Твои верные друзья.

_____

Близился конец пребывания отважной четверки на льдине. Увлекаемый подводными течениями, их пловучий остров продолжал неуклонно спускаться к югу и уже прошел сотни километров. По мере продвижения на юг, повышалась температура воздуха, изменялось и поведение океана. Льдину сжимало, обламывало, она уменьшалась в размерах день ото дня. Уже давно не стало ледового аэродрома, на поддержание которого в «пригодном для эксплоатации виде» папанинцы потратили столько усилий, заставив приобщиться к этой работе и Веселого. Впрочем, надобность в аэродроме отпала. Было совершенно очевидно, что снимать папанинцев с льдины будут уже не самолеты, а мощные морские суда, пригодные для плавания среди льдов. И действительно, советские корабли шли навстречу дрейфующей станции, чтобы снять с нее зимовщиков со всем их снаряжением и накопленными за девять месяцев материалами научных наблюдений.

Вскоре настал день, когда вдали, еще отделенные от лагеря папанинцев мощными ледяными полями, показались корабли. С тревогой воспринял их появление Веселый.

«Всю ночь «Веселый» не мог успокоиться и лаял, — его беспокоили лучи прожектора, бегавшие по горизонту», —

Отмечает в своем дневнике Ширшов.

Папанин:

«Веселый» вел себя ночью очень плохо. Как только в нашу сторону протягивался серебристый луч прожектора, пес начинал неистово лаять. Мои нервы были так возбуждены, что я не мог вынести этого яростного, доходившего до хрипоты, лая. Поймав «Веселого», я держал его между коленями, и он молчал. Но, как только я выпустил его, он убежал на соседнюю льдину и там, чувствуя себя в полной безопасности, опять начал лаять и лаял до тех пор, пока прожектор не погас».