Суперпамять.

Пропавшая история памяти.

Сверхъестественная автобиографическая память имеет некоторые недостатки… для других людей! Я понимаю, что такая память иногда раздражает мою семью, потому что я помню то, что мои братья и сестры забыли. Я стараюсь не испытывать их терпение, я и так сводила их с ума все эти годы. Это был хороший способ всегда побеждать в спорах… но терять друзей! Хотя иногда я просто не могу с собой справиться.

Недавно мы с моей сестрой Джо Энн вспоминали об одном событии. Сестра рассказала следующее.

Несколько месяцев назад Мэрилу, как обычно, позвонила утром и рассказала о своем сыне Никки. Он недавно получил водительские права, но движение в Лос-Анджелесе такое ужасное, что Мэрилу волнуется за него. Мне тут же вспомнился один момент, когда Мэрилу было почти двенадцать, а мне двадцать один год.

Она сказала мне: «Помнишь, как мы ехали по автостраде Кеннеди, чтобы встретиться с Иденами, и у нас лопнула шина? Ты мастерски сманеврировала и остановила автомобиль прямо на узкой разделительной полосе между автострадами? Помнишь? Ты можешь вспомнить то, что произошло почти пятьдесят лет назад, в субботу, 12 апреля 1964 года? Ты была беременна Лиззи, на пятом месяце. Мы были на полпути к гимназии для мальчиков “Нотр-Дам”, потому что ты была там хореографом мюзикла “Чудесный город”».

Я слишком хорошо помнила тот случай. На самом деле я его до сих пор вспоминаю каждый раз, когда еду по автостраде Кеннеди. В тот раз мы ехали на моем «Форде Аква» 1953 года. Я стиснула руль с силой, которой от себя не ожидала.

Но я ответила: «Это не был “Чудесный город”. Я ставила “Звуки музыки”».

«Нет, – сказала Мэрилу. – Это был “Чудесный город”».

Я сказала: «Мэрилу, это не мог быть “Чудесный город”», потому что я никогда не ставила этот мюзикл. Я даже не знаю, что это такое».

Она удивилась: «Ты шутишь? В тот самый день ты репетировала номер “Wrong Note Rag”. Я могу показать тебе. Я до сих пор могу станцевать этот номер».

Мы еще некоторое время спорили, и я даже немного расстроилась: она почти всегда оказывалась права, но я никак не могла вспомнить «Чудесный город». Я была совершенно уверена в своей правоте и убеждена, что на этот раз Мэрилу ошибается.

Наверное, мне надо было согласиться, но я не могла. Кроме того, мне требовалось доказательство, что моя память ошибается. (В присутствии старшей сестры легко потерять уверенность!).

На следующий день я позвонила в гимназию «Нотр-Дам» и сказала: «Привет, это Мэрилу Хеннер. Я начала свою карьеру в шоу-бизнесе в пятом классе, когда участвовала в вашей школьной постановке “Звуков музыки” в 1963 году. Моя старшая сестра Джо Энн ставила танцевальные номера в этом мюзикле и еще на следующий год, в “Чудесном городе”. Ребята, не сохранилось ли у вас программки или другого документа в вашем архиве? Я буду очень благодарна, если вы найдете любое доказательство нашего участия в этих мюзиклах».

Через два дня на мою электронную почту пришли сканированные копии фотографий и программок! Я не могла поверить. Я была в восторге! Это был просто взрыв эмоций, когда я увидела все эти имена и вспомнила всех этих замечательных людей, которые участвовали в мюзиклах. Но самое важное – я увидела имя Джо Энн в списке в качестве… хореографа! Все было точно так, как я помнила, конечно. Это было доказательство, которое помогло мне выиграть спор со старшей сестрой. Ради этого стоило поискать доказательства. «Чудесный город»? Будьте уверены!