Ты и я. Любовь и влюбленность. Христианский взгляд.

* * *

Современный человек под любовью чаще всего понимает чувства, обуревающие его в настоящий момент. Но такая точка зрения в корне ошибочна. Например, я возвращаюсь домой с головной болью и с досадой вижу, что жена пребывает не в духе, а дети капризничают. В этот момент я ничего, кроме усталости и раздражения, не испытываю. Но следует ли из этого, что моя любовь к ним прошла? Конечно же нет. Это просто означает, что сегодня у меня болит голова и я зол, и ничего более. Но эмоциональная усталость и раздражительность могут сопутствовать нам в течение довольно длительного времени. Так что же, ставить крест на прежних отношениях и отправляться в поиски новой любви?

Следует помнить о том, что брак – это не просто партнерство, заключаемое и сохраняемое до тех пор, пока вместе жить удобнее, чем врозь.

Вряд ли кому-нибудь придет в голову, что ребенка можно поменять: своего, плохо успевающего по математике, слишком толстого и неповоротливого или, наоборот, гиперактивного и беспокойного сдать в приют и вместо него подобрать себе какого-нибудь другого. И отно шения с родителями могут складываться по-разному, но родителей тоже не выбирают и искренне любят. Еще сто или, по крайней мере, двести лет назад такое же отношение определяло и супружество. Сужеными были те, кого Бог нам судил .

Меня как отца может раздражать сын, который как вошел в двенадцать лет в так называемый переходный возраст, так до шестнадцати не может из него выйти. Но если из-за этого я от него отрекусь, что будет и с ним, и со мной? Каким он вырастет и во что превратится моя душа?

Те же размышления вполне применимы и к супружеству. Иногда кризис, связанный с переходом семейных отношений из одной фазы в другую, протекает не менее остро и болезненно. Но значит ли это, что семьей можно пожертвовать? В такие моменты брак может удержать на плаву и уберечь от разрушения именно чувство долга, глубинное принятие своего супруга как своей судьбы, определенной раз и навсегда.

До сравнительно недавних пор это чувство определяло характеры наших женщин. Многие из них жили с пьяницами, мучились с ними, подбирая их под заборами и раз за разом выручая их из беды, потому что спасали они мужей ! Еще лет тридцать-сорок назад брак большинством людей воспринимался как союз нерушимый, а к отметке в паспорте относились более чем серьезно. Сейчас же она в глазах многих – скорее, малозначимая формальность, успокоительное средство для родителей. В случае чего – можно и развестись, ничего страшного… У нас в стране на десять браков приходится по семь-восемь разводов, и это соотношение сделалось совершенно обыденным! Кстати, отношение общества к разводам – тоже важная демографическая составляющая, помогающая либо сохранять, либо, наоборот, разрушать семьи.

В жизни случается всякое, и кризис брака, так же как и кризис переходного возраста, может задержаться очень долго, отнимая массу душевных сил. Следует ли из этого, что настала пора разводиться и разбегаться в разные стороны? Церковь утверждает, что нет. За брак необходимо бороться до последнего. Бывает, что и надежды уже не осталось, как говорится, «гиря до полу дошла», но даже из «нуля», даже из «глубокого минуса» нужно опять и опять начинать строить отношения.

Если уж мы заключили брак, то навсегда. Поэтому мысли о том, что я, к примеру, «соберусь и уеду к маме» или «брошу тебя и найду другую» не должны нам даже в голову приходить! Не будем упускать из виду, что брак основывается на ответственности и цементируется ею. Нам дарована мощнейшая скрепа, позволяющая сохранить и удержать любовь в сердце, потому что любовь без долга немыслима.

Этим-то истинная любовь и отличается от влюбленности, которая в основе своей безответственна. Страсть, не задумываясь, переступает через чужие жизни, ломает чужие судьбы и с легкостью оправдывает любое преступление, зато любовь, настоящая любовь, наоборот, максимально укоренена в чувстве долга. В этом случае любые встающие перед нами проблемы начинают представляться преградами, которые следует преодолеть.

Как бы неоднозначно ни складывались отношения супругов, это не повод для того, чтобы малодушно опустить руки и признать свое поражение. Наоборот, сложности – прекрасный стимул к тому, чтобы, полностью мобилизовавшись, неустанно «взбивать сливки» до тех пор, пока они не превратятся в масло. Да, зачастую это отнимает массу сил и времени, а иногда даже требует серьезной переоценки жизненной позиции, зато в конце концов почти всегда оказывается, что мы едва не спасовали перед вполне решаемыми проблемами.

Отдельная и очень страшная тема – аборты. Для меня, в то время уже христианина, стало настоящим потрясением, когда подруга моей жены, забеременев вне брака, искусственно прервала свою беременность. Операция прошла легко, без видимых осложнений, и женщина радостно щебетала, что «Бог помог» ей осуществить задуманное. Она была «абстрактно верующей», то есть признавала существование неких высших сил, и в том, что все завершилось в один день и обошлось без физических мучений, умудрилась увидеть помощь Божию!

Впоследствии я наблюдал, как она мучилась, выйдя замуж. Первоначальное ощущение беззаботной легкости обернулось тяжелейшим нравственным испытанием; долгие годы она пребывала в глубоком духовном кризисе. Потом, к сожалению, я потерял ее из виду и не знаю, что с ней происходит сейчас.

Очевидно, что человек может совершенно не осознавать серьезности последствий того, чем он в настоящий момент занимается. Однако то, что сегодня представляется ему ничего не значащей безделицей, вполне может наложить страшный отпечаток на всю его последующую жизнь.

О ВАЖНЫХ МЕЛОЧАХ.

СЧАСТЛИВОЙ ЖИЗНИ.

Рассуждая о бытовых испытаниях, с которыми вполне могут столкнуться новобрачные, нельзя не упомянуть и о таком «подводном камне», как жизнь под одной крышей с родителями. Я глубоко убежден: новообразованная семья с самого начала должна стремиться жить отдельно даже в том случае, если проблем во взаимоотношениях с родителями не возникает вообще, и тем более если они есть.

Конечно, пока семья не встала на ноги и нуждается в поддержке, – например, молодые люди не завершили образование и с благодарностью принимают помощь, которую старшие готовы им оказать, а все возникающие проблемы решаются полюбовно, тогда, как временная мера, совместное проживание допустимо. Однако по большому счету, если есть такая возможность, лучше уж потратить деньги на аренду скромной квартиры, но зажить при этом собственной жизнью.

Разумеется, речь не идет о ситуации, при которой престарелые родители нуждаются в заботе и опеке.

Впрочем, теперь им вряд ли удастся по-прежнему диктовать выросшим детям свою волю, так как они сами оказались в зависимом положении. Молодая семья должна сразу же выстраивать отношения с родителями максимально благожелательно, но определенно: «Мы вас очень любим, ценим ваш опыт и с радостью примем любые советы, однако выбор окончательного решения оставляем за собой».

К сожалению, конфликты все равно неизбежны, ведь молодым людям зачастую не понять, что для своих родителей они по-прежнему остаются несмышленышами, которые еще вчера пешком под стол ходили. Отделаться от этого ощущения сложно даже многодетным родителям, в чьих глазах старшие дети вырастают значительно быстрее, поскольку то и дело появляются новые малыши. В обычных же семьях желание нянчить и пестовать единственное дитятко остается надолго, если не навсегда. Его-то и приходится ломать.

Иногда родители мирятся с этим относительно легко, иногда – болезненно переживают. Важно лишь помнить, что в данном случае все вы столкнулись с неизбежным процессом и, если своим чередом ситуация не разрешается, необходимо своего рода хирургическое вмешательство, затягивать с которым не стоит. Руку или ногу, охваченную гангреной, не поддающейся консервативному лечению, необходимо ампутировать сразу же, а не отрезать от нее по кусочку.

К слову сказать, и молодые люди далеко не всегда сознают, что свобода принятия ими самостоятельных решений должна базироваться на трезвой оценке своих возможностей. А то один юноша, недавно поступивший в институт и получивший копеечную стипендию, с гордостью заявил мне: «Теперь я могу сам себя обеспечить!» Очевидно, имелось в виду то, что он наконец избавился от необходимости просить у родителей деньги на карманные расходы. Впрочем, они попрежнему его кормят и одевают, но молодому человеку невдомек, что если он отныне считает себя взрослым, то должен и отвечать за все, а не просто перестать клянчить у мамы с папой на интернет, мобильный телефон и булочки в буфете.

Таким образом, все права молодых людей неразрывно сопряжены с той мерой ответственности, которую готовы на себя возложить. Хорошо, если полной она окажется изначально, – проще будет понять, что почем в этой жизни.