Твои верные друзья.

ПОСЛУЖНОЙ СПИСОК ИЩЕЙКИ.

Мы приехали в питомник в разгар рабочего дня. У Сергея Александровича было какое-то дело к здешней администрации, и пока он пропадал в конторе, я успел вдоволь насмотреться на занятия по дрессировке ищеек и (вообще основательно познакомиться с питомником.

Признаюсь, я ожидал встретить здесь каких-то особенных животных: собаки-ищейки всегда представлялись мне верхом совершенства, какими-то необыкновенными существами, сверхсобаками, наделенными способностью делать то, что не дано больше никому; и потому был несколько разочарован, увидев обыкновенных овчарок, как наши любительские, даже несколько хуже по экстерьеру, и только более тщательно надрессированных. Но мое разочарование быстро сменилось уважением, когда я поближе узнал о делах этих четвероногих тружеников. Кроме того, после недавнего разговора с начальником клуба я другими глазами смотрел теперь на все это. Увлечение, как еще недавно я был склонен считать свое приобщение к занятию служебным собаководством, перестало быть для меня просто увлечением, оно наполнилось новым содержанием, полным глубокого значения и смысла.

Прежде всего — к сведению тех, кто еще не очень ясно разбирается в этом вопросе: ищейка — это не порода, а специальность собаки, приобретаемая путем длительной дрессировки. Ищейкой может быть любая собака, обладающая достаточно острым чутьем (обонянием), и, к слову сказать, в каждой собаке сказывается ищейка, когда она по следу отыскивает хозяина. Но дрессировка по розыскной службе — одна из наиболее сложных.

Питомник розыскных собак находился на окраине города, в непосредственной близости к лесу, на территории специально выстроенного городка, обнесенного тесовым забором.

С восходом солнца начинается жизнь в городке. Громкие окрики людей, звонкий собачий лай несутся из-за забора.

— Лестница, лестница! — слышится команда, и по высокому ступенчатому сооружению, которое возвышается над забором, бойко взбегает собака. Наверху, на дощатой площадке, она садится и, поставив уши, с ожиданием смотрит вниз.

Эта лестница не простая; тут, в сущности, четыре лестницы: у одной ступеньки обыкновенной ширины, у другой — у́же, у третьей — еще у́же, а у четвертой — не ступеньки, а просто круглые брусья; и, тем не менее, собака сумеет подняться и спуститься по любой из них. Ведь когда начнется настоящая следовая работа, может не раз встретиться необходимость взбежать по обыкновенной пожарной лестнице, вскарабкаться по которой решится не всякий человек, но зато, не колеблясь, взберется дрессированная собака.

Прохожим, которые нет-нет да и задержатся перед открытыми воротами, видно, как в разных концах обширного двора люди в форме советской милиции занимаются с собаками. Вот выбежал из ворот один из проводников. Он протаптывает на пустыре несколько расходящихся веером следов. За ним выбегает второй, в костюме «дразнилы», быстро идет по одной из линий следов и скрывается в лесу.

За забором сердито лает собака. Вот и она показалась в воротах. Ее голова опущена так, что кончик носа почти касается земли. Она торопливо бежит по дороге, увлекая за собой проводника, едва удерживающего ее за поводок.

У разветвления следов собака ненадолго задерживается. Проводник поощряет ее:

— Нюхай, Гром, нюхай! — Но овчарка и без того тщательно нюхает. Выбрав направление, она опять бегом спешит к лесу, не отрывая чуткого носа от земли.

Через несколько минут они возвращаются назад. Перед собакой идет человек в костюме «дразнилы». «Преступник» найден и задержан!

Новый прием. Собаку уводят, несколько человек встают в ряд, у одного берут носовой платок. После приходит проводник с собакой. Он дает ей понюхать платок и подводит к кучке людей. Она обнюхивает каждого, и вдруг начинает яростно лаять и теребить за полу того, кому принадлежит платок. «Выборка человека» выполнена.

У нескольких человек берут несколько вещей — у кого платок, у кого перчатку, у кого пояс. Все это складывают в кучу; собаке дают понюхать одного из людей и подводят к вещам. Раздувая ноздри, она быстро расшвыривает их носом в разные стороны, хватает перчатку человека, которого она только что нюхала, и с остервенением ее треплет. «Выборка вещи» сделана.

Так изо дня в день тренируется собака, пока не научится безошибочно находить нужный запах, а по нему и человека. Увеличивается расстояние пробега, усложняется следовая трасса. И когда курс обучения окончен, когда четвероногие курсанты твердо усвоят все, что от них требуется, тогда ищейки со своими проводниками покидают школу-питомник и разъезжаются во все концы страны, чтобы там начать свою тяжелую героическую работу.

Представьте, что совершена домовая кража. Сразу же по вызову пострадавшего на место происшествия прибывают проводник с собакой, а затем начинается преследование похитителя. Собака упорно гонится за ним. Она бежит сквозь уличную суету, мимо магазинов, трамваев и автомобилей, не обращая внимания на прохожих, как бы ничего не слыша и не замечая. Тысячи запахов, тысячи самых разнообразных раздражителей мешают ей, лезут в ноздри, в глаза, в уши, и все же она слышит тот, который ведет ее, за которым она способна бежать без отдыха день и ночь, лишь бы найти, догнать, задержать... Ее голова пригнута низко к асфальту мостовой или тротуара, глаза сведены в одну точку и неотрывно смотрят себе под ноги, ноздри напряженно вздрагивают. Порой она задержится на секунду-две, обнюхает еще раз след, иногда закружится на месте и снова бежит, бежит...

Очень важно, чтобы след был свежий, чтобы он еще не успел затеряться, чтобы его не успели затоптать, не выветрились молекулы запаха.

Внезапно собака настигает человека, который идет, согнувшись под тяжестью большого узла. Он хочет свернуть в переулок, украдкой тревожно озираясь по сторонам, но — уже поздно: собака опознала его. Она бросается на него, бросается с яростью, с необычайной злобой, как будто понимает, что иного отношения этот человек и не заслуживает; вцепившись в одежду, треплет ее. Незнакомец пугается и роняет ношу наземь. Он уже догадывается, что дело худо, и готов бежать без оглядки, забыв про добычу, с одной мыслью — лишь бы спастись, скрыться, но немедленно раздается повелительный окрик:

— Ни с места! Гром, ко мне! Рядом! Потрудитесь, гражданин, поднять узел и следовать за мной.

Собака, все еще злобно рыча, занимает место у ноги проводника и затем идет рядом с ним, конвоируя неизвестного, который тщетно бросает взгляды вокруг себя, высматривая, как бы ему улизнуть. Но улизнуть невозможно: собака идет по пятам. А от нее не убежишь. Она не опускает с него глаз, с ненавистью следит за каждым движением... Попробуй сделать лишь шаг в сторону — зарычит предупреждающе, попробуй бежать — догонит в два прыжка!

Они приводят вора с его добычей в отделение милиции, и там ему остается только признаться во всем. Таким образом, преступление раскрыто, имущество возвращено законному владельцу, преступника ждет заслуженное наказание.

Розыскная служба известна давно. Лет пятьдесят назад громадную популярность в России приобрела полицейская собака Треф. Ее возили «на гастроли» из Петербурга в Москву и обратно, в другие города. Описанию подвигов Трефа много внимания уделяли газеты и журналы. Одно время это сделалось даже модной темой, а кличка «Треф» надолго стала нарицательной для всех розыскных собак.

Но в условиях царской России собаки-ищейки служили интересам имущих классов, защищая от посягательств лишь добро зажиточных слоев населения. В наши дни они оберегают мирный труд и спокойствие советских граждан, охраняют их имущество и социалистическую собственность.

Мне удалось собрать факты, относящиеся к деятельности одной ищейки службы уголовного розыска. Они относятся к 1929—1932 годам, когда в стране еще происходила классовая борьба, и остатки кулачества и прочих врагов Советского государства мстили советской власти за свое поражение поджогами хлеба в колхозах, угонами скота, стараясь, проникнуть на промышленные предприятия, чтобы вредить там, устраивают покушения на жизнь передовых людей. Их действия нередко направлялись вражеской агентурой из-за границы. Обычное на первый взгляд уголовное преступление очень часто оказывалось на поверку актом классовой борьбы.

В кратких записях день за днем повествуется о подвигах собаки. Они заслуживают того, чтобы с ними познакомился читатель.