Твои верные друзья.

_____

В светлой, просторной приемной у врача-хирурга было прохладно и тихо. Посетители переговаривались негромко, больные молчали. Слышен был только голос врача, расспрашивающего о болезни очередного пациента. Прием протекал спокойно, деловито. В воздухе пахло аптекой.

Молодой худощавый врач в белом халате и белой шапочке писал за столом. В углу стояла привязанная лошадь, понуро опустив голову; поодаль на скамье сидели две женщины: одна держала на руках курицу, другая — белого пушистого шпица. Увидев мою псарню, обе всполошились и поспешно подняли своих больных вверх, чтобы мои собаки не смогли дотянуться до них. Курица тревожно кудахтнула, а шпиц попытался вырваться из рук хозяйки.

— Получите рецепт, — сказал врач, протягивая женщине со шпицем узенькую полоску бумаги, густо исписанную по-латыни. — Будете втирать мазь два раза в день. А у вас что? — обратился он ко второй женщине.

— Яйцо не может снести, — ответила та, показывая на курицу.

— Молодка?

— Молодка. Третье яйцо это у нее.

— Давайте на стол, — приказал врач.

У стены стоял белый квадратный стол. Курицу положили боком на него; женщина придерживала птицу за шею и крылья, а врач, обмыв пальцы каким-то раствором, принялся доставать яйцо.

Вскоре оно вышло наружу, но было обтянуто кроваво-красной полупрозрачной оболочкой.

— Смотрите-ка! — удивился хирург. — В три раза завернулось. Что, у них насесты очень высоко?

— Наоборот, они у меня на полу сидят, — ответила женщина.

— А-а, понятно. Оттого и получилось, нет нормальных движений. Дайте скальпель.

Помощник подал врачу маленький никелированный ножичек с плоской металлической ручкой. Я уже решил, что хирург сейчас будет оперировать курицу; оказалось, что он совсем не намеревался этого делать. Ручкой скальпеля он начал осторожно расширять отверстие в пленке. Стала видна белая скорлупа. Курица не издавала ни звука и не шевелилась, только чуть недоуменно моргала круглыми, как бусинки, глазами, потом совсем закрыла их.

— Не померла ли? — забеспокоилась хозяйка.

— Нет. — успокоил ее врач. — Ничего не сделается.

Очень медленно и осторожно он освобождал яйцо из плена. Курица забеспокоилась, издала болезненный звук, и в ту же секунду яйцо выскочило в руку хирурга.

— Ну, вот и все. — Он сделал на скорлупе пометку карандашом. — Яйцо у нас останется. Если еще что случится, несите снова.

Пока все это происходило, я размышлял о том, насколько необходимы нормальные движения всякому живому существу; если их недостает, не только собаки — даже курица страдает от этого.

— Что же нам с конем делать? — как бы советуясь, негромко сказал врач, когда женщина с курицей, поблагодарив, ушла.

Лицо его приняло озабоченное выражение. Только тут я увидел, что лошадь, стоявшая в углу, была тяжело ранена. На левой щеке у нее кровоточила широкая рана, в глубине которой виднелась челюсть и язык. По морде медленно стекала кровь. Хлопья розовой пузырчатой пены падали на цементный пол. Лошадь стояла тихо, не шевелись, всем своим видом выражала тяжелое страдание. Около нее с удрученным лицом ходил невысокий мужчина в ушастой шапке и валенках, повидимому, владелец ее или конюх.

— Кокаин не годится, усыплять нельзя, — рассуждал врач. — Хлорал, пожалуй, придется дать. Ведите в операционную, готовьте к операции, — приказал он служителям. Затем обратился к хозяину лошади:

— Придется у нас на недельку оставить на стационарное лечение. Завтра привезите фуража — овса и сена. А через неделю посмотрим, как дело пойдет. Да!.. — что-то вспомнив, обернулся он к помощнику: — Позвони по телефону. Что за котом-то долго не идут?

При поликлинике имелась и больница, в которой оставались на излечение тяжело заболевшие животные. Она-то и называлась стационаром. Здесь лечили любое домашнее животное (а впоследствии я убедился, что и не только домашнее) от любой болезни, могли произвести необходимое исследование и самую сложную операцию.

Лошадь увели.

Дошла очередь до моих собак. Все это время они сидели рядком, озираясь по сторонам, но не выказывая особых признаков беспокойства.

Врач поочередно осмотрел обоих. Покопался в псовине, сковырнул ногтем несколько коросток на снуккиной спине.

— Ага. Понятно. Видишь? — подозвал он помощника и, раздвинув шерсть, показал одну из болячек. — Типичный случай (он назвал по латыни мудреное название болезни). Это не блохи, а неправильный обмен веществ.

— Я их хорошо кормлю, — обиженно возразил я.

— Это ничего не значит, — улыбнулся врач. — Природа заболеваний на почве неправильного обмена веществ в достаточной мере еще не изучена, но лечить мы их умеем. Давайте своим собакам ежедневно по стакану пива или по три таблетки пивных дрожжей.

Забавный способ лечения! Я пожал от удивления плечами и, поблагодарив врача, повел своих пациентов домой. Зато собакам лечение пришлось по вкусу. Они с удовольствием глотали круглые дрожжевые таблетки, лакали по утрам пиво и... чесались!

Правда, у Джери зуд, как будто, постепенно начал уменьшаться, но через неделю нагрянула новая беда.

Я вернулся домой со службы, когда мать сообщила мне тревожное известие:

— Сегодня Джерку весь день рвет. Всю пищу вытошнило.

Притихший Джери лежал на своем месте, сжавшись в комок, и даже не поднялся встретить меня, а только виновато постучал о пол толстым хвостом.

От вечерней пищи отказался. Наутро съел неполную чашку, но через полчаса все целиком изрыгнул на пол.

Я решил выждать еще один день. Раньше иногда бывало, что собак выташнивало, однако случалось это очень редко, и обычно или летом в сильную жару, или когда они проглатывали что-нибудь неудобоваримое.

У собак бывает рвота, когда они переедят костей; рвота также может быть симптомом зараженности глистами, но я и в этом отношении всегда тщательно следил за своими животными и периодически — примерно в полгода раз — давал им глистогонные порошки, которые получал в той же ветеринарной поликлинике, где мы были недавно на приеме у врача-хирурга.

На следующий день Джери отказался даже от легкой белой булки с молоком. За эти дни он сразу необычайно похудел. Бока ввалились, кожа обтянула ребра, хребет стал похож на пилу. Дог все время лежал и, выходя во двор, не играл со Снукки, а сейчас же торопился обратно.

Опять втроем мы отправились в поликлинику.

Врач снова осмотрел собак, внимательно выслушал мой рассказ о болезни Джери и затем сказал:

— Болезнь обмена веществ у него проходит. У эрдель-терьера стало хуже, придется ввести уколы. А дога мы исследуем на рентгене.

Он набрал в маленький стеклянный шприц кубический сантиметр желтой жидкости. Выгнутыми ножничками выстриг на холке Снукки шерсть, смазал это место иодом и, строго сказав мне: «Держите собаку!», вонзил острие шприца, впрыснув жидкость под кожу собаки.

Снукки вздрогнула, потянулась было мордой назад, но я отвел ее голову. Врач быстро протер место укола ваткой, смоченной в спирте, и дружески похлопал эрдель-терьера по спине. Все было-готово в несколько секунд.

Снукки сунула нос к месту укола и внезапно громко чихнула. Видимо, запах спирта защекотал ей ноздри. Джери тоже понюхал круглое пятнышко на ее шкуре и неодобрительно покрутил головой.

— А теперь пойдемте с догом, — сказал врач.

В рентгеновском кабинете, без окон, завешанном черными шторами, было тесно, тихо. Помощник щелкнул выключателем; на потолке зажглись две слабенькие лампочки — одна обычная, другая голубая.

Полкомнаты занимали металлические стойки с большими фарфоровыми изоляторами и натянутыми между ними проводами. В центре перед узким столом находился аппарат для просвечивания с блестящей головкой в виде конуса, в углу — щит с электроизмерительными приборами.

— Давайте дога на стол, — распорядился врач.

Я скомандовал Джери:

— Барьер!

Джери тяжело вспрыгнул на стол, скрипнувший под его тяжестью. Аппарат для просвечивания пришелся как раз против бока собаки. Столешница была коротка, лапы дога оказались на самом краю. Джери чувствовал себя неловко и беспомощно топтался, просительно глядя на меня. Я ласково успокаивал его. Снукки, которую я оставил в углу у дверей, тоже заволновалась и даже робко подала голос.

Врач повернул аппарат и сказал:

— Надо подвинуть собаку, — но, увидев, что длина дога равна длине стола, улыбнулся и навел аппарат на середину корпуса Джери.

Помощник встал за щит. Доктор взял в руки прямоугольную дощечку с двумя ручками по бокам и выключил белый свет. Комната погрузилась в мягкий голубоватый полумрак.

— Держите собаку, — приказал он мне, встав к столу. Затем приложил дощечку к боку Джери и скомандовал:

— Накал!

Помощник включил на щите рубильник. Что-то щелкнуло и зашипело с негромким потрескиванием. Джери тревожно косился то в сторону шипения, то на врача. Я придерживал его за голову.

— Свет!

Голубая лампочка потухла. Стало так темно, что в глазах появилось ощущение какой-то неловкости.

— Ток!

Потрескивание прекратилось. На доске, которую доктор прижимал к боку Джери, появилось зеленоватое светящееся пятно.

— Дайте жесткость!

Пятно быстро разгоралось. На светлозеленом фоне возникли расплывчатые продолговатые темные пятна. Они приняли очертания ребер. Слабый зеленоватый свет проникал через джеркино туловище, как через прозрачное стекло, и только кости слегка задерживали его. Это и были удивительные икс-лучи, названные по имени открывшего ученого — рентгеновскими, столь необходимые ныне в медицине, с помощью которых распознаются многие болезни.

Врач слегка передвигал дощечку. Ом просматривал желудок собаки. Попросив меня подержать за одну ручку, он свободной рукой помял джеркин живот. Кончив исследование, скомандовал:

— Дуас!

Щелкнуло. Зеленое световое пятно исчезло, комната осветилась. Джери спрыгнул со стола. Доктор сказал:

— В желудке инородных тел нет. Нужно показаться терапевту.

Он провел нас по коридору в приемную врача по внутренним болезням.

Беленькая козочка (еще один пациент!), стоявшая близ дверей со своей хозяйкой — молоденькой девушкой, увидев собак, испуганно прижалась к стене. К длинной шелковистой шерсти ее был прикреплен шнурок от термометра: козе измеряли температуру.

Старенький доктор, сдвинув на лоб очки, опасливо спросил:

— Не укусят? — и, вставив себе в уши черные резиновые трубочки, принялся прослушивать дога, пугливо поглядывая на его серьезную морду. Он не походил на хирурга, который подходил к собакам смело и решительно, как к старым знакомым.

Выслушав и выстукав Джери, доктор покачал головой и сказал:

— Приведите еще раз. Нужно будет понаблюдать.

В течение шести дней я каждое утро ходил с собаками в поликлинику. Уже после двух посещений они привыкли к этому. Уничтожив утреннюю порцию еды, садились около меня и ждали, когда я стану надевать на них ошейники. Выбежав за ворота, мои больные сразу направлялись знакомой дорогой к речке, затем через пешеходный мостик и дальше, вдоль по улице, поднимавшейся в гору.

У больших деревянных ворот поликлиники они останавливались и, тыча носами в щель между створками, ждали, когда я догоню их. Друзей уже знали в поликлинике. Служители встречали нас улыбками и шутками:

— А, два приятеля явились!

Помощник врача быстро делал Снукки укол, и мы отправлялись обратно.

На шестой день ей сделали враз два укола — один в левую, другой в правую холку. Хирург осмотрел у нее кожу и сказал мне:

— Ну, кутилизат больше не нужен. Пошло дело на поправку. Недельки через две наведайтесь для проверки.

Кутилизатом он назвал ту желтую жидкость, которую вводили Снукки под кожу. Ее назначение было восстановить в организме правильный обмен веществ.

Еще раз прослушал Джери врач-терапевт и поставил диагноз:

— Катарральная язва желудка.

Я испугался:

— Но это же опасная болезнь! Собака может погибнуть?

— Да, опасная. Но если будете следить, то болезнь не станет прогрессировать и даже заглохнет. Главное — следите за пищей. Больше белков, молочного, меньше грубых кормов, избегайте давать кости, — в общем, диэта. При этих условиях пес ваш будет жить и жить. Кроме того, вот вам еще. — Он протянул мне рецепт. — Будете давать ежедневно по три столовые ложки на голодный желудок.

Возвращаясь домой, я размышлял о том, откуда у моего дога взялась такая серьезная болезнь. И кое-что припомнил.

Давно, когда я впервые привез его домой двухмесячным щенком, я обратил внимание на то, что животу него был непомерно раздут и выглядел переполненным. Несколько суток он тогда страдал сильным расстройством желудка. Потом это прошло, и я не придал этому никакого значения.

Позднее я слышал краем уха, что подобные заболевания наблюдались у всех щенков Сильвы — матери Джери. Еще позднее выяснилось, что хозяин Сильвы держал собаку исключительно в целях наживы, кормил ее плохо, всякой требухой и мякиной, извлекая барыш из продажи щенков. За это он был впоследствии исключен из членов клуба. От грубой пищи, которой пичкали щенков, подкармливая под матерью, они уже в раннем возрасте приобретали рахит и начинали страдать желудочными болезнями. Тем самым подготавливалась почва и для других заболеваний. Это была одна из главных причин, почему большинство джеркиных братьев и сестер оказались недоразвиты, очень тщедушны и никогда не участвовали на выставках.

Джери я сумел вырастить сильным и крепким. Внимательный, заботливый уход, хорошее питание и частые прогулки побороли эти ранние заболевания. Но хронический катар желудка все же остался, и вот он-то теперь и давал знать о себе. По этой причине теперь мой бедный друг лишался самого большого удовольствия — костей. А я должен был отныне всегда внимательно следить за его пищеварением.

Снукки же провела первые месяцы жизни в питомнике, где собак питали прекрасно, да еще под наблюдением такого опытного специалиста и истинного друга животных, каким был Алексей Викторович. И Снукки обладала превосходным крепким желудком, которому не страшны были никакие болезни.

По дороге из поликлиники мы зашли в аптеку, и я передал в окошечко рецепт.

— Глюкоза, — прочитала аптекарша и удивилась: — Собаке?! Что она у вас худосочием страдает? — И с любопытством посмотрела на необыкновенного клиента.

Ежедневно Джери принимал по три ложки прозрачной бесцветной жидкости. Он послушно садился у стола, я раскрывал ему левой рукой пасть (он забавно таращил глаза), а правой вливал в нее ложку лекарства. Джери, чавкая, проглатывал его, вылизывал ложку и получал в качестве вознаграждения кусочек лакомства, которое я обязательно в таких случаях давал ему.

Снукки непременно торчала тут же. Виляла коротеньким хвостиком, умильно заглядывала мне в лицо, как бы тоже выпрашивая лекарство. В тот момент, когда я вливал Джери микстуру, она замирала, не дыша следила за тем, как он глотал ее, а затем срывалась с места и принималась весело прыгать вокруг нас. Приходилось и ей давать «за компанию» маленький кусочек лакомства.

Болезнь Снукки уже проходила. Эрделька почти совсем перестала чесаться, болячки зажили, коросты отваливались сухими тоненькими корочками. Вытертые места зарастали нежной пушистой шерсткой. Уколы подействовали.

Постепенно направлялось и пищеварение Джери. Желудок начал нормально работать, рвота больше не возвращалась. Он опять стал съедать свой обычный рацион и быстро входить в тело. Я радовался, глядя на своих повеселевших и поздоровевших друзей. Ничто, казалось, не предвещало новой, еще более страшной беды, которая ждала нас в недалеком будущем.