Ты и я. Любовь и влюбленность. Христианский взгляд.

* * *

В древности венчали на литургии. Не случайно перед таинством венчания звучит тот же самый возглас: «Благословенно Царство Отца и Сына и Свя таго Духа, ныне и присно и во веки веков», который мы слышим перед началом литургии, да и общая чаша вина, предлагаемая новобрачным, прежде была Чашей Святых Даров.

В наше время в таинстве венчания используется освященное вино, но когда-то именно в этот момент венчающиеся вместе подходили к причастию. Именно поэтому крайне желательно, чтобы накануне молодожены исповедовались, а в самый день венчания – причащались.

Иногда приходится слышать противоположную точку зрения, согласно которой в день венчания причащаться ни в коем случае нельзя. Объясняют это, в частности, тем, что таинство причастия якобы несовместимо с первой брачной ночью. По-моему, такой взгляд на вещи ошибочен.

Безусловно, каноны Православной Церкви предписывают предварительное однодневное воздержание, но нигде не написано, что оно необходимо и после него. Это уже – излишнее рвение, идущее, между прочим, от сформировавшегося в XVIII–XIX веках обычая причащаться всего лишь раз в год. Таким образом подчеркивается исключительный, уникальный характер дня причастия, когда человек целую неделю готовится, а потом еще неделю особым образом соблюдает себя. Но если уж мы говорим о возрождении практики частого причащения, то для человека, соблюдающего все многодневные посты и, кроме того, постящегося по средам и пятницам, никакого дополнительного поста после причастия Церковный Устав не предписывает. А поскольку «брак честен и ложе нескверно», то требование соблюдать супружеское воздержание после причастия представляется мне частным мнением конкретных духовников.

Я не хочу вступать с ними в полемику. Духовные советы, предлагаемые тем или иным людям даже в схожих ситуациях, могут значительно различаться. Но, как мне кажется, не существует никаких оснований для того, чтобы превращать это частное мнение в общецерковную практику.

Ныне в таинстве венчания совмещены два последования – обручение и собственно венчание, когда-то осуществлявшиеся по отдельности. Сначала совершалось обручение, и лишь потом, по прошествии некоторого времени, люди венчались. Однако, вопреки расхожему мнению, период между обручением и венчанием ни в коей мере не следует рассматривать в качестве времени, отпускавшегося на проверку крепости чувств и серьезности намерений! Внимательно вчитавшись в церковные каноны, мы увидим, что на обручающихся возлагались точно такие же обязательства, как и на тех, кто уже вступил в брак. Обручение так же нерасторжимо, и его нарушение приравнивается Церковью к блуду.

Таким образом, дело явно не в испытании. Если люди по каким-то причинам не могут пока вступить в брак, но готовы преданно любить друг друга, заботиться друг о друге и хранить верность «в здравии и в болезни, в богатстве и в бедности», они вполне могут это сделать. Если кто-то откладывает свадьбу, например, вплоть до окончания учебы или до возвращения со срочной армейской службы, но сомнений в том, что свадьба состоится, не возникает, хочется укрепить их любовь и веру обрядом обручения, который превращается в публичное объявление окончательных и бесповоротных намерений.

Юноша и девушка надевают обручальные кольца, и окружающие понимают, что молодые люди более не свободны, – они уже обручены, то есть обещаны кому-то. Именно к этой ситуации относятся вопросы, задаваемые священником перед совершением таинства венчания: «Не обещался ли иной невесте?», «Не обещалась ли иному жениху?».

Иногда спрашивают о том, какова роль шаферов в венчании, что символизируют они в самом чинопоследовании? На мой взгляд, сегодня за этой традицией уже ровным счетом ничего не стоит и их присутствие обязательным условием не является. Дело в том, что роль шаферов – исключительно техническая: им надлежит держать венцы над головами вступающих в брак, но часто и этого вполне можно не делать, поскольку традиция держать венцы во многом обусловлена тем, что невесты в старину носили высокие головные уборы, поверх которых венец не наденешь. Как вы понимаете, женская мода с тех пор претерпела значительные изменения… Кстати, существовавшее до относительно недавних пор правило, согласно которому для регистрации брака в ЗАГСе требовалось присутствие двух свидетелей, было механически заимствовано гражданским законодательством из церковной практики.

Ни в коем случае не следует сравнивать роль шаферов с обязанностями восприемников или крестных, – какие-либо параллели тут совершенно неуместны! Это – абсолютно разные вещи.