Твои верные друзья.

7.

— Но какую роль здесь играла собака?

Такой вопрос я задал Сергею Александровичу на следующий день, в клубе. Мы все еще находились под впечатлением событий минувшей ночи, особенно — Валентин, который никак не мог примириться, что его так ловко обошли. Даже хохолок на затылке торчал не так задорно, как обычно, а полные губы юноши складывались в обиженную дудочку. Зато начальник клуба был удовлетворен. Все закончилось так, как и должно было закончиться, а это, в конце концов, — главное.

— То-есть я хочу сказать, — уточнил я свой вопрос, — какую роль она играла до того, как мы использовали ее против Симкина, пустив по его следу?

— Вам непонятно? Именно на Кембле был построен весь его план. Собака знала его, стало быть, он безбоязненно мог проникнуть на любой объект, который она охраняла. Для этого он и продал ее нам. Для этого ему нужно было знать, где она будет использована (кстати, если бы не Валентин, то он никогда бы не узнал этого; но ведь всегда находятся простаки!). Для этого, наконец, он лишил ее родословной, так как при экстерьере Кембля и наличии родословной мы его могли использовать как производителя; а без нее оставалось только одно — поставить на пост. Теперь вам ясно?

Да, теперь мне было все ясно.

— А если бы он не обронил зажигалку? — спохватился вдруг Валентин.

— Я уверен, что Кембль все равно привел бы нас к нему. Зажигалка только ускорила дело.

— Вот вам и подтверждение вашей теории о взаимосвязи между хозяином и собакой, — напомнил я. — Двойственность характера Кембля и прочие его странности... Правда, вы говорили, что у темных дельцов не бывает хороших собак.

Сергей Александрович пристально посмотрел на меня.

— Мы должны сделать из этой истории более серьезные выводы. Урок поучительный. Нельзя забывать о капиталистическом окружении и действовать ротозейски, без разбора, радуясь приходу каждого нового человека с собакой.

— Кажется, вы говорили это уже однажды Валентину...

— Да, но только теперь я как-то по-настоящему прочувствовал это. Борьба за мир, против поджигателей войны проходит везде — и в этих стенах. Мы должны помнить всегда о коварных приемах врага. В древнем Риме храм бога Януса был открыт только в военное время, в мирное время двери его закрывались. У джентльменов с Уолл-стрита он открыт теперь круглый год!.. Необходимо более строго относиться к приему новых членов, видеть большое даже в мелочах... Помните, как у Фучика: «Люди, будьте бдительны!».