Твои верные друзья.

5.

Я не знаю, мелькнула ли у Сергея Александровича уже в этот момент догадка о том, что вскоре стало для всех нас совершившимся фактом, но, несомненно та энергия, с какой Кембль пустился в преследование, по вполне понятным причинам обрадовав его, должна была одновременно и навести на некоторые размышления. А что Кембль бежал по следу, для нас не представляло никакого сомнения.

Когда собака стремится убежать, она несется во всю прыть, пустив хвост по ветру или поджав его, если она напугана, не теряя ни секунды; когда она бежит «просто так», без какой-либо определенной цели, без направления, она то побежит, то остановится, подолгу занюхивается на одном месте, повернет туда, сюда, опять задержится... Когда же она «идет» по следу, вы узнаете это сразу: у нее деловой, сосредоточенный вид, она нюхает землю, но ровно настолько, сколько требуется, чтобы уловить необходимый запах, понюхала — побежала, понюхала — побежала, то-есть, в сущности, даже не перестает нюхать, так как почти не отрывает носа от земли, но делает это все время в движении; может и петлять, как заяц, если это делал тот, кого она стремится отыскать, догнать, однако и эти «кренделя» на местности будут выписаны так, что вы сразу поймете, что это продолжение поиска, логическое развитие преследования... Именно так бежит розыскная собака.

Но Кембль не был розыскной собакой! — возразите вы мне. — Да, не был. Но мой дог Джери тоже никогда не обучался по розыскной службе, да доги, как известно, и не пригодны к ней, и, тем не менее, если из дому уходил, к примеру, мой отец, а вскоре я выпускал во двор Джери, то пес тотчас бежал к воротам, нюхая землю; точно таким же образом, как докладывали мне мои домашние, он всегда находил мои следы. В каких-то пределах всякая собака может быть ищейкой, особенно, если она идет по запаху знакомого человека.

Словом, предложив пустить Кембля, я вовсе не имел мысли сейчас же догнать и изловить преступника. Но случилось так, что это обстоятельство явилось решающим в этой таинственной истории.

Кембль добежал до забора, которым была обнесена вся заводская территория, и ткнулся носом в одну из досок. Она была оторвана и едва держалась на гвозде. Очевидно, здесь злоумышленник проник на территорию завода. Кембль был уже за забором, и мы один за другим стали пролезать в эту щель, когда Валентин, неотступно следовавший по пятам своего начальника, нагнулся и что-то поднял: взглянул и тотчас протянул Сергею Александровичу. Тот посмотрел и даже присвистнул от неожиданности.

— Вот это да-а! — протянул он. Темнота не позволила мне рассмотреть, что у него в руках.

Он возвратил находку Валентину, быстро проговорив: «Спрячь, да, смотри, не потеряй! Она еще пригодится нам!» — Потом обернулся к начальнику вахтерской охраны:

— Я думаю, что Кембль виноват не так уж сильно.

— То-есть?! — изумился тот.

— Разрешите объяснить позднее. А сейчас мы попробуем довести дело до конца. Поехали, друзья!

— Что вы задумали? — спрашивал я его через несколько минут, когда мы снова ехали в машине, удаляясь от завода. Кембль ехал с нами, сидя между мной и Сергеем Александровичем, на всякий случай — в наморднике.

— Сейчас вы все поймете. Валентин, покажи, что ты нашел.

Валентин вынул из кармана и вложил мне в руку какой-то небольшой металлический предмет. В первую секунду мне показалось, что — револьвер; но он был слишком мал. Я поднес его ближе к глазам, он тускло блеснул, и тут я узнал его: зажигалка!

Открытие было столь ошеломляющим, что в первый момент я не мог произнести ни слова. Симкин — враг?! Так это по его следу бежал Кембль?! Нет ли тут ошибки?

— Неужели это Симкин?.. — У меня не поворачивался язык выговорить то, что уже было очевидностью.

— Да, — коротко и решительно подтвердил начальник клуба. — Судите сами: кто же еще? Думаю, что он такой же Симкин, как мы с вами леди Астор или Вандербильт.[45].

Голос моего друга звучал жестко, беспощадно. Гнев, вызванный вероломством врага, мешался в нем сейчас с оскорбленным чувством честного человека, подло обманутого тем, кому он доверял. Те же чувства и мысли владели мною и Валентином.

— Подлец! Наймит! — вырвалось у него. И больше он не произнес за всю дорогу ни слова.