Тайна голубой чаши.

ГЛАВА 1. УГАДАЙ-КА!

Жарко. Летний день в разгаре. Стекла домов, витрины магазинов, на них играют солнечные блики. Спешащие пешеходы стараются выбрать теневую сторону, чтобы хоть немного отдохнуть от палящих лучей. Пахнет пылью, бензином, разогретым асфальтом. Листва на деревьях поникла. На всех углах торгуют холодной газированной водой, квасом, мороженым. Но помогают они ненадолго.

Чуть прохладнее в маленьких двориках. От высоких деревьев падает узорчатая тень. На лавочках возле подъездов сидят старушки. Они посматривают на неугомонных малышей, копающихся в песочнице, обмахиваются газетками и обсуждают события последней серии популярного сериала. Кроме малышей и бабулек во дворе никого нет. Раньше здесь было бы полно подростков, но кто уехал, кто сидит дома, предпочитая выходить на улицу ближе к вечеру, когда хоть немного отпустит дневная жара.

Да, в квартире можно закрыть занавесками окна и приоткрыть балконную дверь. Получается такой приятный сквозняк. Мама, правда, за это ругает. Ведь можно легко простыть. Но дети считают, что вреда большого не будет, а ветерок так приятно обдувает.

В квартире небольшой полумрак. Ветки вьющихся растений цепляются за стены. Лениво шевелят хвостиками в аквариуме рыбки, негромко журчит декоративный фонтан. Ветерок чуть колышет занавески. Слышны негромкие голоса. В большой комнате на ковре расположились дети. Старшему Кириллу лет тринадцать. Это темноволосый худощавый подросток. Его сестре Вике 8 лет. У нее красивые пушистые волосы и огромные глаза. Вика – непоседа. Она постоянно готова куда-то бежать, что-то делать. Кирилл считает себя уже большим. Подражая взрослым, он старается быть рассудительным и спокойным.

Вот и теперь брат пытается убедить Вику, что книга ему нужнее.

– Пойми, Вичка, – говорит он, – ты же каждый день смотришь картинки, а мне нужно читать. А посмотреть ты еще успеешь.

– Ну и что! – не сдается Вика. – Ты тоже прочитать успеешь. Ты ведь уже читал! А я хочу еще посмотреть.

– Вика, – настаивает Кирилл, – я же не просто развлекаюсь, я хочу лучше понять повадки животных.

– А я хочу лучше знать, как они выглядят, – упрямится Вика, которая во что бы то ни стало решила отвоевать книгу у брата.

Книгу, из-за которой кипят страсти, принес детям отец Андрей Павлович. «Редкие и исчезающие животные» сразу захватили ребят. Отпечатанная на отличной бумаге, с прекрасными иллюстрациями, она сразу покорила ребят. Вика могла разглядывать ее часами. Кирилл сердится на сестру. Ему тоже не хочется расставаться с книгой. Ведь из нее он очень много узнал о редких животных.

В этот раз Кирилл решил не уступать, но переупрямить Вику невозможно. Если она что-то вбила себе в голову, то переубедить ее стоит огромного труда. Кирилл уже прибегнул к разным уговорам, но ничего не помогает, Вика решила не отдавать книгу.

– Вика, – прибегает к последнему средству брат, – давай договоримся. Я читаю книгу час, а потом ты будешь ее смотреть.

– Тоже час?

– Нет. Это слишком долго. Скажем, полчаса. Ведь посмотреть картинки много времени не требуется.

– А я тоже буду читать.

– Тебе будет непонятно и неинтересно.

– Но ведь ты тоже смотришь картинки!

– Да пойми же, Вичка, я сначала читаю описание животного, а потом нахожу иллюстрацию и смотрю, как он выглядит. Если я узнаю животное на картинке, значит, смогу узнать его и в жизни, если встречу.

– Узнаешь? – Вика с сомнением посмотрела на брата.

– Узнаю, – уверенно заявил Кирилл, – можешь не сомневаться.

– А вот скажи... – Вика открыла первую попавшуюся страницу, – тело имеет в длину около 1 м, шерсть короткая, с характерными желтоватыми пятнами, расположенными на спине и боках.

– Это... – Кирилл задумался, – наверное, олень.

– А вот и нет! Это кабарга.

– Я почти угадал. Прочти что-нибудь еще.

Незаметно ребята увлеклись. Вика читала описание животного, а Кирилл должен был его «опознать». Кирилл уже достаточно познакомился с книгой и некоторых зверей узнавал с ходу. Вика принесла карандаш, листок бумаги и принялась подсчитывать очки. О своих прежних разногласиях ребята и думать забыли.

Щелкнул замок. Вернулась с работы Екатерина Николаевна. Ребята услышали шаги матери, которая прошла на кухню. Оставив книгу, дети поспешили к ней. Тяжелая сумка стояла на подставке, но Екатерина Николаевна не спешила ее разбирать. Она прошла к холодильнику и достала пакет молока.

– Привет, мам, а что ты делаешь? – спросила Вика.

– Давай мы тебе поможем, – подхватил Кирилл.

– Хорошо, – Екатерина Николаевна отдала сыну пакет с молоком и сказала дочери, – достань блюдце.

– Зачем? – удивилась было Вика, но тут же замолчала.

На стуле съежился маленький котенок. Он положил тяжелую голову на тоненькие лапки и жалобно посматривал на детей.

– Выбросил кто-то, – сказала устало Екатерина Николаевна, – так жалко его стало.

– Вот и правильно, – обрадовался Кирилл, – не в том смысле правильно, что выбросили, а в том, что ты его домой принесла.

– Ура! – Вика захлопала в ладоши. – Он такой крошечка.

– Мам, а где он будет жить?

– У тебя в комнате, – ответила Екатерина Николаевна, глядя на сияющее лицо дочери, – но если ты пообещаешь следить за ним и убирать.

– Обещаю! Обещаю! Я все буду делать!

– Тогда займись им пока, а Кирилл поможет мне.

Кирилл без возражений ухватился за тяжелую сумку. Пока готовили ужин, котенок поел, походил немного, обследуя свое новое жилище и пристроился спать на коврике, который принадлежал когда-то Тому. Вика восторгалась, глядя на забавные движения малыша, его маленькие тонкие лапки, дрожащий хвостик. Но Кирилл не спешил радоваться.

– Я часто думаю, – сказал он матери, – зачем люди сначала заводят животных, а потом их выбрасывают?

– Сначала это забавная игрушка, новое развлечение, – ответила Екатерина Николаевна, – а потом игрушка надоедает. Но ее не бросишь в угол, ведь она живая, вот и выбрасывают животных на улицу.

– А там они погибают!

– Чаще всего. Ведь такому малышу трудно. Я когда шла сегодня, он сидел на дорожке и мяукал.

– А все шли мимо?

– Да, никто не обращал внимания.

– Ты решила его взять?

– Да, он ведь как брошенный ребенок.

– Мы будем о нем заботиться, мама, и он вырастет.

– Конечно. Но со взрослыми животными гораздо больше хлопот. Хватит ли у вас терпения?

– Хватит. Том живет у бабушки, а мне всегда хотелось, чтобы он жил с нами.

– Теперь у вас появится много забот.

– Мы справимся, обещаю.

Екатерина Николаевна провела рукой по волосам сына. На Кирилла можно положиться, если он что-то пообещал. Теперь котенок не останется без присмотра.

Зазвенел звонок. Вернулся с работы Андрей Павлович. Вика поспешила к отцу.

– Идем, идем скорее, – тащила она отца за рукав, – я тебе что-то покажу.

– Подожди, малышка, я сейчас.

– Нет, сначала посмотри, – и Вика показала отцу спящего котенка.

Андрей Павлович никогда не запрещал держать в доме животных. Единственное условие, которое он выдвигал: дети должны были сами заботиться о своем домашнем любимце. Вот и сейчас он без возражений слушал радостную Вику.

– А как же зовут это чудо? – спросил Андрей Павлович.

– Не знаю, – Вика посмотрела на Кирилла, – мы еще не придумали.

Кирилл тоже не знал. Он перебирал в уме всевозможные клички животных, но ему все казалось неподходящим.

– Пусть мама придумает, – сказал мальчик, – ведь это она нашла котенка.

– Мам, а как ты его назовешь? – запрыгала Вика возле Екатерины Николаевны.

– Я тоже не знаю. Назовем Барсик или Мурзик. А может, Кузька?

– Кузька! Точно – Кузька! – Вика радостно засмеялась и присела перед котенком. – Ты хочешь быть Кузькой?

Котенок приподнял мордочку, сладко зевнул и перевернулся на другой бок.

– Ему понравилось, – решила Вика.

– Пусть отдыхает, – сказала Екатерина Николаевна, – а нам пора ужинать.

Нефедовым очень нравились эти вечера. Ведь днем не всегда удавалось собраться всем вместе. Родители рано уходили на работу, их не было целый день. Кирилл учился в лицее, Вика в начальной школе гимназии. Все приходили в разное время. Но по вечерам обязательно собирались все вместе, чтобы поделиться новостями. Родители говорили о своей работе, дети рассказывали о том, что происходит в школе. Но сейчас лето. Дни казались ребятами незаметно похожими друг на друга. Но скучать они не умели. Вот и сегодня Кирилл и Вика наперебой рассказывали, как придумали новую игру.

– Что за игра? – спросил Андрей Павлович.

– «Угадай-ка!».

– А что нужно угадать?

– Вика читает мне описание животного, а я должен сказать, кто это такой, – ответил Кирилл.

– Получается? – поинтересовался отец.

– Не очень, – честно признался Кирилл, – иногда я могу узнать животное по описанию, но чаще всего нет.

– Ничего, – успокоил его Андрей Павлович, – все получится.

– А у тебя, мам, как на работе?

– У меня по-прежнему, – махнула рукой Екатерина Николаевна. – И в такую жару детвора умудряется простывать. Стоит выпить холодной воды или поесть побольше мороженого. И сразу болит горло, сразу насморк. Думаю, для вас ничего интересного.

– Вот и у меня интересного мало, – подхватил Андрей Павлович. – Сейчас приходится все время сидеть с бумагами. Но вы знаете, – оживился он, – скоро моей бумажной волоките наступит конец.

– Почему? – заинтересованно спросил Кирилл, всегда внимательно слушающий отца, когда тот рассказывал о работе.

– Результаты моей прошлой командировки в Карелию привлекли внимание коллег. Большинство согласны с моими выводами, но некоторые считают, что я сгущаю краски.

– Как это «сгущаешь краски»? – спросила Вика.

– Это значит «преувеличиваешь», – пояснил Кирилл, – не перебивай, Вичка.

– Да, находятся среди моих коллег такие, что считают будто я преувеличиваю. Опасности для природы края никакой нет, а значит, два-три небольших заводика не причинят большого ущерба.

– Но как же так, папа! – возмущенно воскликнул Кирилл. – Ведь ты доказал, что уникальная природа Карелии нуждается в охране и защите. Там ничего нельзя строить!

– Да, таковы были мои выводы, что я представил в отчете после командировки. К сожалению, не все с этим согласны.

– И что же теперь, Андрюша? – спросила Екатерина Николаевна.

– К счастью, многие верят моему заключению. И чтобы подтвердить результаты исследований, в Карелию вместе со мной направляются несколько коллег. Мы должны привести большой отчет о состоянии природы края.

– Значит, – сделала вывод Екатерина Николаевна, – ты отправляешься в командировку. И надолго?

– Я думаю, что за месяц нам удастся справиться.

– А мы? – Кирилл посмотрел на отца. – А нам никак нельзя поехать?

– У меня будет много работы, – произнес Андрей Павлович, – возможно придется жить в походных условиях.

– Мы тоже можем жить в походных условиях, – заявила Вика.

– Не сомневаюсь, но я отправляюсь с коллегами и не уверен, что вы не будете мешать...

– Мы не будем мешать, – торопливо сказала Вика.

– А кроме того, кто-то должен и маме дома помогать.

– Мам, а ты не могла бы поехать? – спросил Кирилл, втайне надеясь на мамин положительный ответ.

– Нет, сынок, у меня сейчас много работы.

Все надежды ребят рушились. А им так хотелось бы опять побывать в Карелии. Ведь они уже видели это чудесное место, «страну маленьких озер». Андрей Павлович брал их с собой в прошлую командировку. Они познакомились с чудесными ребятами из города Воскресенска, а с одним из них – Васькой – даже успели подружиться.

– А куда ты поедешь, папа? – спросила огорченная Вика.

– Мы отправимся сначала в Воскресенск, а потом куда-нибудь на озера.

– А где вы будете жить?

– Руководство института заказало для нас места в гостинице.

– Но папа, – сказал Кирилл, внутренне замирая, – ведь ты же действительно можешь взять нас с собой. Мы уже были в городе, потеряться не сможем, и там у нас много друзей.

– Васька, например! – выпалила Вика.

Андрей Павлович взглянул на жену. Действительно, потеряться в Воскресенске было бы весьма затруднительно. Кирилл и Вика нашли много общих интересов с ребятами из клуба «Живой родник». И кроме того, в Москве стояла невыносимая летняя жара. Пыль поднималась до самых верхних этажей многоэтажек, а бензиновые пары отравляли воздух. В Карелии же даже летом умеренная температура и часто идут дожди. В маленьком городе дети смогли бы отдохнуть.

Все это понимала и Екатерина Николаевна. Ей не хотелось отпускать детей, но она представляла, что в московской пыли и духоте им придется провести еще целый месяц, пока осенние дожди наконец-то не сменят летнюю невыносимую жару.

Дети напряженно ждали, что же скажут родители.

– Я в общем-то не против, – сказал Андрей Павлович. – В Воскресенске действительно вы смогли бы отдохнуть, а в дороге за вами могла бы присматривать Ольга Петровна.

– Ольга Петровна тоже едет? – удивилась Екатерина Николаевна, зная, что та по натуре домоседка.

– Никуда не денешься, – отозвался Андрей Павлович, – она хороший специалист, вот наше руководство и решило отправить ее в командировку.

Если до этого Екатерина Николаевна еще сомневалась, отпускать ли детей, то теперь ее сомнения развеялись. С этой пожилой, но все еще очень активной женщиной была знакома вся семья. На нее всегда можно было положиться в присмотре за детьми.

– Ну раз Ольга Петровна едет, – улыбнулась Екатерина Николаевна, – то, я думаю, вас можно будет отпустить. Тем более, что она не позволит вам вольничать.

– Это точно, – согласился Андрей Павлович, зная строгий нрав Ольги Петровны и ее любовь к порядку.

– Мы едем! – обрадовалась Вика. – Кирилл, нам разрешили ехать!

Кирилл тоже был обрадован. Еще бы! Они снова увидят Карелию!

ГЛАВА 2. В ВОСКРЕСЕНСКЕ.

Екатерина Николаевна в последний раз проверила все ли взяли дети. Но делала она это больше для порядка, чтобы отвлечься от невеселых мыслей. Она знала, что с детьми ничего случиться не может, они едут с отцом. Да и Ольга Петровна обязательно за ними присмотрит. Женщины не раз обсудили это по телефону. Но так непривычно оставаться одной в квартире, когда не слышно детских голосов.

Екатерина Николаевна старалась не выдать своего настроения. Ведь дети так рады, а перед школой им нужно отдохнуть. Воскресенск расположен в чудесном месте, и Екатерина Николаевна это знает. Ей довелось там побывать. От невеселых мыслей ее отвлек голосок дочери.

– Мам, ты не скучай без нас, ладно?

– Как же мне без вас не скучать? – Екатерина Николаевна поправила выбившуюся пышную прядку дочери.

– Ты постарайся.

– Постараюсь.

– Мам, а тебя Кузька будет веселить.

– Вот-вот, – покачала головой Екатерина Николаевна, – сами уезжаете, а все заботы о малыше теперь на меня свалятся.

– Ну-у, мам, – протянула Вика, но поняла, что Екатерина Николаевна шутит, – мы, как только вернемся, сразу станем о нем заботиться.

– Хорошо, верю.

– Мам, ты постарайся без нас не грустить, – попросил Кирилл.

– Постараюсь, – ответила Екатерина Николаевна, – бабушка обещала меня почаще навещать, а я к ней буду ездить, да и моя сестра Галина обещала погостить недельку.

– Тетя Галя приедет? – вмешалась Вика, которая очень любила свою тетку.

– Приедет.

– А нас и не будет, – разочарованно протянула Вика.

– Так оставайся, если хочешь, – заметил брат.

– Нет уж, сам оставайся, а я поеду с папой!

– Ладно вам, – урезонила детей Екатерина Николаевна, – Галина еще приедет, не в последний же раз... Только ведите себя хорошо и слушайтесь Ольгу Петровну.

– Ага, – закивала Вика, – мы будем слушаться. Мам, а хочешь, я тебе буду письма писать из Воскресенска каждый день и рассказывать, что у нас происходит?

– Так уж и каждый день, – Екатерина Николаевна прижала к груди голову дочери, – если ты даже напишешь раз в неделю, я буду рада.

– Хорошо! Только пусть Кирилл не читает, а то начнет указывать на ошибки.

Кирилл хотел уже было возмутиться, когда это он такое указывал, может, всего раза два или три, но тут открылась дверь. Вернулся Андрей Павлович. Машина уже ждет внизу, они и так задержались, надо поторапливаться. Екатерина Николаевна обнимает детей, прощается с мужем. Вот внизу хлопнула дверца машины, заурчал мотор. Екатерина Николаевна осталась одна. Кузька вылез из своего угла, проковылял к ней на тоненьких ножках и стал тыкаться в тапочки маленькой мордочкой.

– Ничего, Кузька, – сказала Екатерина Николаевна, поднимая котенка и поглаживая маленькое тельце, – не успеем оглянуться, как наши непоседы вернутся.

Котенок, почувствовав ласковую руку, довольно заурчал и свернулся клубком. Екатерина Николаевна села с котенком на диван. У ее детей путешествие уже началось.

* * *

В Воскресенск приехали во второй половине дня. Кирилл и Вика продолжали играть в «Угадай-ку», но даже от этой увлекательной игры их отвлекал пейзаж за окном. Наконец, ребята забросили книгу и стали смотреть в окно. Они готовы были сидеть так целый день, но Ольга Петровна, которая с самого начала взяла над ними шефство, видно решила, что есть им нужно минимум раз шесть или семь в день и постоянно их кормила вкусной домашней снедью. Спорить с Ольгой Петровной было бесполезно, в этом отношении она оказалась человеком железным и не поддающимся ни на какие уговоры. Кириллу и Вике пришлось смириться.

Но даже эта настойчивая забота со стороны Ольги Петровны не могла уменьшить прелести путешествия. Но вот поезд привез их на нужную станцию. Теперь нужно пересесть на автобус или на пригородную электричку. Сверившись с расписанием, решили пойти на электричку. Кирилл и Вика восторженно вертели головами. Они уже в Карелии. Об этом говорили и чуть размытая голубизна неба, и неяркая зелень. Ярких сочных кричащих красок здесь не найти, но эта приглушенность, неяркость, размытость радовали глаз и чудесным образом успокаивали.

Здесь открытия ожидали на каждом шагу, стоило немного пройти, подняться на бугорок и перед глазами открывался чудесный вид. Можно было долго смотреть вперед, наслаждаясь красотой открывшейся впереди картины, можно было разглядывать отдельные детали. Это не надоедало, не становилось скучным. Хотелось идти все дальше, смотреть еще и еще.

Вот и на станции, пока взрослые терпеливо сидели в маленьком бревенчатом здании, ребята вышли прогуляться. Они обошли здание, перешли через старые заросшие лопухами ржавые рельсы и пошли к небольшому перелеску. Среди деревьев были в основном осинки, дубки, ольха, молодые сосенки. Шуршала под ногами листва, которая скапливалась годами. Лишь кое-где у самого основания деревьев пробивались травинки, да зеленый бархатистых мох покрывал кору.

Вике так нравилось бегать среди деревьев и аукать. Девочка радовалась, что снова оказалась в лесу. Пусть это не настоящий лес, а всего лишь небольшой перелесочек, но для Вики он был настоящим лесом. Кирилл шел не спеша. Он внимательно огладывался по сторонам, боясь упустить что-то интересное. Вот и теперь Кирилл заметил на дереве яркую птицу. Коричневато-рыжая с черными вкраплениями, он посматривала на мальчика круглым желтым глазом. Кирилл отметил, что на затылке птички были черные перышки, которые напоминали небольшие полоски, а вот на спинке их почти не было. Зато на крыльях они образовывали небольшую окантовку. На хвосте черная окантовка была еще шире. Лапки у птицы были крепкими, чуть морщинистыми, с острыми темно-коричневыми коготками. Вытянутый клюв у самого основания был желтоватым, затем становился коричневым, а кончик его был совсем черным. Вокруг глаз тоже росли маленькие черные перышки, как будто птица решила натянуть черную маску на глаза на манер грабителя.

Кирилл не расставался со своей видеокамерой. Пусть она была маленькой, для видеолюбителей, но позволяла получать иногда потрясающие кадры. Кирилл научился уже довольно неплохо с ней управляться. Стараясь не спугнуть птицу, юный любитель природы достал видеокамеру из футляра и включил ее. Но птица, казалось, совсем не боялась мальчика и не собиралась улетать. Она почистила клювом перышки на крыле, взъерошила себе грудку и встряхнулась. Потом походила немного по ветке и склюнула невидимую букашку. Кирилл радовался, что птица не улетает. Она ведь совсем близко, ее так отчетливо видно.

– Кирилл! Кирилл! Ты где? – услышал он тоненький голосок сестры.

Между деревьев замелькало ее платье. Кирилл боялся отозваться, чтобы не спугнуть птицу. Но Вика уже увидела брата. Она подбежала к нему, протягивая сжатый кулачок. Кирилл хотел предупредить, чтобы Вика не слишком шумела и не испугала птицу. Но та пугаться вовсе не собиралась. Уцепившись за ветку, она вытянула голову и разразилась хриплым картавым стрекотаньем. Вика задрала голову и посмотрела на птицу. Но та самозабвенно продолжала орать, не обращая ни на кого внимания.

– Кирилл, чего это она? – удивленно спросила Вика.

– Это сойка. Я сначала сомневался, а теперь не сомневаюсь не капли. Только сойки умеют так скандалить. Их даже прозвали «базарными торговками».

Словно в подтверждение этих слов, птица растрещалась еще пуще. Она снялась с ветки и полетела прочь, оглашая перелесок своим скрипучим голосом.

Ребята подумывали, не пойти ли им за сойкой, но тут послышался голос Ольги Петровны, она звала ребят. Пора было спешить на электричку. Взяв Вику за руку, Кирилл побежал к станции.

* * *

В Воскресенске их встретил Киримов. Андрей Павлович звонил ему перед отъездом из Москвы. Владимир Александрович познакомился с Нефедовыми, когда они впервые приезжали в Карелию. Мужчины сразу нашли общий язык. Киримов предоставил Андрею Павловичу прекрасные материалы о природе края. А сейчас он не хотел слушать про гостиницу и звал всех к себе. Порешили на том, что коллеги Андрея Павловича останутся в гостинице, а сам он вместе с детьми расположится у Владимира Александровича. Кирилл и Вика были очень рады. Квартира Киримова им нравилась.

Коллеги Андрея Павловича Вадим Семенович и Николай Борисович надолго в гостинице задерживаться не собирались. Побросав вещи и умывшись, они заявили, что пойдут познакомиться с окрестностями. Ольга Петровна сообщила, что с окружающим краем она всегда сумеет познакомиться, а теперь намерена отдохнуть. А Андрей Павлович с детьми отправился к Владимиру Александровичу.

– Заходите, располагайтесь, – говорил Владимир Алесандрович, помогая заносить вещи.

– Спасибо, Володя, что позволили у вас остановиться.

– Пустяки. А мне не скучно будет.

– Я к гостиницам привычный, меня ничем не возьмешь, но детям лучше, конечно...

– Конечно, – перебил его Киримов, – у меня, считай, квартира все время пустая, а вы придумали детей в гостиницу тащить.

Кирилл и Вика не вмешивались, они разбирали свои вещи. Владимир Александрович показал, чтобы они располагались в комнате, а сам занялся приготовлением ужина.

Щелкнул замок и в квартиру вошел высокий темноволосый парень. Крепко и ладно сложенный, он быстрым пружинистым шагом пересек коридор и подошел к Владимиру Александровичу. Внимательные светло-зеленые глаза глянули на Нефедовых.

– Здравствуйте, – проговорил он.

– Здравствуй, – ответил хозяин, улыбаясь, и представил его гостям, – это мой племянник Олег.

– А это Андрей Павлович и его дети Кирилл и Вика.

– Очень приятно, – ответил Олег, пожимая протянутую руку Андрея Павловича, – отец много о вас рассказывал.

– Ваш отец Алексей Александрович? – не удержался Кирилл, вспомнив высокого рыбака, в доме которого они как-то гостили.

– Да. Только, Кирилл, не надо говорить мне «вы», я всего на несколько лет тебя старше.

– А сколько... тебе?

– Осенью будет двадцать.

– Двадцать? Так много? – удивилась Вика.

– Разве же это много, – засмеялся Олег, присаживаясь перед Викой на корточки, – вы к нам надолго?

– На месяц где-то, – ответил Андрей Павлович. – Это связано с моей прошлой командировкой. Но теперь я приехал со своими коллегами.

– Раз на месяц, обязательно приезжайте в Крушинский. Отец о вас часто вспоминает и мама.

– Мы с коллегами уже думали об этом. В Воскресенске у нас дел не много, а вот подняться вверх по озерам нужно будет обязательно. Мы уже выбирали с коллегами подходящее место и думали о маршруте.

– Да чего же тут думать? – удивился Олег. – Поговорите с моим отцом. Он вам подскажет лучший путь, а может, и сам на лодке отвезет куда скажете.

– Спасибо, Олег, я поговорю с коллегами.

* * *

Вечером к Киримову пришли коллеги Андрея Павловича. Они уселись на кухне, чтобы подробнее поговорить о дальнейшем пути. В Воскресенске они не хотели долго оставаться. Подумав, согласились воспользоваться приглашением Олега и начать свои исследования с озера Туманное.

Кирилл и Вика не хотели слушать разговоры взрослых и, отпросившись у Андрея Павловича, пошли погулять. Больше всего Кириллу и Вике нравились в Воскресенске старые улочки с деревянными домами и ухоженными палисадниками. Вот и теперь брат и сестра, не сговариваясь, свернули на одну из таких улочек. Они разглядывали палисаднички, в которых росли самые разные цветы. Вон крокусы развернули свои нежно-розовые лепестки так, что видна белая сердцевинка. А вон поречечник с мелкими розово-фиолетовыми цветочками. Снизу цветы крупные и фиолетовые, а к вершине становятся все мельче. Меняется и их окраска. Поречечник удивительный цветок. Не только цветы, но и листья у него разные. На длинном стебле есть несколько отростков-веточек. Каждый отросток выходит из утолщения на стебле. Возле этого утолщения собрались венчиком мелкие листики. Они вытянутые, заостренные, темно-зеленого цвета. А вот на самых веточках листики поменьше, они полукруглые, светло-зеленые с белесоватыми волосками и мягкие на ощупь.

Поречечник растет во многих палисадниках. Его мягкий сладковатый запах, кажется, окутывает все вокруг. Поречечник – не садовое растение. Но садоводы подметили его свойства. Ранней весной они выкапывают его на берегах рек и высаживают у себя в палисадниках. Здесь растение вырастает не очень большим, но Кириллу и Вике довелось видеть настоящий дикий поречечник. На берегу одной из заток они видели разросшийся поречечник,0 который был выше человеческого роста, а его листья у корня напоминали огромные лопухи.

Полюбовавшись поречечником, ребята отправились дальше. Но не прошли они и нескольких шагов, как услышали крики. Кирилл свернул в проулочек, Вика бросилась за братом. Уцепившись за нижнюю ветку, на дерево пытался взобраться маленький пацаненок. Его футболка была запачкана землей, на шорты налипли травинки, а бейсболка съехала набок. Другой пацан постарше тугой веткой хлестал пацаненка по голым ногам. Тот отпихивался. Но большому очень нравилось издеваться. Он примерился и с силой хлестнул младшего по ноге.

Кириллу всегда было противно, когда здоровые балбесы обижали малышей. Он быстро подошел к верзиле и хлопнул его по плечу. Тот обернулся, удивляясь такой наглости.

– С маленьким связался? – спросил Кирилл.

– А че? – ответил, сплевывая, здоровяк.

– Да ни чего, может лучше пойдешь погуляешь, мороженого поешь или мультики посмотришь.

– Ты че? – удивился пацан.

– Да, я думаю, ты немного перегрелся.

Пацан посмотрел на решительного Кирилла, на пацаненка, который свалился с дерева, на подбежавшую Вику и, видно, решил не связываться.

– Ага, – сказал он, – че тут делать, я пойду.

Он зашагал прочь, оглядываясь, не бросились бы за ним. Но Кириллу было не до него. Он помог пацаненку подняться, поправил бейсболку. Из-под нее выбивались буйные рыжие лохмы, да и чумазая мордашка была очень знакомой.

– Васька! – первой закричала Вика.

– Ты что здесь делаешь? – удивился Кирилл.

– Да Витек пристал. Я его тугодумом назвал, вот он и завелся.

– Дразниться, Васька, нехорошо, даже, если он такой и есть, – сказал Кирилл.

– А вы опять приехали? Вот здоровско! – Васька подпрыгнул от радости. – Теперь нам будет весело.

– Мы здесь ненадолго, Васька, – сказал Кирилл, – скоро отправляемся в Крушинский.

– В Крушинский! – огорчился Васька. – Ну вот, не успели приехать, а уже опять уезжаете.

– Не переживай, Васька.

– Кирилл, – Васька потянул мальчишку за руку, – а твой отец не смог бы взять меня с вами в Крушинский?

У Васьки было такое грустно-огорченное лицо, что Кирилл долго не раздумывал.

– Бежим к нему сейчас и спросим, а потом с твоими родителями поговорим.

* * *

Андрей Павлович уже выяснил, как они могут все вместе добраться до Крушинского. Местная администрация согласилась выделить ученым автобус, чтобы они могли перевезти свое оборудование. Олег сказал, что сейчас живет у дяди и ждет своих друзей, с которыми вместе учится в институте. Полина и Игорь должны приехать завтра утром. Олег поедет с друзьями и возьмет с собой Кирилла и Вику. Андрей же Павлович поедет с коллегами на автобусе. Во время всех этих обсуждений Васька тихонько сидел в уголочке и жалобно на всех посматривал.

Олег заметил жалобные взгляды, которые бросал на всех Васька.

– Тоже хочешь поехать? – спросил он тихо.

– Ага, – Васька закивал рыжей головой, – а можно?

– К нам-то можно, да вот отпустят ли тебя родители?

Теперь все смотрели на Ваську и тот совсем засмущался.

– Если Васька не помешает, – сказал Андрей Павлович, – то мы могли бы взять его с собой. Как ты, Олег, на это смотришь?

– Согласен, – кивнул Олег, – а мама только рада будет. Я же сказал ей, что приеду с друзьями. Считай, что ты тоже мой друг.

– Здоровско! – только и выдохнул Васька. – Значит, я с вами поеду!

– А как же твои родители?

– Мамка меня отпустит, я ее уломаю.

– Пойдем-ка, Василий, вместе, – сказал Андрей Павлович, поднимаясь со стула.

Кирилл и Вика тоже захотели пойти с Андреем Павловичем. А Олег отправился провожать к гостинице ученых. Васька долго возился с замком, но, наконец-то, справился.

– Явился, постреленок, – услышали Нефедовы усталый неласковый голос, – целый день пропадаешь.

– Это мамка, – шепнул Васька, – но вы не бойтесь, это она только меня ругает.

– Ты там заснул, что ли? – опять спросил голос.

– А у нас гости, – провозгласил Васька, показывая всем, чтобы шли за ним.

Нефедовы вошли в комнату. Молодая женщина укачивала маленького ребенка. Малыш сладко посапывал у нее на руках.

– Добрый вечер, – поздоровались Андрей Павлович и дети.

– И вы здравствуйте, – неласково ответила женщина, – не иначе Васька что-то натворил.

– Нет, ничего он не натворил, – поспешила заверить ее Вика.

– Странно... – женщина посмотрела на Андрея Павловича, – а я подумала...

– Нет, – успокоил женщину Андрей Павлович, – мы, Тамара Григорьевна, к вам вот по какому вопросу. Мы с детьми собираемся уехать в поселок Крушинский на озеро Туманное. Я хотел бы спросить, не могли бы вы отпустить Ваську с нами в поселок?

Тамара Григорьевна подошла к маленькой кроватке и положила малыша.

– Не знаю даже, – сказала она, – сами видите. Я все время занята с Коленькой, а с Васькой мне заниматься особо некогда. Муж у меня в рейсе, вернется только осенью. Хотела Ваську отправить в лагерь, так он заупрямился.

– Ваське с нами будет хорошо, – вставил Кирилл.

– Что скажете, Тамара Григорьевна?

– А когда вы едете?

– Завтра.

– Да когда же я успею его собрать?

– Отпустила! Отпустила! Вот здоровско! – запрыгал Васька.

– Тише ты, – шугнула его мать, – Коленьку разбудишь. Скажите, когда Васька приходить и куда.

– Я сам за Васькой зайду утром, – пообещал Кирилл.

Васька пообещал не проспать и кинулся в комнату собирать вещи. Кирилл и Вика возвращались довольные. Васька теперь поедет вместе с ними. С рыжим непоседой им скучать не придется.

ГЛАВА 3. ОТВАЖНЫЙ НАЙДЕНЫШ.

Утро началось с суеты. Кирилл проснулся, услышав незнакомые голоса и смех. Хлопали двери, лилась в вода в ванной. Что-то стеклянное упало и разбилось. Голоса примолкли, но через несколько секунд прослышались опять. В комнату вошел Андрей Павлович.

– Проснулся? – спросил он у Кирилла.

– Да. А Вика еще спит.

– Кто спит, – заспанное личико Вики выглянуло из-под одеяла, – я уже давно не сплю. А кто это смеется?

– Друзья Олега? – предположил Кирилл.

– Да, они уже приехали и готовы тронуться в путь. Так что дело за вами.

– Мы быстро, – заверил Андрея Павловича Кирилл.

– А Васька? – спросила Вика.

Тут послышался звонок. Через минуту в комнату протиснулся Васька. На нем были темные новые штаны и клетчатая отглаженная рубашка. Васька сгорбился под тяжестью рюкзака и одной рукой волок тяжеленную сумку.

– Зачем ты столько всего набрал, Васька? – удивился Кирилл.

– Мамка велела, – ответил рыжий постреленок, пытаясь высвободиться из лямок рюкзака.

– Но ведь это же очень много, – все еще недоумевал Кирилл.

– Мамка сказала, что здесь все самое необходимое, а здесь, – он слегка пнул тяжеленную сумку, – еда.

– Твоей еды на целый месяц хватит, – сказала Вика, выбираясь из кровати.

– Не-а, я знаешь как ем. Я все это быстро слопаю, ничего не останется.

Кирилл и Вика засмеялись. Уж очень смешным показалось Васькино заявление. Пацаненок был на удивление худым.

– Ладно, Васька, сиди здесь, а мы пока собираться будем, – сказал Кирилл.

Вика согласно кивнула и, захватив полотенце и зубную щетку, исчезла за дверью.

* * *

Друзей Олега они увидели возле машины. Стройная девушка со светло-русыми волосами и невысокий черноволосый парень. Увидев детскую команду, Игорь нахмурился. Теперь еще придется всю дорогу терпеть детский сад. Но Полина реагировала по-другому. Она подхватила Васькину сумку и взяла у Вики сверток. Те было запротестовали, но она подпихнула малышей к машине и улыбнулась.

– Рассаживайтесь.

Вика и Васька не стали себя упрашивать и полезли на заднее сиденье. Игорь деловито разместился впереди, а Полина с Кириллом устроились сзади. Олег плавно тронул с места.

– Ты хорошо машину водишь, – заметила Полина.

– Отец научил, – ответил Олег.

– Это в городе хорошо, Полиночка, – вмешался Игорь, – а за городом так будет трясти, что только держись.

– А ты умеешь водить машину? – спросил Васька.

– Конечно, – Игорь обернулся и смерил Ваську презрительным взглядом, – только впредь попрошу мне не «тыкать».

Васька открыл было рот, но Кирилл покачал головой: «Не связывайся, мол», и пацаненок промолчал. Довольный, что поставил мелюзгу на место, Игорь поудобнее развалился на сиденье и стал крутить ручку приемника.

Но вскоре ребята забыли про Игоря. Васька и Вика смотрели в окно. Им было все интересно. Любая мелочь вызывала у них бурный восторг: и лохматая лопоухая собачонка, что сидела у дороги и чесала лапой за ухом, а потом припустила за машиной, звонко лая, и коричневый бычок с белым пятном на боку, что спокойно пасся на пригорке, и остановившийся у парома грузовик, с которого бабы в разноцветных платках деловито сгружали корзинки, мешки, ведра, и дедок в соломенной шляпе, подкручивающий детали старенького велосипеда, и...

Кириллу же больше нравилось наблюдать за открывающимся за окном пейзажем. Ему уже доводилось видеть озера Карелии, но разве это когда-нибудь сможет надоесть? Ведь пейзаж за окном постоянно менялся. Синего, голубого, сероватого, светло-зеленого и зеленого было в избытке. Словно природа решила истратить все эти цвета именно в Карелии. Цвета переплетались красивой лентой, с причудливым узором. Но стоило присмотреться, и взгляд выхватывал голубые окошки воды, что росли в обрамлении речной травы. Над синими узкими полосками заток поднимались желтовато-зеленые стрелки камышинок с яркими коричневыми головками. Повсюду у воды росли низкие деревца черемушника. Это дерево с тонкими вытянутыми почти как у ивы листьями легко было отличить по светло-фисташковым округлым кронам.

Зеленели пушистые сосенки, напоминая маленьких ежиков, ели были чуть темнее. Сейчас на ветках появилось много продолговатых желтовато-коричневых шишек. А на осинках и кленах появились желтые пятна. Лето еще не уступает свои права, но эти листочки – первые предвестники осени.

Впереди послышался сигнал. Это автобус остановился возле дома Киримовых. Олег затормозил: «Приехали» и пошел помогать ученым выгружаться.

Встретила их Валентина Петровна. Познакомившись с экологами, стала показывать, где лучше разместиться. Кириллу и Вике она очень обрадовалась, а засмущавшегося Ваську ласково погладила по голове и пацаненок приободрился. О Полине и Игоре Валентина Петровна слышала от своего сына. Она надеялась, что ребятам на озере понравится, и они смогут хорошо отдохнуть.

Старый дом не помнил такого количества гостей. Теперь в каждой комнате слышались голоса, что-то переносили, что-то двигали. В просторном доме стало тесновато. Но Валентина Петровна была довольна. Почти круглый год они с Алексеем Александровичем жили одни. В поселке людей было мало, иногда заглянет кто-то из соседей, или приедут инспекторы к Алексею Александровичу. Дом привыкал к тишине, он стоял словно погруженный в дремоту, оживая лишь летом, когда приезжал на каникулы сын Олег.

Кириллу, Вике и Ваське досталась комната наверху. Алексей Александрович решил когда-то, что не стоит пропадать просторному чердаку и сделал под крышей две небольшие комнатки. Одну отдали детям: Кириллу, Вике, Ваське, а в другой расположились Полина и Ольга Петровна. Очень удобно. Ребята все время были под присмотром.

Вика и Васька пришли в восторг от покатой стенки, от маленьких окошек, в которые были вставлены цветные стеклышки, от небольшого флюгера, что был прикреплен возле одного из окошек. Понравилась ребятам и постель. Большие охапки сена, накрытые шерстяными одеялами. Когда-то Олег прикрепил здесь карту мира и повесил небольшой штурвал со старого баркаса. Остальное дополнило воображение. Немного фантазии и эта комнатка превращалась в каюту корабля, который бороздит просторы морей, а сами ребята чувствовали себя и отважными мореплавателями, открывавшими новые земли, и Робинзонами, попавшими на сказочный остров.

Разобрав свои вещи, ребята быстро спустились по лестнице.

– Ты должен увидеть озеро, Васька! – тащила его за руку Вика.

– А какое оно, озеро?

– Необыкновенное, – ответил Кирилл за сестру, – сам увидишь.

– Так пойдемте быстрее.

– Побежали!

И ребята побежали к озеру. Быстро спустились с пригорка, протопали по деревянным мосткам, что вели к самой воде и замерли. Озеро раскинулось перед ребятами во всей своей красоте. Огромная водная ширь лежала у самых ног. Нежного голубого, голубовато-серого и жемчужного оттенков плескалась вода. Лишь у самых берегов, где заглядывала в воду трава, она голубела сильнее, становилась бирюзовой, отливала нежной зеленью.

Денек был спокойный и теплый. Но легкий ветерок не давал воде покоя. Набегала на берег беспокойная волна. Плескала солнечными зайчиками. Ветерок словно играл с солнышком в догонялки. Только он наморщит гладь воды в одном месте, как россыпь солнечных зайчиков заплещется недалеко; кинется в это место, а солнечные проказники разбежались от него, и уже блещут возле прибрежных кустов. Ветерок тогда кидается к кустам, начинает теребить их макушки, хватает листья. Вода в озере успокаивается и становится похожа на прозрачное голубое стекло. Солнечные зайчики замирают, растекаясь по поверхности тугим слепящим солнечным пятном. Но только ветерок заметит это, кидается к воде, и снова разбегаются от него во все стороны солнечные сорванцы.

– Ну как? – спросила Вика.

– Здоровско! Так здоровско! – только и мог вымолвить потрясенный малыш. – Вот бы здесь все время жить.

– А ты бы хотел? – спросил Кирилл.

– Ага. А ты? – спросил рыжий пацаненок в свою очередь.

– И я хотел бы. Не знаю только, как получится.

– В городе тоже хорошо, – вставила Вика.

– Да, хорошо, – отозвался брат, – но здесь, согласись, Вичка, чудесно. А если мы не можем жить в таком месте, то здорово, что мы можем сюда хотя бы приехать.

– Ага, – Вика запрыгала на одной ножке, – а пойдемте на берег.

– Пойдемте, только спускайся осторожно, Вика.

Но Вика уже не слушала. Она пролезла между перекладин мостков и спрыгнула на траву. Цепляясь за нее, девочка стала спускаться вниз. Трава скользила, и Вика поехала вниз. Кирилл бросился, чтобы ей помочь, но Вика уже «доскользила» сама, а сверху почти кубарем скатился Васька. Дружная команда отряхнулась. Малышам пришлось выслушать наставления старшего о том, что разные недотепы легко могут сломать здесь себе шею, а отвечать придется одному, но быстро заверили, что больше такого не повторится. Кирилл, глядя на довольные мордашки Вики и Васьки, перестал воспитывать, и отправился вместе с ребятами по берегу.

Несколько часов пролетели незаметно. Васька не успевал вертеть головой, а Кирилл и Вика наперебой ему рассказывали об озере. Устав и проголодавшись, решили возвращаться домой. Кирилл поднимался первым, помогая Вике. Васька от помощи отказался и пыхтел сзади.

– Может теперь Найденыша увидим? – спросила Вика.

– Может быть, – отозвался брат.

Раненую чайку подобрал на озере Кирилл. Он принес ее к Алексею Александровичу. Тот перевязал сломанное крыло и оставил чайку в доме. Теперь же, по словам Киримова, Найденыш вполне освоился. Крыло срослось, и чайка улетала на озера, чтобы охотиться за рыбой. Но всегда возвращалась.

Ребята вошли в дом. Везде было тихо, только на кухне звякала посуда. Решили заглянуть туда.

– Кыш! Уйди! Вот напастье! – слышался голос Валентины Петровны.

Ребята приоткрыли дверь. Валентина Петровна вынимала из духовки румяные пироги. На полу сидела чайка. Она подняла одно крыло и чистила клювом перышки. Валентина Петровна направилась к шкафу. Найденыш тут же двинулся за ней. Он шел за Валентиной Петровной, время от времени разевая клюв и издавая жалобные крики. Но видя, что на него не обращают внимания, он подпрыгнул и клювом ущипнул Валентину Петровну за ногу.

– Ах, ты разбойник! – Валентина Петровна схватила полотенце и шугнула им чайку. – Вот я тебе задам.

Найденыш, видно, полотенца побаивался. Он взлетел на табурет и снова принялся жалобно покрикивать.

– Здравствуйте, тетя Валя, – сказал Кирилл, входя на кухню, – безобразничает Найденыш?

Валентина Петровна улыбнулась детям и махнула рукой.

– Привык, что его рыбой кормят. Целый день летает где-то, а вечером возвращается и начинает еду выпрашивать.

– А можно ему хлебца дать? – спросила Вика.

– Лучше рыбки, – ответила хозяйка, – Кирилл, возьми в холодильнике.

Кирилл открыл дверцу и увидел пакет с рыбной мелочью.

– Всю? – спросил он.

– Разбойнику только оставь.

Кот Разбойник тоже любил полакомиться рыбкой и не упускал случая помурлыкать хозяйке, что он проголодался. Но сейчас Разбойник ходил где-то по своим кошачьим делам.

– А как ему рыбу давать? – спросил Кирилл, поднимая одну рыбку за хвост.

Но Найденыш ответил сам. Он подпрыгнул, замахал крыльями, подлетел к Кириллу и выхватил рыбешку. Никто опомниться не успел и рыбки, как не бывало.

– Привык из рук брать, – сказала Валентина Петровна.

– Кирилл, и мне, и мне дай, – наперебой загалдели Вика и Васька.

Кирилл наделил малышей рыбкой, и те стали протягивать ее Найденышу. Тот, не долго думая, стал хватать рыбку с детских ладошек. Вскоре все рыбки закончились.

– А больше нет? – спросил огорченно Васька.

– Да хватит уж ему, – сказала Валентина Петровна, – а завтра еще покормите. Он-то всегда себе корм найдет. А вы голодные поди. Берите пирожки, сейчас молочка налью.

Довольные ребята принялись уплетать вкусные горячие пирожки.

– Мы сами рыбы Найденышу наловим, – сказала Вика, – откусывая от румяной корочки.

– Рано вставать придется, – напомнил Кирилл.

– Ничего, мы встанем, – заверил Васька, допивая из кружки.

– Тогда прямо сейчас придется идти спать, – сказал Кирилл.

Дети закивали, поблагодарили Валентину Петровну за вкусные пироги и отправились наверх.

* * *

Кирилл поднялся рано. Надо было наловить рыбки Найденышу. Малыши сладко посапывали и отправляться в такую рань никуда не собирались. Кирилл решил взять на кухне ведерко. Только он подошел к двери, как услышал какую-то возню. Кирилл заглянул. В середине комнаты сидел разбойник. Шерсть у него на загривке стояла дыбом. Припав на передние лапы, кот злобно урчал, его хвост быстро двигался вправо-влево. Напротив кота сидела чайка. Она распустила крылья, взъерошилась и перебирала лапками.

«Сейчас Разбойник бросится, – подумал Кирилл, – надо спасать Найденыша». Но все произошло очень быстро. Чайка снялась с места и подлетела к коту. Она била крыльями и старалась клюнуть кота в голову. Теперь Разбойник только защищался. Когтистой лапой он пытался отогнать птицу, но Найденыш не унимался. Развернувшись, он вцепился лапами в спину кота. В ход пошли крылья и клюв. Разбойник пронзительно замяукал, упал на бок и перекатился на спину. Чайка отпустила его. Кот, лежа на спине, отбивался всеми четырьмя лапами, но чайка не отставала. Делая короткие броски, Найденыш старался клюнуть кота. Разбойник не выдержал. Он вскочил и кинулся из кухни. Он проскочил мимо Кирилла и помчался к чулану. На кухне среди клочьев кошачьей шерсти остался победитель.

– А ты, оказывается, драчун! – сказал Кирилл Найденышу, входя на кухню.

Мальчик протянул руку, чтобы погладить птицу, но Найденыш быстро клюнул Кирилла в палец. Мальчишка потер больное место, взял ведерко. Найденыш важно взгромоздился на стол. Победитель оглядывал свои владения.

Разбойника Кирилл нашел возле крыльца. Полосатый плутишка вылизывал потрепанную шерстку.

– Что, Разбойник, досталось тебе? – спросил Кирилл. – Ладно, принесу тебе вкусную рыбку.

Услышав свое имя, кот довольно заурчал и принялся тереть лапкой усатую мордочку.

ГЛАВА 4. МАЛЫШ.

Утро. Вокруг приятная тишина. Встающее солнышко старается все разукрасить розовым цветом, словно озорник, который нашел розовый карандаш и старается вовсю, пока взрослые не видят. Нежная голубизна воды озера Туманного теперь уступила место розовому шелку.

Розовой, золотисто-розовой, оранжеватой краски у солнышка вдоволь. Щедро расплескав ее по воде, оно старается не оставить без внимания каждое деревце, каждый листок. Старые серые крыши домов в поселке теперь нежно розовеют. Золотистыми искрами вспыхивает флюгер у окошка с разноцветными стеклышками.

Птицы начинают просыпаться, возятся в гнездах и издают первые пробные трели. Лениво всплескивает в озере хвостом крупная рыба. Надвигается день, а значит, пора вниз, вглубь, в прохладную тишину, под уютную коряжку. А когда появятся звездочки, будет тянуть вечерней сыростью, можно будет опять подняться повыше, чтобы полакомиться вкусными личинками. Рыба ударяет хвостом и скрывается в синей непрозрачной глубине.

Но вот еще плеск, затем еще. Тихое поскрипывание. По озеру осторожно продвигается лодка. Загорелый подросток радуется поднимающемуся солнышку. Начинается новый интересный день, полный самых разных открытий. Но Кирилл не просто плывет. Лодку он взял не для развлечения. Сегодня он решил получше обследовать гнездовья журавлей.

Журавли очень спокойные птицы, к их гнездам, если соблюдать осторожность, можно подобраться довольно близко. Теперь у журавлей-родителей много забот. Они кормят молодняк, учат охотиться на лягушек. Кирилл присмотрел себе удобное местечко, и теперь решил заснять на видеопленку гнездовья.

Добраться до журавлей совсем не трудно, нужно лишь знать место. Вот и теперь Кирилл выводит лодку из широкой протоки и сворачивает в очень узкую. Ветки кустарника, растущего на отмелях, низко склоняются над водой, образуя зеленый узорчатый шатер. Борта лодки касаются то одного, то другого берега, а иногда дно задевает по песку. Но Кирилл знает, что пройти здесь можно. Здесь мелко и в случае чего, лодку можно будет подтолкнуть.

Кирилл еще разок отталкивается веслом и выходит на большую воду. В этом-то и хитрость. Теперь лодку Кирилла не видно ни с одной стороны. Он попал в самое укромное место на озере. Теперь нужно причалить к берегу, густо заросшему ивняком и пробираться дальше.

Кирилл садится на весла. Обогнуть ивняк можно быстро, а потом следует пробираться сквозь камыши очень тихо и медленно. Кирилл один. Сейчас ему никто не мешает. Если раньше сестра постоянно просила взять ее с собой, то теперь она пропадает на озере вместе с Васькой. Они придумали построить какой-то город из ракушек. Теперь заняты поисками подходящего материала и строительством. А отец постоянно пропадает с экологами. Рано утром они отправляются на озеро, неся с собой массу самых разных приборов. Проводят исследования, делают записи, сравнивают результаты и о чем-то спорят по вечерам.

Друзей Олега практически не видно. Полина или помогает Валентине Петровне по хозяйству, или загорает на берегу озера. Игорю не по вкусу кормить комаров на жаре (хотя какие тут комары, и какая жара, солнышко греет ласково) и появляется из комнаты только к вечеру. Обмотавшись махровым пляжным полотенцем, он шествует к озеру. Окунется разочек и назад. Иногда Олег зовет Игоря и Полину посидеть на берегу или покататься на лодке. Тогда вопли транзистора, с которым Игорь не расстается, оглашают озеро. Но сейчас слишком рано, Игорь спит и видит десятый сон.

Кирилл подвел лодку к камышам. Плотные упругие стебли легко гнулись. Среди них почти не видно воды, но Кирилл продолжал двигаться дальше, раздвигая шуршащие стебли. Все. Теперь лодку придется оставить. Укрепив ее как следует, мальчик вылез и стал пробираться поближе к гнездовьям. Росший куст таволжника служил прекрасным укрытием. Кирилл устроился среди веток и приготовился наблюдать.

Он уже давно нашел эти гнездовья. Его внимание привлекало ближайшее гнездо. Журавль был очень крупным, осанистым. Видно, что старая птица повидала немало. Журавль мог подолгу замирать неподвижно. Иногда он запрокидывал голову и издавал клювом щелкающие звуки. Кириллу нравилось смотреть, как журавль расправляет крылья, чистит перышки. Крупные черные перья покрывали крылья и спину. Но грудка птицы и брюшко были белыми. Птица посматривала круглым коричневато-золотистым глазом, наклоняя голову то в одну, то в другую стороны.

Журавль, важно переступая коричневато-черными морщинистыми ногами, прошелся у самой воды. За ним спешили птенцы. Их было трое. Они уже обросли перышками, но около клюва и на лапках еще виднелась желтизна. Журавлята еще не обладали спокойствием и важностью взрослых птиц. Они бестолково толкались, щелкали клювами, переминались с ноги на ногу. Увидев лягушку, бросались на нее все вместе. Но добыча очень часто ускользала, и журавлята захлопывали пустые клювы.

Но они старались. Каждый день они учились чему-нибудь новому. Кирилл навел видеокамеру. Сначала нужно снять вот этого. Его мальчик называл Долговязиком. Он был выше других птенцов и постоянно смешно вытягивал шею. Но Долговязик был еще и очень проворным. Нередко он выхватывал добычу чуть ли не из клювов своих братьев. Схватив лягушку, отбегал подальше и начинал ее заглатывать. Другие журавлята подбегали, начинали подпихивать его клювом, но тот, не обращая внимания, старался справиться с едой. Как только лягушка была съедена, Долговязик, как ни в чем не бывало, снова подходил к старому журавлю.

Другого же Кирилл называл про себя Танцором. Казалось, что журавленок вытанцовывает на своих тонких ножках, до того изящны были его движения. Он все делал грациозно. Если Долговязик спешил напролом, и расталкивал всех, чтобы не остаться без добычи, то Танцор не спешил. Он подходил не торопясь, останавливался немного поодаль, но всегда зорко посматривал круглым глазом. И если только братья начинали толкотню, то Танцор не спеша подбирал добычу. Глотал он очень быстро, и только Долговязик и Растрепа спохватывались, как Танцор опять отходил немного в сторонку.

Третьему журавленку, как нельзя лучше подходило имя Растрепа. Он все время казался взъерошенным. Постоянно пушил перышки, щелкал клювом, задевая всех вокруг. Растрепа был самым непоседливым. Только он мог уйти от гнездовья и сунуть свой длинный клюв в непонятную нору. Только он мог полезть в ивняк, чтобы найти там неизвестно что. Журавли тревожными криками звали его обратно, но видно Растрепе, море, то есть озерцо, было по колено.

Кирилл снимал занятное семейство. Вот и опять. Не успел Долговязик взять камышинку, как Растрепа тоже схватился за нее. Журавлята очень потешно стали тянуть камышинку каждый к себе. Долговязик вытянул шею, сжал клюв, но Растрепа принялся бить крыльями. Камышинка полетела в воду. Но журавлятам было уже не до этого. Защелкали клювы, посыпались удары. Танцор осторожно подошел поближе, наклонился и склюнул камышинку. Помял ее в клюве, выплюнул и отправился обратно к гнездовью. Другие журавлята тоже успокоились и последовали за ним.

Мальчик мог наблюдать за птенцами бесконечно. Но сегодня он решил заснять еще и другое семейство. Выключив видеокамеру, мальчик стал пробираться через заросли таволжника. Еще немного. А теперь нужно присесть, чтобы птицы его не заметили. Но Кирилл не рассчитал. Нога провалилась в маленькую бочажку, мальчишка споткнулся и, чтобы удержать равновесие, вытянул руки вперед. Пришлось сделать несколько торопливых полушагов-полупрыжков. Тут уже не до осторожности. Кирилл с размаху влетел в заросли таволжника. Выбираясь, юный любитель природы запнулся за корень и чуть не полетел в воду. Пришлось обеими руками удержаться за ветку.

Кирилл стал обходить куст и вдруг у самой воды увидел гнездо. Оно было так ловко замаскировано в растущей траве, что мальчик мог тысячу раз пройти мимо и не заметить его. В гнезде было много серых перьев, пуху, но на журавлиное гнездо оно не было похоже.

Журавли строили гнезда на открытых пространствах, а это было возле куста. Кроме того, Кирилл заметил, что гнездо расположено на небольшом обрывчике, откуда так легко можно было бы соскользнуть в воду. «Если птица захочет поплавать», – подумал Кирилл. «Кто же это может быть? – размышлял он, – не журавль, это точно. Но кто тогда? Может быть, дикая утка? Но почему перья серые? Кто же тогда?». Не придумав ничего дельного, Кирилл решил затаиться возле гнезда и узнать, кто же в нем обитает.

Для наблюдения нужно было выбрать место получше. Кирилл стал обходить таволжник. Заплескалась под ногами вода, перед мальчиком зашелестела осока. Кирилл решил обойти гнездо кругом в поисках самого лучшего места для съемок. Раздвигая осоку руками, любитель природы продвигался все дальше и дальше. Но не сделав и нескольких шагов, мальчик замер. Послышался плеск, хлопанье крыльев и характерное кряканье. «Птицы близко», – понял Кирилл. Он немного присел и старался не производить никакого шума.

В затоку выплыла утка. Но Кирилл был очень удивлен. Она совсем не походила на обычных диких уток. Птица была покрыта серыми перьями. Даже грудка была светло-серой. Клюв у птицы был довольно массивным, гораздо шире, чем у обычных уток, и абсолютно черным. Черные перышки были и вокруг глаз. Черные обводы, придавали птичке грустное выражение.

Кириллу доводилось видеть у птиц черные обводы вокруг глаз. Такие есть и у сойки, и у трясогузки. Но у этих птиц они маленькие, а здесь же довольно большие. Кирилл задумался. Эту птицу он уже где-то видел. Точно! Вспомнилась игра с Викой. В книге «Редкие и исчезающие животные» Кирилл видел ее изображение. Вспомнилось и название «серая крячка». Птица относилась к исчезающим видам, встречалась крайне редко, а на территории России ее почти не осталось.

Юный любитель природы был очень рад, что удалось найти гнездо серой крячки. Кирилл достал потихоньку видеокамеру. Такие редкие кадры упускать нельзя.

Мальчик настроил видеокамеру. Вслед за матерью по протоке плыли шесть маленьких комочков. Кирилл медленно продвигался по осоке, стараясь не упустить выводок. Утята плыли ровненько, словно связанные невидимой ниткой. Они усердно работали под водой лапками и старались не отстать от матери-утки. Птицы почти миновали осоку. Но вдруг последний птенец дернулся и стал хлопать крыльями. Утка остановилась. Повернув голову, она стала тревожно крякать. Птенцы поспешили к ней и замерли возле ее серого тела. Но птенчик не мог сдвинуться с места. Он вытягивал шею, разевал клюв, шлепал крыльями по воде, но ничего не помогало.

Утка продолжала крякать. Птенчик замер, потом снова начал биться. Кирилл не знал, что делать. Птенцу что-то явно мешало плыть дальше. Если бы мальчик показался, то непременно спугнул бы выводок. А птенец, похоже, совсем выбился из сил. Кирилл решился. Он убрал видеокамеру в футляр и стал пробираться через осоку к птенцу. Тот снова было забился, завидев человека, но скоро затих. Его маленькие глазки затянулись пленочкой, он мел ко дрожал и втягивал шею.

Подойдя, Кирилл понял в чем дело. На ножку малыша намоталась травина. Упругая осока росла из под воды, и малыш запутался в ней. Трава не пускала его дальше. Кирилл стал разрывать травинки и освобождать ногу малыша. Через несколько минут утенок был свободен.

Кирилл держал его в руках и мог хорошенько рассмотреть. Птенец уже начал покрываться серыми перьями, но под крыльями и на животе еще виднелся желтоватый пух. И черные обводы вокруг глаз были не черными, а белесыми. Но пройдет немного времени, птенец окрепнет, покроется перьями, и станет настоящей уткой.

Кирилл повертел головой. Утки с выводком нигде не было видно, лишь из-за осоки доносилось тревожное кряканье. Мальчик опустил птенца в воду. Малыш должен догнать своих сородичей. Торопливо утенок поплыл прочь. Он двигался к осоке, откуда доносилось тревожное кряканье матери-утки. Кирилл достал камеру. Утенок был еще близко. Но вот он все уменьшался, пока совсем не исчез за травой.

«Так вот чье это было гнездо, – догадался Кирилл, – но ждать теперь нет смысла. Утка постарается увести малышей подальше. Но кадры должны получиться неплохие». Кирилл побрел разыскивать свою лодку. Что и говорить, день оказался удачным.

ГЛАВА 5. ДЕД ИГНАТ.

Кирилл еще немного посмотрел на камыши, в которых скрылись утята. Можно возвращаться домой. Вернувшись пораньше, он сможет поиграть с Викой и Васькой или отправиться на рыбалку.

Найденыш уже привык к тому, что Кирилл приносит рыбку. Он подлетает поближе и старается ухватить ее прямо из ведра. Алексей Александрович оказался прав. Чайки удивительно прожорливы. Теперь Найденыш таскает рыбу даже у кота. А Разбойник, после того, как чайка однажды потрепала его, старается с ней не связываться. Вике жалко Разбойника, и она подкармливает любимца кусочками жареной рыбы. Разбойник тоже понял добрый Викин характер и, завидев девочку, начинает тереться о ее ноги и приветливо мурлыкать.

Раздумывая так, Кирилл выгреб из протоки. Он решил пройти наискосок через небольшой затончик, чтобы побыстрее оказаться у дома Киримовых.

Стоило только вплыть суда, как вокруг образовалась зеленая стена. Камышинки, раскачивались, шуршали, шептали что-то друг другу. Места было много и Кирилл аккуратно двигал то правым, то левым веслом. Но вдруг лодка вздрогнула и приостановилась. Кириллу показалось, что днище за что-то зацепилось. Он решил, что это песок и хотел оттолкнуться. Но весло ушло в воду, до дна было порядочно. Значит, трава мешает. Но никакой травы вокруг не было.

Кирилл опустил весло в воду. Лодка чуть стронулась с места и опять замерла. Совсем непонятное что-то происходит. «Видно, дедушка-водяной шутит, – сказал сам себе Кирилл, – и лодку держит». Но лодку нужно было как-то освобождать. Кирилл прошел на нос лодки, лег грудью на борт. Рукой он пытался нащупать, что же мешало лодке пройти.

Ничего не выйдет, придется нырять. Кириллу не привыкать, да и воду холодной назвать нельзя. Вскоре мальчик ощупывал днище лодки. Есть! Натянутая леска, наподобие паутины, протянулась от одной камышинки к другой. Леска уходила вниз. Сделано было все очень ловко. Сразу мелькнула мысль о браконьерах, да и кто еще будет ставить сетки. Не раздумывая слишком долго, Кирилл забрался в лодку, отыскал среди своих припасов ножик и снова прыгнул в воду.

Леска резалась легко. Свертываясь, ее кончики исчезали в воде. Вскоре от паутины не осталось и следа. Кирилл взобрался в лодку, бросил ножик и сел на весла. Только он выгреб из протоки, как лодка получила сильный удар в корму. Кирилл с трудом удержался на сиденье. Он обернулся, чтобы узнать причину удара, но вдруг крепкая рука схватила его за плечо.

Рядом с его лодкой стояла еще одна. В ней расставив широко ноги стоял старый мужчина с задубевшей коричневой кожей. Он был высок и худ. На щеках пробивалась седоватая щетина, а седые волосы торчали из-под фуражки, а рукава клетчатой рубашки были закатаны. Штаны из грубой ткани были заправлены в высокие сапоги. Но больше всего Кирилла в первую минуту поразил большой ремень с якорем.

Мужчина держал Кирилла крепко и выпускать не собирался. Его пальцы крепко сжимали плечо мальчика, и на тыльной стороне ладони Кирилл заметил синюю татуировку якоря.

– Ты зачем же это хулиганишь? – спросил мужчина низким голосом.

– Я не хулиганю, – постарался спокойно ответить Кирилл, – у меня лодка запуталась.

– Запуталась, говоришь, – мужчина усмехнулся, – так ты сразу ножиком. Говори, зачем порезал? Нехорошо.

– А зачем вы сетки поставили? – спросил Кирилл, внутренне холодея. – Это тоже нехорошо.

– Вот оно что! – мужчина оглушительно расхохотался, – а ты решил, значит, с браконьером побороться. Так?

– Так, – сказал Кирилл, опуская глаза.

– А раз так, – подхватил мужчина, – поедешь со мной.

Не отпуская плеча Кирилла, он заставил его пересесть к себе в лодку, толкнул на сиденье, а лодку Алексея Александровича захватив якорем, потащил за собой.

Кирилл притих, в голове вертелась только одна мысль: «Что же теперь будет?». Мальчик обдумывал, как бы ему выпрыгнуть из лодки, а доплыть он постарается. Но мужчина, казалось, разгадал его намерения и погрозил пальцем: «Сиди смирно». Кирилл сделал вид, что его очень заинтересовала вода вокруг. Мужчина не собирался плыть к поселку, он направился в противоположную сторону. На большом озере было полно самых разных островков. Один из них показал ему Алексей Александрович. Заядлый рыбак он нередко ночевал там, поджидая утренний клев. Для удобства был построен небольшой шалашик.

И дед тоже привез Кирилла на островок. Но этот, без сомнения, был оборудован гораздо лучше, чем у Алексея Александровича. Шалашик напоминал небольшой домик. Самая большая комната была окружена несколькими маленькими. Было видно, что стоит он тут не один год.

Возле куста была оборудована рыбачья кухня. А возле нее расположился стол. Самый настоящий стол, только сбитый из досок. И ножки его были до половины вкопаны в землю. Рядом со столом стояли вместо стульев деревянные чурбачки. «А стол вкопали, чтобы сидеть было удобнее», – догадался Кирилл. Все здесь было прочное, основательное, было видно, что хозяин следит за порядком.

– В дом пойдем или на свежем воздухе побеседуем? – спросил мужчина, снимая фуражку и вешая ее на сучок дерева.

– Давайте здесь, – сказал Кирилл.

– Ладно. Тогда, присаживайся, – дед указал мальчику на один из чурбачков, – будем знакомиться?

Кирилл взглянул на деда, но увидел, что глаза у того были вовсе не злые, а наоборот, искрились смехом.

– Меня Кириллом зовут, – проговорил он.

– А меня Игнат Васильевич, можно просто дед Игнат, – сказал мужчина, протягивая Кириллу руку, – вот и познакомились.

Кирилл пожал крепкие узловатые пальцы, но не знал как вести себя.

– Рассказывай, – сказал дед Игнат.

– А что рассказывать-то? – удивился Кирилл. – Вы и сами все видели.

– Я не про то, – отмахнулся старик, – кто ты, откуда, что на озере делал?

Кирилл начал рассказывать. Дед слушал его внимательно. Он не старался задавать вопросов, но Кирилл и сам старался объяснить все подробнее.

– Так-так, – дед Игнат постучал пальцами по столу, – значит, ты меня за браконьера принял, признавайся?

Кирилл кивнул. Что тут можно было возразить. И сетку ведь тоже он порезал. Дед Игнат встал и поманил Кирилла за собой. В шалашике было уютно и прохладно. Дед скрылся в одной из боковых комнат и вынес оттуда... плетеный сапог. Кирилл понял свою ошибку, но очень уже плетеная корзинка в руках деда напоминала сапог.

– Знаешь что это? – спросил он.

– Нет. А что?

– Усенки.

Дед Игнат, видя недоумение Кирилла, стал объяснять. Усенки не сетка, хотя тоже приспособлены для ловли рыбы. Плетутся они из гибких и тонких ветвей ивняка-чернотала. Отверстия оставляются большие, чтобы мелкая рыба свободно проходила, а вот крупная задерживалась. Попадая внутрь, большая рыба своей тяжестью напирала на прутики, и они начинали у горловины сжиматься. Рыба оказывалась в ловушке. Чтобы укрепить усенки, их привязывали леской к камышинке. Сразу выставлялось несколько штук, и они уравновешивали друг друга.

– Так плели в старину, – пояснил дед Игнат, – а сейчас удочками пользуются, да и сетки нередко выставляют. Меня мой дед научил, когда я еще мальчишкой был. А вот я своих внуков не вижу. Они в городе живут. Так, видно, со мной и пропадет знание.

Кирилл удивлялся. Как многого он, оказывается, не знает. Он и не предполагал, что рыбу можно так ловить.

– А трудно научиться плести? – спросил Кирилл.

– Если захочешь, то нетрудно.

Дед достал несколько гибких тонких прутиков и еще два потолще. Они пойдут для основы, будут поддерживать ушки усенков. Узловатые пальцы деда ловко гнули прутики, сплетая их друг с другом. Кирилл следил за работой. Дед Игнат дал и ему несколько прутиков, чтобы попробовал. Но Кириллу казалось, что пальцы у него деревянные, а прутики очень гибкие и скользкие. Никак не удавалось согнуть их нужным образом. Но дед Игнат подбадривал Кирилла, уверял, что все получается.

Игнат Васильевич оказался словоохотливым. За работой он поведал Кириллу удивительную историю своей жизни. Игнат Сержаков родился в Карелии. Рано оставшись без отца, вынужден был отправиться на заработки. Совсем еще был пацаном, а подрядился работать на торфоразработках. Труд был тяжелым, но и деваться тоже некуда. Мать выбивалась из сил, чтобы поднять на ноги его и сестру. Началась война. Игнат был рослым и крепким. В 15 лет он убежал на фронт. Пробирался на Балтику, чтобы попасть на военный корабль. Его взяли юнгой на один из патрульных катеров.

В одном из боев Игнат был сильно ранен осколком мины. В госпитале врачи удивлялись его живучести. Молодость брала свое, и врачи сказали, что будет, но о том, чтобы воевать – придется забыть. А Игнат хотел не просто жить, ему хотелось вместе со всеми бить фашистов, свою жизнь он уже не мыслил без флота. Врачи же отправили его в тыл долечиваться.

Кончилась война. Игнат решил стать кадровым военным, но комиссия признала его полностью непригодным к строевой службе. Игнат вернулся домой. Мать к тому времени умерла, сестра вышла замуж и уехала жить в город. Хотел вернуться на торфоразработки, но не позволило тяжелое ранение. Игнату назначили пенсию по инвалидности. Молодому парню казалось, что все врачи сговорились поломать ему жизнь. Непригодный к тяжелому труду калека не хотел жить в городе с семьей сестры, не хотел, чтобы его жалели.

Игнат вернулся в родное село, решил жить на озерах вдали от всех. Природа Карелии удивительная. Спокойная и тихая, низводит на душу покой. Игнат не заметил, как стала отпускать его тоска, ушла душевная боль. С ранней весны и до поздней осени стал пропадать он на озерах, только зимой возвращаясь в поселок. Обошел и объехал все ближние и дальние озера в округе. Изучал заводи, объезжал протоки. А однажды решил отправиться к северу.

Торопиться Игнату было некуда. Он путешествовал не торопясь, останавливаясь, где понравится, на несколько дней. Но парень не горевал. Припасы у него кое-какие с собой были. Спичками и солью он запасся вдоволь, а уж рыбы в озерах было полно.

Однажды Игнат подплыл к небольшому поселку. Тот стоял брошенным. Видно, что жители покинули его еще до войны. Стояли покосившиеся дома с черными провалами окон и просевшими крышами. Молодой лесок наступал на поселок со всех сторон. И уже то тут, то там из окон, из проломленных крыш тянулись к солнцу упрямые зеленые веточки. Трава разрасталась, стараясь покрыть старое дерево, служившее когда-то человеку. Игнат бродил по поселку. Почему его покинули люди он не знал. Смотрел только на оставленные дома, заросшие травой подворья. У одного домика остановился и решил не искать ничего больше, а обосноваться здесь на ночлег.

Разложил свои пожитки, спроворил немудреный ужин. А ночью приснился удивительный сон. Будто опять навалилась тоска. Страшная и черная, пыталась поймать своими лапами и утащить, погрузить в себя. Проснулась боль в груди и стала разрастаться, охватывая все тело. Полезли откуда-то страшные перекошенные рожи, цеплялись костлявые пальцы, рвали больное тело. И вдруг, продираясь сквозь боль и черноту замелькала впереди голубая искорка. Потянулся к ней Игнат, выпростал руки из сжимавшей черноты, а это оказалась чаша. Огромная, как небо, и голубая, как небо, чаша. И в этой чаше плескалась удивительно прозрачная искрящаяся вода. Нагнулся парень к этой чаше и стал пить прохладную воду.

Ушла чернота, рассеялась и боль пропала, словно и не был он никогда ранен. Плескал Игнат на себя из чаши искрящуюся воду и чувствовал, что еще немного и сможет он полететь, столько силы было в нем, и радость огромная переполняла все тело.

Утром Игнат вспоминал свой чудной сон. Никогда не видел ничего подобного, а тут приснилось. Решил про себя не думать об этом, мол, чего только не привидится. Но не покидало почему-то его в тот день радостное ожидание. И точно. Сбылось его ожидание. Недалеко от разрушенного поселка нашел Игнат небольшой родничок, что пробивался сквозь голубоватые камни. Как будто специально накидали их на дно овражка. Пробивалась вода сквозь них, скапливалась в углублении камешков, переливалась тонкой струйкой и терялась в траве.

Игнат разобрал камни. Вырыл побольше углубление, чтобы расширить выход для родничка. А тот словно ожил, забил сильнее. Не стал выбрасывать камни парень. Выложил ими выемку в земле. Получилось что-то наподобие чаши. Вода стала быстро заполнять приготовленный для нее сосуд. В голубоватой чаше плескалась искрящаяся вода. Напился из нее Игнат, как сделал это во сне. Решил поселиться в поселке возле родничка. Стал потихоньку расчищать землю. Работал не покладая рук, забыв про боль, что жила в груди. И в самом деле целебной оказалась вода. Перестал Игнат болеть, поправился. А тут и помощники у него нашлись. Стали появляться в поселке люди, тоже решили тут поселиться. Игнат не торопился ставить собственный дом. Хотелось все же быть моряком. Дождался весны и поехал в город к врачам. Долго удивлялась комиссия, Игнат был здоров. Теперь мог он служить на флоте. Определили его в училище. И дослужился он до капитана третьего ранга. Всю жизнь плавал в холодных северных морях, и удивлялись окружающие его железному здоровью. Игнат женился. Родились две дочки. Отслужив сколько положено, работал еще на маленьких рыболовецких баркасиках. Жена умерла. Дочки обзавелись своими семьями. Вот уже и внуки подрастают. А Игнат стал задумываться о том, чтобы вернуться в родные края.

Подумывал об этом каждый год, а однажды приснилась голубая чаша, поманила к себе. Уволился Игнат Васильевич и уехал в Карелию. Поселился в родном поселке Стожино. Но хотелось найти свой родничок. Стал искать. Бывал на многих озерах, расспрашивал в разных поселках, но не смог найти свою Голубую чашу. Пропала, затерялась где-то голубая искорка.

– Вот с тех самых пор и ищу, – закончил дед Игнат, ловко доплетая усенок.

– Не видели ее больше? – спросил Кирилл.

– Нет. Словно скрывается от меня.

– А если родника уже нет, – предположил мальчик.

– Нет. Сердцем чувствую где-то есть Голубая чаща. Может, дорогу я подзабыл, может, стал уже сам не тот. Лет-то сколько прошло!

Кирилл и дед Игнат помолчали. Дед ловко закончил усенок и встряхнул его.

– Ну что, рыбак, – обратился он к Кириллу, – а щуку – зубастую разбойницу тебе хотелось бы поймать?

– Конечно! – обрадовался Кирилл.

– Ну коли тебя со мной отпустят, то мы с тобой и займемся рыбалкой, как наши деды делали.

Кирилл знал, что Андрей Павлович не будет возражать, чтобы он отправился на рыбалку с дедом Игнатом. Попрощавшись со стариком, мальчик возвратился в Крушинский.

ГЛАВА 6. ДВЕ КОМАНДЫ.

Теперь Кирилл стал пропадать на озере с дедом Игнатом. Тот учил мальчишку плести усенки и ловко подкарауливать рыбу. Кирилл умел уже довольно неплохо управляться с донными удочками, но с «дедовским» приспособлением столкнулся впервые.

Главное было ловко утопить усенки и укрепить их за камышинку. Самому себе Кирилл казался огромным и неуклюжим, а здоровый дед Игнат, напротив, действовал очень проворно.

– Ничего, – говорил он, посмеиваясь, – Москва не сразу строилась. Научишься.

– Вот и Алексей Александрович мне так же говорил, – отозвался Кирилл.

– Ну, Александрыч, зря говорить не будет, – сказал дед, – он человек правильный.

– Вы его знаете? – обрадовался Кирилл.

– А как же. И его, и всю семью. Я Олежку еще пацаненком помню. Он такой же как ты был, когда я ему про Голубую чашу рассказал, так он убежал на озера, решил ее сам найти.

– Нашел? – спросил Кирилл с интересом.

– Нет. Но Алексей его долго искал, и так пацану потом всыпал, да и мне попало от Валентины, за то, что задурил парню голову.

– А больше Олег не пробовал найти родник?

– Как же, пробовал. Но чаша эта голубая, словно сквозь землю провалилась.

Потихоньку беседуя, Игнат Васильевич и Кирилл подплыли к затоке, в которой дед еще с вечера установил усенки. Чтобы узнать, попался ли кто-нибудь, нужно было осторожно потянуть за леску. Леска упруго натягивалась, если рыба заходила в ловушку.

Дед Игнат попробовал привязанные лески. В одном из усенков явно кто-то был. Теперь нужно было подтянуть его повыше, ухватить за ушки и вытащить рыбу. Приспособление было достаточно хитрым, ведь рыба, пытаясь выскочить, тыкалась носом в прутья, налегала своим весом, благодаря чему затягивалась верхняя лоза. Рыба оказывалась в мешке.

Дед Игнат стал подтягивать леску, Она упруго натянулась. Верный признак, что в усенке находилась добыча. Теперь нужно было подтянуть плетенку повыше, подхватить ушки и достать рыбу. Но попалась матерая и опытная разбойница. Сначала она попыталась выбраться, но не смогла. Тогда рыба притихла. Дед Игнат захватил ушки специальным крючком и стал подтягивать. Кирилл ему помогал. Вода с шумом выливалась сквозь прутья. Вот уже поблескивает чешуей бок здоровенной рыбы. Игнат Васильевич опустил усенок в лодку. Кирилл взялся за основание и стал вытряхивать рыбу. Огромная, покрытая крупной чешуей, она разевала зубастую пасть. Спина сильно выгнулась, щука ударила большим хвостом. Природа не пожалела красок на эту красавицу.

Темно-зеленая спина была усеяна коричневыми крапинками. На боках чешуя была посветлее, а крапинки становились мельче и ближе к брюху исчезали. Брюхо же было светлым. Темно-зеленая, почти черная голова была хищно вытянута, а пасть усеяна острыми зубами. Черный глаз посматривал зло и остро. Плавники были очень острыми, зеленовато-серого цвета с оранжеватыми вкраплениями. Хвост же у щуки был роскошный. Коричневый, зеленый, серый окрасили его. Развернутый, он напоминал небольшой веер.

Но рыбина не хотела смириться, с тем, что ее лишили привычной среды. Только Кирилл нагнулся, чтобы потрогать ее, как рыба снова выгнулась и сильно забилась. Кирилл хотел ее поправить, но она сильно ударила хвостом. Тогда мальчик схватил тело рыбины и приподнял его. Но скользкая щука ловко вывернулась и буквально выпрыгнула из рук. Только плеснула за бортом лодки вода. Кирилл растерянно смотрел на свои перепачканные руки.

– Ничего, – утешил его дед Игнат, – еще попадется.

– Я же крепко держал! – недоумевал Кирилл.

– Рыбу, если не хочешь упустить, бери под жабры. Она будет биться, но ты ее удержишь. А так очень просто может выскользнуть.

Мальчишка виновато посматривал на деда Игната, но тот не стал сердиться. Они проверили еще несколько усенков. В два попались небольшие щучки, а в третий заскочил проворный язь. Теперь можно было отправляться в другую затоку.

* * *

Кирилл вернулся поздно. На крыльце сидел Разбойник. Увидев Кирилла, кот замяукал, спрыгнул с крыльца и стал тереться о ноги, выпрашивая рыбу. Кирилл отпихивал Разбойника, притворялся, что рыбы у него нет. Но кот не отставал. Он отправился вслед за мальчишкой на кухню, чтобы перехватить лакомство.

В доме царило оживление. Еще никто не спал. Из кухни доносились голоса. Кирилл открыл дверь. Здесь были взрослые, а с ними Вика и Васька.

– Кирилл пришел! – обрадовалась Вика.

– Здравствуйте, – поздоровался со всеми мальчик.

– Устал, наверное, – спросила Валентина Петровна.

Кирилл покачал головой и отдал ей пойманную рыбу.

– Вместе с дедом Игнатом пропадал? – спросил Алексей Александрович.

– Да. Он столько всего знает!

– Дед Игнат – колоритная личность, – проговорил Киримов.

Экологи отвлеклись на время, когда вошел Кирилл, но снова вернулись к прерванному разговору.

– Я думаю, – сказал Алексей Александрович, – что так будет лучше всего.

– Пожалуй, – согласился с ним Вадим Семенович.

– В этом случае, надо собираться и – в путь, – подвел итог Киримов.

Кирилл не понимал в чем дело. Он подсел к Вике и Ваське и тихонько стал их расспрашивать. Оказывается, экологи закончили свои исследования на озере Туманном и теперь хотели бы заняться изучением цепи озер. Для этого им нужно было подняться немного к северу. Попутно они хотели исследовать и речку Кесьму, приток реки Кемь. Отправиться решили трое мужчин вместе с Алексеем Александровичем. Ольга Петровна должна была остаться в Крушинском.

Вика и Васька, конечно же, сразу загорелись, услышав о предстоящем путешествии. Но Андрей Павлович наотрез отказался брать детей с собой. Кириллу тоже очень бы хотелось поехать вместе с отцом. И он попытался об этом попросить, но Андрей Павлович сразу резко пресек все надежды сына на поездку.

Ничего не оставалось, как подняться к себе в комнату и обсудить создавшееся положение.

– Они уже завтра собрались уезжать, – шептал возбужденно Васька, – но сказали, что мы не поедем, а будем ждать здесь их возвращения.

– Можно подумать, что мы много места занимаем, – фыркнула Вика.

– Дело не в том, Вика, – возразил Васька, – что много места занимаем, а в том, что мы будем им мешать.

– Нет, не будем, – говорила упрямая девчонка, – они меня вообще не увидят.

– Вот именно, – вмешался Кирилл, – они будут заниматься своими делами, а тут все время надо будет думать о том, где тебя искать.

Вика разупрямилась и возмущенно стала доказывать Кириллу, что она уже не маленькая, и ее спокойно могли бы взять с собой.

– Нет, – спокойно возразил Васька, – если уж Кирилла не берут, то нас уж и подавно.

Кирилл на это промолчал, а Вика надулась. Она мрачно посматривала на Ваську и злилась.

– Все равно, – сказала вдруг она, – я хочу поехать вместе с папой, и я поеду.

– Как это? – спросил Васька.

– А так! – упрямая девчонка с вызовом посмотрела на мальчишек. – Я проберусь тихонько в лодку, чтобы меня никто не заметил. А потом вылезу, но мы будем далеко, и папа ничего не сможет сделать.

– Это невозможно, Вичка, – стал убеждать сестру Кирилл. – Подумай только, как ты сможешь незаметно залезть в лодку. Станут утром складывать вещи и тебя заметят.

– А я залезу, когда все вещи будут уложены.

Вика и Васька заспорили, а потом решили проверить, можно ли незаметно пробраться в лодку. Кирилл пробовал их удержать, но они не стали даже слушать. Старшему брату ничего не оставалось, как отправиться за своей неугомонной сестрой.

Кирилл захватил фонарик и стал спускаться с лестницы. Вика и Васька уже выбрались из дома и побежали к озеру. Забравшись в лодку, они нашли кусок старой мешковины, пропахшей рыбой, и попытались им прикрыться. Подошедший Кирилл услышал сопение, пыхтение, тоненькое ойканье, возню и шуршанье.

– Вот вы где, – сказал он и посветил фонариком в лодку.

Из-под мешковины торчали Васькины босые ноги, Викина спина и затылок.

– Кирилл, мы хорошо спрятались? – послышался Васькин придушенный голос.

– Хорошо, просто отлично, – отозвался Кирилл, – вот только ноги чуть-чуть торчат. Сорванной былинкой он пощекотал Ваське ноги.

– И спина чья-то виднеется, – постукал Вику по спине.

Под мешковиной заерзали, запыхтели. Ноги спрятались, но показалась рыжая взлохмаченная голова и руки. Вика попыталась укрыть спину, но вылезли ее ноги.

– Ничего не выйдет, – сказал Кирилл, – все равно вы не помещаетесь и вас заметно.

Обиженные малыши полезли из лодки. Кирилл предложил вернуться в дом и подумать, что можно сделать. По дороге продолжали обсуждение. Вика предлагала взять большое покрывало и хорошенько им укрыться, а Васька настаивал на куске брезента. Кирилл не вмешивался в обсуждение. Он уже перебрал все возможные варианты уехать вместе с экологами, но ничего путного не приходило ему в голову. Вика решила взять одеяло, а Васька отстоял брезент. Теперь малыши были уверены, что им удастся спрятаться.

Теперь осталось только осуществить задуманное. Рыжий пацаненок побежал за брезентом, а Вика стала красться в дом. Было тихо, темно, вероятно, все уже спали. Кирилл остался на крыльце. Со стороны сада послышался тихий смех. Показались две темные фигурки.

– Пока, Олег, – сказала одна из них, поднимаясь на крыльцо, – до завтра.

– До завтра, Полинка, – ответил из темноты парень.

Полина заметила Кирилла и потрепала его, проходя, по волосам.

– Ты почему не спишь? – спросил Олег у мальчишки.

Тот замялся, не зная, что ответить. Но тут показался сопевший Васька, тащивший кусок брезента. А по лестнице уже топала Вика.

– Что это? – удивился Олег.

– Да так, ничего, – ответил Кирилл, делая малышам знак, чтобы они ушли.

– Ничего-о, – протянул Олег, – а это зачем?

Он указал на брезент и одеяло, и потребовал: «Рассказывайте». Делать было нечего, и Кириллу пришлось все рассказать.

– В лодке вам не спрятаться, – сказал Олег, – выбросьте эту идею из головы.

Васька и Вика хотели уже было возмутиться, но Олег остановил их.

– Могу предложить кое-что получше, – заявил он.

– И что же? – недоверчиво спросил Васька, поправляя неудобный брезент.

– Зачем вам нужно обязательно ехать с учеными и мешать им на каждом шагу? Мы ведь и сами можем поехать.

– На лодке? – удивилась Вика.

– На лодке, – ответил парень. – Мне когда-то отец отдал свою старую лодку. Так я ее подновил, оборудовал, и теперь она вполне годится для путешествия.

– Вот здоровско! – вырвалось у Васьки.

– А куда мы поедем? – спросил Кирилл.

– Мы с друзьями хотели куда-нибудь на острова отправиться. Но мы можем тоже пойти на север. Там тоже много островов. Отец сказал, что они будут подниматься до поселка Полесье. Мы тоже окажемся в Полесье, но пойдем туда немного другим путем.

– А каким? – не сдержалась Вика.

– Интересным, – ответил Олег. – Только, чур, никому об этом не говорить. Пусть это будет нашей тайной.

– А когда мы отправимся? – поинтересовался Кирилл.

– Завтра уедут ученые, – сказал Олег, – а мы тронемся на следующий день.

– Они же про нас ничего не знают, – проговорил задумчиво Васька, – приедут туда, а мы уже там. Вот здоровско будет!

– Мы будем как две команды, – сказал Кирилл и вопросительно посмотрел на Олега.

– Точно, – ответил тот, – это будет что-то наподобие соревнования. Но раз вы команда, то должны слушаться старшего, то есть меня и не спорить. Согласны?

«Команда» радостно закивала.

– А про тайну вы не забыли?

Дружная команда заверила, что все помнит, тайну не выдаст даже под пытками, и стала осторожно подниматься наверх в свои комнаты под крышей.

* * *

Экологи отплыли после обеда. Вика, Васька и Кирилл выслушали последние наставления Андрея Павловича, заверили его, что будут слушаться Валентину Петровну и Ольгу Петровну. А сами не могли дождаться, пока взрослые отправятся. Они затеяли игру на берегу и посматривали, как экологи грузят припасы. Валентина Петровна и Ольга Петровна тоже спустились к озеру, чтобы проводить путешественников. Ребята стояли в сторонке. Но когда лодка скрылась, ребята стали деловито суетиться. Кирилл уже знал, где находится старая лодка Алексея Александровича. Туда они и стали носить свои вещи. Дел было много, ведь отправиться решили рано утром.

Полина помогала ребятам, а Игорь сидел на берегу, и помахивая сломанной веткой, слушал неизменный приемник. Он уже поговорил с Олегом и высказал свое недовольство. Они ведь собирались отдохнуть втроем, но теперь будет мешать несносная малышня. Полина и Олег были совсем не против их присутствия, и именно это бесило Игоря. Но деваться было некуда – выбор небольшой: или остаться дома с двумя старыми тетками, или терпеть малышню. Игорь, разумеется, выбрал второе, понятно, что только ради Полины.

* * *

Васька и Вика сидели на удобном мягком тюке. Полина устроилась на носу лодки. Возле нее, как верный рыцарь, занял свое место Игорь. Кирилл и Олег устроились на корме возле мотора. Валентина Петровна огорчилась, когда услышала о намечающемся путешествии ребят на озера, да и Ольга Петровна была против, но Олег заверил мать, что это всего дня на два-три, и она успокоилась.

Лодка рассекала волны. Приятный ветерок обдувает лицо. Так здорово мчаться вперед к зеленеющему вдали берегу. Озеро Туманное довольно большое, с хорошей глубиной. Много больших проток. Чтобы побыстрее достичь места, лучше воспользоваться мотором, но когда выйдут к маленьким озерам, придется поработать и веслами.

Перед глазами открывался чудесный пейзаж. Вода была как голубое стекло, чуть дымчатое у берегов. Росшие на берегу деревья бросали на воду зеленые блики. Казалось, что стая русалок решила порезвиться на отмели. Все небо с утра было покрыто белыми облаками. Они плыли как огромные белые величественные корабли в необъятной выси. Облака иногда величественно наплывали на солнце, и в один миг менялось все вокруг. Яркие краски меркли, но спокойствие полутонов рождало удивительную картину.

Прозрачность воды исчезала, она начинала наливаться мерцающей голубизной. По воде пробегали серебристые блики. Они мерцающими блестками украшали волшебное платье озеро. Ярко-зеленый потемнел, а серовато-зеленый выступил на передний план. И словно сразу постарел веселый перелесочек вдали. Деревья напоминали уже не веселых девчонок в зеленых платьях, а строгих чопорных дам, одетых в атлас и бархат.

Озорной ветерок трепал прически матрон, но они только хмурились, не обращая внимания на проказника. Глухо начинали шуршать от ветра камыши, а вода возле них темнела, наливалась серым, переливалась тускло, становясь тягучей. Свинцово-серые блики спокойно перекатывались, сменялись зеленоватой волной и снова возвращались к упругим зеленым тростинкам.

Но выглядывало из-за белого айсберга солнышко, и сразу нежно голубела вода, веселее плескалась о борт лодки, слепили глаза солнечные зайчики, разбегались от белых бурунов за кормой. И не надоедало смотреть на неоглядный простор, на всю эту красоту. Ребята молчали. Даже Игорь успокоился и перестал недовольно бурчать.

На воде время летит незаметно. Казалось, еще недавно видели дом Киримовых, его остроконечную крышу и маленький флюгер, как уже позади остался еще один поселок. Солнышко стало склоняться к горизонту, и ребята решили выбрать остров, чтобы подготовиться к ночлегу. Среди множества островков на озере, всегда найдется подходящий. Олег направил лодку к пологому берегу. Здесь они и переночуют.

ГЛАВА 7. НЕЗВАННЫЙ ГОСТЬ.

Островок показался путешественникам подходящим. Закрепив лодку, Олег помог всем выбраться на берег, и они с Кириллом стали таскать припасы.

Кирилл вместе с Васькой занялись костром, Полина выбирала продукты для ужина, а Вика ей помогала. Олег же ставил палатки. Игорь пытался ему помогать, но сразу сбил палец и теперь вынужден был отдыхать на травке.

Ужин проголодавшиеся ребята проглотили очень быстро. Всем хотелось побыстрее отдохнуть, но тут разгорелся спор. Палатки были двухместные. В одной разместились Полина и Вика. Две другие предназначались для ребят. Рыжего пацаненка Олег хотел взять к себе в палатку, а Кириллу нужно было ночевать с Игорем. Но тот неожиданно воспротивился. Тогда Олег сказал Ваське, чтобы тот ночевал с Игорем, но теперь заупрямился рыжий пацаненок.

– Мы с Кириллом будем вместе, – заявил он, – а с Игорем ты ночуй.

– Не пойдет, – ответил Олег, – мы постарше вас и должны за вами присматривать. Не упрямься, Васька.

Но Васька не поддавался. Олег пробовал уговорить Игоря, но тот не хотел ночевать с «малышней».

– Вот так команда, – сказал Олег, – не успели отплыть, а уже начали ссориться. И что же нам теперь делать?

Все молчали, стараясь не смотреть друг на друга.

– Послушайте, ребята, – подала голос Полина, – вы же забыли, что у нас много вещей. Часть их пришлось размещать в палатках. Но можно вытащить все припасы из палатки Олега и сложить в палатку Игоря. Место в палатке освободится, и вы сможете поместиться втроем. А Игорек будет один.

– С припасами, – проговорил тихонько Васька.

Но Ваську услышали. Ребята хохотали над шуткой, но идея Полины всем пришлась по душе. Очень скоро все припасы перетащили к Игорю. Кирилл и Васька устроились в палатке вместе с Олегом.

Ребята сильно устали, поэтому не стали разговаривать. Очень скоро наступила тишина, нарушаемая лишь звуками музыки из палатки Игоря, но вскоре и там все стихло.

* * *

Короткий резкий вопль прорезал ночную тишину. Затем послышались еще крики. Скорее это были не крики, а странный высокий визг. Причем визжали практически непрерывно. Кирилл сел. Он никак не мог понять, откуда доносится этот странный визг. Васька тер руками глаза. Олег уже давно проснулся и выбирался из палатки. Кирилл последовал за ним, а спустя минутку, выскочил и Васька.

Полина и Вика тоже высунулись из палатки. Странные звуки доносились из палатки Игоря. Мальчишки побежали туда. Олег вернулся в палатку за фонариком и присоединился к ребятам.

Круг света от фонарика выхватил из темноты бледное и перекошенное лицо Игорька. Его волосы, которым он уделял столько внимания, теперь нечесанными прядями свешивались на лицо.

– В чем дело, Игорек? – спросил Олег.

– Тут... тут... такое... – пытался выговорить Игорь, – тут...

Видя, что от Игоря ничего толком не добьешься, Олег сам полез в палатку. Кириллу он отдал фонарик, чтобы тот посветил.

– Ого! – сказал Васька, заглядывая с любопытством в палатку. – Здесь кто-то был.

В Васькиных словах можно было и не сомневаться. Все припасы, сложенные аккуратно вчера вечером, теперь были разворошены. Кто-то здорово потрудился, разрывая пакеты. Все вокруг было усыпано крошками, объедками, обрывками целофана.

– Игорь, – не выдержал Кирилл, – что произошло?

– Я спал, – начал рассказывать Игорь, понемногу приходя в себя, – вдруг слышу кто-то шуршит и топает. Я хотел встать, а потом передумал, мало ли кто это мог быть. Я потом чувствую, что в меня кто-то тыкается и нюхает.

– Кто-то большой? – перебил Васька.

– Не знаю, наверное, – отмахнулся Игорь от пацаненка. – Потом слышу, что пакеты рвутся, треск страшный вокруг. Я приподнялся, взял удочку и кинул в ту сторону. Слышу – все притихло. Я еще полежал. А этот кто-то совсем рядом, пыхтит почти прямо мне в ухо. А потом, видно, носом в меня ткнулся, вот я и не выдержал.

– Да, это мы слышали, – поддел Игорька Васька, – я уже подумал, что тебя тут волки съели.

– Отцепись, – огрызнулся Игорь, – тебе бы так.

– Кто это мог быть? – спросил Кирилл.

– Не знаю, – отозвался Олег, – утром все хорошенько посмотрим, может что и выясним, а сейчас отправляемся спать.

– Я один не останусь, – заявил Игорь, – не смогу уснуть.

– И не надо, – заявил Васька, – не спи. Покарауль тут, чтобы зверь не вернулся и все не съел.

– Сам карауль, – обозлился Игорь, – чего ты все время лезешь?

– Васька, не надо, чего ты в самом деле, – одернул пацаненка Кирилл.

– Перебирайся, Игорь в нашу палатку, – предложил Олег, – а я тут устроюсь.

– Мы тебя охранять будем, – опять не удержался Васька.

Игорь замотал головой, лег и отвернулся. Он сильно обозлился и обиделся. Надо же, этот рыжий пацаненок все время его поддевает. От горшка – два вершка, а туда же. И Кирилл этот не лучше. А Олег им во всем потакает, и еще друг называется. Раздраженный Игорь решил, что теперь он ни за что не уснет, но постепенно глаза его стали закрываться, и он задремал.

Кирилл дошел до палатки. Полине и Вике не терпелось узнать, что же произошло. Непоседа Вика уже давно прибежала бы разузнать, в чем тут дело, но Полина ее не пустила. Вика была упрямой девчонкой, но Полина как-то очень быстро могла ее убедить. Кирилл объяснил, что ничего страшного, в палатку Игоря влез какой-то зверь, но сейчас он убежал и переживать не стоит.

Утро вечера мудренее. Вскоре лагерь затих. Только шуршали у берега камыши, да плескалась о борт лодки вода. Маленькие любопытные звездочки поглядывали с неба на далекую темную землю, да плыла в небе почти полная луна. Луна равнодушно глядела на землю, разливая во все стороны серебристые потоки света.

Серебрилась темная вода, светлели листики на кустах. Резче пролегали тени. В неярком свете луны деревья приобретали фантастические очертания. То огромный великан с длинными руками замирал у воды, то сгорбленная старуха с клюкой, то монах в длинном плаще. Казалось, что все они движутся, замирают на минутку и снова немного продвигаются вперед, ни на минуту не прекращая свой разговор. Они шептались друг с другом, будто стремились поделиться всеми своими тайнами.

Набежало легкое облачко и луна спряталась. Все вокруг сразу померкло. Стало темно. Надвинулись темные деревья, шагнули вперед кусты. Зашептали-зашелестели ветки. Только маленькие звездочки по-прежнему с любопытством глядели вниз. Участки темноты внизу прорезали светлые полоски – речки и большим светлым пятном выделялось озеро. Небо на востоке начало немного светлеть, появилась узкая зеленовато-сероватая полоска. Но ночь еще царствовала над землей и не собиралась сдаваться без боя утру. Пройдет еще час и небо посветлеет, заголубеет, появится первая розовая полоска, предвещающая зарю.

Луна показалась из-за облака, взглянула равнодушно на землю и неторопливо отправилась по небосводу.

* * *

Крик. Треск. Грохот. Звон. Еще крик. Кирилл быстро сел и протер глаза. Опять что-то случилось. Олег уже выбирался из палатки, Васьки не было. Кирилл последовал за Олегом.

Оказалось, что весь этот шум и грохот устроил Васька. Рыжему непоседе не спалось. Он встал и решил сходить к озеру. А на озере в утренний предрассветный час было удивительно. Полюбовавшись на розовое небо и встающее солнышко, Васька переключился на воду. В воде кто-то плескался, глухо шлепал хвостом. Пацаненок загорелся. Решил поймать к завтраку рыбу. Вернулся к палаткам и вспомнил, что все удочки находятся в палатке Игоря. Лезть в палатку нервного студента не хотелось, начнет еще орать. Васька стал думать, как бы ему добыть удочку. Обошел палатку кругом и увидел, что с одной стороны землю вроде подкопана. Стал смотреть. Точно, земля мягкая, словно ее кто-то разрыл.

Васька стал потихоньку подкапывать. Вскоре его рука пролезла в палатку. Пацаненок пытался нащупать удочку, но под его рукой оказалась вовсе не она, а лицо Игорька. Крик отбросил Ваську на добрых два метра от палатки. Игорь, видно, заметался внутри, что-то зацепил, что-то уронил. Потом опять вскрикнул. Больше из палатки не доносилось ни звука. Васька не решался подойти ближе. Показались заспанные Кирилл и Олег. Из палатки девчонок слышались голоса.

– Ты в порядке, Игорек? – спросил Олег, подходя.

Из палатки показался Игорек. Его лицо было измазано землей, на спутанные волосы он не обращал внимания.

– Я-то в порядке, – ответил он зло, – а вот только что зверь опять приходил.

– Как приходил? Когда?

– Утром, вот когда. И прямо в лицо стал тыкаться.

Подошли Полина и Вика. Васька старался держаться в стороне и не подходить близко.

– Вот видишь, – высказывал Игорь Олегу, – а ты говорил, что тут никаких крупных зверей нет.

– Нет, – Олег, улыбаясь, покачал головой, – откуда им тут быть.

– А кто же это тогда был? – взвизгнул Игорь. – Мне же это не приснилось!

Кирилл уже обратил внимание на то, что Васька старается держаться от Игоря подальше. Рыжий непоседа вел себя странно. Молчал, не лез вперед. Кирилл стал догадываться, кто же на самом деле разбудил Игоря. Похоже, что это понял и Олег. Он оставил Игоря жаловаться Полине и Вике, а сам подошел к маленькому проказнику.

– Это ты? – тихонько спросил он.

– Я только удочку хотел взять, – объяснил Васька, – я не хотел его будить.

– Ладно, – сказал Олег, – не будем об этом. Но Игорек теперь будет думать, что его чуть-чуть не съел медведь.

Кирилл и Олег засмеялись. Васька тоже присоединился к ним. Игорь, видя, что они в сторонке над чем-то смеются, обиженно замолчал. Полина и Вика пытались проявить сочувствие и не засмеяться.

* * *

Первым делом решили разобрать припасы. Оказалось, что целы только консервы, но все остальное зверек успел испортить. Печенье и сухари были раскрошены. Пострадал и хлеб. От него остались только обкусанные кусочки. Макаронами был усеян весь пол в палатке. Пакеты с пшеном, рисом, гречкой зверек тоже надорвал. Каша высыпалась из них, образуя небольшие горки. Овощи и фрукты также были понадкусаны и разбросаны. Но больше всего пострадали копченые продукты.

Валентина Петровна, собирая их, положила целый пакет копченой рыбы. Копченую колбасу она протерла растительным маслом, чтобы та не испортилась. Была еще копченая курятина. Ее ребятам нужно было съесть прежде всего. Пакет с рыбой был разорван. Колбасу зверек вытащил и надкусал, а вот от курицы остались только обглоданные косточки.

Олег внимательно проверял запасы. Каша, которая не высыпалась из пакетов, в пищу вполне годилась. Консервам тоже ничего не сделалось. Рыба практически не пострадала. Целые овощи и фрукты можно было собрать. Но путешественники остались без хлеба, лишились курятины, а колбасу пришлось выбросить.

Игорь уныло смотрел на все это. Целых припасов осталось маловато, но на обратную дорогу вполне хватило бы. Узнав это, Игорек немного приободрился. Еще денек потерпеть, и они вернутся в Крушинский. Но тут воспротивились все остальные. Малыши Вика и Васька ни за что не хотели возвращаться. Их неожиданно поддержала Полина. Кирилл и Олег тоже хотели продолжать путешествие. Игорь злился, объяснял, доказывал, но его никто не слушал. Ничего не оставалось, как смириться и отправляться дальше вместе со всеми.

Полина принялась сортировать оставшиеся припасы. Вика и Васька помогали ей. Проворные малыши делали узелки на пакетах, сворачивали из газет новые кулечки, складывали припасы в прочный рюкзак.

Кириллу же очень хотелось найти зверя, который натворил такое безобразие. Он рассказал Олегу про выдру, но тот отверг предположение.

– Выдра далеко от воды не уйдет. Рыбу свежую она вытащить может, а пробраться в палатку и уничтожить запасы – это вряд ли.

– Но кто же это может быть, Олег?

– Зверек маленький, помнишь какие следы остались на продуктах?

– Он должен быть где-то рядом?

– Да. Скорее всего на берегу у воды.

Ребята решили найти незванного гостя и отправились на поиски. Островок оказался довольно большим. Он немного сужался в одном месте, а затем снова расширялся. Пологий берег сменился небольшим обрывчиком. Песчаная почва сменилась глинистой. Песчаная отмель тянулась вдоль островка. На ней росли небольшие ивы. Кирилл и Олег решили обогнуть кусты и посмотреть, что за ними. Раздвинув ветки, Кирилл замер. Весь обрывчик был изрыт норками. Маленькие отверстия были и у самой воды и повыше. А возле норок суетились коричневато-бурые зверьки с острыми мордочками.

– Все понятно, – сказал Олег, – наш незванный гость отсюда. И скорее всего был он не один.

– Кто это? – спросил Кирилл.

– Водяная крыса.

Кирилл тоже вспомнил. Водяная крыса встречается довольно редко. Любит маленькие речки с обрывистыми берегами или озера. Зверек копает несколько нор. Все они соединены сложными переходами. В одних норках он живет, а в других держит запасы. Водяная крыса очень проворный зверь. Она больше обычной крысы и покрыта коричневато-бурым плотным мехом. Специальные железы выделяют жир, и крыса может подолгу находиться в воде. Она охотится на рыбу, поедает рачков и личинки. Крыса очень прожорлива и ест не только рыбу. Ее добычей становятся и лягушки, и ящерицы. Не остановится она и перед гнездом. Обязательно полакомится яйцами, да и мелкую птичку съест, если поймает.

Кирилл недаром захватил с собой видеокамеру. Теперь он снимал проворных зверьков, которые сновали у норок. Острые мордочки с черным подвижным носиком и маленькими бусинками-глазками нюхали воздух. Маленькие лапки были с острыми черными коготками. Шерсть на водяной крысе слегка топорщилась. А ее хвост был гораздо короче и значительно толще, чем у обычной крысы, к тому же покрыт плотными темными волосками.

Крысы часто замирали, поднимали мордочки, принюхивались. Их усы подрагивали, вытягивались вперед. Но стоило крысе опустить голову, усы переставали топорщиться. Когда они были прижаты к щекам, то становились почти незаметными. Крысы что-то пищали, обменивались сигналами. Убедившись, что все в порядке и опасности нет, они деловито бегали по песку, искали что-то, разрывали его, карабкались в норку, держа в зубах добычу.

У одной из нор Кирилл заметил маленьких зверьков. Он замер, потом решил подойти немного поближе. Это резвились детеныши водяной крысы. Они еще недостаточно обросли шерстью, сквозь мягкий мех просвечивалось розоватое тело. Увидев, пробегавшего мимо большого зверька, малыши кидались за ним. Остановившись, крыса хватала детеныша и начинала его вылизывать. Крысенок старался извернуться и убежать от материнской заботы. Выпустив одного, крыса хватала другого и начинала процедуру по новой. Остальные не хотели дожидаться, пока их так вымоют и бросились к норке. Выпустив детеныша, который последовал за остальными малышами, крыса деловито побежала дальше.

Кирилл снимал потешную сценку, Олег внимательно наблюдал за зверьками. Тут послышались тяжелые шаги. Захрустели ветки, Кто-то шел к ним. Кирилл повернулся. В кустах показалась черная голова. А вот и сам Игорек собственной персоной. Ему надоело сидеть в лагере. Полина почти все разобрала. Игорь пытался предложить свою помощь, но уронил рыбу, рассыпал пшено, которого и так осталось немного, и Полина категоричным тоном заявила, чтобы Игорь ничего не трогал. У проворных малышей получалось все гораздо лучше, и Игорь решил отправиться посмотреть, что делают Олег и Кирилл.

Игорек продрался сквозь кусты и остановился возле них. Зверьки услышали непонятный шум и быстро попрятались в свои норки.

– Чего нашли? – спросил Игорь.

– Норы, – ответил Олег, – там водяные крысы.

– Ну и что? – удивился Игорек, который не понимал, как это можно так долго стоять и глазеть на каких-то крыс, да еще и снимать их на видео.

– Эти крысы нас сегодня навестили, – пояснил Кирилл, – но мы их тоже нашли.

– Так, значит, это они были? – возмутился черноволосый однокурсник Олега. – Сейчас они у меня получат!

И не успели ребята ничего сделать, как Игорь схватил палку и ринулся к норкам. Кирилл и Олег бросились за ним. Игорь добежал до обрывчика и сунул палку в ближайшую нору. Он с силой загнал ее туда и резко несколько раз провернул. Кирилл, добежав, схватил Игоря за руку.

– Не надо! – выкрикнул он.

Но Игорь не обратил на мальчишку внимания. Он вытащил палку и намеривался проделать тоже самое со следующей норой. Подоспевший Олег попытался отобрать у Игорька палку, но тот здорово разозлился и не слушал уговоров. Вдруг он заметил маленького зверька, который застыл возле норки. Игорь с силой кинул в него палкой. Малыш метнулся, его лишь слегка задело. Но все же он опрокинулся, затем перевернулся и заковылял к норке. Игорь бросился за ним, но тут из нижней норки высунулась усатая мордочка. Водяная крыса быстрыми скачками добежала до Игоря, острые зубы впились в ногу незванного гостя. Парень вскрикнул, дернул с силой ногой. Крыса отлетела и шлепнулась неподалеку. Штанина спортивных штанов начала быстро пропитываться кровью. Игорь зажал рану ладонью и стал отходить от норок. Кирилл заметил, что крыса скрылась в ближайшем черном отверстии.

ГЛАВА 8. НА ПОМОЩЬ СПАСАТЕЛЮ!

Игорь поднялся на бугорок и уселся в траву. Он закатал штанину и стал осматривать ранку. Острые зубы зверька прокусили кожу до крови. Студент достал смятый платок и принялся вытирать кровь. Олег присел рядом с ним и тоже посмотрел.

– Ничего страшного, – заверил он.

– Ничего себе! – взвился Игорь. – Кусает какая-то тварь, а ты говоришь, что ничего страшного.

– Крыса бы тебя не тронула, – вмешался Кирилл, – она хотела только защитить детенышей.

Игорь только коротко вздохнул. Ну что толку спорить с этим одержимым, который каждую букашку готов снимать, а все остальные только и готовы ему потакать. И зовут поминутно, чтобы он увидел то одно, то другое. Если отдыхать, так уж отдыхать. И обязательно с комфортом, чтобы не было подобных неприятностей.

Кирилл тоже удивлялся, глядя на Игоря. Здоровый парень, студент уже, но весь какой-то изнеженный. Ему постоянно плохо. Ему мешают муравьи и жуки. Он боится сгореть на солнце и простыть от ветра. Даже Вика оказалась выносливее, чем он, а уж про Ваську и говорить не приходится. Полина тоже городская девушка, но она не причитает над трудностями, наоборот, ей очень все нравится. А вот Игорю... Его ведь совершенно не интересует, что вокруг удивительная природа, интересная жизнь разных животных. Кирилл понимал, что не всем может нравиться бродить по диким местам с рюкзаком за спиной, когда нельзя ни толком поесть, ни отдохнуть, но ведь это все мелочи, по сравнению с тем, что он может увидеть.

Такие удивительные места вокруг. Кирилл очень любит смотреть программу «Клуб путешественников» и ему кажется, что он тоже оказался на Мадагаскаре или в Антарктике. Но все же это другое, чем путешествовать самому. Разве можно увидеть по телевизору такое удивительное небо, эти пухлые облака. Разве можно, сидя дома, прикоснуться к этому дереву, увидеть в листве маленькую птичку, проводить взглядом бабочек, попробовать красные ягоды, что обсыпали невысокий куст с круглыми листьями, отыскать в траве семейство грибков. Мир вокруг таит столько чудес, их нужно только уметь видеть.

Кирилл размышлял об этом и не прислушивался к жалобам Игорька. Кровь уже не текла, но он, нарочно хромая, двинулся в сторону лагеря. Олег присоединился к другу, а Кирилл шел последним. Ему очень хотелось еще посмотреть на водяных крыс, но он не стал возвращаться, чтобы не раздражать раненого.

А в лагере уже все было готово. Время завтрака как-то пропустили, до обеда было далеко, но все равно решили поесть, чтобы продолжать путь. Полина варила кашу, а Васька и Вика таскали сучья для костра. Ребята еще издалека почувствовали вкусный запах. Кирилл и Олег прибавили шагу, и даже Игорь перестал хромать.

– Почти готово, – сказала Полина, увидев ребят.

Расположились на полянке возле костра. Полина резала хлеб, Олег открывал консервы. Кирилл таскал посуду, Вика и Васька помогали ее расставлять. Было шумно, весело. Только Игорь уселся на сложенное одеяло и ждал, пока все будет готово. За поздним завтраком или ранним обедом шутили, вспоминали беспокойную ночь и незванных гостей. Игорек старался быть благодушным и не обращать на шутки внимания.

За едой решали, что им делать дальше.

– Как что? – удивился Васька. – Конечно, плыть.

– Еще неизвестно какие твари нам встретятся, – сказал Игорь.

Все его благодушие разом пропало. А ведь он чувствовал себя героем, когда возвратился в лагерь и стал показывать всем укусы. Полина и Вика ахали, побежали сразу за бинтом и йодом. Но вредный рыжий пацаненок все испортил. Он стал расспрашивать, почему зверек набросился. Игорь объяснил, что эти крысы забрались ночью в палатку, а он всего лишь хотел разорить их норы. Васька не поверил. Полина и Вика замолчали. Затем Игорь рассказал, что увидел крысеныша и бросил в него палкой. Не попал, но здоровая крыса вцепилась.

– Ты злой, – сказала тогда Вика, – что они тебе сделали?

– Как что? – возмутился Игорек. – Они же еду ночью съели, а меня цапнули.

– Сам виноват! – закричал Васька. – Ты же сам к ним полез, да еще и детеныша хотел убить.

– Не лезь ты, – оборвал его Игорек, – больно умный!

– Мало тебе! – прокричал Васька и убежал.

Вика припустила за ним. Полина бинтовала ногу Игорька и молчала.

– Ведь это же крысы, Полиночка, – пытался заговорить с ней Игорь.

– Зря ты их палкой, Игорек, – сказала девушка и пошла к своей палатке.

Игорь остался сидеть один. Он был на всех жутко обижен. Никто, решительно никто не хотел его понимать. Вот и теперь только он один хотел вернуться, а остальные настаивали на том, чтобы двигаться дальше. Игорь измучился, доказывая, что припасов осталось мало, его уже покусали звери, а дальше будет еще хуже, но его никто не стал слушать.

Вскоре ребята уже уложили все вещи в лодку. Игорь, всем своим видом показывая, что он страшно недоволен, сидел на берегу. Самым последним он забрался в лодку. Олег оттолкнулся веслом. Путешествие продолжалось.

* * *

Остался позади островок. Олег включил мотор, вскипели позади лодки белые пенные волны. Снова замелькали островки, камыши, полоски воды. Впереди показался берег. Он приближался, разрастался. Они пересекли озеро Туманное, теперь через протоки им предстояло попасть в другие озера. Лодка свернула в одну из проток. Достаточно широкая, она была короткой, и ребята попали в небольшое озерцо. Но даже вода показалась им здесь другой. Не было той голубоватой прозрачности, к которой они привыкли на озере Туманном. Здесь переливалась на солнце, плескалась о борт вода серовато-зеленого цвета.

Вика очень удивилась цвету воды. Ребята стали расспрашивать об этом Олега. Кирилл вспомнил, что Алексей Александрович говорил о разной воде в озерах. Олег подтвердил, что цвет воды зависит от многих факторов: глубины, состава почвы на дне, растущих в озере растений, размеров самого водоема.

– Сколько бы не было здесь озер, – закончил парень свой рассказ, – а вода в каждом будет разная.

Вика увидела кувшинки и стала просить Олега, чтобы тот подвел лодку поближе. Листы растения были большие и плотные, кожистые на ощупь, с хорошо заметными перепонками, а вот сами цветы на тоненьких ножках – маленькие. Множество маленьких желтых и белых лепестков скрывали желтоватую сердцевину. Вика хотела дотронуться до цветка, но испуганно отдернула руку. Цветок кувшинки стал погружаться в воду. Но стоило его отпустить, как через некоторое время он снова показался на поверхности.

Все заинтересовались цветками. Васька перевесился через борт и, рискуя вывалиться, стал нажимать упругие бутончики. К Васькиной радости они тут же тонули, а затем снова появлялись на поверхности. Игорька бесила вынужденная задержка, но остальные хотели полюбоваться кувшинками.

Наконец, лодка оставила позади водяные цветы и устремилась к небольшой затоке. Казалось, что она ничем не отличается от всех остальных небольших затончиков, встречающихся на озере. Те же гибкие стебли камышей, та же осока и высокая озерная трава. Но Кирилл знал, что в самом обычном месте можно найти что-то интересное и внимательно смотрел на траву. Затока уже кончалась, когда его внимание привлекло необычное сооружение.

Сучья, коряжки, трава, листья были набросаны неряшливой кучей. А в эту кучу кто-то натащил множество перьев, пуху и добавил битую скорлупу. Словно этот кто-то нарочно собрал в весь мусор в одно место. Но эта беспорядочная куча оказалась... самым настоящим гнездом. И в нем находились птенцы.

Птенцы нередко очень сильно отличаются от взрослых птиц, но эти были на редкость уродливыми. У них были очень большие головы с приплюснутыми грязно-желтыми клювами. Держались же эти головы на тоненьких шейках, совершенно лишенных перьев и покрытых мелким пухом, через который просвечивалось тело. Ужасно длинные шеи заканчивались неуклюжим телом с короткими крыльями. Маленькие перышки грязно-серого цвета покрывали спинку и крылышки. На грудке же начинали пробиваться белые перышки. Короткие перепончатые лапы довершали картину.

Птенцы сидели в гнезде, то есть в беспорядочной куче веток, сучков и травы. Их тонкие шеи не могли держать большие головы, поэтому птенцы пристраивали их на сучьях. Крылья у них были короткие, а основания шеи и крыльев казались надутыми, налитыми жиром. Лапы же казались непропорционально большими по отношению к телу, словно птенцы одолжили их на время у какой-то другой птицы.

Васька и Вика внимательно рассматривали маленьких уродцев. Кирилл достал свою камеру и держал наготове. Олег пообещал подвести лодку как можно ближе. Старались не разговаривать, чтобы не напугать птенцов.

Лодка замерла недалеко от гнезда. Кирилл настроил камеру. Но вдруг небольшой проворный зверек показался из-за кустов. Маленькое тельце, покрытое желтовато-коричневым блестящим мехом, было очень проворным. Маленькие лапки с острыми коготками были ловкими и цепкими. Небольшая мордочка с аккуратными закругленными ушками и маленьким черным носом. Зверек, задрав мордочку, нюхал воздух. При этом его короткие усы смешно топорщились. У зверька был небольшой хвост, покрытый более темным, почти черным мехом. На спине и боках шерсть была также немного темнее, чем на грудке и загривке.

Всем стало очень интересно, что же это за зверек. Вика подергала Кирилла за рукав, но тот только пожал плечами. Но Вика не отставала. Шепотом она спросила Олега, что это за зверь.

– Ондатра.

– А это хороший зверь? – не отставала любопытная непоседа.

– Плохих зверей не бывает, – улыбнулся студент.

– А что она здесь делает?

– Скорее всего, охотится.

Словно в подтверждении этих слов, зверек стал осторожно пробираться к гнезду. Ондатра ловко перескакивала через кочки, быстро передвигалась по земле и в считанные минуты достигла гнезда. Птенцы были чуть меньше зверька. Они разевали свои рты и испуганно толклись. Но ондатра пришла за добычей. Глупые беспомощные птенцы станут отличным обедом ей и ее детям.

Зверек быстро взобрался на кучу веток и прыгнул в гнездо. Птенцы шарахнулись, завозилися, забили крыльями, затоптались на месте. Они стали тянуть свои длинные тонкие шеи и шипеть. Но ондатра действовала быстро и проворно. Зверек привстал на задние лапы и кинулся на одного птенца. Тот отпрянул, отчаянно запищал, но зверек уже вцепился ему в шею. Тонкие шейные позвонки только хрустнули под острыми зубами. Голова птенца безжизненно повисла. Зверек вцепился птенцу в затылок и стал выволакивать птенца из гнезда. Он упирался всеми четырьмя лапами, волок тушку с трудом по земле, но не разжимал зубов. Через некоторое время он скрылся в прибрежной траве. Ребята потрясено молчали. Только что у них перед глазами развернулась трагедия. Беззащитный птенец достался хищнику.

Из гнезда теперь торчали только две нелепые головы. Они широко разевали клювы и напрягали короткие крылья. Кирилл не знал, снимать ли ему оставшихся птенцов. Он также, как и все, наблюдал за неравным поединком и был поражен, насколько быстро ловкий маленький хищник расправился с птенцом.

– Она вернется, – проговорил тихо Олег.

– Почему? – удивился Васька.

– Ондатры все такие. В гнезде три птенца. Одного она уже задушила, значит, придет еще два раза.

– Но ведь... – начала было Вика.

– Она заботится о своих детенышах, – сказал Олег, – а теперь они несколько дней будут сытыми.

Трава шевельнулась. Хищница снова приближалась к гнезду. Но Васька не стал больше смотреть, как ондатра утащит птенца. Он перекинул ногу через борт и шлепнулся в воду. Лодка качнулась. Олег попытался удержать пацаненка, но рыжий спасатель уже барахтался на мелководье. Ондатру испугал шум. Она подняла мордочку, сверкнули маленькие глазки. Увидев приближающегося к себе пацаненка, зверек сжался и метнулся прочь от гнезда.

А Васька продолжал шуметь. Он плескал водой, поднимал фонтаны брызг и громко шлепал ногами. Птенцы испуганно затихли в гнезде. Они прижались к сучьям, а глаза их задернулись пленочкой.

Вдруг откуда-то сверху на отважного спасателя обрушились две большие птицы. У них были черно-белые широкие крылья, длинные шеи, изящные головы с вытянутыми клювами. Родители старались спасти своих птенцов. Вмиг они оказались над Васькой. Одна птица, подлетев, ударила его клювом в голову. Пацаненок пошатнулся и стал закрываться руками. Но птица не отставала, она продолжала бить Ваську клювом по рукам. Другая же, подлетев, толкнула его своими мощными перепончатыми лапами в спину, и мальчишка полетел в воду.

Он отчаянно забарахтался, закричал, попытался вылезти из воды, но сверху на него снова обрушились мощные лапы. Все это произошло настолько быстро, что ребята, ставшие очевидцами нападения, растерялись. Быстрее всех среагировал Олег. Он быстро выпрыгнул из лодки и кинулся к беспомощно барахтавшемуся пацаненку. Кирилл последовал за ним. Олег стащил куртку и принялся отбиваться от птиц, а Кирилл вытащил Ваську. Было неглубоко, но рыжий спасатель уже успел хлебнуть изрядно озерной водицы. Кирилл потащил его к лодке. Олег потихоньку двинулся за ним, отгоняя птиц. Видя, что птенцам больше ничто не угрожает, птицы вернулись к гнезду.

Из лодки Ваську подхватили заботливые руки Полины. Игорь тоже помогал вытаскивать пацаненка. Олег решил вывести лодку из затоки. Он шел по грудь воде, подталкивая лодку вперед. А Кирилл немного отстал. Здесь было мелко, трава его хорошо скрывала, и Кирилл мог незаметно подобраться почти к самому гнезду. Махнув рукой, сидевшим в лодке, он скрылся в осоке.

Большие птицы были в гнезде. Кирилл удивился насколько некрасивы и неуклюжи были птенцы и какими грациозными взрослые птицы. Несомненно, основным цветом птицы был черный, но как удивительно сочетался он с белым, серым и зеленым. Большие черные крылья оторочены с белой широкой полосой, а на их острых кончиках черные перышки отливали зеленью. Спинка, хвост, шея и затылок птицы были черными, а на серой грудке выделялось несколько белых полос. Щеки птиц были покрыты в основном серыми перышками, но имели черные вкрапления. Вокруг глаз перышки были значительно светлее.

Шея птицы была длинной и изящной. Она легко гнулась и изгибалась, из-за чего птица и получила прозвище змеешейки. Голова не казалась как у птенцов непропорционально большой, а была аккуратной и изящной. Странными казались лишь перепончатые лапы, но когда птица начинала скользить по глади озера, сразу становилось ясно, что природа не зря наделила ими змеешейку. Птица плавно и грациозно скользила по воде, изгибая свою шею. Кирилл любовался птицами. Он так увлекся съемкой, что забыл о времени. Но крики ребят из лодки вернули его к действительности, и он заспешил к друзьям.

ГЛАВА 9. НА ОСТРОВЕ.

Пока Кирилл снимал змеешеек, в лодке шло обсуждение, что делать дальше. Птицы сильно поранили Ваську. У мальчишки была рассечена кожа над бровью, а все руки были в царапинах и синяках. Как могли оказали пацаненку первую помощь. Можно было двигаться дальше, но, посовещавшись, решили, что лучше будет сегодня хорошенько отдохнуть, а завтра встать пораньше и отправиться в путь.

Васька, хотя и достаточно пострадал, горел желанием продолжать путешествие, а вот Игорь, не переставая твердил, что это хороший повод вернуться. Но к постоянным причитаниям Игоря уже привыкли. Кирилл согласился с ребятами. Итак, сегодня отдыхать, а завтра пораньше нужно будет отправляться.

Теперь следовало подобрать подходящее местечко. Это оказалось не таким легким делом, и вовсе не из-за того, что негде было разбить палатки, а потому, что все время находились отличные островки. Один был хорош, но другой казался и лучше и удобнее. Не успеют осмотреть этот, как кто-нибудь говорит: «А вон какой отличный островок виднеется». Плывут туда. Таким образом осмотрели не меньше десятка островков.

Наконец, решили не выбирать больше и остановиться на одном из островков. Не очень большой, с группой развесистых деревьев почти в самом центре и большой плоской полянкой, он сразу всем понравился. Из лодки быстро перетащили вещи. Олег занялся установкой палаток. Кирилл и Васька ему помогали. А Полина и Вика взяли на себя обязанность разобрать вещи. Игорек решил, что палатки поставят и без него, но он может оказаться полезным поварихам, поэтому отправился к небольшому костру.

Поставить палатку пара пустяков, для того, кто умеет это делать. Но если вы никогда не пробовали, то непременно запутаетесь в разных шнурах и полостях палатки. Пол почему-то окажется сверху, а стены перекособочатся. Кирилл старался изо всех сил, но получалось не очень хорошо. Удивил же ребят Васька. Он уже забыл о неприятностях с птицами и теперь радостно помогал. Он довольно ловко разобрался со всеми шнурами, а вот притянуть полости не получалось – силенок было маловато у рыжего пацаненка.

Кирилл же, наоборот, путался во всем, никак не мог поставить палатку точно, чтобы она не напоминала сдувшийся шарик. Но, помогая друг другу, они все же одолели палатку и получилось не хуже, чем у Олега, который к тому времени уже успел поставить еще две палатки.

– Ловко у тебя получается, – позавидовал Кирилл.

– Я раньше тоже ничего не умел, – весело отозвался Олег, – а попробовал не раз и не два, и стало само собой получаться. И у тебя получится, непременно.

– Надеюсь, – сказал Кирилл.

А Васька довольный носился от палаток к берегу и обратно, перенося вещи. Рыжий постреленок не заметил торчащий из земли корень и споткнулся об него. Он так и не понял, каким же образом оказался на земле. Только почувствовал, что не касается ногами земли, а затем прямо перед его носом оказался пучок травы. На одной травинке сидела, безмятежно сложив крылышки, божья коровка. Васька протянул к ней грязный палец и подумал, что божья коровка непременно улетит. Но модница в красном платье никуда не спешила. Она поворачивала малюсенькую головку, ее тонкие усики подрагивали. Васька поднес палец к травинке, и божья коровка, осторожно перебирая лапками, поползла от ногтя к ладони. Пацаненок поворачивал руку, а жучок терпеливо преодолевал препятствия: взгорья и долины, рвы, бугорки, впадинки.

Налюбовавшись, Васька снова поднес палец к травинке и божья коровка, словно поняла, что от нее хочет пацаненок. Она перебралась на травинку и снова замерла. Васька вскочил. Ребята его, наверное, уже заждались. Мешок, который он тащил, улетел далеко вперед. Васька потер ушибленную коленку, подобрал мешок и поспешил к палаткам.

Практически все вещи были уже перенесены и уложены. Олег отправился укрепить получше лодку. Васька вызвался ему помочь. А Кирилл решил обследовать островок.

Конечно же, на таком островке вряд ли водились какие-то звери. Но может быть, есть норы водяной крысы или еще кого-нибудь. Также могут быть гнездовья каких-нибудь птиц. Когда Кирилл уходил, Олег попросил его присмотреть удобное местечко, чтобы половить рыбу.

Теперь Кирилл внимательно осматривал островок. Прежде всего он решил пройти вдоль росших на пригорке деревьев, а затем спуститься поближе к воде. Именно на берегу могло быть что-то интересное. Но возле деревьев Кирилл задержался. Из-под опавшей листвы на него смотрел огромный гриб. Видно, что он рос не один год. Шляпка у краев потрескалась, была твердой и покрыта бороздками. Ножка была плотной и желтой от старости. Сам гриб был невероятно большим. Кирилл снял бейсболку и нацепил ее на грибного великана. Головной убор оказался не по размеру. Голова гриба оказалась немного больше. Кирилл полюбовался на принарядившегося красавца, потом не вытерпел и вытащил из чехла видеокамеру. Такое чудо хотелось сохранить не только в памяти, но и на видеопленке.

А затем мальчишка бродил между деревьев. Грибов было множество. Не таких, конечно, больших, как грибной патриарх, а маленьких. «Нужно было ведро с собой взять или пакет», – подумал Кирилл. Решив, что грибы им на ужин совсем не помешают, он побежал к лагерю. Олег и Васька возились возле лодки, Полины и Вики было не видно, лишь Игорь сидел в тенечке и, как обычно, крутил ручку приемника. Кирилл не расстроился. Он решил быстро набрать грибов и продолжить исследование острова. Взяв ведро и ножик, Кирилл поспешил к деревьям.

Грибов было много. Самые разные, они росли под деревьями, возле кустарника, прятались в траве и под опавшей листвой. Кирилл знал, что собирать можно только те грибы, в которых точно уверен. Все сомнительные грибы лучше оставлять там, где они есть. Возле большого гриба мальчик нашел много маленьких. На крепких беловатых ножках, с темно-коричневыми бархатистыми шляпками красовались боровички. Кирилл срезал первый грибок. Внимательно осмотрел ножку – не червивый ли. Но срез был гладкий, без всяких изъянов. Кирилл стал срезать другие грибы. А вот совсем маленькие. Мальчишка решил не трогать малышей, пусть растут себе.

Под осинками он нашел красивый гриб. Ярко-оранжевая шляпка привлекла внимание. Кирилл срезал здоровяка. В том месте, где к шляпке прилип листок, осталось светлое пятнышко. В двух шагах от него в траве лежал крупный оранжевый абрикос. Любитель природы очень удивился. Откуда здесь в лесу абрикос? Может быть, на острове до них побывали туристы. Кто-то здесь гулял и бросил абрикос. Но если бы он полежал, то сморщился бы или сгнил. Но абрикос сиял теплым оранжевым светом и казался очень свежим. Кирилл не утерпел и нагнулся над экзотическим фруктом. Он слегка поддел его пальцем, но «фрукт» остался на месте, Кирилл удивился. Он взял абрикос и потянул его на себя. «Фрукт» поддался и полез из земли. Мальчик вытащил не только «абрикос», но и длинную толстую ножку. Шляпка гриба была маленькой, размером с абрикос, но ножка была большой и толстой. Кирилл пожалел, что не догадался об этом раньше. Ведь гриб мог еще вырасти. Но «абрикос» пополнил грибной сбор, а грибник перебрался на полянку.

Здесь оказалось полным-полно маслят. Маленькие и большие, они росли целыми россыпями. Кирилл быстро срезал упругие грибочки. Маслята оправдывали свое название, к ним словно приклеивались разные листики, хвоинки, веточки. Мальчик очищал их от мусора и опускал в ведро. Оно быстро наполнялось. Были в нем и лисички. Нарядные грибы с причудливо изогнутой желто-оранжевой шляпкой, были коричневатые волнушки. Кирилл решил посмотреть еще возле кленов.

Деревья были еще молодые. До макушек некоторых из них Кирилл мог бы дотянуться рукой, но до вершинок некоторых не смог бы дотянуться даже Олег. Резные листья тоненьких красавцев уже тронула осенняя желтизна. Она напоминала о том, что осень неумолимо приближалась. Но стояли теплые денечки, об осени не думалось, и Кирилл сосредоточился на грибах. Возле кленов он нашел грузди. Плотные ножки и красиво изогнутые белые шляпки придавали грибам какой-то торжественный вид. «Соленые грузди – самые вкусные», – вспомнил Кирилл слова Алексея Александровича. Но на жареху они тоже годились.

Незаметно для себя Кирилл набрал целое ведро грибов. У них сегодня будет очень вкусный ужин. С этими мыслями он поспешил к лагерю. «Вот все обрадуются», – думал Кирилл, подходя к палаткам. Но возле них никого не оказалось. Мальчик поставил ведро с грибами и решил поискать друзей. Олега и Ваську он нашел довольно быстро. Они уже нашли себе уютное местечко возле вербы и ловили рыбу. Кирилл решил не мешать рыболовам и посмотреть, где остальные. Полины и Вики нигде не было видно, куда-то ушел и Игорь. Возможно, он отправился вместе с девчонками. Кирилл решил вернуться к палаткам и заняться грибами. Готовить грибы он умел. Его научил Алексей Александрович, отец Олега. Поэтому Кирилл деловито разложил на траве большую подстилку, высыпал грибы, принес котелок и стал их разбирать, чистить, резать. Теперь достать немного масла, соли, обязательно луковицу.

Добровольный повар отправился за сухими ветками, чтобы разжечь костер.

Полина и Вика могли бы помочь Кириллу, но они, разобрав вещи, решили отправиться посмотреть на синие цветочки, которые видели, когда подплывали к острову. Игорь тоже не захотел сидеть один, тем более, что все нашли себе занятие. Он решил прогуляться по острову.

Насвистывая, Игорь неторопливо брел по кромке берега. Затем свернул, поднялся на бугорок. По заросшему мягкой травой бугорку идти было гораздо приятнее. Высокая и сочная трава постепенно редела, пока, наконец, не стала расти небольшими пучками.

Сухая земля кончилась, то здесь, то там стали попадаться небольшие лужицы с мутноватой водой. В этом месте островок понижался, образуя небольшую, почти ровную площадку, которая тянулась до росших возле самой воды верб и там резко обрывалась. Игорь сначала хотел подняться немного вверх и обойти низинку по вершине бугорка, но затем передумал и пошел прямо.

По всей площадке росли небольшие кусты с темно-зелеными продолговатыми листьями. Они были усыпаны красными ягодами. Ягоды были довольно крупные, почти как вишня, но росли небольшими гроздьями. Игорь шел и раздумывал – съедобные эти ягоды или нет. Неизвестные ягоды он пробовать не собирался – мало ли какие они. Спустившаяся на куст небольшая птица с ярким оперением стала жадно склевывать ягоды. «Раз птица клюет, значит, неядовитые», – решил студент и сорвал с ближайшего куста ягоду. Ему и в голову не пришло, что ягоды, которые без всякого вреда клюют птицы, могут быть опасными для человека.

На вкус ягода оказалась кисло-сладкой, немного вяжущей, но приятной на вкус. Игорь набрал горсть ягод и кидал их по одной в рот. Под ногами стало чавкать. Следы быстро наполнялись водой. Студент огляделся, надо было выбраться отсюда на более сухое место. Свернув вправо, стал подниматься на бугорок и вдруг остановился. За кустом что-то шевелилось. Игорь неторопливо направился туда и раздвинул ветки.

Он отодвинул ветки и оцепенел. Волна страха заливала его, мешая сделать хоть шаг. Лицо, шея, ладони вспотели, а по животу пробежала холодная струйка пота. Сердце судорожно колотилось. А изнутри, откуда-то из глубины поднималось отвращение, вызывая рвотный приступ.

Игорь попытался с собой справиться и отцепился от веток кустарника. Быстро и с силой оттолкнул от себя листья, словно прикоснулся к чему-то мерзкому. При этом он не заметил, что несколько колючек впились в ладонь. Но это были сущие пустяки по сравнению с тем, что увидел Игорь. Под кустом находилось змеи.

По-видимому, он нашел их гнездо. Сколько же их там было – пять, шесть, семь? А может и больше десятка. Небольшие черные змейки, тонкие и гладкие, посматривали на Игоря своими горящими глазами. Ему так и показалось, что глаза у них горят. Он уже слышал их громкое предупреждающее шипение и видел высовывающийся ядовитый раздвоенный язык. Черные блестящие извивающиеся тела словно тянулись к нему, чтобы окружить со всех сторон. Желтые круги вокруг глаз и небольшие желтые пятнышки на голове убедили Игоря, что перед ним очень опасные змеи.

На ватных ногах он отошел от страшного куста. Хотелось присесть, но за все золото мира Игорь Пискунов не согласился бы здесь сесть. Более того, он не собирался оставаться здесь ни одной лишней секунды. Руки у него дрожали, а во рту пересохло. Он судорожно сглатывал и отходил все дальше от куста, чтобы как можно быстрее убраться из этого гадюшника. «Нужно срочно всех предупредить, – созрела у Игоря мысль, – и убираться поскорее с этого змеиного острова». Студент прибавил шагу. Потом побежал. Он стал задыхаться, но боялся обернуться, Ему казалось, что сзади что-то шуршит. «Точно, змеи», – уверился он. Все тело покрылось мурашками, а волосы встали дыбом. «Они же могут меня догнать!» – в панике повторял он про себя. Бежал почти из последних сил и увидел палатки. Это придало ему новые силы и, не разбирая дороги, он ринулся к лагерю, крича во все горло и размахивая руками.

ГЛАВА 10. ПЕРЕПОЛОХ.

Палатки были уже совсем близко. Игорь несся, не разбирая дороги. Возле своей палатки он споткнулся о мешок и полетел с размаху в траву. Игорь лежал не двигаясь и стараясь даже дышать потише. Кирилл у костра с удивлением наблюдал за Игорем. Сначала он бежал и что-то громко кричал, а теперь почему-то лежит. Олег и Васька тоже заметили Игоря. Нужно было узнать, что стряслось. Закрепив удочки, двинулись к палаткам.

Игорь лежал, закрыв глаза. Послышалось шуршанье. Кто-то дотронулся до плеча. Паренек вздрогнул и зажмурился сильнее. А Олег уже тряс его за плечо. Игорь открыл глаза и сел.

– Что случилось? – спросил Олег.

Он, улыбаясь, смотрел на своего приятеля. Игорь разозлился.

– Что случилось? – переспросил он, нахмурившись. – А то случилось, что уж очень ты нам уютный островок выбрал, друг.

– А в чем дело? – спросил Олег. – По-моему, здесь нормально.

– Ага, здоровско! – встрял Васька.

Игорь отмахнулся от назойливого пацаненка и, все более злясь, стал растолковывать Олегу.

– Это для тебя нормально, для тебя все отлично, – проговорил он, – вот только здесь полно змей.

– Каких змей? – удивился Олег.

– Таких! – закричал Игорь. – Самых настоящих. Больших! Черных! Ядовитых!

– Постой, – пытался успокоить его Олег, – ты точно видел змей?

– Точно! Точнее не бывает.

– А это точно были змеи? – опять влез Васька.

Игорь сжал кулаки. Еще немного, и он не выдержит и надает нахальному рыжему пацану подзатыльников.

Подошел Кирилл. Он видел, как ребята что-то обсуждают, а Игорь так просто выходит из себя.

– Что такое? – поинтересовался он.

– Игорек змей нашел, – сказал Васька.

– Змей? – переспросил Кирилл. – А разве здесь водятся змеи?

– Не водятся, – успокоил его Олег.

– А кого же я видел? – не сдержавшись, заорал Игорь, – мне что привиделось, а может, приснилось?

– Ладно, Игорек, – примирительно сказал Олег, – я пойду и посмотрю, что ты за змей нашел.

– Я с тобой! – вызвался Васька.

– А вы прямо сейчас пойдете? – спросил Кирилл. – Я бы с вами пошел, да тут такое дело...

– Что? – загорелись у Васьки глаза, и любопытный пацаненок уставился на Кирилла.

– Я тут по острову ходил, нашел грибы. Решил их на ужин приготовить, как дядя Леша меня научил. Только их надо помешивать, чтобы не пригорели. Может, подождете меня?

От костра уже доносился вкусный запах жареного.

– Конечно, подождем, – решил Васька, – я грибы люблю, такая вкуснотища!

Рыжий непоседа понесся к костру. Ребята двинулись за ним.

– Почти готово, – сказал Олег, попробовав грибы, – надо немного водички добавить и крышкой закрыть.

Кирилл отправился за водой, Васька вприпрыжку побежал за ним.

– Только не строй из себя такого умного, – сказал Игорь, когда друзья остались вдвоем, – я действительно видел змей.

– Пойми, Игорек, – пытался объяснить Олег, – змей здесь не водится, климат у нас не тот.

– А кто же это был? – не сдавался Игорь.

– Не знаю, скорее всего ужи.

– Ужи-и, – протянул Игорь, – хороши ужи, да они же за мной кинулись, чтобы покусать.

– Змея не кидается на человека, – начал было Олег, но понял, что Игоря не переубедить.

Вернулись Кирилл и Васька. Олег долил воды в котелок, закрыл его крышкой. Теперь нужно было немного подождать. Грибы негромко побулькивали, распространяя по полянке вкусный аромат. Ребят удивило, что ни Полины, ни Вики не было видно. Игорь трагическим шепотом предположил, что они, возможно, тоже наткнулись на змей, но не смогли убежать и теперь лежат где-нибудь, погибая от яда. Олег очень сомневался в словах Игоря насчет змей. Скорее, девчонки нашли что-то интересное и поэтому задерживаются.

Наконец, грибы были готовы. Котелок сняли с рогулек и поставили среди камней. Укрыв его плотной тряпкой и, затушив костер, ребята отправились искать змей. Игоря просили остаться в лагере и подождать Полину и Вику, но сидеть один парень не соглашался. Олег хотел, чтобы около палаток кто-то остался еще, но мальчишки не соглашались. Узнав у Игоря, куда нужно идти, двинулись втроем.

Черноволосый студент посидел возле палаток, походил вокруг, спустился к лодке. Одному ему сидеть не хотелось. Он ни за что на свете не вернулся бы к змеям, но находиться одному... это гораздо хуже. Игорь вскочил. Наверное, ребята еще не успели уйти достаточно далеко, и он сможет их догнать. Впереди слышались голоса, и студент прибавил шагу. Вот и знакомые кусты с красными ягодами. Идти дальше совсем не хотелось. Игорь присел на корточки и стал неторопливо обрывать ягоды.

Олег, Кирилл и Васька обошли всю низинку. Где это Игорь умудрился увидеть змей. Их здесь не было и в помине. Решили возвращаться. Сам виновник переполоха сидел возле кусточка и спокойно лакомился ягодами. Васька уже хотел было кинуться к нему и напугать, как вдруг Игорь подскочил, словно ужаленный. Он замахал руками и закричал. Со всех ног ребята бросились к нему.

– В чем дело? – спросил, подбегая Олег.

– Там змея, – еле смог выговорить Игорь.

Олег предостерегающим жестом остановил подбежавших мальчишек и осторожно заглянул под куст. Никакой змеи там не было. Черным колечком свернулся лишь маленький ужик. Олег в недоумении остановился.

– Нет тут никакой змеи, – сказал он перепуганному приятелю.

– Уползла, наверное, – сказал Игорь и осторожно заглянул под ветки.

– Вон же она, – завопил он, вцепившись в плечо Олега, – не видишь, что ли! Вон свернулась!

Олег все понял. Игорь решил, что безобидный уж и есть ядовитая змея.

– Это не змея, – стал он успокаивать Игоря, – это всего лишь маленький уж.

Но объяснять Игорю в этот момент что-либо было бесполезно. Он был уверен, что под кустом свернулась змея. Кирилл и Васька с интересом рассматривали безобидного ужа. Он был весь черный, лишь желтые круги вокруг глаз, да два небольших желтых пятнышка на голове.

Васька сорвал былинку и слегка пощекотал им ужа. Тот поднял маленькую точеную головку и посмотрел на ребят. Кирилл тоже сорвал травинку и потянулся к ужику. Но тот не стал дожидаться, пока в него ткнут травинкой и стал отползать. Кирилл и Васька двинулись следом. Уж пополз быстрее, ребята не отставали. Они не пытались его схватить, но следовали за ним. Уж дополз до воды, но не остановился. Вскоре ребята видели над водой лишь маленькую черную головку.

Ребята вернулись к друзьям-студентам. Олег как мог успокоил Игоря, объяснив ему, что ужи совершенно безобидны. Они не нападают на людей, не кусают. Ужи не бывают ядовитыми. Их легко отличить по желтым пятнышкам на голове, а за желтые круги вокруг глаз ужей прозвали «желтоглазиками».

Кирилл и Васька бродили по низинке и заглядывали под все кусты. Вскоре им повезло, и они нашли целое гнездо ужей. Кирилл взялся за камеру, а Васька помогал ему, раздвигая ветки. Затем рыжий пацаненок решил немного поозоровать. Он взял небольшую веточку и стал легонько постукивать ужей. Те зашевелились и попытались избавиться от Васькиной ветки. Но проказник не отставал. Тогда ужи решили покинуть неуютное место и стали расползаться в разные стороны. Это Ваське и было нужно. Он надеялся, что ужи поползут прямо на Игоря. Кирилл пытался было отговорить Ваську, но ему и самому очень хотелось посмотреть, как отреагирует на появление ужика нервный студент.

Но ужей не интересовал Игорек, они старались ускользнуть от Васькиной хворостины. Сначала он пытался завернуть ужей в нужную сторону, но, видя, что это не удается, схватил одного ужика и повернул его в нужную сторону. Тот пополз туда, куда следует, а затем решил свернуть в высокую траву. Проказник не отставал. Он снова схватил ужика рукой и побежал с ним к Игорю.

Тот сидел на небольшой кочке и слушал Олега. Подбежавший Васька остановился от него в двух шагах. Он запыхался и почему-то держал руки за спиной.

– Я тебе, Игорек, подарочек принес, – проговорил он и достал из-за спины ужика.

Игорь взвизгнул и вскочил. Прямо перед ним стоял рыжий пацаненок и протягивал к нему ужа.

– Не бойся, Игорь, – сказал Олег, вставая, – ужи не кусаются.

– Я не боюсь, – ответил Игорь, – просто он неожиданно подошел, да и противно очень.

Олег подошел к непоседе, забрал у него ужа и выпустил в траву.

– Зачем ты так? – спросил он.

– Я не хотел пугать, – сказал Васька, покраснев, – ну, только чуть-чуть.

– Не надо, Васька, – сказал Олег, потрепав пацаненка по рыжим вихрам.

Подошел Кирилл. Он бежал вслед за Васькой и видел всю сцену. Он и сам был не против попугать немного Игоря ужиком, но подумал, что все же не стоит этого делать.

Выяснив, что никаких змей на острове нет, ребята отправились обратно к палаткам.

– Что это за ягоды? – спросил Васька, указывая на кусты.

– Костяника, – ответил Олег.

– А ее можно есть? – подал голос Игорь.

– Конечно. Из нее и варенье хорошее получается. Можно ягод в чай кинуть, он получается тогда вкусный и душистый.

– Тогда мы наберем ягод, – решил Кирилл, вот только кастрюльку возьмем.

Кирилл и Васька припустили к палаткам. Олег шел неторопливо. Игорь плелся следом. Ему казалось, что его все обманывают. Олег тоже может ошибаться, а Васька даже ядовитую гадюку в руки возьмет, лишь бы досадить ему – Игорю.

Черноволосый парень считал всегда себя достаточно смелым и мужественным, но ведь может же он не выносить змей! «Многие люди боятся змей», – сказал он сам себе и немного повеселел. Приободрившись, Игорь зашагал быстрее и не увидел ямку. Шагнув, он по колено провалился в черную мутную воду. Резко выдернул ногу. В кроссовке противно захлюпало. Пришлось снять кроссовок и вылить из него воду, а мокрую штанину завернуть. Попробовал надеть кроссовок, но тот был грязный и внутри склизкий. Игорь не знал, как ему быть. До палаток было недалеко и очень не хотелось натягивать на ногу мокрую обувь.

Игорь решил разуться. Идти босиком по колючей траве было не слишком приятно, но он успокоил себя, что до палаток осталось совсем чуть-чуть. Не обращая внимания на колючки, постарался идти быстрее. Но колючки все же давали о себе знать, и одна из них пребольно впилась в пятку. Игорь остановился, вытащил колючку и, осторожно наступая на носок, двинулся дальше. Вдруг под ногой оказалось что-то мягкое и влажное. Игорь резко дернул ногой. Что-то маленькое и зеленое резко схватило его зубами за палец.

Игорь опять резко дернул ногой. Он больше не мог выносить этого ужасного места, где полно змей, где на каждом шагу ямы с грязной водой и колючки, где его кусают какие-то твари. Все это выкрикивал Игорь, стоя на кочке, и не желая двигаться дальше. Олег, который успел уйти вперед, услышал все эти крики и вернулся к другу. Кирилл и Васька уже успели найти в палатке кастрюльку и тоже бежали к Игорю. А тот распалялся все больше и больше и хотел только одного – вернуться домой.

– Кто тебя цапнул? – поинтересовался Олег.

– Не знаю, змея или лягушка.

Подошедший Кирилл увидел, что в траве кто-то слабо шевелится. Он протянул руку и достал небольшую зеленую ящерицу. У нее была зеленая спинка, а брюшко и горло зеленовато-желтоватые. На лапках и хвосте к зелени добавилось немного коричневого, а кончик хвоста был светло-коричневого цвета. Но интереснее всего была зеленая головка. Чуть вытянутая вперед, она заканчивалась у шеи небольшими странными наростами.

Олег посмотрел на необычную ящерицу.

– Хохлач, – сказал он, – это ящерица-хохлач. Ее так называют за выпуклости на шее.

– Отпустим ее, Кирилл? – спросил Васька, осторожно дотрагиваясь до изумрудной спинки.

Ящерица смотрела на мальчишек янтарными глазами с ярким черным зрачком и не пыталась убежать.

– Конечно, только отойдем подальше.

Кирилл и Васька двинулись к зарослям травы. Олег убедил Игоря, что ящерицы встречаются достаточно редко. Она ни за что бы не укусила Игоря, если бы он сам не наступил на нее.

Игорь медленно шел за Олегом. Без приключений они добрались до палаток. Полины и Вики, по-прежнему, не было. Олег направился к костру. Угрюмый Игорь уселся у палатки. Ребята вскоре вернулись, притащив почти полную кастрюльку спелых ягод. Всем жутко хотелось есть. Солнышко уже опустилось к горизонту, начало темнеть. Но Полина и Вика не появлялись.

Ребята стали беспокоиться. В самом деле, девчонок не было уже довольно долго. Куда же они могли подеваться? Кирилл и Васька отправились в одну сторону, Олег в другую.

Стемнело. На небе появились первые звездочки. Ребята решили обыскать остров. Полину и Вику нужно было найти.

ГЛАВА 11. БЕСПОКОЙНАЯ НОЧЬ.

Ночь надвигалась на лагерь неумолимо. Вскоре за деревьями исчез последний отблеск ушедшего солнца. Теперь вокруг была темнота. Только маленькие звездочки своим неярким светом пытались бороться с надвигающейся со всех сторон темнотой.

Ребята разожгли костер. От яркого огонька стало чуть спокойнее и веселее, но беспокойство не проходило. Каждый думал о том, куда могли подеваться Полина и Вика. Олег решительно встал. Остров был небольшой и обыскать его весь не составляло труда. Кирилл поднялся вслед за ним. Подскочил и Васька.

– Я буду двигаться все время вдоль воды, – сказал Олег, пока не обойду весь остров и не вернусь сюда.

– Можно сделать по-другому, – остановил его Кирилл. – Ты пойдешь в одну сторону, я в другую, а когда встретимся, то вместе вернемся в лагерь.

– Можно и так, – согласился Олег.

– А я? – воскликнул Васька. – Я пойду с Кириллом.

– Нет, – сказал Олег строго, – ты, Васька, останешься здесь.

– Почему?

– Потому что Полина и Вика могут вернуться, а в лагере обязательно должен кто-то быть.

– Куда вы собрались на ночь глядя? – вмешался Игорь. – Вы же их в темноте не найдете.

– Мы фонарики возьмем, – подал голос Кирилл.

– Ладно, – Игорь стал подниматься, – куда мы тронемся, Олег?

– Нет, Игорек, – мягко ответил приятель, – ты останешься здесь.

– Почему это?

– Потому что Ваську мы с собой взять не можем, он еще маленький и за ним должен кто-то присматривать. Девчонки куда-то пропали, не хватало, чтобы и пацаненок пропал.

Олег говорил серьезно, не улыбался, не шутил. Игорь решил, что он действительно должен остаться. Олег попросил именно его, а не Кирилла остаться здесь. Игорь важно кивнул. Но Васька не хотел об этом даже слышать. Он заупрямился. Олег отвел рыжего пацаненка в сторону и присел перед ним на корточки.

– Ты понимаешь, Васька, что все из лагеря уйти не могут, – спросил он.

– Ага, – Васька закивал головой, – Игорь же остается.

– Но ты понимаешь, что Игорю может что-то померещиться, он может испугаться змей или еще кого-то. Ты должен остаться, Васька, и присмотреть за Игорем. Покарауль его, ладно?

– Как я его буду караулить?

– Если Игорю что-то покажется, то ты ведь сможешь посмотреть и убедить его, что ничего страшного не происходит.

– А он меня послушает?

– Послушает, конечно. Я могу на тебя надеяться, Васька?

– Ага! Я останусь. Я с Игоря глаз не спущу, буду его охранять.

– Молодец! Я на тебя надеюсь.

Олег и Васька вернулись к палаткам. Васька взял несколько сучьев и подбросил их в костер.

– Я буду за огнем наблюдать, – заявил он Игорю.

– Ладно, наблюдай, – нехотя согласился тот.

Кирилл принес из палаток фонарики и ветровки. Становилось прохладно. Решили идти по берегу в противоположные стороны, а через некоторое время встретиться. Кирилл нажал на кнопку фонарика. Перед ним задрожал белый круг света. Кирилл отправился в темноту.

* * *

А Полина и Вика в это время находились довольно далеко от ребят и даже не на острове, где они разбили палатки. Все вышло совершенно случайно. Полина и Вика разбирали вещи. Они уже успели достаточно подружиться. У Полины была младшая сестренка, чуть младше Вики, но такая же непоседа. Поэтому девушка отлично знала, как можно найти подход к большеглазой егозе.

С вещами они справились достаточно быстро. Ребята уже поставили палатки и куда-то направились. Пока Полина раскладывала вещи, Вика сбегала на речку и сказала, что Олег и Васька отправились ловить рыбу, а Кирилла и Игоря она не видела.

Управившись с вещами, Полина решила немного отдохнуть, а Вика звала ее посмотреть синие цветочки. Они видели полянку, поросшую этими цветами, когда подплывали к острову. Полина согласилась. Это же не займет много времени. Но все же Полина взяла с собой небольшую корзинку, куда положила несколько яблок и завернутые в газету бутерброды.

Вика весело бежала впереди. Ее розовый бант мелькал уже довольно далеко. Полина прибавила шагу. На острове ей очень понравилось. Хорошо иногда пожить вдали от пыльного города, подышать чистым воздухом, побродить по траве. Она не понимала Игоря, который привык к комфорту. Полине же жизнь в Крушинском напоминала отдых у бабушки. Школьницей Полина каждое лето ездила на Украину в маленькое село Гороховку. В вот теперь решилась принять приглашение однокурсника и отдохнуть на озерах.

Такой удивительной красоты Полина не видела нигде, даже в Крыму, куда ездила в прошлом году отдыхать с родителями. Здесь все казалось удивительным. И много-много синей воды, и зеленые полоски лесов, и чистый прозрачный воздух. Полине очень понравилось озеро Туманное. Оно все время было разным. Его вода неудержимо манила. Больше всего Полине нравилось кататься по озеру в спокойные вечерние часы, когда солнце разливает по нему горячую позолоту.

Но теперь озеро осталось позади. Впереди им предстоит увидеть другие озера. Они хотели добраться также до притока реки Кемь. Про реки Карелии они изучали в школе. Ездили однажды с экскурсией в Петрозаводск. Были с классом на Ладоге и Онеге. И пусть здешним озерам далеко до огромных как моря озер, но они тоже потрясающе красивые.

Полина шла за Викой и улыбалась своим мыслям. А Вика уже успела добежать до полянки. Она остановилась перед первым синеньким цветком и присела на корточки. Цветки были ярко-синего цвета на светло-зеленых ножках. Тонкие лепестки были с зубчиками по краям. А сердцевинка цветка была желтоватой, с зеленоватым утолщением у основания. Вика внимательно рассматривала цветочки.

– Как они называются? – спросила она у подошедшей Полины.

– Да это же васильки, Вичка, – отозвалась та, называя Вику также, как и брат.

– Самые настоящие васильки?

– Самые настоящие. Они растут, мне кажется, где угодно, и в теплых областях и у нас на севере.

– У вас разве север? – удивилась Вика.

– Северо-запад, если точнее, – сказала девушка, – но мы находимся гораздо севернее, чем живешь, например, ты. Но у вас васильки тоже растут.

– Я не видела, – со вздохом сказала девчушка.

– Еще увидишь, – засмеялась Полина, – наверное, просто не обращала внимания.

Вика закивала. Ей нравились цветы, но она понимала, что стоит их сорвать, как они сразу начнут увядать. Поэтому Вика стала бродить среди цветов и слегка трогать их. При этом она что-то напевала. А Полина сначала села, а потом подстелила под себя куртку и прилегла на траву. Высокое небо с белыми облаками притягивало ее.

Полина не заметила, как задремала. Проснулась она внезапно. Солнышко уже довольно сильно сместилось по небу. Рядом, свернувшись калачиком, посапывала Вика. Полина провела рукой по пушистым волосам девочки, та открыла глаза.

– Пойдем, котенок, – проговорила Полина, поднимаясь и поправляя волосы.

Девочка поддержала игру.

– Мур-мур, – сказала она, – кошки долго спали.

– Кошкам пора домой.

– Ага. Давай только вон туда дойдем, я тебе что-то покажу.

Полина была не против и отправилась за девочкой. Они миновали цветочки и дошли до самой воды. Другой островок был отделен от их острова небольшой протокой. На соседнем островке качались под ветром желтенькие цветочки.

– Давай туда перейдем, – предложила Вика.

– Как же мы перейдем? – удивилась Полина.

– Я уже пробовала, тут мелко, только в одном месте глубоко.

– Не стоит, Вика.

– Ну, давай попробуем. Мы быстренько, только туда и обратно.

Полина тоже отличалась любопытством. Протока была совсем небольшая. Она смогла бы ее переплыть. Даже Вика смогла бы это сделать, если бы она ее поддерживала. Полина сдалась. Она сняла джинсы и кофточку, оставшись в одном купальнике. Вика уже успела разоблачиться.

Всю одежду и обувь сложили в ветровку Полины. Получился не очень большой узел. Полина зашла в воду. Вика осторожно двигалась следом. Постепенно становилось все глубже. Но вода дошла Полине только до груди и больше не поднималась. Девушка шла по дну. Вика плыла рядом. Но вот уровень воды стал снижаться, и Полина вышла на берег. Вскоре и Вика стояла рядом с ней. Обсохнув немного, натянули одежду и отправились осматривать новый островок. Он был маленький и не казался очень интересным. Между этим островком и соседним тоже была узкая протока. Ее даже Вика перешла вброд. На этом острове также не оказалось ничего интересного. А вот на следующем росли большие кусты с красными ягодами. Полине доводилось пробовать костянику, а вот Вика видела ее впервые. Протока между двумя островками оказалась широкой. Но Полина и Вика уже решили полакомиться ягодой. Полина шла по дну, но в одном месте и ей пришлось немного проплыть.

Ягода обеим очень понравилась. Решили сложить бутерброды и яблоки в сторонке, а в освободившуюся корзинку набрать ягод для ребят. Работа продвигалась споро, но солнышко все быстрее опускалось к горизонту. Начало темнеть. Последние ягоды дорывали уже в сумерках. Уставшие девчонки присели отдохнуть возле куста. Как же теперь им пригодились бутерброды. Вмиг от них ничего не осталось.

На небе показались первые звездочки, когда Полина и Вика отправились обратно. Теперь Полина должна была держать над головой не только узел, но и корзинку с ягодами. Полина решила сначала переправить Вику, а потом уже перевезти вещи и ягоды. Но не успела она сделать и шагу, как под ногами не оказалась дна, и она полетела в воду. «Просто здесь обрыв», – решила девушка. Она с трудом выбралась на берег. В темноте они с Викой отыскали палку. Полина попробовала достать ею до дна. Не получилось. Перепробовали еще несколько мест. Всюду был обрыв. Теперь переправа осложнялась еще и тем, что ничего не было видно.

– Вот что, – решила Полина, – нам с тобой придется сидеть на острове до утра.

– А как же... – начала было Вика, но примолкла.

– Ничего, летние ночи короткие. А в такой темноте мы неизвестно куда зайдем. Сейчас светает рано. Несколько часов мы с тобой подождем.

Вика согласилась с Полиной. Девушку она слушалась гораздо охотнее, чем старшего брата. Они вернулись на островок. Пока было не холодно, но Полина укутала Вику в свою ветровку. Они выбрали место под большим кустом, нарвали травы и устроили себе уютное гнездышко.

Вика прижалась к Полине. Она ничего не боялась. Раз Полина говорит, значит, так и надо делать. Не спалось. Полина и Вика стали смотреть на звезды.

– А ты знаешь, какая это звезда? – спросила Вика у Полины.

– Знаю. Но только это не звезда, а планета. Это Юпитер – самая большая планета нашей солнечной системы.

– Вот здорово, – сказала Вика, – значит, она больше Земли.

– Во много-много раз. У этой планеты 16 спутников, некоторые по размеру такие, как наша Земля.

– Ух, ты! – воскликнула девочка. – Целых 16! Откуда ты только все это знаешь?

– Я когда в школе училась, очень астрономией интересовалась, разными звездами, планетами, спутниками, астероидами.

– Расскажи, Полина, – попросила малышка, уютно устраиваясь у нее на плече.

– Ладно. Ты ведь знаешь, что в нашей солнечной системе несколько планет. Наша Земля третья по счету.

– Ага, знаю, – перебила Вика, – а спутник Земли – Луна. А у других планет тоже есть спутники?

– Есть, но не у всех. У Меркурия и Венеры их нет. У нашей Земли один спутник, а у Марса таких лун две – Фобос и Деймос.

– Как это две луны? – спросила Вика.

– Представь, что на небе появляется не один месяц, а целых два.

– Здорово! Это, наверное, интересно, когда есть две луны.

– А у некоторых планет их и того больше. У планеты Уран их 5, а у Сатурна целых 22.

– Вот это да, – проговорила Вика, – надо же – в небе 22 луны. Они бы все небо заняли, как белые мячи.

– Не обязательно, Вичка. Луну ведь не всегда видно, в новолуние ее не бывает. И луна не всегда полная. Чаще всего мы видим ее часть – месяц.

– Все равно, – не сдавалась Вика, – представь в небе 20 месяцев.

– Представляю. Это бы выглядело очень необычно.

Девчонки замолчали и стали просто смотреть на небо. Постепенно от воды стал наползать туман. Вдали послышались вдруг какие-то странные голоса, замелькали огоньки.

– Что это? – шепотом спросила Вика.

– Не знаю, – также тихо ответила Полина.

Вика покрепче прижалась к Полине. Странные огоньки поблуждали в тумане еще немного и исчезли. Полина прислушивалась, но вокруг было тихо. Вика заснула. Полина гладила теплую голову девочки. Глаза понемногу стали закрываться, Полина задремала.

* * *

Кирилл и Олег обошли весь остров. Они встретились, но девчонок нигде не было. Вместе они вернулись к палаткам. Игорь спал, прислонившись к брезенту. Васька подбрасывал в догорающий костер сучья.

– Сегодня искать бесполезно, – сказал Олег, – нужно дождаться утра.

Кирилл опустился на траву возле палатки.

– Где же они могут быть? – повторял он.

– Не переживай, – стал утешать его Васька, – Вика не одна, с ней Полина. Найдутся они.

– Хорошо бы.

Ребята уселись у костра и решили дожидаться утра.

* * *

Утром их разбудил холодный ветерок. Васька поднял голову и поглядел на подернувшиеся пеплом угольки костра. Кирилл и Олег спали. Игорь, свернувшись калачиком, лежал возле палатки. Васька привстал. Прямо на него из тумана надвигались две фигуры. Пацаненок открыл было рот, но к костру вышли Полина и Вика. Васька закрыл рот, но тут же встрепенулся и закричал во все горло:

– Ура! Вы нашлись!

От Васькиных криков пробудились все остальные. Они набросились на девчонок с расспросами.

– Мы все расскажем, – заверила Полина и скомандовала сонным ребятам, – умываться!

ГЛАВА 12. ГОЛУБАЯ ЧАША.

За завтраком Полина рассказывала об их с Викой приключениях. Вечером, когда стало темно, они не смогли найти брод. А утром довольно быстро отыскали его и переправились на остров к ребятам. И даже ягоды сумели принести. Кирилл же потчевал всех грибами, которые сам собирал и жарил.

Все были довольны, уплетали с аппетитом грибы Кирилла и размышляли о дальнейшем путешествии. Вот только Игорь сидел хмурый и недовольный. Он поковырялся в грибах, понюхал их с подозрением и отказался есть. Затем притащил из палатки банку консервов. Игорь вяло ел тушенку и пугал всех, что грибы могут оказаться ядовитыми. Его слушали и посмеивались. Васька же, отложив миску, закатил глаза, схватился за живот и рухнул в траву. «Я умираю, – хрипел он, – помогите, я отравился...». Его примеру последовала и Вика. Вдвоем они изображали отравленных. Кирилл сделал вид, что хочет им помочь. Он принес немного полыни и стал приводить «пострадавших» в чувство, нахлестывая их пучком. Ребята визжали и смеялись. Игорь, видя, что его слова не принимают всерьез, надулся. Полина наливала всем душистый чай. Игорь попробовал, отпил глоточек и отставил кружку.

– Я думаю, – начал он, – что мы уже довольно тут наотдыхались, пора и честь знать.

– Ты о чем это? – спросил Олег.

– О том, что пора домой возвращаться.

– Но мы же до Полесья не добрались! – воскликнул Васька.

– Кому оно нужно, твое Полесье, – скривился Игорь, – говорю, собираемся домой.

– Послушай, Игорь, – вмешался Кирилл, – почему это ты один за всех решил? Может, не все хотят возвращаться.

– Правильно! – поддержала брата Вика и показала Игорю язык.

– Вика, – одернул ее Кирилл, – перестань.

Девочка смутилась и спряталась за брата.

– Чего тут решать, – отрезал Игорь, поднимаясь, – едем домой и все.

– Нет, не все, – проговорил Олег, – действительно, почему ты один за всех решил? Давай спросим у остальных – хотят ли они возвращаться.

Большая часть пути осталась позади, до Полесья оставалось совсем немного. Только Игорь хотел вернуться, а остальным хотелось продолжать путь. Игорю пришлось сдаться. Один он отправиться в Крушинский не мог, пришлось ехать с остальными.

* * *

Снова забурлили за кормой пенные волны. Ребята наслаждались скоростью, свежим ветерком, что так приятно обдувал разгоряченные лица. Васька и Вика затеяли возню, плескали водой друг в друга и остальных. Олег притворялся строгим и покрикивал на них, но было видно, что ему тоже весело.

Малыши не задевали только Игоря. Тот сидел отвернувшись от всех и смотрел на воду. Но за его спиной малышня корчила рожицы, передразнивая загрустившего Игорька.

Лодка повернула. Теперь перед ними расстилалось новое озеро. Его берега были кое-где затоплены. Стебли камышей здесь были очень высокие. Поднимались вверх на несколько метров. Ребята с удивлением рассматривали гигантские заросли. На берегах озера росли ольха, верба, тальник. Озеро напоминало полумесяц, только на его макушку, казалось, кто-то нахлобучил небольшую шапочку. Такой эффект рождали два небольших островка, в северной части озера.

А вода была серой. Ни одной синей полоски не заметили ребята. Словно небо совсем не хотело отражаться в спокойном зеркале воды. Серое озеро не казалось мрачным. Кто-то расстелил серый шелк и теперь солнышко расшивало его золотыми нитками. Озеру очень шло нарядное платье. А для обрамления можно было подобрать любой оттенок зеленого: хочешь – яркий с красными точками, хочешь – чуть светлее с оранжевыми, хочешь – густой, с чуть заметными желтыми крапинками, а хочешь бледно-зеленый с сероватым отливом. И яркие кусты костяники с красными ягодами, и стройные рябинки с оранжевыми гроздьями, и ольха, ясень, клен с уже начинающими желтеть листочками, и серо-зеленоватые листики на деревцах тальника – все вызывало у ребят восторг. Они смотрели не отрываясь, словно хотели впитать в себя эту красоту, сохранить ее навсегда в своей памяти.

В прозрачной вышине над озером показалась точка. Она стала увеличиваться. Вот уже хорошо видны раскинутые крылья, черный клюв. Птица замерла, а затем стремительно бросилась вниз. Сверкнули на солнце белые крылья. Птица быстро поднималась вверх. В когтях трепыхалась серебристая рыбка.

– Чайка, – проговорил Олег, наблюдавший из-под руки за птицей.

– Может, это Найденыш? – спросила Вика.

– Вряд ли, – усомнился Кирилл.

Олег тоже с сомнением покачал головой.

– Чайки сюда бывает залетают, – сказал Олег, направляя лодку к двум небольшим островкам.

Но Вика не слушала. Она подняла вытянула руку вверх и стала звать:

– Найденыш! Найденыш!

Птица покружилась над лодкой и снова стала стремительно снижаться. Мелькнули совсем близко ее крылья с черной тонкой полоской, мощные когтистые лапы, крепкий клюв. Птица окунулась в воду и снова стремительно стала подниматься с трепещущей серебристой добычей.

Олег заглушил мотор, лодка стала плавно приближаться к островкам. Издали они были очень похожи. Почти одинакового размера и одинаково зеленые. Но вблизи стали видны различия. Один островок был песчаный, сплошь заросший тальником. На другом же росли несколько рябинок, развесистый ясень и старая дуплистая ольха. Мягкая трава покрывала островок. Именно здесь и решили устроить привал. Решили также не задерживаться, а только немного передохнуть.

Васька, быстро проглотив обед, заявил, что он пойдет на разведку и убежал. Шустрого пацаненка не стоило оставлять без присмотра, поэтому Кирилл отправился за ним следом. Рыжий непоседа быстренько обежал небольшой островок, но его не интересовали деревья и трава. Васька устремился к камышам. Довольно высокие, ему они казались ему непроходимыми зарослями.

Васька разулся, закатал штаны и бесстрашно устремился в шуршащее царство. Через несколько шагов упругий тростник скрыл его. Васька углублялся все дальше и дальше. Но вот камыши стали редеть, впереди блеснула вода. Юный землепроходец вышел на небольшую полянку. Это было топкое место с несколькими кочками, покрытыми клочковатой травой. Но именно здесь было множество птиц. На кочках они пристроили свои гнезда. Стена камыша хорошо укрывала их от посторонних глаз. Птицы с длинными клювами и коричневато-оранжевым оперением сновали возле лужиц затхловатой воды, выискивая корм для своих прожорливых птенцов.

На птенцов Васька и обратил свое внимание. Они сидели в гнездах, разевая свои огромные рты. Их клювы были еще тоненькие и коричневого цвета. У взрослых же птиц они были черные и слегка загнуты. Птенцы толкались, щелкали клювами. Но стоило появиться поблизости родителям, разевали рты и старались притиснуться поближе, чтобы получить еду.

Васька решил подобраться поближе и потрогать забавных птенчиков. У ближайшего гнезда Васька пригнулся и вытянул вперед руку. Птенцы защелкали клювами, стали переминаться с ноги на ногу. Но мальчишка не испугался. Еще немного и он потрогает мягкие перышки птенцов.

Клац! И резкая боль в ноге. Васька стремительно обернулся. Взрослая птица снова клацнула клювом и потянулась к Васькиной ноге. Он отмахнулся. Еще одна птица, подлетев, ущипнула его спину. Васька завертелся. Но птицы не отступали. Они клацали клювами и пребольно щипали его. Мальчишка решил удрать, щипки были довольно болезненны.

Зашуршали камыши, показалась голова Кирилла. Вероятно, он тоже хотел понаблюдать за птенцами. Васька закричал и метнулся к нему. Птицы, отогнав врага, вернулись к птенцам. Кирилл быстро понял, в чем дело. Он объяснил Ваське, что взрослые птицы всегда будут защищать птенцов. К гнезду нужно подходить осторожно, чтобы взрослые птицы не заметили.

Васька слушал, кивал, потирал ноги, на которых еще оставались красноватые пятна. Кирилл и Васька осторожно обогнули гнездовья и затаились среди камышей. Птенцы сначала щелкали клювами, но мальчишки сидели неподвижно, поэтому они очень скоро перестали обращать на ребят внимание. Кирилл мог бы наблюдать за птицами часами, но рыжий непоседа не мог долго сидеть на одном месте. Птицы заметили его и подняли шум. Пришлось выбираться им из камышей и возвращаться к остальным.

* * *

И снова вода, ее плеск, шум, солнечные блики, снова свежий приятный ветерок. Осталось позади необычное озеро. Теперь вокруг расстилалась голубая прозрачная гладь. Кое-где чистоту голубизны нарушали яркие зеленые мазки. Впереди открылся пологий зеленый островок. Ребята восторженно завозились. На островке неторопливо паслось стадо. Коровы неторопливо пережевывали траву, а вокруг дурашливо носились телята. Черный огромный бык лениво жевал травку почти у самой воды. Светло-коричневый теленок с белым пятном на лбу тянулся осторожно мордочкой к воде. Вдруг из воды выпрыгнула здоровенная жаба и запрыгала по песку. Теленок испугался. Он попятился, смешно взбрыкнул задними ногами, резко крутанулся на месте и, задрав хвост, кинулся к коровам. Он подбежал к корове с белым большим пятном на боку и торопливо уткнулся в вымя. Корова, помахивая хвостиком, косила большим черным глазом на теленка. Малыш успокоился. Отошел и начал пощипывать травку.

Ребята проплывали совсем недалеко от островка. Олег специально заглушил мотор, чтобы малыши могли посмотреть на смешного теленка. А непоседа уже не помнил о напугавшей его лягушке, снова бежал к воде, тянулся мягкими коричневыми губами.

– Вот бы погладить его, – сказала Вика.

– Убежит, – убежденно откликнулся Васька.

– Не убежит, – заспорила Вика, – я осторожно.

– Не стоит пугать малыша, – вмешался Кирилл и тем самым прекратил спор.

Из-за острова показалась лодка. Черная и старая, она тяжело переваливалась на волнах. Старик в войлочной шляпе поскрипывал веслами. На коленях у него лежал большой кнут.

– Пастух, – догадался Васька.

– Кнут у него такой большой, – задумчиво произнесла Вика.

– Это для непослушных детей, – усмехнулся Игорь.

– Зачем ты так, – остановила его Полина.

– Я хотел сказать... коровьих. Коровьих непослушных детей.

– Телят, – подсказал Кирилл.

– Да, телят.

– Они же такие маленькие, – возмутилась Вика, – а их кнутом!

– Не переживай, Вика, – успокоил ее Олег, – Игорь просто шутит.

Игорь буркнул что-то неразборчивое и отвернулся.

Остался позади островок. На голубой глади появились синие дорожки. Вода меняла свой цвет. Вот и островки стали попадаться чаще. Некоторые покрыты только травой, на других буйно разрослись кусты. На голубой воде стали дрожать и расплываться зеленые блики. Вот она стала бирюзовой, с зелеными бархатными разводами. Закачались возле бортов лодки длинные плети мохнатой подводной травы. Верный признак, что берег близко.

На берегу росли ивы, окуная свои ветки в зеленоватую воду. Мелькнул деревянный помост, к которому приткнулось несколько лодок. Олег развернул лодку и выключил мотор. Ребята во все глаза разглядывали незнакомый поселок.

– Полесье, – проговорил Олег, указывая на домики, – вот мы и прибыли.

– Папа, наверное, уже здесь, – обрадовалась Вика.

– Странно, – откликнулся Олег, – они уехали на лодке отца, а я ее здесь не вижу.

– А вдруг они задержались или что-то случилось, – сказал Кирилл.

– Вот я же говорил, – сразу подхватил Игорь.

– Ничего страшного, – успокоил его Олег, – возможно, они пошли дальше. Лучше всего спросить в поселке.

Но в Полесье про экологов никто ничего не слышал. Ребята решили разбить палатки на окраине поселка. Устроились быстро. Всем хотелось отдохнуть. Полина и Олег отправились в поселок за свежим молоком, а ребята сидели в палатках. Кирилл увидел, что Васька задремал. Рыжий непоседа намаялся и теперь спал, запрокинув веснушчатое лицо. Кирилл решил прогуляться. Выйдя из палатки, он увидел, что его сестра Вика на берегу за кем-то пристально наблюдает. Кирилл вернулся в палатку, схватил камеру и последовал за сестрой.

Вика осторожно шла по берегу. Далеко уходить она не собиралась, но очень уж смешная была трясогузка. Птичка поворачивала свою маленькую темно-серую головку, поглядывала на песок то одним, то другим глазом. Она делала несколько шажков, останавливалась и покачивала хвостиком. Грудка у нее была серой. А вот на спинке, крылышках и хвостике кроме серых переливались на солнышке синие перышки.

Трясогузка, склевывая что-то на песке, двигалась по берегу, а Вика кралась следом. Девочка уходила все дальше и дальше, не зная, что за ней следом идет брат. Видно, птичка решила, что ей пора возвращаться в гнездо. Она расправила крылышки, почистила клювиком перышки на грудке и вспорхнула вверх. Мелькнули последний раз ее синие перышки, и она исчезла. Вика проводила маленькую птичку взглядом и зашагала дальше. За поселком был небольшой лесок, и девочка решила немного прогуляться.

Она шла, посматривая по сторонам, разглядывая деревья и кустарники. Сорвала мимоходом несколько красных ягод и отправила их в рот. На небольшой полянке Вика остановилась. Возле засохшего дерева было небольшое углубление, наполненное водой. Девочка наклонилась над ямкой. Та была довольно глубокой, наполненная прозрачной водой. Маленькие песчинки исполняли свой замысловатый танец, попав в струйку воды, вырывавшуюся из-под земли. Вика присела, зачарованно глядя на ключ.

Здесь ее и заметил Кирилл. Вика явно нашла что-то интересное, так пристально она что-то разглядывала. Кирилл присел рядом. Казалось, Вика совсем не удивилась.

– Смотри, Кирилл, – прошептала она, – родничок.

– Да, – согласился брат.

– Я шла потихоньку, а потом сюда вышла. Красивый родничок, правда?

– Конечно, – согласился брат.

– Интересно, а другие тут есть? – спросила, Вика вставая.

– Наверное, есть, – ответил Кирилл. – Я все время думаю о родничке, который нашел дед Игнат.

– Голубой чаше?

– Да. Вот бы его найти. Только я ничего похожего не видел, пока мы ехали.

– Кирилл, а давай здесь его поищем! – воскликнула Вика.

Мальчик посмотрел на солнце. До вечера было еще далеко. Можно побродить немного с Викой по лесу. Кирилл согласно кивнул головой и взял сестру за руку.

– Вперед, – сказал он, сворачивая с полянки в лес.

* * *

Вечернее солнце позолотило кроны деревьев, словно прикрыв их прозрачной золотистой тканью. Изумруды листьев засияли в обрамлении золотистых лучей. Мягкие розоватые тени потянулись от деревьев. В воздухе чувствовалось спокойствие и умиротворенность. Белые облака нежно зарозовели, напоминая фруктовое мороженое. Они плыли по небу огромными розоватыми глыбами. Сиреневатые полоски протянулись вдоль горизонта. Смелое сочетание красок розового, золотого, сиреневого вызвало бы зависть у любого художника-авангардиста. А природа щедро расцвечивала небо яркими мазками, словно никак не могла закончить шедевр.

Кирилл и Вика блуждали уже долго. Они встретили шесть родничков. Ни один из них не был похож на предыдущий. Один умело схоронился среди кустов, другой затаился на дне овражка. Пора было возвращаться. Кирилл пообещал сестренке, что завтра с утра они снова сюда придут. Вика согласилась и весело побежала впереди брата.

Она весело бежала вприпрыжку по кромке небольшого овражка. Но вдруг ее нога поскользнулась на скользкой траве, и Вика стала съезжать вниз. Кирилл бросился ей на помощь. Но Вика справилась сама. Она схватилась руками за пучки травы и мягко съехала в овражек. Кирилл тоже спустился туда и замер. Пара голубоватых камней приткнулась друг к другу на дне овражка, а вокруг лежали мелкие камешки.

Кирилл нагнулся, поправил камешки. Камень поддался. Раньше он стоял не так. Вот и в земле осталась вмятина. Мальчик решительно взялся за камень. Он поставит его на место. Вика кинулась помогать брату. Она оттаскивала в сторонку мелкие камешки. Кирилл отвернул два камня побольше. Открылось небольшое углубление, забитое песком, засоренное травой. Кирилл принялся расчищать родничок. Он вычерпывал мокрый песок, вытаскивал траву. Вскоре песок стал более влажным, а затем Кирилл почувствовал, что под рукой из-под земли стала пробиваться тоненькая струйка. Она пульсировала, словно ключ был живым существом.

С еще большим усердием любитель природы принялся расчищать и углублять ямку. Затем укрепил большие камушки, а Вика подавала маленькие. Вскоре ямка заполнилась камнями и стала наполняться водой. Кирилл с удивлением смотрел в прозрачную воду, что собиралась на светло-голубых камнях.

– Голубая чаша, – Вика подергала Кирилла за рукав, – смотри, это же Голубая чаша.

Кирилл боялся поверить, но похоже, что он все-таки смог отыскать родничок деда Игната.

Розоватый свет сменился темно-сиреневым. В лесу хозяйничали сумерки.

– Пора, Вика, – проговорил Кирилл, – мы сюда придем завтра.

– А дорогу ты найдешь? – спросила девочка.

– Обязательно.

Кирилл выбрался из овражка, и они вместе с Викой побежали к поселку.

ГЛАВА 13. МАЛЕНЬКИЕ РЕЧКИ.

Разбудил всех неугомонный Васька. Он очень жалел, что ему не удалось посмотреть вечером на родничок. Но когда Кирилл сказал, что снова отправляется к Голубой чаше, рыжий непоседа запрыгал от радости.

Увидеть родничок захотели все, даже Игорь присоединился к дружной компании. По дороге Васька безостановочно теребил Кирилла за рукав и спрашивал, не забыл ли тот дорогу. Но Кирилл был убежден, что родничок он легко найдет. Мальчишка вел своих друзей и указывал им на приметы. Вон старый полузасохший ясень с двумя сучками внизу, похожими на корявые руки, а вон две высокие рябинки, усыпанные гроздьями начинающих спеть ягод. А чуть поодаль пышный куст шиповника. Ягоды на нем еще ярко-оранжевые, неспелые. А здесь нужно свернуть, обогнуть кривоватую сосенку. Что-то помешало малышке расти прямо, и она согнулась, словно старая бабушка, опираясь на клюку.

А вот и овражек. Здесь Вика съехала по скользкой траве. Кирилл предупредил об этом друзей и стал осторожно спускаться. За ним внимательно следили остальные. Но стоять и ждать Васька был не в силах. Он попытался быстро спуститься за Кириллом, но ноги заскользили по траве, и рыжий растрепа стал съезжать вниз. Взмахнув руками, он попытался за что-нибудь ухватиться. Ближе всего оказалась нога Игоря, именно в нее Васька и вцепился. Игорь изо всех сил пытался удержаться, но тоже стал съезжать вслед за Васькой. Он также замахал руками, попробовал дрыгнуть ногой, но мальчишка вцепился как маленький клещ. Игорь почувствовал, что он падает куда-то вниз.

Для того, чтобы удержать Игоря, Олег схватил его за руку и на некоторое время притормозил скольжение. Но Васька внизу болтал ногами и орал. Игорь не мог удержать равновесие, его ноги стремительно скользили вниз. Олег понял, что Игоря и Ваську он не удержит.

Васька плюхнулся на дно овражка, а за ним сидя съехал Игорь. Рыжий непоседа напоминал перемазанного землей и травой лягушонка, а Игорь – укладчика тоннелей, которому пришлось ползти под землей несколько километров. Даже в волосах запутались комочки земли и травинки. Джинсы и рубашка были основательно вывалены в грязи. Васька заслуживал хорошего подзатыльника, но видя его сияющую перепачканную физиономию, Игорь только махнул рукой.

Олег, Полина и Вика спустились осторожно и без всяких потерь. А родничок был здесь. Вода наполнила доверху выложенную из голубоватых камней чашу. Огромной прозрачной каплей лежала она в голубых ладонях. Солнышко, пробиваясь сквозь узорчатую листву осторожно трогало солнечной ладошкой эту каплю. Там, где касался воды лучик солнца, искрилась и переливалась яркая точка, похожая на огромный бриллиант.

Вика нагнулась и дотронулась рукой до сверкающей точки. Та вспыхнула и рассыпалась миллионами ярких искр. Яркие блики резали глаза, на них невозможно было смотреть. Все стояли около родничка и дивились на это чудо. Даже непоседливый Васька успокоился. Он присел на корточки и смотрел с восторгом на голубую огромную каплю.

Вода была удивительно прозрачной. Было видно, как внизу, там где пробивалась вода на поверхность, кружили маленькие песчинки. Кирилл осторожно коснулся воды, зачерпнул ее в горсть и попробовал. Вода была такой холодной, что заломило зубы и перехватило дыхание. Кирилл осторожно проглотил холодный шарик. Вода была вкусной, лучше любой минералки или газировки. И мальчишка глотал чудесную воду из волшебной Голубой чаши. Все остальные тоже попробовали необыкновенной воды.

– В городе такой воды не бывает, – высказался первым Васька, – там она невкусная.

– А эта вкусная? – улыбнулся Олег.

– Ага! Лучше лимонада!

– А по мне, лучше даже пепси-колы! – вмешалась Вика.

Все засмеялись.

– Удивительный родничок, – проговорила Полина.

– Мне кажется, что это та самая Голубая чаша, про которую когда-то мне рассказывал дед Игнат, – сказал Олег.

– Ты думаешь это она? – спросил Кирилл. – Значит мы все-таки ее нашли.

– Похоже, что именно так и есть. Я много видел разных родников, ни один не был похож, а это точно Голубая чаша.

– Здоровско! – встрял Васька. – Мы ее нашли.

– Нашел ее Кирилл, – сказал Олег, потрепав рыжего непоседу, – я еще пацаном ее искал, когда был таким, как ты.

– Не нашел? – удивилась Вика.

– Нет, не нашел, хотя что-то подсказывало, что смогу когда-нибудь увидеть Голубую чашу.

– Надо будет деду Игнату рассказать, – заметил Кирилл, – ведь он первый открыл родничок.

– Ребята, – позвала Полина, – а куда вода из родничка девается?

– Ха, куда девается, – отозвался молчавший до этого Игорь, – никуда не девается, в землю уходит.

– А вот и не в землю! – закричал Васька. – Посмотри сам.

Все заинтересовались вопросом Полины. Внимательно стали осматривать овражек. Вода тонкой струйкой переливалась через край каменной чаши и терялась в траве. Васька раздвинул траву. По дну овражка бежал маленький веселый ручеек. Он то прятался в траве, то весело журчал среди камней. Ребята пошли за ним по дну овражка. Овражек заканчивался тупичком, довольно обрывистой стенкой. Но вода устремлялась вниз в глубокое отверстие. Игорь торжествующе посмотрел на всех, он же говорил, что вода уходит под землю. Но Кирилл и Васька продолжали сомневаться.

– Нужно выбраться отсюда и посмотреть дальше по склону.

Выбраться из овражка было не очень трудно. Здесь трава не была такой скользкой, а для рук нашлись в земле удобные выемки.

Выбравшись из овражка, стали спускаться по склону. Впереди была пологая низинка. Васька внимательно осматривал склон и радостно закричал. Среди корней дикой ежевики он нашел звонкий ручеек. Тот весело бежал вниз. Это был уже не прежний маленький ручеек. Он стал больше и значительно глубже. Ребята решили пойти по берегу ручья. А тот все пел свою веселую песенку, звенел каплями, плескался в камнях, шептал в траве, ловил веселых солнечных зайчиков и словно звал за собой. Ребята прислушивались к его быстрой скороговорке и не отставали.

Кирилл и Васька шли впереди. Но вдруг рыжий пацаненок остановился и уставился на ручей. Подошли остальные.

– Что случилось, Васька? – спросил Олег.

– Ручейков стало два, – растерянно ответил рыжий непоседа. – Сначала был один, а теперь вот два.

Действительно, разделенные лишь небольшим бугорком в траве весело журчали два ручейка.

– Как же так? – расстроено спросил Васька.

– Ручей-то разделился, – подсказал Игорь.

– Нет, – возразил Кирилл. – Мы все время шли по берегу и заметили бы это. Наверное, это другой ручеек.

– Пойдемте дальше, – предложила Полина, – и посмотрим.

Ребята двинулись дальше. Вскоре два ручейка соединились. Теперь маленький ручеек значительно увеличился. Он стал еще глубже, берега его отодвинулись. Теперь перешагнуть его было не так-то просто. Но малыши весело прыгали с одного бережка на другой и бежали вперед.

Впереди блеснула полоска синей воды. Малыши скрылись в высоких зарослях красного ивняка. Ребята поспешили следом. Но малыши остановились на берегу и молча смотрели вдаль. Их ручеек пропал. Его не было. О берег плескала волной небольшая голубая речка с удивительно чистой водой. Песок, ракушки, речную траву хорошо было видно под водой. А маленькая речка, в которую превратился ручеек, устремлялась вперед. Она становилась все больше и исчезала вдали за высокими деревьями.

Ребята смотрели вперед. Между бугорками, поросшими травой, между высоким кустарником, пологими склонами, заросшими деревьями мелькали синие полоски. Одна ли это была речка с множеством притоков, или несколько разных, ребята этого не знали. Но речки уверенно пробивались сквозь траву, плескали волной о берега, стремились вперед.

– Дальше без лодки нельзя, – сказал Олег.

– А пойдемте по берегу, – предложил Кирилл.

– И куда же мы придем? – ворчливо спросил Игорь. – Давно пора уже возвращаться.

– Так возвращайся, – отрезала Вика, – а мы пойдем дальше.

– Не ссорьтесь, – попросила Полина, – мы немного пройдемся по берегу, а потом вернемся назад.

Все согласились и зашагали по берегу, сплошь заросшему розовыми цветами клевера и белой жесткой кашкой. Вика и Васька дурачились, они бегали по берегу, ловили друг друга, старались подставить подножку. Игорь завел разговор об институте. Студенты начали обсуждать предстоящий год и новые предметы. Кирилл внимательно осматривал берег в надежде увидеть что-то интересное.

Противоположный берег стал постепенно возвышаться и вот открылся небольшой участок с обрывчиком. Земля словно была гладко срезана. Сверху свешивались пучки травы, ветки кустарника. В трещинах проглядывали корни. Похоже, что пласт земли по какой-то причине отвалился и рухнул в воду.

Кирилл заметил, что обрывчик был словно покрыт оспинами. Это какие-то маленькие зверьки нарыли норок. Мальчишка насчитал более тридцати таких отверстий. Из некоторых торчали пучки травы. Юный любитель природы шел и гадал, что за странные зверьки могли вырыть такие норки, ведь тогда по размеру они должны быть чуть крупнее мыши.

Речка делала плавный изгиб. Ребята остановились. Как же они так могли зайти?! Почти прямо перед ними на взгорке возвышался поселок. Отсюда с пригорка можно было увидеть даже верхушки зеленых палаток, что разбили ребята. Только отделяли их от поселка полоски воды, островки, заросли камышей.

– Поселок! – обрадовался Игорь. – Ну все, возвращаемся!

– Как, Игорек? – поинтересовалась Полина. – Пойдем также как и пришли?

– Да зачем же, Полиночка! – не принял шутки Игорь. – Пойдем прямо.

– Прямо не получится, – встрял Васька, – там вода.

– А мы вплавь, правда, Игорек? – большеглазая проказница посмотрела на студента.

Игорь отмахнулся от мелюзги и стал настаивать на немедленном возвращении.

– Если хочешь, можешь возвращаться, – сказал Олег, – но не советую, ты ведь не знаешь местности.

Но Игорь уже не слушал. Плестись снова в обход, когда поселок впереди, как на ладони! Черноволосый студент не один раз пожалел, что потащился к роднику, но теперь он быстро доберется до палаток. Игорь скрылся среди деревьев.

Олег пожал плечами. Игорь иногда был очень упрямым. Но он уже достаточно взрослый и стоит надеяться, что с ним ничего плохого не случится. Уменьшившийся отряд направился дальше. Кирилл надеялся, что снова увидит непонятные норки, возможно, тогда станет ясно, кто же в них обитает.

Мальчишка приотстал, а остальные галдели и смеялись где-то впереди. Послышалось или нет? Плеск весел и голоса. Может, все-таки послышалось? Нет, голоса слышны теперь довольно отчетливо.

За разросшимися кустами не видно было воды, но Кирилл решил спуститься пониже и все выяснить. Он осторожно стал спускаться к воде. Голоса зазвучали громче. Кирилл раздвинул мягкие стебли тальника и воскликнул:

– Папа!

В лодке сидели четверо мужчин. Они были небритые, с усталыми лицами. Экологи вместе с Алексеем Александровичем пробирались на лодке к поселку.

Андрей Павлович поднял голову и увидел сына, который выбирался из кустов тальника на берег. Нефедов удивился, он же велел сыну оставаться в поселке. А где Вика? Выходит, они потихоньку убежали из дома!

– Кирилл! – закричал Андрей Павлович. – Где Вика? Что вы тут делаете?

Теперь уже все смотрели на Кирилла. Алексей Александрович направил лодку поближе к берегу. Экологи засыпали мальчишку вопросами. Он терпеливо объяснял, что с ними ничего плохого не случилось, а путешествуют они все вместе. Олег их привез в поселок на своей лодке. Теперь Вика вместе с Олегом, Полиной и Васькой ушла немного вперед, а он здесь задержался, потому что услышал голоса.

– Мы вас в поселке думали встретить, – говорил Кирилл, – а про вас там никто ничего не слышал.

– Поломка вышла, – прогудел Киримов, – вот и пришлось задержаться. А сын-то с друзьями, выходит, и опередил нас.

– Как вы? – допытывался Андрей Павлович.

– Все нормально, – пытался успокоить его Кирилл, – Полина следит, чтобы мы вовремя ели, а Олег за нами присматривает.

– Тогда порядок, – улыбнулся Алексей Александрович, – у меня сын – парень надежный! Расскажете все в поселке.

– Я побегу, скажу остальным, – сказал Кирилл.

– Беги, только не потеряйся, – напутствовал его Николай Борисович.

– Нет, я быстро.

– А тут и мы к Полесью доберемся, – подвел итог Киримов.

Кирилл бросился вверх по склону догонять друзей.

ГЛАВА 14. ЛОСЕНОК.

Ребята поджидали Кирилла на пригорке. Услышав его новость, разволновались. Нужно было побыстрее возвращаться в Полесье. Не колеблясь, повернули назад. Вика и Васька понимали, что идти придется быстро, но не жаловались.

Идти по известной дороге всегда легче, и как показывает практика, гораздо быстрее. Словно сама дорога укорачивается. Вика расспрашивала Кирилла об отце, остальные слушали. Но вот уже и низинка, еще немного и будет овражек с Голубой чашей.

– Может, слезем? – предложил Васька.

– Стоит ли? – засомневалась Полина. – Спускаться очень неудобно.

– Жалко, ступенек нет, – поддержала Вика.

– А ступеньки можно сделать!

– Как это? – удивилась Вика словам рыжего непоседы.

– А вот так! Взять лопату и выкопать!

– Неплохая мысль, – одобрил Олег.

– Ты думаешь, это можно сделать? – спросил Кирилл.

– Можно. Прийти сюда с лопатками, топориком и сделать ступеньки.

– Ладно, – согласился Кирилл, – давай вечером придем.

– И я с вами! – запрыгал Васька.

– Я тоже! – не уступала ему Вика.

– Вы же только мешать будете, – осадила малышей Полина.

– Не будем! – рыжий растрепа упрямо посмотрел на Полину.

– Мы помогать будем! – заявила Вика.

– Только, чур, не баловаться, – предупредил Олег.

– И не мешать, – поддержал его Кирилл.

А малыши уже радостно загалдели, обсуждая предстоящую работу. Но ступеньками пришлось заняться только на следующий день.

А виноват во всем был Игорь.

* * *

Вернувшись к палаткам, ребята принялись готовить ужин. Экологи, должно быть, здорово проголодались. Вика и Васька побежали на берег караулить лодку. Полина возилась у костра. Олег и Кирилл пошли в поселок за свежим молоком. Игоря у палаток не было, он, похоже, еще не успел добраться.

В поселке удалось купить не только молока, но также творога и яиц. А какая-то бабушка, сидевшая на завалинке, подозвала к себе приезжих и разговорилась с ними. Узнав, кто они и откуда, она заковыляла в дом и вернулась с банкой черничного варенья. Нагруженные припасами, ребята отправились обратно к палаткам.

Выйдя на берег, увидели причалившую к берегу лодку и бегавших вокруг мужчин Вику и Ваську. Решили быстренько отнести продукты Полине и помочь перетащить вещи.

Палаточный городок увеличился. Андрей Павлович расспрашивал детей об их путешествии. Он не ругал их, но говорил строго. Кирилл понимал, что отец переживает за них. Вика же старалась убедить Андрея Павловича, что с ними не могло случиться ничего плохого.

Спор мог затянуться, но Полина позвала всех ужинать. Уставшие экологи хотели быстро поесть и отправиться спать. Алексей Александрович решил с утра заняться лодкой. Олег рассказал отцу о родничке. Вместе с Кириллом он собирался сделать ступеньки. Киримов заинтересовался. К родничку решили отправиться все вместе. Беспокоило только то, что до сих пор не было Игоря.

Вечерело. От реки потянуло прохладой. Экологи отправились спать. Андрей Павлович вместе с детьми и Полиной сидел у костра. Вернулись Олег и Алексей Александрович. Игоря все не было.

– Куда же он мог деться? – спросила Полина.

– Застрял где-нибудь, – выпалил Васька.

– В любом случае, он должен был вернуться уже пару часов назад, – сказал Олег, – если только...

– Если только... что? – встревожилась Полина.

– Если только он не смог добраться напрямую и отправился как и мы кружным путем.

– А пойдемте ему навстречу, – предложил Кирилл.

– Вдруг он ногу сломал, – предположил Васька.

– Сломал – не сломал, а подвернуть запросто мог, – Олег поднялся, – я не против прогуляться.

Остальные тоже были не против. Но решили, что пойдут Алексей Александрович, Олег, Кирилл и Васька. Если бы рыжего непоседу не согласились взять, он бы убежал сам. Андрей Павлович, Полина и Вика остались возле палаток.

– С такими милыми барышнями мне скучно не будет, – пошутил Андрей Павлович.

Группа быстро собралась и отправилась на поиски.

* * *

Игорек проклинал все на свете, в том числе и свою самонадеянность. Ведь Олег его предупреждал, что лучше вернуться известным путем. А теперь Игорек застрял. Он стоял на топком островке. Его безжалостно жалили противные мошки, но он не решался ни зайти снова в воду, ни вернуться назад. Так и стоял, не решаясь что-то предпринять, на небольшой кочке.

* * *

Решили добраться сначала до того места, где расстались с Игорем. Вдруг он и правда решил вернуться кружным путем. Стало смеркаться. Олег прихватил с собой фонарик, но пока не хотел пускать его в дело. Кирилл быстро спускался в низинку. Заверещала ночная птица, прохладный ветерок трепал листья.

Еще немного. Вот и знакомый пригорок. Отсюда хорошо виден поселок. В окошках домов загорался свет. Был виден и костер возле палаток. Игоря не было. Теперь нужно было идти прямо, чтобы отыскать парня. Спустившись вниз, оказались на берегу небольшой речушки. Было неизвестно, удастся ли перейти ее вброд. Разделись, чтобы не замочить одежду. Алексей Александрович решил присматривать за рыжим пацаненком. Но тот плавал словно рыбка и не нуждался в опеке. Речку одолели быстро. Небольшая, она неожиданно оказалась довольно глубокой. Выбравшись на другой берег, попали на топкую прогалину, заросшую камышами. Тучами поднималась мошкара, облепляя мокрое тело. Васька хлопал себя непрерывно, потом вооружился веткой. Ее тонкий свист и хлопанье точно указывали в какую сторону устремился рыжий непоседа.

Все больше становилось воды. Приходилось пробираться вперед по колено в грязи. Но вот стало немного суше, берег стал песчаным. Снова пришлось плыть через небольшую протоку. Стемнело. В небе желтой горбушкой показался месяц. Высыпали его маленькие спутницы – звездочки. Группа снова остановилась. Островок был небольшой. Он понижался, переходил в песчаную косу, которая тянулась под водой достаточно далеко. Но дальше среди камышовых зарослей были видны две чистые широкие протоки воды. Нужно было выбрать: идти вперед по косе или плыть по протоке.

Олег поплыл вперед, а мальчишки с Алексеем Александровичем зашагали по косе. Вода незаметно прибывала, но под ногами ощущался хороший песчаный бугор. Но вот бугор резко оборвался, и Кирилл, сделав следующий шаг, не почувствовал дна и забарахтался в воде. Алексей Александрович бросился к нему, но мальчишка уже плыл. Рядом оказался Васька. Он двигался хорошо и ровно. Алексей Александрович поплыл за ними. Под ногами снова появилось дно, мальчишки выбрались на берег. Прямо перед ними возвышались темные силуэты деревьев, не было видно ни одного прохода. Алексей Александрович позвал мальчишек за собой. Они стали огибать массив темных деревьев. Но вот показался просвет. Мальчишки зашлепали по земле. Попетляв немного среди деревьев, тройка вышла на берег. Теперь перед ними была лишь гладь воды. Поселок возвышался на противоположном берегу. Осталось лишь переплыть речку и подняться к палаткам. Но Игоря они так и не нашли. Возможно, что он не пошел по косе, а свернул в протоку. Передохнув немного, тройка вошла в воду и вскоре только слышался равномерный плеск да виднелись на слабо посеребренной воде три темные головы. Спутники благополучно преодолели водную гладь и выбрались на берег.

Олег же пожалел, что свернул именно в эту протоку. Проплыть ему удалось совсем немного, затем воды стало меньше, но идти было очень неудобно, так много было ила. Нога мягко проваливалась, не ощущалось никакой твердой опоры. Олег с трудом пробирался вперед. Он хотел держаться поближе к зарослям, но там ил стал еще гуще, появилась трава, которая цеплялась за ноги. Пришлось продвигаться дальше по протоке. Но вот сбоку появился какой-то просвет, заблестела вода. Олег свернул. Перед ним было небольшое озерцо, скорее даже болотце, с возвышавшимися то здесь, то там кочками. На одной из кочек, скорбно поджав перемазанную ногу, застыла долговязая фигура. Сомнений не было.

– Игорь, – позвал Олег.

Фигура встрепенулась и резко обернулась на голос.

– Олег! Как ты меня нашел?

– Очень просто нашел, – пошутил Олег, – по следам.

– Каким следам? – Игорь не понял шутки.

– Ладно, Игорек, потом объясню, давай выбираться.

– Я пробовал выбраться, ничего не получилось.

– Иди за мной, тут недалеко чистая вода.

Но казалось, никакая сила не сможет сдвинуть Игорька с места. Олег не стал долго задерживаться и повернул к просвету.

– Подожди! – воскликнул Игорь и стал метаться по кочке. – Не могу, тут глубоко.

Олегу пришлось вернуться. Он подошел почти к самой кочке и помог Игорьку слезть. Ноги сразу же утонули по колено в вязкой жиже. Олег быстро, насколько мог, двинулся к просвету, а Игорек зашлепал за ним. Пришлось вернуться к песчаной косе. По песку идти было легко. Игорь плелся следом. Не почувствовав дна, Олег поплыл, а его приятель опять задержался.

– Тут глубоко? – встревоженно спросил он.

– Плыть можно, – ответил Олег, – давай быстрее, Игорек.

Игорь сделал усилие и поплыл за другом. Между деревьев он, несмотря на усталость, бежал чуть ли не вприпрыжку. Теперь осталось переплыть речку. Игоря притягивали огоньки домов, он плыл из последних сил. Олег внимательно смотрел за приятелем. На берегу Игоря оставили силы, он лег прямо на песок и замер. Олег присел рядом. Игорь, похоже, не собирался идти дальше. Олег поднялся и решительно стал взбираться вверх по откосу к палаткам. Один Игорь оставаться не хотел. С трудом он поднялся и последовал за своим железным приятелем.

* * *

Утром Алексей Александрович сказал, что мотор удастся быстро починить. Он уже договорился с местным механиком. Экологи решили привести в порядок материалы своих исследований. А вот Кирилл решил отправиться к родничку. Разумеется, малыши направились вместе с ним. Олег попытался поговорить с Игорем, но тот молча лежал в своей палатке. Олег захватил инструмент и отправился к родничку.

Склон овражка был удобным и пологим, но очень скользким из-за травы. Выдернув траву сверху, стали лопатками вырубать в земле ступеньки. Это было не очень трудно, приходилось лишь прилагать силу. Кирилл смотрел, как ловко все получается у мускулистого парня и старался не отставать. Вдвоем быстро добрались до Голубой чаши. Теперь к родничку можно было спускаться без опаски. Васька и Вика с визгом носились по кромке овражка, постоянно спрашивая, готовы ли ступеньки. Малыши вовсю расшалились. Но Олег их быстро успокоил. Он сказал, что ступеньки надо хорошо утрамбовать и теперь ребята, сопя, сосредоточенно топали на каждой ступеньке – утрамбовывали землю.

Кирилл предложил Олегу расширить немного русло ручья. Теперь воде будет гораздо удобнее пробираться по дну овражка. Когда работа была закончена, сидели у Голубой чаши, пили холодную воду. Для того, чтобы другим было удобнее пить из родничка, решили принести из лагеря кружку.

Выбравшись из овражка, Кирилл и Олег зашагали к палаткам, а Васька и Вика отпросились побегать по лесу. Они весело носились между деревьями, прятались среди кустов. Малыши были готовы пробегать целый день. Васька куковал, и Вика без труда находила рыжего кукушонка. Теперь ее черед прятаться. Вика спряталась за дерево, но решила, что здесь ее легко найти. Тогда она залезла под ветки кустарника. Все равно ее будет видно. Лучше пробраться к тем кустам на краю поляны. Васькин голос слышался уже близко. Вика пригнулась и перебежала к кустам. Нырнув под ветки, Вика замерла. Прямо перед ней лежал маленький теленок. Он повернул к девочке свою мордочку, в больших глазах застыли слезы. Он попытался сдвинуться с места, но только дернулся и снова замер.

Вика тоже боялась пошевелиться. А вдруг он убежит. Но почему он так жалобно смотрит?

– А вот я тебя и нашел! – раздался Васькин голос. – Вылезай.

Вика раздвинула ветки и позвала:

– Иди сюда, Васька, только осторожно.

Васька не заставил себя уговаривать и через минуту был рядом с Викой.

– Кто это? – спросил он.

– Теленок, наверное.

– А что делать?

– Надо сказать взрослым, он, наверное, потерялся.

– Нет, Вика, он не похож на теленка, это, наверное, олененок.

Мальчишка протянул руку и слегка коснулся пальцами светлой коричневатой шерстки. Малыш дернулся, пригнул голову, но не двинулся с места.

– Смотри, Васька, у него нога вывернута.

– Надо сбегать и сказать всем.

– Сбегай, Вась, а я тут останусь.

– Я мигом! – рыжий непоседа сорвался с места. – Только никуда не уходи.

– Ладно! – прокричала Вика, но Васька уже скрылся за деревьями. Он несся к поселку так быстро, насколько хватало сил.

Вика сидела возле малыша. Она гладила тихонько мягкую шерстку на спине, трогала маленькие ушки, проводила пальцами по мордочке ото лба к носу. Малыш перестал бояться, понял, что ему не сделают ничего плохого. Он тыкался влажными губами в ее ладошку, лизал ее шершавым языком.

Вдруг Вика услышала тяжелые шаги. Совсем близко хрустнула ветка. Кто-то уверенно и тяжело ломился сквозь кустарник. Девочка увидела перед собой грубые потрескавшиеся сапоги, затем чья-то рука раздвинула ветки. Над Викой нагнулся здоровенный мужик. Его лицо, заросшее щетиной, как-то странно кривилось. Один глаз был сильно прищурен, а другой чуть навыкат. Слюнявая папироска приклеилась к нижней губе. Ворот давно нестиранной рубахи был расстегнут. С плеча свисала тяжелая сумка. Мужик разглядывал Вику и лосенка.

– Выбирайся, – сказал он грубым голосом.

Вика покачала головой и не сдвинулась с места.

– Кому сказал! – прикрикнул мужик.

– Мне здесь удобно, – дерзко ответила Вика и посмотрела на мужика.

– Ах, ты, маленькая дрянь! Давай убирайся, я сказал. Беги к мамке с папкой.

Но Вика могла быть упрямой. Ей было очень страшно, но не хотелось уступать малыша кривому мужику. Ведь ему нужен был именно малыш, в этом Вика не сомневалась.

– Мама у меня в Москве, – проговорила она, – а папа сейчас придет, Васька за ним уже побежал.

– Васька? Что за Васька?

– Это мой друг, – продолжала пояснять Вика, надеясь, что Васька добежит быстро, – мы здесь в поселке остановились, в палатках живем. Вот с Васькой олененка нашли, и он побежал в лагерь.

– Зачем?

– Как зачем, – притворно удивилась Вика, – чтобы помощь привести, ведь олененок сам идти не может, у него что-то с ногой.

– С ногой? Дай-ка я посмотрю.

– Нет! – вскрикнула Вика, загораживая лосенка руками. – Нет! Придет папа и посмотрит.

Мужик уже хотел было отшвырнуть упрямую девчонку, но тут послышались голоса. Васька все-таки успел. Мужик распрямился. Среди деревьев мелькали люди. Приезжие. Их было слишком много. Кривой не захотел связываться с ними и быстро зашагал прочь. Лосенка ему, похоже, не видать. А все из-за девчонки, неизвестно откуда взявшейся. Ладно, лосей здесь много. Будут и другие.

ГЛАВА 15. ПОЛЕСЬЕ.

Васька бежал и звал Вику. Девочка отодвинула ветки и высунулась из своего укрытия. Вытирая пот со лба, Васька остановился.

– Привел, – только и выдохнул он, падая на траву.

Вместе с Васькой пришли Кирилл, Олег, Полина, Андрей Павлович и Вадим Семенович. Последний являлся специалистом по животным. Сразу же выясняется, что ребята нашли лосенка. Но он еще слишком мал. Рядом должна находиться лосиха-мать. Она ни за что не бросит малыша, если только сама не ранена. Вадим Семенович, говорил, что нога сломана, но малыша можно вылечить, но лучше отнести его поближе к палаткам. Решили также поискать и лосиху. Но поиски не увенчались успехом. На одной из полян нашли примятую траву и странные бурые пятна. Детям объяснять не стали, но похоже, что лосенок остался без матери.

Олег решил отнести лосенка к палаткам. Там Вадим Семенович укрепит сломанную ногу, а затем лосенку предстоит путешествие в Крушинский. Олег не сомневался, что отец не будет против. Подняв лосенка на руки, парень двинулся к поселку, остальные последовали за ним.

* * *

Теперь Вика и Васька не отходили от лосенка. Он перестал их бояться. Брал мягкими губами хлеб, слизывал с детских ладошек сахар. Полина гоняла Вику и Ваську, скоро сахара не останется, весь скормят лосенку. Но и сама была не против угостить малыша конфеткой.

В Полесье пришлось задержаться. Алексей Александрович чинил мотор. Остальные ждали. Как только лодка будет готова, предстоит обратная дорога. А пока... Приходилось ждать.

Ближе к вечеру Кирилл предложил всем прогуляться по берегу речки. Идея всем понравилась. Даже мрачный Игорь, который вообще больше не хотел никуда идти, отправился вместе со всеми.

Дружная компания решила пройтись до небольшого лесочка. Ребята шутили, смеялись, смотрели на плавно опускающееся к горизонту солнышко. До заката еще оставалось много времени, но солнце уже начало утрачивать свою ослепительную яркость. Оно нежно касалось лиц ребят, ласково грело. Над водой носились стремительные стрижи, охотясь за мошкарой.

Молодые деревья возвышались на пригорке. Решили подняться к ним. Рябинки были усыпаны гроздьями ягод. Васька, дурачась, сорвал пару веточек с ягодами и сделал себе серьги. Рыжий пацаненок с яркими рябинками возле щек стал похож на какую-то диковинную птицу. Все веселились, подшучивали над Васькой.

Солнце теперь наливалось спелой краснотой, по воде протянулась красная дорожка, разрезав прозрачную голубизну на две части. Красноватые блики изменили не только цвет воды, зарозовели заросли камышей, мягкие розовые тени легли на прибрежную траву. С пригорка хорошо было наблюдать за заходящим солнцем. Решили пройти по бугорку и вернуться к поселку. В траве было много ромашек, васильков, кашки. Ребята не спешили, так удивительно хорошо было вокруг.

Игорь неохотно плелся за всеми. Его раздражал неумеренный восторг, нелепое восхищение ребят. «Ну, солнце, ну, речка, – думал он, – но что здесь может быть особенного, таких речек везде полно, а солнце – всегда одно и то же. Чего так восхищаться?» Зря он все-таки пошел. Лежал бы себе в палатке или сидел у костра. Нет, никогда больше не ввяжется Игорь ни в одно путешествие, хватит уж с него всех этих озер, болот, всей этой красоты.

Игорь приотстал. На небольшом пригорке росла только кашка и небольшие пучки остролистной травы. На земле же валялись какие-то странные кульки бумаги. Словно старая газета была непонятным образом скручена. «Кто это так накрутил и набросал газету?» – подумал Игорь. Ребята были уже далеко и спускались с пригорка. Игорь не долго думая, пнул ближайшую газету. Но она не отделилась от земли. Тогда ногой он с силой поддел старую газету. Теперь она поддалась и отлетела в сторону. В земле что-то шевелилось. Игоря передернуло. Он быстро зашагал прочь.

Что-то резко кольнуло его в щеку. Он охнул и схватился за укушенное место. И почти тут же в шею, спину плечи вонзились острые иголки. Игорь, не понимая, захлопал себя по плечам. Под пальцами что-то извивалось. Игорь посмотрел. Это была пчела. «Откуда здесь пчелы?» – подумал он в недоумении и обернулся. Из земли поднимался темный рой. Его было хорошо видно на фоне еще светлого неба. Пчелы летели к Игорю. Руки, лицо, шея стремительно распухали от укусов. Игорь бросился бежать.

Ребята не понимали, почему Игорь так стремительно бежит, кричит и размахивает руками. Но он несся, не разбирая дороги и с размаху плюхнулся в речку, подняв целый фонтан брызг.

– Что-то случилось, – сказала Полина.

– Похоже, – согласился Васька, почувствовав резкий укол и хлопнув себя по щеке.

Но не мошка укусила Ваську.

– Смотрите, – он показал ребятам, – пчела.

Но другие поняли это уже и без Васьки. Рой пчел кружился над ребятами.

– Быстрее к костру, – скомандовал Олег.

Ребята подчинились и, не задавая лишних вопросов, бросились к палаткам. Пчелы не отставали. В рекордный срок удалось добежать до палаток. Олег схватил стоящее у костра ведро и выплеснул воду в костер. Костер зашипел, к небу стали подниматься клубы дыма. Вмиг ребята были окутаны дымом и начали кашлять. Но пчелам дым не понравился еще больше. Они становились вялыми и шлепались на траву.

Ребята ничего не понимали. Почему так кричал и размахивал руками Игорь? Откуда взялись пчелы? Костер шипел и дымил, слезились глаза, першило в горле, но ребята не решались уйти от спасительного дыма. Вблизи пчел не стало видно. Костер перестал чадить. Олег принес бумаги, сухих сучьев и принялся разжигать пострадавший костер. Ребята уселись вокруг.

Появился из палатки Николай Борисович и поинтересовался случившимся.

– Да, – проговорил эколог, потирая подбородок, – очевидно, дикие пчелы.

– Откуда же они взялись? – не удержался Васька.

– Они живут где угодно. В дуплах деревьев, строят свои соты в удобных трещинах пней, даже в земле обитают.

– В земле? – удивилась Полина.

– Да, в земле. Дикие пчелы хорошо к этому приспособились. осы и шершни тоже нередко строят свои гнезда на земле. Такие гнезда хорошо заметны, они напоминают кусок старой сетки или прелой бумаги.

– А зачем они на нас набросились? – спросила Вика.

– Не знаю. Пчелы, даже дикие, не станут набрасываться на людей, если их не потревожить.

– Потревожить? – переспросил Кирилл.

– Возможно, что кто-то из вас кинул что-то в гнездо или задел его, когда шел мимо.

Конечно же! Игорь мчался к ним, размахивал руками, а затем плюхнулся в речку. Наверное, именно он и задел гнездо пчел. А Игорь как раз поднимался к костру. Но как он выглядел! Мокрые растрепанные волосы, прилипшая одежда, в обуви хлюпала вода. Лицо Игоря выглядело ужасно. Он весь распух. Глаза заплыли и превратились в маленькие щелки, губы же, напротив, казались очень большими.

Ни на кого не глядя, он поплелся к своей палатке.

– Игорь, – произнесла Полина, вставая, – тебя покусали пчелы?

Игорь кивнул.

– Нужно сделать примочки, – не отставала Полина.

Но Игорь решительно мотнул головой, промычал что-то невнятное и скрылся в своей палатке. Все сочувственно смотрели ему вслед.

* * *

Лодка готова, но в Полесье приходится задержаться. Игорь весь распух. От него удалось добиться немногого. Он сказал, что просто шел и увидел старую бумагу. Ее он поддел ногой и... Результат все прекрасно знали. Хотя бы пару дней Игорю нужно было отлежаться. Николай Борисович сходил в поселок. Он поспрашивал у старых женщин и вернулся с темной настойкой. Этой неприятно пахнувшей жидкостью намазали Игоря. Он не показывался из палатки. Ребята старались его не беспокоить.

Кирилл бродил с камерой по окрестностям. Ему удалось найти гнезда диких пчел. Любитель природы держался от них подальше, снимал издалека старые газетные скрутки. Много времени он проводил возле лосенка. Тот смешно передвигался на трех ножках, поджимая больную и, стараясь не наступать на нее.

Но Вика и Васька не могли сидеть так долго без дела. Они познакомились уже со всеми жителями поселка. Молодых в поселки почти не было, жили одни старики. Старые бабушки охотно зазывали к себе малышей, поили их чаем с вареньем, угощали пирожками. Расспрашивали обо всем. Васька и Вика, уплетая угощение, рассказывали о целях их приезда.

Не забывали они и о родничке. Вика отнесла туда большую красную кружку с белыми горохами. Теперь веселое красное пятно было хорошо видно у голубоватых камней. Да и ступеньки были удобными. Ребята сбегали по ним вниз, пили по очереди из кружки вкусную воду, пока холод не начинал плескаться в животе. Затем бежали играть с лосенком.

* * *

Вика и Васька шли по поселку. Им нужно было купить молока. Васька тащил пустой бидон, Вика несла деньги. Вдруг девочка остановилась. За забором мелькнуло небритое лицо. Малышка вздрогнула и присела. Васька удивленно посмотрел на нее.

– Уйдем отсюда, Васька, – зашептала девочка.

– Почему? – удивился пацаненок.

– Я тебе потом все объясню.

Васька не стал больше ничего спрашивать. Он побежал вслед за Викой. А из-за забора за ними наблюдал кривой мужик.

Вика все рассказала, но попросила Ваську больше никому не говорить. Рыжий растрепа пообещал хранить тайну. За молоком им снова пришлось идти, но теперь они пристально смотрели по сторонам. Мужика нигде не было видно.

* * *

Лосенок находился в специальном загончике. Между палатками натянули несколько брезентовых плащей. Малыш не старался выбраться из уютного загончика. Ребята по десять раз на дню заглядывали туда, чтобы погладить лосенка по мягкой шерстке.

Кирилл проснулся среди ночи. Его будто что-то толкнуло. Спать не хотелось. Он выбрался из палатки. Было тихо, все спали. Кирилл направился к загончику. Но что это? Перед ним маячила темная фигура. Какой-то мужчина в темноте пытался разглядеть что-то в загончике. Вот он нагнулся и протянул руку. Он хочет забрать лосенка! Кирилл решил, что лучше разбудит всех, но не даст унести лосенка.

Он вспомнил, что Васька проделал в загончик лаз. Две палатки касались углами друг к друга, образуя угол. А к третьей палатке были протянуты веревки, на которые повесили плащи. Если Кирилл проберется с угла между палатками, то мужик его не заметит. Именно в это углу они и устроили лежанку для лосенка. Кирилл быстро повернулся и стал огибать палатку. Мужик, видно, тоже не стал терять времени и поднырнул под брезент. Так он гораздо быстрее отыщет лосенка. Кирилл осторожно надавил на ткань одной из палаток, открылось небольшой отверстие, мальчик старался не шуметь. Теперь он надавил на угол другой палатки, чтобы образовалось удобное отверстие.

Проскользнув в черный лаз, Кирилл замер. Он почувствовал запах табака и пота. Лосенок испуганно вздрагивал, прижавшись теплым боком к палатке. Кирилл потянул его за шею, заставляя лечь. Малыш, казалось, понял, чего от него добивались. Он согнул ноги и улегся на бок. Мальчик прилег рядом, загораживая собой лосенка.

Одной рукой он поглаживал теплый бок животного. Мужик приблизился, нагнулся, стал шарить рукой. Кирилл не шевелился. Грубая ладонь коснулась волос, лица.

– Ну тебя, Васька, – нарочно громко произнес Кирилл, – чего тебе не спится?

Рука замерла, мужик остановился.

– Вот сейчас встану, покажу тебе, как по ночам колобродить, – продолжал Кирилл, – иди спать.

Никто не двигался.

– Васька! – снова громко позвал Кирилл. – Мы же договорились, что ты здесь ночуешь завтра, а сегодня я. Чего стоишь и дышишь? Иди спать.

Мужик отступил. Стал пробираться к выходу.

– Иди, иди, – подгонял его Кирилл, – будешь по ночам бродить, я тоже завтра приду и тебя разбужу!

Мальчишка видел, как здоровая фигура поднырнула под брезент, тяжело потопали сапоги. Мужик удалялся. Кирилл облегченно перевел дух. Его уловка удалась. Лосенка украсть не удалось.

Теперь Кирилл решил каждую ночь проводить возле лосенка. Вдруг злоумышленник надумает вернуться. Другим же он решил не говорить о своем открытии. Им через пару дней уезжать. Скорей бы поправился Игорь. Тогда и лосенок будет в безопасности.

* * *

Вика и Васька шли по поселку. Дошли они почти до окраины. Нужно было возвращаться. Большой мрачный дом, стоящий на отшибе, привлек их внимание. Ребята до сих пор не знали, кто же там живет. Вдруг Вика схватила Ваську за руку и указала рукой. На задах огорода, укрытый деревьями, стоял небольшой приземистый сарай. Именно туда направлялся кривой мужик. Вот оказывается, кто живет в большом доме с закрытыми ставнями. Вика и Васька договорились прийти сюда вечером и последить за мужиком.

ГЛАВА 16. НА ВОЛЮ!

Вечером ребята отпросились у Андрея Павловича и отправились в поселок. Они заранее присмотрели себе укромное местечко в углу палисадника. Теперь же, лежа в траве, терпеливо наблюдали за домом и сараем.

Похоже, что в доме никого не было. Ставни были глухо закрыты, дверь заперта на висячий замок. Васька и Вика старались не двигаться и разговаривать только шепотом, чтобы их не заметили.

Начало смеркаться. Поползли фиолетовые тени. Вика и Васька проголодались, но старались не думать об этом.

– А вдруг он не придет? – в который раз задавала Вика вопрос.

– Должен прийти, – отвечал Васька, – он же здесь живет.

– Да, должен, – соглашалась Вика.

– А ты точно знаешь, что это тот мужик, кого ты встретила в лесу?

– Точно, Васька, я бы его ни за что не перепутала.

– Уже поздно, – сказал Васька, – вдруг решат, что мы пропали и станут искать.

– Еще немножко, Васька, – попросила Вика, – а потом пойдем назад.

– Хорошо, – согласился Васька.

Вдруг кусты возле сарая зашевелились. Вышел Кривой мужик с тяжелым мешком в одной руке.

– Он шевелится, – проговорила Вика.

– Тише, – сказал пацаненок, сжимая ее руку, – вижу.

Мужик отворил дверь и скрылся в сарае.

– Что там может быть? – удивлялась Вика. – Ведь там кто-то живой.

– Ага, – кивнул Васька, – он, видать, кого-то поймал.

– Давай посмотрим!

– Как?

– Придем ночью и посмотрим!

Васька не успел ответить. Хлопнула дверь сарая. Мужик направился к дому. Заскрежетал ключ в замке, послышался глухой удар, заскрипели половицы. Мужик скрылся в доме. Дети видели, как сквозь ставни пробивается тоненький лучик света. Ребята потихоньку выбрались из укрытия и отправились в лагерь.

Теперь им предстояло вернуться сюда ночью, чтобы посмотреть, кого же принес мужик.

* * *

Вика старательно притворялась, что она устала. Быстро поужинав, скрылась в палатке. Скоро пришла и Полина. Она тихонько позвала девочку, но та не отвечала, делая вид, что спит. Полина стала устраиваться поудобнее, девочка услышала ее ровное дыхание. Подождав еще немного, Вика решила выбираться из палатки.

Васька уже ждал ее возле костра. Он нетерпеливо топтался, сорванной веткой, постукивая по исцарапанным ногам.

– Чего так долго? – зашипел он.

– Ждала пока Полина уснет, – шепотом пояснила девочка, – а ты давно здесь?

– Ага. Давно. Кирилл теперь почему-то спит возле лосенка, а Олег всегда быстро засыпает.

– Ты его не разбудил?

– Ты что! Его даже слон не разбудил бы. А я потихоньку выбрался.

Ребята засмеялись, но испуганно примолкли. Нужно соблюдать тишину и отправляться в поселок.

* * *

Тихонько крались ребята по улице поселка. В траве раздавался стрекот, сверчание. Ночные жуки начинали посиделки, обсуждали новости. Вика и Васька не думали кого-то встретить, но все равно держались в тени заборов и кустов. Вот и позади поселок. Впереди черной громадой возвышался дом.

– Хорошо, что нет собаки, – прошептал Васька.

– Да, – согласилась Вика.

Почему мрачный хозяин не держал собаку, они не знали. Но это помогло им без помех добраться до сарая. Дверь запиралась на щеколду. Васька приподнял тяжелую железяку, дверь скрипнула. У ребят оборвалось сердце, по спине побежали мурашки. А вдруг хозяин услышит скрип? Рыжий пацаненок замер. Вокруг было по-прежнему тихо. Васька осторожно толкнул дверь еще раз. Она поддалась. Приоткрылась небольшая щель. Вика и Васька проскользнули внутрь.

В сарае стоял тяжелый резкий запах. Пахло старыми вещами, пылью, протухшей рыбой, зверями. От едкой вони свербило в носу. Но из двери тянуло свежим ночным воздухом, дышать стало легче.

Ребята моргали, привыкая к темноте. Сарай был построен из неструганных досок. У самого потолка было маленькое окошко с мутным стеклом. Из темноты постепенно выступали предметы. Старая кровать с продавленной панцирной сеткой, потрескавшийся деревянный ларь в углу. Множество тускло блестящих в темноте предметов на стенах. Грубо сколоченный стол в середине, колченогая табуретка возле него. В углах валялось разное тряпье, на полу было полно мусора.

Васька подошел к стене, чтобы рассмотреть железяки. Сомнений не оставалось:

– Это капканы, Вика, – прошептал он.

В углу кто-то завозился. Ребята подошли к груде тряпья.

– Кто там? – спросила Вика.

– Давай посмотрим!

– Я боюсь.

– Не бойся, не съедят же нас.

Васька ухватился за кусок рогожки и приподнял его. Под рогожей была клетка. Здоровенная самодельная клетка, а в ней кто-то возился.

– Там зверьки! – воскликнула пораженная Вика.

– Надо их выпустить, – решил Васька.

Но клетка была заперта. Видно, что ею пользовались давно. Замок был большой и надежный. Васька забегал по сараю, в надежде отыскать что-то подходящее. Нашел, лежащий в углу молоток, ударил по замку. Тот не поддавался. Ударил сильнее.

– Тише, – попросила Вика, – вдруг он услышит и придет.

– Что же делать? – прошептал Васька. – Замок не открывается.

Васька попытался приподнять клетку, но отступил, она была очень тяжелой. Зверьки возились в своей темнице и что-то жалобно пищали.

– Надо сходить за помощью, – сказала Вика.

– Нам же никто не поверит и нас не послушает, – не согласился Васька.

– Кирилл послушает. Он поможет, – убеждено проговорила Вика.

– Тогда беги за ним.

– Я боюсь одна.

– Тогда оставайся здесь.

– Здесь я еще больше боюсь. А вдруг он придет?

– Трусиха! – бросил Васька, но потом смягчился. – Ладно, пойдем вместе.

Ребята выскользнули из сарая и понеслись по улице.

* * *

Кирилл сначала не мог понять, чего от него настойчиво добиваются взволнованные малыши. Но ребята не отставали.

– Там в сарае клетки, – говорил Васька, – а в них какие-то звери.

– Он их принес в мешке и посадил в клетку, – перебивала его Вика.

– Кто принес? Какой сарай? – недоумевал Кирилл.

– Такой сарай, – чуть не плакала Вика, начиная злиться на непонимающего брата, – такой. Я в лесу с лосенком сидела, а тут мужик пришел кривой и стал говорить, чтобы я уходила. А еще мы с Васькой видели, как он в сарай мешок пронес.

– А там звери в клетках сидят, – добавил Васька, – только замок очень крепкий, не могу открыть.

– А если мужик бы пришел и застал вас в своем сарае? – спросил Кирилл, окончательно проснувшись.

– Ну и что! Там же зверьки!

– Это же его сарай!

– Не хочешь помогать, так и скажи! – возмутился Васька. – Тебе все равно, что он в клетку кого-то запер?

Кирилл не знал, что сказать. Нет, ему было совсем не все равно. Он был убежден, что звери должны жить на воле. Мужик, скорее всего, браконьер. Он ловит зверей и сажает их в клетку. Мальчишка вспомнил, что кто-то приходил ночью за лосенком. Вероятнее всего, это и был тот самый мужик. Кирилл перестал колебаться.

– Ведите к вашему сараю, – сказал он.

– Хорошо, только пойдем быстрее, – Васька схватил Кирилла за руку.

* * *

Дверь в сарай так и была приоткрыта. Три фигурки осторожно прошмыгнули внутрь.

Кирилл понял, что молотком ничего не сделаешь. Вот если бы удалось найти отвертку. Васька кинулся в один угол, другой. Ничего подходящего не было. Кирилл остановил его. Он подошел к ларю и приподнял тяжелую крышку. Верно! В ларе находились разные вещи: свернутые старые сетки, куски проволоки, железки, небольшой деревянный ящик с инструментами.

Кирилл ухватился за ящик, но вытащить его никак не мог, мешала тяжелая крышка.

– Помогите, – позвал он.

Васька и Вика вцепились в крышку, с трудом удерживая ее, и мальчишка вытащил ящик. В инструментах нашлось все, что надо. Достав отвертку, Кирилл вставил ее в замок и ударил молотком. Замок заскрипел. Тогда Кирилл ударил еще раз. Раздался характерный щелчок, замок открылся. Его все-таки удалось сломать.

Зверьки испуганно сбились в кучу в углу клетки. Кирилл сунул руку внутрь и схватил одного зверька. Тот тут же вцепился зубами ему в руку. Не обращая внимания на боль, мальчик вытащил зверька.

Вика и Васька пытались разглядеть звереныша. Кирилл поднес его к открытой двери. Он ухватил его за шиворот и крепко держал. Зверек испуганно поджимал хвост. Это был еще детеныш. На острой мордочке выделялись небольшие круглые ушки. Мордочка заканчивалась вздернутым черным носом и выдающимися вперед зубными пластинками. Усы зверька топорщились. Он нюхал воздух, обнажая зубные пластинки. Шерсть у него была мягкая, гладкая, очень приятная на ощупь. Короткие лапки заканчивались острыми коготками. Хвост был короткий и толстый.

– Кто это? – спросила Вика, легко притрагиваясь к мягкому боку зверька.

Тот завозился, попытался вырваться и достать девочку.

– Бобренок, – ответил Кирилл.

– Разве здесь водятся бобры? – удивился Васька.

– Водятся, но только их очень мало. Отлов бобров запрещен повсеместно.

– Значит, мы правильно сделали, что освободили бобрят, – сказала Вика.

– Мы еще не освободили их, – проговорил Кирилл, – нужно выпустить их на волю.

– Так чего же мы ждем? – стал подгонять всех Васька. – Давайте унесем их отсюда.

Кирилл посмотрел вокруг. На полу лежал большой мешок.

– Он в нем принес бобрят, – пояснила Вика.

– А мы их в мешке обратно отнесем, – заверил ее брат.

Первый бобренок, оказавшись в мешке, отчаянно забился, попытался освободиться, а Кирилл уже доставал другого. Для того, чтобы избавиться от укусов, он обмотал руку лежавшим на столе несвежим полотенцем. Зверьков оказалось четверо. Их быстро запихнули в мешок, который сразу потяжелел. Завязать его было нечем. Кирилл свернул мешковину и ухватился за конец мешка. С другой стороны его поддерживал Васька. Ребята выбрались из сарая. Вика потянула дверь, та натужно скрипнула и встала на место. Теперь нужно было побыстрее убраться от дома злобного мужика. Тройка быстро скрылась в лесу.

Теперь нужно было подумать, где лучше всего выпустить бобрят. Несомненно, мужик нашел запруду, которую построили бобры. Но что стало со взрослыми животными? Ведь принес он только детенышей. Решили отнести бобрят к небольшому, но глубокому ручью. Бобрята смогут там схорониться и найдут дорогу домой.

Две темные фигурки тащили мешок, а третья поспевала следом. У ручья ребята остановились. Бобрята в мешке притихли и даже не шевелились.

– Они думают, что мы снова будем их мучить, – сказала Вика.

– А когда попадут на свободу – обрадуются, – решил Васька.

Кирилл не стал спорить. Он открыл мешок, но бобрята не спешили выбираться. Тогда мальчик взял мешок за два угла и слегка встряхнул его. Показалась усатая мордочка, за ней еще одна. Бобрята шумно нюхали воздух. Кирилл подтолкнул мешок к ручью, затем встряхнул еще раз.

Кажется, бобрята поняли, что от них хотят и стали выбираться из мешка. Вот первый выбрался, встряхнулся, царапнул лапами землю. Понюхал воздух, посмотрел вокруг и что-то пискнул. Затем быстро заспешил к воде. Кубарем скатился с обрыва и плюхнулся в воду. Другие бобрята, спеша, стали выбираться за ним. Они встряхивались и спешили к воде. Ребята успели заметить лишь темные тени, что мелькнули внизу. Бобрята уплыли.

– А с мешком, что делать? – спросил Васька.

– Бросим и все! – заявила Вика.

– Лучше не здесь, – сказал Кирилл, – давайте отнесем его к дому хозяина.

Шустрые фигурки замелькали в темноте. Вот и мрачный дом. Кирилл свернул мешок и бросил его в огород. Теперь ребят ничто не удерживало здесь. Со всех ног они понеслись к палаткам.

ГЛАВА 17. ТЯЖЕЛО В УЧЕНЬЕ.

Дружная компания собралась у костра. Теперь к детям присоединялись и экологи. Появился и Игорь. Укусы почти прошли, можно было возвращаться. Решили в последний раз переночевать в Полесье, а утром отправляться в обратный путь.

Полина наливала всем из котелка. Уха получилась отменная, Еще бы! Ведь командовал Алексей Александрович, а Полина и Вика ему только помогали. За обедом много шутили, беззлобно подтрунивали друг над другом. Васька уже решил было подшутить над Игорем, как замер с открытым ртом. К ним приближался небритый кривой мужик. У Васьки замерло сердце. Кирилл и Вика тоже притихли.

Мужик подошел, поздоровался с экологами. Алексей Александрович пригласил его к костру. Мужик присел на корточки, достал из смятой пачки папироску. Закурил. Все молчали. Мужик выпустил дым и проговорил:

– Животными интересуетесь?

– И животными, и вообще природой, – откликнулся Вадим Семенович.

– Природой, значит, – мужик помолчал, – только зачем же по чужим сараям лазить?

Все удивленно уставились на мужика, а тройка спасателей похолодела. Они-то хорошо понимали, о чем шла речь.

– А мешок я свой нашел, – проговорил мужик.

– Вы о чем это, уважаемый? – спросил его Николай Борисович.

– Вы знаете, о чем, – мужик мрачно сплюнул, – вы тут люди случайные, но и вам не все позволено.

– Мы ни в чем не виноваты, – прогудел Алексей Александрович, – толкуй прямо, зачем пришел.

Алексей Александрович был человеком известным, и в Полесье его тоже знали.

– Это я так, – скривился мужик, – вопрос у меня есть.

– Что за вопрос? – спросил Киримов.

– Я слышал, что вы лоська поймали. Может, продать хотите?

– Нет! – вырвалось у Кирилла.

Мужик быстро посмотрел на него, потом перевел взгляд на Алексея Александровича.

– Нет, – твердо ответил тот, – я занимаюсь охраной природы по долгу своей службы. Если с животным что-то случилось, и я могу его вылечить, то именно так я и сделаю.

Мужик понял, что спорить бесполезно. Он выпустил струйку дымы, поднялся и тяжело зашагал прочь, ни с кем не попрощавшись.

– Что это он про мешок говорил? – поинтересовался Алексей Александрович и посмотрел на Кирилла. – Рассказывайте.

Мальчишка понял, что отпираться бесполезно.

– Пусть лучше Вика начнет, – сказал он, – а я потом.

Вика посмотрела на брата и начала рассказывать о первой встрече с кривым мужиком в лесу.

* * *

Ребята восхищенно смотрели вокруг. Нет, эти удивительные места не могут не нравиться. Вода необыкновенно чистая, прозрачная, сверкающая тысячами ярких бликов. Высокое прозрачное небо удивительной голубизны и белые пухлые облака. От небесной высоты кружилась голова. А небо было огромной голубой чашей, что накрыла голубое зеркало. Мир казался необъятным и прекрасным. Природа щедро делилась своими драгоценностями.

Ребята подмечали знакомые детали, вспоминали прошедшее. Через несколько часов пути вошли в озеро Туманное. Еще немного и покажутся знакомые дома Крушинского.

* * *

Валентина Петровна всплеснула руками:

– Долго же вы пропадали! Устали, наверное, измучились! Идите скорее в дом.

И снова старый дом наполнился разговорами, смехом, топотом ног. Все были рады немного отдохнуть. Только Игорь быстро собрал свои вещи и с первой же попутной машиной отправился в город.

– Все было здорово, – говорил он Олегу, – но мне подготовиться нужно к учебному году, да и другие дела есть...

Олег не стал отговаривать приятеля. Полина решила вернуться в Воскресенск вместе с Нефедовыми.

Ребятам казалось, что они и не покидали уютный домик на берегу озера. Найденыш так и не вернулся. Наверное, чайка отправилась на север к своим собратьям. Во дворе специально загородили место для лосенка. А Разбойник все также приветливо мурлыкал на завалинке. Пушистый плутишка жмурил зеленые глаза, помахивал пушистым хвостом и позволял себя гладить. Он выгибал спинку, терся большой головой и довольно урчал.

Кирилл баловал котишку рыбой. Стоило только ему взять удочки и маленькое ведерко, как Разбойник оказывался рядом. Он бежал за мальчишкой до самого озера, садился неподалеку и наблюдал. Когда ему это надоедало, возвращался домой. Но стоило Кириллу появиться возле дома, как пушистый разбойник оказывался рядом и начинал мяукать, выпрашивая угощение.

Кирилл ловил рыбу с берега. Рыбья мелюзга охотно хватала прикормку. Но мальчик нередко оказывался в компании. Стоило коту уйти, как из травы начинали показываться лягушки. Они неторопливо подпрыгивали и рассаживались на бережку. В таком странном соседстве Кирилл ловил рыбу.

Лягушки были большие, зеленовато-оливкового цвета с темными полосками по спине. Лапы были длинные, буро-коричневого цвета. А вот брюшки у них были более светлые: светло-зеленоватые с небольшими желтоватыми полосками, расположенными поперечно на боках и спускавшихся к животу. Лягушки сидели молча. Они окружали мальчишку почти полукругом и только моргали глазами, глядя на озеро.

Иногда на берег приходили посидеть Вика и Васька. Они срывали прутики и начинали потихоньку постукивать лягушек по голове и спине. Те терпели, но затем отпрыгивали подальше. Освободив себе местечко, малыши усаживались и начинали наблюдать за Кириллом. Но очень скоро непоседам надоедало это занятие, и они отправлялись погулять. Кирилл заметил, что стоило только малышам уйти, как лягушки начинали перебираться на прежние места, словно им доставляло удовольствие сидеть и наблюдать за Кириллом. Он не прогонял их и скоро привык к своей необычной свите.

Погода стала меняться. Теперь нередко наплывали серые тучи, моросили мелким дождиком. Но Кирилл закутывался в большой плащ Олега и ходил на рыбалку. Удивляли его лягушки. Вместо того, чтобы сидеть где-то под кустом, они сидели под дождем, таращили глаза. Капли стекали по головам, текли по спине и бокам. Но лягушки не уходили. От дождика они казались лакированными.

* * *

Много времени Кирилл проводил на озерах, снимая полет молодняка. Он пользовался последними днями перед отъездом. Экологи закончили свои исследования и теперь сверяли результаты. Вика и Васька вместе с Полиной ходили за грибами.

Малыши были довольны. Возвращались с полными корзинками и начинали хвастаться друг перед другом, у кого грибы лучше. Валентина Петровна вместе с Ольгой Петровной грибы жарили, мариновали и сушили.

Олег иногда присоединялся к Кириллу. На лодке они забирались на самые потаенные островки озера. Кирилл старался снять как можно больше. Молодые птицы ростом уже догнали взрослых. Теперь они терпеливо учились летать. Мальчику очень нравилось наблюдать за журавлями. Он нашел и своих старых знакомых: Долговязика, Танцора и Растрепу. Теперь журавлята почти ничем не отличались от взрослых птиц. Но Долговязик так смешно вытягивал длинные ноги и долго махал крыльями, прежде, чем взлететь. Танцор поднимался с места легко и быстро. Птица была удивительно грациозной. А Растрепа, хоть и вырос, остался прежним. Он нелепо подскакивал, цеплялся ногами за кочки, махал крыльями. Все время казалось, что он свалится в воду. И на вид птица все время казалась растрепанной.

Кроме журавлей Кирилл снимал и других птиц. Он нашел гнездовья диких уток и внимательно наблюдал за ними. Вот впереди выплывает селезень. Его легко отличить по переливающимся изумрудным перьям на голове и шее. За ним спешит утка. У нее темно-серая голова и коричневатые крылья с темными крапинками. За нее спешат птенцы. Они вытягивают шеи и стараются не отставать от родителей. Селезень ищет что-то в песке, птенцы тоже что-то старательно склевывают. Вот он выпятил грудь и забил крыльями. Молодняк старательно копирует движения. Поднимается пыль, разлетаются в стороны сухие травинки.

Теперь селезень перебирает ногами, взмахивает крыльями и поднимается в воздух. Он перелетает небольшое озерцо и опускается на берег. Повернувшись он начинает призывно крякать. Молодняк жмется на берегу, хлопает крыльями, но взлететь не решается. Селезень начинает что-то выискивать на песке, снова призывает к себе молодых птиц. Наконец, один из птенцов решается. Он быстро-быстро машет крыльями, отрывается от земли и быстро летит на призыв. Приземляется он не очень ловко, но вскакивает и начинает охорашиваться. За ним следуют и другие птенцы. Последней поднимается старая утка.

Кирилл доволен. У него теперь есть отличные кадры.

* * *

Не забыл мальчишка и про деда Игната. Навестил его на острове.

– Рассказывай, – потребовал старый капитан.

Кирилл начал рассказывать, стараясь не упустить ни малейшей подробности.

– Нашли, значит, родник-то.

– Нашли. И ступеньки сделали, чтобы удобнее было спускаться. И кружку оставили.

– Кружку? Это вы молодцы. Говоришь, недалеко от поселка овражек?

– Недалеко. Там рябинки растут и три большие сосны. А за полянкой немного пройти между деревьев, и сразу будет овражек.

– Эх, раззадорил ты меня. Я уже и надежду потерял увидеть родник. Старый стал, куда мне что-то искать. Но теперь непременно по весне побываю там.

– Побывайте. Такой вкусной воды мы больше нигде не пили.

– Не пили? То-то, – дед Игнат улыбнулся, – а я вот тоже тебя отменным напитком угощу.

Дед Игнат скрылся в шалаше и вернулся с чумазой кастрюлей. Кружкой зачерпнул ароматный напиток и подал Кириллу. Странный сладковато-кислый привкус был у компота. Мальчик не пробовал ничего подобного.

– Что это? – спросил он.

– Морошка. Наша северная ягода. В ней столько витаминов разных, почти как в клюкве или шиповнике.

– А какая она, морошка?

– А вот мы с тобой отправимся ее собирать и увидишь.

– А когда отправимся?

– Завтра. Я раненько заеду, так что будь готов.

Кирилл пообещал не проспать и ждать деда возле домика.

* * *

Мальчишка не хотел никого будить. Решил встать пораньше и отправиться потихоньку. Но все его планы рухнули.

– Куда собираешься? – спросил Васька вечером.

– Мы с дедом Игнатом едем за морошкой.

– И я с вами!

– Нет, Васька, мы с дедом Игнатом договорились вдвоем.

– Я не буду мешать.

С пацаненком спорить было бесполезно. Васька принялся решительно собираться. Их приготовления увидела Вика. Никакая сила не смогла бы остановить девчонку. Ведь Кирилл и Васька ехали собирать ягоды. Но она тоже очень хочет поехать. Кирилл молчал. Он надеялся, что сорванцы просто проспят. Спустились вниз Олег и Полина. Парень заметил суету малышей.

– Куда собираетесь? – поинтересовался он.

– С дедом Игнатом за ягодами, – неохотно пояснил Кирилл.

– С дедом! Здорово! Он раньше меня всегда с собой брал.

– Но он сказал, чтобы я не проспал, а тут малыши засобирались. Захочет ли дед взять их с собой?

– Захочет, – засмеялся Олег, – даже не сомневайся. Дед Игнат – мировой человек.

Обернувшись к девушке, Олег спросил:

– Полина, хочешь завтра поехать за ягодами?

– Конечно, хочу, – обрадовалась девушка.

– Ладно. У матери я корзинки возьму, а ты потеплее одежду приготовь, утром прохладно.

* * *

Олег оказался прав буквально во всем. Утром, действительно, было довольно прохладно. Кирилл не пожалел, что надел теплую куртку. А дед Игнат совсем не рассердился, увидев не одного Кирилла, а целую команду. Малышам он велел забираться в теплую полость на носу лодки. Полину усадил рядом с Кириллом и велел держать корзинки. Олег сел на весла, а сам дед устроился на корме.

– Отчаливай, – скомандовал он и столкнул лодку в воду.

Старая посудина, пахшая рыбой, речной травой, старым размокшим деревом медленно стронулась с места и заскользила вперед. Молочно-белый туман клочками вис на прибрежных кустах, стлался над водой, прятал острова. Дальше от берега ничего не стало видно. Двигаться приходилось словно в молоке. Малыши таращились на это чудо. Кирилл скоро перестал понимать, в какую сторону они плывут, но Олег держался уверенно, да и дед командовал: «Правее, левее, так держать». Кирилл удивлялся, разве можно было различить в таком тумане, но старый моряк только улыбался.

Они не заблудились. Появившееся солнышко разрывало горячими лучами клочья тумана. Стали проступать очертания островов, закачались камыши, которые теперь было хорошо видно. Туман стремительно отступал, хоронился между веток деревьев, забирался под листы, но это не помогало. Он таял, исчезал на глазах.

– Приехали! – провозгласил дед Игнат, и лодка ткнулась в песчаный берег.

– А далеко идти? – спросил рыжий непоседа, выбираясь из лодки.

– Рядом, – махнул дед рукой, – ну-ка, команда, разбирай корзинки и айда за мной.

Через несколько минут возле лодки никого не осталось. Вслед за дедом Игнатом ребята скрылись в лесу. На корму лодки опустилась сойка, затрясла хвостом, застрекотала, склюнула крошку и понеслась в лес разносить свежие новости.

* * *

Морошку собирать оказалось очень легко. Крупная розово-красная ягода сама просилась в корзинки. Вика и Васька срывали ее горстями и отправляли в рот. Кирилл тоже попробовал, но ему она показалась кисловатой. Корзинки быстро наполнялись.

Кирилл решил сменить кустик и передвинуться к другому, на который был усыпан спелыми ягодами. У соседнего куста стояла Полина. Кирилл подхватил корзинку и направился к девушке. Но та сделала предостерегающий жест, чтобы он двигался тише. Кирилл удивился. Что там такое?

Он поставил корзинку и тихонько подошел к Полине.

– Что там? – спросил он.

Девушка молча отвела ветку, и Кирилл увидел небольшого зайчика, который с аппетитом обгладывал веточку. Зайчик был молодой. Буроватая шерстка топорщилась, ушки были чуть светлее, а внутрення сторона, почти лишенная волосков, отсвечивала розовым. У зайчика был темно-серый нос и маленькие черные глазки. На боку Кирилл заметил большое серое пятно. Заяц привставал на задних лапах, передними слегка придерживал ветку и быстро обгладывал ее.

Затрещали ветки, это Васька ломился сквозь кусты. Зайчик замер, потом прижался к земле. Васька выкатился из кустов. Заяц быстро выскочил из укрытия и помчался к высоким деревьям. Васька посмотрел недоуменно на Кирилла и Полину.

– Заяц тебя испугался и убежал, – объяснил Кирилл.

– Да ну! – не поверил Васька.

Но Полина подтвердила слова мальчика. Васька сокрушенно покрутил головой.

К полянке стали подходить остальные. Вика жалела, что не удалось увидеть зайчонка. Корзинки были полны, можно было возвращаться.

ГЛАВА 18. СКОРО ОСЕНЬ.

Кирилл стоял на берегу Туманного. Завтра они покидают озеро и гостеприимный домик Киримовых. Экологи собрали достаточно материала, чтобы отстоять свою правоту. Выводы Андрея Павловича подтвердились полностью. Теперь экологи упаковывали вещи.

Вика и Васька были заняты с лосенком. Малыш поправился и теперь весело носился по двору. Вика и Васька с визгом носились за ним.

Кирилл был рад, что он здесь один. Ему хотелось попрощаться с озером, запомнить его. Он смотрел на ставший знакомым берег и видел, как тот неуловимо изменился. Осень подкрадывалась незаметно, но теперь она чувствовала себя полновластной хозяйкой.

Она бродила в лесу, притрагивалась к деревьям, меняла их цвет. Теперь оттенки зеленого сменили желтый, оранжевый, багряный, коричневый. Деревья преобразились. Яркие желтые мазки среди зелени, пятна оранжевого и красного, коричневатые оттенки притягивали взгляд. С каждым днем все меньше было зеленого. Вот и теперь Кирилл разглядывал молодой клен на островке. За одну ночь все его резные листья стали лимонно-желтыми.

Заметно пожелтели и листья рябинки. Несколько дней назад желтизна лишь трогала их кончики, а теперь целые веточки отрывались и падали вниз. Багрянец все больше преображал осинки, а вяз заметно побурел, листики скручивались, коричневели. Лишь молодые сосенки топорщили длинные иголки, весело зеленели среди осенней желтизны.

Кирилл прощался с озером. Плескалась о берег вода. Она потемнела. На серых волнах появились белые пенные барашки. Но озеро все равно казалось Кириллу ласковым. Он хотел бы увидеть его снова. Увидеть, как все деревья становятся похожими на желтые, красные, коричневые свечи. Как весь лес пылает яркими красками. Как становится холодным высокое синее небо. Как с кустов начинают срываться паутинки.

Кирилл представлял, как деревья теряют свою листву под злым осеним ветром. Как он швыряет эти разноцветные флажки на беспокойные волны озера. А потом придет зима, и озеро покроется льдом. Мягкие белые шапки наденут сосенки, а деревья укутают озябшие веточки в тонкие снежные шали.

Весной же лед на озере потемнеет, треснет, поплывут зеленоватые глыбы. Черные веточки, озябшие за зиму, потянутся к ласковому солнцу. Зазеленеют первые листочки. Лес накинет праздничную прозрачную светло-зеленую накидку. Листья будут расти, а потом придет лето... Снова множество птиц поселится на берегах Туманного. Зверьки будут искать корм, рыть норы, выращивать детенышей.

Кирилл понимал, что теперь озеро будет не просто в его воспоминаниях, оно стало частью его души.

– Я вернусь, озеро, – пообещал он, веря, что обязательно вернется сюда еще раз. Пусть это будет не скоро, возможно, через несколько лет, но это все же случится.

* * *

Утро было пасмурным. Накрапывал мелкий дождик. Валентина Петровна вышла проводить гостей. У ее ног весело жмурился Разбойник. Вика и Васька уже успели с ним попрощаться. Вика повязала на шею котишки свою розовую ленточку, и теперь он пытался стащить ее лапой.

Экологи разместились в автобусе. Малыши залезли в «Ниву» и теперь шумно возились там. Олег ехал в Воскресенск проводить гостей и навестить дядю. Он еще вернется в Крушинский, до занятий в институте оставалось две недели.

Валентина Петровна махнула рукой:

– Обязательно приезжайте, – сказала она.

– Хорошо! Приедем! – Вика и Васька высунулись из окна.

– Спасибо, Валентина Петровна, – попрощался Кирилл, залезая в машину. Полина и Олег уже сидели на местах. «Нива» тронулась с места.

Вика и Васька весело распевали песни. Малышам было весело. А Кирилл почему-то грустил. Нет, он тоже был рад, что возвращается домой, увидит маму, бабушку. Но какая-то непонятная грусть поднималась в душе. Может, всему виной приближение осени или моросящий за окном дождь?

Кирилл попытался отогнать плохое настроение, прислушался, о чем заспорили малыши, заинтересовался. Вскоре в машине слышался смех, Кирилл незаметно поддался общему веселью.

* * *

День выдался суматошным. В Воскресенске пробыли всего несколько часов, торопились на поезд. Отвели Ваську домой. Рыжий пацаненок кинулся к матери. Он так соскучился, а новостей у него была целая куча.

Экологи беседовали с Владимиром Александровичем о своих находках. Художника интересовал результат. Из института обещали прислать заключение о необходимости охраны уникальной природы края.

Олег разговаривал с Кириллом. Оказывается, студента заинтересовали съемки мальчишки. Он еще колебался в выборе профессии, но беседа с Андреем Павловичем помогла ему определить. Конечно, Олег пойдет по стопам отца и будет заниматься охраной природы. Но, возможно, это будет немного другой уровень. Кирилл пообещал Олегу прислать отснятый материал. Теперь у него появился надежный друг. Работа Кирилла не пропадет. Некоторые видеоматериалы Олег решил включить в материал своей дипломной работы.

А Вика не отходила от Полины. Конечно, Кирилл очень хороший брат, но Вике всегда хотелось бы иметь такую старшую сестру. Полина поняла настроение девочки. На тетрадном листке она написала свой адрес. Ее сестра Анечка будет только рада переписываться с подругой Полины.

* * *

Москва! Наконец-то, дома! Какое удивительное было у ребят лето! Но как приятно вернуться домой.

Кирилл и Вика вошли осторожно в квартиру. Андрей Павлович заносил вещи. Вика заглянула в комнату. Все как обычно. Мама уже успела навести здесь порядок. Одежда развешана аккуратно, книги лежат стопочкой. А на стуле ярко-красная заколка, которую Вика забыла перед отъездом.

Вика радостно засмеялась. Кирилл потеребил ее пушистые волосы. Сбоку раздалось шипение. Вика обернулась. Из-за занавески выглядывала маленькая усатая мордочка. Показался и сам котенок. Он заметно подрос и не выглядел несчастным. Котенок по-хозяйски прошелся возле стола, вспрыгнул на стул, уселся и стал старательно умываться.

Вика обрадованно захлопала в ладоши.

– Кузька, – позвала она.

Котенок услышал свое имя и поднял голову. Сверкнули яркие желтые глаза. Вика протянула к нему руку. Но не успела коснуться пальцами мягкой шерстки, как котенок выпустил коготки и царапнул Вику. Девочка отдернула руку.

– Кирилл, – удивленно позвала она, – Кузька не хочет, чтобы я его гладила.

– Он же просто отвык, Вичка, – успокоил ее брат.

– Почему отвык?

– А ты вспомни, он же видел нас всего несколько дней, а потом мы уехали. Он же еще маленький, вот все и забыл.

– А погладить его нельзя?

– Не сейчас. Через несколько дней он к нам привыкнет. Еще отходить от тебя не будет, – пообещал брат.

– Хорошо бы!

– Не сомневайся. А пока давай разберем вещи, пока мамы нет.

Но не успели ребята выполнить задуманное, как щелкнул дверной замок. Вернулась Екатерина Николаевна. Ребята забыли о рюкзаках и бросились к матери.

* * *

Вечером вся семья сидела на кухне. Посвистывал чайник, в середине стола ждал своего часа большой пирог. Екатерина Николаевна решила побаловать домочадцев сладким. Пирог удался на славу. Румяную корочку уже успела отломить Вика. Кирилл терпел, только посматривая на замысловатые завитушки.

Екатерина Николаевна была довольна: вся семья в сборе. Еще есть несколько дней, чтобы подготовить все необходимое для школы. Андрей Павлович завершил свои исследования. Осенью не будет никаких командировок. В выходные они смогут выбираться все вместе в Подмосковье.

Екатерина Николаевна улыбалась и слушала детей, которые с восторгом вспоминали чудесные дни, проведенные в Карелии.

– Что же вам больше всего понравилось? – спросила она.

– Все-все-все, – по привычке ответила Вика.

– А что больше всего?

– Озеро, – ответил Кирилл, – ты же знаешь, – добавил он, серьезно взглянув на Екатерину Николаевну, – оно удивительное. Таких мест просто больше нет.

– Есть другие места, – Андрей Павлович лукаво посмотрел на сына, – разве ты не хотел бы там побывать?

– Хотел бы, конечно. А на озеро хотел бы возвращаться.

Родители переглянулись. Их мальчик повзрослел. Но наверное, так и должно быть, чтобы у каждого человека было свое озеро.

– А мне больше всего понравился родничок, – выпалила Вика.

– Какой родничок? – спросила Екатерина Николаевна.

– Красивый! Голубая чаша. У этого родничка есть тайна.

Все повернулись к девочке. Но малышка не торопилась. Она слышала, что надо опустить монетку в воду, если хочешь вернуться в понравившееся место. Вика положила под голубоватый камешек красивую пуговицу. Пусть это не монетка, но теперь она вернется к родничку, который будет хранить ее тайну.