Твои верные друзья.

СЕМИНАР.

— Каждое дело, каждый труд в нашей стране почетны, если они направлены на благо народа. Именно так рассматриваем мы, советские собаководы, и дело служебного собаководства...

Такими словами начал Сергеи Александрович свою первую лекцию на семинаре. Человек сорок — молодых, старых, юношей и девушек — слушали его. Мы сидели в большой комнате клуба у длинного стола; в одном конце этого стола находился наш преподаватель, а около него стояла обыкновенная ученическая доска, на которой висела карта Советского Союза.

— Собаководство — это часть общего животноводства. Может быть, это незаметный участок, и однако он нужен так же, как другие. Я приведу один пример. Вот построили завод, большое социалистическое предприятие, в которое вложили народные деньги. Его нужно охранять. Мы живем в капиталистическом окружении, у нас еще много врагов, они тянутся к нашим богатствам, пытаются вредить нам. И вот здесь нам может оказаться полезной служебная собака. Хорошо отработанная по караульной службе собака — это такой сторож, который никогда не уснет. Содержание ее стоит не дорого, а польза большая. Это только один пример, а таких примеров можно привести много. И я прошу товарищей сразу же отрешиться от взгляда, — у кого такой взгляд есть, — что собаководство это занятие от скуки ради, развлечение или еще что-нибудь вроде этого. Собаководство — серьезное общественно-полезное дело, оно входит в систему государственного планирования, и только так мы должны относиться к нему.

Сергей Александрович встал и подошел к карте. Мы внимательно следили за ним.

— Советский Союз, — продолжал Сергей Александрович, — располагает лучшим в мире поголовьем собак. Посмотрите, вот здесь, — повел он рукой от Карелии до Камчатки, — на обширных пространствах нашего Севера живет северная остроухая собака-лайка, и умница и работница, которой может законно гордиться наше отечественное собаководство. Не случайно англичане в годы интервенции целыми партиями вывозили наших лаек к себе на острова, расхищая, таким образом, не принадлежащее им богатство. Они стремились вывезти лучших производителей, однако им не удалось погубить эту ценную породу. Лайка ходит на медведя, она служит оленегонной пастушьей собакой, совершенно незаменима в условиях Крайнего Севера как средство транспорта.

Обратимся к югу. Там — кавказская овчарка, великолепное грозное животное, имеющее за собой тысячелетнюю историю; южнорусская или украинская овчарка — сторож мериносовых стад... В Азии — туркменская или среднеазиатская овчарка, мало чем уступающая кавказской, ею не нахвалятся наши пограничники. В городах мы имеем многочисленное поголовье сильно окультуренных собак — восточноевропейских овчарок, доберман-пинчеров, эрдель-терьеров, догов... Это наше богатство, составляющее часть национального богатства советского народа, объект приложения нашей с вами энергии и полезного хозяйственного использования.

Народы, населяющие нашу Родину, издавна используют полезные хозяйственные качества собаки и ценят ее. Достаточно указать хотя бы на широкое применение этого животного в пушном и вообще охотничьем промысле. Охотник-промысловик шагу не ступит в тайге без лайки. Собаки Армении и Грузии много веков назад участвовали в войнах, которые вели народы Кавказа за свою независимость. Кавказские овчарки охраняли укрепленные селения и замки, которым грозила опасность вражеского нападения, заблаговременно подавая лаем сигнал тревоги, а нередко вступая и в непосредственную борьбу с врагом; они помогали чабанам пасти отары овец, гурты коз и других хозяйственных животных. Издревле использовали собак наши предки — славяне.

Известно, что хорошую собаку имел Петр Первый. Она приносила ему письма и разносила его почту. Собаки были спутниками замечательного русского путешественника Георгия Седова, стремившегося покорить Северный полюс.

Что привлекает человека в собаке?

Прежде всего, конечно, ее преданность.

Вспомните, есть ли другое существо из мира животных, которое также радовалось бы приходу своего друга — человека, так же старалось бы выразить ему свою любовь и преданность, как это делает собака? Пожалуй, нет...

— Джерри, ко мне! — неожиданно громко, зычным голосом скомандовал Сергей Александрович, заставив меня вздрогнуть, так как мне показалось, что он зовет моего Джери.

На оклик Сергея Александровича из-под стола вылезла большая черная овчарка, блестящая, как уголь; она, оказывается, с самого начала лежала за его стулом. Это была одна из лучших овчарок клуба — Джерри-черная, за которой начальник сам ездил в Москву.

— Посмотрите на нее, — говорил наш лектор, поглаживая собаку, которая ласкалась к нему, размахивая своим пушистым саблевидным хвостом с такой силой, что ближние из сидящих почувствовали ветер на лицах. — Посмотрите, она вся дрожит от радостного возбуждения, ее глаза сверкают, хвост, точно заводной, безостановочно ходит туда-сюда. Эта радость так искрення, так подкупающа, что рука сама тянется, чтобы погладить верное животное. Посмотрите, как она довольна, когда вы начинаете заниматься с нею... Джерринька, что мы покажем с тобой товарищам?

— Сидеть! — внезапно меняя интонацию голоса, приказал начальник, и собака послушно села, перестала вилять хвостом и вся обратилась во внимание и слух. Мы для нее точно не существовали.

— Лежать!

Собака легла, готовая, однако, каждую секунду вскочить.

— Голос! — Джерри залаяла.

— Хорошо, хорошо! — подбодрил ее Сергей Александрович.

Таким образом он показал нам еще ряд приемов. Это были простейшие приемы дрессировки, но так как тут присутствовали начинающие любители, то это произвело на всех сильное впечатление. Впрочем, нельзя было не любоваться четкостью, с какой собака исполняла все приказания, и тому контакту, который проявился при этом между человеком и животным.

Тем же путем Сергей Александрович отослал овчарку на место, и она снова спряталась за его стулом.

— Можно считать неоспоримой истиной, — продолжал он, — что из всех домашних животных собака наиболее других способна усвоить желания, привычки и даже запросы своего хозяина, нередко поражая нас своей понятливостью. Объяснение этому мы должны искать в том научно доказанном факте, что она первая из диких зверей пришла к нам из первобытной чащи.

Одомашнение собаки произошло много тысячелетий назад, в эпоху, которую ученые называют ранним неолитом. Это было первое домашнее животное. Неолитическая собака по виду напоминала современную лайку.

Позднее история собаки непрерывно слита с историей человека. Она ходит с ним на охоту, охраняет его стада, его жилище, лаем дает ему знать о приближении врагов. Издавна применяется собака и в военных целях.

Полчища собак следовали за войсками великого завоевателя древности Александра Македонского. Огромные боевые псы защищали колесницы древних полководцев, оберегали их покой во время сна. В Римской империи четвероногие стражи караулили рабов и военнопленных. Собаки участвовали в сражениях. Перед атакой злые голодные псы (их специально морили для этого голодом) выпускались на противника. После битвы они преследовали разбитого врага, добивали раненых.

В честь собак, — продолжал Сергей Александрович, — ставились памятники, воздвигались храмы, устраивались празднества. Особо отличившихся собак воспевали в песнях, увековечивали в произведениях архитектуры и искусства. Изображения собак, похожих на современных борзых, найдены на древнейших египетских памятниках. Ученые определили, что эти изображения насчитывают не менее четырех тысяч лет до нашей эры, а всего, следовательно, около шести тысяч лет.

С развитием военной техники, особенно после того, как было изобретено огнестрельное оружие, роль собаки-бойца на поле брани стала резко уменьшаться и даже одно время совсем было сошла на-нет. Однако к концу XIX века собаки вновь появляются в армиях различных государств, но теперь их назначение уже иное, более сложной стала дрессировка. Появились собаки-санитары для розыска раненых после боя, собаки-разведчики, собаки, охраняющие прифронтовую полосу, и т. д.

В войнах на Балканах русские войска первые успешно применили пастушьих собак для караульной службы на аванпостах. Зачуяв турок, овчарки принимались брехать и поднимали тревогу. Позднее этот опыт переняли японцы. При осаде Порт-Артура они держали на передовых позициях маленьких собачек, которые страховали их на случай внезапного нападения русских пластунов.

В первую мировую войну почти все воюющие державы поставили на фронт крупные контингенты выученных собак. Одна Франция, например, выставила около сорока тысяч собак. Огромные сенбернары и доги, запряженные в небольшие повозки, успешно заменили в городах на мелких перевозках лошадей, мобилизованных для армии.

Война 1914—1918 годов дала официальное признание служебной собаки. Определились специальности: служба связи, санитарная, ездовая, розыскная, караульная, сторожевая. В последующие годы широкое применение нашла служебная собака и в мирном быту. Особенного развития это достигло у нас, в СССР.

Большие потери причинили нашему собаководству гражданская война и интервенция. Немцы, при отступлении с Украины в 1918 году, вывезли сотни южнорусских овчарок. Англичане, как я уже говорил, увезли из Архангельска лучших лаек. Приложили руку к этому разбойничьему делу и американцы. На Кавказе серьезный ущерб был нанесен кавказской овчарке[3]. В Западной Европе после этого появилась «новая» порода — командоры, которая в действительности является не чем иным, как нашей южнорусской овчаркой, уже много веков существующей на территории наших южных степей в чистом виде.

После периода разрухи вместе с восстановлением всего народного хозяйства молодой советской страны началось и восстановление собаководства. Все разведение было поставлено на научную основу.

Ныне наше собаководство — самое массовое в мире. Советские собаководы-любители, объединяемые клубами служебного собаководства, специальные школы-питомники, принадлежащие государству, готовят своих питомцев и к мирной работе и на случай военной опасности. Много труда и энтузиазма вкладывают в это дело юные собаководы — наши пионеры и школьники.

Служебная собака — незаменимый пастух колхозного и совхозного стада, сторож, охраняющий колхозный амбар с хлебом, сельский почтальон, надежный дежурный на водной станции, мгновенно бросающийся на спасение утопающего, поводырь слепого.

Вспомните северные окраины нашей необъятной Родины. Есть районы, где собачья упряжка по сути является единственным видом наземного транспорта. А пограничные собаки, несущие вместе с доблестными пограничниками охрану рубежей социалистического отечества? Среди них немало таких, которые со своими вожатыми задержали по нескольку десятков нарушителей границы — диверсантов, разведчиков — заклятых врагов нашего государства.

Наша задача — развивать это дело и дальше. Применение служебных собак высвобождает рабочие руки, которые нужны на новостройках и предприятиях, в сельском хозяйстве. Мы обязаны помнить и о том, что, в случае возникновения военной угрозы, использование собак в боевых условиях поможет нам сохранить тысячи человеческих жизней. Это благородная цель, и ради нее одной служебное собаководство заслуживает того, чтобы ему отдавать свои силы...

Сергей Александрович сделал паузу и внимательно оглядел слушателей.

— Выше я говорил о государственном значении собаководства, о том, что собаку необходимо учить. Не подумайте, что это будет для вас тяжелым бременем, и ваша собака превратится для вас в обузу. Да никоим образом! Прежде всего она будет служить непосредственно вам, а уча ее, вы лишь делаете ее более ценной, более полезной, и опять-таки полезной в первую очередь для ее хозяина. Занимаясь с собакой, вы испытаете много приятных минут. Эти занятия обогатят вас новыми знаниями, расширят ваш кругозор, а понятливость собаки, ее преданность и готовность служить вам не раз послужит для каждого из вас источником истинного наслаждения. Да вы в этом скоро убедитесь сами!..