Твои верные друзья.

Твои верные друзья

Эта книга — о верных друзьях человека — служебных собаках. В ней рассказывается об успехах советских собаководов, поставивших свои знания и опыт на службу народу и государству. Она охватывает период, начиная от того времени, когда служебное собаководство только начинало развиваться на Урале, и до наших дней.

Главные четвероногие герои ее — Джери и Снукки — не вымышлены, они существовали в действительности, так же как не вымышлены То́пуш, Риппер и некоторые другие. Клички этих животных занесены в родословные книги лучших собак Советского Союза.

В целом — это рассказ о труде и достижениях советских людей, которые, опираясь на передовую советскую науку, науку Мичурина и Павлова, заставляют живую природу служить интересам своей страны и укрепляют благосостояние и могущество социалистической Родины.

МОИ ДРУЗЬЯ.

Твои верные друзья

ЛОПОУХИЙ ПИТОМЕЦ.

Надпись на воротах привлекла мое внимание:

Продаются доги-щенки.

Размышляя, постоял минуту. Доги... Представилось что-то огромное, страшное, наподобие льва или тигра. Зайду, посмотрю. Ведь еще в детстве мечтал приобрести собаку, обязательно «большую» — маленьких не признавал! — и обязательно щенком, чтобы и вырастить и выучить самому.

Постучал. В приоткрывшиеся ворота высунулась женская голова.

— Интересуетесь догом? Сейчас принесу щенка. — И женщина исчезла, предусмотрительно захлопнув ворота.

На дворе послышался басистый лай. Через минуту ворота вновь приоткрылись, и я вошел во двор. На руках у женщины барахтался, нелепо растопырив костлявые лапы, большой пучеглазый щенок. У ног хозяйки прыгал другой щенок, неуклюже подбрасывая свое тщедушное, с непомерно длинными конечностями, тело.

— Худые какие... — нерешительно выговорил я.

— Растут же! — возразила женщина и нагнулась, чтобы спустить щенка на землю. — Пока расти не перестанет, все худой будет, хоть чем кормите!

Мне такое заявление показалось несколько странным, но я не решился спорить с нею и промолчал.

Щенки сейчас же принялись играть, пытаясь неловко забросить тяжелые лапы на спину друг другу. Один, не удержавшись, шлепнулся наземь и, перевернувшись на спину, болтал в воздухе всеми четырьмя лапами. Другой с притворной яростью бросался на лежащего, стараясь ущипнуть братца за розовое, чуть подернутое нежной шерсткой, брюшко.

— Но они большие уже, — разочарованно заметил я, — а мне хотелось взять маленького...

— Да какие же большие? Что вы! Им и двух месяцев-то еще нет!

— Двух месяцев? — удивился я. Щенки были по крайней мере со взрослого шпица. — Какие же они будут, когда подрастут?

— А я вам сейчас мать покажу, — предложила хозяйка. — Только стойте смирно, не шевелитесь.

Она приоткрыла дверь квартиры и крикнула:

— Сильва, ко мне!

За дверями послышалось громкое топанье, и во двор выпрыгнула огромная собака. Я невольно ахнул. Передо мной стоял великан-дог с блестящей, будто напомаженной, шерстью дымчато-пепельного цвета. По приказанию хозяйки собака покорно села около ее ног, расправив по земле свой длинный гладкий и толстый, точно палка, хвост.

Массивная, угловатая голова дога заканчивалась на макушке маленькими, настороженно поставленными, остроконечными ушами. Большие, слегка навыкате, глаза были окаймлены яркокрасным ободком третьего века[1], что придавало злобное выражение холодному, безразличному взгляду собаки. Я залюбовался на нее и тут же ощутил невольный трепет, мысленно представив себе, что может произойти, доведись встретиться с этим зверем один на один... Пощады не жди!

Желание иметь такого четвероногого друга вспыхнуло во мне с такой силой, что все сомнения исчезли разом. Я решил купить щенка. Когда хозяйка приблизилась ко мне, чтобы получить деньги, собака поднялась с места. Она была ростом с теленка и, если бы встала на задние лапы, то могла бы положить передние мне на плечи.

Вечером я приехал за щенком.

Он, как и подобает двухмесячному младенцу, крепко спал и, когда его вытащили за загривок из конуры, долго непонимающе хлопал вытаращенными глазами и зябко вздрагивал. Так, полусонный и вздрагивающий, не противясь, он перешел с рук хозяйки на мои руки. У трамвайной остановки пришлось долго ждать вагона, и я, присев на скамью, спрятал малыша под пальто. Немного испуганный темнотой, а, может быть, и вспомнив о матери, щенок робко заскулил, потом повозился, устраиваясь, как в гнезде, и, пригретый теплотой моего тела, уснул. Так спящего я и привез его домой.

Но когда я спустил его на пол, весь сон у него как рукой сняло, и малыш с хозяйственным видом (так, по крайней мере, мне казалось) принялся за осмотр своих новых владений. Он обнюхал все углы, все карнизы, засунул свой черный блестящий нос во все посудины, до каких только мог дотянуться, в заключение стащил из кухни упавшую со стола морковку и, спрятавшись в дальний угол комнаты, с громким аппетитным хрустом разгрыз ее и съел.

В общем он вел себя очень достойно, не визжал, не плакал, не царапал дверь, пытаясь убежать, — как будто понимал, что отныне ему предстоит всегда жить в этом доме. Только когда настала ночь, все легли спать и в квартире воцарилась тишина, маленькое сердце его не выдержало: сначала я услышал слабое попискивание, попискивание постепенно перешло в самый настоящий плач, — малыш вспомнил мать, искал ее близости и, не находя, скулил тоненько, жалобно... Однако стоило мне встать, приласкать его, и он затих, сжался в комочек и уснул.

С первых же дней щенок поразил меня своим обжорством. Маленький, худенький, он целыми днями шнырял по квартире в поисках оброненного кусочка хлеба. Свой рацион он глотал мгновенно и тотчас бежал на кухню в надежде поживиться там еще чем-нибудь.

В квартире в то время шел ремонт. Маляры красили окна, белили потолки и стены. Повсюду стояли ведерки с краской, водой, известью. И стоило лишь на минуту оставить щенка без надзора, как уже слышишь — из соседней комнаты несется громкое смачное шлепанье, будто полощут белье на реке. Бежишь на этот звук и видишь — мой питомец, вытянувшись на цыпочках, лакает краску из ведра.

Кричишь: «Нельзя!» — он повернет на окрик свою мордашку, измазанную синей или желтой краской, и недоуменно смотрит, как бы спрашивая: почему нельзя, когда так вкусно?

Но раз нельзя, значит нельзя, — он подчиняется необходимости. А через несколько минут вся история повторяется сначала. Щенок опять в соседней комнате и опять лакает, только на этот раз уже олифу или разведенную в воде известку...

Приходилось следить за каждым шагом малыша. Глупыш, за ним нужен глаз да глаз! Оставишь в комнате одного — обязательно напроказничает. Выпустишь во двор без присмотра — сейчас же раскопает что-нибудь на помойке. На помойку его тянуло, как магнитом. Возвращаясь домой, он обязательно оторвет в сенях капустный листик от кочанов, заготовленных на зиму, и утащит к себе.

А уж до чего же он был неуклюжий! Он с трудом таскал свое тщедушное тело с непомерно огромными конечностями, которые казались приделанными от другого тела, часто спотыкался, падал; бегал он почему-то боком, словно задние ноги опережали передние, а упав, долго дрыгал в воздухе лапами. Впрочем, это ни в какой мере не смущало его. Перекувыркнувшись, он поднимался и снова лез, стараясь добиться своего, проявляя при этом поразительную настойчивость, какой я никогда не наблюдал у дворняжек.

Мои знакомые, мало смыслившие в собаках, говорили мне, что мой питомец некрасив, что я напрасно взял его. Верно, он был неказист в ту пору. Но ведь именно из таких вот неуклюжих, головастых, смешных щенков и вырастают самые красивые и крупные собаки. Кости растут медленнее остальных тканей тела, и природа предусмотрительно дала моему щенку большую голову и длинные узловатые ноги. Пожалуй, самый хорошенький и пропорционально сложенный щенок у обыкновенной дворняжки: он такой «уютный», пушистый, как плюшевый мишка! — но во что он вырастает потом?

Конечно, нельзя возводить это правило в закон, найдется немало пород, щенки которых пропорциональны чуть ли не от дня рождения; и все же закономерность несомненна: чем крупнее животное, тем нескладнее и беспомощнее оно в первый период жизни. Пройдет время, и мой щенок превратится в великолепного породистого пса, все части тела гармонически сочетаются в одно прекрасное целое, голова поднимется на гордой мощной шее, сильными и упругими станут ноги, все тело нальется мускулами... — об этом я мечтал, таким представлял его в будущем.

Но пока... пока он ничем, абсолютно ничем! — ни поведением, ни видом, исключая лишь цвет шерсти, — не напоминал ту красивую собаку, его мать, которая так поразила меня.

Буквально в первые же часы, как щенок появился у нас, я отвел ему уголок в кухне у печки и подбросил туда временную подстилку — старый, рваный пиджак. Малыш быстро освоился с местом, привык к нему и спать всегда уходил туда, никогда не позволяя себе вольности вздремнуть где-нибудь на полу.

Часто приходится слышать от неопытных любителей, что щенок никак не хочет признавать свое место. Смущаться этим не следует. Нужно всякий раз, как ваш питомец задремлет, отнести его на подстилку, приговаривая: «Место, место...» И со временем малыш непременно привыкнет к нему.

Когда ремонт в квартире закончился, все вещи и мебель встали на свои места, моему догу был отведен постоянный уголок в моей комнате за кроватью. Туда положили специально сшитый матрасик, а старую подстилку выбросили в сени. Но тут малыш проявил неожиданное упрямство. Он никак не желал примириться с потерей своей дырявой постели и всякий раз, как попадал в сени, хватал пиджак в зубы и пытался водворить его на прежнее место. Пришлось старую подстилку убрать совсем, только тогда щенок привык к новой.

Скулить он больше не пробовал. Очень скоро мой дом он признал за свой дом и теперь тщательно оберегал его. При всяком подозрительном стуке или шуме ушки его, похожие на два полуопущенных лопушка, настороженно шевелились, а иногда он даже порывался неумело, по-щенячьи залаять.

МОИ ОТКРЫТИЯ.

При покупке щенка прежняя хозяйка его вручила мне необходимые документы на собаку. Вначале я совсем было забыл о них, но как-то раз, случайно наткнувшись в ящике стола на незнакомые бумаги, заинтересовался и рассмотрел их более внимательно.

Тут были: бланк заявления собаковода, вступающего в организацию Осоавиахима[2], охранное свидетельство, карточка на выдачу продуктов для питания собаки с табелем отметок по дрессировке на обороте, свидетельство заводчика и жестяная круглая бляшка с номером. Понятно для меня было только последнее — собачий номер. Все остальное — ново и неожиданно.

Из свидетельства заводчика я узнал, что моего дога зовут Дженералем, что он весьма «важен родом»: отец и мать — лучшие доги нашего города, деды — премированные победители многих выставок, а прадед носил звание чемпиона СССР. Узнал я также, что Дженераль, или, как я коротко стал звать щенка, Джери, родился 25-го июля 1933 года, и все его отцы и деды вписаны в родословную книгу, во второй том.

Из бланка заявления я понял, что всякий владелец служебной собаки обязан зарегистрировать своего четвероногого друга в клубе служебного собаководства, а сам — вступить в члены этого клуба. Почему моя собака называется служебной, я в то время еще не знал.

Все это выглядело чрезвычайно торжественно и явилось для меня полным откровением. Я почувствовал себя вдруг счастливчиком, которому привалила необыкновенная удача, а на своего лопоухого воспитанника стал поглядывать с таким уважением, словно это был уже не щенок, а существо, способное говорить и мыслить, обладающее такими же правами гражданства, как я сам.

Еще бы — рождение собаки регистрируется с точностью до одного дня: на нее ведутся специальные родословные записи, выдаются документы, из которых явствует, что она пользуется особым покровительством закона и всякое невызванное увечье или убийство ее карается со всею строгостью, а виновные в этом отвечают по суду... Есть от чего придти в изумление неосведомленному в этих делах человеку! (Позднее я узнал, что без этих документов ни одна собака не получит приза на выставке, как бы хороша она ни была, а в случае гибели животного все документы подлежат в обязательном порядке возврату в клуб).

Особенно заинтересовало меня то обстоятельство, что я должен стать членом клуба служебного собаководства — организации, о существовании которой еще совсем недавно я даже не подозревал. В бланке был указан и адрес: Дом Обороны.

В один из ближайших свободных дней я отправился на поиски клуба. Это не составило особого затруднения — он помещался на одной из центральных улиц города, — и скоро я стоял перед дверью, на которой висела табличка с надписью:

Начальник клуба служебного собаководства.

Меня встретил человек с военной выправкой, одетый в тот полувоенный костюм, какой носят люди, недавно отслужившие в армии, — худощавый и стройный, черноволосый, с живыми темными глазами, проницательно смотревшими на бронзовом от загара лице. Вся его наружность располагала к себе, а по манере разговаривать и держаться можно было безошибочно заключить, что это человек деловитый и привыкший общаться с людьми.

Пока он беседовал с другим посетителем, я успел осмотреться. Кабинет напоминал учебный класс. По стенам были развешаны фотографические снимки собак, учебные таблицы, цветные плакаты, на которых без конца и в самых разнообразных видах повторялся все тот же четвероногий друг человека — собака; в углу на тумбочке стоял скелет собаки; над ним, в раме, висел большой чертеж — продольный разрез тела овчарки — с блестящими кнопочками и электрической лампочкой, с помощью которых можно было очень удобно проверять свои знания, отыскивая ту или иную часть тела животного.

Освободившись, начальник пригласил меня к столу. Выслушав мои несколько путанные объяснения (толком-то я еще всего не понимал), он вежливо улыбнулся.

— Что ж, новый член клуба, значит? Очень хорошо. Только нужно будет ликвидировать свою неграмотность и начать работать с собачкой.

Я удивленно смотрел на него.

— Кинологическую неграмотность, — пояснил он, делая ударение на слове «кинологическую». — Собаководческую, стало быть. А то как же вы будете воспитывать собаку, дрессировать ее, если сами не знаете даже азов?

— Так и дрессировать самому?! — воскликнул я.

— Ну, конечно. Обязательно самому! В этом система нашей работы. Человек учится сам и учит свою собаку, тем самым оба работают на оборону страны. В ближайшее время мы организуем новую группу, семинар для любителей-собаководов. Два раза в неделю они будут собираться и изучать все, что касается служебного собаководства, в рамках необходимого, естественно. В эту группу я включу и вас.

Час от часу не легче! Я ужаснулся при мысли, что ради оловянных глаз моего питомца мне придется теперь терять два вечера в неделю. Оставалось утешать себя тем, что, может быть, хоть собаку выращу хорошую.

— Сколько времени вашему щенку? Три месяца? Нужно будет посмотреть на него.

Я пообещал назавтра придти с Джери.

— А уши купировали уже? — спросил начальник. — Нет?

По моему лицу он догадался, что я не понимаю вопроса.

— Разве вы не знаете? Догу нужно уши подрезать, чтобы придать им остроконечную форму и стоячее положение. Видали, какие уши у взрослых догов? И чем раньше вы это сделаете, тем лучше. А то с возрастом хрящи затвердевают, и операция будет мучительной.

Это было уже слишком. Семинар, дрессировка, уши резать... Нехватало еще, чтобы предложили щенка в люльке качать!

Я не выдержал и сказал об этом начальнику. Он рассмеялся.

— Ну, в люльке вам его качать не придется, даже, наоборот, мы против изнеженных собак. Изнежить собаку очень легко, потом сам не рад будешь. Я знавал одного любителя, который, ложась спать, закрывал своего пойнтера одеялом. Когда среди ночи одеяло сползало, собака принималась визжать, и хозяину приходилось вставать и снова укрывать ее... Хорошего мало! Собака должна быть крепкой, выносливой, мужественной, надежной в любых условиях. Она должна оберегать сон своего хозяина, а не наоборот. Неженки нам не нужны. Вот приведите завтра своего питомца, посмотрим, что потребуется для его воспитания. А на семинар вам просто необходимо записаться. Не пожалеете!

Сколько раз я потом вспоминал этот разговор с начальником и настойчивость, с какой он предлагал мне заниматься в семинаре. Как еще часто неопытные любители, взяв щенка, под всяческими предлогами уклоняются от регулярных занятий в клубе, не ходят на дрессировочную площадку, и как часто сами же бывают наказаны за это! Из-за лености хозяев вырастает плохая собака, непослушная, невоспитанная, не умеющая ни сесть по команде, ни лечь, не признающая над собой ничьей власти, или, наоборот, забитая, потерявшая всю живость и резвость, которые так радуют в здоровом животном. Собаке требуется воспитание, нужно уделить время для занятий с нею, необходимо пойти на эту жертву, — потом это окупится сторицей. Эту истину начальник сумел внушить мне при первой же встрече.

— Кстати, — сказал он, когда я уже собрался уходить, — хотите, я познакомлю вас с вашими будущими товарищами?

Он повел меня в соседнюю комнату. Это была большая светлая комната, где происходили собрания членов клуба, и тут находилось около десятка людей, беседовавших с инструктором, и не менее полудюжины собак, чинно сидевших или лежавших около своих хозяев. Мне показалось удивительным присутствие такого количества собак в общественном месте, хотя, как я понял потом, здесь это было так естественно! Против ожидания, они совершенно не грызлись между собой, хотя вид у некоторых был самый устрашающий, и вообще держались так, как будто понимали, что находятся в культурном обществе. Лишь спустя известное время я понял, что это было исключительно вопросом выучки.

Удивление мое продолжало возрастать. Почему-то, когда начальник втолковывал мне необходимость учебы с собакой, у меня мелькнула мысль, что заниматься всем этим могут только люди, располагающие неограниченным запасом свободного времени, короче говоря, бездельники. Однако мои новые знакомые, которым представил меня начальник, отнюдь не подходили под такое определение. В большинстве это были люди пожилые, солидные, с сединой в волосах. Особенно приятное впечатление произвел на меня один, уже в больших годах, но юношески-живой, общительный, у ног которого лежал красивый черный доберман. Он так интересно говорил о собаках! Позднее я узнал, что это был лучший доберманист города, всю жизнь возившийся с собаками. Кроме мужчин, были две женщины и девочка-пионерка, а также два паренька комсомольского возраста. Все они, повидимому, были своими людьми в клубе и чувствовали себя здесь, как дома.

Со временем я убедился, что обычными посетителями клуба были представители различных ведомств, заводов, фабрик, торгующих организаций, ответственные работники милиции и уголовного розыска, военные, не говоря о многочисленных любителях, которые составляли основной коллектив клуба. Только из знакомства с ними я начал понимать, какую большую службу несет собака, насколько она полезна и нужна, как велик спрос на нее.

Меня поразило, что рядом с собаками совершенно спокойно разгуливала кошка. Она жила в клубе и настолько привыкла к их близости, что почти не реагировала на их присутствие. Они тоже не трогали ее и, казалось, даже не замечали.

На другой день я привел Джери в клуб.

Сергей Александрович — так звали начальника — долго обхаживал его со всех сторон, осторожно щупал, заглянул в пасть, посмотрел зубы и, наконец, только после этого поздравил меня с удачным щенком.

— Хотя приобретение ваше случайное, — сказал он, — но вполне удачное. Сильва — хорошая производительница, мы ее знаем. Обычно для покупки породистого щенка служебной породы сначала обращаются к нам, а мы уже даем рекомендацию, кого и где купить.

От его слов с моей души словно камень свалился. Я все боялся: а вдруг он скажет, что щенок плох. Опасения оказались напрасными, и теперь можно было смело приступать к воспитанию щенка.

Домой я возвратился радостно-возбужденный, гордый от сознания, что у меня такой хороший пес. Но через несколько дней приуныл. Щенок меня не слушался.

Прежде всего, он оказался неспособным понять требование чистоты, и свои естественные надобности без стеснения удовлетворял где придется. Я пробовал кричать на него. Щенок пугался, припадал к полу, виляя хвостиком, и, вытаращив глазенки, смотрел невинно и преданно, а через несколько минут повторял свой проступок. Ясно было, что он не понимал, за что его ругают.

В конце концов, вспомнив совет Сергея Александровича внимательно присматриваться к поведению щенка, я стал делать так: заметив, что мой пес начинает кружиться на месте, вынюхивать пол (обычно это наблюдалось сразу же после принятия пищи), я тотчас подхватывал его под брюшко и тащил во двор. Как я убедился впоследствии, это был единственно правильный способ научить его не пачкать дома. Я умышленно останавливаюсь на этом, поскольку первое, с чем сталкивается любитель при комнатном содержании животного, это приучение щенка к чистоплотности.

Через несколько дней малыш стал сам бегать к двери, однако, поняв половину дела, долго не мог осилить всю премудрость, и обычно, добежав до порога, не ждал больше ни секунды.

Всердцах я несколько раз его больно прибил, о чем впоследствии не раз жалел. Ничего не помогало. Щенок проявлял совершенно непонятное для меня упрямство и неспособность держать себя «прилично», как подобает благовоспитанной комнатной собаке. Редкий раз мне удавалось успеть выпустить его во двор. Лужи на полу почти не просыхали, и сколько ни старался я втолковать ему, что нужно «проситься», он, казалось, не желал считаться с этим.

Я уже с тревогой начинал спрашивать себя, что же будет дальше, если он не может воспринять таких простейших требований? Неужели щенок так беспросветно глуп? Месячный котенок, едва отнятый от матери, почти с первого раза усваивает, чего от него хотят, и приучается ходить на ящичек с песком, а мой Джери...

Мои родные неодобрительно качали головами. Что делать? Я снова пошел в клуб, захватив с собой Джери.

Сергей Александрович улыбнулся, услышав мои сомнения.

— Ну, вот уж это-то совсем пустяки! И беспокойство ваше напрасно. Бить щенка ни в коем случае не следует. Пройдет месяц-два, и он сам отучится от своего неряшества, поверьте слову. Просто он еще слишком мал, чтобы выполнить ваше требование. Желудок мал объемом, поел щенок — сейчас же нужно выпустить его во двор. И вообще выпускать почаще. Подрастет ваш питомец, окрепнет, и все наладится. Все будет хорошо. Вот только...

Лицо начальника сделалось серьезным. Он еще раз осмотрел Джери и внушительно добавил:

— Рахит. Видите? — показал он на передние лапы щенка, заметно утолщенные в суставах. — Да вы не пугайтесь, — поспешил он успокоить меня. — К сожалению, это дело весьма обычное в городских условиях, тем более для щенка-дога, но, к счастью, вполне исправимое, если во-время обратить на это внимание. Собака крупная, костяк массивный, для правильного формирования организма необходимы обильная мясокостная пища и побольше движения. А наши собаки, в условиях большого города, зачастую лишены нормальной свободы движений. Давайте щенку костей и гуляйте как можно больше. Кроме того, — рыбий жир. Не забывайте про рыбий жир. Летом, под влиянием солнечных лучей, организм сам вырабатывает витамин Д — роста; и тогда рыбий жир не обязателен. Осенью же, зимой его надо давать непременно. Ничего, ничего! — утешал он меня, видя мое озабоченное лицо. — Вырастет хороший пес и преданный друг. Не пожалеете, что потрудились над ним. Собака возвратит вам все с процентами. В огонь за вами пойдет, а уж в воду так и не удержите! Сама побежит да еще и вас за собой утянет! — пошутил он.

СЕМИНАР.

— Каждое дело, каждый труд в нашей стране почетны, если они направлены на благо народа. Именно так рассматриваем мы, советские собаководы, и дело служебного собаководства...

Такими словами начал Сергеи Александрович свою первую лекцию на семинаре. Человек сорок — молодых, старых, юношей и девушек — слушали его. Мы сидели в большой комнате клуба у длинного стола; в одном конце этого стола находился наш преподаватель, а около него стояла обыкновенная ученическая доска, на которой висела карта Советского Союза.

— Собаководство — это часть общего животноводства. Может быть, это незаметный участок, и однако он нужен так же, как другие. Я приведу один пример. Вот построили завод, большое социалистическое предприятие, в которое вложили народные деньги. Его нужно охранять. Мы живем в капиталистическом окружении, у нас еще много врагов, они тянутся к нашим богатствам, пытаются вредить нам. И вот здесь нам может оказаться полезной служебная собака. Хорошо отработанная по караульной службе собака — это такой сторож, который никогда не уснет. Содержание ее стоит не дорого, а польза большая. Это только один пример, а таких примеров можно привести много. И я прошу товарищей сразу же отрешиться от взгляда, — у кого такой взгляд есть, — что собаководство это занятие от скуки ради, развлечение или еще что-нибудь вроде этого. Собаководство — серьезное общественно-полезное дело, оно входит в систему государственного планирования, и только так мы должны относиться к нему.

Сергей Александрович встал и подошел к карте. Мы внимательно следили за ним.

— Советский Союз, — продолжал Сергей Александрович, — располагает лучшим в мире поголовьем собак. Посмотрите, вот здесь, — повел он рукой от Карелии до Камчатки, — на обширных пространствах нашего Севера живет северная остроухая собака-лайка, и умница и работница, которой может законно гордиться наше отечественное собаководство. Не случайно англичане в годы интервенции целыми партиями вывозили наших лаек к себе на острова, расхищая, таким образом, не принадлежащее им богатство. Они стремились вывезти лучших производителей, однако им не удалось погубить эту ценную породу. Лайка ходит на медведя, она служит оленегонной пастушьей собакой, совершенно незаменима в условиях Крайнего Севера как средство транспорта.

Обратимся к югу. Там — кавказская овчарка, великолепное грозное животное, имеющее за собой тысячелетнюю историю; южнорусская или украинская овчарка — сторож мериносовых стад... В Азии — туркменская или среднеазиатская овчарка, мало чем уступающая кавказской, ею не нахвалятся наши пограничники. В городах мы имеем многочисленное поголовье сильно окультуренных собак — восточноевропейских овчарок, доберман-пинчеров, эрдель-терьеров, догов... Это наше богатство, составляющее часть национального богатства советского народа, объект приложения нашей с вами энергии и полезного хозяйственного использования.

Народы, населяющие нашу Родину, издавна используют полезные хозяйственные качества собаки и ценят ее. Достаточно указать хотя бы на широкое применение этого животного в пушном и вообще охотничьем промысле. Охотник-промысловик шагу не ступит в тайге без лайки. Собаки Армении и Грузии много веков назад участвовали в войнах, которые вели народы Кавказа за свою независимость. Кавказские овчарки охраняли укрепленные селения и замки, которым грозила опасность вражеского нападения, заблаговременно подавая лаем сигнал тревоги, а нередко вступая и в непосредственную борьбу с врагом; они помогали чабанам пасти отары овец, гурты коз и других хозяйственных животных. Издревле использовали собак наши предки — славяне.

Известно, что хорошую собаку имел Петр Первый. Она приносила ему письма и разносила его почту. Собаки были спутниками замечательного русского путешественника Георгия Седова, стремившегося покорить Северный полюс.

Что привлекает человека в собаке?

Прежде всего, конечно, ее преданность.

Вспомните, есть ли другое существо из мира животных, которое также радовалось бы приходу своего друга — человека, так же старалось бы выразить ему свою любовь и преданность, как это делает собака? Пожалуй, нет...

— Джерри, ко мне! — неожиданно громко, зычным голосом скомандовал Сергей Александрович, заставив меня вздрогнуть, так как мне показалось, что он зовет моего Джери.

На оклик Сергея Александровича из-под стола вылезла большая черная овчарка, блестящая, как уголь; она, оказывается, с самого начала лежала за его стулом. Это была одна из лучших овчарок клуба — Джерри-черная, за которой начальник сам ездил в Москву.

— Посмотрите на нее, — говорил наш лектор, поглаживая собаку, которая ласкалась к нему, размахивая своим пушистым саблевидным хвостом с такой силой, что ближние из сидящих почувствовали ветер на лицах. — Посмотрите, она вся дрожит от радостного возбуждения, ее глаза сверкают, хвост, точно заводной, безостановочно ходит туда-сюда. Эта радость так искрення, так подкупающа, что рука сама тянется, чтобы погладить верное животное. Посмотрите, как она довольна, когда вы начинаете заниматься с нею... Джерринька, что мы покажем с тобой товарищам?

— Сидеть! — внезапно меняя интонацию голоса, приказал начальник, и собака послушно села, перестала вилять хвостом и вся обратилась во внимание и слух. Мы для нее точно не существовали.

— Лежать!

Собака легла, готовая, однако, каждую секунду вскочить.

— Голос! — Джерри залаяла.

— Хорошо, хорошо! — подбодрил ее Сергей Александрович.

Таким образом он показал нам еще ряд приемов. Это были простейшие приемы дрессировки, но так как тут присутствовали начинающие любители, то это произвело на всех сильное впечатление. Впрочем, нельзя было не любоваться четкостью, с какой собака исполняла все приказания, и тому контакту, который проявился при этом между человеком и животным.

Тем же путем Сергей Александрович отослал овчарку на место, и она снова спряталась за его стулом.

— Можно считать неоспоримой истиной, — продолжал он, — что из всех домашних животных собака наиболее других способна усвоить желания, привычки и даже запросы своего хозяина, нередко поражая нас своей понятливостью. Объяснение этому мы должны искать в том научно доказанном факте, что она первая из диких зверей пришла к нам из первобытной чащи.

Одомашнение собаки произошло много тысячелетий назад, в эпоху, которую ученые называют ранним неолитом. Это было первое домашнее животное. Неолитическая собака по виду напоминала современную лайку.

Позднее история собаки непрерывно слита с историей человека. Она ходит с ним на охоту, охраняет его стада, его жилище, лаем дает ему знать о приближении врагов. Издавна применяется собака и в военных целях.

Полчища собак следовали за войсками великого завоевателя древности Александра Македонского. Огромные боевые псы защищали колесницы древних полководцев, оберегали их покой во время сна. В Римской империи четвероногие стражи караулили рабов и военнопленных. Собаки участвовали в сражениях. Перед атакой злые голодные псы (их специально морили для этого голодом) выпускались на противника. После битвы они преследовали разбитого врага, добивали раненых.

В честь собак, — продолжал Сергей Александрович, — ставились памятники, воздвигались храмы, устраивались празднества. Особо отличившихся собак воспевали в песнях, увековечивали в произведениях архитектуры и искусства. Изображения собак, похожих на современных борзых, найдены на древнейших египетских памятниках. Ученые определили, что эти изображения насчитывают не менее четырех тысяч лет до нашей эры, а всего, следовательно, около шести тысяч лет.

С развитием военной техники, особенно после того, как было изобретено огнестрельное оружие, роль собаки-бойца на поле брани стала резко уменьшаться и даже одно время совсем было сошла на-нет. Однако к концу XIX века собаки вновь появляются в армиях различных государств, но теперь их назначение уже иное, более сложной стала дрессировка. Появились собаки-санитары для розыска раненых после боя, собаки-разведчики, собаки, охраняющие прифронтовую полосу, и т. д.

В войнах на Балканах русские войска первые успешно применили пастушьих собак для караульной службы на аванпостах. Зачуяв турок, овчарки принимались брехать и поднимали тревогу. Позднее этот опыт переняли японцы. При осаде Порт-Артура они держали на передовых позициях маленьких собачек, которые страховали их на случай внезапного нападения русских пластунов.

В первую мировую войну почти все воюющие державы поставили на фронт крупные контингенты выученных собак. Одна Франция, например, выставила около сорока тысяч собак. Огромные сенбернары и доги, запряженные в небольшие повозки, успешно заменили в городах на мелких перевозках лошадей, мобилизованных для армии.

Война 1914—1918 годов дала официальное признание служебной собаки. Определились специальности: служба связи, санитарная, ездовая, розыскная, караульная, сторожевая. В последующие годы широкое применение нашла служебная собака и в мирном быту. Особенного развития это достигло у нас, в СССР.

Большие потери причинили нашему собаководству гражданская война и интервенция. Немцы, при отступлении с Украины в 1918 году, вывезли сотни южнорусских овчарок. Англичане, как я уже говорил, увезли из Архангельска лучших лаек. Приложили руку к этому разбойничьему делу и американцы. На Кавказе серьезный ущерб был нанесен кавказской овчарке[3]. В Западной Европе после этого появилась «новая» порода — командоры, которая в действительности является не чем иным, как нашей южнорусской овчаркой, уже много веков существующей на территории наших южных степей в чистом виде.

После периода разрухи вместе с восстановлением всего народного хозяйства молодой советской страны началось и восстановление собаководства. Все разведение было поставлено на научную основу.

Ныне наше собаководство — самое массовое в мире. Советские собаководы-любители, объединяемые клубами служебного собаководства, специальные школы-питомники, принадлежащие государству, готовят своих питомцев и к мирной работе и на случай военной опасности. Много труда и энтузиазма вкладывают в это дело юные собаководы — наши пионеры и школьники.

Служебная собака — незаменимый пастух колхозного и совхозного стада, сторож, охраняющий колхозный амбар с хлебом, сельский почтальон, надежный дежурный на водной станции, мгновенно бросающийся на спасение утопающего, поводырь слепого.

Вспомните северные окраины нашей необъятной Родины. Есть районы, где собачья упряжка по сути является единственным видом наземного транспорта. А пограничные собаки, несущие вместе с доблестными пограничниками охрану рубежей социалистического отечества? Среди них немало таких, которые со своими вожатыми задержали по нескольку десятков нарушителей границы — диверсантов, разведчиков — заклятых врагов нашего государства.

Наша задача — развивать это дело и дальше. Применение служебных собак высвобождает рабочие руки, которые нужны на новостройках и предприятиях, в сельском хозяйстве. Мы обязаны помнить и о том, что, в случае возникновения военной угрозы, использование собак в боевых условиях поможет нам сохранить тысячи человеческих жизней. Это благородная цель, и ради нее одной служебное собаководство заслуживает того, чтобы ему отдавать свои силы...

Сергей Александрович сделал паузу и внимательно оглядел слушателей.

— Выше я говорил о государственном значении собаководства, о том, что собаку необходимо учить. Не подумайте, что это будет для вас тяжелым бременем, и ваша собака превратится для вас в обузу. Да никоим образом! Прежде всего она будет служить непосредственно вам, а уча ее, вы лишь делаете ее более ценной, более полезной, и опять-таки полезной в первую очередь для ее хозяина. Занимаясь с собакой, вы испытаете много приятных минут. Эти занятия обогатят вас новыми знаниями, расширят ваш кругозор, а понятливость собаки, ее преданность и готовность служить вам не раз послужит для каждого из вас источником истинного наслаждения. Да вы в этом скоро убедитесь сами!..

ДЖЕРИ ПОДРАСТАЕТ.

Так началось мое приобщение к собаководческой культуре. Вечерами я ходил на семинар в клуб, а дома, в свободные минуты, пытался применять приобретенные знания к своему юному четвероногому товарищу — Джери. Регулярно дрессировать щенка еще было рано, но кой-чему учить — уже можно.

Щенок освоился со своей кличкой, привык к ошейнику и уже не рвался, как бешеный, когда я брал его на поводок.

Пришлось претерпеть и купирование ушей. Операцию производил знакомый хирург. Тщательно вымеряв уши щенка, он захватил их специальными зажимами и отрезал треугольные, так умилявшие меня, лопушки. Щенок выл и стонал и так рвался из державших его рук, что мы втроем едва удерживали его на столе. Операция длилась около получаса. Уши заштопали шелковой ниткой, прижгли иодом и тогда изувеченного малыша отпустили.

Операция произвела на меня и всех домашних гнетущее впечатление, и я тогда дал себе обещание больше никогда не повторять ее, обещание, которое, вероятно, теперь не сдержал бы, ибо форма требует своего. А остроконечные стоячие уши для дога — это форма.

Измученный малыш, измазанный иодом и собственной кровью, поскулил немного, а потом полез ко мне на колени, ища там забвения от перенесенной боли и испуга.

Чем старше становился Джери, тем больше сообразительности он проявлял. Регулярная дрессировка еще не началась, но несколько приемов щенок выучил, играя.

Как-то раз на прогулке, когда он весело скакал и резвился около меня, я швырнул в сторону палку. Малыш тотчас стремглав помчался за ней вдогонку, схватил в пасть и принялся бегать с нею. Я позвал его, усадил подле себя и, приказывая: «Дай!», осторожно высвободил палку из зубов. Приговаривая: «Хорошо, Джери, хорошо!», угостил его кусочком сахара (лакомство всегда лежало у меня в кармане). Затем с командой: «Аппорт!» я швырнул палку еще раз, — щенок вновь ринулся за ней.

Так я проделал пять раз. На шестой щенок бежать отказался — надоело.

Я не настаивал, но на следующий день повторил все сначала.. Все мои приказания щенок выполнил хорошо. По команде «аппорт!», что означало «держи, подай», он пулей мчался к тому месту, где упала палка, разыскивал ее и так же стремительно бежал назад, держа ее в зубах.

Раз, когда Джери был особенно послушен и исполнителен, я попытался обучить его приему «сидеть».

Настойчиво повторяя: «Сидеть, Джери, сидеть!», я, как показывал нам Сергей Александрович, нажимал левой рукой на круп щенка. Джери попытался высвободиться, но правой рукой я крепко держал его за ошейник. Испуганно сжавшись, щенок сел. Я сейчас же подбодрил его: «Хорошо, хорошо, Джери!» и дал кусочек лакомства.

Однако, едва я отнял руку от спины Джери, он поспешно вскочил. Я посадил его силой вновь. Опять дал лакомства, приговаривая: «Хорошо, Джери, хорошо сидеть!». И так несколько раз, неторопливо, но настойчиво и спокойно, отнюдь не застращивая щенка.

Назавтра я повторил упражнение. Щенок принял это спокойнее, чем накануне. Он не вырывался и как будто старался понять, в чем тут дело? Чего хочет от него хозяин? Смотрел мне в глаза и внимательно вслушивался в слово «сидеть». А еще через день не потребовалось прибегать и к помощи рук. Джери стал садиться по одной команде.

Научить его «лежать» оказалось уже значительно легче. Посадив щенка, я захватываю пальцами правой руки концы передних лап и стараюсь оттянуть их вперед. Тело щенка принимает лежачее положение. Чтобы Джери не вырвался, я слегка придерживаю его левой рукой за спину и настойчиво говорю: «Лежать, хорошо лежать!». После пяти-шести повторений в течение трех-четырех дней Джери знал и этот прием.

В общем, команды «сидеть» и «лежать», которые еще так недавно приводили меня в восхищение и вызывали тайную зависть, когда я видел, как их выполняют другие собаки, мой Джери усвоил без особых усилий, легко и быстро. За каждое послушное исполнение приказа он получал вознаграждение — лакомство, которое он глотал с поразительной жадностью, точно был неимоверно голоден. Позднее я убедился, что «заработанные» таким образом куски собака всегда глотает с большей жадностью, нежели полученные «просто так».

Джери прекрасно дрессировался даже на простой черный хлеб. И в дальнейшем вся дрессировка была пройдена с ним на хлеб, а нередко и на пригоревшую черствую корку. Повышенный пищевой инстинкт Джери сослужил мне в этом случае хорошую службу.

Впрочем, не следует думать, что если собака не жадна, то она будет плохо дрессироваться. Можно отлично выучить любую собаку. Нужны лишь терпение, настойчивость. Ни в коем случае нельзя бить во время дрессировки. Щенок полюбит занятия, будет ждать этого часа, и раз от разу станет все послушнее, все восприимчивее.

Иногда мне случалось наблюдать такое явление: занимаешься с щенком, мучаешься, истощаешь свое терпение — ни в какую! Пес вас не понимает. Бросаете занятие. На следующий день пробуете вновь, с тревогой спрашивая себя: неужели повторится вчерашнее, и... о, удивление! — ваш Джери выполняет все с первого слова или жеста, садится, ложится, дает голос, приносит аппорт. За ночь в его мозгу произошел какой-то переворот, и то, что еще вчера, казалось, было недоступно его пониманию, сегодня уже усвоено.

Вообще же, если занятия почему-либо проходят плохо, не надо чрезмерно настаивать, — лучше на пять-шесть дней оставить собаку в покое. Вы убедитесь, что после этого она будет заниматься куда успешнее. Это так называемое явление перелома; оно обычно и носит временный характер.

С некоторых пор я стал замечать, что мой Джери тотчас после обеда уходит во двор и возвращается оттуда в странном виде: к шерсти на морде пристали комочки земли, нос густо вымазан в глине, а сквозь нее проступают капельки крови. Что за штука? Заинтересованный этим явлением, я решил выследить щенка.

Выпустив его однажды, как обычно, во двор, я заметил, что он сразу же направился в дальний угол. Там мой Джери быстро вырыл лапой небольшую ямку, а затем принялся усердно забрасывать ее землей, действуя носом, как лопатой. Когда я подошел к нему, щенок с виноватым видом стад ласкаться ко мне. Расковыряв щепкой разрыхленную землю, я обнаружил в ямке... ломоть черного хлеба. Поковыряв рядом, удалось обнаружить еще несколько уже полусгнивших кусков, — так давно они, видимо, были зарыты. Была тут и полуобглоданная кость, и целый рыбий хвост, и голова селедки, и еще что-то, чего я уже не мог разобрать. Это было какое-то кладбище обеденных остатков.

Очевидно, мой запасливый пес остатки пищи забирал в пасть и относил в свой тайник. А так как в его пасти мог свободно поместиться кус величиной с ладонь, то долгое время эти проделки оставались незамеченными, и Джери успел скопить в своей кладовой кое-что «на черный день».

Этим дело не закончилось. Через несколько дней я заметил, что куски, валявшиеся у разоренного тайника, исчезли. Пес успел подыскать новое укромное местечко и перенес их туда.

Кроме основного пищевого рациона, щенок получал много костей. Иногда он не справлялся с ними, и тогда, устав от многочасовой грызни коровьих мослов, загребал остатки под подстилку, а сверху ложился сам. Таким образом он также скопил порядочный запасец, и, когда я однажды эти кости у него «изъял», он долго выпрашивал их у меня обратно, повсюду следуя за мной по пятам и просительно заглядывая в глаза.

Ел Джери обычно в прихожей. Здесь стояла круглая алюминиевая чашка с водой, которую меняли каждый день, чтобы она не застаивалась, и сюда же ставили чашку с кормом. Как-то раз ему дали много густой, перемешанной с кусками хлеба, каши и «наверхосытку» — костей. Кашу Джери не доел и принялся за кости. Минут двадцать слышалось ожесточенное щелканье челюстей и треск ломающихся костей. Потом внезапно раздалось громкое сопение и стук чашки о пол. Я выглянул узнать, в чем дело.

Чашка стояла у порога, а Джери, подковыривая с краев хлеб и кашу, тщательно трамбовал носом середину чашки, громко сопя и чихая от набившихся в ноздри крошек. Под кашей покоилась недоглоданная кость: пес зарывал ее в кашу.

Убедившись, что все попытки припрятать кусочек на черный день не достигают цели, хозяин все находит, Джери отказался от этой затеи и перешел к другой тактике. Он стал уничтожать все, что бы и сколько бы ему ни дали. Хлеб, каша, похлебка, мясо, кости — все исчезало в его желудке с непостижимой быстротой. Первые месяцы я кормил его шесть раз в сутки, потом — пять, потом — четыре. К полугоду он стал есть три раза в сутки, а после полугода я перевел его на режим взрослой собаки — два раза в сутки: в девять часов утра и в пять часов вечера.

Пищу своему воспитаннику я всегда старался давать самую разнообразную, начиная с хлеба, каши и кончая мясным варевом, и обязательно свежую.

От многих знакомых владельцев собак мне часто приходилось слышать, что они избегают давать своим питомцам рыбу из опасения, как бы собака не подавилась острыми рыбьими костями. Вначале поступал так и я. Но потом один старый собаковод — тот самый почтенный доберманист, с которым я познакомился во время своего первого посещения клуба и который вскоре сделался моим хорошим знакомым, — посоветовал мне:

— Рыба — прекрасная пища! И не бойтесь давать ее своему дружку. Не беспокойтесь, не подавится. На далеком севере лайкам дают исключительно одну рыбу, а ведь живут и не помирают! Я послушался его и никогда не раскаивался. Джери поедал рыбу очень охотно. Я ему стал отдавать даже рыбьи кости, остававшиеся от стола (в них содержится много фосфора, который необходим организму собаки). Один раз, правда, он сильно укололся, но зато после этого научился осторожности и умело уничтожал их все, даже самые твердые и колючие, как иглы.

Как средство против рахита, я подбавлял в корм рыбий жир, по одной столовой ложке ежедневно.

К полугоду Джери превратился в довольно крупную собаку, его стали бояться, и мать повесила на воротах табличку: «Осторожно, есть большая собака». Какие-то остряки-соседи переправили эту надпись на другую: «Осторожно, много ест большая собака».

Действительно, ел Джери очень много и, несмотря на обильный и питательный рацион, вечно чувствовал себя голодным, вечно шнырял в поисках лишнего кусочка. Невозможно было гулять с ним по городу без того, чтобы какая-нибудь сердобольная старушка укоризненно не проворчала в мою сторону: «Вишь, собаку завел, а кормить скупится. Бедная еле ноги таскает с голодухи».

Щенок, в самом деле, еле таскал ноги. Известно, что в первой стадии роста животное развивается прежде всего в высоту, именно «в рост», а уже потом оно раздается в ширину, нарастают и укрепляются мускулы, вообще происходит окончательное формирование организма. Потому мой Джери все тянулся и тянулся кверху, а силёнки все еще было немного...

Помню, мы возвращались с прогулки, когда щенок решил показать свою прыть. С бодрым видом он потрусил к дверям квартиры, резво прыгнул на рундучок крыльца и, не преодолев этой высоты, споткнулся, ударился челюстью о рундучок, так что лязгнули зубы, и свалился наземь. Плохо еще носили его ноги в то время!

Гулял Джери очень много. Памятуя наказ Сергея Александровича, я не жалел времени на прогулки. Да они и были интересны, эти прогулки!

Почти ежедневно я замечал что-нибудь новое в поведении своего питомца. Сегодня щенок посторонился прохожего и даже облаял его, когда тот попытался поманить к себе. Назавтра, получив внушение, не побежал вдогонку за курами, хотя соблазн был весьма велик. Еще на следующий день прошел целый квартал у левой ноги хозяина по команде «рядом» без окрика и принуждения поводком.

Хождение рядом я повторял почти ежедневно. «Рядом» — трудный прием. Он требует от животного большой дисциплины, послушания, а от дрессировщика — выдержки и настойчивости.

Как происходит приучение к приему «рядом»?

Прицепив Джери на поводок и держа конец поводка в левой руке, я медленно иду, придерживая собаку у левой ноги. Через некоторое время поводок незаметно ослаблен. Джери сейчас же забылся — игривой молодой собаке трудно сдержать себя — и потянул вперед. Я сразу же замедляю шаг, чтобы расстояние между нами сразу увеличилось (это заставит собаку сильнее почувствовать свою ошибку), и, командуя «рядом!», резко дергаю поводок к себе. Джери сразу останавливается, виновато оглядывается на меня. Заняв прежнее положение слева от хозяина, он некоторое время старательно бежит рядом. Заглядывает, как будто что-то спрашивая, в лицо. И в виде поощрения за свое послушание получает кусочек лакомства.

Но вот на дороге попалось что-то интересное. Пес задержался, отстал и внимательно обнюхивает какой-то кустик. Я тотчас ускоряю шаг (чтобы опять дать собаке сильнее почувствовать свою ошибку) и снова с окриком «рядом!» делаю резкий рывок поводком. Джери с виноватым видом занимает полагающееся место.

Так он постепенно привык к команде «рядом». Вскоре я мог на прогулке отцепить поводок совсем, и достаточно было одного приказания, чтобы собака послушно бежала у моей ноги.

Я радовался, замечая все это, видя, как на моих глазах из маленького неуклюжего существа формируется мой четвероногий друг, способный уже что-то выполнять по моему приказанию, что-то запоминать, казалось, даже что-то мыслить.

Давно минуло то время, когда я тщетно старался приучить его к чистоплотности. К полугоду он стал безупречен. Сергей Александрович оказался прав: щенок, действительно, не мог, пока не развился и не окреп физически, выполнить то, что я требовал от него. А я-то уж готов был обвинить его в «тупости»!

Сергей Александрович оказался прав и во многом другом, — я вскоре убедился в этом, — и прежде всего прав в том, что служебное собаководство — интересное занятие, интересное и полезное, особенно для молодежи. Это занятие приучает к самостоятельности действий, организует ум и волю, развивает мужество и сметливость, заставляет еще больше любить родную природу, не говоря о том, что вы получаете массу полезных знаний.

Тренируя собаку длительными прогулками за город, пешком или на лыжах, заставляя ее преодолевать водные пространства и другие препятствия, вы, подчас сами не замечая того, закаляете и свой организм. Прав был наш наставник, когда говорил, что первое увлечение зачастую переходит в длительную устойчивую страсть, нередко — на всю жизнь. Я это испытал на собственном опыте.

Увлечение собаководством дало мне многое. Оно обогатило мои познания по биологии, заставило совершенно другими глазами взглянуть на мир четвероногих существ, окружающих нас, а самое главное, — оно дало мне Джери, моего верного дружка, грозные челюсти которого не раз впоследствии сослужили мне хорошую службу. Джери по праву стал любимцем в нашей семье. Однако же — вот хитрец! — кормила его мать, предан он был каждому члену нашего дома, но повиновался только мне. И в этом я видел еще одно проявление ума собаки.

Бывало, мать выпустит его во двор и потом не может докричаться: зовет-зовет — хоть бы что! Джери бродит по двору, обнюхивает все углы, косит на нее глазом, а сам и ухом не ведет, будто все ее вопли не имели к нему никакого отношения. Потеряв терпение, раздосадованная вконец, мать прибегает ко мне: «Зови Джерку! Все горло сорвала, не слушается!» — Я выхожу на крыльцо, говорю спокойным голосом: «Джери, домой!» — и Джери, как будто того и ждал, с самым невинным видом и с полной готовностью трусит к дверям.

Мать называла это «издевательством» и негодовала страшно! Я же был счастлив.

Если Джери считал, что ему не обязательно сейчас повиноваться, то уж никакая сила не могла сдвинуть его с места, и в этом сказывалась одна из черт его породы.

Дворняжка покорна всегда; всю свою жизнь она вынуждена вести отчаянную борьбу за существование, голодать, скитаться по помойкам, и это отложило отпечаток на ее характере: только не обижайте ее, и она счастлива. Дворняжка не выносит человеческого взгляда; поймав его на себе, она вся сжимается, юлит и делается пришибленной, точно в чем-то провинилась. Джери мог встретить ваш взгляд в упор, не мигая. Бездомная дворняжка, если смотреть ей в глаза, не бросится никогда; породистая злобная собака именно в этом случае может скорее наброситься на вас.

Но нужно уметь различать и настроение собаки. Для всех посторонних в глазах Джери было только одно выражение — злобности, угрозы. Я же читал в них и другие чувства: любовь, преданность, безграничное обожание. Они были очень выразительны, эти голубовато-блеклые светлые глаза с глубокими черными точками зрачков. По выражению глаз я мог безошибочно определить, какие чувства владеют сейчас Джери, я знал — весел он или печален, настроен игриво или готов с грозным рыком ринуться на кого-либо, и в зависимости от этого мог во-время остановить его, направить все его действия в желаемом направлении.

Для неискушенного человека все собаки одинаковы, все «на одно лицо». Он различает их только по росту и цвету. В действительности у животных есть свой характер, свой норов. Последнее обычно бывает как следствие неправильного воспитания.

Академик Павлов подразделил всех собак, в соответствии с особенностями проявления высшей нервной деятельности, на четыре типа: 1) слабый тип (меланхолики); 2) уравновешенный, подвижной тип (сангвиники); 3) возбудимый, безудержный тип (холерики); 4) инертный, малоподвижной тип (флегматики). Замечено, что той или иной породе присущи те или иные наиболее характерные для нее черты поведения: доберман-пинчер — чрезвычайно возбудим, дог — более уравновешен и т. д. Однако внутри породы могут встретиться все четыре типа.

Самый желанный тип в собаководстве — тип устойчивой нервной деятельности, уравновешенный, подвижной тип. Он хорошо дрессируется, послушен и в то же время в меру возбудим, злобен, но уравновешен — зря не бросится. Именно к такому типу принадлежал мой Джери.

Интересно заметить, что характер собаки вырабатывается воспитанием и находится в прямой зависимости от характера хозяина. У хмурого хозяина обязательно будет злая, угрюмая собака. В доме, где все веселы, бодры и ровны в обращении, и животные будут послушными и резвыми, с нормальными проявлениями всех инстинктов. И это вполне закономерно, ибо ни одно животное не находится в такой давней и тесной близости к человеку, как собака, и совершенно естественно, что эта близость оказывает на нее постоянное и действенное влияние.

Я знал теперь, что все собаки различаются по породам, и по характеру их использования подразделяются на три основные группы: служебные, охотничьи и комнатные (или декоративные). К последним относятся все мелкие породы — болонки, левретки, шпицы, мопсы, японские собачки и прочие, вплоть до самых карликовых, способных свободно поместиться в пивном бокале; к служебным относятся, главным образом, все собаки крупные, мощные, обладающие большой силой и выносливостью: все овчарки, лайки, доберман-пинчеры, эрдель-терьеры, доги, боксеры, ротвейлеры, ризен-шнауцеры и др.; к охотничьим — все сеттера, пойнтеры, борзые, гончие, таксы, фокс-терьеры, а также лайки, которые являются универсальной собакой, пригодной как для служебного, так и для охотничьего использования (и в этом ее особая ценность, не говоря о неприхотливости и способности приспособляться к любым условиям)[4]. Все это я узнал из лекций Сергея Александровича и из бесконечных бесед с опытными собаководами.

Сколько разговоров, когда в клубе соберется несколько «собачников»! Пойдут нескончаемые «собачьи» истории, один вспомнит одно, другой — другое... Это действительно клуб, где вы можете и приятно провести время за интересной беседой, и многому научиться. Тут вы узнаете немало такого, чего не найдете ни в одном учебнике. Как выбрать лучшего щенка из «гнезда»? Вопрос, который волнует всех начинающих любителей. Обычно предпочитают самого крупного и толстого. А вот один старый охотник, владелец превосходных лаек, сказал мне, что надо брать самого резвого, хотя бы он даже уступал в размерах другим. Его темперамент — порука, что он не отстанет от них.

Почему собака кружится, прежде чем лечь? Да потому, что миллионы лет назад ее предки жили на воле, и собака, ложась, круговым движением тела приминала высокую траву, устраивая себе логово. Уже давно-давно собака не живет в лесу или степи, но остался атавизм — унаследованная от родичей привычка делать то, что когда-то делали предки, хотя нужда в этом отпала.

А как правильно дозировать выдачу пищи собаке? В условиях питомника — обычно нормируется по весу. Ну, а в любительских условиях — ведь не будешь каждый раз прибегать к помощи весов? Для этого есть общее правило: худеет собака — значит, ей не хватает питательных веществ; если жиреет — вы перекармливаете ее.

Я знал теперь, что собаку может тошнить по утрам не оттого, что она заболела, а по той простой причине, что накануне ей дали лишку костей. Вот говорят, что нельзя кормить сырым мясом — будет злой. Нельзя давать куриные и вообще птичьи кости — будет драть птицу... Чепуха! Сырое мясо может принести одну лишь пользу. В меру данное, — только обязательно свежее и хорошего качества, — оно отлично усваивается организмом и возбуждает аппетит. Врачи всегда советуют давать его для возбуждения аппетита, если почему-либо собака лишилась последнего. А про куриные кости можно сказать то же, что я уже говорил о рыбных.

Другие наставляют: пусть всегда лежит кусочек серы в воде — от чумы. Давайте истолченную серу в пищу — тоже от чумы. А старый доберманист, опыту которого доверяли все члены клуба, заявил мне: от чумы есть только одно действительно надежное средство — общее хорошее состояние и упитанность собаки. Кстати, это лучшее средство вообще от всех болезней.

В клубе люди самых разнообразных профессий, возраста, наклонностей и уровня интересов, но объединенные общей страстью — собаководством, охотно делились своим опытом, взаимно обогащая знаниями друг друга. И это вносило в атмосферу клуба особое ощущение дружественности, спаянности, дух коллективизма. Я не помню случая, чтобы кто-нибудь из «собачников» отказал мне в совете или помощи, когда я нуждался в этом.

Зимой моего четвероногого питомца стали донимать морозы. Дог не имеет пушистой шубы, шерсть его коротка, хотя так густа, что в некоторых местах, например на шее, почти невозможно добраться до тела. У щенка же шуба была совсем жидкой, да к тому же еще недоставало жирового покрова. Небольшие морозы Джери еще терпел, но в суровые декабрьские дни для него началось настоящее мучение. Щенок горбился, скрючивался, стараясь сжаться в комочек и, придерживая то одну, то другую лапу навесу, торопливо, точно от раскаленной сковороды, отрывал их от земли. Лапы, надо полагать, начинало ломить, щенок опрометью бежал домой и там, лежа в своем уголке, еще долго повизгивал, осторожно полизывая окоченевшие конечности.

Но я с ним не церемонился и гулял почти при всякой погоде, желая вырастить выносливую собаку. Я следил лишь за тем, чтобы в сильные холода мой питомец не топтался на месте, не жался ко мне, и постоянно задавал ему работу — посылал за аппортом, принимался бегать сам, вызывая его на игру. Движение согревало щенка, организм постепенно приспосабливался к низкой температуре, кроме того, известно, что в таких случаях начинается усиленный рост псовины у собаки, в частности подшерстка, который особенно согревает тело. И в дальнейшем, когда щенок вырос и превратился в грозного пса, он свободно стал переносить тридцатиградусные морозы, и даже больше, без всякого вреда для себя.

ЧЕТВЕРОНОГИЕ «ШКОЛЬНИКИ».

С весны я начал заниматься с Джери на дрессировочной площадке. К этому времени ему исполнилось восемь месяцев, то есть он достиг возраста, когда начинается регулярное обучение собаки.

В этом возрасте Джери превратился в долговязого костлявого пса, более похожего на жеребенка, чем на собаку. Но ум, светившийся в его вытаращенных глазах, блестящая атласная шерсть и важная, полная достоинства, поступь уже говорили о породе. Недрачливый и спокойный по природе, Джери быстро освоился с площадкой, с шумом и гамом многочисленного беспокойного сборища и прекрасно вел себя даже на групповых занятиях, когда люди и собаки выстраивались в одну общую шеренгу и, как один человек, согласованно выполняли команды инструктора-дрессировщика.

Занятия проводил инструктор Шестаков, плечистый веселый человек, занимавшийся собаками сызмала. Его смелость и сноровка были подстать характеру нашего общего друга — начальника клуба.

Начальника клуба знал в городе каждый собаковод. Про него рассказывали удивительные вещи. Говорили, например, что однажды он на пари вошел в клетки к тридцати злобным собакам, отдрессированным, или, как говорят собаководы, отработанным по караульной службе и совершенно не знавшим его; только три не пустили его, остальные спасовали. Пари заключалось в том, что Сергей Александрович утверждал, что дрессировка недостаточно хороша, и доказал свою правоту. В другой раз он поймал голыми руками овчарку, бегавшую на улице с обрывком веревки на шее, от которой панически разбегались все прохожие, и доставил ее владельцу. Самое удивительное было то, что при этом за всю свою собаководческую практику он не имел даже ни одной царапины, ни одного покуса от собак. Когда ему говорили об этом, он отвечал, пожимая плечами:

— Я не вижу в этом ничего особенного. Каждый собаковод должен уметь сделать то же самое. Да вон возьмите Григория Сергеевича, — кивал он в сторону Шестакова, — он еще не то делал. Просто надо знать психологию животного.

Сергей Александрович часто бывал на площадке, которую регулярно посещали 30—40 человек со своими собаками. Мы сдружились с ним.

На площадке я начал дрессировать Джери на выдержку. Посадив его, я отходил на расстояние десяти-пятнадцати шагов и командовал: «Лежать!», «Голос!..». Пес послушно исполнял. Раз от разу расстояние увеличивалось. Увеличивалась и продолжительность выдержки. Джери великолепно дрессировался на кусочек черного хлеба, в то время как другие собаки нередко отказывались работать даже на мясо. Виноваты были в этом сами владельцы, которые не хотели или не могли понять психики животного и либо задергивали собаку, либо чрезмерно закармливали ее лакомством.

Быстрые успехи Джери вызвали удивление среди многих моих знакомых по площадке. Почему-то довольно распространено мнение, что дог «глупей» овчарки, добермана, а потому и хуже поддается дрессировке. Джери мог служит живым опровержением этого ни на чем не основанного предрассудка. Просто дог более упрям, к тому же он чрезвычайно велик и с ним трудно справиться, если полагаться только на физическую силу. Нужно подчинить его своему влиянию. А это-то самое трудное. Именно этого и не хватало многим хозяевам собак. Я же теперь мог с гордостью отметить, что мои заботы не пропали зря. Джери понимал и слушался меня с полуслова. И наши занятия продвигались настолько успешно, что мой дог обогнал даже многих овчарок, начавших дрессироваться ранее его.

Это не значило, конечно, что мой Джери мог научиться чему угодно. Так, например, он не годился для работы по следу, то-есть не мог сделаться ищейкой. Для службы розыска пригодны сравнительно немногие породы — восточноевропейская овчарка, доберман-пинчер, эрдель-терьер и некоторые другие. Они обладают таким удивительным чутьем, что могут найти нужный след по слабому запаху среди множества других запахов. Однако это отнюдь не значит, что другие собаки хуже их. Просто каждая порода имеет свои особенности, свои, только ей присущие, достоинства. И каждая по-своему ценна и нужна, хотя одни, как восточноевропейская овчарка, например, имеют большее применение, другие, как дог, меньшее.

На площадке я убедился и еще кое в чем. Вовсе не обязательно щенку быть худым, как сказала мне бывшая хозяйка Джери. Опять же это в значительной мере зависело от породы. Собаки с длинной псовиной, к примеру лайки, овчарки, и в щенячьем возрасте выглядели уже кругленькими и пушистыми.

Дрессировкой я постоянно занимался и дома. Особенно я стремился развить в Джери выдержку и безотказное исполнение приказа. Поставишь перед собакой чашку с кормом и скомандуешь: «Фу!» — нельзя, значит. Пес сидит, как истукан. Глаза, не отрываясь, устремлены на чашку. Слюна в два ручья бежит из закрытой пасти. Я ухожу в другую комнату. Все равно пес не прикоснется к еде, пока не услышит долгожданной команды «возьми» или «кушай». Тогда с жадностью накинется он на пищу и не остановится, пока не опустошит чашку до дна.

Как-то раз, посадив собаку перед кормом, я забыл, что в прихожей у чашки томится мой послушный друг. Вдруг я услыхал из соседней комнаты голос матери:

— Что с Джеркой? Почему он сегодня корм не ест?

Я выскочил в прихожую. В углу нетронутая чашка с кормом, перед ней лужа слюны. Джери обиженно укладывается спать на своей постели. Он ждал-ждал, устал от бесполезного ожидания, решил, видимо, что пообедать ему сегодня не удастся, и с горя пошел спать.

Дрессировочная площадка находилась на берегу речки, и с наступлением теплых дней я начал приучать Джери к воде. Происходило это так. Кинув в воду палку недалеко от берега, я скомандовал:

— Аппорт!

Дог резво подбежал к кромке берега, осторожно вошел по грудь в воду, но дальше — ни с места! Тщетны были все уговоры и понуждения. Не помог даже кусок хлеба, проплывший по течению у самого носа собаки. Дог из кожи лез, стараясь дотянуться до него, но плыть отказывался.

Тогда я сам отплыл на лодке на середину реки, ласково зовя Джери за собой. Ничего не помогало. Джери тревожно бегал по берегу, входил в воду, жалобно пищал, но как только чувствовал впереди глубину, поспешно пятился назад.

Пришлось пойти на крайние меры. Прицепив к ошейнику собаки конец длинного прочного шнура, я снова отплыл на лодке от берега, держа другой конец шнура в руке. Командуя собаке и поощряя ее ласковой интонацией голоса, я вдруг стал быстро-быстро выбирать шнур на себя. Джери оказался в воде: рванулся, хотел выскочить на сушу, но шнур не пустил его. Пес завизжал, заметался, я еще подтянул шнур — голова собаки ткнулась в воду, дог фыркнул и... всплыл. Всплыв, сейчас же повернулся затылком ко мне, намереваясь поскорее выбраться на берег, но я опять потянул к себе, и Джери, неловко шлепая по воде лапами, поплыл в мою сторону.

Конечно, был некоторый риск — пес мог сильно испугаться и надолго заполучить водобоязнь. Но... день был так жарок, бока собаки учащенно вздымались, как кузнечные мехи, язык, словно тряпка, свисал из пасти, — а вода так приятно прохладна!.. И Джери очень скоро понял, что купанье вовсе не такое уж неприятное занятие.

Существуют и другие способы приучения к плаванию, но я выбрал простейший и не раскаивался: желаемое было достигнуто.

Лиха беда начало! С каждым купаньем страх уменьшался, а вскоре пропал совсем. К середине лета Джери уже любил воду, как утка. Забыты были времена, когда его приходилось втаскивать в воду на веревке. Исполнилось пророчество нашего наставника: с утра до вечера пес мог с наслаждением плескаться вводе, отфыркиваясь и откашливаясь от попадавших в ноздри брызг. Его даже приходилось удерживать: он мог броситься в реку или озеро с высокого берега и погрузиться с головой, а старые собаководы говорили мне, что если вода попадет в уши, собака может утонуть.

Кстати, здесь на воде я заметил еще одну особенность, которой наградила моего друга природа. Если в обычном состоянии концы лап у Джери были собраны в крепкие, упругие комки, то в воде они распускались, пальцы напрягались, между ними натягивались перепонки и вся лапа становилась похожей на утиную. И плавал Джери по-утиному, загребая воду.

Очень полюбил он приносить из воды аппорт.

Я швырял в реку — насколько позволяли мои силы — какой-нибудь предмет, обычно палку или баклушку. Пес, как ошалелый, кидался за ней, мигом догонял плывшую по течению деревяшку и доставлял мне.

Иногда я оставлял собаку сидеть на берегу, а сам садился в лодку и принимался усердно работать веслами. Бедный Джери, вот где испытание для его выдержки! Он напряженным взглядом следит за моими действиями. В такой момент ему можно было наступить на хвост, и он, вероятно, не оглянулся бы. Вся его наружность выражает один мучительный вопрос: «А как же я? Хозяин уезжает, но почему же оставляют меня?».

С середины реки я командую: «Ко мне!» Пес только того и ждал. Теперь его не удержит никакая сила. Он молниеносно срывается с места, не разбирая, глубоко или мелко, в фонтанах брызг обрушивается в реку и стремительно плывет ко мне. Вода вокруг него кипит ключом — так энергично работает Джери лапами. Затем волнение на воде успокаивается: теперь над зеркальной поверхностью видна только массивная голова дога с маленькими светлыми глазками да порой доносится его легкий всхрап. Я в это время поспешно гребу к противоположному берегу. Приплывали мы обычно вместе. Плавал Джери необыкновенно быстро — никакой пловец не угонится!

Как правило, Джери бросался в воду всякий раз с такой поспешностью, что иногда даже пугал меня. Раз он, не разбирая высоты, прыгнул с двухметрового берега и «ухнул» в воду с головой. Испугавшись за него, я чуть сам не бросился вслед за ним. Но пес мигом вынырнул, потряс головой, освобождаясь от воды, залившейся в уши, и, как ни в чем не бывало, поплыл дальше.

Наши занятия по дрессировке не прекращались и на прогулках. Гуляя за городом, я заставлял Джери делать «барьер» через все встречные препятствия — изгороди, канавы, кучи хвороста, поленницы дров. И это приносило заметную пользу. Он быстро мужал, наливался мускулами. Все мои приказания он выполнял с величайшей готовностью и охотой. Иногда это приводило к неожиданным результатам. Я заметил, например, что Джери прыгает через каменную ограду, когда рядом открыт вход; а однажды он перескочил через парапет набережной и едва не утонул в пруду. Вода попала в уши, и он потом долго тряс головой. После этого я стал осторожнее и не отдавал необдуманных приказаний, а своего ретивого дружка удерживал от проявлений чрезмерного усердия.

Теперь пора познакомить читателя с общими принципами дрессировки.

Еще совсем недавно научить собаку действовать по усмотрению хозяина — вставать, ложиться, «давать голос» и т. д. — мне казалось чуть ли не волшебством. Я не представлял, как собака поймет меня. И вот оказалось, что никакого волшебства тут нет, все очень понятно и просто. Чтобы уяснить это, нужно хотя бы в общих чертах знать научную основу дрессировки или учение о рефлексах. Родиной этой интересной и чрезвычайно важной для многих областей знания науки является наша страна.

Великий русский ученый, академик Иван Петрович Павлов в течение многих лет исследовал нервную деятельность животных, главным образом собак. И он создал стройное учение о рефлексах, на котором основана вся современная теория и практика дрессировки. По учению Павлова все проявления нервной деятельности животного делятся на два вида: безусловные или врожденные рефлексы (их еще называют инстинктами) и рефлексы условные, благоприобретенные. К безусловным рефлексам или инстинктам относятся такие, как пищевой (когда у собаки желудок пуст, она сама стремится утолить свой голод, этому ее не надо учить), оборонительный (если собаку ударить, она или отбежит, или сама бросится на вас, — и здесь также не требуется никакого предварительного обучения), сюда же относятся половой инстинкт (стремление к размножению) и инстинкт родительский (животное любит своего детеныша, выхаживает, кормит его, пока он не достигнет определенного возраста), а также инстинкт ориентировочный (умение найти дорогу, не потеряться, ориентироваться на местности).

Условные рефлексы — совсем другое дело. Это уже более высокая ступень нервной деятельности собаки. Она не рождается с ними, она приобретает их при жизни.

Классическим примером может служить опыт со звонком. Если собаке давать пищу и одновременно звонить в звонок, то в конце концов она так привыкнет к звонку, что будет являться по одному только этому сигналу, не видя пищи. Вот это и будет условный рефлекс, рефлекс на звонок, который прочно связался в ее мозгу с представлением о пище.

Что происходит, когда я командую Джери «сидеть!» и одновременно, нажимая на его крестец, принуждаю исполнить мое приказание? Происходит то, что через несколько повторений возникает связь между словом и действием, звуком и физическим раздражением, — появится, как мы говорим, рефлекс. Это вовсе не значит, что собака поняла человеческий язык, как иногда думают некоторые простодушные люди. Дело обстоит гораздо проще. Просто слово «сидеть», звук «сидеть» соединились в мозгу моего дога с соответствующим положением тела, и он спешит принять его, не ожидая принуждения рукой.

Так могут быть расшифрованы все приемы дрессировки. В них нет ничего таинственного, все они построены на павловском учении об условных рефлексах.

И воспитание чистоплотности, и приучение к месту на первом этапе содержания собаки, и даже привязанность к хозяину — все это, в конечном счете, выработка нужных нам условных рефлексов у животного.

Тысячи и тысячи опытов проделал над собаками гениальный ученый, чтобы выяснить и доказать законы, которым подчиняется психическая деятельность животных. Собаки были в его работе главным подопытным материалом. Их изумительное чутье, или, точнее, инстинкт, заменяющий животному разум, преданность и терпение немало помогли ему. В благодарность за это в Колтушах[5] под Ленинградом, где протекала часть жизни ученого и где им были сделаны многие замечательные открытия, он поставил памятник собаке и начертал на нем следующие слова:

«Пусть собака, помощница и друг человека с доисторических времен, приносится в жертву науке, но наше достоинство обязывает нас, чтобы это происходило непременно и всегда без ненужного мучительства».

И второе:

«Собака, благодаря ее давнему расположению к человеку, ее догадливости, терпению и послушанию, служит, даже с заметной радостью, многие годы, а иногда и всю свою жизнь, экспериментатору».

Зная учение о рефлексах, можно достигнуть высокого совершенства дрессировки. Можно от передачи приказания словами перейти к жестам, и собака также будет отлично понимать вас, исполняя ваши желания по одному мановению руки. Можно добиться и многого другого, что иному несведущему человеку покажется просто чудом. Вся, так изумляющая неискушенных людей, понятливость и восприимчивость животных основана именно на этом.

_____

Сергей Александрович, хваля за успехи, предупредил меня, чтобы я все же не слишком доверял «разумению» Джери — собака есть собака, не все доступно ее пониманию. К этому времени я уже так привык к безупречному послушанию и выдержке Джери, что гулял с ним без поводка по центральным улицам города, где было большое движение пешеходов и машин. Сергей Александрович старался втолковать мне: не надо бравировать выучкой Джери; как бы идеально собака ни была обучена, она всегда способна на неожиданные для вас действия, которые не сообразуются с человеческим разумом, и вы обязаны никогда не забывать об этом. Вы, ее хозяин, должны не только заставить собаку повиноваться, но и уметь предвидеть ее поступки. Очень скоро мне пришлось вспомнить об этом предупреждении.

Как-то раз я возвращался с Джери с прогулки. Я шел по тротуару, Джери, немного поотстав, бежал по канаве рядом с тротуаром. Навстречу нам на полной скорости мчался трамвай. Увидя его, я — обычно осторожный — окликнул дога, чтобы он держался поближе к хозяину. Джери не спеша затрусил ко мне. И тут случилось неожиданное.

Испугался ли Джери чего-либо в открытых воротах ближнего дома или просто им овладело какое-то внезапное желание, но только он вдруг, как подброшенный пружиной, оказался на середине улицы, как раз между трамвайных рельс. Трамвай несся, прямо на него. А пес, не подозревая о страшной опасности, которая стремительно приближалась к нему, неподвижно стоял на линии и, повиливая хвостом, глупыми глазами смотрел в мою сторону.

С громким криком: «Ко мне, Джери, ко мне!» — я бросился к нему. Это была непростительная ошибка, которая могла оказаться непоправимой. Если хочешь быстро подозвать собаку, никогда не следует самому бежать к ней; нужно сделать как раз наоборот — броситься прочь, и тогда она, увидев, что хозяин удаляется, немедленно последует за вами. Я же сделал обратное...

Я хотел взять щенка на поводок, Джери же, приняв мое движение за игру, отпрыгнул назад — прямо под колеса трамвая.

Пронзительно взвизгнули тормоза; отшатнувшись, я закрыл глаза рукой. Грохот пронесся мимо... Я стоял ни жив, ни мертв, слыша только, как бешено колотится сердце, стесняя дыхание. С ужасом подумал, что сейчас увижу между рельс бесформенные останки моего друга.

Открыл глаза — линия была чиста.

«Отбросило в канаву», — мелькнула мысль, и я бросился на другую сторону улицы. Но канава также была пуста.

Что такое?.. Я растерянно обвел взглядом улицу. Вокруг меня уже собиралась кучка любопытных.

— Да он побежал! — выкрикнул ребячий голос.

«Как побежал? Куда?..» Сломя голову, я кинулся домой. В воротах чуть не сбил с ног мать. С испуганным лицом она спешила мне навстречу.

— Что с тобой? — она решила, что случилось что-то со мной.

— Где Джери? — ответил я вопросом на вопрос.

— Дома Джери... Прибежал сам не свой. Как бешеный схватил зубами дверь, оторвал планку... Я слышу, кто-то в двери ломится, бросилась открывать. Джери ворвался, едва не сшиб с ног... забился под стол, дрожит весь... Что с тобой случилось?

— Да не со мной, а с Джеркой! — закричал я, чуть не плача, и вбежав в дом, принялся ощупывать своего чудом спасшегося друга.

Джери не понимал ни уговоров, ни ласк, отказывался выходить из-под стола. Грудь его ходила ходуном, его било, как в лихорадке, из пасти стекали потоки слюны и кровавой пены.

Я осмотрел его повреждения. Атласная шкура была покрыта многочисленными ссадинами, шерсть перемазана землей, на боку кровоточила рваная рана, но кости были все целы.

Как он спасся, я не представляю. Ясно было одно, что трамвай тащил его, но каким-то образом Джери удалось вырваться из-под колес. Может быть, его ловкость в сочетании с необыкновенной для собаки физической силой помогли ему избежать верной смерти.

Я долго не мог утешиться, продолжая успокаивать собаку. Это была моя вина: своей неосмотрительностью я едва не погубил Джери. Этот случай на всю жизнь научил меня осторожности.

Джери скоро поправился, дрожь прошла, раны затянулись, но долгое время оставался слепой страх перед громкими неожиданными шумами. Особенно с этого времени он стал бояться грозы. Пришлось тщательно следить за тем, чтобы больше ничто не могло испугать его и щенок постепенно забыл бы пережитое.

Вначале я избегал водить его по шумным улицам, потом, когда убедился, что страх его начал уменьшаться, исподволь, постепенно снова принялся приучать щенка и к шуму толпы, и к грохоту трамваев. Первое время Джери вздрагивал от каждого резкого звука, поджимал хвост и стремился убежать; я ободрял его, гладил, угощал лакомством. С течением времени вспышки трусости проявлялись все реже и, наконец, исчезли совсем. Джери стал снова прежним Джери, смелым и спокойным псом, на которого я вполне мог положиться в опасности, в любое время дня и ночи, независимо от обстановки.

Я опасался, что его болезнь вернется, когда по программе дрессировки начнется приучение к выстрелам, но этого не случилось. Испуг у Джери прошел совсем; только грозы он продолжал бояться до конца своих дней, и обычно отсиживался под столом или кроватью, а если гроза застигала нас на прогулке вдали от дома, он выроет под деревом ямку, сядет в нее и сидит, недовольно встряхивая головой, когда на него падают капли воды и при каждом ударе грома, до тех пор, пока не уйдет туча.

ДЖЕРИ КОНЧАЕТ УЧЕБУ.

— Бойтесь ошибок дрессировки. Не спешите, не нервничайте, никогда не выходите из терпения. Помните, что некоторые ошибки воспитания остаются у собаки на всю жизнь или выправляются с большим трудом.

Так говорил мне Сергей Александрович. Мы возвращались с площадки, где начальник клуба в присутствии всего персонала инструкторов принимал от нас зачеты по дрессировке. Тот, чей пес безошибочно выполнил все приказания, считался сдавшим зачет и мог переходить к следующей, более сложной программе обучения.

— Я хочу рассказать вам об одном случае, когда мне пришлось входить в клетки к собакам, отработанным по караульной службе...

— Так это правда?! — вырвалось у меня.

— Ну, конечно, — отозвался Сергей Александрович, не замечая моего удивления. — Я работал тогда в одном военном питомнике. Я только что приехал, познакомился с людьми, осмотрел собак. Подбор животных был безупречный, но, понаблюдав за их поведением, я пришел к выводу, что дрессировка их содержит один очень существенный недостаток. Я сказал об этом вожатым. Ну, они, конечно, на дыбы, инструктора тоже. Правду сказать, они, действительно, очень добросовестно работали с собаками, и тем не менее ошибка была, и чрезвычайно серьезная. Как доказать свою правоту? А доказать её было необходимо. Я заявил, что войду в вольеры к собакам, хотя они не знали меня. И я вошел...

— И они не растерзали вас?!

— Как видите, — улыбнулся Сергей Александрович.

— Они были злобные? — слова слетели с языка слишком поспешно, и я тут же внутренне покраснел за свой вопрос: разве может быть караульная собака не злобной.

Но Сергей Александрович ничего не заметил и продолжал:

— Да, очень злобные. Превосходные экземпляры для караульной службы. Кавказские овчарки (а вы знаете, что это за звери!), несколько восточноевропейских овчарок, два или три добермана...

— А в чем была ошибка дрессировки?

— Ошибка заключалась вот в чем; ее полезно знать каждому собаководу. Их тренировали на человека, который, приближаясь к ним, делает какие-то подозрительные движения. Он либо крался, как вор, либо, наоборот, размахивал руками, кричал, еще издали оповещая о своем появлении. А на спокойно идущего человека их не тренировали. И когда я спокойно, но решительно вошел в клетку, они спасовали. Это оказалось для них неожиданностью. Вот почему так важно приучить собаку ко всяким случайностям. Они растерялись одна за другой... Только три не пустили меня к себе. Из тридцати трех!

— А почему не пустили эти три?

— Потому, что они оказались особенно злобными и, повидимому, с достаточно крепкой психикой. И они устояли.

Я с восхищением смотрел на Сергея Александровича. Хотя он и утверждал, что все это «очень просто», не всякий мог бы решиться повторить то же самое.

— А почему все-таки обязательно надо было входить в клетки?

— Как же! Представьте, что этих собак поставили бы на пост. И вот нашелся бы злоумышленник, который сделал бы то же, что сделал я. Представляете, к каким бы это могло привести последствиям?

Такие разговоры происходили у нас часто. Мы много беседовали после случая с трамваем, когда Джери чуть не погиб из-за моей оплошности, и Сергей Александрович сказал тогда:

— Первая ваша ошибка заключается в том, что вы предоставили ему свободное состояние там, где этого нельзя было делать. Вторая, — вы уже говорили о ней, — что вы неправильно реагировали на появление опасности. Но есть еще и третья...

— Третья?

— Да. Вы слишком понадеялись на себя, на свои успехи в дрессировке. Вы решили, что Джери теперь нечто вроде заводного автомата в ваших руках. И возмездие не замедлило настигнуть вас. Хорошо, что оно оказалось не чересчур жестоким.

Однажды я спросил Сергея Александровича, давно ли он занимается собаками. Он ответил:

— Впервые я познакомился с ними, когда находился на действительной службе в армии. Потом это стало моей профессией.

— Неужели вас никогда не кусали собаки?

— Ни разу.

В будущем мне еще не раз пришлось удивляться мужеству и находчивости Сергея Александровича.

Учитель у нас был хороший, и, может быть, поэтому мой Джери делал такие быстрые успехи в дрессировке. Однако было на моей душе пятно, в котором теперь, когда прошли годы и Джери давно уже нет в живых, я хочу признаться перед читателем.

Все было хорошо, во всем Джери был чудесным, послушным, умницей-псом, и только от одной дурной привычки я никак не мог отучить его.

Впервые это проявилось, когда ему было около полугода. Однажды, оставшись один дома, он сорвал с вешалки в прихожей все висевшие там предметы, свалил их в кучу посередь пола, а сверху улегся сам. Шло время, щенок на глазах превратился в крупную собаку ростом с теленка, прежний глупыш вырастал в умное, преданное животное, ловившее на лету каждое слово, каждый жест хозяина; он уже давно перестал грызть и царапать вещи, которые мать по забывчивости могла оставить под кроватью (этот грешок всегда бывает у щенят в период роста зубов), чистоплотен он был идеально, и только с одной страстью он не мог совладать в себе. Частенько, вернувшись днем с рынка, мать заставала картину: ворох одежды, лежащий на полу, и Джери, восседающий на вершине. У всех шуб и пальто были оборваны вешалки; мать пришивала-пришивала и бросила. На полушубке вешалка, сделанная из прочной сыромятной кожи, не поддалась усилиям Джери; тогда он согнул и отломил толстый медный крючок, на котором висел полушубок.

Все это было очень неприятно, а главное, Джери ни за что не хотел понять, что так делать нельзя. И вот однажды, когда он в пятнадцатый или двадцатый раз оборвал все петли на верхней одежде, я жестоко выпорол его. Хлыста я не держал в доме, я драл его ременным поводком. Джери жалобно смотрел на меня, я скоро опомнился и бросил поводок.

Но когда назавтра вся история повторилась сначала, я пришел в ярость. Я забыл все, чему учил меня добрейший Сергей Александрович и что я сам уже не раз говорил молодым собаководам. Я схватил толстую цепь, на которую иногда привязывал Джерку во дворе, и принялся полосовать собаку. Джери забился в угол, в глазах его стояли боль и тоска, его била дрожь, а я наносил удар за ударом, стараясь сделать как можно больнее.

Мой славный ласковый пес! Как я презирал потом себя за то, что истязал тебя: никто во-время не остановил мою руку. Джери был моей первой собакой, и на его долю выпало испытать на себе все мои ошибки. Я краснею, мне стыдно, когда я вспоминаю эту сцену в прихожей, эти умоляющие джеркины глаза и цепь, со свистом рассекающую воздух... Пусть читающие эти строки не повторят моей ошибки. Никогда, никогда не делайте этого! Действуйте настойчивостью, повседневным, заботливым, терпеливым вниманием, но не физическим насилием. В вашем доме не должно быть даже предмета, которым можно нанести удар.

А как же все-таки удалось отучить Джери от его дурной привычки? Да никак. Отучать не пришлось. Все прошло само, когда Джери стал старше, как прошли лужицы на полу, царапанье дверей, попытки разорвать старую туфлю. Это было такое же возрастное явление, как и другие, и выражало оно растущую преданность и тягу к хозяину. Оставаясь один, щенок тосковал и искал утешения в вещах любимого человека...

Между тем на площадке был закончен основной курс дрессировки, обязательный для всех собак, — так называемый общий курс, — и я перешел к обучению Джери специальным приемам. По его росту, силе и злобности ему была назначена караульная служба.

С волнением начинал я этот новый этап в работе с собакой. Кончились дни щенячества Джери, начиналась более суровая пора. Он переходил полностью на режим взрослого пса.

Учебу начали с охраны вещей. Помню, как я впервые привязал Джери на цепь у изгороди в отдаленном углу площади... Обычно в таких случаях цепь пристегивается не к ошейнику, а к шлейке — особой ременной упряжи, которая крестом охватывает грудь и спину собаки. Когда собака будет рваться на цепи, то шлейка не врежется в шею, как ошейник.

Но по джеркиному росту не нашлось и шлейки. Пришлось удовлетвориться широким мягким ошейником, удобно охватывавшим шею дога. Я положил перед ним свою фуражку, носовой платок и, настойчиво твердя ему: «Охраняй, охраняй!», — отошел в сторону.

Из-за прикрытия показался Шестаков в костюме «дразнилы» — толстых сапогах и брезентовом плаще, простеженном ватой. Специальный костюм предохранял инструктора от возможных покусов.

Джери сразу же заметил приближающуюся фигуру и стал с интересом следить за ней.

«Дразнила» — именно такова была в эту минуту роль Шестакова — старался не делать никаких резких движений, чтобы не возбудить подозрение собаки. Его задачей было взять вещи у дога. Обязанность четвероногого сторожа — не отдать их.

Вот уже протянулась рука в брезентовом ватнике... Джери с любопытством потянулся, чтобы понюхать руку, как вдруг неожиданно получил сильный щелчок по носу.

От такого вероломства дог сразу обозлился. Выкатив кровавые глаза и оскалив пасть, он с рычанием бросился на обидчика. Цепь не пустила его, однако «дразнила» отскочил, потом вновь стал тянуться к вещам и, изловчившись, опять чувствительно щелкнул собаку по черному носу.

Дог свирепел все более. Он прыгал на цепи, как бесноватый, стараясь схватить увертывающегося человека. Ошейник так врезался в шею, что казалось, вот-вот отрежет голову собаке. Клочья пены стекали по ощеренной пасти при каждом рывке собаки и разбрызгивались по сторонам.

Когда дог дошел до неистовства, Шестаков бросился бежать. Он изображал, что испугался и побежден. А Джери долго еще не мог успокоиться и все рычал и лаял в ту сторону, куда скрылся его враг.

После нескольких повторений дог уже прекрасно знал, что нужно делать, когда перед ним кладут вещи и говорят «охраняй!».

Чтобы избежать ошибки, допущенной когда-то в питомнике караульных собак, о которой рассказывал нам Сергей Александрович, мы испытывали Джери и так, и сяк. Шестаков — «дразнила» — менял свою тактику: то он подходил с громкими криками, размахивая руками, то, наоборот, крался неслышно, то подходил совершенно спокойно, с решительным видом. Но Джери уже знал, чего можно ждать от этой фигуры в толстом ватнике, и вообще понял, что ему следует делать, когда его оставляют одного около горки вещей, и больше не поддавался на обман, был насторожен и бдителен.

Очень важно, должен заметить я, избежать нежелательной связи на один определенный костюм и на какого-либо одного человека; поэтому костюм меняется, меняется обычно и «дразнила» — помощник дрессировщика.

Затем перешли к следующему приему. Как и раньше, «дразнила» тянется к вещам, опять неистовствует пес. И вот в ту минуту, когда Шестаков пускается бежать, я с командой: «Фасс!» — что значит «рви, лови, кусай!» — спускаю беснующуюся собаку с цепи. Это называется «задержание преступника».

Несколько могучих прыжков, и дог уже за спиной беглеца. Двухметровый прыжок, и белые, как из слоновой кости, клыки, в каждом из которых около трех сантиметров длины, впились в брезент между лопатками человека. Джери метил схватить за шею, Да ухватился немного ниже. От сильного толчка — в Джери добрых три пуда! — инструктор ничком валится на землю, стараясь защитить лицо, чтобы спасти его от разъяренной собаки.

Когда я подбегаю к ним, Джери с остервенением треплет одежду задержанного, стараясь добраться до тела. Я командую: «Фу!» — Джери отпускает поверженного врага, я поощрительно поглаживаю собаку. Будьте покойны, теперь пес узнал свою силу!

Шестаков поднимается с земли, откидывает с головы капюшон, и, вытирая вспотевший лоб, улыбаясь, говорит:

— Ну и здоров, чорт! Хорошо на задержание будет работать! С первого раза вон как берет! — И показывает ватник: на нем большие дыры от клыков Джери.

ПЕРВАЯ ПРОБА.

Хотя я сам дрессировал своего дружка и уже не раз имел возможность убедиться, как ловко научился Джери задерживать «преступника», подчас мне все-таки не верилось, что вот так же, как и на дрессировочной площадке, он сумеет изловить настоящего злоумышленника. Я сомневался — хотя и не признавался в этом никому — в храбрости дога. А вдруг он испугается, когда встретится с настоящим врагом?

Еще больше сомневались в этом мои родные. Они даже не скрывали этого, как делал я.

— Вояка! — любовно подшучивали они над Джеркой. — А случись до дела, так поди и хвост подожмешь! А?

Джери, как будто понимая, о чем идет речь, горделиво разгуливал по комнате, как бы говоря своим видом, что ничего подобного, мол, не струшу, тыкался влажным, холодным носом то к одному, то к другому и так размахивал твердым, как палка, хвостом, что приходилось опасаться, как бы он не сшиб им посуду со стола.

Я не выдержал и поделился своими сомнениями с Сергеем Александровичем. Неожиданно он предложил:

— Хотите, можно испытать его?

— Каким образом?

— Недавно мы организовали службу охраны в одном крупном складском хозяйстве. Там работают наши собаки. Можно поставить на пост Джери и инсценировать нападение... Не возражаете?

Я, конечно, не возражал.

Сказано — сделано. В один из вечеров, захватив с собой Джери, я отправился по указанному мне адресу. Складское хозяйство занимало обширную территорию, обнесенную высоким забором; внутри двора тянулись один за другим громадные склады — длинные деревянные корпуса под железными крышами, на каменных фундаментах, с наглухо закрытыми дверями, забранными широкими поперечинами.

Еще издали до меня донесся собачий лай, — четвероногих сторожей разводили по своим постам. В группе вожатых стояли Сергей Александрович и Шестаков. Тут же находились комендант территории и несколько человек вахтерской охраны.

— Ага, прибыли! — приветствовал меня начальник клуба. Вид у него был боевой; когда начальник попадал в обстановку «настоящей работы», как любил выражаться Сергей Александрович, он преображался, точно кавалерийский конь, заслышавший звук трубы.

Он раздавал приказания, — вожатые немедленно исполняли их.

— Поставить на пятый пост! — распорядился он, показывая на моего Джери.

Мы пошли в дальний конец двора. Там находился самый отдаленный и несколько обособленный от других пост № 5. Я прицепил Джери на длинную цепь, верхний конец которой соединялся с роликом, катавшимся по длинному толстому проводу, порвать который не смогла бы даже самая сильная собака. Этот провод тянулся вдоль стены склада на всем ее протяжении, и таким образом четвероногий караульный, охраняющий склад, мог свободно бегать от одного его угла до другого.

У меня немного сжалось сердце, когда я, оставив Джери одного, зашагал в сопровождении Шестакова обратно. Пес, натянув цепь, просительно и как бы недоумевая смотрел мне вслед.

Раздался характерный скользящий звук — это колесико покатилось по проволоке. Джери метнулся от него в сторону, но над головой загремело еще сильнее. Догу хотелось последовать за хозяином, но он помнил приказ «охраняй», с которым я простился с ним; кроме того, его удерживала цепь. Помотавшись туда-сюда и убедившись, наконец, что уйти невозможно, Джери постепенно затих, освоился и, сев на задние лапы, с видом терпеливого ожидания стал смотреть в ту сторону, где скрылся его хозяин.

— Пошли, — тронул меня за рукав Шестаков. Мы стояли за углом склада, и я осторожно, стараясь остаться для дога незамеченным, наблюдал за его действиями. — Предоставьте его самому себе, так лучше. Не беспокойтесь, он за себя постоит, по себе знаю! — И Шестаков улыбнулся мне своей обычной широкой и приветливой улыбкой.

Неторопливо тянулся вечер. Мы сидели в помещении вахтерской охраны и вели мирную беседу. Сергей Александрович курил. Стемнело. В полуоткрытые двери время от времени доносились голоса собак, — мохнатые стражи несли службу.

— Пожалуй, пора, Григорий Сергеевич, — сказал Сергей Александрович, взглянув на часы, и вопросительно посмотрел на Шестакова.

— Можно, — ответил тот, поднимаясь. — Посмотрим, как ваш Джери теперь покажет себя. Это не дрессировочная площадка! — вновь кинул он в мою сторону свою белозубую улыбку.

Близость ночи, незнакомая обстановка, непривычное состояние какого-то ожидания — все это настраивало меня на тревожный, нетерпеливый лад. Я представлял себе состояние моего Джери, оставшегося без хозяина, в чужом месте, с громыхающей привязью над головой и со всеми таинственными запахами и звуками ночи, так обостряющими все органы чувств собаки.

Шестаков ушел, чтобы, переодевшись в уже знакомый нам ватный костюм «штатного» злоумышленника и подкравшись к моему Джери, разыграть целый спектакль с мнимым нападением на пост № 5. Помедлив несколько минут, поднялись и мы.

Мы успели только выйти из помещения, как внезапно до нас донесся рассерженный лай собаки — я фазу узнал грозный рык моего питомца — и вслед за тем человеческий крик. Кто-то громко вопил и звал на помощь.

— Там что-то случилось, — торопливо произнес Сергей Александрович. — Неужели оплошал Шестаков? Да нет, не похоже на него...

Мы бегом бросились к месту происшествия, откуда продолжали нестись рычание дога и отчаянные крики о помощи. Вокруг нас раздавалось бреханье собак, бряцание цепей и характерное тарахтение колесиков, катящихся по тросу. Вся территория складов, казалось, ожила и шумела, крича о тревоге. На территории хозяйства были сосредоточены большие материальные ценности, и не мудрено, что они тщательно охранялись.

Вот и склад № 5... Мы повернули за угол. В сумраке ночи что-то темное барахталось у дверей склада. Слышалось остервенелое «урканье», собаки, чье-то тяжелое, хриплое дыхание...

— Шестаков! — крикнул Сергей Александрович.

— Есть! — отозвался голос инструктора. — Держите вашу собаку, а то она совсем ходу не дает!

Ухватив Джери за ошейник, я стал оттаскивать его в сторону. Шестаков поднялся, отряхиваясь, молодцеватый, как всегда, несмотря на грузнивший его костюм «дразнилы», но кто-то второй, жалобно стеная, продолжал копошиться на земле.

— Что тут у вас случилось, кто это? — быстро спросил Сергей Александрович.

— А так что, товарищ начальник, задержали нарушителя! — отрапортовал Шестаков.

— Какого нарушителя?! — Мы все опешили.

— А который сюда забрался. Полагаю, что вор. А ну-ка, вставай, приятель! Нечего притворяться, живой еще!

С земли начало подниматься что-то неуклюжее. Это был человек неопределенных лет, в затасканной поддевке, которая от знакомства с зубами Джери превратилась в лоскутья, с мусором в реденькой рыжеватой бороденке. Когда он поднялся во весь рост, мы невольно ахнули: перед нами стоял здоровенный детина, на голову выше любого из нас, но весь какой-то измятый и грязный с отпечатком пороха на лице. Во всем его облике было что-то жалкое и отталкивающее одновременно, а в узеньких запрятавшихся глазах горел недобрый огонек.

Он растерянно щурился и мигал от яркого света фонарей, который навели на него, и переминался с ноги на ногу, не переставая охать и стонать.

— Ты кто такой? — строго спросил комендант охраны, выступая вперед. — Как сюда попал?

— Ох, собака!..

— Не охай. Говори спасибо, что жив остался!

— Расскажите, как вы его обнаружили? — обратился Сергей Александрович к Шестакову.

В нескольких словах Шестаков нарисовал картину того, что произошло до нас. Он приближался к посту Джери, когда внезапно услышал лай и крики. Поняв, что собака схватила кого-то, инструктор бросился спасать звавшего на помощь человека из пасти разъяренного дога, и подоспел во-время. Джери уже успел подмять неизвестного под себя.

— Эге, да он не с пустыми руками шел! — сказал один из вахтеров, подоспевший вслед за нами к месту происшествия, и, нагнувшись, поднял с земли топор.

— Понятно, — многозначительно произнес комендант и грозно посмотрел на задержанного.

Под тяжестью этой улики тот опустил голову, а я, глядя на остро отточенное оружие, невольно привлек Джери ближе к себе, ощутив запоздалый страх за его жизнь.

Забегая вперед, можно объяснить, кем оказался неожиданный ночной посетитель. Года за два до описываемого события его выгнали из колхоза за враждебную агитацию и пьянство. Кулацкий прихвостень и лодырь, он не пожелал взяться за честный труд и, перебираясь с места на место, переезжая из одного города в другой, падал все ниже и ниже, пока не дошел до преступления. Все это стало известно потом, здесь же, на месте поимки, он признался, что хотел взломать дверь склада и совершить хищение. С этой целью еще засветло он выломал доску в заборе, приставил ее, чтобы дыру не заметила охрана, и затем, дождавшись темноты, с топором в руках, проник на территорию. Он нарочно выбрал самый отдаленный склад, в расчете, что там ему легче удастся осуществить свой замысел, и — сразу же попал в объятия моего Джери. От страха и неожиданности топор выпал из рук взломщика, и сам он оказался в весьма жалком положении.

— Молодец собака! — приветствовал комендант подвиг моего друга, с нескрываемым одобрением глядя на Джери, который все еще продолжал коситься на задержанного и издавать глухое зловещее рычание. До этого вечера комендант скептически относился к возможности использования собак в качестве охраны; после описанного случая он сделался рьяным поборником служебного собаководства.

— Хотели испробовать шутя, а получилось всерьез... Крепко! — весело говорил Сергей Александрович, когда мы покидали территорию склада. Он был доволен, и особенно тем, что все произошло на глазах коменданта, которому теперь отныне «нечем крыть».

Джери шагал рядом со мной. Я с торжеством вел его домой. Проба его сил оказалась не только удачной, но совершенно не предусмотрено превратилась в испытание, которое могло грозить серьезной опасностью собаке, оплошай Джери перед врагом. Топор — не шутка, и я незаметно старался еще и еще погладить дога, испытывая блаженное чувство от сознания, что все кончилось так хорошо.

Этот вечер мне запомнился надолго. Впервые я на живом примере убедился, каким серьезным оружием может служить собака в руках человека. И это была моя собака, мною выращенная, мною обученная!

Взглянув на мое лицо, Сергей Александрович догадался о чем я думаю и сказал:

— Довольны? Вот то-то и оно... А помните, как вас пришлось уговаривать, чтобы вы занимались с собакой? Говорил вам: не пожалеете. Джери заработал сегодня вкусное угощение!..

Он помолчал и продолжал:

— А ведь это враг. Вы заметили, какими глазами он смотрел на нас? Как вы думаете? Просто вор? Нет. Вы не глядите, что он такой жалкий на вид, именно такими субъектами и пользуются наши недруги из-за рубежа. Ведь он не просто шел воровать: он хотел взять у государства, значит, навредить. А может быть, потом еще поджог бы, мы не знаем. Настоящий обломок прошлого! Работать не желает, стремится подрывать основы общественной безопасности... конечно, враг! Вот для ловли таких субчиков мы и должны дрессировать наших собачек! Мы боремся за спокойствие и порядок в нашем государстве, а это — почетное дело!

Последние слова он произнес с гордостью.

Я с любопытством прислушивался к его рассуждениям. Еще минуту назад я совершенно не задумывался над смыслом того, чему последнее время отдавался с таким увлечением; я видел только то, что, в сущности, было известно задолго до меня: что собака служит человеку — караулит, защищает его, ходит с ним на охоту; внезапно все предстало в новом свете.

Мысль, высказанная Сергеем Александровичем, показалась мне настолько неожиданной и новой, что я, увлекшись ею, пропустил мимо ушей несколько фраз собеседника.

— ...Капитализм оставил нам наследство в виде уголовных преступлений. Год от году их становится меньше. Но с тем большей энергией мы должны бороться с ними!

Внезапно Сергей Александрович сделался задумчив и несколько кварталов шел молча.

— А вы знаете, о чем я мечтаю иногда? — он схватил меня за руку и даже замедлил шаги. — Я мечтаю о том времени, когда не надо будет запирать на замок, не нужны будут караульные собаки и вообще сторожа... И я верю, что такое время наступит, и очень скоро. Более того, иногда, занимаясь дрессировкой караульных собак, я даже думаю о том, что мы, воспитывая в них злобу и недоверчивость, отнимаем у них самое драгоценное качество, приобретенное за тысячелетия жизни близ человека: любовь к человеческому роду.

Я с удивлением смотрел на него. Вот новость: я и не знал, что он философ!

— Куда же мы денем тогда наших собачек?

— Э-э, дорогой мой, применение найдется. И потом, к сожалению, до этого нашим питомцам придется еще немало поработать. Ведь стремление поживиться за счет ближнего или за счет общественной собственности является таким же пережитком в сознании человека, как и многие другие. У нас этому объявлена решительная борьба, но пока существует капиталистическое окружение, мы всегда должны быть начеку. Помните, как у поэта:

Революционный держите шаг, неугомонный не дремлет враг!

— неожиданно с пафосом продекламировал он.

— Стало быть... — подсказал я, когда он замолчал.

— Стало быть, — отвечал Сергей Александрович с улыбкой, — будем продолжать учить своих четвероногих для общественно-полезной деятельности. Кстати: на днях нам с вами представляется случай побывать в школе-питомнике розыскных собак... Хотите?

ПОСЛУЖНОЙ СПИСОК ИЩЕЙКИ.

Мы приехали в питомник в разгар рабочего дня. У Сергея Александровича было какое-то дело к здешней администрации, и пока он пропадал в конторе, я успел вдоволь насмотреться на занятия по дрессировке ищеек и (вообще основательно познакомиться с питомником.

Признаюсь, я ожидал встретить здесь каких-то особенных животных: собаки-ищейки всегда представлялись мне верхом совершенства, какими-то необыкновенными существами, сверхсобаками, наделенными способностью делать то, что не дано больше никому; и потому был несколько разочарован, увидев обыкновенных овчарок, как наши любительские, даже несколько хуже по экстерьеру, и только более тщательно надрессированных. Но мое разочарование быстро сменилось уважением, когда я поближе узнал о делах этих четвероногих тружеников. Кроме того, после недавнего разговора с начальником клуба я другими глазами смотрел теперь на все это. Увлечение, как еще недавно я был склонен считать свое приобщение к занятию служебным собаководством, перестало быть для меня просто увлечением, оно наполнилось новым содержанием, полным глубокого значения и смысла.

Прежде всего — к сведению тех, кто еще не очень ясно разбирается в этом вопросе: ищейка — это не порода, а специальность собаки, приобретаемая путем длительной дрессировки. Ищейкой может быть любая собака, обладающая достаточно острым чутьем (обонянием), и, к слову сказать, в каждой собаке сказывается ищейка, когда она по следу отыскивает хозяина. Но дрессировка по розыскной службе — одна из наиболее сложных.

Питомник розыскных собак находился на окраине города, в непосредственной близости к лесу, на территории специально выстроенного городка, обнесенного тесовым забором.

С восходом солнца начинается жизнь в городке. Громкие окрики людей, звонкий собачий лай несутся из-за забора.

— Лестница, лестница! — слышится команда, и по высокому ступенчатому сооружению, которое возвышается над забором, бойко взбегает собака. Наверху, на дощатой площадке, она садится и, поставив уши, с ожиданием смотрит вниз.

Эта лестница не простая; тут, в сущности, четыре лестницы: у одной ступеньки обыкновенной ширины, у другой — у́же, у третьей — еще у́же, а у четвертой — не ступеньки, а просто круглые брусья; и, тем не менее, собака сумеет подняться и спуститься по любой из них. Ведь когда начнется настоящая следовая работа, может не раз встретиться необходимость взбежать по обыкновенной пожарной лестнице, вскарабкаться по которой решится не всякий человек, но зато, не колеблясь, взберется дрессированная собака.

Прохожим, которые нет-нет да и задержатся перед открытыми воротами, видно, как в разных концах обширного двора люди в форме советской милиции занимаются с собаками. Вот выбежал из ворот один из проводников. Он протаптывает на пустыре несколько расходящихся веером следов. За ним выбегает второй, в костюме «дразнилы», быстро идет по одной из линий следов и скрывается в лесу.

За забором сердито лает собака. Вот и она показалась в воротах. Ее голова опущена так, что кончик носа почти касается земли. Она торопливо бежит по дороге, увлекая за собой проводника, едва удерживающего ее за поводок.

У разветвления следов собака ненадолго задерживается. Проводник поощряет ее:

— Нюхай, Гром, нюхай! — Но овчарка и без того тщательно нюхает. Выбрав направление, она опять бегом спешит к лесу, не отрывая чуткого носа от земли.

Через несколько минут они возвращаются назад. Перед собакой идет человек в костюме «дразнилы». «Преступник» найден и задержан!

Новый прием. Собаку уводят, несколько человек встают в ряд, у одного берут носовой платок. После приходит проводник с собакой. Он дает ей понюхать платок и подводит к кучке людей. Она обнюхивает каждого, и вдруг начинает яростно лаять и теребить за полу того, кому принадлежит платок. «Выборка человека» выполнена.

У нескольких человек берут несколько вещей — у кого платок, у кого перчатку, у кого пояс. Все это складывают в кучу; собаке дают понюхать одного из людей и подводят к вещам. Раздувая ноздри, она быстро расшвыривает их носом в разные стороны, хватает перчатку человека, которого она только что нюхала, и с остервенением ее треплет. «Выборка вещи» сделана.

Так изо дня в день тренируется собака, пока не научится безошибочно находить нужный запах, а по нему и человека. Увеличивается расстояние пробега, усложняется следовая трасса. И когда курс обучения окончен, когда четвероногие курсанты твердо усвоят все, что от них требуется, тогда ищейки со своими проводниками покидают школу-питомник и разъезжаются во все концы страны, чтобы там начать свою тяжелую героическую работу.

Представьте, что совершена домовая кража. Сразу же по вызову пострадавшего на место происшествия прибывают проводник с собакой, а затем начинается преследование похитителя. Собака упорно гонится за ним. Она бежит сквозь уличную суету, мимо магазинов, трамваев и автомобилей, не обращая внимания на прохожих, как бы ничего не слыша и не замечая. Тысячи запахов, тысячи самых разнообразных раздражителей мешают ей, лезут в ноздри, в глаза, в уши, и все же она слышит тот, который ведет ее, за которым она способна бежать без отдыха день и ночь, лишь бы найти, догнать, задержать... Ее голова пригнута низко к асфальту мостовой или тротуара, глаза сведены в одну точку и неотрывно смотрят себе под ноги, ноздри напряженно вздрагивают. Порой она задержится на секунду-две, обнюхает еще раз след, иногда закружится на месте и снова бежит, бежит...

Очень важно, чтобы след был свежий, чтобы он еще не успел затеряться, чтобы его не успели затоптать, не выветрились молекулы запаха.

Внезапно собака настигает человека, который идет, согнувшись под тяжестью большого узла. Он хочет свернуть в переулок, украдкой тревожно озираясь по сторонам, но — уже поздно: собака опознала его. Она бросается на него, бросается с яростью, с необычайной злобой, как будто понимает, что иного отношения этот человек и не заслуживает; вцепившись в одежду, треплет ее. Незнакомец пугается и роняет ношу наземь. Он уже догадывается, что дело худо, и готов бежать без оглядки, забыв про добычу, с одной мыслью — лишь бы спастись, скрыться, но немедленно раздается повелительный окрик:

— Ни с места! Гром, ко мне! Рядом! Потрудитесь, гражданин, поднять узел и следовать за мной.

Собака, все еще злобно рыча, занимает место у ноги проводника и затем идет рядом с ним, конвоируя неизвестного, который тщетно бросает взгляды вокруг себя, высматривая, как бы ему улизнуть. Но улизнуть невозможно: собака идет по пятам. А от нее не убежишь. Она не опускает с него глаз, с ненавистью следит за каждым движением... Попробуй сделать лишь шаг в сторону — зарычит предупреждающе, попробуй бежать — догонит в два прыжка!

Они приводят вора с его добычей в отделение милиции, и там ему остается только признаться во всем. Таким образом, преступление раскрыто, имущество возвращено законному владельцу, преступника ждет заслуженное наказание.

Розыскная служба известна давно. Лет пятьдесят назад громадную популярность в России приобрела полицейская собака Треф. Ее возили «на гастроли» из Петербурга в Москву и обратно, в другие города. Описанию подвигов Трефа много внимания уделяли газеты и журналы. Одно время это сделалось даже модной темой, а кличка «Треф» надолго стала нарицательной для всех розыскных собак.

Но в условиях царской России собаки-ищейки служили интересам имущих классов, защищая от посягательств лишь добро зажиточных слоев населения. В наши дни они оберегают мирный труд и спокойствие советских граждан, охраняют их имущество и социалистическую собственность.

Мне удалось собрать факты, относящиеся к деятельности одной ищейки службы уголовного розыска. Они относятся к 1929—1932 годам, когда в стране еще происходила классовая борьба, и остатки кулачества и прочих врагов Советского государства мстили советской власти за свое поражение поджогами хлеба в колхозах, угонами скота, стараясь, проникнуть на промышленные предприятия, чтобы вредить там, устраивают покушения на жизнь передовых людей. Их действия нередко направлялись вражеской агентурой из-за границы. Обычное на первый взгляд уголовное преступление очень часто оказывалось на поверку актом классовой борьбы.

В кратких записях день за днем повествуется о подвигах собаки. Они заслуживают того, чтобы с ними познакомился читатель.

_____

По окончании школы-питомника на Урале ищейка Гром и ее проводник были направлены в один из районов советской Средней Азии, недалеко от границы. Для собаки и человека началась страдная пора. Вызовы случались и среди бела дня и в глухую полночь. И редко-редко удавалось нарушителю общественного спокойствия скрыться от грозного четырехногого преследователя!

...В пригородном хозяйстве налетчики увели несколько голов крупного рогатого скота, забрали инвентарь. Сторожа, пытавшегося помешать грабежу, жестоко избили и связали.

На место происшествия привезли Грома. Овчарка долго кружилась на скотном дворе, вынюхивала привязи, стойла, перегородки. Когда ей дали одежду избитого сторожа, она в течение нескольких минут исследовала носом складки материи, потом опять принялась обнюхивать помещение, особенно интересуясь привязями, и вдруг, залаяв, с внезапной яростью схватила что-то в углу.

Нож! Преступники обронили его впопыхах, когда отрезали крепко затянутые привязи. Запах был найден, и, опустив голову к земле, почти касаясь черной мочкой носа каменистой дороги, Гром помчался по следу. Люди с трудом поспевали за ним.

Остался позади поселок; Гром долго бежал по проселочной дороге, не останавливаясь ни разу, потом свернул на шоссе, с шоссе — снова на проселочную дорогу. Все дальше, дальше бежала собака. Люди, следовавшие за нею, уже начали выбиваться из сил, а она, казалось, и не собиралась останавливаться. Уж не сбилась ли она со «следа? Нет, ее уверенный вид не говорил об этом.

Десять, двенадцать километров бежит собака... Сколько осталось еще? Но вот впереди показалось небольшое селение. Ого, да тут уже рукой подать до рубежа! Гром, не задерживаясь, пробежал по улице, минуя несколько домов, свернул в переулок и, наконец, описав дугу вокруг стоявшей на отлете усадьбы, принялся неистово лаять перед воротами. Испуганный хозяин дома долго не хотел открывать ворота, но, в конце концов, вынужден был это сделать.

Во дворе, под навесом, стоял украденный скот. Налетчики собирались либо прирезать его, чтобы потом сбыть мясо, либо ночью перегнать через границу. Сорвалось!

Гром пробежал по следу около двадцати километров.

...Поздно вечером секретарь сельской партийной организации возвращался с собрания домой. У самого дома неожиданно навстречу ему из-за угла метнулись какие-то тени. Он остановился, но было уже поздно. Сверкнула вспышка огня, грянул выстрел, другой — секретарь упал. Падая, он закричал.

Услышав голос мужа, на крыльцо выбежала встревоженная жена секретаря. Две пули скосили и ее.

Из темноты вынырнул один из стрелявших. Быстро оглядевшись по сторонам, наклонился над своими жертвами. Заметив, что одна из них еще дышит, схватил тяжелый булыжник и со злобой изо всей силы ударил истекающего кровью человека по голове, затем, отшвырнув камень далеко от себя, пустился бежать.

На крики о помощи, на грохот выстрелов из ближайших домов выскочили соседи. Жена секретаря была мертва, сам он тяжело ранен. Убийцы скрылись.

О покушении (сообщили в уголовный розыск. В селение немедленно прибыли на автомобиле Гром и его проводник. Убитая все еще лежала на том месте, где совершилось злодейство (ее нарочно не трогали, чтобы не затоптать следы); раненого внесли в дом.

Гром обнюхал тело женщины, потом закружился по улице, перепрыгнул невысокую глинобитную стенку и там, в саду, наткнулся на окровавленный камень, обследовал его и ринулся по следам.

Спустя сорок минут, проделав длинный петлистый путь (видимо, преступники опасались, что их будут преследовать, и старались запутать следы), собака ворвалась в чью-то квартиру и с лаем набросилась на пожилого угрюмого человека. Убийцу схватили. Он сознался в преступлении и выдал соучастников, которые жили неподалеку.

Они хотели убить секретаря по мотивам классовой мести. Один из бандитов был местный кулак, уже судившийся в прошлом, связанный с басмачами, другой — проворовавшийся растратчик, третий пришел из-за рубежа, куда тянулись нити преступления.

Убийцы были так ошеломлены столь быстрой развязкой, что даже не пытались отпереться. Со страхом и ненавистью глядя на конвоировавшего их Грома, они растерянно повторяли:

— Ай, шайтан-собака! Ай, шайтан!..

В этот раз Гром поразил даже своего вожатого. Обычно принято считать, что запах крови отбивает у собаки чутье. Но в данном случае именно окровавленный булыжник помог овчарке найти убийц.

...В цехе был похищен манометр. Это было не простое воровство, а тонко задуманная диверсия. Отвинчена была одна маленькая деталь — остановился весь агрегат.

Гром долго кружился около машины. Обнюхивал приборы, рычаги управления. Видимо, запах преступника присутствовал здесь, но запахи железа, машинного масла и эмульсий мешали собаке. Особенно долго и тщательно Гром обследовал головку, с которой был свинчен манометр. Наконец, пес закончил свои исследования и направился к выходу из цеха.

След вывел его за заводские ворота, но у трамвайной остановки оборвался. Тщетно кружилась собака около этого места, вбирая в себя все запахи, какие только мог уловить ее чуткий влажный нос. В конце концов, она села и виновато посмотрела на проводника. Вредитель, очевидно, уехал на трамвае.

Вторичные поиски прервались на том же месте.

Но назавтра враг сам вновь напомнил о себе. Считая себя неуязвимым, он продолжал творить свое черное дело. Рабочие обнаружили в куче угля, который загружали в печь, динамитный патрон. Диверсия не удалась только благодаря бдительности кочегаров.

В угле запах врага, конечно, был утерян. Зато стало ясно другое: враг здесь, на заводе, — здесь его и надо искать.

У проводника созрело решение — поставить Грома в проходной будке. Однако возникло сомнение: прошло уже более суток, помнит ли собака вчерашний запах? На всякий случай решили дать ей еще раз понюхать то место, откуда был свинчен манометр, хотя и это едва ли что-либо могло дать ей.

Кончилась смена. Гром стоял в проходной между проводником и дежурным вахтером и тянулся мордой к каждому выходившему с завода. Прошли сотни людей, а он все оставался спокойным. Конечно, он уже забыл запах. Было бы нелепо ожидать, что он все еще помнит его, и на что-то надеяться...

И вдруг глухое рычание заклокотало в глотке собаки. Шерсть на ней поднялась дыбом, верхняя губа приподнялась, обнажая желтоватые клыки...

В проходную вошел человек в обычной заводской спецовке. Он предъявил пропуск по установленной форме и шагнул к выходу, намереваясь уйти, но по знаку проводника его задержали. Собака уже рвалась с поводка, стараясь наброситься на него. Неужели это и в самом деле он, вчерашний похититель манометра?

Твои верные друзья

Он категорически отрицал свою вину и вообще ни в чем не признавался, держась уверенно и спокойно, даже был оскорблен предъявляемыми ему обвинениями. Документы у него были в полном порядке, обыск на квартире не дал никаких результатов. Не нашли ни манометра, ни каких-либо других компрометирующих материалов. Единственной уликой было поведение собаки; на этот раз сомнение взяло даже проводника.

После некоторого раздумья проводник решил проверить еще раз. Снова привели овчарку в квартиру задержанного, дали ей понюхать его вещи. Гром вел себя очень уверенно. Без всяких колебаний он направился к двери, спустился по лестнице и выбежал на улицу. Он привел... к заводу.

Проводник сообразил, что собака идет по ложному следу. Вернувшись к дверям квартиры, он снова заставил ее: «Нюхай, нюхай! След!» И действительно, теперь овчарка пошла в другую сторону. Завернув за угол, она привела проводника к мусорному ящику. Открыв ящик и разрыв мусор, он нашел похищенный манометр. Преступник спрятал туда манометр час-полтора назад, и это-то помогло собаке найти его.

Продолжать отпираться дальше, разыгрывая из себя оскорбленного человека, было бесполезно. Улики были налицо. Диверсант сознался во всем.

...Агент уголовного розыска и проводник с собакой везли в поезде задержанного грабителя. Час был поздний, пассажиры спали, пойманный лежа на верхней полке и отвернувшись к стенке, казалось тоже спал. Собака лежала на полу, положив свою тяжелую голову на передние вытянутые лапы.

Сон начал морить и работников уголовного розыска. И вдруг, резко перегнувшись с полки, казавшийся еще минуту назад крепко спящим, грабитель схватил со столика бутылку и ударил по стеклу. Со звоном посыпались осколки. Клубы морозного воздуха заволокли купе. В этих клубах мелькнули ноги и полы пальто грабителя, — он на полном ходу поезда выпрыгнул в окно.

Но он прыгнул не один. Мгновением позднее с полу взвилось длинное мускулистое тело собаки. Одним прыжком Гром перелетел сквозь разбитое окно, подобно тому, как в цирке собаки прыгают в горящий обруч, даже не задев острых осколков, торчащих по краям, и провалился в темноту ночи.

Поезд остановили. Агент и проводник выскочили из вагона и побежали по полотну дороги назад.

На снегу чернели человек и собака. Беглец даже не успел выбраться из сугроба, как овчарка настигла его. Многие признаки указывали, что он сдался только после отчаянной борьбы: пальто было порвано, лицо и руки окровавлены, снег истоптан и забрызган кровью. Он сидел на корточках, боясь пошевелиться, вздрагивая от порывов резкого пронизывающего ветра, а перед ним стоял Гром, взъерошенный, страшный, и не спускал горящих глаз со своей жертвы.

...И последняя история.

Вооруженная банда, пришедшая из-за рубежа, совершила налет на отделение Госбанка. Скрыться преступники не успели. Милиция, работники уголовного розыска настигли налетчиков на окраине города. Те укрылись в подвале каменного дома, забаррикадировали окна и двери и стали защищаться.

Завязалась перестрелка. Дом окружили со всех сторон, но проникнуть в подвал не удавалось. Бандиты были хорошо вооружены.

Тогда, чтобы не затягивать развязку, решили в подвал пустить собаку. Привели Грома. Проводник вместе с овчаркой подполз к окну подвального этажа. Собака глухо ворчала и время от времени лизала руку своего друга-проводника, как бы говоря ему: «Не сомневайся, уж я сделаю все, что могу...» А у него тоскливо ныло сердце: собаке грозила серьезная опасность.

Резкое «фасс!» подбросило собаку, как будто электрическим током. Гром вскочил в разбитое окно и скрылся в подвале. Оттуда загремели выстрелы; в следующее мгновение выстрелы прекратились, из подвала донесся шум борьбы, проклятия и стоны людей, злобный вой собаки.

Воспользовавшись замешательством бандитов, осаждающие ворвались в помещение. Страшная картина предстала перед ними. Десятеро налетчиков сражались с одной собакой. В тесном полутемном помещении они никак не могли нанести ей решающего удара, а она металась между ними, рвала, кусала, молниеносно нападала и так же молниеносно отскакивала. Слышались крики боли, брань, удары, кто-то на четвереньках полз к выходу...

Банду обезоружили. Пришел конец и силам собаки. Она была вся изранена, залита кровью собственной и кровью врагов, но у нее еще хватило силы, чтобы признательно лизнуть склонившегося над нею проводника... Одна пулевая рана тянулась под кожей от загривка до хвоста, — Гром по всей длине словно был прошит иголкой. Видимо, эта пуля попала в него, когда он прыгал в окно. Какой же живучестью должна обладать собака, чтобы сражаться после этого!

По выздоровлении Гром продолжал свою опасную работу.

Заканчивая это краткое описание дел одной собаки, я хочу добавить от себя: не всегда собака выходит живой из схватки с врагами. Немало таких четвероногих героев трагически гибнет на своем посту.

ПРОГУЛКА НА ХРУСТАЛЬНУЮ.

Я уже говорил, что мы с Джери много гуляли. Мы гуляли с ним и днем, и ночью, в любое время года, при любой погоде. Это закаляло щенка, и закаляло не только физически. Еще когда он был совсем маленьким, я заметил, что ночью мой Джери делается очень осторожен и недоверчив. Вначале, попав из светлой комнаты в темноту, он трусил и жался к хозяину, но потом вскоре осмелел и перестал пугаться различных предметов, которые при вечернем освещении выглядели совсем по-другому, хотя и продолжал держаться все время настороже. Он нюхал землю и воздух, чутко наставлял свои треугольные ушки, ловя ими каждый шорох. Это не была трусость; ночью все животные держатся настороженнее, чем днем, при ярком свете,

С возрастом все более стали проявляться особенности поведения Джери. Днем, в толпе, он обычно вел себя миролюбиво и покладисто; можно было наступить ему на лапу, нечаянно толкнуть в бок, — он отскочит, посторонится, и только. Но вечером, в безлюдном, пустынном месте он становился злюкой, недоверчивым, ко мне не подпускал никого и на двадцать шагов. Инстинкт, который так замечательно служит животным, подсказывал ему, как и где он должен себя держать. Это была одна из примечательных сторон его натуры.

Я помню, как однажды мы стояли с ним в очереди у билетной кассы на станции Кузино; его толкали, отдавили ему лапу, — он даже не попытался огрызнуться; и припоминаю другой случай, когда поздно вечером на улице на меня вздумали напасть пьяные хулиганы. Они, вероятно, думали «позабавиться», но «забава» вышла для них плохой. В темноте они не заметили собаки, шедшей рядом со мной. Едва один из них сделал подозрительное движение, как бы замахиваясь, чтобы ударить меня, как в ту же секунду Джери прыгнул на него.

О, теперь с Джери шутки были плохи! Впрочем, он, видимо, хорошо понимал силу своих клыков и считал нужным пускать их в дело только при крайней надобности. Он просто сшиб пьяного забавника с ног и, как куль мякины, сбросил его с тротуара в канаву. Перед вторым хулиганом он встал на дыбы, положил передние лапы ему на плечи и убедительно зарычал своим низким грозным басом прямо в лицо. Нужно ли говорить, какое это произвело действие!

Я ходил с Джери в ночь-полночь в самых глухих местах и не опасался, что со мной может что-нибудь приключиться.

Я часто брал Джери в свои поездки по Уралу, и он так благопристойно держал себя, что почти не обременял меня. За свою жизнь Джери проделал тысячи километров в поезде и в автомашине.

Когда мы впервые ехали по железной дороге, мне пришлось втаскивать Джерку в вагон чуть ли не на руках. Попав туда, он нервничал всю дорогу. Ему не сиделось, не лежалось, не стоялось; пол под ним сотрясался, скрипел, все вокруг стучало, бренчало; теснота, неудобство, везде чужие люди... Освоившись, он перестал обращать на это внимание. Я без церемоний запихивал его под лавку, и он лежал там, пока не наступало время выходить.

Позднее он так привык к виду поезда, что, едва попав на перрон, немедленно тянул меня в первый попавшийся вагон, сам без понуждения вскакивал на подножку, с подножки в тамбур, — я с трудом поспевал за ним. В этом случае он, конечно, был на поводке, но — вопреки железнодорожным правилам — без намордника. Я не приучил его во-время к наморднику, а приучить взрослым уже оказалось невозможным; впрочем, Джери ни разу не заставил меня пожалеть об этом. Иногда, правда, это вызывало возражения со стороны проводницы, она грозилась не пустить в вагон, но обычно не успевала исполнить свою угрозу: Джери без рассуждений пролетал вперед, все шарахались в стороны, и мы оказывались в купе. А дальше уже не случалось осложнений, ибо Джери во всех отношениях вел себя безупречно, вызывая общее восхищение. Несколько труднее привыкал он к автомобилю (вероятно, из-за газов, выделяющихся из мотора и раздражающих острое обоняние собаки) но, в конце концов, освоился и с ним.

Ни разу Джери не оскандалился, не подвел меня.

Но случалось и нам с ним попадать в такие переделки, из которых мы с трудом уносили ноги.

Однажды мы с Джери на полном ходу вылетели из грузовика и лишь чудом не переломали костей. В другой раз нас обоих чуть не подняли на рога коровы.

Знает ли читатель, что такое корова, когда она собирается вступить в единоборство с волком? О, это совсем не та мирная и ленивая в движениях буренушка, какой мы привыкли видеть ее! Это страшный зверь, одинаково опасный и для волка и для человека. И известно ли вам, что крупную собаку очень часто коровы принимают за волка? Вы этого не знали? И я не знал. И едва жестоко не поплатился за свое незнание.

Мы с Джери ходили на «разрезы», километрах в пяти от города. Когда-то на этих «разрезах» старатели мыли золото; потом выработки заполнились водой, образовались озера, с живописными заливчиками, с очаровательными тенистыми уголками, с тихими вербами, низко склонившимися над изумрудной зеленью воды, с карасями, снующими в глубине. На «разрезах» можно было хорошо отдохнуть, помечтать, половить рыбку; Джери купался, гонялся за аппортом.

Весело в лесу с собакой! Вы неторопливо идете по узкой дорожке, среди одуряющего аромата цветов, а Джери кружится вокруг вас. То забежит вперед, то отстанет, что-то вынюхивая в густой траве, то припустит за улетающей птичкой. Приятно смотреть на собаку! Она так рада, так остро ощущает это приволье; ее уши слышат то, чего не слышим мы с вами, нос обоняет такие ароматы, о которых вы даже не догадываетесь.

Джери на природе делается сам не свой. Он слушает в четверть уха, следит за вами в четверть глаза; все его внимание, все органы чувств поглощены блаженным ощущением свободы, все существо от черной мочки носа до кончика хвоста растворилось в этом благоуханном мире. Его интересует каждая былинка; увидел букашку — замер над ней; вспорхнула бабочка — бросился догонять ее... Впереди, меж кустов и деревьев, блеснуло зеркало озера. Ох, вода! И он мчится к воде; вы еще только подумали о купанье, а он уже вылезает мокрый на берег, гладкий и лоснящийся, как морской лев, и, сильно встряхиваясь, окатывает вас холодным душем...

Гадюка переползет дорогу, скорей кричишь догу: «Ко мне!», а сам запустишь в змею камнем. Бывают и другие приключения. На «Чертовом городище» Джерку так закусали оводы, что пришлось забросать его в яме березовыми ветками, и только тогда он нашел некоторое успокоение. Но — как же без этого? На то и лес!

Однако, вернемся к коровам. Мы были на обратном пути с «разрезов», когда впереди мелькнули пестрые медленно передвигающиеся пятна. Большое стадо коров рассыпалось по лесу и неторопливо двигалось в ту же сторону, что и мы.

Мне и в голову не могло придти, что из этого может получиться что-либо неприятное. Мы вышли на опушку, ближние коровы были метрах в двадцати от нас, когда вдруг Джери начал проявлять признаки беспокойства. Он как-то тревожно закружился около меня, раздалось громкое фырканье, я оглянулся, — коровы, пригнув к земле головы и выставив вперед рога, наступали на собаку.

Я закричал и замахал на коров руками — никакого впечатления. Они шли грозной стеной. Как-то особенно отчетливо я увидел самую близкую из них — большую черную красавицу, с длинными острыми рогами и сверкающими белками глаз. Я подозвал собаку к себе и взял Джери за ошейник, но получилось еще хуже. Теперь уже не Джери, а оба мы оказались в центре атаки.

Только тут я понял, что дело плохо, надо спасаться. Отпустив Джери, я скомандовал: «Беги! Беги!» Он, казалось, понял меня и огромными прыжками устремился вперед. Коровы тотчас оставили меня и погнались за ним.

Сознаюсь, я испугался не на шутку. Если бы Джери не отбежал от меня, они забодали бы нас обоих. К счастью, опасность уже миновала.

Состязаться в беге с ним они не могли, и скоро отстали. А он, как только преследование прекратилось, вынырнул откуда-то из-за кустов, и мы поспешили прочь от опасного соседства.

Мы уже ушли на километр, а я все еще ощущал удары своего сердца. И Джери уже не так беззаботно кружился на местности. Отбежав недалеко, он сейчас же возвращался и, взглядывая на меня, как бы хотел сказать: «Вот какая история... Ну и влопались мы с тобой! Хорошо еще, что так легко отделались!..».

Это приключение с коровами надолго запомнилось мне.

И запомнился поход на гору Хрустальную, которым я устроил генеральную проверку выносливости Джери.

Гора Хрустальная расположена километрах в семнадцати-восемнадцати от нашего города; туда и обратно — тридцать пять. Это — для нас с вами. А для Джери — в три раза больше, потому что собака на прогулке испетляет всю местность.

Вот и отправились мы с Джери в поход, выбрав для этого денек потеплее. В пути нас спрыснуло дождичком, — погода уральская переменчива! — потом высушило и пригрело. Вперед дошли без остановки. На горе, сложенной из чистого кварца и конусом возвышавшейся над лесом, нас снова застигнул крупный дождь. Холодный душ не нравился Джери. Пес тряс головой, сел под деревом и ежесекундно дергал ушами, с уморительным выражением, которое говорило: «Ничего не понимаю: да что он ко мне привязался?!..».

С горы открывалась широкая панорама окрестностей — леса, горы, далекие пруды и озера. Чуть маячили вдали городские постройки. Над ними всплывали дымы заводов.

Отдохнув на горе и обсохнув под солнцем, которое опять не замедлило появиться, как только туча переместилась на небосводе, мы двинулись в обратный путь.

Я заметил, что Джери уже не так резв, как был утром. Он, как видно, начал уставать, и зеленая трава, кусты за обочиной тракта перестали привлекать его. Он шел рядом со мной и не стремился отбежать в сторону.

Устал и я. Но я тратил силы экономно, предвидя тяжелый обратный путь. Джери же явно «перерасходовался» еще на «переднем» пути.

Вскоре из положения «рядом» он переместился за мою спину, и не шел, а тащился, буквально наступая мне на пятки. Силы падали с каждым часом. Несколько раз он останавливался; пришлось останавливаться и мне. Сказать правду, я тоже плелся из последних сил.

Прошли еще километра три-четыре. И тут мой Джери забастовал. Он лег и отказывался подниматься. Сколько я ни понуждал его продолжать путь, ничего не получалось. Тогда, оставив его лежать на дороге, я двинулся один. Пройдя метров пятьдесят, оглянулся. Джери продолжал лежать и смотрел мне вслед умоляющими глазами. Я пошел дальше. Только когда я отдалился от него метров на триста, он медленно поднялся и побрел за мной. Пришлось остановиться и подождать его. Не дойдя до меня несколько метров, он шевельнул виновато хвостом и лег.

Вот беда! До города оставалось еще километров пять, а Джери, казалось, не мог сделать и шага. И как нарочно ни одной попутной машины. Эти пять километров мы шли до позднего вечера. Но ничего, ничего! Для огорчений не было оснований. В общем Джери показал не плохую выносливость. Во всяком случае, для его возраста это было серьезное испытание, и не всякая городская собака смогла бы пробежать такое же расстояние, какое он вымерял в этот день своими длинными ногами. В таких походах он набирался сил и здоровья, а они в будущем очень пригодились ему. В походах крепла и наша дружба.

Мать всплеснула руками, увидев, в каком виде явился Джери. Кожа на нем обвисла, он весь обмяк и шатался.

После этой прогулки Джери отсыпался три дня. Он вставал только, чтобы съесть очередную порцию пищи и сходить на улицу, а затем снова валился на подстилку. Мне не трудно было представить, как ныли, у него все члены: мои ныли ничуть не меньше.

По прошествии трех суток он снова был, как всегда, весел и бодр и готов пуститься в. новое путешествие.

ПРАЗДНИК МОХНАТЫХ ДРУЗЕЙ.

В середине лета была назначена выставка служебных собак — первый крупный смотр служебного собаководства в наших местах.

Выставка!.. Если вы не держите Джери или Рэкса, то это слово говорит вам очень мало. В лучшем случае (и то, если только будет благоприятная погода) вы придете с видом праздного зрителя погулять по выставке. Но если у вас есть дома четвероногое существо, которое вы любите, холите, существо, к которому вы привязаны всей душей, которое состоит на учете в клубе служебного собаководства и в случае войны может быть мобилизовано в армию, — тогда вы отнесетесь к этому совсем иначе. Слово «выставка» прозвучит для вас, как сигнал трубы. С того часа, как объявят выставку, для каждого истого собаковода начнется полоса волнений и ожиданий, длинная цепь надежд, взлетов и падений, пока все это в один прекрасный день закончится либо большой радостью, либо большим огорчением.

Если ваша собака получила приз — это триумф, и вы уходите с выставки победителем: с высоко поднятой головой, с горделивым чувством, которое сладко щекочет ваше самолюбие, останавливаясь почаще, чтобы дать возможность болельщикам подольше насладиться видом вашего животного. Собаку вы называете самыми ласкательными именами, придя домой, без меры пичкаете ее лакомствами и потом в течение многих месяцев бессчетное число раз пересказываете всем друзьям и знакомым, как все это получилось.

Но если вам вручили только скромную бумажную табличку с надписью «хорошо» или «удовлетворительно», — вы уходите мрачный, кляня всех судей и всех собак, недовольный и собой, и своим питомцем, стараясь не попадаться на глаза соседским мальчишкам. Вы даете себе обещание, что больше ноги вашей не будет на выставке... Должна пройти по меньшей мере неделя или две, чтобы ваша боль утихла и Рэкс снова занял свое место в хозяйском сердце.

Чего не наслушаешься на выставке! Одни ругают судью, другие его хвалят. Вам докажут, что он ничего не смыслит в собаках, и тут же вы услышите, что он самый замечательный специалист в своей области. Начнется спор, вы послушаете-послушаете и уйдете, потому что конца спора не дождаться. На какой-нибудь отдаленной аллейке вам покажут неказистую собачонку с крючком вместо хвоста и объявят, что она — здешняя знаменитость и будет претендовать на первое место; а через час окажется, что самая большая знаменитость в это время мирно спала у соседнего прикола, свернувшись калачиком и спрятав все свои «достоинства» в пушистый хвост, пока их не открыл судья на ринге...

Готовиться к выставке начинают задолго до ее открытия. Надо припасти необходимое оборудование: веревки для ограждения рингов, бачки для воды, цепи, колья, типографские бланки с оценками, номера, медали и дипломы, надо пустить рекламу по городу, чтобы пришло побольше публики, — ибо выставка преследует и агитационные цели, — договориться с администрацией парка...

Но главная подготовка происходит в домах любителей. Собак моют, вычесывают, чаще выгуливают, больше занимаются с ними, лучше кормят... Вы скажете, что я увлекаюсь? В таком случае, вы никогда не держали выставочных собак и не знаете, что это значит.

Выставка — большое и знаменательное событие, смотр достижений за год, проверка качества работы собаковода. Хорошо ли, правильно ли вырастил он свою собаку, сумел ли сделать из щенка полезное и ценное во всех отношениях;животное или получил посредственность. На выставке, кроме того, вы можете воочию увидеть, — если не видели раньше, — демонстрацию («показ») работы служебных собак: как идет по следу ищейка, как производится поиск раненого и т. д. Выставка — это праздник собаководства, юбилей любителя и его мохнатых друзей. И не случайно в дни подготовки к этому событию клуб живет особенно напряженной и активной жизнью.

Собаководство — это не только животноводство, но и спорт, и, как всякий спорт, связано с здоровым, полезным азартом, с горячей заинтересованностью. Этот азарт достигает своей кульминации на выставке.

В то лето мы готовились к выставке с особым волнением. Шутка ли: впереди предстоял Всесоюзный юбилейный смотр служебного собаководства. Исполнялось десять лет со дня организации дела служебного собаководства в Советском Союзе, лучшие собаки, отобранные на областных и краевых выставках, могли попасть на смотр в Москву. О поездке в столицу мечтал каждый из нас. А вдруг Джери выпадет такая удача... Нет, нет, я не решался даже думать об этом!

К тому времени производственная деятельность нашего клуба уже достигла значительных размеров. Многие из нас ездили на промышленные предприятия, в колхозы и совхозы, помогая налаживать караульную и пастушью службу. Караульные собаки стали все чаще применяться на охране фабрик и заводов, рынков, складов, сооружений железнодорожного транспорта. На первых порах общее руководство всей этой работой сосредотачивалось в стенах клуба.

Первого мая мы, многочисленная группа любителей и их собаки, участвовали в общегородской демонстрации трудящихся. Публика смотрела на нас с интересом. Мы шли широкой колонной, по шесть человек в ряд, у каждого, у левой ноги, — собака. Важно, выпячивая грудь и закидывая голову, как жеребенок, прошел мимо трибун Джери. Его рост и горделивый вид привлекали к нему особенно много любопытных взоров.

Для нас, молодых членов клуба, выставка представлялась чем-то таинственным, полным волнующей неизвестности. Я не раз участвовал с Джери в выводках щенячьего молодняка, но выставки еще не видел. Первой она была не только для моего дога, но и для многих других молодых собак. Как-то «пройдет» на ней Джери? Какую заслужит оценку? А вдруг он хорош лишь в моем представлении и все его достоинства — кажущиеся? Такие вопросы мучили не одного меня. Каждый любитель волновался и «переживал» за свою собаку.

И вот настал день открытия выставки.

Уже с утра в городе можно было заметить что-то необычное. Отовсюду двигались любители, ведя на поводках своих питомцев Город еще никогда не видел столько животных у себя на улицах. Проносились грузовики, переполненные людьми и собаками. Это везли иногородних гостей с вокзала или прибывали команды ведомственных организаций. В этот день даже трамвайные кондукторши сделались настолько любезными, что милостиво позволяли садиться с собаками в вагон. Впрочем, дело было тут не в любезности, а просто клуб договорился о том, чтобы в дни выставки был разрешен проезд с собаками в трамвае.

У ворот сада, где должна проходить выставка, выстроилась длинная очередь людей и животных. Прежде чем пропустить в ворота, врач осматривал живые экспонаты. Но они прибывали так быстро, что он не успевал справляться со своими обязанностями, и шумливая, рычащая и лающая вереница быстро росла.

В выставке участвовали собаки крупнейших городов Урала — Свердловска, Челябинска, Молотова (тогда он еще назывался Пермью), Нижнего Тагила. Больше всего, разумеется, было наших городских собак. Удалось привлечь к участию в смотре охотников-промысловиков с их пушистыми лайками. Лайки, благодаря тому, что они используются и как служебные, и как охотничьи собаки, нередко участвуют в выставках несколько раз в году. Прибыли гости из-за пределов нашего края. Для экспертизы собак приехал всесоюзный судья из Москвы.

Наконец, санитарный осмотр закончен, — животных развели по предназначенным им местам. Необычное, занятное зрелище привлекло массу публики. Толпы празднично одетых горожан (сегодня воскресенье) заполнили все уголки обширного тенистого парка «Зеленая роща» и с любопытством, смешанным с опасением, осматривали беспокойные экспонаты.

Ого, сколько собак в нашем городе! Их сотни и сотни. Когда они собраны вот так все вместе на сравнительно небольшом пространстве получается весьма внушительное зрелище. Сергей Александрович был безусловно прав, твердя нам, что клуб служебного собаководства — массовая организация, способная вершить серьезные дела.

Шум, гам, лай, вой... Неопытного посетителя эта какофония так оглушает, что в первую минуту он совершенно теряется и долго нерешительно топчется у входа, не зная, куда направиться. Кажется, что вот-вот все эти страшные псы сорвутся с привязей и набросятся на тебя... Но все опасения быстро рассеиваются, и вы с возрастающим интересом переходите от одной группы животных к другой.

Твои верные друзья

Наибольшее восхищение вызывали кавказские овчарки.

— Неужели это собаки? — недоверчиво спрашивали некоторые из посетителей и изумленно качали головами.

Их вопрос был вполне обоснованным. На неподготовленного человека кавказские овчарки производят необычайно сильное впечатление. Огромные, покрытые длинной густой псовиной животные, больше похожие на львов, нежели на собак, держались важно, молчаливо, сурово поглядывая на глазевших людей. Лишь когда кто-нибудь, забыв об осторожности, пробовал сунуться поближе (впрочем, таких находилось немного: внушительный вид «кавказцев» удерживал на почтительном расстоянии даже самых храбрых), грозный, хриплый рык мигом заставлял чрезмерно любопытного отскочить назад.

Тут уместно вспомнить историю, с которой было связано появление в нашем городе кавказских овчарок. Об этой истории в свое время много говорилось в клубе.

Непрерывно возраставшая потребность в караульных собаках (строились новые заводы, служебное собаководство пускало все более глубокие корни в хозяйственную жизнь) заставила наше собаководческое начальство, и прежде всего Сергея Александровича, задуматься над тем, как удовлетворить все заявки. Решено было заготовить караульных собак на Кавказе, послав туда опытного человека. Выбор пал на Шестакова. Снабдили его соответствующими документами и письмами, дали крупную сумму денег, и наш Шестаков отбыл.

В различных районах Армении и Грузии Шестакову удалось закупить около сорока овчарок (точнее, их было тридцать девять и два трехмесячных щенка). Он погрузил их в товарный вагон, взял запас фуража на дорогу и тронулся в обратный путь на Урал.

Он рассчитывал добраться до дому за 14—15 суток, но его расчеты оказались спутанными тем, что вагон двигался значительно медленнее. Не забудем, что это происходило в начале 1934 года. По дорогам двигались грузы для строек второй пятилетки, их пропускали в первую очередь, — этого-то и не учел Шестаков, намечая сроки своего путешествия. Одна ошибка повлекла другие: у него оказалось меньше фуража, чем требовалось, и в обрез наличных денег.

Чтобы не заморить собак, вынужденный растягивать деньги и продукты, Шестаков начал экономить на собственном питании, действуя по старой пословице: хороший хозяин сам не съест, а скотине даст, — потом начал продавать кое-какие вещи.

Надо представить его положение: сорок свирепых псов, ловящих каждое движение вожатого и только ждущих момента, как бы наброситься на него, и он — один в этой движущейся псарне, запертый в тесной коробке, из которой и не выскочишь, пока не остановится поезд, — если собаки начнут рвать тебя... Поистине это требовало настоящего бесстрашия!

В вагоне имелись нары; собаки были на нарах, под нарами. Они были привязаны накоротко, на прочных цепях. В первые два-три дня они часто схватывались друг с другом, а разнимать их очень трудно. Пока разнимаешь двоих, сзади тебя хватают другие.

В течение первых же часов они порвали у него шинель, поранили пальцы. Сначала он бинтовался, потом бросил.

В вагоне стояла неимоверная духота. Выводить собак на стоянках Шестаков не рисковал — это было слишком сложно: каждый раз отвязывать и привязывать, спускать на землю и снова поднимать, ежесекундно ожидая, что собака переключится на тебя. Приходилось вагон мыть горячей водой.

Ночами было холодно, — Шестаков раздобыл железную печурку и принялся нажаривать ее. Собаки тоже тянулись к теплу. Один крупный пес сильно подпалил себе хвост и бок и чуть не сгорел живьем. Из серого он сделался желтым, от него несло паленой шерстью.

— Эх ты, паленый, паленый! — говорил Шестаков, сидя перед огнем и поглядывая на овчарку. В конце концов за собакой так и закрепилась кличка — Пален.

Бодрое расположение духа не оставляло инструктора почти всю дорогу. Он испытывал тревогу, лишь когда принимался подсчитывать свои быстро тающие ресурсы. Он сильно урезал порции собакам, но не помогало и это. Запасы провианта исчезали гораздо быстрее, чем колеса отсчитывали километры, а сорок желудков непрерывно требовали пищи. Сорок голодных псов следили за ним жадными глазами.

Другого привело бы это в отчаяние. Но другого и не послали бы в такую поездку. Шестаков принадлежал к тем истинно прирожденным «собачникам», которые в любой возне с собаками видят что-то безусловно необходимое и полезное, а трудности не смущали его.

На одной из станций, договорившись с дежурным железнодорожником, чтобы вагон на несколько часов отцепили от поезда, Шестаков пошел на рынок и продал свой добротный суконный костюм, который сшил незадолго до поездки, а на вырученные деньги купил четыре пуда гороховой муки для собак и кой-какой пищи для себя. Этого хватило на несколько дней. Через несколько дней в оборот пошли подсменные гимнастерка и брюки.

Дома потеряли его. Экономя деньги, он не слал ни писем, ни телеграмм. То-то поднялось ликование, когда в клубе зазвонил телефон и в трубке слегка изменившийся голос Шестакова сообщил, что «собачий транспорт с Кавказа» прибыл. Сергей Александрович, сильно беспокоившийся о Шестакове и потом основательно пробравший его за то, что тот не запросил телеграфно дополнительных средств на дорогу, немедленно собрал всех вожатых клуба и во главе своих людей поспешил на вокзал.

Когда собак выводили из вагона, их шатало ветром и они были смирные, как телята. Не в лучшем виде был и сам Шестаков. Он был невероятно худ, почти гол, зарос густой бородой, и только живые серые глаза попрежнему смотрели бодро, весело. Собаки «объели» у него полы шинели, изодрали гимнастерку. Последние четверо суток он почти не ел и жил на одном кипятке, зато многие уральские предприятия получили отличных сторожей. Путешествие продолжалось месяц.

И вот эти собаки, но уже далеко не покорные телята, а вернувшие себе и свой устрашающий вид и важную осанку, лениво возлежали у приколов, невозмутимо-равнодушно поглядывая вокруг маленькими свирепыми глазками, теша взоры публики. Их величавая мощь говорила сама за себя.

Беспокойнее всех выглядели лайки. Как будто стараясь показать, откуда взялось их название — лайки, они лаяли до хрипоты, визжали, подвывали, рыли лапами землю. Выкопав ямку, ложились в нее, через минуту снова вскакивали и принимались рыть рядом, — хлопотали неуемно. Занятые своими «домашними» делами, они — в полный контраст с кавказскими овчарками — разрешали подходить к себе, гладить, скрести за ушами, принимая все так, как будто это не имело к ним никакого отношения.

Восточноевропейские овчарки держались по-разному. Некоторые злобно бросались на проходящих людей, силясь зацепить хоть краем зуба чью-нибудь штанину. Другие молчали, ища глазами в толпе ушедшего хозяина. Третьи деловито копались у своего места. Многие просто спали.

Доберманы сидели жалкие, смущенные тем, что их привязали на цепь и оставили в таком шумном обществе. Доги, раскрыв страшные зубастые пасти и развесив мягкие розовые языки, томимые жарой и необычностью обстановки, с непонимающим видом следили за всей этой кутерьмой.

А мой Джери? Он совсем растерялся среди массы людей и животных. Он сидел у прикола жалкий, растерянный, жалобно вопрошая глазами: «Для чего меня привязали здесь? Чем я провинился? Что это за суматоха? Пошли-ка лучше скорее домой...».

Как кому, но собакам выставка — такая встряска, после которой они обычно приходят в себя несколько дней.

При виде подавленной фигуры Джери все мои сомнения, мучившие меня последние дни, вспыхнули с новой силой. Нет, не видать мне Москвы, провалится Джери...

Правда, я, заметил, что почти все молодые собаки (исключая лаек) выглядели пришибленными. Принимали все происходящее, как должное, лишь такие опытные призеры, как злой, хмурый пес Рэкс, резвая овчарка, которую мы знали еще по зимним занятиям на семинаре, Джерри-черная. Их закупили как производителей. Рэкс отличался необычайно неуживчивым нравом и за короткий срок успел покусать несколько человек. Полной противоположностью ему была Джерри-черная, собака отличных статей, послушная резвушка. За свою жизнь она получила более десятка призов и семнадцать дипломов. После ее появления в нашем клубе даже кличка «Джери» стала особенно охотно употребляться любителями.

Утром прошел небольшой дождь, и собаководы нервничали:

— Собаки в ринг грязными пойдут. Плохо...

Интересно послушать разговоры. На выставке встречаются старые знакомые, друзья, опытные собаководы, связанные друг с другом многими годами деятельности на общем поприще. Слышатся вопросы-ответы:

— Как Абрек?

— А Тайфун — слышали? Первое место занял на краевой!..[6].

Они знают наперечет лучших собак Советского Союза, их родословные до десятого колена по восходящей линии, кто, когда и на каких выставках участвовал, какие оценки и призы получил. Они нередко могут предугадать и ход выставки, хотя окончательные результаты ее не известны никому, пока не кончится судейство.

Но вот по саду пробежал дежурный с красной повязкой на рукаве. Среди собак и людей возникло какое-то новое движение. Любители отвязывали от приколов своих питомцев и выводили их на дорожки. Начались ринги[7].

Толпа отхлынула от собак и плотным кольцом окружила открытую площадку посредине сада, обнесенную толстой веревкой с бумажными флажками, — место ринга.

Первыми пошли овчарки, как самые многочисленные. Малочисленные породы могли подождать. К «малочисленным» относился и мой Джери. Приходилось запасаться терпением.

Шел первый класс, то-есть взрослые овчарки. Одна за другой они входили в круг и, удерживаемые людьми, выстраивались в длинную цепочку. По жесту судьи цепочка двинулась по кругу.

Судья, невысокий пожилой мужчина в белой фуражке, с большим красным бантом на левом кармашке кителя и с карандашом и блокнотом в руках, стоя в центре, оценивающим взглядом окидывал каждую собаку. По его указанию ассистенты переставляли экспонируемых животных, лучших передвигая в голову колонны, худших — назад, к хвосту. Собак так много, что им тесно в одной линии, судья приказывает вывести некоторых вперед, и рядом с наружным на ринге скоро образуется второй, внутренний круг.

Зрители так тесно обступили ринг, что я не мог пробиться к веревке и стоял сзади, вытягивая шею, глядя через головы и старался не пропустить ничего из происходящего.

Вдруг что-то произошло. Раздался яростный вой и злобное рычание, цепочка людей и животных внезапно разорвалась, смешалась. Неожиданно толпа расступилась передо мной, пропуская какую-то женщину; я скользнул в образовавшийся проход, который сейчас же сомкнулся за мной, и очутился у самого ринга.

За веревкой дрались две собаки. Крупный кобель редкого яркопесочного цвета уцепился мертвой хваткой за заднюю ногу шедшей впереди него овчарки и ни за что не отпускал. Схваченная собака жалобно визжала, рвалась из этих клещей. Хозяева беспомощно метались около них. В руках одного болтался конец оборванного поводка.

— Да чего же вы смотрите? — не выдержал судья, до этого молча наблюдавший свалку. Беспомощность людей рассердила его. — Что вы боитесь собак? — И он крупными шагами приблизился к месту боя.

Но его опередила знакомая мне стремительная фигура в той полувоенной-полугражданской одежде, какую носили все инструкторы клуба. Шестаков! Легким прыжком перебросив свое сильное тело через веревочное ограждение ринга, он в мгновение оказался около смятенной группы людей и животных. Быстро кинув первому любителю: «Держите крепче вашу собаку!», он решительно шагнул к желтому псу, успокаивающе проговорил: «Арбат... Арбат...» и вдруг, ухватив его одной рукой за ошейник, а другой — за густую шерсть на спине, вскинул на воздух, оторвав от жертвы.

Все это явилось делом нескольких секунд. Драка сразу прекратилась; хозяева развели взъерошенных, окровавленных собак в разные стороны и принялись успокаивать их. Шестаков постоял минуту, ожидая, не возобновится ли схватка, и незаметно исчез.

Пострадавшую собаку увели на перевязку, судья подошел к владельцу желтого пса.

— Что же это вы? — укоризненно обратился он к нему. — Не умеете обращаться с собственной собакой!

Тот, кому предназначались эти слова, сконфузился и, стараясь скрыть свое смущение, усиленно гладил овчарку, приговаривая:

— Тихо, Арбат, тихо... Злой уж очень... — наконец, негромко произнес он в свое оправдание.

— Арбат? — переспросил судья. — Ого, сразу видно, что москвич![8] Ну, и что же? — продолжал он, отвечая на попытку владельца собаки оправдаться. — Нужно уметь обуздывать любую злобу, добиваться от собаки безотказного послушания...

«Арбат... Что я слышал об Арбате?» — старался припомнить я, но не мог. Впечатления сегодняшнего дня переполняли меня и мешали сосредоточиться.

— Он недавно живет у них, — вмешался в разговор Сергей Александрович, с открытия рингов безотлучно находившийся при судье. — Собака с тяжелым прошлым и очень трудно привыкает к хозяину. Хотя вы недавно говорили мне, — обратился он к владельцу Арбата, — что дело налаживается?

— Да, он уже привязался ко мне. На днях, когда я был на службе, он убежал из дому, нашел дорогу и прибежал ко мне. В учреждение прибежал, а ведь это совсем на противоположном конце города!

— У Арбата очень интересная биография, — заметил Сергей Александрович. — Питомник милиции просит отдать его к ним в школу. Говорят, что из него может получиться замечательная ищейка.

— Ну, что ж, — согласился судья. — Пес крепкий, злобности хоть отбавляй, с хорошим чутьем, — все данные налицо!

— Арбата я не отдам! — решительно заявил владелец овчарки и снова принялся оглаживать ее. — Я уже к нему привык. И в доме все его любят.

В продолжении этого разговора виновник происшествия жался к своему хозяину, обнажая время от времени свои желтоватые клыки и издавая глухое предостерегающее рычание, как часто делают нервновозбудимые собаки. Глаза его, в которых выражалась угроза, горели недобрым светом, порой в них вспыхивали фосфорические огоньки. Вся его наружность выражала такую непримиримую злобу, что невольно привлекала к себе внимание.

— Серьезный пес, — сказал судья. — Удивительно, как ваш инструктор решился так смело подойти к нему?

— Ну, наш Шестаков не побоится ни одной собаки на свете; кроме того, пес немного знает его...

Я все старался припомнить, откуда мне известна кличка желтого пса. Я хотел расспросить потом Сергея Александровича, но так и забыл сделать это.

Между тем ассистенты водворили на ринге порядок, и по жесту судьи люди и животные снова двинулись по кругу. Потом они остановились, собак усадили, и судья стал осматривать у них зубы. Собака с плохим прикусом, то есть с неправильным строением зубов, не могла рассчитывать на хорошую оценку.

Публика за веревкой нетерпеливо переминалась, оживленно реагируя на каждое действие и замечание судьи. Знатоки горячо спорили, пытаясь предугадать результаты экспертизы.

Постепенно ринг начал пустеть. Собак уводили. Лучшие оставались последними.

Те из владельцев экспонировавшихся животных, которые рассчитывали на призовые оценки и обманулись в своих ожиданиях, выходя с ринга, либо хмуро молчали, либо, наоборот, вслух обсуждали причину неудачи.

— Зубы, говорит, у него плохие! Прикус неправильный! Два зуба, слышь, подвели! — громко говорила одна гражданка, выводя с площадки крупного и крайне добродушного по виду пса. — Да что ж мне выбить ему их! А?

Зубы — оружие собаки, и требования к ним отличаются особой строгостью. Отклонения от нормы не допускаются. Бывает, что отличная по всем другим статьям собака проваливается на выставке только потому, что у нее неправильный прикус. Кстати говоря, недостатки зубной системы очень стойко передаются в потомстве.

У кого-то «подвел» хвост (у лайки он закручен на спину; у овчарки, наоборот, малейший намек на «крендель» — порок); у другого собака часто лазала под кровать и приобрела провислость спины; кто-то недоучел значение тренировок, и его пес вырос с «разметом» в лапах, с вялыми, расслабленными движениями.

Цвет глаз, форма ушей, длина и форма хвоста, как собака его носит, окраска, длина и жесткость псовины — все это имеет значение, все должно находиться в гармоническом сочетании, в строгом соответствии с типическим описанием породы. Каждый признак, каждая мелочь говорит либо о чистоте породы, либо об ее изъяне.

Появилось непредусмотренное стандартом[9] пятнышко — уже собака под подозрением: чистокровная ли она? «Что красиво, то и прочно» — так говорят собаководы (почти дословно то же самое мне приходилось слышать от конструкторов машин). Существует недостаток — прямозадость собаки; кажется, какое это может, иметь значение, чуть больше согнута нога или чуть меньше? А между тем это очень существенно: прямая нога не пружинит. Мягкая, «сырая», шея лишена необходимой подвижности и силы. И так далее.

Прислушиваясь к разговорам покидающих ринг, я невольно прикидывал: а нет ли такого же недостатка и у Джери?

Скоро, на ринге осталось всего лишь полдесятка собак. Судья долго ходил вокруг них, оглядывая и сзади, и спереди. Садил, ставил, просил пробежаться. Чмокал губами, свистел, стараясь привлечь внимание животных, чтобы лучше увидеть постав ушей, ног. Трогал осторожно спины, щупал мускулатуру.

Чем дальше затягивалась экспертиза, тем больше нарастало нетерпение публики. Наконец, ринг закончился. Победителем вышел тот, кому в будущем было суждено стать родоначальником целой плеяды черных со светлыми подпалинами овчарок: Рэкс-чепрачный.

В перерыве между рингами публике была показана работа служебных собак. Вывел и я своего Джери. Он очень четко выполнил все мои команды воспитательно-дисциплинарного цикла, затем на других собаках началась демонстрация санитарной службы, караульной, связной. Удачное выполнение приемов собаками встречалось публикой возгласами одобрения и восхищения.

Особенно бурный восторг вызывало это у мальчишек. Они так близко стремились подлезть к собакам, что их то и дело приходилось отгонять от них.

Когда из числа ребят был выбран «раненый», когда его спрятали за кустами и собака нашла «раненого», после чего его положили на носилки и понесли, — радость ребят сделалась неописуемой.. Они бежали рядом с носилками, хохотали, тыча в «раненого» пальцами, кричали, с торжеством разглашая новость:

— Видали, Левку понесли! Левку!

Отвлекшись, я забыл томившие меня сомнения. Более того, я снова верил в своего Джери. Да как же было не радоваться, глядя на него? Лишь только я отвязал дога, он сразу сделался прежним Джери. Он так радовался вновь обретенной свободе и возможности попрыгать около меня! Заглядывал мне в глаза, ловил каждое слово, каждый жест, старался угадать каждое желание хозяина и немедленно исполнял его. Казалось, на время он даже забыл о присутствии сотен незнакомых людей, толпившихся вокруг.

Он так великолепен в своем возбуждении! Видно, как сжимались в упругие комки, ходили под атласистой шкурой мускулы, как слаженно и точно работал весь механизм движения. О, это был уже Совсем не тот Джери, каким я знал его несколько месяцев назад. Период быстрого роста кончился. Джери раздался, его формы округлились, приобрели основательность, свойственную правильно выкормленным собакам, все тело которых состоит лишь из костей и мускулов, без единого грамма жира. Про такую собаку говорят, что она «как каменная».

Успокоенный, я привязал Джери и только собирался отойти от него, как кто-то тронул меня за плечо. Я обернулся. Передо мной стоял дежурный по рингам.

— Вам на ринг, — сказал он. — Начинается ваш класс.

НА РИНГЕ.

Сердце во мне упало. На ринг! Сейчас решится судьба Джери, а вместе с ним и моя судьба, ибо в тот момент я не отделял его успехов и неудач от своих. Но тут случилась непредвиденная задержка.

На ринге еще оставался боксер — победитель в своем классе. А надо вам знать, что боксер это очень упрямый пес, которого не редко не может принудить к послушанию даже хозяин. И вот в самый последний момент, когда победителя своего класса собирались уводить, он, сделав выпад, как опытный боец, внезапно бросился на судью. Неизвестно, что ему не понравилось в судье: то ли, что тот долго ходил вокруг него, то ли его красный бант, концы которого раздувались ветром, но только с внезапной яростью он атаковал главную персону выставки, без которой, собственно, не смогла бы продолжаться и вся дальнейшая процедура... Он хотел схватить его за руку, но промахнулся и цапнул лишь книжечку, которую держал судья. Судья, конечно, сразу отпустился от книжечки, и та очутилась в пасти боксера. В книжечке находились все пометки, сделанные за сегодняшний день, и наш эксперт, разом потеряв свой непроницаемо-хладнокровный вид, заволновался.

Сломался весь порядок ведения судейства; общее внимание сосредоточилось на боксере и этой злосчастной книжечке, зажатой у него в зубах.

— Вы скомандуйте, чтобы он отдал! — кричал судья хозяину боксера, но боксер не отдавал. Напротив, он принялся жевать свою добычу, и она все глубже уходила в его пасть.

Пробовали давать ему печенья — не берет. Стали засовывать за щеку. Пускает пузыри, но челюсти не разжимает.

— Надо разжать их ему силой! — крикнул кто-то из публики.

— Нельзя, — быстро возразил Сергей Александрович, который оберегал каждую собаку. — Можно сломать зубы!

— Подведите вашего пса, — попросил меня судья. — И попробуйте поддразнить боксера. Может быть, подействует!

Этого еще не хватало! Теперь Джери взъерошится и потеряет свой степенный, лощеный вид. Я с неудовольствием исполнил просьбу судьи. Однако и это оказалось бесполезным. Боксер наскакивал на Джери с блокнотом в зубах, но добычу не выпускал.

Вот упрямая скотина! Эти слова были написаны на нахмуренном судейском челе. Хозяин собаки был сконфужен и готов провалиться сквозь землю, публика громко смеялась.

Наконец, кто-то посоветовал побегать с собакой: боксер задохнется и откроет пасть. После этого последовало несколько комических минут, в течение которых владелец упрямого боксера бегал с. собакой по кругу, а судья подгонял его.

— Скорей! Скорей!

Попробуйте-ка перебегать собаку! Круг для этого оказался слишком мал, пришлось бегание перенести на больший простор. Пока человек и собака, в сопровождении толпы ребятишек, рысью носились вокруг выставки, судья нетерпеливо ждал, постукивая о землю ногой, хмурясь и никому не глядя в лицо.

Минут через пять один из ассистентов принес ему блокнот, вернее, то, что осталось от него, — комок слипшейся бумаги, обильно смоченной слюной.

— Скандал! — бормотал судья, смущенно разглядывая эту вещь. — Тут все мои записи, без них я не могу написать отчет...

Позднее я убедился, что большинство судей держат себя в подобном положении по-другому, не сердятся и не теряются, а все записи ведет за ним секретарь за столом, где они находятся в большей безопасности. Наш судья не придерживался этой практики и оказался наказанным.

Его выручил Сергей Александрович.

— Ничего, поправим! — быстро сказал никогда не терявшийся начальник клуба. — Лена, — обратился он к девочке-старшекласснице, которая сидела за столом судейской коллегии и вела регистрацию собак, прошедших экспертизу, — пока передай свои обязанности другому, а сама займись переписыванием блокнота.

— Хорошо, — ответила девочка, вставая.

— А это вам новый блокнот, — сказал помощник Сергея Александровича, подавая судье новую чистую книжечку. Постепенно складки на лице нашего высокого гостя разгладились, он перестал хмуриться и уже со смехом вспоминал неожиданное происшествие.

Весь этот эпизод был весьма поучителен для нас, молодых собаководов, да, пожалуй, и не только для молодых. Сколько раз повторял нам Сергей Александрович: занимайтесь больше с собакой, учите ее, нето самим же потом придется краснеть за нее. Я представлял себя в положении владельца этого боксера и мне было конфузно. А будь собака обучена, сказал бы — «дай!» — и отдала!

Но вопрос даже не в том, что пес осрамил перед судьей и себя, и хозяина. Гораздо важнее, что такой пес может подвести вас в более ответственный момент. Скажем, повис на одном враге, а другие в это время — режь, коли его. Именно по этой причине у нас не разводится бульдог, которым восхищаются — и совсем напрасно — многие. Его пресловутая мертвая хватка, в которой нередко склонны видеть какое-то особое преимущество собаки (тогда как дело обстоит как раз наоборот!), сводит к нулю все его достоинства. Для служебных целей неизмеримо важнее и даже просто необходимее молниеносная хватка с перехватом, свойственная восточноевропейской овчарке, доберман-пинчеру и другим служебным породам.

С такими мыслями вступил я на ринг. Наконец-то настал черед догов. Их было немного, меньше десятка, но они привлекли к себе не меньшее внимание, чем их более многочисленные предшественники. Дошла очередь и до Джери. Хотя мой дог окончательно еще не сформировался и «шел» в третьем классе, то есть в классе щенков (собака считается взрослой после двух лет), тем не менее выглядел он красавцем. Уход, внимание, ежедневные прогулки сделали свое дело. От рахита не осталось и следа, костяк окреп, под кожей вздулись упругие бугры мускулов. Широкой и массивной стала грудь. Крепкие челюсти вооружились грозными клыками. Вымытая за три дня до выставки шерсть отливала серебром.

Я слышал восхищенные возгласы зрителей, и все-таки с замиранием сердца водил Джери по рингу, то шагом, то бегом, то боком к судье, то лицом к нему...

Ох, и трудное это дело — водить собаку на ринге! Сотни глаз устремлены на вас со всех сторон; а судья так прямо вонзает в ваше животное свои испытующе-оценивающие взгляды, без тени сочувствия или поддержки на лице, — уж от него не жди «скидки»... А ваш пес, как нарочно, то потянет в сторону, то вдруг заюлит; надо, чтобы все у него было в полной парадной форме, а он ни с того ни с сего поджал под себя хвост, и сам весь сжался, а следовательно, кажется короче; прижал уши — значит не имеет настоящего вида голова. Лишку напружинился — стал горбатым; наоборот, обмяк — провисла спина... И к слову говоря, умение «показать собаку» имеет немаловажное значение.

Почему-то не верилось, что Джери может выдержать этот экзамен. Вспомнилось его недавнее испытание на складском хозяйстве, но сейчас уже и оно показалось нетрудным. Ведь всегда то, что пройдено, кажется легче. Мелькнули лица Сергея Александровича, Шестакова, других знакомых собаководов. По их выражению можно было понять, что они тоже с большим интересом относятся к результатам экспертизы Джери.

— Посадите собаку и покажите зубы, — приказал судья.

Вот когда я вновь блеснул выучкой Джери. Я посадил его у ноги, и он, словно понимая, чего от него требуется, сам протянул ко-мне морду. Я взял ее обеими руками и, оттянув губы так, что обнажились розовые десна, показал белые, точно литые зубы.

— Хорошо. Пробежитесь, пожалуйста.

Было исполнено и это приказание. Джери послушно бежал рядом со мной, вопросительно заглядывая мне в глаза, как будто спрашивая: «А что нужно делать еще?».

Все шло без сучка, без задоринки, однако это еще не значило, что и конец будет таков же.

— Не плох, не плох... — бормотал судья, заглядывая куда-то под брюхо дога. Потом подумал, захлопнул крышечку блокнота, где все время ставил какие-то пометки, и решительно произнес:

— Очень хорошо.

Я вспыхнул. Сергей Александрович не выдержал и тут же поздравил меня:

— В Москву поедете. На Всесоюзную.

«Очень хорошо», — что по аналогии с охотничьими выставками равнялось большой серебряной медали[10], — была призовой оценкой и давала право на участие собаки во Всесоюзной выставке служебного собаководства.

— Смотрите, привезите его в Москву в хорошем виде, — наказывал мне судья. — Чтобы был такой же лощеный! — И, видя мою радость, улыбнулся сам.

РАССКАЗ О ТО́ПУШЕ — ПОБЕДИТЕЛЕ ВОЛКОВ.

Чем ближе к Москве, тем больше наполнялся наш вагон собаками и их проводниками. Многие города, края и республики слали своих представителей на Всесоюзную выставку. В двух смежных купе ехали мы, делегаты далекого Урала.

Две лайки, Грозный и Тайга, разморившись от жары, валялись под сиденьями, как две мохнатые, меховые рукавицы. Овчарки Рэкс-чепрачный и Джерри-черная угрюмо жались по углам. Мой Джери, растянувшись на полу, в полудремоте прислушивался к перестуку колес. За всю дорогу он ни разу не подал голоса, часами сидел или лежал неподвижно, не спуская глаз — когда не спал — со своего хозяина, как бы спрашивая: когда окончится эта тряска, — пора бы уж выходить. Он оживлялся на остановках, когда я выводил его из вагона, весело резвился около меня, насколько позволял поводок, но стоило скомандовать: «Домой!» — и Джери послушно бежал к вагону, вспрыгивал на подножку и сам находил купе.

Неподалеку от Москвы в поезде появились уже знакомые мне по нашей выставке кавказские овчарки. Загорелые седоусые чабаны, бренча цепями, осторожно проводили их по узкому проходу. С их появлением словно сама суровая и прекрасная природа гор вошла в вагон. Невольно вспомнилась поездка Шестакова, его «вояж» от Кавказа до Урала с сорока закупленными собаками. Но была разница между теми овчарками и этими. Наши кавказские овчарки использовались как караульные собаки; эти — как пастушьи. Их широкие челюсти были упрятаны в глухие намордники из толстой кожи, на шеях из-под длинной густой шерсти выглядывали невиданные железные ошейники с острыми вершковыми шипами — против волков, а все поведение говорило о дикости и непривычке находиться среди людей. Тем не менее, эти страшные звери были так же послушны в руках своих вожатых, как и наши городские «культурные» собаки.

Мы познакомились с чабанами, разговорились. И здесь, в поезде, я услышал взволновавшую меня историю одной собачьей жизни. Седовласый чабан с осанкой истинного горца, поглаживая-своего могучего пса, рассказал нам о То́пуше — победителе волков[11]. Передаю ее так, как она запомнилась мне, как рисуется воображению.

Старый чабан Ибрагим не зря уважал и ценил серо-пепельную, с темным чепраком на спине, суку Тэбу. Всю свою долгую жизнь он провел в горах, на пастбищах, охраняя отары[12] овец, в борьбе с хищниками и суровой природой, и ему лучше, чем кому-либо, было известно, что значит для пастуха хорошая собака-овчарка.

А Тэба была хорошей пастушьей собакой. Она была еще в расцвете сил и только второй раз дала жизнь шести щенкам, когда стая обезумевших от голода волков напала на жилище ее хозяина. Они окружили загон, в котором жались испуганные овцы, и старались проникнуть через ветхую, сложенную из камней загородку.

В углу загона, беспомощно тычась слепыми мордочками в брюхо матери, пищали шесть новорожденных щенков. А волки прилагали бешеные усилия, чтобы прорваться в слабо защищенное помещение овчарни. Их горячее дыхание уже долетало сквозь щели в каменной клади загородки... И Тэба одна вышла защищать загон.

Ее нападение было дерзким и неожиданным, но силы — слишком неравны, и пока Ибрагим заряжал свое старинное кремневое ружье, волки успели оттащить Тэбу и разорвать ее. Когда старый чабан разогнал их оглушительными выстрелами своего самопала, от Тэбы уже ничего не осталось. Волки пожрали ее.

А взбесившиеся от страха овцы истоптали в загоне малышей героини-овчарки.

Каким-то чудом уцелел лишь один, самый маленький и слабый. Ибрагим долго вертел в руках беспомощного слепого щенка. Потом, зажав между жесткими пальцами треугольные обвислые ушки, вдруг резким движением рук крутнул маленькое тельце. Щенок, слабо взвизгнув, описал несколько кругов, уши свернулись в короткие жгутики и, не выдержав, с глухим треском оборвались у самого основания.

По дедовскому обычаю, овчаркам не полагалось иметь ушей. Старики утверждали, что если у собаки есть уши, то в критический момент борьбы с врагом волки обязательно ухватят ее с двух сторон за эти нежные части тела и увлекут за собой. Лучше их удалить, нежели погибнет собака. И операция по их удалению была проделана чабаном в течение нескольких секунд.

Ибрагим выходил щенка. Он выкормил его овечьим молоком и бараньим жиром. Через год слабый, слепой щенок превратился в огромную, могучую собаку.

От матери То́пуш унаследовал смелость и ненависть к серым хищникам, в постоянной жестокой борьбе с которыми проходит вся жизнь пастушьих собак. В своре, охранявшей отару Ибрагима, он скоро сделался вожаком.

С серым хищником То́пуш любил встречаться один на один. И не сносить зверю головы, если случай свел его с То́пушем. Полтора-два километра смертного пробега, во время которого неизменно проявлялось превосходство овчарки в скорости бега и выносливости, и волк падал задушенный крепкими челюстями собаки. К трем годам за То́пушем числилось двадцать задушенных хищников.

Природа дала То́пушу громадный рост и редкую силу, а крепость его костей могла поспорить с железом.

Как-то раз, еще будучи полуторагодовалым щенком, он валялся среди дороги, нежась теплом летнего солнца. Старик-чеченец ехал с возом. То́пуш поленился поднять голову, слыша знакомое поскрипывание арбы, а старик не рассмотрел, что на дороге лежит собака. И тяжелое колесо повозки переехало прямо по брюху овчарки.

Только когда подскочил воз, старик увидел, что задавил собаку. Испуганно размахивая руками и бранясь, он соскочил на землю и бросился к овчарке. Но То́пуш, как ни в чем не бывало, поднялся, отряхнулся от пыли, чихнул и лениво побрел в сторону.

Самое тяжелое время для пастухов начиналось весной, когда овцы приносят потомство. Почувствовав приближение родов, овца старается отбиться от отары, прячется за камни, чтобы там дать жизнь паре крохотных курчавых ягнят. Топуш хорошо знал об этой привычке овец и всегда внимательно следил за ними.

Был обычный день... Чабаны радовались: прибывает совхозное стадо! Вот опять одна из маток тревожно заметалась, заблеяла, отделилась от других и скрылась за пригорком. Топуш немедленно метнулся за ней.

Овца припала к земле меж камней. Овчарка, как изваяние, застыла на камне в нескольких метрах от нее. Топуш знал, что должно последовать за этим, и терпеливо ждал. Ждать пришлось недолго.

Робкий звук прозвенел в воздухе — новое существо заявляло о своем появлении нежным блеянием. Вскоре появилось и второе. Овца поднялась и принялась ласково вылизывать новорожденных. Пошатываясь, поднялись они на тоненькие, как прутики, заплетающиеся ножки, — два мокрых беспомощных существа, — и принялись неумело тыкаться черными мордочками в брюхо матери.

Через минуту сладостное причмокивание возвестило, что малыши добрались до своего... А овчарка все сидела на камне, невозмутимая и строгая, пытливо озираясь по сторонам, чутко настораживаясь и ловя носом запахи, которые приносил ветер долины. Не донесется ли с этим ветром запах волка? Овчарка могла узнать о приближении врага задолго до его появления.

Подождав, пока ягнята обсохнут, овца тронулась обратно к отаре. Но детишки были еще так слабы, что еле передвигали ножками, часто спотыкались, падали на колени. Приходилось останавливаться и пережидать, пока они вновь соберутся с силенками.

Овчарка следовала позади. Когда ей надоедало ждать, она поддевала отставшего ягненка носом под живот и перебрасывала его на несколько шагов вперед. Вот, наконец, и отара. Чабан спешит встретить новорожденных и их мать.

Твои верные друзья

Под вечер Топуш заметил исчезновение черного ягненка. Ягненок был лучший в отаре, а потому и самый бойкий. Вечно он старался отбиться в сторону, куда-нибудь запропаститься. Так случилось и на этот раз. Овца-мать с тревожным блеянием бегала по отаре, жалобными воплями призывая озорника.

Поискав среди овец, Топуш помчался к речке, где паслась днем отара. Где-нибудь там наверное и застрял длинноногий проказник.

Отдаленное ягнячье блеяние подтвердило, что он не ошибся. Внизу, под обрывом, в глубокой скалистой лощине, по дну которой текла речка, стоял ягненок. Со всех сторон его окружала вода, он стоял на небольшом каменистом островке. Где-то в верховьях прошли дожди; еще днем речка была тиха и спокойна, а сейчас, как это часто бывает в горах, вздулась, рассвирепела и отрезала забравшего на отмель ягненка от берега. Пенясь и шумно плеща о скалы, поток бешено мчался, вздуваясь с каждой минутой. Беспомощно перебирая тонкими ножками, черненький курчавый глупыш испуганно смотрел на внезапно возникшую перед ним преграду, отрезавшую его от матери, от сверстников, и жалобно блеял. Увидев собаку, он затих и с детским любопытством стал наблюдать за ее действиями.

Топуш спустился по обрыву в лощину и понюхал воду, потом, побегав вдоль берега и не найдя сухого пути, поднялся на несколько десятков метров вверх по течению, где был более удобный спуск к воде, и смело бросился в поток. Волны сразу подхватили его, накрыли с головой. Топуш вынырнул и, энергично перебирая лапами, поплыл наискось течению. Его сносило к острову. Но этого-то и добивался Топуш. Наконец, его выбросило прямо к ногам ягненка.

Малыш дрожал от испуга. Ножки его тряслись и подгибались, курчавая шерстка взмокла, ушки беспомощно повисли. Однако он не проявил страха, увидев овчарку так близко от себя; он привык к ее виду в отаре, со дня его рождения собака повсюду следовала за ним, и своим крохотным умом, казалось, понимал, зачем она появилась здесь.

Не давая себе передышки, Топуш бережно взял ягненка за нежную шкурку на спине, легонько стиснул челюсти. Тот не противился, доверчиво отдавшись во власть собаке, и висел, не шевелясь, протянув вниз тоненькие прутики-ножки, только поблескивали черные бусинки глаз. Никто, исключая чабана, не смог бы сейчас отнять его у Топуша.

Стараясь держать драгоценную ношу над водой, Топуш поплыл обратно. Плыть с ягненком было труднее, чем одному; голову тянуло вниз, вода захлестывала раскрытую пасть.

Резкий удар о подводный камень едва не заставил овчарку выпустить малыша из зубов. Пенистый водоворот закружил их между камнями. Отчаянным усилием Топушу удалось вырваться из него и снова направиться наперерез течению. У берега их опять было подхватило, но близость земли придала силы собаке.

Тяжело дыша, Топуш выбрался на берег. Вода ручьями стекала с его боков, глинистая пена залепила глаза, морду. Опустив ягненка наземь, он только хотел отряхнуться, как вдруг застыл на месте, тревожно втягивая ноздрями воздух. Затем схватив ягненка, он бросился с ним вверх по откосу. Вот и вершина... Топуш оглянулся, и сдавленное рычание заклокотало у него в глотке.

Из-за утеса вывернулись три волка. Распластавшись по земле, они бесшумно мчались по берегу реки, спеша догнать уходящую добычу.

Топуш бросился прочь от реки. Если бы он был один, он не побоялся бы принять бой, но с ним было существо, которое он обязан защищать, оно связывало его, и Топуш торопился вернуться к чабанам и к своей своре, где никакие враги не страшны.

Однако ему не удалось уйти от погони. Из-за пригорка навстречу ему вынеслось еще пять серых зверей. Путь к отаре был отрезан. Теперь гибель грозила не только ягненку, — в опасности были они оба. Восемь волков... Не слишком ли много для одной собаки?

Топуш на мгновение присел. Можно, конечно, бросить ягненка и, пока голодные хищники рвут его, положиться на быстроту своих ног. Но какая овчарка сделает это!..

Круто повернувшись, точно приняв какое-то решение, Топуш кинулся обратно, не выпуская ягненка из зубов. Теперь он бежал по кромке высокого обрывистого берега. Внизу по дну лощины бесшумно стлалась тройка волков, высматривая место, по которому им удастся взобраться наверх; сзади нагоняла вторая стая. На краю отвесного обрыва Топуш остановился. Вот где он примет бой. Инстинкт миллионов поколений, выдержавших жестокую борьбу с хищниками и закалившихся в ней, руководил им. Волки не смогут здесь окружить его, он сразится с ними лицом к лицу.

Поставив ягненка на ножки, загородив его собой, он обернулся к приближающейся стае и приготовился к битве. Тело его, чуть осев назад, напряглось, шерсть вздыбилась, глаза засверкали диким блеском. Оскалив смертоносные клыки, он издал громкий отрывистый не то лай, не то вой. Это был его боевой клич, предупреждение врагам, что схватка будет не на жизнь, а на смерть. Грозный голос его разнесся по ущелью и замер в отдалении.

Стая была уже близко. Два волка выдались вперед, приближаясь упругими легкими прыжками. Топуш попятился, мускулы его сократились, все тело превратилось в железный комок и вдруг, как ядро, выброшенное из пушки, метнулось навстречу хищникам. В страшном ударе сшиблись волк и собака. Хрястнули кости. Волк мешком взлетел на воздух и, перелетев через край обрыва, рухнул в пропасть. Некоторое время было видно, как он катился с кручи, оставляя на острых выступах камней клочья шерсти и ломая кости, затем всплеснула вода, и он исчез в стремнине.

Не давая опомниться, Топуш атаковал второго врага, и второй хищник с перебитой грудной клеткой покатился вниз. Но оставалось еще шестеро.

Три волка присели на мгновение... потом прыгнули разом все трое. Четыре тела сплелись в один рычащий клубок. Через секунду клубок распался. Два волка и овчарка отскочили в разные стороны, третий волк бился на земле. Из разорванного горла фонтаном била густая горячая кровь. У Топуша была прокушена лапа.

Волки отступили, не осмеливаясь больше нападать. Один лизал разодранный бок, другой мотал головой. Об острые шипы ошейника овчарки он порвал себе пасть.

Топуш бросил быстрый взгляд вокруг себя и... торжествующий вой вырвался у него из пасти. Его острые маленькие глазки различили на светлозеленом фоне долины, глубоко внизу, быстро приближавшиеся желтые, бурые и серые комки. Они прыгали, словно мячики, и стремительно росли. Овчарки! Свора услышала зов вожака и спешила на выручку.

Волки тоже увидели их и бросились врассыпную прочь, желая избежать встречи, которая не сулила им ничего хорошего, но свора преградила им путь к отступлению. Впереди мчался — будто летел на крыльях — легконогий Дормаш, достойный товарищ Топуша по играм и битвам. Он первый сшибся с волком, и хищник с воем кубарем покатился по земле. Немного поотстав, бежал широкогрудый Рушай. Нагнав волка, он впился ему в шею, и тот, задушенный, упал наземь. Уцелевшие хищники пустились наутек, собаки погнались за ними, и через минуту все скрылись за гребнем ближней горы.

Топуш отряхнулся, обрызнув землю хлопьями кровавой пены, взял ягненка в зубы и, припадая на раненую лапу и оставляя за собой кровавый след, не спеша, потрусил к отаре.

УПРЯМЫЙ ДОГ.

Мы остановились неподалеку от Москвы. Перед открытием выставки нам, участникам Всесоюзного смотра, предстояло пройти учебный лагерный сбор.

Место нашего сбора представляло собой летний осоавиахимовский городок, состоявший из легких деревянных строений и палаток. Чабаны расположились отдельно, разбив бивуак под деревьями. Здесь, на большой поляне, обнесенной веревочной изгородью, сидели на приколах их спутники — пастушьи собаки, и здесь же, на траве, резвились, привлекая общее внимание, два крупных (им было по два месяца) щенка кавказской овчарки, толстых и мохнатых, как медвежата.

Кто-то из приезжих вздумал побаловаться с малышами и забрался за веревку. Потом его пришлось самым настоящим образом спасать от разъяренных щенят. Эти двухмесячные «детки» взяли его в такой оборот, что только вмешательство чабанов спасло беднягу. Столь необычайная для их возраста сила и злобность, живо напомнила нам о Топуше — победителе волков. По словам чабанов, Топуш продолжал исправно нести службу в одном из животноводческих совхозов Грузии.

Случай с щенятами наделал немало шума и вызвал веселые пересуды в лагере. Но, пожалуй, еще больше разговоров было о моем Джери.

В первый же день, вернее, в первый же час по нашем прибытии в лагерь заботливый дежурный предложил нам сначала сходить в столовую, позавтракать, а потом уже устраиваться на жительство. Собак (со мною был Джери, а с Сергеем Александровичем — Рэкс-чепрачный) он посоветовал на время привязать в пустовавших палатках. Мы так и сделали.

Я прикрутил Джери на толстую цепь, которую предусмотрительно захватил из дому, кроме того, зная упрямый характер своего питомца и не очень доверяя даже цепи, пристегнул его на парфорс[13].

Мы отсутствовали с полчаса. После этого Сергей Александрович пошел по делам, а я, вернувшись в палаточный городок, застал неожиданную для меня картину.

Вокруг палатки, где был привязан Джери, толпились красноармейцы, проходившие здесь краткосрочные курсы собаководства, слышались возгласы, крики «фу!» и, покрывая все звуки, раздавался лай и рычание моего дога. Палатка сотрясалась, как будто под ударами урагана, колья скрипели и шатались.

Что произошло?

Оставшись в палатке один, Джери жалобно заскулил и принялся прыгать и рваться, надеясь таким путем порвать цепь, но цепь не поддавалась. Джери стал грызть ее, озлобляясь с каждой минутой. Нежные мягкие губы его окрасились кровью, но клыки были бессильны перед железом.

Тогда дог окончательно пришел в ярость. Высоко подпрыгнув, он схватил зубами брезентовый край палатки и со злобой рванул к себе. Раздался треск. Плотный непромокаемый брезент не выдержал и лопнул. Оборвав длинную ленту, пес швырнул ее себе под ноги и вцепился вторично. Вторая лента брезента легла рядом с первой...

На шум сбежались красноармейцы из соседних палаток. Но тщетно кричали они «фу!» на обезумевшего пса. Озверевший, разъяренный, с налитыми кровью глазами, Джери не слушал команды и со злобой бросался на всякого, кто осмеливался подойти близко.

Трудно выразить его ликование, когда он увидел своего обожаемого хозяина. Прыжкам, лизанию не было конца. Только строгое «сидеть» прекратило его излияния, во и после этого пес еще долго осторожно помахивал хвостом и умильно смотрел на меня, прося разрешения еще поласкаться.

Я не знал, сердиться мне или смеяться, огорчаться или радоваться. Палатка была изодрана в клочья, могли выйти серьезные неприятности, но в то же время дог проявил такую трогательную привязанность ко мне, такое неукротимое стремление бежать за мной, что невозможно было и сердиться на него.

Оставлять его в палатке больше не представлялось возможным. Посоветовавшись с дежурным, я решил отвести собаку в расположенный поблизости питомник Осоавиахима.

Быстро нашли и подходящее помещение. По правилам содержания питомника каждая вновь прибывшая собака должна пройти предварительный карантин. Приземистое деревянное здание было разгорожено внутри на отдельные клетки — вольеры, затянутые густой металлической сеткой. Здесь, в этих клетках, животные отбывали недельное заключение. Если в течение этого срока ничего подозрительного не обнаруживалось, собака была здорова, она получала право жительства в питомнике.

Карантин был пуст. Лучшего для наших собак нечего было и желать. Мы решили привезенных нами животных перевести туда. Джери я посадил рядом с клеткой Рэкса. Сергей Александрович снял с Рэкса ошейник, чтобы собака могла чувствовать себя совсем как дома; я сделать то же самое со своим Джери не решился, а даже, наоборот, на всякий случай пристегнул его на цепочку. Я словно чувствовал, что он еще покажет себя...

Не трудно представить, что происходило дальше.

Люди ушли. Давно замерли последние звуки шагов, а собаки все еще стояли и напряженно прислушивались: не вернутся ли хозяева? Рэксу первому надоело бесполезное ожидание. Скорбно вздохнув (вы слышали такие вздохи у собаки? прежде чем лечь, она непременно протяжно вздохнет), он обнюхал свое новое жилище и, обнаружив в углу охапку сена, принялся раскапывать ее лапами. Соорудив что-то наподобие гнезда, повернулся несколько раз, как будто хотел поймать себя за хвост, и с тяжелым стуком брякнулся — именно брякнулся, а не просто лег — наземь. Испустив еще один шумный вздох, понюхал последний раз воздух и затих, свернувшись клубком.

Собака не спала, хотя веки были закрыты. Вы знаете, как спит собака: весь ее сон — это сплошная настороженность, чуткость. Она спит урывками, вся жизнь ее — непрерывное бдение. Но особенно она насторожена в чужом месте... Чуть подрагивающие уши говорили о том, что Рэкс, хотя и лежит с закрытыми глазами, но в действительности не спит и слушает, терпеливо ожидая, не застучит ли входная дверь, не раздастся ли громкий голос хозяина.

А Джери? Он даже не пожелал лечь и продолжал оставаться на ногах.

За свою тысячелетнюю историю собака унаследовала от многих поколений своих предков необычайную силу преданности, привязанности к своему другу-человеку. Это у нее в крови. Она чувствует себя глубоко несчастной, осиротевшей, оставшись одна, хотя бы даже на недолгое время. Известно немало случаев, когда собаки подыхали от тоски по любимому хозяину.

Нечто подобное испытывал в этот момент мой Джери. Он не хотел, нет, не мог мириться, что остался без хозяина, что хозяин его куда-то ушел, а его оставил на произвол судьбы!

Тщательно обнюхав все углы, пес поскреб лапой каждое, показавшееся ему более или менее податливым, место, расшвырял во все стороны сено и даже вырыл в земляном полу глубокую яму. Но все было прочно и надежно, фундамент здания врыт глубоко в землю, дерево крепко, брусья массивны и скреплены железными скобами.

Оставалась только дверь, но и она была затянута толстой проволочной сеткой. Джери даже привстал на задние лапы, желая вынюхать как можно больше и выше.

Нажав плечом на дверь, он заметил, что она немного хлябает в притворе. Тогда он бросился на нее грудью. Дверь затрещала, но устояла.

Дог бился с полчаса, стараясь ее проломить. Дверь скрипела, дрожала от ударов, сетка выгибалась и звенела, но выломать ее ему так и не удалось.

Тогда дог переменил тактику. Уцепившись клыками за железную планку в притворе, он изо всех сил рванул ее и выдрал вместе с гвоздями. Обнажился брус. Джери принялся ожесточенно грызть его. Устав грызть, стал скрести лапами, отдирая тупыми крючковатыми когтями стружку и щепки.

День давно погас, в карантине стало темно. Рэкс дремал или делал вид, что дремлет, а неугомонный Джери все еще продолжал упорно сражаться с дверью.

Наконец, устал и он, а дверь все не поддавалась. Уткнувшись носом в исцарапанный угол, пес долго раздумывал, что бы ему еще такое предпринять. Встал, обнюхал свою темницу вновь со всех сторон, постоял в раздумьи некоторое время и вдруг, приняв какое-то решение, молча ринулся на ненавистную дверь. Впившись клыками в сетку, он мотался из стороны в сторону, стараясь тяжестью своего четырехпудового тела (теперь он весил даже больше четырех пудов) порвать проволоку. Раздался треск...

Утром, захватив ведерко с кормом, мы пошли проведать наших животных. Звонкий лай овчарки и басистое рыканье дога приветствовали наше появление, едва мы загремели ключами у входной двери. Рэкс нетерпеливо прыгал в своей клетке и громким лаем и визгом старался привлечь внимание своего хозяина. Джери же...

Дверь его клетки была невероятно изуродована, изорванная смятая сетка скомкана в бесформенный металлический клубок, и в проломе торжественно, как картина в раме, стоял Джери; голова и передние лапы были в коридоре, а хвост и зад в клетке. Умильно помахивая хвостом, словно надеясь, что его похвалят за такое самоуправство, он так тянулся вперед, что цепь и ошейник врезались глубоко в шею.

Я вывел дога из клетки и только тогда заметил кровавую рану на его задней ноге. Очевидно, собака поранилась о проволоку, продираясь через пролом. Сгоряча пес не обращал на нее внимания и вьюном носился около меня, но когда порыв стих, принялся осторожно зализывать ее, чуть касаясь мягким языком и каждый раз, вздрагивая.

Это было очень неприятно. «Как Джери в таком виде покажется на выставке?» — думал я. Сергей Александрович разделял мои опасения.

Оставлять собаку в карантине больше было нельзя. Джери уже достаточно доказал, что, привыкнув повсюду следовать за мной, он не хочет отставать от меня и здесь. Рану промыли, перевязали, и Джери целый день следовал за мной по пятам. Он сделался раздражительным и недоверчивым, перестал подпускать ко мне незнакомых людей, да и на знакомых косился.

Вечером ему отвели новое помещение. Рядом с питомником, прямо под открытым небом, стояло на низменной луговине какое-то дощатое сооружение наподобие громадного ящика с дверью, но без крышки, сделанное из прочного кровельного теса. Этот «особняк» как нельзя лучше подходил для неугомонного Джери. Натаскав сена и покрыв сверху один угол «особняка» листом фанеры на случай дождя, собаку водворили в ее новое жилище. Дверь я прикрутил цепью столь основательно, что открыть ее или сломать запор дог никак не мог.

Стемнело. Перед сном мы решили еще раз взглянуть на Джери. Как-то он чувствует себя там? Пришли и глазам не поверили: пес уже успел прогрызть в дощатой стенке здоровенную дыру и, просунув в нее голову и одну лапу, силился протолкнуть и все тело.

Я не знал, ругать ли своего упрямого, вольнолюбивого пса, или, наоборот, восхищаться его упорством и настойчивостью.

— Лев, а не собака! — восторженно повторял Сергей Александрович, больше всего ценивший в собаках силу и привязанность. — Как хотите, а меня такое упорство трогает!

Что делать? Разыскали толстые дюймовые доски, гвозди и заколотили все щели «особняка», укрепив каждое «подозрительное:» место. Получилась целая крепость. Теперь-то пес уж бессилен что-либо предпринять! — решили мы и отправились спать.

Рано утром — только что протрубили зорю — я сквозь сов услышал голос дежурного:

— Товарищи, чей дог бегает по лагерю?

Екнуло сердце. Сна как не бывало. Я поспешно выскочил из палатки. Вдали, на шоссе, в предрассветном синеватом тумане маячил силуэт дога. Я свистнул... Саженными скачками пес ринулся на знакомый звук... Джери!

На шее собаки — ни ошейника, ни парфорса! Наскоро одевшись, мы поспешили к месту его ночевки. Не терпелось узнать, как же все-таки пес ухитрился выбраться из заточения.

«Особняк» оказался целехонек. Никаких следов повреждения. Только дверь немного расшатана и на косяке виднелись следы клыков, однако пролезть через образовавшуюся щель дог никак не мог. На полу валялся парфорс с разогнутыми звеньями (Джери содрал его с шеи, зацепив когтями), клочки ошейника. Видимо, в припадке злости Джери уничтожил и то, и другое.

Как ушел пес, так и осталось для нас загадкой. Оставалось только предположить, что он сгоряча перемахнул через двухметровую стенку, хотя обычно при своем весе с трудом брал лишь полутораметровый барьер.

В общем — задал он мне тогда хлопот! И все же, признаюсь, я был доволен: я убедился в его преданности, а это было приятно мне. Смущало и беспокоило меня лишь одно — рана, которую он заполучил в результате всех своих похождений. Ведь судья наказывал: привезите собаку в хорошем виде!..

ДЛЯ ЧЕГО НУЖНЫ ВЫСТАВКИ.

Вероятно, читатель уже давно задает вопрос: а для чего, собственно, нужны выставки? Частично мы ответили на этот вопрос в главе «Праздник мохнатых друзей», рассказав о том, как на выставке проверяется работа собаковода, качество выращенного им поголовья собак; и все же вполне уместным будет недоумение: почему нужно обязательно тащиться с собаками в такую даль, расходовать крупные средства на переезд участников, отрывать серьезных людей от их занятий и т. д.? Разве все это так уж необходимо? Разве непременно надо создавать столько осложнений в таком, казалось бы, простом и ясном деле, как разведение собак?

И вообще — как это не лень собаководам сидеть и кропотливо записывать в толстые книги даты рождений и смертей породистых псов, клички их отцов и матерей, дедов и прадедов, все их отличия и заслуги? Отбирать щенков, следить за тем, чтобы одна порода ни под каким видом не смешивалась с другой, терпеливо изучать как достоинства их, так и недостатки... В конце концов, кажется, чего бы проще: собаки сами собой плодились, размножались, а человек без всяких хлопот брал бы любую из них и дрессировал как ему вздумается...

Почему собаководы с такой предубежденностью относятся к беспородной бродячей собаке и столько сил и внимания отдают постоянному совершенствованию чистокровных животных? Неужели только потому, что дворняжка грязна и бездомна, а породистый пес чист, выхолен и лоснится, как смазанный жиром?

Нет, конечно, не потому.

Тогда, может быть, оттого, что дворняжка глупа?

Нет, и не поэтому. Да дворняжка вовсе не так и глупа, и даже, напротив, проявляет зачастую совершенно поразительную сообразительность. В годы Великой Отечественной войны немало дворняжек было успешно использовано нами в боевых условиях. И все-таки почему-то собаководы с большим пренебрежением относятся к ней. Почему?

Оказывается, все это не так просто, как быть может, кажется на первый взгляд. Попробуем пояснить на ряде примеров.

Вот взяли здоровенного дворового пса и решили сделать из него хорошего сторожа. Принялись дрессировать его, а он смирнехонек, как теленок, и совсем не имеет желания кого-нибудь кусать, как подобает караульной собаке; а даже, наоборот, — развалится на солнцепеке и приглашает любого да каждого почесать ему живот. С виду-то страшный, а на самом деле добрейшее существо. И сколько его ни стараются разозлить, он только хвостом лениво машет да щурится добродушно.

А вот небольшой песик. И ростом подходящ, и по цвету незаметен, и бегать горазд. Ни дать, ни взять — связист.

Стали его дрессировать, а он на всех бросается, никакого сладу нет, кусается; вожатому, которому должен был отдать донесение, руки изуродовал, а это уже никуда не годится.

Выходит, большого пса надо сделать связистом, а маленького использовать на караульной службе? Но большого убьют в первом же сражении, уж очень он велик, стрелять в него удобно — заметная мишень, а у маленького в первую же ночь воры ограбят магазин. Хоть и злой, да что толку? Очень мал, — кто такой моськи испугается!

Наконец, подобрали подходящую собачку. Рослая, сильная, хорошо сторожит... Значит, теперь все в порядке? Нет, не все.

Появились у нее щенки, выросли, и — началась прежняя история. Один свирепый не по росту, другой чрезмерно смирный... Все разные, и ни один для серьезного дела не годится. Почему так? Да по очень простой причине. Мать была хорошая, верно, — а отец? А кто его знает — уличный пес какой-то. А дед? А прадед? Неизвестны. И вот тут мы подошли к существу вопроса. Раз неизвестны кро́ви, неизвестно происхождение собаки — ничего не скажешь заранее и о ее рабочих качествах.

А нам нужны для практического использования такие собаки, на которых можно было бы вполне положиться. Сказал «сторожи!» — и будет сторожить; послал с донесением — и будь уверен: принесет. Именно потребность в такой собаке и заставила человека заняться кровным собаководством.

Подбирая собак с одинаковыми признаками, искусственно соединяя пары, постепенно человек вывел целый ряд разнообразных пород, каждую со своими достоинствами, со своими, только ей одной присущими, особенностями.

Часто приходится слышать: а какая порода лучше? Да все хороши, каждая по-своему; нужно только уметь их использовать.

Наша северная лайка незаменима как средство транспорта (в условиях Крайнего Севера, конечно); восточноевропейская овчарка — лучшая ищейка; кавказская и среднеазиатская овчарки — великолепные пастушьи собаки; рыженький храбрый эрдель-терьер, быстрый на бегу и обладающий развитым ориентировочным инстинктом, — превосходный связист; ласковая добродушная колли — шотландская овчарка — санитар; чуткий огромный дог — надежный сторож и защитник[14].

И уж будьте уверены, если родятся у эрдель-терьера щенки, то будут все, как один, рыжие, кудлатые, с темной спинкой и бородатой мордочкой и, — если их учить этому, — непременно хорошие связисты. У лайки родятся лайки, у овчарки — овчарки и т. д.

Однако, кро́ви это еще не все. Можно и с хорошей родословной вырастить плохую собаку. Чрезвычайно много зависит от условий, в которых она будет воспитываться.

Сергей Александрович постоянно напоминал мне, насколько важно уделять Джери как можно больше внимания: подольше гулять, получше кормить. И я действительно не жалел для Джери ничего. И вот мой Джери удостоился чести поехать на Всесоюзную выставку, а его однопометники[15], то-есть братья и сестры, которые, видимо, воспитывались не в таких благоприятных условиях, как он (вырастить хорошего дога особенно трудно ввиду его громадных размеров), ни разу не участвовали даже в областной.

Мы говорили о забитости дворняжки. Ее сделали такой условия ее существования. Вынужденная постоянно приспособляться, попрошайничать, недоедать, она приобрела и соответствующие свойства натуры.

Не таков породистый пес. Он не гоним, его инстинкты не направлены на раздобывание пищи, и этим объясняется его более независимое поведение и вообще представительный вид, которым он выгодно отличается от беспородной собаки.

Но попробуйте поставить овчарку в обстановку, в какой проходит жизнь дворняжки, и вы убедитесь, как скоро она превратится в такое же забитое и несчастное существо, как и та. Куда девался ее шикарный вид, ее неподкупность и злобность; она будет так же выклянчивать кусок пищи, так же с поджатым хвостом рыться на помойке... И если ее оставить в таких условиях на протяжении нескольких поколений, то постепенно, от постоянного недоедания, она начнет терять силу и рост и вообще лишится многих своих признаков. Вы замечали, что почти не бывает крупных дворняжек? Крупной бродячей собаке трудней прокормить себя, и она неизбежно обречена на вымирание.

К слову сказать, человек совершает преступление перед верным другом — собакой, очень часто оставляя на выкорм щенков дворняжки, забавляясь ими, пока они маленькие, и затем, когда надоест с ними возиться, вышвыривая за дверь. Именно таким путем и пополняется непрерывно бродячее племя дворняжек — вечно голодных, бездомных, выродившихся собак.

Как измельчает пшеница, если поле зарастет сорняком; а дворняжка — это тот же сорняк. Поэтому вытеснение беспородной собаки породистой — одна из целей собаководства.

Порода — это, как говорит советский ученый Т. Д. Лысенко, способность организма развиваться в относительно определенном направлении; однако, чтобы эта способность могла проявляться в полной мере, необходимы и относительно определенные условия жизни.

Создавая для животного разумные условия содержания и разведения, мы тем самым поддерживаем породу, развиваем в ней нужные нам качества, а при желании можем даже вывести новую. И в этом отношении у советского собаковода, стоящего на материалистических позициях в науке, неограниченное поле деятельности.

Не покорное следование за стихией наследственности, не простая регистрация смертей и рождений собак, а постоянная, настойчивая и целеустремленная работа по улучшению существующего поголовья на основе законов мичуринской биологии[16], которая не признает слепого преклонения перед природой, а требует смелого вторжения в окружающую нас действительность, — вот тот путь, которым идут советские собаководы. В своей повседневной деятельности они опираются на мичуринское высказывание, что «среда является могучим фактором формирования организма и в том числе его наследственности». Это высказывание — та путеводная нить, держась за которую, они достигли уже многих успехов.

Что, по существу, представляет само кровное разведение в целом, как не постоянное, последовательное вмешательство в дела природы? Ведь отбирая лучшие экземпляры породы, ставя их в соответствующие условия развития, мы тем самым влияем на природу, заставляем ее служить нам так, как мы того хотим.

Яркий пример воздействия человека на природу — боксер. Отдельные экземпляры животных с укороченными лицевыми костями встречались в глубокой древности. Но это были случайные отклонения, происходившие под влиянием неизвестных причин. Когда-то кому-то понравилась собака с такой мордой. Он стал подбирать такие экземпляры и скрещивать их между собой; из числа родившихся ненужных уничтожал, других растил, скрещивал снова то-есть закреплял нужные ему признаки. Так появилась порода — боксер.

А что такое внешняя среда?

Это — питание собаки; это условия, в которых она содержится; наконец, ваше личное влияние на нее; и вообще все, что собаку окружает, что так или иначе воздействует на нее. Любите ли вы ее, ласкаете или бьете, сидит она взаперти или с пользой служит человеку — все имеет значение, все это — «среда».

-Мне вспоминается один разговор с Сергеем Александровичем по поводу любительского содержания и воспитания собаки.

— Самая главная наша беда, — говорил начальник клуба, — заключается в том, что мы еще не можем добиться такого положения, чтобы каждый наш любитель по-настоящему понял, какова его роль в собаководстве. Прежде всего это относится к условиям содержания собаки. По-разному кормят, по-разному выгуливают, очень часто не исполняют наши указания, занимаются отсебятиной, а потом приходят и нам же жалуются, что плоха собака...

— Значит, — быстро спросил я, — в питомниках лучше?

— Не совсем. В питомнике, конечно, все содержание поставлено на научной основе, строго соблюдается режим. Но в питомнике нет другого. Все-таки там собака в клетке. Она не имеет той свободы движений, которой пользуется, находясь в руках хорошего хозяина. Наконец, немаловажное значение имеет и постоянное общение с человеком. Не случайно мы говорим об «интеллигентности» собаки... Отсюда вам должна быть понятна ответственность, которая лежит на каждом любителе-собаководе. Нельзя заниматься собаководством как кустарь-одиночка, в отрыве от общественности, без связи с наукой. Ведь каждый из вас в какой-то мере влияет на породу...

То, о чем говорил начальник клуба, важно не только для физического развития собаки; в равной мере это относится и к ее нервной деятельности. Замечено, например, что если собаку дрессировать из поколения в поколение, то последующие поколения будут воспринимать дрессировку лучше, нежели первые. Более того. «Можно принимать, — писал И. П. Павлов, — что некоторые из условных вновь образованных рефлексов позднее наследственностью превращаются в безусловные».

Лучшее доказательство этому — вошедшая в поговорку преданность собаки. Собака не всегда была такой. Она приобрела эту силу преданности за тысячелетия близости к человеку. Сначала это был условный рефлекс, потом он превратился в безусловный, стал наследственным признаком собаки.

Однажды мне довелось видеть одну старинную книгу. В ней говорилось о «натаске» охотничьих подружейных собак. И там я обнаружил картинку, на которой была изображена легавая собака, близкая по виду к современному пойнтеру, с длинной палкой, торчавшей из ее пасти. Палка была главным элементом дрессировки. Увидев дичь, собака бросалась вперед и натыкалась палкой, которая больно ранила ее пасть. Это заставляло собаку останавливаться, делать «стойку». Стало быть, триста лет назад, когда издавалась эта книга, стойка перед дичью прививалась собакам искусственно; теперь стойка — наследственный признак всех легавых.

Выше мы рассказывали о том, как в годы гражданской войны и интервенции иностранные «цивилизованные» разбойники расхищали нашу народную собственность, вывозили от нас породистых собак, а потом в Западной Европе появилась «новая порода» — командоры. Так-то очень легко выводить «новую породу»: выбрал среди существующих одну из лучших, назвал ее по-другому — и «новая порода» готова. Только это не путь для серьезного собаковода. Это просто воровство, к которому, кстати сказать, нередко прибегают заправилы буржуазного «ученого» мира. В упомянутом случае с южнорусской овчаркой собака не только не приобрела каких-нибудь дополнительных качеств, усиливающих породу, но, попав в более мягкий климат, растеряла даже то, что имела.

Полным противопоставлением этому может служить работа советских собаководов над восточноевропейской овчаркой, предками которой много поколений назад были отдельные экземпляры так называемой немецкой овчарки. Наши собаководы не пожалели усилий, чтобы дать народному хозяйству страны и любителю действительно хорошую и всесторонне полезную собаку. В этой работе участвовали не только ведомственные питомники, специалисты-профессионалы, но и тысячи любителей-общественников. Их труд увенчался полным успехом. Восточноевропейская овчарка получила общее признание и стала одной из самых массовых пород. Создан новый стандарт породы, выведены свои линии кровей, проделана громадная работа по ее акклиматизации и распространению. Собака приобрела ряд новых ценных качеств, которых не имела ранее; она видоизменилась и внешне. Теперь восточноевропейскую овчарку можно встретить в любом уголке нашей Родины. Она безотказно служит в каких угодно условиях, превосходно чувствует себя даже на Крайнем Севере и используется по любому виду службы, вплоть до ездовой. Создание такого животного — большая заслуга наших собаководов.

Особую заботу мы должны проявить к таким отечественным породам, имеющим большие географические районы распространения, как кавказская, среднеазиатская и южнорусская овчарки. В старой России им не уделялось должного внимания.

Однако и породистые собаки тоже не одинаковы — одна выше ростом, другая ниже, у одной сильный развитый костяк, прекрасная мускулатура, у другой замечается лещеватость... Как же установить: кто лучший в породе? Вот для этого и устраивается выставка.

На выставке судья-эксперт или судейская коллегия осмотрят всех собак, определят достоинства каждой; лучших наградят призами и дипломами и зачислят в разряд производителей.

Выставка — это и показ достижений, и одновременно пропаганда дела служебного собаководства. На ней собаководы обменяются своим опытом; наиболее заслуженные из них получат поощрение.

Кровное разведение — дело сложное и кропотливое. Мало того, что нужно оценить собаку по физическому развитию, по ее рабочим качествам; в числе недостатков могут встретиться и такие, какие иногда определишь не сразу, пороки, сводящие на-нет все остальные ее достоинства.

Представьте, что вы явились свидетелем такой сцены.

На площадке, на окраине города, дрессировались овчарки. По команде вожатых собаки брали барьер, перепрыгивали через ров, приносили аппорт.

По соседству на лугу паслось несколько овец. Вдруг одна из собак, взяв препятствие, не подбежала, как обычно, к своему вожатому, а, не обращая внимания на его окрики, кинулась к ничего не подозревающим, мирно щиплющим траву животным. Хватая за ноги, она стала отбивать от стада одну из овец, затем отогнав ее в сторону, набросилась на жертву и перегрызла ей горло. Потом волчьим приемом взвалила зарезанную овцу себе на спину и пустилась к лесу. Догнать ее не могли, собака исчезла.

На глазах людей овчарка превратилась в волка.

Почему?

Человек шел с собакой по улице. Подошел к дверям магазина, внезапно собака рванулась в сторону, вырвала поводок из рук опешившего хозяина и с воем бросилась на середину улицы.

Хозяин с трудом поймал ее и еле сумел успокоить. Но только он снова подошел к зданию, повторилась та же история. Собака, поджав хвост, с воем опять бросилась наутек.

Что такое?! Человек недоумевал. Постепенно, стечением времени, он пришел к странному выводу: собака боялась высоких зданий. Здоровый внешне, послушный пес превращался в трусливого, обезумевшего от страха зверя при одном виде высокой стены. Отчего?

Причина — психические отклонения.

Такие факты наблюдались в зарубежной практике. Они — живое свидетельство тех порочных методов разведения, которые и по сию пору применяются в собаководстве капиталистических стран.

От собак с такими отклонениями потомство иметь нельзя.

Поэтому на выставке учитывается не только хороший внешний вид собаки — ее экстерьер, но непременно и ее рабочие (или, как говорят собаководы, полевые) качества. Обязательно должна быть полная (то-есть не меньше четырех колен) родословная.[17].

В советское время были заведены родословные книги на лучших собак страны, стали рассылаться экспедиции для изучения местных пород, налажена научно-исследовательская работа. В своей практике советские собаководы опираются на достижения самой передовой науки мира — советской науки, и прежде всего на материалистическое понимание всех законов развития.

В советское время стали практиковаться и ежегодные выставки собак, в том числе повторяющиеся периодически всесоюзные смотры служебного собаководства. На них выявляются победители породы; самым выдающимся из них присваивается звание чемпиона СССР. От лучших собак можно получить и лучшее потомство.

НОВЫЕ ЗНАКОМСТВА. НЕУДАЧА.

В высоких просторных залах стадиона автозавода имени Сталина было собрано более четырехсот собак. Все лучшие представители — победители областных, краевых и республиканских выставок — съехались сюда, чтобы поспорить о первенстве. Мы, уральцы, привезли с собой двенадцать собак.

Привязав своих питомцев в указанных для них местах, мы разбрелись по залам выставки, чтобы познакомиться с ее экспонатами.

Каких-каких только пород тут не было собрано! Что наша выставка! — она совсем померкла рядом с московским смотром. Во-первых, чего стоит уже одно чувство, что ты в Москве, в столице нашей Родины; во-вторых, красочность торжества, разнообразие и многочисленность животных, представленных для обозрения, превосходили все, что я мог до этого представить себе.

Я уже не говорю о том, что даже те породы, которые я хорошо знал, выглядели здесь значительно внушительнее, праздничнее, — сколько было помимо них! Тут и изящные ласковые шотландские овчарки — колли, окрашенные в три красиво сочетающиеся между собой, цвета: белый, черный и шоколадный, с пышным боа вокруг шеи и на груди; тут и невозмутимые, с упругими налитыми телами, поглядывающие на публику добрыми преданными глазами, ротвейлеры; тут и эрдель-терьеры... Но — стоп, об эрделях будет особый разговор.

Долго любовался я туркменскими собаками. Ростом они с дога, но в отличие от него укрыты надежной густой шубой. Не боятся ни жары, ни холода, не струсят ни перед каким противником. Недаром их так любят наши пограничники, охраняющие советские районы, граничащие с Афганистаном, Ираном, Индией. В отделении «туркменов» публика простаивала часами.

Шум и гам в залах стадиона были совершенно оглушительные. От собачьего лая звенело в ушах. Для того, чтобы поговорить с соседом, приходилось кричать на ухо. Постепенно, передвигаясь из одного зала в другой, я дошел до последнего и хотел уже вернуться назад: мне показалось, что я переступил пределы выставки, ибо в этом последнем зале было совсем тихо, — как вдруг заметил, что и здесь много собак, но только все они в полном молчании лежат на своих местах. Люди, сидящие около них, негромко, вполголоса, перебрасываются словами, и тишь, спокойствие такие, как у себя дома.

Это заинтриговало меня. За последний год работы с собакой я успел многое узнать, многому научиться, но впервые видел, чтобы на выставке, где обычно все животные нервничают, собаки вели себя так невозмутимо.

Я долго обхаживал их со всех сторон, пока, наконец, набрался смелости обратиться к пожилому полному военному, сидевшему около своего рыжего, с темной курчавой спинкой, питомца:

— Скажите, пожалуйста, что это за собачки? Почему они молчат?

Только когда эта фраза слетела у меня с языка, я спохватился, что задал глупый вопрос: передо мной были эрдели. Но было уже поздно, и я услышал ехидный ответ:

— Это не «собачки», а эрдели, на следующий раз просьба выражаться точнее... Культурная публика, вот и молчат!

Конечно, я знал эрделей. Теоретически. Из книг, на картинках. Но живых, в натуре, до этого не видал. У нас в городе их не было.

Я отошел смущенный и раздосадованный. «Культурная публика»... Вот уж сказал! А что же мой Джери, выходит, некультурный пес? А все другие собаки — тоже?!

И тем не менее эрдели заинтересовали меня. Я продолжал наблюдать за ними, все более удивляясь их поведению.

В то время, как все другие живые экспонаты выставки рвались с привязей, шумели, лаяли, выли, рычали, бесновались, всеми способами протестуя против того, что их привезли сюда и поместили в эту разношерстную незнакомую компанию, — в это самое время ни один из эрделей не издавал ни звука. Эрдели относились ко всей этой шумихе совершенно равнодушно, точно она их не касалась. Они спокойно лежали, выставив вперед бородатые рыжие мордочки. Только умные карие глаза внимательно следили из-под нависших бровей за всем происходящим, да упруго подтянутые под себя лапы свидетельствовали о том, что любой из них каждую минуту готов вскочить и в случае нужды дать отпор всякому, кто вздумает их задирать.

Во всем остальном они были такие же точно собаки, как и все другие: так же лизали своих хозяев, так же радовались их приходу, виляли коротким рыжим обрубком, изображающим хвост, в минуту особого возбуждения даже лаяли отрывистым приятным контральто... Любопытство взяло верх, и я вновь подошел к тому же эрделисту.

Он был вовсе не так уж суров и насмешлив, как показался мне в первый раз, даже, наоборот, оказался очень милым и любезным человеком. Это был начальник одного из питомников эрдель-терьеров, и он с большой охотой стал говорить о них. Мое незнание было вполне простительно, так как эрделей в то время у нас было еще немного и разводились они главным образом лишь в государственных питомниках. Любители же знали эту собаку очень мало[18].

Осмелившись погладить по курчавой черно-рыжей спине, я с удивлением обнаружил, что внешность эрделей весьма обманчива. С виду они походили на мягких плюшевых медведок; в действительности шерсть их жестка, как щетина. Мой новый знакомый объяснил, что благодаря такой псовине эрдель-терьер лучше многих пород защищен от невзгод жизни, приближаясь в этом отношении к кавказским и южнорусским овчаркам, шуба которых толста, как войлок.

Он объяснил также, что эрдель-терьер храбр и вынослив, способен удивительно ориентироваться в незнакомой местности, пробегать без отдыха громадные расстояния с поразительной быстротой, переплывать широкие озера и бурные реки, а благодаря своим сравнительно небольшим размерам и скромной окраске шерсти может быть незаметен и, следовательно, мало уязвим. От него я узнал, что терьеров на белом свете великое множество, что-то около семидесяти пород; эрдель-терьер среди них самый сильный и крупный.

Если верить моему новому знакомому, то лучше эрдель-терьера в мире собаки нет. Но так уж устроены все «собачники»: для каждого порода его собаки — самая лучшая. А эрделисты самые фанатичные из всех.

От эрделей меня отвлекли лишь начавшиеся ринги. Однако и во время рингов я еще несколько раз прибегал в крайний павильон, чтобы навестить своего нового знакомого и его питомца, носившего кличку — Риппер, или, как уменьшительно звал его хозяин, Рип. Риппер был одной из знаменитейших собак Советского Союза, но я тогда этого не знал.

Рингов в Москве было несколько, сразу просматривалось несколько пород, и скоро наступил черед и моего Джери. С трепетным чувством провел я его за веревочное ограждение, встал на указанное мне место и двинулся по кругу. На сердце у меня было неспокойно. Первые шаги на московской выставке ознаменовались для моего питомца серьезными осложнениями.

Началось с того, что Джери долго не допускали на ринг. После приключения в подмосковном питомнике, когда Джери грыз железные прутья и поранил себе губы, у него вокруг пасти образовалась короста; она, естественно, возбудила подозрение врача: не экзема ли, или, быть может, какая другая накожная болезнь? Больных собак на ринг не допускают, чтобы не заразить других, да и сами они считаются «не в форме», даже если болезнь не заразная. Не в форме оказался и мой Джери. Помимо губ, у него был сильно поранен бок; повязку я перед рингом снял, но рану не скроешь, — она запеклась, вокруг нее большим неприятным желтым пятном расплылся иод. Но что делать? Ведь не за тем же ехал Джери, чтобы посидеть в питомнике и с тем вернуться домой!

После долгих упрашиваний и доказательств удалось, наконец, уговорить врача пропустить Джери, но едва мы сделали несколько шагов на ринге, как судья остановил на доге свой всевидящий взгляд и, показывая на желтое пятно на его боку, строго спросил:

— Что это: дрался?

Пришлось объяснить. Судья сердито проворчал:

— В плохом виде вывели собаку. По делу, следовало бы вас удалить с ринга, ну да ладно...

Осмотр против ожидания продолжался недолго (впрочем, догов было и здесь немного), и спустя несколько минут я уже уводил Джери на его место. Перед тем, как отпустить меня с собакой с ринга, судья сказал:

— Оценку узнаете позднее.

Оказывается, здесь был другой порядок, чем у нас. На нашей выставке оценка сообщалась сразу же.

Во мне росло чувство тревоги. Я «переживал» за Джери, за желтое пятно и вообще за обиду, которую нанес нам судья, пригрозив удалить дога, но такое состояние продолжалось у меня недолго. То, что происходило вокруг, отнимало все внимание.

Выставка шумела, кричала, бурлила, лаяла; она цвела всеми цветами, призывала плакатами и лозунгами, развевающимися флагами; на стадион валом валили посетители — рабочие, интеллигенты, женщины, дети. Шли группами и в одиночку, шли целыми семьями, шла нарядная, пестрая говорливая московская толпа.

И подумать только, что давно ли у нас не было ни одного осоавиахимовца-собаковода, находились чудаки, смотревшие на собаку, как на «роскошь» или «забаву»! Всего десять лет прошло с того дня, когда — вскоре после окончания гражданской войны и интервенции — первый кружок энтузиастов положил начало организованной работе в этой области; и вот за столь сравнительно небольшой срок страна покрылась густой сетью клубов, привлекших к себе тысячи трудящихся, собаководство превратилось в необходимую отрасль хозяйства, к которому советская общественность проявляла горячий интерес[19].

Такие мысли приходили мне в голову, когда я бродил по выставке. Да, вероятно, не одному мне.

В канун открытия выставки мы побывали на Красной площади, сходили в Ленинский мавзолей; вечерами, когда выставка прекращала свою работу, подолгу бродили по столице. Москва тогда была еще не такой, какой мы знаем ее сейчас: еще не действовало метро, не было многих зданий, украшающих ее ныне, — но уже и не такой, какой помнят ее старые москвичи. Москва строилась, и эта стройка напоминала о той великой стройке, которая шла по всей стране и частью которой был и наш смотр.

Ринги продолжались два дня. На третий день были объявлены оценки и владельцам лучших собак выданы призы.

Приходилось ли вам, читатель, присутствовать на выставке при выдаче призов победителям? Раздача призов — самый торжественный момент.

Уже при открытии смотра на самом видном месте выставляются для всеобщего обозрения призы; публика ходит и гадает: кому достанется вон та красивая статуэтка из каслинского чугуна[20], кому — патефон, кому — часы? Дело не в ценности вещи, купить может всякий, а вот чтобы «заработала» ваша собака... попробуйте-ка, добейтесь этого! Невольно появятся и азарт, и горячее нетерпение, от которого вы словно горите на медленном огне!

И вот двухдневная процедура экспертизы закончилась, публика отхлынула от рингов. Но — ненадолго. Вернулась с совещания судейская коллегия, в центре самого большого ринга ставят стол, на него водружают призы, на середину выходит председатель выставочного комитета, в руках у него бумага, на которой все расписано. Самый дорогой приз достанется, конечно, тому, кто удостоился наивысшей оценки «отлично» («золотая медаль»), а может быть — даже звание чемпиона СССР; за ним пойдут все остальные.

И здесь вас охватывает самое большое волнение. Что «заработал» ваш пес, или вернее, что заработали вы? Потому что ведь это вы вложили в свою собаку столько труда, чтобы она стала самой лучшей... Помню, с каким трепетным чувством принял я на нашей выставке из рук начальника клуба приз Джери — награду собаководу за его труд. Раздача призов у нас продолжалась около двух часов.

Еще праздничнее выглядела эта процедура на Всесоюзной выставке. Но я не досмотрел ее до конца. Да, признаться, она меня и не касалась вовсе. В Москве мой Джери не удостоился приза. На ринге он получил только «удовлетворительно». И это явилось для меня большой неожиданностью и большим ударом.

«Как же так? Как могло это случиться?» — спрашивал я себя. Столько возгласов одобрения и восхищения слышал я по адресу своего друга; я уже успел привыкнуть к ним и воспринимал как должное; его хвалил судья на ринге в вашем городе, им восхищались и в осоавиахимовском лагере перед Москвой... и вдруг такое несчастье?!

«Удовлетворительно»... так много собак получило эту оценку!

Я был совершенно уничтожен. После стольких успехов, и — полная неудача! Конечно, бывает еще хуже, когда вашу собаку совсем выведут с ринга, но это уже позор, полный провал.

Я ругал себя за то, что не уберег Джери и вывел его на ринг не в выставочном виде. Ведь еще предупреждал меня судья, что надо привезти собаку в Москву в полном порядке! А я ухитрился показать его здесь хуже, чем дома.

Я негодовал и на Джери, чье невероятное упрямство довело собаку до такого состояния...

Но главное все же было не в этом. Имелась еще одна причина неудачи, и более важная. И она-то угнетала меня больше всего.

Джери был хорош дома, на областной выставке, но он оказался совсем не столь безупречным здесь, в Москве... Почему? Да потому, что здесь другая мерка, здесь собраны сильнейшие.

Конечно, большая честь съездить в столицу, даже не получив приза, но все же мне было очень грустно. Растерянно бродил я по выставке и даже не заметил, как очутился в отделении эрделей. Вчерашний эрделист сидел на своем месте около собаки. Пес лежал, свесив бородатую морду к полу, и зоркими глазами следил за публикой, а прямо над ним, на стене, висела табличка с надписью:

ОТЛИЧНО.

Я был уязвлен в самое сердце. Как? Эта рыжая обезьяна (так сгоряча обозвал я собаку) получила первое место на ринге, а мой красавец-гигант только «удовлетворительно»?! Это мне показалось явной несправедливостью. Молча, совершенно подавленный, я отошел в сторону и издали угрюмо наблюдал за эрдельтерьером и его хозяином.

К эрделисту поминутно подходили интересующиеся и просили показать победителя. Хозяин, улыбаясь и похлопывая собаку по курчавой спине, выводил ее на середину павильона, с видимым удовольствием принимая и это внимание, и успех своего питомца.

Кто-то просит поставить собаку боком, чтобы были лучше видны ее достоинства: как на ринге. Эрделист охотно выполняет просьбу. Одной рукой он берется за ошейник, другой — за короткий хвост, и переставляет Риппера, как вещь. Пес воспринимает это совершенно невозмутимо. Публика смеется. Фу ты, притча! Я тоже не могу удержаться от улыбки. Уж очень смешно: взять собаку за хвост, как за ручку, и переставить, будто она не живая!

Подошел еще один эрделист и привел отличницу-суку. Завязался обычный в таких случаях разговор, когда сойдутся два знатока. До меня долетали отрывки фраз:

— Хороша, ничего не скажешь!..

— Ушко легковато...

— Ну, как легковато?! Что же вы — поклонник тяжелых ушей?!

— Не тяжелых, но и не таких легких. Это мы называем фокс-терьерное ухо. У эрдель-терьера ухо должно быть поставлено так, чтобы при внимании оно походило на римскую пятерку, опущенную концом вниз, и чтобы конец был направлен в уголок глаза.

— Все это известно давно...

Спор продолжался в вежливых, уважительных тонах. В сущности, спорить-то не о чем: обе собаки хороши.

Выждав, когда наплыв любопытных немного схлынет, я подошел к эрделисту. Он приветливо встретил меня. Заметив, что лицо мое пасмурно, сочувственно осведомился:

— Э-э, да вы что-то не в духе! Что у вас?.. Неудача на ринге? Бывает, бывает... И крепко провалился? — поинтересовался он, дружески взяв меня за плечо. — Пес какой у вас? Давайте сходим, посмотрим на него...

Мы пошли к тому месту, где был привязан Джери. Эрделист внимательно осмотрел его и затем похлопал ласково по спине.

— Ну, и что же? — сказал он, закончив осмотр. — И вы убиваетесь? Вот она и видна, ваша молодость да неопытность. Вам гордиться надо, что вы вырастили такого «дядю», а вы в пессимизм ударились!

— Так ведь провалился же он! — воскликнул я.

— «Провалился, провалился»... Так ведь где провалился-то? В Москве, на Всесоюзной выставке. А на уральской, у вас, он прошел первым? Первым, — плохо разве? Разве не победа для вас, что вы, купив у себя на месте щенка, сумели вырастить пса, который заслужил быть экспонированным на Всесоюзной выставке? Сюда же лучших из лучших отбирают, ну, и уж, конечно, за каждую мелочь цепляются!

Он говорил мне то, что думал я сам и о чем недавно в виде утешения толковал мне Сергей Александрович.

— Здесь мало одной красоты да мощности, — продолжал мой утешитель. — Надо, чтобы все линии были идеально правильны, отвечали принятому стандарту. Что у вашего-то нашли? Ну-ка выведите его, я взгляну еще разок.

Я отвязал Джери, и эрделист, прищурясь и отступив на шаг, испытующе осмотрел его заново. Отдуваясь, так как из-за полноты видимо, страдал одышкой, он несколько раз обошел вокруг собаки.

— Насчет шеи говорил судья?

— Да, сказал, что сырая.

— Ну, конечно, видите, какой подвес, — и эрделист показал рукой на мясистую складку, свисавшую под шеей Джери. — По стандарту допускается не больше двух сантиметров, а у него по крайней мере пять висит! Шея у собаки должна быть сухой, жилистой. Оружие собаки — зубы, челюсти, и шея должна быть подвижна, быстра в движениях, чтобы ничего не болталось и не мешало. В борьбе мгновение может сыграть решающую роль! А задние ноги?

— Сказал, что прямозадость, — неохотно ответил я.

— Тоже ничего не скажешь — верно. Рахит, наверное, был?

— Был...

— Ну вот, рахит в первую очередь хватает за передние лапы. Они росли медленнее, задние, которым не пришлось бороться с болезнью, обогнали их в росте.

— Да разве это имеет такое большое значение? — воскликнул я, забыв в эту минуту все, чему учили меня в клубе.

— Может быть, для вашего дога особого значения и не имеет, а вообще, конечно, да. Выпрямленная нога не так пружинит, как чуточку согнутая, а для бега, для прыжков это все! Ну, а в общем — не плох! Хороший, представительный пес! Э-э, бросьте отчаиваться! В нашем деле без этого не бывает. Самому-то не всегда все видно. Все познается только в сравнении. Да и не одними только выставочными данными определяется ценность собаки для любителя. Друг он вам? Любит вас? Слушается? Тоскует, когда вас нет дома?

— Тоскует, на днях целый погром устроил, — сказал я повеселевшим голосом, вспомнив, с какой настойчивостью Джери недавно отстаивал свое право повсюду следовать за мной.

— Вот то-то и оно! А это же самое главное для нашего брата-любителя! Будет ваш пес поживать на-славу, и такие еще дела вы с ним натворите, что сами не поверите! Бросьте думать, и пошли к Рипперу.

Он похлопал еще раз Джери по спине и даже фамильярно пощекотал у него за ухом. А Джери — я не узнавал его сегодня — вильнул несмело хвостом и потом с виноватым видом, что допустил такую вольность, потянулся ко мне.

— Я раз видел выставку собак за-границей, — говорил через минуту эрделист, когда мы вернулись к Рипперу. — Один эпизод, который мне пришлось там наблюдать, запомнился на всю жизнь. Вывели на ринг боксера. Превосходный пес, по животноводческим понятиям — класс элита, но — староват. В прошлом неоднократный чемпион, принесший, вероятно, своему владельцу большие деньги. Всегда, на любой выставке, проходил первым, а тут не прошел. Ну — старость, подросли молодые... И что вы думаете? Только объявили результаты судейства, владелец вывел боксера с ринга и тут же, на глазах у публики, застрелил...

— Как застрелил?! — поразился я.

— Ну, как! Обыкновенно. Вынул револьвер из кармана и бац в ухо. Заграничные нравы. Раз перестал быть чемпионом и приносить барыш, значит, больше не нужен... Надеюсь, вы не собираетесь поступить так же?

— Что вы?!

Я был оскорблен в лучших своих чувствах. Я просто не понимал, как можно сделать так, как поступил этот иностранный собаковод. Убить свою собаку! И за что?!

— То-то же, — примирительно заметил эрделист, внимательно вглядываясь мне в лицо. — Там, за-границей, собаководство — прежде всего средство для наживы. Это не то, что у нас. — Он помолчал. — А вы знаете, мне нравится ваше волнение. Хорошо, когда молодежь увлекается чем-то нужным, полезным. Я считаю! что каждый человек должен увлекаться чем-то хорошим. Это не дает появляться праздным мыслям, развиваться безделью. А собаководство — полезная страсть. Знаете, как спорт, например... И лично я склонен рассматривать занятия служебным собаководством прежде всего как увлекательный спорт, то же, что коньки, лыжи, футбол...

— А вы давно занимаетесь собаководством? — спросил я.

— Как вам сказать... — Он задумался, склонив свою начинающую седеть голову немного набок, отчего одна полная щека его слегка отвисла, а над белым подворотничком на шее образовалась толстая складка. — Как вам сказать... Первое мое знакомство с собакой состоялось еще в дореволюционные годы, и при таких обстоятельствах, когда наш четвероногий друг показался мне далеко не другом. Дело было во время империалистической войны...

— Расскажите, — попросил я.

— Ну, если уж вы так хотите... Я тогда был солдатом, попал в плен, сильно контужен. Толщина-то память от тех времен. Почки... — пояснил он, ударив себя по животу. — Да, так вот вздумал я бежать из плена. Заела тоска по родине, по дому. Убежал. Ночь скрывался в лесу, а утром слышу — лай: нагоняют меня с собакой. А у них для этого дела в военной полиции были специальные собаки натасканы. Ну, думаю, плохо дело, от собаки спрятаться мудрено. Лай — ближе. Я в болото. Думаю, может там потеряет следы. Только влез я это в самую тину, а она уж тут как тут! Из-за деревьев выскочила, прыг в воду и плывет прямо ко мне, а люди отстали. Черная, блестящая, как уголь, без хвоста, морда злая, длинная...

— Доберман!

— Так точно. Он. Это уж я потом узнал, когда собаководством занялся, а тогда мне все собаки были одинаковы. Да... Ну, тут, конечно, началась у нас баталия. В болоте-то. Он на меня рычит, за руку ухватил, порвал сильно, вот... метки на всю жизнь... — Рассказчик слегка сдвинул рукав на правой руке, и я увидел повыше кисти большие белые рубцы — ...а мне податься некуда, приходится защищаться!.. В общем, придушил я его, вернее утопил. Я-то стоял на ногах, а ему глубоко, это мне и помогло. Силенка у меня тогда была... И что вы думаете, эта история сделала меня собаководом!

— Это как же так?! — удивился я.

— А так, — усмехнулся рассказчик, — слушайте дальше. Вскоре после гражданской (я ее всю в Красной Армии провел) вызывают меня как-то в партячейку нашей части... я к тому времени уже в партию вступил, в кадрах остался... вызывают и говорят: «Хочешь пойти на курсы собаководов?» — Тут я и вспомнил своего утопленного добермана. Не будь болота, худо бы мне тогда пришлось. Что ж, думаю, попробую. Чем меня собаки будут кусать, так уж лучше я сам ими займусь. Отольются теперь им мои слезки!..

Сделав это несколько неожиданное признание, эрделист юмористически сощурился и с лукавым любопытством посмотрел на меня. Вероятно, он хотел знать, какое впечатление могли произвести на меня его слова. Но его добродушное, круглое лицо представляло полный контраст с его словами, глядя на него, я подумал, что вряд ли он когда-нибудь приведет свою угрозу в исполнение, а вот что он любит и балует животных — так это точно. Это подтверждалось всей его манерой обращения с животными, мягкой и сдержанной (недаром мой Джери так доверчиво отнесся к нему), а, кроме того, и тем, что поводок, ошейник и вообще вся «сбруя» Риппера были любовно подобраны, отделаны узорными никелированными бляшками, а сам Риппер возлежал на аккуратной парусиновой подстилке с большой красной звездой, нашитой на угол. Точно такие же парусиновые коврики были постланы и для всех других собак, принадлежавших питомнику, начальником которого был мой новый друг.

— Но главное, конечно, было не в этом, — продолжал он серьезно. — Главное: раз в партийном порядке мне предлагают заняться этим делом — значит, дело этого заслуживает, отказываться не имею права. Партия повела наступление на разруху, принялась поднимать хозяйство, и раз она считает, что надо заняться и этим участком, стало быть, так тому и быть. Вот этаким манером и стал я собаководом. И сказать откровенно, никогда не жалел. Дела-то оказалось непочатый край! Судите сами. В царской России по самым скромным подсчетам было не меньше тридцати миллионов собак. Самое большое в мире поголовье! А как они использовались? Использовались, прямо скажем, плохо, недостаточно. Народ любит и ценит собаку, а правительство этим не интересовалось. Ну, правда, борзой занимались, — так это же помещичья собака! Русские первые применили собак в пограничной службе, и успешно применили, приоритет наш, а потом нашлись умники, которые стали доказывать, что собака не годится для этого, потому что... много лает! А то, что можно заставить ее и не лаять, когда надо, это им было невдомек...

— Вы не договорили мне, как добрались до дому после побега, — напомнил я, когда он замолчал.

— О, это долго рассказывать. Пришлось пройти почти всю Германию, Австрию. Побывал в Италии. Прекрасная страна! Но собак хороших там нету, — добавил он серьезно. — Народ живет бедно, где уж там собак держать!

Дальнейшая беседа была прервана появлением дежурного, который с середины зала громко прокричал:

— Выводить собак! Выстраиваться!

Эрделист стал отвязывать Риппера, я поспешил за своим Джери.

Закрытие выставки ознаменовалось парадом всех участников. Это было зрелище, какого, вероятно, не видел еще ни один город. Около полутысячи собак с их проводниками выстроились на зеленом поле стадиона. Пришли десятки тысяч зрителей. Просторный стадион не мог вместить всех желающих.

Твои верные друзья

После разговора с эрделистом настроение у меня резко изменилось. Еще полчаса назад я готов был считать себя чуть ли ни несчастнейшим человеком на всем земном шаре (и все из-за Джери!), — теперь успокоился и почти перестал думать о провале Джери, мысли приняли другое направление. Неудача? Какая же неудача, если я узнал столько нового для себя?! Увидел Москву, приобрел новых друзей — таких интересных, бывалых людей, снова расширился мой кругозор, и это — неудача?! Нет, нет, я вновь был в отличном расположении духа, вновь видел мир таким, каков он и есть, — то-есть, полным заманчивых перспектив и непрерывного стремления вперед. И частью этого мира в данную минуту был для меня яркий, многокрасочный парад.

К началу парада над стадионом появился дирижабль. Гудя, как шмель, он стал кружиться над полем, поблескивая на солнце алюминиевыми боками. Затем снизился, из него неожиданно вывалился комок, который распался в ту же секунду на тысячи снежинок, и крылатые листовки закружились над головами людей.

Собаки, звеня цепями, зашевелились, забрехали. Протяжный окрик команды донесся с правого фланга. Парад начался!

Собирая за собой тысячи зрителей-москвичей, мы продефилировали по стадиону, потом, вытягиваясь длинной вереницей, покинули его и направились к Центральному парку культуры и отдыха имени Горького, расположенному напротив. Когда вереница людей и животных пересекала улицу, остановились все трамваи, автомобили, на некоторое время прекратилось даже пешеходное движение. Публика шпалерами выстроилась по обеим сторонам шествия. Особенно большой восторг и любопытство проявляли ребятишки. Уже когда мы были в парке и двигались по его зеленым нарядным аллеям, юные москвичи, охваченные возбуждением при виде столь невиданного зрелища, вскакивали на скамейки, перепрыгивали через ограждения газонов, рискуя попасть на зубы какому-нибудь свирепому псу, лезли под ноги идущим.

Мы промаршировали в самый конец парка; громкие выкрики дежурных заставили зрителей отхлынуть на высокий зеленый пригорок. Показался взвод красноармейцев; рядом с каждым бойцом бежала собака. На всех бойцах были зеленые прорезиненные комбинезоны, шлемы с красными звездами нахлобучены на очкастые респираторы. У каждой собаки под высунутым языком также виднелась маска, но еще не надетая на голову.

Взвод спустился по пригорку в низинку, пересек ее наискось и выстроился на берегу Москва-реки. Расстояние было большое, — издали фигуры людей казались игрушечными, а собаки — совсем букашками.

Командир взмахнул рукой. Зеленые фигурки наклонились и надели на животных противогазы. Со стороны медленно наползало, чуть колеблемое ветром, белое смрадное облако. Через минуту оно закрыло людей в зеленых комбинезонах и стало медленно затягивать реку. В последний момент, как между двумя створками еще не успевшего закрыться занавеса, зрители увидели, как люди у реки один за другим взмахнули руками. По этому сигналу неуклюжие, но подвижные резиновые комки с четырьмя отростками вместо ног рванулись с места и исчезли в молочном тумане.

Секунда... другая... третья... Затаив дыхание, зрители на пригорке ждали. Облако тихо клубилось и медленно текло по низине.

Но вот из молочной мглы выпрыгнул резиновый шар. Нелепо взмахивая отростками лап, он подкатился к вожатому, стоявшему под пригорком, и сел у его ног, тяжело вздымая боками и чуть вздрагивая резиновой выпуклостью на том месте, где полагалось быть хвосту. Выкатился второй шар, за ним третий...

Боец раскрыл портдепешник[21] и вынул донесение. Затем расстегнул застежки и растянул резиновую прорешку противогаза. Высунулась желтая кудлатая мордочка. Карие глаза с нежностью взглянули на человека. Ткнувшись носом в руку бойца, эрдельтерьер преданно лизнул ее. Тот наклонился и ласково провел ладонью по собачьей голове, затем, чуть помедлив, застегнул маску, выпрямился и быстрым взмахом руки послал четвероногого связиста прочь от себя. Резиновый шар мгновенно сорвался с места и нырнул в молочную клубящуюся мглу...

...Думал ли кто-нибудь из нас в ту минуту, что не пройдет и десяти лет, как грянет война — самая жестокая и разрушительная война, какую когда-либо знало человечество, — и тогда какой детской забавой покажется эта показательная тренировка в сравнении с грозной действительностью! Советские люди выйдут грудью защищать отечество от фашистского нашествия. И четвероногие друзья станут помогать им в этом. Вместе с солдатами Советской Армии они будут переплывать широкие реки — форсировать Днепр и Дон, Вислу и Шпрее; будут ходить в разведку, приносить под огнем противника донесения, отыскивать тяжело раненых на поле битвы; будут, ценой собственной гибели, взрывать вражеские танки; они найдут миллионы мин, заложенных врагом, спасут тысячи человеческих жизней, заслужив такое же уважение и благодарность, какую снискали собаки академика Павлова, принесенные в жертву науке.

В ГОСТЯХ У ЭРДЕЛИСТА.

Мы уезжали обратно на Урал. С нами половину пути ехал эрделист — владелец Риппера. Понятно, что разговор шел опять на интересующие нас темы. Эрделист много рассказывал о своих питомцах. У нас, уральцев, они возбудили большое любопытство.

— Эрдель-терьеры, — говорил он, — отличаются необычайной храбростью. Буры, например, применяют их для охоты на львов. Эрдельки бесстрашно бросаются на африканского владыку. Они, как саранча, облепляют его со всех сторон, щиплют, кусают, и пока он возится с ними, охотники спокойно пристреливают его. Но главное — это способность эрделей прекрасно ориентироваться в любых условиях.

На войне такая собака — бесценный друг. В современном бою, при чрезвычайно высокой насыщенности огневыми средствами, очень трудно сохранить связь — средство управления войсками. Весь участок действующего фронта поливается сплошным потоком свинца и железа. Рвутся снаряды, взрывы фугасов вздымают к небу тысячи тонн земли. В этом огненном смерче обрываются кабели, скручиваются порванные телефонные и телеграфные провода, замолкают радиостанции. Человек с депешей, самокатчик, мотоциклист будут ранены или убиты. И вот здесь неоценимую услугу может оказать собака. Небольшая, защитная по окрасу, хорошо ориентирующаяся на местности и умеющая пользоваться естественными прикрытиями, приученная не бояться выстрелов и взрывов, она в критическую минуту заменит другие виды связи и сослужит службу там, где бессильна техника. Четвероногий связист, своевременно доставивший донесение, будет способствовать успеху важной военной операции.

Так говорил наш новый знакомый — Алексей Викторович, быстро сблизившийся со всей нашей делегацией.

Мы с уважением и завистью посматривали на его рыжих питомцев, которые ехали с нами в одном вагоне. С завистью потому, что на Урале тогда еще не было ни одного эрделя. Словно сговорившись, мы стали дружно упрашивать Алексея Викторовича дать для нашего клуба несколько собачек. Особенно настойчив был Сергей Александрович, видевший в таком приобретении дополнительную возможность еще шире развернуть деятельность клуба, сильнее упрочить его авторитет.

После продолжительных просьб эрделист согласился, наконец, выделить для нас пять-шесть щенков из своего питомника. Договорились, что поеду за ними я сразу после нового года.

Точно к указанному сроку я приехал к Алексею Викторовичу. Он встретил меня как старого знакомого и сразу повел в питомник.

Питомник был расположен на окраине города, на красивом возвышенном берегу Волги. Летом здесь, наверное, было чудесно. Но сейчас стоял январь, раскидистые ветви яблонь, которыми была засажена почти вся территория питомника, гнулись под тяжестью охапок снега, мороз посеребрил все вокруг игольчатым хрупким инеем.

Мы направились в щенятник. Велико было мое изумление, когда я увидел, что на снегу посередине выгула[22] весело резвятся щенки.

— Не ожидали? — довольный произведенным эффектом, произнес Алексей Викторович. — Вот вам и эрдельки! Морозище тридцать градусов, а младенцам и горя мало! Играют себе, как будто им не всего лишь четыре месяца отроду!

Мы зашли в выгул. «Младенцы» горохом подкатились к нашим ногам.

Отскакивая от земли, как резиновые мячики, они во что бы то ни стало силились лизнуть моего спутника в лицо. А он, этот большой пожилой мужчина, страдавший к тому же одышкой, принялся играть с ними, как ребенок. Раздувая полы шинели, он бегал от них, тяжело топоча сапогами по утоптанному снегу, а щенки взапуски катились за ним. Треугольные лопушки-ушки трепыхались по ветру, куцые хвостики вздрагивали от радостного возбуждения.

Я поймал одного на лету. Это было очаровательное толстопузенькое существо. Оно так крутилось у меня на руках, стараясь лизнуть обязательно в нос, что я еле успевал перехватывать его из одной руки в другую. Жесткая шерстка топорщилась во все стороны, усатая мордочка с черной мокренькой пуговкой носа сияла неподдельной ласковостью и преданностью.

Я не мог налюбоваться на них. Возьмешь щенка в руки, он вертится, как у́ж; опустишь на землю — сейчас же примется прыгать тебе на грудь, добиваясь, чтобы ты поднял его к лицу...

А прыгали они здорово! Эти четырехмесячные эрдельчики отскакивали от земли, точно заводные попрыгунчики, по меньшей мере на метр с четвертью, а иные и на полтора.

Мне вспомнилось, каким неуклюжим был в таком возрасте мой Джери. Он еле таскал свои костлявые лапы, а о прыжках не приходилось и думать.

Эрдельки были полной противоположностью. Сразу стало понятно, почему они могут быть превосходными связистами.

Я заглянул в домик, аккуратно поставленный в углу выгула. Он был пуст. Ни одного малыша не грелось там. Все они предпочитали свежий морозный воздух теплому уюту щенячьего гнезда.

У одного выгула начальник питомника задержался дольше. Потыкавшись носами в сетку, щенята убежали играть, одного же Алексей Викторович задержал, ласково окликнув:

— Снукки!

Щенок остановился у сетки, чуть подергивая приветливо хвостиком. Это была полугодовая самочка, и держалась она уже степеннее своих более младших товарищей.

Алексей Викторович долго смотрел на нее, как бы решая какой-то вопрос, потом обернулся ко мне:

— Видели? Вот эту собачку я наметил дать вам. Только сначала еще присмотрюсь к вам поближе... Поживете у нас здесь денька два-три, тогда и решим. Это ведь класс! Прочли? — И он ткнул пальцем в табличку над дверями выгула.

Я прочитал:

Помет Риппер — Даунтлесс.

Родились 22/V — 1934 г.

— Ну, Риппера-то вы знаете по московской выставке, а Даунтлесс не видели?

Я отрицательно мотнул головой.

— Пойдемте, я сейчас покажу вам обоих.

Мы отправились к нему на квартиру, куда уже принесли из канцелярии мои вещи. При нашем появлении из передней комнаты неторопливо вышли одна за другой две рыжие собаки. Они походили друг на друга, как две капли воды, и только по тому, что одна была несколько крупнее, я определил, который — Рип.

— А вот и родители! — весело сказал Алексей Викторович. — Знакомьтесь — Даунтлесс. А это Рип — не забыли еще?

Конечно, я не забыл Риппера — победителя Всесоюзной выставки в своем классе. Даунтлесс же видел впервые. В Москву она не ездила из-за того, что в тот момент у нее были щенки, а щенные суки на выставки не допускаются. Но, независимо от этого, я немало наслышался об обоих.

Риппер и Даунтлесс считались в ту пору лучшими эрделями Советского Союза. По красоте и правильности телосложения они неизменно брали первые места на всех выставках, а все потомство от них поступало на племя, как производители. Многие собаководы мечтали обзавестись щенками от этой пары, однако это было трудно достижимо по той причине, что все дети и внуки их поступали в армию и, как правило, в частные руки не попадало ни одного щенка.

Но мне выпала редкая удача — получить щенка из помета Риппер — Даунтлесс.

Даунтлесс была собственностью питомника. Риппер же принадлежал лично начальнику. По собаководческим законам владелец собаки — отца — имеет право получить лучшего щенка из родившихся, и Снукки, как лучшая в гнезде, была облюбована начальником. А он собирался передать ее мне.

Вновь, как тогда на выставке, меня поразило поведение эрделей. Риппер подошел и внимательно обнюхал мне ноги; нюхал он неторопливо и без всяких признаков враждебности или подозрительности, а как бы так, «для порядка»; затем, с тем же видом полного спокойствия, отошел в сторону, с этой минуты перестав на меня обращать внимание, словно я перестал существовать для него, поднял деревянную баклушку, валявшуюся на полу (собачью «игрушку»), подкинул ее несколько раз на воздух и, бросив на пол, удалился. Даунтлесс же не удостоила меня и таким вниманием. Она просто постояла на пороге двери, ведущей в соседнюю комнату, и, показав свой куцый хвост, вернулась обратно.

Почти всех эрделей отличает необычайная невозмутимость. Их трудно чем-либо вывести из себя. Но это отнюдь не значит, что они флегматичны, вялы, плохо сторожат дом. Напротив! В первый же вечер Алексей Викторович продемонстрировал мне, как работает Риппер на свободной охране вещей хозяина (на свободной — то-есть без привязи), и я убедился, что с такой собакой шутки плохи.

Риппер, несмотря на свой сравнительно небольшой рост, обладал большой силой и особенно — ловкостью. В заборе двора, где обычно резвились собаки, было выпилено на высоте человеческого лица круглое отверстие, чтобы всякий приходящий мог предварительно заглянуть во двор. Риппер знал про это отверстие и частенько выкидывал такой трюк: когда кто-либо появлялся за забором, пес сейчас же бросался к калитке и принимался яростно прыгать, стараясь дотянуться до дыры. Это неизменно удавалось ему. Находясь на одном уровне с отверстием, он молниеносно выбрасывал голову вперед, и оскаленная морда, как жало, появлялась и исчезала в заборе.

Риппер брал чудовищные барьеры и препятствия. Два с половиной метра ему были нипочем! Алексей Викторович сообщил мне, что и это далеко не предел: хорошо натренированные эрдели способны брать до трех метров высоты и даже больше.

Три дня я прожил в питомнике, и все эти три дня мы вели с начальником нескончаемые беседы об эрделях.

— С ними вы будете иметь очень мало хлопот, — поучал он меня, — а все ваши заботы оплатятся с процентами. Это прекрасная порода, и ее надо всячески продвигать к любителю. Поэтому я и согласился дать вам щенков. Смотрите же, поработайте над этой породой хорошенько! Разведите отличных эрделей. Для этого я и даю вам Снукки.

Сколько раз впоследствии я вспоминал его. В короткий срок эрдели, действительно, завоевали всеобщее признание и стали, наряду с другими — овчарками, лайками и т. д. — одной из распространенных пород. А ведь в то время, когда мы вели с ним этот разговор, многие не признавали эрделей, морщились при виде их бородатых физиономий, а над увлеченностью эрделистов смеялись в лицо.

От него я узнал, что короткие хвосты вовсе не даны эрделям от природы, а укорачиваются вскоре после рождения, как укорачивали уши моего дога, — таков «стиль»! А курчавая жесткая шерсть сама не вылинивает и ее необходимо выщипывать при помощи несложного приспособления (наподобие ножа с гребенкой) два раза в году — осенью и весной, то есть в периоды линьки. Он сам преподал мне урок, как надо щипать эрделей, говоря при этом:

— Обратите внимание на эту операцию. Она очень важна. От нее зависит жесткость псовины. И не пугайтесь ее. Три часа работы, зато после этого у вас ни одной шерстинки в квартире! А насчет значения ее я могу привести такой пример. У моего товарища провалилась эрделька на выставке, очень хорошая эрделька, но была плохо выщипана. Я ее всю ночь щипал, приводил в порядок; на следующий день выставили вторично — получила «отлично»...

Однако, в полном противоречии с заявлением начальника, что он отдает Снукки мне, я вскоре вынужден был отметить, что она еще далеко не моя. Ложась спать, я слышал за стенкой приглушенный женский голос и изредка отвечающий ему — мужской. Это повторялось каждый вечер. Все три дня, что я находился в гостях у Алексея Викторовича, жена просила его, чтобы он не отдавал Снукки.

Узнав, что я догадался об этом, Алексей Викторович успокоил меня, шепнув как-то за обедом:

— Молчите. Собака будет ваша. Вы мне понравились... — И добавил, лукаво сверкнув глазами: — Только чур, не зазнаваться, а то я могу и передумать...

Уже на следующий день после моего приезда мы стали с ним настоящими друзьями, сблизившись с той быстротой и непосредственностью, какая характерна для всех истинных любителей собак: общая страсть объединяет людей.

После обеда мы обычно отправлялись гулять с собаками. Кроткая Даунтлесс послушно трусила у ног начальника, зато задира Риппер пулей носился по сугробам, ныряя в сгущающиеся сумерки, как в воду. Внезапно мой спутник принимался тревожно кричать:

— Рип! Ри-ип!.. Ко мне!..

Из темноты мгновенно выскакивал Рип и, сломя голову, мчался к хозяину. Убедившись, что тревога ложна, он делал пару кругов и вновь скрывался за сугробами. Прогулка обычно заканчивалась общей возней, в которой принимали участие обе собаки и начальник. Алексей Викторович, запыхавшийся, но посвежевший и порозовевший, подзадоривал меня:

— Ну, что вы стоите? Бегайте! Нужно быть молодым. У кого душа молода, тому не страшна и одышка! Угадайте, сколько мне лет?

— Ой, не берусь!

— Вот то-то и оно! Я сам не берусь! По секрету: пятьдесят шестой, голубчик, пятьдесят шестой... Только не говорите моей жене!

Я выразил удивление, что он в его годы, да еще имея больные почки, столь подвижен и неутомим! Алексей Викторович, действительно, казалось, и минуты не мог пробыть в бездействии: или он хлопотал по делам питомника, или возился со своими питомцами, или вел очередную беседу со мной... Он ответил мне совершенно серьезно:

— Э-э, голубчик, такой стреляный воробей, как я, да еще в придачу помешанный на своей работе, не может быть вялым да ленивым. И потом, ленивые люди — вообще вырождающееся племя. В нашей стране, во всяком случае, они лишены всяких перспектив!

Положительно, он все больше нравился мне. Это был образованный, начитанный человек и живой собеседник. Круглое, с румянцем, лицо его всегда светилось добродушием и приветливостью, а с языка в любую минуту могло сорваться интересное поучение. Я сравнивал его с Сергеем Александровичем и, несмотря на большое различие в возрасте, характере, наружности, находил общие черты. Их роднила, прежде всего, любовь к делу, и эту любовь они умели передать другим. Этой чертой обладал наш клубный инструктор Шестаков и вообще многие из тех, с кем я общался в клубе.

Что привлекало меня в моих новых друзьях? Это — в первую очередь, их взгляды, смелость мысли, прямой, мужественный характер. Мне нравилась их увлеченность, горячая преданность своему общественному долгу, и особенно их умение за малыми делами видеть большое.

Казалось бы, ну что такое собаковод? Самая незаметная специальность. Но они умели поднять эту специальность до уровня больших народно-хозяйственных задач. Как истинно советские люди, они понимали, что, как бы ни был скромен их труд, он — кирпичик в той великой стройке, которую ведет наша страна.

Так, однажды, Алексей Викторович высказал такую мысль:

— Для многих собака это только собака, а для меня — значительно больше. Почему раньше хорошую собаку мог держать только помещик, аристократ? Почему ее не иметь рабочему, колхознику, инженеру, учителю, врачу? И когда я вижу теперь, как быстро растет количество членов в наших клубах, я понимаю, что это является еще одним выражением растущего благосостояния народа.

Я заметил, что нечто подобное слышал от нашего начальника клуба. Алексей Викторович кивнул и продолжал:

— И это очень хорошо. Наша страна сильна и богата: отчего бы в каждой семье не быть собаке? Это каждому по средствам, а собака — преданнейший друг, всей своей тысячелетней историей заслуживший право на эту близость. Она и с детьми поиграет, и постережет их. Упал ребенок в воду — она вытащит его. Если у вас дурное настроение, рассеет вас... Кстати, я вспомнил забавную историю. До Риппера у меня был неплохой пес Плакса...

— Плакса?

— Настоящая его кличка была Альф, но никто не называл его так, а все звали Плаксой. След ищет — скулит; поноску несет — тоже подскуливает... вот и прозвали Плаксой. Он очень хорошо искал вещи. Что ни потеряй, все найдет и принесет. Однажды приходит ко мне сосед, растерянный! — и говорит, что ходил на охоту и обронил ключ. Какой ключ? Да от квартиры. Пусть ваш Плакса найдет! Что ж делать? Надо помочь. Пошли... Ходили-ходили, все понапрасну. Бросали другой ключ — Плакса приносил его, а тот, потерянный, не находил. Забрели в какое-то болото. Я говорю соседу: «Зачем вы сюда полезли?» — Да, — говорит, — возможно, я здесь не был...» Фу ты про́пасть! Походили еще... «Нет, — говорит, пожалуй, я действительно, тут не был...» Вернулись ни с чем домой. А тут Плакса ему и подает ключ, то-есть не в прямом смысле, конечно, а носом тычет в плащ, висевший на стене; пошарили в кармане, а ключ там! Дома лежал! — и Алексей Викторович закатился веселым смехом.

— Шутки шуткой, но однажды он избавил нас с женой от серьезной неприятности. Поехали мы в отпуск; Плакса — с нами. Ну, погрузились в поезд, тронулись, все как полагается. Идет контроль. Хвать туда, сюда — нет билетов! Потеряли! Глядь, — а Плакса сидит и держит их в зубах. Оказывается, мы обронили их, когда садились в вагон, а он заметил и подобрал.

В другой раз Алексей Викторович сказал:

— На выставке я вам много говорил о военном применении эрделей. К несчастью, мы вынуждены часто вспоминать о войне. Но не подумайте, что у меня только одно на уме: как мой Рип или ваша Снукки побежит с донесением под пулеметным огнем! Пусть меня слопают мои собаки, если я хочу еще раз испытать то, что мне пришлось пережить в шестнадцатом году! Мы вынуждены держать себя в состоянии мобилизационной готовности, потому что силы международной реакции и фашизма постоянно грозят нападением на нас. Однако главное для нас — мир, мирная жизнь, мирное созидание. Для этого мы строим свои заводы, пашем нивы, разводим наших животных... И будьте уверены, мир, полный и окончательный, рано или поздно придет, а всех тех, кто бряцал оружием, ждет справедливая и беспощадная кара.

— Мирное творчество открывает перед нами бесчисленные перспективы, — продолжал он через несколько минут. — В труде, искусстве, собаководстве — везде! Возьмем такой пример. Вы обращали внимание, как плывет ваша собака? Торпеда! А теперь представьте вашего Джери в роли дежурного станции спасения на водах... а? Это вам будет такой дежурный, какого надо поискать! Утопающий еще только раскроет рот, чтобы прокричать «спасите», как собака уже будет около него!.. Верно? Вот видите. Я думаю, что со временем зубы вашему догу нужны будут только лишь для схватывания пищи. Что же касается мирного использования эрделей...

Знакомым мне движением Алексей Викторович склонил голову набок, подумал и заявил:

— Пожалуй, чтобы вы представили это так же, как представляю я себе, расскажу вам лучше одну небольшую историю про Джемми-альпинистку из рода эрделей, родственницу нашего общего друга Рипа...

РАССКАЗ О ДЖЕММИ-АЛЬПИНИСТКЕ.

В Домбайской долине, у подножья пика Суфруджу, приютился домик метеорологической станции. Вокруг — высокие снежные хребты Кавказских гор. Место глухое, безлюдное.

Каждые три дня от домика в долину спускается рыженькая аккуратная собачка с жесткой курчавой шерстью. В пристегнутом к ошейнику портдепешнике она несет очередную метеорологическую сводку на ближайший радиопункт.

Перепрыгивая с камня на камень, бодро несется собака вниз по тропинке. Расстояние до радиопункта, равное двухдневному переходу для пешехода, она преодолевает единым духом.

Домбайская долина сурова и неприветлива; лавины, обвалы не дают здесь селиться человеку, и только рыжая Джемми соединяет заброшенную в горах метеорологическую станцию с остальным миром.

Четвероногого почтальона хорошо знают на пункте радиосвязи. Джемми является всегда точно, как по расписанию, и только немного опавшие бока да устало опущенный хвост напоминают о том, что эрдель-терьер опять пробежал шестьдесят километров.

Радисты радушно приветствуют собаку. Они угощают ее бутербродами с ветчиной, ставят перед нею плошку с разведенным сгущенным молоком. Переночевав и набравшись сил, рано утром Джемми возвращается к подножью пика Суфруджу. В обратный конец она несет свежую почту для метеоролога.

Так — все лето. Поздно осенью, когда в горах бушует пурга и с крутых ледяных склонов катятся лавины снега, метеоролог — хозяин Джемми — покидает уютный домик у подножья пика и возвращается в город. Зиму он проводит за изучением и обработкой научных материалов, добытых за лето. А рыжий мохнатый почтальон отдыхает до весны, до нового похода в горы.

Джемми выросла в военном питомнике, в компании таких же, как она, рыжих курчавых щенят. Когда щенята подросли, их начали учить. Джемми готовили в связисты. Учеба была долгой и серьезной...

Тут Алексей Викторович прервал свой рассказ и неожиданно обратился ко мне с вопросом:

— Вам, конечно, приходилось видеть животных в цирке?

— Да, — ответил я, недоумевая, зачем это ему потребовалось.

— И вы никогда не задумывались, чем отличается цирковая дрессировка от нашей, что наша дрессировка значительно сложнее?

Я молчал; он подождал и стал продолжать:

— Нам могут возразить, что сделать собаку хорошим связистом, — не такое уж сложное дело. Эка невидаль перенести донесение от одного человека к другому! Ведь в цирке звери делают еще не то... Но тот, кто так будет думать, сильно ошибется.

Чему, к примеру, учил своих животных Дуров.[23] Наблюдая за своими зверями он замечал их характерные движения, повадки, а потом использовал их в цирковой практике. Природные наклонности зверей он соединял путем воспитания условного рефлекса с какой-либо командой, жестом, другим сигналом и превращал, таким образом, естественные для них поступки и действия в занятный цирковой фокус.

Так, например, Дуров заметил, что морские львы на свободе любят забавляться камешками. Они подбрасывают их своими тупыми носами и ловко жонглируют, словно прирожденные циркачи. Дуров заменил у ручных морских львов камешки мячами, и звери стали играть ими даже с большей охотой, чем раньше, так как за каждую игру получали рыбку. Получился трюк, при виде которого тысячи людей в цирке с восторгом хлопают в ладоши.

Мы вовсе не собираемся умалять заслуги Дурова и его коллег в цирковом искусстве; но справедливость требует сказать, что служебная дрессировка в целом ряде случаев значительно сложнее, практически целесообразнее и требует более продолжительной отработки, чем та, которую мы видим на арене цирка, хотя, быть может, и не так эффектна.

Цирковое животное всегда работает в одной обстановке; служебная же собака зачастую вынуждена действовать без хозяина, на расстоянии, в самых разнообразных условиях. Взять дрессировщика лошадей. У него вся работа построена на шамбаньере[24], без шамбаньера не идет ни одно представление при публике; а служебная собака — всегда на дистанции, и — никакого хлыста!

Дрессировка служебных собак намного сложней той, которой подвергаются и охотничьи собаки. Первая задача обучения охотничьей собаки — развить у нее ловчие инстинкты; у служебной — наоборот, инстинкты нередко подавляются.

...Как происходило обучение Джемми? Джемми только разыгралась, расшалилась, ей хочется прыгать и резвиться вместе с другими молодыми собаками, Но резкое «сидеть»! обрывает игру. Приходится садиться и сидеть так, чтобы ничто не могло помешать сойти с места. А если перед носом прошмыгнет мышь? Все равно сиди и не смей даже оглядываться в ту сторону, куда скрылась зверушка. Все инстинкты требуют: бежать, ловить! — а ты сиди!

Но это только начало. Главная дрессировка началась в поле, когда Джемми освоила все подготовительные «науки».

Два человека всегда ходили за Джемми, кормили ее, чистили помещение, в котором она жила, расчесывали жесткую курчавую шерстку, водили на прогулку. Собака платила обоим равной привязанностью. Оба они стали заниматься с нею.

В поле один отходил и звал за собой Джемми. Другой, встав на одно колено, взмахивал рукой в сторону ушедшего и командовал: «Пост!» Джемми срывалась с места и стремглав мчалась ко второму, где ее всегда ждали ласковое похлопывание и кусочек лакомства. Раз от разу расстояние увеличивалось. Постепенно оно дошло до полутора километров, и Джемми нередко совсем не видела того, к кому бежала. Но инстинкт и острое чутье помогали ей безошибочно выбрать направление и найти ушедшего.

Труднее стало, когда начались занятия по двухсторонней связи. С обеих сторон одновременно выпускалось по собаке; где-то на середине пробега они встречались. Джемми смертельно хотелось подраться или хотя бы обнюхаться с соперницей, но долг повелевал ей бежать, не задерживаясь, и они, разминувшись, обычно стремительно проносились в разные стороны, лишь сердито фыркнув друг на друга.

А если в поле дорогу перебежал заяц?.. Тоже не вздумай удариться в преследование; только вперед, только туда, где ждут тебя!

Позднее собак стали приучать к выстрелам. И тут вожатый Джемми допустил непростительный промах. Вместо того, чтобы приучать постепенно, сначала выстрелить далеко, потом — поближе, потом еще ближе, он сразу выпалил у нее над ухом. Это была непоправимая ошибка. Джемми испугалась. Прекрасный связист остался на всю жизнь пугливым, потеряв одно из необходимейших качеств военной собаки — небоязнь выстрелов, и по этой причине, когда собаки проходили проверочные испытания, она с еще несколькими такими же неудачницами была забракована и не попала в армию.

Этих собак взяли колхозы, там они сделались сельскими письмоносцами и стали разносить почту на полевые станы, а шуструю ласковую Джемми купил молодой ученый-метеоролог.

Так началась ее служба в должности посыльного метеорологического пункта. Два года исправно несла она эту службу, а на третий приняла участие в альпинистском восхождении на Суфруджу.

Ее хозяин уже давно мечтал об этом. Частенько, любуясь на холодную красоту обледенелой громады, он задумывался над тем, что происходит на этой голой сияющей вершине. Какие ветры дуют там? Какое влияние оказывает пик на климат долины? Ответы на эти вопросы можно было получить, только побывав на вершине горы. Кроме научного, восхождение представляло и большой туристский интерес.

Подъем начался на рассвете. В долинах еще клубился туман, солнце не успело выглянуть из-за далекой цепи горных вершин, когда участники восхождения выступили в поход. Но вот золотые стрелы прорезали утреннюю чистоту голубого неба; показалось дневное светило, и сразу все осветилось, заиграло вокруг. День разгорался ясный, теплый, — такой, какой и нужен для подобного предприятия.

Растянувшись цепочкой, отряд альпинистов, связанных попарно веревкой, легко преодолел первый пологий подъем, затем стал медленно подниматься по крутому обледенелому склону. В первой паре шел метеоролог. Рядом бежала Джемми.

Метеоролог не собирался тащить собаку до вершины. Джемми должна была остаться в одном из промежуточных лагерей вместе с теми участниками экспедиции, которые устанут в пути и будут неспособны к дальнейшему путешествию.

Взять Джемми с собой метеоролога побудил случай, происшедший незадолго до того.

Экспедиция предполагала сперва начать свое восхождение неделей раньше. Но когда все сборы были закончены и метеоролог подошел к Джемми, чтобы попрощаться с собакой, потрясти шутливо протянутую лапу и потрепать по голове, Джемми вдруг протяжно завыла. Метеоролог изумился: эдак расчувствовалась собака?! Он был удивлен еще больше, когда она схватила его за рукав и стала дергать к себе. Тогда он сообразил, что пес тревожится неспроста.

Бросив взгляд на барометр, метеоролог сразу нахмурился. Еще полчаса назад стрелка прибора стояла неподвижно, показывая «ясно»; сейчас она быстро клонилась влево, к слову «буря». Вот чем объяснялось странное поведение эрдель-терьера. Джемми инстинктом чувствовала приближение страшной горной пурги и предупреждала хозяина об опасности.

Восхождение пришлось отложить. Не успели распаковать заплечные туристские мешки-рюкзаки, как пик затянуло молочной мглой, завыл ветер. Четыре дня бушевала непогода. Альпинисты сидели в палатках и, прислушиваясь к завыванию ветра, сотрясавшего брезентовые полотнища, обсуждали, что было бы с ними, если бы ураган застал их в пути, где-нибудь на голом обледенелом склоне.

Инстинкт собаки сослужил людям большую службу.

Стихла непогода, и экспедиция приступила к восхождению. По общему решению, Джемми взяли с собой. В лагере у подножия пика осталась резервная группа альпинистов.

Ослепительно искрил горный снег и прозрачный, как стекло, лед. Альпинисты вооружились большими очками с дымчатыми стеклами. Очки надели и на Джемми. Для того, чтобы они могли держаться на голове собаки, метеорологу пришлось пришить к ним дополнительные ремешки, застегивавшиеся за ушами и под шеей. Без очков глаза ослепли бы на второй же день пути.

К этой необходимой принадлежности оснащения каждого альпиниста метеоролог приучил Джемми заблаговременно, совершая с собакой небольшие учебные прогулки в горы. Вначале эрдель-терьеру очень не нравилась стеснявшая ее повязка. Повязка закрывала глаза и мешала видеть. Через дымчатые стекла мир вокруг казался подернутым туманом. Пес мотал головой, пробовал сорвать очки лапами, сердился, лаял. Хозяин останавливал собаку громким «фу!» Тогда, перестав буйствовать, Джемми впадала в мрачное уныние и часами сидела неподвижно, повесив голову.

Метеоролог ласково посмеивался, глядя на своего друга. Он надевал собаке очки аккуратно каждый день, и на прогулках, и дома. И постепенно Джемми привыкла к ним. Через неделю она сама подставляла голову, чтобы хозяин мог надеть на нее очки, и бегала в них так же весело, как и без них. Очки вошли в ее обиход так же, как поводок, ошейник. И вот теперь, когда высокогорное восхождение началось, они защищали глаза собаки.

Медленной, сосредоточенной походкой, как бы ощупывая все перед собой и под собой, идут альпинисты. Над ними синее-синее небо, за спиной — поклажа: продукты питания, палатки с колышками, походные примусы, на которых можно согреть пищу, — все. Расчетливо размеренны шаги, скрипит снег под ногами, яркий, искристый, как поле бриллиантов; а лед вокруг лазурно-зеленый, как айсберг в море, и холодный-холодный...

Чем выше, тем труднее подъём, круче, неприступнее обледенелые скалы. Приходилось вырубать во льду ступеньки, вбивать железные крючья. Метеоролог начинал подумывать о том, что совершил большую оплошность, взяв с собой собаку.

Джемми скользила на льду, лапы были поранены в кровь. Однако она продолжала бодро взбираться вместе с хозяином выше и выше, стараясь не отстать от людей. Там, где она не могла вскарабкаться сама, он подсаживал ее.

Перебираясь через расселину, товарищ метеоролога, связанный с ним в одной паре, нечаянно выпустил из рук ледоруб[25], и тот, глухо звякнув, скатился в глубину. Это была серьезная неприятность, ибо без ледоруба альпинист беспомощен; он превращался в опасную обузу для других.

Что делать? Неужели из-за такой мелочи терять одного из участников, предложив ему вернуться назад?

— Подождите, — сказал метеоролог. — Попробуем что-нибудь сделать.

У него возникла мысль, как попытаться достать ледоруб.

Он подполз к краю расселины. Она была глубока и узка, узка настолько, что человек в нее не протиснулся бы, но собака — могла. Внизу чернел крестик ледоруба.

Обвязав Джемми веревкой, метеоролог стал осторожно спускать ее в расселину. Когда собака коснулась дна, он скомандовал:

— Аппорт!

Эрделька схватила зубами ледоруб, и вместе с ним ее вытащили наверх. Так собака пригодилась во второй раз.

Поздно вечером, при свете полной луны, заливавшей все вокруг голубым искристым сиянием, альпинисты разбили лагерь на тесной площадке перед обрывом. Сняв теплые, с войлочной подошвой, башмаки-шекельтоны, метеоролог с ужасом убедился, что обморозил ноги. Шекельтоны немного жали, и этого было-достаточно, чтобы кровообращение задержалось и пальцы онемели от мороза.

Больше часа он оттирал ноги снегом, пока, наконец, к ним вернулась чувствительность. Но теперь они стали необычайно нежны и болезненно-чувствительны к холоду. Одна ночь, проведенная на морозе, могла окончательно их погубить.

И снова Джемми пригодилась своему другу-человеку... Когда метеоролог улегся в своей палатке, Джемми свернулась калачиком у него в ногах. И обмороженные конечности человека всю ночь согревались теплом тела животного.

Это повторялось каждую ночь. Своим теплом Джемми спасала ноги хозяина.

На третьи сутки произошло новое событие. Альпинисты спокойно двигались по отлогому плато, покрытому слежавшимся снегом-фирном и льдом, когда Джемми вдруг уперлась, отказываясь идти дальше. Вереница людей остановилась. Что чуяла собака? Один из альпинистов осторожно продвинулся вперед и, остановившись, крикнул остальным, показывая на что-то у себя под ногами:

— Смотрите, здесь трещина! Путь закрыт, надо в обход!

На блестящей поверхности льда змеилась едва заметная темная линия. Подо льдом скрывалась трещина, которая могла поглотить всю экспедицию.

После этого случая популярность Джемми среди альпинистов поднялась еще больше. Снова — в четвертый раз! — Джемми доказала, что не напрасно взяли ее с собой. Они и до этого на остановках всегда старались побаловать ее кусочком лакомства; теперь она превратилась как бы в члена их коллектива. Во всех подозрительных местах собаку пускали вперед, и она, как опытный вожак, обходила скрытые под коркой льда трещины и запорошенные снегом расселины.

На пути альпинисты оставляли небольшие склады с запасами продуктов, чтобы использовать их при спуске. В одном таком лагере Джемми и ее хозяин остались дожидаться возвращения остальных после того, как они достигнут вершины. Ноги метеоролога болели, а впереди начинались отвесные кручи. Не смогла бы взобраться на них и общая любимица Джемми.

Твои верные друзья

...В сильный бинокль метеоролог следил за тем, как остальные продолжали восхождение. Черные точки, растянувшиеся в длинную цепочку, то исчезали за огромными ледяными нагромождениями, то вновь появлялись, как мухи, взбираясь по ослепительно белой сверкающей крутизне, упорно пробиваясь к вершине. Джемми тоже смотрела в ту сторону. Четырежды уже помогла она людям в этой экспедиции; но главное еще было впереди...

Прошли день и ночь. Метеоролог тревожился за исход экспедиции, ибо сам не смог довести ее до конца, тревожился, не подозревая, что страшная опасность уже подстерегает его самого... Он сидел на камне в стороне от палатки и наблюдал по обыкновению за подъемом, собака лежала у его ног, когда внезапно ледяная скала, на которой стояла палатка, звонко лопнула. Лавина из камня и льда с грохотом скатилась в бездну, срезав начисто и площадку, на которой несколько минут назад прыгала и резвилась собака, и склон, по которому поднялись сюда люди.

Палатка, а вместе с нею припасы, снаряжение, продукты для обратного пути, — все было уничтожено, исчезло бесследно.

Метеорологу стало страшно, когда он понял, что сулила эта катастрофа. Запасы пищи уничтожены, экспедиция, спустившись с вершины, окажется перед лицом голодной смерти. К нему и Джемми смерть придет еще раньше. Он ощупал карманы: галета и плитка шоколада — вот все, что осталось...

Мозг его лихорадочно работал, ища пути к спасению. Нужно подать знак, немедленно сообщить о несчастье в лагерь у подножья пика, чтобы оттуда сейчас же выслали помощь... Да, да, именно так... Но как это сделать? Спуститься самому — нечего было и думать — без снаряжения, без кирки, с больными ногами. И потом, куда он денет Джемми? Джемми, Джемми... Мысль его задержалась на Джемми.

...Альпинисты резервной группы, оставшиеся в лагере у подножья пика, были немало удивлены, когда на далеком фирновом поле на склоне Суфруджу заметили быстро передвигающуюся крохотную черную точку. В сильный восьмикратный бинокль было видно, как она то появлялась, то исчезала, спускаясь ниже и ниже... Что это? Экспедиции еще рано возвращаться, да точка и не похожа на человека...

— Собака! — догадался начальник группы.

Ну, конечно, это была собака. Джемми! Но тотчас же возникло новое тревожное недоумение: почему она одна? Где люди? Где метеоролог — ее хозяин?

Бинокли неотрывно следили за ней. Она продолжала приближаться; вот она осторожно сползает по ледяной круче, скользит...

— Ох!.. — единым вздохом вырвалось у наблюдателей. Точка сорвалась, покатилась по склону, с каждой секундой убыстряя свое падение; миг — и она исчезла. На белом поле она больше не появилась.

— Живей, друзья! — скомандовал начальник группы, поспешно пряча бинокль в футляр. — Надо найти ее, живую или мертвую!

Через четверть часа три человека быстро поднимались по склону в том направлении, где видели собаку. К полудню они достигли места, где видели ее в последний раз. Вот и откос, с которого она сорвалась...

Внизу, в ледяной западне, среди острых ледяных глыб и осколков мелкого льда, лежала Джемми. Увидев людей, она рванулась к ним и, жалобно завизжав, упала на перебитые лапы. Люди спустились к ней. Начальник расстегнул ошейник, вынул из портдепешника записку, прочел и, нахмурясь, решительно приказал:

— Живо, товарищи! Немедленно обратно, и готовиться к подъему. Требуется наша помощь! — Затем, бережно взяв Джемми на руки, он двинулся вслед за остальными...

_____

— Ну... и что же дальше? — нетерпеливо вырвалось у меня, когда рассказчик умолк.

— Вот и все. Разве вам не ясно, что Джемми спасла своего хозяина и его товарищей, оставшихся на горе? — ответил Алексей Викторович, и на лице его появилась обычная лукавая улыбка.

— А как же Джемми?

— Ах, Джемми!.. — протянул Алексей Викторович, как будто только сейчас понял мой вопрос — Джемми благополучно здравствует и поныне. Живет попрежнему у того же хозяина, раны зажили, кости срослись. Берет барьеры — любо-дорого смотреть! Кстати: сросшиеся кости крепче целых!

ПУТЕШЕСТВИЕ С ЭРДЕЛЯМИ.

Через три дня я двинулся в обратный путь на Урал.

Кроме Снукки, я получил пять пятимесячных щенков для нашего клуба. Пятеро малышей были запрятаны в громоздкую деревянную клетку, а Снукки я решил везти просто на поводке. Клетку погрузили на сани, я взгромоздился на клетку, посадил Снукки на колени, и воз тронулся! Алексей Викторович провожал меня добрыми напутствиями и пожеланиями успеха в разведении эрделей.

— Щенков берегите! — кричал он мне вслед, когда сани уже тронулись, и снег пронзительно заскрипел под полозьями. Все щенки были высококровными и представляли немалую ценность.

Поездка обещала быть не легкой. Мне предстояло сделать две пересадки и провести в дороге в общей сложности около четырех суток.

Мы быстро покатили по заснеженным улицам города. В нырках сани сильно бросало, и я осторожно притягивал Снукки к себе. Она тихонько старалась отстраниться от меня, поглядывая искоса умными карими глазками, и только когда я уж особенно крепко прижимал ее к себе, глухое «р-р-р!» было ответом на это.

В поезд я сел с боем. Проводники никак не хотели пускать меня в вагон. Да оно и понятно: клетка загромоздила проход и купе, а щенячьи голоса наполнили вагон визгом и лаем. Но отдать щенков в багажный вагон и оставить их там без наблюдения, когда на дворе стоял такой мороз, я не мог. Спасибо Алексею Викторовичу: он дал мне в провожатые бойца, и тот помог мне совершить посадку.

Спор с проводниками, однако, продолжался некоторое время и в вагоне. В конце концов, от преждевременной высадки меня спасло лишь вмешательство дежурного уполномоченного по вокзалу, который, ознакомившись с моими документами, предложил проводникам не препятствовать мне в перевозке моего живого груза.

Как только щенки оправились от встряски, полученной во время езды в санях, они притихли, свалились кучкой в углу клетки и заснули. Снукки я уложил на свое сиденье, и она, свернувшись калачиком, тоже скоро задремала.

В вагоне было жарко натоплено, и не прошло и полчаса, как из клетки понеслись тяжелые вздохи. Щенков морила духота. В питомнике они привыкли постоянно находиться на свежем морозном воздухе, теплая курчавая шкурка отлично грела их, а тут такая жара... Высунув язычки, они метались по клетке, бились о прутья, лизали железные скобки. Бойкие глазенки их помутнели, неугомонные коротенькие хвостики печально опустились вниз.

Не помогла и вода, принесенная мною. Мгновенно вылакав ее, они вновь принялись метаться по клетке. Сердце мое разрывалось от жалости. Глядя на них, я, вероятно, страдал не меньше, чем они.

Но как стоически переносили они свои мученья! Ни одного звука не вырывалось из их розовых маленьких пересохших пастей, кроме хриплого прерывистого дыхания!

Я решил вытащить малышей из их временного жилища и привязать на поводки под сиденьями. Вынув двоих, я нацепил на них ошейники, которыми меня предусмотрительно снабдили на всякий случай в питомнике, и прикрутил ременные поводки к ножкам сиденья. Но пока я добывал следующую пару, первые двое успели набедокурить.

Щенята еще не были приучены к ошейнику, а тем более к привязи, и теперь, почувствовав на себе стесняющие их путы, они принялись яростно рваться. Один так затянул ошейник, что уже хрипел. Другой вцепился в поводок зубами, в одну минуту перегрыз его и пустился наутек.

Пока я ловил его, остальная компания успела выбраться из полуоткрытой клетки и разбрелась в разные стороны. С полчаса я ползал на коленях по всему вагону, выискивая и ловя сорванцов за чемоданами и другим багажом, среди чьих-то ног.

— Да вы их оставьте так! — посоветовал мне кто-то.

— Нельзя, — возразил другой пассажир. — Можно ушибить, прихлопнуть в дверях...

Публика весело смеялась неожиданному развлечению. Пришлось щенят снова посадить в ящик. Поочередно я стал таскать их в тамбур, чтобы там, на свежем воздухе, они могли хоть немного отдышаться после вагонной духоты.

Пожилой колхозник, занимавший соседнюю полку, долго молча следил за моими хлопотами, потом не выдержал и сказал:

— Ну и диво! Мужик, а со зверями водится, как нянька с дитем! — И, помедлив, принялся помогать мне: то принесет воды, то подержит дверцы клетки, пока я извлекаю оттуда очередного малыша.

Приход проводника подал мне счастливую мысль. Уборная в нашем конце вагона была неисправна и бездействовала; я попросил показать ее мне. Она оказалась совершенно сухой, чистой. Я стал просить проводника дать мне ключ от нее. Он долго не соглашался, но, наконец, уступил.

После этого положение мое резко улучшилось. На ближайшей станции я накупил толстую пачку газет, настелил их в отвоеванном помещении, набросал сверху тряпья, которым меня также снабдили на дорогу в питомнике, и переселил малышей туда. Получилось — лучше не надо. Здесь было прохладно, просторно, изолированно; никто не мог задавить по нечаянности малыша, не надо таскать их па свежий воздух в тамбур. Я мог позволить себе некоторый отдых.

Через сутки сосед-колхозник сообщил мне, что когда я выхожу из купе, Снукки начинает тихонько подвывать. Оказывается, она уже начала привыкать ко мне и тосковала, не видя меня, однако, ласкать себя еще не позволяла и пищу брала из моих рук неохотно.

Мы благополучно сделали пересадку; в новом поезде мне опять удалось договориться с проводником насчет импровизированного «щенятника» (теперь уже был «опыт»!), и в общем все шло довольно сносно, я перестал тревожиться за судьбу щенят.

Проехали Уфу и Златоуст, как вдруг среди ночи меня неожиданно разбудил проводник:

— Там у вас наводнение, спасайте своих собачек! — сказал он, усмехаясь.

Я бросился из купе. Из-под двери «щенятника» сочилась вода. Я открыл дверь и ахнул. Щенки бродили по брюхо в воде. Один, взобравшись на раковину умывальника, сидел на краешке и, мокрый до волоска, дрожал, как осиновый листик, и качался, рискуя ежесекундно свалиться вниз.

Оказалось, прорвало бак... Одного за другим я вытащил щенят из воды, перенес в купе и принялся просушивать у паропроводной трубы. Бедные зверюшки были мокрехоньки, но все-таки радостно крутили куцыми хвостиками и порывались благодарно лизнуть меня в лицо.

Удивительно, что они не пищали. За всю дорогу я так и не услышал их голоса. Это были настоящие маленькие спартанцы и все испытания переносили стоически.

Много раз за эти дни мне приходил на ум Шестаков. Если у меня столько хлопот с шестью щенками, то каково было ему — одному с сорока взрослыми овчарками, да злобными, да целый месяц в дороге!!!

Намучился я со щенками изрядно. Но все эти мытарства искупались сознанием, что теперь у нас на Урале будут свои эрдели, и эта прекрасная порода займет в практической деятельности клуба и на наших выставках подобающее ей место.

В свой город приехали поздно ночью. С вокзала я сразу направился домой, но дома в первый момент растерялся: куда рассовать щенков? В квартиру нельзя, там Джери. Решил клетку со щенятами оставить до утра в холодных сенях. Снукки же повел за собой в комнату.

Осторожно, недоверчиво протиснулась она в дверь и замерла на пороге при виде огромного, по меньшей мере, втрое больше ее ростом, дога. Джери придирчиво-ревниво обнюхал эрдель-терьера с головы до ног. Драться не стал: самец никогда не обижает самку. Снукки стояла, как изваяние, только глазом чуть косила на дога: чтоб не цапнул, все-таки, вон какой большой!

Я пошел в комнату, Снукки, косясь на дога, бочком-бочком стала пробираться за мной. Дог шел за ней по пятам, а Снукки, озираясь на него и поджав хвост, не отставала от меня.

До утра Джери пришлось закрыть в прихожей, а Снукки осталась со мной в комнате. Обнюхав все углы, она залезла под кровать.

Рано утром меня разбудил звонкий собачий лай. Будто два хлопка разорвались у меня над ухом. Посередине комнаты стояла моя испуганная мать, а перед ней, наморщив морду, — Снукки. Матери понадобилось зачем-то зайти в комнату, и Снукки неожиданно бросилась на нее из-под кровати. Эта малютка уже охраняла меня! Впервые я услышал ее звонкий, немного ещё ребячий контральто, такой характерный для всех эрделей.

Одевшись, я первым делом поспешил в сени и замер в тревоге: клетка не подавала никаких признаков жизни...

Я бросился ее открывать. И сейчас же внутри ящика поднялась невообразимая суета. Щенки и не собирались замерзать, как мне подумалось с перепугу; просто они крепко спали, умаявшись после тяжелого путешествия.

Накормив, я выпустил их во двор. Какая тут началась суматоха! Сорванцы принялись бегать, прыгать, сломя голову, носиться взапуски, — насиделись за дорогу!

Нужно было переправить их как-то в Дом обороны. Но как? Поводка они не знают... Решил всю пятерку вести без всякой привязи, как есть. Выпустив их на улицу, я пустился бегом, крича:

— Ко мне! Ко мне!

Эту команду щенята знали, а если и не знали, то вид моей удаляющейся фигуры принуждал их следовать за мной. Они катились колобками, не желая отстать ни на шаг. Прохожие останавливались и, глядя на нас, смеялись до слез.

Одному малышу попалось что-то на дороге. Он кинулся подбирать, но тут же спохватился, что отстал, и, роняя изо рта крошки, приударил за нами... Так, бегом, мы и примчались к Дому обороны. Бежать пришлось для того, чтобы ни на минуту не дать им отвлечься чем-нибудь. Бегом поднялись по лестнице. Щенки следовали за мной, как привязанные, прыгая, словно жучки, Около развевающихся пол моей шинели.

В комнате нас ждал Сергей Александрович.

— Поздравляю с первыми эрделями на Урале! — приветствовал он меня, пожимая крепко руку. — Намучились в дороге? Пассажиры неспокойные, знаю.

Я принялся рассказывать о путешествии. Сергей Александрович внимательно слушал меня, время от времени вставляя слово-два. Пришел Шестаков и, поздравив меня с благополучным прибытием, с помощью другого вожатого забрал щенят, а мы все сидели и беседовали.

Наконец, я замолчал, истощив запас впечатлений, и тогда начальник клуба сказал:

— Знакомая история. Мне пришлось на своем веку поездить с ними всяко... Хуже случалось!

Я насторожился, Сергей Александрович продолжал:

— Я раз с четырьмя взрослыми овчарками в пассажирском вагоне ехал, да с какими овчарками! Крупными, одна другой злее, и ни одна не знает меня... И на всех четверых один намордник. Вот была потеха!..

— Кто эти собаки?

— Вы их знаете. Рэкс, Джерри-черная, еще одна... кажется, это была Зоря, и — Арбат. Компания хоть куда! Каждый только и норовит, как бы перервать другому горло! Помните Арбата? Один он чего стоит! Не забыли драку на ринге?

Арбат? У меня перед глазами сразу возникла залитая солнцем площадка, масса людей, окруживших ринг, и крупная сильная овчарка редкого, яркопесочного, почти желтого цвета, вцепившаяся в другую... Шестаков еще так ловко разнял их тогда! Ну, конечно, я знаю Арбата! Мне в тот момент еще так хотелось припомнить его историю!

Об Арбате всегда вспоминали в клубе, когда заходил разговор о дикой, слепой злобе и непонятной мстительности, какие иногда проявляются в собаках. Он был живым олицетворением этой необычайной злобности духа, которая порой развивается в собаке под влиянием каких-либо ненормальностей в воспитании или тяжелых испытаний, выпавших на долю животного в раннем возрасте. Обычно такие испытания откладывают на характер собаки отпечаток на всю жизнь.

— Эту историю полезно знать каждому собачнику, — сказал Сергей Александрович, потирая лоб, как он делал всегда перед тем, как начать говорить. Я приготовился слушать.

РАССКАЗ О ПРИКЛЮЧЕНИЯХ АРБАТА.

Детство свое Арбат провел в Москве и попал к нам после многих приключений, — начал начальник клуба. — Будучи в Москве, я случайно наткнулся на объявление о продаже овчарки и зашел по указанному адресу. Собака заинтересовала меня.

Крупный, песочного цвета пес, злобно рыча и лая, рвался из рук хозяйки, стараясь дотянуться до меня клыкастой пастью. Налитые кровью глаза с ненавистью следили за каждым моим движением, шерсть ершом топорщилась на хребте.

«Ух, и свиреп!» — подумал я и спросил:

— Почему продаете?

— Злой очень, невозможно сладить, — виновато заговорила женщина, с трудом удерживая беснующегося пса. — Бросаться на всех стал, никому проходу не дает. Вчера знакомую искусал, а недели две тому назад — меня... Ну, вот муж и рассердился на Арбата, решил продать немедленно. Пес ты мой незадачливый! — с искренним сожалением и лаской провела она рукой по спине собаки. — Ведь умница-то какая, жалость берет, когда подумаю, что продаю... Да вот, поди ж ты, никакого сладу нет, такой незадачливый!..

«Сама-то ты незадачливая!» — подумал я про нее. — «И муж твой тоже. Не сумели воспитать собаку!».

— И автобиография у него хорошая, — сказала женщина, продолжая хвалить овчарку.

При слове «автобиография» я не мог удержаться от улыбки. Женщина поняла ее по-своему и принялась поспешно перечислять всех родичей Арбата. Родословная у него, действительно, оказалась очень хорошей, и я решил приобрести Арбата для нашего клуба.

«Если окажется непригоден как производитель, всегда можно использовать по караульной службе», — мысленно решил. Разговор, между тем, продолжался.

— Сколько ему?

— Четыре, пятый пошел... Со щенка у нас живет.

— Что же вы такого злого выкормили?

— Да он не злой был, он недавно таким сделался, и чем старше, тем злее...

Пока она говорила, я продолжал разглядывать Арбата. Собака была бедна псовиной, бросала вокруг себя недоверчивые взгляды и вообще выглядела нелюдимой и одичалой, у нее были длинные, загнутые вовнутрь, когти, какие отрастают у малодвигающихся собак, но именно все это, в сочетании с прекрасной родословной, которую хозяйка тут же показала мне, и заставило меня заинтересоваться собакой. Я спросил:

— Вы, вероятно, мало гуляли с собакой?

— Да, мало, — призналась женщина, и на лице ее снова появилось виноватое выражение.

— Вот вам и причина его поведения.

Это была не новая история. Любители «красивых собачек» приобрели породистого щенка, ростят его, холят, балуют. Но дальше этого дело нейдет. Дрессировать, гулять, заниматься с животным у хозяев «не хватает времени». Щенок вырос, возмужал, превратился в крупного, крепко сложенного пса. Запертый в четырех стенах, он начал беситься, из добродушного, ласкового постепенно превратился в хмурого, недружелюбного зверя, начал «похватывать» приходящих, перестал слушаться хозяев; потом дело дошло до того, что попробовал зубы на хозяйке. Испробовав безрезультатно все способы его укрощения (кроме самого главного и единственно действенного!), испуганные хозяева решили сбыть строптивого пса с рук.

Этот пес был живым укором тем владельцам, которые купят щенка, побалуются с ним в свободную минуту, как с игрушкой, и считают, что на этом их обязательства перед собакой кончаются. А собака — это не игрушка. Мне было искренне жаль Арбата.

— А недавно, подумайте, что получилось! — продолжала тем временем причитать женщина. — Ушла я на рынок и забыла выключить газ. А на плите мясо варилось. Вода выкипела, мясо загорело, дым повалил в форточку. Приехали пожарные, собрался народ, надо открыть квартиру, а там собака, не пускает. Уж что с ним ни делали — не боится! Пожарные уж предлагали застрелить, а потом приставили лестницу к окну, увидели, что пожара нет, а только мясо на плите дымится, и выключили газ...

Я купил Арбата. На рычащую собаку надели намордник, прицепили поводок и другой конец его передали мне в руки. Пес перестал бесноваться, притих и, словно поняв, что сопротивление бесполезно, опустив голову, понуро поплелся за мной.

Кроме Арбата, я в ту поездку купил еще три овчарки. Со всей этой сворой мне предстояло ехать двое суток в пассажирском вагоне от Москвы до нашего города.

«Главный» поезда ужаснулся, увидев меня с этой компанией на перроне перед посадкой. Пришлось объясниться, я привлекал к себе всеобщее внимание. Сесть в вагон мне помог мой брат, находившийся в ту пору в командировке в Москве и страстно увлекающийся собаками, а дома, я надеялся, встретят меня.

Положение мое было довольно сложное На руках четыре собаки, из которых три злые, как черти, только и следили за тем, как бы наброситься друг на друга или хватить кого-нибудь из людей. Только одна, Джерри-черная, была более или менее миролюбива, но и она в общей суете могла легко цапнуть кого-либо за ногу. И в довершение беды, на всех четверых один намордник.

Я развел собак по разным купе, чтобы они не рычали одна на другую, постарался успокоить пассажиров, говоря, что «собачки спокойные, неприятностей не причинят». Около себя я оставил Рэкса и Джерри-черную. Все они были привязаны накоротко на поводках; намордник надел на Арбата как на самого злобного.

Ну, естественно, вначале не обошлось без выражения некоторого недовольства со стороны пассажиров, но когда я объяснил, что собаки очень ценные и перевозятся не ради чьей-то прихоти, отношение быстро переменилось. А когда я еще рассказал несколько случаев из собаководческой практики, то общее настроение и вовсе изменилось в мою пользу, пассажиры прониклись общим сочувствием и интересом ко мне. Нашлись и такие, у которых дома имелись свои собаки, а в этом случае поддержка всегда обеспечена!

Словом, поезд тронулся, я поехал. В окнах замелькали, убегая, станционные сооружения, колеса четко простучали на стрелках. Позади погасли огоньки столицы. Я облегченно вздохнул и опустился на сиденье.

Первые часы все шло благополучно. Собаки забились под лавки и ничем не напоминали о себе. Близилась полночь.

Однако поспать мне в эту ночь не пришлось. Не успел я заснуть, как пронзительные вопли в соседнем купе заставили меня мигом вскочить на ноги. Посредине купе стоял Арбат, намордник валялся на полу. Пассажиры испуганно жались по углам, а какая-то молоденькая гражданка, вскочив на скамью, вопила не своим голосом:

— Укусит! Укусит!

Правду сказать, вид у Арбата был, действительно, страшен. Глаза налитые кровью, шерсть взъерошена, клыки оскалены... Он мог испугать кого угодно. Глухо рыча, он поводил взглядом по сторонам, словно ища, на кого наброситься.

Момент был критический. Один ложный шаг, и дело могло обернуться очень худо.

Теперь представьте мое положение. Собака меня не знает, я для нее такой же чужой, как и все остальные, и, однако, я что-то должен сделать. Не мог же я признаться перед пассажирами, что так же беспомощен, как они!!! Да скажи я так, это вызвало бы такую бурю негодования, что я не проехал бы со своими четвероногими и часу!

Я быстро соображал, как мне поступить. Подождать, пока пес успокоится сам собой? А если он и в самом деле набросится на кого-нибудь? И потом другие собаки... Растревоженные, они уже напоминали о себе в разных концах вагона злобным рычанием и лаем.

Призвав к себе все самообладание, на какое только был способен, я шагнул к овчарке и совершенно непринужденно, даже-игриво проговорил:

— Гуляй, Арбат! Гуляй!

Пес закрыл пасть, облизнулся и с недоумением посмотрел на меня. Услышав столь приятную команду в столь неподходящий момент, он опешил, а мне только это и было нужно. Схватив намордник, я мгновенно напялил его на голову собаки. В одну руку схватил поводок, волочившийся по полу, а другой принялся: оглаживать овчарку, успокоительно повторяя:

— Хорошо, Арбат, хорошо!

Все это произошло настолько быстро, что никто ничего толком не успел сообразить. Не заметили ни моего минутного колебания, ни подлинной серьезности положения. Пассажиры стали смущенно спускать ноги с сидений, кто-то даже попытался смешком скрыть свой испуг, и только гражданка, поднявшая панику, безапелляционно заявила:

— Им-то что бояться? Собака, ясно, хозяина не тронет!

От этих слов краска бросилась мне в лицо. Если бы она знала!.. Наклонившись к ножке сиденья, я сделал вид, что стараюсь потуже затянуть привязь.

Когда я вспоминаю теперь эту сцену, я прихожу к убеждению, что именно эта гражданка-то и была главной виновницей всего случившегося. В самом деле. Вместо того, чтобы реагировать спокойно, увидев, что собака отвязалась, она вскочила на сиденье, закричала, переполошила пассажиров... Я уверен, что в первую минуту Арбат не собирался ни на кого нападать. Незнакомая обстановка, чужие люди кругом, потеря хозяев, все это обычно настолько деморализует собаку, что она в такой момент больше думает не о том, кого бы ей укусить, а куда убежать самой. Но когда начался крик и шум, естественно, Арбат воспринял это как проявление враждебности, и тут уж, действительно, можно было ожидать всяких неприятностей.

Пассажиров я, конечно, постарался успокоить, извинился, попутно опять рассказал какую-то забавную собачью историйку, и, в общем, все уладилось.

Уладилось, да не совсем. Кто-то все-таки сообщил о происшествии проводнику, тот — главному, а главный категорически предложил мне высадиться на ближайшей станции самому со всей сворой или, на худой конец, высадить Арбата. Я выбрал последнее.

Пришлось Арбата оставить на каком-то полустанке. С железнодорожным служащим я договорился, что приеду за собакой через три-четыре дня. Оставив денег на прокорм и на всякий случай свой адрес, а также заручившись клятвенным заверением, что Арбат будет в целости и невредимости, я уехал.

Остаток пути я проделал благополучно, но дома на вокзале секретарь клуба вручил мне только что полученную телеграмму:

«Арбат бежал, предпринимаю розыски, выезжайте немедленно».

Сдав собак вожатым и даже не побывав на квартире, я пересел в другой поезд и ринулся обратно.

Растерянный железнодорожник сообщил мне подробности побега. Арбат оборвал веревку, прогрыз дощатую дверь чулана, где сидел взаперти, и скрылся. Трехдневные поиски не дали никаких результатов. Пес точно в воду канул.

— Знать, что такая бестия, ни в жизнь не согласился бы его оставить у себя! — сокрушался мой железнодорожник.

В поисках Арбата я объехал все окрестные деревни, всюду справлялся, не видал ли кто собаки, похожей на волка, но результаты были неутешительны.

Но вот на пятый день, в одной деревушке, километрах в тридцати от станции, мне сообщили, что на хуторе у пасечника забежала в амбар какая-то собака. Я бросился туда.

Старика-пасечника я застал дома за любопытным занятием. Он чистил старинную фузею, старательно отдирая с помощью керосина вековую ржавчину, и в первую минуту принял меня не очень любезно.

— Здеся собака, — заявил он мне равнодушно. — Сидит у меня в анбаре, с голодухи, видно, туда полез. Только я его тебе не отдам. Откуда я знаю, что он твой? Разве только тебя призна́ет... Я его кончить решил: шкура у него хороша! Ох, и лют! Не собака, чистый зверь, — на что он тебе? Я уж его всяко пытал, ничего не берет, не подпущает, как бешеный. А может он и впрямь бешеный, а? Вот ружьишко у меня имеется, против волков держу, так попробую пальнуть. Проржавело только, окаянное! — сокрушался дед, заглядывая в покрытый раковинами ствол.

Потребовались немалые усилия, чтобы доказать старику, что пес не бешеный и что дед обязан отдать мне его.

— Погоди палить-то, — уговаривал я его. — Вот лучше я попытаюсь, может, ко мне подойдет?

— И не думай! — решительно возражал пасечник. — Семьдесят годов на свете живу, а такого лютого не видал. Помяни мое слово, оторвет он тебе башку!

Все же он прекратил чистку своей «пушки» и повел меня во двор.

Амбар был закрыт на деревянную задвижку. Прильнув к щели в тесовой стенке, я увидел в темноте два зеленых фонарика. Собаки не было видно, светились только ее глаза.

Я позвал как можно ласковей:

— Арбат!

Фонарики метнулись в сторону, из темноты донеслось угрожающее рычание.

— Вишь! — торжествующе засмеялся дед. — Вот тебе и набат! — переиначил он кличку собаки на свой лад. — Говорю, давай пальнем!

— Да подожди ты! — рассердился я. — Говорят тебе, что собака ценная и принадлежит государству. Открывай амбар!

Осуждающе качая головой, старик слегка приоткрыл амбар. Я проскользнул в темноту. Дед поспешно захлопнул дверь за моей спиной и прильнул к щели. Зеленые огоньки отскочили в дальний угол. Я подождал, пока глаза освоятся с темнотой, постоял с минуту на месте и затем шагнул вперед. Сзади доносилось сопение деда.

«Только бы не запнуться в темноте, тогда он наверняка набросится на меня», — думал я, продолжая осторожно продвигаться вперед. Вытянув перед собой руку с колбасой и хлебом, я постепенно приближался к собаке. Затем, когда огоньки были уже в нескольких шагах и обрисовались смутные очертания овчарки, с внезапной решимостью шагнул к Арбату.

Он метнулся в сторону. Но голод был так велик, а колбаса так соблазнительно пахла... Теплое дыхание увлажнило мою руку. Зверь схватил колбасу и, давясь, проглотил ее. За колбасой последовал хлеб. Арбат притих, прислушиваясь к ласковым интонациям моего голоса и нервно вздрагивая от прикосновения моей руки.

— Ну... рядом, Арбат! — негромко скомандовал я ему.

Пес помедлил секунду, потом подчинился. Внутренне торжествуя и испытывая невероятное облегчение, я вывел собаку из сарая...

_____

— Здо́рово! — вырвалось у меня.

Я был в восхищении и от рассказа, и от смелости моего друга. После услышанного собственная поездка с эрделями сразу потускнела, показалась мне незначительной и нетрудной.

— Приключение, конечно, не из приятных, но я вспоминаю его с удовольствием, — спокойно согласился начальник клуба. — Мой совет вам: если хотите, чтобы собака вас послушалась, никогда не проявляйте перед нею колебаний. Малейший оттенок неуверенности в вашем голосе, и все пропало! Собака отлично чувствует, когда ее боятся, и немедленно перейдет к нападению. И наоборот. Решительное, смелое действие, — но без развязности! — и зверь обязательно уступит воле человека.

ДАЛЬНЕЙШИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ АРБАТА. АРБАТ НА УБОРОЧНОЙ.

— А какова была дальнейшая судьба Арбата?

— Вы ее знаете. Он живет теперь у одного из членов нашего клуба и кажется, обрел, наконец, для себя настоящего хозяина. Но до этого он еще раз показал себя.

Вы знаете, что когда мы организовали клуб, мы много внимания уделяли тому, чтобы показать широкой общественности практическую пользу собаководства. Теперь не редкость встретить в колхозе породистую собаку, а тогда их было мало. И вот Арбат с группой других собак, отработанных по караульной службе, попал в подшефный колхоз. Дело происходило в период уборочной кампании, собаки предназначались для охраны собранного урожая.

Перед тем мы немало намучились с Арбатом. Он не хотел признавать никого. Только один Шестаков сумел сладить с ним. Шестаков и стал его вожатым.

В деревне отнеслись к нашему приезду по-разному. Кто-то смотрел на четвероногих работников с интересом и уважением, кто-то ждал от них пользы, а кто-то им и не доверял. Одно неожиданное происшествие сразу настроило всех в нашу пользу, заставив по-настоящему оценить ваших собак.

Мы приехали несколько рано: уборочная только начиналась, сторожить еще было нечего, ни одной скирды не стояло в поле. Собак развели по разным дворам, а Арбата Шестаков привязал на общественном скотном дворе, недалеко от конюшни.

Буду рассказывать так, как я все это себе представляю.

...Среди ночи Арбат зачуял что-то недоброе. Тонкое обоняние овчарки уловило среди запахов навоза, соломы и конского пота тонкий, едва ощутимый запах человека. Вдруг жалобно и протяжно заржала лошадь. Послышалось приглушенное ругательство. Вблизи смутно чернели открытые ворота конюшни; звуки доносились оттуда.

Арбат вскочил, натянув привязь, как струну, и стал тщательно принюхиваться к долетавшим до него запахам. Опять болезненно заржала лошадь. Глухо звякнув, упал на землю какой-то тяжелый предмет.

Арбат рванулся. Яростная, требующая немедленного утоления злоба разом захлестнула его. Мгновенно остервенясь, он впился зубами в толстый сыромятный ремень привязи и разорвал его. Два саженных прыжка, и он был в сарае. Запах сразу выдал притаившихся в глубине его людей. Арбат ринулся на них. В чернильной тьме конюшни он почти не видел их, но чутье заменяло овчарке зрение. Он сшиб кого-то с ног; короткий звериный рык, и челюсти собаки капканом захлопнулись на чьей-то руке.

Хрустнули пальцы... Невидимый враг взвыл от страшной боли. В то же мгновение Арбат отпустил его и бросился на другого.

Лошади заволновались. Свалка в темноте взбудоражила их, незнакомый запах собаки напомнил о волке. Они рвались из денников, били ногами.

Впереди, у ворот, мелькнул силуэт человека. Арбат прыгнул на него, но вдруг страшный удар конской ноги, подкованной железом, подбросил его высоко в воздух. Арбат отлетел в сторону, с силой треснулся о стену конюшни и замертво свалился на кучу навоза.

Лошади, ломая перегородки денников, рвались к выходу. Человеческие тени прошмыгнули в ворота и растаяли в темноте.

Твои верные друзья

На шум, поднятый собакой, сбежались колхозники. Преступников в этот раз поймать не удалось, их задержали несколько позднее, в другой деревне, но здесь они больше не появлялись. Четвероногий противник до смерти напугал их. Это была банда конокрадов-вредителей, которым до этого в течение довольно длительного времени удавалось благополучно уходить от заслуженной кары. Там, где они не могли почему-либо увести лошадей, они старались их испортить. Советское правосудие положило конец их преступной деятельности. На одном из них были обнаружены следы зубов Арбата, оставленные той памятной ночью.

Колхозники всячески превозносили Арбата и, не стесняясь, публично отчитывали конюха, который ухитрился проспать это происшествие. Не случись поблизости Арбата, все могло повернуться совсем по-другому... Шутка ли, от какой, беды он их спас! Лошадь в колхозе, да еще в период полевых работ, — большая ценность.

После встречи с конокрадами Арбат дней десять вылежал пластом. У него было сломано несколько ребер и получилось внутреннее кровоизлияние.

— Ну, я думаю, можно не говорить, как ходили в колхозе за больной собакой, — продолжал Сергей Александрович, сделав небольшую паузу. — Он имел все: самый заботливый уход, свежее мясо и молоко в неограниченном количестве. Если бы мы сказали, что ему нужны сливки или сливочное масло высшего сорта, можно не сомневаться, что немедленно появилось бы и то, и другое.

Арбат был настолько слаб, что в первые дни не мог даже поднять головы. Затем начал постепенно поправляться.

Между прочим, я тогда впервые убедился на живом примере, насколько сильно привязан к животным наш Шестаков. В первые дни, когда жизнь собаки находилась в опасности, он переживал ее болезнь так, как будто дело шло о близком человеке. Шестаков сам съездил по моему поручению в город и привез опытного ветеринарного врача. В течение всего этого времени он постоянно повторял: «Да это ж такая собака... цены ей нет!» Я тоже не жалел, что приобрел Арбата для клуба.

Я должен остановиться на времени, к которому относится мой рассказ. Это было начало тридцатых годов. Недавно закончилось раскулачивание, однако, кое-где остались невыдернутые корешки, и в деревне еще шла скрытая классовая борьба. Кое-где в глубинных пунктах еще действовали враждебные элементы. Они пытались мешать колхозному строительству. И наш приезд не был случаен. В деревне прошел слушок, что видели на дороге бывшего кулака, местного уроженца, который отбывал где-то срок заключения за свои преступления перед односельчанами, а тут вдруг объявился в родных местах; и с ним еще какие-то подозрительные личности. Передавали, что он якобы грозил «сосчитаться». Незадолго до нашего приезда сгорела от неизвестной причины построенная колхозниками водокачка. Вот это и побудило правление колхоза обратиться к нам, чтобы прислать собак для охраны нового урожая.

Наедине со мной председатель колхоза поделился своими опасениями и просил нас быть бдительными, прибавив при этом, что возлагает на нас большие надежды.

— Сторожей круглосуточно держать — лишние руки надо, — сказал он. — А время как раз горячее, день год кормит...

А урожай в том году был обильный, охранять было что. Колхозный труд начинал давать свои первые значительные плоды.

Теперь попытаюсь рассказать все дальнейшее так, как если бы сам присутствовал при этом.

Поздней осенью, когда богатый колхозный урожай давно был сметан в скирды и на гумнах с раннего утра до позднего вечера стрекотали молотилки, наш Шестаков последний раз поставил Арбата на ночную вахту. Была холодная сырая ночь.

Арбат поеживался: после болезни он еще не успел войти в тело и потому немного зябнул. Он зашел за овин, где не так пробирало ветром, и присел на солому. Из темноты от деревни доносилось тявканье дворняжек. В отличие от них Арбат не подавал голоса. Он уже многому научился за время работы сторожем и никогда не лаял зря на посту. Он умел даже ходить так осторожно, что блок, к которому привязывается караульная собака, катился совершенно неслышно[26].

Обычно, не получая удовлетворения хваткой, собака нередко разражается лаем; в этом — разрядка от нервного напряжения, которое она испытывает, находясь на посту. Молчит — признак силы, бесстрашия.

Пока ночи были теплы и сухи, Шестаков обыкновенно спал где-нибудь около Арбата, просто на охапке соломы или сена. Теперь же осень загнала его в помещение, и Арбат, оставшись один, еще больше настораживал свои и без того чуткие уши. Поеживаясь от сырости, он внимательно слушал шорохи ночи.

Интересно то, что Арбат очень изменился с тех пор, как его привезли из Москвы. Вначале, выросший в тесных условиях большого города, осложненных неправильностью воспитания, он с трудом привыкал к новой обстановке. Переболел, а потом стал быстро набирать мускулы, хорошо оброс, исправились когти. И к тому моменту, когда подошло ехать в колхоз, он мало чем напоминал того одичалого, чрезмерно возбудимого пса, каким был когда-то.

Внезапно Арбат замер. Он учуял врага. Вернее, он почувствовал близость человека, но ведь только враг будет красться неслышно в ночной темноте! Тело собаки напряглось и как бы окаменело, лишь чуткие ноздри вздрагивали, улавливая запахи, прилетавшие вместе с порывами ветра.

Да, кто-то укрывался за овином, и его запах совершенно отчетливо ощущали трепещущие ноздри овчарки.

Арбат стал осторожно красться. О, он умел это делать, несмотря на свой крупный рост и тяжелую поступь. Он умел это делать так, что ни одна соломинка не зашелестит под его лапами, ни один коготь не царапнет землю. Он не бросался вперед необдуманно, с громким лаем, как делают все шавки. Они умеют только пугать, а ему нужно было задерживать!

Острая морда овчарки неслышно высунулась из-за угла. Темное пятно маячило у овина. Арбат сделал еще несколько шагов...

Внезапно вспыхнул слабый огонек спички, осветив присевшего на корточки человека, его профиль с торчащими усами и недобрым блеском в глазах. Закрываясь спиной от ветра, неизвестный протянул руку вперед. Он хотел сунуть зажженную спичку в солому, но не успел. Арбат опередил его.

Инстинктом Арбат почуял страшную опасность в слабеньком язычке пламени, трепетавшем в руках у этого человека, и больше не стал ждать. Он прыгнул.

Безмолвное нападение его было ужасно. Арбат целил прямо в согнутую шею неизвестного. Но в момент прыжка острая боль в ребрах пронизала тело собаки, и в первый раз в жизни Арбат промазал. Его оскаленная пасть пронеслась в двух сантиметрах от цели. Тело овчарки ударило поджигателя в плечо. Тот глухо охнул и ничком свалился в солому. Спичка выпала и погасла.

Все последующее происходило в полной темноте. Вероятно, поджигатель пытался сопротивляться, но это продлило ему жизнь лишь на несколько секунд. Он не успел ни подняться, ни защитить свое горло, как безмолвный страж колхозного добра снова бросился на него, — и на этот раз собака торжествовала полную победу...

_____

С минуту было молчание.

— Страшно! — наконец, признался я.

— Да, страшно, конечно, — согласился Сергей Александрович и тотчас добавил: — Не лезь к чужому добру, другим наука. Такие случаи, со смертельным исходом, довольно редки, и мы не должны допускать их. Задача собаки — помешать диверсии и задержать преступника, а дальше уж дело советского суда!

ДРУЗЬЯ ДОМА.

Прошло немного времени, и между догом и эрдель-терьером установилась самая тесная дружба. Вначале, правда, они ссорились из-за меня. Стоило Снукки подойти ко мне приласкаться, как дог сейчас же вскакивал и поспешно бросался к нам. Сердито рыча, он носом сталкивал лапы Снукки с моих колен и клал на их место свою голову. Иногда, когда эрдель-терьер пробовал сопротивляться, дог свирепел, бесцеремонно хватал Снукки за шиворот и отбрасывал в сторону.

Но со временем Джери привык к тому, что Снукки имеет такие же права на ласку хозяина, как и он, да и сам привязался к ней. Постепенно дружба между собаками сделалась прямо-таки трогательной.

Если я брал на прогулку одну Снукки, Джери забивался в свой угол и молча тосковал там. Уговоры и ласки домашних не помогали. Пес вяло вилял хвостом, но взгляд собаки был отсутствующий, тоскливый. Не помогало даже лакомство; дог глотал его, не разбирая, и вновь прятался на свое место.

А что начиналось, когда мы возвращались домой! Ликованию не было конца! Хозяин уж тут отходил на второй план, все внимание сосредоточивалось на Снукки. Джери гарцевал вокруг нее, как застоявшийся конек. Игриво подтыкал ее носом, лизал, скреб лапой, даже повизгивал. Озабоченно вынюхивал всю, начиная от мочки носа и до кончика кургузого хвоста, как будто стараясь по принесенным ею запахам определить, где она была.

И только когда детальный осмотр благополучно заканчивался, дог успокаивался, стихал и подбегал ко мне. Прижавшись к коленям, он старался подсунуть свою голову под мою руку и, когда это удавалось, блаженно замирал, прислушиваясь, как моя рука щекочет у него за ухом.

Если уходил Джери, Снукки садилась на порог и тоненьким голоском подвывала до тех пор, пока Джери не возвращался. Опять начиналось ликование, с той разницей, что теперь уже обнюхивала Снукки, а дог терпеливо стоял и радостно крутил хвостом.

Место Джери было в прихожей у голландской печи; у Снукки — в моей комнате под письменным столом. Если догу приходило желание поиграть с эрдель-терьером, он являлся в комнату и пытался подлезть под стол. Но Снукки свято оберегала свое жилище. Даже от Джери! Грозным рычанием, лязганьем зубов она пыталась отогнать назойливого друга, но обычно долго не выдерживала и выбиралась из-под стола, подпихиваемая джеркиной мордой.

Начиналась возня. Щелкали зубы, в квартире дым шел коромыслом, расшалившихся приятелей приходилось разгонять по своим местам.

Через минуту Джери осторожно высовывает из-за дверей кончик носа: может быть, хозяин сменил гнев на милость и разрешит поиграть? Скрепя сердце, я все-таки вновь отсылал его на место. Послушание прежде всего!

Но он мог еще и не уйти, если приказ отдан недостаточно строгим тоном. Интонация для собаки — великое дело! Приказание нужно отдавать решительным и твердым голосом, иначе не подействует.

Наконец, все утихомирилось. Снукки лениво зевает под столом, время от времени чешется или принимается тереть передними лапами морду с таким ожесточением, что трещат усы и борода.

Джери тоже успокоился. Он закатился в самый угол и лежит на спине вверх ногами. Ну, ни дать ни взять хлестаковский Осип из гоголевского «Ревизора»! Это значит, что у него хорошее настроение.

Когда я прохожу мимо него, он начинает громко сопеть, чтобы привлечь к себе внимание хозяина.

Стоило мне, хотя бы даже шепотком, заговорить со Снукки, как и Джери являлся тотчас же, чтобы тоже получить свою «порцию» ласки.

Джери поражал своим слухом. По стуку ворот он мог отличить, кто идет — свой или чужой. Чужой — дог лежит спокойно, чуть пошевеливая ушами; свой — он поспешно срывался с места, приоткрывал носом дверь и ждал, когда хлопнет наружная дверь, и затем бежал навстречу, молча виляя хвостом.

Утром, незадолго до моего пробуждения, Джери неслышно являлся в мою комнату. Долго молча стоял, прислушиваясь к моему дыханию, затаив свое. Стоило мне шевельнуть хотя бы веками, он тотчас бросался ко мне.

Если же я продолжал спать, Джери начинал рычать. Сначала тихо, деликатно, потом сильнее, громче, сердито, и в конце концов, разражался громогласным лаем, означавшим: «Что ты спишь? Пора вставать... вставай!».

Снукки в это время внимательно следила за нами со своего места под столом.

Я просыпался, и обе собаки кидались к постели. Лизали руки, тыкались прохладными сырыми носами в мою щеку и, только убедившись, что я действительно встаю, убирались во-свояси.

Бывало и по-другому. Спишь, и вдруг холодный и влажный, как лягушка, нос прикладывается к щеке. Конечно, мгновенно просыпаешься. Это Джери соскучился и пришел проведать хозяина.

Время моего прихода со службы собаки знали точно без всяких часов. За полчаса до этого они уже начинали ждать. Снукки садилась у порога, а Джери нетерпеливо бегал от дверей к окну и обратно. Когда я, наконец, приходил, они радовались так, как будто не видели меня целый век.

Снукки старалась допрыгнуть до моего лица. Джери тыкался носом в мои руки, терся боками, и только в минуту крайнего возбуждения привскакивал передними лапами так, что они приходились на уровне моих плеч. Иногда он легонько ударял меня ими в грудь; от этой нежности я едва не валился с ног.

Во время щенячества Джери я пробовал обучить его разным домашним приемам: приносить калоши, подавать перчатки и т. п. Позднее, перейдя исключительно на служебную дрессировку, я это забросил. Но у Джери воспоминание об этом осталось на всю жизнь. И когда дог хотел мне особенно выразить свою преданность, он бежал в прихожую и... тащил калошу! Иногда ухитрялся принести сразу пару. Эта привычка оставалась у него до конца дней.

Как-то раз собаки особенно долго ласкались, всячески стараясь выразить свою преданность и любовь. Вдруг Снукки поспешно убежала в прихожую. Через минуту она была снова около меня и, немножко смущенная своим поступком, подавала мне калошу. Привычку друга переняла и она!

Ко мне собаки проявляли изумительную чуткость и внимание. Если я приходил домой в дурном настроении, они потихоньку убирались на свои места. Стоило мне только рассмеяться, начать шутить, как они сейчас же бросались ко мне. Дог прибегал первым, за ним эрдель. Оба начинали нетерпеливо топтаться около меня. Когда я долго не обращал на них внимания, они затевали шумную игру между собой, как бы стараясь показать мне, что и им радостно, раз я весел.

Приближается обед. Взрослая собака питается два раза в день. Снукки и Джери обычно едят в девять часов утра и в пять часов дня. Собаки начинают ждать обеда часов с четырех. Не сидят на месте, слоняются по комнатам. С половины пятого безвыходно толкутся в прихожей, лежат на полу, сидят, на пороге, — томятся. Без четверти пять замирают у кухонных дверей и, высунув носы из-за занавески, не мигая смотрят в кухню, откуда сладко пахнет овсяной кашей или мясным варевом, которое мать разливает по чашкам. Чашки алюминиевые, с широкими доньями, чтобы не проливались. Для дога — большая, для эрдельтерьера — поменьше.

Джери одолевает нетерпение. Он проскальзывает за занавеску и осторожно, шажок за шажком, пробирается в кухню, деликатно помахивая хвостом и с невинным видом поглядывая на мать, которая священнодействует у чашек.

— Ах, ты плут, ты плут! — скажет, улыбаясь, мать.

Джери мгновенно приободрится и решительно шагнет к чашке.

— Куда? — грозно закричит мать.

И Джери поспешно улепетывает в прихожую.

Иногда он делает иначе. Смело отодвигает носом занавеску и входит на кухню с непринужденным видом. Но результат всегда один — Джери с позором изгоняют обратно. На кухне собачьему племени болтаться строжайше запрещено.

Мать уходит из кухни. Собаки остаются дежурить у занавески. Томятся, изнемогают. Их желудки уже, наверное, полны желудочного сока. У дога через отвислые канавки губ («брыли») течет слюна. Снукки от возбуждения, открыв пасть, начинает тяжело дышать. Но кухня для нее «табу» — запретное место.

Она выдерживает искушение. К тому же эрдель-терьер и не так жаден к еде, как дог.

Джери же тяжеленько... Его муки усиливаются тем, что он знает: за занавеской стоит его законный корм! И он воровски начинает опять пробираться к желанной цели. В этот момент в столовой кто-нибудь загремит стулом. И дог, как ошпаренный, выскакивает обратно. Все-таки он не хочет, чтобы его застали за этим занятием.

Наконец, чашки выставлены в прихожую. Обе морды опущены в чашки. Слышится только смачное шлепанье языков и покряхтывание Джери. Дог съедает первым. Встав около Снукки, он терпеливо ждет, не останется ли что у нее. «Какая ты счастливая, ешь!» — говорит он всем своим видом. Из чашки вылетает малюсенький кусочек хлеба; Джери с величайшей поспешностью — как бы не опоздать! — подлизывает его. Какое это счастье — получить крошечку еды... (хотя сам только что уписал объемистую чашку супа!) Ничего не поделаешь: любит покушать!

После этого собакам даются кости. Некоторое время слышится лишь непрерывный треск ломающихся костей. Крепкие челюсти дога дробят их, как ореховую скорлупу.

Снукки кончает свою порцию первой (у Джери более крупные кости, они требуют и больше усилий). Тихонечко укладывается она поблизости от Джери и внимательно наблюдает за ним.

Вдруг он вскакивает и бросается к чашке, (вспомнил, что не вылизал ее дочиста языком!); через несколько секунд он бежит обратно. Но уже поздно. Снукки с остатком кости в зубах поспешно удирает к себе под стол.

Приходит очередь выжидать Джери. Понурив голову, он стоит около снуккиного места и ждет... ждет до тех пор, пока плутовке не надоест возиться с украденной костью. Тогда он хватает ее и вновь принимается грызть. И в конце концов кость исчезает вся без остатка, как бы крепка она ни была. Даже здоровенные коровьи мослы не могли устоять против мощных челюстей дога.

Затем оба друга идут лакать воду. Широкодонная глиняная чашка всегда стоит в углу прихожей, полная чистой воды.

Джери лакает размеренно, с шумом, расплескивая воду на пол. Шлеп! Шлеп! Шлеп!

Снукки утоляет жажду торопливо, как бы боясь отстать от приятеля: чамк! чамк! чамк! С ее язычка не слетает ни одной капельки.

Чашка с водой стоит круглые сутки. Посудины же с кормом убираются через пятнадцать-двадцать минут, независимо от того, съеден корм полностью или что-нибудь осталось. Этот твердый режим служит верной гарантией, что пища будет съедена до последней крупинки.

Мне часто приходилось слышать жалобы собаководов на то, что их животные плохо едят. Худеют, теряют жизнерадостный вид, отказываются от любой пищи, хотя с каждым разом им предлагают все более вкусные и питательные продукты.

Как правило, оказывалось, что у таких собак чашка с кормом стоит с утра до вечера. Корм закисает, в чашку подбавляют новую пищу, а ничего не помогает. Пес не ест.

В том-то и весь секрет, что собака прекрасно учитывает это обстоятельство. Если она не съела свой обычный рацион, ей дадут что-нибудь другое. Не другое, так третье. И она так зарывается, что, в конце концов, отказывается даже от колбасы и ветчины.

Сто́ит у такой разбалованной собаки попробовать регулярно убирать чашку с кормом, и через два-три дня голодовки, много — через неделю, она начнет превосходно пожирать и черный хлеб, и овсяную кашу. Быстро войдет в хорошее тело, и хандры как не бывало.

Следует заметить, что две собаки, как правило, едят лучше, нежели одна. Аппетит одного подгоняет и другого. Дадут им по куску хлеба — съедают каждая на своем месте, а потом скорей бегут одна к другой: не осталось ли?

Но вот за семейным столом начался обед. Дог входит в столовую и важно растягивается на ковре, скрестив передние лапы. Но во время обеда собакам торчать у стола не разрешается, и Джери переходит к дивану.

Диван это его привилегия, хотя он и стоит поблизости от стола. Дог садится на диван; задние ноги поджаты под себя, передние упираются в пол. В такой нелепой позе он начинает дремать. Глаза постепенно смыкаются, затягивается третье веко, голова клонится вниз. Вид у него уморительный. Ну, точь в точь подвыпивший старый дядюшка!

— Джери! — окликнешь его.

Дог вздрагивает, вскидывает голову и смотрит, отупело моргая, как человек, разбуженный во время крепкого сна. Яркорозовое третье веко медленно прячется на свое место.

На кличку дога является и Снукки. Она садится спиной к книжному шкафу, неловко расставив мохнатые лапы. Поза явно неудобная. Лапы скользят по полу, разъезжаются в разные стороны, но Снукки упрямо сидит, время от времени чешется, пронзительно, протяжно зевает и тоже начинает дремать. Лапы расползаются еще шире, голова опускается на грудь.

Но вот на стол вспрыгивает кот. Подняв трубой пушистый хвост, он беззастенчиво шагает прямо через тарелки. Его все балуют у нас. У Джери сон как рукой сняло! Он сердито нахмуривает морду, морщит губы, смотрит на кота страшными глазами. Непорядок! Опять же и завидно: ему можно, а мне нельзя...

Не подумайте, что дог может обидеть кошку. Все эти свирепости показные, и пес не тронет на Котьке ни одного волоса. Собаки и кот — закадычные друзья.

В конце обеда кот получает на пол несколько вкусных кусочков. Один из них он не доел. Джери бросается, чтобы слизнуть эту крошечку... Но поздно! Снукки опережает его. Исподтишка она уже давно подобралась к кусочку в надежде, что кот что-нибудь оставит.

Несмотря на дремоту, одолевающую обычно Джери на диване, он всегда следит — не перепадет ли ему что-нибудь. Раз как-то мать резала жаркое, рука сорвалась, и жирная косточка вылетела из блюда и, как пуля, пронеслась по столу прямо к джеркиной морде. Джери рванулся, разинул пасть и... замер в такой позе: кость не долетела до него, повиснув наполовину на краю стола. Мысленно Джери, вероятно, уже проглотил ее; в действительности же пришлось отказаться — брать со стола нельзя.

При всей жадности к еде, Джери ни разу не позволил себе что-нибудь украсть, хотя на столе нередко оставались лакомые вещи в то время, как в доме не бывало ни одного человека. То же и Снукки. Уж она-то смиренница! Ее только не тронь, а она не тронет! Лишь один раз, когда Джери был совсем еще малышом-несмышленышем, он забрался в шкаф, оставленный матерью по забывчивости открытым, и слопал все, что там находилось. В это «все» вошло: полкилограмма топленого масла, примерно столько же свиного жира, полкило конфет, сколько-то сахара, кусок жирной-прежирной ветчины. За свое обжорство Джери был наказан: заболел расстройством желудка... Но это было один-единственный раз.

На сытый желудок кот принимается играть. Он носится по квартире, как угорелый. Топочет лапками, будто катает какую-то крошечную тележку. Скачет по столам, шкафам, этажеркам. Подпрыгнув, цепляется за портьеру, долго висит на ней. Вид у кота самый отчаянный. Глаза вытаращены, шерсть распушилась, хвост как у белки.

Неожиданно с разбегу он прыгает на голову дремлющей, ничего не ожидающей Снукки и впивается ей прямо в нос. Снукки дико взвизгивает, стряхивает кота и поспешно улепетывает к себе под стол.

Иногда, правда, она пытается ударить котишку (она не так деликатна, как Джери), но резкое «фу!» всегда останавливает ее. Да и случается это очень редко. Собаки давно уже привыкли к тому, что кота трогать нельзя.

В свое время, когда котенок впервые появился в доме, при виде собак он сходил с ума. Пыжился, яростно шипел и, распушив хвост трубой, взлетал куда-нибудь на шкаф.

Но собаки его не трогали, просто они с любопытством старались обнюхать его, ходили по пятам с заинтригованными мордами и вообще ужасно интересовались, что это за «страшный зверь» появился в доме.

Видя их миролюбие, стал спокойнее и котенок. Постепенно он привык к ним. Привыкнув, сделался смелым, даже дерзким.

Раз как-то, посадив Джери перед чашкой с кормом и запретив дотрагиваться до нее, я ушел в свою комнату да и забыл о том, что дог сидит и пускает слюнки.

Вдруг прибежал Джери, возбужденно потыкавшись в мои руки, убежал обратно и — вновь вернулся. Я пошел за ним в прихожую. Кот, присев аккуратным пушистым комочком у чашки, старательно вылизывал с кромки кусочки жира. Джери тревожно топтался около него и умоляющими глазами просил меня убрать этого нахала.

Однажды дог никак не хотел ложиться на свое место. Беспокойно ходил по квартире, топтался в прихожей. Я пошел выяснить — в чем дело?

На просторной джеркиной подстилке лежал беленький пушистый комочек и сладко дремал. А Джери с несчастным видом слонялся вокруг своего законного места, но потревожить котенка не решался.

Наконец, зацепив подстилку лапой, он потащил ее в сторону. Кот поднял голову, но продолжал лежать. Тогда Джери, тяжело вздохнув, примостился рядом с ним. Лег так осторожно, чтобы не потревожить гостя, что почти целиком оказался на полу, — на подстилку попала лишь голова да небольшая часть спины. Когда же кот ушел, Джери скорей загреб подстилку в угол, плотно улегся на ней и лежал, не вставая, до вечера.

Дружба с котом дошла до того, что они стали даже есть из одной чашки. Получалось, как я говорил, в таких случаях два «этажа»: внизу ел кот, а над ним возвышалась чавкающая и хлюпающая громада дога.

В этом случае Джери только ужасно торопился — вдруг кот все съест и ничего ему не оставит!

Существует довольно распространенное мнение, что собака и кошка не могут ужиться вместе. Есть даже пословица: живут, как кошка с собакой... Это — в том смысле, что уж хуже некуда. Я бы переиначил эту поговорку, придав ей совсем обратное значение, и это было бы куда ближе к истине.

Мне кажется, так говорить и думать могут лишь те, кто очень далек от мира животных и никогда по-настоящему не наблюдал за жизнью наших постоянных спутников — четвероногих.

В самом деле, мне многократно приходилось наблюдать, как оба эти животные превосходно уживаются вместе. Мало того, «уживаются», — дружат, и еще как дружат! Во многих семейных домах одновременно живут и собаки, и кошки; они превосходно ладят между собой и исправно несут свои обязанности, принося пользу человеку: собака сторожит дом, кошка ловит крыс и мышей. Пожалуй, из всего мира животных это два наиболее приближенных к человеку существа.

Более того, я глубоко убежден, что, задавшись желанием вырастить хорошую собаку, очень полезно в то же время держать и кошку. В щенячьем возрасте ваш пес будет много играть с нею, и это благоприятно отразится на его физическом развитии. Она отвлечет его и от таких недозволенных занятий, как хватание свисающих концов скатерти или попытка порезвиться с вашим ботинком, — такие «упражнения» непременно сопутствуют периоду быстрого роста зубов... Словом, собаки с кошкой могут уживаться превосходно, и примером тому могла с успехом служить моя «троица» — два моих пса и наш общий баловень, озорной, всегда веселый Котька.

Сколько было горя, когда однажды кот потерялся! Собаки растерянно бродили в поисках его по всем комнатам, обнюхивали все углы и закоулки, тщательно обследовали все места, где Котька обычно спал. Они даже перестали играть в эти дни.

Через трое суток кот вернулся. Собаки с полчаса обнюхивали его, радостно виляя задранными кверху хвостами. А кот важно стоял и тоже тыкался розовым носиком в мокрые собачьи хвосты. Потом распушился, поднял хвост трубой и, выгнув спинку, потерся ею об огромную морду дога.

...Обед закончен. Все уже разошлись из-за стола, а Джери долго еще томится в дремоте на диване. Наконец, уходит и он в прихожую.

Какое блаженство, если топится голландская печь!

Подстилка вытащена на середину прихожей, Джери благодушествует на ней и, сладко жмурясь, зачарованно смотрит в приоткрытую дверцу. Он глаз не может оторвать от огня. Жарко нестерпимо. Джери щурится, мигает, морда у него накаливается, кажется, не меньше печи. Яростно потрескивают дрова; впечатление такое, что трещит джеркина морда! Он тяжело дышит, сопит... В конце концов, уходит и растягивается в истоме где-нибудь на полу.

А его место у печи занимает Снукки. Поблаженствовать перед огоньком непрочь и она, хотя ее шуба, наверное, раза в три теплее джеркиной!

Просто удивительно, как быстро собаки успевают изнежиться! Чуть побаловал, позволил раз-два залезть на кушетку, и уже сам не рад: очень трудно отучить. Понравилось, и ни за что не хотят отстать от этой привычки.

Во время переезда по железной дороге Снукки приучилась залезать на скамейку, и в один из первых же дней забралась ко мне в кровать. Отучить стоило большого труда.

Снукки жеманница и плутовка. Если провинилась в чем-нибудь, то сделается такой несчастной, что разжалобит кого угодно. Она любит привзвизгнуть по пустячному поводу. Встанешь ей на лапу — чуть заденешь! — визгу на весь дом! А сама ударится во время игры — молчит.

Утром она долго нежится на подстилке. Лениво чешет у себя за ухом — трень-брень, трень-брень, будто на балалайке играет! — зевает протяжно и визгливо — на всю квартиру. Наконец, встала. Потягивается, сначала вытягивая передние лапы, потом задние. К еде она подходит осторожно, с опаской, словно ожидая, что оттуда может выскочить змея, и издалека вытягивая шею, чтобы узнать: а что там сегодня, стоит ли подходить? Иногда постоит в метре-двух от чашки и пойдет назад... Лень сделать лишний шаг!

И когда она только успела сделаться такой? Вот уж полная противоположность Джери!

ДРУЗЬЯ НА ПРОГУЛКЕ.

Сколько было радости, когда мы втроем отправлялись на прогулку!

Я еще ничего не успел сказать, но собаки по каким-то только им известным признакам уже знали, что хозяин собирается пойти с ними гулять. Начиналась тревожная беготня от моей комнаты к порогу и обратно. Собаки заглядывали мне в лицо, всячески стараясь ускорить ваш выход, садятся передо мной и, дрожа от нетерпения, ждут, ждут...

Но вот произносится магическое слово:

— Гулять!

Они вскакивают, бросаются на меня, друг на друга. Ударом лапы дог сбивает Снукки с ног, та катится под стол. Джери бросается за ней, грозя вынести на своей спине и стол, и всю мебель.

Торопливо надеваются ошейники, и друзья, как бомбы, вылетают во двор.

Чтобы дать собакам возможность порезвиться вволю, — а это необходимо, — я обычно выбирал для прогулок малооживленные места, где можно не опасаться ни машин, ни надоедливых зевак.

До угла мы идем по команде «рядом»: бок о бок со мной Джери, рядом с Джери — Снукки, — настоящая «лесенка»! Затем наша компания сворачивала в переулок, и я отцеплял поводки.

— Гуляй! — и собаки врассыпную устремляются всяк в свою сторону. Хлопот полон рот. Нужно обследовать все встречное, обнюхать каждый кустик, каждую щепочку. В особо завлекательных случаях поскрести лапой или даже, забрав в пасть, потаскать щепку с собой...

В старом запущенном саду — обычное место наших прогулок — начиналась игра.

Снукки находила какую-нибудь веревку или тряпку. Джери кидался отбирать, Снукки увертывалась и мгновенно превращалась в бешено крутящийся волчек.

Вот обе пасти вцепились в тряпку. Джери, упершись крепко лапами, медленно тянет к себе; Снукки, азартно рыча и припадая к земле, рывками старается перетянуть в свою сторону. Так продолжается иногда довольно долго (если выдержит тряпка): то чуть-чуть перетянет один, то другой.

Джери притворно сердится, грозно, басисто рычит: «Ур-р-р... Отпустись, говорят тебе!» — кажется, хочет сказать он. «Лучше отпустись... ур-р!» И дог приступает к решительным действиям.

Вскинув голову, он с силой мотает ею из стороны в сторону. Снукки дергается, как игрушечный болванчик, взлетает на воздух, ударяется о землю, снова взлетает... Кажется, вот-вот оборвется шея. Но не тут-то было! Эрдель-терьер и не собирается уступать, челюсти крепко сжаты, глаза полуприкрыты, тело распущено и безвольно болтается, повиснув на тряпке. Все усилие — в хватке.

Джери начинает надоедать. Он хочет перехватить тряпку поудобнее, чуть приоткрывает пасть и в тот же миг дергается, пытаясь поймать ускользающую игрушку, но — поздно. Снукки только того и ждала. Вялое, обвислое существо мгновенно превращается в упругий шар. Прыжок, и, зажав в зубах тряпку, Снукки уносится прочь. Куцый хвост задорно задран вверх, рыжие ушки треплются по ветру.

Джери смущенно мотает головой и отправляется на поиски нового развлечения. Роется в траве, скребет лапой землю, а сам будто невзначай нет-нет да и покосится в сторону, где Снукки.

А Снукки, набегавшись досыта в одиночку, уже опять толчется около своего друга. То подскочит к нему, то проворно отпрыгнет назад. Припадет на передние лапы и, виляя хвостиком, приглашает приятеля принять участие в игре.

Но Джери непоколебим. Никакого внимания на все ухищрения эрдельки. В нетерпении Снукки подскакивает ближе. И вдруг... хлоп! Могучий прыжок, оскаленная пасть хватает за рыжую шерсть, и Снукки лежит на обеих лопатках... Перехитрил-таки!

Я швыряю палку. Собаки вперегонки бросаются за ней. Но Джери тяжелее, по инерции он проносится мимо палки, и Снукки успевает схватить ее первой.

Иногда Снукки хитрит. Останавливается на полпути и ждет, когда Джери подхватит палку и понесет обратно. Тогда она подскакивает к нему и старается вырвать аппорт, чтобы самой принести ко мне.

Джери злится, теперь уже по-настоящему. Мотает головой, стараясь отмахнуться от Снукки, как от назойливой мухи, угрожающе рычит. Выпускает палку из пасти, с сердцем отшвыривает эрдельтерьера в сторону и, звучно вздохнув («уф, устал!»), вновь подхватывает поноску и торопливо бежит ко мне.

Твои верные друзья

Наконец, друзьям надоело играть между собой. Начинается заманивание хозяина. Джери тычется мордой, рычит, притворно сердито лает на меня. Хватает за рукав и тянет куда-то в сторону. Снукки юлит между ногами, вскакивает мне на спину, на грудь, пытается лизнуть в лицо или стянуть с головы фуражку.

Я взмахиваю поводком, и собаки вцепляются в него. Сейчас они уже не вырывают один у другого, а, наоборот, объединившись, дружно тянут его из моих рук.

Игра продолжается до тех пор, пока не затрещит поводок. Тогда я кричу: «Брось!» — и собаки неохотно выпускают ремень из зубов.

Прогулка окончена. Мы чинно возвращаемся обратно. Собаки с солидным видом бегут рядом со мной. Вдруг из-за угла неожиданно вывернулась дворняжка.

Собаки — к ней. Бедный пес, перетрусив, с испугу валится на спину. Задрав кверху лапы, он всем своим видом молит о пощаде. Но мои вовсе и не намерены драться с такой мелюзгой. Виляя дружелюбно хвостами, они придирчиво обнюхивают его брюхо.

Команда «рядом!» — и собаки послушно возвращаются ко мне.

Время от времени, удаляясь, оглядываются на дворняжку. У той испуг прошел, и она с любопытством следует за нами.

Я разрешаю им: «Гуляй!» Начинается игра, теперь уже втроем. Дворняжка все же еще побаивается своих новых знакомых. Ей и страшно, и в то же время очень интересно.

Ей, вероятно, даже льстит это: «Такие большие, а не злые и со мной играют!» — выражает все ее поведение.

Все же она опять опрокидывается на спину. На всякий случай! Мои собаки игриво попрыгивают около нее, и вдруг Джери неуклюже наступает лапой прямо на живот. Бедный пес, дико взвизгнув от четырехпудовой тяжести, вскакивает с земли и порывается бежать, но... остается. Знакомство состоялось, и игра разгорается с новой силой.

Правда, такое удовольствие — играть с незнакомыми собаками — выпадает на долю моих друзей редко. Чаще я не позволяю им играть с дворняжками. От уличной собаки можно заразиться глистами, поймать блох или, чего хуже, подхватить какую-нибудь накожную болезнь.

Самое большое удовольствие для моих собак — купание. Джери, не разбирая дороги, мчится к реке, едва завидит ее. Снукки семенит следом. Дог с разбегу бросается в воду и, попав на глубокое место, принимается плавать кругами. Чихает, отфыркивается, поднимает фонтаны брызг. В общем выражает огромное удовольствие.

Снукки же осторожно входит в воду по брюхо, иногда чуть глубже. Быстро-быстро лакает воду и затем, вытянув шею и наклонив голову так, что рыжая бороденка касается воды, внимательно наблюдает за догом. У нее купанье обычно ограничивается только полосканием бороды.[27].

Я бросаю в воду аппорт. Джери, ловко развернувшись, словно быстроходный катер, стремительно направляется к нему. Тогда Снукки начинает волноваться, бросается вперед, но, погрузившись по шею, выскакивает на берег и, тоненько повизгивая, беспокойно мечется у кромки воды. Плавает она тоже превосходно, но почему-то любви к этому занятию у нее нет.

Джери с аппортом в пасти приближается к берегу. Снукки встречает его по грудь в воде и тоже спешит ухватиться за аппорт. Так, рядышком, морда к морде, они выходят на берег.

Джери первый разжимает челюсти. Он шумно отряхивает с себя потоки воды. Брызги отлетают за несколько метров. Снукки же резко подпрыгивает и принимается носиться с аппортом, как будто это она его и вытащила из воды!

Нужно сказать, что на первых порах Снукки поразила меня своей «непонятливостью». Она воспринимала всю дрессировку куда более туго, чем Джери. Однако, поняв прием, усваивала его раз и навсегда. Отличительная особенность эрделей: дрессируются несколько медленнее, зато рефлексы закрепляются прочнее.

Поразила она меня и своим упрямством. Скомандуешь ей «ко мне!» и дернешь поводком — обязательно упрется да так, что не сдвинуть. А скажи просто «ко мне», без принуждения, — выполнит послушно. Я считал упрямым дога; куда там! — эрдели гораздо упрямее.

Очень забавны были прогулки зимой.

Снукки птицей носится по сугробам. Подскочив к Джери, припадает к земле, лукаво приглашая поиграть. Дог только мотает головой да косится глазом. Он знает, что это коварное предложение.

Однако сердце его не выдерживает. Он бросается за плутовкой, длинные лапы его, как жерди, протыкают сугроб и... он проваливается с головой.

Выбравшись из сугроба, Джери осторожно возвращается назад. Он явно сконфужен, не глядит мне в глаза и смущенно болтает головой, стараясь освободиться от прилипшего к морде снега.

Снукки же в это время порхает по снежной целине. Она кругленькая, коротенькая и чувствует себя превосходно. Она вся облеплена снегом. На усах, бороде наросли сосульки. Из-под смерзшихся бровей поблескивают озорные карие глазки.

Собакам жарко, несмотря на довольно крепкий морозец. Они с ожесточением хватают свежий снег.

Возвращаемся домой. Теперь дог бежит впереди, а эрделька почему-то отстает. Я слышу какое-то странное бренчание. Вглядываюсь в Снукки и... начинаю смеяться. Теперь сконфужена Снукки. Она вся обмерзла снегом. На груди, шее, боках висят сотни маленьких сосулек, при каждом движении они мелодично позвякивают, точно крошечные бубенчики.

Кусочки льда настыли у нее и между пальцев, и под подушечками лап. Они мешают Снукки идти, и время от времени она садится и яростно выкусывает их, а мы вынуждены ждать ее.

Иногда мы совершали прогулки по оживленным улицам. Периодически это необходимо повторять, чтобы собаки не отвыкли от городского шума и не стали бы пугаться его. Правильно воспитанная собака должна быть сдержанна и спокойна в любом месте.

По улице идем в положении «рядом». Комичное это зрелище: огромный, важно выступающий дог и рядом с ним, вдвое меньше его, бойкая рыженькая кудлатая собачка... Мы шествуем, собирая за собой толпу встречных мальчишек. Они бегут за нами, одолевая бесконечными расспросами:

— Дядя, это сыщик?

— Дядя, а как собаков зовут?

— А он много ест?

Последний вопрос особенно надоел мне. Его задает почти всякий, впервые увидевший Джери.

За его рост многие называют Джери «волкодавом», другие произносят уважительно: «Ученая!» Я не разубеждаю их ни в том, ни в другом.

Редкая прогулка обходится без этих любознательных провожатых. Мои собаки обычно пробегают мимо них, не обращая внимания.

Ребята, видя их незлобивость, смелеют и, хотя все еще с некоторой опаской, лезут поближе, некоторые, самые храбрые, пытаются даже погладить. Снукки этой фамильярности не выносит. Она сердито отскакивает в сторону и внезапно разражается звонким лаем. Чтобы не испугать ребят, приходится скомандовать ей «фу». Джери же благосклонно разрешает прикоснуться к себе, иногда сам задерживается около мальчишек.

Ни разу он не позволил себе обидеть, испугать их.

Помню такой случай. Мы шли мимо дома, у ворот которого стояла молодая мать и карапуз лет двух-трех. Малыш держал в руках длинный тоненький прутик.

Мать засмотрелась, и в ту минуту, когда мы поравнялись с ними, малыш неожиданно и для меня и для нее задорно замахнулся на Джери прутиком. Джери покосился и молча пробежал мимо, но, сделав несколько шагов, вдруг повернулся и направился прямо к нему.

Женщина, вообразив, что собака собирается броситься на ребенка, вскрикнула от ужаса. Но Джери и не собирался нападать. Он просто взял из рук опешившего малыша прутик и опять направился своей дорогой. Он нес этот прутик несколько кварталов, потом переломил и бросил.

Если в лесу, ночью на безлюдной улице мои животные (в особенности Джери) всегда были злобны и недоверчивы, то в толпе, среди скопления людей, будь то в магазине или на оживленном бульваре они держались скромно и незлобиво. Им можно было наступить на хвост, невзначай ударить по морде,ткнуть в бок, — они только подвинутся в сторону и даже не попытаются огрызнуться. В этой замечательной черте характера своих грозных друзей я имел возможность убедиться много раз.

Конечно, много значит инстинкт. Но дело не только в нем. Здоровый инстинкт нужно подкрепить правильным воспитанием. Не увлекаться развитием слепой злобы (как это, к сожалению, еще делают многие), наоборот, сдерживать ее, направлять, вызывая лишь тогда, когда это действительно необходимо.

Лишь при таком воспитании ваш пес будет послушным, исполнительным, будет обладать большим достоинством и никогда не причинит никаких неприятностей, обладая в то же время всеми качествами настоящей служебной собаки.

СКРИПУНЫ.

Можно представить удивление Джери, когда однажды в конце зимы, придя в комнату, он обнаружил в углу под столом, где обычно лежала Снукки, каких-то черных копошащихся толстых зверюшек. Неуклюже переползая по подстилке, они тихонько пищали. Снукки лежала рядом и любовно вылизывала малышей языком.

Джери так и замер в дверях, увидев эту картину. Когда же он попробовал сунуться со своим носом под стол, Снукки так сердито окрысилась на него, что он едва успел отдернуть морду.

Чтобы не раздражать ее, пришлось отойти на весьма почтенное расстояние. Он стоял, не шевелясь, и с любопытством смотрел на то, что делалось под столом.

А там завелась новая жизнь. Отогнав Джери, Снукки легла. И тотчас же черные зверюшки окружили ее, подползли под теплое брюхо матери и принялись сосать. Сосали они очень забавно. Отталкивали друг друга, карабкались, настойчиво пищали. Насосавшись, отваливались тугими ленивыми комочками и тотчас засыпали. Они были настолько малы и беспомощны, что приходилось следить, как бы мать нечаянно не задавила их.

Первое время Снукки целыми днями лежала в гнезде. Ласково вылизывала малышей, соблюдая самую строгую чистоту. Выходила она лишь за тем, чтобы съесть чашку корма. Ела торопливо, глотая целиком огромные куски и все время прислушиваясь. Стоило пискнуть одному, как она бросала еду и опрометью бежала к своему, семейству.

Чтобы она не оставалась голодной (а пищи ей в этот период требовалось много), пришлось чашку с кормом ставить около гнезда.

На четвертый день после рождения щенят я пригласил знакомого хирурга. Снукки заперли в соседней комнате, а щенят вытащили из гнезда на стол. Хирург тщательно вымерял вершковые, похожие на черных упругих червяков, хвостики. Нащупывая позвонок, выстриг ножничками на каждом хвостике кольцом шерстку и потом этими же ножничками, предварительно обмазав их иодом, отхватил у каждого щенка по полхвосту.[28] Бедные малыши не могли даже оказать никакого сопротивления, только пискнули. Чтобы не появилось кровотечение, ранки стянули шелковой ниткой.

— Вот и вся недолга. Навели фасон! — пошутил хирург и пошел на кухню мыть руки.

Так маленькие эрдельчики четырех дней отроду приобрели вид, какой полагалось им иметь по принятому в собаководстве «стандарту».

Щенят снесли в гнездо, впустили Снукки. Она бросилась к ним, тревожно обнюхала каждого и принялась зализывать ранки. А малыши попищали немного, насосались доотвалу материнского молока и опять уснули.

Первое время семья все больше спала. Во сне щенята тихонько попискивали. Иногда начинали пищать все разом и тогда получалось какое-то забавное поскрипывание. Из-за этого у нас их и прозвали «скрипунами».

Спали щенки, сбившись в тесную кучу. Каждый старался во что бы то ни стало залезть как можно выше. Это напоминало известную игру «куча мала». В довершение сходства самые маленькие всегда оказывались на самом низу, а самые крупные и сильные — наверху. Иногда, правда, удавалось и менее сильному взгромоздиться наверх. Но ненадолго. Куча распадалась, и щенята раскатывались в разные стороны.

Не один Джери интересовался щенками. Целыми часами высиживал перед гнездом кот. Он сидел неподвижно, аккуратно составив вместе передние лапки, и сосредоточенно наблюдал за возней малышей. На некоторое время он перестал интересоваться даже мышами и игрой.

Через неделю-полторы щенки стали заметно прибавляться в росте. Хотя глаза их все еще были затянуты тусклой сиреневой пленочкой, они начали вылезать из гнезда, а так как оно было сделано в виде неглубокого ящика, то обязательно запинались о борт и уморительно шлепались на пол. Иногда такой озорник выкатывался к самым ногам сидящего на своем наблюдательном пункте кота. Кот тревожно фыркал, подпрыгивал, как ужаленный, и стремглав летел прочь.

Со временем он, однако, начал сам заигрывать с ними. Быстро и грациозно трогал их бархатной лапкой и тотчас отскакивал. Со взрослыми собаками, как я уже говорил, кот жил в большой дружбе. И когда щенки подросли и сделались похожими на небольших собачек, кот стал пугаться их заметно меньше.

Через две недели щенки прозрели. А еще через несколько дней они уже научились лакать из блюдечка молоко. Достаточно было раз окунуть их мордочки в молоко, как они сразу освоились и принялись бойко работать язычками.

Скоро у щенят появились зубы. Теперь для матери наступили плохие времена. Щенки неимоверно тянули ее, царапали, кусали. Снукки болезненно вздрагивала и пыталась вырваться от маленьких мучителей. Теперь ее силой приходилось удерживать около них в часы кормления щенят. Когда кормление заканчивалось, она поспешно вскакивала и бежала в другую комнату. Иной щенок так присасывался к матери, что несколько шагов волочился за ней по полу.

Правда, с каждым днем щенки все больше переходили на самостоятельное питание, но матерью не переставали интересоваться, и ей приходилось отсиживаться в соседних комнатах, куда доступ щенкам был категорически запрещен.

Скоро, однако, щенкам стало тесно в их комнате. Пришлось разрешить им бегать по всей квартире.

Бегали они уморительно, не прямо, а как-то бочком. Казалось, задние лапы действуют отдельно от передних и стараются их обогнать.

Коту теперь не стало житья. Едва он показывался, как они во весь дух всем табуном катились к нему, окружали его, сбивали с ног. Кот исчезал под грудой щенят. Внезапно куча рассыпалась, из середины выпрыгивал одуревший, замусоленный Котька и, задрав хвост, бросался наутек, спасаясь самым позорным бегством.

Кот наш не боялся ни страшных подвальных крыс-«хомяков», ни драчливых, пронзительно орущих, соседских котов (первых он душил, вторым задавал крепкую трепку), но перед щенками он оказывался совершенно беспомощным.

Кот приуныл. Он ходил весь измазанный, затасканный. Щенки без всякого стеснения таскали его за хвост, дергали за уши. На полу не стало житья. Приходилось отсиживаться на шкафах. Только там можно было спокойно вздремнуть, отдохнуть от этих невзгод.

С раннего утра и до позднего вечера щенки носились по квартире. Игре они отдавались со всем пылом, на какой только были способны. Большие хватали маленьких, хватали за что попало, — за хвост, так за хвост, за ухо, так за ухо. Рвали и тянули так, что, казалось, вот-вот ухо не выдержит и оборвется. Схваченный пищит во всю мочь, а, вырвавшись, в ту же минуту сам норовит опрокинуть кого-нибудь на спину, хватает острыми зубками за голое брюшко братишки. А потом сам же ласково вылизывает его словно стараясь утешить после нанесенной обиды.

С каждым днем щенки становились все озорнее. Они хватали шторы, тряпки; обувь растаскивали по всей квартире. Раз опрокинули с этажерки книги и распотрошили бы их по листочку, если бы во-время не отнять.

Часам к десяти-одиннадцати вечера щенки забирались в гнездо. Ночь они проводили очень спокойно, но просыпались рано. В семь часов утра сорванцы все, как по команде, выскакивали из гнезда. От шума и гвалта просыпается весь дом, спать больше нет никакой возможности.

Ели щенки шесть раз в день. Кормить приходилось в две очереди, иначе они, стараясь оттолкнуть друг друга от чашки, расплещут и растаскают всю пищу. Пока первая пятерка ела, остальные сидели за загородкой и скулили.

Ели они жадно, торопливо. Каждый норовил забраться в чашку всеми четырьмя лапами. Вылакав молоко, поднимали кверху уморительные, измазанные в молоке или каше мордашки и требовали еще. В заключение старательно облизывали друг друга, а один с видом победителя обязательно садился в чашку.

Постепенно из маленьких неуклюжих созданий щенки превращались в ловких, шустрых собачек. Лапы стали длиннее и крепче. Вытянулась морда («щипец», как говорят собаководы). Голова стала пропорциональна туловищу. Шерсть посветлела и начала курчавиться.

Скоро они добрались и до Джери. Вначале он старался не пускать их к себе в прихожую: угрожающе рычал, делал страшную морду, осторожно пятясь в самый угол. Но малыши не обращали на все его угрозы ни малейшего внимания. Они лезли к нему в пасть, карабкались на спину, подползали под брюхо. Джери вскакивал с места и бежал в комнату, но получалось еще хуже. Щенки брались за его подстилку. Они таскали, рвали ее, и очень скоро распотрошили на лоскутки.

Джери, должно быть, сообразил это и со временем не стал убегать. Он терпеливо ждал, когда им самим надоест по нему ползать и они удалятся во-свояси. Но дело обычно кончалось не так, как он рассчитывал. Угомонившись, озорники засыпали вокруг него. И бедный пес часами лежал неподвижно, боясь задавить нечаянно кого-нибудь из этих шаловливых и доверчивых созданий.

В конце концов, они опять выжили его с места. Дог садился на пороге и с тоской наблюдал, как орава «скрипунов» блаженствует на его постели.

Дома у нас прозвали его «дядюшкой», а щенят «племянниками». В сущности, и «дядюшкой»-то Джери мог быть только названным. Отцом щенят был рыжий эрдель-терьер из того же питомника, откуда я привез Снукки.

Скоро Джери затосковал, как и кот. «Племянники» так надоели ему, что он стал бегать от них, как от чумы. Ему приходилось переносить от них всяческие притеснения. Однажды они накинулись всей гурьбой на его корм, и он вынужден был отойти от чашки. В другой раз завладели вкусным куском, который только что дали ему, а он сидел и пускал слюнки, глядя, как «племяннички» расправляются с его лакомством.

И тем не менее, незаметно в нем росла привязанность к ним. Особенно полюбился ему один, самый маленький и тщедушный (он был последним в помете), которого мы в шутку прозвали «Пупочкой». Джери опекал Пупочку, играл с ним, а после игры нередко разрешал тому забираться к себе в теплый пах, как в гнездо, где обычно Пупочка и засыпал.

Когда щенкам исполнилось пять недель, в нашем доме начали появляться желающие приобрести маленького эрдельчика. Они долго выбирали — которого взять? Все, как две капли воды, походили друг на друга.

Одной из первых унесли Пупочку. Новые хозяева назвали ее Аидой. День за днем убывали щенки. Скоро от десятка осталось только три, наконец — один, последний, и самый крупный, которому я дал кличку Ахилл. Его я предназначал в подарок своему другу, жившему в другом городе.

Ахилла из комнаты переселили на кухню. Но одному ему было тоскливо там, и на ночь он уходил спать к Джери. Первое время дог ворчал на щенка, потом привык к его соседству, и они стали спать вместе, тесно прижавшись один к другому, — огромный дымчатый дог и маленький рыжий эрдель-терьер.

Пока спал Джери, спал и щенок. Если же дога почему-либо не было, Ахилл скулил и не ложился спать до тех пор, пока не возвращался Джери.

Случалось, что во время сна дог клал тяжелую лапу на щенка, как бы обнимая его. Тугое брюшко Ахилла сплющивалось, но малыш продолжал спать, не обращая на это никакого внимания.

К двум с половиной месяцам у Ахилла появилась борода, шерсть стала жесткой и курчавой, как у взрослого эрдель-терьера. День ото дня он становился смышленней и забавней. Проголодавшись, он приходил к своей чашке и принимался скрести в ней лапой с такой силой, что стук и звон разносились по всей квартире.

Щенок любил сырые овощи; глядя на него, Джери, вспомнив времена своего щенячества, тоже стал таскать овощи из кухни.

Однажды вечером я решил устроить для своих друзей баню. Взрослые собаки послушно стояли в цинковом корыте и, опустив головы, покорно ждали, когда кончится процедура мытья. Хотя они привыкли к ней, но всегда принимали, как тяжелую повинность. Ахилл мешался тут же на кухне. Лез в корыто, в ведра с водой, вымазал нос в мыльной пене. Когда же очередь мыться дошла до него, сразу притих, улучив момент, попытался сбежать, но его поймали и водворили в корыто, невзирая на отчаянное сопротивление, вскоре, впрочем, прекратившееся.

После мытья я стал его протирать, как обычно, тряпкой. И тут вдруг Ахилл обозлился, зарычал и даже оскалил зубы, как взрослая собака. Потом он от злости принялся рвать подстилку, на которой спал вместе с Джери, но тут на него так рявкнул Джери, что у озорника сразу пропал весь пыл. Он приутих, а через десять минут, как ни в чем не бывало, еще не просохший, взъерошенный, но веселый, носился по квартире за котом.

Приехал мой друг за Ахиллом. Когда он взял щенка на руки, Джери грозно зарычал и с оскаленной мордой кинулся отнимать. Хорошо, что я во-время успел остановить его, схватив за ошейник! Друг мой поспешил скрыться за дверями. Донеслись удаляющиеся шаги, негромко стукнула калитка... Дог, стоя у дверей, напряженно прислушивался, ждал: не послышатся ли вновь шаги, не принесут ли Ахилла, — и вдруг, поняв, что Ахилл не вернется никогда, протяжно завыл.

Тихо стало в нашем доме, нехватало оравы малышей; зато во многих домах появились представители новой породы. Желание Алексея Викторовича начало осуществляться: на Урале завелись свои эрдели.

Растерянно ходил Джери по комнатам, обнюхивая углы или, растянувшись на полу перед снуккиной подстилкой, подолгу внимательно разглядывал ее, словно ожидая, что вот-вот на ней снова закопошатся маленькие курчавые существа, такие беспомощные и такие надоедливые, но к которым Джери-«дядюшка» успел сильно привязаться.

Приходилось отсылать его на свое место. Но в прихожей Джери скучал еще сильнее. Тогда дог нашел выход, как обойти мой приказ, в то же время не нарушая его.

Он сгребал свою подстилку в кучу, пятясь задом, вытаскивал ее в комнату и там ложился на нее. Получалось, что и приказание выполнено: лежит на своем месте, — и поближе к хозяину, веселее.

Снукки переживала потерю щенят значительно меньше. Да это было и понятно: она-то от них устала больше всех!

ВЫСТАВКА В ТБИЛИСИ.

Пришла очередная областная выставка служебных собак. Опять, конечно, не обошлось без приключений.

Выставка проходила на новом месте, в саду, на берегу реки. Собаки были привязаны вдоль высокого деревянного забора, Джери и Снукки — вместе. Я бродил на ринге, наблюдая за судейством. Наступила очередь моих собак. Я пошел за ними и остолбенел. Джери с умильным видом, повиливая хвостом, сидел у забора, Снукки же... исчезла.

Я испугался. Неужели она сорвалась с привязи и сбежала? Или кто-нибудь увел ее! Но тут же я заметил, что передние лапы дога выпачканы в грязи, — он что-то рыл. Я позвал его; он встал, сделал движение, желая отряхнуться, и я сразу увидел большую яму, вырытую под забором, которую Джери закрывал собой. В отверстии виднелась цепочка; потянув ее, я вытащил Снукки, — но в каком виде!!!

Мокрая, жалкая, с головы до нот перемазанная в грязи. Рыжая борода почернела и слиплась. За забором стояла лужа грязи, и моя «красотка» вся перемазалась в ней. Только неунывающие карие глазки блестели обычным задорным простодушием, смешанным с характерным для Снукки лукавством.

Двум друзьям, видите ли, надоело сидеть привязанными на цепи и ждать своей очереди, когда их выведут на ринг, и вот они решили, не дожидаясь меня, освободиться сами. И, наверное, Снукки была зачинщицей, а Джери любезно помог вырыть подкоп. В итоге, он-то не успел воспользоваться результатами своих трудов, а хитрая Снукки нырнула в лазейку первой...

Но что я с ней буду делать? И в таком виде мне выводить ее на ринг?! Подумав об этом, я ужаснулся. Вспомнилось, как вот так же два года назад Джери разуважил меня в подмосковном питомнике, а потом провалился на ринге... Воспоминание было не из приятных, и я не на шутку рассердился на Снукки.

Кое-как протер я ее газеткой, расчесал бороду. Пришлось все начистоту рассказать судье. Он посмеялся от души. Потом спросил:

— От Риппера и Даунтлесс? Интересно.

Он осматривал ее с видимым интересом. Записал что-то в блокнотик и, наконец, с нескрываемым удовольствием сказал:

— Ну, что ж — хороша! Можно поздравить вас. Сразу видна порода. Хоть мазитка, а ничего не попишешь, придется дать «отлично». И, если не считать грязи, в полном выставочном порядке: выщипана хорошо, правильно, — настоящий эрдельтерьер!

У меня отлегло от сердца. Это была похвала не только собаке, но и хозяину. Не пропали, значит, мои труды и заботы!

Не только Снукки, но и Джери также завоевал на выставке первое место. Он бесспорно выглядел красавцем.

Радостно закончилась для меня эта выставка: оба моих четвероногих заслужили на ней призы.

А вскоре из клуба мне сообщили, что надо готовиться к поездке на Всесоюзную выставку в Тбилиси.

Представляете: с Урала — в Тбилиси! Из всех моих путешествий с собаками эта поездка была самая продолжительная и дальняя. В оба конца она составила без малого десять тысяч километров.

Во мне еще свежи были воспоминания о Всесоюзном юбилейном смотре. Сколько волнений было тогда! Сколько хлопот! А теперь — разве будет меньше?

Мне припоминается, как мы разъезжались после выставки в Москве. Надо было добираться до вокзала. Другого транспорта не оказалось — решили ехать с собаками в такси. И вот в такси грузятся орава людей и животных: два человека и три злющих овчарки — сзади; я приказываю Джери сесть на переднее сиденье рядом с шофером и сам втискиваюсь туда же. Шофер, конечно, в ужасе. Он готов сбежать от своей машины. Но я говорю: «Спокойно, не волнуйтесь, ничего не будет», Сергей Александрович сулит повышенную оплату за проезд, и мы трогаемся. Вообразите картину: четыре человека и четыре громадных собачищи в одной небольшой легковой автомашине. Овчарки, правда, при быстром движении по городу перестали рычать друг на друга, но вид Джери, восседающего на переднем сиденье, достаточно внушителен... Голова шофера, кажется, вошла в плечи; морда собаки почти лежала на его затылке; и тем не менее, доехали мы без всяких происшествий расстались с водителем друзьями, а уж рассказывать об этой поездке, надо думать, ему потом хватило надолго.

На этот раз предстояло ехать Снукки. Кроме нее, честь Урала должны были защищать наши известные призеры — лайки Грозный и Тайга.[29].

Я не случайно останавливаюсь столько на выставках: выставки занимают в жизни породистой собаки и ее владельца весьма значительное место. А выставка в Тбилиси к тому же была особенной. Она должна была показать силу и красоту важной отечественной породы — кавказской овчарки. Конечно, на выставке, как всегда, были представлены все породы, но кавказской овчарке отводилась главная роль.

Я не буду описывать путь до Тбилиси, продолжавшийся более пяти суток. Родная страна раскрывалась за окном во всем ее чарующем многообразии. Пересадка в Москве, Курске, Харькове, Махачкала, Баку и, наконец, — Тбилиси. Грузия, страна древней культуры, родина великого Сталина. Красивый город на горах, утопающий в садах, смуглые, с жгучими черными глазами люди, — горячие и приветливые, готовые отдать все ради старинного обычая гостеприимства. Незнакомый любитель-грузин, член Тбилисского клуба служебного собаководства, в первую же минуту разговора предложил мне комнату в своей квартире и вручил немедленно ключ от двери. Я, совершенно растерявшийся от такого радушия, еще продолжал отказываться, когда кто-то вдруг крепко обнял меня сзади.

Кто? Может быть, еще кто-нибудь из местных собаководов, от души радующихся каждому новому гостю? Я обернулся — меня обнимал мой дорогой Алексей Викторович, все такой же полный, все такой же улыбающийся.

— Где Снукки? Снукки привезли? — были первые его слова.

— Привез... — ответствовал я.

— Где она? Покажите мне ее!..

Я вывел Снукки. Он осматривал ее долго, придирчиво, как не осматривал ни один судья на ринге. Затем крепко пожал мне руку.

— Молодец! Спасибо! Хороша! Ля белла, как говорят итальянцы. Красавица! «Отлично» обеспечено. Впрочем, молчу, молчу, все выяснится на ринге... Но я доволен. Не обманули моего ожидания, спасибо еще раз...

— А как щипка? — спросил я.

— Все превосходно. Лучше и я не выщипал бы. Вижу, что все сделали так, как я говорил.

Я промолчал, не сказал ему, что кое-что я делал и не так, как Алексей Викторович советовал мне. Вместо этого я спросил его, вымыть или нет собаку перед рингом.

— Мой совет — не надо, — сказал он. — Шерсть потеряет жесткость. А впрочем, хозяину лучше знать. Он лучше знает свою собаку...

Я все-таки вымыл. А то после длительного путешествия в вагоне псовина Снукки сделалась тусклой и приобрела оттенок пыли.

— Видели город? — спросил меня Алексей Викторович. — А люди-то, люди-то какие! А с делегациями познакомились? Выставка обещает быть очень интересной.

К назначенному дню в Тбилиси начали стекаться чабаны с гор. Они двигались по улицам целым табором, с огромными сворами собак, с ишаками, навьюченными бурдюками вина, корзинами с запасами продовольствия и фуража, грубыми прочными мешками, из которых выглядывали головы привязанных толстых мордастых щенков. Старые седоусые чабаны в черных косматых бурках, в высоких бараньих шапках, с посохами в руках, важно шагали впереди, не глядя по сторонам.

Шли аджарцы в узких шальварах и кожаных туфлях с загнутыми кверху носками, в тюрбанообразно повязанных башлыках на голове, в развевающихся, как диковинные крылья, черных бурках; шли армяне, шли абхазцы и дагестанцы, шли кубанские казаки, и каждый вел своего мохнатого четвероногого помощника и друга. Никогда еще грузинская столица не видела на своих улицах столько собак, предводительствуемых людьми. Казалось, все четвероногие сторожа спустились с высокогорных пастбищ, чтобы принять участие в празднике собаководства.

Но самое запоминающееся зрелище ожидало нас в парке имени Руставели, отведенном для выставки. Около пятисот собак с их провожатыми и всем необходимым снаряжением укрыли тенистые уголки парка. Там и сям слышалась речь пастухов, в огромных котлах варилась пища животным, за веревочными ограждениями играли крепкие и упитанные щенки. Хрипло брехали на приколах заросшие буйной псовиной овчарки. Их мощь и размеры поражали даже знатоков. Страх пробирал при одном виде, а каково вступить с ними в борьбу?

Мелькали зеленые фуражки пограничников. Они тоже привели сюда своих четвероногих товарищей и помощников. Но главное слово принадлежало пастушьему собаководству.

Наши лаечки и моя Снукки совсем затерялись в этом скопище.

Из уст в уста передавалась совсем недавняя история, происшедшая на одном из отдаленных пастбищ. Самолет, прилетевший из-за рубежа, сбросил в пустынном месте в горах парашютиста-диверсанта. Враги рассчитывали, что никто не увидит их тут, до ближайшего населенного пункта далеко, но не учли одного. Неподалеку от места приземления парашютиста паслась отара овец. Собаки учуяли чужого и немедленно атаковали диверсанта. Он отбивался с помощью пистолета. Расстреляв все патроны, он вынужден был сам просить чабанов спасти его от разъяренных овчарок.

Страшные для других, собаки были послушным орудием в руках пастухов. «Цх!» — скажет загорелый неразговорчивый проводник, когда ему надоест слушать собачий брех, и пес немедленно умолкает, потопчется-потопчется на месте и, словно перестав замечать все окружающее, ляжет, с полным пренебрежением повернувшись к вам спиной.

Около одного серого, с более темной спиной пса постоянно толпился народ. Этот пес выглядел великаном даже здесь, где был собран цвет породы. Мы подошли и спросили, как кличка собаки.

— Это Топуш, — сказал седой чабан.

Топуш — победитель волков! Так вот он какой! Мы долго разглядывали великолепное животное, испытывая нечто вроде священного трепета при мысли, что эта собака управилась одна с двадцатью волками.

— Вай-вай! — сказал чабан, услышав наш разговор. — Двадцать когда было! Тю! Топуш был тогда ребенок. Теперь больше — сто!

— Сто волков?! — Мы отказывались верить. Да и трудно было поверить.

— Даже сто с лишним, — подтвердил нам инструктор Тбилисского клуба. — Кажется, сто три. Собака заработала массу премий.

— А это дети Топуша, — показали нам на большую группу овчарок однообразного серого цвета с темным ремнем по спине. Дети очень походили на Топуша. Тут были представители нескольких поколений, от взрослых собак до двухмесячных щенков.

Твои верные друзья

— Мы надеемся, что в будущем у нас будет много таких Топушей! — с гордостью заявил инструктор.

Трудно передать впечатление, когда все эти великолепные и отважные звери вышли на ринг. На время я даже забыл нетерпеливое ожидание ринга эрделей, на котором будет произнесен приговор над Снукки. А исход выставки для Снукки очень беспокоил меня.

Слова Алексея Викторовича, мнение которого я очень ценил, обрадовали, но, однако, не могли успокоить меня. Теперь я был уже не начинающий любитель и знал, что очень часто частное мнение, высказанное даже самым компетентным товарищем, оказывается на поверку весьма далеким от официального определения. На частной оценке неизбежно сказывается и личный вкус, и личное расположение, а каждый видит прежде всего то, что ему хочется видеть, и нередко проходит мимо недостатков. Кроме того, чрезвычайно большое значение имеет ринг, то-есть когда видишь сразу всех экспонируемых животных, а не одно, можешь сравнить их; путем этого сравнения всегда и выявляются самые лучшие.

Снукки несла в себе концентрированные признаки своей породы. Тем не менее, накануне ринга всегда начинаешь выискивать у собаки недостатки, и всегда кажется, что ты во-время не обратил на них внимания, не принял необходимых мер, чтобы устранить их...

Ведь работа собаковода каждодневна, непрерывна. Живой организм не является чем-то раз и навсегда установившимся; он способен меняться, как изменяется все на свете, и человек в силах управлять этим изменением, — на то мы и советские собаководы!

Племенные достоинства Снукки не вызывали у меня никаких сомнений. Но удалось ли мне развить в ней те признаки, которые усиливали породу? — Вот вопрос, который я задавал себе и на который не мог ответить сам. Не случится ли повторения московской выставки? Ведь тогда, до ринга, тоже все шло хорошо...

Все произошло гораздо быстрее, чем я ждал, и не так, как рисовалось в воображении. Нас вызвали на ринг. Кроме Снукки, там была еще одна сука. Опять, как в Москве, экспертиза продолжалась на редкость недолго. Можно было подумать, что судьи знали, с кем имеют дело, и уже заранее все решили. Нас заставили провести собак вперед-назад, повернуть боком, показать зубы и — все. Сначала увели ту, другую, потом, через минуту, предложили удалиться и мне. Оценок не объявили, таблички нето забыли дать, нето не дали умышленно, и я так и не понял, кто же первая, а кто — вторая? Такое неопределенное положение длилось довольно долго; уже давно у наших лаек над приколами висели ярлычки с заветным словом «отлично», и только моя Снукки не имела никакой оценки, словно все еще не удостоилась чести побывать на ринге.

Между тем выставка шла своим чередом, и приближался самый торжественный день — день раздачи призов и закрытия смотра. Попрежнему на главном ринге с утра до вечера медленно кружились нескончаемые вереницы кавказских овчарок с их молчаливыми, суровыми провожатыми, и выходили оттуда чуть ли не все поголовно с оценкой «отлично». Это было наглядное подтверждение высокой жизнеспособной силы и редких племенных качеств прекрасной породы. Семьдесят пять процентов с высшей оценкой «отлично» — таков был необычайный триумф кавказской овчарки!

И право же, она заслужила такой успех. Кавказская овчарка — одна из древнейших пастушьих собак на земле. Природная злобность, смелость, сила и недоверчивость издавна привлекли к ней внимание человека. Кавказские овчарки были в войсках армянского царя Тиграна, успешно воевавшего за свободу родины с древним Римом. В прошлом веке специальным приказом русского командования кавказские овчарки были введены для караульной службы во всех крепостях Кавказского театра военных действий.

Мингрелия, Карталиния, страна колхов — сказочная Колхида, укрытая за десятками заоблачных вершин Сванетия, — все они с давних времен используют это славное животное. Но прежде ее сила и выносливость приносили пользу главным образом лишь богатым феодалам-помещикам и князьям; теперь кавказская овчарка верой и правдой несет героическую службу в животноводческих совхозах и колхозах Советской страны. Вместе с нашими доблестными пограничниками она охраняет среднеазиатские и восточные границы СССР; она распространилась и далеко к северу, и ее уже не редкость встретить в хозяйствах Подмосковья, на границе с Финляндией, у Полярного круга. И всюду она проявляет свои отличные рабочие качества.

Мне было интересно узнать, что кавказская овчарка в известной мере сродни моему Джери, ибо относится к тому же типу крупных догообразных собак. И в самом деле, если отбросить разницу в окрасе и длине шерсти, то в формах тела можно заметить много общего.

И когда настал день раздачи призов, львиная доля наград досталась именно им, «хозяевам» выставки — этим грозным неподкупным псам. С гордостью принимая призы, чабаны торжественно обещали беречь и размножать эту изумительную породу. И во-время! Давно пора уже было взяться за это. Дедовский обычай уничтожать при рождении сук-щенят привел к такому положению, что на выставке, на несколько сотен кавказских овчарок, едва можно было насчитать десяток самок. Дальше не могло так продолжаться. Таким образом, патефоны и охотничьи ружья, которые получали чабаны за своих мохнатых сторожей отар, способствовали делу служебного собаководства, помогая пастухам-горцам проникнуться уважением к своим питомцам, понять всю ценность породы и энергично взяться за ее воспроизводство.

Именно эту цель и преследовали устроители выставки — Центральный совет Осоавиахима и заинтересованные ведомства, когда они намечали провести ее в Тбилиси. Поговаривали, что следующая Всесоюзная выставка будет проведена на Урале, в Свердловске, с тем, чтобы собрать на нее побольше лаек и таким путем привлечь внимание советской собаководческой общественности к другой важной отечественной породе — к нашей северной остроухой собаке-лайке[30].

А я? Глядя на эту торжественную церемонию, я то радовался, то впадал в уныние. Что получит моя Снукки? Я все еще находился в неведении относительно ее выставочного места.

Оказалось, не я один переживал за Снукки. Внезапно я услышал знакомый голос, ко мне спешил Алексей Викторович. Отирая лоб, по которому катились крупные капли пота, он еще издали кричал мне, возбужденно взмахивая рукой, в которой был зажат платок:

— Первая! Первая! Я узнал! Первое «отлично!» — Он тряс мою руку, успевая одновременно трепать Снукки, и повторял: — Ваша Снукки превзошла все мои ожидания. Она — достойная преемница Даунтлесс. Постарайтесь, чтобы и щенков от нее было получено не меньше, чем от Даунтлесс!

Тут я услышал, как назвали мою фамилию и кличку моей собаки, и я вступил в центр ярко освещенного круга (выставка затянулась, и раздача призов происходила уже в густых кавказских сумерках).

Вокруг меня бряцали цепями и сипло брехали овчарки, потом, как морской прибой, взлетел шум аплодисментов. Но я ничего этого не слышал. Мне вручили... велосипед. Это был приз Снукки. И этим призом открылась для нее длинная цепь побед на выставочной арене. Восемь раз она участвовала в выставках, и восемь первых мест с высшей оценкой «отлично» — таков был итог ее жизни. Чайники, электрические утюги, палехские чайницы и шкатулки, каслинское чугунное художественное литье — чего только не получил я за нее!

С нее началось племя «уральских» эрделей. Спустя несколько лет после поездки на Кавказ я получил приглашение экспонировать Снукки на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке. Она вошла в родословную книгу лучших собак СССР. И все это открылось выставкой в Тбилиси.

Выставка закончилась традиционным парадом всех ее участников — животных и людей. А через день поручив Снукки попечению товарища, отъезжавшего с собаками на Урал, я уехал отдыхать от всех треволнений и забот — в Крым.

НОВЫЕ ЗАБОТЫ.

Я отсутствовал больше месяца. Все это время Снукки и Джери сидели дома, скучали, на прогулку их выпускали только во двор.

Надо ли говорить, сколько было радости, когда хозяин возвратился домой. Собаки прыгали, визжали, отталкивали друг друга, лезли ко мне в лицо. Долгое время ходили за мной по пятам, словно боясь упустить меня из виду хотя бы на минуту.

Когда же улеглась первая радость встречи, я заметил одно весьма неприятное обстоятельство: собаки отчаянно чесались. Впрочем, определить причину не составило особого труда и ничего страшного она не представляла: черные глянцевитые блохи бойко шныряли в густой собачьей шерсти. Видимо, приятели подцепили их от дворняжки, жившей во дворе.

В ближайший свободный вечер я устроил своим питомцам баню и тщательно промыл их с лизолом — особым аптекарским составом, уничтожающим накожных паразитов. Два дня собаки вели себя спокойно, но на третий началась прежняя история. Слышалось непрерывное лязганье зубов, с хрустом выкусывающих зловредных насекомых.

Выждав пятидневку, я вторично вымыл собак с еще более сильным дезинфекционным составом — креолином.[31] Неделю вся квартира была наполнена удушливым запахом этого сильного снадобья. Пахли собаки, пахло мое платье. Особенно сильно воняло на кухне, где я обычно мыл своих питомцев.

А собаки... все чесались!

Я был поражен и недоумевал. Что делать? Позвонил по телефону знакомому ветеринарному врачу.

— Натрите нафталином, — посоветовал он мне.

Купив в аптеке пакетик нафталина, я натер им собак.

Действительно, от одуряющего запаха последние блохи повыскакивали из шерсти. Но... собаки продолжали остервенело чесаться. Особенно Снукки. Она буквально драла на себе кожу когтями, терла, грызла до крови зубами, ерзала, раздирала себя с утра до ночи и даже будила меня своей возней по ночам. Во многих местах на теле у нее появились плешинки, а вскоре стали образовываться болячки и коросты.

Оставалось только одно — обратиться в ветеринарную лечебницу. Так мне предстояло познакомиться с еще одной стороной жизни домашних животных — их болезнями и лечением.

_____

В светлой, просторной приемной у врача-хирурга было прохладно и тихо. Посетители переговаривались негромко, больные молчали. Слышен был только голос врача, расспрашивающего о болезни очередного пациента. Прием протекал спокойно, деловито. В воздухе пахло аптекой.

Молодой худощавый врач в белом халате и белой шапочке писал за столом. В углу стояла привязанная лошадь, понуро опустив голову; поодаль на скамье сидели две женщины: одна держала на руках курицу, другая — белого пушистого шпица. Увидев мою псарню, обе всполошились и поспешно подняли своих больных вверх, чтобы мои собаки не смогли дотянуться до них. Курица тревожно кудахтнула, а шпиц попытался вырваться из рук хозяйки.

— Получите рецепт, — сказал врач, протягивая женщине со шпицем узенькую полоску бумаги, густо исписанную по-латыни. — Будете втирать мазь два раза в день. А у вас что? — обратился он ко второй женщине.

— Яйцо не может снести, — ответила та, показывая на курицу.

— Молодка?

— Молодка. Третье яйцо это у нее.

— Давайте на стол, — приказал врач.

У стены стоял белый квадратный стол. Курицу положили боком на него; женщина придерживала птицу за шею и крылья, а врач, обмыв пальцы каким-то раствором, принялся доставать яйцо.

Вскоре оно вышло наружу, но было обтянуто кроваво-красной полупрозрачной оболочкой.

— Смотрите-ка! — удивился хирург. — В три раза завернулось. Что, у них насесты очень высоко?

— Наоборот, они у меня на полу сидят, — ответила женщина.

— А-а, понятно. Оттого и получилось, нет нормальных движений. Дайте скальпель.

Помощник подал врачу маленький никелированный ножичек с плоской металлической ручкой. Я уже решил, что хирург сейчас будет оперировать курицу; оказалось, что он совсем не намеревался этого делать. Ручкой скальпеля он начал осторожно расширять отверстие в пленке. Стала видна белая скорлупа. Курица не издавала ни звука и не шевелилась, только чуть недоуменно моргала круглыми, как бусинки, глазами, потом совсем закрыла их.

— Не померла ли? — забеспокоилась хозяйка.

— Нет. — успокоил ее врач. — Ничего не сделается.

Очень медленно и осторожно он освобождал яйцо из плена. Курица забеспокоилась, издала болезненный звук, и в ту же секунду яйцо выскочило в руку хирурга.

— Ну, вот и все. — Он сделал на скорлупе пометку карандашом. — Яйцо у нас останется. Если еще что случится, несите снова.

Пока все это происходило, я размышлял о том, насколько необходимы нормальные движения всякому живому существу; если их недостает, не только собаки — даже курица страдает от этого.

— Что же нам с конем делать? — как бы советуясь, негромко сказал врач, когда женщина с курицей, поблагодарив, ушла.

Лицо его приняло озабоченное выражение. Только тут я увидел, что лошадь, стоявшая в углу, была тяжело ранена. На левой щеке у нее кровоточила широкая рана, в глубине которой виднелась челюсть и язык. По морде медленно стекала кровь. Хлопья розовой пузырчатой пены падали на цементный пол. Лошадь стояла тихо, не шевелись, всем своим видом выражала тяжелое страдание. Около нее с удрученным лицом ходил невысокий мужчина в ушастой шапке и валенках, повидимому, владелец ее или конюх.

— Кокаин не годится, усыплять нельзя, — рассуждал врач. — Хлорал, пожалуй, придется дать. Ведите в операционную, готовьте к операции, — приказал он служителям. Затем обратился к хозяину лошади:

— Придется у нас на недельку оставить на стационарное лечение. Завтра привезите фуража — овса и сена. А через неделю посмотрим, как дело пойдет. Да!.. — что-то вспомнив, обернулся он к помощнику: — Позвони по телефону. Что за котом-то долго не идут?

При поликлинике имелась и больница, в которой оставались на излечение тяжело заболевшие животные. Она-то и называлась стационаром. Здесь лечили любое домашнее животное (а впоследствии я убедился, что и не только домашнее) от любой болезни, могли произвести необходимое исследование и самую сложную операцию.

Лошадь увели.

Дошла очередь до моих собак. Все это время они сидели рядком, озираясь по сторонам, но не выказывая особых признаков беспокойства.

Врач поочередно осмотрел обоих. Покопался в псовине, сковырнул ногтем несколько коросток на снуккиной спине.

— Ага. Понятно. Видишь? — подозвал он помощника и, раздвинув шерсть, показал одну из болячек. — Типичный случай (он назвал по латыни мудреное название болезни). Это не блохи, а неправильный обмен веществ.

— Я их хорошо кормлю, — обиженно возразил я.

— Это ничего не значит, — улыбнулся врач. — Природа заболеваний на почве неправильного обмена веществ в достаточной мере еще не изучена, но лечить мы их умеем. Давайте своим собакам ежедневно по стакану пива или по три таблетки пивных дрожжей.

Забавный способ лечения! Я пожал от удивления плечами и, поблагодарив врача, повел своих пациентов домой. Зато собакам лечение пришлось по вкусу. Они с удовольствием глотали круглые дрожжевые таблетки, лакали по утрам пиво и... чесались!

Правда, у Джери зуд, как будто, постепенно начал уменьшаться, но через неделю нагрянула новая беда.

Я вернулся домой со службы, когда мать сообщила мне тревожное известие:

— Сегодня Джерку весь день рвет. Всю пищу вытошнило.

Притихший Джери лежал на своем месте, сжавшись в комок, и даже не поднялся встретить меня, а только виновато постучал о пол толстым хвостом.

От вечерней пищи отказался. Наутро съел неполную чашку, но через полчаса все целиком изрыгнул на пол.

Я решил выждать еще один день. Раньше иногда бывало, что собак выташнивало, однако случалось это очень редко, и обычно или летом в сильную жару, или когда они проглатывали что-нибудь неудобоваримое.

У собак бывает рвота, когда они переедят костей; рвота также может быть симптомом зараженности глистами, но я и в этом отношении всегда тщательно следил за своими животными и периодически — примерно в полгода раз — давал им глистогонные порошки, которые получал в той же ветеринарной поликлинике, где мы были недавно на приеме у врача-хирурга.

На следующий день Джери отказался даже от легкой белой булки с молоком. За эти дни он сразу необычайно похудел. Бока ввалились, кожа обтянула ребра, хребет стал похож на пилу. Дог все время лежал и, выходя во двор, не играл со Снукки, а сейчас же торопился обратно.

Опять втроем мы отправились в поликлинику.

Врач снова осмотрел собак, внимательно выслушал мой рассказ о болезни Джери и затем сказал:

— Болезнь обмена веществ у него проходит. У эрдель-терьера стало хуже, придется ввести уколы. А дога мы исследуем на рентгене.

Он набрал в маленький стеклянный шприц кубический сантиметр желтой жидкости. Выгнутыми ножничками выстриг на холке Снукки шерсть, смазал это место иодом и, строго сказав мне: «Держите собаку!», вонзил острие шприца, впрыснув жидкость под кожу собаки.

Снукки вздрогнула, потянулась было мордой назад, но я отвел ее голову. Врач быстро протер место укола ваткой, смоченной в спирте, и дружески похлопал эрдель-терьера по спине. Все было-готово в несколько секунд.

Снукки сунула нос к месту укола и внезапно громко чихнула. Видимо, запах спирта защекотал ей ноздри. Джери тоже понюхал круглое пятнышко на ее шкуре и неодобрительно покрутил головой.

— А теперь пойдемте с догом, — сказал врач.

В рентгеновском кабинете, без окон, завешанном черными шторами, было тесно, тихо. Помощник щелкнул выключателем; на потолке зажглись две слабенькие лампочки — одна обычная, другая голубая.

Полкомнаты занимали металлические стойки с большими фарфоровыми изоляторами и натянутыми между ними проводами. В центре перед узким столом находился аппарат для просвечивания с блестящей головкой в виде конуса, в углу — щит с электроизмерительными приборами.

— Давайте дога на стол, — распорядился врач.

Я скомандовал Джери:

— Барьер!

Джери тяжело вспрыгнул на стол, скрипнувший под его тяжестью. Аппарат для просвечивания пришелся как раз против бока собаки. Столешница была коротка, лапы дога оказались на самом краю. Джери чувствовал себя неловко и беспомощно топтался, просительно глядя на меня. Я ласково успокаивал его. Снукки, которую я оставил в углу у дверей, тоже заволновалась и даже робко подала голос.

Врач повернул аппарат и сказал:

— Надо подвинуть собаку, — но, увидев, что длина дога равна длине стола, улыбнулся и навел аппарат на середину корпуса Джери.

Помощник встал за щит. Доктор взял в руки прямоугольную дощечку с двумя ручками по бокам и выключил белый свет. Комната погрузилась в мягкий голубоватый полумрак.

— Держите собаку, — приказал он мне, встав к столу. Затем приложил дощечку к боку Джери и скомандовал:

— Накал!

Помощник включил на щите рубильник. Что-то щелкнуло и зашипело с негромким потрескиванием. Джери тревожно косился то в сторону шипения, то на врача. Я придерживал его за голову.

— Свет!

Голубая лампочка потухла. Стало так темно, что в глазах появилось ощущение какой-то неловкости.

— Ток!

Потрескивание прекратилось. На доске, которую доктор прижимал к боку Джери, появилось зеленоватое светящееся пятно.

— Дайте жесткость!

Пятно быстро разгоралось. На светлозеленом фоне возникли расплывчатые продолговатые темные пятна. Они приняли очертания ребер. Слабый зеленоватый свет проникал через джеркино туловище, как через прозрачное стекло, и только кости слегка задерживали его. Это и были удивительные икс-лучи, названные по имени открывшего ученого — рентгеновскими, столь необходимые ныне в медицине, с помощью которых распознаются многие болезни.

Врач слегка передвигал дощечку. Ом просматривал желудок собаки. Попросив меня подержать за одну ручку, он свободной рукой помял джеркин живот. Кончив исследование, скомандовал:

— Дуас!

Щелкнуло. Зеленое световое пятно исчезло, комната осветилась. Джери спрыгнул со стола. Доктор сказал:

— В желудке инородных тел нет. Нужно показаться терапевту.

Он провел нас по коридору в приемную врача по внутренним болезням.

Беленькая козочка (еще один пациент!), стоявшая близ дверей со своей хозяйкой — молоденькой девушкой, увидев собак, испуганно прижалась к стене. К длинной шелковистой шерсти ее был прикреплен шнурок от термометра: козе измеряли температуру.

Старенький доктор, сдвинув на лоб очки, опасливо спросил:

— Не укусят? — и, вставив себе в уши черные резиновые трубочки, принялся прослушивать дога, пугливо поглядывая на его серьезную морду. Он не походил на хирурга, который подходил к собакам смело и решительно, как к старым знакомым.

Выслушав и выстукав Джери, доктор покачал головой и сказал:

— Приведите еще раз. Нужно будет понаблюдать.

В течение шести дней я каждое утро ходил с собаками в поликлинику. Уже после двух посещений они привыкли к этому. Уничтожив утреннюю порцию еды, садились около меня и ждали, когда я стану надевать на них ошейники. Выбежав за ворота, мои больные сразу направлялись знакомой дорогой к речке, затем через пешеходный мостик и дальше, вдоль по улице, поднимавшейся в гору.

У больших деревянных ворот поликлиники они останавливались и, тыча носами в щель между створками, ждали, когда я догоню их. Друзей уже знали в поликлинике. Служители встречали нас улыбками и шутками:

— А, два приятеля явились!

Помощник врача быстро делал Снукки укол, и мы отправлялись обратно.

На шестой день ей сделали враз два укола — один в левую, другой в правую холку. Хирург осмотрел у нее кожу и сказал мне:

— Ну, кутилизат больше не нужен. Пошло дело на поправку. Недельки через две наведайтесь для проверки.

Кутилизатом он назвал ту желтую жидкость, которую вводили Снукки под кожу. Ее назначение было восстановить в организме правильный обмен веществ.

Еще раз прослушал Джери врач-терапевт и поставил диагноз:

— Катарральная язва желудка.

Я испугался:

— Но это же опасная болезнь! Собака может погибнуть?

— Да, опасная. Но если будете следить, то болезнь не станет прогрессировать и даже заглохнет. Главное — следите за пищей. Больше белков, молочного, меньше грубых кормов, избегайте давать кости, — в общем, диэта. При этих условиях пес ваш будет жить и жить. Кроме того, вот вам еще. — Он протянул мне рецепт. — Будете давать ежедневно по три столовые ложки на голодный желудок.

Возвращаясь домой, я размышлял о том, откуда у моего дога взялась такая серьезная болезнь. И кое-что припомнил.

Давно, когда я впервые привез его домой двухмесячным щенком, я обратил внимание на то, что животу него был непомерно раздут и выглядел переполненным. Несколько суток он тогда страдал сильным расстройством желудка. Потом это прошло, и я не придал этому никакого значения.

Позднее я слышал краем уха, что подобные заболевания наблюдались у всех щенков Сильвы — матери Джери. Еще позднее выяснилось, что хозяин Сильвы держал собаку исключительно в целях наживы, кормил ее плохо, всякой требухой и мякиной, извлекая барыш из продажи щенков. За это он был впоследствии исключен из членов клуба. От грубой пищи, которой пичкали щенков, подкармливая под матерью, они уже в раннем возрасте приобретали рахит и начинали страдать желудочными болезнями. Тем самым подготавливалась почва и для других заболеваний. Это была одна из главных причин, почему большинство джеркиных братьев и сестер оказались недоразвиты, очень тщедушны и никогда не участвовали на выставках.

Джери я сумел вырастить сильным и крепким. Внимательный, заботливый уход, хорошее питание и частые прогулки побороли эти ранние заболевания. Но хронический катар желудка все же остался, и вот он-то теперь и давал знать о себе. По этой причине теперь мой бедный друг лишался самого большого удовольствия — костей. А я должен был отныне всегда внимательно следить за его пищеварением.

Снукки же провела первые месяцы жизни в питомнике, где собак питали прекрасно, да еще под наблюдением такого опытного специалиста и истинного друга животных, каким был Алексей Викторович. И Снукки обладала превосходным крепким желудком, которому не страшны были никакие болезни.

По дороге из поликлиники мы зашли в аптеку, и я передал в окошечко рецепт.

— Глюкоза, — прочитала аптекарша и удивилась: — Собаке?! Что она у вас худосочием страдает? — И с любопытством посмотрела на необыкновенного клиента.

Ежедневно Джери принимал по три ложки прозрачной бесцветной жидкости. Он послушно садился у стола, я раскрывал ему левой рукой пасть (он забавно таращил глаза), а правой вливал в нее ложку лекарства. Джери, чавкая, проглатывал его, вылизывал ложку и получал в качестве вознаграждения кусочек лакомства, которое я обязательно в таких случаях давал ему.

Снукки непременно торчала тут же. Виляла коротеньким хвостиком, умильно заглядывала мне в лицо, как бы тоже выпрашивая лекарство. В тот момент, когда я вливал Джери микстуру, она замирала, не дыша следила за тем, как он глотал ее, а затем срывалась с места и принималась весело прыгать вокруг нас. Приходилось и ей давать «за компанию» маленький кусочек лакомства.

Болезнь Снукки уже проходила. Эрделька почти совсем перестала чесаться, болячки зажили, коросты отваливались сухими тоненькими корочками. Вытертые места зарастали нежной пушистой шерсткой. Уколы подействовали.

Постепенно направлялось и пищеварение Джери. Желудок начал нормально работать, рвота больше не возвращалась. Он опять стал съедать свой обычный рацион и быстро входить в тело. Я радовался, глядя на своих повеселевших и поздоровевших друзей. Ничто, казалось, не предвещало новой, еще более страшной беды, которая ждала нас в недалеком будущем.

СНУККИ НА ЧУСОВОЙ.

Свой очередной отпуск я решил провести в туристском путешествии по реке Чусовой.

Составилась небольшая дружеская компания: я, два моих товарища по работе и... Снукки, которую мы торжественно нарекли «военизированной охраной экспедиции». Для этой роли больше подошел бы Джери, но брать его в такую поездку я не решился: при неосторожном прыжке он, чего доброго, мог легко опрокинуть лодку, в которой нам предстояло проплыть более четырехсот километров.

Дачным поездом мы прибыли на станцию Коуровка, откуда обычно начинаются все туристские маршруты по Чусовой. В вагоне Снукки вела себя спокойно. Всю дорогу лежала под сиденьем, положив голову на передние лапы, и ловила каждое мое движение. Может быть, она тосковала по оставшемуся дома Джери (он в это время жалобно подвывал, сидя на пороге), а, может быть, инстинкт подсказывал ей, что начинается необычное путешествие, а для нее — даже испытание.

После поездки в Тбилиси Снукки приучилась к поезду не меньше, чем Джери; только автомобиль она не могла «освоить» всю свою жизнь. На автомобиле ее укачивало, появлялось сильное слюнотечение. Снукки делалась жалкой, пришибленной. Все эти болезненные явления проходили, как только она вновь оказывалась на «твердой» земле.

В Коуровке мы наняли подводу. Вещи погрузили на телегу; туда же сели сами. В середине между людьми поместилась Снукки. Телега подскакивала на ухабах, Снукки подбрасывало. Она посматривала на меня, как бы спрашивая, что все это значит?

Оживилась она лишь тогда, когда мы, переправившись вброд через Чусовую, высадились у Коуровской базы туристов. Отсюда начиналось наше плавание по реке.

Здесь мы прожили два дня. Смолили крепкую плоскодонную лодку, выжидали устойчивой хорошей погоды. Снукки быстро обжилась на новом месте, бегала по берегу, ловила в траве полевых мышей, облаяла забредшую на базу корову.

Наступил день отплытия. Погрузив снаряжение и припасы, мы разместились в лодке. Для Снукки я сделал небольшую дощатую площадку на носу нашего судна, но, как ни звал я собаку последовать за мной, она не решалась покинуть берег.

Пришлось мне втащить ее в лодку силой и с командой «на место!» — водворить на носу. Сжавшись в комочек, она испуганными глазами смотрела на журчащую за бортом воду. Вид у нее был такой несчастный, что мои спутники даже принялись жалеть ее. Я же только посмеивался, глядя на эти «страдания» собаки. Ничего страшного ей не грозило, а что такое путешествие принесет ей большую пользу, как и нам, в этом я не сомневался ни на минуту.

Просидев в неудобной позе часа два. Снукки осторожно прилегла, стараясь как можно дальше отодвинуться от краев лодки. Но отодвинуться-то некуда! — площадка узенькая, треугольная, справа и слева вода. Снукки чувствовала себя настолько подавленной непривычностью обстановки, что даже вздрагивала всякий раз, когда начинал трепыхаться от ветра над ее головой маленький красный вымпел, воткнутый на носу лодки.

Особенно она пугалась на перекатах и мелях, которых в верхнем течении Чусовой множество. С полного хода лодка врезывалась вдруг в песчаную отмель или, вздрогнув от резкого толчка, скрежеща днищем, застревала на перекате.

Снукки испуганно вскакивала и пыталась сбежать с носа лодки на середину или ко мне на корму, где я сидел за рулем.

Вода в реке была настолько прозрачна, а все гальки на дне так отчетливо видны, что раз, когда я сталкивал наше утлое суденышко с переката, Снукки, соблазнившись близостью земли, которая казалась, едва прикрытой ласково-журчащими, почти невидимыми струями, выпрыгнула вслед за хозяином из лодки.

Быстрое течение сбило ее с ног, подхватило и разом отнесло на пять-шесть метров от лодки. Отчаянно шлепая по воде лапами, Снукки выбралась на мелкое место и, с трудом преодолевая напор воды, побрела ко мне. Внезапно она увидела, что берег близко (река в этом месте была узка), и повернула к нему. Напрасно я кричал на нее. Снукки и ухом не вела. По брюхо в воде она добрела до берега, вышла, отряхнулась и только тогда удостоила меня взглядом, обернувшись в нашу сторону.

Товарищи мои смеялись:

— Ай-яй, не очень-то собака хозяина слушается!

Но это ничуть не задело меня. Я прекрасно понимал, что собака проходит сейчас серьезное испытание, своеобразную «водяную» дрессировку, с таким же приучением к выдержке, послушанию и вообще дисциплине, как и при обычной «сухопутной» дрессировке.

Лодка снялась с мели, я влез в нее, не обращая внимания на Снукки, и мы поплыли дальше.

Это, однако, нимало не смутило эрдель-терьера.

Снукки неторопливо бежала в двух метрах от воды, невозмутимо поглядывала в нашу сторону и даже успевала время от времени остановиться и обнюхать кусты, траву. Немного заволновалась она только, когда наше судно стало огибать широкий песчаный остров, и мы оказались разделенными большим пространством низкой песчаной косы и поблескивающей полосы воды. За островом река опять сузилась, лодка приблизилась к берегу, и Снукки успокоилась.

Время шло, течение уносило нас все дальше и дальше вниз, километр за километром оставались за кормой, а Снукки и виду не показывала, что хочет вернуться ко мне. Видимо, на твердой земле она чувствовала себя куда спокойнее, чем на воде!

И меня, и моих товарищей разбирало любопытство, как долго это может продолжаться и чем кончится.

Кончилось самым занятным образом. На левом берегу, по которому бежала собака, вырос огромный утес. Отвесные стены его спускались прямо в воду, преградив путь эрдель-терьеру.

Добежав до него, Снукки заметалась, спустилась к воде, вернулась назад и вдруг, придя к какому-то решению, пустилась что есть духу прочь от реки. Видимо, она надумала обежать утес стороной. Тут уж не выдержало мое сердце. Причалив к берегу, я подозвал Снукки и водворил ее в лодку.

Пригорюнилась собака, повесила голову, поджала хвост и уныло смотрела, как проплывали мимо желанные берега.

После полудня мы сделали остановку для обеда. Какова была радость Снукки, когда и она, и хозяин, и вообще все, кто находился в лодке, оказались на берегу. Она первой выпрыгнула из лодки, второпях оступилась, булькнула в воду, отфыркиваясь, выбралась на берег и принялась бегать, прыгать и резвиться вокруг нас. Глядя на ее радость, можно было подумать, что все мы только что избежали смертельной опасности! Невозможно было удержаться от улыбки при виде этой наивной восторженности!

Задымил костер, запахло похлебкой, пуская клубы пара, закипел чайник. Снукки тоже подсела к костру и с наслаждением втягивала ноздрями вкусные запахи. Она с аппетитом уничтожила всю пищу, какая была предложена ей, полакала воду прямо из реки и, пока мы отдыхали после обеда в тени, принялась азартно шнырять среди кустов.

Однако в лодку пришлось ее опять вносить на руках. Она все еще побаивалась, хотя и не делала попыток убежать, а принимала происходящее как неизбежное зло. Вероятно, все наше путешествие выглядело в ее глазах как проявление какой-то странности со стороны хозяина, которому вдруг надоело жить, как все, на земле, и он переселился на воду!

День был жаркий. Солнце палило немилосердно. Мы все были в трусиках и легких безрукавках, а шуба Снукки впору и для зимы! Снукки разморилась, широко раскрыла пасть и, свесив язык набок, тяжело и часто дышала. Жара пересилила в ней страх. Она растянулась на боку. Узкой площадки едва хватило для ее тела. Но от воды веяло прохладой, и моя Снукки теперь, пожалуй, была непрочь находиться поближе к ней.

Зачерпнув кастрюлькой воды, я окатил ею Снукки. От неожиданности она страшно перепугалась и едва не свалилась за борт, но быстро почувствовала облегчение от изнурительного зноя и сладко задремала.

Твои верные друзья

Перед закатом солнца мы высадились для ночевки у камня Сокол[32]. Лодку вытащили на песок. Повыше, на лужайке, поставили палатку, занялись приготовлением ужина. Снукки, забравшись в середину куста, пыхтела, как кузнечные мехи, казалось, стараясь выдохнуть из себя весь накопленный за день жар.

Зной медленно спадал. Потянуло предвечерней свежестью. На противоположном отлогом берегу еще розовели последние лучи солнца, а у подножья камня уже было прохладно и сумеречно.

В горах темнеет быстро. После ужина нам еще долго не хотелось уходить от костра в палатку. Тишь. Спокойствие. Чуть слышно течет река. Где-то неподалеку в темноте шуршит трава: Снукки ловит лягушек — прохлада вернула ей бодрость. Набродившись досыта, она тоже подсела к костру. Собака вымокла от росы, и теперь не прочь погреться у огня, как дома у голландской печи.

Внезапно она насторожилась, подняла голову и звонко и угрожающе залаяла. От реки донесся равномерный всплеск и скрип весел в уключинах. Через минуту к берегу причалила лодка, из которой вышли четыре человека и направились к нашему костру. Снукки кинулась им навстречу. Вид у нее был такой возбужденный, что я вынужден был скомандовать ей: «Фу!».

Я еще никогда не видел ее такой злобной. Вот что значило оказаться одной, а не иметь, как обычно, за спиной своего любезного друга — Джери. Появилась нивесть откуда злоба и способность к активной обороне. Своим поведением она даже вызвала одобрение моих спутников. Я же дипломатично промолчал.

«Неизвестные мореплаватели» оказались, как и мы, туристами. Они попросили разрешения разбить свой лагерь рядом с нашим.

— Пожалуйста, — ответили мы все трое хором.

Запылал костер, рядом с нашей выросла вторая палатка. Быстро познакомились, разговорились. Наши неожиданные попутчики — молодые рабочие с Уралмашзавода. Решили дальше плыть вместе. Будем сообща любоваться Чусовой, по праву считающейся одной из живописнейших рек нашей страны.

Снукки еще долго подозрительно посматривала на новых знакомых. Ночь она провела, свернувшись калачиком у входа в палатку. Среди ночи дважды порывалась лаять — может, видела что-нибудь во сне, а может быть, поблизости в лесу бродил какой-нибудь зверь.

На следующий день она вела себя на воде уже значительно спокойнее. И только раз испугалась, когда лодка с полного хода налетела на подводный камень — таш. Правду сказать, и мы перетрухнули не меньше ее. Лодка затрещала, вползла на камень, как на спину кита, и, накренившись, едва не зачерпнула бортом воды. Немного посильнее толчок, и высадило бы днище, — хорошо, что оно было сбито из прочного кровельного теса.

Постепенно Снукки привыкла к жизни на воде. Она уже хорошо знала не только моих товарищей, но и туристов со второй лодки, и больше не рычала и не бросалась на них, а со временем даже стала разрешать гладить и угощать себя.

Однажды после очередной ночевки мы готовились к отплытию. Товарищ, захватив пару рюкзаков, потащил их в лодку. Внезапно мы услышали его удивленный возглас:

— Смотрите-ка, не из тучи гром!

В лодке сидела Снукки. Не дожидаясь погрузки, она первой забралась на свое место. Сидя на носу, плутовка умильно поглядывала вокруг, меланхолично чесалась и терпеливо ожидала отплытия, — точь-в-точь пассажир, скучающий в ожидании, пока отчалит пароход.

Чем ниже спускались мы по реке, тем живописнее она становилась. Отвесные береговые утесы почти непрерывно следовали один за другим. Иногда они тянулись сплошной каменной стеной на протяжении сотен метров. Даже река, казалось, притихала у подножья этих великанов и плавно несла свои воды, без перекатов и мелей.

Мы часто приставали к берегу и выходили на сушу, чтобы вдосталь налюбоваться прекрасной уральской природой. Вначале Снукки считала своей непременной обязанностью сопровождать нас, но вскоре это занятие наскучило ей, и в то время как мы бродили по берегу, она, не покидая своего места на носу лодки, зорко следила за нами.

У камня Высокого мы сделали дневку — остановились на целый день. Товарищи ушли побродить с ружьем в лесной чаще, уралмашевцы занялись игрой в шахматы, а я, захватив фотоаппарат и пройдя в глубь берега, обошел камень с тыла и забрался на его вершину. Снукки, конечно, карабкалась вслед за мной.

Со стометровой высоты палатки казались не больше спичечной коробки, а лодки, привязанные у берега, со скорлупку подсолнухового семени. Река вилась в тесной зелени берегов ровной, поблескивающей на солнце голубоватой лентой. Внизу было тепло и тихо; здесь же, на вершине камня, гулял свежий ветер.

Снукки, неотступно следовавшая за мной по пятам, осторожно подошла к краю скалы и заглянула вниз. Тело ее напряглось, передними лапами она крепко уперлась, как будто ожидая, что ее могут толкнуть сзади. Вытянув шею и низко пригнув голову, она потянула носом воздух и неожиданно визгливо заворчала с какой-то новой, совершенно незнакомой мне интонацией, и быстро попятилась.

Повидимому, и ее смутила эта страшная пропасть, хотя, как я знал, мои собаки не страдали головокружением и не ощущали страха перед высотой. Все-таки я из осторожности подозвал эрдель-терьера к себе.

Спустившись с камня, мы остановились у его подножья. Внезапно в воздухе что-то с силой просвистело. Громко плеснула вода. Что-то тяжелое обрушилось в реку, подняв высокий пенистый столб воды. Снукки, как подброшенная пружиной, подскочила на всех четырех лапах и возбужденно залаяла. Признаться, я тоже вздрогнул от неожиданности.

Не успел опасть первый водяной столб, как рядом с ним взлетел другой такой же, потом — третий... Что такое? Прямо обстрел какой-то!

Но стоило мне поднять голову, как сразу все объяснилось. На вершине Высокого, где только что были мы со Снукки, виднелись крошечные — с муху! — человеческие фигурки. Это наши охотники, забравшись туда после меня, сбрасывали вниз камни.

Перед обедом мы занялись купаньем. Один из моих спутников, схватив Снукки, на руках втащил ее в воду и отпустил на глубоком месте. Снукки, выставив над водой рыжую мордочку, быстро поплыла к берегу. Так он повторил несколько раз. Снукки каждый раз успешно добиралась до берега, несмотря на быстрину.

Мне хотелось продлить ее пребывание в воде. И вот в тот момент, когда товарищ опускал Снукки в воду, я пустился бежать вдоль берега, рассчитывая, что собака поплывет за мной. Не тут-то было! Снукки не попалась на такую невинную хитрость. Она доплыла по кратчайшему расстоянию до берега и, только уже выйдя из воды, бросилась догонять меня. Таким образом, не я перехитрил ее, а она меня!

Идти в воду добровольно она все-таки никак не желала. А мне так хотелось добиться этого. Да и для служебной собаки это просто необходимо.

Однако я не спешил. Поспешность легко может привести как раз к обратным результатам. Я не забыл историю Джемми-альпинистки, слышанную от Алексея Викторовича: необдуманный поступок вожатого на всю жизнь сделал собаку неполноценной. Я не хотел, чтобы нечто подобное произошло и со Снукки, и потому предоставил ей самой исподволь привыкать к воде, не упуская, однако, случая помочь ей в этом.

А случаи эти, казалось, сами шли вам навстречу. Иногда они были забавны и неожиданны.

Очень допекало эрдель-терьера солнце. Спрятаться-то от него на лодке некуда! Когда выдалось несколько пасмурных дней, для Снукки это явилось настоящим облегчением. Пользуясь наступившей прохладой, она не только дремала, лежа на своем мостике, а даже спала самым добросовестным образом и была за это однажды наказана. Зачастую одно ухо у нее болталось за бортом, едва-едва не касаясь поверхности реки. Теперь это нисколько не смущало Снукки!

Был один из таких дней. Наша лодка птицей летела по быстрине. Я подбавлял ей ходу веслами. Снукки сладко спала, выставив концы лап за край борта.

Лодку вынесло на излучину. Рулевой налег на весло, — наше судно накренилось и резко качнулось. Внезапно за моей спиной что-то шумно бултыхнулось, и в ту же секунду рулевой, радуясь неожиданному развлечению, весело-тревожно закричал:

— Снукки за бортом!

Мимо лодки, отставая от ее быстрого хода, неслась по воде испуганная собачья мордочка. Окатывая себя водопадом брызг, Снукки отчаянно шлепала лапами.

Рулевой, сколько было силы, затормозил веслом, а я, вытянув руку, быстро перегнулся за борт и, ухватив Снукки за густую шерсть на загривке, втащил ее в лодку, как мешок.

После, глядя на нее мы хохотали минут пять. Вид у нее был растерянный и до того забавный, что не смеяться было невозможно. С нее лились потоки воды: она забыла даже отряхнуться и с ошеломленным видом стояла посередь лодки, широко расставив лапы и с выражением полного недоумения поводя мордочкой по сторонам. Она, видимо, никак не могла понять, что же все-таки произошло: так сладко спала и вдруг столь неприятное пробуждение?!

А случилось очень просто. Снукки спала, небрежно раскинувшись, близко к краю, на повороте лодка качнулась, и собака вывалилась за борт.

«Не вызовет ли эта неожиданная ванна у Снукки боязнь воды?» — мелькнуло у меня опасение, когда мы кончили смеяться. Ничуть не бывало! Не прошло и часа, как, обсохнув, Снукки уже опять дремала в прежней, полной безмятежной лени позе, на прежнем месте, свесив лапы над водой.

На дневке у камня Оленьего я вновь занялся дрессировкой собаки. Мне хотелось приучить Снукки любить воду так же, как любил ее Джери.

— Смотрите не утопите ее, — беспокоились мои друзья. За время нашего путешествия они успели к ней основательно привязаться.

Попросив одного из них подержать собаку, чтобы она не увязалась за мной, я сел в лодку и поплыл к противоположному берегу. Когда я достиг середины реки, товарищ отпустил Снукки.

Она беспокойно заметалась. Я плыл дальше и дальше и время от времени ласково окликал ее:

— Ко мне, Снукки, ко мне!

Снукки жалобно визжа, вбежала в реку по лопатки, но плыть не решилась. Выскочив на берег, она пустилась бежать вдоль реки в надежде переправиться где-нибудь ко мне посуху, но, пробежав метров двести, сообразила, что тем самым она только больше отдаляется от меня, и вернулась к исходному положению.

Достигнув противоположного берега, я вышел из лодки и снова позвал собаку. Снукки завизжала с таким отчаянием в голосе, как будто теряла хозяина навсегда. Я медленно стал удаляться, вошел в кусты и спрятался в листве, предварительно еще разок-окликнув эрдельку. Получилось, что я или уже далеко, или меня совсем нет...

Волнение собаки достигло высшего предела. Она пронзительно взвизгнула, осторожно вошла в воду, понюхала ее и... поплыла!

Тотчас же я выскочил из-за кустов и бросился к лодке. Теперь, когда цель была достигнута, я принудил Снукки плыть, меня охватило беспокойство. Чусовая у Оленьего довольно широка и очень быстра. Хватит ли у собаки сил преодолеть это препятствие? Вскочив в лодку и взяв в руки весло, я приготовился в случае необходимости немедленно придти к ней на помощь.

Однако Снукки превзошла все мои ожидания. Выставив черный кончик носа наперерез сносившему ее течению, она энергично работала лапами. Рассчитала она очень точно и вышла на берег в двух метрах от меня. Выйдя, отряхнулась, помахала куцым хвостом, приветствуя хозяина, и остановилась в ожидании: что дальше? Я обласкал ее, посадил в лодку, и мы переправились обратно.

Я долго буду помнить эту поездку. Приходилось ли вам, читатель, совершать большое путешествие в лодке по быстрой горной реке, с дикой, нетронутой природой на берегах? Если нет, то вы много потеряли. Вы лишились возможности изведать это неповторимое чувство, когда вы сливаетесь с природой, ощущаете ее каждой клеточкой вашего существа. Это ни с чем несравнимое чувство. Урал — древнейшая горная цепь на земле — дал родине несметные богатства; и вот здесь, на Чусовой, которая проходит через самое сердце Уральского хребта, вы с особой силой воспринимаете, как прекрасен этот край, как близок он вашему сердцу, как величественна и живописна его природа. Река прихотливо вьется среди чарующих своим неповторяющимся разнообразием берегов, которые то надвинутся тесней и взметнутся ввысь, то отойдут в стороны; утром все кругом долго укрыто молочной мглой; туман так густ, что вы не видите свою вытянутую руку, а где-то вверху уже ярко светит солнце; как говорил Аркадий Гайдар, «рассвет на Урале сначала слышишь и чувствуешь, а потом уже видишь»; прошел дождь, и вы наблюдаете, как на ваших глазах из испарений влаги, из тумана, тянущегося вверх, рождаются новые облака, чтобы пролиться на землю новым дождем; в напластованиях горных масс вы можете воочию видеть из чего состоит наша планета Земля, какие породы ее слагают, поймете наглядно, как создавались эти горы с их бессчетными сокровищами ископаемых недр, с быстрыми реками... Глушь, не видно и признака человеческого жилья, только горы да лес, лес да горы, «урема», как говорят уральцы, и вдруг проявление деятельности советского человека: молочно-товарная ферма, аккуратно поставленная на привольной береговой поляне; старинный завод Кын, помолодевший в советское время, район стародавней металлургии, где был барочный сплав железа, а теперь делают нужные стране машины; лесозаготовки — трактор тащит поезд срубленного леса, летят бревна в воду... Чудесный край! И когда я вспоминаю Чусовую, всегда в моей памяти, рядом с этими картинами реки и моими друзьями, спутниками по путешествию, возникает рыженькая скромная собачка — моя Снукки, сопровождавшая меня в этой поездке. Здесь, на Чусовой, я пережил и одно из самых острых приключений, связанных с моими собаками.

Наше путешествие шло к концу. Последний свой лагерь мы разбили близ устья впадающей в Чусовую речки По́ныш.

Берега По́ныша — отвесные стены из известняка, с узкой зеленой кромочкой травы у основания. Русло речки от одного берега до другого было загромождено высоким затором из бревен, оставшихся от весеннего лесосплава. Вода, спертая бревнами, как плотиной, сочилась между, ними бесчисленными ручейками, а выше затора образовалось целое озеро.

Место было дикое и прекрасное. Наши палатки стояли у подножья одной из стен на высоком зеленом мысу, который узким клином выдался между Понышем и Чусовой.

На закате солнца я отправился полюбоваться этим неповторимым по своему дикому очарованию и прелести местом. Снукки — со мной.

По старой, покрытой мохом расселине я поднялся на скалы к посидел на камне, откуда открывался вид на излучину Чусовой. Вечерние лучи солнца золотили вершины деревьев, багряный отблеск лег на реку, воздух был как-то по-особенному чист и прозрачен, напоен ароматом соснового бора и теми непередаваемыми запахами, с которыми всегда связывается представление о большой реке. Не хотелось расставаться с Чусовой.

На обратном пути к лагерю я вздумал переходить Поныш в той части затора, где бревна были нагромождены особенно высоко, а в промежутках между ними журчали струйки воды. Я спокойно шагал по ним, не подозревая, какой подвергаюсь опасности. Снукки немного отстала, замешкавшись у берега.

Внезапно я почувствовал, как бревно под моей ногой качнулось. Я поспешно прыгнул на другое, но оно, едва не сбив меня, вдруг скользнуло вниз. Послышался зловещий треск, затор дрогнул и начал распадаться, бревна пришли в движение.

С трудом удерживая равновесие, перескакивая с бревна на бревно, я в несколько прыжков достиг берега. За спиной уже несся грохот сталкивающихся бревен. Ступив на землю, я обернулся и замер.

В самой середине затора виднелась Снукки. Она не успела добраться до берега, как это сделал я, и теперь бестолково моталась, стараясь увернуться от быстро катящихся бревен. Может быть, в эту минуту она жалобно визжала, но ее не было слышно из-за оглушительного грохота и треска.

На этот грохот прибежали из лагеря мои товарищи; они приветствовали неожиданное зрелище возгласами одобрения и восхищения, но слова остановились у них в горле, когда они увидели мечущуюся среди бревен фигурку Снукки. Собака гибла, и гибла по моей вине, из-за моей неосторожности. Ну что стоило мне перейти через Поныш несколькими метрами ниже или выше затора, где было совершенно безопасно? Но теперь было поздно говорить об этом, и все мое внимание приковалось к маленькому дорогому для меня существу, отчаянно боровшемуся за свою жизнь.

Затор распадался на глазах. Где-то нарушилось равновесие в громаде скопившейся древесины, и гора ее рассыпалась на части. Бревна летели вниз, шлепались в воду и, подхваченные течением, выплывали в Чусовую.

Вода, вырвавшись из-за сдерживавшей ее преграды, быстро наполняла неширокое русло Поныша. Уровень речки поднимался с поразительной быстротой.

Фигурка Снукки появлялась то на одном бревне, то на другом. Каким-то чудом ей все еще удавалось оставаться на ногах. Вот она прыгнула, бревно под ней поползло вниз, собака торопливо побежала по нему к верхнему концу, пытаясь обогнать это скольжение, внезапно она споткнулась, потеряв равновесие, покатилась по бревнам, больно ударяясь об их острые выступы, и упала в воду.

Секунду ее не было видно, затем она всплыла. Кругом нее, как живые, шевелились бревна. Затертая между ними головка Снукки была для них то же, что яичная скорлупа. Один удар — и все кончено. Я страшился подумать об этом.

Вместо того, чтобы плыть вниз по течению, где поблескивало зеркало открытого пространства воды, Снукки почему-то упорно старалась пробиться вверх, против движения этой шевелящейся массы леса. Впервые ее замечательный ориентировочный инстинкт изменил ей. А может быть, от ушибов она потеряла способность к правильной ориентировке. И я никак не мог помочь ей.

Ценой невероятного усилия ей удалось взобраться на бревно, но ненадолго. Бревна все еще продолжали катиться в реку, одно из них сразбегу ударило в то, на котором стояла собака. Снукки сорвалась в воду. Я схватился за голову.

Но именно в это мгновение у меня мелькнула искорка надежды, как спасти гибнущую собаку. Изо всей силы, на какую были способны мои легкие, я закричал:

— Снукки, ко мне!..

И бросился бежать по берегу. Снукки услыхала. Она кружилась в воде, как волчок. Мой крик ободрил ее и указал, куда пробиваться. Ловко лавируя между бревнами, она поплыла по течению, по направлению к открытой воде.

Не переставая кричать, я добежал до конца мыска. Дальше бежать было некуда, да этого и не требовалось. Получив правильное направление, Снукки уже не сбивалась с него. Даже, казалось, и сил прибавилось у нее. Обгоняя бревна, она доплыла до мыска и выбралась на него.

К счастью, обошлось без сильных ушибов и переломов костей. Возможно, и тут сказалась закалка Снукки. Я не мог нарадоваться, что все окончилось так благополучно.

Подсев к костру, Снукки принялась сушиться, подставляя к огню поочередно то спину, то грудь, то бока.

Скоро от нее повалили клубы пара, как от кипящего самовара. Она блаженно жмурилась и почесывалась. Пищу, предложенную ей, она съела с такой жадностью, какой я за ней никогда не наблюдал.

Поев, она быстро согрелась и пошла по привычке снова бродить в густой высокой траве, скрылась из виду, а через минуту из ближнего куста донеслось характерное чмоканье. Сидевшие у нашего костра уралмашевцы испуганно переглянулись и, как по команде, в голос закричали: «Фу»! (они уже выучились этому у меня) — и кинулись к эрдель-терьеру. Из куста показалась удивленная мордочка Снукки. Рыжая борода была выпачкана в чем-то белом. Снукки лакала... молоко!

Днем уралмашевцы купили в одной из прибрежных деревень ведерко молока. Чтобы молоко не испортилось, они поставили его в кусты — там было прохладнее. Снукки нашла его и не замедлила полакомиться.

Ругать ее за это не пришлось: лес да кусты — не кухонные полки.

Огорченные туристы, скрепя сердце, собственноручно вылили остатки молока в снуккину чашку, и она вылакала его до последней капли. Впрочем, уже через несколько минут все весело обсуждали это происшествие. Снукки же после такого роскошного ужина, завершившего ее необыкновенные приключения, завалилась спать у палатки и спала беспробудно до утра.

В Чусовском заводе наше путешествие закончилось. Попрощавшись с красавицей-рекой, доставившей нам столько незабываемых впечатлений, мы нагрузили снаряжение на спины и двинулись пешком к железнодорожной станции.

— А где же Снукки? — хватился кто-то из нас.

Снукки сидела в опустевшей лодке на своем обычном месте и вопросительно-недоуменно смотрела нам вслед. Она так полюбила свое необычайное жилище на воде, так привыкла к этой новой жизни, что не хотела расставаться с ними.

ДОГИ В УНИВЕРМАГЕ.

Между тем, в жизни моих четвероногих друзей назревали новые значительные события. Клуб продолжал шире и шире разворачивать работу по использованию собак для нужд городского хозяйства. Вскоре это близко коснулось моего Джери: Сергей Александрович предложил мне использовать дога на охране центрального универмага.

Предложение было вполне закономерно. Джери давно полностью закончил учебу на дрессировочной площадке, успешно выдержав испытания в присутствии специальной комиссии во главе с начальником клуба, и с этого времени считался, выражаясь собаководческим языком, «отработанным» псом. В учетном бланке Джери, в графе «специальность», было написано: «караульная».

Это было достижение, которым я по праву гордился. Перед испытаниями (а их было несколько) пришлось повторить с догом все пройденные с ним приемы, как и полагается делать накануне серьезного экзамена.

Особенно много хлопот доставила мне отработка последнего и самого трудного приема — отказа от корма.

Караульная собака ни в коем случае не должна брать корм или лакомство из чужих рук. Не должна она подбирать и пищу, найденную на земле. Иначе ее можно легко отравить. Это качество служебной собаки достигается длительной дрессировкой.

Моему Джери этот прием дался не сразу. Его непомерный аппетит долго мешал ему примириться с тем, что не всякую пищу можно есть. В конце концов, однако, я добился желаемого, и вот каким путем.

Я спокойно иду, придерживая Джери рядом на поводке. Навстречу идет помощник инструктора. Он ласково окликает Джери и показывает ему кусочек лакомства. Пес, облизнувшись и вильнув хвостом, тянется к соблазнительно пахнущему куску и вдруг неожиданно получает резкий удар. В тот же момент я командую: «Фасс!» — помощник поспешно убегает, а Джери, яростно рыча и лая, порываясь броситься за обидчиком, требует удовлетворения за нанесенное оскорбление.

После нескольких повторений (причем помощники каждый раз менялись, чтобы не установилось нежелательного рефлекса на одного определенного человека) Джери уже отлично знал, как отвечать на приглашение незнакомых людей отведать лакомства, и переходил к нападению, не дожидаясь моей команды.

Несколько труднее было отучить его от корма, найденного на земле. Здесь не было видно обидчика, и Джери недоумевал, почему он должен быть осторожен. Однако при первой же попытке схватить кусок мяса, валявшийся на аллее парка, где происходила дрессировка, он испуганно отскочил в сторону и долго стоял, опасливо всматриваясь в кусок. Затем, когда испуг прошел, он опять приблизился к куску, обнюхал, наконец, не в силах совладать с искушением, снова торопливо схватил и... жалобно взвизгнув, тотчас выпустил его из пасти.

Не удалась и третья попытка. Кусок был как заколдованный. Такая же история повторилась и на другой день. И вообще с этого времени все съедобные находки, которые попадались Джери на прогулках (а с некоторых пор они стали попадаться особенно часто) оказывались при ближайшем знакомстве очень неприятными. Приходилось, как это ни было жалко догу, бросать их и уходить восвояси.

В чем тут загвоздка, он, конечно, не мог знать. А между тем все обстояло очень просто. Джери не замечал, вернее, просто не придавал никакого значения, что к каждому лакомому куску, на которые я умышленно наводил его, был протянут тонкий электрический провод. В кустах прятался Шестаков с индуктором. Едва пес дотрагивался до находки, Шестаков включал ток, и этого было вполне достаточно, чтобы раз и навсегда отбить желание воспользоваться ею, чтобы она теряла всякое очарование.

В конце концов, Джери должен был примириться с тем, что все его попытки бесполезны и, кроме неприятности, не приносят ничего. Так он на всю жизнь получил отвращение ко всякой пище, за исключением той, которую получал из рук хозяина, и сделался первоклассным караульным псом. В сочетании с природной злобностью, силой и недоверчивостью это делало его ценной служебной собакой.

Не он один — все его сверстники-щенки, с которыми он когда-то обучался вместе на площадке, превратились в злобных, сильных, отработанных псов. Многие из них, принадлежавшие клубу, были сразу же поставлены на охрану заводов, фабрик, магазинов и рынков.

Собак нехватало. Убедившись на многочисленных примерах, что охрана с четвероногими сторожами дешева и надежна, а организация ее не представляет особых затруднений, многие предприятия обращались в клуб с заявками на караульных собак. Тогда-то клуб и обратился с призывом к своим активистам, чтобы те, у кого есть отработанные собаки, впредь до прибытия нового большого транспорта кавказских овчарок, согласились дать своих питомцев.

Предложение Сергея Александровича пришлось мне по душе. Решили, что Джери будет использован на внутреннем окарауливании большого трехэтажного здания универмага, стоявшего на главной площади нашего города.

Перед тем потребовалось познакомить Джери с другим догом, по кличке Джана, в паре с которым должен был «работать» Джери.

Первая встреча состоялась на улице, поблизости от универмага. Улица была выбрана не случайно. Во время прогулки собаки не так драчливы и враждебно настроены ко всему чужому, как дома, который они свято оберегают от любого вторжения.

Однако, даже несмотря на эти предосторожности, увидев большую незнакомую собаку, Джери принял воинственный вид. Если к дворняжкам и вообще маленьким собачонкам он был всегда настроен дружелюбно и никогда не позволял себе обидеть их, то в больших собаках, вероятно, видел соперников и не упустил бы случая задать хорошую трепку, если бы ему это разрешили. Зарычав, он подскочил к Джане с очень недвусмысленным намерением вцепиться в нее. Хозяин Джаны, испугавшись его грозного вида, поспешно потянул собаку за поводок к себе. Я же вынужден был скомандовать своему догу: «Фу!».

Но внезапно поведение Джери резко изменилось. Угрожающий вид его сменился на самый дружественный. Он обмяк, завилял хвостом и вообще старался всячески показать, что очень рад встрече.

В этом не было ничего неожиданного. Ведь Джана была самкой, а в собачьем мире самец никогда не обижает самку и терпеливо сносит ее нападки, если на беду у нее окажется сварливый характер. Это обстоятельство входило в наши расчеты, и оно не обмануло нас.

Видя дружелюбие Джери, и Джана перестала бояться его. Теперь можно было смело оставить их одних в универмаге, не опасаясь, что собаки перервут друг другу глотки.

Внутренняя охрана — особый вид караульной службы. Я уже довольно подробно познакомил читателя с обычным, так называемым наружным окарауливанием, когда собака, будучи привязанной, всю ночь бегает по тросу вдоль охраняемого объекта. Появилась опасность — собака с лаем бросается на врага, насколько привязь позволяет ей сделать это; лай доносится до караульного помещения, поднимает тревогу, и на помощь четвероногому сторожу приходят вооруженные люди.

Совсем другое дело — внутреннее окарауливание. Здесь собака на всю ночь предоставлена самой себе, должна рассчитывать только на свои силы.

Вечером, когда универмаг освобождался от людей — покупателей и служащих и в огромном помещении не оставалось ни души, туда запускались доги, двери захлопывались за ними, и целую ночь они были там одни. Две собаки, одна выше, сильнее, другая несколько поменьше, но обе в достаточной степени громадные и свирепые на вид, до утра бродили по залам, переходили с одного этажа на другой, обходили все просторное здание магазина, вынюхивая и выслушивая, нет ли где чего-либо подозрительного, не забрался ли вор.

Ежедневно, под вечер, когда истекали часы торговли, я отводил своего друга на дежурство, а рано утром, до службы, заходил за ним, чтобы отвести домой.

Каждый раз мы встречались там с Григорием Сергеевичем Шестаковым. Он был уполномоченным клуба и руководил охраной ряда объектов.

Я сгорал от нетерпения, ожидая случая, который позволил бы моему Джери в полной мере проявить свои качества служебной собаки.

Я хотел этого случая и в то же время побаивался его. Перед глазами всегда возникал топор — топор злоумышленника, виденный мною в памятный вечер на складском хозяйстве.

Постепенно, однако, нетерпение стало проходить, ничего особо «страшного» и чрезвычайного не происходило, все шло заведенным мирным порядком, и я уже начал привыкать к тому новому, что вошло в жизнь Джери, как привык к этому и он сам.

Однажды, поставив Джери на пост, я уже собрался уходить, когда дог тревожно завыл. Он беспокойно нюхал воздух и тянулся мордой в дальний конец помещения.

— Что-то чует, — сказал Шестаков.

Вскоре мы оба уловили запах гари. Где горит? В дальнем углу универмага помещался склад детских игрушек; через закрытые двери его просачивались сизые струйки дыма. Немедленно вызвали пожарных, двери взломали.

Оказалось, что ушедшие с работы мастера по починке игрушек оставили на электрической плитке банку с клеем и забыли выключить ток. Клей вскипел, разлился, и легко воспламеняющиеся картонные и обтянутые бархатом и плюшем игрушки загорались.

Благодаря чуткости собаки пожар удалось захватить в самом начале и быстро потушить.

Домой Джери возвращался важный, полный достоинства (или я сам, очень гордившийся своим догом, приписывал ему это?). Жадно съедал положенную чашку корма и укладывался спать. Спал крепко, до того часа, когда пора было вновь отправляться «на работу». Видимо, к исполнению своих ночных обязанностей он относился добросовестно и не позволял себе поспать «на дежурстве»!

Так прошел уже месяц, начался второй... И вот однажды ночью моей квартире тревожно зазвонил телефон: меня просили немедленно прибыть к универмагу.

Предчувствуя, что случилось что-то серьезное, одевшись на скорую руку, я бегом бросился к магазину. А случилось, действительно, серьезное, и очень.

Среди ночи в универмаг проникли воры. Выпилив потолок, они по веревочной лестнице спустились в магазин и забрались в торговое помещение. Прислушались — тишина. Сторожа снаружи не было, это они твердо знали, так как прежде чем влезть на чердак через слуховое окно, обошли универмаг со всех сторон. Никто, казалось, не мог помешать им.

Смело ступая и не ожидая никакой беды для себя, они спустились в нижний этаж и направились к отделу готового платья. Вдруг навстречу им из темноты метнулись две тени. Громоподобное рычание нарушило тишину помещения. Это было так неожиданно и страшно, что в первую минуту грабители забыли о ножах, которыми они были вооружены, и в ужасе бросились в разные стороны.

Один кинулся к окну. Посыпались стекла. Но разве убежишь от собаки? Преследователь настиг и вцепился в брюки. Грабитель рванулся и, оставив клок материи в зубах собаки, выскочил за окно. Собака прыгнула за ним.

Второй, спасаясь от Джери, вскочил на прилавок. Но дог одним прыжком сбил его оттуда на пол. Падая, человек дико закричал. Рука, которой он старался ухватиться за что-нибудь, коснулась чего-то холодного. Грабитель вспомнил, что он вооружен. Блеснуло лезвие...

В самую глухую полночь в кабинете дежурного уголовного розыска затрещал телефон. В трубке взволнованный, срывающийся голос торопливо говорил:

— Приезжайте арестовать меня. Я в универмаге, в отделе готового платья...

Странный вызов. Помедлив, дежурный вызвал оперативных работников, и все вместе они поехали к универмагу.

У разбитой витрины сидел дог. Это была Джана. Перед нею, скрючившись от холода, полулежал-полусидел человек. Брызги крови на асфальте говорили о том, что между ними произошла короткая, но отчаянная борьба, победителем из которой вышла собака. На дверях магазина все пломбы были целы, замки на местах. Пока вызывали ответственных за сохранность магазина людей и вскрывали пломбы, прошло немало времени.

Нет, вызов был сделан не случайно... В будке телефонного автомата, облокотившись на аппарат, стоял неизвестный. Перед будкой, как-то весь покосившись набок, сидел Джери. Хвост и лапы его утопали в крови. Кровь подтекла под будку автомата, под ближний прилавок.

Джери все еще противился охватившей его слабости и не сдавал свой пост. И только когда он увидел меня, силы его оставили. Он встрепенулся, хотел рвануться вперед, но вместо этого вдруг осел еще ниже и затем тихо повалился на пол.

— Джери! Джери! — вырвалось у меня.

Но Джери уже ничем не мог ответить мне на мой призыв. Не мог встретить мое появление веселым повиливанием хвоста, негромким радостным повизгиванием...

Бессильно раскинулся длинный толстый хвост. Лапы дрожали, ребра сразу сделались рельефными. Кровь все еще сочилась из раны. Из пасти тягучей, клейкой струйкой текла слюна, хриплое дыхание вырывалось со свистом, вздувая кровавые пузыри. Мелко-мелко трепетали веки и слабо шевелились уши, как будто прислушиваясь к шорохам уходящей жизни.

ОТДЫХ НА ИРЕНИ.

Однако Джери еще продолжал бороться со смертью. Могучий организм его сопротивлялся, и это вселило в меня слабую надежду.

Рана Джери была очень серьезна. Удар ножом был нанесен под левую переднюю лапу. Преступник знал, куда бить, и только молниеносные движения собаки в борьбе с врагом и ее крепкое телосложение спасли дога от неминуемой и скорой гибели. Вторично, как и тогда, когда дог попал под трамвай, его ловкость и сила крепко помогли ему.

Тем не менее, положение было очень серьезно. Нож пробил грудную клетку, и попади он чуточку в сторону, было бы задето сердце, смерть наступила бы мгновенно.

Несколько суток я не отходил от полумертвого друга. Часами просиживала около его постели и Снукки. Молча переводила она вопросительный взгляд то на меня, то на Джери. Играть и резвиться она совсем перестала. На улицу выходила только на минуту и сейчас же торопилась обратно, как в те времена, когда у нее были щенки.

Все мои домашние очень переживали несчастье с Джеркой.

Врач ежедневно навещал больную собаку. Он все время напоминал нам, чтобы мы как можно лучше питали Джери, но это было не так-то просто сделать. Джери потерял много крови, ослабел, и с трудом лакал молоко или мясной бульон. За несколько дней он превратился в скелет, обтянутый кожей. Шерсть свалялась, потеряла свою глянцевитость и местами была в темных бурых пятнах — в следах свернувшейся крови. Влажный, обычно холодней кончик носа был теперь постоянно сухим и горячим. Кожа на нем ссохлась и посерела.

Широкие бинты туго охватывали крест-накрест туловище Джери. Ему, наверное, было очень неудобно лежать в них, но он не делал никаких попыток сорвать повязки, а только косился, когда я или доктор перебинтовывали его.

Если я ронял при этом кусочек ваты, Снукки поспешно подбирала его и уносила к себе. Полежав некоторое время под столом, она опять возвращалась к Джери.

В квартире, как в настоящем лазарете, пахло иодоформом, которым врач смазывал рану, чтобы предохранить ее от заражения.

Крепкий организм сумел перебороть смерть. Через некоторое время наступило улучшение. Кризис миновал, и наш общий друг начал поправляться.

Чем дальше, тем выздоровление шло быстрее. Даже старенький доктор, всю жизнь лечивший животных, поражался живучести дога.

— Ну, и здоров! — говорил он, выслушивая своего пациента, и, ласково улыбаясь, осторожно похлопывал его по спине. — Другой после такого кровопускания и чихнуть не успел бы, как на тот свет отправился бы, а этот — ничего, здоровехонек!

Скоро сняли повязку. Доктор говорил, что теперь она только раздражает рану, без нее заживление пойдет быстрее.

Когда на месте раны образовался продолговатый розовый шрам, я, захватив с собой и Снукки, увез своего ослабевшего после длительной болезни друга в маленький уральский городок на берегу реки Ирени, где когда-то я провел свое детство и юность. Здесь целыми днями мы проводили время у реки, под живительными лучами солнца.

Природа — лучший врач. Солнце, воздух, вода и вкусная питательная пища энергично делали свое дело. Сила и здоровье быстро возвращались к Джери. Тело вновь налилось и окрепло, псовина приобрела, как прежде, серебристый блеск, движения сделались быстрыми и уверенными.

С утра до вечера носился он вместе со Снукки на свежем воздухе, поражая жителей городка, никогда не видевших дога, своей величиной, редким окрасом шерсти и красотой.

Приближался конец моего отпуска.

Последние дни мы почти совсем не покидали реки. Погода стояла, как по заказу: ясная, теплая. Я старался как можно полней насладиться отдыхом, предоставив собакам полную свободу. Джери много купался, накупавшись, принимался кататься на траве, переворачиваясь с одного бока на другой и взлягивая длинными ногами, как жеребенок. Снукки в это время громко пыхтела где-нибудь в тени ивового куста, спасаясь от полдневного жара.

Обширный заливной луг с высокой сочной травой, где мы обычно проводили время, заканчивался у реки высоким глинистым обрывом. Вниз, к воде, вела узенькая скользкая тропинка; у берега на приколе всегда стояла узкая и верткая долбленая лодка-душегубка. Однажды Джери попробовал сунуться в нее, но вынужден был поспешно выскочить обратно, едва не перевернув утлое суденышко.

Кончался последний день нашего пребывания на Ирени. Солнце медленно клонилось к западу. Я читал книгу, собаки, набегавшись вволю, лежали около меня. На лугу жители заречной слободы косили траву. Двое косили, а третий сгребал кошенину граблями, набивал ею рогожные кули и сносил их к реке, в лодку.

Внезапно я обнаружил, что Джери нет около меня. Он стоял на краю обрыва и с интересом смотрел вниз. Кромка берега медленно обваливалась под тяжестью собаки, сухие комки глины, шурша, скатывались по откосу, а пес, видя, как оседает земля, перебирал лапами, чуть отступал назад, но не уходил, продолжая с любопытством следить то за падением комьев, то за человеком, возившимся у лодки.

Я окликнул его:

— Джери!

Пес помахал хвостом в знак того, что слышит меня, но остался на прежнем месте.

Тем временем человек нагрузил свое утлое суденышко, примостился сам на корме и осторожно оттолкнулся веслом, направляясь к противоположному берегу. Перегруженная лодка шла тяжело, медленно, быстрое течение тащило ее за собой. Один куль свесился за борт и кренил лодку.

Гребец, балансируя, привстал, чтобы поправить мешок. Верткая душегубка качнулась, человек не сумел сохранить равновесия, взмахнул руками и, вскрикнув, опрокинулся в реку.

На секунду он погрузился с головой, потом всплыл. Беспомощно ворочаясь на одном месте и словно подскакивая, он выбрасывал над собой то одну, то другую руку и истошно, срывающимся от ужаса голосом, кричал:

— Тону-у... Спаси-и-те...

Вода захлестнула широко раскрытый рот. Пустив несколько крупных пузырей, человек пошел ко дну.

Оставив книгу лежать на траве, я опрометью бросился вниз по откосу. Косари, побросав работу, тоже бежали к берегу.

С реки снова донеслось:

— Спаси-и-те...

Голова утопающего вновь появилась на поверхности реки в нескольких метрах от прежнего места. Человек все еще боролся. Опрокинутая вверх дном лодка быстро уплывала по течению. Мешки с травой, постепенно напитываясь водой, медленно погружались.

Я был на половине склона, когда, зацепившись носком ботинка за корень, споткнулся и, не удержавшись на ногах, покатился вниз. Мне удалось сдержать падение, лишь ухватившись за ивовый куст. Немного оглушенный, я поднялся почти у самой воды, плохо соображая, зачем я тут оказался.

В этот миг длинное, растянутое в прыжке, серое тело пронеслось мимо меня по воздуху. Это прыгнул Джери. Он опередил и меня, и косарей. Мелькнул длинный хвост, с шумным всплеском дог обрушился в реку, вода сомкнулась над его головой. На мгновение я забыл о своем падении, во время которого сильно расцарапал лицо и руки, о том, что вообще происходит тут; я впился глазами в то место, где на воде расходились широкие круги.

Но нет, вот Джери вынырнул и, прижав уши и оскалив пасть, загребая лапами, как лопатой, быстро поплыл к утопающему.

Я облегченно вздохнул. Косари, сбежав по откосу, замерли у воды. Только сейчас я заметил у своих ног Снукки. Она тихонько повизгивала от волнения, бестолково суетилась и, не отрываясь, следила за Джери.

Доплыв до утопающего, Джери закружился около него. Тот продолжал судорожно биться на одном месте, то погружаясь, то вновь выскакивая на поверхность, видимо, уже ничего не соображая.

Близость собаки вернула ему проблеск сознания. Схватив толстый, плавающий на воде хвост дога, он повис на нем всей своей тяжестью. Этот груз с силой потянул собаку на дно, заставив и ее хлебнуть несколько глотков воды.

Дог торопливо оглянулся на человека, словно хотел ему что-то сказать, но тут же повернулся в сторону берега и принялся изо всех сил работать лапами.

Как ни быстро все это произошло, но за это время течение успело дотащить собаку и человека до обрыва, с которого еще так недавно Джери сталкивал комья земли. Под обрывом в излучине реки темнел омут. Река здесь притихала, приостанавливала свой веселый, говорливый бег и, как бы насторожившись, тихо входила в коварную тишину омута. Ход воды менялся, и она начинала плавно огибать омут по какой-то невидимой кривой, сначала медленно, потом быстрей и быстрей, пока не достигала середины его, где крутила маленькая, точно выточенная из базальта, воронка, и здесь, бурля, сразу проваливалась куда-то вниз.

Ирень всегда славилась коварством дна. Я помню, как мы, мальчишки, смертельно боялись ее омутов и подводных быстрых течений. Ни один из нас не отваживался купаться вблизи этого места. Стоило только отплыть подальше от берега, как сильная струя подхватывала, увлекала за собой и втягивала в водоворот. Вырваться из него без посторонней помощи было почти немыслимым делом. Щепка, брошенная с обрыва в воду, мгновенно скрывалась в глубине, втянутая почти по вертикальной прямой. Потом она выныривала метрах в десяти ниже по течению, вся облепленная пеной и жирным донным илом.

Человека втянуло в водоворот первым. Руки его внезапно разжались и оказались выброшенными над головой, в то время как головы уже не было видно. Растопыренные пальцы судорожно шевельнулись и скрылись.

В этот момент вблизи от меня послышался новый громкий всплеск. Это Снукки, не выдержав, спешила на помощь своему другу. Выставив кверху черный кончик носа, она плыла, быстро перебирая лапами.

Джери рванулся, до половины туловища выскочив из реки, погрузился (страшная подводная сила тянула его), вынырнул еще раз, опять погрузился с головой, вновь выбросился на поверхность, сделал отчаянное усилие и... вырвался из водоворота.

Несколько ударов лапами, и Джери был уже у берега. Снукки тоже повернула назад. Но коснувшись лапами дна, Джери неожиданно обернулся и, стоя по грудь в воде, стал что-то высматривать в густой тени омута. Он шумно дышал, бока его учащенно вздымались, — борьба с водянок стихией была не легка. Один из косарей, скинув сапоги, тоже всматривался в глубину, приготовившись нырнуть.

Твои верные друзья

Под водой мелькнуло человеческое тело. И снова дог опередил нас. Стремительно вбежав в реку, он всплыл, ткнулся мордой в воду, схватил утопленника за одежду и повлек за собой. Мы помогли собаке вытащить его на берег.

Пострадавший был еще жив, но так нахлебался воды, что потерял сознание. Несколько минут мы откачивали его; наконец, грудь его поднялась, изо рта хлынул поток воды, он открыл глаза и пришел в себя.

Только тогда мы хватились спасителя. Он сидел на берегу, на самом высоком месте откоса, свесив концы лап над обрывом. Он уже успел отряхнуться, и влажная чистая шерсть светилась на солнце; с высунутого языка стекала жидкая слюна. Наклонив голову набок, пес внимательно следил за нами. Рядом стояла Снукки. Суетливая и беспокойная, учащенно дыша, она порывалась лизнуть друга прямо в раскрытую пасть.

ПИОНЕРСКИЙ ПОДАРОК.

Твои верные друзья

— Ах, какая жалость! — сказала мама. — Атильда-то ведь околела! Такая хорошая была собака!..

Витя перестал есть, задержав ложку около рта, и весь обратился во внимание.

— Что с ней было? — спросил отец. Он на минуту оторвался от газеты, которую всегда читал за столом, и, сверкнув стеклышками очков, поднял близорукие глаза на жену.

— Никто точно ничего не знает. Кто говорит, что костью подавилась, а кто — что съела какую-то отраву... Жалко собаку!

Витя очень живо представил себе веселую резвую собаку, часто проходившую у них под окном со своим хозяином. Ух, и собака! Все прохожие заглядывались на нее. Умная. Все команды знала! Скажут ей: «Сидеть!» — и она сядет. Скажут: «Рядом!» — и она идет рядом, как пришитая... А какая большая! Если встанет на задние лапы, то передние свободно положит Вите на голову... Неужели Атильда околела?!

— У нее, кажется, недавно щенки родилась? — снова спросил отец, переворачивая газету.

— Ой, и не говори! — жалостно воскликнула мама. — Третий день пошел... Совсем крошки! Не знают, что с ними делать. Маленькие, есть сами не умеют... пищат... Смотреть на них — одни слезы! — и мать сокрушенно махнула рукой.

Витя торопливо закончил обед и побежал к соседям.

Да, Атильды уже не было. Ее унесли еще утром. А на ее месте в углу, где так любила нежиться собака, остались семеро беспомощных слепеньких щенят.

Маленькие, несчастные, больше похожие на черно-бурых мышат, чем на щенков восточноевропейской овчарки, копошились они в осиротевшем гнезде, неуклюже тыкались незрячими курносыми мордочками и жалобно пищали. Несоразмерно огромные рты их широко раскрывались, как будто щенки старались возможно больше глотнуть воздуха.

Щенки были голодны. Их пробовали кормить. Поставив перед ними блюдечко теплого молока, окунали в него мордочки малышей, но они вырывались, чихали и принимались кричать громче прежнего. Лакать они еще не умели.

Попробовали поить их из соски. Но не помогла и соска. Щенки с остервенением выталкивали ее изо рта, заливаясь молоком. Белые капли текли у них по черным мордочкам, размазывались по крошечным усам, но в рот и желудок не попадало ничего.

Мокрые, измазанные в молоке, щенята выглядели еще более беспомощными и несчастными.

Витя ушел от соседей опечаленный и притихший. Писк осиротевших малышей еще долго слышался у него в ушах.

Судьбой щенков интересовался весь дом. Соседки, сходясь из разных квартир, сочувственно справлялись друг у друга:

— Ну что? Живы еще?

— Живы... Да долго ли протянут!

— Так и не едят?

— Так и не едят...

Через сутки отчаянный щенячий писк начал стихать. Малыши гибли без матери. Один за другим они затихали, расползались по подстилке в разные стороны и застывали несчастными черными комочками. Их убивал голод.

Еще через сутки остался в живых только один. Это был самый крупный из семерых и потому жизнь в нем держалась крепче, чем в остальных. Он все еще ползал по опустевшему гнезду, ища исчезнувших братишек и мать, и уже не пищал, а только чуть слышно поскрипывал. Лакать молоко он также упорно отказывался.

Вите было очень, очень жаль щенят. Он, кажется, готов был отдать что угодно, только бы крошечные собачки остались живы. По нескольку раз на дню прибегал он к соседям, чтобы с грустью убедиться, что щенков становится меньше и меньше. Около последнего он просидел на полу целый вечер, а потом выпросил его себе. Щенка положили в старую муфту, и Витя отнес его в свою квартиру. Мальчугана не покидала надежда спасти хотя бы одного.

Дома с жалобным мяуканьем бегала кошка. Тяжелые, полные молока сосцы почти волочились по полу. У кошки недавно родились котята, их утопили, и она от горя не находила себе места. Она разыскивала своих детей по всем углам, не давая своими криками покоя целому дому.

Витиному отцу пришла мысль подложить щенка к кошке. Чтобы она приняла его за котенка, щенка натерли кошачьим молоком, выдавленным из сосцов, и в отсутствие Мурки положили к ней в гнездо.

Вернулась кошка. Она сразу почуяла, что в гнезде кто-то есть. Бросилась туда и... взъерошенная, отскочила. Потом стала осторожно принюхиваться. Видимо, она была в недоумении. Пахло и котятами, и собакой... Что бы это могло значить?

Фыркая, как будто она ждала какой-то неприятности, кошка мало-помалу вошла в гнездо, быстрым, грациозным движением лапки перевернула щенка и стала его нюхать.

Щенок запищал. Почувствовав теплоту кошкиного тела, подполз под Мурку и, неумело тычась, стал искать сосцы. Кошка снова отпрыгнула от него, но уже не так поспешно, как в первый раз. Он подполз опять. Мурка напружинилась, приготовилась бежать и — вдруг тронула малыша своим шершавым языком. Раздалось громкое мурлыканье, и вслед за тем аппетитное чмоканье возвестило, что щенок, наконец, нашел то, чего искал.

Не выдержало материнское сердце! Если этот черный малыш и обладал почему-то странным запахом собаки, то по всем ухваткам он так напоминал ее котят... С минуту Мурка стояла, как оцепенелая, боясь вспугнуть приемыша, затем осторожно легла. Он привалился к ней плотнее, чмоканье стало более громким и частым. Он сосал и сосал, раздуваясь, как пузырь, а она со сладостным мурлыканьем продолжала лизать его.

Насосавшись досыта, щенок отвалился от своей вновь приобретенной матери и сейчас же уснул. Кошка тщательно вылизала его всего от макушки до кончика тоненького, как веревочка, хвостика; она долго лежала неподвижно, видимо, все еще опасаясь потревожить его сон, затем неслышно выбралась из гнезда и, успокоенная, забыв о своем недавнем горе, отправилась лакать молоко.

За всей этой историей наблюдала вся витина семья. И когда стало совершенно очевидно, что усыновление состоялось, витин папа сказал:

— Ну, живет теперь твой пес! — и потрепал ласково сынишку по взлохмаченной голове.

_____

Муркино молоко пошло щенку впрок. Насасывался он до того, что с трудом передвигался, и обязательно после этого засыпал. С каждым днем он становился бойчее, крупнее и толще. Стал вылезать из гнезда и, когда Мурки почему-либо долго не было, громко и нахально пищал, требуя еды.

Через две недели он прозрел. Темные, подернутые первое время сизой пленочкой, глаза с большим любопытством озирались на окружающий мир. В гнездо он приходил теперь только спать да кушать; остальное время ползал по квартире, забирался во все щели, попадался всем под ноги и в общем невероятно мешался.

Витя нарадоваться не мог, глядя на своего питомца. Из крошечного неказистого создания тот на глазах превращался в собаку. Тупая короткая мордочка стала удлиняться, плотно прижатые к голове ушки оттопырились, хотя еще и не походили на треугольные стоячие уши восточноевропейской овчарки. Подлинней стал и хвостик. А темнобурый, почти черный окрас шерсти как-то выцвел, посветлел, постепенно приближаясь к серо-волчьему окрасу овчарки.

Мурка и щенок теперь подолгу играли друг с другом. Подскочив к приемышу, кошка ловко опрокидывала его лапой и тотчас отскакивала прочь, а он, поднявшись, неуклюжий, но настойчивый, снова наступал на нее. Обоим это доставляло большое удовольствие.

Не то началось, когда у щенка прорезались зубы. Мурке приходилось плохо. Щенок стал сильней, он безжалостно царапал кошку когтями, колол острыми, как иголочки, клыками. В довершение беды не стало хватать молока, и щенок царапал и грыз приемную мать без всякого снисхождения, требуя своего. Иногда он так вцеплялся в нее, что она с жалобным мяуканьем спешила убраться от своего мучителя.

Витя научился подкармливать малыша из резиновой соски. Став старше, щенок очень скоро освоил соску. Вцепившись передними лапами в горлышко бутылки, он с упоением тянул из нее и не отрывался до тех пор, пока не высасывал содержимое до дна.

Как-то раз во время кормления он так усердно причмокнул, что соска соскочила с горлышка и исчезла во рту щенка. Витя раскрыл ему рот пальцем, но — тщетно. Соска исчезла: маленький обжора проглотил ее!

Чуть не плача, Витя бросился к отцу. Но что мог поделать отец, если соска находилась уже в желудке щенка?

За маленьким проказником стали наблюдать. Ждали, что, может быть, его будет тошнить или появятся другие болезненные явления. Ничего подобного! Шалун был веселешенек: колобком катался по комнатам, рычал и лаял на воображаемого противника, схватил упавшую со стола бумажку и с азартом изорвал ее в мелкие клочки.

Прошел день — соски все не было. На общем семейном совете решили дать «больному» столовую ложку касторового масла. Малыш проглотил касторку с наслаждением, как самое вкусное лакомство, и после тщательно вылизал ложку до блеска.

Наутро соску нашли в углу. Из черной она превратилась в белую.

Скоро щенок приучился лакать молоко из блюдечка, есть жидкую манную кашу. Постепенно он стал привыкать и к твердой пище.

Рост зубов у щенят всегда сопровождается сильным зудом, и в такой период они обычно все грызут и рвут. Пришлось попрятать от малыша туфли, калоши, ботинки, снять на время даже скатерть с обеденного стола, а то он, вцепившись в нее зубами и повиснув всей тяжестью, грозил либо порвать ее, либо стащить все со стола на пол. Он с удовольствием грыз морковку, сухари, а иногда с таким остервенением принимался трудиться над деревянной баклушкой, которую Витя нарочно давал ему, что от нее только щепки летели. Мурку он уже больше не сосал. Игры, правда, между ними еще продолжались, но скоро пришел конец и им. Щенок не умел рассчитывать свои быстро растущие силы и так впивался зубами, что кошка стала бегать от него.

— Ты что буянишь-то? — говорил в таких случаях витин отец щенку. — Вот буян! — И постепенно это прозвище сделалось кличкой щенка. Он быстро привык к ней.

— Буян! — кричал Витя, и щенок, забавно забрасывая задние ноги, как будто они стремились опередить передние, бежал к своему молодому хозяину. Прибежав, садился перед мальчиком и, не мигая, смотрел ему в лицо своими карими смышлеными глазками, словно спрашивал: «Зачем звал?».

— Ну? Где опять напроказничал, — рассказывай? — разговаривал мальчик со своим дружком. А щенок молчит, умильно смотрит и старается поставить настороже свои полувисячие ушки, точно пытается понять что ему говорят.

Было так приятно отмечать, как с каждой неделей меняется выражение его мордашки, появляется какая-то осмысленность во всех движениях, поступках, по-другому смотрят глаза, в которых начинает пробуждаться ум.

Мама сообщала Вите, что когда он уходит в школу, Буян часами сидит у окна и тоскует, ожидая хозяина. Утром он ходил вокруг кровати мальчика и с нетерпением ждал, когда тот проснется, а если Витя спал слишком долго, принимался стаскивать с него одеяло. А раз, когда Витя на несколько дней уехал из дома, Буян с утра до вечера был скучный и ничего не ел.

Витя сидел за столом и готовил уроки, когда прибежал соседский мальчик и крикнул в окно:

— Виктор, спасай своего Буяна!

Витя не помнил, как выскочил во двор, а оттуда на улицу. Перед воротами стояла легковая автомашина, какие-то люди, захлопнув дверцу, усаживались в ней, а на переднем сиденье рядом с шофером стоял на задних лапах Буян, царапал стекло кабины и скулил.

«Украсть хотят. Понравился им Буян...» — пронеслось в мозгу мальчика. Подбежав к машине, он принялся барабанить кулаками в дверцу, громко крича:

— Отпустите собаку! Это моя собака!

Неизвестные люди засмеялись, открыли кабину и выпустили Буяна, а один сказал:

— Получай свою собаку. Да смотри в другой раз без себя ее бегать не отпускай. А то не видать тебе ее, как своих ушей!

С этого дня Витя перестал выпускать Буяна на улицу одного, а всегда гулял с ним сам.

Буян рос резвой и сильной собакой. Играть он был готов с утра до позднего вечера. Набегается, нарезвится на улице вволю, придет домой — опять топчется между людей, заглядывает всем в глаза: не поиграют ли? Из-за этого ему часто попадало — то прищемят хвост, то отдавят лапу. Особенно часто наступал ему на лапы близорукий отец Вити. Буян взвизгнет на весь дом и отскочит с таким видом, как будто ему грозила смертельная опасность.

— Не ходи босиком! — скажет невозмутимо отец.

А Буян опять весел и готов играть.

Наигравшись, набегавшись за день с задранным вверх хвостом и шальным выражением морды, Буян продолжал заниматься тем же и во сне. Спит, а у самого дергаются ноги, ходят мускулы под кожей, мелко-мелко дрожат веки. Порой даже начнет тоненько тявкать.

— Ну, побежал! — говорил в таких случаях отец.

— Папа, неужели он видит сны? — спрашивал Витя, с удивлением прислушиваясь к сонному подвыванию щенка.

— А почему бы и нет? Ты же их видишь!

— Ну, то я...

— Ты не согласен? Сон есть отражение действительности. Впечатления дня тревожат его ночью, и в этом смысле разница между тобой и им небольшая...

— А что он видит? — спрашивал через минуту Витя, поразмыслив над словами отца.

— Это уж ты спроси у него. Вероятно, гонится за чужой собакой...

К полугоду Буян ничем не напоминал того горемыку, какого Витя принес в старой муфте. У него встали уши. Теперь он удивительно походил на большого красивого пса, которого однажды Витя видел на выставке собак.

_____

Однажды в школу, где учился Витя, пришел человек в военном. На общем собрании учащихся он отрекомендовался представителем клуба служебного собаководства и спросил, кто из ребят хочет стать членом этого клуба.

Школьники молчали. Тогда военный спросил:

— Кто из вас, ребята, любит животных?

Подняли руки все. Военный улыбнулся.

— А у кого есть дома свои четвероногие друзья?

Опять подняли руки многие. Почти у всех были дома кошки или котята. У нескольких ребят во дворе жили дворняжки. И только у Вити оказался свой собственный щенок, да не простой, а породистый (так говорили Вите соседи — хозяева Атильды).

Военный вытащил покрасневшего Витю на середину сцены (собрание происходило в большом зале) и спросил:

— А кто еще хочет воспитывать породистого щенка?

Желающих нашлось немало.

— Тогда надо вам организовать кружок юных друзей обороны, потому что овчарка — это служебная собака, а служебные собаки необходимы нашей стране и в мирном быту, и для обороны.

— Дядя... — начал было Витя, когда собрание кончилось и военный спустился со сцены. Мальчик поперхнулся, но тотчас же продолжал уверенно: — Товарищ начальник, а я вас знаю!

— Откуда же?

— А вы хотели у меня собаку увезти, — смело ответил Витя.

— Ого! — засмеялся военный. — Теперь и я кажется припоминаю тебя. Возможно, что и хотел. Только не с целью похищения, а как раз наоборот. Тебе же на пользу.

— Как это? — удивился Витя.

— А вот так. Чтобы в другой раз не отпускал собаку беспризорной. Собачников знаешь, которые по улицам ездят и всех бродячих собак ловят и в ящик сажают? Видел, конечно. А если бы они твою собаку поймали. Это было бы похуже. Вот чтобы этого не случилось, я и хотел подобрать твоего щенка. А у меня в клубе он уж никуда не делся бы. Через день-другой он вернулся бы к тебе, а тебе была бы хорошая наука...

Витя отошел от него пристыженный.

С этого времени мальчик стал заниматься в кружке юных собаководов. Кроме него, там было много мальчиков и девочек. все они были пионерами и учились в той же школе, что и он.

Постепенно Витя узнавал, какое широкое применение имеет служебная собака. В военном деле — это и связист, и разведчик, и санитар, и часовой. В мирном быту — пастух, сторож, сельский почтальон. И не только овчарки, но и доги, доберман-пинчеры, эрдельтерьеры, лайки — все они служебные собаки, о разведении которых заботится государство. Многому научился в кружке Витя. К весенним каникулам он уже знал, как воспитывать и дрессировать щенка.

К этому времени. Буян превратился в настоящую восточноевропейскую овчарку. У него появились злобность, чуткость и недоверчивость. Он уже не ласкался к кому попало, а, наоборот, если в квартиру заходил чужой человек, бросался на него, задорно лаял и грозился укусить. Незнакомые люди пугались его, и щенка приходилось либо брать на поводок, либо отсылать в другую комнату, где он еще долго продолжал лаять и бросаться на дверь. Он успокаивался только тогда, когда чужой уходил.

С первыми теплыми днями для Буяна началась регулярная учеба на дрессировочной площадке. Недрачливый и спокойный по природе, он быстро освоился с площадкой, с шумом и гамом многочисленного собачьего общества; и мальчик, и собака ходили на занятия с удовольствием. Там оба они приучались к дисциплине и выдержке.

Буян проявлял поразительные успехи в дрессировке. Стоило ему повторить два-три раза, и он уже запоминал прием, знал, чего от него требуют. Вскоре он умел по команде садиться, вставать, ложиться, переползать с одного места на другое, ходить рядом строго с левой стороны, приносить поноску-аппорт.

Большого успеха добился Витя в развитии выдержки у собаки. Он мог положить Буяну на нос кусочек мяса, приказывал: «Фу!» — что значило «нельзя», — и пес терпеливо сидел, не шевелясь и почти не дыша, до тех пор, пока не раздавалась вторая команда — «возьми!». Тогда Буян молниеносно подбрасывал мясо вверх, ловил его в воздухе и проглатывал.

Постепенно от простейших приемов пес переходил ко все более сложным. Заканчивалось и его физическое формирование. Он превратился в крупную, хорошо и правильно сложенную овчарку, цветом и ростом очень похожую на волка.

Некогда нелепо оттопыренные ушки теперь всегда стояли торчком, острые, как стрелки. Когда они двигались, это обозначало, что Буян прислушивается. В такие моменты лоб собаки наморщивался, на нем появлялись забавные поперечные складки, как будто Буян о чем-то старательно думал.

Изменился весь щенок. Маленький тоненький прутик превратился в длинный пушистый хвост, челюсти украсились мощными белыми клыками, способными разгрызть любую кость.

Хвост был барометром настроения Буяна. Когда он резвился, играл, хвост отчаянно мотался из стороны в сторону. Когда Буян настраивался на драчливый лад, хвост задорно вскидывался кверху. Когда же пес чувствовал себя неуверенно, трусил или знал, что он в чем-то виноват, хвост опускался книзу и прятался между задними ногами под брюхом.

Как по хвосту можно всегда судить о настроении собаки, точно так же по кончику ее носа вы можете безошибочно определить состояние ее здоровья. Если нос холодный и влажный, — все хорошо. Если же — сделался вдруг сухим и горячим, — значит, псу нездоровится, хозяин — следи.

Как-то раз, возвратившись домой с площадки, Витя заметил, что Буян скучный. От корма он отказался, ушел в свой угол и лег. Утром он не встал. Черный сухой нос его растрескался, бока запали. Пес тяжело дышал и нервно вздрагивал. Предложенную чашку корма он даже не понюхал. Лакнул два раза воды и опять свернулся клубком, засунув морду в пах.

На следующее утро он лежал врастяжку на боку. Все тело его содрогалось от конвульсий. Дергались лапы, хвост, уши. Мелко-мелко дрожали и подмигивали веки глаз. Появился насморк. Буян чихал, фыркал, тер нос лапами.

Внезапно он вскочил. Изо рта его текла слюна. Натыкаясь на мебель, пес принялся кружиться по комнате. Он визгливо лаял и причмокивал губами, как будто что-то жевал. Витю он точно не замечал, не слышал обращенных к нему слов. Затем вдруг остановился, постоял, качаясь, как пьяный, и грохнулся на пол.

С помощью отца Витя перенес своего друга на подстилку. Пес был без сознания.

Вызвали ветеринарного врача. После недолгого осмотра он сразу же определил:

— Нервная чума.

Витя испугался. Чума — страшный бич для молодых собак, а нервная форма чумы — особенно опасна.

— А она не заразна? — осторожно спросила мама.

— Для людей, вы хотите сказать? — усмехнулся доктор. — Что вы, ничуть! Это же особая чума, собачья, и опасна она только для собак. Даже на кошек не переходит.

Витя полными слез глазами умоляюще смотрел на доктора; папа сердито хмурил брови.

— Как же быть? — спросил он. — Неужели так и погибнет собака?

— Надо немедленно принимать меры, — сказал врач. — Придется дать пенициллин...

— Так за чем же дело? Действуйте!

Витя готов был броситься отцу на шею: вот какой у него папка, ему и денег не жалко для Буяна! Ведь пенициллин — дорогое лекарство.

Доктор присел к краешку стола, быстро набросал на узенькой полоске бумаги несколько слов по-латыни и протянул Вите:

— Беги в аптеку. Да живой ногой!

Через полчаса Витя был уже снова дома, а на столе лежала картонная коробочка, в которой находилось несколько маленьких бутылочек, запечатанных металлическими облатками.

Началось лечение заболевшей собаки. По указанию врача Витя промыл Буяну раствором борной кислоты нос и глаза. Затем доктор, растворив содержимое одной бутылочки в какой-то жидкости, набрал в шприц полученный состав и сделал Буяну укол. Витя напряженно следил, как прозрачная желтоватая жидкость медленно уходила из шприца, переливаясь под кожу собаки.

Уколы делали несколько раз в сутки, через определенные промежутки времени.

— Это, брат, такое лекарство... мертвого поднимет! — успокоительно говорил доктор, но это мало утешало мальчика, так как Буян был в очень тяжелом состоянии.

С трудом Витя выпаивал Буяну за сутки полстакана молока. Давал ежедневно порцию белых сухариков. Пес брал пищу очень неохотно, но все же понемногу ел. Хорошо, что Буян был вынослив и упитан. Это давало надежду, что он сумеет побороть болезнь.

Выздоровление затянулось почти на месяц. Однако крепкий организм все же выдержал испытание. Пенициллин спас собаку.

Но еще долго у Буяна оставалось легкое подергивание конечностей, иногда он вдруг начинал быстро-быстро мигать глазами. Потом, со временем, прошло и это.

_____

— Где мои очки? Витя, ты не видел мои очки?

— Нет, папа.

— Странно... Куда я их мог задевать?

— Буян, ищи очки! — командует Витя. — Очки! Очки! Понимаешь, очки...

Буян бестолково закружился по комнате, заглядывая за шкафы, стулья. Что такое очки? Кажется, это тот предмет, который старший хозяин часто держит в руках, протирает платком, потом зачем-то пристраивает к лицу, а когда теряет (а это с ним бывает довольно часто), то делается сразу беспомощным, как ребенок...

— Да вот же очки, папа! Буян нашел их!..

— Кто их положил туда?

— Да уж, конечно, ты сам, — ворчит мама.

А Буян? Он чувствует себя героем. Он гордо носит свой пышный хвост, выступает важно, и сию же минуту готов на новую услугу, только кликните его...

Уже не первый раз Буян находит затерявшиеся предметы. Чутье у него — изумительное, а в доме он знает каждую вещь.

Он может отыскивать вещи и не только дома. Не далее, как вчера, произошел такой случай.

Глава семьи утром, как всегда, отправился на работу, но через несколько минут неожиданно вернулся обратно и с озабоченным видом стал рыться в ящике письменного стола.

— Что случилось? — опросила мама. — Ты что-нибудь забыл?

— Пропуск... Я, кажется, потерял пропуск на завод... — неуверенно произнес отец.

— Этого еще не хватало! Где ты его мог потерять?

— Не имею понятия... Возможно, что он дома...

— Ты вечно что-нибудь теряешь! — И мать тоже принимается за поиски. Но пропуска нет как нет.

— А может быть, ты потерял его доро́гой?

— Может быть...

— Да ты хоть помнишь, — сердится мама, — брал ты его с собой или нет?

— Да, брал. Вероятно, брал... Нет, конечно, брал! Ведь он же всегда у меня в кармашке...

— А когда ты заметил, что его нет? — продолжает допрашивать мама.

— Я дошел до проходной, хотел показать его вахтеру и...

— Совершенно ясно. Ты обронил его дорогой! Там и надо искать, пока его кто-нибудь не подобрал.

— Буян! — кричит Витя. — Пойдем искать пропуск!

Буян только того и ждет. Ага, куда-то идти, что-то искать... Превосходно! Опережая всех, он мчится к двери, возвращается с возбужденным видом назад, снова бросается к порогу... Теперь его не удержать ничем!

Вчетвером они отправляются на поиски. Впереди Буян, за ним — Витя, затем — мать и, наконец, замыкая шествие, — отец. Далеко идти не пришлось. Пропуск — маленькая красненькая книжечка — лежал в канаве в десяти шагах от ворот. Нашел его, конечно, Буян. Пока люди искали пропажу на тротуаре, Буян, уткнув нос в землю, быстро побежал-побежал, сделал небольшой зигзаг, сунулся в канаву и — пожалуйте — находка в его зубах. Знакомый запах безошибочно указал ему, что именно здесь лежит потерянная вещь.

— И зачем тебя сюда занесло? — недоумевала мать.

— Я, видимо, снял очки... Да, теперь припоминаю! Я стал протирать очки, оступился, он и выпал!..

Много разговаривать было некогда. Взглянув на часы, отец сразу заторопился: он еще мог поспеть к началу занятий.

После этого случая популярность Буяна в семье возросла еще больше. Его и так любили; теперь он день ото дня доказывал, что заслуживает не только любовь, но и уважение.

Витя задавал себе вопрос: какую специальность определить для Буяна? Его рабочие качества не подлежали никакому сомнению, но они могли быть использованы по-разному. Он был в меру злобен, даже ласков, — значит, его можно пустить и по санитарной, и по связной службе; однако, в нужные моменты он проявляет такую недоверчивость и смелость, которые заставляют предполагать, что он будет хорошо служить и как караульная собака.

Витя обратился за советом к начальнику клуба, — к тому самому военному, который когда-то приходил в школу и с которым теперь Витя советовался во всех случаях, когда дело касалось Буяна. Начальник не был «настоящим» военным; он только донашивал военную форму, привыкнув носить ее в армии, в которой служил несколько лет назад. Однако зеленая гимнастерка и брюки-галифе вызывали у юных собаководов дополнительную долю уважения к этому человеку.

Выслушав мальчика, начальник ответил так:

— Я тебе советую не торопиться. Раз ты еще сам не решил, что тебя больше интересует, — не спеши. Собака молодая, подождет. А пока займись дополнительной дрессировкой по караульной службе. Это такое дело, которое пригодится всегда...

И Витя стал обучать своего дружка приемам: охране вещей, защите хозяина, задержанию, конвоированию, умению не допустить чужого человека к тому месту, где привязана собака.

_____

Начальник как в руку положил, сказав, что это может всегда пригодиться.

...Витя вместе с Буяном возвращался с площадки. С наступлением осени дни сделались заметно короче, быстро смеркалось, вечера стали темные, беззвездные. Площадка находилась в центре города, на берегу реки, а Витя жил на окраине, в заводском районе; занятия кончались поздно, и он часто приходил домой в сумерках.

На этот раз он задержался дольше обычного и возвращался совсем затемно, когда уже зажглись уличные фонари. На окраине улицы были пустынны, и чтобы дать собаке возможность порезвиться, Витя спустил Буяна с поводка. Обрадовавшись свободе, тот принялся бегать, фыркая, разнюхивать что-то в зелени газона; порой он убегал из освещенного пространства, тогда Витя подзывал его к себе.

Внезапно до ушей мальчика донесся слабый звон: как будто разбилось что-то стеклянное. Один из фонарей впереди потух.

Витя остановился и замер. «Кто-то разбил плафон» — мелькнула догадка. Сердце у него заколотилось сильно-сильно.

Полушопотом мальчик подозвал собаку:

— Ко мне, Буян!

Послышался шорох, из-за кустов акаций выпрыгнул Буян и сел у ног своего юного хозяина.

Витя прислушался. Звон больше не повторялся; ровная цепочка белых светящихся шаров уходила в темноту, лишь в одном месте чернел провал — там, где потух фонарь.

Эти фонари были поставлены недавно, всего несколько месяцев назад. От начала до конца все происходило на глазах Вити. Каждый раз, направляясь на площадку и обратно, он с интересом отмечал про себя происшедшие изменения: сегодня выкопали глубокие квадратные ямы; завтра вместо ям появились прочные бетонные основания — площадки; потом привезли чугунные трубы-столбы; спустя еще немного времени Витя обнаружил, что столбы уже поставлены, на них висели монтеры, натягивали провода, ввинчивали лампочки, навешивали большие молочно-белые шары... О своих наблюдениях Витя торжественно докладывал дома и успехи городского строительства обсуждались за обедом всей семьей так же, как обсуждались отметки ученика Вити. Фонари зажглись в канун выборов в Верховный Совет СССР; и с этого вечера всякий раз, идя по улице, Витя любовался на них.

Но вот несколько дней назад он заметил, что один из белых шаров пробит, повидимому, камнем, пущенным с земли. Витя с негодованием подумал о том неизвестном мальчишке (он был уверен, что это мог сделать только какой-нибудь мальчишка), который занимался таким зазорным делом. Наверное, показывает свою удаль, а не думает о том, что наносит ущерб городу и позорит себя, и не только себя, а всех ребят. Витя был полон недоброго чувства к этому неизвестному ему хулигану. Он постоянно помнил о разбитом плафоне; а сейчас почти на его глазах разбили второй плафон.

Решение созрело мгновенно. Скомандовав Буяну «рядом!», Витя бросился туда, где потух фонарь. Буян рысцой бежал рядом с ним.

Но они опоздали. Под потухшим фонарем никого не оказалось, только на земле валялись осколки вдребезги разбившегося при падении стекла — доказательство преступления.

Витя постоял и услышал в переулке удалявшиеся мальчишеские голоса. Все так же с Буяном, прыгающим у левой ноги, он устремился в погоню за ними.

Подростков было трое. Так и есть: кто же еще будет заниматься таким делом, как не мальчишки, у которых вечно зудятся руки запустить во что-нибудь камнем. Витя догнал их в середине квартала, в самом безлюдном месте, и требовательно спросил:

— Это вы разбили фонарь?

Подростки остановились. Один — рослый крепыш, засунув руки в карманы и широко расставив ноги, окинул Витю, который был ниже его ростом, презрительным взглядом и вызывающе сказал:

— А хоть бы и так, тебе что?

— Зачем вы это сделали?

— Тебя не спросились!

— Пойдемте в милицию, — отчеканил Витя.

— Чего?! — искренне изумился подросток.

— А вот и чего! Сами не пойдете, вас силой приведут.

— Это кто же? Уж не ты ли?!

— А хоть бы я!

— Пошли, — быстро сказал второй подросток, с тревогой следивший за развитием этого разговора. — Брось, Петька, спорить! Не связывайся! Говорили тебе, что не дело это, фонари бить, а ты... Пошли!

Он, вероятно, боялся, как бы на подмогу Вите не подошел кто-нибудь взрослый; того же опасался и третий. Увлекая за собой Петьку, они торопливо зашагали прочь. Но Витя не дал им уйти.

— Я вам последний раз говорю: пойдемте в милицию! — сказал он, нагоняя. В тоне его голоса появилась легкая угроза.

— Да отстань ты! Прилип... пластырь!

Петька резко развернулся и сделал движение, как бы собираясь ударить Витю, но в ту же секунду должен был с испугом попятиться назад. Сердито рявкнув, Буян рванулся и, прежде чем Витя успел остановить его, впился острыми зубами в ногу Петьке. Петька охнул и, схватившись за икру, сел на землю. Двое других, бросив приятеля на произвол судьбы, пустились наутек.

Оторвав Буяна от петькиной ноги, Витя хотел пустить его за другими (пусть задержит!), но, вспомнив, что могут быть еще ненужные покусы, раздумал. Одного задержал — и ладно. Надо будет, через него узнают и других.

— Вставай! — приказал он Петьке.

— Ты его держи, — плаксиво заговорил Петька, боязливо оглядываясь на Буяна. Он поднялся и, точно побитый, прихрамывая, нехотя, побрел за Витей.

— Будешь знать теперь, как хулиганить! — назидательно сказал Витя, когда они прошли уже квартал, и Петька, таким образом, имел время подумать о последствиях своего поступка. — Стыдно, небось? В другой раз не захочешь...

Витя наслаждался своей победой и нарочно шел неторопливым шагом, с трудом удерживая около себя Буяна, который продолжал тянуться мордой к Петьке.

Петька хмуро молчал. От его самоуверенно-вызывающего вида не осталось и следа. Ногу палило, точно огнем, но эта боль была ничто по сравнению с теми душевными муками, которые испытывал Петька, начиная думать о том, что ему предстоит, когда о его «подвигах» узнают в училище и дома. Родителям, конечно, принесут штраф, а в училище проработают на собрании... Только бы не исключили! Представив себе все это, Петька даже застонал. Чтоб он еще стал швыряться в эти белые шары, показывая свое молодечество, — да пропади они пропадом... Ему смертельно хотелось улизнуть, чтобы избежать ждущего его наказания, но улизнуть было невозможно, и он продолжал угрюмо следовать за Витей, больше всего в эту минуту опасаясь Буяна.

_____

Однако, кем же будет Буян? Санитаром или разведчиком? Неподкупным часовым на охране какого-либо государственного имущества или смелым связистом? Витя все еще не решил этот вопрос. Ему очень хотелось сделать из Буяна ищейку (у него такое чутье! и к чужим он недоверчив!), но это самый сложный вид дрессировки, и начальник клуба сказал, что пройти эту дрессировку можно только в условиях специальной школы-питомника розыскных собак.

Уже шла зима. Витя часто ходил с Буяном за город на лыжах. Обоим эти прогулки доставляли много радости. Скрипит снег под лыжами, крепкий, бодрый морозец румянит лицо. Встречные люди трут рукавицами носы. Но нашим друзьям и мороз нипочем. Оба закалились на частых прогулках. Выйдя за город, они спускались к реке. С вершины высокого угора Витя стремглав скатывался вниз. Свистит ветер в ушах, с лаем поспешает Буян. На твердом насте на середине реки он не проваливается, и вот тут-то и начинается настоящая потеха.

Витя снимает лыжи, и приятели принимаются бегать взапуски. Потом Буян ухватывается за лыжную палку и тянет ее в одну сторону, Витя — в другую. Наконец, оба запыхавшиеся, возбужденные, они шли к противоположному берегу и углублялись в лес.

Красив в лесу морозный ясный день! Деревья стоят строгие,, величественные, одетые в искристый пушистый иней — «куржак». Тронь его, и он осыплется холодными колючими иголками, мгновенно тающими на руке. Тишина вокруг удивительная. Будто все уснуло в лесу. Каждый шорох, каждый слабый звук слышен чуть не за километр.

Пролетит сорока низко над вершинами деревьев, лениво взмахивая черно-пегими острыми крыльями, — Буян долго следит за ней взглядом, задрав голову вверх. А вот тут была белка: у ствола на снегу раскрошена шишка...

— Ау! — крикнет Витя. И кто-то словно откликнется в таинственной сумеречной чаще.

Витя припоминает: вот здесь, у края большого луга, в начале зимы клубом был устроен общественный показ работы дрессированных служебных собак. Было много народа, главным образом, молодежи. Вите особенно запомнилась отличная работа одной собаки-санитара.

На ослепительно белой снеговой поляне показалась собака. Подпрыгивая время от времени, как заяц, на всех четырех лапах, чтобы лучше видеть, она быстро пересекла открытое пространство и скрылась в зарослях кустарника. Затем показалась опять. Бег ее замедлился. Она не просто бежала — она искала. А кусты мешали ей видеть. Ее движения сделались порывистыми, суетливыми. Однако в них не чувствовалось растерянности животного, потерявшего хозяина. Нет, это был поиск, тщательный, хорошо натренированный, в результате которого не оставалось ни одного необследованного кустика.

Затем она потерялась из поля зрения. Ни один звук не выдавал ее местопребывания. Кое-кто из зрителей подумал: ну, убежала совсем, — и высказал это вслух. Теперь ищи ветра в поле! Но это было обидное мнение, совершенно незаслуженное четвероногим санитаром.

Через четверть часа собака вновь появились на поляне. Бег ее опять изменился. Она уже не задерживалась, чтобы подпрыгнуть и осмотреться по сторонам, не нюхала землю и воздух, а широкими плавными скачками спешила напрямик в обратном направлении. Верно, она отказалась от своих поисков?.. Нет! Просто она выполнила первую часть дела и теперь спешила выполнить остальное. Кожаная палочка-бринзель, недавно болтавшаяся у нее под шеей, сейчас была зажата в пасти. Это значило: она нашла. Кого? Белая повязка с красным крестом, надетая на животном, красноречиво свидетельствовала: найден раненый. И ему нужно оказать немедленную помощь.

Через минуту собака вновь бежала к раненому. Но теперь она была на поводке, не одна. За ней бегом следовали санитары с носилками в руках. Тяжело раненый, получив своевременную медицинскую помощь, будет спасен. Герой, сражавшийся за Родину, не умрет.

Все это проносится в голове у мальчика в ту минуту, когда он пересекает поляну.

...Но вот и поляна осталась позади. Кругом сосны да ели с тяжелыми подушками снега на протянутых лапах-ветвях. Чуть задень их... Ой, упало прямо за шиворот! Холодные струйки потекли по спине, но тотчас пропали — высохли от горячего тела.

Кто-то серый, пушистый и легкий, как мотылек, бесшумно перепорхнул вдруг в вышине с одного дерева на другое. Белка! Вот она, проказница! Витя погнался за нею — нет, не поймать, а просто хоть увидеть еще раз; он смотрел вверх и бежал; загнутый носок лыжи ушел глубоко под корягу, ноги мгновенно заплелись, тело потеряло равновесие, — трах! и Витя полетел носом в снег.

Снег набился за воротник, в глаза, в уши; да снег что, не беда, хуже — другое.

Стал подниматься, и сразу почувствовал резкую боль в ноге; хотел шагнуть — и чуть не закричал. Боль была столь пронзительна, что едва не заставила его потерять сознание.

Витя ощупал ногу. Она не давала ни двигаться, ни шевелиться. Хорошо, если она только вывихнута, не сломана.

Вот тебе и белка! В другой раз не будешь глазеть по сторонам или пялить глаза в небо, коль ходишь по земле...

Что же, однако, делать? До дому несколько километров, а он не может сделать и шагу...

Витя опустился на лыжи, чтобы хоть как-то успокоить боль в ноге.

— Что будем делать-то, а, Буйка? — разговаривал он с собакой.

Буян кружился вокруг хозяина, с веселой мордой, махая хвостом. Глупый, не понимал, что случилась серьезная неприятность. Домой теперь — не попадешь!

— А в лесу, Буйка, оставаться тоже нельзя, — рассуждал вслух мальчик. — Замерзнем. И волки могут напасть или медведи...

Буяну надоело ждать, пока поднимется хозяин; он схватил зубами за веревочку одну из лыж и стал дергать к себе, заигрывая с Витей, как бы приглашая его: «Чего сидишь? Вставай!..».

А что если... Нет, снег глубокий, будет проваливаться, у Буяна не хватит сил. Но ведь попытка не пытка, — отчего не попробовать. Все равно другого выхода нет.

С минуту Витя размышлял, затем осторожно приподнялся. Буян перестал дергать лыжу и с ожиданием следил за ним.

Решено. Витя ляжет на лыжи, а Буян пускай тащит, — как на салазках. Но необходимо лыжи чем-то связать и сделать упряжь, чтобы Буян мог везти. Не зубами же дергать; так далеко не уедешь.

Витя был хладнокровный и сообразительный мальчик; другой бы растерялся, распустил бы, чего доброго, нюни с перепугу, а он — нет. Он снял с себя кушак, потом стянул ременный пояс, поддерживающий брюки. Можно пустить в дело и носовой платок. Платком он связал загнутые концы лыж, чтобы не расползались в разные стороны, а из кушака и ремня смастерил что-то вроде шлейки, которую на дрессировочной площадке надевали на караульных собак вместо ошейника, чтобы не очень врезалось в тело. Пришлось, однако, прицепить и к ошейнику, — надежнее. После этого Витя лег врастяжку на лыжи, сдвинул их под собой, крепко ухватился руками за эти самодельные постромки и приказал:

— Буян, вперед! — И добавил больше для себя, чем для собаки: — Поехали!

Буян поднатужился, попробовал дернуть в один бек в другой, потом, понукаемый хозяином, потянул прямо туда, куда смотрели носки лыж, и Витя почувствовал, что сдвинулся с места, лыжи со скрипом поползли по снегу.

Везти было тяжело, но Буян старался изо всех сил. Медленно-медленно, оставляя за собой в снегу широкую борозду, они двигались в обратном направлении. Несколько раз Буян останавливался; Витя давал ему передохнуть, затем снова кричал:

— Буян, вперед! Вперед!

Уже начало смеркаться, — зимний день короток, — а до дому еще далеко. Там, наверное, беспокоятся, хватились Вити, давно должен бы вернуться с прогулки, а его все нет, и Буяна тоже нет...

А Буяну жарко. Он высунул язык, дышит часто и громко, ошейник врезался ему в шею, стесняя дыхание, и все-таки Буян тянет, тянет, увязая в снегу, весь напрягаясь, тянет сколько есть у него сил...

Вот, наконец, выбрались из леса... Пересекли поляну... Витя уже устал лежать и устал смотреть, как надрывается Буян. Так бы и вскочил и помог собаке... А впереди еще река и крутой подъем на тот берег.

Стало уже совсем темно и... немного-страшно. Мальчик так напрягал зрение, всматриваясь в темноту, что даже стало больно глазам. Какие-то движущиеся огоньки замелькали впереди — один, другой, третий. Нет, это не огни города и не фары автомашины, да и какая может быть автомашина на снегу, в стороне от дороги. Огоньки разбрелись в разные стороны, потом собрались вместе, приближаются... Да это же ищут его, Витю; ну, конечно!

Папа с фонарем в руке с ним еще двое незнакомых мужчин, тоже вооруженных фонарями. Папа ждал-ждал и отправился на поиски. Они идут по лыжному следу, проложенному Витей. Буян услышал голоса, рванулся вперед, Витя выпустил из рук постромки, и пес, разразившись радостным лаем, бросился навстречу старшему хозяину. Через полчаса все были дома.

Да, вот так прогулка... Отличились оба. Витю — сразу в постель; мама так растревожилась, увидев, в каком он виде, что даже забыла его пробрать; на пострадавшую ногу наложили согревающий компресс, укутали ее в мамину шаль. Ничего, пройдет. На молодом теле все быстро заживает! Зато Буян — он герой сегодня. Впрочем, в первые минуты было не до него: все внимание — на Витю, а про Буяна забыли, он пошел и лег в своем уголке, положив голову на передние лапы и наблюдал за тем, как взрослые хлопотали около мальчика. Зато потом, когда все волнения улеглись, уж его и ласкали, и печеньем пичкали, и называли всякими уменьшительными именами. А мама так прямо заявила, что другой такой собаки — во всем свете ищи, больше не сыщешь!

_____

После этого случая Витя несколько недель не расставался с мыслью о том, что сделает из Буяна санитарную собаку. Пусть Буян принесет пользу, когда случится война и надо будет спасать тяжело раненных на поле боя.

Но спустя некоторое время ему рассказали, что существуют собаки, натренированные для охраны зеленых насаждений, скверов. Эта специальность четвероногих помощников человека показалась мальчику настолько неожиданной и занятной, что временно он забыл про все остальное. Представляете, как здорово: вы идете по скверу или парку, хотите сорвать веточку, но только потянулись за ней — из-за дерева немедленно появляется грозная собачья морда и раздается предупреждающее рычанье, которое напоминает вам: нельзя! — цветы и деревья посажены не для того, чтобы их рвать и ломать!

Вите очень живо рисовалось, как Буян будет нести такую службу. Уж он не позволит сорвать ни одного цветка! Небось, проученный им Петька не забыл про историю с фонарями! Прохожие будут удивляться: чья такая умная собака? А другие станут говорить: да это же нашего соседа, пионера Вити, разве вы не знаете?..

Но вот как-то в середине зимы, на общем собрании юных друзей обороны, начальник клуба, он же бывший руководитель кружка юных собаководов (кружок уже давно перестал работать, так как ребята закончили всю программу обучения), зачитал сообщение о том, как одесская пионерка Таня Баранова вырастила восточноевропейскую овчарку Гильду, выдрессировала ее и затем написала письмо в Москву с просьбой принять Гильду в Советскую Армию. Теперь Гильда вместе с бойцами-пограничниками стерегла границы нашего государства и уже задержала не один десяток диверсантов-нарушителей рубежа.

— Таня поступила как настоящий пионер-ленинец и советский патриот! — закончил рассказ о пионерке начальник клуба.

Слова руководителя крепко запали в голову Вите. Он думал о них дома; в школе тоже часто ловил себя на том, что старается представить в своем воображении, какая из себя Таня Баранова, хорошо ли она учится, как она решилась отдать Гильду.

«Молодец Таня Баранова! — рассуждал про себя мальчик. — Правильно сделала. Надо всем так...».

Но при одной мысли, что для того, чтобы повторить поступок Тани, нужно расстаться с Буяном, у него больно сжималось сердце.

Вечерами, перед сном, Витя подолгу ласкал Буяна и разговаривал с ним. Овчарка клала тяжелую голову на край постели и, зажмурив глаза, замирала, прислушиваясь к негромкому голосу мальчика и прикосновению его рук, щекотавших у собаки за ушами.

— На границу пойдешь, а, Буйка? — спрашивал Витя, прижимаясь лицом к собачьей голове, и, чувствуя, как сразу подступают слезы, поспешно отвечал себе: нет, невозможно. Даже Мурка, наверное, стала бы скучать без Буяна...

Приближался День Советской Армии — ежегодный праздник Советских Вооруженных Сил, оберегающих труд и счастье родной страны. Весь народ готовился встретить его какими-нибудь достижениями, а Витя все еще не знал, как ему поступить.

Но вот однажды, с жадностью проглатывая книгу о доблестных защитниках Родины — саперах, танкистах, артиллеристах, разведчиках, — он наткнулся на рассказ о пограничной собаке, погибшей вместе с проводником при отражении бандитского нападения из-за рубежа. С этого времени образ погибшей собаки стал постоянно преследовать его. Почему-то в воображении он сливался с Буяном, Гильдой, и Витя не знал, где Буян, где Гильда, а где эта неизвестная собака. И вот тогда-то, наконец, решилась судьба Буяна.

Однако прежде чем решиться на такой поступок, надо было посоветоваться с родными. Витя поделился своими мыслями с матерью. Он ждал, что она будет возражать и приготовился доказывать ей, как это важно и необходимо, чтобы все пионеры поддерживали свою армию, но вместо этого она неожиданно привлекла его к себе и ласково провела рукой по голове сынишки.

— Мальчик мой дорогой! — сказала мама. — Ты растешь настоящим патриотом, и это очень, очень радует меня. Твой дедушка погиб от рук колчаковцев, а отец был ранен, защищая советскую власть под Ленинградом. Буян принадлежит тебе, ты его вырастил, ты с ним занимался, ты волен и распоряжаться им... Делай так, как подсказывает тебе твое сердце. Подумай, не будешь ли раскаиваться потом. Посоветуйся с папой...

Папа ответил вопросом на вопрос:

— А жалеть не станешь? Сделать недолго... — И испытующе посмотрел сквозь очки на сынишку.

— Если все будут жалеть... — медленно произнес Витя и недоговорил.

— Правильно. Я вижу, ты не напрасно носишь этот красный галстук. Поступай, как найдешь нужным. Хотя, конечно, Буяна жалко...

Заручившись согласием родных, Витя переговорил с начальником клуба. Тот тоже одобрил намерение мальчика и дал адрес, куда следовало направить заявление, но Витя, подумав, решил, что напишет по другому адресу, который был для него и ближе, и дороже, и понятнее.

Последний разговор произошел с пионервожатым. В отряде знали про Буяна и всегда интересовались успехами собаки. Вожатый выслушал Витю стоя, с суровым, сосредоточенным лицом, и после сказал:

— Ты хочешь сделать правильно. Ты не забыл, почему пионер при салюте держит руку над головой? Потому что он общественное всегда ставит выше личного. И очень хорошо, что ты поступаешь именно так. Я сообщу о твоем поступке совету дружины, и мы вынесем тебе благодарность от лица всей дружины...

— Не надо! — растерянно воскликнул Витя. — Я ведь не ради этого...

Вечером Витя сел писать письмо. Он долго думал, писал, зачеркивал, брал новый чистый листок бумаги. Ему хотелось написать много-много, чтобы выразить все свои чувства и мысли, но он подумал о том, что он пионер и мужчина, — и написал всего несколько строк.

«Уважаемый товарищ Сталин! Я вырастил собаку. Прошу, чтобы ее взяли на границу. Пусть она помогает славным пограничникам охранять нашу страну от врагов».

Потом подумал и приписал:

«Извините за беспокойство. Вы ведь очень заняты, я знаю». —

И ниже поставил свою подпись и адрес. Письмо он вложил в конверт, а на конверте написал:

«Москва, товарищу Сталину Иосифу Виссарионовичу, другу всех трудящихся и юных пионеров».

Утром, по дороге в школу, он опустил письмо в почтовый ящик и стал ждать ответа.

Ждать пришлось не очень долго. Дней через десять к ним в дверь квартиры постучал человек в шинели и в фуражке с зеленым околышем. Увидев его, Витя замер: (пограничник!

Откозыряв, посетитель сказал, что он из погранотряда (это слово заставило быстрее забиться сердце мальчика) и прислан за тем, чтобы осмотреть собаку. Он проверил у Буяна зубы, ноги, рост и написал в акте:

«Собака по кличке Буян нормального роста, хорошей упитанности. Активная, смелая. Годна для службы на границе».

И вот наступил канун Дня Советской Армии. Еще с утра Витю предупредили, что завтра состоится передача пионерами собак пограничникам. Вечером отец ушел на торжественное заседание в театр, а Витя уединился в свой уголок, где обычно готовил уроки, вытащил объемистую общую тетрадь в черном клеенчатом, переплете, которую всегда тщательно прятал от посторонних взоров, и сел писать дневник.

Ему было и грустно, и радостно. Завтра Буян уедет далеко-далеко, и, может быть, Витя больше никогда не увидит его. Да, да, вероятно, не увидит, надо быть готовым к этому. Буян может погибнуть в схватке с врагами а если даже и будет жить, то все равно больше никогда не вернется в свой родной город.

В дневнике Витя написал:

«Сегодня я прощаюсь со своим Буяном. Завтра он уедет охранять границу. Мне очень тяжело. Я так люблю его. И он тоже привязан ко мне и к нашей семье. Мне очень жаль расставаться с ним, особенно сейчас, когда он стал таким большим, сильным и умным.

Он такой ласковый и не выносит грубого обращения. Лаской от него можно добиться чего угодно, но стоит его ударить, как он заупрямится и ни за что не выполнит приказания, даже если избить его до полусмерти. Это очень хорошая черта, по-моему.

Я долго думал перед тем, как послать письмо: писать или не писать? Потом решил: все-таки надо написать, надо расстаться с Буяном, он принесет больше пользы на границе, чем у меня. Может быть мы и встретимся когда-нибудь. Узнает ли он меня?...».

Минула ночь. Все утро Витя был молчалив и задумчив. Отец и мать обменивались понимающими взглядами, но ни о чем его не спрашивали. В половине двенадцатого Витя надел на своего друга ошейник, прицепил Буяна к поводку и в последний раз повел его.

На одной из площадей города собралось много народа. Лаяли собаки, которых удерживали за поводки пионеры — юные друзья обороны. Отдельной группой стояли пограничники.

Ровно в двенадцать начальник клуба открыл коротенький митинг. Он сказал, для какой цели они собрались сегодня здесь, упомянул о значении и задачах служебного собаководства. В течение его речи пионеры и пограничники молча стояли двумя шеренгами, одна против другой, на расстоянии нескольких шагов. Витя стоял как раз напротив того пограничника, который приходил к ним домой, и все время думал о Буяне. Он находил облегчение для своих чувств в том, что не он один передает свою собаку, — многие пионеры расставались навсегда со своими четвероногими друзьями, по собственному желанию и инициативе решив подарить их Родине.

Твои верные друзья

Буян, конечно, не мог знать, что все это значит, но инстинкт подсказывал ему, что происходит что-то важное, и пес нервничал. Он то тесней приваливался к Вите, то порывался попрыгать на него, то давал лапу, хотя ее никто не просил у него. Витя осторожно дергал поводок, старался незаметно успокоить собаку, а у самого сжималось сердце и комок подступал к горлу.

Раздалась команда. Пионеры подтянулись, пограничники сделали по три шага вперед. Поводок Буяна очутился в руке пограничника, знакомого Вите; Витя сделал шаг назад, а новый хозяин собаки заступил на его место.

Церемония кончилась. Витя плохо видел, как уводили Буяна, как верный друг все оглядывался назад, а его вожатый осторожно подтаскивал упирающуюся овчарку вслед за собой. Увидев, что Витя уходит в противоположную сторону, пес попытался вырваться, но тщетно — проводник крепко держал поводок. И словно понимая, что сопротивление бесполезно, собака повесила голову и, тихо повизгивая, повлеклась за новым хозяином. Мелькнул в последний раз пушистый хвост, и Буян скрылся из глаз.

Обратно Витя шел вместе с начальником клуба. Начальник понимал состояние мальчика и старался отвлечь его от грустных мыслей.

— Вырастишь другую собаку. Дадим тебе хорошего щенка, — говорил начальник, но Витя не слушал его. Дождавшись своего переулка, он скорей попрощался и почти бегом поспешил домой.

Дома было пусто. Мама предусмотрительно убрала подстилку Буяна, на ее месте стоял стол. Витя отказался от ужина, торопливо разделся, юркнул под одеяло и тут дал волю душившим его рыданиям.

Прости-прощай, Буян! Больше никогда Витя не пойдет в лес с Буяном, не увидит его радостных прыжков...

Но вскоре в душе мальчика поднялось какое-то новое для него чувство — чувство гордости и удовлетворения от сознания, что он сделал что-то очень хорошее, и это чувство становилось все сильнее. Он перестал плакать и подумал о том, что, наверное, Буяну, будет хорошо там, куда повезет его пограничник, что собаку будут любить как любил ее сам Витя. Потом он начал мечтать, какие подвиги совершит Буян на границе, и это окончательно утешило его. С тем, в слезах, но успокоенный и счастливый, крепко обняв подушку руками, он и уснул.

ЗАЩИТНИКИ РОДНЫХ РУБЕЖЕЙ.

Твои верные друзья

Тяжелые капли дождя барабанят в окна заставы. В печной трубе тоскливо завывает ветер. Сильные порывы его порой сотрясают деревянное здание. На дворе — холодная дальневосточная осень.

Но на заставе тепло и уютно. В красном уголке собрались свободные от службы пограничники. Читают газеты, привезенные утром на этот далекий пост, где советские люди день и ночь несут неусыпную вахту. Застава стоит в стороне от дороги, и газеты приходят сразу толстой недельной пачкой...

Правда, есть радио, оно регулярно сообщает все новости, все, что случилось в необъятной Советской стране и за ее рубежами. Радио слушают жадно, с превеликим вниманием. И тем не менее, какое наслаждение взять свежую (свежую, конечно, относительно) московскую газету, развернуть ее, услышать шелест ее листов.

Газеты читают вслух. Каждая статья вызывает оживленный обмен мнений. Особенно волнуют сообщения об успехах земляков в труде; а ведь на заставе есть и уральцы, и сибиряки, и волжане; можно встретить среди них колхозника и сталевара, тракториста и прославленного охотника-промысловика... А вот еще статья: пограничники на среднеазиатской границе задержали нарушителей, остатки басмаческих банд, которые порой все еще пытаются прорваться из-за кордона.

Статья выслушивается с напряженным вниманием.

Чтец умолк. Секунда молчания. Каждый так ясно представляет эту картину: ночь, два пограничника и собака, нарушители, крадущиеся в непроглядной тьме...

Да, картина знакомая! Для того они, пограничники, и стоят здесь, на рубежах советской земли, чтобы неприступной стеной сдерживать разных наемных убийц — шпионов, диверсантов, налетчиков, поджигателей, которых засылают к нам правители враждебных капиталистических государств.

— А у нас? Помните, как Корд задержал? — вспоминает один из бойцов. — Тоже ловко получилось!

Однако об этом случае известно не всем. На заставе есть молодые, недавно прибывшие бойцы. Среди них — коренастый крепыш Василий Пронин, вожатый сторожевой собаки Буяна. Он очень привязан к своему мохнатому товарищу и другу, и все, что касается четвероногих помощников пограничников, сильно интересует его. Он просит рассказать о Корде.

— Да что тут рассказывать? — с нарочитой небрежностью, которая еще больше возбуждает любопытство необстрелянных новичков, роняет плечистый, могучего роста и сложения, старшина Метелицын. — Знатное было дело! — И в нескольких словах он повествует о том, как Корд задержал нарушителя, который уже сумел перебраться через границу в самом глухом месте, однако далеко не ушел — собака все-таки напала на его след и помогла пограничникам выловить врага.

Если послушать старшину Метелицына, так все, в общем-то, получилось несложно и просто: ну, пошли, ну, нашли, ну, задержали... О чем еще говорить? Об опасностях и трудностях, подстерегающих пограничника? Так без них здесь не бывает.

Но все равно, рассказ нравится Пронину, да и не только ему одному. Чего недостает в рассказе, то дорисовывает воображение.

— Ловко... вот ловко-то! — восклицает Пронин, а сам думает «Да всякая ли собака сумеет сделать так? Эх, если бы мой Буян...».

Он не успевает решить, что должен сделать Буян, как в комнате появляется дежурный и громко объявляет:

— Товарищи, в наряд!.. Старшина Метелицын, с собакой в дозор!

Великан Метелицын вскакивает, будто подброшенный пружиной, привычным движением заправляя на ходу гимнастерку за ремень, идет в угол, где висят шинели, затем к пирамиде с оружием и скрывается за дверью. Вслед за ним покидают помещение и другие.

Василий думает: «Не мне. Стало быть, еще ждать», — и незаметно вздыхает.

ПОД ДОЖДЕМ.

Шум дождя заглушает тяжелое дыхание Метелицына и его собаки. Сколько времени они уже бегут? Подсчитывать некогда. Может быть, двадцать, а может быть, и тридцать километров остались позади. Только вышли на свой участок, и сразу натолкнулись на свежий след. Послав второго пограничника, шедшего вместе с ним, сообщить о находке на заставу, сам Метелицын с Кордом пустились в преследование.

Враг, вероятно, надеялся, что дождь поможет ему проскользнуть незамеченным, но от Корда не скроешься... Нагнув голову, собака бежит по следу нарушителя. Сзади, крепко ухватившись за конец длинного поводка, поспевает старшина Метелицын, инструктор службы собак, опытный пограничник-сверхсрочник.

Нарушители, — а их было несколько, — оказались хитрые да изворотливые. Путаными петлями переплетались следы: вот они выходят из лесу на поляну, пересекают болотце, вновь поворачивают в сторону границы, но ненадолго — ведь ясно, что не граница интересует их... Еще петля — и следы исчезли, дождь смыл их. Корд поднял голову и насторожил уши. Влажная мочка носа жадно втягивала насыщенный сыростью воздух. Там, где терялись следы на земле, собака прибегала к «верхнему чутью».

Корд — ветеран. Уже пятый год несет он службу на границе. Это громадный, угрюмый пес, недоверчивый и злобный, нечувствительный ни к проливному таежному дождю, ни к переменам температуры. Перенесенные испытания выработали характер собаки, закалили ее. Много схваток с врагами пережил Корд за эти годы, немало захватывающего могла бы поведать собака, если бы умела говорить. Лишь светлые пятна седых волос указывают на те места, где под мохнатой шубой скрываются рубцы от старых ран.

С первых дней по прибытии на заставу Корд сделался любимцем всего погранотряда. Здесь любят и уважают смелых, мужественных людей, не отступающих перед опасностью; такие же требования предъявляют и к собаке — помощнику бойца. А Корд оказался именно таким. И хотя собака не признавала ничью ласку, кроме ласки своего вожатого, каждый боец, при случае, обязательно старался оказать ей знаки своего расположения.

Злобу Корд имел непомерную. Подозрительность, с которой он относился ко всему чужому, вошла на заставе в поговорку. Чутье и слух выделяли его даже среди других хороших овчарок. Все вместе взятое и, кроме того, большой опыт работы по следу, приобретенный им за годы службы на границе, по праву делали Корда лучшей собакой на заставе.

Четыре с лишним года они неразлучны — Метелицын и Корд. Только одного Метелицына признает Корд, только ему одному повинуется, о нем об одном тоскует, когда того нет поблизости. Он был привязан к старшине, а старшина — к нему. Недаром, когда вышел срок действительной службы в армии, Метелицын остался на сверхсрочную. Жаль было оставить товарищей, этот небольшой крепко срубленный дом на вершине холма, с подсобными помещениями для животных, с утрамбованной площадкой для спортивных занятий, с высокой мачтой радиоантенны, на которую во время перелета садятся певчие пташки; жалко было расстаться и с Кордом... Жизнь на границе сурова, опасности подстерегают на каждом шагу, но, может быть, именно поэтому так дорога эта пядь советской земли, которую народ доверил охранять тебе!

Охраняй, боец, эту землю, береги ее пуще глаза!

И вот опять они, Метелицын и его четвероногий помощник Корд, спешат по следам, чтобы задержать, обезвредить врагов своего государства. Не уйти врагам, не уйти!

А вокруг — тайга, дремучие дебри, куда, может быть, даже не всякий зверь заходит.

Неприветливо в тайге, когда льет осенний затяжной дождь. Не поют птицы, не качают приветливо головками цветы; кругом слышится лишь шорох падающих капель, однообразный шум дождя, да шуршат опавшие листья под ногой...

Лес расступается, открыв большую поляну. Здесь, теряясь в непроходимой топи, прихотливо извиваясь в густой болотной траве, протекал ручей. Корд направился к воде. Хитрят враги, думают сбить собаку со следа, — да выйдет ли?

Пограничник спустил овчарку на всю длину поводка. Описав на месте круг, пес прыгнул в высокие заросли камыша и осоки, скрывавшие всю береговую линию. Отфыркиваясь от попадавших в ноздри капель воды, он возился там, как будто ловил кого-то, через минуту выскочил на берег, по брюхо облепленный жирной болотной грязью, и опять устремился в глубь леса.

Старшина едва поспевал за собакой. Ага, что это чернеет там впереди? — «Тихо, Корд, нет ли там людей?» — Но Корд продолжает неудержимо тянуть вперед и лишь ненадолго задерживается около того предмета, который возбудил подозрение у пограничника. Это шалаш. В нем кучка еще теплой золы и углей. — «Они были здесь недавно», — делает заключение старшина. — Очень хорошо. Значит, они не могли уйти далеко».

— След, Корд, след!

Но Корд и так не теряет понапрасну ни одной секунды. Он беспокойно забегал вокруг шалаша, затем повернул к кустарнику. Опять через заросли и болота он ведет Метелицына по следам нарушителей.

Дождь не унимался. Метелицын промок до нитки. Тяжелой и пухлой стала шинель, вода хлюпала в сапогах. С Корда лились целые потоки. Он тряс головой, плотно прижимал уши, чтобы дождевые струи не залились в раковины.

Равномерный шум падающей воды заглушил все звуки. Даже не слышно стало шелеста осенней листвы под ногами. Листья намокли и плотным рыжим ковром устлали землю.

В глубине леса вдруг глухо ударил выстрел. Пограничник мгновенно упал, заставив прижаться к земле и собаку, и с удивительной для его громадной фигуры ловкостью и проворством, сжимая в руке винтовку, пополз к ближайшему дереву, чтобы укрыться за его толстым стволом. В него стреляли. Пули звонко дзинькали о стволы деревьев, срывали с ветвей последние пожелтевшие листочки, зарывались в толстый лиственный ковер на земле.

С минуту пограничник отлеживался у корней дерева, не высовываясь, стараясь по звуку определить, откуда стреляют. Затем осторожно, неслышными и как бы даже неуловимыми движениями выдвинул винтовку вперед, прицелился. Выстрел, другой, третий... В лесной чаще трудно поймать на мушку человека. Тем не менее, Метелицын заметил: там за кочкой прятался один из врагов.

Корд лежал рядом с пограничником, тесно прижавшись к нему, и, свесив длинный дергающийся язык, от которого шел пар, прерывисто и часто дышал.

Левой рукой, не выпуская из правой винтовки, Метелицын отстегнул поводок и тихо приказал:

— Ползи!..

Корд, подтягиваясь на передних лапах и подбирая под себя задние, пополз в сторону. Исчез в кустарнике. Выстрелы с той и другой стороны прекратились. Метелицын ждал.

Бандиты никак не предполагали нападения сзади. Они видели, что пограничник один, подмога к нему не могла придти так скоро. А Корд в это время, незамеченный и оттого еще более страшный, продолжал ползти. Вот он уже недалеко от одного из врагов, — Метелицын напряженно наблюдал за ним...

— Фасс! — раздалась команда.

Прыжок! Белые, крепкие, как из железа, зубы впились в руку врага, заставив его выпустить оружие. Нарушитель вскочил, замахнулся свободной рукой на собаку. Грянул выстрел пограничника. Мертвый враг упал.

Затрещали выстрелы уцелевших врагов. Целились в овчарку. Но она в два прыжка уже скрылась в зарослях.

Метелицын, меняя позицию, отполз к другому дереву. Он двигался совершенно неслышно, неприметно для противника. Да и могло ли быть иначе: эту сноровку он приобрел еще до армии, бродя с ружьем по тайге. Переползая, старшина успел заметить в кустах перебегавшего врага и наповал уложил его. Это был второй. Но сколько их, он не знал.

Его обветренное и мужественное лицо было деловито и серьезно. Момент был, конечно, очень опасный. Но старшина меньше всего был склонен размышлять об этом. Ко всему происходившему он относился так, как будто выполнял какую-то очередную работу, — выполнял добросовестно, не нервничая и не торопясь. Это был опытный и обстрелянный боец. За долгий срок службы на границе он привык к постоянному чувству опасности, к тому, что в любую минуту могла случиться вот такая погоня, перестрелка, внезапное ранение или даже смерть. И потому, как все, что входит в жизнь, как неизбежная необходимость, как нечто само собой подразумевающееся, это не страшило его. Метелицын надеялся на свою ловкость и сметливость, на свою огромную физическую силу, которая могла пригодиться, если дойдет до рукопашной. Он либо один управится с врагами, либо удержит их на месте, пока подоспеют товарищи. Он был готов на подвиг, вовсе не думая о нем.

Он опасался только одного: как бы его не обошли сзади. Но на этот случай мог пригодиться Корд.

А Корд? Он даже не рычал в такие мгновенья. Он знал, что рычать нельзя, пока сам не перешел к нападению, — к этому приучили его длительной тренировкой. Где-то в темных тайниках его мозга жила постоянная страсть к охоте и преследованию, издревле присущая собаке; эта страсть путем дрессировки подавлялась в одном направлении и развивалась в другом. Нельзя было заниматься охотой на зверей и птиц, которых было во множестве на границе, — можно и нужно преследовать, ловить человека-врага. Эту обязанность Корд знал и всегда был готов ее выполнить.

Твои верные друзья

Кроме того, инстинкт подсказывал ему об опасности. Эта опасность грозила ему, Корду, и — что было еще более важно для собаки — грозила его другу-человеку, старшине Метелицыну. А этого человека Корд готов был защищать хоть ценой собственной гибели.

Весь наполненный яростной злобой к людям, прячущимся в кустах, Корд выжидал удобный момент для нового нападения. К тому же стремился и Метелицын.

Щелкнув затвором и потянувшись рукой к подсумку, пограничник обнаружил, что патроны кончаются. Неприятный холодок пробежал у него по спине. Но он сейчас же подавил в себе внезапно возникшее чувство острой тревоги и, умело маскируясь, припадая к земле всем своим крупным телом, осторожно пополз к убитому нарушителю.

Выстрелы сразу сделались частыми, однако густые заросли и неровности почвы способствовали осуществлению замысла Метелицына. Маузер убитого врага очутился в руках пограничника. Укрывшись за пнем, он снова стал стрелять, расчетливо расходуя каждый патрон. Из-за кустов донесся крик боли. Еще одна пуля достигла цели.

Все это время Корд незаметно шнырял в чаще, готовясь к очередному нападению на врагов.

Вопль ужаса и звериное рычание собаки возвестили, что пес настиг новую жертву. Стрельба прекратилась.

Метелицын слегка приподнялся. Выстрелов не последовало. В зарослях заливисто залаял Корд. Пограничник, на всякий случай пригнувшись, подбежал к собаке. На земле валялись гаечные ключи, «лапы», применяемые для развинчивания рельсов, связка других инструментов. Диверсанты шли с заданием разрушить железную дорогу и произвести крушение. Последний из них, оставшийся в живых, воспользовавшись перестрелкой, бросил инструменты и исчез в чаще.

Корд с пограничником снова кинулись по следам. Теперь преследование велось в обратном направлении, ибо следы вели ж границе. Нарушитель, видимо, отбросил мысль о диверсии и думал лишь об одном: как бы ему спастись бегством.

Вот и граница — неширокая полноводная река. Нарушитель находился уже на середине водного пространства, за которым начиналась чужая земля. Размашисто загребая руками, он плыл к противоположному берегу.

Встав на одно колено, прямо с хода, не переводя духа, Метелицын вскинул винтовку, но выстрелить не успел. Его опередил Корд. Гигантским прыжком овчарка перелетела через прибрежные камыши, быстро доплыла до беглеца и схватила его за одежду.

Завязалась борьба. В воду погружалась то голова человека, то морда собаки. Каждый тянул в свою сторону. Овчарка впилась в руку врага. Тот дико закричал:

— А-а-а!..

Крик оборвался; диверсант захлебнулся и пошел ко дну.

Корд воспользовался этим. Не выпуская своей добычи из пасти, он направился к берегу. Он плыл тяжело, то погружаясь, то выныривая: ноша тянула его. Вот, наконец, и берег. Пограничник встречает верного пса.

Нарушитель был жив, хотя сильно нахлебался воды. К вечеру Метелицын доставил его на заставу.

Когда об этом происшествии стало известно всему личному составу погранпоста, молодой боец-первогодок Василий Пронин опять вздохнул втихомолку.

«Ведь вот же есть какие люди! Опять Метелицын с Кордом отличился! А когда мы с тобой, Буян?».

В этих мыслях проявлялось благородное стремление молодого бойца как можно лучше и самоотверженнее послужить Родине, которая прислала его охранять родные рубежи.

Собака, как будто понимая чувства вожатого, сочувственно виляла хвостом. Буян тоже успел уже крепко привязаться к молодому пограничнику, на которого после своего первого хозяина — пионера Вити — перенес всю свою любовь.

В ТУМАНЕ.

Шли дни. Дни складывались в недели, недели — в месяцы. Прибавлялось опыта и знаний у бойца Пронина. Он исправно ходил в дозор, верой и правдой служил Родине. Сначала его посылали с более опытными товарищами, потом стали доверять самостоятельные задания.

Он учился у старшины Метелицына. С Метелицына брали пример все молодые бойцы. Старшина охотно делился своими знаниями и опытом, подолгу объяснял, как следует делать то, другое, а потом снисходительно-покровительственно, но ничуть не обидно для собеседника, добавлял обычно: «А ты как думал?».

Пронин перенимал его приемы, старался так же примечать каждую мелочь. Не простое это было дело. Сибиряк Метелицын был прирожденным охотником; он с детства дышал воздухом тайги. Пронин же вырос в городе, до призыва в армию работал на крупном металлургическом заводе. Ему лесная наука давалась труднее. А без такой науки пограничнику не служить. В лесу он должен чувствовать себя, как дома.

Поднялись птицы и кружатся над опушкой. Почему они поднялись? Кто их всполошил? Может быть, злой человек — враг пришел из-за рубежа и прячется в чаще. Будь начеку.

Сердится белка на дереве, квохчет, как наседка. При тихой погоде ее слышно метров за двести. Почему она сердится? Бывает, что она ворчит так на человека.

Пошел в наряд — не забудь взять компас. Но и без компаса знай: растения тянутся к югу, с севера их больше сечет ветер, мхи и лишайники больше растут с подветренной стороны. Потерял компас — умей ориентироваться на местности по приметам.

Будь всегда предельно наблюдателен, придирчиво вникай в каждую, даже в самую неприметную деталь; искусство следопытства изучи лучше, чем знали его индейцы во времена Фенимора Купера; главное на границе — бдительность.

Большая наука, всего не перескажешь. Нужно изучать ее долго и терпеливо. И только когда узнаешь все до тонкости, только тогда можешь сказать с полным правом: я — пограничник!

А что касается всего прочего, что положено советскому бойцу: стрелять метко из винтовки и личного оружия, бить из пулемета, уметь бросить гранату, знать назубок устав, — нечего и говорить. Должен знать досконально.

И Пронин учился всему этому.

Учился и Буян — по-своему, конечно.

Пионер Витя, в далеком советском городе вырастивший собаку и подаривший ее для пограничной службы, пожалуй, и не узнал бы теперь своего питомца. Живя зиму и лето в неотапливаемом помещении для сторожевых и розыскных собак, часами бывая на морозе в дозоре, вынужденный часто подолгу лежать на снегу, Буян оброс длинной густой шерстью, которая изменила его формы, сделала его крупнее, могутнее, грубее. Что тренировки мальчика — детская забава! Вот когда пришла настоящая суровая школа. Но мы должны сказать и в защиту Вити: не будь его тренировок — не получился бы из Буяна настоящий пограничный пес. Хорошую, крепкую воспитал Витя собаку; и за это Пронин не раз был благодарен ему.

Боец переписывался с прежним хозяином Буяна. Витя писал:

«Я взял нового щенка и хочу вырастить из него такую же хорошую собаку, как Буян. Я не забыл Буяна и попрежнему люблю его. У нас все в семье помнят его. И ребята в школе тоже помнят. Они часто расспрашивают меня про него. Вы мне пишите чаще, товарищ Пронин. Я очень хотел бы познакомиться с вами лично и повидать Буяна. Узнает ли он меня? Вы его любите, и он тоже будет вас любить».

Читая последние строки витиного письма, Пронин не мог удержаться от улыбки. Да как же бойцу не любить своего боевого друга. Тут дело ясное.

Когда молодой боец еще только прибыл на заставу, старшина, вручая ему собаку, сказал:

— Береги ее. Это твое лучшее оружие. И об опасности предупредит, и в трудную минуту поможет. И всегда на взводе. Как ружье, готовое выстрелить!

Гладя собаку, Пронин частенько повторял эти слова.

— Всегда на взводе... Ну, хорошо!

_____

С наступлением зимы охранять границу стало труднее. Река замерзла, покрылась толстым льдом и перестала служить препятствием для диверсанта. Сильные морозы с туманами и слепящие глаза снежные метели порой закрывали границу сплошной белой завесой. В такие дни особенно напряженной жизнью жила застава.

Враг мог обрушиться каждую минуту. Он мог совершить нападение на заставу или же, невидимый в тумане, проскользнуть через рубеж и раствориться в огромной советской стране, шпионя, сея за собой вредительство.

С удвоенным вниманием прислушивались к каждому шороху пограничники, сжимая в крепких руках винтовки. А мохнатые часовые, насторожив уши, чутко нюхали густой и осязаемый белесый воздух.

Местность вокруг заставы была низкая, болотистая. От этого туманы держались месяцами. Днем было, как в сумерках; ночью весь мир будто окунался в чернила.

В такую-то погоду Пронин вдвоем с товарищем и Буяном вышел в очередной дозор. Теплые шапки-ушанки и бараньи тулупы, надетые поверх полушубков, надежно защищали пограничников от сорокаградусного мороза. Буяна грела его шуба.

С каким-то особым чувством ответственности за порученное дело заступил сегодня Пронин на свой боевой пост на границе. Накануне его приняли в комсомол, и он был полон веры в свои силы, в способности до конца выполнить свой долг.

Второй пограничник пошел по ответвлению тропинки, а Пронин, придерживая Буяна за поводок, медленно шел вдоль рубежа, зорко поглядывая по сторонам. День клонился к вечеру, туман заметно густел, застывая на лице инеем.

Едва заметная дорожка, протоптанная пограничниками, спускалась в низину. Этот участок границы издавна считался у них самым безопасным. Низина была заболочена. Болото не замерзало даже в самые лютые морозы. Нарушителю тут не пройти. Василий ускорил шаги. В своем громадном тулупе до пят он казался необычно большим и неуклюжим; издали его можно было принять за медведя. Лицо от постоянного растирания рукавицей стало яркобурачного цвета, а брови и ресницы обросли инеем, отчего он сделался похож на елочного деда.

Кажется, сегодня опять будет все благополучно... Ну, что ж оно и лучше. Значит, крепко заперта советская граница на замок для всяких нежелательных гостей.

«Порядок, Буянко!» — хотел сказать вслух Василий, но, вспомнив, что на границе каждый звук может привести к неожиданным последствиям, только молча потрепал собаку по шее.

Буян вильнул хвостом, но даже не повернул головы — он усиленно нюхал снег. Потом поднял нос кверху и стал втягивать ноздрями воздух.

Внезапно он обнаружил признаки волнения. Взъерошилась шерсть на загривке и вдоль хребта, уши плотно прижались к затылку, как будто собака была готова броситься на кого-то, морда приняла злое выражение. Рванувшись в сторону, он потянул за собой вожатого. Они сошли с тропинки в болото.

Почва под ногами сразу стала зыбкой, хотя толстый слой снега покрывал болото. Василий провалился раз... провалился два... Под нотами чмокнуло. Вытащив ногу из снега, он увидел, что валенок вымазан в густой черной жиже. Дальше идти было невозможно — начиналась топь.

Но Буян продолжал рваться вперед и тащил за собой вожатого Василий, ступая с оглядкой, продвинулся еще на несколько шагов. Валенки были измазаны уже до половины. За голенища набился снег, он медленно таял и холодными неприятными струйками стекал по голеням к ступням.

Вот и Буян провалился по брюхо. Он тоже перемазался в черном. Выскочив на кочку, пес задержался на ней на минуту Василий мало-помалу подтянулся к нему.

Наклонившись, он увидел на снегу какие-то странные следы Они цепочкой шли с той стороны рубежа и уходили в глубь болота. Следы были широкие, круглые и напоминали следы рыси. Но рысь оставляла после себя небольшие овальные лунки, эти же были совершенно плоские, глубокие и очень больших размеров. Можно было подумать, что тут прошел слон; однако он увяз бы в болоте, — да и откуда взяться слону? Что-то не слыхать, чтобы он водился в здешних местах...

Пограничник размышлял, стоя на месте и удерживая собаку около себя.

Это, конечно, не зверь: следы слишком большие. Значит, это человек?.. Он нарушил границу и прошел на советскую территорию.

Что-то словно ударило Василия в сердце; вслед за тем он ощутил ту удивительную ясность чувств, какая бывает у мужественного и отважного человека в бою. Как ловить нарушителя? Следы терялись в непроходимой топи.

Василий постарался спокойно обдумать создавшееся положение. Затем, притянув бешено рвущуюся собаку, выбрался на тропинку. Смеркалось. Василий спешил, пока не стемнело совсем, захватить нарушителя. Он и сейчас уже едва различал кусты в нескольких шагах от себя.

Скинув с себя тулуп, чтобы было легче, пограничник бегом бросился по кромке болота в том направлении, куда уходили следы. Буян вприпрыжку бежал рядом.

Внезапно из тумана выросла человеческая фигура. Василий не успел свернуть в сторону, и они с разбегу чуть не столкнулись друг с другом. В руке у неизвестного мелькнул револьвер.

В то же мгновение в воздух беззвучно взвился Буян. Поводок от сильного рывка вылетел из рук пограничника. Буян ударил неизвестного в грудь, как таран, и сбил его с ног. Человек и собака, вцепившись, покатились по земле. Револьвер выпал и провалился в сугроб.

Оттащив собаку, Василий направил на задержанного винтовку и приказал ему встать.

В этот момент в стороне метнулась какая-то тень. Грянул выстрел. Пограничник тихо охнул и, схватившись рукой за бок, стал оседать на снег. Усилием воли он заставил себя приподняться и, превозмогая жгучую боль, не давая опомниться задержанному, связал ему ремнем руки за спиной. Только тут он заметил на ногах у того какие-то нескладные приспособления, отдаленно напоминавшие круглые канадские лыжи. Эти приспособления и помешали бежать нарушителю в ту минуту, когда пограничник был ранен.

Тем временем, Буян, увязая в снегу и волоча за собой поводок, выскользнувший из рук вожатого, бросился за убегающей тенью и исчез, растворился в тумане.

Прошло несколько минут, в течение которых Василий успел еще туже затянуть руки задержанного и рассмотреть его лицо, насколько позволяло слабое освещение. Это был уже немолодой человек с острым хищным профилем лица; глубоко запавшие глаза его с ненавистью смотрели на пограничника. Даже сумрак вечера не мог скрыть это выражение. Испустив вполголоса ругательство на незнакомом Василию языке, он попытался порвать свои путы, но, убедившись, что это бесполезно, затих и только сверлил пограничника ненавидящим взглядом, казалось, подстерегая каждое его движение и словно втайне ожидая чего-то.

В тумане сухо треснул — будто обломился сухой сучок — револьверный выстрел. Заглушая проклятия человека, залилась бешеным лаем собака. Затем все стихло.

Через минуту послышался хруст снега. Из тумана медленно вышел человек и за ним — собака. Угрожающе поварчивая, Буян конвоировал задержанного. Нарушитель хромал и зажимал рукой рваную рану в плече.

Сняв с Буяна поводок, Василий связал второго задержанного.

Рана нестерпимо болела. Василий прижимал ее локтем, надеясь этим уменьшить кровотечение. Гимнастерка намокла от крови, горячие ручейки сбегали по бедру и голени в валенок. От потери крови у него мутилось в глазах и кружилась голова.

Он соображал: «Сколько же еще человек скрывается на болоте? Сумеет ли справиться с ними Буян? Не застрелили бы собаку, гады!

Какую штуку удумали — болотные ходули! А? На что хотели поймать! Не разберутся, мол...» Затем мысли перекинулись на другое: услышали или нет выстрелы на заставе?

Василий прикидывал, долго ли еще он сможет выдержать. Пожалуй, долго не продержаться: бок одеревянел и левая рука плохо слушалась. Мороз уже начал заползать под полушубок, в валенках лед и в глазах будто темнее... А два врага, переглядываясь, с тайным злорадством следили за ним.

Не в силах бороться с охватившей его слабостью, Василий сел на снег, широко раскинув ноги, чтобы не повалиться совсем, продолжая упрямо сжимать винтовку в окоченевших руках.

До ушей донесся топот нескольких пар ног. Свои или чужие? Из последних сил пограничник вскинул ружье наизготовку. В глазах заходили оранжевые круги.

Свои!

Пограничники окружили раненого товарища, подняли его. Злорадное выражение во взорах задержанных погасло.

Опять послышался хруст снега. Буян тащил за руку очередного нарушителя. Прокушенную правую руку нарушитель зажимал подмышкой.

Сколько же их, однако? Пограничники вслед за собакой спустились к болоту, однако топь не пустила дальше, и Буян опять ушел вперед один.

Вскоре раздались крики, рычанье, треск ломающихся веток. Через заиндевелый кустарник овчарка конвоировала еще одного преступника. Всех их она обезоруживала тем, что внезапно набрасывалась из тумана и прокусывала правую руку, а если враг пытался защищаться левой, то и левую. «Брать» врага за руку, тем самым выбивая у него оружие и лишая способности к сопротивлению, были обучены все пограничные собаки.

Пока Буян производил очередной обыск местности, пограничники тоже не сидели без дела. Действуя согласованно и четко, они, рассыпавшись, оцепили низину, прислушиваясь к звукам, время от времени долетавшим к ним из тумана, словно из-за опущенного занавеса. Теперь мимо них не прошмыгнула бы незамеченной и мышь. Лай Буяна раздавался то в одном, то в другом конце болота. Границу нарушители перешли на специальных приспособлениях для ходьбы по топи, но в тумане растеряли друг друга, и теперь собака поодиночке вылавливала их.

Твои верные друзья

После четвертого обнаруженного на болоте нарушителя Буян больше не пошел.

— Все, что ли? — недоумевали пограничники, которым уже начинало казаться, что вся эта процедура с уходом собаки и приводом нарушителей по одному может продолжаться бесконечно.

— Ищи! Фасс! — приказывал Василий, поддерживаемый под руки двумя товарищами, делая слабое движение головой в сторону болота.

Но Буян сел перед вожатым и, умильно заглядывая ему в лицо, вилял хвостом, решительно отказываясь продолжать поиски.

— Выходит, все, — сказал старшина. — Собака не ошибется. Однако лишняя проверочка никогда не помешает.

У него возникла мысль, как сделать эту проверку. Он приказал:

— А ну-ка, попробуем испытать трофеи! Становись на подпорки!

Пограничники прицепили к ногам то, что еще недавно служило врагам и что старшина назвал «подпорками», и, позвав за собой собаку, перекликаясь меж собой, тщательно обследовали всю низину.

Но — нет, больше не было никого. Собака не обманывала.

— Тогда пошли! — скомандовал старшина, когда все снова собрались вокруг него.

Услышав слово «пошли», овчарка, только что севшая около своего вожатого, вскочила и приготовилась конвоировать.

— Дьявол! — прошипел по-русски один из задержанных.

СХВАТКА У ГОРЯЧЕГО КЛЮЧА.

В пять часов утра очередной дозор вышел в обход. На сопках и в ложбинах лежал глубокий снег, над головой, на черном небе ярко мерцали крупные звезды. Пограничники осторожно, чтобы не наткнуться в темноте на деревья, пробирались по густой чаще, раздвигая ветки. Они пересекали хребты и возвышенности, поднимались на сопки, спускались в пади.

Агентурная разведка доносила, что где-то в районе Горячего ключа происходит систематическое нарушение границы. Все попытки обнаружить нарушителя до сих пор ни к чему не привели. Нарушитель был неуловим.

Через кордон передавались какие-то тайные сведения. Надо было этому помещать. Это был вопрос чести для пограничников. Но на сей раз враг придумал такую хитрую уловку, что поставил втупик даже самых опытных часовых границы.

Может быть, враги имеют на нашей территории своего тайного резидента, который использует почтовых голубей? Такие случаи бывали. Или где-нибудь у них спрятан радиопередатчик?

Пограничники получили строжайший наказ следить за перелетом птиц через границу. Но — тщетно. Ни один голубь не появлялся над рубежом. Не слышалось в эфире и позывных чужой радиостанции.

А нарушения границы продолжались.

Наиболее подозрительным считался участок у Горячего ключа — глухое, дикое и самое удаленное от погранпоста место. Только дурной медведь-шатун мог забрести туда в зимнее время. До человеческого жилья было далеко; лишь под осень приезжали иногда пограничники, косили густую траву в логу да ставили высокие стога сена, которые стояли до весны.

Охрана участка у Горячего ключа поручалась самым опытным пограничникам. С некоторых пор эту почетную обязанность несли старшина Иван Метелицын и недавно произведенный в младшие сержанты Василий Пронин. Каждого сопровождал второй пограничник-подчасок.

Недели за три до этого Пронин вернулся из госпиталя и вступил в строй. Он уже совсем оправился от последствий ранения, полученного при задержании большой группы нарушителей, пытавшихся перейти границу по болоту с помощью круглых лыж.

В эту ночь они совершали очередной обход участка. Две группы пограничников двигались друг другу навстречу. С одной стороны шла группа Метелицына с Кордом, с другой — Пронин с подчаском и Буяном.

У Горячего ключа они сошлись. Результат обхода — тот же, что вчера, что несколько дней назад: ничего подозрительного не обнаружено. Они лишь заметили след волка, пересекший границу и уже припорошенный снежком, и все. Конечно, и о волке будет упомянуто в очередном донесении, однако волки были не редкостью в это время года и не они интересовали пограничников.

Природа вокруг дышала суровостью. Черной стеной стоял лес. Из мрака ночи смутно выступали огромные и мрачные силуэты старых сосен и елей. Они протягивали длинные узловатые лапы ветвей, на которых лежали пушистые охапки снега. Ветви образовали почти сплошной свод над головой и укрыли глубокую лощину, по дну которой струился Горячий ключ, не покрывавшийся льдом даже в самые суровые морозы. От него поднимался пар. Растекаясь по лощине, пар сообщал всем окружающим предметам какую-то призрачность очертаний, как будто и этот молчаливый лес, и эта речка, текущая в обледенелых изломанных берегах, вот-вот поднимутся вверх и растают, как мираж.

В ночной тишине слышалось лишь мелодичное журчание воды да порой с сухим шуршанием ссыпался снег с ветвей.

Переговорив вполголоса, пограничники уже собирались разойтись, когда обе собаки одновременно начали проявлять признаки беспокойства. Они рыли снег и, натягивая поводки, громко втягивали ноздрями воздух. Снег был свежий, выпавший лишь накануне; на нем еще нельзя было найти ни одного следа мелких зверей и птиц; он прикрыл и все старые следы, оставленные обитателями леса. Но не будут собаки беспокоиться зря! Пограничники сделали внимательный осмотр местности, и при свете карманных фонариков им удалось обнаружить под свежей порошей два слабых отпечатка человеческой ноги. Странно: они были обращены носками в разные стороны. Можно было подумать, что это разные следы и ведут они в противоположные направления.

Пограничники стали совещаться. Метелицын, почти на голову возвышавшийся над остальными, предложил двоим подняться вверх по лощине, куда указывал носок одного следа, двум другим — направиться в обратную сторону.

Так и сделали. Предполагая, что нарушитель прошел в глубину советской территории и, стало быть, это направление более важное, Метелицын взял его себе. Пронин с товарищем в Буяном пошел к границе.

Сначала они подвигались спокойным быстрым шагом, чутко прислушиваясь к ночным шорохам и другим лесным звукам. Буян, казалось, забыл о найденном запахе и лишь время от времени нюхал по привычке снег.

Но вот Василий почувствовал, что натяжение поводка увеличилось — собака тянула вожатого за собой. Она не лаяла, лаять ей не полагалось, а только громко дышала и рвалась вперед. Отпустив поводок на всю длину, Пронин ускорил шаг, затем побежал. Подчасок бежал за ним.

Так пробежали они около километра. Внезапно Буян остановился и, тревожно фыркая, закружился на одном месте. Пограничники засветили фонарик. Снег был сильно истоптан, дальше, расходясь в разные стороны, тянулись две цепочки следов. Одну несомненно оставили человеческие ноги, другая... была следом волка — видимо, того самого, который час или два назад прошел через границу.

— Вот так задача! — сказал Василий, изучая следы.

Он мешкал не долго.

— Вперед! — И они побежали по человеческим следам.

Им не пришлось бежать далеко. Буян остановился, шерсть на нем встала дыбом, в глотке заклокотало сдавленное рычание.

У опушки леса кралась человеческая тень.

— Стой!

Щелкнул затвор. Человек оглянулся и, как ужаленный, отскочил за деревья. Убежать он не успел.

Пронин спустил собаку с поводка. «Фасс!» В несколько прыжков она достигла края леса и с хода вскочила на спину убегавшему. Он завизжал от страха и выхватил из-за пазухи нож. Пес опередил его, перенеся хватку на кисть руки. Нож выпал, неизвестный скорчился от острой боли. Подоспели пограничники в связали его.

Но что сделалось с Буяном? Напрасно Василий командовал ему: «Фу!» — собака не слушалась. Она садилась и тотчас вскакивала, снова принималась обнюхивать задержанного.

И вдруг... Сделав широкий круг по поляне, Буян пустился прочь.

— Ко мне! Буян! Ко мне! — взывал Василий.

Тщетно! Собака птицей мелькнула за деревьями и растаяла в предрассветной синеве.

Это было так не похоже на послушного, дисциплинированного Буяна. Только какой-то очень сильный раздражитель мог заставить его отказаться повиноваться вожатому.

— Отведи задержанного на заставу — крикнул Пронин и сам побежал за овчаркой.

Но разве может человек поспеть за собакой! Уже через несколько минут Василий должен был признаться себе, что догнать ее он не в состоянии. Тем не менее, он продолжал погоню, время от времени выкрикивая:

— Буян! Ко мне! Ко мне!

Сколько уже продолжалась эта погоня: час или два? Василий не мог сказать этого, ибо потерял ощущение времени. Капельки пота, выступившие на лбу пограничника, покрыли все лицо, как росой, застилая глаза и солеными ручейками набегая на рот. Рубаха и гимнастерка намокли и прилипли к телу.

Сначала он сбросил тулуп; потом — полушубок; но ему все было жарко. К утру мороз как будто усилился, однако пограничник не замечал его.

Стало светать — ночь кончилась. Померкли звезды в вышине, темный бархат неба поголубел и окрасился на востоке розовыми отсветами. На снегу появились искристые синеватые тени.

Пограничник устал. Он бежал уже несколько часов по глубокому снегу; ныряя в пади, взбираясь на косогоры. Грудь его высоко вздымалась, учащенное дыхание со свистом и хрипом вырывалось из широко раскрытого рта. Он шатался, винтовка казалась ему непомерно тяжелой; проваливаясь, он с трудом вытаскивал ноги из глубоких колдобин. Но в мозгу сверлило одно: «Догнать! Если не догнать, собака может погибнуть, ей не управиться одной...».

Вдруг он остановился, как вкопанный. Взгляд его упал под ноги, и при бледном свете нарождающегося дня он увидел, что бежит по следу не одного только Буяна. Перед ним на снегу явственно виднелись отпечатки лап двух собак. Один след был размеренный, спокойный — собака шла на рыси; второй — торопливый, неровный, видимо, след Буяна, спешившего догнать первую собаку.

Василий отер рукавом пот с лица. Отбросив со лба прилипшие волосы, побежал дальше. Неожиданное открытие словно придало ему силы. Буян гнался за собакой! Вот почему пес так долго обнюхивал нарушителя и, не слушая отзыва вожатого, бросился к лесу. Только его богатое чутье могло открыть ему присутствие необыкновенного диверсанта. Теперь многое становилось понятным.

Василий бежал уже из последних сил. Валенки мешали ему. Он сел, быстро стащил их с ног и побежал дальше в одних толстых шерстяных носках.

На бегу он старался привести в систему все события сегодняшней ночи. Совершенно ясно: тот след, который они обнаружили, когда обходили участок в первый раз, был следом не волка, а собаки, и эта собака пришла из-за рубежа. В лощине (там, где был сильно истоптан снег) ее ждал человек, пришедший с верховьев Горячего ключа, — вражеский агент, укрывающийся где-то на советской территории. Дальше они некоторое время шли вместе. Человек, повидимому, вложил в портдепешник собаки шпионское донесение и после этого они расстались. Собака побежала в сторону границы, а шпион хотел вернуться обратно... Тут его и захватили.

Все ясно. Вот чем объясняется неуловимость нарушителя границы. Шпионы использовали для своих подлых целей собаку. Человек не пересекал пограничного рубежа и даже не приближался к нему, а собака переходила его незамеченной, и ее след мог быть легко принят за волчий.

Стало быть, она опять несла за-границу донесение шпиона. Тем важнее изловить ее сейчас, немедленно.

Вот и граница. На запорошенной снегом поляне полосатый пограничный знак. У столба журчит в полынье незамерзающая речка. Здесь Горячий ключ уходит на территорию соседней страны.

Но что это?.. Под столбом, у кромки льда, что-то чернеет, слабо шевелится... Снег кругом измят, истоптан, забрызгав кровью. На снегу два тела. Два врага сплелись в смертельном объятии — Буян и другая овчарка, еще более крупная и мощная, чем он. Буян еще борется, но видно, что силы не равны.

Буян настиг чужую собаку у самого пограничного знака. Громадный черный пес с толстыми конечностями и массивной угловатой головой, размеры которой выдавали чудовищную силу его челюстей, неторопливо приближался к месту, где обычно переправлялся через речку и уходил на свою сторону. Он не впервые совершал этот путь, хорошо изучил его, и выполнял свою обязанность обстоятельно и равнодушно, как ремесленник выполняет ежедневную надоевшую и скучную работу.

Еще минута, и он оказался бы за пределами досягаемости. И тут Буян, нагнав, атаковал его. Буян намеревался, сбив врага с ног, впиться клыками ему в горло и задушить. Но он недооценил силу и опытность противника.

В то мгновение, когда Буян, как вихрь, налетел на черного, тот вдруг преобразился, точно электрическая искра пробежала по нему. В какую-то долю секунды, с быстротой и ловкостью, которые трудно было предполагать в нем по его виду, он успел отскочить в сторону; Буян ударил в пустоту, а чужая собака, обернувшись, в свою очередь сама напала на него. И вот тогда началась та страшная схватка у Горячего ключа, которую потом долго вспоминали на заставе.

На стороне Буяна была ловкость, подвижность молодости; черный пес превосходил его грубой силой, знанием приемов борьбы, несокрушимым упорством и выдержкой старого бойца. Борьба была жестокой и долгой. Буян нанес врагу множество ран, но черный выждал подходящий момент и беспощадные челюсти сомкнулись на плече пограничной собаки.

Напрасно Буян старался сбросить врага с себя. Он волочил его по земле, метался и рвался, — все было тщетно. Черный висел на нем. Он обладал весом дога и мертвой хваткой бульдога, и Буян начал уставать. Он попал в железный капкан. А черный, используя каждый удобный момент, как делают все бульдоги, медленно жевал и постепенно подбирался к горлу противника.

Да, это был опытный и хладнокровный убийца. Он не торопился, не старался ускорить развязку — он предпочитал действовать наверняка, зная, что жертва не уйдет от него.

Силы Буяна стали убывать, в сердце закрадывался ужас. Он начал понимать, что самому ему не вырваться из этих тисков.

Пионер Витя! Если бы ты видел сейчас своего друга. Как больно сжалось бы твое сердце при виде бедственного положения, в котором оказался твой любимец. Смерть уже стояла над ним. Лишь один человек мог сейчас спасти Буяна. И он, действительно, появился.

Пронин сразу понял, что грозит Буяну. Это заставило его напрячь остатки своих сил, чтобы поскорее придти на помощь овчарке. Не разбирая дорога, в потемневшей от пота гимнастерке, почти босой, он бежал напрямик по склону холма, полого спускавшегося к речке. Он был уже недалеко...

И вдруг что-то затрещало под ногами пограничника. Он почувствовал, что тело его теряет опору, куда-то валится... Василий попал в старую медвежью яму. Со страшной силой он ударился боком о что-то твердое, — тем самым боком, который три месяца назад пробила пуля диверсанта, — острая боль пронизала его всего, и, вскрикнув, он потерял сознание.

. . . . . . . .

Пока разыгрывались эти события, Метелицын также успел уйти довольно далеко. Время от времени он с помощью Корда находил следы, говорившие о том, что краем лощины недавно прошел человек, и в начале чувствовал себя вполне уверенно.

Но потом уверенность постепенно стала оставлять его. Осветив фонариком очередной отпечаток человеческой ноги, к которому подвел его Корд, он долго обследовал снег, встав на колени и что-то медленно соображая, и чем дольше это делал, тем больше хмурилось лицо старшины.

Странное дело: почему след больше вдавлен не в носке, а в пятке? Размышляя над этой загадкой, Метелицын прошел еще с полкилометра, потом остановился и хлопнул себя по лбу.

— Мы не в ту сторону идем! — заявил он товарищу.

— Почему не в ту? — изумился тот.

— Видишь след? — повел Метелицын лучиком фонарика у себя под ногами. — А ну, шагни... Где больше вдавлено — в носке? А здесь почему наоборот? Мы идем не за ним, а от него...

Второй пограничник все еще не понимал. Метелицын пояснил:

— У него на ногах были надеты колодки. Понял? Чтобы сбить вас с толку. А ты как думал! Надо идти обратно.

И он уверенно зашагал в обратном направлении.

Теперь Метелицын не тратил времени на отыскивание и разглядывание следов, а торопился как можно быстрее придти к тому месту, где они расстались с группой Пронина.

Немного не доходя до этого места, они встретились с пограничником, который вел на заставу задержанного. Коротко отрапортовав старшине, что тут произошло, конвойный задержался на минуту, затем, получив распоряжение выполнять приказ Пронина, двинулся дальше, а Метелицын с Кордом и «вторым номером» направились по следам Пронина и Буяна.

Неожиданно Метелицын обернулся и крикнул:

— Стой! Задержанного обыскали? Нашли что-нибудь?

— Нашли. Оружие и вот это... — И пограничник показал какие-то странные приспособления, наподобие подошв с каблуком а тесемками для привязывания.

— Видишь? — показал Метелицын эти предметы своему «второму номеру», и они поспешили дальше.

Метелицын торопился. Какая-то неясная тревога с каждым шагом все больше охватывала его. Почему убежал Буян? Собака сделала это неспроста.

Он так вышагивал своими длинными ногами, что его товарищ стал отставать от него. Однако Метелицын не останавливался. Он все ждал, что вот-вот за сугробами раздадутся собачий лай, человеческие голоса, или, на худой конец (он был готов и к этому), звуки близкой перестрелки, и через минуту он увидит своего друга. Пронина. Но время шло, Метелицын уже успел отмерять немалое расстояние, а никто не появлялся.

Что-то зачернело впереди на снегу. Метелицын ускорил шаг. Это был тулуп. Корд обнюхал его и поднял вопросительный взгляд на старшину. Еще дальше Метелицын нашел полушубок. Эти находки окончательно встревожили его.

Рядом, то пропадая за деревьями, то вновь приближаясь, негромко журчал в заснеженных берегах Горячий ключ. Путь Буяна и Пронина пролегал параллельно его течению. Это навело Метелицына на новую мысль.

Твои верные друзья

Почему они идут вдоль речки, не делая попыток переправиться через нее и поскорее выйти к границе? Ведь совершенно очевидно, что преследуемый заинтересован в этом.

И тут он сделал то открытие, которое так взволновало Пронина. Впереди бежала не одна, а две собаки. Буян гнался за четвероногим нарушителем!

Это открытие и обрадовало, и обеспокоило его. Обрадовало — потому, что он теперь ясно знал, кто водил их за нос (все-таки было немалым облегчением узнать, что не человек так ловко проскакивал мимо сторожевых постов); обеспокоило — как бы чужой собаке и на этот раз не удалось безнаказанно ускользнуть за рубеж.

Однако это не объясняло, почему собака предпочитала делать громадный крюк, вместо того, чтобы казалось более естественным, поскорей убраться восвояси. Метелицын стал размышлять над этим и, наконец, пришел к такому выводу. Противоположный берег был крут и малодоступен; там тянулись скалы и такая чаща, сквозь которую не смог бы продраться и медведь. Кроме того, чтобы попасть туда, надо было входить в воду, а в такой мороз купанье едва ли могло быть приятно собаке. Стало быть, она искала переправу. Путем умозаключений Метелицын нарисовал себе довольно ясную картину происходящего. Так, постепенно, распутывались загадки этой необычайной ночи, о событиях которой долго помнили на заставе.

Прослеживая в памяти береговую линию противоположной стороны, Метелицын мысленно дошел до пограничного знака и сказал себе: «Она бежит туда. Там удобное место, она может переправиться на тот берег, и там, на той стороне, где-нибудь ждут ее».

У него были все основания так думать. У пограничного столба речка сильно сужалась, русло ее было загромождено камнями, и там собака действительно могла переправиться на другую сторону, не замочив лап.

Это была очень важная догадка, ибо можно было не бежать, петляя, вдоль речки, следуя всем ее изгибам, а сразу направиться по более короткому пути. Метелицын был настолько уверен в правильности своих выводов, что так и сделал. Он знал потаенную тропинку, которой пользовались пограничники,обследуя этот участок. Свернув со следов он двинулся по кратчайшему расстоянию.

Метелицын надеялся поспеть к погранзнаку раньше собаки и отрезать ей путь к отступлению. Тем самым он намного сократил себе дорогу и выиграл время.

Уже совсем рассвело. Метелицын уверенно шел, ориентируясь по известным только ему одному приметам и порой ускоряя шаг до бега. Он поднялся на высокую, поросшую редким леском возвышенность и его глазам открылась широкая долина, покойно повышавшаяся к лесу, и полосатый погранзнак, казавшийся издали не толще спички Что-то темнело около него. Метелицын, что есть духу, побежал под уклон, не отрываясь напряженным взглядом от этого предмета у самой воды.

Внезапно он понял: это две собаки. Затем до него донесся голос Пронина, который пришел в себя от падения и звал на помощь. Сам он не мог вылезти из ямы. Стенки ее обледенели, а глубина была больше человеческого роста.

Схватку у ключа заметили пограничники соседнего участка, и они, что есть сил, также бежали к столбу. Какие-то люди показались в отдалении и на той стороне.

Корд яростно рвался с поводка. Метелицын на бегу отстегнул карабин и пустил собаку. Овчарка пулей полетела вниз по откосу.

Буян уже почти не сопротивлялся. Начиналась агония. Он задыхался, глаза его вышли из орбит, язык вылез из пасти. Буян лежал на боку, бессильно дергая лапами и порой вздрагивая всем телом. Черный убийца душил его, придавив всей своей тяжестью.

И тут на взгорье у леса, где начинался спуск к реке, показалась быстро передвигающаяся точка. Она росла, увеличивалась в объеме с каждой секундой, превращаясь в собаку. Это был Корд, великолепный розыскной пес, еще не проигравший на своем веку ни одной битвы. Он несся бесшумно, легкими и стремительными прыжками неся по воздуху свое сильное мускулистое тело. Будто молния, пересек он открытое пространство и с хода вонзил свои клыки в тело вражеской собаки. Рывок был так силен, что черного подбросило, как электрическим током. Челюсти его разжались, и он перестал душить Буяна.

В ту же секунду Корд снова возник над ним. Корд повернулся так резко, что проехался на лапах несколько метров и когти оставили на льду глубокие борозды. Черный не успел ни убежать, ни приготовиться к бою. Он только показал свои желтые клыки, как Корд вновь ударил его со всей своей силой. Черный взлетел на воздух и, разбрызгивая воду, тяжело плюхнулся на камни в русле Горячего ключа.

И все было кончено. Подоспевшие пограничники вытащили черную собаку из воды. Она уже расставалась с жизнью. Корд переломил ей хребет.

Так окончилась схватка у Горячего ключа и так была раскрыта хитрая уловка наших врагов, использовавших в своих преступных замыслах верного друга человека — собаку.

Читателя, конечно, интересует: а как же Буян? Читатель хочет знать о судьбе своего героя.. Неужели чужая собака нанесла Буяну смертельные раны, от которых он уже не смог оправиться?.. Не тревожься, мой юный друг. Буян остался жив. Раны его закрылись, и он еще долго нес службу на границе.

_____

Хочется сказать в заключение:

Мой дорогой читатель! Где бы ты ни жил и сколько бы лет отроду тебе ни было, — помни: в ту минуту, когда ты читаешь эту книгу, тысячи отважных сыновей Родины, героев-пограничников, несут бессменную вахту на рубежах советской страны. Они несут ее днем и ночью, осенью и зимой, в жару и лютый холод, в знойных горах Памира и в ледяном Заполярье, на Камчатке, на Сахалине, на Курильских островах, на островах Ледовитого океана, у берегов Черного моря. Они несут ее для того, чтобы ты мог спокойно жить, учиться, отдыхать. Они несут ее всегда. И в этом тяжелом, но благородном и героическом деле им самоотверженно помогают наши верные друзья — розыскные и сторожевые собаки.

ПЯТЫЙ ЗИМОВЩИК.

Твои верные друзья

В мае 1937 года весь мир был взволнован сообщением о том, что советские люди высадились с самолетов на Северном полюсе. Советская наука торжествовала новую большую победу.

Полюсы земного шара — эти «кухни погоды», как называют их ученые, — издавна останавливали на себе пристальное внимание человека, пленяя воображение ученых, географов и просто путешественников. Целые поколения исследователей стремились к этим таинственным географическим пунктам. Но немногим было суждено добраться до заветной цели.

Суровая полярная природа противостояла отважным путешественникам, рискнувшим отправиться в экспедицию к полюсу; многие из них навсегда остались среди безмолвных ледяных пустынь.

Однако упорство человека побеждает все преграды. Советские люди покорили природу Севера. Самолеты советской полярной авиации доставили на полюс необходимое оборудование, научные приборы, запасы продовольствия, — среди торосов была оборудована станция «Северный полюс». Четыре человека остались на дрейфующей льдине, чтобы вести научные наблюдения. Дрейф продолжался девять месяцев. За смелыми действиями этих героев следило все культурное человечество. Но мало кто знал в тот момент, что на льдине есть и пятый зимовщик — собака.

Собаке довелось первой из числа домашних животных побывать в этой заветной точке земного шара, долгое время считавшейся недоступной. Добродушный ласковый пес по кличке Веселый был доставлен на лед вместе с людьми и остался там после того, как самолеты, выгрузив все запасы, улетели. С какой целью была взята на полюс собака? История полярных открытий неразрывно связана с использованием ездовых собак. Собаки были верными друзьями и помощниками замечательного русского путешественника Георгия Седова, отдавшего свою жизнь освоению просторов Севера, стиранию «белых пятен» на карте. Собаки приняли участие в героической челюскинской эпопее. Советское судно «Челюскин» было затерто и раздавлено в полярных льдах; люди оказались на льду во власти полярной ночи. Советское правительство послало на выручку авиацию. Самолеты вывезли с льдины на Большую землю всех людей. Все горючее для этих самолетов было доставлено на заправочные базы с помощью собачьих упряжек.

На собаках было перевезено необходимое количество бензина для советских самолетов, занимавшихся спасением незадачливой экспедиции итальянца Нобиле. Экспедиция отправилась к полюсу на дирижабле с большой шумихой, но окончилась бесславно. Не пролетев и половины расстояния над льдами полярного моря, дирижабль ударился о лед и разбился, а экипаж спасли советские корабли, самолеты и ...собаки.

Наконец, наши северные остроухие лайки перевезли горючее и для тех советских самолетов, которые по просьбе американского правительства были направлены правительством СССР на розыски пропавших американских летчиков Борланда и Эйльсона. Американцы совершали полярный перелет, но перелет, организованный не столько с научными, сколько с рекламными целями, в интересах наживы, был плохо подготовлен и окончился катастрофой — самолет упал, летчики погибли. Тела погибших удалось найти советским людям под глубоким покровом снега лишь благодаря тому, что их зачуял вожак одной из упряжек.

Во всех этих операциях, как и во многих других, ярко проявилось наше уменье комбинировать технические средства с такими простейшими, как собачья упряжка.

Собаки были в экспедициях Роберта Пири, капитана Скотта, Шекльтона и многих других.

Поистине трагическая участь постигла собак Амундсена, которые сопровождали знаменитого норвежца в его путешествии к Южному полюсу. В пути они везли поклажу — снаряжение, провиант и... постепенно сами превращались в провиант. Амундсен убивал их одну за другой, чтобы их мясом накормить остальных. Последняя собака была застрелена на самом полюсе.

Он добивался успеха ценой гибели четвероногих друзей и это входило в его планы завоевания полюса. Недаром на банкете, устроенном в его честь после прибытия с полюса экспедиции, он произнес тост: «За собак! За собак, которые помогли мне покорить полюс!».

Неужели такой же печальный конец ожидал и собаку четырех смельчаков, высадившихся под алым государственным флагом Союза ССР в центре Северного полярного бассейна?

Нет, совсем нет! Советским полярным путешественникам не было нужды прибегать к столь жестокому средству для одержания победы над непокорной стихией Севера. К их услугам была могущественная советская техника, прежде всего самолеты, а потом, когда экспедиция возвращалась на родную землю, мощные ледокольные суда, пароходы. С помощью этой техники они были обеспечены всем необходимым на все время дрейфа, а собака была нужна им как друг, как товарищ.

_____

«Мысль прихватить с собой еще одного участника будущей зимовки, — рассказывал начальник экспедиции И. Д. Папанин, по имени которого и всех участников этого исторического дрейфа скоро стали звать «папанинцами», — появилась у нас еще тогда, когда мы только начинали готовиться к перелету на Северный полюс. Речь шла о собаке. Четвероногий компаньон отнюдь не намечался для выполнения тяжелых работ; точно также не собирались мы и эксплоатировать его в упряжке; да и что возьмешь с одной собаки? Хотелось иметь просто лишнего товарища с хорошим характером, всегда готового развлечь, развеселить нас.

Еще одно серьезное, вернее, даже самое главное обстоятельство руководило нами. Нужно было заполучить такого участника зимовки, который был бы в состоянии нести круглосуточную вахту. Не очень-то верилось утверждению о том, что в высоких широтах животный мир до крайности беден. Мы не сомневались, что придется встретиться с парой-другой медведей. Обзавестись для такого случая зорким сторожем не мешало.

Выбор пал на черную лайку по кличке «Веселый». Она сразу привлекла нас своим ласковым характером, резвостью, приветливостью...».

Веселый был урожденным жителем Севера; впервые глаза его увидели свет дня на острове Рудольфа, далеко за Полярным кругом, где советское правительство содержало постоянную большую зимовку с метеорологической и радиостанцией, ежедневно передававшей в эфир сводку погоды. Многие поколения предков Веселого были ездовыми собаками; так же, как они, он мог круглосуточно находиться на открытом воздухе при сильном морозе, спать в снежной лунке, свернувшись в комочек, питаться однообразной пищей, и потому условия жизни на полюсе не должны были показаться ему чрезмерно суровыми. Предполагалось, что по окончании зимовки на полюсе Веселый вернется обратно на остров Рудольфа, однако судьба собаки сложилась, иначе...

Веселый очень скоро привязался к Ивану Дмитриевичу Папанину, а потом и к остальным членам экспедиции. Он повсюду ходил за ними, а они постоянно угощали его лакомством. То дадут сушеной рыбы — юколы, то сунут кусок колбасы... На острове экспедиция выжидала летной погоды.

Наконец, был получен благоприятный прогноз погоды, настал день отлета. И тут собаку ждала первая крупная неожиданность. Ее друзья сели в один самолет, а Веселого схватили и бесцеремонно засунули в другой. Металлическая дверца со звоном захлопнулась, и Веселый обнаружил себя среди груды различных мешков, ящиков и тюков, которые везли на полюс. Жалобно повизгивая, пес попробовал поскрести дверцу лапой, но из этого ничего не вышло. Машина загудела, затряслась, потом встряхивание прекратилось, и Веселый оказался в воздухе.

Самолет летел все дальше и дальше, держа курс прямо туда, куда указывала стрелка компаса, а Веселый сидел запертый в этой летучей клетке и ничего не знал. Не знал, куда его везут и зачем, не знал, что никогда больше не увидит родной остров...

Машину вел суровый и неразговорчивый летчик Мазурук. Случилось так, что из-за сильной облачности и низкого тумана Мазурук пролетел над местом посадки и сел по другую сторону полюса, в американском секторе Арктики. Взлететь сразу не удалось, и несколько дней собака провела в обществе молчаливого командира воздушного корабля и его помощников.

Папанинцы беспокоились о своем пятом товарище.

— Как Веселый? — запрашивал по радио Папанин.

— Веселый чувствует себя превосходно, — отвечал Мазурук.

И действительно, пес не унывал. Он перезнакомился с членами экипажа везшего его самолета; день он торчал на льду, а на ночь забирался в самолет. Летчики кормили его, забавлялись его прыжками, на которые Веселый был большой мастер.

Через несколько дней Мазурук вновь поднял стальную птицу в воздух и опустил ее точно в предназначенном месте, где уже находились другие самолеты экспедиции. Все пятеро участников будущей зимовки снова соединились.

Все шло хорошо до того момента, когда настало время самолетам возвращаться на Большую землю. Веселый быстро освоился на льдине, да она тогда и мало чем напоминала безжизненную пустыню закованного в ледяной панцырь полярного моря. На льду выросла большая палатка с надписью «Северный полюс», похожая издали на домик; поодаль установили ветряк, с помощью которого должны были заряжаться аккумуляторы, питавшие током рацию; в другом краю площадки оборудовали ледяной склад. Возник целый поселок, — это там, где еще никогда не ступала нога человека.

Люди хлопотали круглосуточно, не зная отдыха и сна, стараясь как можно лучше благоустроить зимовку, чтобы папанинцы ни в чем не испытывали неудобства. Среди людей, мешаясь, попадая под ноги, с лаем носился шумный, озорной Веселый.

Но когда наступила минута расставанья, Веселый заволновался. Люди садятся в самолеты, а его не берут. Прощальные поцелуи, объятия. Кто-то шутливо трясет собаке лапу, приговаривая: «Ну, счастливо оставаться, Веселый! Смотри, будь молодцом!» Собака не понимала слов, но инстинкт говорил ей, что происходит что-то важное, необычайное, имеющее значение для всей ее жизни.

И тут нервы собаки не выдержали — Веселый закатил «истерику», как говорил потом Папанин. С отчаянным визгом Веселый бросался от одного человека к другому, попытался забраться в самолет, но его оттуда выдворили; однако он не угомонился, только отпустили — снова кинулся туда... Оставят! Забудут! Чтобы он не попал под крутящиеся винты машин, Ивану Дмитриевичу пришлось удерживать его за ошейник. Но и находясь в руках Папанина, пес продолжал рваться и визжать. Он успокоился лишь тогда, когда улетели все самолеты и пес убедился, что остался на льдине не один. С этого момента все его внимание целиком сосредоточилось на четырех зимовщиках, с которыми отныне была тесно связана его жизнь.

_____

Начались будни зимовки. Спустилась бесконечно-длинная полярная ночь; заунывно запела полярная вьюга; только радио связывало лагерь зимовщиков со всем остальным миром, с Родиной.

Казалось, все вокруг застыло в мертвой неподвижности; в действительности льдина, на которой расположилась станция, дрейфовала, медленно передвигалась к югу.

Четверо отважных непрерывно вели научные наблюдения; этим были заполнены все дни. Иногда, захватив ружье, Иван Дмитриевич в сопровождении Веселого отправлялся на разведки вокруг станции, с каждым разом увеличивая радиус прогулок.

Первое время Веселый отдавал предпочтение Папанину, который являлся для него как бы главным хозяином, но потом, постепенно, пес стал делить свою привязанность поровну между всеми.

Родившийся и выросший на Крайнем Севере, не знающий других климатических условий, кроме тех, какие существуют за полярным кругом, Веселый превосходно перенес долгую полярную ночь; не смутило его и северное сияние, порой игравшее в вышине всеми цветами радуги. Иногда Веселый задавал «концерт»: когда всходила луна, он забирался на какой-нибудь высокий торос поблизости от лагеря и целыми часами лаял на нее... Неизвестно, что он хотел выразить этим. Впрочем, это особенность всех собак Севера — лаять на луну. Не отсюда ли возникло и их название — лайки?

Веселый резко менялся, начиная проявлять сильное беспокойство, доходившее порой до острого возбуждения, когда происходили очередная подвижка и сжатие льдов. Воздух наполнялся грохотом и треском; торосившиеся льды громоздились друг на друга; там, где еще вчера было ровное место, неожиданно возникала ледяная гора с острыми выступающими зубцами; при неверном, призрачном свете луны вся местность вокруг приобретала фантастический вид. В такие ночи беспокоился не один Веселый: не спали все зимовщики.

На случай каких-либо непредвиденных осложнений (ведь не надо забывать, что под ногами зимовщиков была многокилометровая морская глубина, от которой их отделял лишь слой льда) Папанин часть запасов переложил на удобные сани-нарты, тщательно упаковал их, и нарты всегда стояли готовые к тому, чтобы их потащили в сторону.

Большую заботу зимовщиков представляло поддержание в порядке ледяного поля, послужившего аэродромом. Предполагалось, что обратно отсюда они улетят тоже на самолетах. Поле покрывалось ропаками — мелким острым льдом; приходилось их счищать. Для этой работы приспособили и Веселого. Его впрягли в небольшие санки, санки загружали обломками льда, и он отвозил его на край поля.

Ни разу зимовщики не пожалели, что взяли с собой собаку. Напротив, она скрашивала их однообразное житье-бытье, развлекала, приносила практическую пользу. Они крепко сжились со своим четвероногим товарищем, у каждого из них он занял какое-то место в сердце, и не случайно в дневниках у всех четверых можно найти строки, посвященные Веселому.

_____

Из дневника начальника экспедиции И. Д. Папанина. 4 июля 1937 года.

«Заметил, что «Веселый» слишком часто бегает к моему холодильнику. Оказывается, он добрался до мяса. Пришлось все подходы как следует забить льдом.».

5 октября.

«Везде трещины, началось сжатие льда. Он так трещит, как будто грузчики с высокого штабеля сбрасывают доски. «Веселому» эти звуки не нравятся, он лает.».

Из дневника Ширшова. Конец декабря 1937 года.

«Утром начали очередную гидрологическую станцию. Небольшой «аврал» всех четырех, и к одиннадцати часам над вновь пробитой лункой в одном километре от нашего жилья была сооружена гидрологическая палатка.

Это — «пролог» к станции. Затем начинается промер глубины. По правде говоря, это скучное занятие при морозе в тридцать градусов. Сначала идет возня с обмерзшей, забитой снегом лебедкой. Потом наступает три часа томительного ожидания; когда же, наконец, груз достигнет дна океана! В влажной от пота рубашке стоять неподвижно на морозе не очень приятно!

Глубина — 3.500 метров! Зову всех, за исключением, конечно, «Веселого», который систематически увиливает от всех авральных и неавральных работ...».

Твои верные друзья

Начало февраля 1938 года.

«Женя (Е. Федоров один из участников экспедиции. — Б. Р.) вышел из дома. Почти тотчас мы услышали его крик и отчаянный лай «Веселого». Иван Дмитриевич, схватив винтовку, выскочил из снежного домика. Мы — за ним. В двадцати метрах, освещенные луной, шли три медведя. Грохот винтовочных выстрелов и рев медведей. Через несколько минут трофеи нашей охоты — три белых медведя — лежали на краю льдины».

_____

Нет, Веселому не была уготована печальная участь собак Амундсена. Станция «Северный полюс», основанная советскими полярниками, совсем не нуждалась в собачьем мясе; напротив она была снабжена всем необходимым в таком изобилии (да еще к этому добавлялись трофеи охоты), что Веселому не только не грозила безвременная гибель, а он даже основательно отъелся на жирных харчах. В известном смысле это могло служить отражением того благополучия, которое было на льдине, — благополучия, созданного для своих отважных сыновей могучей и щедрой Родиной, насколько это вообще возможно было создать в тех условиях, в каких происходил дрейф.

О вольготной жизни собаки на плавающей льдине в таких местах, где до этого никогда не бывало ни одного домашнего животного, подробно рассказал в своем дневнике Федоров:

«Веселый», — писал он, — это действительно веселая и добродушная собака. На льдине она всегда находилась в самом приятном расположении духа. Вечно кувыркалась, барахталась, лаяла и отзывалась на все наши оклики.

Питался «Веселый» преимущественно тухлым мясом, запас которого, к слову говоря, у нас был большой. По дороге на полюс нам на арктических продовольственных базах подкидывали то поросенка, то телятины, то еще чего-нибудь в этом роде. А на полюсе, к вашему удивлению, оказалось настолько «жарко», что почти все мясо испортилось. Пища эта для нас не годилась, а «Веселому» пошла впрок. Подойдет он, бывало, к котлетам, те пахнут. Он их трясет, трясет, повертит, повертит и, наконец, съест. В конце концов, «Веселый» раздобрел и стал ленивым. Раньше, бывало, он на всех лаял, даже на луну. А потом обленился, и когда раз к палатке подошли медведи, он даже не пошевелился Пришлось его толкнуть ногой и сказать:

— Довольно на боку валяться, иди, наконец, на работу!».

Еще более обстоятельное описание жизни «пятого зимовщика» в дни ледового дрейфа дал И. Д. Папанин — в статье, написанной специально о Веселом по просьбе редакции одной из крупнейших московских газет:

«Веселый» прекрасно выполнял обязанности сторожа. Помню случай, который произошел летом. Мы находились тогда на 88-м градусе северной широты. Во время дежурства Кренкеля на льдину пришли три медведя. «Веселый» был привязан к нартам. Мы ничего не замечали. Вдруг раздался яростный лай собаки. Эрнст схватил винтовку и выбежал из палатки. Появление гостей не вызвало у Кренкеля радости, и он открыл по ним стрельбу. Медведи быстро ретировались. Так «Веселый» спас в этот день нашу продовольственную базу. Не будь его на льдине, медведи преспокойно разломали бы нарты, банки с продовольствием.

Читатель с удивлением спросит, зачем понадобилось привязывать «Веселого» к нартам. Объясняется это причинами не совсем деликатного свойства. «Веселый» был уличен в воровстве. Произошло это следующим образом. Я спрятал наши запасы свежего мяса — телятину и свиную тушу — в пещере, вырубленной в айсберге. «Веселый» пронюхал, где помещается наш мясной склад, разыскал его, раскопал снег и стащил кусок мяса. Вот за этот проступок мы и наказали его.

Мы установили также, что «Веселый» занимался воровством продуктов даже из камбуза[33] черной палатки. Не раз ползком на брюхе он прокрадывался к ящику с маслом и отгрызал изрядную порцию. Иногда мы ловили его за этим занятием сами, а иногда узнавали о краже но следам зубов, которые оставались на масле. Любопытно, что «Веселый» никогда не съедал целиком того, что ему давали, или того, что удалось своровать. Обычно половину съест, а другую спрячет. Выроет ямку в крепком снегу и сложит туда свои запасы. Даже тогда, когда я долго не показывался из палатки и пес испытывал голод, он все-таки не трогал своих пищевых резервов. Очевидно, пес понимал, что находится на льду, где мало ли что может случиться. Поэтому и решил создать себе базу, подобную нашей. «Веселый» в этом отношении держал себя. как песец, который никогда не съедает своей добычи целиком, а обязательно половину оставляет про запас.

«Веселый» всегда жил на улице. Теплая природная шуба полярной лайки отлично грела. И только в очень сильную пургу он, не выдержав, просился к нам в палатку, давая об этом знать визгом. Мы впускали его в тамбур, где он устраивался довольно уютно.

В дни больших праздников мы брали «Веселого» в палатку. Он садился рядом с нашим импровизированным столом, и каждый считал своим долгом угостить его жареной сосиской или другим деликатесом. Поужинав, пес ложился на теплые, сухие дрова к дремал. Мы давали ему насладиться сном и некоторое время да трогали его. Но, когда приходило время укладываться спать, я говорил «Веселому».

— Голубчик, бал кончился. Отправляйся охранять наш мирный труд.

«Веселый» не протестовал. Он как бы понимал, что обязан трудиться за тот сытный стол, который получал на Северном полюсе, и уходил из палатки».

_____

Близился конец пребывания отважной четверки на льдине. Увлекаемый подводными течениями, их пловучий остров продолжал неуклонно спускаться к югу и уже прошел сотни километров. По мере продвижения на юг, повышалась температура воздуха, изменялось и поведение океана. Льдину сжимало, обламывало, она уменьшалась в размерах день ото дня. Уже давно не стало ледового аэродрома, на поддержание которого в «пригодном для эксплоатации виде» папанинцы потратили столько усилий, заставив приобщиться к этой работе и Веселого. Впрочем, надобность в аэродроме отпала. Было совершенно очевидно, что снимать папанинцев с льдины будут уже не самолеты, а мощные морские суда, пригодные для плавания среди льдов. И действительно, советские корабли шли навстречу дрейфующей станции, чтобы снять с нее зимовщиков со всем их снаряжением и накопленными за девять месяцев материалами научных наблюдений.

Вскоре настал день, когда вдали, еще отделенные от лагеря папанинцев мощными ледяными полями, показались корабли. С тревогой воспринял их появление Веселый.

«Всю ночь «Веселый» не мог успокоиться и лаял, — его беспокоили лучи прожектора, бегавшие по горизонту», —

Отмечает в своем дневнике Ширшов.

Папанин:

«Веселый» вел себя ночью очень плохо. Как только в нашу сторону протягивался серебристый луч прожектора, пес начинал неистово лаять. Мои нервы были так возбуждены, что я не мог вынести этого яростного, доходившего до хрипоты, лая. Поймав «Веселого», я держал его между коленями, и он молчал. Но, как только я выпустил его, он убежал на соседнюю льдину и там, чувствуя себя в полной безопасности, опять начал лаять и лаял до тех пор, пока прожектор не погас».

_____

И вот исторический дрейф закончился. Корабли подошли к льдине. Толпа человек в сто высыпала на лед, чтобы приветствовать героических зимовщиков; каждому хотелось поскорей увидеть их, прижать к груди, расцеловать. С радостными возгласами, с криками «ура» толпа валила к зимовке; а навстречу спешили четверо папанинцев; впереди с веселым лаем бежал Веселый.

Но, не добежав шагов с полсотни, Веселый остановился, неожиданно повернулся и, поджав хвост, во всю прыть пустился в обратную сторону.

Бедный Веселый! За девять месяцев, проведенных на льдине, он совсем отвык от вида такого большого скопления людей, от шума, говора толпы. Все эти девять месяцев весь мир заключался для него в четырех человеках. Он знал только их; еще издали он узнавал длинную фигуру радиста Кренкеля, коротенькую, толстую — начальника зимовки Папанина, всегда бодрого, всегда веселого, катающегося, как шарик... И вдруг в этот мир, ограниченный инстинктами собаки, вторглось что-то новое, большое, неожиданное.

И Веселый струсил. В общей радостной суматохе не сразу обнаружилось, что Веселый убежал; он укрылся за дальними торосами, и только его черная, любопытная, и на этот раз — испуганная, мордочка с настороженно поставленными ушами выглядывала из-за острых выступов льда. Хватились Веселого — его нет. Стали искать, и, наконец, после долгих поисков нашли и с трудом водворили на корабль.

Пес выглядел несчастным. Привычный мир его куда-то исчез; вместо знакомой обстановки ледового простора — теснота пароходных помещений, непрерывное сотрясение от работающей машины, мельканье незнакомых людей, тысячи разных запахов...

Иван Дмитриевич пробовал успокаивать собаку, разговаривал с нею, шутил, трепал Веселого по загривку; пес на минуту оживлялся, но затем снова впадал в свое тревожно-подавленное состояние.

А когда все на пароходе успокоилось, когда все принадлежности зимовки были подняты на борт и спрятаны в трюме и корабль, вздрагивая от ритмичных ударов своего железного сердца, двинулся в обратный путь, а маленький обломок льдины, еще недавно называвшийся станцией «Северный полюс», стал медленно удаляться и постепенно исчез из глаз, — собака затосковала и вовсе... Жалкий, потерянный, бродил Веселый по пароходу, заходил в длинные коридоры, снова поднимался на палубу, при встрече с людьми вяло и нерешительно махал хвостом, и — нигде не находил себе места.

Медленно, тяжело осваивался Веселый с новой обстановкой, — куда труднее и дольше, чем он освоился на Северном полюсе! Только к концу плавания он сделался прежним Веселым.

Возник вопрос: куда девать собаку? Конечно, каждый из зимовщиков охотно взял бы Веселого к себе; но возьмет один — будет обидно другим, а содержать всем его невозможно.

Между тем не одних папанинцев волновала судьба Веселого. По радио непрерывно поступали запросы, как его здоровье, как он себя чувствует, как думают поступить с ним папанинцы. Собакой интересовались пионерские организации, кружки юных натуралистов и кружки по охране животных, школы, детские дома.

«Просим отдать нам Веселого», —

Радировал Дворец пионеров Харькова.

«Отдайте Веселого нам», —

Просили пионеры Ленинграда. Такие же просьбы поступали из Москвы, Тулы, Челябинска, Свердловска. Советские школьники горячо интересовались дальнейшей судьбой «пятого зимовщика», прося отдать им его, они обещали любить, заботиться о нем... Что делать?

«Тогда, — рассказывает И. Д. Папанин, — мы созвали совет четырех, чтобы решить на нем судьбу нашей лайки. Единодушно постановили: отдать «Веселого» в московский Зоопарк. Там есть юные биологи, которые будут за ним добросовестно присматривать. Там на «Веселого» смогут поглядеть тысячи взрослых и детей, интересующихся нашей зимовкой. Да и мы сумеем в любой момент навестить нашего четвероногого друга, участника дрейфующей экспедиции на льдине Северного полюса»...

Так и было сделано.

Остается добавить, что с первого дня Веселый сделался в зоопарке общим баловнем. Московские пионеры установили над ним свое шефство. Его ласкали, закармливали лакомствами. От охотников подружиться с лайкой не было отбоя. Каждый посетитель зоопарка считал своей непременной обязанностью навестить собаку папанинцев — первое домашнее животное, побывавшее на Северном полюсе, проведшее вместе с отважной четверкой советских людей на плавающей льдине девять долгих месяцев и благополучно вернувшееся на Большую землю — в Москву. Его живой, приветливый нрав, свойственный всем лайкам, создал ему много друзей среди завсегдатаев зоопарка.

Невольно вспоминались слова Папанина, которыми начальник станции «Северный полюс» отметил один из трудных моментов зимовки, — благодарность и похвала «четвероногому компаньону»:

«Иной раз просто подойдет, заглянет в глаза, повиляет хвостом — и веселее на душе становится».

Недаром и назвали его — Веселый.

МАЛЫШ.

Твои верные друзья

I.

Глубокая, суровая осень 1941 года, первые месяцы Великой Отечественной войны. В те дни на полях Подмосковья происходило величайшее сражение — битва за Москву.

...Короткий ноябрьский день погас. К ночи вновь поднялась злая, холодная поземка. Резкие порывы ветра сотрясали оголенные ветви кустов и деревьев, с протяжным завыванием проносились по широкому заснеженному пространству, занося снегом небольшие темные бугорки, — трупы убитых гитлеровцев, остовы искареженных и сожженных немецких танков. С сухим шуршанием в окоп сыпалась колючая снежная крупа.

Вечером, когда наступило недолгое затишье и солдаты получили, наконец, передышку для еды и сна, рядовой Миронов, большой охотник до разных новостей и слухов, сказал, обращаясь к своему соседу, молчаливому и замкнутому бронебойщику Двинянинову:

— Слыхал? В тридцатую роту собак привели. Сказывают, и нам тоже скоро дадут...

Тимофей Двинянинов — солдат старшего возраста, человек положительный и солидный, с крепким крестьянским умом и неторопливыми движениями, которые, однако, в нужную минуту сочетались у него с большой быстротой действий, — отозвался не сразу. По свойственной ему привычке он сначала попытался мысленно прикинуть, какую практическую ценность могло иметь сообщенное Мироновым известие, для чего нужны собаки в окопах (с некоторых пор он все события и факты расценивал только с точки зрения их значения для успешного хода войны), и лишь после этого безразлично, даже как бы нехотя, низким басом, слегка охрипшим от постоянного пребывания на морозе, осведомился:

— На что они тут понадобились?

— Танки, слышь, взрывать будут.

— Это как же? Гранатами, что ль? — заинтересовался молоденький боец, сидевший со своим котелком в двух шагах от них.

— Вот этого не знаю. Так, стало быть, обучены.

Двинянинов не спеша дочерпал из котелка до дна, обтер усы и, спрятав ложку в мешок, принялся скручивать махорочную папироску.

«Тут люди воюют, а он о собаках...» — равнодушно подумал он, ощущая в себе ту тяжелую усталость, какая бывает после боя.

Пятый месяц идет война. Пятый месяц советские люди грудью защищают свое отечество. Двинянинов уже потерял счет дням, проведенным в окопе, под постоянным огнем противника, ежеминутно встречаясь со смертью. Не унимаются фрицы, не прекращается ожесточенное сражение. Только ночью немного и передохнешь. Но и ночью непрерывно вспыхивают по горизонту орудийные зарницы и далекий тяжкий гул сотрясает стенки окопов.

Опять целый день лезли танки. За танками бежала орущая, пьяная пехота. Ее косили из винтовок, пулеметов, расшвыривали и рвали в клочья взрывами гранат. Волна атакующих то отхлынет, то накатится вновь. Бой продолжался от рассвета до потемок.

Двинянинов сидел в своем тесном, выдвинутом вперед, окопчике и ждал, когда танки подойдут ближе, чтобы вернее пробить броню. Вокруг него шла стрельба, рвались снаряды и мины, а он сидел и ждал, и это ожидание было тягостнее всего.

Потом начала гулко хлопать и его бронебойка. И с этой минуты все звуки боя перестали для Двинянинова существовать. Он только успевал следить за собственными попаданиями, а что делалось позади, справа, слева от него, он не знал.

Первая пуля, посланная им, попала в покатый выступ лобовой брони и не пробила, а только чиркнула по ней, выбив желтую искру. Он стал целиться старательнее прежнего, принуждая себя не торопиться и не думать о том, что могут убить. Танк, обходя воронку, сделанную снарядом, стал разворачиваться, Двинянинов отчетливо увидел черные, с желтой каемкой, кресты на его броне, большую жирную свастику, похожую на паука, и тут ему удалось угостить непрошенного пришлеца несколькими удачными, одно за другим, попаданиями. Сначала он повредил ходовую часть, потом пробил бак с горючим. Громыхающее, плюющееся огнем и железом чудовище окуталось густым черным дымом и остановилось, мотор заглох. Танкисты стали выскакивать из люков, и тут же падали, сраженные насмерть. Лишь одному удалось пробежать несколько шагов; но пуля догнала и его.

Пока Двинянинов возился с этим танком, из-за кустарника, росшего по краям пригорка, неожиданно выдвинулся другой. Он был очень близко и шел прямо на вспышки двинянинской бронебойки с явным намерением раздавить бронебойщика в его окопчике.

Двинянинов поспешно перенес прицел на него, но тут же понял, что поздно. «Не успеть», — вспыхнуло в сознании. И действительно, времени оставалось ровно столько, чтобы успеть лишь лечь врастяжку на дне окопа, тесно прижавшись к глиняной стенке и притиснув к себе ружье. Пронеслась тревожная мысль: край окопа был обвален близким разрывом мины, а починить его Двинянинов не успел, — неужели не выдержит?..

Страшно лязгая и скрежеща гусеницами, танк навалился на окоп. Обдало запахом бензина и отработанных газов; окоп наполнился удушливым синим дымом, потемнело и стало трудно дышать. Несколько капель какой-то жидкости упало бронебойщику за ворот; ему почудилось, что кровь; оказалось — масло для смазки.

Внезапно снова сделалось светло: танк перевалил через окоп и пополз дальше. Грунт был мерзлый, и это спасло бронебойщика.

Чувствуя, как бешено колотится сердце, Двинянинов вскочил и схватился за гранаты. Его опередили. Другие бойцы забросали уползающую гадину в хвост бутылками с зажигательной смесью. Синие язычки побежали по броне, танк загорелся и вскоре весь был объят пламенем. Пехоту следовавшую за танками, отсекли огнем из ружей и автоматов и частью истребили, частью заставили залечь.

Наконец, бой закончился. Уцелевшие гитлеровцы отошли на исходные рубежи. Наступила тишина, прерываемая лишь одиночными выстрелами, да в воздухе еще долго носился запах гари, пороховых газов и еще чего-то, что у Двинянинова непременно связывалось с мыслями о войне, об убитых и раненых товарищах.

С наступлением темноты немцы опять стали бросать осветительные ракеты. Ракеты взвивались в вышину, прочертив по темному небу огненный след, и медленно снижались, заливая землю неживым тревожащим светом, отчего небо казалось еще чернее а земля — затаившейся, притихшей, скрывающей смертельную угрозу...

Настало время короткого, чуткого отдыха. Обладая крепкими нервами и завидным здоровьем, Двинянинов обычно засыпал сразу же, как выдавалась для этого подходящая минута, но сегодня ему не спалось. Невдалеке чернела покосившаяся обгорелая громада танка с разбитыми гусеницами и опущенным вниз стволом пушки; рядом валялись мертвые немецкие танкисты. Их уже начало заносить снегом. Позади за линией окопов виднелся другой сожженный танк. Вид танков напоминал Тимофею о недавней угрозе смерти, пережитой им, можно сказать, перекатившейся через него. О том же свидетельствовал и запах бензина, неотступно преследовавший Тимофея. Вероятно, в этом был повинен забрызганный маслом воротник.

Плотнее запахнувшись в теплый полушубок, Двинянинов полусидел-полулежал в глубокой нише, вырытой в земле, готовый по первому сигналу тревоги вскочить и припасть к прикладу своего тяжелого, напоминающего старинную фузею, ружья. При колеблющемся свете ракет лицо бронебойщика, сосредоточенно-суровое, будто высеченное из желтовато-розового камня, с крепко сжатым ртом и нахмуренными бровями, то с необычайной резкостью возникало из мрака, то вновь пропадало во тьме.

Тимофей все еще остро переживал тот страшный момент, когда танк своим железным брюхом наехал на окоп; его гусеницы пролязгали над самой головой солдата. Трудно забыть ощущение полной беспомощности и мгновенно охватившего отчуждения, — как будто ты уже перестал жить, — которые пришлось изведать в ту минуту...

«Что уж тут собакой сделаешь? Ежели пушка — другое дело...» — рассуждал он сам с собой, мысленно обращаясь к Миронову.

Ему вспомнилось, как они, сибиряки и уральцы, прибыли сюда. Эшелон разгрузился в предместье столицы; солдат посадили на грузовики и повезли через Москву. Тимофей видел Москву не в первый раз. Незадолго до войны он ездил на Всесоюзную сельскохозяйственную выставку. Тогда Москва была оживленной, шумной, залитой светом тысяч электрических огней. Теперь он увидел ее совсем другой — суровой, нахмуренной, под снегом, без обычного веселого оживления на площадях и улицах. На окраинах рыли противотанковые рвы, устанавливали заграждения и надолбы, на случай, если гитлеровским танкам все же удастся прорваться к городу. Витрины магазинов были забиты досками, заложены мешками с песком. По улицам непрерывно шли войска. Тракторы тянули тяжелые длинноствольные пушки, громыхали танки.

Все говорило о грозной опасности, нависшей над столицей. Это настроение передалось и вновь прибывшему пополнению. Бойцы притихли, не стало слышно обычных солдатских шуток, сознание важной ответственности легло на солдатские сердца.

Было утро седьмого ноября. На Красной площади напротив Кремля, вопреки хвастливым утверждениям гитлеровского командования, что Москва вот-вот будет взята, что она уже почти взята, выстраивались войска для парада. Ровно в десять затрубили горнисты, шеренги выравнялись, замерли. На трибуну поднялись Верховный Главнокомандующий, его соратники. И как бы предвещая будущую великую победу, из-за крыш домов показалось солнце и, прорвав завесу туч, ярко осветило площадь, заполненную четкими квадратами войск.

Волнующая, торжественная минута...

А с парада — сразу в бой.

Свежие части поставили на один из наиболее угрожаемых участков фронта. День и ночь гремели орудия, полыхали зарева горящих деревень, враг рвался к Москве. Он рвался к ней, не считаясь ни с какими потерями, бросая в бой все новые и новые дивизии. А с другой стороны непрерывным потоком подходили к фронту свежие резервы советских войск — помощь защитникам Москвы.

II.

Слух, сообщенный Мироновым, подтвердился. На переднем крае, действительно, появились собаки, предназначенные для борьбы с вражескими танками.

Снова был бой. Снова, как вчера, как много дней назад, гитлеровцы двинули вперед танки, позади побежала пехота. И вот в самый напряженный момент, когда танки уже приблизились на достаточное расстояние, от окопов вдруг отделились два движущихся пятна и устремились навстречу громыхающим чудовищам. Двинянинов, поймав их взглядом из своего окопчика, не сразу сообразил, что это собаки, а, поняв, невольно на какое-то время забыл про все остальное: настолько непривычно-неожиданно было зрелище неравного поединка.

У него захватило дух при мысли, что такие козявки отваживаются вступать в единоборство с танком. Глаза, не отрываясь, следили за двумя существами, которые спешили навстречу верной гибели. Он рассмотрел, что на спине у каждой было что-то привязано.

Одна вскоре ткнулась в снег и осталась лежать, но другая продолжала бежать быстрой, торопливой рысью. Вот она уже в мертвом пространстве, где ее не могут задеть пули танкового пулемета; вот — под самым танком...

Внезапно сноп огня вылетел из-под гусениц танка; грозная железная громадина подскочила, потом грузно осела и стала разваливаться на составные части. Далеко в сторону откатилось колесо-каток, порванная гусеница, извиваясь, точно змея, пролетела по воздуху и распласталась на снегу; силой взрыва сорвало башню, — движущаяся крепость и люди, сидевшие в ней, перестали существовать.

После боя только и было разговоров, что об этом событии. Еще никто никогда не видал, чтобы собака могла уничтожить танк. А тут произошло на глазах у всех. И как быстро получилось: раз — и нет танка! Гитлеровцам, наверное, и в голову не могло придти, что в образе этой животины сама смерть движется на них... Сожалели об одном: что вместе с танком погибла и собака.

А к вечеру тех же суток собаки появились в расположении роты Двинянинова.

Бронебойщика вызвали к командиру. Направляясь в блиндаж, Двинянинов пробирался по длинному, извилистому окопу и вдруг прямо перед собой увидел небольшую черно-пегую мохнатую собаку. Дружелюбно озираясь на сидевших в укрытиях бойцов, она неторопливо бежала по узкому проходу. Позади, удерживая ее за поводок, шел молодой незнакомый боец, за ними следовали еще одна собака и второй вожатый.

Двинянинов посторонился и пропустил их. Солдаты провожали животных веселыми шутками; у каждого при виде собак, столь неожиданно очутившихся вместе с ними в окопе, невольно появлялась улыбка.

В блиндаже отделенный командир предупредил бронебойщика:

— К нам собак прислали, танки взрывать... Видел, наверно? Так ты не подстрели случаем... — И добавил, улыбнувшись: — Тебе, значит, помощники...

Для собак (всего их было четыре: еще две прибыли на следующее утро) отвели отдельную землянку позади линий окопов, куда вел ход сообщения, вырытый в земле; там они и поселились со своими вожатыми — молодыми, общительными ребятами.

Случилось так, что вслед за их прибытием на фронте установилось затишье, гитлеровцы прекратили атаки, и бойцы шутили, показывая на землянку, откуда порой доносился собачий лай:

— Уж не их ли испугались?!

Собаки внесли неожиданное разнообразие в жизнь переднего края. К землянке началось настоящее паломничество. Шли и несли гостинцы: кто кусок сала, кто выловленную из ротного котла жирную мозговую кость, кто распечатанную банку консервов... С появлением этих четвероногих что-то неуловимо мирное, домашнее, о чем всегда тоскует душа солдата, вошло в их суровый фронтовой быт. Хоть и не понимает собака человеческую речь, а все равно приятно сказать ей ласковое слово, посидеть подле нее, выкурить папиросу-другую и, запустив пальцы в мягкую собачью шерсть, ощущая тепло живого тела, унестись мыслями далеко-далеко, туда, где ждет солдата семья, а на дворе лает такой же вот Шарик или Жучка...

Это рождало и новую тоску и новую ненависть: тоску по дому и родным местам, ненависть — к врагу, к Гитлеру и гитлеровцам, ко всем, кто лишает человека законного счастья, хочет силой оружия отнять чужое добро, разорить землю, ввергнуть в неволю свободные народы.

Именно такие чувства испытал Двинянинов, побывав в землянке у собак-противотанкистов. Он сделался частым гостем в ней. Собаки были незлобивы, охотно принимали ласку и угощение. Это добродушие как-то странно не вязалось с их опасной профессией. Двинянинов для каждой находил и кусочек лакомства и желание погладить, но особенно полюбилась ему одна, та самая, которую он увидел первой, — черно-пегая, в меру рослая, с живыми умными глазами, похожими на две черные бусины, и с приветливым нравом. Ее звали — Малыш.

Это была самая обыкновенная дворняжка, каких тысячи бегают по улицам городов и сел, пока не попадут в ящик к ловцам бродячих собак, — маленькая попрошайка, живущая подаянием, незаметная и ничтожная, но обладающая тем наредкость незлобивым и безответным характером, который свойственен дворняжкам. Пушистый, загнутый на спину хвост, лисья мордочка и полустоячие уши свидетельствовали о том, что она состоит в родстве с лайкой; с тем же успехом в ней можно было обнаружить крови овчарки и других собак.

Еще каких-нибудь три-четыре месяца назад Малыш свободно бегал по улицам родного города, рылся на помойках в отбросах, дрался с другими такими же бродяжками... Война потребовала большого количества собак, война же призвала на службу дворняжек, до того не признаваемых никем, являвшихся париями[34] собачьего мира. Оказалось, что многих из них, обладающих достаточным ростом и силой, можно с успехом использовать в боевой обстановке.

Вначале, за свой добрый нрав, Малыш попал в подразделение собак, предназначенных для дрессировки по санитарной службе. Однако очень скоро выяснилось, что он не способен к длительному поиску на местности, которым, как известно, сопровождается работа собаки-санитара. Зато он мог бежать за куском лакомства хоть несколько километров, не пугаясь шума, грохота выстрелов, ловко преодолевая все препятствия и проявляя изумительные энергию и настойчивость. И это решило его судьбу. Он сделался противотанковой собакой.

Эта специальность родилась в дни войны. В самый трудный период, когда противник имел временное количественное превосходство в технике и, пользуясь этим превосходством, рвался в глубь советской страны, наши собаководы предложили применить для борьбы с танками врага обученных собак.

Собаки-противотанкисты взрывали неприятельские танки ценой собственной гибели. Каждая из них несла на спине груз взрывчатки, которая, ломая на куски стальную движущуюся крепость, одновременно убивала и собаку. Щадя породистых животных, в подразделения противотанкистов обычно направляли полукровных или совсем беспородных собак.

Обычным концом дворняжек считается смерть под забором или петля кошкодава. Теперь им предстояла почетная смерть.

Перемена в их судьбе в корне изменила отношение к ним. Если в прошлой жизни дворняжки не пользовались вниманием и заботой человека, то теперь они получили тот же паек, что получали в военные годы породистые ценные животные, стали пользоваться тем же уходом...

Собаки помогали сохранить жизнь советскому воину.

Впрочем, вряд ли думали об этом бойцы-пехотинцы. Во всяком случае не этим были заняты мысли Тимофея Двинянинова, когда он угощал Малыша.

— Кушай-ко... — добродушно басил он со своим характерным уральским выговором на «о», кладя перед собакой очередной гостинец.

— Ты ее, дядя, не перекорми, а то она на танк не побежит, — серьезно говорил молоденький сержант, проводник Малыша.

— А что она голодная-то на него пойдет, — так же серьезно возражал бронебойщик, внимательно следя за уничтожавшей лакомство собакой. Сам же он рассуждал обыкновенно, по-солдатски: на сытый желудок и воевать веселее!

Большой интерес возбудили к себе собаки у весельчака и балагура Миронова. Никто не донимал так бесконечными расспросами вожатых, как Миронов.

— А против броневика можно ее пустить? — спрашивал он, и на его круглом, слегка тронутом рябинами, румяном лице возникало выражение детского любопытства и ожидания.

— Если научить — можно.

— А против пушки? — не унимался Миронов.

— И против пушки можно. Только к ней подойти будет труднее...

Миронов умолкал, но ненадолго.

— А учить долго надо? — через минуту спрашивал он.

— Это — какая собака...

Двинянинов не принимал участия в этих разговорах. Молча он покуривал папиросу-самокрутку; сдержанная полуулыбка освещала мужественное лицо бронебойщика, а мысли в эту минуту уносились далеко от фронта, на уральскую реку Вишеру.

Суровый и замкнутый с виду, Тимофей Двинянинов в действительности обладал доброй и мягкой душой. Человек глубоко мирный по всем своим устремлениям, он тосковал по мирной жизни, по мирной работе, хотя никогда не высказывал .своих чувств. Это не помешало ему, — а может быть даже помогло, — в короткий срок подбить три немецких танка и вообще быть исполнительным и стойким бойцом.

Дома, на Вишере, у него жена, красавица-дочь на выданьи, сынишка двенадцати лет. Старший сын, призванный в действующую армию, как и отец, сражался на фронте; Тимофей время от времени получал от него весточки по полевой почте. Дома имелась хорошая двухстволка, купленная несколько лет назад в магазине Охотсоюза в Чердыни; дома, наконец, ждала лайка Белка, отличная зверовая собака, которую только кликни, и она побежит за тобой в тайгу. Вот Белку-то и напоминал Тимофею безродный черно-пегий Малыш.

Правда, Белка вся белая, лишь около ушей серые пятнышки, и вообще она чистокровная промысловая лайка, заполучить которую стремится всякий мало-мальски уважающий себя охотник, а Малыш всего только походил на лайку, — но то, чего ему не доставало до настоящей лайки, дополняло воображение бронебойщика. От Малыша мысли его тянулись к крепкой пятистенной избе на крутом берегу над быстрой порожистой Вишерой, к знакомой до каждого бревнышка лесной деревеньке, где все — Двиняниновы...

Тимофей Двинянинов был членом охотничье-промысловой артели; как знатный охотник-промысловик, постоянно перевыполнявший нормы сдачи государству «мягкого золота» — пушнины, он ездил перед войной в Москву на Всесоюзную сельскохозяйственную выставку, где был выставлен и его портрет. В советское время он стал жить зажиточно, в советское время стал неузнаваемо меняться облик родного края. В деревне организовалась артель, появилось электричество, радио. Ближе к устью в годы пятилеток был заложен Красновишерский бумажный комбинат; вскоре около него вырос город Красновишерск. И теперь там, в верховьях северной красавицы Камы, в которую впадает Вишера, делают бумагу, добывают соль и калий, сплавляют лес. Труд пробудил некогда дремавший глухой край, заставил служить народу его богатства. Этот труд, и все, что он дал, защищал сейчас Двинянинов с оружием в руках.

Прошло несколько дней, и между Двиняниновым и Малышом установилась тесная дружба. Малыш еще издали чуял приближение бронебойщика и встречал его радостным повизгиванием, прыжками, бесконечным вилянием хвоста.

У Тимофея Двинянинова были свои причины любить собак. Собака спасла ему жизнь.

Однажды зимой в погоне за росомахой, хитрым, увертливым зверем, который нередко уводит охотника за много километров от дома, Тимофей зашел на лыжах далеко в тайгу; зимний день короток — решил заночевать у нодьи́[35]. Белка была с ним.

Ночью поднялся сильный ветер. Бурей свалило громадную сухостойную ель. Тяжелое дерево упало прямо на спящего охотника и, придавив, погребло его под собой.

Сколько ни бился Тимофей — не мог освободиться. Одна нога была сломана, он потерял много крови. Попал, как в капкан. Пропадать в тайге!..

Вот тут-то Белка и показала свой ум. Она долго крутилась около беспомощного хозяина, скребла когтями мерзлую землю, пытаясь помочь ему, с жалобным повизгиванием лизала его в лицо. Понимала, что попал в беду... Но что может сделать собака, если бессилен человек? Оказалось — может...

Инстинкт подсказал ей, как следует поступить. Оставив лежащего хозяина, она пустилась прочь от него. Сперва Тимофей решил, что она зачуяла зверя и по своей ловчей привычке не удержалась от преследования, но лайка долго не возвращалась, не слышалось и ее лая, которым она обычно давала знать, что нашла добычу... Куда она? Тимофей ума не мог приложить, что сделалось с лайкой.

Прошел час, прошло два часа — собака не возвращалась. И вдруг после полудня он заслышал голоса людей, поскрипывание снега под лыжами, звонкий собачий лай, — к нему спешила помощь. Оказалось — Белка направилась прямехонько домой, подняла там тревогу и привела людей на выручку охотнику. Спасла хозяина!

И вот теперь, сидя в землянке близ переднего края, поглаживая жесткой рукой мягкую собачью шерсть, Тимофей вспоминал и это памятное событие, и многое другое. Перед глазами возникала таинственно-молчащая и такая понятная ему зимняя тайга; вот он берет ружье, надевает лыжи и отправляется в лес. Ровный прямой след ложится позади, Белка то умчится вперед, то возвратится к хозяину, легко и привольно дышит грудь...

— Э-эх, Малыш, — исторгая вздох из глубины груди, раздумчиво говорил в такую минуту Двинянинов, — пошли бы мы с тобой в урман...[36] И Белка, само собой, с нами... Охота там у нас — знатная!..

Он умолкал, так как не привык говорить много, а Малыш смотрел в глаза человеку добрыми, сочувствующими глазами, лизал руку, — словно понимал.

— Э, дядя, совсем разбалуешь собаку, — замечал вожатый Малыша, почему-то с первого дня называвший бронебойщика не иначе, как «дядя». Вероятно, причина была в разнице возрастов.

— А тебе уж не жалко ли? — басил тот.

— Не жалко, а — непорядок, — говорил вожатый с подчеркнутой строгостью, но, впрочем, не мешал.

Малыш, прислушиваясь к их речам, ластился то к одному, то к другому, поблескивая черными бусинами глаз и виляя хвостом, выпрашивал подачку или ласку, а получив либо то, либо другое, а то и все враз, блаженно замирал...

III.

Недолгое затишье взорвалось новым яростным натиском гитлеровцев. Передышка была нужна противнику для того, чтобы перегруппировать свои силы и подтянуть свежие резервы.

Сначала они решили прощупать советскую оборону. Видимо, с этой целью послали они десяток танков, которые, появившись от далекого, черневшего на горизонте леса, медленно приближались рассыпным строем, время от времени останавливаясь и стреляя, поводя по сторонам короткими злыми рылами пушек — словно нюхая воздух.

В окопах был дан приказ: до поры не стрелять, подпустить ближе, чтобы поразить вернее.

С напряженным ожиданием советские бойцы следили за приближением бронированного неприятеля. Пора бы уж открывать огонь... Но лейтенант молчит и с закаменевшим лицом не отрывается взглядом от медленно надвигающегося врага...

Танки — ближе, ближе... Поглощенные видом наступающего, противника, бойцы не заметили, как в окопах появились собаки. Их привели вожатые по ходу сообщения. Они были в боевой готовности, каждая с небольшим тючком на спине.

Внезапно все увидели их. Четыре собаки, раскинувшись веером на снегу, мчались навстречу головным танкам. Двинянинов сразу узнал черно-пегого Малыша, и сердце бронебойщика болезненно сжалось.

— Смотри, смотри! — переговаривались в окопах.

Из танков тоже заметили животных и открыли по ним ураганный огонь. Но трудно попасть из танка в такую небольшую и быстро передвигающуюся мишень...

Собаки уже пересекли половину пространства; еще десять-двадцать секунд, полминуты и... Но что это? Танки один за другим быстро разворачиваются; их пушки уже не смотрят вперед, а обращены назад; они прибавляют ходу... Они уходят! Уходят!

Это было так неожиданно и удивительно: танки — эти грозные самодвижущиеся крепости, вооруженные пушками и пулеметами, — испугались собак! Есть отчего придти в изумление.

Кто-то не выдержал и крикнул:

— Ура-а! — И его крик подхватила сотня голосов. Громкий и страшный для врага клич этот разнесся над окопами и словно подстегнул убегающие танки, заставив их увеличить скорость.

Раздался резкий переливчатый свисток — приказ собакам вернуться. Три из них повиновались немедленно; только одна пробежала еще десяток метров, затем, как бы нехотя, повернулась и направилась на призывавший ее свист.

Двинянинов с блеском радости в глазах следил за тем, как Малыш достиг окопа и, целый, невредимый, бодро помахивая пушистым хвостом, спрыгнул вниз; за ним попрыгали в окоп и остальные три.

— Дела! — обсуждали вечером солдаты дневное событие. Испугались собак, а? Чудеса! Вот так вояки, здорово пятки смазали!

Минутами Двинянинову казалось, что всякая опасность миновала, теперь уже ничто не грозит Малышу, и бронебойщик был счастлив. Повидимому, нечто вроде этого испытывали и вожатые, потому что старались всячески обласкать собак. В действительности, все случившееся было для Малыша и его трех товарок всего лишь небольшой отсрочкой.

Точно в тот же час, на следующий день, на позиции советских войск обрушился ливень огня и металла. После артиллерийской подготовки гитлеровцы снова пошли в атаку. На этот раз, наверное, не меньше сотни танков одновременно двинулось из леса, за ними, пригибаясь, бежала пехота.

Словно черная туча высыпала из дальнего леса, растянувшись до края горизонта. По ним открыла огонь противотанковая артиллерия, скрытая в кустарнике. Вспыхнул один танк, другой, третий... Но остальные движутся, осыпая позиции защитников Москвы градом термитных и осколочных снарядов. Их поддерживали из глубины немецкого расположения орудия крупного калибра и тяжелые минометы.

Горячий, смертельный бой закипел по всей линии советской обороны. С привычным самообладанием Двинянинов ждал, когда сможет вступить в дело и его бронебойка, которую за ее отличную «работу» бойцы называли «золотым ружьем».

Танки приближались, бешено стреляя. Уже отчетливо видны черные кресты, короткое рыльце пушки непрерывно исторгало из себя желтый язык пламени.

Два танка двигались прямо на Двинянинова. Приложившись, он стал стрелять, тщательно прицеливаясь. Пули забарабанили по броне машины; ему удалось поджечь ее. Но только он хотел перенести огонь на второй танк, как сильный разрыв мины на минуту оглушил его, засыпал землей. Когда Двинянинов очнулся и протер глаза, вторая вражеская машина была уже недалеко от него, а бронебойка лежала разбитая и изуродованная до неузнаваемости.

Двинянинов тревожно оглянулся. И вдруг увидел: вожатый Малыша готовит собаку к атаке на танки. Подняв собаку на бруствер окопа, он что-то скомандовал ей, что именно, Двинянинов не расслышал из-за грохота выстрелов, да это и не имело значения. Три другие собаки уже стлались по земле в стремлении скорей достичь цели, ловко обходя воронки и рытвины, бесстрашно лавируя на этом поле смерти, под свист пуль и грохот разрывов.

Два столба пламени взметнулись одновременно, два взрыва потрясли воздух, два вражеских танка перестали существовать, подорванные четвероногими защитниками рубежа. Третья собака была убита шальным попаданием. Однако и мертвую уцелевшие танки тщательно обходили ее, ибо и мертвая она была опасна для них.

Все это автоматически отметила зрительная память Двинянинова, как и то, что Малыш был еще жив и продолжал бежать. Малыш избрал себе танк, двигавшийся позади первых, подбитых и взорванных; его черно-пегая прыгающая фигурка, становившаяся по мере удаления меньше и меньше, все еще виднелась на снегу, засыпаемом осколками снарядов и мин, быстро сближаясь с целью.

Но что это? Малыш остановился, сделал несколько неуверенных шагов в одну сторону, в другую — и недвижимым комочком застыл на снегу. Лежит. Убит? Ранен? А танки приближаются, они уже совсем близко... Проклятые!

Твои верные друзья

Внезапно над полуразрушенным бруствером поднялась невысокая коренастая фигура в солдатском полушубке и шапке-ушанке. Занеся руку над головой, Миронов кричал — его голос потонул в шуме боя, и скорее сердцем, чем слухом, Двинянинов уловил: «За Родину! За Сталина!». Мелькнуло искаженное в крике лицо товарища. В следующий миг Миронов перепрыгнул бруствер и со связкой гранат в высоко поднятой руке метнулся навстречу танкам.

Он пробежал половину расстояния, необходимого для броска, когда злая пуля ужалила его — Миронов упал. И тогда Двинянинов, — он сам не помнил, как это произошло, — полный яростного стремления отомстить за товарища, очутился в поле, быстро ползущим с тяжелой противотанковой гранатой в каждой руке. Ближний танк двигался прямо на него. Но Двинянинов, хотя и не находился теперь под защитой окопа, не боялся его. Пусть смерть — зато не пройдут фашистские танки! Он сам бросится под ближний из них, чтобы взрывом гранат взметнуть врагов на воздух!

Но он не успел привести свой замысел в исполнение. Черная точка на снегу ожила. Малыш тоже полз, на несколько десятков метров впереди человека. Раненый, истекающий кровью, с оторванной челюстью, на месте которой дергался горячий красный язык, он стремился исполнить свой долг. И прежде чем Двинянинов успел понять это, Малыш исчез из поля зрения, слившись с танком...

Тяжкий раскат рванул воздух; на этот раз он показался Двинянинову особенно сильным; внутри бронебойщика словно что-то оборвалось...

Схватив винтовку, выпавшую из рук раненого товарища, Двинянинов принялся с ожесточением стрелять по мечущимся среди горящих танков грязно-зеленым фигуркам.

Бой закончился полным поражением гитлеровцев. Еще одна атака фашистов сорвалась, еще один выигранный день приблизил советский народ к победе.

Миронова и других раненых унесли санитары. Снова наступило короткое затишье.

В узкий прорез бруствера Двинянинов долго смотрел на то место, где чернели остатки танка, взорванного Малышом, как бы ожидая, что, может быть, вот-вот там зашевелится что-то живое, выберется из-под бесформенного нагромождения обломков почерневшего обгорелого металла, отряхнется и побежит назад к окопу... Но — нет, ничего этого не было и не могло быть. Только синеватый дымок продолжал виться и тянуться к небу над могилой маленькой безвестной дворняжки — скромного друга советского бойца.

О ЧЕМ НЕ ГОВОРИЛОСЬ В СВОДКЕ.

Твои верные друзья

Тот, кому в годы Великой Отечественной войны довелось сражаться на Северо-Западном фронте, не забыл, конечно, «полоцкий рукав», в течение довольно продолжительного времени неизменно упоминавшийся во всех штабных сводках.

Что за «полоцкий рукав»? — спросит меня читатель, которому в ту пору было всего несколько лет отроду.

Терпение, мой друг, не все сразу. Прежде — о географии того района, где развернется действие нашего рассказа.

Если мы взглянем на карту нашего отечества, то в северо-западном углу его, пониже Ленинграда и левее старого русского озера Ильмень, там, где сходятся границы пяти советских республик — Литвы, Латвии, Эстонии, Белоруссии и РСФСР, мы увидим много зеленой краски. Здесь густые леса и непроходимые топи, в которых тонет не то что человек — даже лесной житель — волк. Эти дебри хорошо послужили советским партизанам в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками за свободу Родины. Именно из этих лесов зимой 1941—1942 годов вышли в лютую стужу и метель двести колхозных подвод, сумевших под носом у немцев проскользнуть через линию фронта и доставить в осажденный Ленинград продукты питания.

В этих местах, уже после войны, была построена и пущена мощная межколхозная гидроэлектростанция «Дружба народов», питающая электрической энергией окружающие сельхозартели — белорусские, литовские и латвийские. Воздвигнутая силами колхозников-строителей трех братских республик, она явилась как бы символом единения советских людей.

Но это радостное событие произошло значительно позднее, а в то время, к которому относится наш рассказ, дружба народов Советского Союза проявлялась прежде всего в том, что они совместными, скрепленными кровью усилиями били зарвавшегося врага.

Вот в этих-то местах, после того, как немецко-фашистское нашествие было остановлено и враг под напором советских армий вынужден был попятиться назад, и произошло то, о чем вы узнаете ниже.

Но не будем долго испытывать терпение читателя: что же, все-таки, за «полоцкий рукав»?

Все нарастающая сила ударов советских войск заставила гитлеровцев перейти к обороне. Они не чувствовали себя уверенными и в тылу: в лесах были хозяевами партизаны. Тем не менее, немецкое командование упорно цеплялось за каждую возможность удержаться, закрепиться, сковать нашу активность и сохранить плацдармы для своего нового, так и несостоявшегося, наступления.

В этом обширном районе, издавна служившем историческим полем битвы между народами нашей страны, отстаивавшими свою независимость, и захватчиками, приходившими с запада, — где не раз бесславно оканчивались попытки чужеземных завоевателей захватить искони славянские земли, — линия советско-германского фронта была особенно причудливо-изломанной. Она то врезалась в расположение противника, то слегка выравнивалась, отходила к востоку, с тем, чтобы уже через километр-два снова сделать резкий поворот... Для всякого мало-мальски сведущего в вопросах военной стратегии человека одного взгляда на карту было достаточно, чтобы безошибочно определить, что все эти клинья и клинышки были нацелены на запад и не сегодня-завтра могли послужить исходными рубежами для решительного броска наших войск; и только в одном месте длинная узкая полоса земли вторгалась глубоко в освобожденную территорию, тая в себе постоянную, угрозу. Это был «полоцкий рукав».

Эта полоска земли имела огромное значение. По ней проходила железная дорога. По этой дороге гитлеровское командование подбрасывало свежие резервы, боеприпасы, технику. Неоднократные попытки с нашей стороны перервать эту коммуникацию, срезать «рукав» оканчивались неудачей. Гитлеровцы сильно укрепились, вгрызлись в землю, понастроили дотов и дзотов.

Был дан приказ партизанам взорвать дорогу. Не удалось. Дорога тщательно охранялась. Немцы вырубили вдоль нее широкую полосу леса, так что подобраться к ней незамеченным было совершенно немыслимым делом; через каждые сто метров стоял часовой, через каждый километр — сооружена огневая точка. «Полоцкий рукав» продолжал служить врагу, и существование его являлось серьезной помехой для осуществления замыслов советского командования.

В один из дней в штабе партизанского соединения, действовавшего в тылу у немцев в районе «полоцкого рукава», была получена радиограмма с «Большой земли»: принять ночью самолет.

В глухую полночь, когда можно ориентироваться только по звездам, на большой лесной поляне партизаны зажгли, как было условлено, три костра и стали с нетерпением ждать вестника с «Большой земли» — с родной советской земли, не оскверненной пятой оккупанта, с Москвой в центре, с заводами и фабриками, работающими на оборону, с глубоким, недосягаемым для врага, тылом.

Наконец, ветер донес с востока слабое жужжание. Звук приближался, постепенно превращаясь в рокот мотора. Летел У-2, маленький учебный самолет-биплан, незаменимый там, где нет оборудованных посадочных площадок и нужно пролететь скрытно от врага. Вот он, невидимый в черноте осенней ночи, уже где-то над головой... Партизаны беспокоились, как бы в такой кромешной тьме летчик не разбил самолет.

Машина, нацеливаясь на посадку, пролетела низко над лесом, едва не коснувшись вершин деревьев, вернулась назад, сделала круг; рокот мотора внезапно стих, и биплан быстро пошел на снижение. В тишине было слышно, как свистел ветер в растяжках крыльев, как колеса коснулись земли: самолет подскочил раз, два, прокатился сотню метров по траве и затих, остановившись как раз в назначенном месте, между двух костров.

Партизаны, радостно-взволнованные, бежали к нему. Но каково было их удивление, когда первой из самолета спрыгнула наземь... собака. Попрыгав около машины, чтобы размяться после долгого сидения в тесной кабине, и, совершенно не обращая внимания на окружающих, она села; вслед за нею на землю спустился молодой подтянутый советский солдат в походной армейской куртке и пилотке, с автоматом на шее; одной рукой он придерживал автомат, в другой был зажат конец длинного поводка. После появились еще одна собака и еще один боец, ее вожатый. Наметанным взглядом найдя среди встретивших людей того, в ком он сразу признал командира, спустившийся первым, невысокий, коренастый, удерживая собаку за поводок около себя и вытягиваясь в струнку, четко отрапортовал:

— Сержант Алексей Стручков с служебной собакой Динкой и рядовой Андрей Майборода с собакой Кура́й прибыли в ваше распоряжение для выполнения специального задания!

— С счастливым прибытием! — приветствовал командир партизанского отряда, поочередно крепко пожимая обоим руку.

Точно таким же образом он поприветствовал летчика; вокруг толпились партизаны. Тревожно-красный свет костров освещал их суровые мужественные лица, совсем юные и заросшие бородами, улыбавшиеся в эту минуту; поблескивало оружие, с которым народные мстители не расставались даже во время сна; слышались радостные возгласы. Позади, за спиной людей, зубчатой черной стеной, затаившийся и мрачный, стоял лес.

Прибывших, в сопровождении комиссара отряда и еще нескольких человек, повели в командирскую землянку, в глубь леса, причем собаки степенно шли рядом со своими вожатыми, повинуясь их малейшему знаку, и там, в землянке, укрытой в дремучей чаще, при свете крохотной электрической лампочки, зажигавшейся от автомобильного аккумулятора, Стручков вручил командиру пакет с пятью сургучными печатями.

Тем временем партизаны, оставшиеся на охране самолета, продолжали с интересом обсуждать событие, многим показавшееся удивительным: им прислали собак — для чего?! Караулить партизанский штаб? Но для этой цели они могли давно завести не одну деревенскую дворнягу, и если не сделали этого, то лишь потому, что партизаны не любили собак и избегали держать их в лагере: нечаянным лаем собака могла выдать их местонахождение врагу.

Не выказали они большого восторга и при появлении четвероногих столь неожиданно прибывших к ним по воздуху. Еще лаять начнут, — только один грех! Не скажешь ведь им: «Молчи, а то немцы услышат!..» Хотя, видать, собаки не простые... Так рассуждали партизаны. И опять возвращались мыслью к интригующему вопросу: для чего, все-таки, прислали им собак?

Эта ночь надолго запомнилась сержанту Стручкову и его молчаливому товарищу Майбороде: перелет через фронт под обстрелом зениток врага, в сплошной завесе из огненных разрывов; самолет швыряло из стороны в сторону, потом в крыльях и фюзеляже было обнаружено множество пробоин. К счастью, легонький самолетик, носивший у немцев презрительную кличку «русс-фанер», выдержал это испытание. Проводники очень тревожились за собак, впервые совершавших такое путешествие. Перед вылетом вожатых предупредили, что партизаны не очень-то жалуют собак, и это накладывало на обоих, не говоря о важности полученного задания, особую ответственность. Нельзя было подвести партизан; нельзя было и подорвать доверие к делу, которое привело их сюда и в исполнимости которого они были твердо убеждены.

Самолет в ту же ночь, захватив с собой двух тяжело раненных партизан, улетел обратно, а Стручков и Майборода с собаками остались.

Отряд народных мстителей, куда они прибыли, состоял из людей самых различных национальностей. В нем были русские, белоруссы, латыши, литовцы, евреи, был даже один азербайджанец, перед самой войной приехавший в эти края по торговым делам в командировку, да и застрявший здесь. Неутомимый, предприимчивый, всегда в отличном расположении духа, он в короткий срок сделался в отряде необходимейшим разведчиком и связным. Спаянный нерушимой дружбой, отряд был грозой оккупантов. Он контролировал обширный населенный район, куда немецкие сборщики податей не отваживались даже сунуть носа; и в глубине этих лесов попрежнему продолжали существовать колхозы, проводились колхозные собрания, свято соблюдался Устав сельскохозяйственной артели. Артельно слушали по радио сводки с фронта, артельно сеяли и собирали хлеб, а потом переправляли его в лес, к партизанам...

Как братьев, приняли в отряде посланцев «Большой земли» — представителей героической Советской Армии — разбитного, подбористого Стручкова и несколько медлительного, невозмутимого Майбороду. Только на собак продолжали коситься. Уж очень необычно было их присутствие у партизан.

Отношение к ним переменилось после того, как однажды Стручков и Майборода продемонстрировали перед партизанами выучку собак, заставив их по команде ложиться, вставать, переползать с одного места на другое, исполнять другие приказания. Обе собаки были превосходно выдрессированы и повиновались малейшему знаку вожатых.

Особенно четко «работал» Кура́й — рослый, сильный, добродушного нрава, пес. Он все команды выполнял с поразительной точностью. Зато Динка — некрупная овчарка волчьего окраса, более резвая по темпераменту — превосходила его быстротой.

— Эк, смотри... Как в цирке! — восклицал, глядя на собак, один из старейших по возрасту партизан-белорусс, крепкий, кряжистый старик с длинной седой бородой, к которому в отряде относились с необычайной почтительностью. — А все-таки беспокойство с ними, — говорил он через полчаса, обращаясь к Майбороде. — При нашем таком положении остерегайся всего. Услышит что-нибудь в лесу, зашумит, — ну и пиши пропала твоя голова!

— Та она ж умная, понапрасну брехать не будет... Зачем ей брехать? Пищу ей дадут, от противника оборонят... — растягивая слова, с улыбкой юмористически отвечал Майборода. — Не будет брехать. Вот зробим дело, ще побачишь...

— Животная есть животная, — стоял на своем старик. — Ты ей не разъобъяснишь, чего можно делать!, а чего нельзя...

— А почему не объяснишь? — вмешался в этот разговор сержант Стручков. — Можно и объяснить. Скажем, к примеру, взорвать у немцев дорогу, — она взорвет...

— Шутишь!

— Нисколько...

Никто на первых порах не принимал всерьез этих разговоров, а меж тем именно в этом и заключалась цель прибытия двух бойцов собаководческого подразделения с обученными животными. Собаки должны были сделать то, чего не смогли выполнить партизаны: взорвать железную дорогу, по которой немцы подвозили подкрепления к фронту, помочь уничтожить «полоцкий рукав».

Легко сказать — взорвать... Именно при попытке подобраться с запасом взрывчатки к полотну дороги были тяжело ранены те два партизана, которых пришлось отправить на излечение в госпиталь. Более того, каждая такая попытка грозила серьезными осложнениями всему отряду, так как, напав на след отряда, немцы уже не оставят его в покое. Действовать нужно очень, очень осторожно и только наверняка.

Эту мысль внушал Стручкову и Майбороде командир отряда, отправляя их в разведку. В качестве проводника вызвался идти тот самый старик, который так недоверчиво отнесся к собакам.

Ананий Каллистратович Марайко-Маралевич — так звали седобородого партизана — знал эти леса, как свою хату. В молодости он в течение ряда лет был проводником в отряде лесоустроителей, занимавшихся таксацией[37], потом долгое время служил лесообъездчиком. Он изучил здесь каждую тропинку, ему было знакомо каждое дерево.

Сопровождающими были — низенький, смуглый азербайджанец с длинным именем Гуссейн Оглы Мамед Ага-Хаджаев, или, коротко, Гуссейн, и светловолосый, с курчавой русой бородкой и ясными голубыми глазами, стройный, как тополь, молодой колхозник литовской сельхозартели имени Адама Мицкевича — Альгердас Лауретенас, которого все называли попросту — Алик.

Если веселый, живой, как ртуть, Гуссейн мог говорить без умолку, то из Алика Лауретенаса невозможно было выжать и слова. Про него знали, что мать и отец его погибли от рук гитлеровцев, невесту угнали на каторгу в Германию. Алик отпустил бороду и дал себе обещание не брить ее до тех пор, пока не вернется его Мария или пока случай не поможет ему вызволить из беды советского человека.

Четверо молодых и один старый — такова была группа, которой поручалось произвести подрыв железной дороги в тылу у немцев, — важнейшее задание, связанное с ликвидацией «полоцкого рукава». Выполнения этого задания с нетерпением ждали в штабе фронта.

Они вышли после захода солнца, когда стемнело, и шли всю ночь до рассвета, старик Маралевич — впереди, остальные, гуськом, — за ним. Собаки в разведке не участвовали.

Можно было особенно не остерегаться: ночью в лес фриц не ходит — боится: но едва начало светать, поведение проводника резко изменилось: он прислушивался к каждому шороху, испытующе вглядывался в каждый кустик, и шел совершенно неслышной, легкой походкой, казалась, бы совсем не свойственной его возрасту. Его примеру старались следовать остальные.

Уже совсем посветлело. Розовые полосы протянулись на востоке, лес уже не стоял сплошной темной массой, а разделился на отдельные группы кустов, деревьев.

Впереди обозначился просвет. Маралевич опустился на колени и, махнув рукой, предлагая и другим поступить так же, пополз сначала на четвереньках, затем — все больше прижимаясь к земле.

Место было сырое, низменное, и пока они добрались до кромки леса, все вымокли до нитки. Руки, ноги были в жидкой, липкой грязи и болотной тине, облеплены травой и пожелтевшими листьями. Но именно здесь и можно было надеяться с наибольшими шансами на успех подобраться незамеченными к объекту их разведки.

Вот и конец леса... Они залегли; дальше начиналось вырубленное пространство. Там и сям поблескивали оконца воды, пахло болотной гнилью. Вместо леса — частокол высоких пней, лежавшие в беспорядке стволы берез и ольх, медленно засасываемые трясиной; настоящий лесной завал, какой устраивался в старину на путях движения неприятеля. А за ним — дорога: ровная аккуратная насыпь, тускло поблескивали две нитки рельс, будто клавиши — шпалы, а по ним, словно заведенный манекен, методично размеренно шагал часовой в глубокой, как ведро, каске, с ружьем наперевес. Пятьдесят шагов в одну сторону, пятьдесят — в другую. Встретился с соседним часовым, повернулся — разошлись; встретился с другим, в противоположном конце своего участка, опять поворот кругом — опять разошлись. И так — без перерыва.

— Н-да... — шопотом протянул Стручков, слегка прищуренными, зоркими, как у рыси, глазами провожая каждый шаг часового. — Стерегут, гады, крепко. Чуют беду...

Теперь все руководство разведкой переходило в его руки. Старик Маралевич сделал свое — довел; с этого момента Стручков и Майборода должны были сами наметить для себя план будущих действий с учетом особенностей того оружия, которое собирались пустить в ход. Дело партизан — помогать им.

Издали донеслось пыхтение паровоза — шел поезд. Разведчики дождались его. Это был товарный состав — два десятка наглухо закрытых вагонов, с часовыми на тормозных площадках, — вероятно, боеприпасы. Стручков засек время по часам и постарался определить скорость движения поезда. Для успеха будущей операции это имело немаловажное значение.

Поезд скрылся за поворотом, а они еще долго прислушивались к его, постепенно затихавшему, шуму.

— Пошли? — тронул Стручкова за плечо старый партизан. Долго оставаться здесь было небезопасно. Сержант, соглашаясь, кивнул головой. Он уже успел изучить местность, запомнил ее, как способны запоминать только разведчики и топографы.

Тем же порядком — сначала на животе, потом на четвереньках, и наконец, поднявшись в полный рост, — разведчики выбрались из опасного места и двинулись в обратный путь. Шли, не останавливаясь, торопясь уйти дальше. Стручков был молчалив: мысленно он набрасывал план предстоящей операции.

Но прошло около недели прежде, чем они смогли отправиться на выполнение боевого задания. Командир отряда ждал агентурных данных: с ближней узловой станции должны были сообщить, когда пойдет большегрузный воинский эшелон немцев. Бить, так уж бить, чтоб было чувствительнее!

Наконец, однажды под вечер в лагерь прискакал на взмыленной лошади паренек из села и, спрыгнув наземь, бегом направился к командирской землянке; через несколько минут туда позвали Стручкова и старика Маралевича, а еще через четверть часа маленький отряд — снова впятером, как и в первый раз, — был уже на марше. Теперь с ними были и собаки.

Снова Ананий Каллистратович вел товарищей только одному ему известными тропами. На большак не выходили. Всяких случайных встреч, с кем бы то ни было, тщательно избегали.

И вот, опять на рассвете, они — на заветном месте. На собаках — петельные намордники[38]; чтобы не залаяли часом, зачуяв чужого. В пути грузом их не обременяли, чтобы больше было силы для рывка, когда даст команду вожатый; теперь же — надели на спины небольшие вьючки. В вьючках — взрывчатка, в количестве достаточном, чтобы не только подорвать полотно дороги, но поднять на воздух паровоз и вообще призвести серьезное разрушение.

Роковой момент близился. По плану, выработанному Стручковым, первым пускали Курая. Если его убьют или он почему-либо не выполнит задания, пойдет Динка.

Они лежали и ждали — два человека и две собаки, составлявшие в этот момент одно целое. Перед ними в нескольких десятках метров маячил на насыпи часовой, ходивший все так же размеренно, однообразно, как будто это был все тот же солдат, которого они видели неделю назад. Позади, в сотне метров, залег в траве Гуссейн; еще дальше, в полукилометре, ждали взрыва старик Маралевич и Алик.

Но поезд все не шел, и приходилось ждать, считая томительно долгие минуты, слагавшиеся в часы. Собакам надоело лежать неподвижно, они порывались встать, — приходилось успокаивать их, оглаживать, в то же время настойчиво придерживая около себя. Неужели агентурная разведка дала ошибочные сведения?.. И тут вдали послышался шум приближавшегося поезда.

Вот когда напряглись все нервы. Стручков следил по часам за каждой секундой, стараясь определить тот миг, когда следует пустить собаку, чтобы она сбросила свой груз прямо под колеса паровоза, а у самого стучало в мозгу: как бы не ошибиться! Надо правильно рассчитать быстроту, движения поезда и скорость бега собаки. От этого зависело все.

Поезд — уже близко. Пора!

Поводок отстегнут, намордник сброшен.

— Вперед, Курай! Вперед!

Курай мгновенно рванулся вперед. Секунда — и он уже на открытом пространстве. Немец не видел его — смотрел в сторону поезда. Очень хорошо, пускай дольше смотрит. А поезд длинный, не меньше полусотни вагонов; наверное, и груз, и живая сила.

Но почему медлит Курай? Это завал леса мешает ему быстро пересечь открытую зону; громадные стволы и торчащие во все стороны сучья преграждали ему путь; он прыгнул на один ствол и, поскользнувшись на его влажной поверхности, сорвался, больно ударился о что-то, но тотчас же сделал новый прыжок и продолжал свой бег. Он достиг насыпи, он устремился по ней вверх... Но — поздно... Поздно. Поезд уже гремел над его головой. Стручков ошибся, поезд шел быстрее и достиг намеченного сержантом пункта раньше, чем тот предполагал. Только на какие-то две три секунды, но они решили исход. Не зная, что ему теперь делать, Курай беспомощно топтался на бровке насыпи, а в метре от него, постукивая на стыках рельсов, быстро катились колеса вагонов.

Часовой увидел собаку. Он не понял, что означает ее появление здесь, но все же сразу вскинул винтовку, прицелился. Выстрел... и в то же мгновение — свисток: вожатый призывал овчарку назад. К счастью, немец промазал; Курай повернулся и стремглав полетел вниз по откосу. Вслед ему захлопали выстрелы, — но — с тем же успехом. Вот Курай уже у леса, вот он мелькнул еще раз желтовато-серым пятном и исчез за деревьями.

Стручкова и Майбороды уже не было на прежнем месте: подобно Кураю, они поспешили прочь отсюда, как только увидели, что гитлеровец заметил собаку, их присутствие обнаружено. Курай обнюхал след и вскоре нагнал их.

Обратно возвращались мрачные. Задание провалено, диверсия не удалась. А хуже того, что немцы теперь примут дополнительные меры предосторожности, сызнова к ним здесь больше не подойдешь — услышат. Не поможет и четвероногий диверсант.

— Эк, незадача... Не вышло! — сокрушенно повторял дорогой Ананий Каллистратович. — И как сперва-то все гладко шло... Самую малость, значит, только и не подгадали? Обидно!

Сейчас он не говорил уже, что от собак одно беспокойство, а досадовал, что все сорвалось из-за пустяка. Остальные хмуро молчали. Притих на время даже неугомонный Гуссейн. Собаки, словно понимая, что случилось что-то неладное, трусили рядом с вожатыми, поджимая уши и опустив хвосты.

После этого в партизанском штабе состоялся генеральный совет. Решали: что делать? Приказ командования должен быть выполнен, но — как? Уж пробовали всяко. Пытались применить собаку; не вышло и с собакой. Что можно придумать еще?

Пока в землянке шел этот совет на поляне у костра, где варились ароматные щи, происходило другое совещание. Заводилой там был Гуссейн.

— Я предлагаю, — возбужденно говорил Гуссейн, — послать меня, тебя, тебя... — тыкал он пальцем в окружающих. — Послать, чтобы взорвали, хоть ценой жизни! А чего бояться? Я смерти не боюсь! Я советский человек, я защищаю свою Родину, свой дом, — я ее не боюсь! Пускай она меня боится! Правильно я говорю?

— Правильно! — поддержал его хор голосов. Партизанская молодежь жадно внимала словам пылкого азербайджанца. Ни для кого уже не было секретом, зачем ходили группа Маралевича с собаками, и каждый остро переживал неудачу.

Подал голос и Алик Лауретенас, застенчивый, но отважный юноша: он тоже готов был итти на подвиг и смерть. Вызвались и другие. Недостатка в смельчаках не ощущалось.

— Пойдешь ты, пойду я, пойдем все!.. — продолжал ратовать Гуссейн. Смуглое лицо его покрылось пятнами румянца, черные, яркие, как маслины, глаза сверкали. — Неужели не выполним приказа командования? Выполним! Обязательно выполним!

Однако всем идти не пришлось. Из землянки вышли командир, комиссар отряда и другие, принимавшие участие в совете. Командир выслушал Гуссейна и сказал окружившим его партизанам:

— Спасибо, товарищи. Но умереть дело не хитрое. Надо — жить! Если все умрем, кто врага прогонит? Штаб уже принял решение.

Старик Марайко-Маралевич на совете, после того, как было выслушано мнение остальных, предложил свой план. Пытаться еще раз взорвать дорогу у болота — бесполезно. Немцы начеку. Надо повторить попытку совсем на другом участке, скажем, километров за восемьдесят-сто, и в таком пункте, где гитлеровцы меньше всего ожидают нападения. Таким пунктом может быть только мост. Правда, там трудные подходы — вода, топь, густые заросли камыша, но камыш может даже оказаться полезным — легче маскироваться, а плавать собака умеет... (после того, что он уже видел, старик не сомневался, что она сумеет сделать и все остальное). Правда и то, что гитлеровцы построили около моста укрепленный блокгауз и держат там целый гарнизон, но как раз многочисленность врага может притупить у него бдительность.

План приняли.

Оставался еще такой вопрос: когда пойдет новый эшелон немцев. Но это затруднение сразу же разрешил командир отряда, сказавший:

— На фронте идут напряженные бои. Не сегодня-завтра начнется решительное наступление наших войск. Так что немцы будут подбрасывать подкрепления к фронту непрерывно. Ждать не будем, надо сразу выступать.

За двое суток группа подрывников проделала пешим порядком по лесным тропам около восьмидесяти километров. Ананий Каллистратович сумел значительно укоротить дорогу тем, что вел напрямик. Если бы придерживаться более проторенных путей, вышло бы все сто.

У всех ныли ноги, когда они заканчивали этот переход, нелегкий даже по хорошей дороге; и только старый партизан, казалось, не испытывал никакой усталости.

На последнем привале, не доходя до моста несколько километров, группа разделилась. Стручков с Динкой и стариком Маралевичем, Гуссейном и Аликом направились прямо к мосту; Майборода с Кураем, в сопровождении трех других партизан, пошли дальше.

Замыслили так: если не взорвет Динка, попытку на следующем перегоне должен повторить Курай.

Река... Переправившись вплавь на другой берег, Стручков с Аликом и Гуссейном сделали разведку местности, затем возвратились к ожидавшему их Ананию Каллиетратовичу, вместе с которым оставалась и Динка, и сообща разработали подробный план операции. Маралевич и Алик остаются на этом берегу. Гуссейн сопровождает Стручкова. В случае неудачи или — мало ли что может выйти! — Маралевич и Алик сумеют обо всем сообщить в отряд. Кроме того, переправа вплавь через реку была старику просто не под силу.

— Ни пуха, ни пера, сынки! — по-охотничьи напутствовал Ананий Каллистратович.

Камыши, действительно, позволили подобраться к мосту на предельно доступное расстояние. В густых зарослях их, где сновало много водоплавающей дичи, нашелся небольшой сухой островок, — тут и залегли Стручков и Гуссейн. Отсюда был хорошо виден мост и крыша блокгауза; около полосатой будки неподвижно, как истукан, торчал часовой; другой часовой, подобно маятнику, ходил по насыпи взад-вперед.

На глазах у наших смельчаков произошла смена часовых — протопал наряд солдат с худым, как палка, офицером впереди, ветер донес чужие слова команды. Прошла, дрезина с немцами-железнодорожниками, и — опять тишина, нарушаемая лишь кряканьем утки в камышах да пением какой-то птахи над головой.

Близость дичи, сновавшей у самого носа, раздражающие запахи, носившиеся вокруг, действовали на Динку. Приученная к выдержке и повиновению, она все же начинала беспокоиться, — ожидание надоело ей. Вставала, топталась на месте, натягивала поводок, напряженно вбирая носом воздух и настораживая уши, вопросительно смотрела на Стручкова, как бы спрашивала: «Скоро ли уж?..» Ее томила жажда, но Стручков опасался снимать намордник, и только слегка растянул его, чтобы она могла высунуть язык.

— Терпи, дорогая, — шептал собаке Гуссейн, лежавший с Стручковым голова к голове, и делал строгое лицо, как будто овчарка могла понять его. Динка доверительно махала хвостом и. облизнувшись, снова принималась дышать громко и часто.

А день, как на беду, выдался удушливо-жаркий, знойный, — один из тех дней, какие бывают иногда в конце сентября. Стояла золотая осень. Багрецом оделись кусты рябины, трепетали на ветру нежно-желтые листочки осин, будто осыпанные золотом красовались нарядные белоствольные березы. Воздух был светел, прозрачен, напоен теплом и солнцем.

Не хотелось в такой день думать о войне, о разрушениях, о возможной смерти, которая ежеминутно подстерегает солдата. Мысли Гуссейна тянулись к горячему Азербайджану, к синей глади Каспия, к которой он привык с детства; думы Стручкова — к родному Поволжью.

— Э-эх, и хорошо сейчас дома, — проговорил нараспев вполголоса Гуссейн. — Виноград поспел... — он выразительно почмокал губами. Стручков скосил на него глаза, затем снова продолжал наблюдать за дорогой. — Кишмиш, сабза... А инжир! Инжир кушал?

Он замолчал, потому что товарищ не поддержал его.

Больше всего на свете Гуссейн любил свой Азербайджан, но как истый патриот советской Родины он готов был сражаться за нее где угодно, и, если бы потребовалось, без колебания сложил бы свою голову среди этих болот и лесов.

Солнце перешло уже за зенит, а они все лежали и ждали. Гуссейн помолчал-помолчал и опять завел свое:

— У нас в Баку...

— Погоди, — прервал Стручков. Его тонкий слух уловил что-то, похожее на отдаленный гудок паровоза.

Точно. Паровоз. Но, увы, без вагонов. Взрывать не имеет смысла. Гуссейн даже скрипнул зубами от злости. Стручков, прищурившись, соображал.

Паровоз шел туда, откуда они ожидали воинский эшелон. Это навело на догадку: вероятно, там есть в нем нужда, раз его перегоняют порожняком, — ждет большегрузный состав, который поведут два локомотива. И действительно, спустя два часа с той стороны, где скрылся паровоз, послышался нарастающий шум движения поезда.

Дальше события развивались ускоренным темпом, как в кино.

Главное было: не ошибиться в расчете. Проверив вьючок на спине собаки, Стручков привстал на одно колено и, не высовываясь из хорошо скрывавших их зарослей, быстро мерил взглядом то расстояние от моста до поезда, которое сокращалось с каждой секундой, то — от себя до моста, одновременно успевая сверяться с часами на руке. Гуссейн держал собаку.

— Пускай!

Гуссейн сдернул намордник и отстегнул карабин, но еще какую-то долю времени продолжал за ошейник удерживать Динку, которая рвалась из его рук.

— Вперед, Динка!

Собака зашлепала по воде, скрылась в камышах; некоторое время было слышно, как она продиралась сквозь заросли, потом все стихло. Поплыла. Только чуть колебались вершинки тростника, указывая путь движения овчарки; затем не стало и этого.

Успеет ли? Как бы не случилось того же, что неделю назад с Кураем. Но и пустить преждевременно — тоже провал.

Поезд приближался на большой скорости, — два паровоза сцепленных вместе, и длинный хвост платформ и вагонов. Пушки, танки, укрытые под брезентами; в вагонах — солдаты; в других закрытых наглухо, — боеприпасы.

Голова поезда достигла моста... Спешат, спешат гитлеровские вояки, даже на мосту не сбавляют хода. Видно, плохи дела на фронте. Это опять-таки автоматически отметил про себя сержант.

Но Динка, Динка!

И тут они увидели Динку. Легкая стремительная, она мчалась упругими прыжками, заложив уши и раскрыв пасть, жадно вбиравшую свежий воздух. Она даже не отряхнулась, как делают все собаки, выйдя из воды, и путь ее был отмечен сырой капельной дорожкой. Гитлеровец с ружьем, занятый созерцанием приближающегося поезда, не сразу заметил ее. На полном аллюре она поднялась по крутому высокому откосу насыпи... Поезд уже почти весь втянулся на мост; только несколько последних вагонов оставались за крайней опорой моста, а головной локомотив, шумно выпуская пары, приближался к этому берегу. Часовой около полосатой будки обернулся, — собака уже стояла между рельс. Железное шумно вздыхающее чудище мчалось прямо на нее. Издали донесся заливистый свист. Овчарка огляделась (как понимала!), сделала резкое движение головой, точно рвала что-го, — вьючок свалился со спины. Было видно, как побежал синеватый дымок бикфордова шнура. Солдат-часовой секунду медлил, растерянно соображая, стрелять ли в собаку или броситься к сброшенному ею грузу, затем вскинул винтовку к плечу; овчарка метнулась прочь; и в тот же миг, тяжелая, неудержимо стремящаяся навстречу своей гибели туша паровоза накрыла собой, то что лежало между рельс.

Выстрела часового не услышал никто, ибо он потонул в грохоте взрыва.

Будто разверзлась земля и пронесся огненный шквал. Стручков и Гуссейн со своего наблюдательного пункта видели, как внезапно подпрыгнул передний паровоз; столб огня вырвался у него из-под колес; громадная машина повалилась набок и рухнула под откос, увлекая за собой второй паровоз и вагоны. Громоздясь друг на друга и разламываясь на части, как будто они были сделаны из картона, посыпались вниз платформы с пушками и танками; катились вниз гитлеровцы, мешаясь с обломками дерева и металла. Грянул новый взрыв: взорвался вагон с боеприпасами. Ферма моста обрушилась в реку, а вместе с нею — и все то, что было на ней, что еще уцелело от этого страшного взрыва...

А Динка?

Воздушной волной ее сбило с ног, швырнуло, как мячик; она пролетела по воздуху добрых пятнадцать метров и упала в воду, в те самые камыши, сквозь которые каких-нибудь полторы-две минуты назад пробиралась сюда. Она погрузилась глубоко вводу, но вода тотчас вытолкнула ее на поверхность, и Динка, немного оглушенная своим падением, но не потерявшая ориентировки, потрясши головой, чтобы освободиться от залившейся в уши воды, поплыла.

Твои верные друзья

Она плыла, усиленно работая лапами, выставив кверху черный кончик носа, а вокруг нее падали, всплескивая и окатывая ее брызгами, куски железа, тлеющие обломки дерева. К счастью, ни один не задел ее, хотя вода вокруг так и кипела.

Наконец, Динка добралась до островка. Но вожатого и его помощника не оказалось там. Тогда Динка пустилась вдогонку за ними, нюхая следы, и вскоре настигла Стручкова и Гуссейна в лесу.

Они спешили. Дорога была каждая секунда. Погоня была уже за спиной. Уже звонко щелкали о стволы деревьев пули, отбивая кусочки коры, тоненько взвизгивая, как рассерженные осы. Гитлеровцы, высыпавшие из блокгауза, стремились отомстить за подрыв моста и уничтожение эшелона.

Стручков и Гуссейн ускорили шаг, потом побежали. Динка вприпрыжку бежала впереди. Вероятно, она принимала это за игру; кто быстрее — она или люди?

Уже недалеко было место переправы через реку, за которой их с нетерпением ждали Марайко-Маралевич и Алик Лауретенас. Между деревьев блеснуло зеркало воды. И в эту минуту ранило Стручкова. Он упал, затем попытался подняться, с усилием встал на одно колено, на другое, хотел идти — и не мог, повалился вновь.

— Оставь меня... беги... — прохрипел он Гуссейну.

— Как оставь! Зачем оставь! Кто я тебе: не друг? не товарищ? не советский партизан? Ай-яй-яй, не знал, что ты так плохо думаешь обо мне! Чтобы я бросил своего брата?! Как можешь так говорить?! Давай, давай, дорогой, мы еще повоюем!..

Гуссейн сыпал словами, а сам не терял даром время. Он взвалил сержанта себе на спину и побежал, сгибаясь под тяжестью, ноши, став от этого еще более приземистым.

— Ай, какой тяжелый! Я думал, ты легче! Что ты кушаешь? Наверное, мясо много кушаешь? Потому и кости тяжелые... Да ничего! ничего! Лежи, дорогой, лежи, пожалуйста! Не беспокойся! Не смотри, что Гуссейн мал, у Гуссейна силы хватит!

Дыхание Гуссейна сделалось резким и прерывистым, лицо и шея побагровели, но он не умолкал, подбадривая тем самым и себя и товарища.

Так, не снимая ноши, он добежал до реки и погрузился в воду. Почти до середины ее он шел, но дальше начиналась глубина. Гуссейн поплыл. Он был хорошим пловцом (недаром вырос на Каспии) , но тяжелый сержант давил, тянул его на дно.

Хорошо, что прохлада воды вернула раненому силы, он отделился от своего спасителя и тоже поплыл, загребая саженками.

До берега оставалось метров десять, не больше, когда позади из леса высыпали гитлеровцы. Стрельба сразу сделалась частой и более прицельной. Пули барабанили по воде спереди, сзади, по бокам голов плывущих. Будто падал свинцовый дождь. Гуссейн вскрикнул и погрузился с головой, вода вокруг него окрасилась кровью. Теперь настал черед Стручкова спасать его. Сержант удержал тонущего, схватив его за ворот гимнастерки, затем, поднырнув, положил его на себя. Но у него не хватало силы, чтобы плыть и поддерживать того на поверхности. Динка беспокойно кружилась около них на воде. Стручков ухватился за хвост собаки; она сразу направилась к берегу. Она тянула, как буксир; свободной рукой Стручков греб, а Гуссейн лежал у него на спине, крепко охватив руками мускулистую шею сержанта.

Вот и берег. Донесся возглас:

— Эк, беда... Попало обоим!

Из прибрежных кустов выбежал Алик Лауретенас и, схватив Гуссейна в охапку, как котенка, потащил в укрытие. Ананий Каллистратович помог выйти из воды хромающему Стручкову.

Мешкать нельзя: надо было уходить. Алик вскинул Гуссейна на свою широкую спину. Этот юноша был истинным Геркулесом[39], и он легко понес сухого, жилистого Гуссейна. Стручков шел сам, припадая на раненую ногу и опираясь на плечо старика Маралевича.

Гуссейн, перевесившись и покачиваясь в такт шагам юноши-богатыря, бормотал в полузыбытьи:

— Вези, ишак, вези, дорогой! Спасай друга, бороду сбреешь!.. Вези, кунак будешь, брат мой...

Стручков, морщась от боли, старался не отставать от широкого шага юноши. Ананий Каллистратович подбодрял его:

— Держись, сынок! Да ты опирайся на меня покрепче, сдюжу...

Динка бежала впереди, узнавая старые следы. Выстрелы становились глуше, отдаленнее.

* * *

Наш рассказ будет неполным, если мы не скажем о результатах диверсии.

При взрыве моста и крушении поезда погибло около тысячи гитлеровцев. Дорога надолго вышла из строя, движение по ней было парализовано. Вскоре был ликвидирован и весь «полоцкий рукав».

ВСТРЕЧА НА ПАРАДЕ ПОБЕДЫ.

Твои верные друзья

Эта встреча произошла в тот яркий июньский день, когда на Красной площади в столице великого Советского Союза происходил парад Победы.

Солнце сияло над Москвой, блистали рубиновые звезды на башнях. Под звуки оркестров, под ликующие крики народа, стройными рядами проходили мимо Ленинского мавзолея войска, приветствуя руководителей Коммунистической партии и советского правительства, находившихся на трибуне.

Все в этот день горело радостью победы, счастьем жизни, мира, восторжествовавшими над ужасами войны. Какой-то особенно нарядной, праздничной выглядела в этот день Москва. Праздничный вид был у всех людей. Гордость за свою страну, за свой народ светилась у всех в глазах, была написана на лицах.

Наивысшим моментом торжества явился тот, когда затянутые в полную парадную форму советские солдаты стали бросать к подножью мавзолея фашистские знамена разгромленных гитлеровских армий. Перед этим их пронесли по площади, волоча по камням; и вот с глухим стуком они бесславно падали одно на другое, а над ними гордо проплывали, в головах колонны, алые советские стяги.

Сколько жертв было принесено, чтобы наступил этот день. Сколько испытаний осталось позади. Наконец, он пришел, этот сияющий день Победы. Никогда черным силам фашизма и войны не сломить жизнеутверждающую мощь советской страны; всякий, кто посмеет посягнуть на мир и труд народа, строящего свободную, счастливую жизнь, жизнь в коммунизме, сам падет, сраженный насмерть.

Такие чувства волновали каждого, кто находился в эти часы на Красной площади; об этом думал каждый советский патриот. Эти чувства и мысли отражались и на лице моложавого, но уже седого полковника, стоявшего на краю одной из трибун для гостей. Два ряда боевых орденов и медалей украшали его грудь. Он держал на руках мальчика и высоко поднимал его, чтобы тот лучше мог разглядеть проходящие войска.

Мерно промаршировала пехота, в стальных касках, с винтовками наперевес; прошли автоматчики; чуть раскачиваясь, в бескозырках с развевающимися ленточками, прошагали моряки-краснофлотцы, все как на подбор, молодец к молодцу; на легких тачанках, под цоканье копыт, пронеслись пулеметчики; кони, выгнув дугой шеи, мотали головами, гривы летели по ветру. Впереди еще было долгое прохождение танков, артиллерии, моторизованной пехоты...

И тут седой полковник заволновался. Он и до этого едва удерживался да месте от возбуждения. Но тут его глаза расширились, он, не отрываясь, смотрел в дальний конец площади, откуда двумя потоками вливались войска. Там показалась новая колонна: она приближалась. Это были бойцы-пехотинцы; у каждого за спиной была винтовка, а слева у ноги бежала собака. Сотни собак со своими вожатыми вышли на площадь.

Это были верные помощники бойцов, и они тоже вышли в этот день на парад Победы.

Скромные, незаметные, семенили они рядом со своими проводниками, не глядя по сторонам, помня лишь о команде «рядом!», о которой напоминали им легкие подергивания поводков. Под рукоплескания зрителей они прошли мимо трибун и уже удалялись, а седой полковник, забыв на минуту даже о мальчике, которого держал на руках, все еще смотрел им вслед.

— Это она! Клянусь, это она! Я узнал бы ее из тысячи!

— Кто, папа? — спросил мальчик.

— Собака. Заметил, которая бежала с краю, недалеко от нас? Такая рыженькая, мохнатая, хвост крючком...

Нет, конечно, мальчик ничего не заметил. Для него все собаки были одинаковы, и он в равной мере радовался появлению их всех. Полковник же не мог успокоиться.

— Конечно, это она! — продолжал он говорить сам с собой. У той было одно ухо испорчено, это я отлично помню. И у этой тоже одно ухо не стоит...

— А кто она? — спросил сынишка, продолжая следить за площадью.

— Разве ты забыл? Я же рассказывал тебе...

— Это которая... — Мальчик сразу заинтересовался. Он уже не смотрел на площадь, а уставился своими живыми смышлеными глазками на отца. — Я все помню, папа. Так это она?!

— Думаю, что она. Я непременно должен увидеть ее еще раз!

В тот же день, вскоре после парада, полковник уже был в воинской части, в которую входило собаководческое подразделение, принявшее участие в торжественном марше на Красной площади. Немного смущаясь необычностью своей просьбы, он объяснил командиру части, что хочет видеть собаку и проводника... Он описал приметы лайки.

— А, это, повидимому, Думка, — сказал молодой, подтянутый майор, выслушав полковника.

— Думка? — переспросил полковник, с удовольствием повторяя эту кличку, словно это было имя близкого существа.

— Да. Одна из лучших наших санитарных собак.

— Она была в...? — И полковник назвал населенный пункт, близ которого в минувшей войне разыгралось одно из кровопролитных сражений.

— Да, вся наша часть была там.

— Тогда это она!

— Почему вы интересуетесь ею? Хотя, пожалуй, я догадываюсь. Вероятно, не вы один хотели бы видеть ее... Это наша героиня!

Разговор был прерван появлением высокого молодцеватого сержанта, явившегося по приказанию командира. На груди сержанта поблескивала Золотая звезда Героя Советского Союза.

— Приведите Думку, — распорядился майор.

Через минуту Думка стояла перед полковником. Это была небольшая рыженькая лаечка с пушистым хвостом в виде султана, закрученным на спину; одно ухо у нее было прострелено когда-то и ссохлось, а другое стояло весело и задорно. Вообще вид у нее был самый приветливый. Она помахала хвостом полковнику, как будто старому знакомому, когда он стал гладить ее, однако оставалась около ноги вожатого.

— Вот она, наша Думка, — сказал майор. — Собака накормлена? — спросил он проводника.

— Так точно, — отчеканил тот.

— Думка, Думка, — повторял полковник, оглаживая собаку и похлопывая ее по мягкой пушистой спине. — Так вот ты какая! Спасибо тебе, голубушка! Вы знаете, — обратился он к майору, — так и хочется чем-то ее отблагодарить!..

— Ну, чем же? Знаков отличия для собак пока еще не придумали... Угостите ее ветчиной, если хотите! — рассмеялся тот.

Полковник только того и ждал. Словно по волшебству, явились ветчина и кусок жирной полтавской колбасы; оказывается, полковник уже давно держал их наготове в кармане и теперь с видимым удовольствием принялся скармливать собаке.

— Смотри, Славик, — говорил он сыну, который приехал вместе с отцом. — Вот она... Да ты погладь ее, не бойся!

— Она ласковая, не укусит, — успокоительно заметил сержант, принимавший эти знаки внимания к собаке с таким видом, как будто ничего другого он и не ждал. — Санитарные все такие, им злобными быть нельзя, работа не такая...

— Если бы не она, Славик, — продолжал объяснять полковник, — пожалуй, я сейчас не был бы с вами... Давно в Советской Армии? — обратился он к сержанту.

— С сорок первого года, — четко ответил тот, вытягиваясь, хотя и до того стоял прямой и стройный, вызывая своей выправкой и вообще бравым видом тайную зависть Славика.

— Понятно. А Золотую звезду за что получили?

— За форсирование Днепра.

— Вместе с ней? — кивнул полковник на Думку, которой в эту минуту Славик докармливал остатки колбасы. Он сидел перед ней на корточках и держал колбасу зажатой в кулак, а Думка, жмурясь от удовольствия и наклоняя голову то на один, то на другой бок, отгрызала кусочек за кусочком.

— Так точно. С ней.

— Вплавь, небось?

— Вплавь. И под огнем. Когда плацдарм брали у Киева. Горячо было. Немец шпарит из пулеметов, бьет из тяжелых минометов по перевозочным средствам, не подступиться. А на том берегу уже наши раненые скопились. Ну, мы и пустились вплавь. Я, значит, сажонками, а она рядом со мной. И ничего, доплыли...

— А теперь вы должны рассказать нам, при каких обстоятельствах познакомились с нашей Думкой, — произнес майор, когда сержант замолчал.

— Просим, товарищ гвардии полковник, — вежливо проговорил сержант. — Уж если дело касается Думки, то тут и для меня большой интерес...

— Расскажи! Расскажи, папа! Я тоже хочу слышать! — отрываясь от своего занятия, принялся просить сын.

— Обстоятельства вам известные, — сказал полковник после некоторого раздумья, в течение которого картины пережитого с необычайной яркостью пронеслись у него перед глазами. — Ну, в общем, слушайте...

_____

— Вы, конечно, помните, — начал он, — какие бои шли в том районе. Моему полку там тоже пришлось встретиться с превосходящими силами противника. Это был первый период войны, и противник имел тогда временное преимущество. Моя часть попала в окружение. Вырывались с боем, я шел с последней группой бойцов. И вот когда уже почти все мои люди вышли из окружения, прорвав кольцо врага, я был ранен. Вы знаете, какие там места. Топи, чащоба... Артиллерийский снаряд разорвался и убил моего ординарца, несколько бойцов. Один осколок тяжело ранил меня в голову, другой пробил грудь. Помню всплеск воды, вспышку пламени, меня ожгло, словно раскаленным железом, — что было дальше, не знаю...

Я очнулся от холода. Я лежал в болоте, наполовину погрузившись в воду. Все тело онемело, грудь была точно налита чем-то тяжелым и горячим, в голове — тупая ноющая боль. Я почти не мог шевелиться, мне стоило большого труда перевалиться на бок и, подтягиваясь на руках, выбраться на бугорок, где было относительно суше.

Положение было незавидное. Помощи в ближайшее время ждать неоткуда, я потерял много крови и почти не мог двинуть ни рукой, ни ногой. Каждое движение причиняло мне жестокую боль. В тот момент я не мог знать, что наши части перешли в наступление и фронт быстро откатывался на запад.

Впрочем, даже если бы я и знал, что лежу на освобожденной территории, все равно у меня было мало надежды на спасение, так как наступающие войска быстро уходят вперед, а я лежу в стороне от главного движения. Кто найдет меня в болоте? А если и найдут, не будет ли слишком поздно? Сколько я могу продержаться, пока не погибну от холода и потери крови? — такие вопросы задавал я себе.

Одежда на мне превратилась в ледяную негнущуюся корку; она давила меня; порой я впадал в забытье и тогда мне мерещилось, что я лежу в тесном, холодном гробу...

Временами, когда возвращалось сознание, в памяти возникали воспоминания, такие яркие, точно все было вчера. Вспомнилась гражданская война, которую я всю прошел рядовым красноармейцем, вспомнился день, когда меня принимали в партию, вспомнились Славик, семья... И такая злость меня взяла! Неужели, думаю, так мне и подыхать в этом болоте? Ну, нет! Помереть-то всякий дурак сумеет! А я еще повоюю, я еще увижу, как наши войска войдут в Берлин, — так говорил я себе. Й тогда, стиснув зубы, я полз, подтягивался на руках, впадал в забытье, снова полз...

Сколько прошло времени, я не знаю. Помню только, что окончательно выбился из сил; помню, пытался кричать, в надежде, что меня услышат колхозники, но вместо крика у меня вырывался только хриплый звук, который не услышать и в нескольких шагах.

И вот в один из моментов между двумя полузабытьями, когда я начинал бредить наяву, я почувствовал прикосновение к лицу чего-то теплого и влажного. Я открыл глаза и у самого своего лица увидел острую, похожую на лисью, морду с блестящей черной мочкой носа. Два глаза внимательно смотрели на меня. До меня долетало дыхание зверя. Сознаюсь: в первый момент я испугался. Мне представилось, что это волк или какой-нибудь другой лесной хищник. Потянулся рукой к пистолету, но кабура обледенела, сделалась твердой, как дерево, и не поддавалась моим усилиям. От моего движения волк должен был бы либо отскочить назад, либо наброситься на меня, — этот же зверь продолжал миролюбиво стоять на месте. И только тут я увидел, что это совсем не хищник...

Рыженькая ласковая собачка стояла около меня: ласковая — потому, что она лизала мое лицо. Мне бросилось в глаза, что одно ухо у нее стояло торчком, как у всех лаек, а другое было сморщенное и ссохшееся, точно его сжали в каких-то тисках.

— Откуда ты взялась? — сказал я ей. Я решил, что она потерялась и ищет хозяина.

В ответ на мои слова она повиляла хвостом, повернулась ко мне боком, и тут я понял, что ошибся. На спине у нее была надета небольшая сумка с красным крестом, а под шеей болтался какой-то кожаный предмет, вроде палочки.

«Отстала от своих» — пронеслось у меня в голове. Я все еще не понимал истинного значения ее появления.

— Что же мы с тобой будем делать, а, Жучка, или как там тебя зовут?

Мне было приятно говорить с ней, хотя она и не понимала меня. Все-таки кто-то живой около тебя.

Между тем собака легла около меня. Ощупав ее сумку, я обнаружил в ней фляжку. Вытащив ее, приложил ко рту и — закашлялся. В фляжке был спирт. Он опалил мне рот и гортань, как огнем, однако, сделав несколько глотков, я сразу почувствовал, что жизнь возвращается ко мне.[40].

Твои верные друзья

Собака, казалось, только того и ждала, чтобы я попользовался ее ношей. Вскочив, она подхватила в зубы болтавшийся у нее под шеей предмет и со всех ног бросилась прочь.

— Куда? — закричал я настолько громко, насколько мог, но она даже не обернулась на мой крик.

Я вновь остался один. Теперь мне стало еще более тоскливо и одиноко, чем было до ее появления.

Спирт согрел меня, но ненадолго. Вскоре я почувствовал, что опять замерзаю. Мысли мои все время возвращались к собаке. Почему-то мне думалось, что она еще вернется.

Сознание снова стало мутиться. Начинало темнеть. По низине медленно полз туман. Собака не возвращалась...

Но что это мелькнуло у леса? Последним проблеском сознания я уловил две тени, — два человека бежали с носилками в руках. Впереди них, нюхая землю, прыгала на длинной привязи собака.

«Санитары...» — подумал я.

Все дальнейшее не сохранилось в памяти. Очнулся уже в госпитале, в глубоком тылу. Пришел в себя и сразу вспомнил своего четвероногого спасителя — рыжую шустренькую лаечку. Вспомнил и захотел ее видеть. Где она? Жива ли? Наверное, ушла с войсками дальше, спасать других тяжело раненых...

Я помнил о ней всю войну. Каждый раз, когда мне приходилось видеть собаку, в памяти обязательно вставал этот скромный труженик войны, помогающий опасению жизней наших раненых героев.

И вот сегодня, совершенно неожиданно, я встретил ее на параде Победы...

Полковник умолк, ласково глядя на Думку. Молчали и остальные. Думка, которой наскучило сидеть, легла у ног вожатого и свернулась клубочком, уткнув нос в пушистый хвост. Сержант, сидя на стуле и слегка склонившись к собаке, перебирал пальцами у нее за ушами.

Молчание нарушил Славик.

— А для чего она брала палочку в рот? — спросил он.

— Чтобы показать санитарам, что она нашла раненого, — ответил майор.

— И она привела их к папе?

— И она их привела. На ее счету сто сорок спасенных жизней. Дважды ранена, потеряла ухо на фронте...

— Мы тогда не одного товарища гвардии полковника подобрали, — скромно заметил сержант. Он пошевелился; Золотая звезда сверкнула на его груди.

Полковник бросил на него взгляд, который говорил о многом, но ничего не сказал, продолжая задумчиво молчать и все с тем же выражением смотреть на Думку. Но видел он уже не ее и не тот черный лес, где лежал осенью сорок первого года среди холодного вечернего тумана и испарений болотной гнили, а Берлин, поверженный и капитулирующий гитлеровский Берлин, куда он недавно входил со своим полком, входил как победитель...

МСТИТЕЛЬ.

Твои верные друзья

1.

Известно, что когда соберутся несколько любителей собак, разговоров не оберешься. А нас было четверо, и все закоренелые «собачники»: мой старый товарищ, Сергей Александрович, много лет руководивший клубом служебного собаководства, полковник в отставке — один из старейших членов нашего клуба, недавно вернувшийся из советской оккупационной зоны в Германии, еще один любитель, бухгалтер по профессии, и я.

Поговорить у нас было о чем. Все мы хорошо знали друг друга, но не встречались давно, так как прошедшая война разметала людей, и только вот теперь, когда, наконец, буря пронеслась и страна снова вернулась к мирной жизни, мы собрались, чтобы отвести душу в дружеской беседе.

Сергей Александрович был все таким же, каким я знавал его когда-то: оживленным, смуглолицым, с громким голосом, силе которого мы не раз дивились, когда он раздавал призы на ринге, с прежней юношеской подвижностью и ловкостью в худощавой подтянутой фигуре; лишь пробивающаяся седина в черных полосах напоминала о том, что мы стали значительно старше. На правой половине груди его была нашита золотая полоска, свидетельствующая о перенесенном тяжелом ранении, — память о Сталинграде; на левой — приколоты орден боевого Красного Знамени и ряд медалей, в том числе за оборону Москвы, за взятие Будапешта и Вены. На груди же полковника было столько орденских ленточек, что от них рябило в глазах.

Сугубо штатский человек, как и я, никогда не служивший в армии, четвертый участник нашей встречи, бухгалтер, в присутствии людей военных, бывалых всегда держался в тени; однако он был близок к армии хотя бы уже по одному тому, что, как активист клуба, в военные годы вырастил и сдал для Советской Армии несколько молодых собак. О том, что он был связан с нею более тесными узами, нам суждено было узнать лишь в этот вечер.

Я очень хорошо помню, как, благообразный и серьезный, в своем неизменном теплом бобриковом пальто, с остриженной ежиком седой головой, накрытой поношенной черной шляпой, приходил он в клуб, ведя очередную собаку на добротном ременном поводке. Там уже знали о цели его посещения. Он вручал собаку, расписывался аккуратным каллиграфическим почерком в толстей канцелярской книге, в которой регистрировался «приход» и «расход» собак, подтверждая своей подписью, что он добровольно и безвозмездно передает собаку государству, затем, держа шляпу в руке, сдержанно выслушивал приносимую ему благодарность и, потрепав в последний раз жалобно повизгивающую питомицу, постукивая тростью, уходил.

Таких добровольных поставщиков в те годы насчитывались сотни, но бухгалтер выделялся даже среди многих других. Казалось, он видел в этом какой-то свой особый, известный только ему, смысл...

В клубе он слыл чудаком. Говорили, что перед войной он пережил какую-то тяжелую семейную драму, после чего сделался замкнутым, ушел в себя. Не слишком разговорчивый и сдержанный, он оставался верен себе и в этот вечер: больше слушал, ограничиваясь только отрывочными, всегда сказанными к месту, репликами.

Говорил главным образом Сергей Александрович. Почти на протяжении всей войны он командовал собаководческими подразделениями, и это придавало в наших глазах его рассказам особый интерес.

В самое тяжелое время, когда гитлеровские полчища были под Москвой, ему довелось участвовать в эвакуации из Подмосковья центральной школы-питомника военно-служебных собак. Транспорт был занят более важными перевозками, и почти четыреста километров собаки шли «своим ходом», на поводках у вожатых. Этого тяжелого перехода не выдержал старик Риппер, отец моей Снукки, в прошлом победитель многих выставок, одна из знаменитейшей наших собак, вошедшая .в историю советского собаководства. В пути старый заслуженный пес отказался идти дальше, и молодой лейтенант, не знавший редкостной биографии собаки, приказал пристрелить ее.

Конечно, жаль беднягу Риппера, но что поделаешь, время было суровое, не до излишних нежностей. Гибли люди, не только собаки.

Истинными героями в эти трудные дни показали себя вожатые; каждый вел от трех до пяти собак, а некоторые, кроме того, еще тащили щенков. Они хотели во что бы то ни стало спасти свою школу, не дать погибнуть ни одному ценному животному, сохранить государственное имущество, и они действительно сохранили его. Эту решимость не могли поколебать ни ранние морозы, ни постоянная опасность налетов вражеских самолетов, ни другие трудности пути. Каждый понимал, что эвакуация временна, как временны все неудачи, пройдет немного времени, и школа вновь заживет прежней жизнью. И они не ошиблись. Вскоре школа вернулась на обжитое место и продолжала готовить резервы обученных собак и кадры вожатых для фронта. Впрочем, она не переставала их готовить и находясь в эвакуации.

С Риппера наши мысли незаметно перешли к тому, какие бедствия принесла с собой война и какую ненависть к врагу породила она. И тут кто-то неожиданно затронул вопрос: способны ли проявлять ненависть собаки?

2.

Не следует понимать нас превратно. Мы не собирались смешивать разумные действия человека с безотчетными проявлениями чисто биологической активности животного и отождествлять свои собственные чувства и переживания с ощущениями собаки, но — вообще: могут ли собаки ненавидеть? Всем известно, какой привязанностью платит собака за дружбу и ласку; способна ли она на такие же сильные чувства, но совсем противоположного свойства?

Вопрос возбудил общий интерес, и начавшая было утрачивать остроту беседа вновь оживилась.

— Я считаю, — сказал Сергей Александрович, — что собаки всегда помнят причиненную им обиду и способны жестоко отплатить за зло. Они очень хорошо умеют отличать друзей от врагов, и в этом смысле их нервный аппарат не оставляет желать ничего лучшего. На фронте, например, я неоднократно имел возможность убедиться, что наши собаки превосходно разбирались, где свои, а где чужие. Один вид гитлеровского солдата в его голубовато-зеленой шинели вызывал у них приступ ярости...

— Ну, это самый обыкновенный рефлекс, — возразил полковник, вынимая изо рта трубку, которую он посасывал весь вечер.

— Да, конечно, — кивнул головой Сергей Александрович. — Но в данном случае интересно то, что никто не учил их реагировать специально на форму противника.

— И тем не менее, это очень просто объяснимо, — снова сказал полковник. — Часто встречаясь с этой формой при .таких обстоятельствах, которые не вызывают у собаки приятных ощущений, она быстро привыкает и реагировать на нее определенным образом.

Начальник клуба, соглашаясь, снова кивнул, а мы с бухгалтером, несколько задетые категоричностью тона полковника, который, как нам показалось, начисто отрицал возможность проявления ненависти у собаки, принялись горячо доказывать ему, что он ошибается и что собака может быть и злопамятной и мстительной.

В подтверждение этого каждый из нас припомнил какой-нибудь случай из собственной собаководческой практики. Полковник слушал, не перебивая, чуть склонив свою крутолобую, начинающую лысеть голову с тщательно расчесанным пробором, невозмутимо вставляя в паузах: «Рефлекс» или «Инстинкт».

Наконец, мы замолчали и выжидающе уставились на него. Он неторопливо выколотил трубку и неожиданно для нас заявил:

— Ну, уж если речь зашла о ненависти у собак... — Он говорил медленно, раздельно, отчего слова приобретали особую убедительность и вескость, — ...то должен вам сказать, что могу поделиться с вами более необыкновенным случаем. Вы не будете возражать, если я займу ваше внимание?

Нет, мы не возражали, и полковник продолжал:

— Лично я глубоко убежден, что собака способна питать ненависть, и очень сильную ненависть. Более того, я думаю, что собаке знакомы многие чувства, которые присущи нам, людям, например: ревность, тоска... Ведь факт, что собака очень тяжело переносит разлуку с любимым хозяином и даже может погибнуть от тоски. Вспомните верного Фрама, который остался на могиле Седова и погиб там. Сорок тысяч лет живет собака около человека, — сорок тысяч лет! Она уже не может жить без человека, настолько близки ей стали его привычки, его уклад жизни. Она научилась понимать наши желания. И не будет ничего необыкновенного в том, что она за это время приобрела, по выражению Горького, и нечто от человеческой души. Один ученый высказал такую мысль: поскольку у собаки есть все те органы чувств, какими располагаем мы, — относительно большой по весу головной мозг, состоящий из двух полушарий, с большим количеством извилин в их коре, сильно разветвленная нервная система и т. д., — естественно предположить, что у нее должны быть и зачатки самих чувств. Павлов называет собаку самым приближенным к человеку животным. Энгельс в «Диалектике природы», говоря о собаке и лошади, прямо указывает, что «имеется немало случаев, когда они свою неспособность говорить ощущают теперь как недостаток». Кто учит собаку ходить на цыпочках, когда вы спите? Или: почему, когда у вас дурное расположение духа, вы невеселы, чем-то озабочены или удручены, — нервничает и собака? Особо возбудимые из них в такой момент даже ищут, куда бы спрятаться, хотя им не грозит никакая неприятность, мечутся по квартире, не находят себе места... Признаюсь вам: я тоже иногда непрочь пофилософствовать об уме собаки. Что поделаешь, уж очень хороший подарок преподнесла нам природа в лице этого животного! Недаром наш великий соотечественник Иван Петрович Павлов из всех представителей животного мира выделил именно собаку. Помните сочиненную им надпись на памятнике в Колтушах: «Собака, благодаря ее давнему расположению к человеку, ее догадливости и послушанию, служит, даже с заметной радостью, многие годы, и иногда и всю свою жизнь, экспериментатору»? Заметьте, что конец этой фразы очень близко касается нас. Ведь мы с вами тоже экспериментаторы, ибо мы, советские кино́логи[41], постоянно ищем все новые возможности и способы применения собаки. Павлов первый поставил ей памятник; не те ханжеские монументы, какие ставятся скучающими барыньками своим умершим Мими́ или Фифи́ на собачьих кладбищах буржуазного Лондона или Парижа, — а памятник собаке как другу и помощнику человека-труженика. Иван Петрович любил и ценил ее за ее понятливость, за ее преданность, за ее готовность всегда и везде следовать за человеком, слиться с его желаниями, полностью отдаться ему во власть. Он наказывал нам никогда не мучить собаку без нужды, заботиться о ней. Теперь скажите мне: великий естествоиспытатель столько раз причинял боль своим подопытным животным, и все же, несмотря на это, они продолжали оставаться его друзьями. Почему? Потому, что природа дала собаке могучий инстинкт, который помогает ей безошибочно отличить друга от недруга, распознавать опасность, иногда даже предчувствовать беду. Не случайно собаку никогда не удается обмануть фальшивой лаской: она всегда распознает обман... Павлов научно объяснил все побуждения собаки. Он доказал, что в основе всего лежит рефлекс, но отнюдь не обдуманные действия. Умаляет ли это наших животных? Нисколько. Просто это позволяет нам лучше понять их, глубже проникнуть в их внутренний мир, мир нервной деятельности, увереннее руководить их поступками. Таким образом, и ненависть у собаки, как я представляю ее себе, — это реакция на какой-то очень сильный раздражитель. Реакция эта может быть очень прочной и ярко выраженной, и тут возможны действительно поразительные случаи. Об одном из них, свидетелем которого оказался я сам, я и хочу рассказать вам...

После паузы, в течение которой ни один из слушателей не проронил ни слова, полковник задумчиво произнес:

— Выше всего я ценю преданность, верность. О преданности и верности будет идти речь и в моем рассказе, хотя главная движущая пружина в нем — ненависть...

3.

Начало этой истории относится еще к предвоенным годам, а конец... Впрочем, не буду забегать вперед.

Накануне Великой Отечественной войны я служил в пограничных частях и жил с семьей на границе. Наш участок был одним из самых неспокойных. Это были годы бешеной подготовки капиталистическими державами войны против нас, и они старались как можно больше заслать к нам разведчиков, вредителей, убийц. Словом, работы нам, пограничникам, хватало...

У нас на заставе служил молодой паренек, очень хороший, превосходно воспитанный юноша, начитанный и культурный, вожатый розыскной собаки. Он сам попросился по призыве его в армию направить в школу вожатых служебных собак, окончил ее с превосходными показателями и после этого вместе с собакой приехал к вам.

Собака у него была из породы овчарок, молодая, хорошо натренированная и привязанная к нему необычайно. У него было природное уменье обращаться с животными, навсегда привязывая их к себе.

Да это было и вполне понятно. Характер у него был мягкий, приветливый и в то же время в нужные моменты достаточно настойчивый, даже упорный. Собаке он отдавал все свое свободное время. Можно без преувеличения сказать, что когда они находились на посту, в секрете, то представляли из себя как бы одно целое. Он понимал ее даже по малейшему изменению поведения, по движению ушей, а она слушалась его с одного взгляда. Да...

И вот этого парня, превосходного пограничника, исполнительного, смелого бойца, убили. Произошло это так.

На нашем участке границу перешла крупная банда. Завязалась перестрелка. Ему и еще одному бойцу выпало принять на себя первый натиск. Наши героические пограничники оказали бандитам достойный прием. Несмотря на то, что нарушителей было много, а их только двое, они сумели задержать противника до прибытия подкрепления.

Когда мы прибыли на место происшествия, то застали следующую картину: второй пограничник был цел и невредим, со стороны нарушителей было убито трое, наши потери — один человек — вожатый Старостин...

4.

Легкий возглас прервал в этом месте речь полковника.

— Как вы сказали — Старостин?

— Да, — ответил полковник, — Старостин.

— А имя?

— Афанасий.

Лицо бухгалтера внезапно покрылось смертельной бледностью. Он схватился рукой за сердце и, казалось, упал бы, если бы не откинулся на спинку кресла. Мы с тревогой и недоумением смотрели на него.

Старостин — фамилия бухгалтера. Но какое это могло иметь значение? Мало ли однофамильцев на свете.

— Что с вами, Василий Степанович? — осведомился Сергей Александрович. — Вы не здоровы?

— Нет, ничего... уже ничего, благодарю вас, — отвечал тот. Голос его звучал глухо, незнакомо. — Нет, право, ничего, продолжайте, прошу вас, — повторил он через минуту уже своим обычным тоном, видимо, овладев собой. — Что-то немного с сердцем, но уже прошло... Продолжайте, пожалуйста, это очень интересно... то, что вы рассказываете. Так вы говорите, что он... этот убитый юноша... вел себя героически?

— О, да! — подтвердил полковник. — Так, как и надлежит вести себя советскому воину. Но, может быть, лучше отложить мой рассказ до другого раза? Вы все еще бледны...

— Нет, нет, — решительно запротестовал бухгалтер. — Мне уже хорошо. Не нужно откладывать. Извините, что я прервал вас... Больше этого не случится.

Он, действительно, казалось, успокоился и дослушал начатую историю до конца, не прерывая больше рассказчика.

5.

— Да, так наши потери были, — повторил полковник, — один человек — Афанасий Старостин. Он расстрелял все патроны и был убит в рукопашном бою пистолетным выстрелом в упор. Около него лежала тяжело раненная собака. Она защищала вожатого и получила два огнестрельных ранения.

Все мы чрезвычайно переживали гибель Афанасия Старостина. Очень тосковал по нему его пес — Верный. Он вскоре поправился от ранений и его передали другому бойцу, но из этого ничего не вышло. Во-первых, пес плохо слушался его; во-вторых, дойдя до того места, где был убит его друг, он начинал выть.

Да! Я чуть не забыл одну важную подробность. Рядом с телом убитого Старостина мы нашли два человеческих пальца. Вероятно, это были пальцы человека, который застрелил Старостина. Их откусила собака. Она набросилась на него и своими острыми зубами начисто отхватила их, как бритвой.

Собаку пытались использовать на другом участке, но она стала очень возбудимой, часто срывалась лаем, потеряв, таким образом, одно из важнейших качеств пограничной собаки. Кроме того, с ней случилась и другая беда. Одна из ран была нанесена в голову овчарки, пуля повредила какой-то нерв, связанный с органами слуха, и пес стал быстро глохнуть. Для службы на границе он больше не годился, и я взял Верного к себе.

Он жил у меня в семье, привязался ко всем моим близким, выделяя, однако, меня. У собак всегда так: кто-нибудь обязательно должен быть главным.

Верный перенес на меня всю свою ласку и привязанность, которые прежде предназначались Афанасию Старостину. Однако, я думаю, что в глубине его сердца все эти годы продолжал жить образ его прежнего друга и повелителя.

Вскоре началась Великая Отечественная война.

Всю войну я провел на фронте, на переднем крае. В течение трех с лишним лет мне удалось два или три раза ненадолго побывать дома. За эти годы Верный сделался совсем глухим. Собака сильно изменилась. Исчезли прежние живость, резвость, поседела морда. Однако пес был все еще крепок и силен, в нужные моменты — злобен.

Оттого, что он оглох, он не стал беспомощным. По мере того, как пропадал слух, у него обострялись другие органы чувств. У него было поразительное чутье и совершенно необыкновенная... интуиция, что ли. Он понимал движение губ; вы можете прошептать команду, и он тотчас же исполнит ваше приказание, я бы сказал, даже быстрее, нежели делал это раньше, когда был вполне здоров. Порой казалось, что он воспринимает какие-то невидимые токи, настолько он был понятлив при своем столь серьезном физическом недостатке.

Будучи абсолютно глухим, он продолжал сторожить дом! Я не знаю, как это получалось, но он всегда заблаговременно предупреждал лаем о приближении постороннего человека к дверям дома; то ли через землю он ощущал его шаги, то ли еще как, только это факт.

Время от времени я встречал где-нибудь на участке боевых действий наших надежных друзей — четвероногих связистов, санитаров, подносчиков боеприпасов, минеров, которые, наравне с другим фронтовым другом человека — лошадью, несли все тяготы войны, помогая советским людям защищать свое отечество, — и каждый раз вспоминал своего глухого пса.

Вам известно, что по разнообразию и массовости применения собак в боевых условиях мы превзошли в этой войне всех. Американцы, например, издали вскоре после окончания войны толстую книжицу, в которой хвастливо расписывают подвиги своих служебных собак на фронте, однако, и они в конце ее вынуждены признать, что русские в этом отношении показали образец всем, оставив далеко позади и врагов, и союзников. Там приводятся также некоторые сведения об использовании собак англичанами.

Забавная книжица! В ней вы можете встретить такой эпизод, как вручение ордена собаке, отличившейся при разгроме экспедиционного корпуса Роммеля в Северной Африке. Они ведь вручают собакам боевые ордена и даже присваивают им воинские звания! По этому поводу сами авторы вынуждены иронически заметить, что случается такое положение, когда собака обгоняет в производстве своего вожатого: она, скажем, уже сержант, а он все еще рядовой и, стало быть, должен стоять перед ней навытяжку!..

Да, так на вручение ордена этой собаке пожаловал «сам» мистер Черчилль, а вручал награду генерал Александер. Вот какая честь привалила собаке! Интересно отметить, что это была лайка, потомок одной из тех, которых англичане украли у нас в девятнадцатом году. Репортер описал всю церемонию с полной серьезностью. А в заключение содержится приписка, что собака не посмотрела на высокие чины присутствующих и укусила Александера за ногу...

Ну, мы не кричим о своих успехах в области служебного собаководства как они, в частности, об успехах использования собаки в деле защиты социалистического отечества, однако с полным правом можем сказать, что у нас есть чему поучиться. И то, что я порой наблюдал на фронте, могло бы служить живым подтверждением этого.

Мы первые применили противотанковую собаку, и это сохранило жизнь многим советским людям. Мы с необычайным эффектом использовали собак, обладающих острым чутьем, для поиска мин; сколько жизней мы этим сберегли, сколько саперов не сделалось калеками! Всем этим мы еще раз подтвердили свое право на наш отечественный приоритет — приоритет в самых различных областях знания, который так старательно замалчивают или даже крадут у нас столпы капиталистической науки, разные буржуазные «светила».

6.

— Мне везло: в течение почти всей войны я не был даже ни разу ранен, хотя приходилось бывать в очень опасных местах. И только под самый конец меня сильно контузило. Месяц я провалялся в госпитале. Рано утром третьего мая мне позвонил по телефону генерал, справился о здоровье, а затем ошарашил:

— Берлин взяли наши!

Я так и привскочил. Мы в госпитале об этом еще не знали.

— Через час лечу в Берлин, — сообщил генерал. — Могу взять с собой. Хочешь?

Хочу ли я?! Я уже одевался. Через несколько минут подошла машина, а через час мы были уже в воздухе и летели на запад.

Мы опустились на аэродроме, заваленном обломками немецких самолетов, в пригороде Берлина, и на штабном «газике» помчались в один из районов германской столицы.

Многодневное сражение за Берлин закончилось. Повсюду дымились развалины, по улицам под конвоем наших автоматчиков брели толпы небритых, оборванных пленных. Картина, надо сказать, была потрясающая.

Много мыслей пробудил у меня вид этой поверженной, разгромленной и плененной вражеской столицы. Не скрою: я торжествовал. Не мы хотели войны. Возмездие настигло гитлеровскую грабительскую армию, гитлеровское разбойничье государство. Я смотрел на руины зданий, на засыпанные осколками стекла, битым кирпичом, исковерканным железом улицы, на брошенное берлинскими фольксштурмистами оружие, на похилившиеся, омертвевшие под ударами наших пушек немецкие «фердинанды» и «тигры», на весь этот хаос, столь выразительно говоривший о полном военном поражении некогда грозной Германии, и думал: вот что ждет всякого, кто вздумает напасть на нас!

Но вместе с тем во мне проснулась и глубокая жалость к этому народу, обесчещенному и обманутому гитлеровской верхушкой, доведенному своими правителями до крайней степени падения. Враги мира и человечества Гитлер и его партия оказались врагами прежде всего своего собственного народа. Но вот теперь, думал я, и начнется новая история Германии. Испытавший горечь военного разгрома, осознавший свои ошибки, немецкий народ примется за строительство новой жизни. Но прежде придется еще выкорчевать корни фашизма. Еще оставались на свободе разные эсэсовские молодчики и гестаповцы, которые, переодевшись в гражданское платье, спешили спрятаться, как крысы по щелям.

Я хорошо знаю немецкий язык. Еще до войны я перечитал много кинологической литературы на немецком языке, и я очень хорошо представлял и местоположение многих питомников полицейских и военных собак, и каким поголовьем они располагают. Нам с генералом не терпелось узнать, что уцелело от этого страшного погрома.

Мы приехали в питомник полицейских собак, один из крупнейших из числа известных мне. Ворота питомника были взломаны, все помещения раскрыты настежь, кругом ни души. С большим трудом нашли одного человека из обслуживающего персонала. Он оказался чехом и потому не убежал с остальными. Спрятавшись, он ожидал прихода наших людей.

Он повел нас по питомнику. Страшное зрелище открылось нам. Горы трупов — трупов собак... Чех рассказал: в канун дня капитуляции Берлина, когда советские снаряды уже рвались неподалеку, в питомник приехали три эсэсовских начальника. Они прошли во внутрь двора и приказали выводить собак. К ним подводили собак, а они в упор расстреливали их одну за другой из пистолетов. В течение получаса они нагромоздили гору тел: четыреста собак.

Чех рассказывал об этом, плача от ужаса и негодования. Я и генерал стояли ошеломленные. Мы много навидались ужасов в этой войне, однако бессмысленность этого уничтожения потрясла и нас.

Я сказал «бессмысленность»... Так ли? Потом, когда я глубже вдумался в смысл и значение увиденного, я понял, что это отнюдь не проявление слепого отчаяния. Нет, это было хладнокровное, обдуманное злодейство — продолжение тотальной войны, но только уже на своей, немецкой территории. Собака — это ценность; гитлеровцы понимали это, и стремились напакостить и здесь. И кроме того, они, повидимому, не рассчитывали на возвращение.

В памяти у меня возник внезапно июнь 1941 года: Белоруссия, пылающая под фашистскими бомбами, рев немецких самолетов, — первые дни войны. Тяжелые дни. Гитлеровские воздушные пираты сбросили бомбы на питомник служебных собак. Загорелись деревянные домики, выгула... Надо было видеть, как наши бойцы, рискуя жизнью, выносили из горящих щенятников слепых щенков, прижимая их к груди и стараясь защитить от падающих головней...

Вспомните, как колхозники угоняли скот от врага. Они гнали его через леса, болота, переходили линию фронта: спасая общественное добро, нередко гибли сами... Какой контраст представляло это с тем, что мы увидели в берлинском питомнике!.. Нет, звери были не те, что лежали перед нами недвижимые на земле; звери — уничтожавшие их, одетые в черные эсэсовские мундиры!

— Особенно старался один, беспалый, — продолжал говорить чех. — Он один уложил их столько, сколько двое других вместе. И стрелял-то с каким-то дьявольским наслаждением, даже улыбался.

— Беспалый? — переспросил я.

— Да, я заметил, что у него на правой руке не хватало двух пальцев... вот этих... и он стрелял левой.

Тогда я не обратил внимания на эту деталь.

Вскоре после этого меня назначили военном комендантом одного из небольших городков Бранденбургской провинции. Я перевез туда свою семью; вместе со всеми приехал и Верный. Прошло несколько месяцев.

Как-то вместе с Верным я возвращался из комендатуры на квартиру. Он часто сопровождал меня, ходил всегда рядом, без поводка. Он стал сильно сдавать за последнее время; ему уже давно перевалило за десять лет, а для собаки это большой возраст. Он много спал, седина с морды перекочевала и на другие части тела. Только чутье попрежнему оставалось таким же острым.

Верный всегда служил образцом повиновения. Но что-то сделалось с ним в тот день.

Милый, ласковый Верный. Я, должно быть, никогда не перестану вспоминать его... Думал ли я тогда, что наступает конец нашей долголетней дружбе? Я даже рассердился и прикрикнул на него: он шел очень неровно, то забегал вперед, то отставал, какая-то нервозность овладела им.

— Да что с тобой, старик? — подумал я вслух, делая жест, чтобы заставить его выравняться с собой.

Внезапно я заметил, что он весь дрожит. Он напряженно нюхал попеременно то воздух, то асфальт тротуара и трясся, как в ознобе. Уж не заболел ли он? Я хотел пощупать у него нос, рукой показал, что надо сесть, и... удивился еще больше: впервые он не послушался меня.

— Верный, что с тобой? — громко сказал я и остолбенел: Верный услышал меня, услышал и обернулся.

Я помню это совершенно точно; он не мог видеть движение моих губ, так как стоял ко мне затылком, и однако он понял меня. Я запомнил и другое — его глаза. В них было то самое выражение, какое я видел когда-то у него на границе в день гибели вожатого Старостина. Выражение боли, страшной невысказанной злобы и еще чего-то, что я не могу передать словами. Шерсть на нем встала дыбом, а хвост запрятался где-то под брюхом. Я еще никогда не видел его в таком возбужденном состоянии.

А главное — к нему неожиданно вернулся слух... Говорят, что животное чувствует приближение своего конца. Это находит свое выражение даже в физиологических отклонениях. У сук в последние годы жизни родится один-единственный щенок, необычайно крупный и толстый, и нередко уродливый. Некоторые животные делаются подавленными, впадают в угнетенное состояние, другие, наоборот, приходят в неописуемое возбуждение. На почве этого нервного подъема могут произойти самые неожиданные явления. Что-то вроде этого, повидимому, произошло и с моим Верным.

Внезапно, опустив голову к земле, он пустился прочь от меня.

— Верный, куда ты? Ко мне! Ко мне! — закричал я.

Но он больше не оборачивался — либо опять перестал слышать, либо не хотел повиноваться.

Я пробовал бежать за ним, но скоро отстал. Верный скрылся. В большой тревоге я вернулся домой.

Прошло часа два. Верный не шел у меня с ума. Где он? Что с ним? Мои домашние высказали самые разные предположения — что он взбесился или еще что-нибудь в этом роде. Я только молча отмахивался от них рукой. Какой-то внутренний голос говорил мне, что тут произошло что-то более серьезное.

И вот на исходе третьего часа зазвонил телефон. Дежурный сообщал мне, что на одной из улиц в центре города произошло необычайное происшествие; нивесть откуда взявшаяся одичавшая собака, похожая на волка, напала на проходившего гражданина и стала его терзать...

— Что?! — закричал я, — Какая собака? Опишите мне ее!..

— А ваш Верный дома? — осторожно спросил дежурный.

— Верного нет дома! — кричал я в сильном возбуждении.

— Там было двое наших бойцов, — продолжал докладывать дежурный, — они говорят, что она похожа на Верного...

— Человек жив?

— Кончается.

— А собака?

— Собака еще жива...

Он продолжал говорить еще что-то, но я, не дослушав его, уже звонил в гараж и вызывал машину.

Через несколько минут я был на этой самой штрассе, которую назвал мой дежурный. Лужа крови на асфальте, которую еще не успели замести дворники, указывала на то место, где все это произошло. Человека внесли в дом. За минуту до моего приезда он испустил дух.

Это был уже не молодой светловолосый мужчина высокого роста, одетый в обычный штатский костюм, какой носят все немцы, с выражением жесткости в лице, которое не смогла смягчить даже смерть. Овчарка почти вырвала ему горло. Он не прожил и четверти часа. Здесь же находился и Верный, но в каком виде!

У неизвестного оказался револьвер, и он, обороняясь, выпустил в собаку всю обойму. Раны были смертельны, но Верный еще жил. Я опустился перед ним на колени..Он узнал меня и слегка дернул хвостом — хотел, видимо, поприветствовать меня, да уже не смог, не хватило сил. Пузырьки крови вздувались у него в уголках пасти, и вместе с этими пузырьками вылетало глухое клокотанье; оно словно застряло у него в горле.

Он смотрел куда-то мимо меня. Я посмотрел по направлению его взгляда и понял: его глаза остановились в одной точке — на умерщвленном им человеке. И сколько ненависти было в этом взгляде!

Близость этого тела не давала успокоиться собаке.

— Унесите его! — распорядился я, показав на мертвеца.

Двое бойцов подошли к нему и взялись один за голову, другой за ноги. От толчка правая рука его соскользнула и упала вниз, глухо стукнувшись о пол. Я последовал взглядом за ней и невольно вздрогнул: на руке покойника не хватало двух пальцев.

Словно кто-то ударил меня по голове — столько чувств, мыслей вспыхнуло мгновенно при виде этой беспалой руки. Внезапно я вспомнил далекую картину, заслоненную в последние годы грозными событиями войны, — вспомнил так, как будто это было только вчера: мертвый Афанасий Старостин на окровавленном примятом снегу, раненная, истекающая кровью овчарка и два желтых человеческих пальца... Вспомнил — и понял все. Так вот кто лежал передо мной! Возмездие настигло убийцу молодого бойца.

Вот чем объяснялось странное поведение собаки. Верный узнал своего врага, узнал по следам, обнаруженным на асфальте. Восемь лет хранил он в памяти запах этого человека, ненавидел его и — дождался своего часа.

— Личность установили? — спросил я.

— Почти, — многозначительно ответил мой помощник, прибывший сюда незадолго до меня, и подал мне документы.

Беглого взгляда было достаточно, чтобы понять многое. Тут были: билет члена нацистской партии, регистрационная карточка агента гестапо...

Твои верные друзья

— Носил с собой?! — удивился я. — Видно, крепко сидел в нем фашистский дух!

— Было зашито в подкладку...

— Крупная птица! — невольно вырвалось у меня.

— Да, кажется, крупная, — согласился помощник. — Он, видимо, хотел пробраться в англо-американскую зону. Там пригрели бы его...

Мертвеца унесли, и Верный успокоился. Взгляд его начал мутнеть, выражение ненависти пропало. Через всю его жизнь прошла эта ненависть, начавшись на далекой восточной границе Советского Союза и окончившись на мостовой немецкого городка в сердце Германии. В последний раз лизнул он меня языком, вздохнул глубоко, вытянулся, и нашего Верного не стало...

Вот, собственно, и все... Можно, впрочем, добавить: дальнейшее следствие установило, что этот эсэсовец, расстреливавший с садистской жестокостью ни в чем не повинных собак и нашедший свой конец под клыками моей овчарки был в прошлом крупным диверсантом-разведчиком, опасным и непримиримым врагом, всю свою жизнь боровшимся против нашей страны. Он не ушел от расплаты.

7.

Теперь, когда рассказ был кончен, наши взоры снова обратились к бухгалтеру Василию Степановичу. Он сидел, опустив голову, казалось, погруженный в глубокую задумчивость, и лишь время от времени большим клетчатым платком проводил по лбу и вискам.

Только тут догадка осенила нас. Это совпадение фамилий, драма, пережитая им перед войной, и даже собаки, которых он взращивал для службы армии, — все вдруг предстало в своем свете. Его волнение и эта чудаковатость, которую приписывали ему и которая в действительности была не чем иным, как выражением больших человеческих чувств, чувств патриота и отца.

Да, отца. Он подтвердил это, — на вопрос, кем приходился ему погибший Афанасий Старостин, ответив нам коротко, с той простотой, которая стоит многих слов:

— Это был мой сын.

УЛЫБКА ЯНУСА[42].

Твои верные друзья

1.

— Валентин! Ты сегодня начинаешь свою гражданскую службу, — сказал начальник клуба служебного собаководства. — Учти особенности нашего дела. К нам идут рабочие, домохозяйки, артисты, учителя, пенсионеры, школьники... Мы можем сравнить себя с добровольным спортивным обществом. Однако даже там приходится иметь дело с более однородным по подбору людей составом, нежели у нас. К нам приходят люди самых разнообразных профессий, разных возрастов, разного круга интересов, зачастую совершенно неизвестные нам. Наша задача — разобраться в этой пестрой массе, узнать, кто чем интересуется, понять каждого.

Так говорил Сергей Александрович, а Валентин — вдумчивый, серьезный юноша с простодушно-доверчивым выражением лица и задорным хохолком на затылке, который, видимо, не поддавался никакому воздействию расчески, — слушал и «мотал на ус».

Валентин Кульков когда-то состоял в кружке юных друзей обороны, которым руководил Сергей Александрович, потом окончил среднюю школу, служил в Советской Армии и после демобилизации поступил работать в клуб. Он еще не успел сменить армейскую форму на обычную гражданскую одежду, только снял погоны. Сегодня он впервые приступал к обязанностям инструктора.

— К нам приходят разные люди, — повторил начальник клуба. — И наша обязанность, Валентин, суметь найти к каждому правильный подход. От этого зависят все наши успехи. В члены нашего клуба может вступить всякий, интересующийся собаководством. К нам приходят честные советские труженики, но иногда можно встретиться и с корыстолюбцем, темным дельцом. Ну, этих, правда, узна́ешь сразу: по собаке. У того, кто смотрит на собаководство, как на средство, с помощью которого можно извлекать свою выгоду, хороших собак, как правило, не бывает.

Разговор происходил в комнате, где производились прием посетителей и регистрация собак. Кроме меня, здесь в эту минуту находились: молодая женщина с очень резвой, непоседливой овчаркой, которая, не слушаясь увещеваний своей владелицы, поминутно вскакивала и тянулась носом то к одному, то к другому из нас, пожилой солидный мужчина в очках с упитанным золотисто-шоколадным боксером, важно лежавшим у его ног, и мальчик-пионер с щенком лайки, таким же шустрым и подвижным, как его хозяин.

Мысль, что по собаке нередко можно определить и наклонности хозяина, понравилась всем. Разговор сделался общим, только Валентин и мальчик-пионер сидели и слушали.

— Старая поговорка: по скотине судят о хозяине, — веско сказал мужчина с боксером.

— Совершенно верно, — кивнул головой Сергей Александрович. — Охотник, удовлетворяя свою страсть, держит охотничью собаку, любитель безделок — болонку или левретку. У скупого хозяина тощая скотина, у заботливого и внимательного — всегда упитанные, выхоленные животные.

— В некоторых случаях даже кличка может служить кой-каким указанием, — заметил я.

— А вы знаете, — обернулся Сергей Александрович в мою сторону, — мне иногда кажется, что есть какая-то связь между кличкой собаки и ее характером. Так, все знакомые мне Джери обладали мягким, послушным и наредкость привязчивым характером; Рэксы — злобны, неприветливы. Всякие там Дэзи, Мими́ — это обязательно изнеженные, ни к чему серьезному не пригодные собаки. Правда, есть и ничего не говорящие клички, например, Бура́й, Азо́р, Ринти-ти́ и т. д., но они встречаются сравнительно реже. Может быть, вкус и привычки владельца, отражающиеся, как известно, на воспитании собаки и выработке у нее характера, сказываются и на выборе клички. Не буду утверждать, что это так, но что по кличке собаки нередко можно определить и профессию хозяина или, хотя бы приблизительно, род его деятельности, так это совершенно точно. Приходит как-то ко мне пожилой мужчина, кличка собаки — Гарт. Ну, думаю, наверняка какой-нибудь типографский работник[43]. И верно. Оказался директор типографии. Вист или Мизер будет обязательно у любителя карточной игры...

— А в самом деле! — смеясь, подхватил я. — Когда у моей Снукки были щенки, нескольких из них купили артисты. Я поставил непременным условием, чтобы все щенки были названы на букву «а»[44], — и что же? Одна стала Аида, другой — Амур... В детстве, помню, у меня был репетитор-математик, так у него был сеттер — Тангенс!..

— Остряки утверждают, — проговорил Сергей Александрович с лукавой искоркой в глазах, — что можно обнаружить сходство между собакой и ее владельцем даже во внешних чертах...

— Ну, уж это слишком! — возмущенно воскликнула любительница с овчаркой и беспокойно заерзала на месте. Она, вероятно, опасалась, как бы непослушное поведение ее собаки не отнесли за счет свойств самой хозяйки.

— А что вы хотите, вполне возможное дело, — попрежнему серьезно, без тени юмора, сказал боксерист. — Рослый, сильный человек и собаку подберет соответственно своим физическим данным. Слабосильному с такой собакой не управиться — стало быть, он будет интересоваться чем-нибудь полегче. А в рассуждении поведения — так это же опять вопрос характера.

— Да ну вас! — вспыхнула молодая женщина и замахала на нас рукой.

Взрыв хохота был ответом на это. Мы развеселились и, наверное, еще некоторое время продолжали бы болтать о пустяках, если бы в эту минуту в клубе не появилось новое лицо.

Это был высокий представительный мужчина, прекрасно одетый, в габардиновом пальто и мягкой фетровой шляпе, с белым шелковым кашне, с художественной небрежностью выпущенным наверх. Приподняв шляпу и с вежливой улыбкой сделав общий поклон, посетитель остановился у стола Валентина и осведомился, может ли он зарегистрировать свою собаку. Около себя он придерживал накоротке крупного, превосходно сложенного и отлично выглядевшего пса, который, озираясь, злобно скалил на окружающих свои клыки.

— Хорош дракончик? — сказал, обращаясь к нам, начальник клуба, взглядом знатока окидывая собаку. — Можно ставить на любой пост, не подпустит.

— Как кличка? — спросил Валентин, кладя перед собой книгу записи породистых собак.

— Кембль.

Пользуясь наступившей паузой, Сергей Александрович вытащил папиросу и принялся мять ее между пальцами. Владелец Кембля мигом извлек из кармана пальто изящную никелированную зажигалку, сделанную в виде миниатюрного пистолетика, и, щелкнув перед лицом несколько опешившего начальника клуба, любезно дал ему прикурить.

— Благодарю. Изящная вещица, — сказал тот, беря зажигалку в свои руки и любуясь ею. — Где приобрели?

— Подарок приятеля, — ответил спрошенный, сопровождая свои слова привлекательной улыбкой.

— Вот вам возможность проверить вашу теорию насчет кличек и всего прочего, — говорили мы спустя несколько минут Сергею Александровичу, перейдя вместе с ним в его кабинет, чтобы не мешать Валентину заниматься с посетителем.

— Кембль? Редкая кличка...

— ...по которой, пожалуй, ничего не определишь, — подсказал боксерист.

— Ну, почему же! Кембль, если не ошибаюсь, — известный английский актер-трагик прошлого столетия. Отсюда можно допустить, что данный гражданин должен близко интересоваться искусством, может быть, даже сам человек искусства... Наверное — актер. Что же касается самой собаки...

Дальнейшие рассуждения были прерваны телефонным звонком. Сергей Александрович снял трубку и занялся деловым разговором. Нам же пора было уходить.

2.

— А вы знаете, он действительно актер! — говорил мне через неделю Сергей Александрович.

— Кто?

— Хозяин Кембля. Помните, приводил при вас собаку? Любезнейший человек и страстный любитель собак! Уже принес Валентину контрамарки, приглашал меня в театр. Читал про него рецензию: отмечается способность к перевоплощению — первое качество всякого настоящего артиста. Валентин от него без ума! Фамилия — Симкин; вы его должны знать по афишам, хотя он у нас недавно.

По разговору Сергея Александровича было видно, что не только Валентин, но и сам он уже подпал под обаяние нового члена клуба.

Правду сказать, основания к этому были полные. Симкин с которым вскоре познакомился и я, бесспорно относился к числу тех людей, которые умеют нравиться, умеют заинтересовать вас остроумной, содержательной беседой, даже увлечь, и сделать так, что раз от разу вы будете все с большим удовольствием встречаться, говорить с ним. Этому немало способствовала и улыбка, неизменно сопровождавшая все его действия и высказывания, приветливая, предупредительно-умная. Симкин оказывал мелкие услуги клубу; при его активном участии был организован хороший шефский концерт силами артистов — членов клуба, которым был отмечен двадцатилетний юбилей со дня основания нашего клуба.

— Очень приятный человек, очень, — говорил мне в другой раз начальник клуба. — Приятный и полезный, но пес у него — дурной.

— Почему? — удивился я. — Не вы ли хвалили его?

— Я сейчас не меняю о нем своего мнения, что касается экстерьера. Но по характеру — дурной. Никогда не знаете, что он может сделать. Можете гладить его, идти с ним рядом, и вдруг ни с того, ни с сего он хватит вас. Какие-то странные повадки. Ласкаешь, а он хватает! Непонятная двойственность натуры, какой я никогда не встречал у собак. Я уже интересовался, в каком возрасте Симкин взял Кембля, может быть, это результат каких-нибудь ненормальностей, пережитых в раннем периоде жизни, частая смена хозяев? Нет, говорит, что держит его со щенка.

— Вероятно, характер хозяина! — пошутил я. — Вы же сами говорили, что...

Сергей Александрович ничего не ответил, и я не понял, согласился ли он со мной или считал мое замечание неуместным, поскольку речь шла о человеке, который казался нам симпатичным.

3.

Последовавшие за тем две недели я был сильно занят и не виделся с Сергеем Александровичем. Наконец, выдался свободный денек. Я направился в клуб и застал своего друга с газетой в руках.

— Читали? — встретил он меня. — Американский конгресс опять отпустил миллионы долларов на подрывную работу против нас! Нет, вы послушайте только, что пишут эти господа! — с возмущением потряс он газетой. — «Убийство является решающим оружием...» Или вот еще: «Мы готовим... — это пишет газета «Нейшнс бизнес» — ...шпионов, диверсантов и специалистов по части самых беспощадных методов «психологической войны». Их обучают, как можно проникать на русские предприятия, чтобы достать там какую-нибудь важную информацию. Они учатся технике взрыва мостов, железнодорожных составов и военных заводов...» И дальше: «Это включает в себя тайную заброску замаскированных агентов, печатного оборудования, радиопередатчиков, ядов, взрывчатых и зажигательных веществ»... Хороша «психология»! И до чего наглы: сами же трубят об этом, разоблачают себя!

Помимо благородного негодования, сейчас в нем говорила и практическая озабоченность, ибо он тотчас добавил:

— Надо лучше охранять наши предприятия. Промышленность — основа нашего могущества. Да Кстати! Вызнаете новость: Симкин продал своего Кембля!

— Такую хорошую собаку?!

— Да. И даже не очень дорого взял. Говорит: тесная квартира, негде держать, ну... и так далее, что говорят обычно в таких случаях. — Сергей Александрович не скрывал своего огорчения. — Меня всегда возмущает, — признался он, — когда возьмут собаку, растят, балуют ее, а потом — бац, надоела! — и сбывают с рук, как ненужную вещь. А собака — это не вещь!

— Он говорит, — произнес появившийся в комнате Валентин, — что заведет собаку снова, когда получит новую квартиру...

— Слова! — Сергей Александрович махнул рукой, из чего я заключил, что ореол Симкина значительно потускнел. В клубе не любят, когда собаковод беспричинно продает хорошую собаку. А Кембль был бесспорно отличным псом.

— Вот вам и страстный любитель собак! — заметил я.

— Да... Правда, у Кембля есть один существенный недостаток.

— Что за недостаток?

— У него нет родословной.

— Как — совсем?

— Совсем. Не правда ли: даже странно — такой хороший пес! По его экстерьерным достоинствам он мог бы служить производителем, а теперь приходится использовать его только как рабочую собаку. При его злобности он должен быть неплохим караульным псом. Мы уже проверили его, — все рефлексы работают хорошо, не боится ни выстрелов, ни других сильных отвлечений. Симкин поставил нам условие: чтобы мы сообщили ему, где будет работать собака. Все-таки, говорит, как-то легче, когда знаешь, где и как живет твой пес...

— И вы сказали?

— Конечно, нет!

— Я сказал, — признался вдруг Валентин, краснея.

— Ты?! — уставился на него начальник клуба.

— Ну да, он спросил меня, я и сказал.

— Валентин, — строго произнес Сергей Александрович, — делаю тебе замечание: вовсе не обязательно всем знать, куда идут приобретенные нами собаки!

— Но он же справлялся о своей собаке!

— Была его, стала не его.

Валентин прикусил язык.

— И где же теперь Кембль? — поинтересовался я.

— Мы позвонили на один завод, и собаку сразу же забрали у нас для охраны. Там как раз требовалось пополнение. Завод расширяется, организовали дополнительные блок-посты.

— Ну, и как там Кембль чувствует себя?

— Да, представьте, ничего. Сначала потосковал, конечно, немного, а сейчас, говорят, уже ничего... Хвалят: злобен, чуток. Будет сторожить хорошо!

4.

В тот же вечер, когда я уже собирался ложиться спать, ко мне неожиданно позвонил по телефону Сергей Александрович и голосом, в котором улавливались волнение и скрытая тревога, осведомился:

— Вы еще не спите? Вот это хорошо. Я хотел бы отнять у вас несколько часов. Есть неотложное дело.

— Что-нибудь случилось?

— Да. Одевайтесь, сейчас мы за вами заедем. Дорогой узнаете все.

Пробило полночь, когда я сел в автомашину рядом с Сергеем Александровичем; впереди с шофером сидел Валентин.

— Ну, так что произошло? Рассказывайте.

В нескольких словах Сергей Александрович посвятил меня в причину нашего столь позднего выезда. Только что сообщили с завода, о котором у нас шла речь днем: случилось чрезвычайное происшествие, как говорят в армии — ЧП, происшествие, весьма встревожившее начальника клуба. На объекте, на охране которого стоял Кембль, обнаружилось нарушение. Кто-то пытался проникнуть на территорию нового цеха; это удалось обнаружить по пролому в кирпичной кладке стены. Злоумышленника, видимо, вспугнули; только поэтому, надо думать, ему не удалось довести задуманное до конца. Самое же странное заключалось в том, что собака, уже успевшая зарекомендовать себя как надежный караульный, на этот раз не издала и звука, хотя была здорова, невредима.

— Вы понимаете, что это значит! — горячо повторял Сергей Александрович. — Мы непременно должны выяснить причину непонятного поведения Кембля. Если сегодня отказала одна собака, мы не гарантированы, что завтра может отказать другая. Каково же мы будем выглядеть после этого со своими животными? Я потому и попросил вас поехать с нами. Как говорится, ум хорошо, а два лучше! А три — тем более!

Его волнение было вполне понятно. Еще не было случая, чтобы хорошо отработанная караульная собака подпустила чужого к охраняемому ею объекту. Кембль, действительно, странное исключение.

Завод — самый крупный в нашем городе — еще издали встречал множеством огней, сполохами плавок, синими молниями электросварки, производившейся на новостроящихся цехах. Завод расширялся. Продукция его была хорошо известна не только по всей советской стране, но и далеко за ее пределами; и, надо думать, не один злобный и алчный взор мысленно тянулся к нему из-за океана, где враги человечества замышляли новую войну против лагеря демократии и мира.

Словом, нас ничуть не удивляло, что враг (а это мог быть только враг) пытался проникнуть на завод, чтобы выведать там секреты производства, а может быть, совершить и что-нибудь похуже — поджог, взрыв, убийство. Плохо было то, что ему едва не удалось это осуществить и что он не пойман.

Нас встретил начальник вахтерской охраны. Лицо его было озабочено. Не теряя времени, он повел нас на место происшествия.

Завод для меня — это нечто величественное, торжество труда. Меня всегда волнует его строгий, налаженный ритм работы, его могучая сила, которую ощущаешь сразу же, едва переступишь порог заводской проходной, та атмосфера созидания, которая сразу охватывает вас. Пока мы шли мимо громыхающих цехов, я на какое-то время даже забыл и Кембля, и то, зачем мы приехали сюда.

Но вот до моих ушей донесся собачий лай. Наш провожатый повернул за угол огромного цехового здания, возвышавшегося над нами, из высоких труб которого, терявшихся в черном небе, порой вылетали снопы искр, — и мы оказались у цели.

Кембля уже сняли с поста; он был привязан в стороне, а вместо него у стены цеха, где было вынуто несколько кирпичей, стоял один из бойцов охраны. Сергей Александрович, даже не посмотрев на собаку, сразу направился к тому месту, где она была час тому назад.

Но что ему могли рассказать кирпичи? Только один Кембль знал то, что тут произошло, но он не умел говорить.

— А что, если попробовать предоставить Кемблю свободу, — предложил я. — То-есть не полную свободу, конечно, а взять на длинный поводок и пустить?..

С минуту Сергей Александрович испытующе всматривался в меня, как будто хотел прочитать на моем лице, к каким результатам может привести мое предложение, взвешивая «за» и «против», затем решительно произнес:

— Блестящая мысль! — (Начальник клуба любил сильные слова и обычно все выражал в превосходной степени). — Даже не обученный никакой розыскной работе пес всегда сможет пробежать по следу некоторое расстояние, если с этим связано сильное раздражение. А недавнее происшествие, хоть Кембль и не подал голоса, должно было явиться для него сильным раздражителем... Прекрасная мысль. Я же говорил: ум хорошо, а два лучше!

Он сам отцепил радостно повизгивавшего Кембля, который узнал его и теперь ластился к нему, виляя хвостом.

— Ну, давай, давай... Только, смотри, не вздумай хватать, а то ведь ты такой!..

Постепенно Кембль успокоился; его подвели к разобранной стене цеха, причем он, как будто понимая, чего от него хотят, внимательно исследовал носом все трещинки в кладке, шумно втягивая воздух ноздрями, затем Сергей Александрович поводил его недолго близ этого места и пустил на длинный поводок.

Пес закружился, нюхая землю, как обычно делают все собаки, получившие свободу движений после длительного лишения ее, засуетился, метнулся в одну сторону, в другую, наконец, движения его сделались менее порывистыми, он, казалось, нашел то, что искал, и побежал в сторону от цеха. Мы едва поспевали за ним.

5.

Я не знаю, мелькнула ли у Сергея Александровича уже в этот момент догадка о том, что вскоре стало для всех нас совершившимся фактом, но, несомненно та энергия, с какой Кембль пустился в преследование, по вполне понятным причинам обрадовав его, должна была одновременно и навести на некоторые размышления. А что Кембль бежал по следу, для нас не представляло никакого сомнения.

Когда собака стремится убежать, она несется во всю прыть, пустив хвост по ветру или поджав его, если она напугана, не теряя ни секунды; когда она бежит «просто так», без какой-либо определенной цели, без направления, она то побежит, то остановится, подолгу занюхивается на одном месте, повернет туда, сюда, опять задержится... Когда же она «идет» по следу, вы узнаете это сразу: у нее деловой, сосредоточенный вид, она нюхает землю, но ровно настолько, сколько требуется, чтобы уловить необходимый запах, понюхала — побежала, понюхала — побежала, то-есть, в сущности, даже не перестает нюхать, так как почти не отрывает носа от земли, но делает это все время в движении; может и петлять, как заяц, если это делал тот, кого она стремится отыскать, догнать, однако и эти «кренделя» на местности будут выписаны так, что вы сразу поймете, что это продолжение поиска, логическое развитие преследования... Именно так бежит розыскная собака.

Но Кембль не был розыскной собакой! — возразите вы мне. — Да, не был. Но мой дог Джери тоже никогда не обучался по розыскной службе, да доги, как известно, и не пригодны к ней, и, тем не менее, если из дому уходил, к примеру, мой отец, а вскоре я выпускал во двор Джери, то пес тотчас бежал к воротам, нюхая землю; точно таким же образом, как докладывали мне мои домашние, он всегда находил мои следы. В каких-то пределах всякая собака может быть ищейкой, особенно, если она идет по запаху знакомого человека.

Словом, предложив пустить Кембля, я вовсе не имел мысли сейчас же догнать и изловить преступника. Но случилось так, что это обстоятельство явилось решающим в этой таинственной истории.

Кембль добежал до забора, которым была обнесена вся заводская территория, и ткнулся носом в одну из досок. Она была оторвана и едва держалась на гвозде. Очевидно, здесь злоумышленник проник на территорию завода. Кембль был уже за забором, и мы один за другим стали пролезать в эту щель, когда Валентин, неотступно следовавший по пятам своего начальника, нагнулся и что-то поднял: взглянул и тотчас протянул Сергею Александровичу. Тот посмотрел и даже присвистнул от неожиданности.

— Вот это да-а! — протянул он. Темнота не позволила мне рассмотреть, что у него в руках.

Он возвратил находку Валентину, быстро проговорив: «Спрячь, да, смотри, не потеряй! Она еще пригодится нам!» — Потом обернулся к начальнику вахтерской охраны:

— Я думаю, что Кембль виноват не так уж сильно.

— То-есть?! — изумился тот.

— Разрешите объяснить позднее. А сейчас мы попробуем довести дело до конца. Поехали, друзья!

— Что вы задумали? — спрашивал я его через несколько минут, когда мы снова ехали в машине, удаляясь от завода. Кембль ехал с нами, сидя между мной и Сергеем Александровичем, на всякий случай — в наморднике.

— Сейчас вы все поймете. Валентин, покажи, что ты нашел.

Валентин вынул из кармана и вложил мне в руку какой-то небольшой металлический предмет. В первую секунду мне показалось, что — револьвер; но он был слишком мал. Я поднес его ближе к глазам, он тускло блеснул, и тут я узнал его: зажигалка!

Открытие было столь ошеломляющим, что в первый момент я не мог произнести ни слова. Симкин — враг?! Так это по его следу бежал Кембль?! Нет ли тут ошибки?

— Неужели это Симкин?.. — У меня не поворачивался язык выговорить то, что уже было очевидностью.

— Да, — коротко и решительно подтвердил начальник клуба. — Судите сами: кто же еще? Думаю, что он такой же Симкин, как мы с вами леди Астор или Вандербильт.[45].

Голос моего друга звучал жестко, беспощадно. Гнев, вызванный вероломством врага, мешался в нем сейчас с оскорбленным чувством честного человека, подло обманутого тем, кому он доверял. Те же чувства и мысли владели мною и Валентином.

— Подлец! Наймит! — вырвалось у него. И больше он не произнес за всю дорогу ни слова.

6.

Все должно было решиться в ближайшие полчаса. Теперь всех нас волновал один вопрос: застанем ли мы Симкина дома? А вдруг он догадался о провале и поспешил скрыться!..

Автомобиль остановился у большого пятиэтажного здания. В доме были потушены почти все огни.

— Он, наверное, уже спит, — хмуро заметил Валентин, у которого кровь закипала в жилах и руки невольно сжимались в кулаки, когда он вспоминал про контрамарки, полученные от Симкина.

— Ничего, разбудим. И потом — артисты ложатся поздно...

— Вы когда-нибудь были у него? — спросил я начальника клуба.

— Нет. И очень рад, что не был.

— А как же мы найдем его? Придется идти в домоуправление.

— Кембль покажет нам.

Сергей Александрович опять распустил поводок; Кембль, узнан дом и знакомую дорожку, сразу потянул к одному из подъездов. Мы поднялись за ним по лестнице на третий этаж и остановились перед дверью, на которой висела табличка, с несомненностью говорившая о тщеславии ее владельца:

Артист.

Валерьян Эдуардович Симкин.

— Артист... — процедил сквозь зубы Сергей Александрович.

Он нажал кнопку звонка.

Пришлось позвонить еще два раза, пока, наконец, за дверью послышались шаги и недовольный голос Симкина спросил:

— Кто там?

Сергей Александрович назвал себя, прибавив:

— Очень срочное дело, прошу извинить.

Симкин долго возился с цепочкой затем дверь открылась. Его глаза несколько округлились, когда он увидел что нас трое и, кроме того, с нами Кембль, и мне показалось, что в них промелькнуло тревожное выражение. Но улыбка, как всегда была предупредительно-приятна, безмятежна.

Он был в полосатой шелковой пижаме, но в штиблетах и выходных брюках — уже успел одеться. Кембль попытался приласкаться к нему, но бывший владелец собаки оттолкнул ее. Как видно, Симкин совсем не был рад этой встрече.

— А квартира у вас вовсе не такая тесная, — сказал как бы между прочим Сергей Александрович, проходя по приглашению хозяина в комнату и опускаясь на стул.

— Да, но знаете... все-таки творческая работа, надо готовить роли...

— Ну, я думаю, вы свою роль уже давно приготовили.

Симкин метнул на начальника клуба быстрый, настороженный взгляд и вкрадчиво осведомился:

— Чему обязан таким поздним визитом?

Надо признать, держался он с удивительным самообладанием.

— Мы хотели вам вернуть одну вещицу, которая, вероятно, дорога вам, как подарок. С помощью Кембля мы нашли ее. Надо полагать, вы не забыли, где ее потеряли?

Твои верные друзья

Можно было поражаться, насколько владел собой и Сергей Александрович, хотя в эту минуту у него все кипело в душе.

— О чем вы говорите? — пробормотал Симкин. Глаза его сузились, взгляд сделался сразу колючим, неприятным и быстро сверлил поочередно каждого из нас.

— Валентин, прошу! — отчеканил Сергей Александрович.

Валентин, стоявший у двери, выхватил из кармана зажигалку Симкин скользнул по ней взглядом и вдруг, коротко размахнувшись, сильно ударил инструктора по лицу. Тот пошатнулся, а Симкин шмыгнул мимо него. В ту же секунду раздался яростный вой. и Кембль прыгнул на Валентина. Намордник помешал собаке впиться в инструктора зубами, но рывок был настолько силен, что Сергей Александрович, не ожидавший этого и все еще державший Кембля за поводок, от толчка потерял равновесие и свалился со стула на пол.

Все это произошло столь быстро, что никто не смог помешать бегству Симкина. Щелкнул замок, хлопнула входная дверь, послышались поспешные удаляющиеся шаги, и все стихло.

Однако далеко он не ушел.

Пока мы возились с замком, он успел добежать до нижней лестничной площадки, но Валентин, опередив меня и Сергея Александровича, после того, как дверь, наконец, была открыта, разъяренный, как лев, в несколько прыжков догнал беглеца.

— Врешь, не уйдешь!.. — восклицал Валентин, скручивая врагу руки за спиной.

Через минуту помятый и потерявший весь свой лоск Симкин был водворен обратно в квартиру.

Он смотрел на нас зверем; куда девались его благовоспитанный вид, его манеры. Теперь это был враг, с которого сорвали маску, омерзительный и жалкий в одно и то же время, выродок, переставший разыгрывать советского человека.

Он наотрез отказался следовать за нами. Пришлось позвонить по телефону и вызвать кого следовало. Чтобы Кембль не вздумал еще раз защищать хозяина, пса заперли в соседней комнате. Он скулил и царапал дверь, а Симкин сидел, как пригвожденный, на стуле и смотрел на нас злыми, ненавидящими глазами, в которых уже начинал проглядывать страх. От улыбки не осталось и следа.

7.

— Но какую роль здесь играла собака?

Такой вопрос я задал Сергею Александровичу на следующий день, в клубе. Мы все еще находились под впечатлением событий минувшей ночи, особенно — Валентин, который никак не мог примириться, что его так ловко обошли. Даже хохолок на затылке торчал не так задорно, как обычно, а полные губы юноши складывались в обиженную дудочку. Зато начальник клуба был удовлетворен. Все закончилось так, как и должно было закончиться, а это, в конце концов, — главное.

— То-есть я хочу сказать, — уточнил я свой вопрос, — какую роль она играла до того, как мы использовали ее против Симкина, пустив по его следу?

— Вам непонятно? Именно на Кембле был построен весь его план. Собака знала его, стало быть, он безбоязненно мог проникнуть на любой объект, который она охраняла. Для этого он и продал ее нам. Для этого ему нужно было знать, где она будет использована (кстати, если бы не Валентин, то он никогда бы не узнал этого; но ведь всегда находятся простаки!). Для этого, наконец, он лишил ее родословной, так как при экстерьере Кембля и наличии родословной мы его могли использовать как производителя; а без нее оставалось только одно — поставить на пост. Теперь вам ясно?

Да, теперь мне было все ясно.

— А если бы он не обронил зажигалку? — спохватился вдруг Валентин.

— Я уверен, что Кембль все равно привел бы нас к нему. Зажигалка только ускорила дело.

— Вот вам и подтверждение вашей теории о взаимосвязи между хозяином и собакой, — напомнил я. — Двойственность характера Кембля и прочие его странности... Правда, вы говорили, что у темных дельцов не бывает хороших собак.

Сергей Александрович пристально посмотрел на меня.

— Мы должны сделать из этой истории более серьезные выводы. Урок поучительный. Нельзя забывать о капиталистическом окружении и действовать ротозейски, без разбора, радуясь приходу каждого нового человека с собакой.

— Кажется, вы говорили это уже однажды Валентину...

— Да, но только теперь я как-то по-настоящему прочувствовал это. Борьба за мир, против поджигателей войны проходит везде — и в этих стенах. Мы должны помнить всегда о коварных приемах врага. В древнем Риме храм бога Януса был открыт только в военное время, в мирное время двери его закрывались. У джентльменов с Уолл-стрита он открыт теперь круглый год!.. Необходимо более строго относиться к приему новых членов, видеть большое даже в мелочах... Помните, как у Фучика: «Люди, будьте бдительны!».

ДОЧЬ МИРТЫ.

Твои верные друзья

1.

Дизель-электроход «Россия» возвращался из очередного рейса в Одессу. Ослепительно белый от верхушек мачт до ватерлинии, щедро заливаемый лучами полуденного солнца, красавец-корабль — флагман советского торгового флота на Черном море, плыл по бирюзовой глади, отражаясь в ее зеркальной поверхности, легко и свободно рассекая острой грудью воду.

Море нежилось под горячим южным солнцем. Еще вчера оно было неспокойно; громадные волны, как движущиеся горы, накатывали одна на другую, качали корабль, разбиваясь в пену о его высокие борта, захлестывали брызгами стекла иллюминаторов: он то взбирался на высокий водяной холм, переливавшийся под ним, то вдруг словно проваливался между двух зыбких свинцово-серых стен; чайки кружились и кричали, и резкие голоса их смешивались с шумом разбушевавшейся стихии. А сегодня с утра все стихло, и — будто и не было вчерашнего волнения — море заштилело, лениво плескалось за кормой.

Стаи дельфинов играли на просторе. Их черные, лоснящиеся, заостренные к хвосту тела, будто вытолкнутые из глубины какой-то неведомой силой, внезапно взлетали над гладью вод, делали в воздухе изящный пируэт и мгновенно погружались, исчезая. В отдалении медленно проплывали берега. Легкий бриз освежал лица пассажиров. Впереди, прямо по курсу, уже маячили в легкой дымке белые строения Одессы.

Был последний день апреля. Я сидел на верхней палубе и любовался раскрывающейся панорамой, не в силах оторвать взора от этого яркого синего неба, синей воды, сливавшихся на горизонте, вдыхая полной грудью насыщенный запахами моря свежий воздух, когда с носа судна донесся выкрик вахтенного матроса:

— Человек за бортом!

Тот, кто бывал на море, знает, какое впечатление производят эти три слова. Человек за бортом — что это: последствия ли кораблекрушения, один из немногих, спасшихся от гибели? Жертва ли собственной неосторожности, купальщик, самонадеянно заплывший далеко и унесенный волнами в открытое море? А может быть, такой же, как вы и я, пассажир, упавший в бурную ночь за борт и оставшийся незамеченным?.. Можно предполагать все.

Именно такие предположения высказывали пассажиры, столпившись на борту и стараясь разглядеть едва заметную точку, черневшую в море. «Россия» замедлила ход, перестав вздрагивать в ритм ударов ее железного сердца; стали спускать шлюпку.

К общему удивлению, шлюпка, не проплыв и половины расстояния, сделала плавный разворот и повернула назад, а черная точка на воде стала быстро удаляться, направляясь в сторону берега.

Вскоре всех облетело известие:

— Это не человек, а собака!

Собака — в открытом море?! Откуда она взялась там? И потом — коль скоро уж спустили шлюпку, то почему бы не спасти и собаку?

— А она не хочет! — объявил один из матросов, из числа плававших на шлюпке.

— Как не хочет? — поинтересовался я.

— А так. Мы к ней, а она от нас! Поплыла к берегу.

— Что же она делает в воде?

— А кто ее знает... Купается!

Хорошенькое «купается», — это в нескольких-то километрах от берега! Для .меня это было что-то новое.

Морское путешествие, при всей его привлекательности, всегда несколько однообразно: поэтому неожиданное происшествие развлекло всех. Давно уже не осталось на воде и признака четвероногого пловца, а пассажиры все еще обсуждали, каким образом в море могла оказаться собака.

Но вот дома Одессы как-то сразу приблизились, отчетливо рисуясь на фоне зелени садов, уступами поднималась знаменитая одесская лестница; все ближе лес мачт, скопление пароходов в порту; донеслись с берега звонки трамваев; где-то звонко начали отбивать склянки, и сейчас же, далеко разносясь по воде, со всех сторон откликнулись судовые колокола, отбивающие рынду.[46].

«Россия» вошла в гавань и стала швартоваться у стенки. Полетели на берег тонкие стальные тросы. На палубе началась суета, всегда предшествующая высадке пассажиров, заиграла музыка, с какой возвращающийся из дальнего рейса корабль обычно приваливает к причалу, какое-то волнение поднялось в душе. Собака была забыта.

2.

На пляже Аркадии — любимом месте отдыха одесситов — по обыкновению было оживленно, людно. Я медленно подвигался вдоль берега, высматривая для себя подходящее местечко, когда детский голосок, звонко скомандовавший: «Мирта, аппорт!», заставил меня остановиться и посмотреть в ту сторону.

У воды стояла девочка лет тринадцати-четырнадцати в купальном костюме и соломенной шляпке, тоненькая, изящная, от головы до пят покрытая ровным сильным загаром, будто отлитая из бронзы, и, подбирая у ног камешки, швыряла их в море, а там, то исчезая, то появляясь на поверхности, виднелась голова собаки. Когда очередной камешек, описав крутую траекторию, булькал в воду, собака мгновенно ныряла за ним и — как это ни было поразительно — успевала схватить его прежде, чем он достигал дна. Вынырнув, пес встряхивал головой, и камень вылетал из пасти, как подтверждение необыкновенной ловкости четвероногого водолаза. Девочка восторженно хлопала в ладоши, вознаграждая этим собаку за ее труд, и снова, приказывая: «Мирта, аппорт!», бросала камешек, заставляя верное животное на две-три секунды вновь погрузиться с головой.

Эта игра заинтересовала меня. Я подошел поближе. Кучка любопытных окружала девочку, каждый раз встречая вынырнувшую собаку громкими возгласами одобрения; другие следили за этим необычным развлечением, растянувшись на песке. Мое внимание привлекла молодая женщина в легком шелковом платье с темнопунцовыми цветами, сидевшая в глубоком плетеном кресле, под тентом, с красивым и, как мне показалось, чуть грустным лицом; на коленях у нее лежала раскрытая книга, а глаза были устремлены на девочку, и ласковая материнская улыбка освещала это лицо с ранними морщинками у рта и глаз.

— Хватит, доченька, Мирта уже устала, — сказала она.

— Ой, мамочка, Мирта никогда не устает плавать! — откликнулась бронзовая русалочка, но все же послушалась матери и позвала собаку из воды.

Шопот восхищения пронесся среди отдыхающих, когда собака подплыла к берегу и вышла на песок. Не часто видишь таких гигантских собак; я невольно залюбовался на нее. Черная от кончика носа до кончика хвоста, с длинной волнистой шерстью, образующей живописные начесы на лапах и под животом, с пушистым хвостом и свисающими ушами, она несомненно принадлежала к столь редкой у нас породе собак-водолазов, родиной которых является далекий остров Ньюфаундленд, отчего этих собак обычно и принято называть ньюфаундлендами. Не уступая в размерах сенбернару, а, может быть, даже превосходя его, но в отличие от него подвижная, с живым, резвым темпераментом и быстрыми ловкими движениями, Мирта сочетала в себе силу и ловкость, устрашающий вид и редкое добродушие нрава, которое проглядывало во всех ее повадках. Отряхнувшись, она подбежала к старшей хозяйке и растянулась у ее ног, а девочка опустилась рядом и, обхватив собаку за шею, погрузила руки в ее мягкую густую шерсть.

Я вспомнил про собаку, виденную накануне в море, и рассказал об этом владелице ньюфаундленда, в заключение спросив, не могла ли это быть Мирта.

— Да, да, это была Мирта, — с живостью подтвердила мать девочки. — Мы видели, когда шла «Россия». Мы живем неподалеку отсюда, на даче, у берега моря, а сегодня приехали в город, чтобы посмотреть на праздник... Мирта часто делает так: уплывет, и нет ее — иногда и час, и два. Это у нее вроде как ежедневное занятие гимнастикой. Она не может жить без этого.

— А вы не боитесь, что она может утонуть?

— Мирта! Утонуть? Что вы! — рассмеялась молодая женщина.

Она сказала это таким тоном, как будто речь шла не о собаке, а о каком-то неизвестном мне существе, на которое не распространялись обычные законы тяготения тел, которому не страшны никакие стихии.

— Ну, а если вдруг — шторм? — не унимался я.

— В шторм? — Она не ответила, и я решил, что заставил ее поколебаться в своей уверенности; в действительности, как я понял позднее, напоминание о шторме в связи с собакой всегда вызывало в памяти моей собеседницы одну картину, заставлявшую ее на время выключиться из разговора.

Вместо матери ответила дочь.

— Вы не знаете нашу Мирту! — с гордостью и нежностью заявила девочка, которую я уже назвал мысленно сильфидой. Легкость и хрупкость ее фигурки особенно подчеркивались близостью могучих форм животного.

Так я познакомился с Надеждой Андреевной Доброницкой, ее дочерью Вера-Мариной и их верным спутником Миртой, «голубушкой Миртой», как часто называла собаку Надежда Андреевна, вкладывая в эти два слова не только ласку, но, как я понял потом, и благодарность вечному другу человека — собаке; и так мне стала известна их необыкновенная и трогательная история, которую я хочу поведать здесь своим читателям.

Вскоре мы встретились еще раз, на Приморском бульваре, когда над Одессой спустился бархатный южный вечер. Как и все мы пришли сюда полюбоваться на салют кораблей, на фейерверк, пускаемый в честь Международного праздника трудящихся — Первого мая. Цвели каштаны и белая акация, наполняя воздух тонким нежным ароматом; над улицами и бульварами, над аллеями парков и скверов плыл гомон нарядной, оживленной толпы; прекрасный город сиял огнями иллюминации; на рейде и в порту стояли празднично расцвеченные суда.

Вера-Марина шла, обхватив своей тоненькой ручкой руку матери, доверчиво прижимаясь к ней, как всегда делают очень ласковые и влюбленные в своих родителей дети; другой рукой она удерживала за поводок Мирту, послушно выступавшую рядом. Мы спустились по ступеням почти к самой воде, — здесь было не так многолюдно, больше веяло прохладой, — и сели на скамью. Собака легла на гранитных камнях набережной и стала смотреть в море.

Внезапно рейд на мгновение осветился словно заревом пожара. Ударил пушечный салют, громыхнули военные корабли, стоявшие на якорях; прочерчивая в темном небе огненный след, полетели вверх ракеты и рассыпались в вышине красными, желтыми, синими, зелеными огнями. Собака вскочила и залаяла; затем, успокоившись, снова легла.

Громыхнуло еще; и опять полетели в небо каскады разноцветных трепещущих огней, многократно отраженных водами залива. Гул и гомон толпы усилились, напоминая шум морского прибоя.

— Как красиво... — чуть слышно проронила Надежда Андреевна. — Каждый раз, когда я вижу это, слышу залпы орудий, — призналась она — мне хочется плакать... Нет, нет не поймите меня превратно: это сложное чувство, тут и радость ощущения, что ты живешь, гордость за свою страну, тут одновременно и пережитое... Я специально каждый раз приезжаю сюда, чтобы услышать эти звуки орудийной пальбы, они так много говорят мне!..

Она умолкла, но ненадолго. Прикоснувшись к тому, что хранилось у нее в душе, она уже не могла не говорить дальше. Вместе с громом салюта нахлынули воспоминания. Подозвав собаку, Надежда Андреевна одной рукой привлекла к себе девочку, крепко обняв ее за плечи, другой время от времени поглаживала Мирту, но вряд ли даже замечала это.

3.

— Я дочь моряка и жена моряка, — так начала она свой рассказ. — Я родилась и выросла на море, море было моей колыбелью, с морем связаны и самые сильные впечатления моей жизни.

Мой муж был капитаном дальнего плавания. Мы жили в Одессе, куда был приписан его корабль.

Однажды муж привез из очередной заграничной поездки крупного черного щенка. Он сказал, что отдал за него большие деньги и что но повериям моряков тех мест, откуда он вывез щенка, эти собаки приносят морякам счастье. Прошел год, и щенок вырос в громадную красивую собаку, которая сделалась настоящим другом нашего дома. Когда муж уходил в плавание, Мирта помогала мне коротать ожидание, скрашивая часы досуга; когда он возвращался, я брала ее с собой, и мы вместе шли в порт встречать корабль...

Я не суеверна, но Мирте, действительно, суждено было сыграть важную роль в моей жизни.

Мы жили счастливо. У меня родилась дочь — Вера. Муж боготворил и меня и нашу малютку. Мне казалось, что нет женщины на свете, более счастливой, чем я.

Но случилась война, вслед за тем началась оборона Одессы.

Теплоход мужа сделался военным транспортом. Теперь он уже не ходил с пассажирами и грузами в далекие заморские страны, а доставлял в осажденный город боеприпасы, продукты питания. Обратным рейсом он вывозил на Большую землю раненых. Однажды он ушел и больше не вернулся... Мне говорили, что он подорвался на мине.

Тогда я как-то плохо сознавала, что муж погиб, что я больше никогда, никогда не увижусь с ним. Мне казалось, что вот-вот донесется с моря знакомый гудок, я увижу на рейде его теплоход; вот он сам садится в шлюпку и едет ко мне.

Я работала медицинской сестрой в госпитале, проводя в нем дни и ночи; здесь же со мной была и моя малютка.

Тяжелое было время. Снаряды и бомбы рвались на улицах, смерть витала над городом. Бомбами были разрушены целые кварталы домов, разбито кафе Франкони — одно из замечательных творений зодчества, излюбленное место моряков всех наций, приходивших на своих судах в одесский порт. Мы с мужем часто бывали в этом кафе. Пострадали многие памятники архитектуры, искусства.

Страшно вспоминать все это. Но и не вспоминать нельзя. Когда оглядываешься назад, даже не верится, что все это пришлось пережить нам, что все это было...

Приближались к концу героические дни обороны. В штабе был получен приказ — эвакуировать город.

Помню зарево пожарищ, охватившее полнеба. Помню скупые слезы мужчин, оставлявших рубежи, на которых они стояли насмерть. Помню яростный вой немецких самолетов, беспрерывно пикировавших на порт, на позиции защитников города, уходивших последними, залпы морской артиллерии, от которых в домах лопались стекла и осыпалась штукатурка. Не забыть это никогда.

Нас, семьи командного состава, эвакуировали в первую очередь. Но я оставалась почти до конца, до полной эвакуации госпиталя.

Наконец пришла и моя очередь. Уходили последние транспорты.

С ребенком на руках я пришла в порт. Мирта, конечно, с нами. Был теплый вечер, такой же, как сейчас; с моря тянул свежий ветер. В порту — тьма, наполненная движением людей, тихим бряцаньем оружия... С того дня, как началась война, там не зажигалось ни одного огонька. Только мелькнет и тотчас погаснет лучик карманного фонарика. Под прикрытием темноты грузились и уходили суда, спеша под покровом ночи пересечь опасную зону, уйти как можно дальше.

В длинной веренице людей, направлявшихся на погрузку, дохожу до трапа, ведущего на борт транспорта, и тут — остановка:

— Гражданка, с собакой нельзя!

Молодой боец морской пехоты в бушлате и бескозырке, с автоматом, стоявший у трапа, преградил мне дорогу.

Что делать? Бросить Мирту? Это было выше моих сил. Ее так любил муж; и она была привязана ко всем нам.

Я стала просить бойца, чтобы он разрешил мне подняться с собакой на корабль. Он отказал наотрез. Потом наклонился, вглядываясь мне в лицо, — и вдруг слышу: «Надежда Андреевна!..» Оказался моряк из экипажа моего мужа. Он лежал раненный в госпитале, когда теплоход мужа отправился в последний рейс; благодаря этому он остался жив. Он узнал меня и позволил мне пройти с собакой, — не мог отказать вдове своего бывшего капитана.

Так мы простились с нашей красавицей Одессой.

Ночью в море разыгрался свирепый шторм. Перегруженный транспорт валяло, как щепку, он тяжело ложился с одного борта на другой. Чтобы людей не смыло с палубы, приказано было держаться друг за друга. Мы надеялись, что хоть немцы-то оставят нас в такую ночь в покое. Но случилось как раз наоборот.

Перед рассветом на нас напали фашистские бомбардировщики. Сбросив осветительные бомбы на парашютах, они принялись один за другим пикировать на корабль.

Разгорелся тяжелый и неравный бой. Пароход отбивался от воздушных хищников крупнокалиберными зенитными пулеметами, стрелковым оружием, а самолеты снова и снова заходили для атаки, ложились на крыло и обрушивали на цель свой бомбовый груз.

Нашим зенитчикам удалось сбить два стервятника. Пылающими факелами они упали в море. Но силы были слишком неравны.

Тяжелая бомба угодила в самую середину корпуса корабля.

Помню взрыв, потрясший все судно. Полетели палубные надстройки. Начался пожар. Был подан сигнал: всем покинуть корабль.

Прижимая к себе дочурку, я выбежала на палубу. Мирта, не отставая ни на шаг, следовала за мной. Момент был ужасный. Транспорт быстро погружался. Летели в воду спасательные круги, за ними прыгали люди. Огонь пожирал то, что еще уцелело от взрыва. Стали спускать шлюпки, но одна оказалась изрешечена пулями и пошла ко дну, едва коснувшись воды, другая, переполненная людьми, была разбита прямым попаданием бомбы.

Твои верные друзья

В эти страшные мгновенья я думала только об одном: как спасти мою дорогую девочку, мою крошку Веру. Какой-то боец со скаткой шинели и в каске подал мне пробковый пояс. Я успела обернуть им ребенка, который, ничего не понимая, испуганно тянул ко мне ручонки, когда новый, еще более сильный взрыв потряс корабль.

Волна горячего воздуха смела меня с палубы и выбросила в море, вырвав из моих рук ребенка, а подхвативший шквал сразу же отнес далеко от парохода. Смутно помню, как я боролась с волнами, как кричала и звала мою Веру. Вокруг меня носились на обломках дерева, барахтались тонущие люди; над головой, расстреливая беззащитных, все еще завывали самолеты; а вдалеке догорал на воде гигантский костер... Потом в памяти — полный провал.

Сознание вернулось ко мне много дней спустя, в госпитале, на Большой земле. Меня и некоторых других подобрала наша подводная лодка. Но Веры среди спасенных не было...

4.

Голос Надежды Андреевны внезапно прервался. Воспоминания взволновали ее. Она мягко провела рукой по волосам дочери, которая еще теснее прижалась к ней, и, успокоившись, продолжала:

— Прошло несколько лет. Кончилась война. Мы победили.

Снова вернулись мирные дни, мирная жизнь, но для меня это была уже совсем другая жизнь, ибо я потеряла всех, кого любила: мужа, дочь. Даже собаку.

Я не была одинока, нет. Мои друзья заботились обо мне. После пережитых потрясений мое здоровье пошатнулось, — ежегодно меня направляли на курорт, давали бесплатно путевку.

Как-то раз я отдыхала в Крыму, близ Евпатории. Стояла чудесная солнечная погода. А мне в такие дни делалось как-то особенно грустно. Отделившись от компании товарищей, я пошла погулять одна.

Не заметив, я забрела далеко. Дорога пролегала мимо небольшого рыбацкого поселка. Мне захотелось пить, и я направилась к крайнему домику. У калитки, ведшей во внутрь дворика, греясь на солнце, лежала большая черная собака. Я взглянула на нее и задрожала: это была Мирта.

Да, да, наша Мирта, живая, невредимая, только несколько постаревшая, с сильной сединой на морде. Она сразу узнала меня, мой голос, бросилась ко мне, принялась ласкаться, лизать, прыгать на меня. Я как была, так и опустилась перед нею на колени, обнимая ее и плача от радости и волнения.

— Мирта, голубушка, — повторяла я. — Ты ли это? Как ты здесь очутилась? Может быть, ты что-нибудь знаешь и про мою малютку, мою крошечную дочку Веру?

Я зашла в дом, познакомилась с хозяевами — женщиной и мужчиной — и спросила, давно ли живет у них эта собака, где они взяли ее.

Они переглянулись между собой, затем хозяин — высокий, крепкий пожилой рыбак — рассказал мне следующее.

Однажды ночью, во время шторма, — это было еще на первом году войны, — они услышали звуки стрельбы. Сквозь завывание ветра и удары волн о берег ясно слышались трескотня пулеметов, гулкие взрывы бомб. Далеко в море шел бой.

Потом на горизонте занялось зарево — горел корабль. Пролетели немецкие самолеты, — рыбак определил их по звуку. Вскоре зарево потухло: шторм довершил то, что начали самолеты.

Рыбак и рыбачка долго стояли на берегу, всматриваясь в темноту, ожидая, не выбросит ли море кого-нибудь, кому понадобится их помощь. Но не было никого. Только водяные валы с грохотом обрушивали свою ярость на прибрежную полосу суши.

Рано утром рыбак снова был на берегу. Он знал: иногда пройдет много часов, прежде чем море расстанется со своей добычей.

Он не ошибся. Что-то чернело у кромки берегового прибоя. Волнение начало стихать, но отдельные волны еще докатывались до этого непонятного предмета, окатывая его пеной и брызгами.

Рыбаку показалось, что это — человек. Но спустившись к воде, он понял, что ошибся: это была громадная черная собака, бессильно растянувшаяся на песке, а перед нею лежал какой-то странный сверток, из которого слышался детский плач.

Собака была измучена, но бросилась на рыбака, защищая спасенное ею дитя. Потом инстинкт подсказал ей, что это друг, и она позволила ему взять ребенка — девочку, спеленатую спасательным поясом.

Более полувека прожил молчаливый суровый рыбак на берегу моря, он видел и штормы и гибнущие корабли, не раз сам смотрел разъяренной стихии в глаза, не раз море прибивало к берегу страшные находки — последствия бурь и кораблекрушений; но еще никогда не бывало, чтобы оно выбросило из пучины вод живую собаку с живым крошечным ребенком...

С чудесно спасенным дитятей на руках рыбак вернулся в свою хижину. Вслед за ним пришла жить в дом и собака.

Это были Добрые люди, настоящие советские труженики, и они удочерили девочку. Они назвали ее Марысей, Мариной, что значит — Морская...

Вы понимаете мое состояние, когда я услышала, что вместе с собакой был ребенок, маленькая девочка... Ведь это же была моя дочь, моя Вера!

— Где же она? — почти закричала я, бросаясь к ним и тормоша то одного, то другого. Слезы ручьем лились из моих глаз, а сердце подсказывало, что сейчас я увижу мою кровиночку.

— Она в школе, скоро придет, — сказал рыбак.

Он едва успел проговорить это, как в комнату вошла девочка в опрятном аккуратном платьице и переднике, с ученической сумкой в руках, — синеглазая блондиночка с косичками, в которые были заплетены алые ленты. Так это — Вера?! Она уже стала ходить в школу! И тем не менее, я сразу узнала ее. Эти синие-синие, как васильки, глаза, эти русые волосы могли принадлежать только ей, моей дочери. Они так живо напомнили мне покойного мужа, ее отца... Остановившись у порога, она с любопытством разглядывала незнакомую женщину, недоумевая, почему Мирта ласкается ко мне.

— Вера!..

Я протягивала к ней руки, а она не двигалась с места и удивленно смотрела на меня.

— Меня зовут Марина, тетя.

Марина! Ну, конечно, она была тогда настолько мала, что даже не помнила своего первого имени. Вера-Марина...

Плача от счастья, я рассказала свою историю. Прослезился и старый рыбак. Громко сморкалась в фартук и вытирала покрасневшие глаза его жена. Только девочка все еще не понимала, кто эта тетя, которая так целует и ласкает ее, прижимает к себе, орошая слезами. Потом поняла и она...

5.

После рассказа Надежды Андреевны мы долго молчали.

Взошла луна и посеребрила длинную дорожку от далекой и высокой черты горизонта до берега; вечерняя прохлада разлилась в воздухе. Наступил тот час, когда природа с особой силой говорит человеческой душе. Голоса людей, шорохи шагов на бульваре сделались тише, словно отдалились; слышнее стал тихий ропот моря. Море вело свой бесконечный разговор. Оно будто вздыхало о чем-то или шептало волшебную сказку-быль, подобную той, какую мы услышали сейчас. Может быть, оно хотело рассказать о еще не открытых тайнах, хранимых в глубине его вод, а может быть, о том, как много-много тысяч лет назад человек привел в свой дом из первобытной чащи дикого зверя, стал заботиться о нем, превратил его в помощника и друга и как благодарный зверь сторицей отплатил человеку за его труд и ласку, служа бескорыстно и преданно — на суше, в море... Ведь даже море могло быть тронуто тем, что мы узнали в этот вечер!..

— Поди, побегай! — нарушив молчание, ласково сказала Надежда Андреевна дочери, разжимая объятия и слегка подтолкнув ее вперед.

Девочка оставила скамью и, легкая, как мотылек, вприпрыжку побежала к воде, с тихим всплеском набегавшей на берег. Мирта тотчас же вскочила и последовала за ней.

— Так это она? — произнес я, с уважением провожая взглядом собаку. — Настоящая нянька!

— Нет, — качнула головой Надежда Андреевна. — Это другая, дочь Мирты. Тоже Мирта. И тоже такая же преданная, такая же водолюбивая.

— А где же та?

— Увы, природа обделила собаку — верного друга человека, отпустив ей слишком короткий срок жизни. Той Мирты уже нет в живых. Но мы всегда будем помнить ее.

Надежда Андреевна продолжала говорить еще что-то, но я уже плохо слушал ее. Перед моим мысленным взором возникла картина известного художника, которую однажды я видел в художественной галлерее: бурное море с затянутым тучами горизонтом, в воздухе реют чайки, а на переднем плане, на камнях — только что вышедшая из воды громадная красивая собака; она еще не успела отдышаться после трудной борьбы с волнами, тяжело ходят ее бока, с высунутого языка стекает вода, а на передних вытянутых лапах лежит спасенный ею ребенок, — картина, носящая символическое название:

«Достойный член человеческого общества».

Твои верные друзья

РЕБЯТА!

Напишите нам свой отзыв об этой книге. Понравилась ли она вам? Какие недостатки вы в ней заметили? О чем еще хотели бы прочитать?

Свои предложения и замечания посылайте по адресу: г. Челябинск, ул. Воровского, 2, ком. 60, Челябинское книжное издательство.

1.

Глаз собаки имеет три века (одно внутреннее).

2.

Ныне ДОСААФ СССР — Всесоюзное добровольное общество содействия авиации, армии и флоту.

3.

Еще более значительные потери принесла советскому собаководству временная оккупация западных районов страны фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны.

4.

Здесь упомянуты лишь наиболее распространенные породы. Вообще же их огромное количество.

5.

Ныне город Павлов.

6.

Абрек был одной из лучших собак Советского Союза. Он снимался в фильме «Гайчи». Тайфун — впоследствии чемпион СССР.

7.

Ринг — площадка, обнесенная веревкой, где происходит экспертиза собак. Отсюда на выставке под словом «ринги» обычно принято подразумевать весь процесс судейства.

8.

Арбатом называется одна из центральных площадей и улица в Москве.

9.

Стандарт — типическое описание внешнего вида (экстерьера) породы.

10.

В то время, к которому относится наш рассказ, на выставках служебных собак не было медалей, а выдавался лишь диплом. Сейчас помимо дипломов выдаваемых всем собакам, прошедшим экспертизу, присуждаются также (при наличии полной родословной) медали — золотая (оценка «отлично») серебряная («очень хорошо»).

11.

Топуш в предвоенные годы считался лучшей собакой Грузии.

12.

Отара — стадо овец.

13.

Парфорс — металлический, изготовляемый обычно из жесткой проволоки, ошейник с шипами. Применяется для особо злобных и упрямых собак. Может одеваться и внутрь шипами, и наружу (в зависимости от надобности).

14.

Это не значит, что каждая порода используется строго по одному виду службы. Ряд пород являются универсальными и используются весьма разнообразно. Здесь указаны лишь их основные рабочие признаки.

15.

От слова «помет» (потомство собаки).

16.

И. В. Мичурин — знаменитый русский естествоиспытатель-практик, обогативший науку многими открытиями. Ему принадлежат замечательные слова: «Мы не можем ждать милостей от природы. Взять их у нее — наша задача».

17.

Согласно выставочным правилам, утвержденным в 1951 году, например, только та собака получает право на высокую оценку и на приз, которая имеет жетон, свидетельствующий, что она прошла дрессировку, и родословную, в которой указано четыре ряда предков. Испытания по дрессировке предшествуют выставке и проводятся в присутствии специальной комиссии.

18.

Теперь это одна из основных служебных пород, получившая широкое распространение среди любителей.

19.

Официальной датой организации дела служебного собаководства в нашей стране считается начало 1925 года, когда группой московских собаководов был создан кружок любителей доберманов. Юбилейный смотр происходил в августе 1934 года.

20.

Касли — завод на Урале. Знаменит своими художественными изделиями из чугуна.

21.

Сумочка, пристегиваемая к ошейнику, куда вкладывается донесение.

22.

Выгул — дворик для собак, где они могут побегать, поразмяться.

23.

Дуров — знаменитый русский дрессировщик. Семья Дуровых дала ряд выдающихся артистов и деятелей цирка.

24.

Шамбаньер — длинный хлыст, применяемый при дрессировке лошадей в цирке. Хлопанье этого бича всегда сопровождает представление с участием лошадей.

25.

Ледоруб — род кирки, употребляемый альпинистами для вырубания ступенек во льду. Он же служит опорой при подъеме.

26.

Обычно караульная собака привязывается к цепи, которая заканчивается блоком, а блок катается по длинной проволоке или тросу. Это позволяет собаке свободно передвигаться, находясь в то же время непрерывно около охраняемого объекта.

Существует еще свободное окарауливание — без привязи. О нем упоминается в главе, где говорится об эрдель-терьере Риппере. Этот вид дрессировки наиболее труден.

Наконец, есть окарауливание внутреннее, также без привязи. О нем читатель узнает из главы «Доги в универмаге».

27.

Вероятно, читателя давно интересует, о какой бороде идет речь. Выше говорилось, что эрдели сами не линяют — их выщипывают. Но выщипывают не все: ноги и морда (пониже глаз) остаются нетронутыми. От этого у эрделей всегда пушистые толстые ноги, а морда имеет форму «кирпича» и украшена бородой и усами, которые эрдель-терьер носит всю жизнь.

28.

Точнее, оставляется пять-шесть позвонков (но ни в коем случае не один как иногда делают неопытные любители, уродуя своих эрделей).

29.

Впоследствии, обе собаки — чемпионы СССР.

30.

Этот замысел помешала осуществить Великая Отечественная война.

31.

Хорошим средством против блох является также дуст — порошок от клопов и тараканов. Им нужно посыпать собаку, под шерсть, а потом, через несколько часов, вымыть.

32.

Камнями или бойцами на Чусовой называют береговые скалы-утесы.

33.

По-морскому кухня — камбуз.

34.

Па́рий — бесправное, отверженное, всеми гонимое существо.

35.

Нодья — охотничий костер, употребляемый охотниками Урала и Сибири. Состоит из двух бревен, положенных одно на другое (для этой цели обычно срубается сухое дерево); огонь разводится в середине. Удобен тем, что может гореть всю ночь, давая много тепла и не требуя присмотра.

36.

Урманом на Урале называют лес, тайгу.

37.

Таксация — учет лесных богатств: запаса древесины, возраста и объема деревьев и т. д. В целом — отрасль лесного хозяйства.

38.

Петельный намордник стягивает пасть и не дает собаке лаять.

39.

Геркулес — мифический герой, наделенный необыкновенной силой.

40.

По последнему положению, изданному после войны, санитарная собака не ложится около раненого, а, найдя его, сразу же спешит сообщить об этом санитарам, чтобы помощь пришла как можно быстрее.

41.

От слова кинология — наука о собаке, о ее разведении и использовании.

42.

Янус — древнеримское божество, изображавшееся с двумя лицами, обращенными в разные стороны, в просторечьи — двуличный, вероломный человек, олицетворение двуличия.

43.

Гартом называется сплав, из которого отливаются буквы для типографского набора.

44.

В питомниках существует такой порядок: все щенки одного помета получают клички, начинающиеся с одной буквы; следующий помет — со следующей буквы алфавита и т. д. Иногда этого порядка придерживаются и любители-заводчики.

45.

Леди Астор — известная английская реакционерка, ярый враг Советского Союза. Вандербильт — семья американских миллиардеров, крупнейших империалистических хищников, из числа тех, кто стремится развязать войну против СССР.

46.

Бить рынду — значит звонить на судне в колокол, отмечая полдень.

Оглавление.

Твои верные друзья. МОИ ДРУЗЬЯ. ЛОПОУХИЙ ПИТОМЕЦ. МОИ ОТКРЫТИЯ. СЕМИНАР. ДЖЕРИ ПОДРАСТАЕТ. ЧЕТВЕРОНОГИЕ «ШКОЛЬНИКИ». 7. ДЖЕРИ КОНЧАЕТ УЧЕБУ. ПЕРВАЯ ПРОБА. ПОСЛУЖНОЙ СПИСОК ИЩЕЙКИ. 11. ПРОГУЛКА НА ХРУСТАЛЬНУЮ. ПРАЗДНИК МОХНАТЫХ ДРУЗЕЙ. НА РИНГЕ. РАССКАЗ О ТО́ПУШЕ — ПОБЕДИТЕЛЕ ВОЛКОВ. УПРЯМЫЙ ДОГ. ДЛЯ ЧЕГО НУЖНЫ ВЫСТАВКИ. НОВЫЕ ЗНАКОМСТВА. НЕУДАЧА. В ГОСТЯХ У ЭРДЕЛИСТА. РАССКАЗ О ДЖЕММИ-АЛЬПИНИСТКЕ. 21. ПУТЕШЕСТВИЕ С ЭРДЕЛЯМИ. РАССКАЗ О ПРИКЛЮЧЕНИЯХ АРБАТА. 24. ДАЛЬНЕЙШИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ АРБАТА. АРБАТ НА УБОРОЧНОЙ. 26. ДРУЗЬЯ ДОМА. ДРУЗЬЯ НА ПРОГУЛКЕ. СКРИПУНЫ. ВЫСТАВКА В ТБИЛИСИ. НОВЫЕ ЗАБОТЫ. 32. СНУККИ НА ЧУСОВОЙ. ДОГИ В УНИВЕРМАГЕ. ОТДЫХ НА ИРЕНИ. ПИОНЕРСКИЙ ПОДАРОК. 37. 38. 39. 40. 41. 42. ЗАЩИТНИКИ РОДНЫХ РУБЕЖЕЙ. ПОД ДОЖДЕМ. В ТУМАНЕ. 46. СХВАТКА У ГОРЯЧЕГО КЛЮЧА. 48. 49. ПЯТЫЙ ЗИМОВЩИК. 51. 52. 53. 54. 55. 56. МАЛЫШ. I. II. III. О ЧЕМ НЕ ГОВОРИЛОСЬ В СВОДКЕ. 62. ВСТРЕЧА НА ПАРАДЕ ПОБЕДЫ. 64. МСТИТЕЛЬ. 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. УЛЫБКА ЯНУСА[42]. 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. ДОЧЬ МИРТЫ. 1. 2. 3. 4. 5. 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13. 14. 15. 16. 17. 18. 19. 20. 21. 22. 23. 24. 25. 26. 27. 28. 29. 30. 31. 32. 33. 34. 35. 36. 37. 38. 39. 40. 41. 42. 43. 44. 45. 46.