Твои верные друзья.

ОТДЫХ НА ИРЕНИ.

Однако Джери еще продолжал бороться со смертью. Могучий организм его сопротивлялся, и это вселило в меня слабую надежду.

Рана Джери была очень серьезна. Удар ножом был нанесен под левую переднюю лапу. Преступник знал, куда бить, и только молниеносные движения собаки в борьбе с врагом и ее крепкое телосложение спасли дога от неминуемой и скорой гибели. Вторично, как и тогда, когда дог попал под трамвай, его ловкость и сила крепко помогли ему.

Тем не менее, положение было очень серьезно. Нож пробил грудную клетку, и попади он чуточку в сторону, было бы задето сердце, смерть наступила бы мгновенно.

Несколько суток я не отходил от полумертвого друга. Часами просиживала около его постели и Снукки. Молча переводила она вопросительный взгляд то на меня, то на Джери. Играть и резвиться она совсем перестала. На улицу выходила только на минуту и сейчас же торопилась обратно, как в те времена, когда у нее были щенки.

Все мои домашние очень переживали несчастье с Джеркой.

Врач ежедневно навещал больную собаку. Он все время напоминал нам, чтобы мы как можно лучше питали Джери, но это было не так-то просто сделать. Джери потерял много крови, ослабел, и с трудом лакал молоко или мясной бульон. За несколько дней он превратился в скелет, обтянутый кожей. Шерсть свалялась, потеряла свою глянцевитость и местами была в темных бурых пятнах — в следах свернувшейся крови. Влажный, обычно холодней кончик носа был теперь постоянно сухим и горячим. Кожа на нем ссохлась и посерела.

Широкие бинты туго охватывали крест-накрест туловище Джери. Ему, наверное, было очень неудобно лежать в них, но он не делал никаких попыток сорвать повязки, а только косился, когда я или доктор перебинтовывали его.

Если я ронял при этом кусочек ваты, Снукки поспешно подбирала его и уносила к себе. Полежав некоторое время под столом, она опять возвращалась к Джери.

В квартире, как в настоящем лазарете, пахло иодоформом, которым врач смазывал рану, чтобы предохранить ее от заражения.

Крепкий организм сумел перебороть смерть. Через некоторое время наступило улучшение. Кризис миновал, и наш общий друг начал поправляться.

Чем дальше, тем выздоровление шло быстрее. Даже старенький доктор, всю жизнь лечивший животных, поражался живучести дога.

— Ну, и здоров! — говорил он, выслушивая своего пациента, и, ласково улыбаясь, осторожно похлопывал его по спине. — Другой после такого кровопускания и чихнуть не успел бы, как на тот свет отправился бы, а этот — ничего, здоровехонек!

Скоро сняли повязку. Доктор говорил, что теперь она только раздражает рану, без нее заживление пойдет быстрее.

Когда на месте раны образовался продолговатый розовый шрам, я, захватив с собой и Снукки, увез своего ослабевшего после длительной болезни друга в маленький уральский городок на берегу реки Ирени, где когда-то я провел свое детство и юность. Здесь целыми днями мы проводили время у реки, под живительными лучами солнца.

Природа — лучший врач. Солнце, воздух, вода и вкусная питательная пища энергично делали свое дело. Сила и здоровье быстро возвращались к Джери. Тело вновь налилось и окрепло, псовина приобрела, как прежде, серебристый блеск, движения сделались быстрыми и уверенными.

С утра до вечера носился он вместе со Снукки на свежем воздухе, поражая жителей городка, никогда не видевших дога, своей величиной, редким окрасом шерсти и красотой.

Приближался конец моего отпуска.

Последние дни мы почти совсем не покидали реки. Погода стояла, как по заказу: ясная, теплая. Я старался как можно полней насладиться отдыхом, предоставив собакам полную свободу. Джери много купался, накупавшись, принимался кататься на траве, переворачиваясь с одного бока на другой и взлягивая длинными ногами, как жеребенок. Снукки в это время громко пыхтела где-нибудь в тени ивового куста, спасаясь от полдневного жара.

Обширный заливной луг с высокой сочной травой, где мы обычно проводили время, заканчивался у реки высоким глинистым обрывом. Вниз, к воде, вела узенькая скользкая тропинка; у берега на приколе всегда стояла узкая и верткая долбленая лодка-душегубка. Однажды Джери попробовал сунуться в нее, но вынужден был поспешно выскочить обратно, едва не перевернув утлое суденышко.

Кончался последний день нашего пребывания на Ирени. Солнце медленно клонилось к западу. Я читал книгу, собаки, набегавшись вволю, лежали около меня. На лугу жители заречной слободы косили траву. Двое косили, а третий сгребал кошенину граблями, набивал ею рогожные кули и сносил их к реке, в лодку.

Внезапно я обнаружил, что Джери нет около меня. Он стоял на краю обрыва и с интересом смотрел вниз. Кромка берега медленно обваливалась под тяжестью собаки, сухие комки глины, шурша, скатывались по откосу, а пес, видя, как оседает земля, перебирал лапами, чуть отступал назад, но не уходил, продолжая с любопытством следить то за падением комьев, то за человеком, возившимся у лодки.

Я окликнул его:

— Джери!

Пес помахал хвостом в знак того, что слышит меня, но остался на прежнем месте.

Тем временем человек нагрузил свое утлое суденышко, примостился сам на корме и осторожно оттолкнулся веслом, направляясь к противоположному берегу. Перегруженная лодка шла тяжело, медленно, быстрое течение тащило ее за собой. Один куль свесился за борт и кренил лодку.

Гребец, балансируя, привстал, чтобы поправить мешок. Верткая душегубка качнулась, человек не сумел сохранить равновесия, взмахнул руками и, вскрикнув, опрокинулся в реку.

На секунду он погрузился с головой, потом всплыл. Беспомощно ворочаясь на одном месте и словно подскакивая, он выбрасывал над собой то одну, то другую руку и истошно, срывающимся от ужаса голосом, кричал:

— Тону-у... Спаси-и-те...

Вода захлестнула широко раскрытый рот. Пустив несколько крупных пузырей, человек пошел ко дну.

Оставив книгу лежать на траве, я опрометью бросился вниз по откосу. Косари, побросав работу, тоже бежали к берегу.

С реки снова донеслось:

— Спаси-и-те...

Голова утопающего вновь появилась на поверхности реки в нескольких метрах от прежнего места. Человек все еще боролся. Опрокинутая вверх дном лодка быстро уплывала по течению. Мешки с травой, постепенно напитываясь водой, медленно погружались.

Я был на половине склона, когда, зацепившись носком ботинка за корень, споткнулся и, не удержавшись на ногах, покатился вниз. Мне удалось сдержать падение, лишь ухватившись за ивовый куст. Немного оглушенный, я поднялся почти у самой воды, плохо соображая, зачем я тут оказался.

В этот миг длинное, растянутое в прыжке, серое тело пронеслось мимо меня по воздуху. Это прыгнул Джери. Он опередил и меня, и косарей. Мелькнул длинный хвост, с шумным всплеском дог обрушился в реку, вода сомкнулась над его головой. На мгновение я забыл о своем падении, во время которого сильно расцарапал лицо и руки, о том, что вообще происходит тут; я впился глазами в то место, где на воде расходились широкие круги.

Но нет, вот Джери вынырнул и, прижав уши и оскалив пасть, загребая лапами, как лопатой, быстро поплыл к утопающему.

Я облегченно вздохнул. Косари, сбежав по откосу, замерли у воды. Только сейчас я заметил у своих ног Снукки. Она тихонько повизгивала от волнения, бестолково суетилась и, не отрываясь, следила за Джери.

Доплыв до утопающего, Джери закружился около него. Тот продолжал судорожно биться на одном месте, то погружаясь, то вновь выскакивая на поверхность, видимо, уже ничего не соображая.

Близость собаки вернула ему проблеск сознания. Схватив толстый, плавающий на воде хвост дога, он повис на нем всей своей тяжестью. Этот груз с силой потянул собаку на дно, заставив и ее хлебнуть несколько глотков воды.

Дог торопливо оглянулся на человека, словно хотел ему что-то сказать, но тут же повернулся в сторону берега и принялся изо всех сил работать лапами.

Как ни быстро все это произошло, но за это время течение успело дотащить собаку и человека до обрыва, с которого еще так недавно Джери сталкивал комья земли. Под обрывом в излучине реки темнел омут. Река здесь притихала, приостанавливала свой веселый, говорливый бег и, как бы насторожившись, тихо входила в коварную тишину омута. Ход воды менялся, и она начинала плавно огибать омут по какой-то невидимой кривой, сначала медленно, потом быстрей и быстрей, пока не достигала середины его, где крутила маленькая, точно выточенная из базальта, воронка, и здесь, бурля, сразу проваливалась куда-то вниз.

Ирень всегда славилась коварством дна. Я помню, как мы, мальчишки, смертельно боялись ее омутов и подводных быстрых течений. Ни один из нас не отваживался купаться вблизи этого места. Стоило только отплыть подальше от берега, как сильная струя подхватывала, увлекала за собой и втягивала в водоворот. Вырваться из него без посторонней помощи было почти немыслимым делом. Щепка, брошенная с обрыва в воду, мгновенно скрывалась в глубине, втянутая почти по вертикальной прямой. Потом она выныривала метрах в десяти ниже по течению, вся облепленная пеной и жирным донным илом.

Человека втянуло в водоворот первым. Руки его внезапно разжались и оказались выброшенными над головой, в то время как головы уже не было видно. Растопыренные пальцы судорожно шевельнулись и скрылись.

В этот момент вблизи от меня послышался новый громкий всплеск. Это Снукки, не выдержав, спешила на помощь своему другу. Выставив кверху черный кончик носа, она плыла, быстро перебирая лапами.

Джери рванулся, до половины туловища выскочив из реки, погрузился (страшная подводная сила тянула его), вынырнул еще раз, опять погрузился с головой, вновь выбросился на поверхность, сделал отчаянное усилие и... вырвался из водоворота.

Несколько ударов лапами, и Джери был уже у берега. Снукки тоже повернула назад. Но коснувшись лапами дна, Джери неожиданно обернулся и, стоя по грудь в воде, стал что-то высматривать в густой тени омута. Он шумно дышал, бока его учащенно вздымались, — борьба с водянок стихией была не легка. Один из косарей, скинув сапоги, тоже всматривался в глубину, приготовившись нырнуть.

Твои верные друзья

Под водой мелькнуло человеческое тело. И снова дог опередил нас. Стремительно вбежав в реку, он всплыл, ткнулся мордой в воду, схватил утопленника за одежду и повлек за собой. Мы помогли собаке вытащить его на берег.

Пострадавший был еще жив, но так нахлебался воды, что потерял сознание. Несколько минут мы откачивали его; наконец, грудь его поднялась, изо рта хлынул поток воды, он открыл глаза и пришел в себя.

Только тогда мы хватились спасителя. Он сидел на берегу, на самом высоком месте откоса, свесив концы лап над обрывом. Он уже успел отряхнуться, и влажная чистая шерсть светилась на солнце; с высунутого языка стекала жидкая слюна. Наклонив голову набок, пес внимательно следил за нами. Рядом стояла Снукки. Суетливая и беспокойная, учащенно дыша, она порывалась лизнуть друга прямо в раскрытую пасть.