Секс, водка, потанцуем? Природа удовольствий.

Полигамия.

Полигамия – это многобрачие, термин происходит от греческих слов «многочисленный, обширный» и «брак» и обозначает групповой брак, полигинию (когда самец спаривается с несколькими самками) и полиандрию (когда самка спаривается с несколькими самцами). Полигиния свойственна многим млекопитающим, копытным, многим грызунам и насекомоядным. Полиандрия – некоторым птицам и многим насекомым. Многократные браки и разводы – это другое дело, мы в этой книге рассматриваем несколько другие аспекты. Мы говорим о многомужестве и многоженстве.

Многоженство – довольно распространенная форма брака как в древности, так и в наше время. О нем говорится в Ветхом Завете – вспомните Давида, Соломона, Иакова. Изначально многоженство было привилегией богатых (которые могли купить много жен) или храбрых (которые могли забрать плененных женщин с завоеванных территорий), хотя, конечно, в первую очередь это относилось не к простым воинам, а к военачальникам, то есть многоженство было привилегией высших слоев общества. Мы знаем, что у султанов и шахов всегда было много жен и наложниц. Случалось, что в гаремах жила не одна сотня женщин, которые, скорее, были символами статуса мужа и господина, потому что у него на всех физически не хватало сил и времени.

Секс, водка, потанцуем? Природа удовольствий

Ловис Коринт, «Гарем», 1904.

В гареме могло одновременно проживать от 700 до 1200 женщин. Выбирая наложницу на ночь, султан посылал ей подарок. Войдя в спальню, она ползла на коленях до постели и целовала ковер. Утром султан посылал наложнице богатые подарки, если проведенная с ней ночь ему понравилась. В султанском гареме было мало рабынь, обычно наложницами становились девочки, проданные родителями.

Потом обычаи или даже законы ограничили количество жен: до 4 у мусульман, при условии, что муж способен одинаково обеспечить всех четырех, до 4 у брахманов в Индии, хотя низшим сословиям в Индии можно было иметь только двух. Но большие гаремы существуют до сих пор, в основном в мусульманских странах. Некоторые религии и культуры и в настоящее время поощряют многоженство у простых людей, а не только у султанов и шахов. Ряд ученых (в первую очередь западных) и, естественно, феминистки осуждают полигинию как нарушение законов природы, сделавшей человека моногамным существом, другие с ними не соглашаются, заявляя, что человек – существо полигамное, а в тех странах, где практикуется многоженство, оно еще объясняется и экономическими причинами, и эта форма брака лучше для самой женщины. Западным женщинам такое часто трудно понять. Конечно, если у мужчины несколько жен, между ними не может не быть раздоров: каждая жена облегчает труд другим, а в целом работа каждой способствует благосостоянию всех.

Более того, мужчин на всех не хватает, и основная причина сокращения числа мужского населения на Востоке – войны. Войны и гибель в них мужского населения можно считать главной исторической причиной полигинии во все времена. Мальчиков и девочек рождается примерно одинаковое количество, иногда чуть больше девочек, иногда чуть больше мальчиков. Но со временем происходит перекос – так было в древности, в Средние века, происходит до сих пор. Также во всех странах мира отмечается бо́льшая продолжительность жизни женщин.

Для примера можно привести ИГИЛ – в этом новом Исламском государстве многоженство никогда не ставилось под вопрос. Погибает полевой командир, другой возвращается с добычей и забирает себе жен погибшего в дополнение к своим собственным. Становиться любовницей в восточных странах не принято, статус третьей или четвертой жены – это гораздо лучше, чем сидеть невостребованной в родительском доме и чем быть вдовой, которой еще нужно кормить детей. Женщины сами предпочитают стать какой-то по счету женой, хоть и без пышной брачной церемонии (она, как правило, проводится только с первой, главной женой) или вообще без свадьбы, популярной в западных странах даже при третьем браке. Но и без брачной церемонии женщина становится законной женой и пусть не таким уж уважаемым (все-таки женщина), но принимаемым членом общества. Без бумажки ты букашка, – говорят в некоторых европейских странах, без мужа ты никто, – говорят про женщин на Востоке.

Большинство ученых все же придерживаются мнения, что по своей природе человек полигамен. На измены идут как мужчины, так и женщины. У мужчин в первую очередь срабатывает инстинкт самца, который хочет, пусть только на подсознательном уровне, оплодотворить как можно больше самок. Природой запрограммированы частые мужские измены, потому что они обеспечивают более высокое качество спермы и, соответственно, более здоровое потомство, поскольку яйцеклетку оплодотворяет самый сильный и проворный сперматозоид. Женская же неверность способствовала не только эволюции сексуального поведения человека, но и нашей анатомии. В первой главе мы упоминали эволюционного психолога Гордона Гэллапа и его получивший широкую известность эксперимент с фаллоимитаторами различной формы, доказавший, что оптимальной для удаления из влагалища женщины спермы соперника является нынешняя форма полового члена. Выдавливание спермы предыдущего самца из влагалища самки – это вторая функция пениса после первой, главной.

Причиной женских измен служит не только желание новых эмоций, получения удовольствия и разнообразия в сексе, в их основе лежит и наука. С позиции генетики, разнообразие дает преимущества для выживания вида. Если женщина родит троих детей от одного мужчины, то потомкам передастся 87,5 % его генов. С точки зрения природы следующие «копии» получаются излишними. Излишние копии могут привести к новым – и часто неожиданным проблемам в окружающей среде. Именно поэтому животные в своем большинстве создают краткосрочные союзы для рождения совместного потомства один-единственный раз. Следующее потомство рождается от другого партнера и, соответственно, с другим набором генов. Поэтому женщина на подсознательном уровне склонна к измене. Она, скорее, идет на нее неосознанно. На взгляд биологов ни о какой распущенности и безнравственности речи не идет. Таким образом природа увеличивает возможность передачи лучших генов и получения их оптимальных комбинаций.

Возможно, теорию излишних копий отражает традиция, существовавшая в Средние века в Западной Европе: в монахи, как правило, отдавали именно четвертого сына. Во-первых, имущество семьи нельзя было делить бесконечно. Львиную долю или все наследовал старший сын. Второго сына, если так можно выразиться, оставляли про запас – а ну как с первым что-то случится – и какое-то имущество второй тоже получал, даже если с первым все было в полном порядке. Третий чаще всего отправлялся на военную службу.

Например, в Англии капитаном корабля мог быть только человек благородного происхождения. Как правило, и первый помощник тоже вышел не из простолюдинов. Туда отправлялись сыновья бедных родов, которые не могли рассчитывать на наследство. В других странах третьего сына (а иногда всех, начиная со второго) ждала военная служба, причем как знатных родов, так и бедняков. Ну а четвертый, если не шел в армию (воевали в те времена часто), отправлялся в монастырь или становился священнослужителем. Иметь сына в Церкви считалось престижным. И этот сын не оставлял после себя потомство, которое с точки зрения природы получалось излишним и не самым здоровым. Хотя, конечно, не все монахи и служители католической Церкви, не имевшие права вступать в брак, отличались благочестием. Но это совсем другая тема. Хотя – все говорит о том, что человек не может жить без секса, и лишать его этой возможности противоестественно.

Также отметим, что многочисленные сексуальные партнеры как у мужчин, так и у женщин до сих пор являются нормой в ряде племен, проживающих на островах Меланезии, одной из основных островных групп в Океании, в юго-западной части Тихого океана и в Африке. Некоторые считают, что большое количество мужской спермы усиливает плодовитость женщины. Другие утверждают, что чем больше мужчин внесли свой вклад в рождение ребенка, тем здоровее он будет. В таких племенах с девушкой, вступающей в пору зрелости, могут совершать половой акт все взрослые мужчины. Иногда у женщины есть муж, но тогда совокупление со всеми мужчинами племени происходит в первую брачную ночь. Подобные отношения кажутся странным современным европейцам и американцам. Но с позиции природы нормой следует считать разнообразие.

Секс, водка, потанцуем? Природа удовольствий

У карликовых шимпанзе бонобо секс – отнюдь не только средство воспроизводства. Контакты у членов племени не закрепляются – в сексуальных играх участвуют все: и стар, и млад, причем они постоянно варьируют пол и возраст партнеров.

Да и наши ближайшие родственники в живой природе – шимпанзе – во многом ведут себя точно так же. В стаях этих обезьян все совокупляются со всеми, независимо от пола, возраста, родственных связей; и совокупляются самыми разными способами, хотя это одни из немногих представителей живой природы, использующих позиции, при которых партнеры смотрят в лицо друг другу. Эти обезьяны явно предпочитают заниматься любовью, а не воевать и не конфликтовать, как, кстати, представители человеческих племен, в которых практикуется групповой секс.