Тайцзицюань.

Приложение 7 КРАТКИЕ ЗАПИСИ ОБ ИЗУЧЕНИИ БОЕВЫХ ИСКУССТВ.

(автор Ван Бо, буддийское имя – Ши Юаньсю).

Я родился в 21-м году Китайской республики (1932) в первый день одиннадцатого месяца на улице Цзичанцзе в Южном городе в Шанхае. Когда наступило военное лихолетье, я вместе с родителями покинул дом и бежал от трудностей в район Сыминшань. Будучи шести лет от роду я стал буддистом храма Дэндайсы1, у учителя хэ-шана Хуйляна2 учился сидячей медитации, изучал боевое искусство и гражданские науки. Получил буддийское имя «Юаньсю»3.

1 Храм Дэндайсы находится в лесу на горе Шэньшань, что в пяти ли от деревни Юаньцзядайшаньцунь волости Танси уезда Фэнхуа. Так как моя мать в семью Ван пришла из рода Цзян, а ее мать в семью Цзян пришла из рода Юань, который с уважением относился к буддистам, то чтобы избежать опасностей военного времени я был отправлен в чистые земли последователей буддизма – прим. автора.

2 Хэшану Хуйляну в то время было уже порядка восьмидесяти лет, но телом он был крепок, в совершенстве постиг боевое искусство и медицину, любил каллиграфию и рисование. В молодости из-за подозрений в причастности к антицинскому движению он вместе с учителем был вынужден покинуть гору Хэншань в провинции Хунань и перебрался на гору Сыминшань, где и построил храм прим. автора.

3 После того, как я попал в монастырь, учитель каждый вечер учил меня сидя со сложенными ногами декламировать каноны и изучать буддизм. После Освобождения я прекратил декламировать каноны и изучать буддизм, но по-прежнему сижу со сложенными ногами, и даже сегодня это не доставляет мне неудобств; а что касается каллиграфии и рисования, то так как после ухода из монастыря я не имел средств к существованию, то я не сумел сохранить своих работ, но те, что передал мне учитель – я храню до сих пор. В течение восьми лет в монастыре я каждое утро вставал в пятую стражу и занимался боевым искусством, закладывая базу. Учитель в основном преподавал наработку легкости и кулак внутренней семьи направления горы Сыминшань, в этом стиле - сто восемь форм, у каждой есть левый и правый варианты, у каждой формы – свое название, первые восемь методов соответствуют четырем прямым и четырем угловым направлениям и называются «гэ шоу», они применяются в бою на ближней дистанции (после освоения я также использовал их в тайцзитуйшоу, где они проявили себя очень хорошо), последние пять методов соответствуют пяти первостихиям – металлу, дереву, воде, огню и земле, их называют «сань шоу», они предназначены для боя на дальней дистанции. Каждая форма обязательно должна согласовываться с дыханием, бывает на один вдох приходится один выдох, бывает – на один вдох двойной выдох, а бывает – на двойной вдох одинарный выдох. В «сань шоу» есть прием, называемый «восемь ударов молота-метеора», там после глубокого вдоха два кулака наносят удар, восемь методов прорабатываются по отдельности, каждая тренировка – тысяча двести повторений, затем сторона меняется. После натренировывания их можно тренировать как по отдельности, так и сто восемь форм непрерывно – комплекс кулака внутренней семьи. С точки зрения применения для атаки противника используется четырнадцать суставов – голова, локти, плечи, бедра, колени. Мастера говорят: «Этот стиль идет от учителя Чанлао, а Чанлао получил его от первоучителя сыминшаньского направления, от монаха к монаху – так и дошел до меня»прим. автора.

Позднее, из-за того что учитель подвергался гонениям со стороны врагов, я, следуя учителю, перебрался в сыминшаньский храм Лэншуйсы4. Так как из-за бесчинств японских оккупантов от солдат и бандитов не было покоя и тут, мы перебрались в кумирню Мохэ храма предков рода Цзян в деревне Шаньфэнцунь уезда Фэнхуа, где я продолжал совершенствоваться в созерцании и тренировать боевое искусство5.

Я удалился от мира и пробыл монахом восемь лет, за это время Антияпонская война подошла к концу, и, повинуясь распоряжению учителя, я отправился к горе Цзюхуашань разыскать «учителя-дядю» законоучителя Хуйсиня, но найти его мне не удалось, и я странствовал там и сям, продавая свое боевое искусство чтобы прокормиться. Повстречав «конокрада» из Шаньдуна Чжан Суншаня6, прозванного молодцами из зеленых лесов «царем обезьян», я пошел к нему в ученики, он стал мне приемным отцом, обучил искусству верховой езды, бою мечом и рукопашному бою. С тех пор старый и молодой полагались друг на друга, вместе работали охранниками, вместе разбойничали. После освобождения Шаньдуна по приказу приемного отца я отправился в Шанхай, где познакомился с мастером прежнего поколения Тун Чжунъи и его учеником учителем Ду Баокунем, изучил у них шаолиньцюань и искусство обращения с мечом7.

В 1954 году от переутомления я заболел, болезнь дошла до околосердечной области, поэтому от шаолиньских стилей я перешел на уданские, стал изучать тайцзи, синъи, багуа. Первоначально.

4Кумирню Гуандэань также называют храмом Лэншуйсы, она расположена в Сыминшаньском районе в уезде Цзиньсянь по соседству с деревней Цзиньцзянцяомукэнцунь, справа от никогда не скрывающегося полностью в дымке моста Лэншуйцяо – прим. автора.

5Кумирня Мохэань посвящена первопредку рода Цзян. Статуэтка Цзян Мохэ изображает предка Цзян Цзеши (Чан Кайши – прим.перев.). Позднее из Шаньфэнцунь род переселился в селение Сикоу, где была открыта соляная лавка, и ради жертвоприношений предкам в Сикоу также был воздвигнут храм Мохэ – прим. автора.

6Чжан Суншань из Цзяодуна провинции Шаньдун вырос среди вольного люда, входил в окружение Хун Цзэху, зарабатывал на жизнь охраной и разбоем в провинциях Цзянсу, Аньхой и Шаньдун – прим. автора.

7С 1951 года я учился у Тун Чжунъи и Ду Баокуня, изучил шаолиньцюань, тренировку в паре, цзинцюань, басяньцюань, цзыуцзянь, цзыуцюань, сюэпяньдао – прим. автора.

У известного врача господина Юань Тецзина8 изучил тайцзицюань семьи Ян и туйшоу, также ознакомился с внутренними разделами китайской медицины, туйна, чжэньцзютерапией; потом я пошел в ученики к знаменитому представителю прежнего поколения учителю Цзян Жунцяо и изучил багуачжан и синъицюань. Позднее я сосредоточился на тайцзи, через Гу Люсиня познакомился с находящимся в Пекине представителем 17-го поколения клана Чэнь учителем Чэнь Факэ, изучил у него первый и второй (паочуй) комплексы тайцзицюань семьи Чэнь и туйшоу9. После возвращения в Шанхай у господина Тянь Чжаолиня10 – ученика Ян Шаохоу – изучил тайцзицюань семьи Ян и туйшоу. У господина Чжан Хайдуна11 – ученика Чэнь Вэймина – изучил упрощенное тайцзицюань и туйшоу.

8С 1954 по 1957 годы я изучал кулачное искусство, туйшоу, туйна, чжэнь-цзю терапию и внутренние разделы китайской медицины в клинике Юань Тецзина в саду жилища семьи Ян в Пудуне на улице Цзинцзюйлу. Юань был учеником Ян Чэнфу, зарабатывал на жизнь медицинской практикой в собственной клинике – прим. автора.

9После Освобождения я работал в Шанхае в Управлении общественной безопасности района Янцзин. Тогдашний военный управляющий районом Ван Литянь, зная, как я владею боевыми искусствами, познакомил меня с управляющим районом Хуанпу Гу Люсинем. Через боевое искусство мы стали друзьями несмотря на разницу в годах. Позднее Гу Люсинь стал директором Шанхайского Дворца спорта, специально занимался народным спортом. С сентября 1954 по январь 1955 мы вместе находились в Пекине, изучая боевое искусство у Чэнь Факэ. В 1963-64 годах по приглашению Гу Люсиня в Шанхай приезжал преподавать боевое искусство учитель Чэнь Чжаокуй. Я много дней провел в его жилище, просил его указаний по встречающимся в туйшоу ударам ногами, ударам руками, броскам и приемам, связанных с захватами. Наша дружба с Гу Люсинем становилась все теснее, а когда на старости лет он стал начальником Шанхайского научно-исследовательского спортивного учреждения, научным сотрудником и председателем городской Ассоциации ушу, то с мая 1954 года начал персонально обучать мою младшую дочь Ван Ян (см. «Спортивную руководящую газету» от 14 июля 1984 года и «Новую народную вечернюю газету» от 1 июня 1989 года), обучил ее первому и второму {паочуй) комплексам тайцзицюань семьи Чэнь и туйшоу. Я помогал дочери как мог – прим. автора.

10 Тянь Чжаолинь был учеником Ян Шаохоу, шлифовал знания у Ян Чэнфу. Когда он преподавал боевое искусство в общественном парке района Хуанпу, то я с октября 1955 по апрель 1956 учился у него; формы его кулачного искусства были уже измененными, они отличались от установленного каркаса семьи Ян, однако его мастерство в туйшоу было глубочайшим, он обладал особым талантом – прим. автора.

11 Чжан Хайдун – ученик ученика Ян Чэнфу господина Чэнь Вэйминаприм. автора.

Чтобы добиться как можно большего, у учителя Чжан Минъюя12 – ученика ученика Ян Чэнфу – я изучил технику обращения с мечом и саблей тайцзи семьи Ян, бой шестами, туйшоу и рукопашный бой.

Позднее я учился у почтенного Гу Цзыляна13 – ученика У Цзяньцюаня, изучил даосский цигун, игру пяти животных, туйшоу тайцзи У Цзяньцюаня, 13 приемов с мечом, технику обращения с шестом тайцзи. Одновременно я пошел в ученики к ученику ученика Цюанью, известному маньчжуру Чан Юньцзе14, у которого изучил туйшоу и рукопашный бой старой формы тайцзи Цюанью. В последующие десятилетия, когда учитель Юаньцзе покинул этот мир, я усердно тренировался, просил указаний у собрата по обучению Бан Цая, мы вместе отрабатывали имеющиеся в технике туйшоу опрокидывания, удары, броски и приемы, связанные с захватами. Неоднократно я обсуждал кулачное искусство с законоучителем Хайдэном, много раз навещал ради советов по боевому искусству хэшана Чаньхуя15 в кумирне Байяньань на горе.

12 Учитель Чжан Минъюй – ученик племянника (по линии жены) Ян Чэнфу господина Чжан Цинлиня. С 1957 по 1962 годы я специально каждое утро из Пудуна ходил в общественный парк Вайтань, чтобы учиться у него. В те годы он был уже в почтенном возрасте, но формы кулачного искусства выполнял серьезно, внешний вид был подобен стилю Ян, нет нужды говорить что в туйшоу он был искусен, прилагал внутреннее усилие – прим. автора.

13С 1961 по 1967 годы я жил неподалеку, на улице Янцзядулу в Пудуне, в это время учителю Гу было уже за 80, и он в основном был сосредоточен на искусстве вскармливания жизни, но в туйшоу делал упор на мягкую трансфор- мацию, у него были собственные взгляды, он глубоко разбирался в законах кулачного искусства, за счет чего я и углубил свои познания, но во время Великой Культурной Революции все пришлось прекратить – прим. автора.

14Чан Юаньцзе (1906-1971) учился у своего отца Чан Юаньтина (1860- 1918), изучил исходный старый каркас Цюанью. В этом стиле формы низкие, погруженные, неочищенные, округлые, движения координируются с дыха- нием, непрерывность не разрывается, есть быстрые внутри выбросы усилия, есть прыжки, есть уходы вниз с прилипанием к земле; в туйшоу главным является жесткая трансформация силы, что отличается от распространенных ныне пяти разновидностей тайцзицюань. Чан Юаньтин в конце династии Цин преподавал при императорском дворе, отдельно обучал Чан Юаньцзе, во время Народной революции бежал в Шанхай. С 1951 года тот начал обучать тому, что сейчас известно как тайцзицюань семьи Чан, моего учителя превозносили как выдающегося учителя поколения. Однако сам он называл преподаваемое им «старой формой тайцзицюань Цюанью» – прим.автора.

15Законоучитель Чаньхуй боевым мастерством превосходил многих, однажды одной ладонью нокаутировал троих разбойников и тем самым прославился в Сыминшаньском районе. В зрелом возрасте он мерялся силами с моим учителем Хуйляном и потерпел поражение. Сейчас ему за девяносто, но он все еще держится в форме и обучает местную молодежь кулачному искусству. Каждый год, возвращаясь в деревню, я обязательно его навещаю – прим.автора.

Сыминшань, невзирая на усталость я продолжал в поисках мудрости навещать храмы и кумирни в разных землях. Так у ученика Гай Цзяотяня почтенного учителя Хэ Цзяня 16 я изучил методы драконьего багуачжан, также общался с представителем двадцатого поколения направления Чжан Сунси с гор Удан господином Ван Вэйшэнем, перенимал у него достоинства и исправлял свои недостатки.

Сегодня мне уже за семьдесят лет, несколько десятилетий я посвятил шаолиню и тайцзитуйшоу, сам тренировался, сам совершенствовался, сам радовался, но чувствую, что мои знания все еще не полны. Не зря представители прежних поколений тайцзицюань говорили, что в китайском кулачном искусстве «всегда люди прилагали силы, чтобы изучить его, и никогда не могли исчерпать его полностью».

16Гай Цзяотянь по имени Чжан Инцзе из уезда Гаоян провинции Хэбэй исполнитель боевых сцен в жанре пекинской оперы, сформировал особое направление «семьи Гай». Из драконьего багуачжан Хэ Цзяня он также сформировал знаменитую демонстрационную вещь. Я подружился с ним, мы обменивались знаниями о боевом искусстве, я перенимал его достоинства – прим.автора.