом и самовоспитанием».

Глава отделения — заведующий. Это гораздо больше, чем старший из врачей. Он отвечает за все — иза работу докторов, и за тараканов в палатах. Выбросит санитарка мусор мимо бачка — замечания эпидемиолога прозвучат в адрес заведующего. Потеряет медсестра пустую ампулу из-под наркотиков — выговор и лишение премии обеспечены им обоим.

Заведующий обучает хирургическому мастерству молодежь, помогает в затруднительных случаях зрелым мастерам. Самые сложные операции делает, как правило, заведующий. Если что-то не заладилось на отделении, прежде всех извещают заведующего. И посреди ночи, и в выходные, и в праздники.

Жесткая дисциплина и единоначалие нужны в хирургии не меньше, чем асептика. Поэтому либеральный стиль руководства у заведующих хирургическими отделениями — большая редкость.

Гораздо чаще можно встретиться с авторитарным стилем, когда личная ответственность за все стороны жизни отделения возведена в принцип.

Все стили руководства хороши, и авторитарный — не исключение. Только человека жалко — такой заведующий-диктатор безжалостен, прежде всего, к самому себе.

Рано утром, задолго до прихода врачей, он обходит отделение и, подобно боцману императорского флота, белейшим платком проверяет наличие пыли в самых укромных уголках. Поздно вечером он скрупулезно проверяет, как ведутся истории болезни. И горе нерадивым, если обнаружится, что анализы мочи и крови сделаны не в срок, а записи в историях болезни неразборчивы и неаккуратны.

Больные таких заведующих любят, чувствуя себя надежно защищенными от превратностей судьбы и людского разгильдяйства. Больничное начальство таким заведующим обычно благоволит, но вместе с тем побаивается их — защищая интересы отделения, авторитарный руководитель может быть свиреп, как тигр. Подчиненным хотелось бы более вольготной жизни. Впрочем, любители легкой жизни в хирургии, как правило, не задерживаются.

Заведующий с «либерально-демократическими» наклонностями делает ставку на развитие административных способностей у своих подчиненных. Каждый из них может и должен принимать решения в пределах своей компетенции. Но и в этом случае управление ведется стальной рукой, хотя и в лайковой перчатке.

Дверь в кабинет шефа чаще всего закрыта, поэтому с каждым пустяком туда не сунешься. Порядка на отделении у «демократа», как правило, не меньше, чем у «диктатора».

Заведующему такого образца не надо беспокоиться, как формировать отношения с начальством. Как правило, он сам входит в узкий круг больничной администрации и пользуется там большим авторитетом.

Разумеется, все разнообразие форм начальствования хирургическими отделениями не описать. Ведь заведующими становятся, как правило, незаурядные люди. Каждый руководитель мало-мальски крупной хирургической клиники — это страница или хотя бы строчка в истории медицины.

О соседях по палате.

Природная угрюмость, житье в коммунальных квартирах, казармах и общежитиях выработало у граждан нашей страны повышенную чувствительность к любым формам сосуществования незнакомых людей в одном помещении.

Увы, до сих пор оказаться в малонаселенной палате удается далеко не всегда. Человек, поступающий в обычное хирургическое отделение, должен быть готов к тому, что рядом с ним окажется еще 3–4, а иногда и больше товарищей по несчастью. Как сложатся отношения в группе людей, которых на некоторое время свела под одной крышей болезнь, зависит от всех обитателей палаты.

Разумеется, не слишком трудно быть любезным в уютных, благоприятных обстоятельствах. Однако о каком благополучии можно говорить, когда кто-то переживает трудности первых дней, кто-то собирается с духом перед операцией, а кто-то борется с трудностями послеоперационного периода.

Как это ни удивительно, в больничной палате, где всем приходится несладко, примеров взаимной предупредительности и желания помочь друг другу гораздо больше, чем на палубе круизного лайнера или в туристическом автобусе.

Но даже если вы попали в палату, где психологический климат далек от совершенства, обстановку можно попытаться изменить к лучшему.

Хотим ли мы признавать это или нет, но в глубине души любой ощущает себя центром, вокруг которого вращается мир. Так сказать, звездой среди планет и комет.

Все, что случается с нами в жизни, есть нечто особенное, неповторимое. В том числе и болезни. Разве кому-нибудь хочется, чтобы его заболевание воспринималось как заурядный случай — нечто рутинное.

Подчас желание подчеркнуть собственную индивидуальность приобретает экзальтированную, с элементами театральности, форму. Иногда несколько агрессивную.

Проявите кротость. Не бойтесь показаться слабым. Дайте понять такому человеку, что вы уважаете его право на высокую самооценку. Это действует, как правило, умиротворяющим образом на самого эгоцентрического субъекта.

Даже если вам совсем не повезет с соседом, отнеситесь к его злобности, подозрительности и неопрятности, как к проявлениям болезни. Берегитесь «заразиться». Сосредотачиваясь на плохом, мысленно готовя себя к конфликтам и неприятностям, вы непроизвольно — выражением лица, резкими движениями — дадите понять, что не ждете от него ничего хорошего. Гораздо разумнее попытаться понять, в чем причина возникшей взаимной антипатии. Если причина станет ясной, раздражение, скорее всего, исчезнет.

Ну а коли станет совсем невмоготу, попросите старшую сестру или заведующего отделением перевести вас в другую палату. Впрочем, такие случаи встречаются очень редко. О «ссорах Ивана Ивановича с Иваном Никифоровичем» годами вспоминают не только санитарки с сестрами, но даже заведующий отделением. Зато можно вспомнить десятки случаев, когда знакомство, возникшее в больничной палате, перерастало в дружбу, продолжавшуюся многие годы.

Если вам все же тягостно находиться в одном помещении еще с несколькими больными, обратитесь к заведующему отделением. Может быть, ваши аргументы покажутся ему убедительными, и вы обретете желанный покой и уединение.

Но вообще-то, если вы не убежденный мизантроп, не бойтесь оказаться в палате, где находятся еще 2–3 человека.

Как правило, попав в обстоятельства, когда не все зависит от них, люди, склонны демонстрировать лучшие стороны своего характера.

От соседей вы увидите больше хорошего, чем плохого. Они же не только храпят по ночам и стонут. Болтовня с соседями — вот наилучшее средство для того, чтобы избавиться от накатывающих время от времени приступов страха и отчаяния.

А кто, как не товарищи по несчастью, помогут в затруднительном положении. Соседи и домой позвонят, если это вам пока не по силам, и позовут медсестру, и поднесут воды.

Тепла человеческого общения никакой комфорт не заменит.

Важные «мелочи» больничной жизни.

О косметике и дезодорантах.

Доктора всячески приветствуют все, что помогает выздоровлению. Щеголеватая пижама и халат, элегантные шлепанцы, чисто выбритое лицо и тщательно причесанные волосы — это наглядное проявление того, что запаса сил у пациента хватает и на то, чтобы следить за своей внешностью. Во всем, однако, хороша умеренность. Избыточный макияж нередко мешает общению врача и больного. И дело не в различии вкусов.

Натуральный цвет кожи, губ и ногтей позволяет врачу более точно оценить состояние здоровья своих пациентов. Накрашенные губы и яркий лак для ногтей лишают его этой возможности.

Находясь в больнице, следует с большой осторожностью пользоваться косметикой.

Духи и дезодоранты, обладающие сильным запахом, также лучше не употреблять. У окружающих людей, страдающих аллергией, это может вызвать крапивницу или даже приступ удушья.

О духоте в палате.

Постоянно поддерживать чистоту воздуха в палате ни врач, ни медсестры не могут. Добиться того, чтобы в палате легко дышалось, — это дело ее обитателей.

Главными источниками характерного больничного запаха служат:

— закупоренные окна;

— остатки еды и склады провианта;

— белье, нуждающееся в стирке;

— мелкий мусор и увядающие букеты цветов.

В любой больнице есть две возможности для освежения воздуха: проветривание и кварцевание. Если добиться соглашения между любителями тепла и поклонниками свежего воздуха о том, чтобы каждые 1,5–2 часа открывать форточку или фрамугу на 15 минут и одновременно на те же 15 минут включать кварцевую лампу, воздух в палате станет свеж, как на высокогорном курорте.

Дверь палаты на время проветривания лучше закрыть, чтобы не было сквозняков. Все, кто могут ходить, отправляются на это время в коридор для моциона. Лежачие больные укрываются одеялами и защищают лицо и глаза от ультрафиолетового излучения кварцевой лампы. Перед ночным сном продолжительность проветривания и кварцевания можно увеличить до 20 минут, но не более, так как в темноте озон, образующийся при кварцевании, разрушается медленнее.

Однако самое усердное кварцевание воздуха не поможет, если в палате не переводятся остатки еды. Стопки тарелок с засохшей кашей, остывшим супом, хлебные корки, огрызки яблок и прочее не только портят интерьер, но и оскорбляют обоняние.

К тому же это все для человека объедки, а для насекомых — пиршество.

Если к лежачему больному не пришел посетитель, санитарки не дозваться, а вы способны обслужить себя, — помогите соседу. Накормите его и вынесите посуду с остатками еды. Это и по христианским, и по житейским меркам будет достойным поступком.

Кроме недоеденной пищи существенным источником запахов являются склады провизии, которые нередко устраиваются на подоконниках.

Действительно, емкость холодильников, предусмотренных для хранения продуктов больных, ограничена. Но ведь и запасы пищи не должны быть недельными. Ни к чему носить из дома бульоны литрами и паровые кнели десятками. Гастрономические достоинства самого чудесного кушанья на следующий день после приготовления уменьшаются вдвое, а еще через день оно может вызвать пищевое отравление. Лучше поголодать, чем съесть несвежее лакомство.

Белье в больнице загрязняется быстрее, чем дома. Менять его иногда приходится ежедневно, случается, что и чаще.

Никогда не прячьте несвежее белье под матрас! Запаситесь полиэтиленовым или бумажным мешком для хранения использованного белья.

О постирушках. Не накапливайте белья. Если вас регулярно посещают родные или близкие люди, поддержание в чистоте вашего интимного гардероба можно доверить им. Если вы человек одинокий, придется вам обходиться собственными силами. Пусть вашим правилом станет: «Одна рубашка и трусы на мне, вторая пара, уже выстиранная, сушится».

Наконец, мусор и увядающие букеты. Лучше всего иметь запас одноразовых мешков, куда вы будете складывать клочки бумаги и ваты, крышечки от бутылок, коробочки из-под кефира и творога, упаковки от соков, корки от апельсинов и прочее. Мешочек не должен быть большим — его должно хватать на день. Дорога его — в мусоропровод.

Не стоит держать на тумбочке вазы с цветами. Эти символы любви посетителей очень быстро вянут в больничной атмосфере. Вода, в которую они погружены, начинает издавать неприятный запах, а вазочки и кувшины имеют свойство опрокидываться и разбиваться.

Конечно, источники запахов в хирургическом отделении гораздо разнообразнее, чем это можно описать, не впадая в натурализм. Чего только использованные памперсы стоят. Но задача этой книги не в том, чтобы давать советы на все случаи жизни, а показать на конкретных примерах, как действовать в непривычной для вас обстановке.

Больничная палата — это обстоятельства, в которые вы оказались заброшенными волей судьбы. И воздействовать на эти обстоятельства лучше активными и разумными действиями, а не жалобами и скандалами.

Насекомые в палате.

Пребывание в больнице могут омрачать мухи и комары.

В некоторых многоэтажных больницах комары водятся круглый год. Холод и мрак им нипочем. Гнездятся они в подвалах, а путешествуют по вентиляционным каналам. Фумигатор будет уместен независимо от сезона. Так что, если одолели комары, покупайте фумигатор всей палатой в складчину, и безмятежные ночи вам обеспечены.

Мухи в палате досаждают главным образом летом и ранней осенью. Известные методы защиты — сетки на окнах и дверях — можно сделать более эффективными, применив способ, который придумала одна моя пациентка, страстная огородница и цветовод. Она опрыскала сетку в окне раствором инсектицида «ИнтаВИР», хорошо известного всем земледельцам-любителям. Мух в палате, где лечилась удачливая изобретательница, не стало.

Надо сказать, что женщины вообще гораздо находчивее в преодолении мелких бытовых неприятностей.

Где оставить кошелек, часы и прочие ценности?

Собираясь в больницу, не нужно брать с собой вещи, утрата которых вас огорчит: украшения с драгоценными камнями, дорогие часы, все ваши сбережения и т. п. Лучше доверить их хранение родным или близким людям. Однако если вы человек одинокий и вынуждены взять все это с собой, поступите следующим образом. Оставив некоторую сумму на текущие расходы, передайте все остальное под опись в приемном отделении — там есть и сейф, и охрана. Копию описи для надежности попросите вклеить в историю болезни. При выписке вам ее вернут.

Наручные часы, серьги накануне операции можно сдать на хранение старшей сестре отделения. Впрочем, если она откажется это сделать, обижаться на нее не следует. Хранение ценных вещей пациентов не входит в круг обязанностей старшей медсестры. И уж совсем нелепо обращаться с такими просьбами к заведующему отделением или лечащему врачу.

Итак, самое надежное место для хранения ценных вещей в больнице — это сейфы в приемном отделении.

Как быть с нательным крестом?

Нательный крест носится на шее. Это создает некоторые затруднения и для анестезиолога, и для хирурга. При операциях по поводу болезней уха, горла и носа, щитовидной железы, органов грудной полости нательный крест оказывается в зоне операционного поля.

Для того чтобы не нарушить правил безопасности при проведении наркоза и операции и вместе с тем не лишаться нательного креста в часы испытания и опасности, можно воспользоваться советами, которые дает священник Сергей Филимонов: ".на операцию рекомендуется идти с простым крестиком на обыкновенной простой нитке. Его легко можно вплести в волосы или привязать к кисти или к одному из пальцев правой руки».

Мытье перед операцией.

Так как после операции вымыться целиком какое-то время будет невозможно, желательно принять душ или ванну или вымыть голову. Для мытья предпочтительнее использовать бактерицидное мыло. Конечно, на отделении не то что бактерицидного мыла, даже и горячей воды может не оказаться. Экономические трудности, знаете ли. Тогда забираться под холодный душ, рискуя простудиться перед операцией, не стоит.

Если операция состоится через день-два после поступления, вполне достаточно того, что вы помылись дома. Ну, а если предоперационный период длится полторы-две недели, попросите лечащего врача отпустить вас для мытья домой или в баню.

Бритье операционного поля и прочие мелочи предоперационной подготовки.

Вообще-то это дело является обязанностью дежурной медицинской сестры. Частенько, однако, она доверяет бритье самому больному. Поэтому дадим несколько рекомендаций.

Брить операционное поле следует после мытья, а не наоборот. Лучше делать это одноразовой бритвой. Обязательно покажите сестре, как вы побрились. Стыдливость и застенчивость в этой ситуации неуместны. Лучше устранить все недоделки в отделении, а не добривать больного в операционной. Мужчинам, если они не носят бороды, лицо лучше побрить с вечера. Утром на это может не хватить времени.

Накануне операции не ешьте ничего после 7 часов вечера.

Приготовьте с вечера косынку и носки, в которых вы поедете в операционную, не забудьте про эластичные чулки или бинты.

Больным глаукомой, если об этом предупредит анестезиолог, нужно приготовить пузырек с пилокарпином и глазную пипетку. Об особенностях, которые существуют в каждой больнице, вам расскажет врач и сестры. Главное, в чужой монастырь со своим уставом не соваться.

Кто в больнице главный.

В учебниках по истории можно встретить картинку устройства феодального общества: на плечах крестьян и ремесленников стоят мелкие дворяне и купцы; на плечах среднего сословия стоит духовенство и высшая знать; увенчивают иерархическую пирамиду глава Церкви и король.

Для средневекового человека само собой разумелось, что выше короля и главы Церкви находится Господь Бог.

Для больничной иерархии высшей инстанцией является Его Величество Пациент.

Никогда не забывайте, дорогой читатель: не больной для медицины, а медицина для больного.

Высокое положение ко многому обязывает. Если вы будете по-королевски великодушны, терпеливы и любезны, то к вам тоже станут относиться, как к венценосным особам, — с уважением и почтением.

Советы опытного доктора. Как помочь себе и близким в экстремальных ситуациях

Глава VII. Первые дни после операции.

Большинство потенциальных читателей этой главы — это родственники или друзья тех, кто нуждаются в хирургическом лечении. Ведь человеку, который перенес операцию, совсем не до чтения.

Дорогие мои! Помните: помогая другим, мы помогаем и себе.

Разумеется, благоприятное развитие событий в послеоперационном периоде во многом зависит от деятельности врачей и медсестер. Но если к усилиям медиков присоединятся активные действия пациента и его близких, пронизанные духом деятельного доброжелательного спокойствия, результаты совместных трудов превзойдут все ожидания.

Что способны сделать больной и его друзья для того, чтобы выздоровление наступило скорее?

Начнем с того, что разберемся, из каких этапов складывается послеоперационный период.

Этапы послеоперационного периода.

Посленаркозный и ранний послеоперационный период.

В эти первые часы больной не может обойтись без посторонней помощи. Однако вот что интересно. От большинства пациентов, только что пришедших в себя после наркоза, можно услышать: «Гора с плеч свалилась, доктор!».

Казалось бы, человек не способен пошевелиться, в самые чувствительные места тела вставлены трубочки и иголки. Кроме того, он обмотан повязками, множеством проводов и шлангов. Какое уж тут облегчение! И все же, все же.

Операция уже сделана. Главная часть хирургического лечения позади. Вы живы. Теперь нужно поскорее поправиться и выписаться из больницы домой.

Если вам удастся сохранить это умонастроение до конца пребывания в клинике, послеоперационный период, вероятнее всего, пройдет без осложнений.

Как только вы сможете садиться в постели без посторонней помощи, считайте, что ранний послеоперационный период закончился.

Средний (промежуточный) этап.

В это время восстанавливаются естественная деятельность желудка, кишечника, мочевого пузыря, налаживается сон.

Нередко в промежуточном послеоперационном периоде самочувствие ухудшается. Не пугайтесь. Это вполне закономерно и, к счастью, ненадолго.

Гармоничная работа всех систем организма восстанавливается не сразу. Этот процесс можно сравнить с настройкой музыкального инструмента. Представьте себе расстроенную гитару. Одни струны болтаются и дребезжат, другие натянуты слишком сильно и надсадно звенят. Попытка заиграть на таком инструменте вызывает звуки, от которых зубы ноют. Терпеливо подтягивая одни струны и ослабляя другие, настройщик добивается звучания, когда уже от первого аккорда хочется запеть, а ноги просятся в пляс. Но для этого нужно не один раз проверить, так ли уж благозвучно рокочет гитара. Вначале аккорды могут звучать, что называется, невпопад.

Что-то подобное происходит и в организме. Только устроен он сложнее, чем гитара, а неудобства и неприятные ощущения беспокоят сильнее, чем нестройные звуки.

Не стоит целиком перекладывать роль настройщика на плечи медицинских работников. Врачи — только помощники природы.

Давно сказано: «Лечит врач, но исцеляет природа». Главный настройщик — это мудрость вашего организма.

Внимательно прислушивайтесь к сигналам вашего тела, и дела обязательно пойдут на лад.

Не поддавайтесь страху, но и не впадайте в безрассудную смелость. Не стесняйтесь задавать «глупые» вопросы врачу. А если захочется всплакнуть, заплачьте. Слезы — хорошее лекарство, особенно для души. Да и для тела тоже.

Как бы то ни было, процесс выздоровления движется вперед. Когда вы сможете самостоятельно ходить по палате и выходить в коридор, считайте, что промежуточный этап послеоперационного периода позади и наступила пора готовиться к выписке домой.

Этап перед выпиской специалисты по лечебной физкультуре называют восстановительно-тренировочный период.

Термин точный и, что хорошо, вполне понятный. С больничной койки в маршрутку или в трамвай сразу не заберешься. Во всяком случае, лучше этого не делать. Надо слегка подготовиться к обычным житейским нагрузкам.

Теперь поговорим подробнее о том, чем приходится заниматься на всех этапах послеоперационного периода.

Питье и питание.

Нестерпимо хочется пить.

Причин для возникновения жажды в первые часы и дни после хирургического вмешательства много. Этот симптом — лишь верхушка айсберга тех изменений в организме, которые вызваны операцией и наркозом.

Отклонения в обмене веществ раннего послеоперационного периода устраняются внутривенными вливаниями растворов. Важно понять, что капельницы ничем не заменить — при всех неудобствах, на сегодняшний день это один из самых эффективных способов ускорить выздоровление.

Уменьшение, а затем исчезновение жажды под действием капельницы служит верным признаком, что дела пошли на поправку.

Чем же, кроме рассудительности, может больной уменьшить мучительное ощущение сухости во рту и глотке?

Начать нужно с дыхательной гимнастики.

Давайте разберемся, каким образом дыхательная гимнастика влияет на сухость во рту.

Когда вы здоровы и находитесь в состоянии покоя, вдох происходит через нос. Воздух, проходя через носовые ходы, увлажняется и согревается до температуры тела. Такой воздух не раздражает чувствительную слизистую оболочку глотки, гортани и трахеи.

При вдохе через рот воздух, который поступает в глотку и трахею, если можно так выразиться, необработан. Он сух и либо слишком холоден, либо слишком горяч. Слизистая оболочка дыхательных путей к такому воздуху не приспособлена.

У вас появляется чувство сухости в горле и жжение в груди, хорошо известное всем, у кого хоть раз в жизни был насморк, или тому, кто долго и быстро бежал. В послеоперационном периоде эти ощущения могут быть гораздо сильнее.

Для уменьшения чувства жажды старайтесь делать вдох через нос, а выдыхать через рот. Контролируйте длительность вдоха. При вдохе произносите в уме: «Раз-иии, два-иии, три-иии». Это будет соответствовать приблизительно трем секундам.

Выдох делайте не напрягаясь. Если вы расслабите мышцы шеи и плечи, воздух начнет сам выходить из легких. Длина выдоха должна быть больше трех секунд.

При занятиях контролируемым дыханием кончик языка должен прикасаться к верхним зубам — это увеличивает образование слюны и тем самым уменьшает сухость во рту.

Кроме того, при контролируемом дыхании, когда внимание сосредоточено на вдохах и выдохах, расслабляются мышцы всего тела, в том числе и в области послеоперационной раны, а это уменьшает боли.

Но возникает вопрос — можно выполнить все эти, в общем-то, непростые, рекомендации, если в носу торчит трубка?

Вдыхайте через свободную ноздрю. Не спешите. Увеличьте длительность вдоха до четырех секунд: «Раз-иии, два-иии, три-иии, четыре-иии». Все внимание концентрируйте на вдохе. Вдыхайте медленно и плавно. Не бойтесь. Удушье вам не грозит. Вдохнув как можно глубже, но не до изнеможения, расслабьте мышцы лица, шеи, рук. Выдох произойдет сам собой.

Конечно, дыхание подобным образом требует усилий воли и сосредоточенного внимания. Совсем не обязательно заниматься дыхательной гимнастикой подолгу. Достаточно 3–4 глубоких вдохов-выдохов каждые 20–30 минут, и жажда отступит.

После каждого дыхательного упражнения можно прополоскать рот и сделать глоток-другой, но не больше. Возникает вопрос, почему так мало? Питье в первое время после операции нужно главным образом для того, чтобы уменьшить сухость во рту.

Дело в том, что желудок и кишечник восстанавливают свои функции значительно медленнее, чем мозг. Желание немедленно утолить нестерпимую жажду может привести к неприятностям — даже несколько глотков переполнят желудок. А это нередко приводит к икоте, тошноте, а то и рвоте.

Поэтому запомните: до тех пор, пока органы пищеварения не проснутся, основное количество жидкости, необходимое вашему организму, вводится внутривенно, а не через рот.

Прежде чем сделать первый глоток, тщательно прополощите полость рта. Это убережет ваши внутренности от инфекции.

Во рту водится множество микробов, причем не только полезных. В здоровом организме размножение микробов сдерживается слюной, желудочным соком, желчью. В первое время после операции образование пищеварительных соков уменьшается, поэтому частое полоскание рта защитит ваш желудок и кишечник от заселения стрептококками, стафилококками и другими болезнетворными микроорганизмами.

Полоскать можно раствором фурацилина, мирамистина, настоем ромашки, шалфея, календулы, а лучше всего водой.

Не глотайте то, что набралось у вас во рту после полоскания, а выплюньте. Сплевывать можно в тазик или лоточек, а если их нет, то в полотенце или в тряпку.

Итак, прополоскав рот, вы делаете первый вожделенный глоток. Соблюдайте осторожность, дорогие! Не надо залпом осушать кружку.

Пейте мелкими глотками, задерживая во рту всякий глоток. Смакуйте то, что вы пьете. Старайтесь ощутить вкус питья языком и небом. Делайте паузы между глотками. Длительность таких пауз должна быть не меньше 30–40 секунд. Такое неторопливое питье убережет вас от переполненного желудка.

Общий объем питья, который можно себе позволить в первые сутки после операции, — 300–400 граммов (полтора-два стакана), во всяком случае, не более полулитра.

Следующий вопрос: а что лучше пить?

Питье бывает кислое, щелочное и нейтральное.

Кислое питье — это клюквенный морс, слабый чай с лимоном, минеральные воды «Полюстрово», «Семь ручьев», «Росинка».

Щелочным питьем являются минеральные воды «Боржоми», «Нарзан» и т. п.

Нейтральное питье — вода «Святой источник», «Елизавета», родниковая или колодезная, в крайнем случае, кипяченая профильтрованная водопроводная вода.

Какое питье может понадобиться, прогнозировать до операции затруднительно.

Разумнее ориентироваться на просьбы больного после операции. Неведомо откуда взявшиеся мнения и догмы, авторитетные высказывания окружающих скорее всего отражают личные пристрастия «экспертов», а не потребности пациента.

Запаситесь питьем всех трех видов — и кислым, и щелочным, и нейтральным. Главное — не впадать в гигантоманию и не приносить морс трехлитровыми бидонами, а «Нарзан» ящиками. Не забывайте, что в первые сутки после операции больному можно выпивать не более полулитра жидкости.

Бутылки с минеральной водой лучше откупоривать заранее, так как в питье не должно быть пузырьков газа. Не следует добавлять в морсы сахар, который способен забродить в кишках и вызвать вздутие живота.

Фруктовые и овощные соки пойдут человеку на пользу лишь после того, как у него проснутся и заработают в полную силу желудок, печень, поджелудочная железа и кишки, то есть через 3–4 дня после операции.

То же самое можно сказать и про наваристые домашние бульоны. Бульон в большей степени еда, а не питье. Всему свое время.

Как питаться в первые дни после операции.

Народная мудрость гласит: «Аппетит приходит во время еды». Это очень точно выражает стратегию питания в раннем послеоперационном периоде.

Осторожность, осторожность и еще раз осторожность. Стенки желудка и кишечника несколько часов после операции шевелятся еле-еле.

Поэтому в первые сутки от еды лучше воздержаться. Достаточно питья.

Послеоперационный стол (жидкий бульон, жидкие каши, кисели, нежирные кисломолочные продукты) назначается на второй-третий день после операции. Цель питания в это время не столько восстановление сил, сколько необходимость разбудить пищеварительную систему.

Есть надо понемногу и часто: по 3–4 столовые ложки пищи за один присест, но 8—10 раз в сутки. Очень полезно при этом соблюдать основной принцип раздельного питания — за один прием пищи съедать только один продукт. О том, как разнообразить питание за счет домашних лакомств, посоветуйтесь с лечащим врачом. Некоторая осмотрительность не повредит, так как проснувшийся аппетит может сыграть дурную шутку.

Аппетит — это все же преимущественно сознание, а не пищеварение. Сознание просыпается намного раньше, чем желудок и кишечник. Тошнота, рвота, вздутие живота могут оказаться запоздалыми сигналами о том, что съедено больше, чем организм способен усвоить.

Как бы то ни было, время идет, и через 4–5 дней после операции подавляющее число хирургических больных переходит на свой обычный рацион.

Об особых приемах питания после операций на желудке, кишке и других органах пищеварения лучше расспросить лечащего врача.

Движение и дыхательная гимнастика.

Движение — это жизнь.

Дополняйте дыхательную гимнастику физкультурой и самомассажем. Проснувшись после операции, первым делом попробуйте пошевелиться. Начинайте с мелких движений.

Крепко зажмурьте, а затем широко раскройте глаза. Высуньте язык как можно сильнее, а затем спрячьте его. Надуйте щеки и «пошевелите усами». Подвигайте челюстью и постучите зубами.

С силой сожмите кулаки, а затем растопырьте пальцы. Сожмите кулаки и покрутите ими в лучезапястных суставах.

Подвигайте стопами, будто бы вы встаете на цыпочки, а затем опускаетесь на пятки. Сгибая ноги в коленях, подтяните к себе по очереди пятки, а затем поочередно выпрямите ноги.

Попытайтесь сделать что-то вроде «мостика»: согнув обе ноги в коленях и упершись в постель пятками и лопатками, попробуйте оторвать ягодицы от постели.

Упражняйтесь несколько раз в день, как только почувствуете, что у вас затекло тело. Допустимый темп и размах движений вам подскажут собственные ощущения. Движение можно продолжать до тех пор, пока не появится легкая боль. Как только вы почувствуете намек на боль, остановитесь и вернитесь в исходное положение. Бояться боли не нужно, но и на рожон лезть незачем.

Разумеется, зону операции лучше особенно не тормошить. Если вы перенесли операцию на лице или шее, активнее шевелите ногами. Если операция была на нижних конечностях, у вас имеется возможность дать нагрузку мышцам лица, шеи и рук.

И все-таки самым мощным подспорьем скорейшего восстановления сил являются разнообразные дыхательные упражнения.

Вдох через нос и выдох через рот — это уже восстановительное упражнение. Вдох должен быть неторопливым, а с выдохом можно поэкспериментировать.

Удлиненный выдох с последующей задержкой дыхания (дыхание с паузами на выдохе) уменьшает боль. Шесть — восемь быстрых выдохов в сочетании с обычными вдохами, выполненными без пауз, согреют вас. Сосредоточьте внимание на движении воздуха в ноздрях — это отвлечет от неприятных ощущений в области раны.

Для того чтобы хорошенько расправить легкие после операции, применяется дыхание с сопротивлением на выдохе. В некоторых больницах для этой цели используется раздувание резиновых игрушек. При этом способе, однако, имеется одна опасность. Если неосторожно сделать вдох ртом, можно поперхнуться частицами талька, которым обрабатывается внутренняя поверхность резинового мешка, чем, в сущности, является надувная игрушка.

Советы опытного доктора. Как помочь себе и близким в экстремальных ситуациях