Три шага к стройности.

О радости и зависти.

Даже если вы уже знаете все главные секреты стройности, даже если вы каждый день делаете что-то, как стройный, в мире по-прежнему существуют шведские столы и лучшие подруги. Первые килограммы, которые вы сбрасываете, незаметны. И только самый внимательный отметит перемены. И еще удастся скрыть тот факт, что вы сбрасываете вес. Можно сказать: «Да ну, что вы, вам показалось! Просто лето, солнце — само как-то и схуднулось». Но когда вы сбрасываете шесть, восемь, десять килограммов — это уже становится заметным, этого уже не спрячешь.

Некоторые люди думают: вот я сброшу лишний вес, так вокруг все обрадуются!

К сожалению, иногда это бывает по-другому. Когда твоя лучшая подруга говорит: «Что-то ты вся осунулась, кожа как-то пообвисла, мешки под глазами… Как-то вся эта худоба тебе не к лицу! Даже постарела как будто. Ты, часом, не заболела чем? А то у моей прабабушки как раз перед смертью так было. Все худела, сохла и в сто шесть лет умерла скоропостижно. Все от худобы». Почему так? Не зла же она желает? Часто это происходит с действительно близкими друзьями и хорошими подругами.

А вот представьте сами: жили-были часы, жили себе, время показывали. И были там всякие разные шестеренки. Маленькие, большие. А одна была самая крупная, самая главная, на ней все держалось. И вот однажды она решила: надоело быть самой крупной. Хочу быть маленькой и хрупкой. Взяла она — и похудела. Что стало с часами? Правильно, они сломались. И у этих конкретных часов есть только две возможности опять правильно показывать время. Какие?

Первая — это всем остальным шестеренкам измениться, подстроившись под нее. Кому-то стать больше, кому-то меньше. Кому-то вообще уйти из этих часов, а кому-то, напротив, в них появиться. А вторая возможность — объединив усилия, заставить постройневшую шестеренку вернуть прежние размеры. Какой способ проще? Наверное, второй. Согласны?

Так же и в жизни: разные люди будут реагировать по-разному. Будут те, кто искренне поддержит вас в вашем решении сбросить вес. И такие люди могут быть вам опорой. Но будут и те, которые будут вести себя иначе. И кому-то можно сказать, что вы сбрасываете вес, а кому-то говорить не надо — пусть человек спит спокойно.

И если вы когда-то уже сбрасывали вес, вам наверняка знакома ситуация: вы приходите в гости, и радушная хозяйка начинает вас кормить. Съешь это… попробуй то. Или на работе у кого-то день рождения, и вы постоянно слышите «поддерживающие» фразы: «Да ладно, сегодня можно, завтра снова будешь худеть… Смотри — все бесплатно, ну не выбрасывать же». Возможно, многие уже оказывались в подобных ситуациях.

А как вы вообще считаете? Человек, который сбрасывает вес, — может ходить в кафе и рестораны? Может ли человек, который сбрасывает вес, ходить в гости, на банкеты и дни рождения? А в «Макдоналдс» ходить может? Правильный ответ — да.

Иногда человек, который сбрасывает вес, совершает распространенную ошибку. Начинает звонить всем — сообщает: «Я худею! Поэтому ко мне, пожалуйста, не приходите. И я к вам не пойду. А то начнете есть — мне будет хотеться. Вот похудею — ждите!» И жует дома морковку и капусту. Такой человек, может быть, и сбросит вес. На морковке и капусте и под домашним арестом… Но что с ним случится за первым же праздничным столом? Правильно! Обожрется. Бессмысленно и беспощадно. Потому что дома и дурак похудеет. Самое важное — научиться ходить и в гости, и в рестораны — и при этом сбрасывать вес.

Есть в медицине такая крылатая фраза, вроде бы к разговору не имеющая особого отношения, но очень важная: «Вылечить алкоголика — это значит сделать его способным оставаться трезвым среди пьяниц». То же самое и с обжорством. Если вы хотите не только сбросить вес, но и оставаться стройными — вам предстоит научиться жить в мире, где очень многие любят «повеселиться, особенно пожрать». А как сходить в гости и не подвергнуть себя риску разрыва желудка?

Надо признаться, иногда человек сам бывает виноват. Памятуя о предстоящем банкете, он просыпается утром с одной только мыслью: «Как бы сегодня не обожраться! Что бы такого съесть, чтобы еще и похудеть? А может, вообще не ходить на этот банкет? Отсижусь лучше дома — скажу, что заболел. Или еще чего-нибудь совру». Но идти надо. И все вокруг так уговаривают, да и обещал уже. И человек идет и представляет, как всем будет отказывать. И уже в машине репетирует твердое «нет». И даже заходя в гости, всем сразу громко объявляет: «Мне ничего нельзя — я худею!» Тут обычно все разговоры стихают, и человек ловит на себе десятки злорадных взглядов.

«А можно попросить у вас самую маленькую тарелочку? А еще поменьше? А еще меньше? Котенок ест? Как раз для меня. Я ведь худею». Тоскливо оглядывая праздничный стол, грустно бормочет себе под нос: «Это мне нельзя. Это тем более. Какой соус, вы говорите? Ну что вы, в нем же столько калорий. А вот капустки давайте.

И побольше, побольше. Не жалейте. И горошку тоже. Обе горошины. Катите. Гулять, так гулять!» И с жалким видом всю эту ботву на вилку наматывает.

А кто-то наоборот. С гордым видом и взглядом, полным собственного превосходства, оглядывает застолье и присутствующих. И в этом взгляде так и сквозит: «Жрите, жрите — я-то скоро стану стройным, а вы как были свиньями, так ими и останетесь!» Какая будет реакция у окружающих? Угадали: и в том, и в другом случае — накормить.

Хотите, мы расскажем вам, как правильно? Ваша задача — с самого начала всех сбить с толку. Первое — вы должны сразу взять самую большую тарелку. На грани приличия. Еще чуть-чуть — и тазик. Второе — с самого начала в эту тарелку вы должны нагрузить еды гораздо больше, чем планируете съесть. Можно прямо географически отделить — вот это я буду есть, а вот это — так и останется лежать. Пусть хозяйка доедает. Помните анекдот про поросеночка?

Приходит женщина к врачу и говорит: «Доктор, у меня избыточный вес. И я так сама думаю, это потому, что я за всеми доедаю. За мужем — доедаю, за детьми — доедаю. Стыдно признаться — гости когда уходят, я и за ними тоже доедаю». Доктор устало смотрит на нее и говорит: «Женщина, а вы поросеночка заведите». Та подумала немного и говорит: «Что, и за ним тоже доедать?».

Ну и третье — за любым столом вы должны подключать самого страшного зверя. Кто в лесу самый страшный зверь? Не медведь и не волк. Самый страшный зверь — жаба. Столько уже людей передушила! С этого стола вы должны выбирать самые дорогие продукты. Вам надо съесть на сумму, превышающую стоимость подарка. Чтобы у хозяйки жаба проснулась.

Вспомните, вам ведь самим наверняка приходилось принимать гостей. И у любой хозяйки взгляд, как сканер, идет по тарелкам. И когда она видит пустую тарелку, во-первых, для нее это оскорбление. Во-вторых, запускается безусловный рефлекс подкладывания. И вот теперь представьте. Доходит ее сканер до вас, где полтарелки красной икры, а полтарелки — черной и все еще сыплется через край. Вряд ли у нее возникнет желание что-то подкладывать и уговаривать вас съесть побольше. Скорее всего, она подумает: «Ишь жрет как.

А еще говорила, что худеет!».

И потом, за любым столом вы можете найти выгодные продукты. Вкусные, полезные и сытные. Знаете три-четыре салата (оливье — 150, винегрет — 80, крабовые палочки — 180, цезарь — 250 ккал), мясо легко считать на глаз, гарниры еще проще. Торты сейчас, слава богу, мало кто готовит сам, все можно подсмотреть на коробке.

И вы едите с этой тарелки. И удовольствие получаете, и не выпадаете из коллектива.

А вот еще вопрос: «А кого чаще всего и больше всего уговаривают?» — Того, кто сам этого хочет. Ведь «нет» бывает разное. Особенно у женщин. Бывает «нет», которое только на десять процентов «нет», а на девяносто — очень даже «да». Бывает пятьдесят на пятьдесят. А бывает такое «нет», которое на сто процентов «нет». Такое «нет», после которого никто не станет вас уговаривать.

И когда кто-то на вас очень уж настойчиво наседает, это может означать, что где-то в глубине души вам самим хочется, чтобы вас уговорили. «Ну вот, опять уболтали. Пришлось обожраться. А ведь не собирался же». И если вы это поняли, имеет смысл вернуться ко второму шагу.

В процессе снижения веса мы даже рекомендуем вам периодически возвращаться к предыдущим шагам. Что-то перечитать, возможно, дописать новые детали в целях, может, еще раз выполнить те или иные упражнения с едой. Это будет хорошей профилактикой против возврата старого образа жизни.

Но даже если вы принимаете решение обожраться, делайте это честно и осознанно. «Сегодня у меня важное событие — день рождения, свадьба дочери, Новый год — и этот праздник для меня сейчас важнее снижения веса». И это не конец света! Этот выбор не говорит о вашей бесхарактерности или бесперспективности похудения. Он говорит лишь о том, что заветная стройность откладывается на несколько дней. Чем меньше будет таких решений — тем быстрее вы достигнете своей цели. И все.

А вот способ тети Липы: «Ой, сегодня все равно сорвалась, нажрусь уже как следует — завтра день на кефире — и совесть чиста». Но срыв — это не тогда, когда вы переели. Срыв не измеряется едой, он вообще не на тарелке. Срыв — это когда вы думаете, что у вас срыв, когда вы махнули на все рукой. Срыв — это когда вы обманываете себя, что «сегодня я уже отведу душу, а завтра начну новую жизнь». Срыв — это когда вы попадаете в порочный круг зависимого поведения. Вы ведь согласны с тем, что часто люди с избыточным весом ведут себя, как зависимые? Как алкоголики или наркоманы?

Ведь это алкоголики пьют — так пьют, а если закодировались — то все, больше ни капли. Так и при избыточном весе — то обжорство, то диеты. Но самое грустное, что пьет алкоголик сейчас или нет, а суть не меняется. Вся его жизнь вертится вокруг объекта зависимости. Значительная часть его мыслей, чувств, воспоминаний связана с предметом вожделения. Алкоголь, наркотики или сладкие булочки. «Мне нельзя. Я уже не пью 2 месяца и 14 дней», — говорит закодированный алкоголик. «Мне нельзя этот торт. Я уже две недели на кефирной диете».

Но еда — это не наркотик. Это нормальная физиологическая потребность нашего организма. Можно прожить всю жизнь и не пить спиртного, можно прожить всю жизнь и не курить. А без еды можно прожить? Можно, но примерно 30 дней… Еда — не наркотик. Что значит «зависимость от еды»? Это как зависимость от воздуха или сна…

И если на праздничном банкете вы съели лишний кусок торта, вовсе не обязательно впадать в «пищевой запой»: «Ну вот, все равно объелась, пропади все пропадом. Гулять — так гулять», «Семь бед — один ответ», «Семь раз отпей — один раз отъешь». Хотя это уже из другой оперы… Лучшее, что можно сделать, — это вспомнить, кто кого ест. Вы — еду или еда — вас? Вспомнить о том, что еда будет всегда. И сегодня, и завтра, и каждый день. И на этом банкете, и на следующем.

Или задуматься, чем отличаются зависимые люди от людей «относительно свободных»? Как вы думаете, на что обратит внимание в первую очередь на этом банкете алкоголик? — Наверное, на спиртное. Какие бутылки на столе? Кто еще пьет? Что заметит «пищеголик»? — Где какая еда. С какой стороны выгодней сесть. Что самое вкусное и чего меньше всего. Что отметит «сексоголик»? — Привлекательный и свободный противоположный пол. А человек, помешанный на одежде? — Кто во что одет!

А о чем это говорит? О том, что у каждого свои слабости? Или о том, что на этом банкете есть все! И можно сто процентов удовольствия от праздника потратить на еду, можно на алкоголь, можно на что-то еще. А можно его, это самое удовольствие, разделить. Часть — на танцы, часть — на кокетство, часть — на общение, алкоголь или пение караоке. И конечно, останется место для еды. Но вполне возможно, если это будет не сто процентов, вы сможете и развлечься как следует, и при этом не переесть.