Ты и я. Любовь и влюбленность. Христианский взгляд.

О возможности жизни после загса.

Чрезвычайно важный вопрос: как сохранить семейный союз после того, как влюбленность пройдет? Создавая семьи, большинство людей, конечно же, понимают, что романтический период их отношений рано или поздно неминуемо закончится. Тем не менее, если, как сетовал Маяковский, «любовная лодка разбилась о быт», смириться с этим оказывается крайне нелегко и болезненно.

Во-первых, не следует всерьез рассчитывать на то, что все как-то утрясется и устроится само собой. Это замечание касается любой области человеческой жизни и тем более жизни семейной. Святые Отцы справедливо подчеркивали: «Молитва – это наука из наук и искусство из искусств». С не меньшим основанием это утверждение можно отнести и к браку, особенно в современном обществе, где, в отличие от обществ традиционных, положение дел постоянно меняется, где мы то и дело сталкиваемся со все новыми и новыми вызовами.

Речь идет о самой настоящей науке, ведь отныне нам предстоит регулярно и оперативно отслеживать складывающуюся ситуацию, анализировать происходящее с нами и нашими семьями. Не стоит гнушаться книг по психологии из опасения, что некоторые из них вполне могут относиться к категории «Три шага к тому, чтобы стать счастливым». Нужно просто искать в различных источниках, как православных, так и не православных, подходящие для себя конкретные, практические советы. Пребывание в состоянии поиска правильного пути помогает удерживать руку на пульсе и не плыть по течению. Ведь всем нам прекрасно известно, куда течение может увлечь нас…

Согласно церковному учению человек после грехопадения удобосклонен к греху, таково уж характерное свойство искаженной человеческой природы. Не то чтобы мы были в большей степени подвержены тем или иным конкретным грехам; мы оказываемся чрезвычайно уязвимыми под воздействием греха вообще, в самом широком понимании этого слова. Именно поэтому нам надлежит неустанно поддерживать в себе христианское сознание, перечитывая Слово Божие, чтобы ум наш наполнялся образами Священного Писания, поскольку в противном случае его немедленно заполонят совершенно другие слова и образы.

Точно так же и семейная жизнь требует от нас постоянных усилий, даже когда мы ощущаем себя совершенно счастливыми. Усилия эти в первую очередь должны быть направлены на обуздание собственной гордыни, своего эго, своего гипертрофированного «я», которое, как известно, всегда и во всем неизменно бывает право! Важно помнить наставления святого апостола Павла, обращенные к мужу и жене, которые читаются во время венчания:

Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос Церкви, и Он же Спаситель тела. Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем. Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее, очистив банею водною посредством слова; чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна. Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь, потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его. Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть. Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви. Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа (Еф. 5: 22–33).

Перед нами – возвышенные слова о любви и взаимном послушании супругов. Впрочем, нередко мужчины предпочитают слышать в них только заповеданное их женам, а жены любят подчеркивать сказанное в адрес мужей. Однако, если, не пытаясь перетащить одеяло на себя, постараться понять подлинный смысл слов апостола, станет ясно: речь идет о том, что каждый из нас должен, выполняя свое предназначение в семье, учиться искать компромиссы, уступать и, самое главное, жить для другого.

Брак – жизненное пространство для любви, необходимое условие для нее. Но присуща ему и еще одна функция, для христианина наиважнейшая: брак – это малая Церковь. Апостол Павел говорит, что соединение жизни мужчины и женщины в браке происходит по образу Христа и Церкви и тайна сия велика (Еф. 5: 32).

Почему семью называют малой Церковью, спасительным устроением жизни? Потому что именно в семье эгоистичный по природе человек получает возможность ради любимых людей пожертвовать устоявшимися привычками, переступить через свои капризы, прихоти и амбиции. При этом если показать жениху с невестой многодетную семью, даже вполне благополучную и самодостаточную, они в непритворном ужасе схватятся за головы: «Нет, это выше наших сил!» Но ведь одновременно, по мере нарастания жизненных трудностей, Господь дарует нам новые силы и благодать…

Согласно монашескому присловью, если бы люди знали, сколько трудностей и препон стоит на пути у монаха, никто бы в иноки не пошел. Но если бы им было известно, сколько утешений и счастья выпадает на его долю, от желающих отбоя бы не было. Все это опять же применимо к семейной жизни. Просто нужно помнить о том, что в любовь нужно вкладываться, понимая, что это – ответственный труд и серьезнейшая наука, а кроме того, конечно же, еще и творчество. Как и в любом искусстве, кому-то отпущено Богом больше способностей, кому-то – меньше, но совсем бесталанных людей не бывает, нужно лишь научиться чувствовать, научиться понимать другого человека. Это касается и супругов, и их детей, и родителей, потому что, хотя мы и редко живем теперь в многопоколенных семьях, все равно нам приходится тщательно выстраивать отношения с родней. Просто, зная, что семья дана человеку для счастья, нужно искать это счастье не для себя, любимого, а приложить все силы к тому, чтобы сделать счастливым близкого человека.

Я люблю приводить своим слушателям такой пример: представьте себе тургеневскую барышню, которой предложил руку и сердце какойнибудь гусар или улан. На тот случай, если она не хотела идти за него замуж, существовала общепринятая формулировка учтивого отказа. Девушка отвечала: «Я не смогу составить вашего счастья». Она не говорила: «Я не смогу быть счастлива с вами», хотя, скорее всего, именно это и имела в виду. По крайней мере, на вербальном уровне присутствовало признание того, что мы женимся и выходим замуж не для того, чтобы себя осчастливить, а с тем, чтобы принести счастье другому.

Как правило, с возрастом супругам это становится все более очевидно, причем в равной мере и мужчинам, и женщинам. В юности женщины мечтают о том, чтобы их носили на руках, мужчины же стремятся к обладанию – это относится ко всем сферам жизни без исключения. Со временем мужчину перестает радовать обладание само по себе, а женщине начинает досаждать, что к ней относятся как к объекту ухаживаний. Действительное счастье они начинают испытывать, лишь видя счастливыми других – своего мужа, жену и детей. Только это может доставить им подлинную радость.