Твои верные друзья.

ЗАЩИТНИКИ РОДНЫХ РУБЕЖЕЙ.

Твои верные друзья

Тяжелые капли дождя барабанят в окна заставы. В печной трубе тоскливо завывает ветер. Сильные порывы его порой сотрясают деревянное здание. На дворе — холодная дальневосточная осень.

Но на заставе тепло и уютно. В красном уголке собрались свободные от службы пограничники. Читают газеты, привезенные утром на этот далекий пост, где советские люди день и ночь несут неусыпную вахту. Застава стоит в стороне от дороги, и газеты приходят сразу толстой недельной пачкой...

Правда, есть радио, оно регулярно сообщает все новости, все, что случилось в необъятной Советской стране и за ее рубежами. Радио слушают жадно, с превеликим вниманием. И тем не менее, какое наслаждение взять свежую (свежую, конечно, относительно) московскую газету, развернуть ее, услышать шелест ее листов.

Газеты читают вслух. Каждая статья вызывает оживленный обмен мнений. Особенно волнуют сообщения об успехах земляков в труде; а ведь на заставе есть и уральцы, и сибиряки, и волжане; можно встретить среди них колхозника и сталевара, тракториста и прославленного охотника-промысловика... А вот еще статья: пограничники на среднеазиатской границе задержали нарушителей, остатки басмаческих банд, которые порой все еще пытаются прорваться из-за кордона.

Статья выслушивается с напряженным вниманием.

Чтец умолк. Секунда молчания. Каждый так ясно представляет эту картину: ночь, два пограничника и собака, нарушители, крадущиеся в непроглядной тьме...

Да, картина знакомая! Для того они, пограничники, и стоят здесь, на рубежах советской земли, чтобы неприступной стеной сдерживать разных наемных убийц — шпионов, диверсантов, налетчиков, поджигателей, которых засылают к нам правители враждебных капиталистических государств.

— А у нас? Помните, как Корд задержал? — вспоминает один из бойцов. — Тоже ловко получилось!

Однако об этом случае известно не всем. На заставе есть молодые, недавно прибывшие бойцы. Среди них — коренастый крепыш Василий Пронин, вожатый сторожевой собаки Буяна. Он очень привязан к своему мохнатому товарищу и другу, и все, что касается четвероногих помощников пограничников, сильно интересует его. Он просит рассказать о Корде.

— Да что тут рассказывать? — с нарочитой небрежностью, которая еще больше возбуждает любопытство необстрелянных новичков, роняет плечистый, могучего роста и сложения, старшина Метелицын. — Знатное было дело! — И в нескольких словах он повествует о том, как Корд задержал нарушителя, который уже сумел перебраться через границу в самом глухом месте, однако далеко не ушел — собака все-таки напала на его след и помогла пограничникам выловить врага.

Если послушать старшину Метелицына, так все, в общем-то, получилось несложно и просто: ну, пошли, ну, нашли, ну, задержали... О чем еще говорить? Об опасностях и трудностях, подстерегающих пограничника? Так без них здесь не бывает.

Но все равно, рассказ нравится Пронину, да и не только ему одному. Чего недостает в рассказе, то дорисовывает воображение.

— Ловко... вот ловко-то! — восклицает Пронин, а сам думает «Да всякая ли собака сумеет сделать так? Эх, если бы мой Буян...».

Он не успевает решить, что должен сделать Буян, как в комнате появляется дежурный и громко объявляет:

— Товарищи, в наряд!.. Старшина Метелицын, с собакой в дозор!

Великан Метелицын вскакивает, будто подброшенный пружиной, привычным движением заправляя на ходу гимнастерку за ремень, идет в угол, где висят шинели, затем к пирамиде с оружием и скрывается за дверью. Вслед за ним покидают помещение и другие.

Василий думает: «Не мне. Стало быть, еще ждать», — и незаметно вздыхает.