Тайцзицюань.

Приложение 16 КОРНИ ПЫШНЫЕ – ПРОЧНОСТЬ САМА ПОЯВЛЯЕТСЯ, ПЛОТИ. ОБИЛЬНОСТЬ – ЕГО СИЯНИЕ И СЛАВА: ВОСПОМИНАНИЯ О МАФУСАИЛЕ ТАЙЦЗИ ГОСПОДИНЕ УТУНАНЕ.

(автор Ли Лянь).

Статья опубликована в журнале «Цзинъу»1 № 3/2001.

Я смолоду следовал за учителем, был рядом с ним вплоть до его кончины, всего - около двадцати лет,не только воспринял его учение, но и узнал учителя как человека.

Тайцзицюань

Господин У Тунань, которого я знал.

Моё знакомство с господином случилось ранней осенью 1968 года. Тогда мне было 16 лет, я как раз пошёл в старшие классы. Однажды, когда после уроков я вместе с одноклассниками шёл домой по улице, то неожиданно увидел идущего навстречу пожилого человека. Его облик излучал свет, на нём были одеты тёмные очки, волосы с проседью были аккуратно зачёсаны назад, седая борода развевалась по ветру, на нём были одеты просторные куртка и штаны китайского образца, сшитые из синего холста, на ногах – матерчатые туфли с многослойной подошвой, на сгибе руки – тросточка из жёлтой лозы, в правой руке – вылинявшая сумка из чёрной материи, макушка и поясница были вертикальны, шёл – как тигр или дракон, быстро проходя сквозь толпу людей, красное закатное солнце освещало его фигуру, ещё более оттеняя величие пожилого человека и рождая во мне чувство уважения. Я сказал шедшему рядом однокласснику: «Глянь – этот пожилой господин воистину полон духа!» Оказалось, что мой одноклассник и этот пожилой человек живут на одной улице, и он ответил мне: «Этот пожилой господин – У Тунань, заместитель председателя Ассоциации ушу, его способности действительно велики!» Я быстро спросил: «А ты не мог бы нас познакомить?» «Не выйдет, пожилой господин не обучает детей, не хочет лишних хлопот, но я знаю, что он обучает кулачному искусству в Планетарии». Услышав такое, я не пал духом, и следующие три месяца просидел на ступеньках Планетария, наблюдая, как пожилой господин преподаёт группам тайцзицюань. Наконец, настал тот день, когда шифу попросил привести меня, расспросил обо всём, и начал обучать меня тайцзицюань. С той поры я и тайцзицюань стали неразрывно связаны, также неразрывно связаны стали я и шифу.

Пожалуй, шифу преподавал тайцзицюань иначе, чем другие. Он начинал с фиксированных форм, затем переходил к непрерывно взаимосвязанным формам, «толканию руками», сабле, мечу… серьёзно и добросовестно объясняя всё по порядку и постепенно. Приступая к изучению фиксированных форм, надо было в каждом положении задерживаться на несколько вдохов-выдохов; некоторые из нас не понимали, зачем это надо, и шли к шифу с вопросами. Шифу отвечал: «Как учитель учил меня – так я и учу вас. Фиксированные формы – метод наработки усилия в стиле У Цзяньцюаня, цзибэньгун тайцзицюань, вначале нужно натренировать их как можно лучше». Шифу, не цепляясь к мелочам, объяснял эти простые вещи, обычно же он смотрел, как все тренируются, и если кто-то делал что-либо неправильно – он тут же скрупулёзно исправлял ошибки, мы называли это «разбиранием кулака». Часто он, набивая трубку табаком, вспоминал: «Мы преподаём кулачное искусство, а не продаём кулачное искусство, вы – тренируете кулачное искусство, а не болтаете о кулачном искусстве. Потому тренировка – самое базовое. Когда мы изучали кулачное искусство в доме господина У Цзяньцюаня, то часто соприкасались с бамбуковой палкой Учителя. Когда мы тренировались, то зимой на поверхности земли можно было видеть следы от струек пота. Если говорить о господине Ян Шаохоу, то у него всё было ещё безжалостнее, там вас бы заставили тренироваться под квадратным столом на восемь человек. Лишь в случае тренировки гунфу, как говорится, войдёт в тело, гунфу со временем накапливается!» В то время я был ещё очень мал, мог лишь вдыхать выходивший из трубки шифу горьковатый дымок и слушать воспоминания пожилого человека, словно понимая и не понимая. Было ему тогда уже более восьмидесяти лет, но он, не жалуясь на трудности, демонстрировал нам каждое движение. Когда он занимался наработкой каркаса, то был подобен движущимся облакам и струящейся воде, двигался центрировано и округло, расслабленно и мягко, опустошённо и ловко; когда применял движения каркаса, то в покое был подобен горному пику, в движении – убегающему зайцу, из положения покоя выходил легко и ловко, свободные движения и удары объединялись воедино; когда занимался с саблей, то в его руках она была подобна хищной птице, в рубках, пресечениях, перешибаниях и подниманиях он не терял устойчивости; когда тренировался с мечом, то поднимания, опускания, толчки и вытягивания были мощны как удары вихря, в ударах, уколах, блокировках и отводах были как устойчивость покоя, так и ловкость движения. Наблюдать за тренировкой шифу было истинным наслаждением. Обращаю взгляд на тридцать лет назад – и опять ясно вижу эту одухотворённую фигуру.

Это было как раз время Великой культурной революции,тренировки тайцзицюань и пропаганда здоровья и долголетия часто объявлялись пропагандой феодальных идей и «шкурной философии». Шифу с тяжёлым сердцем говорил мне: «Это культурное наследие китайской нации. Что плохого в том, что ты сможешь дольше быть активным, сможешь принести больше пользы людям? Когда я ещё во время работы в Объединённом северо-западном университете2 начал исследовать оздоровительные аспекты тайцзицюань, то не думал, что теперь люди будут обзывать это насаждением шкурной философии». Этот пожилой человек нашёл свой способ действий. Не знаю, откуда ему удалось достать экземпляр «красной книжки», в котором он нашёл фразу, смысл которой был примерно таков: «Если заболел – не надо тревожиться, надо успокоиться, прогуляться, поплавать, позаниматься тайцзицюань». С той поры шифу подвёл «теоретический базис» под занятия тайцзицюань, и если кто-либо говорил, что шифу насаждает шкурную философию, то тот в ответ зачитывал эту фразу из «Избранных цитат Председателя Мао».

Занятие «толканием руками» с шифу оставляло у человека незабываемые впечатления. Помню, что когда я только-только начал изучать «толкание руками», то шифу раз за разом легко оттеснял меня к стене, а затем постепенно отбрасывал на стену, он называл это «наклеить на стену». Дождавшись, когда я накопил внутреннее ци и перестал бояться ударов, он стал отбрасывать меня как угодно. «Толкание руками» с шифу иногда походило на лодку, влекомую течением, иногда – на удары молнии, иногда вдох длился бесконечно, иногда дыхание спирало в груди… ощущения были самыми разными, всего не перечислить. Помню, однажды, когда закончилась тренировка в Планетарии, то шифу огляделся по сторонам, увидел, что вокруг никого нет, и спросил меня: «Ты ощущал на себе наработку тайцзи?» Я удивлённо ответил: «Вы день за днём бьёте меня – разве это не применение наработки тайцзи?» Он сказал: «Да, но сегодня ты почувствуешь её в полной мере! Для начала подвигайся». «Не надо», – сказал я, протягивая к нему руку. Кто ж мог предположить, что моя рука тут же соприкоснётся с его рукой. Это было подобно соприкосновению с оголённым проводом, я содрогнулся так, что распахнулась одежда, внезапно меня словно пронзило током, ноги оторвались от земли и подлетели в воздух. Больше всего я хотел убраться с пути этой силы, но у меня этого не получалось, пока, наконец, я не упал в грязь лицом вверх – но и тут, словно на льду, я отлетел на довольно большое расстояние прежде, чем остановился. Поднявшись, я увидел, что от меня до пожилого господина было 15-16 метров, а на моей одежде обнаружилось несколько прорех. Полагаясь на свою молодость, я решил не сдаваться, и бросился прямо на шифу, рассчитывая поразить его сразу. Шифу глянул на меня, вытянул палец передней руки – и я вдруг ощутил испуг, ибо почувствовал, как воздух ударил меня в горло, пятки мои оторвались от земли, тут же я почувствовал, как меня приподнимают за поясницу, перед глазами мелькнула пустота – и я, перелетев через плечи шифу, оказался у него за спиной. Я тут же сгруппировался и, перевернувшись, упал на землю, ещё в воздухе рассеивая силу. С таким способом броска через плечи я столкнулся лишь раз, больше подобного видеть не приходилось. Шифу сказал: «Линкунцзин (усилие поднимания в воздух) ещё называют «приёмом, лишающим напора». В этот момент соединяются воедино усилия-цзин, энергия-ци и дух-шэнь обоих противников, к его применению следует подготовиться, нужно уловить момент, «захватить» дух в глазах противника – лишь тогда можно добиться успеха, против слепого применить линкунцзин не удастся».

Шифу У Тунань с младых лет утвердился в намерении «почитая военное, укреплять страну». От господина Чжао Жуньтао, который, с одной стороны, был его другом со времён учёбы в школе, а с другой - коллегой по учёбе у господина У Цзяньцюаня, мы слышали такую проясняющую эту позицию фразу, сказанную шифу ещё во время учёбы в школе: «Китай стремится к самоусилению, это невозможно без людей, уважающих военный дух, а люди, уважающие военный дух, не могут появиться без занятий гошу». Уже в 1920-х годах шифу начал писать книги, всеми силами пропагандируя тайцзицюань как «почитание военного укрепляющее страну». Он полагал, что если давать гошу на исследование лишь ограниченному числу людей, то ничего не выйдет, обязательно нужно «популяризовать по всему Китаю, укреплять нацию и укреплять народ – тогда пользы будет ещё больше». Когда ректор Центрального института гошу Чжан Чжицзян ознакомился с рукописью «Научно изложенное гошу тайцзицюань», то очень похвалил её, и посоветовал автору побыстрее опубликовать книгу: «Господин Тунань в самозащите силён,укрепляя нацию, спасает родину». Кроме того, шифу считал, что тайцзицюань нужно описывать с научной точки зрения, и в книге он это прояснил: «Всё тайцзицюань согласуется с физикой и психологией, знает толк в физиологии и гигиене – потому и взято «Научно изложенное гошу тайцзицюань» в качестве названия». Объясняя в книге секреты прежних поколений, он написал раздел «0 бьющих руках», обобщая цели тренировки «бьющих рук» в тайцзицюань и анализируя требования к пониманию усилия. В работе «Краткий очерк гошу» шифу не только дал описание истории развития, комплексов и тренировочных секретов всех видов китайского ушу, но и заявил: «Я надеюсь, что мои товарищи по гошу приложат объединённые усилия для развития технических умений, специально созданных мудрецами прошлого, будут пропагандировать китайский национальный дух. Нужны взаимное обтачивание и совместные усилия – это позволит нашей китайской нации встать вровень с великими державами мира, идти с ними плечом к плечу, коль гошу наработано – разве можно не быть сильным?» Думаю, что любому ясно, что такой текст мог написать только истинный патриот.

Шифу также ратовал за введение гошу в программу учебных заведений, чтобы оно стояло в учебных планах начиная с начальной школы. По сравнению с древним принципом засекречивания техники это было явным прогрессом. Шифу считал, что учёба не имеет государственных границ, что нужно собирать всё достойное из других учений и дополнять гошу, чтобы оно могло выйти за пределы государства и широко распространить свою славу. Кроме того, он дополнил раздел «0 бьющих руках» и, используя научные методы, осуществил в книге анализ «толкания руками», в котором подчеркнул, что нужно добиться того, чтобы мышцы всего тела сами ловко действовали – и тогда не будет такого места, где бы не было ловкости, не будет такого места, где бы не было прочности, не будет такого места, где бы не было погружённости, не будет такого места, где бы не было свободности. Так в результате формируется условный рефлекс – и тогда можно, «не используя взгляда, действовать согласованно, непроизвольно соответствовать, спереди и сзади, вдоль и поперёк – всюду сознавать главное», вырабатывая понимание усилия. Если таким образом усердно тренироваться и постигать телом, то можно натренироваться до того, что «место за местом – везде пустота и полнота», добиться высшего состояния, когда «всё тело проникает в пустоту», «выброс импульсу предшествует».

За прошедшие годы шифу с головой ушёл в исследования, ставил на себе эксперименты и обобщил всё в систему тренировочных методов тайцзицюань для оздоровления и для боя, а именно: четыре вида наработки тайцзицюань – наработка приёмов, наработка усилий, наработка расслабления, цигун. Эти четыре вида наработки – не просто четыре этапа тренировки, между ними существует взаимопросачивание, взаимодополнение, взаимостимулирование. Если этим овладеть, то будет, как говорится, «дел – вполовину, а результат – вдвое». Ещё шифу применял теорию о биологическом электричестве, чтобы объяснить высшие уровни тайцзицюань. Кроме того, шифу считал, что нужно подходить к тренировкам тайцзицюань с научной, прикладной, биологической и популяризаторской точек зрения, чтобы ещё эффективнее реализовывать их укрепляющее и оздоравливающее воздействие. Вклад шифу У Тунаня в развитие ушу заключается не только'в том, что он воспитал большое количество людей – ещё более важным является то, что он указал направления развития современного ушу, потому его вклад в развитие тайцзицюань и ушу имеет огромное значение.

Шифу У Тунань обладал огромными энциклопедическими знаниями; когда я с ним разговаривал, то словно погружался в океан информации. Чтобы узнать у него чуть-чуть побольше, я каждый день шёл вместе с ним до Планетария, и вместе с ним возвращался домой. Не знаю, сколько по пути мы делали шагов и отпускали шуток. В то время как раз разразилась Великая культурная революция, все учебные заведения прекратили занятия и занялись революционной борьбой. В тот период шифу, помимо того что обучал меня тайцзицюань, мечу тайцзи, сабле тайцзи, малому каркасу тайцзи и некоторым видам наработки тайцзи, ещё заставил меня изучать старокитайский язык, китайскую историю, историю философии, ознакомил меня с такими древними произведениями, как «Лао-цзы» и «Чжуан-цзы». Он постоянно говорил: «Чтобы стать человеком – надо развить гуманность, мудрость, этикет, знания, искренность, нужно быть честным и высокоморальным». Помню, как однажды шифу заболел и несколько дней не приходил в Планетарий. Я почувствовал, что пожилому человеку сейчас очень плохо, потребовал у родителей денег, купил двух кур, завернул их в газету, и, чтобы избежать глаз «революционных масс», а также чтобы не доставить неприятностей шифу и его жене, спрятал свёрток за пазухой, после чего проскользнул в маленькое жилище шифу, имевшее размер семь или восемь квадратных метров. Кто ж мог подумать, что мой хитроумный поступок вызовет подозрение у шифу? Он строго сказал: «Маленький негодник! Где ты украл этих кур? Немедленно верни туда, откуда взял!» Я ответил, чувствуя незаслуженную обиду: «Я их купил!» Шифу не поверил: «Ты же школьник, на жизнь не зарабатываешь! Откуда у тебя деньги?» Я быстро сказал: «Узнав, что Вы заболели, я очень встревожился, и потребовал деньги у отца». Услышав такое, шифу упрекнул меня: «Взрослому заработать деньги нелегко, нельзя так делать. Неси домой немедленно!» Я ответил: «Это было и желанием моего отца – передать их вам!» Видя, что я не намерен их уносить, шифу через силу принял подарок. В эти годы, когда одни люди с воодушевлением шли против других, шифу учил меня не только кулачному искусству, но и тому, как быть человеком с большой буквы.

Шифу был не только ласковым и мягким аксакалом, он ещё являлся великим учителем тайцзицюань с высочайшим, божественным мастерством. В годы Великой культурной революции ему, можно сказать, наплевали в душу. В один из дней 1960-х годов его дом был конфискован, собираемые в течение всей жизни древние вещи и документы – свалены в мешок и унесены, в доме не осталось ничего. Внезапно его глаза уловили какой-то блеск; опустив голову, шифу увидел монетку. Этот пожилой человек поднял её, и неожиданно начал громко смеяться. Это так испугало его жену, что она подскочила и быстро начала спрашивать: «В чём дело, «скорая помощь» не нужна?» Вопреки ожиданиям, шифу отшутился: «Я получил знамение. Отныне этот дом должен называться Зданием полуграмотности, а я – Главой Зала полуграмотности». Позднее шифу бродил там и сям, и в итоге поселился за пределами города в крестьянской хижине. Однако, даже попав в неблагоприятные жизненные условия, шифу оказался в состоянии написать стихотворение:

Белые облака куда-то бегут,

синее небо день за днём отдыхает.

Абсолютно спокойный старик.

сидит в Здании полуграмотности…

После прекращения Великой культурной революции центральные власти обратили самое серьёзное внимание на судьбу людей и вещей, имеющих государственную ценность, и командировали специального человека, чтобы он попросил шифу и его жену вернуться в Пекин для работы в Литературно-историческом институте. Они тут же перебрались в новый дом, и жизнь начала налаживаться. Здесь шифу, склонившись над столом, писал рукопись за рукописью, изложил книгу «Исследование тайцзицюань», написал много методических и творческих работ, в том числе такие статьи, как «Четыре вида наработки в тайцзицюань» и «О классическом цигун». Здесь он принимал гостей со всех краёв, радостно проводил остаток своих дней. Даже будучи при смерти шифу не лежал на кровати, а сидел на диване, и если кто-то заходил с визитом – отчётливо его приветствовал. Ну а если разговор заходил о тайцзицюань – он садился прямо, и было видно, что его дух неугасим. Тот, кто был не в курсе дела – решал, что болезнь пожилого человека не столь уж и тяжела, и мог проболтать полдня. От вида этого у меня становилось неспокойно на душе, и я начинал уговаривать пожилого человека отдохнуть, на что он отвечал: «Тигр умирает – не опадает, человек умирает – Путь не прерывается!» Когда он покинул этот мир,то оставил нам в наследство свои чаяния, и мы, его ученики – Ма Юцин, Шэнь Баохэ и я – продолжили передавать исследовавшиеся им в течение всей жизни тайцзицюань и наработки тайцзи, распространяя их в Китае, Гонконге, Сингапуре, Канаде, Японии, Чили, Тайване, проводим исследования и занимаемся развитием.

Жизнь шифу У Тунаня.

Шифу по национальности был монголом, исходная фамилия – Улахань, имя – Улабу, родом из аймака Калациньцзо, что во Внутренней Монголии. Во время Синьхайской революции он взял китайскую фамилию У и имя Жунпэй, а прозвище – Тунань. В 1884 году шифу появился на свет в семье известных военачальников, его дед угунцзянцзюнь 3 Цзымингун (китайское имя – Сянкуй) был цинским дайдаохувэй 4 3-й степени первого ранга. Так как шифу в детстве много болел, то дед велел его отцу Лицюаньгуну (китайское имя – Цинбинь) обучить его боевым вещам. В девять лет шифу поклонился господину У Цзяньцюаню как учителю и стал изучать тайцзицюань, в этот период он начал изучать тренировочный каркас тайцзицюань и «толкание руками». Восемь лет спустя шифу поклонился как учителю господину Ян Шаохоу и в течение четырёх лет изучал наработку тайцзи, «бьющие руки» и применение каркаса тайцзицюань, тогда же он написал рифмованные правила о линкунцзин. В этот же период он поклонился как учителю господину Чжан Цэ и много лет изучал у него технику обращения с саблей из тунбэйцю-ань, соединив которую с методами наработки тайцзи впоследствии составил «Саблю сюань-сюань наработки тайцзи кулака внутренней семьи». Параллельно с изучением кулачного искусства шифу усердно учился в столичном Зале учителей высшего обучения5, а у самого господина Ли Цзыюя из Палаты лейб-медиков изучал медицину. В конце годов правления под девизом «Гуансюй»6  шифу благодаря своему другу господину Чжан Симину стал обладателем книги «Об истоках и направлениях наработки тайцзи, передававшейся в семье Сун» (название отличается от названия имевшейся у Сун Шумина книги «Об истоках и направлениях наработки тайцзи Сун Юаньцяо»). В 1916 году, во время работы в Бэйпинском обществе по изучению физической культуры, он переписал эту книгу в шести экземплярах, которые передал господам Сюй Юйшэну, У Цзяньцюаню, Ян Шаохоу, Цзи Цзысю, Лю Цайчэню и Лю Эньшоу.

В 1920-х годах шифу стал преподавать в находящейся в пекинском районе Сишань начальной школе «Ваньань». Так как это школа находилась по соседству с резиденцией Князя Четвёртого, то он познакомился с господином Чжан Боюнем из лавки соевых пряностей «Таньюаньюй» – потомком Чжан Фэнци (когда Ян Лучань впервые прибыл в столицу, то остановился именно у Чжанов и обучал их кулачному искусству). Два человека сошлись очень близко, и шифу смог получить от господина Чжана много материалов о кулачном искусстве, преподававшемся Ян Лучанем в семье Чжан. Также он получил книгу «Записки семьи Чжан», утраченную в годы Культурной революции. В 1924 году, параллельно с преподаванием в начальной школе «Ваньань», он начал писать книгу «Тайцзицюань», первоначальное название которой было «Наработка тайцзи У Тунаня», рукопись книги была преподнесена господину У Цзяньцюаню, но из-за разразившейся в это время Пекин-Тяньцзиньской войны7 издать её оказалось невозможно (см. предисловие господина Чжао Жуньтао в книге «Научно изложенное гошу тайцзицюань»).

8 октябре 1928 года шифу, следуя за У Цзяньцюанем, отправился в Нанкин, чтобы принять участие в Первых всекитайских испытаниях по гошу (после участия в церемонии открытия он заболел, и не смог принять участия в официальных соревнованиях). После их окончания он стал преподавать в Наньсюньской средней школе в провинции Чжэцзян, и издал книгу «Научно изложенное гошу тайцзицюань». В 1935 году были написаны книги «Сабля сюань-сюань наработки тайцзи кулака внутренней семьи» и «Меч тайцзи», в 1937 – «Краткий очерк гошу». В конце 1920-х, после Государственных испытаний по гошу, шифу У Тунань был приглашён в Центральный институт гошу в качестве преподавателя, позднее стал преподавателем гошу в Центральном специализированном институте физического воспитания. Помимо тренировки ушу, шифу ещё был искусен в вопросах определения подлинности древней керамики. Он пользовался всеми возможностями для сбора информации, исходил горы Удан и деревню Чэньцзягоу, провёл глубокие исследования письменных источников, связанных с историей тайцзицюань, и написал «Знания знаменитых специалистов по истории тайцзицюань» – работу, в которой история тайцзицюань изложена тщательнейшим образом. В 1920-40-х годах шифу работал преподавателем в Китайско-французском государственном политехническом институте, Нанкинском центральном университете, Северо-западном объединённом университете, Северо-западном политехническом институте.

После Освобождения 8 он вместе с Ци Байши 9 и Сюй Бэйхуном 10стал преподавать в Бэйпинском специализированном институте искусств, в основном преподавал науку керамики, написал книгу «Наука керамики», заголовок к которой надписал сам господин Сюй Бэйхун, однако книга так и не была издана. Во время образования КНР шифу ещё был членом специального комитета Музея Запретного города и ответственным лицом Столичного музея. В 1950-60-х годах шифу также был членом Научного общества китайского ушу, членом Научного общества ушу при Всекитайском научном обществе физвоспитания, заместителем председателя Пекинской ассоциации ушу, много раз участвовал в работе по исследованию и упорядочению ушу, составлению печатных материалов по ушу.

В 1966-76 годах, из-за того, что шифу лишился постов и должностей, его имущество было конфисковано (в начале 1970-х часть имущества была возвращена, однако большая часть рукописей и документов оказалась утерянной безвозвратно), и впоследствии он неоднократно менял место жительства, в итоге поселившись в крестьянской хижине за городом. Даже в столь тяжёлых жизненных условиях шифу написал книгу «Наработка расслабления в тайцзи» и большое количество статей. В 1970-х годах о положении шифу случайно узнал товарищ Уланьфу 11, который тут же командировал специального представителя, предложившего шифу и его жене Лю Гуйчжэнь работу в Литературно-историческом институте.

В феврале 1984 года президент Всекитайской ассоциации ушу Сюй Цай, вице-мэр Пекина Сунь Фулин и руководители Объединённого фронта 12 прибыли в Литературно-исторический институт, чтобы поздравить шифу со столетним юбилеем, и вручить ему почётное знамя с надписью «Сияние ушу», символизирующее вклад шифу в ушу. В апреле того же года шифу воспользовался приглашением на проходившую в Ухани Международную товарищескую встречу по технике тайцзицюань без оружия и с мечом, и выступил там с докладом о методике «Четыре вида наработки в тайцзицюань», научно разграничив уровни совершенствования в тайцзицюань, был награждён Всекитайской ассоциацией ушу «Медалью за преподавание ушу». В том же году господин У Тунань устно изложил господину Ма Юцину книгу «Исследование тайцзицюань», опубликованную в Гонконге. С лета 1982 по весну 1988 года шифу приглашался на Всекитайское собрание по изучению ушу, Первый китайско-японский фестиваль по обмену опытом в тайцзицюань (последний проходил в Столичном институте физвоспитания). В 1988 году на собрании оргкомитета Международного праздника китайского ушу шифу был награждён «Медалью за вклад в ушу». 10 января 1989 года шифу в возрасте 105 лет скончался в Пекине от воспаления лёгких и сердечной недостаточности (когда я туда прибыл, то из домовой книги он был вычеркнут, день рождения совпадал с указанным в паспорте, год рождения – 1884).

Шифу У Тунань родился в конце династии Цин в семье военных, благодаря чему имел доступ в княжескую резиденцию, и потому, когда семья Ян преподавала в Столице и конкретно в княжеской резиденции – то он ознакомился с их учением достаточно подробно, он всесторонне овладел самыми ранними материалами кулачного каркаса семьи Ян, ему удалось обучаться у двух великих учителей – Ян Шаохоу и У Цзяньцюаня, шифу перенял учения двух семей, систематично изучал наработку тайцзицюань, овладел передававшимися в семье Сун кулачными трактатами. Шифу начал заниматься преподавательской деятельностью в Бэйпинском обществе по изучению физической культуры и в Центральном институте гошу – двух учреждениях по исследованию ушу, одно из которых существовало на народные средства, другое – на государственные, потом он был главным преподавателем гошу в Центральном специализированном институте физического воспитания и Северо-западном объединённом университете, после Освобождения он полностью посвятил себя работе по преподаванию и исследованию ушу в условиях нового Китая. За свой огромный вклад в развитие китайского ушу люди в Китае и за рубежом называли его «тайцзи тайдоу13 », а японские специалисты по исследованию тайцзицюань назвали его «очевидцем ста лет развития тайцзицюань». Если мы не будем рассматривать результаты исследований всей жизни такого знаменитого мастера ушу, пережившего два века и несколько исторических эпох, как великую драгоценность, подлежащую изучению и преемствованию, то многое потеряем. Ныне отношение моего шифу к истории должно тщательно изучаться по принципу «не оскорбляя людей старых, не обижая людей современных, и тем более не причиняя вреда тем, кто придёт после». Я скромно рассказал общественности о моём шифу, чтобы выразить своё почтение к памяти шифу У Тунаня.

1 Китайский журнал по ушу выходит с 1983 года. Название выбрано в знак преемствования духа знаменитой Ассоциации «Цзинъу», занимавшейся развитием ушу в начале XX века.

2После начала войны с Японией в 1937 году коллективы Пекинского университета, Пекинского педагогического университета и Бэйянского университета (в Тяпьцзине) были эвакуированы на северо-запад страны в Сиань (административный центр провинции Шэньси). Там на базе местного Сианьского университета с участием людей, прибывших из крупнейших ВУЗов Китая, был в 1938 году организован Объединённый северо-западный университет прим. перев.

3«Полководец с военными заслугами» – военное звание времён династии Цин, 2-я степень второго ранга – прим. перев.

4«Телохранитель, опоясанный саблей» – охранник императорского дворца – прим. перев.

5 После революции на основе этого учебного заведения был создан Пекинский педагогический университет прим. перев.

6То есть перед революцией 1911 года прим. перев.

7Один из эпизодов гражданской войны в Китае прим. перев.

8Т.е.победы коммунистов в гражданской войне – прим. перев.

9Ци Байши (1860-1957), знаменитый китайский живописец, мастер жанра «гохуа» прим.перев.

10Сюй Бэйхун (1895- 1953), китайский живописец и график, мастер жанра «гохуа» прим.перев.

11Уланьфу (1906 – 1988), монгол из Внутренней Монголии, член КПК с 1925 года, после образования КНР – руководитель Автономного района Внутренняя Монголия, заместитель председателя Постоянного комитетв Всекитайского собрания народных представителей прим. перев.

12 Согласно Конституции КНР, «За долгие годы революции и строительства под руководством Коммунистической партии Китая был сформирован широкий демократический фронт, состоящий из демократических партий и народных движений, охватывающий весь социалистический рабочий народ, всех патриотов, поддерживающих социализм и всех патриотов, борющихся за объединение отечества. Этот объединенный фронт продолжит консолидироваться и развиваться. Народный китайский политический консультативный совет, широкая представительная организация объединенного фронта, сыгравшая важную историческую роль, будет играть еще более важную роль в политической и общественной жизни страны, в содействии дружбе с другими народами, в борьбе за социалистическую модернизацию и за объединение и единство страны. Многопартийное сотрудничество и политико-консультативная система под руководством Коммунистической партии Китая будет развиваться и в будущем» прим.перев. '

13 «Тайдоу» – это сокращение от «Тайшань Бэйдоу». Тайшань – это одна из священных гор Китая, «Бэйдоу» («Северный Ковш») – это созвездие Большой Медведицы. Само сочетание означает человека необычайных душевных качеств и высокой образованности прим. перев.